Серебренников стучал на коллег это его и сгубило – Камера, мотор!

Содержание

Камера, мотор!

Арест Кирилла Серебренникова – это только начало. Вот только начало чего?

И се чудовище ужасно,
Как гидра, сто имея глав,
Умильно и в слезах всечасно,
Но полны челюсти отрав.
Земные власти попирает,
Главою неба досязает,
"Его отчизна там", - гласит.
Призраки, тьму повсюду сеет,
Обманывать и льстить умеет
И слепо верить всем велит.
Александр Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву.

Реакция известных людей на арест Кирилла Серебренникова – ещё одно доказательство того, почему на скамье подсудимых оказался именно этот режиссёр. За Серебренникова вступились такие разные люди как Лев Додин и Филипп Киркоров, Иван Ургант и Людмила Улицкая, Наталия Солженицына и Ксения Собчак, Андрей Малахов и Константин Хабенский… Если хотели найти такого человека, арест которого встревожил бы столь разных известных людей, то лучше Серебренникова человека было бы не найти. С одной стороны все деятели культуры – массовой и элитарной – его отлично знают, как и многие влиятельные московские политики и предприниматели. Но «широкие массы» о Серебренникове едва ли слышали. Это не Олег Табаков, не Марк Захаров, не Константин Райкин.

«Это акт устрашения, сигнал…»

Нет, Серебренникова, конечно, задержали в Петербурге, а потом арестовали в Москве не для того, чтобы объединились вдова Александра Солженицына и дочь Анатолия Собчака. Но реакция на арест Кирилла Серебренникова  означает, что это многих известных людей по-настоящему взволновало. Поддержать Серебренникова к зданию Басманного суда, где решался вопрос о мере пресечения, пришли Юлия Пересильд, Дмитрий Быков, Юрий Быков, Леонид Парфёнов, Алексей Учитель, Борис Хлебников, Сергей Юрский… Кинорежиссёр Алексей Попогребский после задержания Серебренникова сказал: «То, что было сейчас сделано, - это акт устрашения, сигнал, который мы сейчас должны, понять, услышать. Я лично отказываюсь его слышать. Я считаю это актом работы кафкианской машины, чёрного ящика, который живет по своим законам».

Можно, конечно, отказываться слышать, но это уже прозвучало. Сигнал до многих всё равно дошёл. Впредь деятели культуры будут осторожнее или лояльнее. А если нет - им представится возможность уехать, чтобы не «мутить воду» в пределах России. Когда по ночам люди в масках хватают таких людей как Серебренников, желание приспособиться к новым условиям возникает само собой.

Кирилл Серебренников. Фото: Евгений Фельдман для «Медузы».

Вот один пример того, что сигнал, поданный 23 августа 2017 года из зала Басманного суда, дошёл до адресата. В тот же день на официальном сайте лидера группы «Ноль» Фёдора Чистякова под заголовком «Осторожно, двери закрываются», появилась запись о том, что он отменяет свои концерты в России.

«Что называется и “к бабке не ходи”, что дело носит явно репрессивный характер, - написал Фёдор Чистяков сразу же после решения Басманного суда. - Почему я так думаю? Потому что воруют очень многие. Причём по определению. Законодательство РФ финансовое и налоговое сознательно усложняется, и найти организацию или предпринимателя к которым есть к чему “докопаться” не составляет труда. Было бы желание».

Чистяков недавно уехал в США – после того, как «Свидетели Иеговы», к которым он принадлежит, в России были признаны экстремистской организацией. Но у Фёдора Чистякова всё ещё оставалась надежда, что он будет приезжать в Россию с гастролями. Тем более что музыканты его группы остались в России. Но затем продолжилась «дипломатическая война» России и США, приостановилась выдача виз. Музыкант стал сомневаться, что гастроли в таких обстоятельствах возможны. А тут как раз подоспело известие о Серебренникове.

«И я чувствую, что это только начало»

Вот взгляд Фёдора Чистякова о преследовании религиозной организации, которая в России признана экстремистской: «Была одна организация, которая своим долгом перед Богом считала вести свои дела образцово, чего бы им это ни стоило. Это был “Управленческий Центр Свидетели Иеговы в России”. Очень долгое время их осаждали самыми разнообразными проверками, желая найти какой-либо изъян. Я помню однажды, как весь центр был брошен, на ломку стен, и изменение расстояний на которых должны находиться огнетушители, что бы удовлетворить требованиям пожарных. Люди были сняты со своих основных обязанностей и все в срочном порядке перевешивали огнетушители. А ещё там были СЭС, проверявшие уровень чистоты воды в канализационных люках, ну и весь этот набор инструментов по собиранию мзды и закрытию компаний. Но, в конце концов, когда привычная схема не сработала, их закрыли по-другому. В общем, если залезть в трусы к кому угодно, то компромат собрать можно. Чем собственно могущественные институты в настоящее время и занимаются. За пост, или даже комментарий в социальной сети можно получить срок. Главный духовный пастырь объявляет права человека ересью. В то же время у некоторых целые самолёты куда-то пропадают, и то ничего. А вот деятелей культуры начали потрошить. И это очень дурной знак. Власти абсолютно беспринципны. Им просто глубоко “фиолетово” по поводу того кто и что подумает, и кто и как оценивает их действия. Как это влияет на отношения с собственным же народом. Беззаконные дела совершаются перед лицом мировой общественности с лучезарной улыбкой и как бы словами “А что такого, собственно? Чего вы так всполошились? Разве что-то случилось?”…

Зачем режиссёра захватывают ночью?

…В конце концов, я элементарно опасаюсь. Я нахожусь в категории риска. Есть объективные причины. Находясь на противоположной стороне земного шара, я испытываю стресс, не сплю ночами, и не могу работать днём, потому что переживаю из-за предстоящего тура в “ад”. Невольно задаёшься вопросом, а насколько оно всё надо? И я чувствую, что это только начало. Это очень печально, что мы не сможем увидеться, и серьёзная потеря в финансовом отношении, но, увы, как говорил Остап Бендер “Мне моя жизнь дорога как память”».

«Кому нужен такой рок-н-ролл?»

Есть, разумеется, люди, считающие, что арест Серебренникова никакой не сигнал, а обыкновенное рутинное расследование. Их не смущает, что известного режиссёра ещё до приговора сажают в клетку, словно тот маньяк-людоед. Никита Михалков говорит: а что тут такого? Почему министров и губернаторов можно сажать в клетку, а режиссёров нельзя?

Кирилл Серебренников. Валерий Мельников / РИА «Новости».

Серебренников не первый режиссёр, посаженный в клетку.

Олегу Сенцову вообще дали 20 лет заключения за якобы попытку поджога дверей офиса «Единой России» в Крыму (при этом Петра Павленского за поджог дверей здания ФСБ на Лубянке вскоре отпустили).

Не то чтобы кто-то в Кремле, на Лубянке или в Следственном комитете сидел и думал: надо обязательно сделать что-то, чтобы Фёдор Чистяков больше не появлялся в России. Людям, принимающим решения о точечных репрессиях, нет дела до группы «Ноль» или даже до Серебренникова. Их заботит собственная карьера, звёздочки на погонах и тому подобное. Но одно без другого, оказывается, не существует.

Раньше закручивали гайки, а теперь ещё и струны – до тех пор, пока они не лопаются. После чего кто-нибудь из деятелей культуры скажет вслух или про себя: «В конце концов, я элементарно опасаюсь». Скажет, и не будет делать то, что мог бы.

Такое, кстати, уже бывало. Тот же Чистяков написал, что директор его группы предупреждал, что мысли Фёдора Чистякова об РПЦ, высказываемые в блоге, несовместимы с гастрольными коммерческими планами на территории России («На нас мог бы распространиться “эффект Макаревича”. Я послушался и стал писать про собачек и птичек. Не помогло. И теперь скажите – кому нужен такой рок-н-ролл? И, в таком случае, рок-н-ролл ли это вообще?»)

Это и есть ответ на вопрос, почему в России возможны такие судебные процессы и расследования, как процесс над Серебренниковым и его помощниками.

Блюстителям «нравственности» важно, чтобы как можно больше деятелей культуры из разных сфер прислушались и стали писать исключительно про собачек и птичек. Или про двуглавых орлов. Кому это нужно?

Чаще всего называют Владимира Мединского. Но не Мединский командует арестами. Его собственный заместитель сидит в тюрьме по «делу реставраторов». Зато Мединский может быть заинтересованным лицом. И вообще, желающих разогнать «Гоголь-центр» в Москве немало. Тем более, много тех, кто желает укоротить деятелей культуры, поставить их на место (на место обслуги).

При этом надо понимать, что огромное количество деятелей культуры и так, вроде бы, к нынешней власти лояльны. По крайней мере, внешне. В поддержку присоединения Крыма высказывались. Доверенными лицами Путина были. Постоянно мелькают на федеральных каналах. Их- то зачем запугивать?

Ответ даёт советская история и народная мудрость. Бить своих, чтобы чужие боялись. За решёткой при

Сталине мог оказаться кто угодно. Хоть народная певица Лидия Русланова, хоть революционный режиссёр Всеволод Мейерхольд.

Какую опасность представлял Мейерхольд? Если бы остался жить, Советская власть рухнула бы?

«Серебренников давал распоряжения уничтожить материалы на электронных носителях»

Говорить собственно об уголовном деле «Седьмой студии» в условиях нынешнего российского следствия и судопроизводства бессмысленно. Кто-то украл миллион долларов. Или не украл. Верить государственным обвинителям оснований нет. От них мы когда-то узнали, что Навальный украл кировский лес. Про скол эмали на зубе у омоновца и говорить нечего. В объективность суда у нас верят единицы. Как выразилась Ксения Раппопорт, комментируя «дело Серебренникова»: «Кажется, что есть не желание разобраться, а упорное стремление доказать любыми средствами, что это преступники».

Пишут, будто бы «ничто за последние несколько месяцев так не вредило Путину», как «дело Серебренникова». Это вряд ли. Домашний арест режиссёра Серебренникова повредил Путину не больше, чем убийство режиссёра

Михоэлса Сталину. Когда «лопаются струны», казалось бы, никаких потрясений не происходит. Правда, становится больше фальшивых звуков. Но фальши и раньше хватало. Тем более что российские власти играют на совершенно других струнах.

Кирилл Серебренников. Фото: Татьяна Макеева / Reuters

Представьте, что в процессе съёмок фильма в час ночи арестовали бы, допустим, Никиту Михалкова. А потом посадили в клетку (кстати, соратник Михалкова гендиректор Российского авторского общества Сергей Федотов был осуждён на полтора года за мошенничество). Уверен, что вид Михалкова за решёткой обрадовал бы многих его противников и противников путинского режима. Ещё бы, сам Михалков-Бесогон в клетке! Но это всё равно было бы отвратительно. Как сказала Наталия Солженицына: «Я считаю, что ни Серебренников, ни любой другой человек, не проявивший себя как общественно опасный элемент, не должен закрываться в клетку до того, как следствие разберётся».

Здесь необходимо сделать одно уточнение. Чтобы следствие разобралось, прежде надо сделать так, чтобы оно существовало. Независимое и профессиональное. И чтобы суд был такой же.

Заточение человека в клетку и публичный его показ в таком виде никак не связаны с желанием разобраться. В клетку виновных и невиновных сажают не за это. Это желание унизить, психологически сломить, оказать давление… По этой же причине определённым образом обставляют задержание. Вместо того чтобы пригласить по повестке в следственный комитет, отправляют в другой город группу захвата в масках, и те являются ночью, словно назгулы в гостиницу «Резвый пони». Застают врасплох. Рядом нет ни адвоката, ни близких… Глядишь, человек от неожиданности успеет признаться в том, что было и чего не было.

Ещё до предъявления обвинения следствие попыталось сделать из Серебренникова не то что мошенника, но и кого-то похуже. Мало того, что у «следствия также есть показания ряда свидетелей о том, что Серебренников давал распоряжения уничтожить материалы на электронных носителях, которые служили доказательством по делу», так известный режиссёр к тому же якобы организовал слежку за дочерью бухгалтера Нины Масляевой (бухгалтер, находясь под арестом, дала на Серебренникова показания). Будто бы по этой причине его и изолировали. Коварен, опасен. Но, заметьте, не бросили надолго в застенок, а «всего лишь» поместили под домашний арест (чем не повод сказать о гуманности правосудия и лично «царя-батюшки», особенно если он потом прислушается к просителям и перед выборами помилует).

А пока что начинают появляться злорадные публикации о том, что «ЛГБТ-пропагандист доматерился…», о том, что «арест Серебренникова, снимавшего фильм о Викторе Цое, предотвратит бунты фанатов Цоя…», и что Серебренников «стучал на коллег по «Седьмой студии», это его и сгубило…». Посадить человека в клетку - этого явно недостаточно. Надо его смешать с грязью.

Желающих стать доверенными лицами Путина среди деятелей культуры меньше не станет (хотя кое-кто от такой чести вежливо откажется). Число претендентов на гранты и государственное финансирование останется прежним. Большая часть населения России арест Серебренникова или не заметит, или не придаст этому большого значения. Но те, кому сигнал был адресован, его уже услышали и приняли к сведению.

В этом деле уже были и тюремная камера, и мотор тоже был – девять часов путешествия из Петербурга в Москву.  «Размажорилось галерище поганое, - как пел Фёдор Чистяков в своей давней песне. - Разгалерись мажоры злополучные. // Все тут ходят, важные да чинные // И персты их златом-серебром окованы …»

Мы знаем, кому нужен такой рок-н-ролл.


Чтобы оперативно следить за самыми важными новостями, подписывайтесь на наши группы «ВКонтакте», «Телеграме», «Твиттере» и «Фейсбуке».

 

gubernia.media

Псков | Камера, мотор! - БезФормата

Арест Кирилла Серебренникова – это только начало. Вот только начало чего?

И се чудовище ужасно,
Как гидра, сто имея глав,
Умильно и в слезах всечасно,
Но полны челюсти отрав.
Земные власти попирает,
Главою неба досязает,
"Его отчизна там", - гласит.
Призраки, тьму повсюду сеет,
Обманывать и льстить умеет
И слепо верить всем велит.
Александр Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву.

Реакция известных людей на арест Кирилла Серебренникова – ещё одно доказательство того, почему на скамье подсудимых оказался именно этот режиссёр. За Серебренникова вступились такие разные люди как Лев Додин и Филипп Киркоров, Иван Ургант и Людмила Улицкая, Наталия Солженицына и Ксения Собчак, Андрей Малахов и Константин Хабенский… Если хотели найти такого человека, арест которого встревожил бы столь разных известных людей, то лучше Серебренникова человека было бы не найти. С одной стороны все деятели культуры – массовой и элитарной – его отлично знают, как и многие влиятельные московские политики и предприниматели. Но «широкие массы» о Серебренникове едва ли слышали. Это не Олег Табаков, не Марк Захаров, не Константин Райкин. «Это акт устрашения, сигнал…»

Нет, Серебренникова , конечно, задержали в Петербурге, а потом арестовали в Москве не для того, чтобы объединились вдова Александра Солженицына и дочь Анатолия Собчака . Но реакция на арест Кирилла Серебренникова  означает, что это многих известных людей по-настоящему взволновало. Поддержать Серебренникова к зданию Басманного суда, где решался вопрос о мере пресечения, пришли Юлия Пересильд , Дмитрий Быков , Юрий Быков , Леонид Парфёнов , Алексей Учитель , Борис Хлебников , Сергей Юрский … Кинорежиссёр Алексей Попогребский после задержания Серебренникова сказал: «То, что было сейчас сделано,  - это акт устрашения, сигнал, который мы  сейчас должны, понять, услышать. Я  лично отказываюсь его слышать. Я  считаю это актом работы кафкианской машины, чёрного ящика, который живет по  своим законам».

Можно, конечно, отказываться слышать, но это уже прозвучало. Сигнал до многих всё равно дошёл. Впредь деятели культуры будут осторожнее или лояльнее. А если нет - им представится возможность уехать, чтобы не «мутить воду» в пределах России. Когда по ночам люди в масках хватают таких людей как Серебренников, желание приспособиться к новым условиям возникает само собой.

Кирилл Серебренников. Фото: Евгений Фельдман для «Медузы» .

Вот один пример того, что сигнал, поданный 23 августа 2017 года из зала Басманного суда, дошёл до адресата. В тот же день на официальном сайте лидера группы «Ноль» Фёдора Чистякова под заголовком «Осторожно, двери закрываются», появилась запись о том, что он отменяет свои концерты в России.

«Что называется и “к бабке не ходи”, что дело носит явно репрессивный характер, - написал Фёдор Чистяков сразу же после решения Басманного суда. - Почему я так думаю? Потому что воруют очень многие. Причём по определению. Законодательство РФ финансовое и налоговое сознательно усложняется, и найти организацию или предпринимателя к которым есть к чему “докопаться” не составляет труда. Было бы желание».

Чистяков недавно уехал в США – после того, как «Свидетели Иеговы», к которым он принадлежит, в России были признаны экстремистской организацией. Но у Фёдора Чистякова всё ещё оставалась надежда, что он будет приезжать в Россию с гастролями. Тем более что музыканты его группы остались в России. Но затем продолжилась «дипломатическая война» России и США, приостановилась выдача виз. Музыкант стал сомневаться, что гастроли в таких обстоятельствах возможны. А тут как раз подоспело известие о Серебренникове.

«И я чувствую, что это только начало»

Вот взгляд Фёдора Чистякова о преследовании религиозной организации, которая в России признана экстремистской: «Была одна организация, которая своим долгом перед Богом считала вести свои дела образцово, чего бы им это ни стоило. Это был “Управленческий Центр Свидетели Иеговы в России”. Очень долгое время их осаждали самыми разнообразными проверками, желая найти какой-либо изъян. Я помню однажды, как весь центр был брошен, на ломку стен, и изменение расстояний на которых должны находиться огнетушители, что бы удовлетворить требованиям пожарных. Люди были сняты со своих основных обязанностей и все в срочном порядке перевешивали огнетушители. А ещё там были СЭС, проверявшие уровень чистоты воды в канализационных люках, ну и весь этот набор инструментов по собиранию мзды и закрытию компаний. Но, в конце концов, когда привычная схема не сработала, их закрыли по-другому. В общем, если залезть в трусы к кому угодно, то компромат собрать можно. Чем собственно могущественные институты в настоящее время и занимаются. За пост, или даже комментарий в социальной сети можно получить срок. Главный духовный пастырь объявляет права человека ересью. В то же время у некоторых целые самолёты куда-то пропадают, и то ничего. А вот деятелей культуры начали потрошить. И это очень дурной знак. Власти абсолютно беспринципны. Им просто глубоко “фиолетово” по поводу того кто и что подумает, и кто и как оценивает их действия. Как это влияет на отношения с собственным же народом. Беззаконные дела совершаются перед лицом мировой общественности с лучезарной улыбкой и как бы словами “А что такого, собственно? Чего вы так всполошились? Разве что-то случилось?”…

Зачем режиссёра захватывают ночью?

…В конце концов, я элементарно опасаюсь. Я нахожусь в категории риска. Есть объективные причины. Находясь на противоположной стороне земного шара, я испытываю стресс, не сплю ночами, и не могу работать днём, потому что переживаю из-за предстоящего тура в “ад”. Невольно задаёшься вопросом, а насколько оно всё надо? И я чувствую, что это только начало. Это очень печально, что мы не сможем увидеться, и серьёзная потеря в финансовом отношении, но, увы, как говорил Остап Бендер “Мне моя жизнь дорога как память”».

«Кому нужен такой рок-н-ролл?»

Есть, разумеется, люди, считающие, что арест Серебренникова никакой не сигнал, а обыкновенное рутинное расследование. Их не смущает, что известного режиссёра ещё до приговора сажают в клетку, словно тот маньяк-людоед. Никита Михалков говорит: а что тут такого? Почему министров и губернаторов можно сажать в клетку, а режиссёров нельзя?

Кирилл Серебренников. Валерий Мельников / РИА «Новости» .

Серебренников не первый режиссёр, посаженный в клетку. Олегу Сенцову вообще дали 20 лет заключения за якобы попытку поджога дверей офиса «Единой России» в Крыму (при этом Петра Павленского за поджог дверей здания ФСБ на Лубянке вскоре отпустили).

Не то чтобы кто-то в Кремле, на Лубянке или в Следственном комитете сидел и думал: надо обязательно сделать что-то, чтобы Фёдор Чистяков больше не появлялся в России. Людям, принимающим решения о точечных репрессиях, нет дела до группы «Ноль» или даже до Серебренникова. Их заботит собственная карьера, звёздочки на погонах и тому подобное. Но одно без другого, оказывается, не существует.

Раньше закручивали гайки, а теперь ещё и струны – до тех пор, пока они не лопаются. После чего кто-нибудь из деятелей культуры скажет вслух или про себя: «В конце концов, я элементарно опасаюсь». Скажет, и не будет делать то, что мог бы.

Такое, кстати, уже бывало. Тот же Чистяков написал, что директор его группы предупреждал, что мысли Фёдора Чистякова об РПЦ, высказываемые в блоге, несовместимы с гастрольными коммерческими планами на территории России («На нас мог бы распространиться “эффект Макаревича”. Я послушался и стал писать про собачек и птичек. Не помогло. И теперь скажите – кому нужен такой рок-н-ролл? И, в таком случае, рок-н-ролл ли это вообще?»)

Это и есть ответ на вопрос, почему в России возможны такие судебные процессы и расследования, как процесс над Серебренниковым и его помощниками.

Блюстителям «нравственности» важно, чтобы как можно больше деятелей культуры из разных сфер прислушались и стали писать исключительно про собачек и птичек. Или про двуглавых орлов. Кому это нужно?

Чаще всего называют Владимира Мединского . Но не Мединский командует арестами. Его собственный заместитель сидит в тюрьме по «делу реставраторов». Зато Мединский может быть заинтересованным лицом. И вообще, желающих разогнать «Гоголь-центр» в Москве немало. Тем более, много тех, кто желает укоротить деятелей культуры, поставить их на место (на место обслуги).

При этом надо понимать, что огромное количество деятелей культуры и так, вроде бы, к нынешней власти лояльны. По крайней мере, внешне. В поддержку присоединения Крыма высказывались. Доверенными лицами Путина были. Постоянно мелькают на федеральных каналах. Их- то зачем запугивать?

Ответ даёт советская история и народная мудрость. Бить своих, чтобы чужие боялись. За решёткой при Сталине мог оказаться кто угодно. Хоть народная певица Лидия Русланова , хоть революционный режиссёр Всеволод Мейерхольд .

Какую опасность представлял Мейерхольд? Если бы остался жить, Советская власть рухнула бы?

«Серебренников давал распоряжения уничтожить материалы на электронных носителях»

Говорить собственно об уголовном деле «Седьмой студии» в условиях нынешнего российского следствия и судопроизводства бессмысленно. Кто-то украл миллион долларов. Или не украл. Верить государственным обвинителям оснований нет. От них мы когда-то узнали, что Навальный украл кировский лес. Про скол эмали на зубе у омоновца и говорить нечего. В объективность суда у нас верят единицы. Как выразилась Ксения Раппопорт , комментируя «дело Серебренникова»: «Кажется, что есть не желание разобраться, а упорное стремление доказать любыми средствами, что это преступники».

Пишут, будто бы «ничто за последние несколько месяцев так не вредило Путину», как «дело Серебренникова». Это вряд ли. Домашний арест режиссёра Серебренникова повредил Путину не больше, чем убийство режиссёра Михоэлса Сталину. Когда «лопаются струны», казалось бы, никаких потрясений не происходит. Правда, становится больше фальшивых звуков. Но фальши и раньше хватало. Тем более что российские власти играют на совершенно других струнах.

Кирилл Серебренников. Фото: Татьяна Макеева / Reuters

Представьте, что в процессе съёмок фильма в час ночи арестовали бы, допустим, Никиту Михалкова . А потом посадили в клетку (кстати, соратник Михалкова гендиректор Российского авторского общества Сергей Федотов был осуждён на полтора года за мошенничество). Уверен, что вид Михалкова за решёткой обрадовал бы многих его противников и противников путинского режима. Ещё бы, сам Михалков-Бесогон в клетке! Но это всё равно было бы отвратительно. Как сказала Наталия Солженицына: «Я считаю, что ни Серебренников, ни любой другой человек, не проявивший себя как общественно опасный элемент, не должен закрываться в клетку до того, как следствие разберётся».

Здесь необходимо сделать одно уточнение. Чтобы следствие разобралось, прежде надо сделать так, чтобы оно существовало. Независимое и профессиональное. И чтобы суд был такой же.

Заточение человека в клетку и публичный его показ в таком виде никак не связаны с желанием разобраться. В клетку виновных и невиновных сажают не за это. Это желание унизить, психологически сломить, оказать давление… По этой же причине определённым образом обставляют задержание. Вместо того чтобы пригласить по повестке в следственный комитет, отправляют в другой город группу захвата в масках, и те являются ночью, словно назгулы в гостиницу «Резвый пони». Застают врасплох. Рядом нет ни адвоката, ни близких… Глядишь, человек от неожиданности успеет признаться в том, что было и чего не было.

Ещё до предъявления обвинения следствие попыталось сделать из Серебренникова не то что мошенника, но и кого-то похуже. Мало того, что у «следствия также есть показания ряда свидетелей о том, что Серебренников давал распоряжения уничтожить материалы на электронных носителях, которые служили доказательством по делу », так известный режиссёр к тому же якобы организовал слежку за дочерью бухгалтера Нины Масляевой (бухгалтер, находясь под арестом, дала на Серебренникова показания). Будто бы по этой причине его и изолировали. Коварен, опасен. Но, заметьте, не бросили надолго в застенок, а «всего лишь» поместили под домашний арест (чем не повод сказать о гуманности правосудия и лично «царя-батюшки», особенно если он потом прислушается к просителям и перед выборами помилует).

А пока что начинают появляться злорадные публикации о том, что «ЛГБТ-пропагандист доматерился…» , о том, что « арест Серебренникова, снимавшего фильм о Викторе Цое, предотвратит бунты фанатов Цоя…», и что Серебренников «стучал на коллег по «Седьмой студии», это его и сгубило…». Посадить человека в клетку - этого явно недостаточно. Надо его смешать с грязью.

Желающих стать доверенными лицами Путина среди деятелей культуры меньше не станет (хотя кое-кто от такой чести вежливо откажется). Число претендентов на гранты и государственное финансирование останется прежним. Большая часть населения России арест Серебренникова или не заметит, или не придаст этому большого значения. Но те, кому сигнал был адресован, его уже услышали и приняли к сведению.

В этом деле уже были и тюремная камера, и мотор тоже был – девять часов путешествия из Петербурга в Москву.   «Размажорилось галерище поганое , - как пел Фёдор Чистяков в своей давней песне. - Разгалерись мажоры злополучные. // Все тут ходят, важные да чинные // И персты их златом-серебром окованы …»

Мы знаем, кому нужен такой рок-н-ролл.

Чтобы оперативно следить за самыми важными новостями, подписывайтесь на наши группы  «ВКонтакте»,   «Телеграме» ,  «Твиттере»   и  «Фейсбуке» .

 

pskov.bezformata.com

Кирилл Серебренников виновен! — Блоги — Эхо Москвы, 23.08.2017

Читаю о реакции деятелей культуры на арест Кирилла Серебренникова и умиляюсь (за редким исключением) наивной простоте наших мастеров культуры.

Общая(за редким исключением) тональность высказываний такова: мы уверены, что: 1) этот замечательный, но ныне опальный режиссер невиновен; 2) не может такой высоконравственный человек быть мошенником, мы его ведь знаем лично; 3) следствие (прокурор) должны честно разобраться в этом вопросе и устранить ошибку, а «до того» Серебренникова не стоит держать в клетке с уголовными преступниками: пусть домашний арест, пусть запрет на выезд, пусть браслеты на ногах(руках) — только не СИЗО, ему там будет очень тяжело.

Полагаю, после всего сказанного остается только написать слезное письмо лично Путину, который не так давно кого-то в связи с преследованиями режиссера назвал дураками (интересно, кого?)

Несколько раньше (по историческим меркам) в нашей великой державе народных артистов, выдающихся режиссеров, прекрасных поэтов и популярных писателей пачками арестовывали, ссылали на долгие годы на Беломорканал и Соловки, мучали, пытали и даже расстреливали. Как «социально-вредных элементов», «врагов народа» и агентов всех разведок мира, вместе взятых. Среди них — гордость нации: Соломон Михоэлс, Всеволод Мейерхольд, Наталья Сац, Георгий Жженов, Осип Мандельштам и многие тысячи других прославленных имен. И в то время некоторые мастера культуры (большинство, конечно, предусмотрительно закидало разоблаченных НКВД «врагов» грязью и залило потоками ненависти) не верили в их измену стране и народу и даже, рискуя своей свободой, просили отпустить выдающихся деятелей культуры, взять их на поруки, призывали НКВД честно разобраться и устранить «ошибки».

Так что Кирилл Серебренников сегодня оказался в очень достойной компании великих исторических личностей. И он сильно виноват. В том, что не лизал власти известные места, даже порою резко критиковал ее деяния. В том, что ставил честные спектакли, не прославляющие вождя и образ его правления. В том, что получив в 2013-2014 деньги ИЗ БЮДЖЕТА, то есть по царскому повелению, не стал после этого таким же подлецом и холуем, как значительная часть нашей славной культуры, расплывающейся от непомерного счастью в момент получения из рук правителя медальки или очередной премии за лояльность режиму (а пусть даже не за лояльность, но за умение встраиваться в подлые времена). Виновен в том, что надевал белую ленту и вставал в ряды протестующих против преступных выборов, братоубийственной войны на Украине и варварских законов, наказывающих больных и обездоленных детей. Виновен просто потому, что имел смелость чувствовать себя внутренне свободным человеком в репрессивном полицейском государстве, руководство которого погрязло в коррупции, казнокрадстве и презрении к закону.

Арест Серебренникова — показательная порка тех, кто «неправильно» влияет на умы граждан, выбивается из стройных рядов серости и холуйства. Его нарочито публичный арест — это зачистка творческой поляны от несанкционированной ереси, неугодной режиму. Это как расправа с Ходорковским: чтобы никому больше с капиталом даже в голову не пришло затевать что-то без разрешения Кремля. Ведь путинское «Дураки!» не об НКВД… ой, извините, СКР. Это о тех деятелях культуры, которые еще не поняли, что сидеть на двух стульях (получать подачки из рук вождя и его хулить, пусть даже косвенно) невозможно и очень опасно. Особенно перед грядущими «выборами», обещающими стать очередным фарсом на полностью зачищенной поляне. Преследование Серебренникова есть просто продолжение текущих «точечных» репрессий против всех, кто не в восторге от режима и его бессменных вождей. И если Вы думаете, что наш НКВД в отношении знаменитостей действует без полного согласия и одобрения Кремля — Вы очень наивный человек. Поэтому вина режиссера очевидна и доказана. Все остальное — «гарнир» к заказанному блюду. Это я про обвинения в нечистоплотности.

Но Кириллу Серебренникову повезло (или только повезет?) значительно больше, чем большинству его именитых предшественников. Его а)не расстреляют и не отправят гнить в Беломорканал; б) срок (если дадут) будет недолгим, а колония — не страшная; в) после наказания(может, даже условного), Кирилла не лишат профессии и не запретят эмиграцию. Что говорит об огромном гуманистическом прогрессе, достигнутым в России со времен Большого террора.

А еще лучше (для режима), если он вдруг решит повторить «подвиг» Народного артиста СССР Алексея Дикого, который, отсидев по доносу 5 лет в ГУЛАГе, с такой выразительной силой и талантом сыграл роль великого и доброго вождя всех времен и народов, что получил от него аж 5(!) сталинских премий.

По-человечески надеюсь, что такой метаморфозы с Кириллом Серебренниковым не случится, поэтому желаю ему мужества, терпения и победы на Мраком, намеревающимся окутать Россию на долгие, долгие годы.

Оригинал

echo.msk.ru

Почему артисты вступились за Серебренникова, а министры за Улюкаева

Представьте, если бы за бывшую чиновницу минобороны Евгению Васильеву вписалось все руководство военного ведомства. Или за экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина начали дружно ходатайствовать все губернаторы, стеная о репрессиях. Или кабмин в едином порыве написал письмо с просьбой отдать арестованного министра экономики Алексея Улюкаева на поруки. Естественно, наша прогрессивная общественность тут же заклеймила бы каждого из подписантов вором, коррупционером и подельником. Еще бы, это же ненавистные чиновники.

А чем от них отличается руководитель «Гоголь-Центра» Кирилл Серебренников - глава госучреждения, получавший государственное финансирование. Почему целый сонм известных фамилий молниеносно и безоглядно вступился за арестованного режиссера? Он из касты лучших людей? Я тот еще театрал, с его творчеством знаком не был, и все эти голые задницы на сцене увидел впервые в Фейсбуке, когда наследие Серебренникова начали препарировать тысячи ценителей прекрасного. Что характерно, до этого скандала большинство из них о режиссере ничего не знали.

Но позвольте, причем тут голые задницы, если речь идет не о творчестве (для кого-то - кощунственном, для кого-то - гениальном), а о банальном распиле бюджетных денег (если это будет доказано).

Вот актер Артур Смольянинов у суда сформулировал самый цимес: «Если вор должен сидеть в тюрьме, то тогда каждый». То есть, он не оспаривает факт воровства Серебренникова, а сетует на то, что режиссер попался, а кто-то, более заслуживающий нар, разгуливает на свободе.

Про Хорошавина с Васильевой так нельзя, они из другой касты, там и зашквариться можно. А своих коллег поддержать - святое дело. Кто-то действительно искренен, кто-то боится перед своими жесткосердным показаться, а у кого-то и самого рыльце в пушку: «Может и за меня потом так вступятся».

Я люблю Смольянинова, он был крут в 9 роте. Там вообще среди подписантов в защиту Серебренникова (по ссылке в трансляции) много достойных и уважаемых людей. И если бы они, например, наравне с поддержкой режиссера также дружно ходатайствовали против высылки российскими судами ополченцев Донбасса на Украину (это в голове не укладывается, но такие случаи происходят!), я бы их поддержал. Но деятели культуры лишь в очередной раз продемонстрировали общественный раскол по набившему оскомину водоразделу «свой-чужой». Как, впрочем, и я со своими ополченцами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему Серебренникова везли 9 часов в автобусе, не кормили и посадили под арест

Скандал вокруг задержания руководителя «Гоголь-центра» режиссера Кирилла Серебренникова не утихает. Его задержали в Петербурге, где он занимался новой постановкой, и 9 часов везли в микроавтобусе до Москвы. А надо ли было поступать так жестко и торопливо? Об этом мы спросили бывшего следователя Главного Следственного Управления МВД России по Москве Станислава Лагойко (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Режиссер Анна Меликян: Мы ждем, что Кирилл Серебренников снова вернется на съемочную площадку и закончит свой фильм о Цое

В этот вторник в кинотеатре "Октябрь" прошла премьера картину "Про любовь. Только для взрослых". Посмотреть на новую работу Анны Меликян пришли и актеры, снявшиеся в мини-новеллах, составляющих фильм, и коллеги по киноцеху. В зале был и Сергей Соловьев, и красавица - актриса Равшана Куркова, и вечно молодая Светлана Бондарчук, и Юрий Колокольников, и Юлия Снегирь - похудевшая после родов чуть ли не вдвое. Актриса, к сожалению, пришла без отца своего ребенка, актера Евгения Цыганова (подробности)

ДОСЬЕ

Кирилл Серебренников: творческая биография и дело о хищениях в «Гоголь-центре»

Кирилл Серебренников родился в Ростове-на-Дону, там же окончил с золотой медалью среднюю школу, после чего с красным дипломом физический факультет Ростовского государственного университета. Творческая биография Кирилла Серебренникова началась еще в студенческие годы: он занимался режиссурой сначала в любительской студии «69», с 1990 года — на профессиональной сцене (подробности)

Серебренников - судье: «Мы ничего не воровали, я честный человек»

В среду, 23 августа, в Басманном районном суде решался вопрос об избрании меры пресечения для худрука театра «Гоголь-центр».

Самые нетерпеливые из группы поддержки начали собираться у здания суда на Каланчевской улице часов в девять утра. Уже к 10:00 приехали «камеры» и пишущие журналисты. Подтянулись актеры «Гоголь-центра» и представители театральной общественности. Неудивительно, что к полудню — на это время было назначено заседание - подъезды к Казанскому вокзалу, что рядом с Басманным судом, были перекрыты. Толпа остановила уличное движение. Полиция пыталась навести порядок, выстроившись цепочкой. Но напрасно. Машины встали. Народ, догадываясь, что всех в зал суда не пропустят, старался занять места в «партере». Актер Артур Смольянинов залез на капот чьего-то внедорожника (подробности)

www.kp.ru

Вокруг дома Серебренникова ни охраны, ни толп сочувствующих

Два дня назад у подъезда дома Кирилла Серебренникова на Пречистенке дежурили журналисты. Сейчас - тишина. Рядом с домом идет капремонт, как и по всему центру. Не отдохнуть, не выспаться. Самосвалы «Автодора» поднимают пыль до неба. Режут ухо взвизги бензореза. Армянские рабочие подгоняют бордюр. Такая же красота и в подъезде - нет света, и дверь нараспашку - для проветривания.

Этот пятиэтажный доходный дом был построен в конца ХIХ века. Не архитектурный памятник, но и не типовое жилье. Высота потолков в квартирах метра по четыре. Но на этом, пожалуй, заканчиваются признаки элитного жилья. На этаже, где квартира режиссера, - кромешная тьма. Пока я прыгала по ступенькам, сотрудники «Гоголь-центра» тихо занесли лестницу на пятый этаж. И так же без лишних слов вкрутили лампочки у двери своего худрука. Да будет свет в этой темной истории.

Общаться со мной они отказались. Серебренникову в дверь не стучали, не пытались передать слова поддержки. Я тоже не стала колотиться к затворнику, чтобы ему не навредить.

- Человек, находящийся под домашним арестом, имеет право встречаться только с родственниками и адвокатом, - пояснил мне потом член Общественной наблюдательной комиссии Иван Мельников. - Серебренников имеет право гулять по полтора часа, ходить за продуктами, после того как уведомит об этом следователя. У него обязательно должен быть домашний телефон, по которому он может связаться со «Скорой помощью», пожарными, полицией. На телефоне стоит контролер, который проверяет, с кем он разговаривал. Общаться с коллегами и журналистами - только с разрешения следователя. Нельзя пользоваться интернетом и мобильным телефоном…

Тем временем театральная общественность только и обсуждает эту историю. То, что художественный руководитель «Седьмой студии» Кирилл Серебренников и ее бывший директор Юрий Итин сейчас под домашним арестом, а ее продюсер Алексей Малобродский в тюрьме - очень неприятные факты. Благодаря им все театральное сообщество, по меткому выражению его председателя Александра Калягина, оказалось под лупой. С другой стороны, тот же Калягин в разговоре с журналистами поставил вопрос: где деньги «Седьмой студии»? Почему уничтожены финансовые документы? Кассовые отчеты, ведомости на зарплату, договоры, авансовые отчеты, акты выполненных работ - где они?

Допустим, что в финансовые вопросы Серебренников не вникал. Но опытные директора Малобродский или Итин, которые десятилетиями занимались именно финансово-хозяйственной деятельностью? А бухгалтер Масляева? «Как так можно так вести дела?» - удивляются руководители театров, из корпоративной этики не желающие выражать свое удивление публично. Как можно, якобы не ведая, обналичивать деньги через фирмы-однодневки? Одна из них, как говорят, была зарегистрирована на паспорт бомжа, который тот потерял. И на этот паспорт открыли «фирму-помойку», у которой был фиктивный юридический адрес. Руководители «Седьмой студии» не понимали, с кем имеют дело? В это трудно поверить.

Пока что мы видим верхушку айсберга в этой истории. Следователи не раскрывают всех собранных фактов. Сторонники Серебренникова считают, что это наезд власти за его творчество. Но если режиссер знает, что некоторые его взгляды раздражают власть, от которой он получил деньги, он должен был сделать все, чтобы в финансовой отчетности комар носа не подточил. Этого почему-то сделано не было...

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Съемки фильма Кирилла Серебренникова о Викторе Цое будут приостановлены

С таким заявлением выступили продюсеры картины

На днях режиссера Кирилла Серебренникова задержали по обвинению в мошенничестве прямо на съемочной площадке в Санкт-Петербурге, где он работал над фильмом о Викторе Цое. Режиссера 9 часов везли в машине в Москву, где 23 августа состоялся суд об избрании для него меры пресечения. Серебренникова отправили под домашний арест. (подробности)

www.kp.ru

Олег Кашин о неприятностях Кирилла Серебренникова

https://www.znak.com/2017-05-24/oleg_kashin_o_nepriyatnostyah_kirilla_serebrennikova

2017.05.24

Максим Блинов/РИА Новости

Мы познакомились семь лет назад и сразу же поссорились; прошлой весной в общей компании оказались за одним столом и старались друг друга не замечать, было неприятно.

Чего поссорились: семь лет назад я брал у него интервью, и ему хотелось рассказать мне про какую-то сложную и интересную постановку к 9 Мая, а меня и эта постановка интересовала только с той точки зрения, что государству нужен патриотизм и «спасибо деду за победу», и он это «спасибо» за соответствующие деньги обеспечивает, но вообще мне гораздо интереснее было про инсценировку «Околоноля» — уже было известно, кто считается автором этой повести, Серебренников вызвался ее ставить, и мне было приятно, спрашивая его об этом, добиваться ответов в том духе, что не имеет значения, кто автор, просто это очень глубокая и точная повесть, лучше, чем у других, отразившая дух времени, и само название «Околоноля» — какое оно многогранное и талантливое, ведь в слове «околоноля» можно услышать и «околожизни», и «околосмерти», и даже (почему-то) «околожопы» — вот он мне что-то такое говорил. И выглядело это с поправкой на понятную разницу между эпохами, как если бы Юрий Соломин давал интервью о том, как ему приятно было играть Брежнева в спектакле «Малая земля» в Малом театре — все более чем очевидно, но приходится валять дурака, и несколько минут позора, видимо, компенсируются всеми остальными бонусами, связанными с этой постановкой. О Серебренникове я знал, что он дружен с Владиславом Сурковым и что эта дружба к тому времени была материализована в дорогостоящем пермском фестивале «Территория», за который платил таинственный фонд, возглавляемый сурковским то ли одноклассником, то ли другом детства, который, как мне говорили, на самом деле и есть тот таинственный автор модной повести, про которую все думали, что ее написал Сурков и поэтому ее хвалили.

Интервью снимали на видео, и Серебренников приходил на эту съемку ко мне в редакцию. Камера выключилась, мы встали, я пошел его провожать до дверей, простились, как мне показалось, довольно тепло, пожали руки, но как только дверь за ним закрылась, я получил от него огромную (и это меня поразило — когда успел написать?) эсэмэску, в которой было написано, что напрасно я рассчитываю сделать карьеру на том, чтобы обижать людей, ничего хорошего из меня в жизни не получится, и он желает мне гореть в аду. Я понимал, на что он обижен, но меня это совсем не расстроило — ну в самом деле, мужик, если ты выбрал роль придворного панка, будь готов к тому, что тебя о ней будут спрашивать, и никто не обещал, что будет легко. Разумеется, я озаглавил интервью самым очевидным «Околокремля», и Кирилл Серебренников занял в моей памяти ту полочку, на которой сидят заслуженно (конечно, бывают и незаслуженно, но тут не тот случай) обиженные мною люди. Я, конечно, следил за его дальнейшей судьбой, и ничего в ней не показалось мне поводом думать о нем как-то иначе: да, ушел Сурков, но пришел Капков, и роли остались прежними, но говорить о них что-то сверх уже сказанного — да зачем?

И сейчас, когда в «Гоголь-центре» весь день хозяйничали силовики и оперативники ФСБ увозили Серебренникова на допрос, и есть уже двое задержанных по этому делу, и была обеспокоенная публика и актеры перед театром, и Чулпан Хаматова, читающая соответствующую речь, — по всей логике я сейчас должен злорадствовать, потому что ну да, если на протяжении многих лет играть с властью в ее игры, то рано или поздно власть изменит правила, и обаятельный автор «Околоноля» превратится вдруг в безжалостного следователя, который положит перед тобой бланк чистосердечного признания и спросит: «Ну что, надумали?»

Сергей Капков и Кирилл СеребренниковВячеслав Прокофьев/Коммерсантъ

Это злорадство — да, оно кажется естественным, но у него тоже есть своя драматургия. Радуясь неприятностям того, кто тебе неприятен, ты как-то сам собой неизбежно становишься на сторону этого следователя, тех оперов, которые сажали режиссера в свою машину и увезли на допрос, тех росгвардейцев (это же были росгвардейцы?), которые, заперев труппу в театральном зале, сами того не желая, разыграли отвратительную сценку из осени 2002 года — у людей в камуфляже всегда гораздо больше общего между собой, чем они сами об этом думают. И столько же общего у меня с Серебренниковым; разумеется, мне он в любом случае роднее, ближе и понятнее, чем те мужчины и женщины в погонах, которые в этот вторник пришли в театр, и если какие-то рациональные, политические или личные соображения подталкивают меня к тому, чтобы порадоваться неприятностям Серебренникова — они ведь подталкивают меня прежде всего в объятия того опера, который ногой выбивает дверь кабинета, а потом говорит, что вошел в историю театра. А я не хочу в его объятия, поэтому оставим злорадство тем милым людям, которые по какой-то причине относят себя к числу носителей абсолютной моральной правоты — таких людей у нас много, они всегда выступают по таким поводам, и, по-хорошему, из них получились бы отличные чекисты, если бы место чекистов не было занято теми парнями, которые конвоировали Серебренникова.

Серебренников — это форма жизни, которая может не нравиться, может возмущать, может отталкивать. А росгвардейцы, чекисты, следователи — это что-то другое, не форма жизни, а часть вполне бесчеловечной машины, все разрушительные и отравляющие свойства которой общеизвестны и отвратительны. Всякий попавший под эту машину заслуживает безоговорочного сочувствия, даже если он сам имел в виду все риски, когда начинал с ней взаимодействовать. А если не думал о рисках — то тем более.

Много лет Кирилл Серебренников вглядывался во власть и в ее людей, а в какой-то момент, как и положено, власть начала вглядываться в него. Нехорошо так говорить, но я надеюсь, что пережитые им в этот день унижение и страх окажутся сильнее всех возможных оправданий в том духе, что власть неоднородна, и что в ней кроме этих оперов есть и симпатичные интеллигентные люди, с которыми можно иметь дело, добиваясь от них поддержки и помощи. Я надеюсь, что итогом этого неприятного дня для него станет такое безусловное и весомое «Будьте вы прокляты», которое он затаит в себе и рано или поздно обрушит на голову этого государства, уже не разглядывая и не разбираясь, кто там в этой вертикали хороший, а кто плохой. И если во власти обнаружится какой-нибудь очередной театрал, который покажет ему рукопись очередного «Околоноля», Серебренников тихо, но твердо скажет ему: «Иди ты на***». И в идеале такая модель поведения станет эталонной для всей российской творческой интеллигенции — никогда не поздно понять, что другого разговора это государство просто не заслуживает.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

www.znak.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о