Где находится гоголь центр – Адрес Гоголь-центр : Казакова, 8а. метро Курская — как проехать в театр Гоголь-центр , схема проезда, информация как добраться пешком и на транспорте | Театр

«Гоголь-центр»

Драматический театр имени Гоголя был основан еще в 1925 году. На протяжении всей своей истории он не отличался особой популярностью. Единственное, что привлекало зрителей, это гоголевские сюжеты. Такое положение дел продолжалось вплоть до 2012 года. Тогда на пост руководителя театра был назначен Кирилл Серебренников, известный своими кинематографическими проектами. Режиссер решил полностью изменить формат театра, и на его базе был создан «Гоголь-центр».

Основная задача этого творческого формирования — знакомить зрителя с современными тенденциями искусства. Это абсолютно свободное пространство, где режиссер ничем не ограничен. Такой подход позволяет представлять знакомые сюжеты совершенно нетривиально, использовать оригинальные методы и удивлять, удивлять и еще раз удивлять публику.

В творческий коллектив проекта вошли хореографическая компания «Диалог Данс», театральная команда «Седьмая студия» и успевшая уже стать легендарной студия SounDrama Владимира Панкова. Материал, который предлагают артисты, кардинально отличается от всего, что показывали раньше в этих стенах. Невероятное сочетание пластики, электронно-классической музыки и оригинальной актерской игры превращают каждый спектакль «Гоголь-центра» в событие, которое ждут ценители современного искусства.

Еще одно направление деятельности — это кинематограф. При «Гоголь-центре» находится уютный кинозал — «Гоголь-кино». Здесь зритель может увидеть интересные премьеры, которые не попали на большой экран. Демонстрируют не только арт-хаус и короткий метр, но и более привычные жанры. Видеоряд подбирается исходя сугубо из его художественной ценности и является одним из наиболее ярких среди всех частных кинозалов Москвы.

«Гоголь-центр» — это открытое пространство, где каждый может высказать свою позицию и взгляд на культуру. Специально для подобных дискуссий был создан клуб «Гоголь +». Тут проводят творческие вечера, литературные чтения и поэтические дуэли. Кроме того, достаточно часто выступают эксперты из различных областей искусства, проходят лекции и мастер-классы.

Театр активно сотрудничает со многими известными европейскими коллективами, которые часто привозят свои новые спектакли. Кроме этого, в репертуаре «Гоголь-центра» более десяти собственных спектаклей.

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+

kudago.com

Улица Казакова, дом 8: откуда взялся «Гоголь-центр»

Вчера «Гоголь-центр» отмечал свой третий день рождения, на котором — уже традиционно — гуляла вся театральная Москва. По случаю мы решили вспомнить, как появился этот театр, и понять, чего ждать от него в будущем

Довольно сложно сегодня поверить в то, что еще несколько лет назад никакого «Гоголь-центра» на карте не значилось, а в доме 8 по улице Казакова царили совсем другие правила. До августа 2012 года о театре, расположившемся в бывшем железнодорожном депо, в сведущих кругах было принято скромно молчать. Говорить и правда было не о чем: спектакли опрятно игрались из сезона в сезон, зал пустовал. Впрочем, иногда Московский драматический театр имени Н. В. Гоголя, бывший Центральный театр транспорта, все-таки вспоминали: под боком, в том же здании, находился популярный концертный клуб IKRA, так что театр служил неплохим ориентиром, чтобы не заплутать в окрестностях Курского вокзала. Так было до тех пор, пока возглавляемый Сергеем Капковым Департамент культуры не объявил: контракт с художественным руководителем театра имени Гоголя Сергеем Яшиным расторгается, на смену ему приходит Кирилл Серебренников. И тут неожиданно выяснилось, что привлекать к себе внимание труппа полузабытого театра умеет очень даже неплохо. Не скупясь на восклицательные знаки и эмоциональные высказывания в адрес режиссера Серебренникова, артисты написали открытое письмо, в котором призывали «объединиться перед угрожающими событиями, возникающими мрачными перспективами и сделать все возможное для сохранения и дальнейшего развития репертуарного театра». Своих намерений кардинально реформировать театр новый худрук действительно не скрывал, но и выбрасывать труппу на улицу тоже не собирался, тем более что это было попросту невозможно: оказалось, что контракты у актеров бессрочные.

Осенью Московский драматический театр имени Н. В. Гоголя закрылся, чтобы 2 февраля открыться уже «Гоголь-центром». Те, кто бывал здесь в былые годы, пространство могли узнать едва ли. Советские во всех своих проявлениях интерьеры сменились кирпичными стенами, увеличенным зрительным залом и большим фойе. Кресла превратились в стулья, буфет с бутербродами стал полноценным кафе, а клуб IKRA — репетиционным залом. На вопрос о том, что «Гоголь-центр» изменил в его жизни, Кирилл Серебренников отвечает коротко и ясно: «Все!» — поясняя после паузы: «Жизнь уже не будет прежней. Мы здесь проводим очень много времени, активно занимаясь самыми разными вещами, так что, разумеется, нам нужно пространство, которое будет не отвратительным. Мы стараемся, чтобы и нам, и зрителям было хорошо и удобно».

Актер Никита Кукушкин, переехавший в «Гоголь-центр» вместе со всей «Седьмой студией», подтверждает: «Кирилл Семенович правильно все сделал: когда нам выдали деньги на ремонт здания, мы поступили не как все, когда театр закрывается года на три, а потом открывается, — Кирилл Семенович сказал, что такого не будет. Театр должен открыться, и на этом точка. Ремонт шел три-четыре месяца: мы приходили сюда, надевали респираторные маски и шли репетировать — то в одном помещении, то в другом. Потом нам говорили: "Так, ребята, вот сейчас здесь меняют пол, так что мы не можем по нему ходить, поэтому сегодня репетируем в другом помещении, а завтра возвращаемся сюда и ходим по новому полу". Мы сами делали себе гримерки: брали шпатель, шпатлевку, обдирали старую штукатурку, выравнивали стены, красили. Помню, в последний день перед открытием захожу в фойе, здесь вовсю продолжается работа — а назавтра зрителям приходить. Еще помню, сцена показалась достаточно большой, вглубь, не вширь, это же депо. На "Платформе" у нас был пол — и все, никакой сцены».

Разница между тем, что было и что стало, получилась весьма значительная: «Я еще до учебы во МХАТе играл в музыкальной группе, и у нас были репетиции где-то здесь рядом. Однажды мы проходили театр, я заглянул и подумал: "Боже мой, что это такое?". Я так хорошо это запомнил: там сидели какие-то бабушки в полушубках, беретиках, — и я решил, что это самый последний театр, в котором мне бы хотелось играть. В общем, жизнь — интересная штука», — продолжает Кукушкин.

«Седьмая студия» — труппа, собранная Серебренниковым из своего экспериментального курса в Школе-студии МХАТ, — до «Гоголь-центра» играла совсем недалеко, на «Винзаводе», где и базировался проект «Платформа», призванный соединять разные виды искусств, самым прямым образом разговаривать со зрителем, учиться у него и учить его. В новом театре артисты оказались не единственными резидентами, поделив это звание со cтудией SounDrama, компанией «Диалог Данс» и, разумеется, труппой МДТ им. Н. В. Гоголя, — ее, вопреки предположениям самих актеров, не разогнали. Режиссер, поговорив с каждым, многим предложил стать частью нового театра и участвовать в его постановках. Вряд ли будет ошибкой сказать, что у тех, кто согласился, началась новая жизнь в искусстве: репетиции, обсуждения, полные залы, гастроли, номинации на ведущие театральные премии.  

Кирилл Серебренников не устает говорить о том, что «Гоголь-центр» — больше, чем театр. На практике это легко подтверждается хотя бы программами «Гоголь-кино», «Гоголь-музыка» или «Гоголь-плюс». Последняя — дискуссионный клуб, в который приходят режиссеры, журналисты, художники и драматурги, — без внимания зрителей не оставалась ни разу. В «Гоголь-центр» идут охотно и за разным: это легко заметить, проведя здесь несколько дней подряд. Впрочем, начать стоит вообще с того, что редкий театр ждет своих зрителей с самого утра. Здесь же сложно представить обратное. Вот кто-то работает в кафе,  пока за соседним столиком о чем-то увлеченно спорят сотрудники; вот, заехав в кассу за билетами, дожидаться спектаклей остаются еще несколько человек, обсуждающих местную медиатеку: в ее кураторах — театровед и критик Марина Давыдова, в каталоге — записи спектаклей Тадеуша Кантора, Пины Бауш, Ежи Гротовского и многих других (всего записей больше пяти сотен), а в программе — постоянный лекторий, из визитов на который можно узнать немало об истории театра.

В фойе театра стоит «Добрый ящик», который сколотил Никита Кукушкин. Каждый может оставить в нем, например, теплые вещи для помощи бездомным или подарки для детей. Отвечая на вопрос о том, как он вообще придумал эту инициативу, актер вспоминает: «Мы были волонтерами в Крымске, когда там произошло наводнение, люди приносили вещи, и я понял: а почему бы не сделать такое в театре? Раз в театр приходят зрители, почему им заодно не делать такое вот доброе дело? Театр ведь влияет на мир, на человека, но влияет по касательной. А "Добрый ящик" — это прямая помощь: человеку нужно тепло одеться — значит, мы дадим ему теплые вещи. У меня в голове сразу все срослось: тем более что мы находимся возле Курского вокзала. Мы тогда играли еще на "Платформе", я пришел к Кириллу Семеновичу и рассказал, что есть идея поставить такой вот ящик. И он ответил, мол, мы же все-таки театр, давай не сейчас. Проходит пара недель, подхожу с тем же вопросом: "Кирилл Семенович, есть идея, "Добрый ящик". "А что за идея? О, какая хорошая идея. Сам будешь делать? Ну делай, делай, конечно". И все. Я ночь колотил этот ящик, красил его и поставил на "Винзаводе". Потом прошло время, мы переехали сюда и прикатили "Добрый ящик" по снегу. Сейчас ящик уже не один — их семь, они стоят в разных местах, а всего будет 10».

И все-таки прежде всего «Гоголь-центр» — это театр. К третьему дню рождения здесь сыграли 27 премьер, собрав 13 номинаций на «Золотую маску», и останавливаться совсем не собираются. Разные и по жанрам, и по вложенным в них смыслам постановки объединяет постоянный поиск и желание продолжать движение — здесь можно вспомнить недавнее переложение режиссером Серебренниковым некрасовской поэмы «Кому на Руси жить хорошо», его же спектакль «(М)ученик», по которому сейчас снимают фильм, или готовящуюся к премьере «Иоланту». Последняя — результат тех самых творческих поисков. Спектакль придумали три артиста «Седьмой студии» — Филипп Авдеев, Александр Горчилин и Игорь Бычков, для каждого из которых это первая режиссерская работа. «История с "Иолантой" появилась в качестве эксперимента, — рассказывает Филипп Авдеев. — Мы общались со Светой Мамрешевой, нашей однокурсницей, главной героиней этого спектакля, и она сказала, что всегда мечтала выйти и спеть арию. И мы в качестве шутки сказали: "Ну а давай попробуем". Пожали друг другу руки и решили, что нужно задуманное довести до конца, поставить камерную оперу на малой сцене. И тут началось это очень интересное приключение, которое длилось год. Мы с ребятами создавали спектакль в таком трио: шли через разные пути, каждый со своим видением, дополняя друг друга».

Худрук идею поддержал — премьера постановки назначена на 9—10 февраля. «Я подошел к Кириллу Семеновичу, рассказал про наши мысли, про то, что мы хотим использовать коллажный метод сбора материала из разных арий, — он послушал, удивился, сказал: "Давайте делать и обсуждать на промежуточном показе", — продолжает Филипп. — Посмотрев спектакль, он сказал, что не хочет влезать, чтобы не разрушить атмосферу, которую мы создавали, тот язык, что у нас появился. Методом проб, методом показов мы встречались с ним, а сейчас уже все — финишная прямая».

Светлана Мамрешева, мечту которой и решили исполнить начинающие режиссеры, тоже делится впечатлениями: «Пение — это такой же текст. Только эти звуки вы не проговариваете, а пропеваете. Мне было интересно сделать так, чтобы я говорила, когда пою. Ведь в классической опере часто получается, что ни слова не понятно. "Иоланта" — одна из самых красивых и известных опер, но мало кто знает, о чем она. Нам хотелось передать смыслы и насытить ее драматическими, смысловыми вещами. Кирилл Семенович набирал наш курс так, чтобы мы умели петь, умели двигаться, — все это части одного и того же, только ты делаешь больший акцент на тело или, наоборот, на голос — и с этим играешь. Чем больше умеешь, тем больше возможностей для самовыражения».

В числе ближайших премьер значится и работа самого художественного руководителя. В марте (премьера с 4 по 8 число) Серебренников представит постановку «Машина Мюллер», соединяющую произведения немецкого драматурга Хайнера Мюллера и его дневники и письма в танце, музыке и словах. В главных ролях спектакля окажутся Константин Богомолов, Сати Спивакова и Александр Горчилин, которые вспомнят тексты «Гамлет-машины», «Квартета» и других сочинений Мюллера. Как говорит руководитель производственных мастерских «Гоголь-центра» Владимир Шаблонов, в «Машине Мюллер» будет много света. О декорациях он, впрочем, предпочитает умолчать, чтобы не портить сюрприз. Объемные с этой точки зрения постановки начинают обсуждать за полгода, а иногда и раньше, при этом что-то делают своими силами, а что-то заказывают у сторонних мастерских. Сложные спектакли собираются от шести до десяти часов, порой монтаж происходит и ночью, особенно если речь идет о других московских площадках, — например, так было прошлой осенью и зимой, когда залы «Гоголь-центра» закрывались на ремонт. Всего в команде театра десять монтировщиков, два столяра, один слесарь и два бутафора, отвечающих за всю техническую часть. «Кирилл Семенович предлагает и рассказывает, что он хочет увидеть на сцене, и мы начинаем обсуждать — возможно ли это. В большинстве случаев, на 90 процентов, происходит именно так, как он говорит. Он ведь неординарный человек, разбирается во всем до мелочей, поэтому и интересно с ним работать», — говорит Шаблонов, рассказывая, что раньше работал в другом театре, а к Серебренникову напросился сам.

Не случайно оказалась здесь и Дарья Коваль, генеральный продюсер «Гоголь-центра», которая и с артистами «Седьмой студии», и с режиссером познакомилась еще в Школе-студии МХАТ, а потом успела поработать на «Платформе». На просьбу вспомнить, случались ли в процессе подготовки спектаклей или мероприятий внештатные ситуации, Дарья отзывается смехом и риторическим вопросом «А бывают ли штатные?», объясняя, что жизнь в театре учит: абсолютно все можно исправить при помощи скотча. В структуре «Гоголь-центра» нет гастрольного отдела, так что продюсерский, помимо выпуска того, что уже в репертуаре или готовится к выходу, занимается еще и гастролями. Гастрольная история «Гоголь-центра» впечатлит даже скептиков и недоброжелателей — а они, к слову, хоть в меньшинстве, но имеются. Театр успел объездить половину европейских фестивалей, включая культовый Wiener Festwochen в Австрии и Авиньонский фестиваль во Франции (на нем русский театр последний раз был представлен 13 лет назад). После того как «Гоголь-центр» попал в обойму признанных смотров, на него тут же обратили внимание и другие фестивали, и, разумеется, международная пресса.

 

Что касается московской театральной карты, то она с появлением «Гоголь-центра» изменилась заметно. «Это затертая аналогия, но примерно то же произошло в 1964-м, когда в районе Таганки, считавшемся совсем не театральным, появился театр Юрия Любимова — вернее, как и в случае с "Гоголь-центром", театр уже был, но туда до Любимова никто не ходил. А потом не то что пошли — побежали и стали ломиться. Вот так и с театром имени Гоголя, превратившимся в "Гоголь-центр", — считает театральный критик Алла Шендерова. — Изменилось и самое забубенное место в Москве — туннель из метро "Курская" на улицу. Там теперь не просто цивильно, а даже стильно — и повлиял на это окультуривание ландшафта, конечно, не только "Винзавод". Собственно, я уверена, что после появления "Гоголь-центра" все театры Москвы существуют немного по-другому, подсознательно помня о том, что на "Курской" есть такое "место силы". И, я думаю, Школа-студия при МХАТ теперь чуть по-другому учит студентов — после того, как выпустился и доказал свою жизнеспособность курс Серебренникова».

Определение «место силы» применительно к «Гоголь-центру» действительно звучит часто. Произносят его и артисты, и сам Кирилл Серебренников, и критики, да и мы сами, признаемся, говорили так не раз. Подтверждений этому предостаточно, стоит только доехать до улицы Казакова, дом 8, где правду ищут в разных формах и при помощи разных видов искусства, а фразу «Дальше — больше» произносят не просто так, а имея в виду конкретные планы на будущее.

www.buro247.ru

Гоголь-центр — WiKi

7 августа 2012 года новым художественным руководителем Московского драматического театра им. Н. В. Гоголя был назначен режиссёр Кирилл Серебренников[1][2][3]. Уже в сентябре 2012 года было объявлено о планах Серебренникова о расформировании театра и превращении его в «Гоголь-центр»[4].

«Гоголь-центр» — место, где сосуществуют все виды современного искусства, где, помимо спектаклей российских и европейских режиссёров, проходят кинопоказы, лекции, дискуссии, концерты и выставки.

Также в «Гоголь-центре» работают книжный магазин «Гоголь books» и кафе «N», открытые для посетителей в течение всего дня.

«Гоголь-центр» строится по редкой для российских театров системе — в нём работают вместе четыре резидента, разные театральные группы, которые показывают собственные проекты и общими силами создают спектакли, входящие в репертуар театра.

Резиденты «Гоголь-центра» — Студия «SounDrama», «Седьмая студия», Компания современного танца «Диалог Данс» (Кострома)[5] и труппа МДТ им. Н. В. Гоголя.

Открытие «Гоголь-центра» (был показан перформанс «00:00», в котором приняли участие все резиденты театра, а также артисты бывшего Театра им. Н. В. Гоголя) состоялось 2—3 февраля 2013 года[6].

В первом сезоне, 2012—2013 гг., в «Гоголь-центре» было выпущено 6 премьер (три в Большом зале и три в Малом), состоялось множество концертов, дискуссий и других значимых событий.

В сезоне 2013—2014 гг. планируется выход 13 новых спектаклей, а также открытие первой в России специализированной Театральной медиатеки — в ней зрители смогут в свободном режиме посмотреть видеозаписи спектаклей со всего мира.

1 и 2 ноября 2013 года в «Гоголь-центре» российскими премьерами фильмов «Мёбиус» (режиссёр — Ким Кидук) и «Жизнь Адель» (режиссёр — Абделатиф Кешиш; «Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля 2013 года) открылась программа «Гоголь-кино», в рамках которой в театре будут проходить показы главных хитов европейских кинофестивалей.

В декабре 2013 года Глава департамента культуры Москвы Сергей Капков потребовал отменить показ фильма «Показательный процесс: История „Пусси Райот“» Майка Лернера и Максима Поздоровкина в Гоголь-центре[7][8].

Гоголь-музыка

В рамках программы «Гоголь-музыка» в «Гоголь-центре» постоянно проходят концерты ведущих российских и зарубежных музыкальных коллективов и исполнителей. Среди групп и певцов, выступавших на сцене «Гоголь-центра» — немецкий музыкант Бликса Баргельд, шведский вокалист Jay Jay Johanson, литовская певица Алина Орлова, белорусское кабаре-бэнд «Серебряная свадьба», ростовская группа «Motorama», певец и поэт Псой Короленко.

Куратор программы — актёр и музыкант Сергей Васильев.

Гоголь+

Дискуссионный клуб «Гоголь+» проводит регулярные встречи, дискуссии и лекции на самые разные темы, от спектаклей «Гоголь-центра» до проблем общественной жизни, от ситуации в современном российском театре до основ contemporary dance. В числе гостей «Гоголь+» побывали Андрей Архангельский, Алексей Бартошевич, Константин Богомолов, Марина Давыдова, Виктор Ерофеев, Максим Ковальский, Олег Кулик, Юрий Норштейн, Захар Прилепин, Анатолий Смелянский, Татьяна Толстая, Михаил Швыдкой и многие другие режиссёры, писатели, журналисты, учёные.

Куратор программы — театральный критик Алла Шендерова.

Гоголь-кино

Программа «Гоголь-кино» представляет первые российские показы самых резонансных европейских кинопремьер, многие из которых не доходят до широкого проката.

Куратор программы — кинокритик, обозреватель газеты «Комсомольская правда» Стас Тыркин.

ru-wiki.org

Кому в Гоголь-центре жить хорошо?

Премьера спектакля Кирилла Серебренникова по поэме Некрасова.

Несмотря на финансовые трудности и нервотрепку с отсутствующим директором, Гоголь-центр выпустил один из самых масштабных своих спектаклей, который готовили больше года и даже ездили в экспедицию по следам героев Некрасова. Руку помощи театру протянул фестиваль «Черешневый лес», премьера прошла под его эгидой и вызвала долгие стоячие овации зала.

«В каком году – рассчитывай, в какой земле – угадывай», – начинает за рассказчика Илья Ромашко. И не нужно отличаться особой смекалкой, чтобы догадаться – действие происходит не в далекой царской России, а здесь и сейчас. Хотя за прошедшие полтора века у нас мало что изменилось: мужики все также бедны, падки до водки и скоры на мордобой, а чиновники и попы по-прежнему с козырями.

Встреча героев на столбовой дороженьке в спектакле превращается в ток-шоу, где зашуганные пролетарии из Горелова, Неелова, Неурожайки тож предлагают ведущему свои варианты ответов на заглавный вопрос поэмы. Кто жмется и робеет, кто развязен напоказ и упрямо стоит на своем, а герой Филиппа Авдеева – заправский хипстер в кедах и очках – вскакивает на стул с самодельным плакатиком, словно на одиночном пикете.

Ответы у мужиков все те же, некрасовские. И они совсем не входят в диссонанс с подчеркнуто современным и лаконичным оформлением Кирилла Серебренникова. Нынешние символы России: забор с колючей проволокой и огромная газовая (или нефтяная) труба через всю сцену, возле которой ютятся, обустраивая свое нехитрое жилище, герои поэмы. Всё тут до боли знакомо: цветастые пыльные ковры, швейные машинки, старенькие телевизоры, байковые халаты женщин, пытающихся удержать дома своих мужей-правдоискателей... Но куда там. Если русский мужик заведется, его не остановить. И вот уже разношерстная компания, раздобыв скатерть-самобранку, превращается в вооруженный отряд ополченцев.

Впрочем, Серебренников не настаивает именно на таком развитии событий. К каждой сцене режиссер подбирает разные ключи. Эпизод про «холопа примерного – Якова верного», который, не выдержав издевательств, повесился на глазах у барина, решен как дуэль двух крупных планов. Камера снимает и дает на экраны лица слуги и хозяина, и в выразительном молчании Евгения Харитонова читается вся народная скорбь и вековая хроника унижений.

Одна из главных тем постановки – добровольное рабство. В главе «Последыш» крестьяне снова притворяются крепостными, чтобы потешить старого барина, не принимающего новых порядков – наследники за этот обман обещали мужикам хороший куш. В спектакле для маскарада героям приходится напялить на себя совковые мохеровые свитера, треники с вытянутыми коленками, а юному хипстеру достается школьная форма с пионерским галстуком. Надо видеть его сложные отношения с этим наследием прошлого: гадко, противно, а рука все же тянется и замирает в пионерском салюте.

Тут зрители, конечно, узнают своих современников, тех кто с радостью, по доброй воле или вынужденно, закусив губу, возвращается к советской идеологии и риторике.

Но при всей явной публицистичности новый спектакль Серебренникова – это эстетское шоу, свободный монтаж разножанровых сцен, где находится место и для балаганных реприз, и для дефиле феерических костюмов а-ля-рюс, и для вставных музыкальных номеров Риты Крон, шикарно исполняющей советские шлягеры о матушке России. А еще тут есть целый танцевальный акт на музыку Ильи Демуцкого (того самого, что сочинил для Большого балет «Герой нашего времени») в постановке Антона Адасинского. Называется он «Пьяная ночь», как и одна из глав поэмы.  Но в конвульсиях падающих, пытающихся подняться и вновь сбиваемых невидимыми ударами тел, ощущаются не столько последствия хмеля, сколько отчаянные попытки встать на ноги, которые рифмуются со строчками Егора Летова: «Вижу, поднимается с колен моя Родина». Подняться не удается никому...

В третьем акте на сцене царит Евгения Добровольская, приглашенной из МХТ имени Чехова совершенно оправданно. Пожалуй, никто кроме этой нутряной актрисы не смог бы прочесть длиннющий и надрывный монолог о тяжкой женской доле с такой силой и виртуозностью. Перед её игрой отошли на второй план и камеры с мониторами, и аккомпанирующий вокал Марии Поезжаевой, а зал оцепенел, как завороженный. И этот безжалостный монолог вывел в конечном счете историю на уровень настоящей народной трагедии.

Финальный торжественный гимн поэмы «Ты и убогая, / Ты и обильная, / Ты и могучая, / Ты и бессильная, / Матушка Русь!» режиссер выводит титрами на экран. Видимо, не смог он сегодня сценически оправдать высокие слова про свободное сердце, спокойную совесть и рать неисчислимую тоже. Оставил на совести Некрасова. А вместо этого заставил актеров надеть на себя кучу маек с патриотической символикой и дурацкими шутками про вежливых людей. Нынче «правда народная» превратилась в шаблонные лозунги, набор готовых ярлыков, трафаретные представления о мире.

У Серебренникова и его актеров получилась трезвая и горькая постановка о России, полная здоровой злости, осознанного стоицизма и актерского драйва. А на вопрос «кому же тут жить хорошо?» можно ответить с уверенностью – зрителям Гоголь-центра. Пока в Москве выходят такие яркие и осмысленные премьеры, здесь есть чем дышать.
 

gogolcenter.com

«Гоголь-центр»

Драматический театр имени Гоголя был основан еще в 1925 году. На протяжении всей своей истории он не отличался особой популярностью. Единственное, что привлекало зрителей, это гоголевские сюжеты. Такое положение дел продолжалось вплоть до 2012 года. Тогда на пост руководителя театра был назначен Кирилл Серебренников, известный своими кинематографическими проектами. Режиссер решил полностью изменить формат театра, и на его базе был создан «Гоголь-центр».

Основная задача этого творческого формирования — знакомить зрителя с современными тенденциями искусства. Это абсолютно свободное пространство, где режиссер ничем не ограничен. Такой подход позволяет представлять знакомые сюжеты совершенно нетривиально, использовать оригинальные методы и удивлять, удивлять и еще раз удивлять публику.

В творческий коллектив проекта вошли хореографическая компания «Диалог Данс», театральная команда «Седьмая студия» и успевшая уже стать легендарной студия SounDrama Владимира Панкова. Материал, который предлагают артисты, кардинально отличается от всего, что показывали раньше в этих стенах. Невероятное сочетание пластики, электронно-классической музыки и оригинальной актерской игры превращают каждый спектакль «Гоголь-центра» в событие, которое ждут ценители современного искусства.

Еще одно направление деятельности — это кинематограф. При «Гоголь-центре» находится уютный кинозал — «Гоголь-кино». Здесь зритель может увидеть интересные премьеры, которые не попали на большой экран. Демонстрируют не только арт-хаус и короткий метр, но и более привычные жанры. Видеоряд подбирается исходя сугубо из его художественной ценности и является одним из наиболее ярких среди всех частных кинозалов Москвы.

«Гоголь-центр» — это открытое пространство, где каждый может высказать свою позицию и взгляд на культуру. Специально для подобных дискуссий был создан клуб «Гоголь +». Тут проводят творческие вечера, литературные чтения и поэтические дуэли. Кроме того, достаточно часто выступают эксперты из различных областей искусства, читаются лекции и показываются мастер-классы.

Театр активно сотрудничает со многими известными европейскими коллективами, которые часто привозят свои новые спектакли. Кроме этого, в репертуаре «Гоголь-центра» более десяти собственных спектаклей. Постоянно проводятся различные развлекательные шоу и необычные фестивали для молодых драматургов и актеров.

Источник

msk.citifox.ru

Все события

18+

Главный герой, мальчик Вениамин, считает, что знает все о моральных нормах. Как их надо соблюдать, от кого их надо защищать, что такое хорошо и что такое плохо. Где граница между моралью и нетерпимостью, свободой и вседозволенностью, проповедью и терроризмом, религией и манипуляцией? Пьеса современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга «Мученик» была написана совсем недавно. На русском языке она играется впервые.

18+

«Questioning / КТО ТЫ?» - это камерный спектакль-игра, где нет сцены и актёров. На один час зрители становятся участниками уникального совместного опыта. Каждому пришедшему предстоит ответить на вопросы из нескольких анкет, пробуждающих интуицию и фантазию, и узнать что-то новое, важное и сокровенное о самом себе.

12+

Французский режиссер Тома Жолли ставит спектакль по классике французской драматургии – пьесе Пьера Мариво «Арлекин, воспитанный любовью».и – любовь, которая не знает преград. Внезапный финал в буквальном смысле перевернет все «с ног на голову» - но главным победителем в этой битве все равно останется праздничная стихия площадного театра, способная преобразить весь мир вокруг.

16+

«Когда я стала расшифровывать «Поэму без героя», то чем больше я находила в ней двойников, которые, в свою очередь, раздваивались и так - до бесконечности (то же самое происходит, если подойти с зеркалом к стене зеркального зала и увидеть в нем бесконечную череду отражений), тем яснее я понимала, что буквально расшифровывать ее, наверное, не надо. Не так уж важны в «Поэме» конкретные лица, важен аромат времени, ведь в «Поэму», помимо всего прочего, вошел огромный пласт культуры целой эпохи, которая для многих нынешних молодых людей стала давно прошедшей историей»

18+

В «Барокко»  звучат тексты философов, художников и общественных деятелей середины ХХ века, а произведения Генделя, Монтеверди, Перселла, Рамо, Люлли, Вивальди, Баха и других знаменитых барочных композиторов в исполнении артистов Гоголь-центра и приглашенных оперных певцов складываются в музыкальный маниыест. 

18+

Последний в серии спектаклей «Гоголь-центра» по мотивам киносценариев зарубежных фильмов основан на картине Райнера Вернера Фассбиндера «Страх съедает душу» о любви пожилой уборщицы и молодого мигранта-марокканца. В версии латвийского режиссёра Владислава Наставшева действие переносится в Москву, араб превращается в таджикского гастарбайтера, а играют главных героев ведущая актриса Театра Гоголя Светлана Брагарник и молодой артист Евгений Сангаджиев.

18+

В этой пьесе есть все – любовь, страсть, секс, ревность, предательство, верность… словом, – все для того, чтобы получилась образцовая пьеса о любви. Наконец, в ней есть – изобретательно сконструированный сюжет, а самое главное, четыре великолепные роли для четырех звезд, словом – все, чтобы получился настоящий театральный бестселлер. Остается добавить не так уж много – хорошего режиссера и четырех отличных актеров, – и получится настоящий современный спектакль.

18+

Спектакль «Братья» стал первой премьерой на большой сцене «Гоголь-центра» и открыл трилогию постановок по киносценариям зарубежных фильмов, в которую так же вошли «Идиоты» Кирилла Серебренникова по мотивам фильма Ларса фон Триера и «Страх съедает душу» Владислава Наставшева по фильму Райнера Вернера Фассбиндера.

0+

7 июня откроется выставка "наивной" художницы Нины Горлановой из Перми. Нина Горланова, прежде известная как интересный и оригинальный писатель, теперь становится все более популярна как художник. Работы Нины - это идеальный пример того, что такое наивная живопись. Живые, не такие простые, какими кажутся на первый взгляд, ее картины совершенно лишены попытки "сумничать". В них ощущается огромная трансляция тепла в мир. Важно, что художница специально приедет к нам на открытие и вы сможете с ней познакомиться. Специально для выставки Нина подготовит серию работ, посвященную писателям и поэтам.

18+

Все билеты проданы

Две женщины проживают один день накануне полного солнечного затмения. Они принимают гостей и выясняют отношения с мужчинами, родственниками и домашними животными. Их разделяет стена, но сближает общая радость, любовь, разочарование, ожидание, боль и надежда. Смешные, трогательные, абсурдные и парадоксальные совпадения двух миров складываются в череду визуальных и хореографических фантазий. 

16+

«Девять дней одного года» - один из самых известных фильмов Михаила Ромма, история двух ядерных физиков, влюбленных в одну девушку. В версии режиссера Сергея Виноградова и драматурга Валерия Печейкина действие фильма переносится в условную среду, где быт 60-х годов сочетается с приметами сегодняшнего дня, а ностальгия по прошлому – с мечтами о будущем.

18+

Все билеты проданы

Франк и Катарина живут вместе. Их чувства колеблются от любви до ненависти. Однажды вечером к ним в гости заходят соседи – Томас и Йенна. В этот вечер обе пары не просто приятно проводят время вместе, выпивают и болтают. Выяснение отношений на публике внезапно вскрывает те проблемы, о которых до этого они не осмеливались говорить. И каждый из четверых пытается понять, как он на самом деле живет, чего хочет от другого, от себя самого и от мира. 

21338643544483031122944209385

gogolcenter.com

5 спектаклей Гоголь-центра - минимум театрала

«Гоголь-центр»— это особенный театр. Феномен, в корне изменивший театральный ландшафт современной Москвы. Вот уже четвертый год подряд театр выпускает ряд амбициозных и провокационных премьер, собирающих полные залы неравнодушных зрителей. Кто-то называет «Гоголь-центр» новым «местом силы», кто-то — просто модным и важным театром. Но главное, что это место, в которое люди хотят попасть. Это целый город внутри отдельно взятого театра, переживший свою маленькую культурную революцию. Это театр, существующий в диалоге с реальностью и создающий уникальную реальность внутри себя.

Довольно сложно поверить в то, что еще несколько лет назад никакого «Гоголь-центра» на карте не было, а в доме 8 по улице Казакова царили совсем другие правила. «Гоголь-центр» создан режиссером Кириллом Серебренниковым на базе расформированного Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя, основанного еще в 1925 году. В начале 2000-х театр переживал отнюдь не лучшие времена. В 2012 году на пост художественного руководителя не очень успешного на тот момент театра был назначен Кирилл Серебренников, известный своими кинематографическими проектами. Режиссер решил полностью изменить вид и формат театра на улице Казакова, став одним из создателей одного из самых ярких явлений в постсоветском театре и сделав «Гоголь-центр» новой точкой притяжения продвинутой столичной публики.

«Гоголь-центр» — не просто театр в традиционном понимании этого слова. Это один из самых обсуждаемых, громких и необычных проектов, посвященных комплексному развитию современного искусства. Основная задача этого творческого формирования — знакомить зрителя с современными культурными тенденциями. Здесь сочетаются разные формы и направления искусства: острые споры и лекции на самые актуальные темы в дискуссионном клубе «Гоголь +» соседствуют с мировыми премьерами не дошедших до российского проката фильмов в клубе «Гоголь-кино»; большие музыкальные концерты талантливых исполнителей сочетаются с мастер-классами признанных мэтров творческих профессий. Но главное в «Гоголь-центре»— это спектакли самых ярких российских и европейских режиссеров.

Спектакли «Гоголь-центра» вызывают у зрителей разные чувства (порой совершенно полярные), дают критикам благодатную почву для дискуссии, и почти никогда не забываются. Послевкусие от просмотра подтверждает, что со своей главной задачей — вызывать эмоции — «Гоголь-центр» справляется на «ура». Но как не прогадать при выборе спектакля?

Ниже 5 важных постановок, которые нужно посмотреть в «Гоголь-центре».

(М)ученик

Спектакль «(М)ученик »— совместная постановка «Гоголь-центра» и «Седьмой студии» по пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Поставил спектакль и адаптировал пьесу к российским реалиям художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников.
Главный герой постановки — подросток Вениамин в исполнении талантливого Никиты Кукушкина — считает, что знает все о существующих моральных нормах. Школьник, выросший с матерью-одиночкой и толком не знавший отца, увлекается религией и становится фундаменталистом-самоучкой. Этот «очень православный» школьник учит сверстников и взрослых, что они живут неправильно. По сути, Вениамин— религиозный террорист, постоянно цитирующий священное писание, и требующий от окружающих полного повиновения в соответствии с текстами, написанными в Библии, которая всегда при нем. Так, его поведение становится серьезным испытанием для окружающих. Новый пророк готов вступиться в любой спор за свою веру и не остановится даже перед преступлением. Главный антагонист и враг школьника — учительница биологии и по совместительству школьный психолог в исполнении блистательной Виктории Исаковой.

«(М)ученик» исследует границы между моралью и нетерпимостью, ищет связь между свободой и вседозволенностью, противопоставляет религию и манипуляцию. Постановка — едва ли не самое смелое и открытое высказывание о безумии современной России, о больном обществе, которое постепенно становится все более подверженным фанатизму. Это спектакль о том, как быстро и легко религиозный фанатизм подчиняет себе конформистское сообщество на примере отдельно взятой школы.

Отдельного внимания заслуживает киноверсия спектакля — фильм «Ученик», с которым Кирилл Серебренников представлял Россию на Каннском фестивале. Главные роли в фильме играют те же актеры, что и в спектакле, за исключением исполнителя главной роли Никиты Кукушкина — в фильме его сменил «брусникинец» Петр Скворцов, больше подходящий на роль школьника-старшеклассника. «Ученик» — это не только фильм о фанатизме, но еще и политическая картина о современной системе образования, об антисемитизме, о гомосексуализме, о лицемерии и обо всех формах тоталитаризма. В Каннах «Ученик» получил специальный приз имени Франсуа Шале — эта награда присуждается фильмам, лучше других показывающим реалии современного мира.

Кафка

В основе нового спектакля по Кафке — пьеса о жизни выдающегося писателя, которую специально для «Гоголь-центра» сочинил драматург Валерий Печейкин. Личность Франца Кафки и правда легендарная — скромный чиновник при свете дня превращался в гениального писателя, творившего по ночам. Кафка сегодня воспринимается как гениальный пророк безумий XX века, его имя стало синонимом особого типа абсурда. Однако Печейкин призывает не путать абсурд с бредом — абсурд Кафки имеет жесткую внутреннюю логику, найти которую драматург ставил одной из своих главных задач.

В постановке Кирилла Серебренникова биографические мотивы из жизни писателя переплетаются с сюжетами, порождёнными воображением писателя, а персонажи из бестиария Кафки действуют наряду с реальными людьми из его жизни. При этом Кафку страшат отнюдь не фантастические метаморфозы, а как раз, казалось бы, нормальные вещи — семья, работа, общественный порядок.

Как известно, записей голоса Кафки не сохранилось, поэтому выразительно изображающий писателя Семен Штейнберг за все 3 часа спектакля не произносит почти ни слова, лишь иногда болезненно шевелит губами. О значении звука зрителю напоминают в начале «Кафки» — пока зрители рассаживаются на свои места в зале, на сцене идет голосовой кастинг: артистов пробуют на роль у стоящего микрофона.

В спектакле впечатляет все: гениальная сценография Серебренникова, по привычке выступающего и как режиссера, и как художника, великолепный вокал исполнителей, потрясающая хореография в исполнении актеров. Спектакль словно состоит из отдельных кусочков и самодостаточных инсталляций, вдохновленных кафкианскими мотивами. Тем не менее, будучи лишенным традиционного эпатажа «Гоголь-центра», «Кафка» — один из самых сдержанных и стилистически целостных спектаклей театра.

Мертвые Души

Спектакль «Мертвые души» — первая премьера «Гоголь-центра», поставленная по произведениям Н.В. Гоголя. В версии Кирилла Серебренникова история Чичикова не переносится в наше время буквально, но получает новое и современное звучание. Разные эпохи соседствуют друг с другом в вечном российском безвременье, где правит абсурд, и ничего не меняется.

Кирилл Серебренников — большой поклонник творчества Гоголя. Поставил «Мертвые души» он уже во второй раз — первый был на латышском языке в Риге. Шесть лет назад в Национальном театре в Риге постановка Серебренникова получила высшую театральную премию Латвии «Ночь лицедеев» в номинации «Лучший спектакль». Но «Мертвые души» не отпускают Серебренникова — теперь постановку можно посмотреть на русском языке в «Гоголь-центре». По словам режиссера, в этом произведении зашифрованы невероятно важные ключевые формообразующие элементы — русская матрица. Все это в совокупности и есть Россия.

В «Мертвых душах» Серебренникова играют только мужчины. Десять актеров на практически пустой сцене играют всех: детей, собак, бабок, женщин, мужчин. Но главное здесь отнюдь не гендерные различия. Как говорит сам режиссер, важно, что это не мужчины, а артисты — артисты как «сверх существа» гораздо шире пола. Интересно, что больше всего Серебренникова привлекают именно литературно-художественные свойства текста Гоголя. Ткань языка, если она соединилась с воображением читателя, оборачивается реальностью, плотью. Своей задачей Серебренников поставил донести как можно больше до сцены, не расплескав. Так, в «Мертвых душах» пустая сцена, похожая на ящик, десять мужиков, которые играют все роли, из пустоты доставая образы, персонажей, обстоятельства и потом в пустоту же обращаясь.

По словам самого Серебренникова, спектакль он ставил как музыкальное произведение: у Гоголя очень сложная симфоническая структура — с темами, контрапунктами, рефренами, с множеством мотивов, нисходящих, восходящих и перекликающихся между собой. «Мертвые души» — один из самых смешных и злободневных спектаклей в «Гоголь-центре». По сути это спектакль о дурной повторяемости явлений российской жизни — о том, что жизнь в России — порочный круг, из которого так просто не выпрыгнуть.
 

Митина Любовь

Спектакль «Митина любовь» по повести Ивана Бунина в постановке молодого режиссера Владислава Наставшева стал первой премьерой на малой сцене «Гоголь-центра» после его открытия и перестройки. В спектакле, в котором играют артисты Филипп Авдеев и Александра Ревенко, сюжет повести изъят из исторического и социального контекста, лишен примет быта и узнаваемых деталей.

Бытовые элементы заменяются эмоциональными, а фантастическая сценография больше напоминает состояние растерянной влюбленной молодой души, летающей между небом и землей. Так, почти все действие происходит в вертикальной плоскости на стене, в которую воткнуты металлические стержни. По этим жердочкам герои перемещаются на протяжении всего спектакля. “Митина любовь” — почти акробатический этюд, где актеры практически не стоят на земле и «лезут на стену» от любви в буквальном смысле слова. Когда стену из палок разбирают, герои понимают, что и любовь прошла, держаться не на чем. В финале Митя спускается на землю, а его легкомысленная возлюбленная воркует о том, как низко пала.

В спектакле играют только два актера: Митя и его любовь — девушка Катя, которая является для заглавного героя всем: она и воздух, и лес, и все другие персонажи. В Митином мире нет больше места ни для кого — возлюбленная мерещится Мите в каждом встречном. Так, все роли, кроме главной мужской, играет Александра Ревенко.

«Митина любовь» идёт на малой сцене Гоголь-центра уже не первый год, но не устаревает, ещё раз напоминая о том, насколько может быть драматична первая любовь. Удивительно искренний спектакль, который с каждым сезоном приобретает всё новые и новые грани.

 

Кому на Руси жить хорошо

“Кому на Руси жить хорошо” по Некрасову — премьера прошлого сезона, исследующая вопросы потерявшегося русского счастья. В одном спектакле удивительным образом соединились совсем разные жанры: здесь и стильная европейская режиссура с видеокамерами, и грубоватая политическая сатира, и талантливая опера, и физический театр, и актерская импровизация в зрительном зале, и добрая «русская школа» с переживаниями, и даже дефиле русских костюмов.

Над поэмой Некрасова Кирилл Серебренников начал работать больше года назад: в компании своих коллег актеров он путешествовал по Ярославской области. Актеры общались с местными жителями, брали у них интервью, ходили по музеям и готовили отрывки из поэмы. Своего рода продолжением и дополнением к «Кому на Руси жить хорошо» стали иммерсивные «Русские сказки» по сочинениям из коллекции Афанасьева, которые сейчас тоже идут в «Гоголь-центре». Это своеобразная дилогия. Кирилл Серебренников называет соседство Некрасова и Афанасьева вполне органичным, так как несмотря на все различия, у двух авторов есть общее — безусловная любовь и интерес к русским людям, к родине.
Поэма Некрасова, написанная уже после отмены крепостного права, задается вопросами свободы и рабства. Она про невозможность обретения свободы, удобство традиционного рабства и главное — про счастье. «Сказки» же — наоборот, это пространство, где русский человек абсолютно свободен и словом, и телом. Поэтический язык Некрасова оказался на удивление гибким: стихи по воле режиссера стали звучать и как обыденная речь, и как оратория, и даже как хип-хоп.

«Кому на Руси жить хорошо» — один из самых впечатляющих спектаклей «Гоголь-центра» и совершенно точно большая победа Серебренникова в должности художественного руководителя театра.

 

«Гоголь-центр» — это территория, где дух бунтарства пропитан огромной любовью к театру, а ощущение абсолютной свободы сталкивается с объективной реальностью. В репертуаре «Гоголь-центра» множество спектаклей на социальные темы. Есть и совсем скандальные (чего стоит премьера прошлого сезона «Машина Мюллера» с обнаженными перформерами!).

По словам Серебренникова, театр занимается контрпропагандой, то есть именно тем, что сегодня должен делать любой честный театр. В пропагандистских СМИ человек расценивается как объект зомбирования. В «Гоголь-центре» человек расценивается как личность, с которым ведется персональный разговор. В контексте столичной театральной жизни феномен «Гоголь-центра» и вовсе уникален: театру Серебренникова за считанные месяцы удалось стать местом, способным сообщить не столько культурный опыт, сколько социокультурную идентичность.

А еще в «Гоголь-центр» приходят абсолютно потрясающие зрители — умные, интеллигентные, образованные люди. Кажется, и нам самое время запланировать свой поход на Казакова, 8!

gogolcenter.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о