Серебрянников театр: Серебренников Кирилл

Содержание

Декамерон , Спектакль в Гоголь-Центре

«Декамерон» — совместный проект Deutsches Theater Berlin и Гоголь-центра, в котором участвуют 5 российских и 5 немецких актеров. Для Москвы эта премьера действительно долгожданная: ее репетировали в начале 2019 года, потом прошли успешные показы «Декамерона» в Берлине, а потом начались пандемия и локдауны, и сыграть спектакль в Москве стало невозможно.

«Как известно, спектакль «Декамерон» — последнее, что увидел немецкий зритель перед жесточайшим локдауном. Очень хочется надеяться, что это будет первое, что люди увидят после того, как начнутся настоящие послабления. И значит, пандемия хотя бы в какой-то степени будет побеждена.
Это уже знаковый проект. Хочется называть его пророческим не потому, что в нем про людей, которые прячутся от чумы (или эпидемии) и рассказывают любовные истории, а потому, что он о том, что любовь преодолевает любые болезни и обстоятельства. Если люди любят — все будет хорошо».
(Кирилл Серебренников, режиссер)

«Декамерон» Боккаччо — одна из главных книг раннего Возрождения, которая состоит из ста новелл, рассказанных десятью молодыми героями, сбежавшими из зараженной чумой Флоренции.

По большому счету, это и есть сквозной сюжет книги, а все ее содержание заключается в самих рассказах. Режиссер спектакля и автор инсценировки Кирилл Серебренников выбрал десять очень разнообразных новелл о любви и перенес действие из XIV века в наши дни. Как оказалось, человеческие отношения и страсти не сильно изменились с тех пор.

Для истории современного театра такой формат работы действительно уникален: спектакль стоит в репертуаре сразу двух площадок в разных странах и по очереди идет в Берлине и в Москве, при том, что состав актеров остается неизменным. Чтобы упростить логистику проекта, для «Декамерона» были изготовлены два идентичных сценографических павильона, каждый из которых остается в своей стране, а техническим проведением спектакля будут заниматься службы принимающего театра по общей партитуре, составленной во время постановочного периода.

В спектакле заняты десять артистов: Филипп Авдеев, Виктория Мирошниченко, Георгий Кудренко, Ян Гэ, Олег Гущин, Джереми Мокридж, Марсель Колер, Альмут Цильхер, Регина Циммерманн, Жоржетта Ди. Русско-немецкая постановочная команда: автор пьесы и режиссер – Кирилл Серебренников, режиссер-хореограф — Евгений Кулагин, композитор — Даниэль Фрайтаг, художник по костюмам — Татьяна Долматовская, видеохудожник — Илья Шагалов.

Deutsches Theater Berlin — так называемый «немецкий МХАТ». Государственный театр (один из пяти в Берлине), основанный в 1849 году. Здесь работали Макс Рейнхард, Бертольд Брехт, Хайнер Мюллер. Театральная история немецкого и мирового театра XX века неразрывно связана с Deutsches Theater Berlin.

Благодарим


(М)ученик, Спектакль в Гоголь-Центре

Где гра­ница меж­ду мо­ралью и не­тер­пи­мостью, сво­бодой, все­доз­во­лен­ностью, где кон­ча­ет­ся про­поведь и на­чина­ет­ся ре­лиги­оз­ный тер­ро­ризм, ма­нипу­ляции людь­ми с по­мощь Биб­лии? На эти воп­ро­сы да­ёт от­вет Ки­рилл Се­реб­ренни­ков. Его пос­та­нов­ка тон­ко сши­та, ак­ту­аль­ная, ос­мыслен­ная и удов­летво­ря­ет пот­ребнос­ти на­рода. Это все вок­руг нас, прак­ти­чес­ки обой­дя цен­зу­ру, ре­жис­сёр да­ёт по­нять, что все про­ис­хо­дящее на сце­не мо­жет про­изой­ти с каж­дым.

Тя­жёлые мо­мен­ты сме­ня­ют шут­ки, каж­дый ге­рой ин­те­ресен, со­чувс­тву­ешь и ве­ришь всем — по су­ти, это все ре­аль­ность. Спек­такль вы­шел ум­ный, точ­ный, нас­то­ящий.

Арина Сми, зритель

Спек­такль ве­лико­лепен от на­чала и до са­мого кон­ца, в нём под­ня­то боль­шое чис­ло важ­ных, сколь­зких и от­части жест­ких тем, но все они тре­бу­ют вни­мания. Не каж­дый ре­шит­ся рас­суждать на те­му ре­лигии пуб­лично, осо­бен­но в Рос­сии, но в «Му­чени­ке» это не прос­то рас­сужде­ние, это вскры­тие дав­но наз­ревшей проб­ле­мы ве­ры и ве­ру­ющих. В спек­такле мно­го юмо­ра, мно­го тра­гиз­ма, мно­го юмо­ра, на­пол­ненно­го тра­гиз­мом, все это од­новре­мен­но и зах­ва­тыва­ет и зас­тавля­ет за­думать­ся.

Sergey Khorkov, зритель

Не все пой­мут, а мне до слез. Дол­гий спек­такль с пог­ру­жени­ем в нез­на­комую ат­мосфе­ру.  Тя­желый, ос­тался оса­док на нес­коль­ко дней. Есть о чем за­думать­ся.

Alena Manina, зритель

Пь­еса и ак­ту­аль­ная и вне вре­мени. Про прав­ду и ли­цеме­рие про ре­лигию и об­щест­во и об­ра­зова­ние, про оди­ночест­во, про лю­бовь. Пос­та­нов­ка Се­реб­ренни­кова — чу­дес­ная — сце­ны впле­та­ют­ся друг в дру­га, соз­да­ет­ся ощу­щение не­раз­рывнос­ти при­чины-следс­твия, мно­го ню­ан­сов, об­ра­зов и тон­кий юмор.

Наталья Ферштатер, зритель

Ес­ли вы дав­но не бы­ли в те­ат­ре, поп­ро­буй­те схо­дить на этот спек­такль — жи­вой, как и не те­атр вов­се. Те­ма зло­бод­невная, од­новре­мен­но веч­ная, вы­вод пре­дос­тавля­ет­ся сде­лать са­мому зри­телю.

Ekaterina Kulyukhina, зритель

Артисты и администрация

Биография

Родился в 1969 г.
Окончил Ростовский государственный университет.
С 1994 г. начал ставить спектакли в драматических театрах Ростова-на-Дону.

С 2000 г. работает в Москве, где дебютировал в Центре драматургии и режиссуры спектаклем «Пластилин» по пьесе В. Сигарева. Автор множества спектаклей в драматических театрах, среди которых Московский художественный театр им. А. П. Чехова, филиал Московского драматического театра имени А. С. Пушкина, Московский театр «Современник», Московский театр-студия под руководством О. Табакова, Латвийский Национальный театр.

Много работал в кино и на телевидении. Режиссер фильмов «Изображая жертву», «Постельные сцены», «Юрьев день», «Короткое замыкание» (новелла «Поцелуй креветки»), «Измена», «Ученик», сериалов «Ростов-папа», «Дневник убийцы». Участник кинофестивалей – Римского, в Локарно (Швейцария), Венецианского, Каннского и многих других.

Работает в музыкальном театре. Поставил оперы – «Фастальф» Дж. Верди в Мариинском театре, «Американская Лулу» О. Нойвирт (2012 г.) и «Севильский цирюльник» Дж. Россини в берлинской Komische Oper (2016 г.), «Саломея» Р. Штрауса в Штутгартской опере (2015 г.), «Чаадский» А. Маноцкова в Московском музыкальном театре «Геликон-опера». (2017 г.).

В Большом театре дебютировал в 2011 г. постановкой оперы «Золотой петушок» Н. Римского-Корсакова. А в 2015 г. совместно с Ю. Посоховым поставил балет «Герой нашего времени» И. Демуцкого (спектакль награжден Нициональной театральной премией «Золотая маска»), выступив не только в качестве режиссера, но также и автора либретто, сценографа и художника по костюмам (совместно с Е. Зайцевой). В 2017 г. также совместно с Ю. Посоховым и в том же качестве (за исключением позиции «Художник по костюмам») поставил балет И. Демуцкого «Нуреев».

С 2006 г. является одним из арт-директоров международного фестиваля-школы «Территория».
В 2011 г. создал проект «Платформа» и по 2014 г. являлся его художественным руководителем.

В 2012 г. выпустил актерско-режиссерский курс в Школе-студии МХАТ, на основе которого была создана «Седьмая студия».

С августа 2012 г. — создатель и художественный руководитель «Гоголь-центра».

Кирилл Серебренников: я езжу в Берлин, как на дачу

– С чего началось ваше знакомство с Германией?

– С театра. Началось все с того, что приехал Томас Остермайер, и мы пригласили его театр «Шаубюне» на фестиваль «Территория» в Перми. Там возникла идея предложить ему преподавать у нас в Школе-студии МХТ на курсе, который сейчас уже стал Седьмой студией. Спустя некоторое время я собирался ставить спектакль «Отморозки», а Томас предложил выпустить его в Берлине и показать в рамках фестиваля F.I.N.D. в Шаубюне. Вот так постепенно стало появляться все больше связей и проектов.

– Как вам жилось и работалось в Берлине?
– Берлин – любимый город, в котором я чувствую себя очень комфортно и абсолютно по-домашнему. Лет пять назад мне нужно было провести где-то месяц, чтобы написать инсценировку «Мертвых душ», которые я потом сделал в Латвии. Я выбрал Берлин. Снял квартиру в районе Хакешер Маркт и в перерывах между работой просто гулял по улицам. В этот приезд я как-то особенно влюбился в этот город и понял, что мне оттуда не особенно хочется уезжать.

Чем вас так привлекает этот город?
– Там есть, с одной стороны, старое, приятное, потертое, наследие «совка» – восточный Берлин с его закоулками, еще пахнущими ГДР. С другой стороны, все достижения так называемого «цивилизованного мира». Есть Берлин западный, который, по-моему, потерял свое очарование. Мои симпатии принадлежат восточной части. Находиться в этом городе – сплошное удовольствие: ходить в театр, слушать музыку или смотреть современный танец. Берлин в годы правления Клауса Воверайта приобрел черты международного центра, очень молодого по духу, очень толерантного, спокойного и обаятельного.

– Вы могли бы снять кино в Берлине?
– Легко! Да я там и жизнь свою себе легко представляю. В Берлин я езжу просто жить, как на дачу. Это город, в котором можно просто жить. И получать от жизни удовольствие.

– Недавно в берлинской Komische Oper вы поставили «American Lulu». Как сложились отношения с немецкой труппой?
– Труппа спектакля была интернациональная, мы собрали лучших актеров со всего мира. Театр сам очень хороший и веселый: туда пришел новый руководитель – потрясающий, фееричный Барри Коски, и все, кто работает там, большие профессионалы. Проблем вообще никаких не было, работал с удовольствием. Я знаю, что спектакль идет удачно, его даже продали.

– В смысле?
– Это такая практика в опере. Постановка вышла за пределы Берлина: ее будут показывать и в других городах, в Вене, в частности.

– Русский и немецкий театр похожи?
– По структуре – да: и там, и там репертуарный театр и постоянные труппы. Они различаются в первую очередь по своей миссии и осознанию себя по отношению к аудитории. Русский театр никак не может распрощаться со старыми мифами и комплексами. Его шатает, он не может найти свое место в диалоге с современной публикой. А сама публика тоже не может понять, что ей нужно в театре. У нас до сих пор возможны вопросы про «осовременивание» классики и дискуссии о праве режиссера интерпретировать драматургию.

Немецкий театр, который сегодня, на мой взгляд, перешел пик рассвета, тоже находится в легком кризисе. Но он прекрасно понимает, про что он и зачем. Театр там – пространство для коммуникации и диалога. И в то же время важный социальный институт: он снимает неврозы, проговаривает болячки, не чурается серьезных тем, может быть идиологичен, как у Касторка, или не чуждым развлекательности, но умной и красивой – это развлечение высшей пробы. Немцы вообще выбирают лучшее.

– К тому же в Германии билеты доступнее. Уверен, ваш знаменитый спектакль «Околоноля» стоил бы там значительно дешевле.
– Вы правы. В Германии ведь тоже есть очень дорогие спектакли с производственной точки зрения или по актерскому составу, но там не задирают цены, потому что им дотации даются. И потому что у них театр – для людей.

– О чем будет ваш новый проект в Шаубюне?
– Это будет спектакль по Сорокину, которого в Германии любят и много издают. Я хочу использовать несколько его текстов, мы с ним как раз работаем над композицией. Возможно, опробуем ее на фестивале F.I.N.D. в этом году, перед премьерой в декабре.

– А Москву немцами порадуете? Кого, кроме Остермайера, ждать в Гоголь-центре?
– Невозможно сегодня сделать хорошую театральную программу без немцев! Мы будем вести переговоры с Михаэлем Тальхаймером. Из авторов обязательно возьмем Фасбиндера.

– В фильме «Измена» главную женскую роль играет немка. Чем вас покорила Франциска Петри?
– Мы перебрали всех русских и балтийских актрис, итальянок и француженок, но все никак не могли попасть. А потом на кастинг пришла Франциска, женщина с каким-то уникальным лицом! Я подумал: здесь что-то интересное должно случиться. И я безумно рад, что в результате именно она снялась, потому что она привнесла помимо какой-то невероятной личной инфернальности еще и профессионализм, готовность к любым экспериментам. Она смелая. И не случайно она сейчас получает много призов на фестивалях.

– Франциска рассказывала нам, что у вас возник хороший личный контакт.
– Это так. Мы просто стали смотреть, кто наши любимые актрисы. Выяснилось, что это одни и те же дивы: Шарлотта Рэмплинг, Изабель Юппер, Тильда Суинтон. И я всегда говорил, что Франциска должна в эту сторону развиваться, она на них, этих див, похожа. Она магнетическая актриса, и с ней очень хочется продолжать работать. И мне кажется, если бы она была не немкой, а француженкой или американкой, то карьера у нее уже давно была бы в супертопе.

– Немецкое кино в кризисе?
– Немецкое кино действительно в кризисе, как и российское. Очень мало ярких премьер, поэтому артистам трудно состояться. За многие годы мы знаем только Тыквера и фильм «Жизнь других» режиссера, имя которого я не могу выучить…

– … фон Доннерсмарком
– Точно. Немецкие актеры становятся популярными, только если начинают работать в Голливуде, как Вальц у Тарантино. Пока всех побеждает американское кино.

– Снимая «Юрьев день», вы сотрудничали с немецкими продюсерами и кинофондами. Как они вам помогли при работе над картиной?
– Нам нужен был чистый звук, и мы позвали немецких звукорежиссеров, которые ради нас приехали в Россию и снимали с нами кино на морозе. Всю перезапись мы делали в Германии: у немцев хорошие студии, хороший опыт. К тому же иногда это дешевле, чем в Москве. Так что звук «Юрьева дня» – немецкий.

– В чем, на ваш взгляд, преимущество немецкой системы поддержки кино? Чему мы можем поучиться?
– Неважно, театр это или кино: главное, немцы не воруют! Во всяком случае, столько, сколько у нас. В России ведь долгое время существовали странные схемы: выделялись деньги на кино, которое потом никто не видел.

– Если судить по вашим спектаклям, вы любите немецкую музыку.
– Заметно? Я люблю берлинское кабаре, на нем целиком построен мой спектакль «Зойкина квартира». В «Зойке» мы взяли песенки 20-30-х годов, перевели их, сделали новые аранжировки. Это очень теплая, будоражащая фантазию музыка. Ну и кроме того, я очень люблю эстраду 50-70-х годов – Гизелу Май, Цару Леандер.

– И, очевидно, Веру Шнайденбах. Как в ваш «Лес» попала исполнительница, известная даже среди немцев в довольно узких кругах?
– «Лес» вышел для меня целиком из каталога Neckermann, который в советское время лежал в каждом интеллигентном доме. Ребенком я втихаря разглядывал его картинки: там были белокурые красавицы, страницы белья, мебели. По нему нельзя было ничего заказать из «совка», но это были картинки другой жизни, потребительского рая.

– Получается, в основе «Леса» – эстетика ГДР?
– Конечно. И мне это все очень нравится, это что-то из детства. Помню, у всех были мещанские мечты о полированной гэдээровской «стенке», кажущейся, может быть, ужасной сегодня. Вот эта ГДР, улучшенный вариант «совка», и явилась внутренним референсом в эстетике «Леса». Отсюда у нас фотообои, женщины в синтетических париках и клеше, водолазки из люрекса…

– Вы говорите по-немецки?
– Представляете, нет. Я немецкий начинаю понимать, например, когда мы репетируем. Или мне так только кажется. Но, конечно, мне придется им заняться, что и говорить.

Беседовал Николай Мизин

Видеоинтервью Кирилла Серебренникова смотрите на официальном канале МИД Германии в YouTube.

Театральные критики написали письмо в поддержку Серебренникова

https://ria. ru/20210208/serebrennikov-1596454747.html

Театральные критики написали письмо в поддержку Серебренникова

Театральные критики написали письмо в поддержку Серебренникова — РИА Новости, 08.02.2021

Театральные критики написали письмо в поддержку Серебренникова

Ассоциация театральных критиков (АТК) направила открытое письмо главе департамента культуры Москвы Александру Кибовскому с просьбой оставить Кирилла… РИА Новости, 08.02.2021

2021-02-08T11:14

2021-02-08T11:14

2021-02-08T11:14

культура

александр кибовский

ленком

гоголь-центр

ассоциация театральных критиков (атк)

новости культуры

театр

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155247/57/1552475701_0:0:3078:1731_1920x0_80_0_0_0e6f61e9401bce6c2b7846c48974dec8.jpg

МОСКВА, 8 фев – РИА Новости. Ассоциация театральных критиков (АТК) направила открытое письмо главе департамента культуры Москвы Александру Кибовскому с просьбой оставить Кирилла Серебренникова на посту художественного руководителя «Гоголь-центра», сообщили РИА Новости в пресс-службе Ассоциации. В письме сказано, что в связи с истечением 25 февраля срока действия договора Департамента культуры Москвы с Кириллом Серебренниковым в качестве худрука Московского драматического театра им. Гоголя («Гоголь-центра») сообщество российских театральных критиков просит вновь предложить Серебренникову руководство театром.»Более восьми лет мы наблюдали и описывали становление «Гоголь-центра». Будучи театральными экспертами, мы беремся утверждать, что «Гоголь-центр», созданный режиссером и педагогом Кириллом Серебренниковым, стал выдающимся явлением в истории российского театра», — сказано в письме. – В «Гоголь-центре» сложился исключительный коллектив артистов и художников, способный решать сложнейшие творческие задачи. Но, прежде всего, это авторский театр. «Гоголь-центр» Серебренникова стоит в одном ряду с Художественным театром Станиславского и Немировича-Данченко, Театром Вахтангова, Театром Мейерхольда и Театром Таирова, «Современником» Ефремова и «Таганкой» Любимова, «Ленкомом» Захарова, БДТ Товстоногова и МДТ Додина». АТК отметила, что «авторские театры без своих создателей быстро перерождаются, теряя свое неповторимое лицо. В письме подчеркнуто, что в 2021 году «Гоголь-центр» Серебренникова не исчерпал ни своей творческой идеи, ни мощного контакта с аудиторией – все билеты до весны сейчас уже проданы.»Гоголь-центр» невозможен без Серебренникова. Москва 2020-х невозможна без «Гоголь-центра». Необходимо сохранить уникальный театр. Считаем, что Кирилл Серебренников должен остаться художественным руководителем «Гоголь-центра» и рассчитываем на Ваше содействие в этом вопросе», — сказано в письме, принятом на общем собрании Ассоциации театральных критиков 7 февраля.

https://ria.ru/20210203/serebrennikov-1595816846.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155247/57/1552475701_88:0:2819:2048_1920x0_80_0_0_f2c7321c627cc4999494c405509f2079.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

александр кибовский, ленком, гоголь-центр, ассоциация театральных критиков (атк), новости культуры, театр

МОСКВА, 8 фев – РИА Новости. Ассоциация театральных критиков (АТК) направила открытое письмо главе департамента культуры Москвы Александру Кибовскому с просьбой оставить Кирилла Серебренникова на посту художественного руководителя «Гоголь-центра», сообщили РИА Новости в пресс-службе Ассоциации.

В письме сказано, что в связи с истечением 25 февраля срока действия договора Департамента культуры Москвы с Кириллом Серебренниковым в качестве худрука Московского драматического театра им. Гоголя («Гоголь-центра») сообщество российских театральных критиков просит вновь предложить Серебренникову руководство театром.

«Более восьми лет мы наблюдали и описывали становление «Гоголь-центра». Будучи театральными экспертами, мы беремся утверждать, что «Гоголь-центр», созданный режиссером и педагогом Кириллом Серебренниковым, стал выдающимся явлением в истории российского театра», — сказано в письме. – В «Гоголь-центре» сложился исключительный коллектив артистов и художников, способный решать сложнейшие творческие задачи. Но, прежде всего, это авторский театр. «Гоголь-центр» Серебренникова стоит в одном ряду с Художественным театром Станиславского и Немировича-Данченко, Театром Вахтангова, Театром Мейерхольда и Театром Таирова, «Современником» Ефремова и «Таганкой» Любимова, «Ленкомом» Захарова, БДТ Товстоногова и МДТ Додина».

АТК отметила, что «авторские театры без своих создателей быстро перерождаются, теряя свое неповторимое лицо. В письме подчеркнуто, что в 2021 году «Гоголь-центр» Серебренникова не исчерпал ни своей творческой идеи, ни мощного контакта с аудиторией – все билеты до весны сейчас уже проданы.

«Гоголь-центр» невозможен без Серебренникова. Москва 2020-х невозможна без «Гоголь-центра». Необходимо сохранить уникальный театр. Считаем, что Кирилл Серебренников должен остаться художественным руководителем «Гоголь-центра» и рассчитываем на Ваше содействие в этом вопросе», — сказано в письме, принятом на общем собрании Ассоциации театральных критиков 7 февраля.

3 февраля, 11:47КультураДепкульт ответил на слухи о «расторжении» контракта с Серебренниковым

Кирилл Серебренников — о влиянии власти на искусство, конфликте со зрителем и о фильме про «Петровых в гриппе»

https://www.znak.com/2021-01-07/kirill_serebrennikov_o_vliyanii_vlasti_na_iskusstvo_konflikte_so_zritelem_i_o_filme_pro_petrovyh_v_g

2021. 01.07

Почему и за что критикуют современный театр? В чем смысл провокаций на сцене? Чего ждать от премьеры фильма по книге Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него»?

Кирилл СеребренниковЯромир Романов / Znak.com

Об этом в интервью Znak.com рассуждает один из самых востребованных российских режиссеров Кирилл Серебренников (художественный руководитель театра «Гоголь-Центр», создатель фильмов «Ученик», «Изображая жертву», «Измена» и других), который в новогодние каникулы побывал в Екатеринбурге. Про политику и уголовное дело против него, которое вызвало общественный резонанс, Серебренников говорить отказался.

Мы встретились с режиссером после его экскурсии по музею Ельцин Центра.

— Как вам Ельцин Центр и музей Ельцина? Что-то вас там зацепило?

— Музей фантастический. Я думаю, нет ни одного нормального человека, которому он может не понравиться, потому что здесь действительно живет дух свободы, мне нравится, что в Ельцин Центре рассказывают про своего главного героя объективно, правдиво, без всякой лакировки, без лишнего мифотворчества. Вся эпоха, описанная в этом музее, — это огромная часть моей жизни, да практически вся моя жизнь, то есть ощущение, что ходишь по музею собственной жизни.

— Как вы к самому Борису Николаевичу относитесь?

— Сложно. Как к яркой и сложной личности, которая повлияла на нашу жизнь самым решительным образом.

«Люди не хотят видеть свою жизнь только в виде новостных сюжетов или криминальной хроники»

— Вы совсем скоро выпускаете фильм «Петровы в гриппе и вокруг него» по роману Алексея Сальникова. Это книга в том числе и о Екатеринбурге. Многие, кто был в уже осознанном возрасте в начале нулевых, впадают в ностальгию, находят что-то знакомое, родное. Но вы к Екатеринбургу практически никакого отношения…

— Как любой хороший роман, книга Сальникова про конкретный город и про все города сразу. Можно сделать экскурсию «Екатеринбург Сальникова» или «Екатеринбург в романе „Петровы в гриппе и вокруг него“», настолько точно все топонимически, но при этом каждый узнает в этом городе и то место, где он живет. Мы снимали этот фильм в Москве. Я не мог выезжать, потому что у меня шли суды. Но несколько проездов, пролетов с коптера были сняты в Екатеринбурге, нам помогали снимать местные ребята.

Яромир Романов / Znak.com

— Не было ли у вас впечатления, как будто вы смотрите чужой семейный альбом с фотографиями?

— Знаете, хорошая литература хороша именно тем, что она делает опыт автора твоим личным. Когда читал этот роман, я тут же стал частью этого города, этого мифа, частью истории семьи Петровых.

Я считаю, что Леша [Сальников] написал замечательный роман, который провоцирует фантазию и дает тебе огромное количество триггеров, которые заставляют, в свою очередь, думать о твоем детстве, о твоих демонах, ошибках и прочее.

[Роман] вроде бы сложный на первый читательский взгляд, но этот кубик Рубика хочется собирать, хочется разгадывать его ребусы. У нас в театре идет спектакль по «Петровым в гриппе и вокруг него», поставленный Антоном Федоровым, и он совершенно иной, нежели мой фильм. Это говорит о том, что роман богат возможностями толкования, щедр на трактовки. Это очень здорово.

— «Петровы в гриппе» — это абсолютно «литературный» роман и к тому же очень кинематографичный…

— Кто-то говорит: «Это литература, как ее возможно снять?», а кто-то говорит: «Наоборот, это чистое кино!»

— Но это очень атмосферный роман, и он, на мой взгляд, совершенно не создан для сцены. А вы как считаете?

— Наш спектакль получился, он пользуется зрительским спросом, в «Гоголь-центре» на него всегда аншлаг. Это огромный спектакль, сложнопостановочный, в нем занято много артистов. На него приходит полный зал. Да, сейчас допущено всего 25% зрителей, но до этого все билеты всегда были проданы.

— Почему?

— Спросите у зрителей… Наверное, люди вспоминают свое детство. Они, вероятно, хотят, чтобы современность и вообще жизнь вокруг них предстала на сцене в виде мифа, в виде сложного, умного, тонкого произведения. Они не хотят видеть свою жизнь только в виде новостных сюжетов, криминальной или судебной хроники. Поэтому роман и спектакль, который дает какую-то метафизическую трактовку нашей действительности, эмоционально принимается, он интересен.

«Екатеринбург возник в культурной среде, в интеллектуальной повестке»

— А вы сами любите на чужие спектакли ходить?

— Не очень. Есть несколько авторов, на работы которых я с удовольствием хожу, потому что мне интересно. При этом я считаю, что все авторы имеют право на существование, на работу, на жизнь, но это для меня всегда вопрос времени. Вы же не ходите ко всем подряд в гости, а ходите только к тем, с кем интересно, у кого можете чему-нибудь поучиться и с кем можете построить важный для вас диалог. Спектакль — это всегда диалог. Потому я хожу к людям, с которыми интересно его строить.

— А если, например, взять спектакли или фильмы, которые поставлены по тем же пьесам или сняты по тем же произведениям, что и ваши? Вам любопытно их смотреть или возникает творческая ревность?

— Нет, конечно, ревности нет. Столько разных цветов, и пусть все они цветут.

Яромир Романов / Znak.com

— А вы знаете, что у нас в Екатеринбурге тоже спектакль «Петровы в гриппе» идет?

— Нет, не знал. Вот сейчас узнал.

— Не любопытно глянуть?

— Понимаете, если я сейчас скажу «нет», то буду выглядеть, как сноб, а если скажу «да», значит, что это какие-то обязательства и я должен идти смотреть. Мне радостно, что этот роман дает изрядное количество возможностей взглянуть на него по-разному.

— А в Москве Сальников и «Петровы в гриппе» популярны?

— Популярны, огромное количество людей прочитало роман. Сальников для Екатеринбурга сделал что-то невероятно важное: он создал миф, благодаря ему возник шум вокруг города, и он возник в культурной среде, в интеллектуальной повестке. Урал стал поводом для написания большого серьезного и популярного у читателей романа.

«Посмотрите на историю театра — это борьба за право видеть мир по-своему»

— Вы говорили в одном из интервью, что вы любите работать с провокацией, чтобы люди выходили из зоны комфорта. Вас за это много ругали и ругают. А сейчас не стали прислушиваться к консервативной части театралов?

— Мне никогда не была интересна голая провокация, если вы про это спрашиваете. Театр всегда существует для зрителя. Это социальный заказ. В «Гоголь-центр» приходит прекрасная, продвинутая, умная, живая публика. Городская интеллигенция. Мы работаем для них.  

Искусство театра существует только здесь и сейчас, в ту секунду, когда мы на него смотрим.

Нет никаких законов, традиций, которым мы должны следовать, мы же не театр Кабуки.

Театр — это живое искусство, происходящее здесь и сейчас, он по своей природе всегда «современный».

Яромир Романов / Znak.com

А если говорить про конфликты с аудиторией… Посмотрите историю театра, мировой культуры, изобразительного искусства, и вы увидите сплошную борьбу за право видеть мир по-своему: конфликты в эпоху Возрождения между художниками и меценатами, скандалы с импрессионистами, творческие биографии Пазолини или Феллини вмещают суды и проклятия церкви. Все это связано с конфликтом художника и общества. Называйте это провокацией, называйте это своей точкой зрения, особым взглядом на мир у человека, который занимается искусством.

— А как же провокация ради провокации?

— Это глупость — делать провокацию ради провокации. Это неинтересно, это к искусству не имеет отношения. И это штамп восприятия. Так говорят люди, которые не очень разбираются в вопросе.

— Вы сейчас очень много работаете с иностранными театрами…

— Я работаю в опере, снимаю кино. Сейчас делаю проект для Венской оперы — «Парсифаль» по Вагнеру, потом будет «Нос» Шостаковича в Мюнхене и, наверное, будет драматический проект для Thalia Theater в Гамбурге, они приедут в Москву репетировать.

«Театр в Москве делать легко: деньги близко, зрителей полно. А вот в Мотыгино…»

— Как вы думаете, вы стали популярнее после судебных тяжб?

— Вы шутите? Я на свою, как вы говорите, «популярность» не жаловался никогда. Я работаю в Москве с 2000-х годов, с 2001 года и по нынешнее время, практически 20 лет, на все мои спектакли — аншлаги. Практически на все мои спектакли, которые идут по 16, по 17 лет, до сих пор ходит публика, это все большие залы. Мои фильмы идут по всему миру. Их премьеры были на главных кинофестивалях. Поэтому я не жалуюсь на отсутствие популярности.

— А в Ростове были аншлаги, когда там работали?

— В общем-то, да, когда-то были, когда-то нет. Но этот город меньше, там другая жизнь.

— Провинция? Там люди менее заинтересованы в театре?

— Менее заинтересованы, другие обстоятельства жизни, другая культурная потребность.

— Недавно у вас случилась интересная история с деревенским театром…

— Да-да, театр в Мотыгино.

Яромир Романов / Znak.com

— Вы агитировали известных режиссеров, актеров ехать туда. А сами туда собирались съездить?

— Так мы туда ехать собирались, уже билеты купили, продумали маршрут, как туда добраться, и в этот момент звонит художественный руководитель этого театра и говорит: «Ребята, вы нам очень помогли (в смысле, я и Собчак). Наш местный губернатор и администрация решили все наши вопросы». Теперь смысл ехать отпал. Мы очень рады, что мы с Ксенией этим ребятам смогли помочь дистанционно.

Но они приедут в Москву, у нас будет встреча. Сейчас до них еще и дико сложно добраться. Мы же хотели ехать с экстренным визитом, надо было лететь самолетом, вертолетом, вездеходом, это какой-то ад! 

— То есть в планах есть какое-то творческое взаимодействие?

— Да, помочь таким театрам, которые находятся в малых городах России, в далеких от театральных центров местах — это общая наша с вами задача. Это необходимо делать — ребятам этим помогать, потому что они герои, они делают театр там, где делать его невероятно трудно.

Кирилл Серебренников призвал коллег поддержать театр, собиравший деньги на ремонт туалета

Театр в Москве делать легко: деньги близко, зрителей полно. Даже в Екатеринбурге легко, потому что это традиционно театральный город. А вот в Мотыгино… Не очень легко. Поэтому нужно им всячески помогать.

— А кому нужен там театр?

— Я так скажу: если есть хоть три человека, у которых есть духовная потребность в театре, хоть несколько человек туда ходит, то значит, кому-то это нужно. 

— Знаете, даже в Екатеринбурге, бывает, читаешь соцсети и люди пишут у себя в постах, в комментариях, мол, «в театр еще кто-то ходит?», «кому он вообще нужен?», «делать им нечего!». И это в Екатеринбурге.

— Ну да, а другие люди тут же говорят: «А нам он очень нужен, без театра мы не можем!» И с удовольствием туда почему-то ходят. Если театра не будет… Уничтожить его гораздо легче, чем создать. Поэтому задача — сохранить этот тлеющий уголек, этот еле живущий огонек… Задуть его ничего не стоит.

«Есть театры, которые мне дико не нравятся, но туда ходит публика»

— Почему тогда столько раздраженных зрителей, ругающих «современный театр», современные постановки? 

— Это люди, которые не понимают сути вопроса, но имеют право злобно что-то такое выкрикнуть.

Но с точки зрения принципа diversity, я принимаю право неграмотного человека нести всякую чушь.

Есть ли у глупца право быть глупым? Есть. Мы же сейчас с вами сидим в Ельцин Центре, здесь говорится, что каждый имеет право на слово, имеет право нести, в общем-то, и ерунду. Мы можем только услышать, пожать плечами и пойти дальше.

— Как тогда отличить ерунду от не ерунды?

— Образование, внутреннее чувство, такт, вкус должны подсказать вам, что правильное, что мнимое, что ложное, что хорошо, что плохо. Искусство — это тоже территория выбора. Вы всегда выбираете, что вам нравится. Идите туда, где показывают то, что вам близко, но выбор должен быть обязательно.

— Кто устанавливает, что что-то считается хорошим вкусом, а что-то — нет?

— Никто не устанавливает. Зритель является заказчиком театра. Не чиновники, а именно зрители. Если театр востребован зрителями, то он наверняка имеет право на существование.

Государство, как мне кажется, должно поддерживать экспериментальный театр, тот театр, который не всегда может жить за счет кассы, сборов — он должен быть поддержан с помощью грантовой системы, чтобы художники могли делать эксперименты, которые будут двигать искусство вперед.

Но, вообще, заказчиком театра является просвещенное городское население. Есть театры, которые мне дико не нравятся, но туда ходит публика, значит, и они тоже имеют право на существование.

«Зрители выбирают, идти на спектакль или нет, по хештегам»

— Как вы относитесь к критикам — театральным, кинокритикам?

— Это, к сожалению, умершая специальность, потому что уже нет изданий, где критически заметки о театре могут публиковаться. Поэтому сегодня главная критика идет именно от зрителя, он — главный критик. Любой человек пришел на спектакль и — что он делает? — ставит хештег и пишет небольшую рецензию на то, что он увидел. И вот по этим хештегам, отзывам другие зрители выбирают, идти на спектакль или не идти. Нет ни одного издания, ни одного автора, мнение которого влияет на выбор зрителей.

— Получается, и учиться на критика не надо? А ведь столько людей на них в университетах учатся…

— Я и говорю о кризисе профессии. Да, они учатся, но тем, что они пишут, для выбора спектакля зрители больше не руководствуются. Они доверяют выбору других зрителей.

Яромир Романов / Znak.com

— А действительно ли критики пишут для зрителей?

— А для кого?

— Для авторов.

— Может, кто-то из авторов их и читает.

— Вы не читаете?

— Нет, я уже давно, много лет ничего подобного не читаю. Театру нужно только то, что влияет на покупку билетов. Статьи, рекламные материалы, которые приведут к тому, что зритель захочет купить билет в театр. Меня как худрука большого городского театра интересует только это. А все остальное — это мнения авторов, я их очень уважаю, но у меня есть свое мнение, есть свои эксперты, специалисты, к мнению которых я прислушиваюсь.

— Кто эти специалисты? Другие режиссеры?

— Нет, это интеллектуалы, это люди, понимающие в театре. Вот им я показываю свои спектакли, и они меня оценивают: либо разгромят, либо похвалят, либо промолчат. По-разному. Они достаточно искренне заинтересованы в моей судьбе как театрального режиссера и нашего театра как живо существующего организма. У нас есть такой внутренний худсовет, состоящий из очень умных, образованных, квалифицированных людей. Вот им я и доверяю.

Кирилл Серебренников — как управлять талантами?

Строго говоря, существует три мотивации: страх, деньги и любовь. Все остальное — комбинации или вариации.

Можно ли мотивировать только страхом? Можно. Весь опыт советского времени это доказывает: люди боятся увольнения, крика, злости, боятся впасть в немилость и т.д. Это создает дисциплину, некую строгость в отношениях. Но страх — эмоция краткосрочная, человек не может долго бояться. Он быстро заканчивается и перерождается сначала в агрессию, затем — в пассивное равнодушие.

Деньги тоже способны удерживать людей в некой компании, общности. Это знак современной России, когда талантливых людей просто покупают, и их главная мотивация — заработать как можно больше. Так возникали, например, «уникальные журналистские коллективы», которые жили на гигантских гонорарах. Отчасти это правильно, потому что стимулирует дисциплину, жажду реализации, максимальную отдачу, создает конкурентную среду. Но деньги провоцируют алчность, и если материальный аспект — единственная мотивация, то как только тучные времена заканчиваются, люди предают.

Самое трудное, но интересное — мотивация любовью, потому что она возможна только когда люди внутри команды любят свое дело и испытывают по отношению к своему лидеру чувство уважения, восхищения, у них есть ощущение необходимости служить общему делу. Только настоящая увлеченность процессом, искусством, театром, желание прославиться, стать лучшим в соревновании является долгоиграющей мотивацией в творческом коллективе. Конечно, в таком случае могут быть споры, срывы, раздоры, зависть, и все же это как в семье, когда тоже возможны определенные эксцессы, но люди друг другом дорожат.

Безусловно, первая и вторая мотивации тоже присутствуют, потому что артисты иногда воспринимают отсутствие страха или командного вектора как знак слабости руководителя, а слабых руководителей в России обычно не жалуют. И без денег человек тоже не сможет работать, невозможно на чистом энтузиазме жить долго, нужно кормить семью.

Российский режиссер, высмеивающий государство и церковь, получил условный срок за мошенничество

Том Балмфорт, Александр Решетников

МОСКВА (Рейтер) — Российский режиссер театра и кино Кирилл Серебренников был приговорен к трем годам лишения свободы условно в пятницу. признан виновным в хищении — гораздо более мягкое наказание, чем ожидали его сторонники.

Многие в либеральном культурном истеблишменте рассматривали это дело как попытку заставить замолчать кого-то, чья работа высмеивала роль церкви и государства в российском обществе, и ведущий критик Кремля Алексей Навальный отверг это как выдумку.

50-летний художественный руководитель московского авангардного театра «Гоголь-центр» был признан виновным в руководстве преступной группой с коллегами, похитившими 129 миллионов рублей (1,87 миллиона долларов) из государственных средств. Прокуратура потребовала тюремного заключения сроком на шесть лет, в то время как обвиняемые отрицали какие-либо нарушения.

Суд обязал их вернуть якобы похищенные средства и оштрафовал Серебренникова на 800 000 рублей (11 500 долларов США).

Сотни сторонников, собравшихся у площадки, подбадривали директора и столпились вокруг него, когда он покидал площадку в бейсболке, солнечных очках и противокоронавирусной маске.

«Соблюдайте социальное дистанцирование! Не заражайте друг друга — ведь нам нужно бороться за правду! » он сказал им.

В Кремле от комментариев отказались. В нем говорится, что среди некоторых деятелей культуры отмечен гнев, но нет никаких признаков широкой общественной напряженности вокруг этого дела.

Адвокат Серебренникова сообщил, что он планировал подать апелляцию и добиваться оправдательного приговора, сообщает РИА Новости. В нем говорилось, что суд удерживал некоторое имущество и деньги, принадлежащие ответчикам.

Навальный, который создал свой профиль, выступая против коррупции в истеблишменте, сказал, что трудно рассматривать результат как победу, несмотря на неожиданно мягкий приговор.

«Три года отсрочки для Серебренникова — это уголовное наказание по заведомо сфабрикованному делу», — написал он в Твиттере.

(1 доллар = 69,2715 рубля)

Дополнительная отчетность Максима Родионова, Антона Колодяжного, Александра Мозгового, Полины Ивановой; Монтаж Эндрю Осборна и Кевина Лиффи

Директору российского театра назначен трехлетний отсроченный приговор

Осуждение и приговор являются частью продолжающейся атаки на творчество и инакомыслие в России

(Нью-Йорк, штат Нью-Йорк) — Выдающийся русский театр и Кинорежиссер Кирилл Серебренников и группа сообвиняемых сегодня были осуждены по безосновательному обвинению в хищении.PEN America заявил, что осуждение и приговоры были еще одной несправедливой и необоснованной атакой на инакомыслящих в России.

Серебренников, директор Театра имени Гоголя в Москве и частый критик Кремля, столкнулся с обвинениями в хищении, которые правозащитники назвали слегка завуалированной попыткой мести за его откровенную политическую критику. В пятницу Мещанский суд Москвы приговорил Серебренникова к трем годам лишения свободы условно и штрафу в размере 800 000 рублей (11 500 долларов США).Суд также вынес условные приговоры его сообвиняемым Алексею Малобродскому (два года условно) и Юрию Итину (три года условно), каждый из которых выплатил штрафы в размере 300 000 рублей (4300 долларов США) и 200 000 рублей (2900 долларов США) соответственно. Всем троим запретили возглавлять культурные организации; Серебренников по-прежнему может посещать государственные учреждения культуры. Обвинения против четвертой подсудимой, Софии Апфельбаум, были понижены, и суд признал ее виновной только в халатности и не наложил штрафов.

«Российское правительство должно прекратить эту кампанию запугивания художников. Хотя это облегчение, что Серебренников и другие, скорее всего, не проведут следующие несколько лет за решеткой, их осуждение и ограничения, наложенные на их творческую свободу, являются проявлением растущей нетерпимости России к инакомыслию », — сказала Полина Садовская, программа PEN America Eurasia. директор. «Осуждение Серебренникова было основано на откровенных измышлениях и в целом рассматривается как не имеющее под собой никаких правовых оснований.Постановление является еще одним ударом по тревожной ситуации с правами человека в России и является тревожным сигналом для российских художников о том, что их права на самовыражение ограничены. Мы осуждаем эти убеждения и призываем к восстановлению свободы Кирилла и его сообвиняемых заниматься творчеством. ”

Известный своей открытой критикой правительства Путина, Серебренников высказывался по широкому кругу вопросов. Он раскритиковал преследование ЛГБТК + людей и выразил тревогу по поводу усиления цензуры, включая аресты членов панк-коллектива Pussy Riot, и растущего авторитаризма в России.

Вердикт вынесен после почти трехлетнего уголовного разбирательства в отношении подсудимых, которым было незаконно предъявлено обвинение в хищении 129 миллионов рублей (1,86 миллиона долларов) для проекта под названием «Платформа». Следователи ложно утверждали, что одно из шоу «Платформы» не состоялось, несмотря на то, что оно проводилось много раз и проводилась кампания в социальных сетях со стороны тех, кто присутствовал, с использованием хэштега # ябылнаплатформе (я был на «Платформе»).

Евразийская программа PEN America поддерживает поборников свободы слова в России и во всем регионе.Этот приговор вынесен на фоне продолжающейся кампании против тех, кто осмеливается выражать инакомыслие в России, и особенно против свободы творчества. За день до приговора по делу Серебренникова организация PEN America’s Artists At Risk Connection (ARC) и партнерские организации, в том числе Human Rights Watch и Европейская киноакадемия, опубликовали заявление, в котором призвали российскую прокуратуру снять обвинения. В 2019 году на Всемирном фестивале голосов PEN America в Нью-Йорке состоялась премьера фильма Серебренникова «Лето».

Любовь во времена карантина: Серебренников устраивает «Декамерон» в Берлине | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | DW

Группа мужчин и женщин спасается бегством из зараженного чумой города и уединяется в заброшенном загородном особняке, проводя время, рассказывая друг другу истории. Это основная сюжетная линия романа Джованни Боккачо «Декамерон ».

Классика XIV века, но версия, поставленная Кириллом Серебренниковым в Берлинском Немецком театре, выглядит как современный сериал.Или даже как история в ближайшем будущем, учитывая текущие события, связанные со вспышкой коронавируса. В этой новой пьесе, где люди в реальной жизни накапливают туалетную бумагу и дезинфицирующие средства, культурные и спортивные мероприятия отменены, а целые страны заблокированы, рассказываются истории любви во времена карантина.

Российский звездный режиссер Кирилл Серебренников, освобожденный после года домашнего ареста в апреле 2019 года, но все еще не получивший разрешения на выезд за границу, направил берлинскую постановку The Decameron из Москвы по Skype.

  • Известен, затем задержан: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Пока не освобожден

    Известный российский режиссер провел почти 20 месяцев в заключении в своей квартире после того, как в августе 2017 года был помещен под домашний арест. Он был освобожден в понедельник. но ему все еще грозит суд. Серебренникова обвиняют в сговоре с целью хищения государственных средств театра, которым он управляет, но многие считают эти обвинения политически мотивированными. Если его признают виновным, он может провести до 10 лет в тюрьме.

  • Известен, затем задержан: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Первоначально звезда путинского авангарда

    Свою широкую известность режиссер получил благодаря благословению государства, поскольку в середине-конце 2000-х Путин согласился развивать смелую и экспериментальную сцену искусства. Серебренников, родившийся в 1969 году и изучавший физику до постановки пьес и телефильмов в Ростове-на-Дону на юге России, был замечен министром культуры России, когда он начал работать в Москве в свои 30 лет.

  • Признано, затем задержано: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Создатель авангардной точки

    Серебренников был назначен художественным руководителем этого небольшого государственного театра в 2012 году и превратил Гоголь-центр в один из театров. самые популярные места для либеральной интеллигенции Москвы, объединяющие театр, современный танец, музыку, кино и занятия. В мае 2017 года российские власти провели обыск в многопрофильном комплексе искусств и арестовали трех сотрудников театра.

  • Известные, а затем задержанные: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Приливы изменились

    Серебренников поставил в Гоголь-центре различные успешные постановки, например, экранизацию «Идиотов» Ларса фон Триера в 2015 году. После массовых протестов против Путина после выборов 2011 года государственная идеология изменилась. В 2012 году министра культуры сменил консервативный националист. Влияние православной церкви на Кремль усилилось.

  • Признанный, затем задержанный: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Международный успех

    Между тем признание Кирилла Серебренникова стало распространяться по всему миру, его фильмы демонстрировались на ведущих мировых фестивалях, а его театральные постановки также гастролировали за рубежом. В 2016 году он был приглашен в качестве приглашенного режиссера в берлинский Komische Oper, где поставил свою интерпретацию комической оперы Россини 1816 года «Севильский цирюльник».

  • Признанные, затем задержанные: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Метафора нарастающего мракобесия

    Серебренников также снял фильм «Студент», показ которого состоялся в Каннах в 2016 году.Аллегория растущего консерватизма в стране изображает ученика, который вверг свою школу в катастрофу после того, как стал религиозным фанатиком. Режиссер также начал прямо критиковать отношение государства к ЛГБТ-сообществу в стране и захват Крыма Россией в 2014 году.

  • Признано, затем задержано: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Гомофобия в Большом театре?

    В июле 2017 года аншлаговая премьера в Большом театре балета «Нуреев» с участием одноименной известной артистки балета была отменена в последний момент.Поползли слухи, что влиятельные православные власти не одобряют его изображение гомосексуальной любви и хотят его переработать. Серебренников находился уже на четвертом месяце домашнего ареста, когда, наконец, состоялась премьера произведения.

  • Признанный, затем задержанный: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Биографический фильм о панке, заочно отмечаемый в Каннах

    Он снимал этот фильм в Санкт-Петербурге, когда его арестовали на съемочной площадке 22 августа 2017 года.На следующий день Серебренников был приговорен к домашнему аресту в Москве. «Лето» — биографический фильм, посвященный икону советского рока Виктора Цоя и ленинградской андеграундной культуре 1980-х годов. Он выступал на Каннском фестивале в 2018 году, но на премьеру режиссера не пустили.

  • Признанный, затем задержанный: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Бессмысленные обвинения

    Задержанный режиссер получил заметную поддержку во всем мире, в том числе на Каннском кинофестивале 2018 года (фото).Явной демонстрацией абсурдности обвинений в хищении, предъявленных Серебренникову и его коллегам из Гоголь-центра, стало то, что прокуратура заявила, что постановка «Сон в летнюю ночь» никогда не состоялась — хотя она получила множество наград и поехала с гастролями за границу.

  • Признанные, а затем задержанные: путь к славе Кирилла Серебренникова

    Театр без режиссера

    «Маленькие трагедии», основанные на четырех короткометражных драмах русского поэта Александра Пушкина, — лишь одна из классических работ Серебренникова.Премьера состоялась в сентябре 2017 года, всего через несколько недель после его ареста. В постановке были отсылки к текущим событиям и отсутствию режиссера, например, отрывки из стихотворения «19 октября», когда Серебренников должен был предстать перед судом.

  • Признанный, затем задержанный: путь Кирилла Серебренникова к славе

    Модернизированная сказка в разработке

    Премьера еще одной постановки Серебренникова должна была состояться в Штутгартской опере в октябре 2017 года, через несколько месяцев после его ареста.Его интерпретация «Гензель и Гретель» заключалась в том, чтобы показать кадры, снятые в Руанде. Тем не менее оперный театр представил неполный вариант произведения с подзаголовком «Сказка о надежде и несчастьях, рассказанная Кириллом Серебренниковым».

  • Признанный, а затем задержанный: путь к славе Кирилла Серебренникова

    Направление под домашний арест

    Находясь под стражей в своей двухкомнатной квартире без доступа к Интернету и телефону, Серебренников успевал ставить сложные постановки, давая инструкции по Флешки своим помощникам.Его последняя опера, адаптированная из оперы Верди «Набукко», состоялась в марте в Гамбургской государственной опере. Несмотря на то, что 8 апреля его освободили из-под домашнего ареста, режиссеру по-прежнему не разрешают выезжать из Москвы.

    Автор: Элизабет Гренье


Как будто это было недостаточно сложно, директор также нанял через секретное объявление пять немецких пожилых людей без какого-либо предыдущего актерского опыта. Их роль в спектакле — бессмысленно бродить по сцене часами, а в финальных сценах произносить великолепные монологи.

После нескольких переносов долгожданная премьера наконец-то состоялась в Берлине 8 марта.

Вечные истории любви

Из 100 сказок, составляющих Декамерон Боккаччо, Серебренников выбрал 10 историй. Их рассказывают на двух языках, русском и немецком, что превращает спектакль в почти четырехчасовое мероприятие.

Серебренников предлагает бесплатную адаптацию оригинального литературного материала; большинство историй переносятся в настоящее, в то время как другие рассказываются без привязки к времени или месту.

Одна из историй, выбранных режиссером, — это история о женихе, который влюбляется в королеву и принимает облик своего мужа, короля, чтобы провести с ней ночь. В другом рассказывается о ревнивом отце, который мучительно убивает любовника своей дочери.

Любовь — странная игра. Сцена из «Декамерона» Серебренникова

Это истории о безответной любви и страсти, где главные герои поглощены своими эмоциями — буквально поглощены, как подчеркивает драг-исполнительница Джорджетт Ди в сильном монологе.В роли неверной жены она объясняет, что каждый раз, когда она встречает любовника, ее мужу снится один и тот же кошмар: волк нападает на его жену и разрывает ей лицо. По мере того как волк и жена с годами становятся старше, становится ясно одно: приручить их просто невозможно.

Любовь как борьба

Спектакль поставлен в огромном зале, что удивляет только на первый взгляд. Серебренников использует спорт как метафору напряженной борьбы каждого человека с самим собой, своими инстинктами и чувствами.По словам Серебренникова, любовь никогда не бывает взаимной; любые отношения порочны, и вы можете заставить другого человека полюбить вас только с помощью грязных уловок.

Не создавая шедевра своей берлинской постановкой « Декамерон », Серебренников предлагает интересный и невероятно грустный взгляд на вневременную работу.

  • Эпидемии в литературе

    Томас Мор: «Утопия» (1516)

    На далеком острове моряк обнаруживает идеальное общество: среди местных жителей существует равенство, оно демократично, собственность является общинной.В то время жизнь в Англии была противоположной. Причем: эпидемий не было, в отличие от Англии, не раз страдавшей от чумы. На фотографии выше показаны танцоры дрезденской оперы Земпера в роли «утопистов» в музыкальном театральном проекте по роману Мора.

  • Эпидемии в литературе

    Джованни Боккаччо: «Декамерон» (1349–1353)

    Семь женщин и трое мужчин спасаются от чумы в загородном доме недалеко от Флоренции. Какими бы жестокими ни были описания в начале, 100 новелл в сборнике удивительно занимательны.Чтобы скоротать время, каждый из беглецов определяет тему на день, и каждый должен рассказать соответствующую историю. Тонкое или грубое, трагическое или комичное — разворачивается целый мир.

  • Эпидемии в литературе

    Фрэнсис Бэкон: «Новая Атлантида» (1627)

    Бэкон представил себе утопический остров под названием Бенсалем, где проживают жители затерянного города Атлантида. Они очень вовлечены в исследования и науку, и в «Новой Атлантиде» ожидаются изобретения, в том числе подводные лодки, ветряные турбины и слуховые аппараты.«Изначально иностранные моряки были помещены в карантин для защиты островов от возможных болезней.

  • Эпидемии в литературе

    Даниэль Дефо:« Журнал года чумы »(1722)

    Даниэль Дефо, пять лет, уехал в деревню чтобы уберечь его во время Великой чумы в Лондоне, полагался на свидетельства очевидцев и тщательные исследования для описания разрушительных событий. Дефо рассказывает историю о городе, находящемся в чрезвычайном положении, столкнувшемся с истерией, суевериями, безработицей, грабежами и мошенничеством. .

  • Эпидемии в литературе

    Альбер Камю: «Чума» (1947)

    В «Чуме» Камю врач по имени Бернар Рье описывает, как первые крысы умирают от чумы, а затем тысячи крыс. граждане в алжирском портовом городе Оран. Каждый по-своему подходит к борьбе с Черной смертью, но, в конце концов, она убивает как невинных, так и безжалостных.

  • Эпидемии в литературе

    Стивен Кинг: «Стенд» (1978)

    Мутантный вирус вырывается из военной исследовательской лаборатории и убивает почти все население США.Лишь немногие неуязвимы, им осталось самоутвердиться в обезлюдевшем мире с разрушенной инфраструктурой. Возникают две группы — в основном «добрые» и «злые», обе возглавляются харизматическими лидерами.

  • Эпидемии в литературе

    Хосе Сарамаго: «Слепота» (1995)

    Жители безымянного города внезапно ослепли. Чтобы предотвратить распространение потенциального заболевания, их помещают в пустую психиатрическую палату, и их обслуживают врач и его жена, которых сыграли Марк Руффало и Джулианна Мур в одноименном фильме 2008 года (изображение).Ситуация быстро обостряется, но в величайшем хаосе некоторые люди восстанавливают зрение.

  • Эпидемии в литературе

    Филип Рот: «Немезида» (2010)

    Действие романа происходит в Ньюарке, штат Нью-Джерси, летом 1944 года во время серьезной вспышки полиомиелита. Он воссоздает ужас, страх, плохую информацию и чувство бессилия среди населения, столкнувшегося с паралитическим заболеванием, которое в основном поражает детей, калекая одного ребенка за другим.Вакцина не была доступна до 1955 года.

    Автор: Надин Войчик (db)


Российский суд отклонил иск против прославленного театрального режиссера

МОСКВА (AP) — Московский суд в среду прекратил дело против известного театрального режиссера через два года после того, как его обвинили в хищении и поместили под домашний арест.

Суд, который в течение 10 месяцев проводил слушания по делу Кирилла Серебренникова и его соратников, постановил, что дело должно быть возвращено в прокуратуру из-за отсутствия доказательств в обвинительном заключении.

50-летний Серебренников, возможно, самый знаменитый театральный режиссер России, и его соратники столкнулись с обвинениями в хищении государственного финансирования театрального проекта. Он отверг обвинения как абсурдные, и многие в России рассматривали обвинения как наказание за его антиправительственные взгляды. Его постановки, от драмы до оперы и фильмов, высмеивают официальную ложь, коррупцию и растущий социальный консерватизм.

Серебренникова обвиняли в хищении 133 миллионов рублей (около 2 миллионов долларов) государственного финансирования.Первоначально следователи утверждали, что режиссер и его соратники украли средства, выделенные на постановку нескольких спектаклей, утверждая, что одна из этих пьес так и не увидела свет, хотя на самом деле она была поставлена ​​под одобрение критиков. Позже следователи отозвали это заявление и так и не выяснили, откуда, по их мнению, были украдены деньги.

Проведя ночь в заключении, Серебренников был помещен под домашний арест в августе 2017 года. Он был освобожден только в апреле и пообещал не покидать страну.Несколько его соратников провели в тюрьме несколько месяцев.

Ведущие представители российского художественного сообщества постоянно обращались к президенту Владимиру Путину с просьбой освободить Серебренникова, и многие видные деятели искусства со всего мира присоединились к призыву.

Советник Путина по культуре Владимир Толстой в своем выступлении перед информационным агентством «Интерфакс» в среду назвал решение суда «отличной новостью».

Авторские права © 2021 г. Все права защищены.Этот веб-сайт не предназначен для пользователей, находящихся в Европейской экономической зоне.

ПУТИН-шоу: Кирилл Серебренников и консервативная революция в России

Дело было возбуждено рано утром 23 мая 2017 года, когда были совершены обыски в 17 различных помещениях, в том числе в Гоголь-центре, театре, основанном Кириллом Серебренниковым. Те, кто случайно оказался поблизости, подумали, что это была бомба: периметр центра был оцеплен, люди в масках с оружием бегали внутри и снаружи здания, всех актеров и рабочих загнали на сцену, у них отобрали телефоны. и им не разрешали выходить из здания в течение нескольких часов.На тот момент уже было ясно, что это не обычный случай хищения, а, скорее, операция, устроенная для того, чтобы устрашить весь театральный мир. Но почему именно тогда? Почему Кириллу Серебренникову досталась роль главной жертвы? И почему уголовное дело, как можно было ожидать, не имело отношения к Гоголь-центру, а касалось «Платформы» — проекта, в котором Серебренников участвовал с 2011 по 2014 годы, еще до того, как центр был создан?

На все эти вопросы есть простой ответ.В течение некоторого времени Алексей Навальный, ведущий оппозиционный деятель современной России, ведет крестовый поход против коррупции, которая процветает в высших эшелонах российской власти. Дело против Серебренникова было, среди прочего, прямым ответом на разоблачения Навального.

Кремль по возможности предпочитает зеркальные ответы. Если люди в Москве собираются на митинги против фальсификации парламентских выборов, большое количество «путингов» (публичные митинги в поддержку Путина — прим. Ред.).) вскоре организуются в поддержку высших властей страны. Если деятель оппозиции приступит к разоблачению серьезных финансовых проступков в высших эшелонах власти, аналогичные разоблачения в отношении членов оппозиции или либеральной интеллигенции обязательно последуют. Конечно, эти разоблачения должны сопровождаться огромной оглаской, ориентированной на известного общественного деятеля.

Театральный мир — особенно удобная цель. С одной стороны, он может похвастаться высокой концентрацией известных имен.С другой стороны, русский театр больше зависит от государственного финансирования, чем любой другой вид искусства. В-третьих, финансовое законодательство страны разработано настолько абсурдно, что практически невозможно сделать что-либо в театре, не нарушая закона. Директор театра, который всегда неукоснительно соблюдает букву закона, не сможет платить за туалетную бумагу, не говоря уже о костюмах. Это делает театр очень удобной мишенью для разоблачений: всякий раз, когда им это подходит, власть имущие могут найти примеры «растраты», связанной с кем-то, кто попал в немилость.

Но это только верхушка айсберга. То, что находится под поверхностью, гораздо интереснее. Оглядываясь назад, мы можем увидеть, что в 2011 году, когда был запущен проект «Платформа», мы жили в совершенно иную эпоху. Крым еще не был аннексирован, контакты с Западом не только не запрещались, но и поощрялись, поправка к закону, касающаяся оскорбления религиозных чувств, еще не была принята, и люди на сцене современного искусства еще не считались предателями нация.Более того, именно во время президентства Дмитрия Медведева (реальное или номинальное зависит от вашей точки зрения) — впервые в истории Российской Федерации — режим фактически публично заявил, что он желает и может поддерживать то, что считалось современным искусством.

Четыре года правления Медведева (с 2008 по 2012 год) часто игнорируются в России, и тем более на Западе, где считалось само собой разумеющимся, что Медведев был всего лишь регентом Путина на троне.На самом деле вопрос не в том, какой властью обладал Медведев. Важно то, что именно во время его президентства несколько сфер общества, таких как промышленность, экономика, наука и другие, были вынуждены модернизироваться и вестернизироваться.

В годы правления Медведева были предприняты большие шаги по либерализации законодательства, регулирующего бизнес. Два года службы в армии сменились одним. В университетах была введена система единых государственных экзаменов, что приблизило стандарты российского образования к западным.Интересно, что именно в эти годы правоохранительные органы России изменили свое название с «милиця» на «полица». «Полиция» подразумевает что-то «западное», а «милиця» — что-то более советское.

На втором году президентства Медведева, в рамках процесса модернизации и вестернизации, кремлевский истеблишмент внезапно вспомнил об искусстве. К тому времени стало ясно, что провести существенные реформы в экономике будет чрезвычайно сложно, а косметические изменения (например, изменение названия полиции) еще недостаточно.Культурные реформы стали своего рода заменой настоящей модернизации, которой не удавалось провести где-либо еще.

Стенографическая запись встречи Медведева с рядом деятелей культуры 24 марта 2011 г. недвусмысленно свидетельствует о том, что на тот момент Кремль не просто стремился к новым тенденциям и модернизирующим усилиям в искусстве, но и хотел степень, способствующая их побуждению. Эта прямая цитата президента является показательным примером: «На мой взгляд, модернизация, о которой я и другие коллеги много говорили в последнее время, модернизация нашей жизни, основ нашей экономики и политической системы, должна быть выполняться людьми, которые поддерживают развитие.И это, как правило, люди, которые ценят и понимают современное искусство. То есть есть прямая ссылка, если позволите… » [курсив автора]

Однако одна из составных частей культуры — театр — довольно сложна. Его модернизация была особенно сложной задачей. В России театр оказался наиболее устойчивым к ветрам перемен. В то время как буквально все остальное могло перейти на новые треки (были ли эти треки хорошими или плохими — другой вопрос), громоздкие, негибкие репертуарные театральные труппы и столь же негибкие и консервативные театральные академии практически не изменились с 1975 года, а может быть, даже с тех пор. Сталинское время.Властям внезапно понадобились люди, которых они могли привлечь к своим скромным модернизационным усилиям (в первую очередь организационного, но отчасти и эстетического характера).

Кирилл Серебренников оказался из тех людей, которые, повторюсь, худощавые в русском театре.

Принято считать, что прославленный режиссер пошел в Кремль с шляпой в руке, выпрашивая деньги на свои различные проекты. Но это чистый миф. На самом деле произошло прямо противоположное.В рамках своей модернизации власти в лице конкретных бюрократов стали оглядываться и спрашивать: а кто нам лучший выбор в театре? Кто такая символическая фигура? И человек, которого они придумали, был Серебренников.

Он всегда был уникальным в театральном мире России. В отличие от подавляющего большинства российских режиссеров, он не окончил драматическую академию (режиссерский диплом в одной из них в России — своего рода фетиш; режиссер без него никогда не избавится от ярлыка дилетанта).Он первым вывел «новую драму» (от братьев Пресняковых до Марка Равенхилла) из андерграунда на самые почитаемые русские сцены, такие как МХТ, МХТ. Он никогда не уклонялся от открытого решения социальных проблем, чего презирает традиционный русский театр, где искусство должно иметь дело с вечным, а не эфемерным. Фактически он нарушил все неписаные законы русского театра, но, тем не менее, его обожали величайшие актеры страны, став одним из самых известных российских режиссеров.

Этот факт вызвал страстную зависть и раздражение у многих театральных деятелей, считавших, что слава, приобретенная «этим дилетантом без диплома», построена исключительно на «разрушении традиций русского театра». Однако все качества, которые довольно консервативное театральное сообщество в России считало опасными и вредными, были в годы Медведева внезапно востребованы политическим истеблишментом. Итак, по иронии судьбы, в какой-то момент чиновники оказались более прогрессивными, чем театральное сообщество.

Именно в этом контексте в 2011 году Серебренников запустил свою платформу, проект, объединивший четыре направления: современный танец, современная музыка, современный театр и мультимедиа. Невозможно перечислить всех хореографов, композиторов, дизайнеров, музыкантов, актеров и исполнителей, принимавших участие в широкомасштабной деятельности Платформы. Столь же сложно оценить количество реальных мероприятий, которые были организованы: когда участники попытались воссоздать фактический отчет о тех годах, они собрали более восьмидесяти плакатов! Следует также подчеркнуть, что в те годы большинство русских театров не тронуло бы многих художников, композиторов и режиссеров, привезенных Серебренниковым, с баржей-шестом.Фактически это было попыткой наладить параллельную культурную жизнь, основанную на новых идеях и европейских моделях развития.

В 2012 году Сергей Капков, в то время прогрессивный руководитель Департамента культуры Москвы, назначил Серебренникова художественным руководителем унылого Гоголевского театра, куда ни один театральный критик не ступал много лет. В итоге известный режиссер превратил его в Гоголь-центр, оплот авангардных театральных экспериментов. Фактически он основал в Москве театр нового типа, двери которого были открыты для публики практически круглосуточно и который, помимо театральных представлений и премьер, принимал постоянный поток круглых столов, политических дискуссий, лекций и кинопоказов. привлечение либеральных и оппозиционно настроенных людей.Все это произошло в эпоху Медведева.

Показательно, что создание этого нового заведения вызвало волну протестов и скандалов, особенно в театральном сообществе: актеры старой труппы Гоголевского театра были категорически против модернизации и вышли на улицы Москвы. под патриотическими знаменами, призывая власти положить конец «разрушению ценностей национального театра». Они стали писать отчеты в самые разные инстанции, от Государственной Думы до прокуратуры, осуждая постановки новоназначенного художественного руководителя и обвиняя их во всевозможных грехах: нецензурной брани, оскорблении чувств верующих, пропаганде. гомосексуальность и педофилия, а также присвоение государственных средств.

Эти разоблачения ясно показывают, что то, что западная журналистика часто представляет как конфликт между российским обществом и российскими властями, не адекватно отражает ситуацию. Сторонников модернизации, а также сторонников статус-кво, людей, придерживающихся как либеральных, так и проправительственных взглядов, можно найти во всех сферах российской жизни, от вершины пирамиды власти до самого театрального сообщества. Достаточно сказать, что в главном театре Ростова-на-Дону, города, где родился и вырос Серебренников, до сих пор идет спектакль « Сталин: Часовщик », представляющий Сталина как эффективного менеджера, поставленный Александром Пудиным в постановке. лучшие социалистические традиции.Было бы наивно предполагать, что Пудин был вынужден поставить пьесу кем-то из высокопоставленных лиц. Он делал это, слушая свое собственное сердце. В России полно таких людей, как Пудин. И каждый из них готов при необходимости осудить «неподходящего» директора.

Но если в период президентства Дмитрия Медведева сказки консервативных театральных деятелей об ужасном разрушителе русской морали и русской театральной традиции интересовали только их самих и их близких, то в годы, которые следовали за атмосферой в стране, начал кардинально меняться.

В 2012 году Владимир Путин был избран президентом на третий срок. Точнее, он снова взошел на престол, который временно освободил для Медведева, любезно предложив своему бывшему преемнику должность премьер-министра. В своей предвыборной кампании Путин делал упор на консервативные ценности, а не на модернизацию. Он правильно подсчитал, что в тяжелые экономические времена (цена на нефть уже начала падать) единственный способ сохранить власть — это использовать самые архаичные потребности, исходящие из самых глубин национальной психики, а именно имперскую идею, которая: Парадоксально, но объединяет русские православные традиции с прославлением советского прошлого.

Фактически, восемнадцать лет путинской эры включают несколько отдельных эпох. Представьте, что вы пришли в театр. Занавес опущен, на нем написано имя ПУТИН. Однако вы не знаете, какое шоу вы увидите, когда поднимется занавес. Это в двух словах история «путинизма». Верховный правитель на самом деле не придерживается какой-либо конкретной идеологии. Он руководствуется целесообразностью и желанием удержать власть. В 2012 году он счел полезным продвигать идею возрождающейся великой России, которая хранит свои традиции и противостоит разлагающемуся и аморальному Западу, стремящемуся поработить его.Однако, если вы выбираете идеологию исходя из соображений целесообразности, вам неизбежно придется полагаться на людей, для которых эта идеология составляет raison d’être .

Таким образом, пост министра культуры в кабинете Путина в 2012 году перешел к Владимиру Мединскому, стойкому антизападу и стойкому патриоту, имеющему тесные связи с самыми обскурантскими кругами Русской православной церкви и ФСБ. В документах, подготовленных Министерством культуры еще при Медведеве, каждое третье слово было «инновация.После 2012 года эти документы были переписаны, тщательно заменив «традиции» на «инновации».

Интересно, что отношения между новым министром и премьер-министром Медведевым с самого начала были почти откровенно враждебными. Мединский не воспринимает своего непосредственного начальника всерьез, правильно полагая, что покровительство высокопоставленных силовиков сделало его собственное положение практически неприкосновенным.

Министерство Мединского было одним из центров консервативной революции в России.Министерство стояло за введением широко распространенной в настоящее время идеи финансовой цензуры, которая оказывается гораздо более коварной, чем идеологическая цензура в советском стиле. На какой риск пошел режиссер, поставив в советское время нонконформистский спектакль? Он рисковал, что Управление культуры (так в то время называлось ответственное учреждение) могло запретить производство или наложить на него изменения. Сейчас ставки намного выше. Формально цензуры нет, но на самом деле происходит следующее: если вы производите что-то, что не нравится неформальным цензорам, любое нарушение абсурдных финансовых правил (и, как я уже сказал, практически невозможно функционировать, не нарушая их) будет использоваться против вас.Режиссер, решивший поставить сегодня радикальное театральное представление, ставит под угрозу не только сам спектакль, но и свободу руководителя театра, подписывающего все финансовые документы. Иногда, как мы видим сейчас, он или она также может рисковать своей собственной свободой. Степень самоцензуры со стороны российских театральных режиссеров сделала реальную цензуру излишней.

Есть серьезные основания полагать, что дело Серебренникова инициировали Мединский и его союзники в РПЦ и ФСБ .По сути, это не только война нового поколения чиновников против свободного театрального сообщества. Битва ведется и с чиновниками, проводившими политику модернизации при Медведеве, в своего рода косвенном разговоре с ними. Пока мы нацелились на вашего протеже, но рано или поздно мы доберемся до тех из вас, кто осмелился превратить великую и независимую Россию в часть упадочного Запада. Владимир Путин выпустил из бутылки джинна консерватизма, но джин зажил собственной жизнью.Еще неизвестно, над кем он теперь будет доминировать.

Все, что я здесь описываю, можно описать словом «люфт». Это реакция на модернизационный тренд предыдущего периода, на скачок общества. А точнее попытка прыжка. В России такие скачки всегда были недолговечными.

Стоит вспомнить пропасть, образовавшуюся между русским авангардом 1920-х годов и тяжеловесным сталинским имперским стилем, пришедшим на смену ему к концу того десятилетия.Конечно, политика Сталина в первую очередь определялась его автократическими устремлениями, которые привели к безжалостному устранению всех потенциальных соперников и их соратников. Но в игре имелось кое-что еще, помимо личных амбиций: Сталин держал пари, что большинство людей вернулись к былым временам и предпочли всем антизападную идею построения новой (советской) империи с новым царем-отцом. революционные начинания предшествующего периода. Чтобы описать, как один проект модернизации 1920-х годов сменялся другим (от сексуальной революции до прорывов в педагогических подходах), потребовалось бы много времени.А перечислять все авангардные направления в театре, литературе и изобразительном искусстве, которые были уничтожены при Сталине, потребуется много времени. Это происходило не день за днем, а шаг за шагом.

Тем не менее, к концу сталинской эры, то есть к началу 1950-х годов, ушли Театр Всеволода Мейерхольда, Камерный театр Александра Таирова, Еврейский театр Соломона Михоэлса, а также коллектив ОБЭРИУ, ответственный за замечательный расцвет русского абсурдизма.Ничего даже отдаленно напоминающего 1920-е годы не осталось. Фактически, при Сталине революционный проект, который ранее реализовывался в стране различными способами, был заменен проектом реставрации, хотя левые лозунги продолжали украшать фасад Советского Союза.

Конечно, кратковременный подъем модернизации, произошедший при Медведеве, нельзя сравнивать с экстраординарной эпохой русского авангарда, так же, как, к счастью, нынешний консервативный поворот не такой кровавый, как тот, что был семьдесят лет назад.Но это не меняет сути. И неизбежно, как и в конце 1920-х годов, искусство становится главной мишенью новой консервативной революции. В стране, где со времен Сталина пристрастие к авангардным экспериментам и подражанию западным тенденциям сравнивалось с государственной изменой, и где классиков превращали в иконы, которые нужно почитать в соответствии с жесткими правилами, политические вопросы всегда требовали эстетики. Проверка.

Логика новых консерваторов проста: если модернизация проводится людьми, которые «ценят и понимают современное искусство», все его приверженцы автоматически становятся подозрительными.Став символом модернизационного направления, Кирилл Серебренников, очевидно, должен был стать жертвенным агнцем новой консервативной революции. Его случай — лишь наиболее заметная часть битвы между силами, которую мы можем условно назвать архаической и модернизирующей. Исход битвы пока неясен. Однако очень скоро, после мартовских президентских выборов, мы увидим, какой спектакль будет поставлен, когда занавес, все еще украшенный именем ПУТИН, поднимется.

Эта статья была впервые опубликована в Eurozine (английская и русская версии) и перепечатана с разрешения.

Переводчик: Юлия Шервуд. Авторские права: Еврозин / Марина Давыдова.

Польский журнал Dialog заказал статью.

Мосгорсуд освобождает режиссера театра Серебренникова под подписку о невыезде — Общество и культура

МОСКВА, 8 апреля./ ТАСС /. Мосгорсуд освободил театрального директора Кирилла Серебренникова и еще двоих фигурантов дела о хищении государственных средств под подписку о невыезде, сообщил корреспондент ТАСС.

«Предыдущее решение, вынесенное судом первой инстанции, настоящим пересматривается, и апелляция защиты удовлетворяется», — сказал судья суда.

Помимо Серебренникова под подписку о невыезде отпущены продюсер Юрий Итин и бывший чиновник Минкульта София Апфельбаум.

Дело Серебренникова

25 октября 2018 года Мещанский районный суд Москвы приступил к рассмотрению дела Серебренникова по существу. Помимо Серебренникова, Итина и Софии Апфельбаум в числе обвиняемых находится продюсер Алексей Малобродский. Дело против бывшего главного бухгалтера некоммерческой организации «Седьмая студия» Нины Масляевой будет рассматриваться отдельно, поскольку она заключила сделку о признании вины.

По версии следствия, в 2011 году Кирилл Серебренников запустил проект «Платформа» с целью развития и продвижения современного искусства.В 2011–2014 годах Минкультуры России выделило на реализацию проекта более 214 млн рублей. Для реализации проекта Серебренников учредил автономную некоммерческую организацию «Седьмая студия», наняв для работы ряд своих знакомых, в том числе Алексея Малобродского, Юрия Итина, Екатерину Воронову и Нину Масляеву.

Сыщики считают, что в 2011-2014 годах Малобродский, Воронова и Масляева разрабатывали годовые планы мероприятий в рамках проекта «Платформа» по поручению Серебренникова и Итина, сознательно используя ложные данные о количестве и стоимости событий.Они представили эти планы в Минкультуры для обоснования бюджетного финансирования. Они также составили отчеты об исполнении для представления в министерство, которые доказали, что бюджетные ассигнования, полученные Седьмой Студией, были полностью израсходованы на запланированные мероприятия. Следствие считает, что таким образом из федерального бюджета было хищено 130 млн рублей (1,98 млн долларов).

Кремль заявляет, что арест главного режиссера Кирилла Серебренникова «не цензура»

Кремлевская среда настаивала на том, что арест главного режиссера театра и кино Кирилла Серебренникова по обвинению в хищении государственного финансирования не связан с политикой или цензурой искусства.Пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков заявил журналистам: «В этом случае не стоит тратить время на разговоры о какой-то политизации, цензуре и так далее. Такие обсуждения абсолютно неуместны и не имеют ничего общего с чисто финансовыми вопросами ».

Пресс-секретарь Кремля давал свой первый подробный комментарий по делу. Серебренников, креативный директор театра Гоголь-центр в Москве, который также ставил спектакли в Большом театре, находится под домашним арестом после того, как на прошлой неделе ему было предъявлено обвинение в хищении у государства 68 миллионов рублей (1 доллар США.15 миллионов) на финансирование театрального проекта, за который ему грозило десятилетие тюрьмы. Он отрицает свою вину.

Песков сказал, что обвинение просто показывает, что «необходимо учитывать государственные средства». Это дело вызвало бурю негодования в мире искусства в России и за ее пределами, и многие связывают его с критикой Серебренниковым усиливающейся государственной цензуры искусства.

Песков, однако, отказался от поддержки Серебренникова со стороны коллег по театру. «Поддержка коллег … очень понятна, но, наверное, не стоит связывать эту поддержку напрямую с теми вопросами, которые у следователей есть к Серебренникову», — сказал он.

Одна из самых известных российских актрис и филантропов Чулпан Хаматова, которая когда-то сняла видео в поддержку предвыборной кампании Путина, сегодня выступила против его ареста на церемонии награждения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.