Запрещенные лекарства в россии: Федеральная таможенная служба

Содержание

как спасти ребенка и не нарушить закон

В Москве задержали еще одну мать, которая заказала лекарство из-за границы для своего тяжелобльного сына. Как и в предыдущих случаях, это произошло на почте, когда она пришла за посылкой. Возбуждено уголовное дело. Служба таможни уверена в своей правоте. Там утверждают, что размер партии был большой — шестьсот таблеток. Сам препарат входит в список психотропных веществ, оборот которых запрещен, а задержанная не предоставила рецепта. Этот случай стал очередным звеном в цепи подобных. В детском хосписе «Дом с маяком» встали на сторону матери и завили, что ребенок остался без лекарства.

Сто таблеток на 25 дней: когда упаковка заканчивается, у Миши — сильные приступы, у Елены — паника. Надо снова где-то доставать «Фризиум» — другие препараты сыну не помогают.

«Он снимает эпилептические приступы, которые очень сильно изматывают и мучают ребенка — это выкручивание рук, ног, крики при этом приступе, — рассказала мама Миши Елена Боголюбова.

Последний раз она заказала несколько пачек в Венгрии. Когда пришла на почту за посылкой, ее задержали. От уголовного дела спасла Федермессер.

«Наше законодательство сегодня имеет сложную систему регистрации препаратов. Она настолько зарегламентирована с точки зрения оборота наркотиков, что нет у родителей другого выхода. Они вынуждены искать препарат за границей, они вынужденно становятся преступниками», — прокомментировала ситуацию учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.

Этот препарат не зарегистрирован в России. Кроме того, он находится в списке наркотических и психотропных. Хотя до 1997-го его завозили в страну и отпускали по рецептам строгой отчетности.

Зарегистрировать препарат в России можно: провести исследования, подтвердить эффективность, безопасность. Это как минимум полтора года и от миллиона долларов. Для крупных фармкопаний — деньги небольшие. Но они сначала оценивают рынок: если спрос на лекарство не велик, производитель заниматься этим не будет — ему невыгодно.

Выпускает препарат французская фирма «Санофи». В Орловской области у них свое производство. Но возвращать «Фризиум» на российский рынок компания не планирует.

«Препарат, о котором идет речь, довольно старый, он был зарегистрирован впервые в мире в 1977 году и применяется у крайне ограниченного числа пациентов. Наша компания стремится к тому, чтобы регистрировать наиболее современные препараты», — рассказал директор по корпоративным связям «Санофи» в России Юрий Мочалин.

Для лечения тяжелых детских форм эпилепсии существует всего семь препаратов, в России они недоступны. На Московском эндокринном заводе сейчас проводят доклинические испытания отечественных препаратов, в частности, новой формы «Диазепама» — в микроклизмах.

В серийное производство препарат поступит в конце 2020-го. А до этого надо решить проблему с поставкой «Фризиума».

«Сейчас проработан механизм централизованного завоза этих препаратов, чтоб всех обеспечить. Надеюсь, что скоро это проблема будет решена», — рассказала директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения России Елена Байбарина.

Артема спасает только французский препарат «Цистадан», он не лечит, а поддерживает. Лекарство назначил консилиум врачей еще в 2016-ом, но получили его только спустя два года.

У мамы Артема Анны Литовчук спросили, может ли ее ребенок ждать полгода, на что последовал ответ: «Наш ребенок — нет. Как и любой. Поэтому мы не ждали, находили сами возможность купить».
Человека, по ее словам, просто ставят в безвыходную ситуацию — у него нет выбора другого.

«Где телемедицина? Где консилиумы? Зачем ребенка мотать по всей стране? Этого нет в системе работающего. А дальше возникает вопрос закупок: как долго можно ждать своего лечения? В некоторых случаях бесконечно! Когда бюджет федеральный — никаких проблем нет, деньги находятся. Когда бюджет региональный, то в некоторых регионах прям воюют насмерть с пациентами», — сообщила президент ассоциации специалистов в области молекулярной медицины, медицинской и лабораторной генетики им. Е. Шварца, врач-генетик Валентина Ларионова.

Анна еще в июне подала документы в ленинградский Департамент по здравоохранению. «Цистадан» заканчивается — осталось всего на две недели. Она ищет пути, как достать препарат.

Мурад Балахов наладил бизнес — возил лекарства из Германии. По интернету получал заказы и отправлял посылки с курьером в Россию.

«То, что это незаконно, несомненно, он осознавал. Он прекрасно знал, что данные лекарства закуплены за границей», — рассказал адвокат Заур Омаров.

В момент ареста Балахов думал, что пришли за его соседом. Он никак не думал, что могли прийти за ним.

Только с начала этого года на одном таможенном посту задержали четыреста партий запрещенных лекарств. Андрей Зимин утверждает: за много лет его службы разрешение от Росздрава встретилось один или два раза.

«Бывает, пересылают, безусловно, и наркотики, те же самые синтетические — амфетамин. В том числе пересылают лекарственные средства без разрешительных документов», — поделился начальник поста «Международный почтамт» Московской таможни Андрей Зимин.

Но родители неизлечимо больных детей по-прежнему рискуют, чтобы избавить ребенка от страданий, они готовы страдать сами.

Список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации / КонсультантПлюс

<*> Количество наркотических средств и психотропных веществ определяется после высушивания до постоянной массы при температуре +110 . .. +115 градусов Цельсия.

<**> Размеры распространяются на смеси (препараты) указанного наркотического средства или психотропного вещества.

Примечание. Значительный, крупный и особо крупный размеры аналогов наркотических средств и психотропных веществ соответствуют значительному, крупному и особо крупному размерам наркотических средств и психотропных веществ, аналогами которых они являются.

психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации

ограничен и в отношении которых допускается исключение

некоторых мер контроля в соответствии с законодательством

Российской Федерации и международными договорами

Российской Федерации (список III)

Браллобарбитал

0,02

10 ампул

по 1 мл 0,2-про-центного раствора

0,1

50 ампул по 1 мл 0,2-про-центного раствора

Гаммабутиролактон

Гептабарбитал

4-гидроксибутират натрия и другие соли -оксимасляной кислоты

(см. текст в предыдущей редакции)

Дезхлорэтизолам

Декстрометорфан

Комбинированные лекарственные препараты, содержащие декстрометорфана гидробромид в количестве более 30 мг на 1 дозу твердой лекарственной формы или более 200 мг на 100 мл (100 г) жидкой лекарственной формы), в сочетании с иными фармакологически активными компонентами

Клонипразепам

Метилфенобарбитал

Налбуфин [(5-альфа, 6-альфа)-17-(циклобутилметил)-4,5-эпоксимор-финан-3,6,14-триол]

0,2

10 ампул

по 1 мл 2-процент-ного раствора,

20 ампул

по 1 мл 1-процент-ного

раствора

1

50 ампул по 1 мл 2-про-центного раствора, 100 ампул по 1 мл 1-про-центного раствора

Гамма — оксимасляная кислота

Секбутабарбитал

0,75

60 таблеток по 0,0125 г

3,75

300 таблеток по 0,0125 г

750

60000 таблеток

по 0,0125 г

Фендиметразин

Флунитразепам

Фторбромазепам

Фторбромазолам

Хлордиазепоксид

Циклобарбитал

Этил лофлазепат

Этиламфетамин

Соли всех психотропных веществ, перечисленных в списке III, если существование таких солей возможно

значительный, крупный и особо крупный размеры, применяемые для соответствующих психотропных веществ списка III

Лекарства — Finnish Customs

Могу ли я заказывать никотиновые подушечки, то есть никотиновый снюс по интернету или привозить из поездки?

Да можете, но в соответствии с существующими ограничениями. 

•    При заказе по интернету Вы можете заказывать никотиновые подушечки из стран ЕЭП не более чем в количестве, рассчитанном на три месяца. Заказ никотиновых подушечек из-за пределов ЕЭП запрещен. Читайте подробнее о заказе лекарств по интернету на сайте Fimea (на английском языке).

•    Возвращаясь из поездки Вы можете ввозить никотиновые подушечки из стран ЕЭП в количестве, рассчитанном на 12 месяцев, а из-за пределов ЕЭП в количестве, рассчитанном на три месяца. 

Никотиновый снюс, то есть порционные подушечки, содержащие никотин, в зависимости от содержания в них никотина классифицируются в Финляндии, как легальное лекарство, не требующее рецепта от врача, или как лекарство, отпускаемое по рецепту. Для препаратов, не требующих рецепта от врача, максимальное ввозимое количество рассчитывается на основании указанного на упаковке количества доз, а для лекарств, требующих рецепта от врача, на основании информации, указанной в рецепте или на основании инструкции по применению. 

Никотиновые подушечки классифицируются как лекарства, не требующие рецепта от врача, если содержание никотина в подушечке не превышает 4 мг (суточная доза не превышает 96 мг, то есть одна порционная подушечка (4 мг) в час). Никотиновые подушечки, количество никотина в которых превышает 4 мг, требуют рецепта от врача.   

Помните, что лекарства всегда ввозятся только для личного пользования. Физическое лицо не может ввозить или отправлять по почте лекарственные препараты другому физическому лицу.


Запрещенные лекарства. — Новости, объявления, события — Главная — Администрация Кировградского городского округа. Официальный сайт.

               В последнее время список запрещенных к свободной продаже лекарств увеличивается. С каждым годом все меньше препаратов можно приобрести без рецепта врача.

               Все лекарства делятся на две группы, те, что можно приобрести свободно в любой аптеке, и те, которые отпускаются строго по рецепту врача. Ко вторым относятся лекарства, оказывающие сильное влияние на организм, и принимать их без наблюдения и в неправильных дозировках опасно. С помощью рецепта врач отслеживает эти процессы.

               К свободной покупке в аптеках запрещены: наркотические средства, психотропные, сильнодействующие и ядовитые вещества.

               Запрещены к продаже без рецепта и сильные обезболивающие, снотворные средства, препараты для лечения депрессии и анаболические стероиды. Все эти препараты, так или иначе, при длительном применении оказывают негативное воздействии на организм человека, в особенности они могут быть опасны при неправильном сочетании их с другими медикаментами.

               Одним из запрещенных медикаментов является и этиловый спирт. Он отпускается строго по рецепту врача с 2005 года, так как очень токсичен и опасен для здоровья.

               С 01.06.2012 список запрещенных препаратов пополнили еще и медикаменты, содержащие в своей основе кодеин или его соли. Так как он может быть основой для производства наркотиков.

               В этот список попало около 20 препаратов, в том числе обезболивающие, против кашля. Например, «Коделак», «Пенталгин-Н», «Солпадеин» и др. На данный момент, по рецепту врача, можно приобрести кодеиносодержащие препараты, но нее более 2-х упаковок одному человеку.

               Эти меры были предприняты для борьбы с наркоманами, так как кодеиносодержащие средства они используют для создания дезоморфина или «крокодила», очень сильного и опасного наркотика, способного убить человека в течение нескольких месяцев.

               В случае необходимости, например, при заболевании верхних дыхательных путей, в аптеках есть другие лекарственные препараты, которые отпускаются без рецепта врача и заменяют по своему действию медикаменты, содержащие кодеин. Ассортимент этих препаратов в ближайшее время должен быть расширен.

               Список кодеинсодержащих лекарств, которые теперь можно купить в аптеке только по рецепту врача. Причем по одному рецепту выдается не более двух препаратов.

1. Седал-М 2. Теркодин  3. Пенталгин-Н 4. Нурофен плюс 5. Коделмикст  6. Пиралгин

7. Солпадеин  8. Квинталгин  9.

 Но-шпалгин 10. Каффетин 11. Тедеин 12. Пенталгин-Н

13. Пенталгин Плюс  14. Нурофен плюс Н  15. Коделак 16. Нурофен плюс

17. Сантотитралгин  18. Пентабуфен  19. Коделак фито 20. Терпинкод Н

21. Кодеин+Парацетамол 22. Сантопералгин 23. Солпадеин (капсулы)

24. Солпадеин (таблетки растворимые)  25. Тетралгин

26. Седальгин-Нео 27. Юниспаз   28. Терпинкод   29. Пенталгин-ICN

               За продажу лекарств, содержащих кодеин, предусмотрена ответственность, согласно действующему законодательству РФ.

 

 

ОЭБ и ПК  ММО МВД России «Невьянский»

Россельхознадзор — Новости

федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору

Территориальные управления. ..Кавказское межрегиональное управлениеСеверо-Западное межрегиональное управлениеСеверо-Кавказское межрегиональное управлениеСевероморское межрегиональное управлениеТУ по Алтайскому краю и Республике АлтайТУ по Амурской областиТУ по Брянской, Смоленской и Калужской областямТУ по Владимирской, Костромской и Ивановской областямТУ по Воронежской, Белгородской и Липецкой областямТУ по городу Москва, Московской и Тульской областямТУ по Забайкальскому краюТУ по Иркутской области и Республике БурятияТУ по Калининградской областиТУ по Камчатскому краю и Чукотскому АОТУ по Кировской области, Удмуртской Республике и Пермскому краюТУ по Красноярскому краюТУ по Нижегородской области и Республике Марий ЭлТУ по Новосибирской областиТУ по Омской областиТУ по Оренбургской областиТУ по Орловской и Курской областямТУ по Приморскому краю и Сахалинской областиТУ по Республикам Хакасия и Тыва и Кемеровской области-КузбассуТУ по Республике БашкортостанТУ по Республике Мордовия и Пензенской областиТУ по Республике Саха (Якутия)ТУ по Республике ТатарстанТУ по Ростовской, Волгоградской и Астраханской областям и Республике КалмыкияТУ по Рязанской и Тамбовской областямТУ по Саратовской и Самарской областямТУ по Свердловской областиТУ по Тверской и Ярославской областямТУ по Томской областиТУ по Тюменской обл. , Ямало-Ненецкому и Ханты-Мансийскому а.о.ТУ по Хабаровскому краю, Еврейской автономной и Магаданской областямТУ по Челябинской и Курганской областямТУ по Чувашской Республике и Ульяновской областиЮжное межрегиональное управление

Новости

Версия для печати

Россельхознадзор подготовил списки запрещенных к обращению на территории РФ с 1 декабря 2017 года ветеринарных лекарственных препаратов, зарегистрированных в Республике Армения

13 октября 2017 г.

© Центральный аппарат

Как уже неоднократно сообщалось, Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору выражает свою обеспокоенность сложившейся ситуацией в сфере обращения лекарственных средств для ветеринарного применения (далее – лекарственные препараты) на территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в связи с выявлением небезопасных препаратов, зарегистрированных в Республике Армения. В этой связи Россельхознадзор публикует список из 186 иммунобиологических ветеринарных лекарственных препаратов, зарегистрированных в республике, которые с 1 декабря 2017 года будут запрещены к обращению на территории Российской Федерации. 

Служба направила в адрес члена Коллегии (министру) по техническому регулированию Евразийской экономической комиссии В. Корешкову соответствующее письмо, в котором представила перечень из 41 лекарственного препарата, разрешенного к обращению на территории РФ, и 186 лекарственных препаратов, запрещенных к обращению на территории РФ с 1 декабря 2017 года. 

Категории: Обращение лекарственных средств

Ключевые слова: Лекарственные средства, Ветеринарные препараты, ЕАЭС, Армения

Последние новости

1 октября 2021 г.

1 октября 2021 г.

1 октября 2021 г.

1 октября 2021 г.

1 октября 2021 г.

Все новости / RSS

Правила ввоза лекарственных препаратов на территорию Российской Федерации

В связи с участившимися случаями нарушений иностранными и российскими гражданами таможенных процедур ввоза на территорию Российской Федерации предназначенных для личного пользования лекарственных препаратов, содержащих наркотические и/или психотропные вещества, подлежащих контролю в Российской Федерации, рекомендуем ознакомиться со следующей информацией.

 

Какие препараты можно ввозить 

 

Лекарственные препараты для медицинского применения могут быть ввезены на территорию Российской Федерации без специального разрешения Министерства здравоохранения РФ, если они предназначены:

  • для личного использования физическими лицами, прибывшими в Российскую Федерацию.  
! Обратите внимание. При ввозе сильнодействующих или ядовитых веществ, а так же наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров в виде лекарственных средств для личного применения по медицинским показаниям обязательно иметь с собой документы (или их заверенные копии или заверенные выписки из них), подтверждающие назначение этих препаратов. В документах обязательно должны быть указаны сведения о наименовании и количестве назначенного лекарственного препарата. В случае если такие документы составлены на иностранном языке, к ним должен прилагаться нотариально заверенный перевод на русский язык.
  • для использования лекарственных препаратов работниками дипломатического корпуса или представителями международных организаций, аккредитованных в России;
  • для лечения пассажиров и членов экипажей транспортных средств, поездных бригад и водителей транспортных средств, прибывших на территорию России;
  • для лечения участников международных культурных, спортивных мероприятий и участников международных экспедиций.

Какие препараты запрещены к провозу 

 

Запрещается ввоз в Российскую Федерацию:

  • фальсифицированных лекарственных средств, 
  • недоброкачественных лекарственных средств, 
  • контрафактных лекарственных средств.

Такие средства подлежат изъятию и уничтожению или вывозу за пределы Российской Федерации. Уничтожение или вывоз фальсифицированных лекарственных средств, недоброкачественных лекарственных средств, контрафактных лекарственных средств осуществляется за счет лица, осуществившего их ввоз. 

 

Законодательство, регулирующее ввоз лекарственных средств на территорию Российской Федерации 

 

Чтобы узнать больше о том, как регулируется ввоз лекарственных средств на территорию Российской Федерации, рекомендуем ознакомиться со следующими нормативно-правовыми актами:

! Напоминаем, что нарушение правил ввоза предназначенных для личного потребления лекарственных препаратов, содержащих наркотические и/или психотропные вещества, подлежащих контролю в Российской Федерации, влечет за собой административную и/или уголовную ответственность.

Из российских аптек пропали лекарства. Какие и почему?

Автор фото, Yevgeny Sofiychuk/TASS

В октябре и ноябре в России резко проявился дефицит лекарств. Люди не могут найти антибиотиков, лекарств для лечения вирусов и даже простых витаминов. Они ищут их по группам в сетях и на сайтах аптек, объявления о продаже лекарств появляются на «Авито», где их быстро удаляют. Как россияне ищут дефицитные препараты?

Ирина из Подмосковья всю беременность по назначению врача пила «Аквадетрим» (витамин D3), с покупкой препарата не было проблем. Осенью родилась ее дочь, которой тоже его прописали, «потому что она родилась в период без солнца», но в ноябре Ирина не смогла найти лекарства в ближайших аптеках. Удалось лишь сделать интернет-заказ с самовывозом из другого города. Однако на следующий день ей позвонили и сказали, что лекарства «нет и не будет».

«Неудивительно, что витамин Д исчез — везде пишут, что он помогает для профилактики и при лечении коронавируса», — говорит Антон Буздалин, гендиректор сервиса поиска лекарств eApteka. ru.

«Я решила, что ничего страшного. Раньше жили как-то без него [витамина D] — и теперь проживем», — говорит Ирина.

Если без витамина D можно обойтись, то другие пациенты говорят об острой нехватке лекарств — от антибиотиков до препаратов для лечения онкологических заболеваний.

Москвич Иван (имя изменено) осенью заболел «чем-то похожим на коронавирус» и лечился на дому. Врач, который вел его дистанционно, сказал колоть распространенный антибиотик цефтриаксон, потому что температура у Ивана не падала больше пяти дней. Опасность была в том, что летом он перенес обычную, не коронавирусную пневмонию, и легкие были ослаблены. В аптеке лекарств не оказалось, и температуру сбивали обычными жаропонижающими. В итоге удалось достать препарат у знакомых, которые закупились впрок.

«Правда, так долго искали, что врачи сказали, уже можно и без антибиотиков обойтись», — рассказывает Иван.

Цефтриаксон — антибиотик, входящий в рекомендации минздрава России по лечению коронавирусной инфекции. Но он используется и при других инфекциях, в том числе желудочно-кишечного тракта и органов малого таза.

В дефиците оказались и другие антибиотики — например, азитромицин и левофлоксацин — все они рекомендованы минздравом как часть терапии при коронавирусе.

«Дефицит связан с ажиотажем вокруг ковида, к сожалению, население предпочитает запасаться лекарствами впрок, что в принципе неверно. Хочу напомнить, что антибиотики — это лекарство, которое должен выписывать врач. Безрецептурных антибиотиков не бывает. Если бы все было по рецептам, никакого ажиотажа бы не было. По всей видимости, их продают без рецепта», — говорит Александр Филиппов, гендиректор сети аптек «Ригла».

По словам экспертов, в первую очередь лекарства поступают в больницы, а потом — в аптеки.

Препараты для разжижения крови, препятствующие возникновению тромбов, тоже исчезли из аптек. Самый популярный из таких препаратов — «Клексан». Женщинам с повышенной вязкостью крови прописывают их при беременности. Если их не принимать, они могут потерять ребенка.

«Это просто капец с этим клексаном, сегодня в городе последний забрала, завтра муж в другой город поедит еще один купит, мы бронировали по сайту, остатки», — пишет одна из пользовательниц сайта Baby.ru (орфография сохранена).

«Клексан» с апреля включен в рекомендации минздрава по лечению пациентов с коронавирусом.

Какие лекарства пропали?

Какие лекарства пропали из аптек, но при этом остаются востребованными у покупателей? Интернет-аптека eApteka.ru предоставила Русской службе Би-би-си данные о том, какие препараты стали чаще искать на их сайте — и которых при этом нет в наличии.

Четыре препарата из 10 самых разыскиваемых и при этом дефицитных — антибиотики.

Спрос на лекарства отражает и поиск Google. Из данных Google Trends следует, что интерес к препаратам от коронавируса, которые в начале пандемии были на пике популярности — например, фавипиравир и гидроксихлорохин, уже не так высок. Зато резко выросла популярность антибиотиков, как это видно на примере Цефтриаксона.

Те покупатели, которые не могут найти нужное лекарство, ищут его в интернете. В сентябре москвичка Инна делала ЭКО. Ей требовался «Клексан». Лекарство она купила на по объявлению на сервисе «Авито» с рук — у девушки, у которой он остался после беременности.

Свежих объявлений на сайте «Авито» и «Юла» Русской службе Би-би-си обнаружить не удалось. В «Авито» Русской службе Би-би-си сказали, что блокируют объявления о продаже лекарств. «Мы призываем наших пользователей следить за своим здоровьем, соблюдать меры профилактики и покупать лекарства в аптеках только по назначению врача», — сообщили в компании.

На форуме Baby.ru есть и пост от девушки, которая отправила деньги за «Клексан» мошенникам. «Впервые по стечению тупых обстоятельств повелась на мошенничество. При чем дошло до меня быстро, что меня развели, да только вот поздно спохватилась. Надо было раньше проверять. Но я заметила что когда я беременна все же жестко туплю периодами… поплакала уже, а толку, деньги не вернёшь. Вот так вот «покупать» клексан которого нет нигде в группах вк», — пишет она (орфография сохранена).

Что делает правительство?

Помимо ажиотажного спроса на лекарства поступление препаратов в аптеки тормозила и маркировка лекарств, которая стала по закону обязательной летом этого года для всех препаратов. Всем участникам товарной цепочки, которые успели к ней подключиться (в том числе 85% аптек) необходимо было вводить в систему данные о движении товара и ждать от нее ответ. Это сильно замедляло процесс поставки лекарств.

Кроме того, по словам участников рынка, первыми лекарства получают со складов государственные медучреждения, и уже потом препараты поступают в аптеки.

Чтобы решить эту проблему, правительство временно поменяло правила маркировки: теперь она работает в уведомительном порядке. Аптекам и дистрибьюторам не надо ждать ответа системы маркировки, прежде чем продавать товар. 3 ноября правительство приняло соответствующее постановление.

По словам главы минпромторга Дениса Мантурова, оператор системы — Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ) — благодаря этому «увеличил работу системы в 12 раз, в том числе это касается доработки документации».

Министр здравоохранения Михаил Мурашко, правда, говорил 9 ноября на заседании президиума координационного совета по борьбе с коронавирусом, что система пока не работает идеально. «Но хотелось отметить, что все-таки быстрое заключение контрактов и контакт между производителями и дистрибуцией и аптечными медицинскими организациями требует еще донастройки», — сказал он.

Запрещенный список

Запрещенный список — это международный стандарт, который определяет список веществ и методов, запрещенных для использования спортсменами, который следует Всемирному антидопинговому агентству и пересматривается не реже одного раза в год.


В списке запрещенных веществ указаны вещества и методы, которые запрещено использовать в любое время (как во время соревнований, так и вне соревнований) во всех видах спорта, а также вещества, использование которых запрещено только во время соревнований или только в определенные периоды. спортивный.

pdf

Запрещенный список 2020. Краткое изложение основных изменений и пояснительные примечания

pdf

Запрещенный список 2019.Краткое изложение основных изменений и пояснительные примечания

pdf

Запрещенный список 2018.Краткое изложение основных изменений и пояснительные примечания


Россия запрещена к участию в Олимпийских играх и мировых спортивных состязаниях на 4 года из-за допинга

Лозанна, Швейцария — Главный антидопинговый орган мира в понедельник исключил Россию из международных соревнований, включая Олимпийские игры следующего лета в Токио, на четыре года, самые последние и самые серьезные наказание, все же связанное с многолетней схемой обмана, запятнавшей спорт, сделав Россию спортивным изгоем и обострившей напряженность в отношениях между Москвой и Западом.

Согласно запрету, российский флаг, имя и гимн не будут допущены к участию в Играх в Токио следующим летом или Зимних Олимпийских играх в Пекине в 2022 году, хотя их влияние на соревнования может быть минимальным: ожидается, что российским спортсменам, не причастным к употреблению допинга, будет разрешено участвовать в Олимпийских играх и других чемпионатах мира, но только под нейтральным флагом.

Всемирное антидопинговое агентство также запретило российским спортсменам и правительственным чиновникам участвовать в Играх и запретило стране проводить международные мероприятия.Решение, на обжалование которого у России есть 21 день, скорее всего, приведет к серии столкновений в ближайшие месяцы и годы, поскольку Россия борется за то, чтобы ее спортсмены и команды соревновались на крупных соревнованиях.

Запрет был введен через четыре года после того, как были обнародованы первые подробности заговора, достигшего пика на Олимпийских играх 2014 года в Сочи, и всего через несколько месяцев после недавних разоблачений неудавшегося сокрытия со стороны России, связанного с манипулированием результатами испытаний. Наказание было воспринято некоторыми как жесткий шаг, хотя многие считали его недостаточным в качестве сдерживающего фактора; некоторые критики и спортсмены призвали вместо этого к всеобщему запрету без исключений.

Даже некоторые официальные лица всемирной антидопинговой организации, известной как WADA, заявили, что наказание было слишком мягким, поскольку оно оставляло открытой возможность того, что сотни российских спортсменов, в том числе те, которые могли быть замешаны в допинге или сокрытии, будут появляются в Токио, как и на зимних Олимпийских играх 2018 года в Южной Корее.

«Многие считают, что это в значительной степени поверхностное», — сказала Бекки Скотт, канадская олимпийская чемпионка, у которой однажды была повышена бронзовая медаль до золотой, когда двое россиян, победивших ее, были дисквалифицированы за допинг.«Это особенно досадно в свете того факта, что ВАДА имело полномочия и власть налагать гораздо более строгие и серьезные санкции, а они предпочли этого не делать».

Джонатан Тейлор, британский юрист, написавший доклад с предложением санкций, которые были единогласно одобрены правлением агентства, в интервью The New York Times заявил, что эти меры являются унижением для российских властей.

«Не говорите мне, что это не влияет на них», — сказал Тейлор. «Что произойдет, если эта нейтральная команда выиграет чемпионат мира, а Путина не будет? Не говори мне, что это ничего не значит.

Споры о том, как далеко можно зайти в наказании России, сводят на нет тех, кто боится наказать невинных спортсменов и разозлить одну из крупнейших и наиболее важных стран в международном спорте, и тех, кто говорит, что правила должны соблюдаться независимо от последствий.

Эдвин Мозес, председатель Антидопингового агентства США и двукратный золотой призер Олимпийских игр, сказал, что слишком многие антидопинговые лидеры и Международный олимпийский комитет отдали предпочтение настроениям россиян над настроениями атлетов из других стран.По его словам, эти спортсмены, возможно, потеряли медали и деньги из-за мошенничества россиян.

«Русские утверждают, что их спортсмены, которые могут быть чистыми, заслуживают возможности участвовать в соревнованиях», — сказал Мозес. «Они уничтожили все доказательства, которые могли бы оправдать их».

Россия в любом случае почти наверняка оспорит это решение. Он продолжает категорически отрицать многие обвинения, даже после нескольких независимых расследований, которые выявили масштабы его попыток скрыть, запутать и сорвать.У российских чиновников есть 21 день на то, чтобы подать апелляцию в Спортивный арбитражный суд Швейцарии.

Российский премьер-министр Дмитрий Медведев в понедельник поддержал апелляцию, заявив, что решение антидопингового агентства ему показалось «продолжением антироссийской истерии».

Он также предложил концессию. «У российской стороны — я имею в виду наше спортивное сообщество — все еще есть серьезные проблемы с допингом», — сказал он. «Это неоспоримо».

Несмотря на это признание, российский запрет содержит значительные лазейки.Россия будет принимать матчи, а ее команда примет участие в четырехлетнем чемпионате Европы по футболу следующим летом, например, потому что это континентальный чемпионат, а не глобальное соревнование. Кроме того, Россия по-прежнему может пройти квалификацию и принять участие в чемпионате мира по футболу 2022 года при условии, что члены команды будут очищены от допинга, хотя ее команда должна будет носить нейтральную форму.

Запрет на российскую униформу, флаг страны и исполнение ее гимна на международных соревнованиях были частью набора наказаний, предложенных комитетом глобального антидопингового агентства во главе с Тейлором и переданных членам совета директоров для голосования в понедельник. .

Также был введен запрет на участие российских государственных чиновников и представителей, которые не могут посещать крупные мероприятия или входить в совет директоров любой организации, подписавшей глобальный антидопинговый кодекс. Россия не может претендовать на проведение каких-либо международных чемпионатов, и любые подобные мероприятия, которые страна должна была проводить в течение четырехлетнего периода, теперь должны быть перенесены.

Линда Хеллеланд, норвежка, уходящая в отставку вице-президентом антидопингового агентства, выразила разочарование в связи с санкциями, поскольку российские спортсмены будут продолжать соревноваться, как они это сделали в Южной Корее.

«Я не доволен решением, которое мы приняли сегодня», — сказал Хеллеланд репортерам по завершении часовой встречи в понедельник. «Это было все, что мы могли».

Трэвис Т. Тайгарт, исполнительный директор Антидопингового агентства США, назвал позволение России избежать всеобщего запрета «еще одним разрушительным ударом по чистоте спортсменов, честности спорта и верховенству закона». Он сказал, что те, кто выступил против решения понедельника, должны «восстать против этой сломанной системы, чтобы провести реформы.

Многих возмутила лживость России перед лицом усилий по реабилитации страны после того, как разоблачители помогли раскрыть тщательно спланированную — и в конечном итоге успешную — схему, в которой российские антидопинговые эксперты и сотрудники спецслужб страны тайно заменяли мочу образцы, загрязненные лекарствами, улучшающими работоспособность, с чистыми образцами на зимних Олимпийских играх 2014 года в Сочи, Россия.

В рамках разрешения этого дела Россия согласилась предоставить набор результатов тестирования допинг-регуляторам из своей московской лаборатории.Было обнаружено, что с этой базой данных были совершены манипуляции с изменением или удалением результатов. WADA заявило, что информация о 145 спортсменах с подозрительным допинговым профилем была безвозвратно скомпрометирована.

Внутри России пропагандистская кампания пыталась дискредитировать полученные данные как еще один западный заговор.

Одно российское ток-шоу охарактеризовало разоблачения как попытку соперников России устранить потенциального соперника, завоевавшего медали, а в документальном фильме пытались возложить вину на разоблачителя, Григория Родченкова, бывшего антидопингового чиновника, который помогал в разработке схемы. с должности руководителя московской лаборатории.

Россия опровергала данные и манипулировала ими даже после того, как в сентябре антидопинговые регуляторы обнародовали информацию о том, что тысячи важных российских файлов были удалены или изменены, и что данные, предоставленные Россией, не совпадают с базой данных о российских спортсменах, полученной следователями. 2017.

На следующей встрече в октябре министр спорта России Павел Колобков предоставил ВАДА свежие данные, но это лишь выявило дальнейшие манипуляции.

Перед тем, как передать базу данных результатов, Россия пыталась сфабриковать Родченкова, сфабриковав сообщения между бывшим директором лаборатории и его сотрудниками, чтобы предположить, что они замышляют вымогательство у российских спортсменов, ложно обвиняя их в неудачных тестах на наркотики.

«Я не знаю, коррумпирован он или некомпетентен», — сказал Тейлор о Колобкове, бывшем фехтовальщике, который был назначен на его пост после разоблачения обширной схемы допинга в России.

В заявлении в понедельник Родченков заявил, что Россия поставила под угрозу репутацию чистых спортсменов, невиновность которых теперь невозможно доказать.

«Россия вырыла себе могилу», — сказал Родченков.

Редкий в России голос инакомыслия исходил от нынешнего главы антидопингового агентства Юрия Гануса. В течение нескольких месяцев по мере нарастания кризиса Ганус выступал против того, чтобы его страна использовала эту схему, говоря миру, что, по его мнению, тысячи файлов спортсменов, скорее всего, были удалены, чтобы спасти репутацию некоторых из наиболее значимых фигур в России.

Он сказал New York Times, что наказание было логичным.Но он также сказал, что поддержит апелляцию, которую он назвал «невыполнимой миссией», чтобы предотвратить наказание поколения чистых спортсменов за схему, в которой они не участвовали.

Ганус призвал президента России Владимира В. Путин, чтобы принять личное участие. «Я думаю, что есть только один человек, который может изменить ситуацию», — сказал Ганус.

Маргарита Пахноцкая, заместитель главы антидопингового агентства России, сказала, что запрет должен вызвать меры со стороны официальных лиц в ее стране, которые предположили, что Россия стала объектом несправедливого преследования.

«Это еще один повод для спортивных руководителей задуматься о том, движемся ли мы в правильном направлении», — цитирует ее слова информационное агентство «Интерфакс». «Все это показывает, что в нашей антидопинговой культуре не произошло никаких изменений».

Олег Мацнев и Иван Нечепуренко предоставили репортажи из Москвы и Эндрю Кех из Нью-Йорка.

Наркомания в России: драконовские законы вместо помощи | Европа | Новости и текущие события со всего континента | DW

Ледяной холод поражает людей, которые сегодня вечером выходят из московского метро.Поездка от центра города до Марьино, самого густонаселенного района российской столицы, занимает 45 минут. Кажется, что жилым домам коммунистической эпохи нет конца.

Маршрутка припаркована недалеко от метро. Он носит аббревиатуру ARF, что означает Фонд Андрея Рылькова за здоровье и социальную справедливость. К ней ковыляет мужчина. Есть несколько коробок со шприцами, лекарствами и дезинфицирующим средством. «Ваня!» — говорит социальный работник Максим. «Как дела?» Ваня улыбается. «У вас есть чистые шприцы?» он спрашивает.Максим начинает паковать в сумку какие-то сантехнические изделия.

Кампании АРФ за права наркоманов и секс-работников в России. Автобус ходит в Марьино каждый вторник. В остальное время он уезжает в другие районы Москвы. Ваня — один из 5 миллионов наркоманов в России. «Я езжу в автобус [ARF] в течение многих лет. Люди здесь не только делают свою работу. Они интересуются мной и помогают мне. Я получаю поддержку, если мне нужно ехать в больницу или если мне нужно документ.»

Его лицо темнеет.«Я не могу сказать то же самое о штате. Я должен остерегаться этих людей». Однажды его поймал полицейский с небольшим количеством наркотиков. Это привело его к четырем годам тюрьмы.

АРФ предоставляет чистые шприцы и лекарства наркоманам

Рост потребления наркотиков в постсоветский период

Наркотики стали такой серьезной проблемой в России только после распада Советского Союза. Как только границы открылись, начался огромный приток наркотиков из таких центров, как Афганистан.Русское общество не было подготовлено. Не было достаточного осознания или контроля, и многие люди стали зависимыми. Правительство ввело жесткие меры по борьбе с употреблением наркотиков, обращаясь с потребителями как с преступниками, а не с людьми, нуждающимися в лечении.

По сей день власти мало что делают для борьбы с организованной торговлей наркотиками, и полиция арестовывает наркоманов. Так же, как и Ваня, пойманные с парой граммов могут быть приговорены к лишению свободы на срок до 15 лет.

В России драконовские законы о наркотиках.Статья 228 Уголовного кодекса регулирует покупку, хранение, распространение, производство и переработку наркотиков. Ее прозвали «народной статьей», потому что более 200 000 человек — каждый третий осужденный — находятся в тюрьме из-за хранения наркотиков.

АРФ и другие НПО предоставляют чистые шприцы и презервативы для предотвращения ВИЧ, потому что государство не применяет такие меры. Но Максим говорит, что «небольшое количество НПО, действующих в этой сфере, далеко не покрывает спрос».

Никаких реформ, несмотря на сопротивление

Вместо того, чтобы помогать наркоманам, полицейские часто используют драконовские законы для собственной выгоды.Говорят, что они выслеживают наркоманов, чтобы выполнить квоты, поскольку это влечет за собой бонусы. Их даже обвиняют в том, что они прятали наркотики в вещи людей, не являющихся наркоманами и торговцами. Такие случаи не задокументированы.

Максим говорит, что «после ареста человек получает судимость», а это значит, что ему автоматически становится труднее. Часто они не могут найти работу или получить водительские права. Так что бросить наркотики становится все труднее.

«Народная статья» попала в заголовки газет этим летом, когда был задержан и задержан журналист Иван Голунов.Полиция ложно обвинила его в хранении наркотиков в рюкзаке и в том, что в его квартире работает лаборатория по наркотикам. Когда эта информация была обнародована, были протесты.

Подробнее : Дело Ивана Голунова: российские СМИ отмечают победу над полицией

Не только оппозиция, но и некоторые представители элиты критиковали действия уголовных следователей. В конце концов из-за протестов дело было закрыто, а Голунова отпустили. Тем не менее, правительство не планирует менять курс в отношении наркополитики.Российский парламент недавно отклонил реформу статьи 228.

Домашняя эпидемия ВИЧ

Максим дает Ваню сумку, когда они оба сидят в автобусе. «Вот ваши шприцы. Еще я упаковала повязку от язвы на ноге». Максим, много лет проработавший в этом фонде, с большинством наркоманов носит имя по имени. Как и многие сотрудники организации, он тоже был наркоманом. Он тоже ВИЧ-положительный. «Тот факт, что у нас был такой же опыт, означает, что мы можем проявлять больше сочувствия к людям и понимать их ситуацию.

Он исчезает на несколько минут, чтобы провести тесты на ВИЧ и гепатит у бородатого мужчины в передней части автобуса. Когда мужчина выходит, он прыгает в объятия своей ожидающей подруги: «Я жив! Тест оказался отрицательным ».

Употребление наркотиков способствует развитию эпидемии ВИЧ / СПИДа в России — одной из самых серьезных в мире

В России одна из самых быстрорастущих эпидемий ВИЧ / СПИДа в мире. Хотя количество инфекций в мире снизилось, в России он увеличился с 2012 года.По официальным оценкам, около 1% россиян инфицированы ВИЧ. Эксперты опасаются, что цифра выше. Хотя вирус обычно передается при незащищенном половом контакте или если кто-то использует ту же иглу для инъекций, что и уже инфицированный, а группы самого высокого риска — наркоманы, секс-работники и геи. Другие в России подвергаются большему риску заражения, потому что так мало делается для предотвращения ВИЧ / СПИДа.

Подробнее : Отчет ЮНЭЙДС: количество смертей, связанных с ВИЧ, снизилось на треть с 2010 года

Это внутренняя проблема, потому что политики отказываются ее решать.Это табуированная тема в обществе, и лишь несколько НПО пытаются повысить осведомленность. Интернет также является источником информации. Нет публичных дебатов из-за закона, запрещающего «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений», запрета «пропаганды» гомосексуализма и законов против «пропаганды наркотиков».

ЗА тоже стали жертвой этих законов. Год назад московский суд приговорил его к штрафу в размере 11 000 евро (12 100 долларов США) за «пропаганду наркотиков». FOR выпустил информационный бюллетень, в котором объяснялось, что рекреационный наркотик мефедрон, в настоящее время наводняющий города России, вызывает сильную зависимость.Организации пришлось собрать средства для выплаты штрафа, который она едва могла себе позволить.

Уже поздно. На улице меньше людей. Максим прощается и закрывает дверь. Автобус уходит в ночь. Наркоманы расходятся — одни направляются домой, другие — на поиски новых развлечений.

российских наркопотребителей описывают жизнь и тенденции во время пандемии

Употребление наркотиков взаимосвязано во всем мире. Одна только мысль о путях, по которым незаконные наркотики идут до точки потребления — от выращивания или синтеза в странах-производителях, до очистки и производства во вторичных местах, а затем часто контрабандным путем через границы и океаны — часто заставляет задуматься, как потребителя наркотиков, о люди в других частях света, делающие в значительной степени то же самое, что и вы.

В то время как потребность в различных веществах и их эффектах почти универсальна, культурные и политические ландшафты сильно различаются, что было одной из причин, по которой мы хотели представить читателям Filter опыт потребителей наркотиков в России.

Россия, как известно, проводит одни из самых драконовских политик в мире в отношении наркотиков. Как сформулировано в одном исследовании: «Официальная политика правительства в отношении употребления наркотиков — это политика« социальной нетерпимости », направленная на узаконивание и поощрение жестокого обращения с людьми, употребляющими наркотики, в обществе.”

Российские специалисты по снижению вреда сталкиваются с серьезными ограничениями и нападками на их работу, включая недавние попытки запретить публикации о снижении вреда как «пропагандистские». Людям, употребляющим наркотики, грозят суровые приговоры, жестокость полиции и быстрорастущая эпидемия ВИЧ, особенно среди потребителей инъекционных наркотиков. Метадон и бупренорфин запрещены, а хранение шприцев часто эффективно криминализируется. Определенные группы населения, такие как сообщество ЛГБТК, несут на себе основную тяжесть таких репрессий.

Но еще одна важная связь между потребителями наркотиков во всем мире — это солидарность и поддержка, которые мы все можем разделить, даже если пандемия не позволяет нам встретиться лично.Такие организации, как INPUD и PANDA, служат примером этого, но число менее формальных связей также увеличивается. Мы двое, например, решили сотрудничать, прочитав работы друг друга в Интернете.

Проблемы, с которыми сталкиваются люди, употребляющие наркотики в России, недооцениваются на Западе, и мы хотели услышать мнение самих пострадавших. Мы придумали ряд вопросов, перевели их на русский язык и отправили трем женщинам, употребляющим наркотики, в Москве и Санкт-Петербурге. Мы надеемся, что их истории послужат напоминанием о том, что все мы, употребляющие наркотики, принадлежим к международному сообществу, которое может стать более могущественным, если будет по-настоящему объединяться.

Каково было употребление наркотиков в России во время пандемии?

Саша — 22-летний начинающий веб-дизайнер из Москвы. Она употребляет мефедрон и каннабис в рекреационных целях и является активисткой наркоманов в своем городе.

«Предложение наркотиков на рынке уменьшилось, — сказал Саша Filter, , — что затруднило поиск некоторых веществ, таких как кетамин или кокаин. Но мои друзья, предпочитающие мефедрон, не заметили большой разницы в [предложении] и цене.”

Для тех, кто не знаком, мефедрон — с множеством названий улиц в разных местах, включая «белая магия», «мяу-мяу», «M-привкус» и «MCAT» — сильный стимулятор среди классов амфетаминов и катинонов. Он продается в виде мелкого белого порошка, возможно, немного желтоватого цвета, и иногда его можно определить по неприятному запаху, который по-разному описывается как несвежая моча или выхлопные газы. В смеси с другими химическими веществами он входит в состав различных веществ, известных в Северной Америке как «соли для ванн».”

Маша, 35 лет, живет в Санкт-Петербурге, где у нее есть собственный интернет-магазин косметики. Она зависит от уличного метадона.

«В начале пандемии многие« магазины »[продавцы наркотиков в Telegram, популярной в России онлайн-платформе обмена сообщениями] боялись, что их« товары »будут недоступны», — сказала Маша Filter . Однако «было так же плохо, что не было автобуса [мобильной службы снижения вреда]. «И вообще, я думаю, что людям с лекарственной зависимостью просто все равно, пандемия или нет — им нужно получить свое« лекарство ».’”

Лилия, 22 года, также живет в Санкт-Петербурге, употребляя незаконный метадон и мефедрон. У нее есть собственный канал в Telegram, посвященный людям, употребляющим наркотики. Там она носит прозвище «Мать солей».

«На самом деле разница не особенно заметна», — сказала она Filter . «В первые дни самоизоляции на улицах было мало людей, и риск быть замеченным патрульными был выше. Но теперь все в порядке.

Какие тенденции вы наблюдаете в незаконной торговле наркотиками в России?

Саша — фанат даркнета.В России многие продавцы начали прятать купленные наркотики в тайниках с геотегами, чтобы их забрать, делая личный контакт ненужным, и Саша был одним из бенефициаров.

«Во время эпидемии на Hydra [российском рынке даркнета] появилась очень крутая функция доставки», — пояснила она. «Чтобы воспользоваться им, нужно заплатить пять тысяч рублей [67 долларов], но« клад »[ клад , или тайник с наркотиками] размещен как можно ближе к указанному вами месту. Удовольствие недешевое, но, возможно, такая тенденция наметилась в связи с пандемией и блокировками.”

«Качество продукции снижается, а в случае опиоидов оно постоянно поддерживается на низком уровне, опасном для здоровья».

Участие Лилии в Telegram означает, что она много знает о текущих тенденциях в Санкт-Петербурге и за его пределами.

«Рынок был заполнен синтетическими и полусинтетическими веществами, такими как пировалерон, синтетические катиноны, метадон», — сказала она. «Качество продукции также снижается, а в случае опиоидов оно постоянно поддерживается на низком уровне, опасном для здоровья.В целом ситуация [по] России аналогична, но в регионах, близких к Центральной Азии, все еще встречается более или менее качественный героин. Там меньше метадона и мефедрона; преобладает пировалерон ».

Пировалерон, катинон, который иногда назначают в некоторых европейских странах для лечения хронической усталости или подавления аппетита, обычно смешивают с мефедроном для создания «соли для ванн». Иногда его также изменяют и ложно продают как МДМА. Людям в России, как и повсюду наркоманам, рекомендуется проверять свои наркотики, если они могут найти такие варианты, как почтовые услуги.

Саша, Маша и Лилия одинаково сообщили, что там, где они живут, доступно много мефедрона, метадона, каннабиса, «солей для ванн», синтетических каннабиноидов, героина и амфетамина. Но что интересно, ни один из трех упомянутых фентанил не был.

Как правоохранительные органы обращаются с людьми, употребляющими наркотики во время пандемии?

Саша из Москвы поделился личной близкой встречей с законом. «Во время блокировки я бегала по тротуару ночью, и патрульная машина заметно замедлила движение, прежде чем приблизиться ко мне», — сказала она.«Мне повезло, и они не вышли меня осмотреть и осмотреть, но в ту ночь я видел эту машину несколько раз».

Лилия описала отношение полицейских в Санкт-Петербурге в манере, которая будет слишком знакома североамериканцам. «Правоохранительные органы негативно относятся к таким людям как во время пандемии, так и после нее», — сказала она.

«Главное — не попадаться им на глаза, — продолжила она, — потому что даже если у вас нет с собой запрещенных веществ, факт того, что вы употребляете наркотики, не только вызовет к вам презрение, но и может подбросить». наркотики на вас.”

Есть ли в вашем районе организации по снижению вреда?

Саша из Москвы признала, что она является относительно привилегированным потребителем наркотиков, но отметила, что масштабные услуги по снижению вреда в ее городе, следовательно, не отдают приоритет ее сообществу. «Поскольку мой район довольно« благополучный », то есть расположен достаточно близко к центру, мобильные [подразделения] снижения вреда к нам не приходят», — сказала она. «Москва — большой город, и работа таких организаций в первую очередь направлена ​​на окраину.”

Маша и Лилия из Санкт-Петербурга рассказали о работе организации «Гуманитарное действие», организации по снижению вреда, которая, помимо прочего, предоставляет автобус, доставляющий шприцы и другие ресурсы потребителям наркотиков. ( Фильтр недавно сообщил об этой организации, и Алексей Лахов, соавтор этой статьи, является ее заместителем.)

«У нас отличная организация, которая много помогает наркопотребителям [с доступом] к раздаче стерильных шприцев, мазей, бинтов, спиртовых салфеток, буклетов снижения вреда, информационных листовок о вирусных гепатитах, ВИЧ и СПИДе, передозировках и так далее», — Лилия сказал.«Организация также помогает тем, кто хочет сдать экспресс-тесты на гепатит, ВИЧ, сифилис бесплатно и анонимно, [и] помогает и поддерживает всех, кто туда приходит».

Несмотря на ценность таких услуг — в Москве они предлагаются Фондом Андрея Рылькова, который в прошлом году запустил инновационную программу химсекса в рамках усилий по расширению охвата ЛГБТК, — они остаются слишком редкими и недостаточно финансируемыми. А юридические угрозы и ограничения ограничивают всю их работу.

Что важно знать всему миру о сообществе потребителей наркотиков в России?

Саша остановился на ключевом вопросе психического здоровья.

«Для меня тема психического здоровья людей из сообщества потребителей наркотиков становится все более актуальной», — сказала она. «Многие люди нуждались в помощи еще до того, как в их жизни появились наркотики. Часто люди строят отношения с психоактивными веществами ради самоисцеления своего душевного состояния. Я думаю, что в России очень большая часть населения подвержена психическим заболеваниям из-за низкого уровня жизни и нездоровой семейной среды ».

Маша ответила, что рассказала о внутренних уязвимостях поставок, созданных запретом.

«Все стало очень доступным», — сказала она. «И из-за этого много мошенников. В мессенджере Telegram очень много «магазинов-однодневок», которые забирают ваши деньги и исчезают. Точно так же, как в «старые добрые времена», когда люди, с которыми вы работали, просто брали ваши деньги, чтобы пойти к дилеру, и не возвращались ».

«Картины из 90-х живы в сознании граждан России — тогда наркоманы были в их глазах опасными и деградировавшими существами».

Лилия хотела закончить, напомнив нам о пагубной стигматизации употребления наркотиков, которая присутствует во всем мире, но особенно ярко выражена в российском обществе, во многом благодаря поддержке правительства.Тем не менее, она отметила оптимизм в отношении того, как это меняется — если не на уровне политики, то на уровне общества.

«Люди должны знать, что потребители наркотиков — это, прежде всего, люди», — сказала она. «Картины из 90-х живы в сознании граждан России — тогда наркоманы были в их глазах опасными и униженными существами».

«Теперь ситуация, как и картина в целом, изменилась — потребители наркотиков в целом [рассматриваются как] часть общества».


Фотографии мобильного подразделения Гуманитарной акции в Санкт-Петербурге.Петербург Артема Лешко

Потребление и торговля лекарствами в постсоветской России по JSTOR

Абстрактный

За десять лет после распада Советского Союза в России сформировался общенациональный рынок запрещенных наркотиков. В то время как спрос на наркотики в России постоянно расширялся и диверсифицировался, страна полностью интегрировалась в международные наркобиржи. Опираясь на результаты исследовательского проекта, проведенного по заказу Управления ООН по контролю за наркотиками и предупреждению преступности, в статье реконструируется развитие рынка нелегальных наркотиков в постсоветской России.В нем описывается расширение как спроса на наркотики, так и их предложения, анализируется организация обмена лекарствами в городах России и исследуются местные системы распределения.

Информация о журнале

Британский журнал криминологии: международный обзор преступности и общества — один из ведущих криминологических журналов в мире. Здесь публикуются работы высочайшего качества со всего мира и по всем областям криминологии. BJC — ценный ресурс для ученых и исследователей в области преступности, будь то из криминологии, социологии, антропологии, психологии, права, экономики, политики или социальной работы, а также для профессионалов, занимающихся преступностью, правом, уголовным правосудием, политикой и пенологией.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким присутствием в мире. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

О лечении наркозависимости и социальном контроле: большой скачок российской наркологии назад | Журнал снижения вреда

Весна 2008 года знаменует начало года размышлений, кульминацией которого должно стать заседание высокого уровня Организации Объединенных Наций, на котором будет проведена оценка прогресса, достигнутого после специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по наркотикам 1998 года. Что бы государства-члены ни заявляли о международном режиме контроля над наркотиками, ясно, что в России мы являемся свидетелями одной из катастроф в истории ВИЧ — отсутствия реакции на эпидемию в России.В частности, мы должны указать на особую ответственность российских медицинских работников и органов здравоохранения за создание и поддержание этой смертоносной ситуации. Корни проблемы лежат в их основной позиции по проблеме употребления наркотиков и наркомании — отказ как от основных принципов снижения вреда, так и от обычных обязательств медицины (выраженных в клятве Гиппократа) «сначала не навреди. «. В самом деле, руководители суб-дисциплины российской психиатрии, известной как «наркология», похоже, не берут на себя особых обязательств по спасению жизней, предлагая некачественные методы лечения и настаивая на их ценности.Как следствие, лечение опиатной зависимости служит прекращению общественного контроля и принуждения, но мало что дает для лечения зависимости.

Ветвь государства, наркологические диспансеры разбросаны по всей России. Эти офисы структурированы в первую очередь для обеспечения детоксикации потребителей опиатов и алкоголиков, и в большинстве из них мало или совсем не проводится мероприятий по снижению вреда для снижения уровня ВИЧ и гепатита среди потребителей. Академические лидеры наркологии официально определяют объем вмешательств в области общественного здравоохранения и снижения риска и решают, какие из них следует считать эффективными.Несмотря на добавление метадона и бупренорфина в список основных лекарственных средств ВОЗ, в России запрещены любые формы заместительной терапии. Эти неудачи наркологии можно рассматривать как двигатель, приводящий в движение эпидемию ВИЧ в России, и из-за его упущений, комиссий, пробелов и блокировок, усугубляющих ее с каждым днем.

С почти одним миллионом случаев инфицирования ВИЧ, около 80 процентов из которых связаны с совместным использованием инъекционного инструментария, в России наблюдается самая быстрорастущая эпидемия ВИЧ в мире.

Несмотря на доказанную эффективность, наличие шприцев, свободный доступ к метадону и бупренорфину для поддерживающей терапии или эффективные программы социальной поддержки потребителей наркотиков — все это остается в России очень ограниченным. В отличие от США, именно метадон остается наиболее спорным из программ снижения вреда в России. «Ошибочная практика выдачи наркоманам« наркотических паек »была давно запрещена . [1: 253]», — заявил Эдвард Бабаян, пионер наркологии в бывшем Советском Союзе, в учебнике для психиатров, считающемся основным в поле.Это утверждение является единственной ссылкой во всем учебнике на заместительную терапию, и не приводится ни история этого подхода до того, как он был запрещен, ни каких-либо объяснений или доказательств для того, чтобы назвать его «ошибочной практикой». Как и в случае с наркологическими заявлениями в России в целом, иерархический статус автора заменяет науку.

Постоянные свидетельства со всего мира показывают, что лечение от опиатной зависимости работает наиболее эффективно, когда оно выходит за рамки исключительной цели воздержания и направлено на достижение множественных результатов, включая сокращение употребления запрещенных опиатов, сокращение количества инъекций и заражения инфекциями, передающимися через кровь. таких как ВИЧ и гепатит, сокращение передозировок наркотиков, лучшее решение существующих проблем со здоровьем и улучшение нормативного социального функционирования.В то время как около 800 000 пациентов сейчас имеют доступ к метадону и бупренорфину, позиция многих наркологов в России заключается в том, что мир отказывается от этих лекарств, что указывает на нежелание России применять их.

Владимир Менделевич, российский психиатр, который активно критиковал доминирующую наркологическую модель, сообщил на дополнительном заседании Комиссии ООН по наркотическим средствам (UN CND) в 2006 году результаты своего недавнего исследования [2], которые: (1) большинство наркологи в России не предлагают ничего, кроме тяжелой медицинской детоксикации; (2) у большинства пациентов рецидив наступает в течение шести месяцев, и (3) большинство наркологов удовлетворены полем исследования и не считают, что требуются серьезные изменения.Вторя заявлениям Эдварда Бабаяна (2001 г.) и Николая Иванца (1998 г.), ныне возглавляющих ведущее российское наркологическое учреждение, дисциплина в России последовательно придерживается ограничительных и карательных мер. Бабаян был автором печально известной «таблицы наркотиков», согласно которой тех, у кого есть остатки использованного шприца, подвергали годам тюремного заключения, а тех, у кого была всего одна доза героина, грозило еще более длительное заключение. В этом контексте сопротивление российских наркологов заместительной терапии можно рассматривать как выражение глубинного убеждения в том, что потребители запрещенных наркотиков представляют собой преступный класс, который необходимо поставить под контроль и, при необходимости, изолировать.

Подход, который рассматривает наркоманов как преступников, основан на ряде категориальных предположений, не подкрепленных эмпирическими данными: (1) пациент не осознает свою социальную опасность и опасность для здоровья; (2) пациент не до конца понимает характер собственной деятельности; (3) пациент не может это контролировать; (4) пациент причиняет вред себе и своему окружению [3]. Согласно циркулярному мышлению, которое смешивает клиническую практику с правоохранительной деятельностью, любой пользователь наркотика, который ему или ей не прописал врач, является нарушителем, который может причинить вред себе или другим [1, 4].

Эти взгляды и политика имеют много общего с федеральной политикой США. Как и Россия, США подчеркивают криминализацию как стандартную реакцию на проблему зависимости, и подавляющее большинство государственных ресурсов направлено на арест, судебное преследование и заключение в тюрьму потребителей наркотиков, а не на лечение. И, как и в США, массовое лишение свободы потребителей наркотиков в России в жестоких условиях приводит к ряду предсказуемых неблагоприятных результатов для пострадавших и способствует дальнейшему распространению ВИЧ среди населения в целом.

Пример стремления российской наркологии к укреплению своих позиций можно найти в официальном меморандуме против лечения метадоном, написанном и широко распространенном Иванцом и другими известными российскими наркологами. Меморандум призывает россиян сказать «НЕТ ПРОГРАММАМ МЕТАДОНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Для авторов меморандума, среди которых профессор В. Н. Краснов, председатель Российского общества психиатров; Иванец Н.Н., профессор, директор Национального наркологического центра, член-корреспондент РАМН; и т.Дмитриева Б., профессор, заместитель председателя Российского общества психиатров: «Эффективный путь решения проблемы лечения наркозависимости — это интенсивный поиск и внедрение новых методов и средств, ориентированных на полное прекращение употребления наркотиков пациентами с зависимости, их социализация в новом образе жизни, свободном от наркотиков, но не при обмене с одного наркотика на другой ». В то время как российские потребители наркотиков и их семьи ждут наступления этого тысячелетия, ВИЧ не ослабевает по всей России.

Авторы возводят ксенофобный дом, из-за которого метадон выглядит как заговор против России. «Иностранные эмиссары все чаще поднимают вопрос о введении заместительной терапии в виде метадоновых программ для лечения пациентов с героиновой наркоманией». Представляя себя обладающими моральным авторитетом знать, что лучше всего для наркоманов, и представляя свои утверждения как научные факты, эти эксперты рассматривают заместительное лечение, как если бы оно было «иностранным врагом у ворот».Особую тревогу вызывает тот факт, что д-р Димитриева, последний автор меморандума, также является членом Международного комитета по контролю над наркотиками — независимого, «квазисудебного» органа, отвечающего за установление стандартов и контроль за соблюдением международных договоров о наркотиках в Организации Объединенных Наций. . В этом случае судебное решение, по-видимому, было вынесено без доказательств.

Россиянам было отправлено множество писем от представителей органов здравоохранения и медицины, а также других экспертов, включая отчет Икро Мареммани и его коллег о множестве доказательств о замене метадона «Скажи да метадону и бупренорфину в Российской Федерации». от Европейской ассоциации лечения опиатной зависимости и ее аналога в США (AATOD).Кроме того, международные эксперты подготовили отчет, в котором по пунктам опровергаются многочисленные ошибки совершения или упущения меморандумов. (прилагается на английском и русском языках). Но, похоже, они остаются без внимания в России.

Если Россия почти единственная противодействует подобным методам лечения, это считается предметом национальной гордости. В отличие от других медицинских дисциплин, наркология не только остановила свой прогресс, но и отступила в сторону того, что, по мнению Менделевича, является псевдонаукой против предположений о природе опиоидной зависимости, характеристиках потребителей наркотиков и характере наркозависимости. зависимость и приемлемое лечение.Менделевич цитирует обращение «Православных врачей Москвы» от 2003 года под названием «Остановить разврат», в котором авторы, представляющие «медицинский взгляд» Русской Православной Церкви, потребовали:

Метадон, будучи токсичным препаратом со значительным эйфорическим эффектом, может быстро вызвать тяжелую зависимость. Таким образом, не решая проблемы героиновой зависимости, она может получить широкое распространение в том случае, если будет рекомендована в качестве лечения. Программа заместительной терапии метадоном в целом станет первым шагом к легализации наркотиков в России, и мы требуем не признавать ее ратификацию нижней палатой российского парламента.

[5, 6]

Как и США, влияние России выходит за пределы их границ. Другие республики бывшего Советского Союза (БСС) перенимают российскую наркологию в качестве своей собственной модели или находятся в напряженном напряжении, пытаясь отойти от российской модели.

Что предлагается вместо наркомании? Несмотря на широко распространенное употребление опиатов и его прямую связь с ростом заболеваемости ВИЧ в России, детоксикация или «очищение крови» и психотерапия, направленная на поздние стадии алкоголизма, в основном являются единственным доступным вариантом наркологического лечения опиатной зависимости.

Это можно лучше всего проиллюстрировать на примере кодиррованира или кодирования , когда пациенты проходят терапию на основе гипноида, достойную Распутина. Члены семьи засвидетельствовали серию искажений, включая подписанное письмо о согласии. Пациентов заставляют поверить в то, что если они выпьют в течение предписанного периода времени, они умрут [7]. Этот подход является одной из наиболее распространенных форм психотерапии, применяемых российскими наркологами: один опрос, проведенный среди пациентов и их родственников, показывает, что кодирование составляет до 80% методов, предлагаемых в качестве психотерапевтических.У такого подхода есть финансовый стимул: как отмечает Менделевич, кодирование не входит в список бесплатных медико-психологических лечебно-реабилитационных услуг российской наркологии, поэтому пациенты должны платить [5]

Ограниченный доступ к текущим международным исследованиям и возможностям путешествий для наркологи — ключевой элемент проблемы. На большей части территории бывшего Советского Союза наркологи, которые начали работать в этой области после появления инъекционных наркотиков и ВИЧ, постоянно сообщают об отсутствии продвинутой образовательной и клинической подготовки для решения стоящих перед ними проблем.Некоторые мотивированные наркологи получили образование, выходящее за рамки «полученных знаний», которые можно получить во время стажировок в ночную смену в диспансере, и описывают растущее недовольство вертикальными отношениями, в которых пациенты рассматриваются как побочные игроки в своем собственном выздоровлении. Некоторых наркологов можно охарактеризовать как первых последователей — они используют Интернет, чтобы вырваться из своей изоляции, посещают международные встречи и инициируют реформы в наркологическом диспансере или за его пределами в НПО [8].

Для большинства, однако, упор на административные обязанности и низкие зарплаты снижает стимулы для наркологов менять свой подход на подход к уходу. По словам украинского врача, который также работает в России [8]:

Нарколог вообще не может или не может понять себя в первую очередь как опекуна или опекуна. Вы получаете должность через два года после окончания медицинской школы, а затем уходите из-под опеки; вы понимаете, что ваш путь — заниматься собственным бизнесом, где вы получаете деньги за сертификацию людей [как людей, не употребляющих наркотики] или за лекарства для детоксикации.Это главная проблема деградации врача: когда его лишают современного образования, когда его низводят до статуса чиновника-полицейского, и когда его реакция на новые идеи о лечении, а не основанные на науке , основаны на слухах, как будто он просто парень с улицы. Я чувствую себя стою не в больнице или профессиональной обстановке, даже в белых халатах, а на базаре.

Те наркологи, которые сопротивляются или проявляют новаторский подход, часто рассматриваются как нарушители спокойствия и уязвимы для слухов и скандалов, чтобы свести на нет их работу.В недавнем эссе в Lancet описывается, как веб-сайт, созданный Менделевичем для открытия «научных дебатов» об использовании метадона, привел к визитам прокуратуры и государственного наркоконтроля с целью «пропаганды наркотиков», и его попросили посетить прокуратуру. [9].

В качестве шага к критическому исследованию того, где криминальная структура скрывает рамки общественного здравоохранения, HRJ с удовольствием публикует отчет Льва Левинсона «Полграмма — тысяча жизней». Сосредоточившись на весе наркотиков, конфискованных у потребителей, и на том, как они механически связаны с уголовными наказаниями, по схеме, аналогичной тем, которые используются в США, начиная с Закона о наркотиках Рокфеллера в Нью-Йорке в 1973 году, Левинсон освещает более широкий вопрос о том, почему уголовные наказания и социальные контроль настолько затмил другие подходы.Несмотря на правовые реформы, которые приветствуются как шаги вперед, поскольку они снижают уголовные наказания, Левинсон

отмечает, что остаются фундаментальные противоречия в том, что считается доказательством: обязательные приговоры определяются весом наркотиков, изъятых у отдельных лиц — НЕЗАВИСИМО ОТ ЧИСТОТЫ. Таким образом, дилер, у которого есть 2 грамма героина 80% чистоты, сталкивается с теми же штрафами, что и пользователь, у которого есть 2 грамма нарезанного наркотика, чистота которого составляет всего 20%. Как отмечает Левинсон, « … Для действий, не связанных с продажей (приобретением, владением, транспортировкой, производством или переработкой), количество вещества, задействованного в действии, является единственным определяющим фактором того, был ли исполнитель привлекается к уголовной ответственности или подлежит только административному наказанию в виде штрафа до 1000 рублей или 15 суток ареста.»

Как и везде, жизни большинства наркоманов в России связаны с покупкой и продажей запрещенных наркотиков, что делает их легкой добычей для арестов. Затем их называют» торговцами наркотиками «и, соответственно, преследуют по закону. Левинсон отмечает. что « Согласно новой редакции статьи 228 1 Уголовного кодекса … продажа наркотиков, как и их производство для целей распространения, является уголовным преступлением независимо от суммы… считается уголовным преступлением и карается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет ».

Новые поправки к российскому законодательству, отмечает Левинсон, сделали « проблемой выживания Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков », чья карьера и личное состояние тесно связано с поддержанием криминального давления на наркоманов. Действительно, федеральная служба по контролю за наркотиками ежегодно выпускает горячие отчеты о своих усилиях по воспрещению наркотиков для международного сообщества и, несомненно, будет стремиться к тому, чтобы их успехи засчитывались по мере того, как мир размышляет о прогрессе в войне с наркотиками.Если прошлое является прологом, то не будут упомянуты способы, которыми эта политика приведет к увеличению числа инфекций и преждевременной смерти потребителей наркотиков, которые по-прежнему подвергаются большому риску не только из-за злоупотреблений со стороны полиции, но и из-за передаваемых с кровью инфекций, которые уже унесли слишком много жизней россиян.

Почему Россия проигрывает войну с наркотиками

В течение нескольких месяцев Артем с беспокойством наблюдал, как парк возле его дома превратился в излюбленное место для наркодилеров. Кусты служили прекрасным укрытием для того, чтобы спрятать наркотики, которые позже откопали их клиенты.

Ночью молодой инженер-программист говорит, что этот парк «похож на сказочный лес», где «повсюду прячутся светлячки», поскольку дилеры и покупатели перемещались по кустам при свете своих мобильных телефонов. Но опасность ситуации дошла до нас только тогда, когда собака Артема, Тоша, откопала одну из этих «доставок» и случайно приняла передозировку психоделиками.

После того, как Тоша срочно отвезли к ближайшему ветеринару, Артема осенило, что ему придется взять дело в свои руки. Он уже много раз информировал полицию о парке, но они ничего не сделали.

Проблема не только в районе Артема. Ежедневно сотни людей прочесывают московские закоулки, скамейки в парке и клумбы в поисках закладок — промышленных пластиковых пакетов, наполненных наркотиками. Эти мертвые капли аккуратно запечатаны и оснащены небольшими магнитами, чтобы они могли цепляться за перила, подоконники и дренажные трубы.

В то время как товары доставляются в эти неожиданные уголки Москвы, сами сделки теперь происходят в еще более странном месте.Операции, с которыми сталкивается Артем по соседству, начинаются в аптечных супермаркетах, спрятанных онлайн в самых глубоких уголках «темной паутины».

Здесь сотни нетерпеливых поставщиков соревнуются за то, чтобы удовлетворить сложные палитры своих клиентов. Криптовалюты, такие как Биткойн, являются здесь законным платежным средством. Взамен покупателям выдаются GPS-координаты места, где их покупки ждут в цветниках и водосточных трубах.

Анонимность, которую обеспечивают эти торговые площадки, и тот факт, что они удаляют самое неприятное звено в любой сделке с наркотиками — реальную встречу между дилером и покупателем — были благом для российских нелегальных продавцов наркотиков.По данным Виктора Иванова, экс-главы российского агентства по борьбе с наркотиками, по состоянию на январь 2016 года годовая прибыль наркобизнеса составляла 1,5 триллиона рублей (25 миллиардов долларов). Один владелец онлайн-супермаркета наркотиков сообщил новостному сайту Lenta.ru, что оборот его бизнеса в 2016 году составил 24 миллиарда рублей (412 миллионов долларов).

Интернет-рынок также оказался практически невозможным для полиции. В результате Артем теперь проводит вечера, патрулируя свой северный район Москвы, чтобы противостоять российским дилерам и наркоманам.

«Раньше у нас во дворе была клумба, и цветы начали пропадать», — вспоминает Артем. «Сначала я думала, что какие-то старушки берут их в свои сады в деревне, но потом я увидела, что это эти наркоманы выкапывают их и ищут их наркотики».

Рынки

Спрятанный вдали от проиндексированного Google «клирнета», доступный только через специализированное программное обеспечение, является одним из крупнейших в России онлайн-супермаркетов лекарств.

Первая страница сайта представляет собой вызывающую эпилепсию шахматную доску с мигающими полужирными рекламными баннерами: «Гашиш! Кокаин высшего качества! Каждую пятую каплю бесплатно! » Более 100 поставщиков продают все, от лекарств и одноразовых телефонов-фонариков и SIM-карт до готовых к работе лабораторий по производству лекарств.

Сайт является частью высококонкурентной и ориентированной на клиентов отрасли. В отличие от того, что было до интернета, потребители наркотиков больше не вынуждены встречаться с сомнительными персонажами, склонными к поставке некачественной продукции.

Дилеры предлагают исчерпывающее описание своих товаров, их химических компонентов и методов выращивания (для марихуаны, грибов и других наркотиков растительного происхождения). А контроль качества почти навязчивый. На демонополизированном конкурентном рынке Интернета поставщиков больше не мотивируют краткосрочные выгоды от разбавления своей продукции режущими добавками.

Сайт активно не поощряет мошенничество. На первой странице одного из рынков есть предупреждение для поставщиков в виде библейской цитаты из книги Левит: «Не делайте неправды в суде, на метре, в весе или в мере; У вас будут только весы и веса ».

Самыми популярными товарами являются марихуана и амфетамины. У обоих есть одно важное преимущество: их не нужно импортировать.

Евгений Тонконогий

Производители

Именно так и поступил Сергей.Владелец интернет-наркобизнеса, который говорил с The Moscow Times на условиях анонимности, живет в промышленном городе в «черноземном поясе» России. Он говорит, что безработица подтолкнула его к открытию собственного наркобизнеса. У него уже был некоторый торговый опыт еще до интернета.

«Вы ищете законные способы сводить концы с концами», — пояснил он. «А потом ты думаешь:« Да пошло оно », я займусь единственной вещью, в которой хорошо разбираюсь, — торговлей наркотиками. Это единственный способ заработать столько денег, сколько я хочу.»

Сергей — логистический посредник. Он координирует операции между лабораториями, оптовыми дилерами и отдельными интернет-магазинами. Это все еще небольшая операция по сравнению с основными рынками России, Москвой и Санкт-Петербургом, где в типичном онлайн-бизнесе могут быть задействованы десятки, включая фермеров, химиков, владельцев магазинов и курьеров.

Тем не менее, Сергей говорит, что его небольшое предприятие приносит ему около 600 000 рублей (11 000 долларов) в месяц, что в 30 раз превышает среднюю зарплату в его родном городе.

Он недосыпает из-за незаконности своего бизнеса.По его словам, именно качество его продукции не дает ему уснуть по ночам. «Один из моих накопителей начал снижать мою скорость аспирином. Клиенты начали жаловаться », — сказал Сергей. «Я сравнил фотографии своего тайника с фотографиями, которые они приложили к своим жалобам — они явно были подделаны. Я должен был отпустить этого парня. Он не возражал.

Силовики

Хотя онлайн-рынок может показаться более безопасным, чем доинтернет-дни личных сделок и наркотиков с неопределенным содержанием, он становится серьезной проблемой как для жителей Москвы, так и для полиции.В районах, особенно популярных у «собирателей наркотиков», местные жители жалуются на постоянное пешеходное движение, на незнакомцев, которые прячутся поблизости, разрушают свои общественные сады и, как правило, вызывают хаос.

Эти проблемы не новы. Уголок с наркотиками — печально известная особенность многих городских районов. В бурную середину 1990-х годов целые российские города были практически наводнены наркоторговцами и их клиентами, находившимися на разных стадиях зависимости и абстиненции.

Но с появлением онлайн-супермаркетов наркодилеры далеко опередили правоохранительные органы, которые все еще пытаются адаптироваться к эпохе Интернета.

Измученные скопищами и разочарованные вялой реакцией полиции, москвичи, такие как Артем, начали патрулировать свои собственные антинаркотические патрули.

«Мы с женой пошли в полицию с фотографиями машин [накопителей] и укрытий», — сказал Артем газете Moscow Times. «Копы даже не хотели регистрировать преступление. Они сказали нам, что их не интересуют мелкие потребители наркотиков. Они сказали, что собирателей трудно поймать ».

Вместо того, чтобы наращивать усилия, российское управление по борьбе с наркотиками — Управление по контролю за наркотиками — недавно сократило штат.В прошлом году организация была переведена из независимого государственного агентства, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, в департамент Министерства внутренних дел.

Новости

Путин закрывает российское агентство по наркотикам и отказывается от давнего сторонника Иванова

Подробнее

Александр Михайлов, офицер по борьбе с наркотиками на пенсии, критикует недавние реформы в министерстве.Но он готов немного послабить своих коллег.

«Не стреляйте в пианиста», — сказал он The Moscow Times, цитируя Оскара Уайльда. «Он старается изо всех сил. Структура борьбы с наркотиками все еще формируется ».

А следить за онлайн-рынками — изнурительная задача. На онлайн-дискуссионном форуме правоохранительных органов один полицейский жалуется, что это нелепо, что целый веб-сайт может быть закрыт из-за «экстремистской» шутки, но невозможно закрыть весь онлайн-рынок наркотиков, приносящий миллионы рублей незаконных доходов.

Управление по контролю за наркотиками отказалось комментировать эту статью, сославшись на продолжающиеся расследования. Новое агентство не имеет доступа к данным своего предшественника и не может сравнивать прошлогодние аресты, связанные с наркотиками. Департамент не делает различий между преступлениями, связанными с наркотиками онлайн и офлайн. Недавно опубликованная Министерством внутренних дел статистика преступности показывает, что за первые четыре месяца 2017 года в России было зарегистрировано 71 207 преступлений, связанных с наркотиками. Однако невозможно узнать, сколько из этих преступлений связано с интернет-рынками наркотиков.

Новые вызовы, с которыми сталкиваются органы по борьбе с наркотиками, не ограничиваются Россией, — говорит офицер в отставке Михайлов. Скорее, это глобальная проблема. Среди наиболее сложных проблем — новые онлайн-рынки наркотиков и все более опасные вещества, заполняющие их виртуальные полки.

Согласно отчету ООН за 2016 год, объем изъятий новых синтетических психоактивных веществ во всем мире увеличился в пять раз.

Решение, по словам Михайлова, состоит не в том, чтобы гнаться за «накопителями» или закрывать интернет-магазины лекарств.По его словам, если Управление закроет один — как это сделали ФБР с SilkRoad и его клонами, — десятки других ринутся, чтобы заполнить пустоту. Скорее, он считает, что органы по обеспечению соблюдения законов о наркотиках должны снижать спрос, инвестируя в программы, которые повышают осведомленность об опасностях наркотиков.

Независимо от того, какой подход выберет полиция, российские власти, скорее всего, останутся на несколько шагов позади наркодилеров. Технологии, которые используют дилеры, становятся все более инновационными. Наркотики теперь можно доставлять с помощью дронов.Существуют боты Twitter, продвигающие китайские интернет-магазины, торгующие метадоном.

Эти нововведения не собираются замедляться. Лучшее, что могут сделать копы, — сказал Moscow Times другой владелец интернет-аптеки, — это устроить засаду на популярный сайт сбора кладов в надежде выполнить свою ежемесячную квоту на арест.

В случае задержания накопитель может раскрыть местонахождение другого популярного тупика. Допросить случайного потребителя наркотиков в надежде поймать дилера бессмысленно, потому что анонимность в сети означает, что они не могут назвать имена, даже если захотят.

А поскольку их нелегальная промышленность становится все более прибыльной и профессионализирующейся, немногие продавцы выражают какие-либо сомнения по поводу своего бизнеса.

«Меня не волнуют моральные последствия того, чем я занимаюсь», — сказал один из корреспондентов The Moscow Times.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.