Диана история ее – История ее словами документальный фильм смотреть онлайн в хорошем качестве HD

Документальный фильм-биография "Диана: История ее словами"

Диана Спенсер, принцесса Уэльская, погибла 31 августа 1997 года в автокатастрофе. Ей только исполнилось 36 лет. Новость облетела весь мир и поразила сердца не только подданных Великобритании, но и далеких от этой страны людей. Леди Ди не принадлежала одним лишь англичанам и была не просто народной принцессой, а принцессой всех народов.

Лучшие сериалы про любовь: турецкие, индийские, зарубежные

Леди Диану и ее брак с принцем Чарльзом Уэльским многие называют запланированным проектом, продуманным маркетинговым ходом. Великобритания в тот период переживала свои худшие за новейшую историю времена: 32% населения Англии жили на пособие, страна увязла в кредитах МВФ, депрессия проявлялась, как в экономике, так и в настроениях жителей. Переключить внимание, подарить сказку о Золушке — вот что было необходимо. Выбор пал на красивую, хрупкую Диану Френсис Спенсер — фатальный выбор. И для самой девушки, и для королевской семьи.


В чем фатальность? В полной инфантильности Дианы. Эмоциональное развитие Леди Ди, как бы мы ее не любили, остановилось на уровне подростка 13−15 лет. Да, это так, и спорить с этим может только тот, кто предпочитает закрывать глаза шорами. Принцесса Уэльская оказалась слишком слаба для предназначенной ей роли. Понимала ли она, на что шла? Да, тем более, что о связи будущего мужа с Камиллой Паркер-Боулз она была в курсе еще до замужества. Переоценила ли она свои силы? Тоже да. И это легко можно понять — мы всегда надеемся на лучшее.

Во время медового месяца в Шотландии

Что же в итоге? Любящий другую женщину совершенно невнимательный муж, к тому же на отлично выдрессированный монаршим этикетом, где долг зачастую превыше чувств. Для болезненно эмоциональной и ранимой девушки это настоящий удар, выбивающий почву из-под ног и, к сожалению, разума. Вместе с этим рождается, нарастает всенародная любовь и внимание, граничащие с помешательством, к самой принцессе Уэльской. Еще один непосильный груз. И участившиеся приступы булимии. Тут следует заметить, что заболевание преследовало Диану еще до свадьбы. В аудиозаписях для книги о ее жизни, написанной журналистом Эндрю Мортоном по инициативе самой Дианы (ее участие держалось в секрете некоторое время после выхода книги «Диана. Ее настоящая история»), о приступе булимии в ночь перед королевским венчанием говорилось, как о нечто само собой разумеющемся.


Леди Ди — образец того, как можно превозмочь себя, свою слабость и ведомость. Как найти в себе силы для того, чтобы вырваться из, казалось бы, замкнутого круга, старающегося тебя день за днем придушить все больше.

С детьми в парке аттракционов после официального развода с принцем Уэльским

Была ли гибель Дианы случайной или устроенной — остается только гадать. Конспирологических версий масса, вплоть до того, что убийство и последующее бальзамирование тела было произведено с целью скрыть беременность Дианы от Доди аль-Файеда: правящие круги Англии на тот момент не могли позволить родиться ребенку-мусульманину у Народной Принцессы. Звучит дико, но кому из нас ведомы чаяния сильных мира сего?..


А вот узнать о переживаниях, чувствах самой принцессы будет полезно каждой женщине. Послушать, вникнуть и проникнуться. Любовь, страх, боль и отчаяние не знают сословий, не признают рангов, заслуг, и произойти могут в жизни любой из нас. Взгляд со стороны важен.

1 Диана. История ее словами


2 Художественный фильм «Диана. История любви»


3 Леди Диана

glamusha.ru

Новый фильм "Диана: История ее словами": неизвестные факты о принцессе, отношения с Елизаветой II и любовники супруги принца Чарльза

Елизавета II, принцесса Диана и принц Чарльз

31 августа 1997 года принцесса Диана погибла в результате автокатастрофы, которая случилась в туннеле на набережной реки Сены в Париже. Спустя 20 лет канал HBO представил документальный фильм "Диана, наша мама: ее жизнь и наследие" (Diana, Our Mother: Her Life and Legacy), в котором близкие леди Ди, ее сыновья Уильям и Гарри, братья и сестры, рассказали все, что знали о Диане. Теперь же стало известно, что телеканал Channel 4 выпустит документальную картину "Диана: История ее словами" (Diana: In Her Own Words), в которой принцесса рассуждает о личной жизни и рассказывает о себе неизвестные ранее факты.

Многие архивные кадры, собранные в фильме, долгое время не могли быть показаны на телевидении. Секретные файлы переходили из одних рук в другие, однако никак не доходили до общественности. Как передают британские СМИ, за четыре года до своей гибели Диана рассказала, что после пяти лет с момента официального заключения брака с принцем Чарльзом она поняла, что никакой любви в их отношениях нет. По словам принцессы, она обращалась за советом к королеве Елизавете II, уверяя, что не знает, как поступить. Но монаршей особе нечего было сказать супруге своего сына.

Я помню, как я пришла к королеве и сказала: "Я не знаю, как мне следует поступить". На это она ответила: "И я не знаю, что делать". Вот на этом разговор и закончился. В этом и заключалась ее помощь,

– поведала Диана.


Принцесса Диана и Елизавета II


Прнцесса рассказала и о своих бурных романах. Первые серьезные отношения у нее сложились с Барри Маннаки – сержантом полиции и личным телохранителем представительницы королевского семейства. Они стали любовниками в 1985-м. Тогда брак Дианы с Чарльзом уже трещал по швам, но никто не собирался разводиться.

Диана рассказывает в новом фильме, что гибель ее возлюбленного стала самым большим потрясением в жизни. Она настолько хорошо относилась к Барри, что не могла просто так смириться с тем, что произошло.

В 24 года я была влюблена в человека, который составлял целый мир для меня. А потом его убрали, поскольку появились подозрения, а затем и вовсе убили. Это стало самым большим потрясением в моей жизни. Я никогда не играла с огнем. Меня можно было подозревать, но ни у кого никогда не было явных доказательств измены. Всего три недели спустя, как его выгнали, он погиб... Он был самым большим увлечением в моей жизни...

– откровенно призналась принцесса.


В фильме также представлено интервью с самыми близкими друзьями Дианы, которые знали гораздо больше, чем кто-либо другой. Телезрители узнают, как проходила встреча принцессы со своей соперницей – Камиллой Паркер-Боулз, какое впечатление произвел на нее Чарльз во время первой встречи и что случилось в первые годы брака.

Я всегда хотела быть рядом с людьми, получать удовольствие от общения с ними, заботиться о них и просто быть самой собой... Во мне всегда кипел бунт. Это можно было увидеть, но он так и не вышел из меня, или его просто не увидели..
Принц Чарльз и принцесса Диана


www.spletnik.ru

биография. Принцесса Диана: история любви :: SYL.ru

Яркая, удивительная женщина, неординарная личность, одна из самых известных персон своего времени - именно такой была Диана, принцесса Уэльская. Жители Великобритании обожали её, называя Королевой Сердец, а симпатии всего мира проявились в коротком, но тёплом прозвище Леди Ди, также вошедшем в историю. О ней снят целый ряд фильмов, написано множество книг на всех языках. Но ответ на самый главный вопрос – о том, была ли Диана действительно счастлива хоть когда-нибудь в своей яркой, но весьма непростой и такой короткой жизни, – навсегда останется скрытым завесой тайны…

Принцесса Диана: биография ранних лет

Первого июля 1963 года в доме виконта и виконтессы Олторп, арендованном ими в королевском владении Сэндригем (графство Норфолк), появилась на свет их третья дочь.

Рождение девочки несколько разочаровало отца, Эдварда Джона Спенсера – наследника древнего графского рода. В семье уже подрастали две дочери, Сара и Джейн, а дворянский титул мог быть передан только сыну. Малышку назвали Дианой Френсис – и именно ей суждено было впоследствии стать любимицей отца. А вскоре после рождения Дианы семья пополнилась и долгожданным мальчиком – Чарльзом.

Супруга графа Спенсера, Френсис Рут (Рош), также происходила из знатного рода Фермой; её мать была фрейлиной при дворе королевы. Детство будущая английская принцесса Диана провела в Сэндригеме. Дети аристократической четы воспитывались в строгих правилах, характерных больше для старой Англии, чем для страны середины двадцатого века: гувернантки и няни, суровое расписание, прогулки по парку, уроки верховой езды…

Диана росла добрым и открытым ребёнком. Однако когда ей было всего шесть лет, жизнь нанесла девочке серьёзную душевную травму: отец с матерью подали на развод. Графиня Спенсер переехала в Лондон к бизнесмену Питеру Шанд-Киду, оставившему ради неё жену и троих детей. Примерно через год они поженились.

После длительной судебной тяжбы дети Спенсеров остались на попечении отца. Он также очень тяжело переживал происшедшее, однако старался всячески поддержать детей – занимал пением и танцами, устраивал праздники, лично нанимал гувернёров и слуг. Он придирчиво подбирал учебное заведение для старших дочерей и, когда пришло время, отдал их в начальную школу Силфилд в Кинг-Лизе.

В школе Диану любили за отзывчивость и добрый характер. В учёбе она не была лучшей, однако делала большие успехи в истории и литературе, увлекалась рисованием, танцами, пением, плаванием и всегда готова была помочь соученикам. Близкие люди отмечали её склонность фантазировать – очевидно, так девочке было легче бороться со своими переживаниями. "Я обязательно стану кем-нибудь выдающимся!" – любила повторять она.

Знакомство с принцем Чарльзом

В 1975 году история принцессы Дианы переходит на новый этап. Её отец принимает наследный титул графа и перевозит семью в Нортгемптоншир, где находится родовое имение Спенсеров – Олторп-Хаус. Именно здесь впервые произошло знакомство Дианы с принцем Чарльзом, когда он приехал в эти места на охоту. Однако впечатления друг на друга тогда они не произвели. Интеллигентного Чарльза с безукоризненными манерами шестнадцатилетняя Диана сочла "милым и забавным". Принц Уэльский же и вовсе казался увлечённым Сарой – её старшей сестрой. А в скором времени Диана отправилась продолжать учёбу в Швейцарию.

Впрочем, пансион быстро ей надоел. Умолив родителей забрать её оттуда, в восемнадцать лет она возвращается домой. Отец подарил Диане квартиру в столице, и будущая принцесса окунулась в самостоятельную жизнь. Зарабатывая деньги на то, чтобы содержать себя, она работала у богатых знакомых, убирая их квартиры и нянча малышей, а затем получила место воспитателя в детском саду "Молодая Англия".

В 1980 году на пикнике в Олторп-Хаусе судьба вновь столкнула её с принцем Уэльским, и эта встреча стала судьбоносной. Диана выразила Чарльзу искреннее сочувствие в связи с недавней гибелью его деда, графа Маунтбадена. Принц Уэльский был тронут; завязалась беседа. Весь вечер после этого Чарльз не отходил от Дианы ни на шаг…

Они продолжили встречаться, и в скором времени Чарльз по секрету поведал одному из своих друзей, что, похоже, встретил ту девушку, на которой хотел бы жениться. С этого времени на Диану обратила внимание пресса. Фотожурналисты начали на неё настоящую охоту.

Свадьба

В феврале 1981 года принц Чарльз сделал леди Диане официальное предолжение, на которое она ответила согласием. А почти через полгода, в июле, юная графиня Диана Спенсер уже шла под венец с наследником британского престола в соборе Святого Павла.

Супружеская пара дизайнеров – Дэвид и Элизабет Эммануэль – создали шедевральный наряд, в котором шла к алтарю Диана. Принцесса была одета в белоснежное платье, сшитое из трёхсот пятидесяти метров шёлка. Для его украшения использовали около десяти тысяч жемчужин, тысячи стразов, десятки метров золотых нитей. Во избежание недоразумений было сшито сразу три копии подвенечного наряда, одна из которых сегодня хранится в музее мадам Тюссо.

Для праздничного банкета были приготовлены двадцать восемь тортов, которые пекли на протяжении четырнадцати недель.

Молодожёны получили множество ценных и памятных подарков. Среди них были двадцать серебряных блюд, преподнесённые правительством Австралии, серебряные украшения от наследника престола Саудовской Аравии. Представитель Новой Зеландии преподнёс паре роскошный ковёр.

Журналисты окрестили свадьбу Дианы и Чарльза "самой великой и громкой в истории двадцатого столетия". Семьсот пятьдесят миллионов человек во всём мире имели возможность наблюдать с телеэкранов за ходом великолепной церемонии. Это было одно из самых масштабно транслируемых событий в истории телевидения.

Принцесса Уэльская: первые шаги

Практически с самого начала жизнь в браке оказалась вовсе не такой, о какой мечтала Диана. Принцесса Уэльская – громкий титул, обретённый ею после замужества, был холодным и чопорным, как и вся атмосфера в доме королевской семьи. Венценосная свекровь, Елизавета Вторая, не предпринимала никаких шагов к тому, чтобы молодая невестка легче вписалась в семью.

Открытой, эмоциональной и искренней Диане очень нелегко было принять внешнюю замкнутость, лицемерие, лесть и непроницаемость эмоций, управляющие жизнью в Кенсингтонском дворце.

Любовь принцессы Дианы к музыке, танцам и моде шла вразрез с тем, как во дворце привыкли проводить досуг. А вот охота, верховая езда, рыбалка и стрельба – признанные развлечения венценосных особ – её интересовали мало. В своём стремлении быть ближе к простым британцам она зачастую нарушала негласные правила, предписывающие, как следует себя вести члену королевской семьи.

Она была другой – люди видели это и принимали её с восхищением и радостью. Популярность Дианы среди населения страны неуклонно росла. А вот в монаршей семье её часто не понимали – да и, скорее всего, не очень-то и стремились понять.

Рождение сыновей

Главной страстью Дианы стали её сыновья. Уильям, будущий наследник Британского престола, родился 21 июня 1982 года. Спустя два года, 15 сентября 1984 года, на свет появился его младший брат Гарри.

С самого начала принцесса Диана старалась делать всё, чтобы её сыновья не превратились в несчастных заложников собственного происхождения. Она всячески старалась, чтобы маленькие принцы как можно больше соприкасались с простой, обыкновенной жизнью, наполненной привычными всем детям впечатлениями и радостями.

Она проводила с сыновьями намного больше времени, чем предписывал этикет королевского дома. На отдыхе она позволяла им надевать джинсы, спортивные брюки и тенниски. Она водила их в кинотеатры и в парк, где принцы веселились и бегали, ели гамбургеры и попкорн, стояли в очереди к любимым аттракционам точно так же, как и другие маленькие британцы.

Когда Уильяму и Гарри пришло время получать начальное образование, именно Диана резко воспротивилась тому, чтобы они воспитывались в замкнутом мире королевского дома. Принцы начали посещать дошкольные классы, а затем пошли в обычную британскую школу.

Развод

Несхожесть характеров принца Чарльза и принцессы Дианы проявляла себя с самого начала их совместной жизни. К началу 1990-х годов между супругами произошёл окончательный разлад. Существенную роль в этом сыграли отношения принца с Камиллой Паркер-Боулз, которые начались ещё до его брака с Дианой.

В конце 1992 года премьер-министром Джоном Мэйджором было сделано официальное заявление в британском парламенте, что Диана и Чарльз живут отдельно, однако разводиться не собираются. Однако спустя три с половиной года их брак всё же был официально расторгнут постановлением суда.

Диана, принцесса Уэльская, официально сохранила пожизненное право на этот титул, хотя Её высочеством быть перестала. Она продолжала жить и работать в Кенсингтонском дворце, оставаясь матерью наследников престола, а её деловое расписание было официально включено в официальный распорядок королевской семьи.

Общественная деятельность

После развода принцесса Диана почти целиком посвятила своё время благотворительности и общественной деятельности. Её идеалом стала мать Тереза, которую принцесса считала своей духовной наставницей.

Пользуясь своей огромной популярностью, она акцентировала внимание людей на действительно важных проблемах современного общества: заболеваниях СПИДом, лейкемией, жизни людей с неизлечимыми травмами позвоночника, детей с пороками сердца. В своих благотворительных поездках она посетила почти весь мир.

Её всюду узнавали, тепло встречали, писали ей тысячи писем, отвечая на которые, принцесса порой ложилась спать далеко за полночь. Фильм, снятый Дианой о противопехотных минах на полях Анголы, подтолкнул дипломатов многих государств подготовить доклады для своих правительств о запрещении покупки использования этого оружия. По приглашению Кофи Аннана, Генерального секретаря ООН, Диана выступила с докладом об Анголе на ассамблее этой организации. А в родной стране многие предлагали ей стать Послом доброй воли в ЮНИСЕФ.

Законодательница мод

Многие годы Диана, принцесса Уэльская, считалась в Великобритании также иконой стиля. Будучи венценосной особой, она по традиции носила наряды исключительно британских дизайнеров, но позже значительно расширила географию собственного гардероба.

Её стиль, макияж и причёска мгновенно становились популярными не только у простых британок, но и среди дизайнеров, а также звёзд кино и эстрады. В прессе до сих пор появляются истории о нарядах принцессы Дианы и интересных случаях, связанных с ними.

Так, ещё в 1985 году Диана появилась в Белом доме на приёме у президентской четы Рейган в роскошном тёмно-синем платье из шёлкового бархата. Именно в нём она танцевала в паре с Джоном Траволтой.

А великолепный чёрный вечерний наряд, в котором Диана в 1994 году посетила Версальский дворец, удостоил её титула "принцесса-солнце", прозвучавшего из уст знаменитого дизайнера Пьера Кардена.

Шляпки, сумочки, перчатки, аксессуары Дианы всегда были свидетельством её безупречного вкуса. Значительную часть своей одежды принцесса продавала на аукционах, передавая деньги на благотворительность.

Доди Аль-Файед и принцесса Диана: история любви с трагическим концом

Личная жизнь леди Ди также постоянно находилась под прицелом камер репортёров. Их назойливое внимание ни на миг не оставляло в покое столь неординарную личность, какой являлась принцесса Диана. История любви её и Доди Аль-Файеда, сына арабского миллионера, мгновенно стала темой многочисленных газетных статей.

К тому времени, как они сблизились в 1997 году, Диана и Доди уже несколько лет были знакомы. Именно Доди стал первым мужчиной, с которым английская принцесса после своего развода открыто вышла в свет. Она была у него в гостях на вилле в Сент-Тропезе вместе с сыновьями, позже встречалась с ним в Лондоне. Спустя некоторое время роскошная яхта Аль-Файедов "Джоникап" отправилась в круиз по средиземному морю. На её борту были Доди и Диана.

Последние дни принцессы совпали с уикэндом, завершающим их романтическую поездку. 30 августа 1997 года пара отправилась в Париж. Поужинав в ресторане отеля "Ритц", принадлежащего Доди, в первом часу ночи они собрались отправиться домой. Не желая оказаться в центре внимания папарацци, толпившихся у дверей заведения, Диана и Доди покинули отель через служебный вход и в сопровождении телохранителя и водителя поспешили отъехать от гостиницы…

Подробности случившегося через несколько минут всё ещё недостаточно ясны. Однако в подземном тоннеле под площадью Дельальма автомобиль попал в страшную аварию, врезавшись в одну из опорных колонн. Водитель и Доди аль-Файед скончались на месте. Диана в бессознательном состоянии была доставлена в госпиталь "Сальпетриер". Медики несколько часов боролись за её жизнь, однако спасти принцессу не смогли.

Похороны

Гибель принцессы Дианы всколыхнула весь мир. В день её похорон был объявлен национальный траур и по всей Великобритании были приспущены государственные флаги. В Гайд-парке были поставлены два огромных экрана – для тех, кто не смог находиться на траурной церемонии и поминальной службе. Молодым парам, у которых на эту дату было назначено венчание, английские страховые компании выплатили значительные суммы компенсации за его отмену. Площадь перед Букингемским дворцом была завалена цветами, а на асфальте горели тысячи поминальных свечей.

Похороны принцессы Дианы состоялись в Олторп-Хаусе, фамильном имении рода Спенсеров. Леди Ди нашла последний приют посреди небольшого уединённого острова на озере, бывать на котором она очень любила при жизни. По личному распоряжению принца Чарльза гроб принцессы Дианы был накрыт королевским штандартом – почесть, которой удостаиваются исключительно члены королевской фамилии…

Расследование и причины гибели

Судебные слушания по установлению обстоятельств гибели принцессы Дианы проходили в 2004 году. Затем их временно отложили на время расследования обстоятельств автокатастрофы в Париже и возобновили три года спустя в лондонском Королевском суде. Присяжные выслушали показания более двухсот пятидесяти свидетелей из восьми стран мира.

По итогам слушаний суд пришёл к выводу, что причиной смерти Дианы, её спутника Доди Аль-Файеда и водителя Анри Поля стали противозаконные действия папарацци, преследовавших их автомобиль, и вождение транспортного средства Полем в нетрезвом виде.

В наши дни существует несколько версий того, почему на самом деле погибла принцесса Диана. Однако ни одна из них не доказана.

Настоящей, доброй, живой, щедро дарящей людям тепло своей души – такой была она, принцесса Диана. Биография и жизненный путь этой необыкновенной женщины до сих пор остаётся предметом неугасающего интереса миллионов людей. В памяти потомков ей суждено навеки остаться Королевой сердец, притом не только в родной стране, но и во всём мире…

www.syl.ru

Принцесса Диана: история в фотографиях

Традиционно принято считать, что Диана Спенсер попала в британскую королевскую семью практически с улицы, иными словами была едва ли не простолюдинкой, без роду и племени, и именно поэтому с ней так часто сравнивают Кейт Миддлтон, жену принца Уильяма, которую с аристократией связывает только «штамп в паспорте». На самом деле это не так, в отличие от своей невестки, Диана принадлежала к знатному роду. Более того, оба её родителя являлись представителями старинных британских родов. Отец принцессы — Джон Спенсер, виконт Элторп, происходил из семейства Спенсер-Черчилль. Графский титул предки Спенсера получили еще в XVII веке, в годы правления Карла I. Отличалась древним и знатным происхождением и Фрэнсис Рут Рош — мать Дианы. Леди Фермой, бабушка Дианы, была фрейлиной и близкой подругой королевы-матери. Чего стоит тот факт, что на свадьбе будущих родителей Дианы в Весминстерском аббатстве присутствовала вся королевская семья, включая Елизавету II. Королева позже даже стала крестной матерью для младшего брата Дианы, Чарльза Спенсера.

1963 год 1963 год 1964 год

Будущая принцесса Уэльская родилась 1 июля 1961-го года в родовом поместье отца, замке Сандригем и детства ни в чём не знала нужды: её окружали многочисленные гувернантки, горничные и другая прислуга. Которой подобает быть в любом богатом доме. Да, у Дианы и правда было всё, в чём нуждается любая маленькая девочка, кроме, пожалуй, самой малости – ей не хватало любви. Этот дефицит нежности и нужности будет преследовать Королеву сердец на протяжении всей жизни. Родители Ди развелись, когда девочке было всего восемь лет. Будущая супруга принца Чарльза, а так же две её сестры и брат остались жить с отцом. Мать Дианы, Фрэнсис переехала в Лондон, повторно вышла замуж и судьбой детей интересовалась мало. 

1965 год 1970 год 1970 год

Несмотря на отсутствие матери, Диана получила блестящее образование. До поступления в колледж мисс Спенсер находилась под беспрестанным присмотром гувернантки и по совместительству преподавательницы Гертруды Аллен, она же когда-то занималась и воспитанием Фрэнсис Рут.  В 1975 году, после смерти деда, отец Дианы стал 8-м графом Спенсером, и она получила титул учтивости «леди», предназначенный для дочерей высших пэров. В этот период семья перебирается в древний родовой замок Олторп-Хаус в Нортгемптоншире.

1974 год 1974 год

Позже Диана продолжила обучение в частной школе Силфилда, затем в Ридлсуорт-Холл. Следующим этапом стала элитная школа для девочек в Уэст-Хилл, в графстве Кент. К образованию Диана была равнодушна, впрочем, училась старательно, и к тому же без труда завоёвывала расположение учителей и сверстников благодаря обаянию и крайне миролюбивому характеру. Кстати, в закрытом пансионе, где получают образование будущие леди, в расписании значились не только базовые предметы. Диана в совершенстве постигла кулинарное искусство и все необходимые тонкости ведения домашнего хозяйства. Ей прочили успешный брак и счастливую жизнь. Кстати, эту школу она так и не закончила, как, впрочем, и следующую, в Швейцарии, куда её отправил отец.

1975 год 1975 год

Начало истории Дианы и Чарльза было положено ещё в 1977-м году, тогда старший сын королевы приехал во владения графа Спенсера, чтобы поохотиться. Там же он был представлен 16-летней Диане, но внимания не обратил на девушку ровным счётом никакого. В следующий раз они встретятся только в 1980-м.

После окончания обучения Диана перебралась в Лондон, в квартиру, которую ей подарил отец на совершеннолетие.  Тогда же девушка устроилась на работу в детский сад. Несмотря на благородное происхождение и более чем состоятельную семью, Диана никогда не гнушалась тяжёлого труда и быта. Обладательница безукоризненной репутации, красавица, потомственная аристократка – именно такая жена и нужна была принцу Чарльзу, а вернее – его матери.

1980 год 1980 год 1980 год 1980 год

К моменту повторной и судьбоносной встречи Чарльзу исполнилось 32 года, у него в арсенале числилось внушительное количество романов, а самое главное и самое неприятное для монаршего семейства – у королевского отпрыска имелась любовница, Камилла. Жениться на ней было решительно нельзя, в отличие от Дианы, Камилла пуританскими нравами не отличалась, путешествовала от одного мужчины к другому, да ещё и не постеснялась выйти замуж, получив отказ в королевском дворце. Короче говоря, чтобы задушить в зародыше назревающий скандал, наследного принца Чарльза решено было женить. На Диане.

Как всякий уважающий себя джентльмен, да к тому же на тот момент совершенно бесхребетный и подневольный Чарльз, угождая матери, был с будущей женой обходителен, учтив и даже ласков, так что наивная девушка вполне могла принять проявления вежливости за любовь. В 1981-м году состоялась грандиозная Свадьба Века, за которой, затаив дыхание, следил, кажется, весь мир.

1981 год 1981 год 1981 год 1981 год 1981 год

К слову, «принцесса Диана» - титул неофициальный. Так жену принца Чарльза окрестили журналисты, а вслед за ними - и весь народ. Если следовать точной формулировке, то следовало бы говорить «Диана, принцесса Уэльская», а еще точнее – «Диана, принцесса Чарльз Уэльская». Но, согласимся, просто «принцесса Диана» и «леди Ди» - куда благозвучнее.

Диана перебралась в королевскую резиденцию. Сначала всё шло будто бы гладко, уже через год у пары родился первенец, Уильям, а ещё через два, в 1984-м, младший сын – Гарри. Тогда-то и поползли первые слухи о проблемах в королевской семье. Во-первых, довольно быстро выяснилось, что Чарльз и не думал прерывать отношения с Камиллой, во-вторых, саму Диану обвинили в супружеской неверности, якобы второго ребёнка она родила не от мужа, а от собственного секьюрити. Слухи никто не подтверждал, но и не опровергал.

1983 год 1985 год 1985 год 1986 год 1990 год

К концу 80-х жизнь принцессы окончательно превратилась в ад. Повсюду её окружали назойливые папарацци, которые пытались выведать – что же творится в душе не просто у брошенной женщины, а у брошенной принцессы. Брак оставался исключительно формальным. Диана спасалась работой. Она активно занялась благотворительностью. При жизни она была покровительницей более ста благотворительных организаций, помогала фондам по борьбе со СПИДом, принимала участие в кампании по запрету использования противопехотных мин, объездила всю Африку, старалась помочь каждому нуждающемуся лично.

1989 год 1991 год 1991 год

Возможно, мало кто сейчас помнит, но Диана успела побывать даже в Москве. Ее краткий визит в столицу свежеиспеченного россияйского государства состоялся в середине июня 1995 года. Принцесса Уэльская провела в Москве всего два дня, во время которых посетила с благотворительной миссией несколько больниц и начальную школу № 751, где торжественно открыла филиал английского фонда помощи детям-инвалидам. За два коротких дня Диана успела еще посмотреть Кремль и даже побывать в Большом театре.

Визит Дианы в Москву, 15 июня 1995 г Визит Дианы в Большой театр, Москва, 15 июня 1995 г Диана с балеринами Большого театра, Москва, 15 июня 1995 г Диана в Кремле, Москва, 16 июня 1995 г Визит Дианы в Москву, 16 июня 1995 г Визит Дианы в Москву, 16 июня 1995 г Визит Дианы в Москву, 16 июня 1995 г

Диана курировала несколько организаций, помогающих бездомным подросткам, покровительствовала детским больницам, общалась с тяжелобольными детьми. И это лишь малая часть добрых дел. Внутреннюю боль Диана заглушала попытками помочь другим. Сегодня она значится в списке ста величайших британцев в истории.

И всё-таки, чем ближе Диана сходилось с народом, тем сильнее отдалялась от королевского дома. В начале 90-х принцесса перестала скрывать отчуждение с мужем, благодаря чему обрела в лице королевы непримиримого врага. Та, хоть и не одобряла романа Чарльза с Камиллой, но и бракоразводного процесса с Дианой боялась, как огня. Только подумать: какая падет тень на репутацию королевского дома!

Официальный развод состоялся только в 1996-м году, до этого Диана и Чарльз продолжали жить бок о бок, но уже каждый своей жизнью. Диана в отместку мужу закрутила роман с инструктором по верховой езде. Королевская семья сдалась, Елизавета дала разрешение на развод.

После развода Диане позволено было остаться во дворце, заниматься воспитанием детей и даже сохранить титул. Иного решения британский народ просто не простил бы королеве. Но Диана, вырвавшись на свободу из королевской клетки, кажется, решила повторить судьбу своей матери: не знавшая любви, не раз обманутая, она с головой окунулась в личную жизнь - в поисках того, кто действительно будет ее любить. Дети отошли на второй план. Осторожность, ранее ей присущая, - тоже.

1996 год 1996 год 1996 год

После нескольких коротких романов, в июне 1997 года принцесса познакомилась с Доди аль-Файедом, сыном египетского миллиардера. В середине июля вездесущие папарацци сделали целую серию фотоснимков, на которых счастливая Диана отдыхает вместе с Доди в Сен-Тропе. А вскоре возникли слухи о помолвке принцессы с представителем могущественной в мусульманском мире семьи. Правда, эту информацию так никогда и не подтвердили родственники Дианы. В их воспоминаниях Доди значился только как близкий друг бывшей принцессы. Официальная версия - Доди пригласил леди Ди развеяться после тяжелого года, последовавшего за не менее тяжелым разводом с Чарльзом. Пикантности ситуации придало то, что вместе с Дианой на Лазурном берегу были и ее дети. Наследники Британской Короны - в компании с наследником египетского миллиардера-мусульманина. Елизавете II, да и спецслужбам, действительно, было, о чем волноваться...

Диана на яхте Доди аль-Файеда вместе с сыновьями, июль 1997 г Диана на яхте Доди аль-Файеда вместе с сыновьями, июль 1997 г Диана на яхте Доди аль-Файеда вместе с сыновьями, июль 1997 г

Возможно, это и впрямь пока была дружба... С другой стороны, эти двое были свободны и роман между ними вполне был возможен. Не прямо тогда, но чуть позже - скорее всего так бы и случилось. Однако 31 августа 1997 года жизнь Дианы трагически оборвалась в тоннеле под Парижем. По официальной версии, водитель автомобиля, в котором Диана находилась со своим женихом, пытался уйти от преследовавших Диану папарацци и на огромной скорости врезался в бетонное заграждение, по неофициальной – Диану устранили британские спецслужбы: якобы, королевская семья не хотела видеть мусульманина в качестве отчима будущего короля Великобритании. На этой версии настаивает и отец Доди. Расследование длится вот уже более двадцати лет. После столкновения Доди погиб на месте, Диана же прожила ещё несколько часов. Почти час она провела в искорёженной машине под вспышками фотоаппаратов. Никто не хотел помочь Королеве сердец, но каждый мечтал первым сообщить миру о трагическом финале. Из-под груды железа её извлекли французские медики,  ещё через два часа Диана умерла в одной и парижских клиник.

Один из первых снимков с места аварии. Фото было одним из улик в многотомном деле о гибели Принцессы Дианы.

Спустя буквально сутки после кончины Дианы, площадь перед Кенсингтонским дворцом превратилась в бескрайне море цветов - в память о любимой принцессе.

1997 год

Источник фото: Getty Images

www.marieclaire.ru

Диана. Ее истинная история читать онлайн, Мортон Эндрю

От автора

Когда берешься за жизнеописание члена королевского дома, всегда сталкиваешься с одной и той же проблемой: как убедить читателя в достоверности рассказа? В ряде случаев автор получает информацию от лиц, которые соглашаются дать интервью, но просят не упоминать их имени в печати. Поверит ли читатель анонимным цитатам? Другое дело, если книгу заказывает Букингемский дворец. В этом случае автор получает допуск к официальным архивам, берет интервью у высокопоставленных придворных и именитых друзей царствующей особы, но у читателя нет-нет да и шевельнется сомнение: пусть автор говорит правду, но до конца ли правдивы источники?

Книга о принцессе Уэльской, которую я предлагаю вниманию читателей, не является официальной биографией. Она написана без «благословения» Букингемского дворца на основании рассказов многочисленных друзей, сторонников и родственников принцессы. Некоторые факты звучали, как откровение. Люди, хорошо знающие принцессу, говорили о ее жизни абсолютно искренне, хотя обычно, когда речь заходит о королевском семействе, все невольно настраиваются на почтительный лад и предпочитают умалчивать о неприятных вещах. Я отдаю должное их мужеству и выражаю сердечную благодарность за содействие в создании этой книги.

Хотелось бы особо поблагодарить брата принцессы Уэльской, 9-го графа Спенсера, который поделился воспоминаниями о детстве сестры и тонкими наблюдениями за ее характером, внеся, таким образом, весомый вклад в этот труд.

Я выражаю искреннюю признательность также баронессе Фокендер, Кэролин Бартоломью, Сью Бичи, Джеймсу Колтэрсту, Джеймсу Джилби, Малколму Гроувзу, Люсинде Крейг-Харви, Питеру и Нейлу Хиклингам, Феликсу Лайлу, Майклу Нэшу, Делиссе Нидгэм, Адаму Расселу, Рори Скотту, Анджеле Серота, Мьюриел Стивенз, Уне Тофоло, Стивену Твиггу.

К сожалению, нельзя назвать всех имен: многие из тех, кто любезно согласился дать интервью, в силу занимаемого в обществе положения, не могут афишировать свое участие в работе над книгой. Тем не менее, я от души благодарю их за помощь.

Спасибо моему издателю Майклу О'Мара, чьи мудрые советы помогли преодолеть тернистый путь от идеи к ее воплощению. Благодарю также мою жену Линн за моральную поддержку и терпение.

Эндрю Мортон. Апрель 1992 года

1. «Это только начало…»

Голос на другом конце провода звучал резко и тревожно. «Идите к скремблеру», — коротко приказал голос. Только не подумайте, что это происходило в рубке военного корабля или в какой-нибудь засекреченной комнате Белого дома. Скремблер (кодирующее устройство против прослушивания) был предусмотрительно вмонтирован в обычный телефонный аппарат, стоявший в моем скромном офисе в северной части Лондона. Мне сообщили подробности о причинах отставки личного секретаря принца Чарльза сэра Кристофера Эри.

Мой осторожный собеседник воспользовался телефоном-автоматом на одном из шумных перекрестков столицы островного государства на северо-западе Европы, и этот звонок стал первым шагом по извилистой тропинке, которая вела к самому сердцу британской монархии. Этот разговор послужил толчком к началу расследования с целью установить истину о личности принцессы Уэльской, истории ее брака и жизни в королевском семействе. Мне не пришлось сожалеть о выборе предмета расследования: история жизни моей героини оказалась на редкость поучительной и полной драматических коллизий.

Лет десять я посвятил изучению современной монархии, написал немало книг, прослыл знатоком в этой области на радио и телевидении. Мне казалось, что я действительно досконально изучил этот предмет. Однако последнее исследование, на которое ушел год, показало, как мало я, в сущности, знаю о том, что происходит за чугунными воротами Букингемского дворца и какие тайны скрывает кирпичный фасад Кенсингтонской резиденции членов королевского семейства.

Материал об отставке секретаря появился на страницах «Санди-Таймс». Спустя неделю я опубликовал более подробную статью, посвященную проблеме соперничества между офисами принца Уэльского и его жены, принцессы Уэльской. Прошло еще несколько недель, и в прессе поднялся шум в связи с 30-летним юбилеем принцессы Дианы. Я откликнулся очередной статьей о закулисных маневрах, призванных примирить супругов после скандальной публикации об отказе Дианы отметить этот праздник вместе с мужем в Хайгроуве, их загородной резиденции.

Публикация статей в «Санди-Таймс» повлекла за собой целую цепочку событий. Прежде всего началась «охота на ведьм» в кулуарах Букингемского дворца: искали источник утечки информации. Впрочем, я не новичок в своем деле и был к этому готов. Ричард Эйлард, новый личный секретарь принца Чарльза, пристально изучал статьи, в надежде найти какую-нибудь зацепку, а личный секретарь королевы сэр Роберт Феллоуз утверждал, что предатель — из служащих Кенсингтонского дворца.

Предположения переросли в уверенность после краткого разговора по телефону с Артуром Эдвардзом, опытным фоторепортером из газеты «Сан». Артур — тертый калач, и своей удачливостью он во многом обязан отличным информаторам из придворной среды. «Я было решил, что твоя последняя статья — блеф, — сказал Артур, — но потом поговорил с одним хорошим знакомым, и он подтвердил, что за информацию хорошо заплатили. Я звоню, чтобы предупредить: будь осторожен, они ищут источник информации». Любопытно, что эта история повторилась спустя несколько месяцев, когда я обнародовал материал о том, что герцогиня Йоркская собирается покинуть своего супруга, младшего брата наследника престола. Тогда мне тоже позвонил надежный друг и сообщил, что в Букингемский дворец был вызван офицер службы безопасности королевского дома и дипломатического корпуса, который получил специальное задание разыскать источник утечки информации. «Телефонные разговоры прослушиваются», — утверждал мой хорошо информированный знакомый. Через несколько дней мой офис взломали и подвергли обыску.

Вместе с тем эти первые публикации привлекли внимание друзей принцессы Уэльской. У них появилась надежда, что теперь ее роль в семейной драме может быть освещена объективно и беспристрастно. Эти люди (многие из которых впоследствии окажут мне большую помощь в работе над книгой) были возмущены тенденциозностью многочисленных статей и книг, выпущенных к 10-летней годовщине свадьбы принца Уэльского и в связи с 30-летним юбилеем принцессы Дианы. В этих изданиях, как правило, рисовался портрет наивной и легкомысленной девушки, чьим эмоциональным и интеллектуальным развитием заботливо руководил мудрый супруг. Рассуждая о семейной жизни принца и принцессы, сочинители сходились в одном: несмотря на некоторое несходство характеров и периодически возникающие размолвки, принц и принцесса являются в настоящее время хорошими партнерами, которых объединяет общая цель, хотя каждый идет к ней своим путем.

Вскоре мне стало известно, что те, кто близко знает принцессу, считают эти благостные рассуждения карикатурным подобием правды. Решающее значение для меня имела встреча с одним из старых друзей Дианы, которая состоялась в будний день в скромной рабочей забегаловке на окраине Лондона — подальше от любопытных глаз. Пока посетители за соседними столиками жадно уписывали яичницу с беконом, мой собеседник посвящал меня в драматические подробности жизни Дианы в клетке Кенсингтонского дворца.

Вопреки хронологическому порядку всплыла характерная деталь из давнего прошлого — и сразу померк радужный блеск красивой сказки о любви принца и принцессы. Под дружный стук ножей и вилок и звяканье стаканов мой собеседник поведал мне, как Диана собиралась разорвать помолвку накануне свадьбы. Это было за два дня до торжественной церемонии в соборе св. Павла. Поводом послужила привязанность принца Чарльза к Камилле Паркер-Боулз, супруге одного из придворных королевы. Когда-то, задолго до женитьбы, у Чарльза был роман с этой дамой, и, по мнению Дианы, странная дружба между Камиллой и ее будущим мужем представляла серьезную угрозу ее браку. Диана расстроилась до слез, обнаружив случайно, что принц Чарльз собирается послать Камилле весьма символический подарок: браслет, украшенный монограммой в виде инициалов их прозвищ — Фред и Глэдис. К тому времени Диане уже было известно, что так называли друг друга в узком кругу ее жених и его старая подруга. Ей рассказали об этом, когда Чарльз послал заболевшей Камилле букет цветов с запиской «Глэдис от Фреда».

В день свадьбы в ее сердце соседствовали радость и тревожное предчувствие. Медовый месяц не развеял тревоги: сначала Диана увидела выпавшие из дневника Чарльза фотографии соперницы, а несколькими днями позже ей бросились в глаза новые запонки на манжетах его рубашки: их украшала хорошо знакомая монограмма. Чарльз признался, что это подарок от женщины, которую он любил когда-то… С самого начала их брак дал трещину, и это предопределило дальнейший ход событий. Итогом нескольких лет совместной жизни стала взаимная неприязнь, которую обоим с трудом удается скрывать приличия ради.

Непривычный стиль жизни при дворе, новые трудные обязанности, семейные неурядицы — все это вкупе спровоцировало болезнь, которая в ряде случаев приводит к летальному исходу — нервную булимию. Диана чувствовала себя отверженной в этом новом мире, среди фальшивых улыбок и освященных традицией ритуалов. Безысходность толкала на крайности: она многократно покушалась на самоубийство, хотя, как правило, это было лишь жестом безумного отчаяния, а не проявлением твердой воли лишать себя жизни. Это был самый мрачный период ее жизни, и ей до сих пор тяжело вспоминать первые годы в королевском семействе.

Тем большее впечатление произвел на меня рассказ о том, как Диана сумела н ...

knigogid.ru

Читать онлайн книгу Диана. Ее истинная история

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Назад к карточке книги

Эндрю Мортон
Диана. Ее истинная история

От автора

Когда берешься за жизнеописание члена королевского дома, всегда сталкиваешься с одной и той же проблемой: как убедить читателя в достоверности рассказа? В ряде случаев автор получает информацию от лиц, которые соглашаются дать интервью, но просят не упоминать их имени в печати. Поверит ли читатель анонимным цитатам? Другое дело, если книгу заказывает Букингемский дворец. В этом случае автор получает допуск к официальным архивам, берет интервью у высокопоставленных придворных и именитых друзей царствующей особы, но у читателя нет-нет да и шевельнется сомнение: пусть автор говорит правду, но до конца ли правдивы источники?

Книга о принцессе Уэльской, которую я предлагаю вниманию читателей, не является официальной биографией. Она написана без «благословения» Букингемского дворца на основании рассказов многочисленных друзей, сторонников и родственников принцессы. Некоторые факты звучали, как откровение. Люди, хорошо знающие принцессу, говорили о ее жизни абсолютно искренне, хотя обычно, когда речь заходит о королевском семействе, все невольно настраиваются на почтительный лад и предпочитают умалчивать о неприятных вещах. Я отдаю должное их мужеству и выражаю сердечную благодарность за содействие в создании этой книги.

Хотелось бы особо поблагодарить брата принцессы Уэльской, 9-го графа Спенсера, который поделился воспоминаниями о детстве сестры и тонкими наблюдениями за ее характером, внеся, таким образом, весомый вклад в этот труд.

Я выражаю искреннюю признательность также баронессе Фокендер, Кэролин Бартоломью, Сью Бичи, Джеймсу Колтэрсту, Джеймсу Джилби, Малколму Гроувзу, Люсинде Крейг-Харви, Питеру и Нейлу Хиклингам, Феликсу Лайлу, Майклу Нэшу, Делиссе Нидгэм, Адаму Расселу, Рори Скотту, Анджеле Серота, Мьюриел Стивенз, Уне Тофоло, Стивену Твиггу.

К сожалению, нельзя назвать всех имен: многие из тех, кто любезно согласился дать интервью, в силу занимаемого в обществе положения, не могут афишировать свое участие в работе над книгой. Тем не менее, я от души благодарю их за помощь.

Спасибо моему издателю Майклу О'Мара, чьи мудрые советы помогли преодолеть тернистый путь от идеи к ее воплощению. Благодарю также мою жену Линн за моральную поддержку и терпение.

Эндрю Мортон. Апрель 1992 года

1. «Это только начало…»

Голос на другом конце провода звучал резко и тревожно. «Идите к скремблеру», – коротко приказал голос. Только не подумайте, что это происходило в рубке военного корабля или в какой-нибудь засекреченной комнате Белого дома. Скремблер (кодирующее устройство против прослушивания) был предусмотрительно вмонтирован в обычный телефонный аппарат, стоявший в моем скромном офисе в северной части Лондона. Мне сообщили подробности о причинах отставки личного секретаря принца Чарльза сэра Кристофера Эри.

Мой осторожный собеседник воспользовался телефоном-автоматом на одном из шумных перекрестков столицы островного государства на северо-западе Европы, и этот звонок стал первым шагом по извилистой тропинке, которая вела к самому сердцу британской монархии. Этот разговор послужил толчком к началу расследования с целью установить истину о личности принцессы Уэльской, истории ее брака и жизни в королевском семействе. Мне не пришлось сожалеть о выборе предмета расследования: история жизни моей героини оказалась на редкость поучительной и полной драматических коллизий.

Лет десять я посвятил изучению современной монархии, написал немало книг, прослыл знатоком в этой области на радио и телевидении. Мне казалось, что я действительно досконально изучил этот предмет. Однако последнее исследование, на которое ушел год, показало, как мало я, в сущности, знаю о том, что происходит за чугунными воротами Букингемского дворца и какие тайны скрывает кирпичный фасад Кенсингтонской резиденции членов королевского семейства.

Материал об отставке секретаря появился на страницах «Санди-Таймс». Спустя неделю я опубликовал более подробную статью, посвященную проблеме соперничества между офисами принца Уэльского и его жены, принцессы Уэльской. Прошло еще несколько недель, и в прессе поднялся шум в связи с 30-летним юбилеем принцессы Дианы. Я откликнулся очередной статьей о закулисных маневрах, призванных примирить супругов после скандальной публикации об отказе Дианы отметить этот праздник вместе с мужем в Хайгроуве, их загородной резиденции.

Публикация статей в «Санди-Таймс» повлекла за собой целую цепочку событий. Прежде всего началась «охота на ведьм» в кулуарах Букингемского дворца: искали источник утечки информации. Впрочем, я не новичок в своем деле и был к этому готов. Ричард Эйлард, новый личный секретарь принца Чарльза, пристально изучал статьи, в надежде найти какую-нибудь зацепку, а личный секретарь королевы сэр Роберт Феллоуз утверждал, что предатель – из служащих Кенсингтонского дворца.

Предположения переросли в уверенность после краткого разговора по телефону с Артуром Эдвардзом, опытным фоторепортером из газеты «Сан». Артур – тертый калач, и своей удачливостью он во многом обязан отличным информаторам из придворной среды. «Я было решил, что твоя последняя статья – блеф, – сказал Артур, – но потом поговорил с одним хорошим знакомым, и он подтвердил, что за информацию хорошо заплатили. Я звоню, чтобы предупредить: будь осторожен, они ищут источник информации». Любопытно, что эта история повторилась спустя несколько месяцев, когда я обнародовал материал о том, что герцогиня Йоркская собирается покинуть своего супруга, младшего брата наследника престола. Тогда мне тоже позвонил надежный друг и сообщил, что в Букингемский дворец был вызван офицер службы безопасности королевского дома и дипломатического корпуса, который получил специальное задание разыскать источник утечки информации. «Телефонные разговоры прослушиваются», – утверждал мой хорошо информированный знакомый. Через несколько дней мой офис взломали и подвергли обыску.

Вместе с тем эти первые публикации привлекли внимание друзей принцессы Уэльской. У них появилась надежда, что теперь ее роль в семейной драме может быть освещена объективно и беспристрастно. Эти люди (многие из которых впоследствии окажут мне большую помощь в работе над книгой) были возмущены тенденциозностью многочисленных статей и книг, выпущенных к 10-летней годовщине свадьбы принца Уэльского и в связи с 30-летним юбилеем принцессы Дианы. В этих изданиях, как правило, рисовался портрет наивной и легкомысленной девушки, чьим эмоциональным и интеллектуальным развитием заботливо руководил мудрый супруг. Рассуждая о семейной жизни принца и принцессы, сочинители сходились в одном: несмотря на некоторое несходство характеров и периодически возникающие размолвки, принц и принцесса являются в настоящее время хорошими партнерами, которых объединяет общая цель, хотя каждый идет к ней своим путем.

Вскоре мне стало известно, что те, кто близко знает принцессу, считают эти благостные рассуждения карикатурным подобием правды. Решающее значение для меня имела встреча с одним из старых друзей Дианы, которая состоялась в будний день в скромной рабочей забегаловке на окраине Лондона – подальше от любопытных глаз. Пока посетители за соседними столиками жадно уписывали яичницу с беконом, мой собеседник посвящал меня в драматические подробности жизни Дианы в клетке Кенсингтонского дворца.

Вопреки хронологическому порядку всплыла характерная деталь из давнего прошлого – и сразу померк радужный блеск красивой сказки о любви принца и принцессы. Под дружный стук ножей и вилок и звяканье стаканов мой собеседник поведал мне, как Диана собиралась разорвать помолвку накануне свадьбы. Это было за два дня до торжественной церемонии в соборе св. Павла. Поводом послужила привязанность принца Чарльза к Камилле Паркер-Боулз, супруге одного из придворных королевы. Когда-то, задолго до женитьбы, у Чарльза был роман с этой дамой, и, по мнению Дианы, странная дружба между Камиллой и ее будущим мужем представляла серьезную угрозу ее браку. Диана расстроилась до слез, обнаружив случайно, что принц Чарльз собирается послать Камилле весьма символический подарок: браслет, украшенный монограммой в виде инициалов их прозвищ – Фред и Глэдис. К тому времени Диане уже было известно, что так называли друг друга в узком кругу ее жених и его старая подруга. Ей рассказали об этом, когда Чарльз послал заболевшей Камилле букет цветов с запиской «Глэдис от Фреда».

В день свадьбы в ее сердце соседствовали радость и тревожное предчувствие. Медовый месяц не развеял тревоги: сначала Диана увидела выпавшие из дневника Чарльза фотографии соперницы, а несколькими днями позже ей бросились в глаза новые запонки на манжетах его рубашки: их украшала хорошо знакомая монограмма. Чарльз признался, что это подарок от женщины, которую он любил когда-то… С самого начала их брак дал трещину, и это предопределило дальнейший ход событий. Итогом нескольких лет совместной жизни стала взаимная неприязнь, которую обоим с трудом удается скрывать приличия ради.

Непривычный стиль жизни при дворе, новые трудные обязанности, семейные неурядицы – все это вкупе спровоцировало болезнь, которая в ряде случаев приводит к летальному исходу – нервную булимию. Диана чувствовала себя отверженной в этом новом мире, среди фальшивых улыбок и освященных традицией ритуалов. Безысходность толкала на крайности: она многократно покушалась на самоубийство, хотя, как правило, это было лишь жестом безумного отчаяния, а не проявлением твердой воли лишать себя жизни. Это был самый мрачный период ее жизни, и ей до сих пор тяжело вспоминать первые годы в королевском семействе.

Тем большее впечатление произвел на меня рассказ о том, как Диана сумела найти в себе силы, чтобы противостоять обстоятельствам, как искала путь к духовному и физическому обновлению, опираясь на друзей и наставников, как боролась за право быть самой собой. Она была уничтожена, раздавлена – и сумела вновь обрести себя. Эта удивительная метаморфоза стала ключевой темой моей книги.

Процесс духовного раскрепощения протекал медленно и до сих пор еще не завершен. Некоторые события в жизни Дианы в большей или меньшей степени стимулировали этот процесс: решительный разговор с Камиллой Паркер-Боулз на праздничном приеме; мужественное поведение Дианы в горах в Швейцарии, когда внезапно сошла лавина и ее муж чудом избежал гибели; встреча в Ноттингемской больнице с незнакомым рабочим, которому она помогла пережить смерть жены; наконец, твердое решение бороться с хроническим заболеванием – булимией. В 1991 году она в течение нескольких месяцев ухаживала за умирающим от СПИДа Адрианом Уорд-Джексоном, и, по ее собственному признанию, эти месяцы заставили ее в корне пересмотреть свои представления о жизни. Это был незабываемый урок, который обогатил ее духовно, помог лучше познать самое себя и свое предназначение в жизни. Любопытно, что внутренние изменения сказались и на ее внешности: именно в тот период Диана решила изменить прическу и выбрала более короткую стрижку в спортивном стиле. Эта прическа – своего рода символ внутренней независимости, освобождения от оков прошлого.

Мне было ясно, что произойдет, если опубликовать этот материал: книга перевернет стереотипные представления о личности принцессы, укоренившиеся в массовом сознании. Мой издатель Майкл О'Мара, американец из Пенсильвании потребовал документальных доказательств. «Если Диана была так несчастна, почему же она всегда улыбалась?» – недоумевал Майкл, опубликовавший в свое время больше фотографий, чем кто бы то ни было в мире. Как назло, в эти дни по телевидению как раз передавали сообщение о разоблачении очередной фальшивки: никому не известный мистификатор сумел одурачить английских и немецких журналистов, а также местных историков, подсунув доморощенную подделку рукописных дневников Адольфа Гитлера. О'Мара был настроен весьма скептически.

Пришлось организовать специальную встречу с моими информаторами и другими заинтересованными лицами. О'Мара внимательно прослушал выдержки из нескольких интервью, записанных на магнитофонную ленту, изучил некоторые документы, долго рассматривал никогда до этого не публиковавшиеся фотографии. Магнитофон умолк, и повисло напряженное молчание. Глубоко затянувшись гаванской сигарой, О'Мара, наконец, изрек: «Каким образом, черт побери, мы все это докажем?»

Проблема достоверности материала стояла наиболее остро. Многие документы, поступившие в наше распоряжение, нельзя было обнародовать из соображений конфиденциальности. В конце концов решение было найдено: я продолжу собирать материал и фиксировать высказывания членов семьи, друзей и помощников принцессы Уэльской, с тем, чтобы каждый тезис будущей повести иллюстрировался конкретным свидетельством хорошо информированного лица. На осуществление этой задачи ушло десять месяцев. Сбылось предсказание астролога Феликса Лайла, сделанное во время беседы о судьбе героини погожим вечером в августе 1991 года, что я ступил на тернистый путь. Задача действительно была не из легких. Чтобы побеседовать с важными свидетелями, пришлось побывать в графстве Глостершир, где находится загородный дом принца и принцессы, в графствах Гемпшир и Дорсетшир, в Шотландии и даже слетать в Америку. К счастью, я мог обратиться за помощью к людям, которые ранее оказывали мне содействие в подготовке предыдущих книг, в частности «За фасадом Букингемского дворца» и «Герцогиня».

При этом нужно было соблюдать конспирацию. Придворные чиновники болезненно реагируют на любую утечку информации и стремятся держать под контролем все, что говорят и пишут о королевском семействе. В этом отношении Букингемский дворец ничем не отличается от любой другой крупной бюрократической структуры. Если писатель действует на свой страх и риск, а не по указке сверху, перед ним захлопываются все двери и прячутся источники информации.

Впрочем, вскоре я обнаружил, что мои дела не так уж плохи. Нашлось немало сторонников Дианы, которые считали, что пришла пора расставить все по своим местам. Они были твердо убеждены, что невозможно больше скрывать правду о горьком прошлом принцессы и о проблемах, которые стоят перед ней сегодня. Так что далеко не все мои письма с просьбой об интервью остались без ответа. Некоторые соглашались дать интервью без права публикации, однако большая часть материала была записана на пленку. Таким образом, основной костяк книги оброс дополнительными фактами и деталями, документально подтверждающими исходную посылку. Один из близких друзей Дианы объяснил, почему многие ее знакомые так охотно идут на сотрудничество: «Десять лет мы беспомощно наблюдали, как чахнет Диана. Все чувствовали, что дальше так не может продолжаться. Однако время шло, а перемен не было. Она задыхалась в тисках придворного стиля жизни, и смотреть на это было невыносимо больно».

Всю эту секретную операцию пришлось осуществить в максимально сжатые сроки, поскольку вскоре после того, как я приступил к работе над книгой, выяснилось, что принцесса собирается порвать с королевским семейством еще до ее публикации, намеченной на сентябрь. По словам Джеймса Джилби, старого друга Дианы, с которым она познакомилась, когда ей было 17 лет, «Диана призналась, что, начиная с августа, у нее в дневнике не запланировано ни одного официального мероприятия, поскольку она рассчитывает к тому времени уйти из королевского дома». Я понимал, что все не так просто, и обстоятельства могут оказаться сильнее стремления к свободе, продиктовавшего это отчаянное заявление, однако на всякий случай решил форсировать издание книги. Она вышла уже в июне. У меня были все основания спешить, особенно если учесть, что в марте того же года неожиданно для всех «сбежала» из королевского дома герцогиня Йоркская.

По мере накопления материала все рельефнее проступал облик реальной Дианы, мало похожей на многократно тиражированный официальный имидж. Забудьте лицо, привычно улыбающееся с журнальных обложек, и вы увидите перед собой очень одинокую и несчастную молодую женщину, обреченную на брак без любви, которая так и осталась чужой в королевском доме и с годами все острее чувствует бессмысленность монархических устоев, во многом ставших анахронизмом. В связи с этим уместно привести слова мисс Тофоло, которая в свое время лечила герцога Виндзорского, а теперь проводит с Дианой сеансы акупунктуры и медитации: «Она настоящая узница монархической системы – вроде тех несчастных, что томятся в женской тюрьме Холлоуэй».

В личных покоях принцессы в Кенсингтонском дворце уютно мерцают серебряные рамки фотографий, нежно звенит старинный фарфор из ее коллекции, но среди милых ее сердцу вещей есть куда более прозаичные: бумагорезальная машинка для уничтожения частных писем и телефонный аппарат, оборудованный кодирующим устройством. Втайне от всех она даже велела «прощупать» каждый закоулок специальной электронной аппаратурой: нет ли «жучков» – миниатюрных подслушивающих устройств. «Жучков» не нашли, однако сомнения остались. Она не бросает в корзинку для бумаг даже самые безобидные записки. В этих стенах никому нельзя доверять.

Диана дорого заплатила за попытку найти счастье в браке с наследником престола. Теперь она мечтает только об одном: чтобы поскорее наступил тот день, когда она сможет провести уик-энд в Париже, не спрашивая ни у кого разрешения, или прогуляться вдоль пустынного пляжа одна, без телохранителя. Но об этом можно только мечтать, а наяву – жесткий регламент придворной жизни и давно остывший семейный очаг. Надеяться не на что, иллюзий больше нет. Лучшая подруга Дианы Кэролин Бартоломью, которая знает принцессу еще со школьной скамьи, говорит о ее судьбе так: «Она несчастна. Но я помню, какой она была счастливой и беззаботной когда-то, и всей душой надеюсь, что настанет время, когда Диана вновь обретет личное счастье, которого, несомненно, заслуживает».

Не проходит дня, чтобы Диана не обсуждала с кем-либо из друзей центральную дилемму своей жизни. Если она разведется с принцем Чарльзом, у нее отнимут детей и лишат возможности в полной мере реализовать свое призвание – помогать обездоленным, будь то больные СПИДом, бездомные бродяги или прокаженные. Если же она смирится с противоестественным семейным союзом, придется отречься от надежды на семейное счастье. На карту поставлено все ее будущее.

Диана не сломлена. Несмотря на холодное отчуждение, окружающее ее в придворном мире, она верит в свое предназначение. Дети, Уильям и Гарри, являются для нее неисчерпаемым источником энергии и надежды. Любовь к детям составляет, без сомнения, главный смысл ее жизни и дает силы противостоять ударам судьбы. Материнский инстинкт подсказывает ей, как воспитывать сыновей, чтобы уберечь их от ошибок, когда они вырастут. «Я хочу привить им здравый смысл, – говорит Диана, – чтобы они принимали жизнь такой, какая она есть. Если вы ожидаете от жизни слишком многого, вас неминуемо ждет разочарование. Когда я поняла это, мне стало гораздо проще жить. Я обнимаю и целую моих мальчишек, всегда сама укладываю их спать. Постоянная любовь и нежность нужны детям, как воздух. Это очень важно».

Диана знает, что принц Уильям когда-нибудь станет королем. В то же время у нее давно уже появилось предчувствие, что ей самой королевой не бывать. Обостренная интуиция и способность слышать зов судьбы во многом предопределили ее жизнь и подсказывают ей, что нужно идти своей дорогой, выполняя свою, особую миссию. Королевские регалии – не самоцель, поскольку ее истинное призвание в другом.

Ее дорога ведет к больным, умирающим, отчаявшимся. Источник внутренней духовной энергии, питавший Диану в самые мрачные времена, теперь нашел выход в искреннем стремлении помочь тем, кто в этом нуждается. Это призвание. Брат Дианы, граф Спенсер, так и сказал мне: «В моем представлении Диана – воплощение христианского милосердия. Она обладает силой духа, которая свойственна лишь истинным христианам, и в отличие от многих знает, зачем живет. Меня поражает ее целеустремленность и твердая решимость использовать свое положение в обществе, чтобы творить добро. Я уверен, что она многого добьется на этом поприще».

По иронии судьбы эти качества проявились в полной мере именно благодаря тому, что Диана познала тяжелейшее разочарование в любви и семейной жизни. Ее деятельность не вписывается в рамки официальной благотворительности. По зову сердца она идет к тем, кто понес тяжелую утрату и нуждается в ее доброте и сочувствии; ухаживает за неизлечимо больными. Эта работа приносит ей истинное удовлетворение. «Я, как голодная, жду не дождусь, когда можно будет взяться на настоящее дело. Это то, что мне нужно», – говорит Диана.

Последние десять лет она много страдала, зато этот тяжкий опыт закалил ее характер и вооружил твердостью духа, необходимой, чтобы выдержать эмоциональные перегрузки, сопряженные с ее милосердной миссией. Когда Диана специально приехала в Рим, чтобы повидаться с матерью Терезой, та сказала ей: «Чтобы облегчать страдания других, нужно уметь страдать самой». Диана горячо согласилась с этими словами.

Диана борется за то, чтобы жить полноценной жизнью, и сама замечает, что ее усилия не бесплодны. Она говорит: «Я расправила плечи. Моя жизнь начинает меняться. И это только начало».

Назад к карточке книги "Диана. Ее истинная история"

itexts.net

история ее словами (2017) — Документальные фильмы онлайн

Категория ролика: Документальные фильмы

Трагическая судьба принцессы Дианы, погибшей в автомобильной катастрофе двадцать лет назад, до сих пор волнует миллионы людей во всем мире. Состоявшаяся на днях в Великобритании премьера документального фильма "Диана: история ее словами" стала самым громким событием 2017 года. В королевской семье выход этого фильма произвел эффект разорвавшейся бомбы: с экрана сама принцесса Уэльская рассказывала о том, что многие десятилетия в Букингемском дворце тщательно старались скрыть. Впервые за 20 лет на экране - уникальная видеозапись исповеди принцессы! Это откровенные, искренние, сенсационные признания Дианы Уэльской, записанные ее педагогом по ораторскому искусству. Отношения с королевой-матерью, подробности супружеской жизни с Чарльзом, любовники… Страх за собственную жизнь, тревога за детей, головокружительные планы, амбиции и мечты. Это подлинная история одной из самых знаменитых женщин XX века, рассказанная от первого лица. В ней нет ничего, кроме правды. Ее откровенность способна потрясти основы британской монархии. Именно поэтому путь этих записей на экран был таким долгим: 20 лет образ Дианы формировался исключительно из воспоминаний королевской семьи. Но она сумела сказать "нет" и разрушить рамки благопристойного молчания даже после смерти. Сильная и уязвимая, искренняя и не старающаяся выглядеть безупречной, Диана расскажет о времени и о себе, ничего не скрывая. О существовании этих видеозаписей знали многие, но впервые их увидят зрители во всем мире. Эта трогательная история заставит новыми глазами взглянуть не только на саму принцессу и ее окружение, но и на весь жесткий и сентиментальный ХХ век.

www.dokonlin.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о