Федорова мария гламур: Мария Федорова назначена главным редактором журнала GLAMOUR

Содержание

Интервью Buro 24/7: Мария Федорова, Glamour

Главные редакторы и главные лица русского глянца в авторской колонке заслуженной бытописательницы гламурных нравов и редактора отдела светской хроники журнала InStyle Натальи Лучаниновой вместе с ней вспоминают о том, как все начиналось, и во что все это вылилось

Мария Федорова, главный редактор журнала Glamour рассказала Наталье Лучаниновой о любви к мужской моде, глянцевой фабрике и собственной линии одежды.

Как начиналась твоя карьера в глянце?
Все началось совершенно случайно, со звонка моей одноклассницы, которая сказала, что освободилось место ассистента Артемия Троицкого, тогда главного редактора журнала Playboy. Наверное, благодаря широте мысли и взглядов Троицкого, с которым было безумно интересно работать, моя карьера и состоялась. Я закончила Строгановку, факультет индустриального дизайна, и мой художественный взгляд все время цеплялся за какие-то страницы, которые, как мне казалось, можно было улучшить, я об этом говорила, а мне давали возможность попробовать.

Начала я с того, что предложила свою помощь на съемках натюрмортов из мужских рубашек, а через полгода в журнале Playboy мною был создан отдел моды.

Надо мной сначала посмеивались, вместо того, чтобы раздевать женщин, я одевала мужчин! Работать тогда было сложнее, но интересней — нужно было постоянно придумывать, где взять одежду для съемок, такого количества магазинов и брендов, как сейчас, просто не было. Один шоу-рум, один-единственный бутик мужской одежды и один на всю Москву магазин Stockmann. Когда мне говорили, что в мужской моде скучно, я всегда с этим спорила. Да, там не так много одежды, есть пиджак, брюки, рубашка, майка и свитер, но находить что-то интересное и придумывать что-то новое из таких банальных сочетаний — процесс очень увлекательный, и тогда он был еще интересней, ведь выбирать было практически не из чего.

Поэтому ты стала редактором моды в GQ, главном мужском глянцевом журнале?
Меня позвал туда мой бывший начальник Рэм Петров, а крестной матерью в мире глянца стала Анна Харви (на сегодняшний день редакционный директор Conde Nast International), легендарная личность, которая одевала принцессу Диану, работала с Анной Винтур и Грейс Коддингтон. В GQ я получила возможность работать с самыми известными западными фотографами, что для меня, как для стилиста, было невероятным стимулом.

То есть ты — самый настоящий человек моды?
Я человек глянца. Я очень люблю моду и весь этот процесс, он дает мне жизненную энергию и держит в тонусе все 18 лет моей карьеры.

А сейчас, будучи главным редактором, ты участвуешь в съемках, как стилист?

Конечно! Моя профессия не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, я об этом сразу говорила руководству издательского дома Conde Nast. Мое назначение — это очень нестандартное решение руководства, все-таки редакторы моды очень редко становятся главными редакторами.

Почему? Ведь это логичный путь, ступенька за ступенькой, от редактора моды до главного в модном журнале?
Редко когда люди пишут и снимают одинаково. Бывают, конечно, прецеденты, но, это скорее исключения, которые подтверждают правило. Все-таки снимать моду и писать о ней, обозревать, отслеживать тенденции — это две совершенно разные профессии.

Что отличает Glamour от всех остальных журналов?
Это очень просто, мы — самый массовый модный журнал. Наша задача, с точки зрения моды, взять самое интересное из недоступных брендов, самое лучшее из доступных, и все это совместить. Прошли времена, когда круто было одеваться в один бренд, сегодня модно быть в H&M, в Zara, а еще лучше найти какой-нибудь вообще неизвестный бренд. Мы говорим о том, что выглядеть модно — это не обязательно дорого.

В чем успех журнала Glamour, почему он стал массовым?
Раньше казалось, что мы такая младшая сестренка журнала Vogue, но, как выясняется, за время пути собачка подросла. Журналу исполняется 10 лет, наши читательницы выросли, но остались с нами. Формула журнала живет столько лет, потому что в ней есть ритм, а сам журнал очень насыщенный, очень компактный. Мы рассказываем не только про то, как одеваться и краситься, но и про какие-то ходы в жизни, в семье, на работе, ведь жить одной только модой скучно.

Главный редактор модного журнала должен быть светским человеком?
Я думаю, что это важно — посещать мероприятия, общаться с людьми. Но я, если честно, не про это. Мне не нужен пиар, и я не тот человек, который готов менять по три наряда за вечер, хотя иногда приходится, конечно, если это напрямую связано с работой.

Какими качествами нужно обладать, чтобы устроиться к тебе на работу в журнал Glamour?
Мне важна энергетика человека и желание работать. У меня здесь все-таки фабрика, гламурная, глянцевая, но — фабрика. Я всегда говорю новеньким девочкам — чтобы заработать право быть приглашенной на показ и пить там шампанское вместе с богатыми и знаменитыми, нужно сначала переносить очень много тюков с одеждой и подать не одну пару обуви.

Твои коллеги, главные редакторы, часто жалуются на кадровый голод в глянцевом бизнесе, тебе с этим приходилось сталкиваться?

Да, есть такая проблема. Когда мы начинали работать, было совсем другое время.  Все бурлило, кипело, люди делали карьеры молниеносно, можно было очень быстро прыгнуть из ассистента в редактора или директора отдела. Эти времена прошли, но не все это осознают, к сожалению. Молодое поколение часто думает, что все будет так же просто, как было 10-15 лет назад. Глянцевый бизнес уже построен, люди очень держатся за свою работу и нарабатывают профессионализм годами, с места на место никто не прыгает. У нас почему-то до сих пор относятся к глянцу, как к чему-то легкому, порхающему и несерьезному, а ведь это совершенно не так. Пример тому издательский дом Conde Nast — очень серьезная организация, огромный отлаженный механизм.

А для тебя есть жизнь вне издательства Conde Nast?
Я пока для себя такую жизнь не рассматриваю. Судя по людям, ушедшим из издательского дома, эта жизнь, конечно, есть. Если бы я перестала быть главным редактором, то, наверное, я бы хотела попробовать сделать свою линию одежды для женщин с нестандартной фигурой.

Ни для кого не секрет, что сама я далека от 90-60-90, мне это не мешает и не мучает, но, как стилисту, мне интересно было бы что-то придумать.

Мария Федорова назначена главным редактором журнала GLAMOUR

Автор
Sans source

Опубликовано
21 июл. 2011 г.

Издательский дом Сondé Nast объявляет о назначении Марии Федоровой главным редактором журнала Glamour. Она заменит Аллу Белякову, ставшую главным редактором журнала Сondé Nast Traveller.

Мария Федорова родилась в 1972 году. В 1995 году окончила факультет промышленного дизайна МХПИ им. Строганова.

Начала свою карьеру в журнале Playboy в должности ассистента главного редактора, а затем редактора отдела моды.

В издательском доме Сondé Nast Мария Федорова начала работать в августе 2001 года редактором отдела моды журнала GQ, а в 2004 году была назначена директором отдела моды GQ.

В журнале Glamour Маша Федорова работает с момента его запуска — с 2004 года — в должности директора отдела моды.

Карина Добротворская, президент Сondé Nast Россия: «Маша с первого дня работает в Glamour и очень много сделала для его феноменального успеха. Она как никто знает журнал, и я уверена, что она привнесет в него новую энергию и новые идеи».

Мария Федорова воспитывает дочь Веронику 14 лет.

Источник: Sostav.ru

Мария Федорова — главный редактор журнала Glamour

В рубрике «Знак качества» мы задаем актуальные, личные и порой каверзные вопросы самым значимым персонажам модной Москвы. Наша новая героиня – главный редактор популярного журнала Glamour Мария Федорова – рассказывает, что же все-таки важнее – обувь или сумка – и какой из трендов настолько ужасен, что его срочно надо запретить!

Обувь или сумка? Какой аксессуар, на ваш взгляд, важнее?
Важно и то, и другое, просто сумка может быть более универсальной, чем обувь.

Какой обувной тренд, по вашему мнению, с уверенностью перешел в осень из летнего сезона?
Осень уже в разгаре, но от лета нам достались кроссовки с платьями, причем разные, не только белые. Наверное, особые модницы будут носить мюли, если будет позволять погода. Еще остаются, конечно же, шпильки и остроносые туфли. На мой взгляд, настоящий писк – это высокий, такой немного старушачий вырез и относительно устройчивый каблук, треугольной формы, основательный. Немножко старорежимного вида.

Шпилька или кроссовки?
По мне, скорее, кроссовки, хотя все познается в сравнении и все хорошо в меру.

Если все время ходить в кроссовках, то рано или поздно захочется надеть шпильки, просто они не обязательно должны быть убийственной высоты/ Cейчас очень модны туфли на небольшом каблуке  – kitten heel – тоже сойдут за шпильки, но гораздо более удобны.

Сумка-тоут или небольшой, но вместительный клатч?
В моем случае сумка – тоут, потому что каким большим бы ни был клатч, в него все равно ничего не влезает. Мой телефон, iPhone 7+ вообще ни в какой клатч не помещается, а если поместится, то только он и больше ничего. А я люблю все свое носить с собой.

Если говорить о сумках, то, мне кажется, останутся модели через плечо, с большим клапаном, одной застежкой, на съемном ремне, который можно менять под настроение, меняя внешний вид сумки. Это очень удобно.

У вас больше обуви или сумок?
Больше обуви, потому что при моем немаленьком размере (41,5), ты начинаешь хватать все сразу, как только видишь, не задумываясь о том, сколько раз наденешь эту пару. Просто если обувь есть в твоем размере, надо обязательно взять, поэтому количество шпилек, которые были куплены и надеты всего 2-3 раза, конечно, меня саму иногда пугает. Но сейчас у меня есть и целая коллекция кроссовок.

Работать в моде и не быть шопоголиком – это возможно?
Не быть шопоголиком, мне кажется, довольно просто, я думаю, что настоящие модные работники – не шопоголики. Работа притупляет желание иметь бесконечное количество вещей, потому что ты перестаешь воспринимать это как какую-то награду. Ты просто начинаешь выбирать для себя классные вещи. В этом и заключается профессионализм – в том, что ты можешь позволить себе купить все и вся, а покупаешь только то, что нравится и останавливаешься на чем-то одном. Я стремлюсь к этому, не всегда получается, но я стремлюсь.

Необходимый минимальный набор обуви, который, по вашему мнению, должен быть у каждой леди?
Очень сложный вопрос, потому что все зависит от погодных условий, от того места, где вы живете, и от вашего рода занятий. Кому-то нужны несколько видов каблуков, кому-то – несколько пар удобной обуви.
1. Я бы сказала, что нужны классические черные туфли, босоножки для танцев, возможно, на небольшой платформе, не “утюги”, которые уже вышли из моды, а классические, близкие к 1970-м, замшевые или бархатные – они пойдут ко всем вечерним нарядам и будут хорошо смотреться с носками или колготками (что довольно тонкая история, но у некоторых получается).
2. Еще классические кроссовки, не обязательно белого цвета, но не черные.
3. Сапоги на устойчивом, почти квадратном каблуке, может гармошкой, если подходят по фигуре, классического осеннего цвета, рыжего или коричневого. Они тоже подойдут и к джинсам, и к платьям. ​
4. Я бы еще обязательно добавила удобные теплые сапоги, может даже угги. Только не очень злоупотребляйте – они удобны для уикенда, для того, чтобы выбежать на улицу или добежать до работы, но когда их очень часто носишь, то расслабляешься и перестаешь держать себя в струне, теряешь чуство моды, включается режим «комфорт».
​5. Еще в этом сезоне дизайнеры предложили компромисс между практичностью и модой – это альпийские ботинки, они устойчивые (идеально для наших российских заиндевевших дорог) и понятные с точки зрения стилистики. Сейчас модно смешивать женственный стиль и мужественный, поэтому носите их с легким платьем на водолазку – это хороший контраст.

Самый чудовищный тренд в обуви, который надо срочно запретить?
Один из самых чудовищных трендов, на мой взгляд, это попытка совместить кроссовки со шпильками. Есть только один бренд, который неплохо справился с кроссовками на танкетке, это Isabel Marant, все остальное – полный провал, и я рада, что этот тренд сошел на нет. Еще своеобразная мода, конечно, на квадратные носы, она держится пока только в остромодных элитных брендах, их всего 2-3, они экспериментируют с этим, но надеюсь, и этот тренд забудется.

Если путешествие – с большим чемоданом или налегке?
​Я путешествую с одним большим или двумя маленькими чемоданами, потому что люблю, когда все под рукой, на любую погоду, для любой ситуации. Однако, чем больше я путешествую и дальше летаю, тем больше учусь укладываться в меньшие формы и стараюсь уже путешествовать налегке. Не всегда получается, но я работаю над собой.

Когда погода такая, что невозможно спастись от хандры, что может помочь?
Обычно очень хорошо спасает работа, ее большое количество, или большие интересные проекты. Если и это не помогает, то хорошее кино, хорошая компания или сериал, причем желательно не депрессивный, а с событиями, разворачивающимися где-нибудь на югах. Помню, в детстве спасалась бразильским сериалом, понятия не имела, что там происходило, но по утрам я видела на экране пляж, и меня это радовало и спасало.

На самом деле хорошее настроение и позитивное отношение к жизни всегда заряжает – и зимой, и летом. ​Красивая пара обуви тоже может поднять настроение, если вы будете в ней летать и чувствовать себя классно.

Мария Федорова ушла из Vogue: подробности

Мария Федорова ушла из компании Condé Nast после почти 20 лет работы. Свое решение она объяснила усталостью. Место главного редактора российского Vogue теперь займет Ксения Соловьева. Ранее она возглавляла издание Tatler.

Российский Vogue сообщил о смене главного редактора журнала. С 2018 года его возглавляла Мария Федорова. Однако она решила уйти со своего поста, потому что устала. По крайней мере так она объяснила решение в своем Instagram.

«Я устала. И ушла. Это было интересное время. 20 лет в одной компании. Три журнала. Довольно. Game over. Начинается жизнь», — заявила Федорова в посте.

Если Vogue Мария возглавила лишь в 2018 году, то в саму компанию Condé Nast она пришла намного раньше. Путь ее начался с GQ, где она сначала была фешен-редактором, а затем главой отдела моды. После этого Федорова ушла в Glamour, где заняла позицию директора отдела моды, а спустя семь лет стала главным редактором журнала. После чего наконец возглавила российский Vogue.

До Condé Nast Мария Федорова еще шесть лет работала в Playboy, где сначала помогала в фотосессиях, а потом стала редактором появившегося там отдела моды.

Президент и генеральный директор «Condé Nast Россия» Анита Гиговская поблагодарила Федорову за столько лет плодотворной работы.

«Хочу от всей души поблагодарить Машу за почти двадцать лет работы в Condé Nast. Маша очень много сделала для нас, ее вклад в развитие GQ, затем Glamour и Vogue, в воспитание многих редакционных талантов невозможно переоценить. Желаю Маше успехов в ее новых проектах», — сказала она.

Теперь новым главным редактором российского Vogue станет Ксения Соловьева. Она вступит в должность с 4 февраля. Ее с Condé Nast связывает почти 15 лет работы. Соловьева начала свой карьерный путь в компании в 2007 году с должности директора отдела красоты журнала Tatler. После чего она стала заместителем главного редактора, пока в 2010 году не возглавила журнал. До назначения в Vogue Соловьева продолжала работать главредом Tatler.

Tatler под ее главенством стал одним из самых популярных глянцевых журналов в России, заработав более трех миллионов читателей.

«Ксения Соловьева — олицетворение идеально-типического редактора Condé Nast, профессионала с безупречной репутацией, у нее одинаково хорошо развиты талант и дисциплина», — заявила Гиговская.

По словам президента «Condé Nast Россия», Соловьева была одним из первых редакторов глянцевых журналов, погрузившимся в цифровые медиа. Она стала развивать Instagram-аккаунт Tatler, успешно перезапустила сайт издания, сделав его влиятельным онлайн-журналом, и запустила канал «Татлер-батлер» в Telegram. Среди заслуг нового главреда Vogue еще и Бал дебютанток Tatler, традиционное сентябрьское приложение «Tatler Школы» и многое другое.

«Благодаря ее видению и журналистскому чутью Tatler — одно из самых цитируемых глянцевых изданий в России. Уверена, Ксения привнесет в русское издание Vogue много новых смыслов, и я искренне рада такому важному новому этапу в ее карьере», — подчеркнула Анита Гиговская.

Мария Федорова | SRSLY.RU

Экс-главред журнала Glamour и бывший главный редактор Vogue, известная своим нестандартным чувством стиля.

Маша родилась в 1972 году, училась в московской спецшколе с английским уклоном. Выбирая между инязом и Строгановкой для дальнейшего обучения, она выбрала Строгановку, окончив факультет промышленного дизайна. В институте студентам давали свободу творчества, и Федорова защищала диплом на тему ювелирных украшений и бижутерии. Тогда же во время учебы, чтобы водились деньги, подрабатывала мерчендайзером: наряжала манекены, оформляла витрины. Затем в России наступил кризис, и Мария едва не пошла работать продавцом, но получила судьбоносный звонок от подруги — та, будучи ассистентом медиамагната Дерка Сауэра, предложила ей попробовать занять место ассистента издателя и главного редактора Playboy Артемия Троицкого. 

Федорову взяли, несмотря на протесты папы и то, что насчет своих талантов в деловой переписке и знании компьютеров она слегка приврала. Однако же быстро втянулась и даже напросилась побыть стилистом на съемке. Ее инициатива и некий стилистический нюх не остались незамеченными руководством. И в 96-97 году Маша стала редактором отдела моды Playboy. В 98-м Мария пробовала устроиться в Vogue и приходила в Condé Nast, но тогда не получилось.  

Для Маши это самое назначение обернулось грузом новых забот и ответственности — некоторые идеи остались от прежних редакторов, нужно было как-то вписать свой свое видение в тесный формат глянца №1.  Во время подготовки первого же номера начались разногласия: Маша захотела поменять обложку и встретила нешуточное сопротивление со стороны фоторедакторов и фотографа. В итоге она всех «дожала», а на сайте журнала были выложены обе версии обложки с опросом. Победила версия Маши.  

Помимо новой должности, повод обсудить Марию Федорову у общественности появился нешуточный — в течение последней пары лет все заметили, что новый редактор Vogue, несмотря на все заверения, что лишний вес никогда ее не тяготил, буквально тает на глазах. От крупной дамы в смелых принтах почти ничего не осталось. Теперь Машу почти не узнать, стройная женщина в элегантных нарядах скинула воз килограммов и лет, а общественность готова продать душу за секрет ее похудения. 

Можно ли сочетать работу главного редактора с личной жизнью? Маша не фонтанирует оптимизмом на этот счет. Она одна вырастила дочь Веронику, которая уже повзрослела и работает digital-менеджером в агентстве R.S.V.P.

Мария Федорова и Ксения Собчак, Фото 1, HELLO! Russia

Мария Федорова и Ксения Собчак

Александра Бортич

Эвелина Хромченко

Кристина Асмус

Мария Миногарова, украшения Pasquale Bruni

Юлия Высоцкая, украшения Mercury

Регина Тодоренко и Влад Топалов

Юлианна Караулова

Рома Зверь с женой

Валерия

Ляйсан Утяшева

Яна Рудковская

Катерина Шпица

Ксения Собчак

Дмитрий Исхаков и Полина Гагарина

Виктория Дайнеко

Елена Подкаминская

Полина Гагарина, украшения Messika

Светлана Устинова

Алексей Киселев и Маруся Фомина

Влад Лисовец

Владимир Кристовский и Ольга Пилевская

Маргарита Мамун

Юлия Топольницкая

Ирина Йовович

Елена Кулецкая

Согдиана

Галина Юдашкина и Петр Максаков

Юлианна Караулова

Дарья Михалкова

Мот и Мария Мельникова

Рената Пиотровски

Юлия Савичева

Ясмина Муратович, серьги Messika и часы Hublot

Марина Жигалова-Озкан

Елена Летучая (в украшениях Mercury) с мужем

Мария Ивакова

Наталья Рудова

Светлана Кузнецова, серьги Messika

Алена Ахмадуллина

Анастасия Винокур и Григорий Матвеевичев

Александр Самедов с женой

Александр Рогов

Аврора

Анна Тихомирова

Лукерья Ильяшенко

Илья Бачурин

Анастасия Задорина

Элина Джанибекян и Жанна Мартиросян

Сергей Кристовский и Наталья Земцова

Дмитрий Хрусталев

Вера Кричевская

Айза Анохина и Рита Дакота

Валерия и Иосиф Пригожин

Регина Тодоренко и Влад Топалов

Наталья Подольская

Тимур Родригез

Наталья Подольская и Владимир Пресняков

Анастасия Меськова

Ксения Чилингарова

Полина Гагарина

Наталья Бардо

Наталья и Мурад Османн

Александр Терехов

Анна Чурина

Юлия Барановская

Екатерина Одинцова

Екатерина Одинцова с дочерью

Инна Маликова

Екатерина Волкова

Катя Добрякова

Виктория Шелягова

Ян Гэ, серьги Stephen Webster

Евгения Линович

Мария Федорова

Полина Киценко

Лаура Джугелия и Влад Топалов

Настя Задорожная

Анфиса Черных

Сати Казанова, украшения Messika

Мария Шумакова

Валентина Ясень

Тата Бондарчук

Игорь Чапурин

Рита Дакота

Айза Анохина

Мария Миногарова с мамой

Юлия Паршута

Алла Михеева

Наталья Давыдова

Маша Федорова: «Журнал Vogue — не персональное высказывание Маши Федоровой»

Вы впервые в Алматы? Как вам здесь? 

Я здесь в первый раз. В абсолютном восторге – рядом горы, другое ощущение жизни, другой ритм. Я наконец-то увидела каток Медео, о котором много слышала. И вообще, тот факт, что снежный барс украшает въезд на эту территорию, – это фантастика. Побывала на Шымбулаке, познакомилась со множеством приятных людей – видно, что культура катания здесь развита. Возможно, в следующий раз поеду сюда, вместо «Розы-Хутор». 

Сейчас тяжело вырваться из Москвы, с новой должностью?

Тяжело вырваться на отдых, по работе – нет. Мне было интересно приехать. Я привыкла оперировать тем, что сама знаю, видела, пробовала. Как можно говорить, что столица моды – это Париж, Нью-Йорк, Милан, Москва, если ты не был в других местах и не знаешь, что это такое? Я вчера была на модном показе в Алматы. Там были плюсы, были минусы, но мне было приятно, что среди новомодной эстетики, техно-музыки, нашлось место для симфонического оркестра – это было очень приятно. Также для меня это был первый показ казахстанского дизайнера, чего я раньше не видела. Совершенно неожиданная эстетика, которая близка к антверпенской школе, в ней чувствовалось влияние Рей Кавакубо и Йоджи. А ещё меня поразил саундтрек – это была современная обработка саундтрека Артемьева к картине «Свой среди чужих, чужой среди своих». 

Вам до сих пор интересны показы? 

Я не люблю коммерческие показы, где демонстрируют, как сочетать юбки. XXI век на дворе, все уже сделали лукбуки, съемки, показали в Инстаграм. Для меня показ – это арт-перформанс. Но «арт» не в смысле какой-то стейтмент, когда трусы на голову надел – вот и всё заявление, а когда есть смысл, посыл, сторителлинг. В Vogue более 120 лет занимались, и уже 20 лет мы в России занимаемся сторителлингом. Да, журналов много, конкуренция не столько друг с другом, сколько с сайтами, соцсетями. Мы недавно с моим коллегой разговаривали, и он сказал: «Забавно, одна ведущая Телеграм-канала делала свой собственный контент, но стала безумно популярной, когда начала транслировать чужой». Это обидно – ты всю жизнь положил на создание чего-то аутентичного, а человек на репосте и на комментариях к твоей работе получает больше лайков и, в итоге, больше денег, чем ты за свою работу.  

К слову, о конкуренции. Пару недель назад закрылась печатная версия американского Glamour.

14 лет своей жизни я посвятила журналу Glamour. Это большой опыт, удивительная возможность поговорить с весьма разнообразной аудиторией. Мне нравилось, что очень известные и богатые женщины читали Glamour, потому что это интересно, но они не признавались в этом. Я была уверена, что определенное количество женщин покупают Vogue из-за статуса, и, перейдя в журнал, убедилась в этом. Vogue – это как покупка первой брендовой сумки: можно купить две сумки попроще, но в какой-то момент понимаешь, что лучше купить одну, но статусную, которая будет говорить о том, что ты добилась в жизни определенного уровня. А Glamour любят, читают, потому что он прежде всего о жизни. 

Но все равно он закрывается. 

Закрывается печатная версия, бренд остается в диджитал. Glamour был одним из первых глянцевых журналов, который напоминал Lego конструкцию, как сказала Карина Добротворская.  Этот журнал был неким предвестником Инстаграма, когда ты подписан на несколько каналов и как пазл складываешь свою ленту. Еда, секс, мода, it-girl, новости, музыка – то, из чего  сегодня состоит лента. Покупая журнал Glamour, читатели получали полный срез того, что входит в сферу интересов женщин, когда они не углубляются в какую-то отдельную тематику. Мне отчасти жаль, но с другой стороны – раз они закрывают печать, значит они точно знают, что покроют эту аудиторию в онлайне. Конечно, я могу сколько угодно ностальгировать, я всё равно человек «печатный». Например, никак не могу привыкнуть к тому, что книги можно слушать.

Да! Мне даже «Арзамас» иногда тяжело слушать: отвлекаешься, не получается сфокусироваться. 

Но у них, во всяком случае, короткие лекции, длинную книгу слушать очень тяжело. Я могу приехать на дачу, снять с полки книгу, которую читала в детстве, это совершенно другое ощущение. Сейчас я иногда жалею, что прочла «Евгения Онегина» не в 15, а в 25 лет, потому что в 15 ты многого ещё не понимаешь. Или в 16 лет читаешь «Войну и Мир» и тебе совсем не интересно. Мне так смешно, когда мне говорят, что я такая продвинутая в Инстаграме. Но я стала это делать потому, что это самый короткий путь. Мне было интересно коммуницировать через картинки. В Фейсбук я не хожу за картинками – у меня там остались только друзья, которых мне интересно читать.

Разве не из-за этого вас пригласили в Vogue, за ваш драйв? С тем, чтобы вы обновили Vogue?

Я думаю, что да, но я не могу его обновить радикально, потому что тогда это будет не Vogue.

Сейчас все говорят о визуальном стиле Vogue Украина и Vogue Португалия, их обожают за минималистичные обложки. Многим хочется, чтобы Vogue Россия был таким же. 

Я считаю, что у каждого Vogue своя индивидуальность. Я не знаю, почему у Чапурина должен быть стиль как у Jacquemus. У нас слишком большая история, у меня слишком большой кредит доверия от рекламодателя и работодателя. Это же не личная история, но я напишу книгу, когда выйду на пенсию, надеюсь. Когда твоя личность начинает заслонять бренд-нейм – это неправильно. Есть дизайнеры, которых приглашают в какой-то большой дом моды, они привносят что-то своё, но адаптируют это под историю и ДНК бренда, а есть те, кто будет самореализовываться и «натягивать» этот бренд на себя. Как Сара Бертон с McQueen. Кто-то до сих пор считает, что надо было закрыть бренд после смерти Маккуина, но владельцы посчитали иначе и имели на это полное право, а «Маккуин» стало именем нарицательным. Я не хочу превращать Vogue в персональное высказывание Маши Федоровой, моя задача – сделать издание интересным здесь и сейчас. Мы должны быть разными. Язык никогда не будет таким же, какой при Алене или Вике. Глупо сравнивать Vogue – 2018 c Vogue – 1998.

Не могу не задать этот вопрос, раз уж мы заговорили. Почему к 20-летию бренда обложка была сделана не в России?

У этого есть разные предпосылки: была уже сделана такая история 20 лет назад, это было wow. Приехали Кейт, Эмбер с Марио, сделали съемку на Красной площади. Были мысли повторить, но мы решили, что за 20 лет мода перестала быть локальной, наши модели стали звёздами мирового масштаба. Может быть кайф в том, что на русских модниц перестают показывать пальцем за границей: «О, вот эта – точно русская!». Я не считаю, что есть один ответ или очевидный факт – надо было сделать съемку в России. Вот, пожалуйста, приезжал итальянский Vogue с Лоттой Волковой и делал съемку – что они получили? Совершенно неоднозначную реакцию. Я сочла, что 20-летие Vogue и сентябрьский номер 20 лет спустя – не место для каких бы то ни было провокаций или реинкарнаций. 

Если быть честной, что бы я ни сделала, всё было бы не так. Если бы я сделала съемку в России, говорили бы, что «вот, ничего нового не придумали.» Если бы я пригласила кого-то, сказали бы, что «нового ничего нет, сделала как Долецкая.» 

У всех были ожидания насчет вас, обсуждают каждый ваш шаг, вашу обложку, ваше письмо. Вам было важно оправдать ожидания или, точнее, чьи-то ожидания?

Я понимала, что это такая должность, ответственная и всеми вожделенная. Очень много людей со стороны считают, что они точно знают, кто должен быть на этом месте. Но мало кто готов к такой гонке – и физической, и моральной. Это выматывает, невозможно угодить всем. Мне важно быть откровенной с самой собой, я все-таки 20 лет в этой профессии. Я могу отличить плохую картинку от хорошей – поверьте, бóльшего критика для моих историй и принятых мною решений, нет. Я знаю это намного лучше других. At the end of the day – это всего лишь журнал, через месяц выйдет новый, поэтому очень часто бывает, что с точки зрения креатива – обложка не самая удачная, однако она оказывается самой популярной с точки зрения продаж. Это то, что оценивается узким, профессиональным, очень непростым и довольно злобным сообществом, теми людьми, которые имеют самый громкий голос в Телеграм, они и оценивают это по своим канонам, а все остальные люди воспринимают это совершенно по-другому. Сложность Vogue в том, что он настолько ответственный бренд, что ты должен нести этот уровень: и только первый класс, и только эксклюзив. С другой стороны – тоже хочется больших тиражей и большого влияния: чем дальше круг и чем больше сообщество, тем больше происходит размывание концентрации моды, тем более разные люди должны нас полюбить. Завоевать это уважение – моя главная цель. Кому я хочу угодить? Самой себе. Я хочу, чтобы люди, которые принимали решение о моём назначении, не пожалели об этом. Меня самой в этом журнале не так много, хотя я, в итоге, человек, который отвечает за всё.

То есть, вы – самое главное, но незаметное звено?

Это не совсем про меня. Я заметна, имею вес в обществе – в прямом и переносном значении этих слов, – поэтому с меня спрос всегда больше. Моя задача очень непростая: мне нужно не раздражать одних, при этом нравиться другим, и это очень сложно. В этом и заключается баланс: мода, как и любое другое искусство, делится на «продвинутое» и «массовое». Надо балансировать на грани, в этом вся сложность. Сделать весьма продвинутый, узкопрофильный журнал намного проще, чем сделать журнал высококлассный, но который при этом будет иметь обширную аудиторию и коммерческий успех. Мы не нишевый журнал, мы – большое коммерческое издание с огромной историей, то есть мне надо соответствовать уровню – с фотографами, со стилистами, с текстами, – что тоже очень сложно. 

Должность главного редактора Vogue – это самая «вышка» для человека, который работает в глянце. Вам не было страшно, что будет потом? Конечно, вы только приступили к должности, но мне кажется, всё равно об этом задумываешься, когда этого достигаешь.

Конечно, когда ты приходишь на работу, тебе не хочется думать о том, как скоро ты с неё вылетишь, или сам захочешь уйти. Естественно, я стала сразу об этом думать, ещё когда мне «закинули удочку», что есть такая мысль, что ты обо всем этом думаешь. Когда меня начали поздравлять, я невольно припомнила, как люди поздравляют олимпийских чемпионов, которые сделали рывок и теперь могут расслабиться. Моя должность – не олимпийская медаль, которую я могу повесить на стену. Теперь моя задача – работать еще больше. 

И последний вопрос: кого бы Маша Федорова хотела снять для Vogue Russia? 

Слишком много разных персонажей. Мне бы очень хотелось поработать с Тильдой Суинтон или снять историю с Тимом Уокером. А так, планов и желаний очень много. 

Интервью с Машей Федоровой, главным редактором российского Vogue. Маша Федорова и ее «гламурная» жизнь Мария Федорова главный редактор журнала «Русский гламур

»

Как вы думаете, те, кто имеет непосредственное отношение к моде, должны проявлять безупречный вкус и стиль? Ну или в крайнем случае продемонстрируйте на себе полную коллекцию трендов текущего сезона, как это делает Анна Делло Руссо?

Главный редактор национального журнала Glamour о новинках индустрии моды и красоты Мария Федорова, еще работая в журнале Playboy, осознала, что мода — это ее тема.Начав с помощницы главного редактора, она выросла до модного редактора популярного мужского издания. Затем Мария несколько лет работала редактором, а позже — директором отдела моды журнала GQ. С момента основания Glamour Мария Федрова является модным директором этого журнала.

Среди критиков и главных редакторов отделов моды различных изданий часто встречаются удивительные личности, которые, по мнению простых людей, совершенно не производят впечатление людей, хоть как-то причастных к моде. промышленность.Хилари Александер, Сьюзи Менкес и другие не менее признанные дамы, словно волшебницы вне категорий, не утруждают себя ультрамодными и стильными образами. Мария Федорова вроде бы их номер.

И другие изображения Марии

Вы читаете Glamour?

Фото: гламур.ru, paparazzi.ru, trendpace.ru, moizvezdi.ru, peopleschoice.ru, polina-notik.narod.ru, woman.ru, buro247.ru, trendsezona.com

Имя участника: Ильяна Эрднеева

Город: Элиста, Республика Калмыкия

Образование: МГУ

Работа: журналист, редактор

Семья: не замужем

Нашли неточность? Исправьте профиль

Из этой статьи прочтите:

Ильяна Эрднеева — молодой журналист, телеведущая, главный редактор журнала Glamour. Ильяна родилась в Калмыкии, в семье предпринимателя. Среднее образование девочка получила в Элистинском лицее.

Любовь к моде девочке привила мама. Одежду для Ильяны в детстве (в 90-е годы) всегда шила ее мама, которая во всем поддерживала дочь. Вместе они придумали дизайн, отделку и ткани для своих индивидуальных нарядов. Ильяна часто любила экспериментировать в одежде.

Профессиональная деятельность

После окончания средней школы девушка отправляется покорять столицу России и поступает на факультет журналистики МГУ.На тот момент девушке было всего 16 лет. Девушка выделялась среди других своей оригинальной внешностью. Параллельно с обучением на специальности филология девушка работала. Она окончила учебное заведение и получила диплом в 2012 году. Ильяну всегда привлекала журналистика в сфере стиля и моды.

Получая высшее образование в престижном московском университете, Ильяна начала работать на сайте glamour.ru сначала несколько месяцев стажером, а затем перешла туда работать журналистом. После написания дипломной работы в университете девушка стала редактором отдела культуры Glamour Russia, а позже — редактором отдела моды и главным редактором Style book.

Ильяна знакома телезрителям как телеведущая программы «Правила стиля» (2018, канал Disney) , в которой дает молодежи ценные советы по гардеробу. В 2016 году девушка начала учиться выражать себя в театральной лаборатории Гоголевского училища.

В 2018 году Ильяна стала главным редактором русской версии глянцевого журнала Glamour, заменив Марию Федорову.Девушка стала самым молодым редактором популярного в России журнала. Главными качествами редактора журнала девушка считает любовь к жизни, себе и людям.

С 21 марта 2019 года состоится премьера модного показа «Макияж» (второй сезон) , в котором Ильяна принимает участие в составе жюри проекта.

Ильяна сегодня — перспективный и востребованный журналист-специалист в области моды и стиля. С каждым годом карьера молодой девушки стремительно растет только вверх.

Личная жизнь и интересные факты

  • Девушка не замужем, но в одном из своих интервью Ильяна рассказала, что у нее есть молодой человек, с которым она встречается. Другой информации о личной жизни молодого редактора журнала нет. Девушка очень любознательна, много читает.
  • Ильяна любит путешествовать, но Елисейские поля всегда предпочтут вернуться домой в калмыцкую степь.
  • У Ильяны есть младшая сестра, которая работает в медицине.
  • В вопросах стиля девушка очень педантична. У нее острый ум и прекрасное образование, она прекрасно знает современную историю и культуру, увлекается модой, музыкой и театром. Ильяна не только красивая девушка, она еще и честная и справедливая. Свободное время любит проводить с родственниками и близкими друзьями.
  • Журналист проживает в Пресненском районе Москвы, недалеко от столичного зоопарка. Ильяна — активный пользователь социальных сетей; На ее аккаунт в Instagram подписано более 26 тысяч человек, которым интересна творческая деятельность и личная жизнь известного журналиста и специалиста в области моды и красоты.

Интервью:

Ильяна Эрднеева и Виктория Бухаркина

текст:

Александр Перепелкин

Женя Филатова

В сентябре русская версия Glamour, одного из самых популярных женских журналов страны, отмечает свое 15-летие. Издается в России тиражом 300 000 экземпляров, а его общая аудитория превышает 1 100 000 человек. Редакционный директор The Blueprint Александр Перепелкин встретился с главным редактором журнала Ильяной Эрднеевой и издателем Викторией Бухаркиной и поинтересовался, как Glamour адаптируется к современным реалиям и как он изменился за последние полтора десятилетия, само понятие «гламур».

Первый номер журнала «Русский гламур» вышел 15 лет назад — но, наверное, само слово «гламур» определило последние два десятилетия в России. Как изменился гламур как журнал и гламур как явление за это время?

Ильяна Эрднеева: Есть такой стереотип. Но мы, кажется, еще приложили руку к тому, чтобы слово «гламур» перестало быть столь обыденным и оскорбительным для всего, что казалось бездуховным, бессмысленным, глупым, покрытым стразами и розовым плюшем.

Виктория Бухаркина: Хотя розовый плюш, стразы и собачки — это именно тот момент [когда журнал был запущен в России]. Но эта эстетика, как это ни парадоксально, совсем не близка журналу, да и всему бренду. Мы много обсуждали эту тему. Сейчас этой проблемы больше нет, но когда мы ее запустили, она была.

Я пролистал ваш первый номер и нашел там статью «Чья собака» — про звездных собачек.

IN: Все равно есть какие-то клише.

Именно россияне?

IN: Да. Мы прекрасно понимали, какими должны быть русские клише [на наших страницах]. Чтобы «построить» хороший вкус, нужно понимать, с чем вы работаете. Поэтому, если в тренде маленькие собачки, не стыдно пустить их на страницы журнала. Просто важно, как будет представлена ​​эта собака. Любой тренд, даже если он нам кажется странным, можно передать так, чтобы проявился хотя бы видимость хорошего вкуса.

И: Мы не снобистский бренд. Мы живем так, как живем. И если есть какие-то приметы времени — собаки, губы или скулы, как сейчас — то наш читатель хочет в этом разобраться. А мы, в свою очередь, должны понимать, как и почему мы до всего этого пришли. И где хорошо делать эти скулы. Наша жизнь состоит из этих кажущихся глупостей.

Даже в вашем первом журнале я нашла статью, которая была для меня невообразима. Он называется «Килограмм счастья» и рассказывает о судьбе девушки, которая весила 49 кг, а затем начала весить 75 и прекрасно себя чувствовала.Оказывается, еще 15 лет назад вы писали о здоровье с позиции бодипозитива.

IN: Вы все еще очарованы термином [«гламур»], который на самом деле имеет очень косвенное отношение к бренду. Здорово, что эту статью сейчас нашли, сам забыл. Но мне кажется, что сейчас такая статья просто не могла появиться в нашей стране. Потому что, на наш взгляд, в современном обществе не может быть деления [на худых и полных]. Например, у нас была колонка «Для полного счастья» [о стиле полных людей.- прибл. План]. Мы были первыми из большого глянца, которые сознательно начали снимать не только модели plus size, но и наших обычных читателей. Итак, прошел почти год с тех пор, как мы отказались от этой рубрики — это был голос времени.

И: Нам показалось неправильным, что есть какая-то специальная рубрика для людей больших размеров. Потому что есть фотограф. Он фотограф. И, например, врач есть врач. Независимо от ее или его размера. То же самое и с моделями.Стало как-то неловко сосредотачиваться на определенных функциях, потому что все в мире на самом деле является нормой. В прошлом году мы номинировали на премию «Женщина года» множество моделей — и Полину Оганичеву, и, например. Последний, по сути, выиграл с очень большим перевесом голосов. Но особой номинации типа «лучшая модель в возрасте» мы для нее не придумали. Мы все равны.

Насколько ваш читатель повзрослел за эти 15 лет? Когда ей следует купить ваш журнал, открыть веб-сайт, а когда перестать читать и то, и другое? Например, мне кажется, что тот же Cosmopolitan сопровождает вас на определенном этапе вашей жизни.Вы узнали, как заниматься сексом, вы начали немного разбираться в психологии и так далее. Все готово. Я перешел к другому журналу, следующему.

И: Теперь Вика может начать забрасывать вас официальными номерами, которые у нас, конечно же, есть. Но я считаю, что возраст — это ерунда. Я убежден, что читатель Glamour — это женщина, девушка, девушка, не имеющая возраста и очень интересующаяся жизнью. Если она берет в руки этот журнал, значит, ей интересно, что происходит. Это означает, что она может читать репортаж о Билли Эйлиш, даже если она не слушает Билли Айлиш.Даже если синие волосы ее вообще пугают.

IN: Моя дочь любит Билли Эйлиш, и я прочитал эту статью, чтобы поддерживать разговор со своим собственным ребенком. Более того, потом я ее послушал, и она мне понравилась. И здесь не зря заговорили о эйджизме — о том, как не мерить людей с четким возрастным ограничением. Да, за 15 лет наша аудитория действительно выросла, теперь у нас средний возраст [читателя] — 33 года. Да, это довольно много, но мы сознательно внесли редакционные изменения, чтобы сохранить эту лояльную аудиторию. 51% имеют детей. Когда мы запускались, мы мало писали о детях — искренне считали, что у женщины должно быть немного времени для себя, и старались поднять ее самооценку. Чтобы он мог закрываться на пять минут [с журналом] где-нибудь, где его никто не трогает. Сделайте что-нибудь для себя, не чувствуя себя виноватым. Теперь общество изменилось. Поскольку женщина рожает ребенка, она не теряет желания покупать новую обувь.

Кажется, мы все же приложили руку к тому, чтобы слово «гламур» перестало быть таким обыденным и оскорбительным для всего, что казалось бездуховным, бессмысленным, глупым.

Вернемся к вашему первому номеру. От условности первой съёмки, честно говоря, отвисает челюсть. Как вы попали сюда? Ведь есть еще формат: открытый взгляд, улыбка, взгляд в глаза читателю.

И: К счастью, у нас нет строгих правил. Никто из Лондона не звонит нам и не говорит, что [на обложке] должна быть такая улыбающаяся блондинка.

IN: И, кстати, сейчас наблюдается тенденция к отсутствию прямого взгляда на обложках.

Как сейчас распределяются между собственными и синдицированными съемками?

И: Когда я был главным редактором, мы боролись за то, чтобы помимо «Женщины года» выпустить еще хотя бы одну русскую обложку. Это было сложно. Считалось, что мы любим только Дженнифер Лопес. И, наверное, так и было.

И Ева Лонгория.

IN: Также Анджелина Джоли и Дженнифер Энистон. Это наш пантеон хороших продаж. Затем появилась Ирина Шейк. У нас есть чудесная фотография, даже боюсь подумать, сколько ей лет.Любительский снимок ее на одном из чудесных белых пляжей. Картина очень человечная, очень эмоциональная. Вроде бы ничего такого, песчинка Ира, даже роскошного тела практически не видно. Как только на сайте начнется отклонение с посещаемостью, можно просто взять и выложить это фото.

И: У нас на обложках от 7 до 5 в пользу домашних персонажей. Это тоже такая тенденция нашего времени. Раньше было стыдно признаться, что слушаешь что-то русское, это был просто ужаснейший зашкварь. А теперь, если посмотреть на верх, то «ВКонтакте», то «Яндекс.Музыка», что айтюнс, то можно увидеть, что интерес к местным героям намного сильнее.

А что нужно, чтобы стать героиней обложки Glamour?

И A: Многие факторы должны совпадать. Да, во-первых, отличная лента новостей и всенародная любовь, но не только. Одна из таких единорогов — Светлана Ходченкова. В случае с Ириной Горбачевой мы тоже сразу поняли, что абсолютно совпадаем.Это не маркетинговый ход с нашей стороны или лицемерие с нашей стороны. И она может быть героиней нашего кавера, даже если у нее сейчас нет громкой премьеры. Это просто человек, полностью соответствующий духу времени и духу гламура.

Обычно мы очень искренни в том, что делаем и пишем. Наша редакция собирает коробки Nespresso, мы минимизируем пластик, производители не заказывают пластиковую посуду.

IN A: Мне стыдно сказать, но мы отменили бумажные пакеты, в которых команда несет журналы клиентам.Бумага — вполне экологичный продукт, но не с точки зрения сознательного потребления. Мы перешли на покупателей не потому, что это уникальная вещь, а для того, чтобы дать каждой вещи возможность прожить чуть дольше.

Все тенденции, в том числе понятие гламура, сейчас сложно описать без иронии. Иначе будет очень грустно, сложно и скучно жить.

Как вашим проектам удается выжить в эпоху вызова? Как часто вы летаете и насколько вы к этому готовы? Кажется, весь этот год мы делаем только то, о чем просим прощения.

И: Да. Вы идете по веревке, натянутой между двумя башнями, и понимаете, что сейчас вас могут сбить с ног. Для феминисток мы недостаточно феминистки. Для антифеминисток мы кажемся слишком феминистками. Случай с татуировками (американский художник Джон Юи обвинил Russian Glamour в использовании в журнале своей идеи татуировок с логотипами брендов без указания авторства. — Прим. The Blueprint) лично показал мне, насколько огромна мощь интернет-сообщества.Это был хороший урок.

Да, в нашей стране пламя народного гнева горит не так, как в Америке; многое приходит к нам позже. Может это и хорошо, потому что успевает остыть. Однако мы учимся жить в новом мире, где нам нужно быть более осторожными в выборе слов. Есть горячие темы. Например, в прошлом вы могли сказать, что вашему мужчине нравится или не нравится это платье — и казалось, что это нормально. Года три назад я сама могла бы написать такую ​​подводку для каталога платьев.Теперь я понимаю, что это было довольно безумно. Некоторые шоры падают. Если облажались, хорошо, вы узнали, признали свою ошибку. Вы можете извиниться публично, вы можете не публично, пойдем дальше.

IN: Тем не менее нельзя быть хорошим для всех. Плюс ты просто перестаешь быть интересным. Поэтому важно иметь право на собственное мнение. Например, вот история с [нашей] обложкой без ретуши. Некоторые из наших коллег сказали, что она слишком хорошенькая. Но у нас не было задачи показать женщину утром помятую, а еще лучше заставить ее плакать [перед съемкой] три часа.

Обложка не о внешности женщины, а об использовании технических достижений народного хозяйства, которые постоянно искажают ее внешний вид. В Instagram огромное количество приложений и фильтров, которые отбеливают зубы, заостряют скулы и растягивают шею. Если твои зубы белее, нам не станет хуже. Это заставляет вас чувствовать себя плохо, потому что каждый день вы видите в зеркале совершенно другого человека. Вопрос только в том, как совместить адекватную самооценку, веру в себя и какую-то внутреннюю энергию.

Комолова отвечает за коммуникацию со СМИ и работодателями — брендами, которые хотят сотрудничать, студиями, продюсерами и режиссерами, которые предлагают роли. Она следит за тем, чтобы на съемочной площадке были выполнены заранее заявленные актером (не без ее помощи) условия; чтобы клиенту вовремя выплачивали гонорар и чтобы работа на тот или иной бренд не вредит репутации. Переговоры с журналистами и заверение готовых интервью — это ответственность Комоловой.Чтобы не сходить с ума от количества задач, пришлось нанять сотрудников: сейчас у Кати помощник и юрист на аутсорсе.

Вы — самый коммерческий продукт в своем издательстве. Но вы, например, были первым из большого глянца, написавшим про Ивана Голунова, про сестер Хачатурян.

И: Есть великое искушение стать великим мучеником, борющимся с цензурой …

Как раз в субботу, когда Ваню [Голунова] неожиданно отпустили домой, я сидел в баре с одним из главных редакторов Condé Nast.И я сказал, что было бы хорошо хотя бы поговорить на эту тему в Instagram. На что они ответили: «Мы — американское издательство». И в понедельник утром Glamour выступил с этой темой. Очевидно, ни с кем не посоветовавшись.

И: Журнал делают очень конкретные люди. Когда Иван Голунов был арестован, это стало шоком для нас как журналистов, а также для всех граждан России. Мы не склонны думать, что наши читатели недостаточно умны, или недостаточно заинтересованы, или недостаточно активны, и не хотят думать и знать об этом.Это наш долг. Как люди. Я как журналист должен об этом сказать. Недаром репортаж после Беслана был опубликован в Glamour, а не в каком-то другом журнале. И это не казалось странным. Теперь появился материал по делу «Новое величие». Да, рядом со скулами и сумками. Потому что мы не живем с закрытыми глазами.

Но ведь, наоборот, всегда было условное бриф «мы делаем журнал, чтобы женщина могла от всего убежать.«Я даже слышал от одного главного редактора:« Мы делаем журнал для дураков ».

IN: Это, конечно, не бриф, а внутренний байк. Я даже скажу, кто это придумал, мне кажется, об этом уже писали не раз. Когда мы только запускали, у нас был внутренний инструктаж по правильному переводу слогана журнала, и когда вы сидите пять часов, пытаясь придумать хоть что-то, любую рифмованную ассоциацию с местом и человеком, который понимает точно, ой, чем он говорит, может вызвать огромное количество эмоций.И в какой-то момент Карина Добротворская говорит: все, закончим, предлагаю этот слоган («Гламур — журнал для дураков». — Прим. Blueprint). На самом деле это было очень забавно. Конечно, такого понятия никогда не было.

На самом деле нас тогда гораздо больше вдохновила не американская, а английская версия [журнала], в которой тогда было два слогана: Glamour — это больше, чем журнал и Glamour: вписывается в вашу жизнь так же, как и в вашу сумочку. . В результате появился лозунг «Гламур — это больше, чем журнал», который сейчас, возможно, имеет даже больше прав на существование, чем 15 лет назад.

Многие наши коллеги немного стесняются писать о том, что составляет основу глянцевой журналистики. Мы не стесняемся. Огромное количество женщин чувствуют себя увереннее, когда хорошо выглядят. Наша задача сделать так, чтобы у них была возможность подобрать актуальные вещи на разные кошельки.

А может, женщины уже научились правильно одеваться и пользоваться тушью? Может, они хотят узнать, как сортировать мусор.

IN: Но интерес к туши никоим образом не делает вас человеком, не заинтересованным в раздельном сборе мусора.Это некая постоянная граница между умным и красивым, замшелым и ориентированным на будущее.

И: Галина Тимченко однажды назвала Condé Nast одним из последних бастионов красоты в России. По многим вопросам можно не соглашаться с Галиной Тимченко, но в этом я солидарен с ней на 100 процентов. Вокруг нас не так много прекрасного, немногие хотят сделать нашу жизнь приятнее, немногие работают, чтобы сказать вам, что все возможно. Скажем прямо — у нас непростой климат, есть улицы, которые не убирают даже в Питере.Петербург зимой. Есть много неприятных вещей. И есть журнал, ваш собеседник, который вам обо всем расскажет и посмеется. Это чертовски хорошо.

Раньше можно было сказать, что вашему мужчине нравится или не нравится это платье — и казалось, что это нормально. Года три назад я сама могла написать такую ​​подводку. Теперь я понимаю, что это было довольно безумно.

Вика, ты почти всю жизнь проработала в Glamour, познакомилась со всеми главными редакторами.Вы помните свой первый разговор, когда Ильяна стала главным редактором?

И: Забавно, но нас добавили в друзья на Facebook только после моей встречи. До этого все контакты были строго рабочие. Я не из тех, кого все любят, кого все знают. Я мало говорю в редакциях, я очень сосредоточенный и скучный сотрудник. Но мы совпадаем с Викой в ​​самом главном — мы круглосуточно думаем о журнале, сайте, нашем инстаграмме. Вика для меня и учитель, и наставник, потому что я еще молодой специалист.

IN: Мы все на уровне профессионализма, когда 80% своего ресурса вы тратите на работе. Даже как мать двоих детей я понимаю, что это правда моей жизни, и важно [чтобы на работе] общаться с людьми, с которыми ты доволен, с которыми ты совпадаешь на уровне ценностей. У нас была тренировка, на которой выяснилось, что мы с Ильяной абсолютно полярные по темпераменту. Это врожденное явление, с которым бороться бессмысленно. Просто нужно понимать, что человек, говорящий на не свойственном вам языке, делает это не специально.Я даже вслух думаю.

И: И я ненавижу [делать это]. Мне тяжело, предпочитаю думать про себя, я писатель и все решаю по почте. Даже чат в моем WhatsApp выглядит как звуковые сообщения из Wiki и текстовые сообщения от меня. Конечно, я пытаюсь понять, что она мне говорит. И Вика пытается прочитать то, что я напишу.

Но сегодня, когда награждаешь влиятельных лиц, трудно представить, чтобы главный редактор пришел и сказал: «Я другой человек, я не буду знаменитостью».Очевидно, надо было эту мышцу накачать.

И: Не скрою, это может быть довольно сложно. Я не большой поклонник вечерних развлечений. Хотя я очень уважаю всех, мне трудно начать разговор или продолжить его. Такой склад личности. Хотя контакт с публикой, публикой мне довольно приятен. Я такая незадачливая актриса — мне не нужно общение, мне нужно внимание. В первый день после назначения я пошла на премьеру «Льда», где снялась в небольшой серии.И в конце фильма я вижу, как моя актерская карьера прощается. Забавное совпадение.

Очень интересно говорить о «Женщине года». Премии 14 лет, то есть она существует практически всю жизнь журнала в России. Зачем это нужно? В чем ее миссия?

И: С одной стороны, функция этого приза — кинохроника. Вы просто понимаете, что когда было популярно. Все смотрели сериал с Еленой Кориковой, а с Андреем Малаховым они были номером один.Была Мирослава Дума. Бывают годы, когда кажется, что ничего грандиозного не произошло. Тем более, что журнал Glamour практически подтвердил Светлану Лободу. Раньше …

Елена Летучая.

IN: Это была ее первая большая обложка. У нас много популярных звезд, которые впервые в своей карьере делают обложки вместе с нами.

И: Я, например, борюсь с номинацией «Пара года». Мне кажется, что за отношения людей не следует вознаграждать. Но читатели любят эту номинацию.

Мне неловко, когда они расстаются позже.

IN: К сожалению, есть [и такая] статистика. «Женщина года» также является безусловным источником больших данных. Мы начали голосование 15 августа, а вопрос с победителями выйдет в декабре. Все это время мы делали большое количество материалов с каждым из номинантов, смотрим, какие отзывы, какое освещение имеет каждый герой на каждой отдельной платформе. Есть люди, о которых много читают на сайте и во всех фокус-группах говорят: если бы не он или не она, мы бы не полюбили Glamour так сильно.И есть люди, которых любит Instagram.

И: А мы, например, хорошо видим, как миллионеры проигрывают крохам с небольшим количеством подписчиков, которые очень вовлечены в жизнь, их топят за них, они голосуют за них. Кстати, в прошлом году мы получили номинацию «Директор года».

Не директор?

И: У меня нет проблем с феминитивами. Если какой-либо редактор захочет называться редактором, я дам разрешение. Лично мне это не нравится, но если кто-то захочет — конечно.Итак, женщин-директоров много. Если посмотреть расписание премьер, бам — женщина-режиссер, бам — женщина-оператор. Мы видим, что что-то меняется, женщины осваивают новые профессии, осваивают их блестяще.

IN: В рамках «Женщины года» мы говорим об очень активной благотворительной деятельности в России. Это не номинация в полном смысле слова, потому что невозможно сравнить, кто здесь лучше или хуже. Но об этом очень важно говорить, потому что эта тема чрезвычайно интересна для женщин, женщины во главе этого движения.В прошлом году мы также сделали номинацию «Бизнес года» за социально значимые проекты, которые начали наши звезды. Потому что, опять же, возвращаясь к слову «гламур», мы все еще говорим о медиа-людях.

И: Нас тогда критиковали в узких кругах, мол, журнал Glamour не такой прогрессивный: где инженер года, где доктора года, учителя года? Зачем звёзды, если есть подвиг?

Есть ли такие номинации в Америке?

IN: Начали появляться.

И: У нас другая повестка дня. Люди, кажется, не понимают, что журнал с учителями и инженерами отпугнет читателей. Конечно, изменить себя легко, но нельзя изменить состав крови. То есть можно добавлять витамины.

Смешать?

IN: Мне не нравится этот термин. Но мы также пишем о реальных людях. Просто когда мы пытаемся сделать число, объективно интересное миллионам, очень сложно попросить людей проголосовать за Светлану Ходченкову или за сталеварку Марию. Что не самый плохой человек, во всяком случае, мы сознательно поставили ее в довольно странное положение.

И, по крайней мере, странно просить людей сравнивать одного неизвестного производителя стали с другим.

IN: Конечно. По какому критерию мы будем их сравнивать? Когда вы занимаетесь общественной деятельностью, вы готовы к тому, что это какая-то внутренняя условность, ваша личная и отраслевая, что вы становитесь публичным человеком и даете людям право говорить о себе.Не утешаю себя надеждой, что все наши читатели посмотрели все фильмы, за которые мы номинировали ту или иную актрису. Но мы пишем о том, почему мы ее выдвинули. Если вам интересно, можете пойти и посмотреть.

Давайте поговорим об Интернете. Как ты адаптировался? На какой платформе контент для вас сейчас важнее?

IN: форма не заменила содержимое. Мы считаем «Гламуром» абсолютно любой канал коммуникации: сайт, инстаграм, подкасты, тикток, вайб.Наша задача — быть на той платформе, которая сейчас востребована. История с iPad была именно таким испытанием и обучением. В нашем издательстве есть флагманский бренд Vogue, который первым выпустил версию для iPad. Гламур был вторым. Я искренне думал, что это произойдет и будет правдой сегодня, завтра и послезавтра. Первая, вторая и третья серии действительно были очень популярны, это было круто. Но это сбылось не навсегда. Именно поэтому мы сейчас очень серьезно относимся к каждому каналу коммуникации, не подчеркивая, что это теперь точно и навсегда.

Согласен, версия для iPad — это первый сигнал. Если раньше журналы жили по определенным правилам 50 лет, то потом нам придется менять формат каждые два-три года.

IN: Но это для всех брендов, просто для СМИ вопрос стоит особенно остро. Это не вопрос другого контента, а вопрос форматов и скорости. Производство журналов позволяет нам изобразить эту очень фиолетовую сущность на бумаге, а Интернет требует скорости. Если ваша новость вышла через три часа [после события], даже если она хорошо написана и фантастически снята, она никому не нужна.

И: Вначале сайты действительно следовали остаточному принципу: не влезли туда, прислали что-то не крутое, [давайте] выложим на сайт. Сейчас это не так. Есть YouTube, у которого свои законы и свои знаменитости, гигантские, огромные. Кого из тех, кто покупает принт, не знает никто. Важно играть по правилам сайта.

Многие звезды до сих пор считают, что печать — самое лучшее. Нам говорят: у вас возникла идея снять со мной крутое видео, но я хочу, чтобы вы поддержали меня в журнале.Я пытаюсь убедить их в обратном, потому что им не нужна поддержка журнала! Вы можете сделать видео, которое будет хорошо продаваться. То, что хорошо в борще, не подходит в десерт. Это базовые правила, которые, если честно, сначала никому даже не казались элементарными.

(«width»: 1200, «column_width»: 120, «columns_n»: 10, «gutter»: 0, «line»: 40) false 767 1300 false true («mode»: «page», «transition_type «:» слайд «,» направление_перехода «:» горизонтальный «,» взгляд_перехода «:» пояс «,» слайд-форма «:()) (» css «:». редактор (font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;) «)

Интервью:
Маша Федорова,
главный редактор российского Vogue

интервью:
Юлия Витолоб

«Новый главный редактор, новый журнал и сезон моды» — баннер на русском языке. Сайт Vogue звучит хорошо. Изменения в издательстве Condé Nast действительно большие: в феврале российский Vogue (и, как следствие, Glamour) сменил главного редактора.Виктория Давыдова, возглавлявшая Vogue с 2010 года (именно она сменила на этом посту Алену Долецкую) покинула издательский дом — слухи об этом ходят давно, а новость уже мало кого удивила. Маша Федорова, экс-главный редактор Glamour и один из самых веселых, веселых и медийных редакторов в российской модной индустрии, заняла важную должность. The Blueprint поинтересовался у Маши, какие изменения ждут журнал, чем отличается работа в Glamour и Vogue, как меняется глянец и с кем сейчас конкурирует, и чего, по ее мнению, сейчас не хватает журналу Vogue.

Работаете еще?

Есть еще работа. Ценности немного разные, модное отношение другое. В «Гламуре» я больше исходил из образа жизни, который веду, но с оглядкой на реальную жизнь, к тому, что могло бы быть интересно реальным людям. Для меня было принципиально важно, чтобы в Glamour была жизнь помимо моды. Несмотря на то, что Glamour — главный массовый журнал о моде, мне казалось важным передать, что мода — это часть жизни. Красиво, интересно, важно и увлекательно.Забавный.

Разве она для некоторых не часть жизни? Все мы носим одежду.

Я знаю многих людей, для которых одеваться в соответствии с обстоятельствами и кодексами, существующими в обществе, является проблемой. В чем-то более простом они чувствуют себя намного лучше, но должны соответствовать ситуации. И для них все это превращается в ад, они не знают, куда идти и что им нужно. Поэтому, конечно, мы были проводником в этом мире реальной одежды и реальных образов. Но я всегда считал важным насытить этот журнал чем-то другим, для меня это было самым ценным. Поэтому всегда были социум, культура, отношения, секс. Чуть меньше секса.

Почему?

Потому что я попал в такой период. Все журналы, в которых раньше говорилось слово «секс», теперь не должны этого делать. Это тоже палка о двух концах: сейчас мы загоним секс во что-то неоправданное и снова вернемся в средневековье, будем опираться на лицемерие. Все прилично, с одной стороны, и абсолютно непристойно, с другой. Теперь это сложно.Может, хорошо, что я ушла заняться чем-то другим.

Чем принципиально отличается Vogue?

Это в первую очередь мода, мода как прикладное искусство. Хотя, как мне кажется, мы стали уделять больше внимания другой части моды — не прикладной. И я безумно рад, что сейчас такой подъем. И фильм Drys, который мы видели недавно, и Вивьен Вествуд. Намного более широкой аудитории будут показаны «Серые сады» (культовый документальный фильм профессионалов моды 1975 года, который будет представлен на фестивале Beat Film Festival.- Ред. ). В общем, все меняется. Раньше можно было сказать, что Vogue — главный и единственный, и его подпирает пара журналов, которые его заменяют. Теперь понятно, что мы соревнуемся не друг с другом, а с Интернетом, потому что там все есть. И большинство наших читателей уже продвинуты и могут выбрать все для себя — ну или они так думают. Поэтому мы давно перестали быть информационным бюллетенем о моде и стали скорее аналитическим, стилистическим альманахом.Опять же, люди больше не могут доверять всем. Они живут как в Telegram, где вы составляете себе набор из того, что читаете. В этом случае вы не выбираете на вынос, с какого слова сегодня начинается Telegram. Вы уже выбрали канал и читаете все, что вам там дают.

То есть это, собственно, бренд, которому человек лоялен?

Да, но в какой-то момент бренду может надоесть, и человек с таким же рвением может сбежать. Это как мода, все быстро.В Dior пришел новый дизайнер — все бросились в Dior. А кто-то бросил Диора и пошел за Демной. Или вернемся к Карлу.

Как предотвратить побег?

Сейчас в моей жизни два стресса. Подчеркните ожидания. И второе — это груз ответственности. Ожидания, конечно, у всех разные, и я все еще не могу их всех оправдать. Я могу делать честный продукт, потому что знаю, что я и моя команда делаем его искренне. Но это все же люди и человеческий фактор.Это не просто навыки, это еще и вкус, мнение каждого в отдельности. Наверное, проще было бы взять кого-нибудь со стороны, который пришел бы и сказал, что он все знает и теперь все будет. То есть человека, с мнением которого вам не представится возможность поспорить. И я люблю, когда со мной спорят, я сам люблю спорить. Так меня воспитали.

Есть вещи, которые я говорю, но не хочу, я борюсь с ними. Но я не радикал.Теперь, если я выясню источник определенных мыслей или стилистических тенденций, если я вдруг пойму, что этот человек происходит от того, от чего я хочу избавиться, что я буду делать дальше с этим человеком: должен ли я его уволить или перевоспитать ? Я, конечно, за перевоспитание. Или для диалога. Убедить меня.

А что это может быть например?

Мне кажется, что моя редакция уже понимает, на что я реагирую, но все же есть вещи, которые я пока не могу сдвинуть. Я знаю об этом издании, что они делали раньше, как им говорят.И теперь я даю им свободу, я пришел со словами, что моя дверь всегда открыта. Я действительно не люблю разговаривать за закрытыми дверями. Я говорю им, чтобы они пришли со своими идеями, я действительно хочу их услышать. Модные, классные, там тоже работают молодые люди. Я здесь не только для того, чтобы прийти и сказать, что меня осенило ночью, я так хочу. Я, конечно, имею на это право и имею гораздо больший опыт, чем они. Но я также здесь, чтобы помочь им реализовать себя, эти идеи. Мне немного странно, что этого происходит, на мой взгляд, недостаточно.

Если вернуться к Интернету, насколько важно, чтобы журнал был первым сейчас?

В журнале Glamour нужно было попасть на информационную волну и поле, и ваша внутренняя профессиональная честь и гордость — быть первым, лучше других. В Vogue мы должны быть первыми априори. Других вариантов здесь нет. Но эта аксиома обрастает объективными трудностями. Потому что есть ли смысл делать материал о новом фильме, который на эксклюзивной премьере для начала увидят сотня человек? А все остальные сотни тысяч, которые также читают Vogue, увидят этот фильм через два-три месяца.Норма это или нет — все время задаю себе этот вопрос. Нужна ли мне шуба из осенне-зимней коллекции в июньском, июльском номере, когда все, о чем я мечтаю, — быть на пляже? Но мы должны быть первыми. Если все пишут об этом в сентябре, значит, надо писать хотя бы в августе, а то и в июле. Для меня это ужасная поломка.

Больно, когда находишь человека, персонажа, новый бренд, что-то крутое, а люди еще не готовы, читают и не помнят.И вот проходит год-два, этот человек начинает покорять стадионы или подписчиков, теперь в них все измеряется. Потом, когда человек взлетает и его забирает какой-то другой журнал, все смотрят и говорят, что они первые. Нет, год назад мы были первыми! Мы готовили вас сейчас почувствовать себя вау.

Часто ли вы говорите «нет»? Этот холод Vogue исходит вовсе не от вас.

Я учусь «высокой культуре неприятия», — говорит Карина Добротворская (президент и главный редактор отдела развития бренда Condé Nast International.- Ред.). Я просто понимаю, что мне самому нужно абстрагироваться от многих вещей, чтобы посмотреть на них со стороны. С холодным сердцем и с пониманием того, что этот человек влияет на умы и сердца, и он сделал что-то вау для моды, для мировой культуры, а этот — нет. Слушать сердце гораздо реже. Звучит не так уж много, но мне кажется, что я уступил место некоторым молодым людям, которым, возможно, не было дано шанса в другом месте. Я просто по-человечески относился к этим людям.Я видел человека за клеймом или за тряпками. И если бы они пришли сюда сейчас, я бы больше не имел права включать такую ​​степень человечности. У меня просто нет времени, а процент отсева еще больше.

А читалка совсем другая.

Я бы сказал, что у Vogue совсем другие читатели. Это тоже нужно иметь в виду. Мало кто читает Vogue и может позволить себе от кутюр, высокое ювелирное искусство. Конечно, круг читателей намного шире, чем мы иногда себе представляем.Это те, кто интересуется модой, кто хочет быть в курсе событий, и те, для кого это профессия. Их очень много, это и дизайнеры, и дизайнеры одежды. Есть много студентов, студенток, для которых это такая сказка. Кое-что, я думаю, в последнее время мы немного упускали. Я хочу вернуть эту сказочность не с точки зрения недоступности и холодности, а с точки зрения людей, желающих оказаться в этом мире. Чтобы сверху не опускали, что можно, а что нельзя.Меня воспитывали в Vogue Грейс Коддингтон, Тони Гудман. Они делают такие сказки и такие сказки, в которых хочется оказаться. Это как 3D-фильм и полное погружение в мир, когда вы хотите быть рядом с этими людьми, играть в их игры, разговаривать с ними, слушать, что они говорят. Поэтому я хочу так одеваться. Есть люди, которые мыслят рационально. Они выбирают себе гида. Демна [Гвасалия] сделал это, так что это модно. Vogue сказал, что так должно быть, так и должно быть. А есть люди, которых движут эмоции.И я хочу эмоций. Для меня важна эмоциональная составляющая. Я считаю, что роскошные и богатые или не очень роскошные и богатые, но очень стильные люди улыбаются, кайфуют — и в этом их сила. И они должны это показать. Эмоциональная сторона ушла, мы начали играть в эту игру, принять позу.

Наша жизнь сейчас очень сложна: она включает политику и общественную повестку дня. Это было в Glamour, но должно ли это быть в Vogue?

Наличие страз в вашем гардеробе не влияет на серое вещество, но, в свою очередь, влияет на здравый смысл и вкус.Моя задача — сохранять баланс между культурой и модой, между политикой и модой, социальными явлениями и модой. Я снова возвращаюсь к тому факту, что мой авторитарный и авторитарный Vogue по-прежнему зависит от многих деталей. Я не могу написать журнал в одиночку, тогда это была бы книга. Есть несколько авторов, которые сейчас пишут свои книги. Но в основном они пишут их, когда уходят из Condé Nast. Я пока работаю здесь.

Мои социальные сети — это отражение жизни, и моя жизнь действительно тесно связана с работой.Теперь в Нью-Йорке друг и автор журнала Vogue рассказал мне, как они и их друзья держатся в моем Instagram и смеются, воспринимая некоторые вещи как перформанс, продуманный художественный ход. И он думает, что я что-то делаю специально, по сценарию. Но сценария нет. Кто-то сейчас винит меня в этом, кто-то призывает меня быть тише, тише, меньше селфи. Я стараюсь, поэтому оставила себе второй инстаграм, но сейчас на это не хватает времени. Иногда я не могу выложить картинку на полдня, потому что мне нужно придумать для нее текст, а времени нет.Как и любому нормальному человеку, хотелось бы почаще выходить на перезагрузку. Страдаю, что не успеваю читать. Я маниакально покупаю книги, люблю печатные книги именно потому, что в этот момент на странице не появляются окна и уведомления. Но в какой-то момент я понял, что бороться с этим незачем, я просто накурился. Наверное, моя стойкость и стрессоустойчивость основана на том, что я очень искренний человек. Иногда меня это беспокоит. В настоящее время я занимаюсь покер-фейс и учусь держать дистанцию.

Я искренне думаю, что у нас все хорошо с героями. Мы ругаем то, что здесь, и все, что есть, нам кажется прекрасным. У нас это из-за «железного занавеса», в котором мы спустя много лет, кажется, оказались сегодня. Поверьте, если вы не поедете туда как турист на несколько дней и не потусите там, то поймете, что там примерно то же самое. Просто они с большим уважением относятся к своему народу. С Glamour было проще. У Vogue больше требований к героям.Человек должен быть интересным, крутым в определенном смысле этого слова. Марок должно быть множество, все равно оцениваем по одежде. Сейчас борюсь с собой — в моем [июньском] номере, на мой взгляд, половина культуры, художники, писатели, Ксения Собчак с документальным фильмом. Я познакомился с ней очень давно, снимал ее, когда она еще была в образе блондинки в шоколаде. С одной стороны, это напугало меня, но с другой стороны, я понял, что невозможно пройти мимо ее суперактивности. Ее президентская кампания очень показательна.Многие мои друзья, которых я заставлял слушать ее выступления, досматривать до конца, стали относиться к ней иначе. До этого выводы о ней делали, исходя из выбора парня или платья. То же невозможно. Люди видели, как она себя ведет, формулирует мысли. Как она сказала в Hello !, что платье с блестками не атрофирует ваш мозг. Вы имеете право ходить не в лохмотьях, вы имеете право выбирать не «интеллектуальную» Энн Демелемейстер или Рика Оуэнса. Почему нельзя одновременно радоваться жизни, надевать красивые платья, украшать себя блестками, красить, укладывать волосы и быть вдумчивым человеком?

Тогда почему вы готовы принять Pussy Riot, бодипозитив, небритые подмышки, но не готовы принять гламурные платья? Это тоже несправедливо — начинаешь стыдить наоборот.Если мы признаем право каждого на разные образ жизни и мысли, мы не можем отказать ей просто потому, что она была блондинкой в ​​шоколаде. Мне кажется, что все с удовольствием смакуют исторические хроники становления нашего бизнеса или политики. Один продавал оружие, второй — телефоны на Митинском рынке, и все выросли в олигархов, политиков, бизнесменов. Вы выбираете, где закрыть глаза на прошлое. И вот она в «Доме-2». Было, но ты сам все это смотрел.Ксения вообще одна из тех, кто заставил меня задуматься о разнообразии, о человеческом развитии и о принятии разных точек зрения. С другой стороны, о перспективе. Она заставила меня принять что-то в себе и других. Замечательный человек, о котором я никогда не думала, что он может так сильно повлиять на мою жизнь. Ну как с такими людьми разговаривать на одной странице?

(«width»: 1200, «column_width»: 90, «columns_n»: 12, «gutter»: 10, «line»: 40) false 767 1300 false true («mode»: «page», «transition_type» : «слайд», «направление_перехода»: «горизонтальный», «взгляд_перехода»: «пояс», «форма_слайда» :()) («css»: «.редактор (font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;) «)

Гламур (Гламур) — ежемесячный глянцевый женский журнал, издаваемый Condé Nast. Предназначен для женской аудитории в возрасте от 16 до 43 лет. В настоящее время читательская аудитория Glamour составляет 32 миллиона человек в 17 странах.

Журнал

Glamour имеет четкую структуру и содержит разделы о моде и стиле, красоте и здоровье, карьере и покупках, отношениях и сексе, путешествиях и дизайне интерьера, а также разделы с гороскопами, рецептами, юмором, новинками в музыке, кино, литература и др….

Согласно стратегии журнала, статьи о знаменитостях публикуются без преувеличения, советы о любви и сексе — без назидания, провокационные темы освещаются без погони за сенсациями.

Редакции

Glamour Magazine издан в 15 версиях: американской, немецкой, французской, итальянской, британской, мексиканской, латиноамериканской (издается на испанском), греческой, голландской, польской, венгерской, румынской, бразильской, южноафриканской и русской.

История

Glamour Magazine начал издаваться в США в 1939 году под руководством главного редактора Элис Томпсон. Издание появилось в эпоху голливудского культа и изначально называлось «Гламур Голливуда» («Hollywood Glamour»). Журнал рассказал о жизни начинающих звезд. Постепенно заметки знаменитостей дополнялись модными обзорами, советами по психологии и здоровью. В связи с расширением тематики было принято решение сократить название журнала. В 1941 году Элизабет Пенроуз сменила Элис Томпсон на посту главного редактора журнала American Glamour. Руководство Glamour USA несколько раз менялось: в 1953 году главным редактором стала Нина Кайл, в 1954 году — Кейтлин Астон Кейси, в 1967 году — Рут Уитни, в 1998 году — Бонни Фуллер.С 2001 года американское издание журнала возглавляет Синди Лейви.

Инновационный формат

В 1998 году в Италии Glamour впервые был выпущен в виде карманного издания. Это было первое в мире глянцевое издание в мини-формате. В Великобритании журнал появился сразу в карманной версии в 2001 году под слоганом «Подходит для вашей жизни и вашей сумочки». В России издание также предлагалось только в мини-формате. К 2012 году итальянское, французское, русское и испанское издания журнала добавили к традиционному формату версию Glamour Pad, которая на 30% больше стандартного размера.

активность

В 1980 году в США прошла первая гламурная церемония вручения премии «Женщина года». Вначале церемония включала только одну основную номинацию, но позже появились дополнительные. С 2004 года церемония награждения проводится в Великобритании, а с 2005 года — в России. В разное время, по мнению Glamour, Шэрон Осборн, Хелен Филдинг, Ким Кэтролл, Кристина Агилера, Серена Уильямс, Сальма Хайек, Кейт Уинслет, Бритни Спирс, Кайли Миноуг, Элизабет Херли, Эмма Томпсон и другие становились женщинами года.Дженнифер Лопес была названа Женщиной года в 2011 году. Британское издание также ежегодно проводит Национальную неделю гламура.

Glamour Россия

Русская версия Glamour выходит ежемесячно тиражом 700 000 экземпляров.

В начале 90-х в Москве на Арбате был киоск с иностранными журналами, в котором наряду с Elle и Cosmopolitan можно было купить за позапрошлый месяц номер журнала Glamour. Русское издание Glamour вышло только в сентябре 2004 года.Певица Алсу стала лицом первой обложки. Тираж 300 000 экземпляров был продан за рекордные две недели.

Главным редактором русского издания Glamour стала Виктория Давыдова, руководящая изданием с 2010 года. За год она увеличила тираж издания до 700 000 экземпляров. Алла Белякова с 2006 года была ответственным редактором журнала, а в 2006 году была назначена на должность главного редактора вместо Давыдовы, уехавшей в Россию.11 июля 2011 года главным редактором журнала Glamour стала Мария Федорова, которая работает в журнале с момента его открытия директором отдела моды.

С сентября 2011 года «Русский гламур» выходит в новом формате: Мария Федорова и арт-директор Екатерина Шаповалова обновили издание, изменив макет, добавив новые категории и увеличив количество модных фотосессий. Также в сентябре 2011 года появилась версия Glamour Pad, идентичная размеру iPad, и приложение-журнал в AppStore.

Обложка журнала «Русский гламур» практически не изменилась со времени выхода первого номера журнала. Лицами номеров традиционно выступают российские или зарубежные знаменитости — в основном актрисы (Елена Корикова, Анастасия Заворотнюк, Чулпан Хаматова, Анджелина Джоли, Сиенна Миллер, Кейт Уинслет), телеведущие (Ксения Собчак, Тина Канделаки), певицы (Алсу, Кристина Агилера , Гвен Стефани, Ферги) и спортсменов (Мария Шарапова, Елена Дементьева, Алина Кабаева). На обложке всегда указываются конкретные цифры, раскрывающие содержание модного раздела журнала: «536 хитов осени», «532 ярких вещи», «395 идей для яркой весны» и др.

«Женщина года»

С 2005 года российское издание журнала проводит церемонию вручения премии «Гламурная женщина года». Количество и название номинаций корректируются ежегодно. В 2011 году вручены награды в номинациях «Года», «Деловая женщина года», «Интернет-персона года», «Примадонна года», «Пара года», «Мама года». Год »,« Актриса года на телевидении »,« Актриса года », международная актриса года, модель года, певица года, модница года, спортсменка года и человек года.

Первой женщиной года в 2005 году стала, в 2006 году — Алина Кабаева, в 2007 году — Чулпан Хаматова, в 2008 году — Елена Исинбаева, в 2009 году — Тина Канделаки и Ксения Собчак, в 2010 году — Вера Брежнева, в 2011 году — Екатерина Вилкова.

«Гонка на каблуках»

Каждое лето Russian Glamour проводит спортивные соревнования «Каблуки на шпильках». Дистанцию ​​50 метров преодолевают участники на каблуках не менее 9 см. Победители получат сертификаты на покупки и поощрительные призы.

В настоящее время соревнования проходят в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и других городах.

Мария Федорова — главный редактор журнала glamour. Маша Федорова и ее «гламурная» жизнь. О общественной жизни

«Умные люди не читают глянец, они его публикуют» — именно такая фраза в фильме 2007 года. Андрея Кончаловского «Глянец» . Но сейчас, в 2014 году, «гламур по-русски» становится все менее известным, и «умные люди», издающие глянец, продолжают его издавать, но для людей не менее умных. А в российской модной индустрии с сентября 1998 года (дата запуска Vogue Russia) по сей день балом правит женщина, имя которой стало нарицательным. Бывший главный редактор России Vogue теперь заголовок Интервью Россия , Алена Долецкая сегодня отмечает день рождения. сайт поздравляет идеолога «нашей» версии самого авторитетного фэшн-издания и вспоминает 7 главных редакторов русского глянца, с которыми нужно знать лично.

Долецкая Алена

Виктория Давыдова

Вика Давыдова начала карьеру в журнале Vogue вместе с Долецкой . Через год после запуска издания Давыдова заняла отечественного Vogue Пост бьюти-редактора стала одним из тех ценных кадров, без которых, собственно, Долецкая не смогла бы сделать авторитетное модное издание российского Vogue.

Спустя 5 лет, в 2004 году, Виктории предложили должность главного редактора « Glamour », на что она охотно согласилась. Как и Долецкая, для нее триумфальным событием стал запуск российской версии модного журнала. Чтобы журнал достиг рекордного по тем временам тиража в 800 тысяч экземпляров и стал самым продаваемым глянцевым журналом в России, Давыдовой потребовалось совсем ничего — полгода. В сентябре 2008 года Вика руководила Tatler , оставаясь редактором-консультантом в Glamour .Но в июле 2010 года Давыдова вернулась туда, где начинала модную карьеру — в издании Vogue . На этот раз в качестве главного редактора.

« Виктория Давыдова — гениальный профессионал, умеющий сделать любой журнал. Она потрясающе работоспособна, обладает четким системным мышлением, целеустремленностью и умением получить от своей команды максимальный результат, — бывший президент рассказал о замене Долецкой на Давыдову Conde nast Россия Карина Добротворская .- Прекрасно понимает читателя, для которого работает, владеет всеми законами глянцевой журналистики, мгновенно улавливает модные и журналистские тенденции. Я не сомневаюсь, что Виктория создаст красивый Vogue «Свежий, современный, яркий, острый и элегантный».

Давыдова развернула Vogue на российском рынке, изменив внешний вид и содержание издания. Она стала уделять больше внимания интересам русских читателей и стала меньше обращать внимание на Запад.

Мария Федорова

«Я бы отнес Instyle к категории журналов о стиле жизни, а не чисто модных публикаций, поскольку мы не столько о моде, сколько о вещах, которые, да, сами по себе могут быть очень хорошими и быть модными, но которую нужно уметь правильно выбрать — в зависимости от типа фигуры, возраста, настроения, времени суток и года, — рассказывала о своем детстве Гуарускайте перед первым номером журнала. Instyle Не публикует обзорные статьи о различных модных тенденциях, длительные интервью с дизайнерами. Другие журналы прекрасно справляются с этим. Мы говорим о том, что и как носить в этом сезоне, как краситься, какие прически делать, как принимать гостей, в какие места сходить, куда пойти отдохнуть. Одним словом, увлекательное руководство, как сделать свою жизнь ярче, элегантнее и удобнее. При этом Instyle Он не учит, а, показывая море примеров, помогает сделать выбор.Очень правильный и беспроигрышный, с коммерческой точки зрения, подход к аудитории. ”

Instyle ежегодно организует различные мероприятия. Например, вечеринка Beauty bar , на которой ведущие бьюти-бренды представляют гостям новые косметические продукты и процедуры, проводят лекции и мастер-классы, мероприятие Celebrity suite , где стилисты журнала Instyle готовят актрис к выходу на красную дорожку MIFF показ мод Показ .На всех мероприятиях журнала, как и на других важных вечеринках, всегда появляется руководитель журнала. Юрате Гураускайте .

Посмотреть другие фотографии:

10 июля 2014 г., 21:03

Выдержки из интервью Бюро. Разложить не полностью, только по частям, тоже возможно? Это не копипаст, просто цитаты … .

О себе

Я человек глянцевый. Я очень люблю моду и весь процесс в целом, она дает мне жизненную силу и поддерживает хорошую форму все 18 лет моей карьеры.

О работе

Моя профессия — не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, я сразу сказал об этом руководству издательства Conde Nast. Моя цель — очень нестандартное решение руководства, ведь редакторы моды очень редко становятся главными редакторами. Редко когда люди пишут и снимают одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило.Все-таки снимать моду и писать о ней, делать обзоры, отслеживать тренды — это две совершенно разные профессии.

О общественной жизни

Считаю важным посещать мероприятия, общаться с людьми. Но если честно, не об этом. Мне не нужен пиар, и я не тот человек, который готов менять три наряда за вечер, хотя иногда это необходимо, конечно, если это напрямую связано с работой.

Про дедовщину))

Я всегда говорю новым девушкам — чтобы заработать право быть приглашенным на шоу и пить шампанское вместе с богатыми и знаменитыми, вы должны сначала пронести много тюков с одеждой и спилить более одной пары обуви.

О возможных перспективах

Если бы я перестал быть главным редактором, то, наверное, хотел бы попробовать создать собственную линию одежды для женщин с нестандартной фигурой. Ни для кого не секрет, что я сам далек от 90-60-90, меня это не беспокоит и не беспокоит, но мне как стилисту было бы интересно что-нибудь придумать.

Мария Федорова — частый персонаж светских хроник на «Сплетнях», что бы она ни говорила о напористости этой части своей карьеры.Но несмотря на то, что она кажется профессиональным стилистом, который не мешает собственной нестандартной фигуре, зачастую собственный имидж вызывает большие вопросы у аудитории нашего сайта.

Был даже пост, где автор дал Марии очень хороший совет по изменению стиля. Мне было тем интереснее читать мысли Марии о своей коллекции для женщин в целом. Насколько я заметила, сама она не всегда выбирает одежду с учетом своей фактуры, а также желанием сделать акцент на обуви (у главного редактора Glamur тонкие щиколотки, и она постоянно это подчеркивает) и аксессуарах, спасает не каждый образ.Судя по инстаграмму, похоже, что сейчас Мария с переменным успехом выступает стилистом у своей 17-летней дочери (которая во всем очень похожа на маму). Она одевает свои плюсы или минусы, как она сама. Те. — иначе.

В интервью Мария не соврала — она ​​регулярно работает стилистом в Glamour. Вот пример ее съемки для Лизы Боярской и Глюкозы (выложить больше не могу — снесут, а это под вопросом).

Не могу сказать, что ее работы поражают воображение новизной и чрезвычайно удачным подбором одежды.Я бы определил это как — не хуже многих. Но смотреть на эти фотосессии не так интересно, как смотреть на саму Марию, ведь любой стилист может облачить худых красоток в модные вещи сезона. Но оправдать гордое звание главного редактора женского журнала, учит читательниц выглядеть модно и красиво, гораздо сложнее.

Тем не менее, мне кажется, что в последнее время Мария (кажется) не только похудела, но и стала «лучше одеваться».Однако за парой удачных выходов неизбежно последуют, мягко говоря, неоднозначные образы. Так что есть еще куда расти! Я выкладываю последние выходы с собственного сайта, чтобы не быть голословным. В обратной хронологии.

П.С. Пост получился немного злободневным, но не нарочно, он давно лежит в черновиках. Решил дополнить и немного выложить.

Обновлено 10.07.14 22:17 :

Краткая официальная биография

Мария Федорова родилась в 1972 году. В 1995 году окончила факультет промышленного дизайна Московского политехнического института. Строганова.

Свою карьеру в журнале Playboy начинала помощником главного редактора, а затем редактором отдела моды.

В августе 2001 года Мария Федорова начала работать редактором отдела моды журнала GQ в издательском доме Sonde Nast, а в 2004 году была назначена директором отдела моды GQ.

Маша Федорова работает в журнале Glamour с момента его основания — с 2004 года — директором отдела моды.

Обновлено 10.07.14 22:21 :

И еще немного о Марии от ее коллеги, главного редактора Allure:

~~ Светлый бенгальский огонь, искрящийся, веселый и громкий — моя коллега по Conde Nast, главный редактор журнала Glamour Маша Федорова. В фото-словаре ее бесхитростную улыбку стоит поставить рядом со словом «харизма».Или «гедонизм». И с этим, и с другим Маша вся очаровательна. Но чтобы радоваться жизни, нужны еще и силы.

Знакомьтесь, Мария или, как ее называют в прессе, Маша Федорова, главный редактор русского Vogue. Совсем недавно Мария работала главным редактором журнала Glamour, который, как и Vogue, принадлежит издательскому дому Condé Nast.

«Маша Федорова в 1995 году окончила факультет промышленного дизайна МХИ им. Строгановой. В августе 2001 года Маша Федорова пришла в Condé Nast в качестве редактора отдела моды журнала GQ, в 2004 году она была назначена директором отдела моды GQ.Маша Федорова работает в Glamour с момента его основания — с 2004 года — в должности директора отдела моды. В 2010 году Маша была назначена главным редактором журнала Glamour. »

По словам Аниты Гиговской, президента Condé Nast в России, Маша — один из самых опытных профессионалов глянцевой индустрии. «В течение 8 лет, возглавляя самый тиражный журнал о моде в стране, Маша привнесла в Glamour множество современных тем и проектов, от съемок с Паралимпийских игр до специального раздела моды для девочек немодельных размеров.При Маше значительно увеличилось цитирование и упоминание Glamour.

Маша обладает уникальным опытом — она ​​разносторонний редактор, талантливый наставник, отличный стилист, популярный медиа-персонаж.

Помимо вышеперечисленных замечательных качеств, Маша долгие годы обладала фигурой, весьма нестандартной для мира моды. Но в последнее время он преобразился до неузнаваемости.

Мария всегда предпочитала повседневную одежду и даже на светских мероприятиях не меняла этот стиль.Согласитесь, одеваться так, чтобы не вызывать вопросов, женщине с габаритными размерами довольно сложно. Не все образы Маши понравились критикам.

Маша покупала наряды в основном за рубежом. Но со временем ей понравились некоторые отечественные дизайнеры, такие как, например, Terekhov и Walk Of Shame.

Когда в интервью Машу спросили, чем еще она может заниматься, она ответила:

«Если бы я перестал быть главным редактором, то, наверное, я бы попробовал сделать свою линию одежды для женщин с нестандартная фигура.Ни для кого не секрет, что мне самому далеко 90-60-90, меня это не беспокоит и не беспокоит, но мне как стилисту было бы интересно что-нибудь придумать.

Примерно год назад, судя по фото, Маша поправила здоровье, и теперь мы видим ее заметно похудевшей и красивой. Я думаю, что для многих женщин это может быть отличным примером того, как здравый смысл и сила воли могут преобразить человека.

Стиль Марии изменился, он стал более женственным и романтичным.

Нет сомнений в том, что на пост главного редактора Vogue назначается стильная, умная и красивая женщина.

Что касается личной жизни, то у Марии есть взрослая дочь Вероника, пока нигде не нашла информации о муже.

Фото vogue.ru, glamour.ru, spletnik.ru.

Увидимся позже,

Как вы думаете, те, кто имеет непосредственное отношение к моде, должны проявлять безупречный вкус и стиль? Ну или на крайний случай продемонстрировать полную коллекцию трендов текущего сезона, как себя чувствует Анна Делло Руссо?

Главный редактор национального журнала новостей индустрии моды и красоты Glamour Мария Федорова, работая в журнале Playboy, поняла, что мода — это ее тема.Начав с помощницы главного редактора, она выросла до должности редактора отдела моды популярного мужского издания. Затем Мария несколько лет работала редактором, а затем директором отдела моды в журнале GQ. С момента основания Glamour Мария Федрова является директором отдела моды этого журнала.

Среди критиков и главных редакторов отделов моды различных изданий нередко встречаются удивительные личности, которые, по мнению обывателя, совершенно не впечатляют людей, хоть как-то причастных к индустрии моды.Хилари Александер, Сьюзи Менкес и другие, не менее признанные дамы, как волшебницы вне категорий, не утруждают себя тем, чтобы выглядеть модно и стильно. Мария Федорова, похоже, их число.

И другие изображения Марии

Вы читаете Glamour?

Фото: glamor.ru, папарацци.ru, trendpace.ru, moizvezdi.ru, peopleschoice.ru, polina-notik.narod.ru, woman.ru, buro247.ru, trendsezona.com

Маша Федорова назначена главным редактором VOGUE в России.

6 февраля 2018 года журнал Condé Nast, подразделение медиакомпании Advance Publications, объявил о назначении Марии Федоровой новым главным редактором VOGUE в России.
В связи с этим хотим вспомнить и рассказать о творчестве и достижениях Федоровой в модной журналистике.

Биография.

Мария Федорова родилась в 1972 году в Москве. Окончила Московскую государственную художественно-промышленную академию. Строганова, кафедра промышленного дизайна. В 1995 году устроился помощником Артемия Троицкого. В 1996 году Артемий Троицкий возглавил мужской журнал Playboy. Спустя некоторое время в журнале появился отдел моды, куда Мария перешла работать редактором.

Работа в модном глянце началась с перехода в Condé Nast, где в августе 2001 года журналист заняла должность редактора отдела моды.После шести лет работы в Playboy Федорова перешла в журнал GQ в качестве редактора отдела моды. А через три года она возглавила его.

В 2004 году Мария Федорова стала модным директором нового журнала Glamour, который только что появился в России. После семи лет успешной работы в Glamour она стала главным редактором журнала. За то время, что Мария Федорова была главным редактором журнала Glamour, он значительно вырос. На его страницах поднимались современные и активные темы, было проведено много успешных мероприятий и увеличился тираж.Премия «Гламурная женщина года» стала заметным светским событием Москвы. И все это были ее заслуги. Это привело к тому, что в начале 2018 года Мария Федорова была назначена главным редактором VOGUE в России.

Анита Гиговская, президент Condé Nast в России: «Маша принесет в VOGUE много идей и новую энергию. До конца 2018 года Маша продолжит курировать Glamour в качестве редакционного директора. Мы ценим все, что Маша сделала в Glamour, что нам нелегко так быстро ее отпустить.”

Напомним, ранее этот пост заняла Виктория Давыдова, решившая покинуть издательство. После новых назначений в издательстве пост главного редактора Glamour займет Ильяна Эрднеева.

С дочерью Вероникой

Некоторые факты о Марии Федоровой.

У меня есть дочь. Если следить за инстаграмм Марии Федоровой, то часто видишь их вместе.

Свою любовь к модным съемкам он осознает как стилист, в которых принимает активное участие. В одном из интервью она рассказала, что в будущем ей будет интересно создать собственную линию одежды для женщин с нестандартной фигурой.

Наша редакция поздравляет Марию с новым положением и желает успехов в новом деле.

Любящий и ценящий себя не может не прочитать следующие заметки:
  • Вероника Федорова дочь главного редактора Vogue Маша …

Редактор Glamour Маша Федорова. Маша Федорова и ее «гламурная» жизнь

10 июля 2014, 21:03

Выдержки из интервью Бюро.Разложить не полностью, только по частям, тоже возможно? Это не копипаст, просто цитаты ….

О себе

Я человек глянцевый. Я очень люблю моду и весь этот процесс, он придает мне жизненных сил и поддерживает меня в хорошей форме на протяжении всех 18 лет моей карьеры.

О работе

Моя профессия — не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, я сразу рассказал об этом руководству издательства Conde Nast. Моя цель — очень нестандартное решение руководства, ведь редакторы моды очень редко становятся главными редакторами. Редко когда люди пишут и снимают одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило. Все-таки снимать моду и писать о ней, делать обзоры, отслеживать тренды — это две совершенно разные профессии.

О общественной жизни

Считаю важным посещать мероприятия, общаться с людьми.Но если честно, не об этом. Мне не нужен пиар, и я не тот человек, который готов менять три наряда за вечер, хотя иногда это необходимо, конечно, если это напрямую связано с работой.

Про дедовщину))

Я всегда говорю новым девушкам — чтобы заработать право быть приглашенным на шоу и пить шампанское вместе с богатыми и знаменитыми, вы должны сначала пронести много тюков с одеждой и спилить более одной пары обуви.

О возможных перспективах

Если бы я перестал быть главным редактором, то, наверное, хотел бы попробовать создать собственную линию одежды для женщин с нестандартной фигурой. Ни для кого не секрет, что я сам далек от 90-60-90, меня это не беспокоит и не мучает, но мне как стилисту было бы интересно что-то придумать.

Мария Федорова — частый персонаж светских хроник на «Сплетнях», что бы она ни говорила о напористости этой части своей карьеры. Но несмотря на то, что она кажется профессиональным стилистом, который не мешает собственной нестандартной фигуре, зачастую собственный имидж вызывает большие вопросы у аудитории нашего сайта.

Был даже пост, где автор дал Марии очень хороший совет по изменению стиля. Мне было тем интереснее читать мысли Марии о своей коллекции для женщин в целом. Насколько я заметил, сама она не всегда выбирает одежду с учетом своей фактуры, и желание сосредоточиться на обуви (у главного редактора Glamur тонкие щиколотки, и она постоянно это подчеркивает) и аксессуарах, спасает не каждый образ. . Судя по инстаграмму, похоже, что сейчас Мария с переменным успехом выступает стилистом у своей 17-летней дочери (которая во всем очень похожа на маму). Она одевает свои плюсы или минусы, как она сама. Те. — иначе.

В интервью Мария не соврала — она ​​регулярно работает стилистом в Glamour. Вот пример ее съемки для Лизы Боярской и Глюкозы (выложить больше не могу — снесут, а это под вопросом).

Не могу сказать, что ее работы поражают воображение новизной и чрезвычайно удачным подбором одежды. Я бы определил это как — не хуже многих. Но смотреть на эти фотосессии не так интересно, как смотреть на саму Марию, ведь любой стилист может облачить худых красоток в модные вещи сезона.Но оправдать гордое звание главного редактора женского журнала, учит читательниц выглядеть модно и красиво, гораздо сложнее.

Тем не менее, мне кажется, что в последнее время Мария (вроде бы) не только похудела, но и стала «лучше одеваться». Однако за парой удачных выходов неизбежно последуют, мягко говоря, неоднозначные образы. Так что есть еще куда расти! Я выкладываю последние выходы с собственного сайта, чтобы не быть голословным. В обратной хронологии.

П.С. Сообщение получилось немного по злободневной теме, но это сделано не специально; Решил дополнить и немного выложить.

Обновлено 10.07.14 22:17 :

Краткая официальная биография

Мария Федорова родилась в 1972 году. В 1995 году окончила факультет промышленного дизайна МХИ им. Строганова.

Свою карьеру в журнале Playboy начинала помощником главного редактора, а затем редактором отдела моды.

Мария Федорова начала работать модным редактором GQ Magazine в августе 2001 года в издательстве Condo Nast Publishing House, а в 2004 году была назначена директором отдела моды GQ.

Маша Федорова работает в журнале Glamour с момента его основания — с 2004 года — директором отдела моды.

Обновлено 10.07.14 22:21 :

И еще немного о Марии от ее коллеги, главного редактора Allure:

~~ Светлый бенгальский огонь, искрящийся, веселый и громкий — моя коллега по Conde Nast, главный редактор журнала Glamour Маша Федорова. В фото-словаре ее бесхитростную улыбку стоит поставить рядом со словом «харизма». Или «гедонизм». И с этим, и с другим Маша вся очаровательна. Но чтобы радоваться жизни, нужны еще и силы.

Как вы думаете, те, кто имеет непосредственное отношение к моде, должны проявлять безупречный вкус и стиль? Ну или в крайнем случае продемонстрировать полную коллекцию трендов текущего сезона, как поживает Анна Делло Руссо?

Главный редактор национального журнала новостей индустрии моды и красоты Glamour Мария Федорова, работая в журнале Playboy, поняла, что мода — это ее тема.Начав с помощницы главного редактора, она выросла до должности редактора отдела моды популярного мужского издания. Далее Мария несколько лет работала редактором, а затем директором отдела моды в журнале GQ. С момента основания Glamour Мария Федрова является директором отдела моды этого журнала.

Среди критиков и главных редакторов отделов моды различных изданий часто встречаются удивительные личности, которые, по мнению обывателей, совершенно не впечатляют людей, хоть как-то причастных к модной индустрии. Хилари Александер, Сьюзи Менкес и другие, не менее признанные дамы, как волшебницы вне категорий, не утруждают себя тем, чтобы выглядеть модно и стильно. Мария Федорова, похоже, их число.

И другие изображения Марии

Вы читаете Glamour?

Фото: glamor.ru, папарацци.ru, trendpace.ru, moizvezdi.ru, peopleschoice.ru, polina-notik.narod.ru, woman.ru, buro247.ru, trendsezona.com

On mary (41 год): кроссовки
Nike air max , платье Asos , обувь Christian Louboutin , свитер Sonia rykiel очки Swarovski , кольцо Orloff , часы Chanel , a сумка Sportmax серьга Christian dior , кольцо и колье неизвестных брендов

Стиль и магазины

По магазинам в Москве хожу редко.Здесь дорого. Да, у меня есть скидки в некоторых приличных магазинах, но этими скидками я только сбиваю разницу в цене. Мне не очень приятно ловить себя на этой мысли. Но это привычка советских времен: исторически все любимые покупки были связаны с поездкой за границу. Путешествовать без магазинов — все равно что идти на море, а все остальное — купаться в бассейне. И очень хочется купить то, чего нет в половине Москвы. Я очень рад, что Topshop пришел в Россию.Но как это было прекрасно, когда их не было: только счастливчики, побывавшие в Лондоне, могли выглядеть круто за небольшие деньги! Первый визит в лондонский брендовый магазин стал для меня откровением, но сейчас есть несколько брендов, которые еще не добрались до Москвы. В Милане или Париже можно прихватить парочку недорогих, но стильных вещиц. Тем не менее, я купил последнюю пару обуви на Podium Market. Какие-то бразильские сандалии, очень дешевые, но симпатичные. Они просто остались в сорок первом размере. Могу с гордостью сказать, что в последнее время в моем шкафу появилось много российских брендов.Не только Москва. С начала весны я всегда ношу одежду петербургской ателье, и даже девушки останавливают меня на улице, спрашивают, откуда эта юбка или этот плащ. Люблю Терехова и «Прогулку стыда». Я надела одежду от сестер Рубан — Алиса работала у нас в Glamour много лет назад стилистом, до сих пор называет меня «Мама Маша». Она и ее сестра профессионально выросли на моих глазах.

Я тоже пробовал носить
только черный
но мне стало очень скучно.Меня все время тянет к экспериментам

Очевидно, у меня больше проблем с поиском одежды, чем у девушек со стандартной фигурой. Соответственно выбираю магазины, где есть вещи свободного кроя. Например, в H&M есть линейка по полной — меня там не все устраивает, но иногда покупаю там базовую одежду — брюки цвета хаки и толстовки. У меня есть несколько джинсовых рубашек оттуда. Я хожу к Марине Ринальди в Петровском или Смоленском Пассаже, но не всегда выхожу с покупкой.Когда я нахожусь в Милане, я всегда хожу в три магазина: все в той же Marina Rinaldi, в Persona — это вторая линия Marina Rinaldi — и в Prada искать обувь. После показа Chanel в Париже я обязательно пойду в Chanel на Rue Cambon, это уже традиция. И отправляйтесь в Le Bon Marche, включая мои любимые шампуни Opalis.

Крутые футболки есть не только в Dolce & Gabbana, но и в H&M, Mango и River Island. Сама вещь не всегда стоит тех денег, которые за нее просят.В основном мы платим за бренд. В красивых вещах и с дорогими аксессуарами приятно гулять, но не надо делать из этого культ. Я закончила Строгановку, и мне понравилась коллекция Chanel весна-лето 2014 о художниках и искусстве. И были безумно красивые вещи. Но сейчас я не могу позволить себе холщовый рюкзак за три тысячи долларов. Я, по примеру нашей рубрики «Сделай сам», сам сделал подобную. В общем, много вещей сделано «на тему» ​​трендов от именитых дизайнеров.И это здорово.

Я внимательно изучила аутлеты и стиль Алены Долецкой, и мне захотелось одеваться как она: простые брюки, прямые юбки, лаконичные блузки, которые на ней шикарно смотрятся. Или как Грейс Коддингтон — она ​​всегда в черном, но у нее рыжие волосы, это круто смотрится. Я тоже пробовала носить только черное, но мне стало очень скучно. Меня все время тянет к экспериментам. Я одеваюсь в стиле рок, как сейчас — в стиле Одри и Грейс: купила в Америке платья 50-х, хожу в цветочных юбках So Number One и ширинках с принтом Александра Арутюнова.

Кроссовки Nike Air Max

У меня вся их коллекция. Я купила их в Париже в магазине & Other Stories, что вызвало зависть у моей дочери. Она требовала того же, но в Москве их не нашли; ей пришлось купить еще несколько.

Платье Asos

Заказал недавно. Это очень простое комбинированное платье: вырез отделан кружевом, подол — сеткой, что делает его достаточно универсальным. Если носить со свитером, платье выглядит как юбка, а с пальто получается почти вечерний наряд.

ОБУВЬ CHRISTIAN LOUBOUTIN

Мне всегда нужно одеваться с учетом того, что вечером я могу быть на каком-то мероприятии, поэтому беру с собой смену. Ношу прямо в руках — наш офис находится в центре, я часто хожу от него в нужное место. Эта пара была куплена в Нью-Йорке в Barneys. Всегда есть мой размер. У туфель очень хороший каблук, и они подходят ко всему. Но я все же стараюсь их защищать: каблуки в центре Москвы для меня дороже.В прямом и переносном смысле.

Свитер Sonia Rykiel

Одна из немногих вещей, которые я купил в Москве. Мы пошли в магазин воспользоваться сертификатом, подаренным дочке на день рождения, то есть купили ей одежду. И вдруг я увидела этот свитер. Было всего две вещи большого размера, свитер — одна из них.

Очки Swarovski

Они мне ужасно понравились, потому что блеск кристаллов смотрится довольно благородно, а ретро-форма оправы очень удачна.Обычно я хожу в Ray-Ban и особо не экспериментирую, но они прижились. Они самые шикарные на вид в моей коллекции.

Ожерелье неизвестной марки

Он мега-простой, копейки стоит, куплен во время поездки во Вьетнам.

Кольцо Орлофф

Изготовил мой друг Петр Аксёнов, русский ювелир. Но у меня его нет, потому что мы с Питером друзья. Кольцо мне очень понравилось обратно в каталог. Я сказал, что хочу это, и он предложил мне на выбор два кольца с разными камнями.Я выбрал это, но потом Петя сделал мне второй, с зеленым камнем. Я обычно одеваю их вместе.

Chanel Часы

Это была моя первая серьезная покупка часов, которую я совершил в тот год, когда перестали продаваться Chanel на Кутузовском проспекте в рамках Московского торгового центра. J12 — самый простой: керамический корпус без бриллиантов с пластиковым ремешком. Я всегда хожу к ним и не знаю, как их можно заменить.

Серебряное кольцо в форме бамбука
неизвестная марка

Тогда я еще работал в Yes! Журнал, снял первую обложку.Купил в Египте за десять долларов.

КОЛЬЦО С КРИСТАЛЛОМ
НЕИЗВЕСТНАЯ БРЕНД

Все думают, что это алмаз, но это не так. На ужине с представителями Aquilano.Rimondi мы долго обсуждали, насколько чистыми должны быть бриллианты, и они сказали мне в качестве примера: «Вот, у вас прекрасный камень». Я ответил, что да, красиво, только стоит шестьсот рублей. Я купила его в Санкт-Петербурге на блошином рынке в Новой Голландии, когда была на Aurora Fashion Week.

Сумка Sportmax

Как-то я сразу на нее посмотрел: она идеального размера, и у нее красивое сочетание черного с пудрово-розовым. Как ни странно, вмещает много и имеет удобную длинную цепочку.

Серьга Christian Dior

Их тоже нужно записать. В парижском магазине была единственная пара, которую я купил пополам со своей девушкой. Им купили простую жемчужную гвоздику в ТЦ «Европейский» за двести восемьдесят рублей.

О городе

Москва — мой родной город. Как можно сказать, почему вы любите человека? Или родители? Такое же отношение к городу. Только в любимом человеке вы все время пытаетесь что-то исправить. От города изменений для себя не ждешь. Вы настраиваетесь, но если вы все сделаете правильно, вас будут хвалить и вознаграждать. Не знаю, жил бы я здесь, если бы не работа, или нет. Хотя бы потому, что работа — большая часть моей жизни, так как мне было 23 года, когда я пришла в свой первый журнал.У меня был период после выпуска, когда я думала о переезде, но увлеклась укладкой побегов, потом родила ребенка — довольно рано по сегодняшним меркам — и вопрос о том, чтобы переехать сам по себе. Когда мы проводили полевые съемки и у нас получался хороший результат, американские или, например, французские фотографы часто говорили мне: «Ой, как здорово с тобой работать, ты все делаешь абсолютно на уровне, давай к нам». Мне было приятно, что меня воспринимают не как медведя-любопытства с московских улиц, а как равного профессионала.Но я уже была мамой, и когда дочери исполнилось семь, я осталась с ней одна. И я решила, что будет лучше, если я буду одним из пяти (сейчас даже не знаю сколько) уважаемых стилистов Москвы и, соответственно, России, чем тысяча сто двадцать вторые стилисты в Нью-Йорке.

Откуда еще приедут человек из-за рубежа , как не из Москвы?

Когда мне было шестнадцать, я впервые уехал за границу — прилетел в Лондон с родителями моих друзей. Они спросили меня, из какого я города России.И я смотрел на них такими круглыми глазами, потому что меня поразил вопрос: а откуда еще люди из-за границы, как не из Москвы? Это не потому, что я сноб. Просто у меня была такая естественная детская реакция. Но когда я проанализировал всех людей, переехавших в Лондон, Париж и так далее, я понял, что почти все они не москвичи. У меня есть старый друг, и в одном споре он мне сказал: «Федорова, вы, москвичи, избалованные. «Котлета на плите, теплая постель всегда ждала тебя дома, и тебе не приходилось ни с чем справляться.«Тогда я ужасно обиделся. А потом поймал себя на мысли, что это так. Люди из других городов так рвутся к делу, что выгоняют нас. И я думаю, что это определенный двигатель. И для них, и для нас.

Снимали на Большой Дмитровке, потому что здесь находится мой офис, где я провожу много времени. Моя мама работала юристом в Госплане СССР, где сейчас находится Государственная Дума. Я жила в Беляеве. двадцать два года, но по пятницам к зданию Госплана ехал автобус, и для меня было событием приехать в Охотный ряд, сесть на этот автобус и проехать через центр Москвы. Потом мы проехали мимо Беляева, но мне даже в голову не пришло согласиться, чтобы меня забрали где-нибудь возле дома. И теперь я каждый день приезжаю на работу в одно и то же место в центре. Вот мой любимый бар Симачева, где, на мой взгляд, очень правильная атмосфера. Я до сих пор хожу туда, несмотря на уже немолодой возраст. Сейчас, конечно, часто устраиваю там деловые встречи. Еще я люблю Кутузовский, где живу, но мне там не хватает человеческих отношений. Есть трек. В моем районе негде даже поесть с ребенком, чтобы без пафоса.Обожаю «Кофеманию» Уиллиама в здании консерватории — да, недешево, но очень вкусно и приятно. Приходится покупать немного еды в дорогой «Азбуке вкуса», потому что это единственный магазин поблизости. И очень рада, что сейчас есть много небольших компаний здорового питания и детокса с доставкой. Часто заказываю себе недельное диетическое меню или детокс-программу на два-три дня у Organic Religion.








Сейчас съемочный и издательский бизнес в Москве организован не хуже, чем на Западе. Иногда даже лучше. Бывает, конечно, что приходишь куда-то и думаешь: «Как здесь все хорошо устроено». В Нью-Йорке, например, есть мессенджер: если вы пошли снимать и что-то забыли в офисе, вы можете позвонить человеку на мотоцикле, который за двадцать минут пересекает город и привозит вам все. Вы можете представить себе такую ​​услугу в Москве? В последнее время все чаще бываю в других городах России и все больше убеждаюсь, что мы сумасшедшие в Москве.Здесь происходит примерно то же самое, что и в Токио и Сеуле, только картинка более приземленная. Здесь постоянно стремишься максимально успеть, куда-то бежишь. Он держит вас в тонусе. Опять же в Америке вы точно знаете, что закончите работу в шесть. Должно произойти что-то необычное, чтобы съемки затянулись на час. Нет таких людей-оркестров, как здесь, нет духа авантюризма. Когда я начала работать, я была стилистом, визажистом и парикмахером — должна была.Мне кажется, это делает специалистов из России намного более универсальными.

ФОТО : Михаил Гольденков

«Умные люди не читают глянец, они его публикуют» — именно такая фраза в фильме 2007 года. Андрея Кончаловского «Глянец» . Но сейчас, в 2014 году, «гламур по-русски» становится все менее известным, и «умные люди», издающие глянец, продолжают его издавать, но для людей не менее умных. А в российской модной индустрии с сентября 1998 года (дата запуска Vogue , Россия) и по сей день балом правит женщина, имя которой стало нарицательным.Бывший главный редактор России Vogue теперь заголовок Интервью Россия , Алена Долецкая сегодня отмечает день рождения. сайт поздравляет идеолога «нашей» версии самого авторитетного фэшн-издания и вспоминает 7 главных редакторов русского глянца, с которыми нужно знать лично.

Долецкая Алена

Виктория Давыдова

Вика Давыдова начала карьеру в журнале Vogue вместе с Долецкой .Через год после запуска издания Давыдова заняла отечественного Vogue Пост бьюти-редактора стала одним из тех ценных кадров, без которых, собственно, Долецкая не смогла бы сделать авторитетное модное издание российского Vogue.

Спустя 5 лет, в 2004 году, Виктории предложили должность главного редактора « Glamour », на что она охотно согласилась. Как и Долецкая, для нее триумфальным событием стал запуск российской версии модного журнала.Чтобы журнал достиг рекордного по тем временам тиража в 800 тысяч экземпляров и стал самым продаваемым глянцевым журналом в России, Давыдовой понадобилось всего полгода. В сентябре 2008 года Вика руководила Tatler , оставаясь редактором-консультантом в Glamour . Но в июле 2010 года Давыдова вернулась туда, где начинала модную карьеру — в издании Vogue . На этот раз в качестве главного редактора.

« Виктория Давыдова — гениальный профессионал, умеющий сделать любой журнал.Она потрясающе работоспособна, обладает четким системным мышлением, целеустремленностью и умением получить от своей команды максимальный результат, — бывший президент рассказал о замене Долецкой на Давыдову Conde nast Россия Карина Добротворская . Прекрасно понимает читателя, для которого работает, владеет всеми законами глянцевой журналистики, мгновенно улавливает модные и журналистские тенденции. Не сомневаюсь, что Victoria создаст красивый Vogue «Свежий, современный, яркий, пикантный и элегантный.”

Давыдова развернула Vogue на российском рынке, изменив внешний вид и содержание издания. Она стала больше обращать внимание на интересы русских читателей и стала меньше обращать внимание на Запад.

Мария Федорова

«Я бы отнес Instyle к категории журналов о стиле жизни, а не чисто модных публикаций, поскольку мы не столько о моде, сколько о вещах, которые, да, могут быть очень хороши сами по себе и быть модными, но которую нужно уметь выбрать подходящую — в зависимости от типа фигуры, возраста, настроения, времени суток и года — рассказала о своем детстве Гуарускайте перед первым номером журнала. Instyle Не публикует обзорных статей о различных модных тенденциях, длинных интервью с дизайнерами. Другие журналы прекрасно справляются с этим. Мы говорим о том, что и как носить в этом сезоне, как красить, какие прически делать, как принимать гостей, в какие места пойти, куда пойти отдохнуть. Одним словом, увлекательное руководство, как сделать свою жизнь ярче, элегантнее и удобнее. При этом Instyle Он не учит, а, показывая море примеров, помогает сделать выбор.Очень правильный и беспроигрышный, с коммерческой точки зрения, подход к аудитории. ”

Instyle ежегодно организует различные мероприятия. Например, вечеринка Beauty bar , на которой ведущие бьюти-бренды представляют гостям новые косметические продукты и процедуры, проводят лекции и мастер-классы, мероприятие Celebrity suite , где стилисты журнала Instyle готовят актрис к выходу в красный цвет. ковер MIFF показ мод Показ .На всех мероприятиях журнала, как и на других важных вечеринках, всегда появляется руководитель журнала. Юрате Гураускайте .

Посмотреть другие фотографии:

Вчера издательство Condé Nast объявило о назначении Марии Федоровой главным редактором авторитетного модного журнала Vogue. При этом Маша останется на лидирующей позиции в журнале Glamour — она ​​будет редакционным директором. Расскажите, что необычного в этой женщине?

Я человек глянцевый.Я очень люблю моду и весь процесс, она дает мне жизненную энергию и поддерживает меня в тонусе.

Марии 45 лет, и 23 из них она посвятила работе в глянце. После окончания факультета промышленного дизайна Московского политехнического института им. Строганова Маша устроилась помощницей главного редактора в журнал Playboy. Там она увлеклась модой: довольно скоро с должности ассистента перешла на должность редактора отдела моды.Модный отдел Playboy Маша создан с нуля.

Мария пришла в издательский дом Condé Nast в 2001 году: сначала она работала редактором отдела моды журнала GQ, через три года, в 2004 году, она была назначена директором отдела моды GQ.

Русская версия журнала Glamour, прославившего Машу в индустрии, открылась в 2004 году, и Федорова сразу же пришла туда на должность директора отдела моды. С 2011 года — главный редактор журнала Glamour.

О встрече в Glamour:

Моя профессия — не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, я сразу сказал об этом руководству издательства Conde Nast. Моя цель — очень нестандартное решение руководства, ведь редакторы моды очень редко становятся главными редакторами. Редко когда люди пишут и снимают одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило.Все-таки снимать моду и писать о ней, делать обзоры, отслеживать тренды — это две совершенно разные профессии.

Светлый бенгальский огонь, искрящийся, веселый и громкий — так говорят о Марии ее коллеги. Она — редкость среди главных редакторов русского глянца: не жена и не дочь, она сделала карьеру сама. По образованию она художник, а в журнале постоянно работает «руками» стилистом. Готовит модели к съемке.

И наконец, только она, как считают редакторы и журналисты модной индустрии, способна возродить российский Vogue.

Катя Федорова (экс-директор по маркетингу Blueprint):

У меня особые отношения с этим журналом, потому что именно там я начал свою карьеру и нашел время, когда под руководством Алены Долецкой для него и ведущих российских и мировых журналистов снимались фотографы уровня Стивена Майзеля. написал. После ее ухода журнал, откровенно говоря, просто потрясся, он стал невыразительным, без собственного почерка.

Я очень рада, что у Vogue появился новый главный редактор, и что им стала Маша Федорова.Она отличный коммерческий стилист и редактор, которого всегда любила ее команда. Уверена, что с ней журнал сильно изменится визуально, станет ярче и ярче. Я также думаю, что мы увидим больше качественных съемок знаменитостей. Ну в общем, мне кажется, с ним Vogue станет моложе и современнее.

Не забывайте, что Маша хорошо разбирается в социальных сетях и имеет сильный личный бренд, и это важно сегодня. Я очень с нетерпением жду выхода первого номера под ее руководством и от всего сердца желаю ей, чтобы все, что она планирует, стало реальностью.

Последние новости ГУМ

5 апреля гости шоу BOSCOSFASHIONWEEK вместе с Мариной Ринальди совершили путешествие в красочные экзотические страны. Посмотреть новые коллекции приехали давние поклонники бренда Лариса Рубальская, Лариса Голубкина, Елена Ищеева, Алиса Толкачева и многие другие. Екатерина Скулкина в этот вечер впервые выступила моделью.
В рамках выставки была представлена ​​новая коллаборация Марины Ринальди и молодого гаитянского дизайнера и восходящей звезды Стеллы Джин.Яркие тропические цвета, смешанные с итальянским шиком, создали выразительную, веселую и модную коллекцию.
Показ открыла главный редактор Glamour Мария Федорова, которая призналась в любви к Марине Ринальди и рассказала о причинах успеха бренда:
«Марина Ринальди одной из первых сделала модную и красивую одежду специально для женщин размер больше 42. Бренд стал самостоятельным направлением Max Mara Fashion Group в 1980 году. В 1999 году известный фотограф Питер Линдберг снял рекламную кампанию Marina Rinaldi AD. Я вспомнил слоган бренда «Стиль — это не размер, а отношение». Отношение к жизни, к себе, к манере одеваться. Здорово, что теперь вы можете увидеть коллекцию, созданную Мариной Ринальди совместно со Стеллой Джин. Ее коллекция очень яркая, артистичная и фантастическая. Она смешала этничность с наивным и современным искусством и тем самым добавила праздничного настроения сезонной коллекции бренда, которую мы все любим и знаем. «
Гости увидели целый калейдоскоп сложных графических, геометрическо-этнических или просто разноцветных принтов.Атмосферу создавали и разноцветные попугаи, парящие над взлетно-посадочной полосой, а также зажигательные треки гавайской музыки.
Модели продемонстрировали легкие блузки, куртки, свободные брюки, юбки и длинные свободные платья, которые можно носить в жаркую погоду, делая день легким и приятным. Стильные летние образы дополняли папье-маше, керамика и даже чугунные аксессуары и украшения. Разноцветные босоножки на толстой подошве стали настоящим must-have сезона.

Коллекция уже доступна в магазине Marina Rinaldi в ГУМе.

Мария гламур. Редактор-ef Glamour, Мария Федорова

ntâlnește-te cu Maria sau, cum este numită în presă, Маша Федорова, редактор-ef al Rusiei Vogue. Май недавний, Мария — лучший редактор — ef al Glamourului, care, la fel ca Vogue, aparține editurii Condé Nast.

«Маша Федорова в 1995 году — абсолютный факультет промышленного проекта и художественный институт дизайна в Москве. Строганов. Маша Федорова начала работать в Condé Nast в августе 2001 года, а в 2004 году была редактором модных журналов GQ, а в 2004 году была директором отдела моды GQ.Маша Федорова lucrează la Glamour încă de la lansare — din 2004 — c директор в отделе моды. В 2010 году Маша была редактором журнала «șef al Glamour».

Потривит Анитеи Гиговская, до «Condé Nast Rusia», Маша — это один из ведущих специалистов в области промышленного развития. Дин ară, Маша adus numeroase teme i proiecte moderne în Glamour, de la filmări cu Paralympians la o secțiune specială de modă pentru fete de mărimi fără model. В соответствии с Машей, citarea și menționarea Glamourului au crescut semnificativ.

Masha are o experienceă unică — este un îndrumător talentat, un stilist excelent, o persoană populară de presă.

Pe lângă calitățile remarcabile menționate mai sus, Masha a avut mulțț . Дар в ультимативное время в шимбате динозавра рекуноатера.

Мария предпочитает неформальное общение по-прежнему случайным образом, чтобы сделать социальное мероприятие еще более привлекательным.De acord, să te îmbraci pentru a nu ridica întrebări este destul de dificil pentru o femeie supradimensionată. Nu toate imaginile lui Masha au fost plăcute de crisi.

Маша i-cumpărat inutele în Special în străinătate. В тимпе, например, в одном из лучших дизайнерских автохтонных произведений, в преемнике Терехова «Walk Of Shame».

Când la unul dintre interviuri, Masha a fost întrebată ce altceva ar putea face, ea a răspuns:

«Dacă aș înceta să fiu redactor-ef, atunci aș dori să î фигура нестандартная. Nu este un secret pentru nimeni că eu însumi sunt departe de 90-60-90, nu mă deranjează și nu ma chinuie, dar ca stilist, ar fi interesant pentru mine să vin cu ceva ».

n urmă cu aproximativ un an, cel puțin judecând după fotografie, Маша в авут гриджа де sănătatea ei, iar acum o vedem vizibil mai subțire și mai frumoasă. Cred că, pentru multe doamne, acesta poate fi un excelent excemplu al modului în care bunul simț și puterea de voință pot transforma o persoană.

Stilul Mariei s-a schimbat, devenit mai feminin și mai romantic.

Fără îndoială, o femeie elegă, inteligentă și frumoasă, fost numită pe postul de redactor-ef al Vogue.

n ceea ce privește viața personală, Maria are fiica adultă Veronica, încă nu am găsit informații despre soțul meu.

Фото vogue.ru, glamour.ru, spletnik.ru.

Ne vedem mai tarziu,

Интервью:
Маша Федорова,
редактор-ef al Voguei rusești

interviu:
julia Vytolob

«Ноу редактор ef, revistă nouă i sezonus de la modei» — sun-rue. Schimbările la editura Condé Nast sunt cu adevărat mari: în februarie, Vogue rus (și, ca urmare, Glamour) i-a schimbat redactorul-ef. Виктория Давыдова, Care a condus Vogue din 2010 (a fost cea care a înlocuit-o pe Alena Doletskaya la post), a părăsit editura — zvonurile despre asta circa de mult timp, iar vestea a сюрпризы deja puțini oameni. Маша Федорова, fost redactor-ef al Glamourului i una dintre cele mai pline de via distă, distracție i editor media din industrial modei ruse, занимает ocupat o poziie importantă.План создания новой машины Маши, представленной Schimbări așteaptă revista, cum differă lucrarea in Glamour Vi Vogue, cum se schimbă luciul i cu cine concurează acum i ce, în opinia ei, revista acum lipse.

Mai multă muncă?

Există mai multă muncă. Valorile sunt ușor diferite, atitudinea modei este diferită. В Glamour, am venit mai mult din stilul de viață pe care îl conduc, dar cu ochiul viata reala, despre ceea ce poate fi interesant oameni adevărați … Pentru mine — первый фундаментально важный ca Glamour să aibă o viață în afară de modă. В ciuda faptului că Glamour este Principala Revistă de modă de masă, mi s-a părut important să передает că moda face parte din viață. Фрумос, интересант, важный șи интересант. Амузант.

Nu face parte din viață pentru unii? Toți purtăm haine.

Cunosc multe persoane pentru care îmbrăcarea în funcție de constanele i codurile care există în societate este o problemă. Se simt mult mai bine în ceva mai simplu, dar trebuie să corespundă situației. Și pentru ei toate acestea se transformă în iad, nu știu unde să meargă i ce le trebuie.Prin urmare, desigur, am fost un ghid în această lume a hainelor reale i imagini reale … Dar am considerat întotdeauna important să saturați această revistă cu altceva, pentru mine a fost cel mai valoros lucru. Prin urmare, au existat întotdeauna social, cultură, relații, sex. Un pic mai puțin sex.

De ce?

Pentru că am intrat într-o astfel de perioadă. Toate revistele care spuneau acum cuvântul «секс» nu ar trebui să o facă. Aceasta este i o sabie cu două tăișuri: acum vomide sexul în ceva nejustificat și din nou ne vom întoarce в Evul Mediu, ne vom baza pe ipocrizie.Totul este достойный, pe de o parte și absolut obscen, pe de altă parte. Acum acest lucru este dificil. Poate că e bine că am plecat să fac altceva.

Ce este diferit basic de Vogue?

Aceasta este în primul rând moda, moda ca artă aplicată. Deși, mi se pare, am început să acordăm mai multă atenție unei alte părți a modei — nu aplicată. I mă bucur sălbatic că există o astfel de creștere acum. Și filmul Drys, pe care l-am văzut latest, i Vivienne Westwood. Un public mult mai larg va fi afișat «Grădinile gri» (документальный документ о культовых профессиональных моделях 1975 года, представленных на фестивале Beat Film — Ред.). N general, totul se schimbă. Anterior, s-a putut spune că Vogue este Principalul i singurul, iar acesta este susținut de câteva reviste care etichetează în locul său. Acum este clă nu concurăm între noi, ci cu internetul, pentru că totul este acolo. Și majoritatea cititorilor noștri sunt deja avansați și pot alege totul pentru ei înșiși — ei bine, sau ei cred că da. Prin urmare, am încetat de mult să fim un buletin informativ despre modă i am devenit mai mult un almanah аналитический, стилистический.Din nou, oamenii nu mai pot avea încredere în toată lumea. Ei locuiesc ca in Telegram, unde îți faci un set din ceea ce ai citit. În acest caz, nu alegeți prin preluare, cu care cuvântul Telegram începe astăzi. Ați ales deja canalul și ați citit tot ceea ce vă oferă acolo.

Adică este, de fapt, un brand căruia o persoană este fidelă?

Da, dar la un moment dat brandul se poate plictisi și o persoană cu același râvnă poate fugi. Este ca moda, totul este rapid.Un nou designer a venit la Dior — toată lumea s-a grăbit spre Dior. I cineva l-aruncat pe Dior și s-a dus după Demna. Sau înapoi la Karl.

Cum să împiedici să fugi?

Acum există două stresuri în viața mea. Stresați-vă de așteptări. Iar al doilea este povara responsabilității. Desigur, așteptările sunt diferite pentru toată lumea i încă nu le pot îndeplini pe toate. Горшок лицо un produs cinstit pentru că știu că echipa mea și cu mine o facem Sincer. Дар acestea sunt totuși oameni și factorul uman.Acestea nu sunt doar abilități, este și gust, părerea fiecăruia separat. Вероятность ar fi mai ușor să iei pe cineva din afară care să vină și să spună că știe totul și acum totul va fi. Adică o persoană cu părerea căreia nu veți avea ocazia să o argumentați. Și iubesc când oamenii se ceartă cu mine, chiar eu iubesc să mă cert. Am fost crescut într-un asemenea fel.

Sunt lucruri pe care le spun, pe care nu le doresc, ma lupt cu ele. Dar nu sunt un радикальный. Acum, dacă îmi dau seama de sursa anumitor gânduri sau tenințe stilistice, dacă îmi dau seama brusc că această persoană provine din ceea ce vreau să scap, ce voi face în continueare cu această persoană: arcedie-să-să-la ? Sunt, desigur, în favoarea reeducării.Sau pentru un dialog. Convinge-ma.

Și ce ar putea fi, de exemplu?

Mi se pare că redacția mea înțelege deja la ce reacționez, dar totuși există lucruri la care nu mă pot mișca încă. Știu despre această ediție, ce făceau, așa cum li se spune. Și acum le dau libertate, am venit cu cuvintele că ușa mea este întotdeauna deschisă. Chiar nu-mi place să vorbesc în spatele ușilor închise. Le spun să vină cu ideile lor, chiar vreau să le aud. Tineri la modă, misto, lucrează și ei acolo.Nu sunt doar pentru a veni să spun ce mi-a răsărit noaptea, ci vreau așa. Cu siguranță am un drept la acest lucru i am mult mai multă experienceă decât ei. Дар sunt și eu pentru a-i ajuta să își реализуют singuri, aceste idei. Sunt puțin ciudat că acest lucru se întâmplă, după părerea mea, nu este достаточно.

Dacă ne întoarcem pe Internet, cât de important este ca o revistă să fie prima acum?

revn revista Glamour, trebuia să intri în valul informațional în câmp, iar onoarea i mândria ta profesională interioară trebuie să fii primul care să o facă, mai bine decât alții. В Vogue, ar trebui să fim primii a priori. Nu există alte opțiuni aici. Dar această axiomă este depășită de Dificultăți obiective. De ce are sens să creăm material despre nou film, care va fi văzut de la început de o sută de persoane la o premieră exclusivă? I toate celelalte sute de mii care au citit i Vogue vor vedea acest film în două sau trei luni. Este sau nu norma — îmi pun tot timpul această întrebare. Am nevoie de o haină de blană din colecția de toamnă-iarnă din numărul din iunie, iulie, când tot ce visez este să fiu pe plajă? Dar noi trebuie să fim primii.Dacă toată lumea scrie despre asta în septembrie, atunci trebuie să scriem despre asta cel puin в августе i chiar în iulie. Pentru mine, este un dracu al unei defalcări.

Mă doare când găsești o persoană, un personaj, un brand nou, ceva mișto, iar oamenii nu sunt încă pregătiți, citesc și nu își amintesc. Și apoi trece un sau doi, această persoană începe să cucerească stadioane sau abonați, acum totul se măsoară în ele. Apoi, când o persoană decolează i o altă revistă îl ia, toată lumea se uită și spune că sunt primii.Ну, am fost primii, acum un an! V-am pregătit să vă simțiți ca wow acum.

Spuneți de multe ori nu? Acest frison al lui Vogue nu vine deloc de la tine.

nvăț o „cultură înaltă a respingerii”, спун Карина Добротворская (бывший директор редакции Brand Development Condé Nast International. — Ред.). Înțeleg doar că eu însumi trebuie să mă retrag din multe lucruri pentru a le privi din external. Cu o inimă rec și cu înțelegerea faptului că această persoană являются влиятельными asupra minții și inimilor i a făcut ceva wow pentru modă, pentru cultura globală, dar aceasta nu.Este mult mai puțin necesar să asculți inima. Nu sună prea mult, dar mi se pare că am dat loc unor tineri cărora li s-ar putea să nu li se fi acordat nicio șansă în altă parte. Tocmai am tratat oamenii aceștia. Am văzut o persoană în spatele unei mărci sau în spatele zdrențelor. Și dacă ar veni aici acum, nu aș mai avea dreptul să include un astfel de grad de umanitate. Pur și simplu nu am timp, iar rata abandonului este mai bruscă.

Iar Cititorul este Complete Diferit.

Aș spune că Vogue — это разные лекции.De asemenea, trebuie avut în vedere acest lucru. Există puțini oameni care citesc Vogue și își pot permite bijuterii haute couture, bijuterii înalte. Desigur, cititorul este mult mai larg decât ne imaginăm uneori. Aceștia sunt interesați de modă, care doresc să se țină la curent cu evenimentele și cei pentru care aceasta este o profesie. Sunt foarte mulți, aceștia sunt atât designeri cât și designeri de îmbrăcăminte. Există o mulțime de studenți, studenți pentru care acesta este un astfel de basm.Ceva ce cred că am ratat un pic în ultima vreme. Vreau să returnnez această fabulozitate nu din punctul de vedere al inaccesibilității și al frigului, ci din punctul de vedere al oamenilor care doresc să fie în această lume. Pentru a nu coborî de sus ceea ce este posibil și ceea ce nu. Я с удовольствием работаю в Vogue de Grace Coddington, Тони Гудман. Ei fac astfel de basme și astfel de povești în care vrei să fii. Este ca un film 3D i cu o imersiune complete, când vrei să fii aproape de acești oameni, joacă-le jocurile, vorbește cu ei, ascultă ce au de spus.Prin urmare, vreau să mă îmbrac așa. Există oameni care gândesc rațional. Ei aleg un ghid pentru ei înșiși. Демна [Гвасалия] a ​​făcut acest lucru, așa că este la modă. Vogue a spus că ar trebui să fie așa, așa că ar trebui să fie. Și există oameni care sunt wirei de emoție. Și vreau emoție. Componenta emoțională este importantă pentru mine. Eu cred că oamenii de lux și bogați sau nu foarte luxoși i înstăriți, dar oamenii foarte elegante zâmbesc, devin înalți — i aceasta este forța lor. Și trebuie să o arate.Partea emoțională a dispărut, am început să jucăm acest joc, să lovim poza.

Viața noastră este acum foarte complex: включить политику в социальную повестку дня. Era în Glamour, dar ar trebui să fie in Vogue?

Prezența strasurilor în garderoba ta nu afectează materia cenușie, dar, la rândul ei, afectează bunul simț și gustul. Sarcina mea este să păstrez un echilibru între cultură și modă, între politică și modă, fenomene sociale i modă. Din nou, revin la faptul că Voga mea autoritară i autoritară depinde încă de multe detalii.Nu pot scrie o revistă singură, atunci ar fi o carte. Există mai mulți autori care își scriu acum cărțile. Dar mai ales le scriu atunci când părăsesc Condé Nast. Voi lucra aici deocamdată.

Ale mele retele sociale este o reflection a vieții, iar viața mea este într-adevăr împletită cu munca foarte strâns. Acum, la New York, un prieten și colaborator al revistei Vogue mi-a povestit cum ei i prietenii lor se lipesc pe Instagram-ul meu i râd, percep unele lucruri ca pe o performanceană, o mișcare de artă atentă.I crede că eu fac ceva în sens, соответствует сценариям. Dar nu există niciun сценария. Cineva mă acuză acum de acest lucru, cineva mă îndeamnă să fiu mai liniștit, mai linitit, mai puțin selfie. Ncerc, așa că mi-am lăsat un al doilea Instagram, dar acum nu am suficient timp pentru asta. Uneori nu pot încărca o poză o jumătate de zi, pentru că trebuie să vin cu un text pentru asta, dar nu există timp. Ca orice persoană normală, aș dori să plec mai des pentru a reporni. Sufăr de nu am timp să citesc.Cumpăr cărți maniacal, îmi plac cărțile tipărite точное pentru că ferestrele și notificările nu apar pe pagina în acel moment. Dar, la un moment dat, mi-am dat seama că nu este nevoie să lupte cu asta, tocmai devenisem înalt. Probabil, rezistența mea i rezistența la stres se bazează pe faptul că sunt o persoană foarte Sinceră. Uneori mă deranjează. В презентации, практической игре в покер i învăț să-mi păstrez distanța.

Cred Sincer că ne descurcăm bine cu eroii. Ne certăm ce este aici i tot ce este acolo ni se pare frumos.Avem acest lucru din cauza Cortinei de fier, în care, după mulți ani, par să ne regăsim astăzi. Crede-mă, dacă nu te duci acolo ca turist pentru câteva zile și stai acolo, vei înțelege că există cam același lucru. Doar că ei își tratează propriii oameni cu o reverență mult mai mare. A fost mai ușor cu Glamour. Vogue — это mai multe cerințe pentru eroi. O persoană ar trebui să fie interesantă, cool într-un anumit sens al cuvântului. Ar trebui să existe un set de mărci, oricum evalăm după haine. Acum mă lupt cu mine — în numărul meu [iunie] cred, jumătate din cultură, artiti, scriitori, Ксения Собчак cu un documentar.Am cunoscut-o cu mult timp în urmă, am filmat-o când era încă sub formă de blondă în ciocolată. Pe de o parte, acest lucru m-a înspăimântat, dar pe de altă parte, am înțeles că este imposibil să treci prin super-activitatea ei. Campania ei prezidențială este foarte revelatoare. Mulți dintre prietenii mei, pe care m-am Obligat să-i ascult discursurile, urmăresc până la sfârșit, au început să o trateze diferit. Înainte de asta, au tras closedzii despre ea pe baza alegerii unui iubit sau a unei rochii.Nu este posibil acelai lucru. Oamenii au văzut cum se comportă, formulează gânduri. Așa cum a spus ea pe Hello !, faptul că purtarea unei rochii paiete nu-ți atrofiează creierul. Ai dreptul să mergi nu în zdrențe, ai dreptul să alegi nu «intelectuală» Энн Демельмеестер и Рик Оуэнс. De ce nu vă puteți bucura de viață, îmbrăcați rochii frumoase, decorați-vă cu paiete, vopsiți, modelați-vă părul și fiți o persoană atentă în același timp?

Atunci de ce sunteți gata să îmbrățișați Pussy Riot, pozitivismul corpului, axile nehazute, dar nu sunteți gata să îmbrățiai rochii pline de farmec? Acest lucru este, de asemenea, nedrept — începeți să faceți rușine в alt mod.Dacă admitem dreptul fiecăruia la stiluri de viață i gânduri diferite, nu o putem refuza pur i simplu pentru că era blondă în ciocolată. Mi se pare că toată lumea savurează cu plăcere cronicile istorice ale formării afacerii sau politicii noastre. Una a vândut arme, a doua — telefoane pe piața Mitinsky și toată lumea s-a transformat în oligarhi, politicieni, oameni de afaceri. Alegeți unde puteți închide ochii de trecut. I aici a fost în «Casa-2». A fost, dar tu însuți ați urmărit totul. Ксения Эсте в общем unul dintre cei Care m-au făcut să mă gândesc la diversitate, la dezvoltarea umană și la acceptarea unor puncte de vedere diferite. Despre perspectivă, pe de altă parte. M-a făcut să accept ceva în mine i în ceilalți. О персоанэ uimitoare, pe care nu am crezut-o niciodată că îmi poate influența atât de mult viața. Ei bine, cum poți vorbi pe aceeași pagină cu astfel de oameni?

(«lățime»: 1200, «coloană_lățime»: 90, «coloane_n»: 12, «jgheab»: 10, «linie»: 40) fals 767 1300 fals adevărat («mod»: «pagină», \ u200b \ u200b «переходная подсказка»: «слайд», «transition_direction»: «orizontal», «transition_look»: «centură», «diapozitive_form» :()) («css»: «.редактор (font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight): 400; înălțimea liniei: 21px;) «)

«Oamenii inteligenți nu citesc glosul, îl publică», — aceasta este fraza din filmul din 2007. Андрей Кончаловский «Gloss» … Dar acum, 2014 г., «glamour în rusă» se face cunoscut din ce în ce май пуțин șи „оамени дестепти”, пабликэ глосул, континуэ са îл публице, дар пентру оамени ну маи пуțин деșтепти. I în industrial modei ruse din septembrie 1998 (data lansării Vogă Rusia) până în zilele noastre, mingea este condusă de o femeie al cărei nume a devenit un nume de gospodărie. Fost redactor-șef rus Vogă în prezent se îndreaptă Interviu Россия , Алена Долецкая aniversează astăzi ziua de naștere. website felicită ideologul Versiunii «noastre» a celei mai autoritare publicaii de modă și reamintește 7 editori efi ai luciului rusesc, care trebuie cunoscuți la vedere.

Долецкая Алена

Виктория Давыдова

Вика Давыдова i-a început cariera în revistă Vogă impreuna cu Долецкая … La un an de la lansarea publicației, Davydova a intrat în casă Vogă funcția de editor de frumusețe i a devenit unul dintre acești personal valoroși, fără de care, de fapt, Doletskaya nu ar fi reușit să facă o public мода для русского Vogue.

5 ani mai târziu, 2004, Victoria i s-a oferit funcția de redactor-ef farmec pe care a acceptat-o ​​urință. La fel ca Doletskaya, ea a făcut ca lansarea versiunii rusești a unei reviste de modă să fie un eveniment triumfător. Avydova a avut nevoie de doar ase luni pentru ca revista să ajungă la o cycle record de 800 de mii de instance la acea vreme și să devină cea mai vândută revistă lucioasă din Rusia. В сентябре 2008 г., Вика и квартира Tatler , консультант по редактированию , ферма … Дар в июле 2010, Давыдова была возрождена в 2010 году, когда была введена новая мода — в публикации Vogă … De data aceasta ca редактор șef.

« Виктория Давыдова — профессиональный специалист по уходу за лицом orice revistă.Este Surprinzător de eficientă, есть o gândire sistemică clear, dăruire și Capacitatea de a obține rezultate maxin partea echipei sale, — vorbit despre înlocuirea Rus Doletskaya în persoana lui Davydova acumrotina Doedin ex- Doedova acumrotina . — Înțelege perfect cititorul pentru care lucrează, stăpânește toate legile jurnalismului lucios, prinde Instantaneu moda și tenințele jurnalistice. Nu am nicio îndoială că Victoria se va descurca bine Vogă — proaspăt, modern, luminos, plin de viață și elegance. «

Давыдова s-a desfășurat Vogă spre piața rusă, în schimbare аспект și conținutul publicației. Ea acordat mai multă atenție intereselor cititorilor ruși și a devenit mai puțin orientată spre Occident.

Мария Федорова

«As lua на stil la category revistelor de stil de viață, mai degrabă decât la ediții pur de modă, deoarece nu suntem atât despre modă, cât despre lucruri care, da, pot fi foarte bune în sine și modă, dar pe care trebuie să le poți alege pe cea potrivită — în funcție de tip cifra, vârsta, starea de spirit, ora din zi și anul, — a povestit despre creierul ei Guaruskaite, chiar înainte de lansarearul Prima. sn stil nu publică articole de recnzie despre anumite tenințe în materie de modă, interviuri lungi cu Designeri. Alte reviste fac o treabă excelentă cu asta. Suntem despre ce i cum să poarte acest sezon, cum să pictezi, ce coafuri să faci, cum să primești oaspeții, unde să mergi, unde să te odihnești. Pe scurt, un ghid очаровательный despre cum să vă faceți viața mai colorată, mai elegă i mai convabilă. unde În stil nu învață, dar, arătând o mare de instance, ajută la alege.O abordare foarte corectă și sigură, din punct de vedere comercial, a abordării publicului. «

sn stil организовать мероприятие по уходу за телом. De exemplu, o petrecere Bar de infrumusetare , unde brandurile de frumusețe de top prezintă noi produse și procedure cosmetice pentru oaspeți, Susțin prelegeri și cursuri de master, un eveniment Suita de Celebritati unde sunt stilistii pentru covorul roșu SCOATE DIN PEPENI , prezentare de modă Spectacolul … La toate evenimentele revistei, Precum și la alte petreceri importante, aparemeru șeful revistei Jurate Gurauskaite .

Vezi alte фотографии:

Credeți că cei care au legătură direct cu moda ar trebui să arate un gust i un stil impecabil? Ei bine, sau ca o ultimă soluție, showrează-ți pe tine o colecție complete de tenine din текущего сезона, aula cum face Анна Делло Руссо?

Редактор «Glamour», или «Национальный ревизор современных модных индустриальных моделей», «Мария Федорова», «deboyi lucra în revista Playboy», «Это новый вид моды». Începând ca asistent al redactorului-ef, ea ajuns la funcția de editor de modă a unei publicații populare pentru bărbați. Апои Мария — лучший редактор, яар май тырзиу, директор модной редакции GQ. De la fondarea Glamour, Мария Федрова — новый директор моды.

Распечатать критику și redactorii-iefi ai depamentelor de modă ale differitelor publicații, există adesea personalități uimitoare care, în opinia oamenilor obișnuiți, nu dau deloc imresia unor oameni care cum modeiiva.Хилари Александер, Сюзи Менкес i alte doamne la fel de recunoscute, презум магии в афара категориальный, ню се deranjează să pară ultra-la modă i stilate. Мария Федорова pare să fie numărul lor.

Și alte imagini cu Maria

Citiți Glamour?

Фото: glamour.ru, папарацци.ru, trendpace.ru, moizvezdi.ru, townchoice.ru, polina-notik.narod.ru, woman.ru, buro247. ru, trendsezona.com

Фото Андрей Байда, Алексей Константинов, Виктор Бойко

Posta-Magazine a observat
pentru invitați și кандидата

înainte și după ceremonie i a vorbit
cu redactorul main al Glamourului.

Русский гламур в премьере «Женщина года». Anul acesta ceremonia в avut loc la Teatrul Academic de Tineret din Rusia.Acesta este probabil motivul pentru care atmosfera a fost relaxată și relaxată. Тема отличная зрелище в образе Великий Гэтсби де Баз Лурманн, astfel că toate numerele muzicale (презум și ținutele unora dintre invitați) в fost făcute în stilul apreciat al filmului. Принципала интрига в серии — забота о девени «Femeia Anului» — așa cum era de așteptat, a rămas până la sfârșitul ceremoniei. Fericit proprietar al titlului onorific, fondator basic caritabilă «Planeta pace», jurnalistă și cunoscută nu numai in Rusia drept fetia Miroslava Duma, a fost anunțată de redactorul ef al revistei Маша Федорова.Ali câștigători, включая Designerul Anului Анастасию Романцову, Modelul Anului Sasha Luss, Fashionista Anului Natasha Goldenberg, Cuplul Anului Ravshana Kurkova și Ilya Bachurin, Diva Anului Nika Belotserkovskaya, Actrița Anului Anului Svetlana der, Anului Anului Svetlana, дин Чурикова, actri TVă TV и anului Елена Подкаминская, cântărea ana anului Полина Гагарина. Posta-Magazine l-a or?????? »«? »

Редактор ef Glamă Маша Федорова — Posta-Magazine:

Multe dintre eroinele revistei noastre și ale candaților noștri sunt persoane care, în cea mai mare parte, fac ceva frumos, ușor, social semnificativ în această viață. Cititorii noștri, desigur, încă vor să vadă sărbătorirea vieții chiar mai mult decât prozavieții. Дар, totuși, încercăm să menținem această bară socială la înălțime. În fiecare lună încercăm să marcăm astfel de oameni în revistă; Pur și simplu nu putem să nu îi marcăm pe cei care contribuie la viața socială activă la premii.Miroslava Duma, de exemplu, devenit „femeia anului”, deoarece, pe lângă viața socială, își petrece cea mai mare parte a timpului în caritate, este fără îndoială una dintre acele persoane care au activate făcut norma pentru bogatul și faimosul.

«Омул Анулуй» Данила Козловский, se pare, este pentru cititorii noștri, dacă nu un simbol sex, atunci cu siguranță imaga bărbatului pe care doreau să-l aibă alături. Este frumos că acesta nu este doar un băiat drăguț sau un cântăreț cu vocea dulce, ci un act, bun care a avut extraordinare in Rusia, in acest an i care se remarcă на Западе.

Nu am avut întotdeauna nominalizarea la Diva of the Year. По мнению меня, aceasta este o formulare foarte frumoasă i un nume frumos, un fel de statut pentru o femeie. Diva nu este doar o fashionista sau o frumusețe sau o cântăreață. Acesta este un concept care unește multe nuanțe în percepția unei femei. Frumusețea acestui premiu este că aici pot fi nominalizate femei complete diferite. De ce este Ника Белоцерковская anul acesta? Când le-am propus cititorilor ei, aceștia ne-au susținut cu bucurie, deoarece clubul fanilor ei, în special in spațiul de pe Internet, este foarte larg.Nika este, очевидный, un eveniment din viața țării noastre, ca să zic așa, o stea și o persoană absolut fermecătoare. Și muncește mult, are o mulțime de proiecte, deși vedem doar externalul. Deci victoria ei este firească.

Полина Киценко, Маша Федорова (Glamour) și „diva anului” Ника Белоцерковская

Вероника șи Борис Белоцерковский . .. куба Жанна

Анна Чиповская. Наталья Гольденберг

Ходченкова Светлана

Colegii și câtigătorii Данила Козловский ș Равшана Куркова

Cuplu anului: Равшана Куркова șи Илья Бачурин

Евгений Стычкин ș Ольга Сутулова и Оксана Акиньшина.Юлия Бордовских cu fiica ei

Виктория Дайнеко

Яна Чурикова

Елена Перминова, Тимур Родригес i soția sa Anna își împărtășesc impresiile despre ceremonie

Fetele Laura Dzhugelia și Elena Perminova verifică Instagram

Катя Добрякова ș Артем Королев

Producătorul Posta-Magazine, Яна Рудковская, поздравление Данила Козловский

Рита Митрофанова

Кравцова Мария

Алиса șи Юлия Рубан, Александр Рогов, Виктория Дайнеко șи Саша Федорова

Яна Чурикова șи Ирена Понарошку

Вера Полозкова и Алиса Гребенщикова

Наталья Ионова-Чистякова

Снежана Георгиева

Мария Лемешева (Голливудский репортер). Елена Подкаминская, номинальный телеканал на телевидении

Маша Федорова — главный редактор VOGUE в России. Биография

Вчера издательство Condé Nast объявило, что Мария Федорова назначена главным редактором Vogue, самого уважаемого журнала мод. При этом Маша сохранит лидирующую позицию в журнале Glamour — она ​​будет редакционным директором. Расскажем, что необычного в этой женщине?

Я человек глянцевый.Я очень люблю моду и весь этот процесс, он дает мне жизненную силу и поддерживает меня в тонусе.

Марии 45 лет, и 23 из них она посвятила работе в глянце. После окончания факультета промышленного дизайна МХИ им. Строганова Маша устроилась на работу помощником главного редактора журнала Playboy. Там она увлеклась модой: довольно скоро перешла с должности ассистента на должность редактора отдела моды. Маша создала отдел моды в Playboy с нуля.

Мария пришла в издательский дом Condé Nast в 2001 году: сначала она работала модным редактором журнала GQ, три года спустя, в 2004 году, она была назначена директором отдела моды GQ.

Русская версия журнала Glamour, прославившего Машу в индустрии, открылась в 2004 году, и Федорова сразу же пришла туда в качестве директора отдела моды. С 2011 года — главный редактор журнала Glamour.

О записи в Glamour:

Моя профессия не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, об этом я сразу рассказала руководству издательства Conde Nast.Мое назначение — очень нестандартное решение руководства, ведь редакторы моды очень редко становятся главными редакторами. Редко люди пишут и снимают одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило. Тем не менее, снимать моду и писать о ней, наблюдать за трендами — две совершенно разные профессии.

Бенгальский бенгальский огонь, искрящийся, веселый и громкий — так говорят о Марии ее коллеги.Она необычный феномен среди главных редакторов русского глянца: не жена и не чья-то дочь, она сделала карьеру сама. По образованию — художница, а сама постоянно работает в журнале «руками», стилистом. Готовит модели к съемке.

И, наконец, только она, по мнению редакторов и журналистов модной индустрии, способна возродить российский Vogue.

Катя Федорова (экс-директор по маркетингу Blueprint):

У меня особые отношения с этим журналом, потому что именно там я начал свою карьеру и нашел время, когда под руководством Алены Долецкой для него снимали такие фотографы, как Стивен Майзель, и писали ведущие российские и мировые журналисты.После ее ухода журнал был откровенно потрясен и стал невыразительным, без собственного почерка.

Я очень рада, что у Vogue появился новый главный редактор, и что им стала Маша Федорова. Она отличный коммерческий стилист и редактор, которого всегда любила ее команда. Уверена, что с ней журнал сильно изменится визуально, станет ярче и живее. Я также думаю, что мы увидим больше качественных кадров со знаменитостями. Ну вообще мне кажется, что Vogue с ней станет моложе и современнее.

Не забывайте, что Маша отлично разбирается в социальных сетях и имеет сильный личный бренд, что актуально сегодня. Я действительно с нетерпением жду первого номера под ее руководством и от всего сердца желаю ей, чтобы все, что она думает, сбылось.

Знакомьтесь, Мария или, как ее называют в прессе, Маша Федорова, главный редактор российского Vogue. Совсем недавно Мария работала главным редактором журнала Glamour, который, как и Vogue, принадлежит издательскому дому Condé Nast.

«Маша Федорова в 1995 году окончила факультет промышленного дизайна Московского художественно-дизайнерского института. Строганов. Маша Федорова пришла в Condé Nast в августе 2001 года в качестве модного редактора журнала GQ, в 2004 году она была назначена директором отдела моды GQ. Маша Федорова работает в Glamour с момента его основания — с 2004 года — директором отдела моды. В 2010 году Маша была назначена главным редактором журнала Glamour. «

По словам Аниты Гиговской, президента Condé Nast Россия, Маша — один из самых опытных профессионалов глянцевой индустрии. «За 8 лет, возглавляя самый тиражируемый модный журнал страны, Маша привнесла в Glamour множество современных тем и проектов, от съемок с паралимпийцами до специального раздела моды для девочек немодельных размеров. При Маше количество цитирований и упоминаний Glamour выросло в геометрической прогрессии.

У Маши уникальный опыт — она ​​разносторонний редактор, талантливый наставник, отличный стилист, популярный медиа-персонаж. «

Помимо вышеперечисленных замечательных качеств, Маша долгие годы имела весьма необычную для мира моды фигуру.Но в последнее время это изменилось до неузнаваемости.

Мария всегда предпочитала одежду в стиле casual и не меняла этот стиль даже на светских мероприятиях. Согласитесь, одеваться, чтобы не вызывать вопросов, женщине большого размера довольно сложно. Не все образы Маши понравились критикам.

Маша покупала наряды в основном за рубежом. Но со временем она оценила некоторых отечественных дизайнеров, таких как Терехов и Walk Of Shame.

Когда в одном из интервью Машу спросили, чем еще она может заниматься, она ответила:

«Если бы я перестала быть главным редактором, то, наверное, хотела бы попробовать сделать свою собственную линию одежды для женщин с нестандартная фигура.Ни для кого не секрет, что я сама далека от 90-60-90, меня это не беспокоит и не мучает, но мне как стилисту было бы интересно что-нибудь придумать. «

Примерно год назад, судя по фото, Маша позаботилась о своем здоровье, и теперь мы видим ее заметно похудевшей и красивой. Я думаю, что для многих дам это может быть отличным примером того, как здравый смысл и сила воли может преобразить человека

Стиль Марии изменился, он стал более женственным и романтичным.

Без сомнения, на должность главного редактора Vogue назначена стильная, умная и красивая женщина.

Что касается личной жизни, то у Марии есть взрослая дочь Вероника, до сих пор я нигде не нашла информации о ее муже.

Фото vogue.ru, glamour.ru, spletnik. ru.

Увидимся позже,

Интервью:
Маша Федорова,
главный редактор российского Vogue

интервью:
Юлия Витолоб

«Новый главный редактор, новый журнал и сезон моды» — баннер на русском языке. Сайт Vogue кажется решающим.Изменения в издательстве Condé Nast действительно большие: в феврале российский Vogue (и, как следствие, Glamour) сменил главного редактора. Виктория Давыдова, возглавлявшая Vogue с 2010 года (именно она сменила на этом посту Алену Долецкую) покинула издательский дом — слухи об этом ходят давно, а новость уже мало кого удивила. Маша Федорова, экс-главный редактор Glamour и один из самых ярких, веселых и медиа-редакторов в российской модной индустрии, заняла важную должность.The Blueprint поинтересовался у Маши, какие изменения ждут журнал, чем отличается работа в Glamour и Vogue, как меняется глянец и с кем сейчас конкурирует, и чего, по ее мнению, сейчас не хватает журналу Vogue.

Работаете еще?

Есть еще работа. Ценности немного разные, модное отношение другое. В «Гламуре» я больше исходил из образа жизни, который веду, но с оглядкой на реальную жизнь, к тому, что могло бы быть интересно реальным людям. Для меня было принципиально важно, чтобы у Glamour была жизнь помимо моды.Несмотря на то, что Glamour — главный массовый журнал о моде, мне казалось важным передать, что мода — это часть жизни. Красиво, интересно, важно и увлекательно. Забавный.

Разве она для некоторых не часть жизни? Все мы носим одежду.

Я знаю многих людей, для которых одеваться в соответствии с обстоятельствами и кодексами, существующими в обществе, является проблемой. В чем-то более простом они чувствуют себя намного лучше, но должны соответствовать ситуации. И для них все это превращается в ад, они не знают, куда идти и что им нужно.Поэтому, конечно, мы были проводником в этом мире реальной одежды и реальных образов. Но я всегда считал важным насытить этот журнал чем-то другим, для меня это было самым ценным. Поэтому всегда были социум, культура, отношения, секс. Чуть меньше секса.

Почему?

Потому что я попал в такой период. Все журналы, в которых раньше говорилось слово «секс», теперь не должны этого делать. Это тоже палка о двух концах: сейчас мы загоним секс во что-то неоправданное и снова вернемся в средневековье, будем опираться на лицемерие.Все прилично, с одной стороны, и абсолютно непристойно, с другой. Теперь это сложно. Может, хорошо, что я ушла заняться чем-то другим.

Чем принципиально отличается Vogue?

Это в первую очередь мода, мода как прикладное искусство. Хотя, как мне кажется, мы стали уделять больше внимания другой части моды — не прикладной. И я безумно рад, что сейчас такой подъем. И фильм Drys, который мы видели недавно, и Вивьен Вествуд. Намного более широкой аудитории будут показаны «Серые сады» (культовый документальный фильм профессионалов моды 1975 года, который будет представлен на фестивале Beat Film Festival.- Ред. ). В общем, все меняется. Раньше можно было сказать, что Vogue — главный и единственный, и его подпирает пара журналов, которые его заменяют. Теперь понятно, что мы соревнуемся не друг с другом, а с Интернетом, потому что там все есть. И большинство наших читателей уже продвинуты и могут сами все выбрать — ну или они так думают. Поэтому мы давно перестали быть информационным бюллетенем о моде и стали скорее аналитическим, стилистическим альманахом.Опять же, люди больше не могут доверять всем. Они живут как в Telegram, где вы составляете себе набор из того, что читаете. В этом случае вы не выбираете на вынос, с какого слова сегодня начинается Telegram. Вы уже выбрали канал и читаете все, что вам там дают.

То есть это, собственно, бренд, которому человек лоялен?

Да, но в какой-то момент бренду может надоесть, и человек с таким же рвением может сбежать. Это как мода, все быстро.В Dior пришел новый дизайнер — все бросились в Dior. А кто-то бросил Диора и пошел за Демной. Или вернемся к Карлу.

Как предотвратить побег?

Сейчас в моей жизни два стресса. Подчеркните ожидания. И второе — это груз ответственности. Ожидания, конечно, у всех разные, и я все еще не могу их всех оправдать. Я могу делать честный продукт, потому что знаю, что я и моя команда делаем его искренне. Но это все же люди и человеческий фактор.Это не просто навыки, это еще и вкус, мнение каждого в отдельности. Наверное, проще было бы взять кого-нибудь со стороны, который пришел бы и сказал, что он все знает и теперь все будет. То есть человека, с мнением которого вам не представится возможность поспорить. И я люблю, когда со мной спорят, я сам люблю спорить. Так меня воспитали.

Есть вещи, о которых я говорю, что не хочу, я борюсь с ними. Но я не радикал.Теперь, если я выясню источник определенных мыслей или стилистических тенденций, если я вдруг пойму, что этот человек происходит от того, от чего я хочу избавиться, что я буду делать дальше с этим человеком: должен ли я его уволить или перевоспитать ? Я, конечно, за перевоспитание. Или для диалога. Убедить меня.

А что это может быть например?

Мне кажется, что моя редакция уже понимает, на что я реагирую, но все же есть вещи, которые я пока не могу сдвинуть. Я знаю об этом издании, что они делали раньше, как им говорят.И теперь я даю им свободу, я пришел со словами, что моя дверь всегда открыта. Я действительно не люблю разговаривать за закрытыми дверями. Я говорю им, чтобы они пришли со своими идеями, я действительно хочу их услышать. Модные, классные, там тоже работают молодые люди. Я здесь не только для того, чтобы прийти и сказать, что меня осенило ночью, я так хочу. Я, конечно, имею на это право и имею гораздо больший опыт, чем они. Но я также здесь, чтобы помочь им реализовать себя, эти идеи. Мне немного странно, что этого происходит, на мой взгляд, недостаточно.

Если вернуться к Интернету — насколько важно, чтобы журнал был первым сейчас?

В журнале Glamour нужно было попасть на информационную волну и поле, и ваша внутренняя профессиональная честь и гордость — быть первым, лучше других. В Vogue мы должны быть первыми априори. Других вариантов здесь нет. Но эта аксиома обрастает объективными трудностями. Потому что есть ли смысл делать материал о новом фильме, который на эксклюзивной премьере для начала увидят сотня человек? А все остальные сотни тысяч, которые также читают Vogue, увидят этот фильм через два-три месяца.Норма это или нет — все время задаю себе этот вопрос. Нужна ли мне шуба из осенне-зимней коллекции в июньском, июльском номере, когда все, о чем я мечтаю, — быть на пляже? Но мы должны быть первыми. Если все пишут об этом в сентябре, значит, надо писать хотя бы в августе, а то и в июле. Для меня это ужасная поломка.

Больно, когда находишь человека, персонажа, новый бренд, что-то крутое, а люди еще не готовы, читают и не помнят.И вот проходит год-два, этот человек начинает покорять стадионы или подписчиков, теперь в них все измеряется. Потом, когда человек взлетает и его забирает какой-то другой журнал, все смотрят и говорят, что они первые. Нет, год назад мы были первыми! Мы готовили вас сейчас почувствовать себя вау.

Часто ли вы говорите «нет»? Этот холод Vogue исходит вовсе не от вас.

Я учусь «высокой культуре неприятия», — говорит Карина Добротворская (президент и главный редактор отдела развития бренда Condé Nast International.- Ред.). Я просто понимаю, что мне самому нужно абстрагироваться от многих вещей, чтобы посмотреть на них со стороны. С холодным сердцем и с пониманием того, что этот человек влияет на умы и сердца, и он сделал что-то вау для моды, для мировой культуры, а этот — нет. Слушать сердце гораздо реже. Звучит не так уж и много, но мне кажется, что я уступил место некоторым молодым людям, которым, возможно, не было дано шанса в другом месте. Я просто по-человечески относился к этим людям.Я видел человека за клеймом или за тряпками. И если бы они пришли сюда сейчас, я бы больше не имел права включать такую ​​степень человечности. У меня просто нет времени, а процент отсева еще больше.

А читалка совсем другая.

Я бы сказал, что у Vogue совсем другие читатели. Это тоже нужно иметь в виду. Мало кто читает Vogue и может позволить себе от кутюр, высокое ювелирное искусство. Конечно, круг читателей намного шире, чем мы иногда себе представляем.Это те, кто интересуется модой, кто хочет быть в курсе событий, и те, для кого это профессия. Их очень много, это и дизайнеры, и дизайнеры одежды. Есть много студентов, студенток, для которых это такая сказка. Кое-что, я думаю, в последнее время мы немного упускали. Я хочу вернуть эту сказочность не с точки зрения недоступности и холодности, а с точки зрения людей, желающих оказаться в этом мире. Чтобы сверху не опускали, что можно, а что нельзя.Меня воспитывали в Vogue Грейс Коддингтон, Тони Гудман. Они делают такие сказки и такие сказки, в которых хочется оказаться. Это как 3D-фильм и полное погружение в мир, когда вы хотите быть рядом с этими людьми, играть в их игры, разговаривать с ними, слушать, что они говорят. Поэтому я хочу так одеваться. Есть люди, которые мыслят рационально. Они выбирают себе гида. Демна [Гвасалия] сделал это, так что это модно. Vogue сказал, что так должно быть, так и должно быть. А есть люди, которых движут эмоции.И я хочу эмоций. Для меня важна эмоциональная составляющая. Я считаю, что роскошные и богатые или не очень роскошные и богатые, но очень стильные люди улыбаются, кайфуют — и в этом их сила. И они должны это показать. Эмоциональная сторона ушла, мы начали играть в эту игру, принять позу.

Наша жизнь сейчас очень сложна: она включает политику и общественную повестку дня. Это было в Glamour, но должно ли это быть в Vogue?

Наличие страз в вашем гардеробе не влияет на серое вещество, но, в свою очередь, влияет на ваш здравый смысл и вкус.Моя задача — сохранять баланс между культурой и модой, между политикой и модой, социальными явлениями и модой. Я снова возвращаюсь к тому факту, что мой авторитарный и авторитарный Vogue по-прежнему зависит от многих деталей. Я не могу написать журнал в одиночку, тогда это была бы книга. Есть несколько авторов, которые сейчас пишут свои книги. Но в основном они пишут их, когда уходят из Condé Nast. Я пока работаю здесь.

Мои социальные сети — это отражение жизни, и моя жизнь действительно тесно связана с работой.Теперь в Нью-Йорке друг и автор журнала Vogue рассказал мне, как они и их друзья держатся в моем Instagram и смеются, воспринимая некоторые вещи как перформанс, продуманный художественный ход. И он думает, что я что-то делаю специально, по сценарию. Но сценария нет. Кто-то теперь винит меня в этом, кто-то призывает меня быть тише, тише, меньше селфи. Я стараюсь, поэтому сохранил второй Instagram для себя, но сейчас у меня нет на это времени. Иногда я не могу выложить картинку на полдня, потому что мне нужно придумать для нее текст, а времени нет.Как и любому нормальному человеку, хотелось бы почаще выходить на перезагрузку. Страдаю, что не успеваю читать. Я маниакально покупаю книги, люблю печатные книги именно потому, что в этот момент на странице не появляются окна и уведомления. Но в какой-то момент я понял, что бороться с этим незачем, я просто накурился. Наверное, моя сопротивляемость и стрессоустойчивость основана на том, что я очень искренний человек. Иногда меня это беспокоит. В настоящее время я занимаюсь покер-фейс и учусь держать дистанцию.

Я искренне думаю, что у нас все хорошо с героями. Мы ругаем то, что здесь, и все, что есть, нам кажется прекрасным. У нас это из-за «железного занавеса», в котором мы спустя много лет, кажется, оказались сегодня. Поверьте, если вы не поедете туда как турист на несколько дней и не потусите там, то поймете, что там примерно то же самое. Просто они с большим уважением относятся к своему народу. С Glamour было проще. У Vogue больше требований к героям.Человек должен быть интересным, крутым в определенном смысле этого слова. Марок должно быть множество, все равно оцениваем по одежде. Сейчас борюсь с собой — в моем [июньском] номере, на мой взгляд, половина культуры, художники, писатели, Ксения Собчак с документальным фильмом. Я познакомился с ней очень давно, снимал ее, когда она еще была в образе блондинки в шоколаде. С одной стороны, это напугало меня, но с другой стороны, я понял, что невозможно пройти мимо ее суперактивности. Ее президентская кампания очень показательна.Многие мои друзья, которых я заставлял слушать ее выступления, досматривать до конца, стали относиться к ней иначе. До этого выводы о ней делали, исходя из выбора парня или платья. То же невозможно. Люди видели, как она себя ведет, формулирует мысли. Как то, что она сказала в Hello! Платье с блестками не атрофирует ваш мозг. Вы имеете право ходить не в лохмотьях, вы имеете право выбирать не «интеллектуальную» Энн Демелемейстер или Рика Оуэнса. Почему нельзя наслаждаться жизнью, надевать красивые платья, украшать себя блестками, раскрашивать себя, укладывать волосы и при этом оставаться вдумчивым человеком?

Тогда почему вы готовы принять Pussy Riot, бодипозитив, небритые подмышки, но не готовы принять гламурные платья? Это тоже несправедливо — начинаешь стыдить наоборот.Если мы признаем право каждого на разные образ жизни и мысли, мы не можем отказать ей просто потому, что она была блондинкой в ​​шоколаде. Мне кажется, что все с удовольствием смакуют исторические хроники становления нашего бизнеса или политики. Один продавал оружие, второй — телефоны на Митинском рынке, и все выросли в олигархов, политиков, бизнесменов. Вы выбираете, где закрыть глаза на прошлое. И вот она в «Доме-2». Было, но ты сам все это смотрел.Ксения вообще одна из тех, кто заставил меня задуматься о разнообразии, о человеческом развитии и о принятии разных точек зрения. С другой стороны, о перспективе. Она заставила меня принять что-то в себе и других. Замечательный человек, о котором я никогда не думала, что он может так сильно повлиять на мою жизнь. Ну как с такими людьми разговаривать на одной странице?

(«width»: 1200, «column_width»: 90, «columns_n»: 12, «gutter»: 10, «line»: 40) false 767 1300 false true («mode»: «page», «transition_type» : «слайд», «направление_перехода»: «горизонтальный», «взгляд_перехода»: «пояс», «форма_слайдов» :()) («css»: «.editor (font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;) «)

10 июля 2014 г. , 21:03

Выдержки из интервью Бюро. Я не выкладываю их полностью , только штуки, можно? Это не копипаст, просто цитаты …

О себе

Я человек глянцевый. Я очень люблю моду и весь этот процесс, он придает мне жизненных сил и поддерживает меня в хорошей форме на протяжении всех 18 лет моей карьеры.

О работе

Моя профессия — не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, об этом я сразу рассказала руководству издательства Conde Nast.Мое назначение — очень нестандартное решение руководства, ведь редакторы моды очень редко становятся главными редакторами. Редко люди пишут и снимают одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило. Тем не менее, снимать моду и писать о ней, наблюдать за трендами — две совершенно разные профессии.

О общественной жизни

Считаю важным посещать мероприятия, общаться с людьми.Но если честно, я не об этом. Мне не нужен пиар, и я не тот человек, который готов менять три наряда за вечер, хотя иногда приходится, конечно, если это напрямую связано с работой.

Про дедовщину))

Я всегда говорю новым девушкам — чтобы заработать право быть приглашенным на шоу и пить шампанское там с богатыми и знаменитыми, сначала нужно пронести много тюков с одеждой и представить более одной пары обуви.

О возможных перспективах

Если бы я перестал быть главным редактором, то, наверное, хотел бы попробовать сделать свою линию одежды для женщин с нестандартной фигурой.Ни для кого не секрет, что я сама далека от 90-60-90, меня это не беспокоит и не мучает, но мне как стилисту было бы интересно что-нибудь придумать.

Мария Федорова — частый персонаж в сплетнях, сплетнях, сплетнях, независимо от того, что она говорит о необходимости этой части своей карьеры. Но несмотря на то, что она вроде как профессиональный стилист, которого не смущает собственная нестандартная фигура, собственный имидж часто вызывает большие вопросы у аудитории нашего сайта.

Здесь даже был пост, где автор дал Марии очень хороший совет по изменению стиля. Мне тем интереснее было читать мысли Марии о собственной коллекции для больших женщин. Насколько я заметила, сама она не всегда выбирает одежду с учетом своей фактуры, и желание делать упор на туфлях (у главного редактора Glamour изящные тонкие щиколотки, и она постоянно это подчеркивает) и аксессуарах не каждый спасает. изображение. Судя по инстаграмму, похоже, что сейчас Мария с переменным успехом выступает стилистом у своей 17-летней дочери (которая во всем очень похожа на маму).Она одевает свои плюсы или минусы как себя. Те. — иначе.

В интервью Мария не соврала — она ​​регулярно работает стилистом в Glamour. Вот пример ее съемок для Лизы Боярской и Глюкозы (больше не могу — снесут, а это под вопросом).

Не могу сказать, что ее работы поражают воображение новизной и исключительно удачным подбором одежды. Я бы определил это как — не хуже многих.Но смотреть на эти фотосессии не так интересно, как на саму Марию, ведь любой стилист может облачить худых красоток в самую модную одежду сезона. Но оправдать гордое звание главного редактора женского журнала, учит читательниц выглядеть модно и красиво, намного сложнее.

Тем не менее, мне кажется, что в последнее время Мария (вроде бы) не только похудела, но и стала «лучше» одеваться. Однако за парой удачных выходов неизбежно следуют, мягко говоря, неоднозначные образы.Так что есть еще куда расти! Я размещаю последние выходы с моего домашнего сайта, чтобы не быть голословным. В обратной хронологии.

П.С. Пост оказался немного на злобу дня, но не нарочно, давно валяется в черновиках. Решил немного добавить и выложить.

Обновлено 10.07.14 22:17 :

Краткая официальная биография

Мария Федорова родилась в 1972 году.В 1995 году окончила факультет промышленного дизайна им. М. Строганова.

Она начала свою карьеру в журнале Playboy в качестве помощника главного редактора, а затем редактора отдела моды.

Мария Федорова пришла в издательский дом Condé Nast в августе 2001 года в качестве редактора моды журнала GQ, а в 2004 году была назначена директором отдела моды GQ.

Маша Федорова работает в журнале Glamour с момента его основания — с 2004 года — директором отдела моды.

Обновлено 10.07.14 22:21 :

И еще немного о Марии от ее коллеги, главного редактора Allura:

~~ Светлый бенгальский огонь, искрящийся, веселый и громкий — моя коллега по Conde Nast, главный редактор Glamour Маша Федорова. В фото-словаре ее бесхитростную улыбку стоит поставить рядом со словом «харизма». Или «гедонизм». И в том, и в другом у Маши все гламурно. Но чтобы радоваться жизни, нужна еще и сила.

Главные редакторы и главные лица русского глянца в авторской колонке заслуженного бытового писателя гламурных нравов и редактор отдела сплетен журнала InStyle Наталья Лучанинова вместе с ней вспоминают, как все начиналось, и что все это привело к

Мария Федорова, главный редактор журнала Glamour, рассказала Наталье Лучаниновой о своей любви к мужской моде, глянцевой фабрике и собственной линии одежды.

Как началась твоя карьера в глянце?
Все началось совершенно случайно, с звонка моего одноклассника, который сказал, что освободилась должность помощника Артемия Троицкого, тогдашнего главного редактора журнала Playboy. Наверное, благодаря широте мысли и взглядам Троицкого, с которым было невероятно интересно работать, моя карьера состоялась. Я окончила Строгановку, факультет промышленного дизайна, и мой художественный глаз все время цеплялся за какие-то страницы, которые, как мне казалось, можно было улучшить, я говорил об этом, и мне дали возможность попробовать. Я начала с того, что предложила свою помощь в создании натюрмортов из мужских рубашек, а через полгода создала отдел моды в журнале Playboy.

Сначала надо мной смеялись, вместо того, чтобы раздевать женщин, я одевал мужчин! Работать тогда было сложнее, но интереснее — нужно было постоянно выяснять, где взять одежду для съемок, такого количества магазинов и брендов, как сейчас, просто не было. Один выставочный зал, один бутик мужской одежды и один магазин Stockmann по всей Москве. Когда мне говорили, что мужская мода скучна, я всегда с этим спорил. Да, одежды там не так много, есть куртка, брюки, рубашка, футболка и свитер, но найти что-то интересное и придумывать что-то новое из таких банальных сочетаний — очень увлекательный процесс, а тогда это было даже больше. интересно, потому что выбора почти не было.

Именно поэтому вы стали редактором модного журнала GQ, ведущего мужского глянцевого журнала?
Меня пригласил туда мой бывший начальник Рам Петров, и Анна Харви (ныне главный редактор Conde Nast International) стала крестной матерью в мире глянца, легендарной личностью, которая одевала принцессу Диану, работала с Анной Винтур и Грейс. Коддингтон. В GQ у меня появилась возможность поработать с самыми известными западными фотографами, что было невероятным стимулом для меня как стилиста.

Так вы настоящий модник?
Я человек глянцевый. Я очень люблю моду и весь этот процесс, он придает мне жизненных сил и поддерживает меня в хорошей форме на протяжении всех 18 лет моей карьеры.

А сейчас, будучи главным редактором, вы участвуете в съемках как стилист?
Конечно! Моя профессия — не главный редактор, моя профессия — стилист, и мне очень не хотелось бы ее терять, я сразу сказал об этом руководству издательства Conde Nast. Мое назначение — очень нестандартное решение руководства, ведь редакторы моды очень редко становятся главными редакторами.

Почему? В конце концов, это логический путь, шаг за шагом, от модного редактора до главного модного журнала?
Редко люди пишут и снимают одинаково. Прецеденты, конечно, есть, но это скорее исключения, подтверждающие правило. Тем не менее, снимать моду и писать о ней, наблюдать за трендами — две совершенно разные профессии.

Чем Glamour отличается от всех других журналов?
Все очень просто, мы самый популярный модный журнал. Наша задача с точки зрения моды — взять самое интересное из недоступных брендов, лучшее из имеющихся и объединить все это. Прошли те времена, когда было круто одеваться в одном бренде, сегодня модно быть в H&M, в Zara, а еще лучше найти какой-то совершенно неизвестный бренд. Мы говорим о том, чтобы выглядеть модно — не обязательно дорого.

В чем успех журнала Glamour, почему он стал массовым?
Раньше казалось, что мы такие сестренки журнала Vogue, но, как выясняется, за время путешествия собака выросла. Журналу 10 лет, наши читатели выросли, но остались с нами. Формула журнала жила столько лет, потому что в ней есть ритм, а сам журнал очень богатый, очень компактный. Мы говорим не только о том, как одеваться и рисовать, но и о некоторых шагах в жизни, в семье, на работе, потому что жить одной модой скучно.

Должен ли главный редактор модного журнала быть светским человеком?
Считаю важным посещать мероприятия, общаться с людьми. Но если честно, я не об этом. Мне не нужен пиар, и я не тот человек, который готов менять три наряда за вечер, хотя иногда приходится, конечно, если это напрямую связано с работой.

Какие качества вам нужны, чтобы устроиться на работу в журнал Glamour?
Мне важна энергия человека и желание работать.У меня здесь еще есть фабрика, гламурная, глянцевая, но — фабрика. Я всегда говорю новым девушкам — чтобы заработать право быть приглашенным на шоу и пить шампанское там с богатыми и знаменитыми, вам сначала нужно пронести много тюков с одеждой и подать более одной пары обуви.

Ваши коллеги, главные редакторы часто жалуются на кадровую нехватку в глянцевом бизнесе, сталкивались ли вы с этим?
Да, такая проблема есть. Когда мы начали работать, было совсем другое время.Все кипело, кипело, люди молниеносно делали карьеру, можно было очень быстро перепрыгнуть с помощника на редактора или директора отдела. Эти времена прошли, но, к сожалению, далеко не все это осознают. Молодое поколение часто думает, что все будет так же просто, как 10-15 лет назад. Глянцевый бизнес уже построен, люди очень держатся за свою работу и с годами набирают профессионализм, никто не скачет с места на место. Мы почему-то до сих пор относимся к блеску как к чему-то легкому, развевающемуся и несерьезному, но это совершенно не так.Пример тому — издательство Conde Nast — очень серьезная организация, огромный отлаженный механизм.

Есть ли у вас жизнь за пределами Conde Nast?
Я для себя такую ​​жизнь пока не считаю. Судя по ушедшим из издательства людям, такая жизнь, безусловно, существует. Если бы я перестал быть главным редактором, то, наверное, хотел бы попробовать сделать свою линию одежды для женщин с нестандартной фигурой. Ни для кого не секрет, что я сама далека от 90-60-90, меня это не беспокоит и не мучает, но мне как стилисту было бы интересно что-нибудь придумать.

The Boston Globe из Бостона, Массачусетс, 11 марта 1943 г. · 18

БОСТОНСКИЙ ЕЖЕДНЕВНЫЙ ГЛОБУС, ЧЕТВЕРГ, 11 МАРТА 1943 г. 18 развлечений TRANS-LUX «Франкенштейн спит человека-волка» «Привет, дружище» «Франкенштейн встречает человека-волка» Кертиса Сиодмака. Режиссер Рой Уильям Нил Универсальный фильм. В ролях: Тжимр (WfiH ton Chaney Jr. Monster — Бела Лугоши, доктор Маннерин, Патрик Кнпвлеа, Эльза Франкенштейн.Илона Мэсси TncnBMm nwn uennis nuey Maieva Мария Успенская Мэр Hone I Atwm Vazeo tv- Rex «Evans cvmrii Don Barclay Kudi … ‘.’. Дуайт Фрай Шумная подростковая аудитория в Театре Транс-Люкс дарит закадровый шум. соответствующие мудрые трески и вопли бурлеска ужаса, которые делают «Франкенштейн встречает человека-волка» незабываемым кинематографическим опытом. Покровители так же весело, как Лон Чейни-младший и Бела Лугоши. Вы не забудете крики детей и притворный страх старшеклассниц, которым нужна сильная рука для защиты.Конечно, название не совсем точное. Чейни, как Человек-Волк, отправляется на охоту со своим цыганским приятелем мадам Успенской, чтобы найти знаменитого доктора Франкенштейна, который снимет свое проклятие превращения в волка в ночи, когда полная луна и волк … губительные цветы. Они не находят доктора, который с тех пор является Ионом, но Чейни приземляет спящего монстра (Бела Лугоши), и пара начинает кампанию ужаса и убийств с участием двух человек. В конце концов, они ссорятся, когда Монстр пытается унести Илону Мэсси в свое логово.Возмущенные жители деревни взрывают плотину, вызывая наводнение, которое уносит их обоих прочь. Но не будьте слишком уверены, что Universal не намерены показывать НОВЫЕ ФИЛЬМЫ в ближайшем будущем. Вот предложение, бесплатное. Почему бы не сделать следующую картину «Доктор Франкенштейн, чудовище и человек-волк встречаются с Гитлером». Если в актерский состав добавить графа Дракулу, картина будет успешной. Фатрик Ноулз выступает в роли юного героя, а Илона Мэсси — милой. в серии эффектных костюмов, придающих гламур сказки.Однако «Доктор Франкенштейн встречает человека-волка» был бы довольно утомительным, если бы не публика. Также в программе — «Привет, дружище», веселый боевик с Диком Фораном и Харриет Хиллиард в главных ролях. М. Л. А. НОРМ ТЕАТР СМЕРТИ «Ночь преступности» «Боевой кир Китая» «Ночь преступности» Фильм продюсерской корпорации. В ролях: Сьюзан Гленда Фаррелл Джо Лайл Талут Мона Лина Баскетт Харт Дональд Кирк Хоффманн Ральф Сэнфорд Уильямс Форрест Тейлор Кэрол Линн Старр Артур Рики Валлин Телефонный оператор Эдна Харрис Эллен Смит Марджори Мэннерс Главный официант Джозеф М.ДеВиллард Фредерик. Нильс Багге Луиза Руби Дандендж Элис Флоренс О’Брайен Коронер Боб Фрейзер Новый двойной счет в театре Норманди представляет загадку убийства, «Ночь преступности» с Лайлом Тэлботом и Глендой Фаррелл — в главных ролях, и Боевой клич Китая ». цветной документальный фильм, сделанный фотографом Ки Скоттом во время 10-тысячного путешествия по Китаю. Затемнение в Голливуде создает сцену для «Ночи преступлений». Убита лишняя кинозвезда и любопытный, но умный обозреватель газеты.Сьюзан Купер, которую играет мисс Фаррелл, связывает убийство с исчезновением кинозвезды. Длинная цепочка обстоятельств, пара покушений на убийство и попытки споткнуться некоторых типично флегматичных кинополиционеров приводят к развязке, в которой убийца оказывается сестрой-близнецом-психопатом убитой звезды. «Боевой клич Китая», первоначально показанный как «Кукан», был взят Рей Скоттом во время нескольких лет путешествия по Китаю на поезде, самолете, лодке, велосипеде, мотоцикле, плоту из козьей шкуры, муле и практически любым другим способом путешествия, в том числе пешком.В фильме рассказывается о бомбардировках Китая японцами, изображает прекрасную сельскую местность, многочисленные племена по всему Китаю. Есть также кадры с изображением генералиссимуса и мадам. Чан Кай-Ши в Чунг-кире JWRNY Советский консул выступит здесь с речью Глава советского консульства в Нью-Йорке консул Дж. Оков выступит в качестве приглашенного докладчика на 15-й годовщине Биробиджана, которая состоится в воскресенье днем. в поместье Дорчестер. Раввин Исраэль Харбург из Храма Бет Эль, Линн и Аль Йенофски, генеральный секретарь I.К. О. Р. разделит трибуну с докладчиком. Карл Ньюман, ранее работавший в Венской опере, будет петь песни на русском и иврите. Развлекательная группа «Карп Радио» представит новый советский еврейский скетч, председатель программы Рева А. Хаимсон. Не Его Народный Учитель Джимми, мы заимствуем наши числа у арабов, а наш язык у многих народов. У кого мы заимствуем наш календарь? Джимми: Не знаю, мэм, у нас есть собственный. Windsor Star.1 ixKrf rJi & amp; : Я. Дж. . $ ri I -i -: ‘i i r 1 I — I 1 rH’ -.1 41, t f Stijiifc-, Tii ‘afcri-n. я & amp; привет isi3Li & amp; tfr, ft ur — ‘, m, ui outfit wit, t1- yrMmmrfc J ШОУ ВЕСЕННИХ ЦВЕТОВ Клара Плейс Льюис из Медфилда стоит у старомодного колодца в Зале садоводства, где в субботу открывается знаменитый бостонский анонс весны. Что мне сажать? Экспертные ответы Вопросы победителей Садовников Пол Демпси советует садовникам-любителям не сажать огурцы, редис, баклажаны, сою и бобы Лимы. на этой неделе переговоры о полевой станции Уолтэма перед столичными садоводами.Вот еще несколько вопросов, на которые он ответил об овощах и лучших сортах для выращивания. В. А как насчет огурцов? A. Огурцы, редис, мускусные дыни и баклажаны — вне сада Победы. Они не обладают достаточной пищевой ценностью, чтобы их стоило сажать. В. Что, если из огурцов можно выращивать живую изгородь? А. Хорошо, хорошо. Позвольте им выращивать живую изгородь, если они не занимают место, необходимое для чего-то еще. В. А как насчет соевых бобов, лимской и ракушечных бобов? A. Все с высоким содержанием белка, но они занимают много места, долго растут, а отдача скудна.Любая зеленая или восковая фасоль созреет для скорлупы или запекания. В. Какие сорта рекомендуются. A. Это те, которые подходят для условий садоводства в восточном Массачусетсе: Tomatoes Early, Comet или Bonny Best. Позже для консервирования Marglobe или Rutgers. Морковь Сажайте один сорт либо рано, либо поздно. Не забывайте прореживать растения рано. Используйте Coreless или Nantes, Tender Sweet или Red Cored Chan-tenay. Snap Beans Tender .Зеленый, зеленый стручок без нитей, воск для стручков карандаша, стручковые бобы Kentucky Wonder. Мангольд Любой сорт.Салат Айсберг, Нью-Йорк № 2, Империал № 44 Лиф, Гранд-Рапидс, Блэк-Лит Симпсон. Брокколи Есть только один. Свекла Crosby’s Egyptian or Early Wonder в течение всего сезона. Летний сквош раннеплодный или гибрид янки. Кукуруза Для основной культуры, Мар кросс, Голден Кросс, Span Coss Carmei L-ross. Капуста Золотая Акко. В. Стоит ли сажать травы? А. Да, если хотите; по одному или двум кусочкам летнего чабера. базилик, петрушка, шалфей, чеснок. В. А желтая репа? A. Сложнее всего поднять в Massa chusetts.В. Следует ли удалять побеги и листья томатов? А. Никогда не удаляйте листья. Если удалить присоски, так что у вас останется один, два или три стебля, вы нарежете помидоры. Если их оставить, у вас много помидоров. РАЗВЛЕЧЕНИЯ РАЗВЛЕЧЕНИЯ РАЗВЛЕЧЕНИЯ РАЗВЛЕЧЕНИЯ КАРТИНКИ ЗАЛ СЛАВЫ, СОЗДАННЫЕ на 3-ю триумфальную неделю! M-G-M с гордостью представляет один из замечательных фильмов RONALD OIL MAM RAM POM Ml, подаренный Фонду войны «Красный крест»! нашего времени v GREER GABSOM m УБИРАЕТ МЕТРО ХОЛОДНЫЙ МЕТРО MAYER PICTURE SUMP WArN.в Hingham Sub Chaser Джеймса Хилтона назван в честь прапорщика 1300-тонный эсминец, названный в честь военного авиатора, погибшего при нападении на Маршалловы острова 1 февраля 1942 года, будет спущен на воду с корабля Hingham, верфь Вифлеемская стальная конвенция в субботу. Судно, которое будет называться США Доннелл в честь покойного Энсипна Эрла Роу Доннелла-младшего, США, будет спонсироваться его матерью, миссис Эрл Р. Доннелл-старшим. S. S. Donnell станет новейшим кораблем в классе судов, предназначенным для поиска и уничтожения подводных лодок противника.Он будет нести достаточно тяжелые орудия, чтобы стрелять из подводных лодок на поверхности, а также глубинные бомбы и торпедные аппараты. Также она будет нести зенитные орудия различных калибров. Депутат OPA выступает здесь в субботу Декстер М. Кизер, заместитель администратора. Управление ценового управления будет основным докладчиком на заседании Ассоциации домоводства Восточного Массачусетса в субботу в аудитории Бостонской газовой компании. 100 Arlington st. Его тема будет «Актуальность OPA». Пятнадцать миллионов шкур крупного рогатого скота, из которых будет получено более 315 миллионов пар обуви, будут выделены для гражданских нужд США в 1943 году.РАЗВЛЕЧЕНИЯ 7lx Хромой Картина Режиссер МЕРВИН Л.ЭРО Y Продюсер СИДНИ ФРАНКЛИН совместно с ФИЛИПОМ ДОРНОМ СЬЮЗЕН ПИТЕРС ГЕНРИ ТРЕВЕРС РЕДЖИНАЛЬД ОУЭН — БРЭМВЕЛЛ ФЛЕТЧЕР: Игрушка Клодин для экранной пьесы. wVrsf, Джордж TVocschct ti4 Artlmr. Wimpem BacJ по роману Джеймса Хилтона. Mervyn LcRoy Prodnction Сенсационный датский КОМЕДИАН-ПИАНИСТ! 7 WHDH 7-7: 05 с. м. DAILY JiJ UTtO-HH.PWTW.wmt 30c по ​​1 p. м. ДВЕРИ Орфей 9:15 а. м. ОТКРЫТО: Состояние 11:15 а. м. ГОСУДАРСТВО & amp; Mass. Ave. на Норвегии St. ORPHEUM 413 Washington St.Мистер и миссис ПУБЛИК! Чтобы добраться до штата Лоу, не нужна тяжелая машина, и вы всегда уверены, что сядете. До самого загара в Бостоне по трассе «EL» примерно несколько минут. Сойдите на станции Hast или Symphony EXTRA! ТОЛЬКО ГОСУДАРСТВО ЛОУС1 ЛУИ УЭЙР НА MIGHTY WURLITZER flPl? 7 GOlti FAST, V0C 1 1 -i.raO I rVithrh. САМЫЕ БОЛЬШИЕ ЖЕНЩИНЫ В МИРЕ 1 я заболел 1 мА я прошел 3 года 3Т. ft I’i? a I V -‘- X — «1 ЭТО НЕОБРЕЗАННАЯ ВЕРСИЯ В GLORIOUS TECHNICOLOR i mrrmm:, — mwsmd MADAME K il KAI SHEK I f ft! 1 JV-? id iff II TMS kATTLa 0r Если, iiiu 4 willHM E2m l’mcinnci itii bat mmmm CRXETER Ken.7067 Эксетер и Ньюбери-стрит КОРЗИНА ГРАНТ СИНДЖЕР РОДЖЕРС «Однажды в медовый месяц» Программа короткометражного фильма NOEL COWARD’S Sun. — В КОТОРОЙ МЫ СЛУЖИМ! ЭТАП В ГОРОДЕ — ПИКТУБИТОН AMCniCANSTOVIIW AMD FONMR. r tuxB J 515 ДНЕЙ БЕССМЕРТНОГО ГЕРИИЗМА ntt riui aruncu. Wiluiii MtoweMT обод. mm MAJESTIC SUNDAY Испытания 2 апреля для программы подготовки военно-морского колледжа V-12 В пятницу Северо-Восточный университет проведет квалификационные испытания для программы подготовки военно-морского колледжа V-12. 2 апреля в Ричардс Холле университета.Pres. Карл С. Эли объявил сегодня утром. Как сообщили в офисе регионального директора программы Военно-морского училища, его цель — подготовка морских офицеров. Старшеклассники, выпускники и студенты колледжей, у которых есть потенциал для окончательного выбора в качестве офицеров, будут выбраны для обучения в колледже. План предполагает, что это обучение в колледже будет продолжаться, пока мужчины будут находиться в активном режиме. в погонах, получающих жалованье и по общей воинской дисциплине. Любой выпускник средней школы в Большом Бостоне имеет право на прохождение Северо-Восточного экзамена со следующими необходимыми квалификациями: Выпускники средней и подготовительной школы, которым исполнилось 17, но не исполнилось 20 лет к 1 июля 1943 года.независимо от того, учатся ли они сейчас в колледже. Старшеклассники и выпускники подготовительной школы, которые закончат обучение к 1 июля 1943 г., при условии, что к этому времени им исполнится 17 лет, но не исполнится 20 лет. Учащиеся, которым к 1 июля 1943 года исполнилось 17, но не исполнилось 20 лет, которые не имеют свидетельства об окончании средней школы, но которые сейчас продолжают свое образование в аккредитованном колледже или университете. Кандидаты должны быть гражданами, не состоящими в браке и предъявить доказательства потенциальной квалификации офицера.Golden Juhilpp nf w VTA W ‘a a Uivision 14, A. 0. H. 50 лет со дня образования Division 14, A. O. h! Я бы стал поводом для знаменательной недели, которая начинается в воскресенье с мессы на св. Колумбии. Церковь, Брайтон, и собрание в воскресенье, 21 марта, с песнями, рассказами и речами, в Брайтонском католическом дворе. Празднование состоится в мемориале таулу Дивизии .14. и Hiffi как организация. Пол Э. Тирни, президент th. Дивизия, и совершенный Eha J e золотой KSar? во главе с графством Pres.Пфт Кин разослал приглашения различным подразделениям младшего по всему Массачусетсу. ThK Vision был организован службой поддержки. Католики видные в Lton районе полсентурва, DftBngh «J, of er at ma s.rZ l» c, rei The r., 7l al a. м Бостонский р-н 17 «-ДжВл». c; .- одна проповедь. О а. п. будет rt n Комитет; . . Фрэнк Кин, председатель графства X dent a; Майкл Касфкт С. Вифториан из орденского сектора, вл.ст. Хаверти, дивизия. С Мелия, окружной организатор; j0SePM ?. Манус, историк отдела, и Джон Хоунхан, вице-президент отдела.15-летняя Хильда Бэнкс дает первый концерт в воскресенье Хильда Бэнкс, 15-летняя и ученица Артура Шнабеля, дает свой первый публичный концерт в Jor. Дэн Холл, в воскресенье днем. Полный сольный концерт может показаться довольно сложным делом для подростка; но мисс Бэнт. за ее плечами уже значительный послужной список. В возрасте 6 лет, когда она должна была прочитать свой первый букварь. I -1 ДЖУДИ ГАРЛАНД ДЖОРДЖ МЕРФИ «ДЛЯ МЕНЯ И МОЕЙ ГАЛЫ» Пригласите военнослужащих на военный бал. Более 200 военнослужащих будут присутствовать на ежегодном военном бале ветеранов иностранных войн и их вспомогательных средств, которая состоится в субботу вечером в Parker House.Среди гостей будет губернатор Солтонстолл, лейтенант. Губернатор Гораций Т. Кэхилл и другие официальные лица. Также будут присутствовать Adj. Генерал Джон Х. Шерберн и полковник Портер Б. Чейз. Приглашены командиры и руководители всех ветеранских и патриотических организаций. Ожидается, что бывший командир V. F. W, Юджин Ф. Карвер-младший и бывший командир Макс Сингер. Национальный адъютант Джеймс А. Райли и младший вице-президент. Эстер Коллум из Линн — сопредседатели комитета. Помогают квартирмейстер отдела Джон Б.Пауэрс, адъюнкт Уильям Реснок. Инспектор Уильям Х. Данн. Патриотический наставник Эмилио Мерино, Томас Дж. Рейнольдс, Департамент прошлых лет, президент. Гертруда Л. Макдональд. Sec.-Treas. Тереза ​​М. Стейси, старший вице-президент отдела Энн Гормли и прошлый департамент Pres. Инес Госс. Командующий отделом Джон Э. Ли и вспомогательный отдел. Pres. Кэтрин М. Келли будет выступать в качестве сопредседателей приемной комиссии, чтобы поприветствовать вас. HILDA BANKS в школе, она рисовала посохи и делала заметки в своих тетрадях — первые попытки сочинения.Год спустя она начала формальное обучение игре на фортепиано у Леонарда Шура и оставалась с ним в течение пяти лет. Она также бросила дневную школу, чтобы заниматься дома частным обучением, чтобы больше времени уделять музыке. Она также занялась изучением композиции с доктором Хансом Натаном и в 11 лет исполнила некоторые из своих произведений в сольном исполнении. В следующем году она поехала в Нью-Йорк и была принята в ученики Артуром Шнабелем, самым молодым из тех, кого он когда-либо преподавал. Г-н Шнабеу, выступавший в Симфоническом зале в прошлое воскресенье, всего за неделю до предстоящего концерта своей ученицы в Джордан-Холле, порекомендовал ее Полю Дессау для дальнейшего изучения композиции.Среди ее композиций: «Зверская сюита». «Современная сюита» набор вариаций на «Фрю Жак»; многочисленные вальсы; рапсодия в четыре руки на одном фортепиано и несколько прелюдий, три из которых она сыграет на своем концерте. Мисс Бэнкс сейчас работает над Концертом для фортепиано и Оркестр. Мисс Бэнкс недавно заинтересовалась скрипкой и учится играть на этом инструменте для собственного развлечения. Прошлым летом она была самой молодой студенткой Музыкального центра Беркшира, получив стипендию от миссис Бэнкс.Карл Дрейфус. РАЗВЛЕЧЕНИЯ 17? B i WEE f CO-I HIT us ft. Unnnrrn LHLHDUUjl JIMMY I0GEIIS MARY IRIAN NOAH IRIY. п. tJSl L 200 ‘ДО ШЕСТИ LADT ПЛАНИРУЕТ ЛЕТАТЬ ТИГРЫ WILBUR Последние 4 раза — Мат. Сидел. 2:30 «КАВИКАО СМЕХА.. САМАЯ ВЕСЕЛЫЕ ИГРЫ В СЕЗОНЕ». НОРТОН, Пост КОМЕДИЯ ДЖОРДЖА ЭББОТА ХИТ НОВЫЙ C0MEOT BT f. HUGH MERBIRT Hh JESSIE ROYCE IANPIS ROBERT KEITH WILBUR 1 неделя Только прошу. Вторник, МАР, 16 МЕСТ СЕГОДНЯ ЕВРЕЙСКИЙ ТЕАТР 010 ЮЖНАЯ WASH Si. I OSCAR Sf PUN prwnts До Бродвея B ВИКТОР ВОЙФСОН oaMxj в новелле Нины Федоровой Wi lucit.WATSON Corol GOOONER EvatvnVARDCN Нхола. CON1E Elisobatti ERASER Arnold KORFF EVES: от 55 до 2,75 доллара: ЧЕТВЕРГ. Я СИДЕЛА. Коврики: от 55 т до S2.20. НЕТ СР. МАТ. (Налоговая Инел.) I Аарон Ричмонд представляет сегодня вечером, 8:15, Джордан Холл «jsVnti10 СКРИПКА ВЛАДИМИРА ПАДВА в семье Piano Louis KAMA TRAPP ВС. Сзади, 21 марта, Copley Plaza f-1.65 S220. Продается по адресу ( 11, 2-й зал Filpnc. (3) Новости Копли Плаза — Пирс делает ставку на других UPTOWN HUNT, t MASS. AVES. НА SYMPHONY STA. GINGER ROGERS CARY GRANT «Однажды в медовом месяце», ПОЖАЛУЙСТА.МУХДЕР «ПЯТНИЦА» LUCKY JORDAN ‘BURLESQUE Continuoas 9 A.M. t 11 вечера. ДЖИН КЕРРОЛЛ ДЖО ФРИД Алин Пэйнт. Китти Лапа. Бок Хиуорд. Ntlson 4 Walker Brwn Lt-H. Usm r.60 P (opl-30 GloriMi Girls НА СЛЕДУЮЩЕЙ НЕДЕЛЕ Lucille Rand-Harry Conley-Bllly foster mj Midmfe Show Friday ПАТРИСИЯ ДЖОЙС I ИРВИНГ БЕНСОН ДЖОЙС НАЙЛС и ГАРРИ РАЙАН ЭЛЭЙН БАРРЕТ I 30 Beaut ei-Cast ol 65 В воскресенье, в середине следующего дня StlnkieFields-Sh’rtyMeAllister-MarleCord-BobbyFayi mm r TI l JI ftiMV I mm, iwuw 4 as I ii a. Rmwa (ami -1! — СЕЙЧАС — МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМЕДИЯ ТЕАТРАЛЬНОЙ ГИЛЬДИИ «ПРОЙДЕМ, МЫ Уходим! и слова ОСКАРА ХАММЕРШТЕЙНА uireciei oy КУУДТН МАМУЛ ИАН ИЛАЦ УУРС САТ.КОЛОНИАЛЬНЫЙ НАЧАЛО. МАР. 15 ГЛОБУСНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ. ОПЛАТИТЕ ЛУЧШЕЕ, ПОПРОБУЙТЕ И ПОСМОТРИТЕ 1 ПРЕДЛОЖЕНИЕ GLOBE. PAY BEST ‘aiiatRaa-ttMTtiawwr-iiai fn hiiiuolihuiij «1’ 1 rj sensation iK: rinm I ‘H.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *