Оптимистическая трагедия рыжаков: ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ. ПРОЩАЛЬНЫЙ БАЛ — Александринский театр

Содержание

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ. ПРОЩАЛЬНЫЙ БАЛ - Александринский театр

Спектакль - лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации  "Спектакль большой формы"

В спектакле звучат фрагменты текстов: А. Блока, С. Виткевича, А. Вознесенского, Ф. Достоевского, А. Макаревича, В. Маяковского, П. Юшкова

В спектакле звучат фрагменты песен и композиций: А. Вертинского, Децла, А. Лушина, 
М. Магомаева, Б. Окуджавы, В. Соловьева-Седого, С. Уандера, группы «Ленинград», 5’nizza, Led Zeppelin, Pink Floyd, Queen и др.

Современное обращение к пьесе Всеволода Вишневского для Александринского театра не случайно. Именно на этой сцене создал свой знаковый спектакль Георгий Товстоногов. Первая из знаменитых постановок «Оптимистической трагедии» появилась одновременно с пьесой в 1933 году в Москве. Это был спектакль Александра Таирова, создателя Камерного театра. После премьеры пьеса о событиях 1918 года исчезла со сцены. Возвращение «Оптимистической трагедии» стало событием. Режиссер Товстоногов и артист Юрий Толубеев (за роль Вожака) были отмечены Ленинской премией. Вместе с тем, здесь присутствовало обращение к спектаклю Таирова. И особое, щемящее чувство вызывала сцена Прощального матросского бала.

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» — это исследование и деконструкция советского мифа, признание необходимости избавиться от его метастазов. В 1955 году на сцене Александринского театра был поставлен легендарный спектакль Георгия Товстоногова — академичный, патетический, имперский. Пьеса Вишневского обрела статус монумента советской эпохе, стала некой аллегорией борьбы добра со злом, где все приоритеты раз и навсегда расставлены. Меж тем, в 1933 году бывший моряк Всеволод Вишневский написал для Александра Таирова и в сотрудничестве с ним неоднозначный и мятежный текст. Автор и театр искали новый аналог античного хора, экспериментировали с обращениями в зал и рискованными интермедиями-дискуссиями об актуальном искусстве. Но главное — прикоснулись к трагическому, а, значит, вступали в область неразрешимых, роковых противоречий. Само время требовало диалога. И сегодня вопросы, раздирающие пьесу, отчаянно созвучны времени. Но новый пафос возникает не от того, что на них найдены ответы. А от разгорающегося чувства, что отыскать их невозможно. И невозможно это замалчивать. Все явственней потребность об этом кричать. Новый вариант пьесы, создаваемый театром в лабораторном соавторстве, соединяет текст Вишневского и документы века (от публицистики Блока и Розанова до панковских и дворовых песен). Участники и создатели спектакля провоцируют друг друга на личностные, человеческие высказывания. Миф опрокидывается, обнаруживая неразрешимые противоречия, и они не ретушированы, а оголены». Виктор Рыжаков, Ася Волошина

Премьера 19 сентября 2017 года

Программа к спектаклю Виктора Рыжакова «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» в афише XI Международного фестиваля «Александринский»:

14 сентября/ 19. 30 ДИАЛОГ АЛЕКСАНДРА ЧЕПУРОВА И ЕЛЕНЫ ГОРФУНКЕЛЬ ОБ ИСТОРИИ ПОСТАНОВОК ПЬЕСЫ «ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ»

15 сентября/ 19.30. ФИЛЬМ С. САМСОНОВА «ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ». Лекция Михаила Трофименкова 
15 сентября/ 20.00. ФИЛЬМ САМСОНА САМСОНОВА «ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ» (1963 г.) 
17 сентября/ 16.00. СМЕРТЬ ЗА ИДЕЮ. КАК УСТРОЕН ГЛАВНЫЙ СОВЕТСКИЙ МИФ? Диалог Андрея Бабицкого и Ильи Венявкина

Невыносимо талантливо — «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» Виктора Рыжакова на сцене Александринского театра – localdramaqueen.moscow

«Невыносимо прожить, не думая

невыносимее — углубиться.

Где наши планы? Нас будто сдунули, 

Существованье — самоубийство,

самоубийство — бороться с дрянью,

самоубийство — мириться с ними,

невыносимо, когда бездарен,

когда талантлив — невыносимей…»

Андрей Вознесенский

«Монолог Мэрлин Монро»

Санкт-Петербург уже давно захватил бразды театрального правления в свои руки.

Это не все заметили (Москва редко заглядывает за МКАД), не все готовы с этим согласиться или смириться. И дело не только в том, что Питер давно стал для нашей театральной сцены самой щедрой кузницей актерских и режиссерских кадров. То, что происходит на питерской сцене, парадоксально с точки зрения хотя бы власть имущих северной столицы. Москва, где дозволено (давайте смотреть правде в глаза) все, в этом хаосе «всего» пока не до конца может отделить зерна от плевел и получить свой голос. В Питере (где конфликт директора, поддерживаемого чиновниками, приводит к уходу из театра одного из самых талантливых режиссеров) то ли повинуясь логике ростка, пробивающегося сквозь грязный асфальт, то ли потому, что питерская администрация сильно близорука и не видит дальше открытой конфронтации, рождается театр Могучего, Фокина и Волкострелова.

Там и правда климат иной. Может в воздухе что-то. Запах свободы? Да такой, что приезжающие в Питер ставить московские режиссеры выдают такое высказывание, которое на московских подмостках представить трудно, и дело совсем не в цензуре.

Виктор Рыжаков, худрук московского ЦИМа и педагог Школы студии МХАТ, поставил в Александринском театре спектакль «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» по мотивам практически одноименной пьесы Всеволода Вишневского. Поставил так, что будь москвичи чуточку менее ленивы и чуть более любознательны, РЖД в дни спектакля нужен был бы дополнительный Сапсан. Дело ли в полном картбланше от руководителя Александринки Валерия Фокина, или в ее феноменальной труппе, уже давно не «пролетающей» мимо номинаций и премий Золотая маска, наверное, неважно. В марте спектакль привезут в Москву, и идти на него надо непременно.

Высказывания о революции, массово начавшиеся в годовщину страшного 17-го в театре, кино, на музейных площадках, не всегда были удачны, понятны, и наверняка многим уже поднадоели. Но упрекать художников в желании говорить о ней нельзя — революция прошлась по нам таким молохом, после которого мы уже никогда до конца не поднимем головы. Так, все зло смотрим исподлобья.

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» вот так же зло и исподлобья, с размахом, звонким тенором, бархатным баритоном, речитативом и каким-то нарастающим сердечным ритмом устраивает на сцене Александринки разудалый концерт с участием революционных матросов-анархистов и хрупкой девушки-комиссара (Анна Блинова).

Фразу «ну, кто еще хочет комиссарского тела?» наверняка помнят многие, что там было в пьесе Вишневского наверняка нет. Не беда, да и читать ее перед просмотром нет надобности. Это спектакль «по мотивам», где в качестве драматурга указана Ася Волошина, и текст Вишневского перемешан с текстами Достоевского или легендарными рок-балладами. Со сцены вам не так много рассказывают, зато, прямо попадая в эмоциональную и повествовательную десяточку, поют, танцуют, читают стихи, прозу, лекцию о сифилисе и отрывки из произведений, к первоисточнику не имеющих отношения. Все это вы броситесь гуглить в антракте и по пути домой. Интернет выдаст вам песни Децла, Queen, Муслима Магомаева, Pink Floyd, Вертинского, и прочих и прочих, абсолютно несовместимых вроде бы друг с другом.

Что происходит, сразу же спросите вы? Парадоксально, но все то же самое, что и в первоисточнике Вишневского. На корабль, где после революции царит анархизм, алкоголизм и венерические заболевания, приезжает боевитая комиссарша. У нее для матросов важное задание. Надо погибнуть ради победы мировой революции. «Условия ставим, потому что их принимают. Потому что за нами идут» — просто говорит она, и что может быть страшнее такого элементарного объяснения происходящему в стране, когда мы все хотели бы спихнуть свою ответственность за гибель поколений на происки иностранной разведки, кучку беспринципных террористов, рвущихся власти, и их финансирование тлетворным Западом.

Разруха в головах, жестокость и морок в ней же. И на сцене по сути нет ни одного живого человека — белые костюмы, белые лица, чудовищно пугающее спокойствие людей, будто медленно умирающих на корабле, идущем ко дну, и давно уже смирившихся с этой мыслью и даже слившихся с ней в своеобразном стокгольмском синдроме. Стоит ли удивляться, что морячки не так чтобы отчаянно сопротивляются комиссарше, готовы петь концерты и выкидывать коленца, не выбрасывают ее за борт «в набежавшую волну», а главный герой Алексей (Тихон Жизневский) доступ к комиссарскому телу все же получает. Да и комиссарша оказывается совсем не так уж по партийному непробиваема, обнаруживая просто безграничное поле для интерпретаций персонажа — тут она вам и Лиза Хохлакова, мечтающая мучать и быть мучимой, и Мэрлин Монро из стихотворения Андрея Вознесенского, «которой невыносимо лицом в сиденьях, пропахших псиной». Свой монолог, порой из весьма неожиданного источника, получит каждый герой пьесы.

Но, прежде чем погибнуть, вам, конечно же, споют. Про «море вернулось говором чаек», «господу видней», «дикий напев людоедов», «waiting for someone or something to show me the way», на аккордеонах сыграют, разыграют пантомимы, кукольный спектакль, суд и казнь (которая в условиях того, что происходит на сцене, вас не удивит и не напугает).

И, наверное, все это осталось бы в памяти зрителя прикольной вакханалией хороших голосов и абсолюта актерского существования на сцене, если бы не Волошина, переработавшая эту историю, не труппа, оказавшаяся готовой идти до конца, бросаясь и бросая зрителя из буйного горячечного пекла в отрезвляющую ледяную трагедию, и не гениальный режиссер, так мастерский сумевший укротить этот молодецкий ритм мчащегося бронепоезда и сделать то, что мало сейчас кому удается на сцене в условиях неограниченности возможностей — сбавив скорость и градус предсмертной агонии вдруг поставить такую катарсическую точку, что без слез из зала мало кто выйдет.

«Mama, just killed a man.

Put a gun against his head.

Pulled my trigger, now he’s dead.

Mama, life had just begun.

But now I’ve gone and thrown it all away.»

споет Тихон Жизневский почти а капелла, и поставит жирную пометку NB на полях этой истории, поворачивающей очень уж далеко от привычной коммунистической парадигмы предыдущих ее интерпретаций.

«Где в вашей пьесе образ врага?» — вопрошает со сцены колоритный Сиплый (Дмитрий Лысенков), а со страниц критических статей некоторые заслуженные театральные критики. Рыжаков и здесь сделал шах и мат, предвосхитив основные претензии тех, кто видел еще спектакль Товстоногова, поставленный через 2 года после смерти Сталина.

В попытке оптимистически посмотреть на вполне себе современную трагедию нынешнего постреволюционного поколения, автор спектакля отказывается искать врага хоть в ком-либо, особенно когда и друг, и враг в нас самих, а не какие-то плохие дядьки пришли и все вот тут так бездарно устроили. И пьеса о революционной борьбе становится историей о человеке — каждом из тех миллионов, перерубленных этой жуткой мясорубкой. Подход к человеку как индивидууму, а не части коллективного общего, навсегда утраченный нами еще после жесточайшей Первой Мировой.

И вот белые-белые мальчики, в белых-белых костюмчиках, с белыми-белыми лицами, вдруг ощутимо до стального привкуса во рту становятся чьими-то малышами-сыновьями, смотрящими остекленевшим взглядом в зал, на поколение, порожденное тем молохом, что стер их, молодых и ничего не понявших, с лица земли.

Сбившиеся в кучку фигуры отдаляются от нас, поглощаемые стеной декорации, недопевшие, недоговорившие, недолюбившие…

Прощальный бал распрощался с нами, карета превратилась в тыкву. Лучше бы уж от сифилиса помирали, в самом деле…

Билеты

Спектакль номинирован на 9 премий Золотая маска 2019 и будет показан в рамках фестиваля на сцене МХТ им. Чехова 13 и 14 марта 2019 года.
Информация о билетах на московские показы постановки


афиша и отзывы о спектакле в Санкт-Петербурге

Что ВсёДень городаФильмы в прокатеСпектакли в театрахАвтособытияАкцииАлые парусаБалБалет, операБлаготворительностьВечеринки и дискотекиВыставкиДень ПобедыДень снятия блокадыЕвро-2021 по футболу в СПбКинопоказыКонференцииКонцертыКрасота и модаЛекции, семинары и тренингиЛитератураМероприятия в ресторанахМероприятия ВОВОбластные событияОбщественные акцииОнлайн трансляцииПраздники и мероприятияПрезентации и открытияПремииРазвлекательные шоуРазвлечения для детейреконструкцияРелигияСобытия на улицеСпектаклиСпортивные события Творческие вечераФестивалиФК ЗенитШкольные каникулыЭкологические событияЭкскурсииЯрмарки

Где ВездеАдминистрации р-новКреативные art заведенияПарки аттракционов, детские развлекательные центрыКлубы воздухоплаванияБазы, пансионаты, центры загородного отдыхаСауны и баниБарыБассейны и школы плаванияЧитальные залы и библиотекиМеста, где играть в бильярдБоулингМагазины, бутики, шоу-румы одеждыВерёвочные городки и паркиВодопады и гейзерыКомплексы и залы для выставокГей и лесби клубыГоры, скалы и высотыОтели ГостиницыДворцыДворы-колодцы, подъездыЛагеря для отдыха и развития детейПрочие места отдыха и развлеченийЗаброшки - здания, лагеря, отели и заводыВетеринарные клиники, питомники, зоогостиницыЗалы для выступлений, аренда залов для выступленийЗалы для переговоров, аренда залов для переговоровЗалы и помещения для вечеринок, аренда залов и помещений для вечеринокЗалы и помещения для мероприятий, аренда залов и помещений для мероприятийЗалы и помещения для праздников, аренда залов и помещений для праздниковЗалы и помещения для празднования дня рождения, аренда залов и помещений для празднования дня рожденияЗалы и помещения для проведения корпоративов, аренда залов и помещений для проведения корпоративовЗалы и помещения для проведения семинаров, аренда залов и помещений для проведения семинаровЗалы и помещения для тренингов, аренда залов и помещений для тренинговЗалы со сценой, аренда залов со сценойКонтактные зоопарки и парки с животнымиТуристические инфоцентрыСтудии йогиКараоке клубы и барыКартинг центрыЛедовые катки и горкиРестораны, бары, кафеКвесты в реальности для детей и взрослыхПлощадки для игры в кёрлингКиноцентры и кинотеатрыМогилы и некрополиВодное поло. байдарки, яхтинг, парусные клубыКоворкинг центрыКонференц-залы и помещения для проведения конференций, аренда конференц-залов и помещений для проведения конференцийКонные прогулки на лошадяхКрепости и замкиЛофты для вечеринок, аренда лофтов для вечеринокЛофты для дней рождения, аренда лофта для дней рожденияЛофты для праздников, аренда лофта для праздниковЛофты для свадьбы, аренда лофтов для свадьбыМагазины одежды и продуктов питанияМаяки и фортыМед клиники и поликлиникиДетские места отдыхаРазводный, вантовые, исторические мостыМузеиГосударственные музеи-заповедники (ГМЗ)Креативные и прикольные домаНочные бары и клубыПляжи, реки и озераПамятники и скульптурыПарки, сады и скверы, лесопарки и лесаПейнтбол и ЛазертагКатакомбы и подземные гротыПлощадиПлощадки для мастер-классов, аренда площадкок для мастер-классовПомещения и конференц залы для событий, конференций, тренинговЗалы для концертовПристани, причалы, порты, стоянкиПриюты и фонды помощиПрокат спортивного инвентаряСтудии красоты и парикмахерскиеОткрытые видовые крыши и площадкиКомплексы, арены, стадионыМужской и женский стриптиз девушекЗалы и помещения для онлайн-мероприятий, аренда залов и помещений для онлайн-мероприятийШколы танцевГипер и супермаркетыДК и театрыЭкскурсионные теплоходы по Неве, Лагоде и Финскому ЗаливуТоргово-развлекательные центры, комплексы и торговые центры, бизнес центрыУниверситеты, институты, академии, колледжиФитнес центры, спортивные клубы и оздоровительные центрыПространства для фотосессий и фотосъемкиСоборы, храмы и церкви

Когда Любое времясегодня Вс, 30 маязавтра Пн, 31 маявторник, 1 июнясреда, 2 июнячетверг, 3 июняпятница, 4 июнясуббота, 5 июнявоскресенье, 6 июняпонедельник, 7 июнявторник, 8 июня

ОПТИМАЛЬНАЯ ТРАГЕДИЯ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал». Революционный концерт по мотивам пьесы Вс. Вишневского.
Александринский театр.
Драматург Ася Волошина, спектакль Виктора Рыжакова, сценография и костюмы Марии и Алексея Трегубовых.

1917–2017. Круглая дата. Столетие захвата власти большевиками обсуждается в медийном, политическом и научном пространстве, и уйти от темы ничье сознание не в силах. Когда мы по-настоящему устанем от серьезных споров про все это, спектакль в Александринке даст освобождение, по-своему разбив тему на осколки.

Для меня лучшее и недостаточно развитое свойство спектакля — его нецельность и внутренняя противоречивость. С одной стороны, вроде дико смешивать вполне «пережитые» моменты жестоких убийств с мазохистским монологом Лизы Хохлаковой (из «Братьев Карамазовых», кто не помнит) в устах рев.-парт. Комиссара со стебной лекцией про сифилис (неизвестного мне автора), с кавер-версиями песен Stevie Wonder, Freddy Mercury, Pink Floyd, «Прощай, любимый город», «Здесь птицы не поют, деревья не растут» (из фильма «Белорусский вокзал»), с танцем маленьких лебедей — травести-шоу, и так далее, и так далее… и заканчивать все это прощанием матери с погибшим сыном и пожеланием «от театра» растить счастливых детей. Дикость, профанация, пофигизм. Но именно в этом, может быть, собственное, свежее и «мироощущенческое». Как когда-то в футуристической «Победе над солнцем». Отрицание всей иерархии ценностей. Отрицание системы цивилизации. Здесь птицы не поют, деревья не растут. Поколение не выбирает ни «уважение к своей истории», ни «борьбу с проклятым прошлым». И не выбирает вообще. Может быть, трагедия как раз в этом. Может быть, оптимистическая.

Сцена из спектакля.
Фото — В. Постнов.

Не уверен, что этот коллапс логики хорошо выстроен в драматургии (да, подчеркиваю оксюморон: коллапс такого рода может быть выстроен процессуально) — и в пьесе, и в драматургии режиссерской. Но он есть в способе существования актеров. В основном молодой хор играет то нагло эстрадно, то психологично-мелодраматично, и каждый из хора может быть самим собой, как бы не играть. Они настоящие. Выкрутасы театральной политики последних лет пошли на пользу. Банальные уровни существования после спектаклей Люпы и Жолдака невозможны. Но тут еще какой-то новый уровень профанации А-к-т-е-р-с-к-о-г-о И-с-к-у-с-с-т-в-а (произносимого с придыханием). Мой учитель критики Е. С. Калмановский выбивал из нас использование эпитетов «глубже» и «тоньше». (И вспоминал, что в начале истории театра «Современник», где он работал завлитом, самыми часто употребляемыми среди артистов словами были «органичный» и «жопа». Сочетание соответствует стилю рецензируемого спектакля.) Вот в существовании александринских ребят на сцене нет ни «глубже», ни «тоньше». Да, в сотый раз кривляться клоунами — неинтересно, но играть по-настоящему скорбное событие с иронией к этому скорбному и к самой ситуации, что надо это играть, — требует и органичности, и… чего-то еще. Актеры жонглируют ролями, не «входя» в иллюстрацию, отталкиваясь от собственного имиджа: Тихий, Винегрет, Шпингалет, Черный… (они в программке поименованы именами и кликухами, так поматросистее; жаль, в формате блога всех не перечислить). Комиксы-маски постепенно приобретают психологические черты. А часто актеры смотрят прямо на нас. Без всякой «художественной реальности». Игра вынесена полностью на помост, никакого «там» (в воображаемой реальности) нет.

Не все стеб! Не все стеб! Идеологический треск пьесы очищается до первоначальных элементов. Черт с ней, с революцией. Но зритель может без пафоса, собственной ассоциацией моментами затормозить на страшной точке ненависти, на точке поиска смысла, обнаружить жестокость и про Бога себя спросить… Без разработанных контекстов. Вдруг услышать один выстрел смысла. Про те первоначальные составляющие трагедии, про которые — если всерьез: с мотивами, в костюмах, в художественных образах и с рассуждениями, — получится пошлость и ложь. Это точечная композиция. Если бы это было замечательно сделано, я бы пафосно вспомнил об «атомизме» Филонова.

Сцена из спектакля.
Фото — В. Постнов.

Спектакль, отталкиваясь от стартапа коммунистической жути, от сюжета с гражданской войной, миксует все советское и постсоветское столетие. В прологе под увертюру из «Волшебной флейты» на качающемся помосте протанцовываются всевозможные ассоциации эпохи — и маленькие лебеди, и мульт-крокодил Гена, и порнуха, и космические собаки Белка и Стрелка, ядерный взрыв, граффити, Мэрилин Монро, приторно радостные девочки в советской школьной форме (в исполнении актеров-мужчин), космонавты, солдаты. Скажете: ничего святого! Ну да, так ничего святого. Музыка разваливается, полк объявляется погибшим.

Спектакль в целом имеет свою идеологию, определенную, и пусть она будет донесена до зрителя, который запутается в идущих и грядущих исторических дискуссиях. Нет оправдания политическому насилию. И тут есть моменты, когда сочувствуешь пленным офицерам (Дмитрий Бутеев, Виктор Шуралев), слышишь сложные рассуждения Сиплого (Дмитрий Лысенков), жалко Вожака (Валентин Захаров), жалко мать Алексея (Эра Зиганшина), которая по этой версии вспоминает его в сталинском лагере. Вообще все матросы выходят на зрителя мертвецами, трупами, с остановившимися белыми лицами, и удаляются в никуда, и намечена пограничность бытия/небытия. Роль Комиссара решена «идеологически», это уничтоженный дикой идеей человек (играет Анна Блинова): сперва бездушная школьница-идиотка-горлопанка, потом партийная интриганка, потом (как сказано раньше) персонаж Достоевского с искаженной ненавистью и самоуничижением психикой, потом самоубийца Мэрилин Монро (из стихотворения Вознесенского), а в конце беспомощное нормальное, влюбленное в Алексея человеческое существо, которое без партийной дичи могло бы прожить счастливую жизнь… Но — партия, но — революция. Разговоры «запутавшихся» по пьесе анархистов выглядят в спектакле гораздо более осмысленными, чем революционная демагогия, выглядящая совсем дебильной. В этой «трагедии» кусочки добавляются и добавляются, но во времени они выстроены не слишком оригинальным идейно-фабульным способом: чем дальше, тем яснее убийственная жестокость коммунистической военщины. Вот, я как будто скатываюсь на банальное утверждение линейной антисоветской идеологии спектакля. Хотя моментами думаю: что-то от эпического театра тут есть. Или должно быть. И это актуально.

Сцена из спектакля.
Фото — В. Постнов.

Пьеса Вишневского вывернута наизнанку. Ну, из нее взяты некоторые фабульные точки, которым, вроде, неизбежно придется сопереживать, —убийство пленных офицеров, увлечение Алексея Комиссаром… Но вся действенная и словесная дребедень про перерождение полка представлена как самая жуткая дикость, как собственно трагедия, которую мозг не может вместить и должен от нее отдохнуть, уйти в «ассоциации». (Ну как если бы «Оптимистическую трагедию» переписал Хармс с его ощущением тотального и апокалиптического кризиса разума.) А ведь эту пьесу столько раз пытались очеловечить! Таиров мифологизировал ее, ставил не про Октябрьскую революцию, а про Личность, одухотворенную идеей, которая преодолеет физическое превосходство толпы. Товстоногов (в постановке в дни оттепельного ХХ съезда КПСС) саму революционную идею и ее носителей делал не железными, не военными, а простыми и гуманными, и делегаты съезда (рассказывала Вера Викторовна Иванова, в то время завлит театра) полчаса в антракте обсуждали, допустимо ли такое… Допустили. Потом Марк Захаров поставил замечательный спектакль, в котором дама из либеральных салонов острова Капри (Комиссар — Инна Чурикова, представьте себе ее глаза!) С УЖАСОМ входила к матросам, в реальность зверской жизни… Сегодня все это кажется компромиссным и, в общем, вынужденным, лживым по существу.

Демонстрация дикости основных мотивов пьесы все же не воспринимается как что-то новое. Даже интереснее самоирония по поводу такого разоблачения советчины. И может быть, в замысле радикальнее отказ от осмысления и оценок истории, отказ думать о ней. Фокус должен быть в чем-то другом.

Определяя жанр спектакля как «революционный концерт», авторы как бы оправдывают отсутствие внутренних связей вообще. В моем отзыве все более или менее систематизировано. Это свойство сознания (порок сознания?) — пытаться систематизировать. 80% элементов действия, однако, выпадает из моего пазла. Дробь сюжета часто не имеет ассоциативной природы, а (как ни парадоксально) иллюстративна: сказали слово «море» — спели про море (Утесова, Децла и т.  д.), убивают пленных офицеров — прямолинейным контрастом поют «I just call to say I love you» и играют вступление к передаче «Спокойной ночи, малыши»; мать упрекает (воображаемого) Алексея, что он убивал, — слушаем «Богемскую рапсодию» Queen, в ней аналогичный случай: «Mama, just killed a man, Put a gun against his head, Pulled my trigger, now he’s dead»…

Я подсчитал: в программке названо более ста ролей, не менее пяти у каждого актера. А сцен и микросюжетов — немерено. Возможно, безумие революции можно передать хаосом театральной формы. Едва ли — концертом. Хотя если будут крестные ходы за революцию, то и концерт сойдет. Оптимально.

"Оптимистическая трагедия. Прощальный бал" Вс.Вишневского, Александринский театр, реж.Виктор Рыжаков: _arlekin_ — LiveJournal

Кто бы сказал или хотя бы подумал лет двадцать назад, что "Оптимистическая трагедия" Всеволода Вишневского опять станет репертуарным хитом?! Между тем лично я за последние пару месяцев уже вторую версию смотрю! А началось, видимо, с Дмитрия Крымова, который для своих "Горок-10" взял хрестоматийный фрагмент из "Оптимистической трагедии", про старуху с кошельком, и вписал в совершенно феерический историко-культурно-художественный контекст:

https://users. livejournal.com/-arlekin-/2201954.html

Непосредственно пьесу Вишневского поставил Николай Коляда у себя в Екатеринбурге, и против ожиданий вышло необычайно интересно:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3948780.html

"Оптимистическая трагедия" Виктора Рыжакова эстетически, стилистически ближе, конечно, к спектаклю Дмитрия Крымова (художники-постановщики - Мария и Алексей Трегубовы, крымовская "генетика" лежит на поверхности), вплоть до того, что прологом к основному действию служит танцевальная фантасмагория с травести-балетом белых лебедей и ансамблем школьниц, тоже переодетых мужчин, с мультяшно-комиксовым супергероем, конструктивистским шрифтом и граффити на заднике; а композиционно и содержательно, своим пафосом, созвучна подходу Коляды - однако, полагаю, Рыжаков работ Крымова и Коляды не видел. В его же собственном творчестве, грандиозная, на мой взгляд, "Оптимистическая трагедия. Прощальный бал" завершает не обозначенную официально, но выстраивающуюся само собой "трилогию", начатую "Маленькими трагедиями Пушкина" в "Сатириконе" -

https://users. livejournal.com/-arlekin-/2124973.html

- и продолженной "Войной и миром Толстого" в БДТ -

https://users.livejournal.com/-arlekin-/3586397.html

- а прологом к которой (помимо случившихся за тот же срок камерных историй, тематически примыкающих, будь то спектакли "Боги пали" или "Саша, вынеси мусор") задним числом видится "Сорок первый. Opus post", поставленный когда-то в МХТ, где теперь (символично) Александринка и показывают "Оптимистическую трагедию". Тогда Рыжаков с вчерашними студентами Максимом Матвеевым и Яной Сексте на малой сцене МХТ не с позиций перестроечных или распространенных в 90е, а уже практически из сегодняшнего дня (то есть практически первым!) увидел общеизвестное, из школьной программы взятое произведение 1920-х годов:

https://users.livejournal.com/-arlekin-/1096489.html

"Оптимистической трагедией" режиссер возвращается, пройдя круг через Пушкина и Толстого ("первый бал Наташи Ростовой" оборачивается "пиром во время чумы"...), к советскому литературном материалу первых послереволюционных десятилетий, когда и революция, и гражданская война как писателями, драматургами, так и читателями, зрителями воспринималась не мифом, а недавно пережитыми, на собственной шкуре испытанными событиями. С другой стороны, в Александринском, тогдашнем имени Александра Пушкина ленинградском театре поставил в 1956 году "Оптимистическую трагедию" Георгий Товстоногов -театральный контекст Рыжакову не менее важен.

По сюжету пьесы Вишневского матросы-анархисты требуют перед выступлением в поход устроить им "прощальный бал" - по сюжету спектакля Рыжакова комиссар разрешает, и на сцене разыгрывается "бал призраков", выступает погибший, он же "бессмертный" полк, а пара возрастных актеров, Эра Зиганшина и Аркадий Волгин, обозначенные в выходных данных "свидетелями истории", берут на себя роли ведущих "торжественного вечера", обещая "толику лирики и пуды страстей" зрителям из "осуществившегося будущего". На приподнятом подиуме перед рядом стульев сами для себя матросы в белоснежных костюмах и выбеленными лицами - не то зомби, не то клоуны (зомби-клоуны, вернее) - разыгрывают пьесу начала 1930-х годов, наполняя ее (автор композиции, драматург спектакля - все та же незаменимая нынче Ася Волошина, но в кои-то веки ее навык компилятора сгодился на пользу дела!) цитатами из Блока и Достоевского, строками из "Евпатории" Маяковского и "Мерлин" Вознесенского, куплетами песен Стива Уандера и группы "Куин", надрывными "Здесь птицы не поют. .." и "Был пацан, и нет пацана", мелодией "Шахерезады" Римского-Корсакова (морского офицера, кстати!) и т.д. вплоть до "народной лекции в стихах" некоего П.Юшкова о сифилисе из журнала "Студент-рабочий" за 1924 год: "начинает шелушиться и вдруг в язву превратится". Тем не менее - удивительно! - спектакль не скатывается в откровенное кабаре (музыкальные номера часто обрываются, едва начавшись, они не самодостаточны), не превращается в балаган (вставные монологи прорастают внутрь образов-характеров, которым приписаны, доверены), но предлагает образец "эпического театра" и в терминологическом, брехтовском понимании, и в более широком, выходя из драмы, даже из трагедии, на обобщения, присущие эпосу (впрочем, изначально эпос и трагедия, миф и ритуал - неразделимые стороны одного явления).

Если у Коляды женщина-комиссар в исполнении Василины Маковцевой - бывалая, "подержанная" дамочка, "новая" из "бывших", то у Рыжакова героиня Анны Блиновой - совсем девочка, сопливая (тоже буквально!), чуть ли не юродивая. Она же здесь и "протагонист" хора, и "королева" на "балу мертвецов" - две крашеные проститутки в драных чулках ей не конкурентки, хотя и они добавляют "празднику" соответствующего колорита. В драматургической композиции рыжаковской "трагедии" совсем не видно "швов" между "исходником" Вишневского, литературно-поэтическими цитатами и эстрадными номерами - выстроенная режиссером полифония невероятно органична: как естественно из уст Сиплого-Дмитрия Лысенкова (потрясающего!), внезапно обретающего голос, звучат пассажи статьи Блока "Интеллигенция и революция"; насколько уместным в представлении на тему гражданской войны оказывается монолог Лизы из "Братьев Карамазовых"! весело и страшно вторгаются в трагедию юморные агит-стишки про сифилис; а нацепив блондинистый парик, комиссарша декламирует "я героиня самоубийства и героина!", словно ей это написал Вишневский, а не Вознесенский спустя десятилетия!

"Трагедия" Рыжакова - при всей статичности, "картинности" мизансцен, отсылающих к советской монументальной скульптуре - парадоксально наполнена, даже переполнена эксцентрикой, буффонадой: обезьянья пластика "безусловного красавца" Алексея (Тихон Жизневский), ящериные повадки Сиплого; Командир (Александр Лушин) с опереточно-"аристократическими" усами и бородой, с серебряным "клином", проходящим сквозь голову; танцы, перетекающие в драки - и невозможно уловить грань!; старый моряк подкармливает, бросая куски хлеба, матросов, будто оголодавших чаек; пародийный "театр Петрушки" за ширмой, в формате которого подается, например, эпизод казни военнопленных-офицеров; откровенная клоунада - момент убийства Вайнонена-Алексея Васильченко. Вместе с тем Эре Зиганшиной - мало какая актриса потянула бы - доверен рискованный "контрапункт", пронзительный образ матери Алексея (примечательно, что Коляда в "Оптимистическую трагедию" вводил мать Комиссара и отдавал ей стихи Багрицкого "Смерть пионерки"!), который поднимает эстрадно-цирковое шоу до трагедии настоящей (при том что сам по себе волошинский пассаж "берегите детей" грозит опустить ее до плоской мелодрамы...) - совсем не маленькой и отнюдь не оптимистической. Еще один "серьезный", драматический персонаж поперек пьесы - Вожак-Валентин Захаров с его репликой "мы все знаем, что происходит сегодня в России".

Рыжаковский "Прощальный бал" - не прощание с "погибшим полком", коль скоро полки зомби бессмертны и неистребимы; это фиксация болезненного ощущения актуальности истории ("за прошлое отвечаем мы) и одновременно сквозь столетней давности события разговор, на редкость прямой и честный, об "осуществимшемся будущим". Настойчиво, грубо, но вызывая смех в зале, вопиет персонаж Дмитрия Лысенкова, Сиплый с мегафоном: "Где в вашей пьесе образ врага?!" - в пьесе, стало быть, "врагов" нет, или, наоборот, все враги друг другу, охваченные взаимоистреблением. А главный "враг" у них общий, как у героев "маленьких трагедий" Пушкина, как и "Войны и мира" Толстого - наверное, непобедимый, и Рыжаков не обманывает, не утешает иллюзиями, что "любовь" и "добро" все преодолеют, но завершает "бал" вальсом пары "ведущих", без музыкального сопровождения, в тишине и темноте.

смертельная клизма: "Оптимистическая трагедия. Прощальный бал", Александринский театр, реж.В.Рыжаков: _arlekin_ — LiveJournal

Сперва я расстроился и обозлился: что за куцая телеверсия - вернее, онлайн-трансляция в прямом эфире из пустого зала театра! - без Дмитрия Лысенкова-Сиплого?! Хотя еще когда "Прощальный бал" показывали в Москве прошлой весной -- говорили, что Лысенков уходит и что чуть ли этого персонажа вообще больше не будет в спектакле, даже если постановка останется в репертуаре. Представить "Оптимистическую трагедию" в отсутствие лысенковского Сиплого, казалось, невозможно - а теперь представляю. И пусть ансамбль явно "неполный", а колоритный персонаж Лысенкова, кроме прочего, прикрывал некоторую ущербность драматургической композиции Аси Волошиной, которая - запись часто обнаруживает огрехи в спектакле, который "живьем" может сойти за идеальный - где-то избыточно цитатами и вставными номерами фарширована (родовое свойство волошинской драматургии, и лишь мощным режиссерам уровня Рыжакова или Бутусова под силу обернуть его на пользу спектаклю в целом), а где-то, наоборот, до тупости прямолинейна, до неприличия сентиментальна и в своем пафосе (даже если праведном) местами просто антихудожественна, все-таки этот вариант тоже по-своему интересен.

Иван Волков внятно обозначает присутствие Сиплого в сюжете - он и в "концертном" формате, преломляющем исходную пьесу Всеволода Вишневского, остается фигурой заметной, да и вложенная в его уста "Интеллигенция и революция" Блока при нем - но волей-неволей оставляет образ принципиально незавершенным, эфемерным, лишенным индивидуальности (как минимум по сравнению с острой харАктерностью Дмитрия Лысенкова). И такой Сиплый как будто растворяется в массе, в хоре, в кордебалете - индивидуализированные персонажи гибнут, гибнет и хор, как полагается в настоящей трагедии, но остается впечатление, что сиплые - и только они, безликие, неуловимые - способны, затерявшись, приглушая голос, меняя повадки и даже внешность, уцелеть в любых глобальных катаклизмах.

Лучшей драмой на "Золотой маске" стала "Оптимистическая трагедия" — Российская газета

Главный приз в драматическом театре присужден спектаклю "Оптимистическая трагедия. Прощальный бал" Александринского театра. Принимая награду из рук Льва Додина, режиссер спектакля Виктор Рыжаков свои отпущенные на благодарственную речь тридцать секунд использовал как право на воссоздание общей тишины, призвав весь зал Большого театра на полминуты остановиться, закрыть глаза и подумать о главном. Чтобы каждый - о своем. И все вместе - о том, что самое дорогое сегодня в мире - это время, идеи и любовь, конечно, - к искусству, к близким людям, к свободе…

Что главным, по мнению "Золотой маски" этого года, оказалось в драме?

Тенденция, когда музыкальный театр становится все более драматическим, а драматический - все более музыкальным. Как и главный лауреат, "Оптимистическая трагедия" - почти рок-концерт по мотивам пьесы Всеволода Вишневского в изложении Аси Волошиной и режиссуре, энергии и драйве Виктора Рыжакова. В новой сценической версии революционной пьесы советский миф поженившего с музыкой Вертинского, Окуджавы, Соловьева-Седого, Магомаева, Децла, "Ленинграда", Стиви Уандера, "Led Zeppelin", "Pink Floyd", "Queen"…

На контрасте с этой масштабной, оглушительной и красочной революционно-музыкальной феерией шли крошечные "Птифуры" петербургского театра "Кукольный формат" - кукольные скетчи про старичков и старушек, вызывавшие приливы невероятного восторга у всех, кто видел их своими глазами. Они получили "Маску" как лучший кукольный спектакль. Автор идеи Катя Ионас и режиссер, художник Анна Викторова для себя открыли, что бабушки и дедушки - это такой особый вид человека со своим маленьким сумасшествием, и поделились этим открытием со всеми остальными: "Несмотря на огромный жизненный опыт, они беззащитны и нуждаются во внимании, у них есть характерные причуды и особенности поведения. "Жил на свете старичок…" или "На свете старушка спокойно жила…" - даже в литературе они сразу появляются старичками. Мы собрали эти истории, объединив их "Старушкопадом" - стихотворением Маши Рупасовой".

Трогательные моменты в театре становятся сегодня все большей редкостью. А, казалось бы, парадоксы, - обычным явлением. Например, когда "Маска" за лучшую женскую роль "уходит" к актрисе, сыгравшей самую что ни на есть роль мужскую: Тузенбаха во мхатовских "Трех сестрах" Константина Богомолова. "Любовь живет даже после смерти, и барон Тузенбах со мной бы согласился", - этим словам Дарьи Мороз аплодировали особенно долго.

Крепкая актерская работа Камиля Тукаева, в "Антигоне" сыгравшего Креона, правителя нового образца и новых реалий, не осталась в этом году незамеченной. ("У меня давно роман с дирекцией "Золотой маски". И вот, наконец, этот роман закончился свиданием  - наградой", - на радостях в шутку признавался актер воронежского Камерного театра). Как и "Маленькие трагедии" Кирилла Серебренникова в "Гоголь-Центре" (лучшая работа режиссера в драме), неоднократно поднимавшегося на сцену Большого театра за поздравлениями, и в конце вечера выразившем надежду: "Хотелось бы верить, что "Маску" вы мне дали действительно за то, что вам понравился мой спектакль. Пушкин - автор на все случаи жизни: и когда тебе хорошо, и когда тебе плохо, и когда ты гуляешь, и когда находишься под домашним арестом".

"Пианисты" новосибирского театра "Глобус" (по роману Кетиль Бьёрнстад, режиссер Борис Павлович), названные лучшим драматическим спектаклем малой формы, на общем фоне выглядели концептуальным гимном настоящему искусству и настоящему отношению к своей роли в этом искусстве. "Страх выхода на сцену, ужас подмены реальной жизни "творческой реализацией", крушение иллюзий имеют отношение и к миру классической музыки, и к миру театра", - пояснял режиссер "Пианистов" Борис Павлович. Для его спектакля композитор Роман Столяр сочинил, как рассказать историю, большая часть которой происходит во время исполнения фортепианных произведений Дебюсси и Равеля без единого звука фортепиано. На мастерстве и нервах актеров и эмоциях зрителей. Итак: третий звонок, занавес, в душе музыка, а на авансцене - главная королева театрального вечера - тишина…

Реквием по рыжеволосым | Искусство и культура

Не так давно газеты и журналы сообщили, что к концу века рыжие, одним из которых я являюсь, вымрут. Прошло. Капут. С тех пор другие ученые высказали сомнения относительно великой теории вымирания рыжих, особенно после того, как исследование проводилось Oxford Hair Foundation, финансируемой Procter & Gamble, производящей краску для волос. Тем не менее, кто может точно сказать, кто прав? Я уверен, что в свое время динозавры тоже были довольно самодовольными.

Где мы будем без таких людей, как Дэнни Бонадьюс? Плохой пример. Как насчет Дуайта Эйзенхауэра? Айк был рыжим. (Тогда он был моложе.) А над какой еще группой мы могли насмехаться, не опасаясь возмездия? «Эй, спичечная голова», «Я лучше буду мертвым, чем красным» и «Откуда у тебя эти волосы?» это лишь некоторые из милых комментариев, которые мы слышим ежедневно. Так что, если мы хотим, чтобы в 22 веке были маленькие Рон Ховардс или Линдси Лоханс, мы должны планировать заранее.

Распространенный миф гласит, что у рыжих вспыльчивый характер. (Это меня действительно бесит.) Многие люди считают, что рыжие женщины бродят между простынями. (Мой муж не из их числа.) Другие считают, что рыжие должны отвечать на такие остроумные прозвища, как «Рыжий», «Морковный топ» и «Мятный пирог» (мой). В некоторых обществах термин «рыжий» является синонимом упрямства, даже если он умственно отсталый. И все это считается политкорректным.

Без рыжих мир будет ужасно обычным.Попробуйте представить себе 2150 год. У всех будут темно-каштановые волосы, карие глаза и лица без оранжевых веснушек. Фигурки и куклы будут темноволосыми, красивыми и красивыми, но Раггеди Энн отойдет на второй план. Рыжеволосые клоуны все сели в свои крошечные машинки и уехали, чтобы никогда не вернуться.

Да, будут музеи рыжих из прошлого. Как и неандерталец, Hominis redheadis будет завораживающим диковинным предметом. Сторонники теории заговора будут настаивать на том, что все население было изгнано на далекий остров, где они танцевали в степи до забвения.Рассказы о знаменитых рыжеволосых: Винсенте Ван Гоге, Уильяме Шекспире, Вуди Аллене и Люсиль Болл покажут тонкую грань между гением и безумием. Будут вечеринки, на которых гуляки одеваются как свои любимые рыжие: Маленькая Сирота Энни, Вуди Дятел, Элмо.

Как мы попали в такое плачевное состояние? Рыжий произошел от мутировавшего гена в Европе тысячи лет назад. Да, рыжие - мутанты, как герои комиксов, только без сверхспособностей.Может поэтому никто и не предлагал плана по спасению рыжей. Мы даже не относимся к исчезающим видам. Если бы рыжие были такими же очаровательными, как панды, ученые выбрали бы самца и самку и разместили бы их в среде обитания, такой как ирландский паб, которая способствовала бы спариванию.

С другой стороны, рыжеволосой осталось почти столетие, чтобы оставить свой след в мире и стать легендой, которая будет жить вечно. И я, например, вижу время, когда люди будут говорить шепотом о тех днях, когда по земле бродили рыжие.

Патрисия Макнейми Розенберг живет в Оук-парке, штат Иллинойс. Благодаря чудесам химии она все еще рыжая.

Понравилась статья?
ПОДПИШИТЕСЬ на нашу рассылку новостей

Исследование на рыжеволосых мышах раскрывает задействованные механизмы и предлагает новые стратегии лечения боли - ScienceDaily

Новое исследование, проведенное исследователями из Массачусетской больницы общего профиля (MGH), дает представление о том, почему у людей с рыжими волосами проявляется измененная чувствительность к определенным видам боли . Результаты опубликованы в журнале Science Advances .

У людей с рыжими волосами (как и у многих других видов животных с рыжим мехом) производящие пигмент клетки кожи, называемые меланоцитами, содержат вариантную форму рецептора меланокортина 1. Этот рецептор находится на поверхности клетки, и если он активируется циркулирующими гормонами, называемыми меланокортинами, он заставляет меланоциты переключаться с производства желтого / красного пигмента меланина на производство коричневого / черного пигмента меланина.Более ранняя работа Дэвида Э. Фишера, доктора медицинских наук, директора программы по меланоме Центра массового общего рака и директора Исследовательского центра кожной биологии MGH, продемонстрировала, что неспособность рыжеволосых людей загорать или затемнять пигмент кожи связана с бездействием. варианты этого рецептора.

Чтобы исследовать механизмы, лежащие в основе различных болевых порогов у рыжеволосых людей, Фишер и его коллеги изучили линию рыжих мышей, которые (как и у людей) содержат вариант, у которого отсутствует функция рецептора меланокортина 1, а также проявляется более высокий болевой порог.

Команда обнаружила, что потеря функции рецептора меланокортина 1 у рыжеволосых мышей заставила меланоциты животных секретировать более низкие уровни молекулы, называемой POMC (проопиомеланокортин), которая впоследствии расщепляется на различные гормоны, включая тот, который сенсибилизирует к боли, и тот, который блокирует боль. Присутствие этих гормонов поддерживает баланс между опиоидными рецепторами, подавляющими боль, и рецепторами меланокортина 4, которые усиливают восприятие боли.

У рыжеволосых мышей (и, следовательно, возможно, у людей) низкий уровень обоих гормонов, казалось бы, нейтрализует друг друга.Однако организм также производит дополнительные факторы, не связанные с меланоцитами, которые активируют опиоидные рецепторы, участвующие в блокировании боли. Следовательно, чистым эффектом более низких уровней гормонов, связанных с меланоцитами, является большее количество опиоидных сигналов, что повышает порог боли.

«Эти данные описывают механистическую основу более ранних данных, предполагающих наличие различных болевых порогов при разном пигментном фоне», - говорит Фишер. "Понимание этого механизма обеспечивает подтверждение этих более ранних данных и ценное признание для медицинского персонала при уходе за пациентами, чья болевая чувствительность может различаться.«

Фишер добавляет, что результаты предлагают новые способы управления естественными процессами организма, которые контролируют восприятие боли - например, путем разработки новых лекарств, которые ингибируют рецепторы меланокортина 4, участвующие в ощущении боли.

«Наша текущая работа сосредоточена на выяснении того, как дополнительные кожные сигналы регулируют боль и передачу сигналов опиоидов», - добавляет со-ведущий автор Лайош В. Кемени, доктор медицинских наук, научный сотрудник дерматологии в MGH. «Глубокое понимание этих путей может привести к выявлению новых стратегий модулирования боли.«

Эта работа была поддержана Национальными институтами здравоохранения, Альянсом исследований меланомы, Американо-израильским двухсторонним научным фондом и Фондом медицинских исследований доктора Мириам и Шелдона Г. Адельсонов.

История Источник:

Материалы предоставлены Массачусетской больницей общего профиля . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Optimistic Tragedy - Oxford Reference

A: Всеволод Вишневский Pf: 1933, Киев Pb: 1933 Tr: 1937 G: Hist.драма в 3-х действиях; Русская проза S: Военно-морской крейсер, Балтийский порт и поле битвы, Россия, 1918 год C: 15 м, 2f, дополнения Во время потрясений, последовавших за большевистской революцией, анархисты захватили военный корабль Балтийского флота России. Они убогие, деморализованные, скучающие и разочарованные; легкая жертва секса и спиртных напитков; и готовы организоваться демократическим, но произвольным образом. Когда старуха обвиняет моряка в краже ее кошелька, его казнят без суда и следствия. Внезапно она находит свою сумочку, значит, она тоже должна умереть.Чтобы навести порядок, партия отправляет комиссара женского пола, чтобы она взяла под свой контроль корабль. Вскоре она устанавливает свой авторитет: когда моряк пытается изнасиловать ее, она стреляет в него на месте. После первоначального возмущения, особенно со стороны лидера анархистов, моряки постепенно подчиняются новому порядку. Когда кажется невозможным реформировать лидера анархистов, комиссар расстреливает его. Еще один дезертирует, но один, Алексей, охотно присоединяется к большевикам. «Первый полк Красной армии», преодолев почти 4000 миль, чтобы вступить в бой с Белой армией на Украине, вместе со своим храбрым комиссаром потерпел поражение на поле боя.Это трагедия, но есть место для оптимизма, потому что 2-й полк Красного флота движется на южный фронт и в конечном итоге победит контрреволюцию.

A: Всеволод Вишневский Pf: 1933, Киев Pb: 1933 Tr: 1937 G: Hist. драма в 3-х действиях; Русская проза S: Военно-морской крейсер, Балтийский порт и поле битвы, Россия, 1918 год C: 15м, 2f, дополнения

Это параллельная пьеса «Дням Турбинов», прослеживающая формирование одного элемента Красного. Армия от бесперспективного анархического начала до дисциплинированной боевой силы.«Оптимистическая трагедия», хотя и не такая тонкая, как у Булгакова, затрагивает важные вопросы, касающиеся пределов индивидуальной свободы. Постановка Питера Штайна 1972 года внесла свой вклад в дебаты вокруг анархистских групп, таких как Баадер-Майнхоф.

Ангел за моим столом (1990) - Ангел за моим столом (1990) - Отзывы пользователей

Работа Кэмпиона на протяжении многих лет была вдохновляющей, мрачной, трогательной и мощной. Многие режиссеры Голливуда сегодня не могут сравниться с ее способностью оживлять персонажей с помощью слов, действий и эмоций.Для этого критика ее работа напоминает женщину-Ларса фон Триера, в которой ее способность вытаскивать этих больших, чем жизнь персонажей из их скорлупы превращает их в затемненных персонажей, вызывающих вдохновляющие (но печальные) события. Когда я смотрел «Ангел за моим столом», мне напомнили путешествие Бесс с ее мужем и, как следствие, ее жизнь в «Разбитом волнах» Трира. Кэмпион, без сомнения, - это режиссер, стоящий на ногах, и этот фильм - чистый тому пример. Для начала, направление Кэмпиона безупречно.Это почти трехчасовая биография жизни Джанет Фрейм от молодой девушки до автора, которым она стала. Для некоторых режиссеров это может создать возможность улучшить других персонажей, упростить более мелкие события, чтобы мы могли делать большие дела, или просто продвигаться, очень медленно, пока мы все не задремаем от скуки. Поверьте мне; Я просидел свою порцию проезда потрясающе скучных биографий. Кэмпион доказывает, что она лучше, разбивая фильм на три части (три части автобиографии Фрейма), давая нам удивительные образы в сочетании с быстрым темпом, который не теряет ни перевода, ни волнения.Ее использование цветов, смелость рыжих волос Фрейма, мощный фон Новой Зеландии (и, в конечном итоге, Европы) побуждают нас уделять больше внимания, давая нам не только историю, достойную нашего разума, но также наших глаз и сердца. Цвета также являются ярким контрастом суровой реальности того, с чем сталкивается Фрейм, ее страхам и ошибочному помещению в больницу.

Я думал, что этот фильм был безупречным, поэтому я могу продолжать болтать о том, насколько мне понравились техника и стиль фильма Кэмпион.Она позволила нам принимать собственные решения относительно кадра, но также снимала в стиле, который никогда не ограничивал наше пространство для просмотра. Нас никогда не заставляли сосредоточиться только на Фрейме, но мы сделали это, потому что Керри Фокс дал нам это чистое, неразрезанное изображение Джанет Фрейм. Из-за того, что этот фильм изначально снимался для новозеландского телевидения, я могу только предположить, что он исключил Фокс из номинации на премию Оскар, но она на 100%, которая искренне, несомненно, заслужила это. Ее игра, которую я никогда раньше не видел, была феноменальной.Она буквально превратилась в этого персонажа, каждый шаг, который Фокс делал на экране, она делала так, как (мы можем только предполагать) Фрейм тоже. Я пытаюсь сказать, что, хотя я никогда не видел самой Джанет Фрейм, Фокс никогда не выходил из того персонажа, с которым мы были впервые представлены. Фрейм Фокса рос с каждым кадром, открывая нам себя по-разному и каждый раз давая нам новую сторону. Опять же, я пускаю слюни на себя, но «Ангел за моим столом» - один из тех фильмов, которые стоит посмотреть студентам, стремящимся узнать, как проникнуть в сознание своих персонажей.Это докажет им, что есть нечто большее, чем просто то, что написано на странице, и полная демонстрация того, как внести душу в созданную человеком историю. Керри Фокс была всем, что вы хотели видеть на экране, она была эмоциональной, чувствительной, заботливой, несомненно любопытной, напуганной, и в то же время полностью и полностью человечной. Вместе с режиссурой Кэмпиона эти двое берут то, что могло бы быть мягким фильмом, и превращают его в одно из величайших представлений за последние 20 лет.

По каким еще причинам вам стоит посмотреть этот фильм? Если вас не так впечатлило направление или работа Fox, Criterion предлагает DVD с множеством бонусных функций, а также отличной передачей.Звук, музыка из жизни Фрейма захватывает дух. Он идеально сочетается с видением и действиями Фокса. Песня, которую спели сестры на пляже Новой Зеландии, до сих пор остаюсь со мной, спустя почти четыре дня после просмотра этого фильма. Остальные актеры, увы, очень хороши в этом фильме; Я не могу больше ничего сказать, потому что все мое внимание было сосредоточено на Керри Фоксе. Да, она была такой потрясающей. Как упоминалось ранее, бонусные функции на этом диске позволяют узнать больше о том, как Кэмпион сняла этот фильм, а также о ее мыслях через аудиокомментарии.По сути, выпуск этого фильма - единственный способ это посмотреть. Это безупречный диск для безупречного фильма. Я очень рад и горжусь тем, что это есть в моем каталоге фильмов.

В целом, если вы все это время не обращали внимания, "Ангел за моим столом" был не чем иным, как совершенством. Когда я сравниваю этот фильм с другими фильмами, основанными на биографиях, мне не удается сравнить ни один. Работа Кэмпион продолжает впечатлять, поскольку она растет, развивая свои сильные стороны в других жанрах и подталкивая актеров к новым пределам, выходящим за рамки наших ожиданий, т. е. хотя и избитый критиками, посмотрите игру Мэг Райан в фильме «В вырезе». «Ангел за моим столом» - это идеальное сочетание музыкального сопровождения, выдающихся визуальных эффектов, увлекательного повествования и, опять же, этой мощной способности управлять своими актерами и ожидать от них ничего меньшего. Студенты в этом фильме должны изучать Керри Фокс, режиссура Кэмпиона перемещает этого актера от сцены к сцене, но Фокс с гордостью и властью несет все это на своих плечах. Создавать этот фильм было непросто, но с Кэмпионом и Фоксом за рулем то, что могло быть очень скучной, чрезмерно драматичной биографией великой Джанет Фрейм, превратилось в основной продукт современного кино, карту (так сказать) для другим, кто хочет создавать фильмы, основанные на реальных людях - «Ангел за моим столом» приведет вас прямо к золоту.Смотрите. Быть под впечатлением. Тогда посмотрите это снова. Промыть, промыть, повторить.

Оценка: ***** out of *****

Почему рыжие чувствуют меньше боли, по мнению ученых

Они могут быть имбирными, но у них нет кожи.

В ходе, казалось бы, парадоксального исследования американские исследователи обнаружили, что рыжие имеют сверхъестественно высокую переносимость боли - подождите - из-за механизма , повышающего их восприимчивость к солнечным ожогам.

«Эти данные описывают механистическую основу более ранних данных, предполагающих наличие различных болевых порогов при разном пигментном фоне», - сказал доктор.Дэвид Фишер из Массачусетской больницы общего профиля в Массачусетсе. Он возглавил пламенное исследование, опубликованное в журнале Science Advances.

Исследование показало, что клетки, определяющие цвет кожи, называемые меланоцитами, играют большую роль в принятии решения о том, как люди испытывают боль.

Поскольку светловолосые люди могут похвастаться дефектными меланоцитами, они не могут обработать достаточно темного пигмента для загара, что дополнительно повышает их порог причинения вреда.

Не волнуйтесь, ни один Рон Уизли не пострадал во имя науки. Исследование мышей с красной шерстью показало, что их меланоциты функционируют так же, как и у людей с ржавой головой.

Это исследование доказывает, почему Чаки мог справиться с таким насилием. Getty Images / iStockphoto

Как и все люди, у людей с малиновыми кудрями - самым редким цветом волос - есть рецептор меланоцитов, называемый меланокортином 1, основная директива которого определяет, когда в организме вырабатывается темно-коричневый цвет и черная окраска, сообщает Daily Mail.

Однако у рыжеволосых рецептор не функционирует, что делает их бледную кожу практически неспособной к бронзированию, а также делает их более уязвимыми для солнечных ожогов.

К счастью, несмотря на их повышенную чувствительность к солнцу, эти «ярко-красные волосы» также реже чувствуют ожог.

Вышеупомянутые завистливые рецепторы снижают выработку химического вещества, называемого POMC, вызывая снижение уровня различных гормонов. Это, в свою очередь, обеспечивает равновесие между рецепторами, подавляющими и усиливающими боль, усиливая функцию притупляющих боль опиоидных сенсоров, не производимых клетками цвета кожи.

В результате рыжие более переносят боль, чем их светловолосые собратья и брюнетки.

Целью исследования не является подтверждение стереотипа «Южного парка» о том, что имбирь обладает причудливыми суперсилами (даже если научно доказано, что они пахнут сексуальнее, помимо других особых способностей).

Скорее, «понимание этого механизма обеспечивает подтверждение этих более ранних данных и ценное признание для медицинского персонала при уходе за пациентами, чья болевая чувствительность может варьироваться», - сказал д-р Фишер.

Скаут Фаркусы - не единственные, кто может терпеть ненормальный уровень жестокого обращения.Исследование 2019 года показало, что женщины - это высший пол, когда дело доходит до переживания агонии, имевшей место в прошлом.

Исла Фишер о рыжих волосах, романтике и путанице для Эми Адамс

Комик и актриса (которая определенно не Эми Адамс) рассказывает о загородных поездках, об опасностях быть рыжими и о самом романтическом, на что способен мужчина. .

В вашем новом фильме « Tag » вы один из группы друзей по колледжу, которые играют в эпическую игру на превосходство, с сюрпризами, которые тянутся годами.Вы когда-нибудь планировали большой сюрприз или что-то серьезное нависало над вами?

На мое 40-летие мой муж [Саша Барон Коэн] преподнес мне совершенно потрясающий сюрприз. Я выбрал список гостей и коктейли для вечеринки. Он знает, что мне нравится Кэти Перри, а на танцполе - до полуночи. Я вижу сверкающий микрофон, а потом кто оборачивается? Кэти Перри. По сути, это были я и группа моих товарищей, которые просто танцевали в кругу, крича под каждую лирику. Лучший сюрприз на свете.

А вы пытались поддержать его чем-нибудь таким же крутым для него?

Он не хотел заводить домашнего питомца, но в день его рождения я удивил его двумя кошками-спасателями - Гамильтон Уискерс и Мадам Крошечные Лапки. Он дал мне Кэти Перри; Я купил ему животных, на которых у него может быть аллергия, а может и нет.

Вы часто снимались в романтических комедиях. Вы считаете себя романтиком?

Однозначно. Меня всегда привлекают истории, в которых герои имеют какую-то романтическую связь.Я также читаю любовные романы и смотрю такие фильмы. Мы с Сашей вместе 17 лет, и свадьба сама по себе - такой романтичный и оптимистичный выбор.

Что самое романтичное, что может сделать мужчина?

Честно говоря, если вам удастся положить обувь в шкаф, вы окажетесь впереди всех, потому что, когда вы оставляете их у подножия лестницы, вопреки распространенному мнению, фея не поднимает их по лестнице. и в шкаф. Фея не заменяет рулон туалетной бумаги и не выносит мусор.

Я считаю, что помощь - это очень романтично - просто уделять внимание другому человеку и показывать, что вы действительно видите его.

Чтобы прояснить: работа по дому для вас романтична?

Я думаю, что помощь - это очень романтично. Каждый раз, когда вы делаете что-то поддерживающее дома, это романтично. Это неправильно, что я так думаю? Это безумие? Просто обращать внимание на другого человека и показывать, что вы действительно его видите - это самое романтичное.

Вы обратились в иудаизм, чтобы жениться на Саше, что является большим романтическим жестом.

Я действительно принял иудаизм. Вообще-то, сегодня я варила куриный суп, но без кнайдель [шариков из мацы].

Ты хорошо готовишь?

Я никогда не стану великолепным шеф-поваром, но я занял второе место на школьной выпечке для своего чизкейка - настоящий подвиг, учитывая состязательные мамы.

Вы родились в Омане, выросли в Великобритании и Австралии. Чувствуете ли вы себя более комфортно в любом месте?

Мы делим время между Л.А. и Лондон, и мои ближайшие родственники живут в Греции и Германии, но я общаюсь в FaceTime с отцом каждый день. У меня определенно сложная культурная идентичность. Я очень отождествляю себя с австралийцем; У меня некоторая непринужденная чувствительность, и мой взгляд на жизнь очень приземленный и австралийский. Я также довольно англичанин, потому что мне нравятся манеры и я люблю чашку чая.

Как все эти передвижения повлияли на ваше взросление?

Мне пришлось быстро научиться заводить друзей.Вероятно, отсюда и корень моей комедии: я поступил в новую школу, и самый простой способ найти друзей - это вести себя как классный клоун. Я родился с большими ушами и большими ногами, так что я уже имел физическую комедию еще до того, как открыл рот. Я просто смешил людей, и это был простой способ найти друзей. Но оборотной стороной моего детства является то, что иногда я легко и быстро нахожу связи, хотя они могут быть не такими глубокими, возможно, потому что я знаю, что они могут быть конечными.

А как было в детстве рыженькой?

Меня дразнили, когда я рос в Австралии, а затем в Лондоне, где люди называют тебя имбирем. Это может заставить вас почувствовать себя посторонним. Я была единственной рыжей в классе, и люди называли меня морковкой или спрашивали, подходит ли ковер к драпировке. В Америке имбирь принимают гораздо больше, чем в Англии.

Вы по-другому к этому относитесь?

Да, теперь я принимаю это, потому что это делает меня уникальным. Раньше я тоже хотел быть выше и всегда носил каблуки, но потом я понял, что весь прицел в Wedding Crashers работал из-за разницы в росте между мной и Винсом [6 футов 5 дюймов Винса Вона против ее 5 футов 3 дюйма] .Теперь я думаю, что чем больше у вас может быть , тем лучше. Все остальные взяты.

Кстати, странно ли, что вас так часто путают с Эми Адамс?

Все говорят, что она мой двойник, но у нее красивые голубые глаза, а у меня карие глаза, и она выше меня. Мы друзья, и я даже представил ей своего отца - он сказал, что не видит сходства, но все остальные, кажется, видят. Один год для нашей рождественской открытки, я подумал, что было бы забавно приложить лицо Эми к моему телу на фотографии меня с Сашей и детьми. Никто не заметил - они просто сказали: «Это самая милая фотография вас и Саши». Честно говоря, я так сильно не смеялся.

Чтобы получить доступ к эксклюзивным видео о снаряжении, интервью со знаменитостями и многому другому, подпишитесь на YouTube!

Факт или вымысел: чувствуют ли рыжие больше боли?

Как балерина в прошлой жизни, бесчисленные часы репетиций в пуантах однажды привели меня в кабинет ортопеда с особенно воспаленным вросшим ногтем на ноге.К моему удивлению - и к удивлению доктора - типичная инъекция местной анестезии не смогла заглушить жгучую боль, когда его нож вонзился в мой большой палец ноги. И только после того, как после второй полной инъекции мой палец ноги стал размером с мяч для гольфа, я блаженно не осознавал боли.

Был ли виноват мой цвет волос? В конце концов, это слух, который слышал каждый рыжий: мы чувствуем больше боли и нуждаемся в большем количестве обезболивающих.

Если посмотреть на опубликованные исследования, можно предположить, что гены, определяющие цвет моих волос, могут играть определенную роль, но сама наука остается туманной.

Что делает рыжий?

Наши блестящие локоны произошли от пары мутировавших генов. Для большинства людей цвет волос определяется рецептором меланокортина-1 или геном MC1R, который приводит к выработке коричнево-черного пигмента меланина, называемого эумеланином. Чем больше эумеланина вырабатывается этим геном, тем темнее и чернее волосы.

Ген MC1R, определяющий цвет волос человека, расположен на 16-й хромосоме человека. Изображение Меган Скотт

У большинства рыжих есть рецессивная версия гена MC1R, вызванная спариванием трех возможных мутантных аллелей.Результирующая экспрессия гена отключает выработку эумеланина, сдвигая доминирующий пигмент на феомеланин с красноватым оттенком.

Бихевиоральный нейробиолог из Университета Макгилла Джеффри Могил изучил этот ген в рамках своего исследования восприятия и подавления боли. «Цель этого гена MC1R - производить темные пигменты. Если это работает, то работает, а если нет, производит пигмент, который не является темным, как предполагалось. Так что это действительно дисфункция », - сказал он.

Но MC1R влияет не только на цвет волос.Пигменты также влияют на оттенок глаз и кожи. Избыток феомеланина соответствует более светлой коже, и люди с веснушками имеют на 85 процентов больше шансов иметь по крайней мере один мутантный аллель MC1R в своих генах. Связанная с MC1R экспрессия рыжих также связана с повышенной чувствительностью к ультрафиолетовому излучению и риском рака кожи.

Эумеланин имеет коричнево-черный оттенок, но некоторые мутации гена MC1R отключают почти все производство эумеланина, оставляя только красно-желтые оттенки феомеланина.Изображение Меган Скотт

Боль быть рыжей

Рецепторы меланокортина-1 появляются в среднем мозге, где восприятие боли регулируется, поэтому есть свидетельства того, что ген также влияет на нашу реакцию на травмы и дискомфорт. С 2000 года было проведено несколько небольших исследований, изучающих связь между покраснением головы и болью, и на первый взгляд результаты кажутся противоречивыми.

… если вы идете по улице, вы не увидите в ком-то ничего такого, что скажет вам, сколько анестезии им нужно, кроме рыжих волос.
- Дэниел Сесслер

Команда Университета Луисвилля во главе с анестезиологом Дэниелом Сесслером обнаружила, что рыжеволосым требуется на 19 процентов больше ингаляционной общей анестезии, чем их темноволосым коллегам.

«Другого фенотипа для анестезии не существует», - сказал Сесслер, ныне заведующий отделом исследования исходов клиники Кливленда. «В принципе, если вы идете по улице, вы не видите ничего, что могло бы сказать вам, сколько анестезии им нужно, кроме рыжих волос.И это относительная сумма ».

Они также обнаружили, что инъекции анестетика лидокаина менее эффективны у рыжих, что является признаком того, что им может потребоваться больше препарата.

«Если вы сделаете им местную анестезию, они не получат такого облегчения боли, как другие люди».

Однако примерно в то же время команда Могила исследовала аспекты роли MC1R в восприятии боли. Рыжие обоих полов нуждались в меньшем количестве опиоидного морфина, чтобы притупить боль, в то время как рыжеволосым женщинам требовалось меньше малоиспользуемого каппа-опиоидного препарата, который иногда используется для лечения боли в родах.

Исследования показали, что рыжеволосым нужно больше анестезии, но меньше опиоидных болеутоляющих, чем людям с другим цветом волос. Фото Маркоса Бриндиччи / Reuters

Но противоположные требования к анестезии и анальгетикам, таким как опиоиды для рыжеволосых, не обязательно означают, что одна исследовательская группа имеет неверные результаты. Анестезия и анальгетики - два разных явления. Первый одновременно притупляет боль и другие чувства. Последний снимает боль, не снижая чувствительности прикосновения, температуры или других ощущений.

Поскольку эти два лечения по-разному действуют на мозг и центральную нервную систему, вполне вероятно, что на них по-разному влияют гены MCR-1 рыжих.

Но когда дело доходит до восприятия боли, две группы обнаружили противоположные результаты, которые труднее согласовать. Команда Сесслера обнаружила, что люди с имбирным замком также более чувствительны к восприятию боли, связанной с высокими и холодными температурами, но данные Могила свидетельствуют о том, что люди оранжевого оттенка менее чувствительны к боли, вызванной электрическим током.

«Честно говоря, нет очевидного способа согласовать данные, и это всегда разочаровывало людей», - сказал Могил. «Вы слышите, когда люди говорят об этом, половину времени они говорят мою историю, а половину времени они говорят другую историю. Я знаю, что это расстраивает рыжих, которые хотели бы знать, более или менее чувствительны они [к боли], но это все еще неясно ».

Но результаты подтверждают одно: рыжие действительно воспринимают боль иначе, чем люди с волосами другого цвета.

Рыжие, чувствительность к опиоидам

Еще неизвестно, влияет ли связь рыжего с болью на предрасположенность к зависимости от обезболивающих, таких как опиоиды.

Прошлые исследования показали, что близнецы и другие родственники лиц, злоупотребляющих опиоидами, с большей вероятностью сами станут зависимыми, что позволяет предположить, что генетика может повлиять на восприимчивость. Но влияние MC1R еще предстоит исследовать.

Результаты

Mogil, которые показывают, что рыжеволосым требуется меньше опиоидов, могут указывать на то, что они будут принимать меньше таблеток и иметь меньший риск зависимости, чем люди с другими цветами волос.Но Сесслер сказал, что его выводы о восприятии боли могут увеличить риск жестокого обращения.

«Если рыжие более чувствительны к боли, они с большей вероятностью получат опиоиды и нуждаются в большем количестве опиоидов, чем другие люди», - сказал он.

В конечном счете, как и в случае со многими другими научными исследованиями, рефрен остается прежним: необходимы дополнительные исследования (и рыжие).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *