Выставка бартенева: Выставочные залы Москвы | Галерея «ЗДЕСЬ на Таганке»

Содержание

Выставка Андрея Бартенева «Привет, Пришелец» в Пассаже Санкт-Петербурга

Выставка Андрея Бартенева «Привет, Пришелец!» открылась в Пассаже в конце июня. Торговую галерею заполнили зеленые человечки — инопланетные существа. По словам художника, они прилетели сюда на шоппинг. 

«Это такие милые и веселые инопланетные существа, которые пришли в торговый дом Пассаж всей семьей хорошо провести время и совершить покупки. Здесь они уже после шоппинга — модные, довольные и нарядные», — прокомментировал экспозицию художник.

Куратор выставки — Санкт-Петербургская школа Masters, организовавшая в рамках арт-проекта интересную и разноплановую лекционную программу о современном искусстве, моде, дизайне.

Дальнейшая программа:

    • 20 июля в 17.00 — известный искусствовед Олеся Туркина расскажет об Андрее Бартеневе в контексте современного андеграунда.
    • 27 июля в 17.
      00 — кандидат философских наук Ольга Бузина прочет лекцию «Искусство радости. Андрей Бартенев и не только».

    Пассаж. Покупки надолго — впечатления навсегда. Приходите! Экспозиция «Привет, Пришелец!» продлится в Пассаже 3 месяца – посещение всех мероприятий бесплатно.

    Об Андрее Бартеневе

    Андрей Бартенев — российский художник и скульптор, по совместительству талантливый провокатор и любитель творческих экспериментов. Его заслуженно считают одним из самых неординарных перфомансистов, за создание интерактивных выставок и инсталляций. 

    Андрей Бартенев входит в Союз российских художников, является членом Союза художников Москвы, а также созданной Вячеславом Полуниным Академии Дураков. 

    Авторитетные галереи в России и по всему миру включают работы Бартенева в свои экспозиции, не менее почитаемы они и в частных коллекциях. Творчеством художника можно полюбоваться на выставке Фонда Виллема де Кунинга, в Нидерландской Королевской Библиотеке Копенгагена , в коллекции американского сценографа, драматурга и режиссера Роберта Уилсона и т.

    д. Местом для эффектных перфомансов выступали такие музеи, как Третьяковская Галерея, Victoria & Albert Museum (Великобритания), столичный Пушкинский музей и авторитетные выставочные площадки Нью-Йорка. 

    Между работами Бартенева, в частности речь о декорациях к современным перформансам, эксперты проводят аналогию с проектами Всеволода Мейерхольда и Сергея Дягилева. Именно через костюмы мастеру удается исследовать мир в многообразии его цветов и фактур, контрастов и сочетаний. Во многом этому способствует талантливая игра с формами и материалами. Развивая тенденции российских футуристов, Андрей Бартенев карнавальные фантасмагории в причудливом, абстрактном и сказочном выражении. 

    Андрей — выдающаяся личность 20 и 21 века. Он осознает единство мироустройства: ему открылись взаимосвязи между природой, человеком, вселенной, космосом. Он участвует в эко-проектах, поддерживает экологические движения личным примером.

    Интимные места Андрея Бартенева — МК

    В галерее «Файн Арт» на Большой Садовой — полный Электродрист. Название, придуманное Андреем Бартеневым, пронзает, словно ток. Выставка его же. Что это за, извините, такой дрист? Почему? Откуда? Корреспондент «МК» выяснял подробности у куратора выставки Ирины Филатовой.

    — На память приходит Велимир Хлебников, Серебряный век, футуристы с их словообразованием и неологизмами, – рассказывает Ирина Филатова и любезно согласившается провести нам экскурсию. – Слово «электродрист», конечно, придумано самим Бартеневым. Для него электрический ток, энергия – это жизнь. Поэтому в самом слове «дрист» есть что-то энергичное и пронзительное. Мне кажется, это слово очень подходит ему самому как личности, ведь Бартенев сам персонаж своего творчества, центр произведений. Он как бы живет сам внутри себя.

    Эпатажный художник Бартенев – фигура легендарная. Он и автор перформансов, и модный дизайнер, и режиссер, и скульптор, и сценограф в одном лице. А еще – человек-ураган, творящий новые миры и разрушающий прежние, традиционные, представления об изобразительном искусстве, живописи и графике. Совсем недавно с большим резонансом прошла юбилейная его выставка «Скажи: я тебя люблю!» в Музее современного искусства на Гоголевском 10. Там представили ретроспективу работ Андрея за последние 25 лет: крупные инсталляции, и кинетические скульптуры, и видеоперформансы, и маскарадные костюмы. Нынешняя выставка – совершенно иного рода.

    Всего в экспозиции «Файн Арта» – 20 карандашных рисунков, выполненных на специальной бумаге. В этот раз художник, творящий в жанре синтетического зрелищного искусства, удивляет совершенно иначе – черно-белой лаконичностью своих эскизов. Однако и в этих рисунках есть стремительность, острота и даже что-то гипнотизирующее. Кажущаяся небрежность, причудливая сумбурность и хаотичность элементов – это поток жизни, в которую приглашает мастер своего зрителя.

    . Эта выставка – интимная, глубоко личная. Несмотря на то, что вход свободный, здесь нет столпотворения людей, пришедших просто «на можного Бартенева», нет очередей из делающих селфи на фоне его работ, ведь он – «тренди».

    — Наша выставка – желание самого Андрея, – объясняет Филатова. – Ему захотелось показать свою лабораторию, вскрыть вот такую интимную сторону творчества, его внутреннюю суть. Присмотревшись, мы можем угадать, узнать в этих эскизах черты больших работ художника.

    Рисунок для художника – больше, чем рисунок. Это его способ коммуникации, возможность постижения жизни и приобщения к миру. Отчасти это – своеобразный манифест, вызов. А может быть – игра в заигрывание.

    — Он сам говорит – я есть движение, я не знаю, что такое настоящее, ибо чтобы это узнать, нужно остановиться. А я остановиться не могу. Он не заостряется на моменте, на сиюминутности. Он все время летит вперед, – делится размышлениями куратор

    — С Бартеневым Ирина знакома долгие годы – еще с момента его появления на художественной арене Москвы: «Это был конец 80-х, когда мы впервые увидели Андрюшу. У него был парик с синими волосами, корона на голове, фантастический костюм… Мы, галеристы и ценители современного искусства, восхитились! И продолжаем восхищаться».

    Совместное сотрудничество с галереей «Файн Арт» вылилось в несколько выставок Бартенева: «Новые оптимисты – «Большие волосы» (2003), «Встречающее счастье» (2006) и «Электродрист» (2016).

    «Из розетки со скрежетом выходит свист –

    Это кричит на свободу электродрист»,– подобные стихотворные лозунги дополняют некоторые эскизы, представленные на выставке. Каждый рисунок датирован – по преимуществу здесь работы последние, 2015 и 2016 годов, но встречаются и более давние, к примеру, 2011. Экспозиция в «Файн Арте» – это своеобразный дневник одного гения, который он пишет везде, где бы ни находился.

    Работы известных художников Кулика и Бартенева представили на выставке в Москве — Культура

    МОСКВА, 27 ноября. /ТАСС/. Московский музей современного искусства (ММОМА) представил в среду выставку «This Is Not a Book: коллекция Дмитрия Волкова. История о человеке, его искусстве и библиотеке», объединяющую работы Виктора Пивоварова, Павла Пепперштейна, Олега Кулика, Андрея Бартенева и других авторов из собрания мецената и перформера.

    Выставка будет открыта для посетителей с 28 ноября по 26 января.

    «Сейчас в его коллекции более 120 работ, а мы показываем только 50. Здесь не только работы из собрания современного искусства, а еще дюжина книг из библиотечной коллекции Волкова, которая включает в себя раритеты, в том числе прижизненные издания всевозможных классиков англо-американской философии», — рассказал куратор проекта Федор Павлов-Андреевич.

    Многие выставленные арт-объекты так или иначе связаны с событиями из жизни коллекционера. В экспозицию вошли работы Олега Кулика из серии Memento mori, композиции Дмитрия Гутова «Шуберт» и Анатолия Осмоловского из серии «Хлеба» и полотно Владимира Дубосарского и Александра Виноградова «Зима» из серии «Времена года». Помимо этого, гости выставки увидят работы Ивана Горшкова, Константина Звездочетова, Ирины Кориной, творческого объединения МишМаш, Гоши Острецова, Александра Повзнера, Тимофея Ради и других.

    В центре экспозиционного зала находится коридор, в котором собраны редкие философские книги Иммануила Канта, Рене Декарта, Фрэнсиса Бэкона, изданные в XVII-XX веках. По словам архитектора выставки Екатерины Бочавар, представленные труды имеют особые требования к хранению. «Есть определенные правила, как они могут экспонироваться в музее, поэтому мы их отделили», — пояснила она.

    Павлов-Андреевич также отметил, что каждые 20 минут начинается аудиоэкскурсия: сам куратор и Волков рассказывают об арт-объектах. «Экскурсия сопровождается светом, он плывет от работы к работе, а голоса рассказывают о них, причем здесь не заученный текст, а живой разговор», — добавил он.

    О владельце коллекции

    Дмитрий Волков — предприниматель, философ, собиратель искусства и меценат. Он оказывает поддержку многочисленным проектам в области современного искусства, в том числе музеям «Гараж» и ММОМА. Волков стал одним из меценатов, поспособствовавшим передаче работ российских художников в дар Центру Помпиду в Париже в рамках проекта «Коллекция! Современное искусство в СССР и России 1950-2000 годов». Также по инициативе Волкова и профессора Вадима Васильева в 2009 году основан Московский центр исследования сознания — научно-исследовательское подразделение при философском факультете МГУ.

    Светская хроника: открытие выставки Андрея Бартенева «И зазвенел цветогривый вихрь»

    Персональная выставка пастелей Андрея Бартенева, приуроченная к 50-летию художника, открылась в галерее RuArts.

    За романтичным названием

    «И зазвенел цветогривый вихрь» — ранее не экспонировавшиеся пастели, созданные в основном в середине 90-х.

    «Рисование пастелью для меня это как игра со снегом — сбиваешь цвета в объем или разбрасываешь словно снежные комья, формируешь горки, сугробы и пещеры»,

    — рассказывает Андрей Бартенев. Российский художник, скульптор, автор интерактивных инсталляций и эпатажных перформансов любимыми художниками называет Пикассо, Гауди, Клее и не устает впечатлять общественность в прямом смысле яркими работами. Тем интереснее персональная экспозиция пастелей — техники традиционно сдержанной в смысле цветовых решений и невесомой.


    бурю многоцветия, через которую они стремятся к любви».

    Андрей Бартенев и Николай Усков

    Андрей Бартенев и Катрин Борисов (RuArts)

    Андрей Бартенев и Данила Поляков

    Александр Юдин («Интерьеры Экстра-класса»)

    Андрей Бартенев, Сати Спивакова

    Андрей Бартенев, Надя Сказка

    Андрей Бартенев, Влад Лисовец, Владимимр Виноградов (Pro-Vision)

    Юлия Скворцова, Ирина Хакамада и Дмитрий Шохин

    Юрате Гураускайте, InStyle

    Татьяна Геворкян

    Саша Фролова

    Эва Вострокнутова

    Мари Коберидзе (WeArt Gallery)

    Муся Тотибадзе

    Муся Тотибадзе, Андрей Бартенев

    Марианна Сардарова (RuArts), Катрин Борисов (RuArts), Андрей Бартенев

    Денис Катаев («Дождь»), Алексей Новоселов (ММОМА), Павел Вардишвили (Interview Russia)

    Детали от Posta-Magazine:
    Выставка открыта по 7 ноября
    Галерея RuArts, 1-й Зачатьевский пер. , 10

     

     

     

    ВЕРЕЯ – САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ГОРОД • Объединение

    вернисаж

    ФОТОГРАФ: ИВАН ЕРОФЕЕВ

    СВЕТОДИЗАЙНЕР: МАРИЯ КРИКУН

    17 August, 2020

    ВЕРНИСАЖ – рубрика, в которой мы показываем выставки, которые нам кажутся интересными. Открытие первого арт-проекта Игоря Андреева ‘Верея – самый маленький город’ в новом пространстве ‘У Марии’ произошло прямо в квартире, где и живет сама Маша Комарова, основательница галереи.
    Мы поговорили с Машей и Игорем о снобизме арт-тусовки и бунте против системы, синдроме самозванца и монтаже первой выставки.

    СФЕРА ИСКУССТВА – ФЭШН – СФЕРА ИСКУССТВА
    МАША: Я на самом деле изначально из сферы искусства. Моя первая работа – пиарщица в ММОМА, потом я была менеджером выставок в галерее Андрея Бартенева ‘ЗДЕСЬ на Таганке’, по пути курировала пару выставок, ходила на лекции в ‘Свободные мастерские’ и в ‘Гараж’ и даже как-то выставлялась там в рамках проекта do it. И, когда я занялась журналистикой, я сначала была редактором выставок в TimeOut (когда он был еще норм), и потом стала редактором культуры в Numéro – писала там про искусство и театр.
    Потом я то ли переучилась, то ли перечитала философии, то ли пересмотрела концептуального искусства, но меня стало воротить от совриска, его любви к гиперрационализации, осмыслению всего и вся и постоянным отсылкам к философам (если честно, экспликации к выставкам мне до сих пор напоминают эссе для ЕГЭ: написаны по таким же шаблонам и с использованием обязательных слов ‘художник поднимает проблему../как говорил Бодрияр../поиск идентичности в дискурсе../ постколониализм’ и т.п. Короче, меня стало воротить от искусства, я года на два вообще перестала ходить в музеи. А в 2019 стала часто летать в Лондон и там на выставке Олафура Элиассона оттаяла – такой он был яркий, веселый, про эмоции, а не размышления. Тогда я поняла, что мне близок именно такой арт. Который про экспириенс и красоту, а не про осмысление проблем мироздания.

    ИГОРЬ: Я работал главным редактором Numéro, а сейчас работаю стилистом, но мне надоело загонять себя в рамки: стилист, фотограф, дизайнер. Мне нравится английское всеобъемлющее слово artist.
    Рисовал я еще, когда учился в финансовом колледже: у меня сохранились альбомы с того времени. После окончания учебы началась работа со съемками и таскание пакетов – времени на рисование не было. А потом мы со всей командой покинули Numéro: у меня внезапно появилось время, и мне еще как-то удалось заработать денег. В общем, я месяца три мог сидеть дома, заниматься тем, что мне интересно – и я снова начал рисовать. Мне нравится, что в живописи все зависит только от тебя. А чтобы сделать красивую съемку, нужны и фотограф, и модель, и локация, и свет, и еще куча всего – многое может пойти не как задумано.

    МАША: Эта картина, тройной автопортрет, нравится практически всем, но Игорь говорит, что для него она довольно простая. Шторы из квартиры художника. На одной нарисован полководец на фоне птицы, который призывает к действию и указывает на соседнюю штору, а там взрыв цветов – путь в нечто сказочное.

    ИСКУССТВО/МОДА
    МАША: Когда я работала в Numéro, сильно зафанатела от моды. Мы делали много съемок, и я подружилась с фэшн-фотографами. Все они рассказывали о том, как художники и другие ребята из современного искусства постоянно унижают их работы: вы, мол, снимаете в журналы, это коммерция, недоискусство. При этом те же самые художники делали фотопроекты, сравнимые по глубине ресерча и сложности продакшена со съемками фэшн-фотографов – но все равно свысока обзывали их работы не-искусством. Меня этот снобизм арт-тусовки дико бесил и бесит. Такое ощущение, что многим на входе в Школу Родченко, или куда там, выдают методички ‘Как быть Настоящим Современным Художником’, где записан свод заповедей. Если их не соблюдаешь, не имеешь права называться художником. Я считаю, что это бред, и не понимаю, почему какая-то горстка людей считает себя вправе решать, что искусство, а что нет.

    Галерея – это такой бунт против системы. Ребятам из фэшн надо где-то показывать свои работы, другие ребята из фэшн хотят их смотреть. Я решила сделать как раз такую площадку, где не будет дурацких правил (точнее, будут свои).

    Если говорить о более общих вещах – мода и искусство влияют друг на друга и постоянно пересекаются. Взять хотя бы коллаборации Рафа Симонса со Стерлингом Руби, взаимную любовь Канье Уэста и Джеймса Таррелла, коллабы Dior и Джуди Чикаго и так далее, и так далее.

    КВАРТИРА
    МАША: Мне очень давно нравился дизайнер этой квартиры Гарри Нуриев, я хотела с ним познакомиться, и в прошлом году, чтобы это провернуть, предложила берлинскому модному журналу 032с сделать с ним интервью. Немцы согласились – мы с Гарри отлично поболтали, зафоловили друг друга в инстаграме и начали немножко общаться. Параллельно я думала о том, чего я хочу от своей жизни, и решила, что хочу жить в квартире с дизайном Гарри Нуриева. Мне казалось, что воплощение этого плана займет лет пять: пока я накоплю на квартиру, сделаю ремонт.. На тот момент Гарри в Москве сделал только одну квартиру Ксении Чилингаровой, и шансов, что появятся другие, не было.

    На несколько месяцев я забыла обо всей этой истории, а потом мне прилетел оффер на еще одну постоянную работу, а на следующий день Гарри запостил в сторис, что сделал в Москве квартиру специально под сдачу. Я решила, что это знак судьбы (тем более зарплата на новой работе совпадала со стоимостью квартиры) и сняла ее.
    Это квартира с бетонными стенами и потолком, тут всего три предмета мебели, которые можно развинтить и вынести: при желании получается почти стерильное пространство.

    ЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО – ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО
    МАША: Раньше я стрессовала, когда у меня дома было много незнакомых людей, но сейчас это прошло – в конце концов, мы звали на выставку только тех, кто нам приятен. Но у меня все равно было странное чувство на открытии – я ощущала какой-то паралич. Мне кажется, я не очень умею принимать похвалу. Ко мне столько людей подходили и говорили, что им все нравится, и что проект очень крутой, а мне было дико стыдно и почему-то казалось, что я их на***ваю. Может, это синдром самозванца?

    ПРИЧИНА ОТКРЫТИЯ ГАЛЕРЕИ
    ИГОРЬ: Многим нашим друзьям негде заявить о себе, как о художниках, потому что они официально или стилисты, или фотографы. А тут мы даем пространство, где они могут транслировать свои идеи.

    НАЗВАНИЕ
    МАША: Оно появилось само собой. Это и про любовь к эстетике 90-х, и про печенье. Наш лого – печенька ‘Мария’. Это было любимое кондитерское изделие моей бабушки, так что в названии еще и воспоминании о детстве.

    ПЕРВАЯ ВЫСТАВКА / ВЕРЕЯ
    ИГОРЬ: Нам было очень комфортно работать друг с другом в Numéro, мы вдвоем безумные. Когда мы оттуда ушли, долго думали, что можно дальше делать вдвоем, чтобы получать от этого удовольствие. Выставка была логичным шагом.
    Плюс это комфортный формат работы – мы за то, чтобы всегда от работы получать удовольствие, без всякого бреда, который часто идет от издателей, коммерческого отдела, всех людей, которые говорят ‘так нельзя’. Мы как раз говорим: ‘Можно все’. И даже наша любимая фраза на монтаже была: ‘Делай, что хочешь’.

    МОНТАЖ
    ИГОРЬ: На монтаж мы собрали всех знакомых. Как-то я стилизовал рекламу Keddo, и там была сет-дизайнер Эля, которая сказала, что ей не хватает творчества. У меня за секунду родилась мысль: я предложил Эле и ее коллеге Кириллу участие в проекте – они согласились повесить картины, шторы, собрать шкаф, рамы для картин. За секунду через инстаграм нашлись волонтеры, которые помогали с вязанием Логова. Со светом помогала Маша Крикун*. Изначально мы просто хотели сами поехать в Леруа и купить прожектора. Но, когда ты в первый раз делаешь выставку, то понимаешь, что в каких-то вещах профан. Возникают вопросы: как вешать картины, сверлить стены, как освещать работы – конечно, тут всегда лучше делать это не самому, а советоваться с людьми, которые в теме.

    *МАША КРИКУН: В освещении нужно было совместить две почти противоположные задачи: концепция выставки заключалась в ощущении ‘сказочного леса’ – для такого эффекта необходимо низкое освещение с использованием цветных оттенков. Одновременно моя задача была в том, чтобы показать выставляемые вещи в свете современного искусства – так появилась идея использовать рассеянный равномерный холодный свет. Нам не хотелось прибегать к стандартному потолочному освещению, и мы решили использовать оригинальные приемы, акцентировав внимание не на самих приборах, а на концепции выставки: на тканях, цветах и хаотичных запутанных формах, будто застывших в пространстве. Так появилась идея погрузить посетителя в цветной ‘сказочный подъезд’, направить его светом зайти в волшебный шкаф с вещами, подвисшими в воздухе и излучающими свет, пройтись по историям холстов, как по страницам сказочной книги, завершая путешествие в комнате с разноцветными тенями.

    КЛАССИЧЕСКИЙ ВЕРНИСАЖ?
    МАША: Нет, упаси б-г! Никаких кураторских текстов и экспликаций. Мы за визуальное искусство, с которым можно сконнектиться и которое можно почувствовать без объяснений. Единственное, что делал Игорь – рассказывал на открытии сказки про персонажей на работах и их приключения. Сказки мы любим!

    ВНУТРЕННИЙ МАНИФЕСТ
    МАША: Мы за спонтанность, легкость и удовольствие в процессе. Наше кредо: ‘никакой жопорваки’, жопорвака и мучения – отстой. Ну, и когда мы выбираем будущие проекты для галереи – в первую очередь, это должно быть искусство, которое дает непосредственные ощутимые и без экспликаций, эмоции от общения с ним.
    ИГОРЬ: Мы стараемся все делать интуитивно.

    ПЛАНЫ
    МАША: Раз уж я назвалась галеристкой, и мы планируем следующие проекты – придется углубиться с сферу искусства. Осенью мы покажем проект фотографа Эмми Америки – и это будут не фотографии. Потом – перформанс одного медийного лица (тайна-загадка). Думаем делать проекты раз в 2 месяца.

    ВДОХНОВЕНИЕ
    МАША: Меня вдохновляет Игорь.
    ИГОРЬ: Меня вдохновляют Китик, Долгорукий, Вжух, Мнум, Жираблем. Еще ядовитые цвета, смешанные рандомно друг с другом. Еще сказки и русский лес.

    СОВЕТ
    МАША: Кажется, советы со мной не работают. В сложные моменты я стараюсь сделать для себя что-нибудь приятное. Например, когда я уставала на монтаже, могла выйти прокатиться на велике, выпить имунный шот или помедитировать.
    ИГОРЬ: Я говорю себе ‘все будет хорошо’ и напоминаю, что главное – благодарить Вселенную.

    ЗАЧЕМ ИСКУССТВО В 2020 ГОДУ?
    МАША: Чтобы было весело и приятно.
    ИГОРЬ: И чтобы вдохновлять.

    Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Александр Пономарев, Андрей Бартенев, Юлия Мильнер, Арсений Мещеряков

    В начале ХХ1 века, заново встает вопрос о построении базисной системы координат, определяющей стратегию индивидуального и группового самоопределения в ситуации предельного уплотнения информационных потоков, обрушивающихся на человека, и стремительного развития процессов глобализации на фоне потери коллективных утопий. В российском павильоне представлены инсталляции художников: группы АЕС+Ф, Андрея Бартенева, Арсения Мещерякова, Юлии Мильнер, Александра Пономарева. Каждый из них предлагает свою версию ответа на этот вопрос.

    Александр Пономарев и Арсений Мещеряков проблематизируют взаимоотношения между миром естественным и миром медийным, опосредующим контакт человека с самим собой, другими людьми и природой. Инсталляция «Душ», стены, потолок и пол которой вместо кафеля облицованы мониторами, на которые транслируются более 1000 международных телевизионных каналов, презентует тотальное суггестивное господство СМИ, лишающее человека возможности вырваться из «информационной камеры». Два переключателя, находящиеся в душе, дают возможность поменять аудио-визуальный контент, выбрав, например, «горячие новости», или спорт, рекламу, порно, программы о животных и т.д. Выключить душ невозможно. Информационные потоки омывают и промывают наши души, одинаково интенсивно при любых режимах его работы.

    Перенасыщенное информационное поле оказывается вакуумом. Инсталляции Александра Пономарева «Дворники» и «Волна» — представляют разные варианты поиска выхода за его пределы. В проекте «Дворники» экраны, сплошь закрывающие стену, оказываются своеобразным аналогом окон, в котором мы видим те же TV-программы. Подобно тому, как дворники стирают грязь, налипшую на лобовое стекло машины, дворники, установленные на каждом из экранов смывают водой транслируемые сюжеты. В какой-то момент, их замещает линия горизонта, фиксируемая камерой, закрепленной на балконе российского павильона, с которого открывается прекрасный вид на лагуну. Горизонт опять и опять сменяется медианашествием, с которым упорно и методично сражаются механические дворники. В начале ХХ века Александр Родченко, изменивший оптику и логику нашего мировосприятия, писал: «надо видеть мир утренними глазами». В начале ХХ1 века Александр Пономарев напоминает нам об этом завете.

    «Волна» Александра Пономарева представляет собой 8-ми метровый стеклянный тоннель, заполненный водой. Пульсация волны порождается дыханием художника, чье изображение проецируется на экран. Эта инсталляция — своего рода метафора, артикулирующая художественную волю и демиургическую силу искусства. Прирученная и выдрессированная художником волна задает вектор движения «back to nature», рассекая выставочное пространство павильона. Медийные волны создают вокруг человека замкнутое квазипространство, а «Волна» Александра Пономарева размыкает и медийное, и экспозиционное пространство, открывая возможность созерцания обнаруженного горизонта.

    Проекты группы АЕС+Ф, Андрея Бартенева и Юлии Мильнер по-разному анализируют феномен виртуального мира, чья стремительная экспансия порождает эсхатологические пророчества и новые иллюзии.

    «Последнее восстание» группы АЕС+Ф (Арзамасова Татьяна, Евзович Лев, Святский Евгений + Фридкес Владимир) представляет 3D анимацию, создающую модель киберпространства, порожденного реальным и медийным мирами прошлого ХХ века, разрастающегося как пробирочный организм, поглощающий своих создателей, и мутирующий в неизвестном направлении. Фэнтази-ландшафт нового рая с остановленным временем, где прошлые эпохи соседствуют с будущими, а созидание с распадом, АЕС+Ф населяют гламурными тинэйджерами-андрогинами. Под музыку Вагнера отроки затевают войну-восстание с самими собой, в которой нет различия между жертвой и насильником, мужским и женским, добром и злом, предназначением и его отсутствием. Как летучий голландец, обреченный на вечное скитание, герои нового киберэпоса обречены на вечное сражение. Это сражение без крови и боли, контакт без контакта. Каждое поколение создает свои версии художественного апокалипса в музыке, живописи и других видах искусства. «Последнее восстание» — постапокалиптическое видение, пришедшее им на смену.

    Инсталляция Андрея Бартенева «Connection Lost» — зеркальный тоннель, наполненный пятьюдесятью разноцветными светодиодными шарами, с бегущей по их орбите строкой Connection Lost. Сердце, помещенное внутрь каждого шара, сигнализирует о возможной фрустрации, ждущей каждого в мире виртуальных и опосредованных связей. Между тем, само сообщение о потери связи, множась и репродуцируясь светодиодными литерами и зеркалами, создает новую интегральную связующую структуру. Эта магическая дискотека, где все рядом, но каждый танцует сам по себе, метафора разобщенности виртуальных, симулятивных сообществ, существующих благодаря постоянной надежде на встречу.

    Юлия Мильнер, самый молодой участник проекта, меняет рефлективную парадигму на стратегию «action». Создавая свой вариант новой кибер-behaviour игры, net-art 2.0, ориентированной на новейшие технологии Web 2.0, она апеллирует к естественной витальной энергии человека.

    Инсталляция представляет светодиодный экран, размещенный на фасаде российского павильона, на который выведен net-art проект «Click I hope» (www.clickihope.com), а также touching-screen, благодаря которому зрители биеннале могут стать участниками проекта.

    По экрану, на 50-ти языках проплывает фраза «Я надеюсь». Следуя инструкции «Click I Hope», участники проекта, зашедшие на сайт, кликают на один из предложенных языков. Чаще они выбирают свой родной язык, получая интерактивный ответ в виде ожившей, мигнувшей им фразы. В момент клика, рядом с выбранным языком появляется счетчик, показывающий результаты активности участников, выбирающих данный язык. Надписи на разных языках то растут, то уменьшаются пропорционально количеству пользователей, кликающих на одном языке в любой части планеты. Общий счетчик на экране показывает количество участников проекта на данный момент. Мы не знаем мотивов, по которым человек отмечает кликом «Я надеюсь» на том или ином языке. Но клик «I Hope» — не клик «I Kill», а именно этому учит нас большинство компьютерных игр и именно это пропагандируется огромным количеством масс-медиа. «Click I hope» — виртуальный аккумулятор надежды необходимый каждому из нас, всему миру и нашей стране.

    Ольга Свиблова, куратор проекта

    «Люблю лежать на двух диванах, а не сидеть на двух стульях » • ARTANDHOUSES

    В плотном графике человека-праздника, художника, перформансиста, куратора огромного количества выставочных проектов Андрея Бартенева время для интервью найти непросто. ARTANDHOUSES чудом это удалось — Бартенев выделил час перед открытием очередной выставки в галерее «Здесь» на Таганке, где он уже три года делает разнообразные проекты, и рассказал о том, как театр спас ему жизнь, о ленивых русских и самом памятном Новом годе.

    Вы всегда очень оптимистичный, улыбающийся, легкий и жизнерадостный человек — человек-праздник, так вас воспринимают.
    А что вас может расстроить?

    Наверное, если на меня свалить очень много работы, то это меня начнет расстраивать. Я люблю лежать на двух диванах, а не сидеть на двух стульях. (Смеется.) И ничего не делать. Я люблю смотреть кино, читать книжки, стихи. Люблю, когда надо мной чайки орут, смотреть в окно, где ласточки летают, солнце светит.

    Это после детства в Норильске?

    Да, очень люблю тепло и солнце. У каждого человека свой индивидуальный ритм и график, вот сейчас у меня график солнца и ритм птиц.

    Вы окончили Краснодарский институт искусств по специальности театральный режиссер. А рисовать там учили?

    Он тогда еще назывался Институт культуры. У нас были такие предметы, как сценография и театральный костюм. И, конечно, история костюма. До этого я окончил восьмилетнюю художественную школу и хотел поступать на худграф Кубанского университета, но из-за плохого зрения меня не взяли и… спасли мне этим самым жизнь. Потому что театральное образование предполагало более широкий спектр знаний, и в нем присутствовало самое главное — свобода. То есть в рамках театральной дисциплины мы изобразительно и визуально могли высказываться как угодно. Наша группа сделала очень скандальный спектакль по пьесе Евгения Шварца «Голый король», где я играл голого короля и, соответственно, выходил на сцену голым. Наши педагоги были в шоке от голого меня, и спектакль закрыли сразу же после генерального прогона.

    Экспозиция выставки в галерее «Здесь» на Таганке

    Цензура 1980-х? 

    Да! Она только начинала ослабевать вместе с коммунистическим строем. У нас было четыре основополагающих дисциплины: история партии, марксистская философия, научный коммунизм и политэкономия. Все эти предметы влетали в одно ухо, а из другого вылетали, то есть тут же моментально вываливались из головы после экзамена. Способность произносить и речитативить знания, которые касались истории коммунистической партии, приносили хорошие отметки, но ничего не оставляли в памяти. Самое главное, что я вынес из этого прекрасного учебного заведения, это способность структурировать, алогично мыслить и видеть цель.

    Какую роль сыграла в вашей карьере Жанна Агузарова?

    Как только появилась группа «Браво» в начале 1980-х, я сразу попал под ее влияние через норильских «бравистов». Мы тусовались возле драмтеатра, собирались у пожарного выхода. Одевались дико стильно. После института я получил свободное распределение и уехал в Сочи, потому что у меня там были друзья — джазовые музыканты и я дружил с Андреем Григорьевым-Апполоновым (солист группы «Иванушки International». — AAH). После Норильска мне хотелось жить на юге. В 1987-м я познакомился в Сочи с Жанной и ее командой. Они мне сказали: «А что ты, такой красивый, тут вообще делаешь? Конечно, прекрасно — город у моря, пальмы, солнце. А что дальше-то? Переезжай в Москву!» И в 1989-м я переехал в Москву.

    © MMOMA© MMOMA© MMOMA© MMOMA
    Как всё начиналось в Москве?

    В 1989-м или 1990-м на Малой Грузинской была большая групповая выставка, где я тоже участвовал. Друзья мне посоветовали пойти туда с моей графикой и показать экспертному совету — у меня отобрали для выставки несколько работ. Там участвовали все: и Герман Виноградов, и Петлюра, куча других художников. Все и познакомились. После этого мои друзья свели меня с галереей «Марс», я встретился с Константином Васильевичем Худяковым, который был прекрасным наставником. Там произошли первые продажи моих рисунков.

    К тому моменту у меня уже была большая практика с сочинскими художниками, и я сделал их большую выставку в «Марсе», присовокупив московских художников-экспериментаторов. Вот так всё и закрутилось.

    Я постоянно стал курировать выставки: мы сделали проект «Фруктовый покер», перформанс «Полеты чаек в чистом небе». После этого Роман Виктюк пригласил участвовать нас в Первом фестивале неоклассической музыки в концертном зале Чайковского, где состоялся наш первый большой публичный перформанс. И Кирилл Шахнович сказал, что с такими шикарными костюмами нужно ехать в Латвию на Ассамблею неукрощенной моды. И я сделал «Ботанический балет», так как наш «Покер» к этому моменту отправился в сольное плавание.

    Именно за этот балет вы получили Гран-при?

    Да. Я получил и европейскую прессу, и в журнал Stern меня сняли: они делали огромный материал про Россию и включили меня. После этого пригласили на фестиваль во Франкфурт-на-Майне в 1993-м, а затем ребята из «Птюча», запускавшие свой проект, позвали меня, и мы вместе сделали новый перформанс «Снежная королева». А дальше было много всего: Пако Рабан пригласил меня в Париж, я делал перформансы по всей Европе — в Германии, в Швейцарии на Art Basel, в Лондоне в Музее Виктории и Альберта.

    Экспозиция выставки в галерее «Здесь» на ТаганкеЭкспозиция выставки в галерее «Здесь» на ТаганкеЭкспозиция выставки в галерее «Здесь» на ТаганкеЭкспозиция выставки в галерее «Здесь» на Таганке
    Самую большую известность вам принесли шоу и перформансы. Всегда ли считывает рядовой зритель заложенную концепцию? Или просто наслаждается музыкой и зрелищем?

    В Америке и Европе существует огромная традиция перформанс-арта. И она сформировалась так, чтобы зрителю оставалось свободное пространство для размышлений. Это одно из достижений этого жанра изобразительного искусства.

    Перформанс-арт натренировал свою аудиторию. Когда я стал делать перформансы за рубежом, то в каких-то трактовках скрупулезных и точных не было никакой потребности — у европейского и американского зрителя существует момент спонтанного соучастия-сопереживания, которые развивают абстрактное мышление. Это благодаря тому, что абстрактная живопись, абстрактная скульптура, инсталляции, абстрактные перформансы создали свою довольно мощную историю.

    Включая меня в эту практику, они ориентировали не быть слепым диктатором сюжета. То есть внутри процесса я диктатор: я рисую, прописываю сценарий для каждого персонажа, в каком ритме строить его хореографию, определяю, какая музыка его стимулирует, на какой звук ориентируется его молчание, где он может пойти на свободную импровизацию. Но для зрителя всё разворачивается структурированным хаосом, в котором есть зачатие, пик жизни и красивое разрушение объемов — как ландшафт импульсивного воздействия.

    После 2000 года я сконцентрировался на перформансах, в которых 60% действия посвящено разрушению, потому что за 1990-е годы я скопил столько разных мощных объектов, что их стало негде хранить. И до сих пор они заполняют четыре склада в разных странах и городах Европы. Поэтому с 2000 года я стал ориентироваться на то, чтобы все объекты разрушались во время перформанса, чтобы нечего было хранить, кроме фотографий и видеохроники.

    © MMOMA© MMOMA© MMOMA© MMOMA
    А как российский зритель реагирует?

    Могу сказать, что в Москве я не делаю арт-перформансы много лет. И это не случайно, это показатель. Так что делаю только в Европе. Последний перформанс я делал в Лондоне в «Шекспировском театре “Глобус”», что принесло мне титул «Альтернативная Мисс мира 2018». 

    А в России всё превратилось в жесткую коммерцию… И зрители, и кураторы, и музейные работники — все так обленились, что выработали некую новую традицию «не постижения», и дальше нее не рискуют двигаться. Только подражательство и заглядывание в чужую тетрадь отличника.

    У вас много учеников. Какой критерий отбора?

    Для всех моих учеников критерием отбора является жизнь рядом со мной, потому что я их сразу же включаю в очень мощный темп. И если они выдерживают, их талант начинает раскрываться и ты видишь их потенциал, тогда они начинают называться учениками.

    Экспозиция выставки в галерее «Здесь» на ТаганкеЭкспозиция выставки в галерее «Здесь» на ТаганкеЭкспозиция выставки в галерее «Здесь» на ТаганкеЭкспозиция выставки в галерее «Здесь» на Таганке
    Сначала они свои портфолио присылают? 

    Нет, обычно ко мне подходят после лекции или шоу. Например, Гоша Рубчинский и Саша Фролова подошли ко мне после лекции, которая была в Третьяковской галерее. Я там делал перформанс «Кабачковая снежинка, или история буквы Ч, которая потерялась» — если из слова «кабачковая» убрать букву «ч», то получится «кабаковая» — это было посвящено Илье и Эмилии Кабаковым. На лекции я рассказывал про падающую скульптуру, приводил различные примеры, после чего Гоша и Саша подошли ко мне и сказали: «Мы хотим попробовать». Я сказал: «Хорошо, через два дня делаю перформанс. Давайте вы будете стоять в костюмах рыбаков, на которых 150 яиц наклеены на фасадные части, и в определенный момент вам нужно будет упасть лицом вниз, чтобы яйца разбились». Они это всё выдержали!

    Потом они сделали перформанс в Московском зоопарке, который назывался «Ланцетник». Надо сказать, что у Саши Фроловой медицинское образование, она училась на медсестру, поэтому она придумала такое название.

    Потом Гоша и Саша делали музыкальный перформанс с Данилой Поляковым «Аквааэробика». Гоша Рубчинский параллельно учился в Toni&Guy парикмахерскому искусству, потом от меня он перешел к Косте Гайдаю, затем отправился в свободное плавание. А Саша так и осталась со мной, и десять лет была моей ассистенткой. Мы с ней сделали очень много перформансов в разных странах с проектом «Аквааэробика», который я курировал. 

    Сейчас у меня новая звезда — Вова Перкин. Он со мной работает третий год, и если вы следите за художественной жизнью, то знаете, что у него самый большой коммерческий успех. Например, Игорь Маркин выставил его вместе с Владимиром Яковлевым на Cosmoscow. И если работы Владимира Яковлева он продал на 60%, то работы Перкина были проданы на 80%! Это была совершенно фантастическая и прекрасная комбинация — два Владимира! 

    С кем интереснее работать — с отечественными или зарубежными коллегами?

    Мне со всеми интересно работать. Посмотрите — вокруг меня самые яркие люди Москвы, самые бесшабашные дети, которые, видимо, кроме меня, никому в этом городе не нужны со своими мечтами о творчестве. Мое сердце огромно, и я их всех люблю, и всем, чем только могу, помогаю. Ко мне приходят 14-летние молодые художники и фотографы и 16-летние модельеры и скульпторы. Я всем говорю: «Пожалуйста, приходите! Выставляйтесь рядом с Аней Бирштейн, с Петлюрой, с Таней Стрельбицкой, с Леонидом Раковым, которому 88 лет». Вот, посмотрите! (Показывает на экспозицию новой выставки «Цирк на Таганке» в галерее «Здесь».)

    Я хочу показать, что «эмоция творить» не имеет вообще никакого возраста. Она вас обжигает в начале пути и дает любовь всей вашей жизни, зависит только от вашей чистоты, искренности, щедрости. Этой эмоцией необходимо делиться со зрителями и своими почитателями. Мое сердце тем открыто, кто транслирует радость, счастье и созидание.

    Поговорим об одежде. У вас всегда сногсшибательные наряды, костюмы…

    Сегодня — нет.

    Ну, на монтаже — это понятно. Вопрос в другом: у вас есть швея или всё делаете сами?

    У меня есть группа портных, которые шьют мои костюмы. Я делаю эскиз, подбираю ткани.

    © MMOMA

    Вы повторяетесь в одежде?

    Что касается casual, я могу спокойно обойтись одним комплектом на всю неделю. Меняю только рубашки, нижнее белье и носки.

    Насколько я понимаю, у вас безумное количество одежды. Происходит ли со временем утилизация? Или храните всё для музея?

    У меня появилась отличная мастерская в Испании, куда я всё отвожу.

    Скоро Новый год. Как обычно отмечаете?

    Я, конечно, люблю на Новый год делать перформансы. Но в этом году будет исключение — с Ниной Чусовой, Аней Абалихиной и Пашей Каплевичем делаю «Щелкунчика» в Зарядье. Я создаю костюмы, 140–150 штук, уже со счета сбился, и у нас премьера 2 января. Я не знаю, когда будут прогоны, и позволят ли они мне уехать в Суздаль, куда я очень стремлюсь, — там любимые люди, устраивают невероятное гулянье, совмещенное с днями рождения.

    А какой Новый год был самым памятным?

    Наверное, этот, 2018-й, когда я 1 января в 4 часа утра сломал правую руку. Самый памятный, да, — на всю жизнь остался праздничный след!

    Андрей Бартенев. Сказать я тебя люблю!

    Андрей Бартенев

    Бартенев — Алоэман, 2013
    Фото Ивана Оноприенко

    Бартенев, 2013
    Фото Ивана Оноприенко

    Бартенев, 2013
    Фото Ивана Оноприенко

    Гусеница, 2013. Вильнюс
    Фото Висвалдаса Моркявичюса

    Лестница красного цвета. 2002, Нью-Йорк
    Фото Юрия Гавриленко

    Осторожность! Кошки и собаки в бассейне. 2005, Нью-Йорк
    Фото Павла Антонова

    Ботанический балет, 1992, Рига
    Фото Юрия Козырева

    Ботанический балет, 1992 Москва
    Фото Ханса-Юргена Буркарта

    Андрей Бартенев
    Фото: Павел Антонов

    Дата: 30 сентября — 22 ноября 2015 г.
    Место проведения: ММСИ на Гоголевском бульваре, 10

    Кураторы: Ольга Свиблова, Василий Церетели
    Архитектура: Ольга Трейвас

    * Специальный гость 6-й Московской биеннале современного искусства

    При поддержке RuArts Foundation

    В сентябре 2015 года Московский музей современного искусства представляет обширную ретроспективную выставку Андрея Бартенева, художника-синтезатора, объединяющего изобразительное искусство, перформанс, театр, танец и музыку. Выставка откроется в двух зданиях музея на Гоголевском бульваре и будет включать работы Бартенева за последние 25 лет. Художник работал над масштабной скульптурой Сиберри, предназначенной специально для показа. С момента начала работы над проектом прошло уже больше года. Огромная коллекция работ Бартенева 90-х годов начала новую жизнь. Впервые они будут доступны широкой публике. В период с июля по август одно из зданий музея будет преобразовано в открытую мастерскую художника, где посетители смогут увидеть подготовку и реставрацию произведений искусства к выставке.

    Творчество Андрея Бартенева многослойно. Спектакли, инсталляции, скульптуры, театральное искусство и видеоарт сливаются воедино, образуя единый вихрь, блуждающий в нескончаемом поиске новых художественных приемов. Бартенев, которого с 1990-х годов называли «перформансом» и «мастером инсталляций», воспринимает мир через контраст цветов и объемов, фактур и поверхностей, активное взаимодействие материалов и форм. В этой выставке музей пытается постичь сложный мир художника. Диалектическая составляющая его искусства становится стержнем будущей экспозиции.

    Неоклассический особняк XIX века на Гоголевском бульваре в белом и изумрудном цветах разделен на два импровизированных ориентира, а именно на север и юг, образующие противопоставление холодных и теплых элементов. Другое пространственное деление — хронологическое, предполагающее два основных периода времени. Левое крыло музея расскажет о 90-х годах, эпохе становления современного искусства в новой России и о зените художника, непосредственного участника этого процесса.Среди объектов, вокруг которых вращается эта часть экспозиции, следует выделить проект «Снежная королева» (1993), авангардный взгляд на сказку Андерсена, который уже выставлялся в Государственной Третьяковской галерее, а затем в Королевском фестивальном зале и Музей Виктории и Альберта в Лондоне. Именно этому произведению и его автору был посвящен первый номер легендарного журнала «Птуч» в 1994 году. Так современное искусство прочно закрепилось на страницах глянцевых журналов. Другой знаковой работой того периода стал «Ботанический балет» (1992), изображающий метаморфозы природы, вдохновленные воспоминаниями художника о его детстве в заполярном Норильске, с его контрастом черной ночи и белого снега.Раздел выставки, относящийся к 90-м годам, также будет включать обширный видеоархив, в котором зафиксировано более 50 выступлений художника.

    Правое крыло здания посвящено 2000-м годам, периоду больших инсталляций и кинетических скульптур. В этом разделе экспозиции будет представлено по одной работе в каждой галерее: фотодиодная скульптура Electric Extraterrestrals (2004 г.), инсталляция Cоnnection Lost. Поле одиноких сердец (2007), выставленное в Русском павильоне Венецианской биеннале в 2007 году, и, естественно, звуковая скульптура «Скажи:« Я люблю тебя »» (2005) из собрания Московского музея современного искусства.К моменту открытия выставки Андрей Бартенев воспроизведет свою работу SunPool (2009), созданную специально для Фонда Виллема де Кунинга и со временем ставшую частью коллекции режиссера Роберта Уилсона. К сожалению, многие работы художника, несмотря на их гигантские масштабы, создавались недолго, а затем прекратили свое существование. О них музей расскажет в отдельном разделе выставки. Сегодня в течение дня Андрей Бартенев изготовит из стали и сотен керамических шаров масштабную скульптуру Сиберри.Проект предназначен специально для выставки и будет представлен в одной галерее музея.

    Уже в первых своих произведениях Андрей Бартенев продолжает идеи русского футуризма, создавая абсурдные, причудливые, вызывающие, карнавальные фантасмагории. Эскизы костюмов и сцен, созданные Бартеневым для своих спектаклей, до сих пор часто сравнивают с наследием Сергея Дягилева и Всеволода Мейерхольда. Другой источник его творчества — кинетическое искусство и скульптура в целом: интерес Бартенева к этим художественным практикам проистекает из его тяги к форме.В обоих случаях художнику удается сочетать кажущуюся непосредственность, случайность и красочность своих произведений с твердо упорядоченной внутренней динамикой — хаотичный маскарад всегда превращается в тщательно продуманное полнокровное театральное произведение. Экспозиция музея будет основана на движении как философии работы: выставка будет вращаться, мерцать и звучать, превращаясь в единый механизм под названием «Андрей Бартенев».

    Влияние Андрея Бартенева на поколение молодых художников и особенно на культуру иллюстрации в России давно стало фактом.В 2007-2009 годах Андрей, работая приглашенным куратором в сотрудничестве с ММОМА, три года подряд организовывал ежегодный фестиваль иллюстраторов. Последние 8 лет он активно читает лекции в Европе и США, ведет свои семестровые курсы в различных художественных учреждениях. Его влияние на формирование молодых художников и кураторов приобрело международный характер. Спецпроект «Фабрика Андрея Бартенева», входящий в состав выставки, курирует Саша Фролова, сама одна из его учениц.Это не традиционная дань уважения учителю со стороны его учеников, а попытка показать разнообразие художественной лексики среди своих учеников, выявить энергию, которую художник направил на взаимодействие с ними, не навязывая себя, но с всегда готовым руководством и служба поддержки. Факт очевиден даже в простом списке его учеников, независимых художников со своим неповторимым стилем. Среди участников выставки Ксения Перетрухина, Яков Каждан, Саша Фролова, Гоша Рубчинский, Дарья Марчик, Якоб Оредссон (Швеция), Джон Р.Скулберг (Норвегия) и др.

    Издание каталога, которое впервые представит полную панораму творчества Бартенева, планируется приурочить к выставке. В книге будет представлен беспрецедентный спектр архивных материалов, а именно части личного фотоархива художника, никогда ранее не публиковавшиеся, а также широкий спектр публикаций об Андрее Бартеневе из разных газет и журналов, от New York Times до выпусков Ptuch и журналы Homme.В каталог войдут статьи о художнике российских авторов, в том числе искусствоведа Сергея Хачатурова и историка культуры Алексея Масляева.

    Выставка, посвященная 50-летию художника, в свою очередь, входит в серию спецпроектов к 15-летнему юбилею Московского музея современного искусства.

    Фонд

    RuArts выступил генеральным партнером выставки. Празднование юбилея Андрея Бартенева продолжится проектом «Звон крашеного водоворота» (10–31 октября 2015 г.), который состоится в галерее RuArts в Первом Зачатьевском переулке.На выставке будут представлены рисунки пастелью, над которыми Андрей Бартенев работал в основном в середине 1990-х годов.

    О фонде RuArts

    Фонд

    RuArts основан в Москве в 2003 году Марианной Сардаровой. Он содержит галерею современного искусства, библиотеку и видеотеку. Фонд принимает участие в выставочной, издательской и продюсерской деятельности. Основная цель RuArts Foundation — продвигать современное искусство и расширять дальнейшее развитие арт-рынка в России, знакомить российскую публику с лучшими современными художниками, а также с молодыми художниками и создавать коллекции современного искусства.В коллекции RuArts Foundation представлены различные виды современного искусства: живопись, рисунок, фотография, видео, скульптура, инсталляция и пост-граффити. Фонд RuArts активно работает с государственными музеями, арт-центрами, фондами и другими организациями как в России, так и за рубежом, организует семинары, аукционы, специальные мероприятия и проекты совместно с другими учреждениями. Помимо выставочной деятельности Фонд занимается изданием книг, монографий, альбомов и каталогов разных художников.

    При поддержке Capital Group.

    Галерея

    — Россия Экспонат — Андрей Бартенев

    Русский художник, скульптор, мастер экспериментов, создатель инсталляций и перформансов. Он родился в Норильске в 1969 году.

    «Искусство для меня — это единый поток, и мне все равно, какие формы оно принимает», — говорит Бартенев. Он создает абсурдные, причудливые, провокационные, развлекательные фантазии.Они вдохновлены художественной мифологией, мечтами ученых, порно-аниме. Художник в своих диких костюмах и гриме сам является предметом искусства. Таким образом, Бартенев продолжает и развивает идеи русского футуризма. Синтетический перформанс Бартенева «Снежная королева» (1993), авангардная интерпретация произведения Х. Сказка Андерсена попала в лондонский музей Альберта и Виктории и Королевский фестивальный зал (SBC).

    Хаос маскарада художник превращает в строго организованное шоу. Его актеры стали биологическими моделями экстравагантных скульптурных форм.Имена его спектаклей передают вакханалию танца и цвета, атмосферу на сцене: Ботанический балет, Гоголь-моголь или Приключения невидимого тепла в России, Штаны на палке, Если бы мой рот был шириной 160 см, Атака хлебных крошек, Колбаса уходит под воду, Ветер с Солнца цветы.

    Бартенев создал костюмы для спектаклей: «Синяя птица счастья» Мориса Метерлинка в Нью-Йорке, «Элизабет Барн» Даниила Хармса в Москве, Золушка сэра Питера Максвелла Дэвиса в Гамбурге.Опубликовал две книги: «Люди в цветах», «Антология русского боди-арта» и «Русский язык. Иллюстратор гламурной жизни, истории русской журнальной иллюстрации конца 90-х ».

    Его светодиодная скульптура «Разрыв связи — Поле одиноких сердец» выставлялась в российском павильоне на биеннале в Венеции в 2007 году и стала настоящей выставкой. попал в лондонскую галерею современного искусства Riflemaker. Бартенев сделал серию выступлений для центра Robert Wilson Watermill в США: Внимание! Кошки и собаки в дороге (2005), Эмили любит телевидение (2006) и Конкурс животных (2007) с Дитой фон Тиз.

    В 2009 году организовал и курировал III Международный фестиваль иллюстрации (Москва), провел мастер-класс в Domaine de Boisbuchet (Жорж Помпиду. Center) и Музей дизайна Vitra, Франция.

    В 2012 году Бартенев оформил выставку сокровищ в Королевской библиотеке Дании.

    Дизайнерская галерея

    Кликните на фото, чтобы открыть галерею

    Российская звезда: Андрей Бартенев

    Российская звезда: Андрей Бартенев

    Текст Владимир Козлов

    А Андрей Бартенев хорошо известен на международной арене современного искусства.Его недавняя выставка Disco-Nexion в лондонской Riflemaker Gallery принесла ему признание, а британские искусствоведы указали на «скрытые глубины» ярких, беспорядочных коллажей и инсталляций Бартенева.

    Уроженец Норильска, российского города, расположенного за Полярным кругом, Бартенев известен многогранностью. Он создавал одежду, создавал картины, коллажи и инсталляции, участвовал в художественных перформансах. «Искусство — это отдушина творчества для меня, и меня не волнует, в каких формах оно выражается», — сказал он, добавив, что его зависимость от смешения различных форм искусства началась с детства.

    «В детстве я лепила из пластилина модели», — вспоминал художник. «Потом я начал комбинировать эти модели с животными. Я сделал пластилиновую шляпку для кошки и домики из пластилина для мышей. Еще мне нравилось резать ножницами, и я до сих пор люблю делать коллажи, сделал их много».

    «Это было какое-то принуждение», — признал Бартенев. «Я не могу объяснить, что заставило меня, когда я был ребенком, хватать ножницы, вырезать изображения и клеить их в блокноты.Но я знаю, что этот процесс вызвал у меня острые ощущения, и переделывать все, что я мог достать, стало для меня естественным. И это касается не только журналов и книг, которые я использую в качестве материала для коллажей, но и объектов в своих перформансах. Это также относится к тому, как я думаю и двигаюсь в пространстве. Во всем, что я делаю, есть элемент синтеза «.

    Эту разносторонность художник сохранил и по сей день. «В настоящее время я работаю над новым книжным проектом с московским издательством Agey Tomesh / WAM», — сказал он.«Это альбом, посвященный дизайну этикеток для спичечных коробок, и он во многом основан на моей огромной коллекции этикеток для спичечных коробок. Ожидается, что книга выйдет в сентябре, и ее выпуск будет сопровождаться выставкой спичек и спичечных коробок. этикетки «.

    Этим летом в рамках Московской международной молодежной биеннале Бартенев будет курировать выставку СУВЕНИРЫ НЛО ОСЛОКИНО НЛО. «В этом проекте астрономия и НЛО используются как основа для абстрактной фантазии», — пояснил Бартенев.«Я надеюсь, что это предоставит художникам новый материал и основу для новых визуальных заявлений».

    Среди других предстоящих проектов артиста в планах — написать детскую книгу с использованием его собственных стихов и выступлений в музеях Гуггенхайма и Метрополитен в Нью-Йорке. По словам Бартенева, несмотря на его значительный международный опыт и признание, он по-прежнему рассматривается за рубежом как российский художник. «В любом случае, в моем искусстве есть национальный компонент», — прокомментировал Бартенев, добавив, что недавние международные споры о России могут способствовать пробуждению интереса к русским художникам.«Они думают, что [мое искусство] тоже может быть русским скандалом!»

    Яркие, экстравагантные работы Бартенева в яркой, провокационной одежде время от времени вызывали споры, делая его популярным предметом в глянцевых журналах и светских мероприятиях. По словам художника, современное искусство должно иметь противоречивую составляющую, хотя каждый художник должен решать спорные политические или социальные вопросы. «Если художник хочет, чтобы в его картинах говорилось о социальных проблемах, позвольте им», — пояснил Бартенев, добавив, что лично его интересуют творческие идеи, а не политические.

    Если вы обнаружите остров, вы должны дать ему имя, вы должны назвать все моря и океаны вокруг него.

    Бартенев заявил, что его участие в конкурсе на создание памятника первому президенту России Борису Ельцину не имело никакого отношения к политике. «То, что я предлагал, было просто прекрасным объектом, фонтаном, без какой-либо социальной драмы. Но я не надеялся, что мой проект действительно выиграет, будет реализован и установлен в Москве. Это было для меня лишь предлогом, чтобы получить идею в некоторую презентабельную форму, а именно в трехмерную модель.»

    Несмотря на то, что отечественные новостные агентства и арт-комментаторы окрестили его «эксцентричным королем гламура» и его участие в громкой выставке «Гламур и антигламур», состоявшейся в августе прошлого года в московской галерее «Кино», художник сказал, что слово «гламур» не означает много ему. «Это просто журналистский стереотип».

    Отношения Бартенева с российским арт-сообществом в последние годы были натянутыми.«Я уверен, что [моя аудитория] — это не российское художественное сообщество, — сказал он.» За последние пять лет я не выступал ни в одном крупном художественном представлении в России, только в Нью-Йорке и Европе. Я буду курировать здесь выставочные проекты молодых художников, но не буду заниматься своими собственными проектами ».

    Бартенев сказал, что нынешняя ситуация на отечественной арт-сцене, где государство поддерживает в первую очередь консервативное и традиционное искусство, не способствует развитию общества в целом.

    «В Америке или Западной Европе они уже прошли периоды тоталитарных подходов такого рода и понимают, что чем толерантнее рынок и толерантнее аудитория, тем лучше для общества.В толерантной атмосфере всегда можно найти понимающих журналистов и искусствоведов и достаточную аудиторию. Все это дает обществу огромный потенциал для развития ».

    Художник испытывает некоторую ностальгию, говоря о 1990-х: «В 1990-х у людей была надежда на некую свободу, и каждый работал на пределе своего таланта и понимания свободы. Теперь все знают, что им делать и что они должны делать. не должен. В 90-е годы каждый сам создавал нормы, точно так же, как открывал новые земли.Если вы обнаружите остров, вы должны дать ему имя, вы должны назвать все моря и океаны вокруг него. Теперь у всего есть свое имя, и слишком четко указано, что кому принадлежит ».

    Несмотря на такое отношение к миру русского искусства, Бартенев надеется на отечественную публику. «Публика здесь не сильно отличается от других в мире, и, безусловно, здесь есть аудитория современного искусства. Если кто-то хочет увидеть, что я делаю в Америке или Европе, они могут увидеть это на YouTube и в других местах на Интернет.В наши дни это мощный информационный канал ».


    Владислав Мамышев-Монро, Выдающийся артист российского перформанса

    В галерее «Здесь на Таганке» открылась выставка памяти одного из самых эксцентричных московских исполнителей перформанса Владислава Мамышева-Монро (1969-2013). Шоу называется «Волшебный радужный цветок» по детской книге Валентина Катаева о разноцветном волшебном цветке, исполняющем желания.Шоу, посвященное этому уникальному российскому исполнителю перформанса, наполнено фотографиями, коллажами, текстами и произведениями искусства.

    На Западе, особенно в Америке, превращение мужчины в ярко одетую женщину не является чем-то шокирующим и едва ли необычным. Но в консервативной России его выступления часто вызывали недоумение, а иногда даже протестовали православные активисты, возражавшие против «гомосексуальных» образов.

    У Мамышева были две любимые женщины, в которых он любил превращаться: американская актриса Мэрилин Монро и звезда советского сталинского кинематографа Любовь Орлова.Его остроумные и умные преобразования были очень сильными. Время от времени он превращался в советскую поп-певицу Аллу Пугачеву и появлялся на концертах без предупреждения, шокируя публику. Но Мамышев-Монро не пародировал женщин и не исполнял их. Его работа была посылом повсеместной и доминирующей пошлости и стереотипов сексуальности в шоу-бизнесе.

    Предоставлено Here Gallery

    Если на превращение Владислава Мамышева в Мэрилин Монро в какой-то мере повлияли гравюры Энди Уорхола и могут показаться производными, то его Любовь Орлова была совершенно оригинальной.Его очень интересовал образ этой самой американской из советских актрис. На одной фотографии она изображена на фоне крейсера «Аврора», сидящего на набережной реки Санкт-Петербург с молодым моряком, которого она только что зацепила. В другом она, поджав губы, разговаривает по телефону возле огромного буфета в советском стиле. Или она лежит в гробу, когда к ней склоняется еще одна звезда советского кино Вера Марецкая. Андрей Бартенев, художник и куратор шоу, рассказал, что Марецкая пытается ткнуть ее английской булавкой, чтобы узнать, действительно ли старая ведьма мертва.

    Мамышев-Монро трагически погиб: он утонул в бассейне на Бали в 2013 году. Бартенев, который также был близким другом Мамышева, сказал, что он является ему во сне и требует, чтобы его вернули к жизни.

    Многие работы в выставке принадлежат современным художникам и имитаторам из Москвы и Санкт-Петербурга, представителям мира гламура, людям, которые знали Мамышева-Монро на протяжении десятилетий и проводили с ним много вечеров за выпивкой, кутежами и хулиганством с ним в ночных клубах и клубах. рестораны.

    Фотографии неотразимы, как Мамышев в костюме с Шэрон Стоун. Стоун выглядит довольно скромно рядом с Мамышевым — экстравагантно одетой знойной женщиной с густым макияжем. Две фотографии на выставке никогда раньше не выставлялись: художник сделал макияж, похожий на Мэрилин Монро, но с полностью видимыми гениталиями.

    Алла Перова / facebook

    Один из главных экспонатов — огромная скульптура лошади из коллекции музыканта Игоря Бутмана.Мамышев-Монро изобразил корову в женском нижнем белье: ее задние ноги обтянуты кружевными чулками, удерживаемыми поясом для чулок, вымя прикрыто чем-то вроде бюстгальтера, а передние копыта в красных перчатках до колен. Губы коровы окрашены в ярко-красный цвет, ресницы сильно накрашены тушью, а под рогами у нее очаровательный завиток. Его корова была частью московской художественной инсталляции, на которой изображенные для этого проекта коровы размещались по всему городу.

    Выставка — это чествование этого уникального художника и восхищение для всех, кто любит все возмутительное — хотя нужно сказать, что в том, что когда-то было немыслимым, уже есть небольшая нота повседневности.

    Шоу продлится до 1 сентября. Для получения дополнительной информации посетите сайт галереи.

    Предоставлено Here Gallery

    Андрей Бартенев. Биография, творчество, личная жизнь

    Что вы знаете о современном художнике по имени Андрей Бартенев? Мы предполагаем, что наши читатели все еще очень мало знают об этом первоначальном Создателе. Несмотря на то, что он часто появляется на телевидении в качестве известного гостя любого ток-шоу, обычные люди, далекие от жизни артистической Богемии, большинство из них совершенно не знакомы ни с его творчеством, ни с биографией.Предлагаем восполнить пробелы в знаниях и поближе познакомиться с этим неординарным человеком, ни на кого не похожим.

    Кто?

    Если говорить о принадлежности к какой-либо конкретной профессии, это всего лишь слово, а не определение. Исполнитель? Да, я думаю, вы могли бы так сказать. А Бартенев — режиссер, дизайнер, модельер, скульптор и даже немного писатель. Все эти творческие интересы входят в сферу профессиональной деятельности Андрея Бартенева.

    Обладает уникальной работоспособностью и талантом, одет в яркие яркие костюмы, носит на голове разноцветные шары и другие необычные предметы. Говорят, что ночью снятся фантастические сны и есть возможность перемещаться в соседнюю галактику. Он никогда не меняет своего творческого кредо и делает то, что хочет. И Андрей пытается объяснить, что он хотел сказать или показать в своих инсталляциях, говоря, что его сила — в визуализации, а интерпретация увиденного — удел зрителей.

    Сегодня работы Андрея Бартенева находятся в экспозициях лучших международных галерей.Да и за границей он бывал чаще, чем дома в России. Вот он, как уже было сказано, малоизвестен широкой публике, но за границей наш непризнанный гений буквально носится на руках.

    Рекомендуем

    Песня «Гибралтар-Лабрадор». Смыслы и изображения

    Песня «Гибралтар-Лабрадор» Вячеслава Бутусова стала известна широкой публике в 1997 году. Она стала частью звуковой дорожки известного фильма Алексея Балабанова «Брат 2». Сегодня его слушает второе поколение поклонников русского рока.В …

    Юэн МакГрегор: фильмография, биография актер

    Зрителям нравятся фильмы с участием обычных актеров. Таким в глазах многих был Юэн МакГрегор. Его фильмография насчитывает более шестидесяти работ, причем разноплановых и многогранных. Эван с одинаковым успехом вникает в образы богатых и по …

    Гитара Colombo — инструменты от китайского производителя

    Когда-то давно в Россию завозились гитары под известной торговой маркой Skylark. Однако время пришло, и китайские производители начали делить между собой бренд.Стоит сказать, что под этим брендом в Китае производится огромное количество …

    Краткая биография

    Андрей Бартенев родился в городе Норильске в 1969 году, рассказывает журналистам, что в детстве мечтал научиться игре на фортепиано, но, Увы, в стесненных условиях советской коммунальной квартиры не разрешалось разместить в квартире громоздкий музыкальный инструмент.

    Когда мальчику исполнилось 16 лет, он уехал из родного Норильска и пошел учиться в Художественный институт в Краснодаре.Там он получил профессию театрального режиссера. И тогда будущий мастер эпатажа отправился покорять столицу. Его творческая карьера началась в Москве в конце восьмидесятых.

    Может быть, из-за того, что Андрей провел детство на Севере в окружении белого снега, он стал использовать в своих работах только яркие краски. Материалом для первых произведений искусства стали стеклянные банки и пластиковые бутылки, подсвечиваемые светодиодами. В начале 90-х его называли «пойманным в ручье» — отечественный культурный мир, ошеломленный внезапно нахлынувшей свободой, открыл новые возможности и имена.

    Первую известность Андрей Бартенев получил в 1992 году за то, что поставил спектакль под названием «Ботанический балет». Эта работа получила Гран-при на Рижском фестивале. В 1996 году Бартенев стал членом Союза художников Москвы.

    Спектакли Андрей Бартенев

    Особой популярностью у зрителей пользовались необычные динамичные выступления мастера. Увидев его нашумевшую постановку «Снежной королевы», зарубежные критики писали, что его творчество сочетает моду, изобразительное искусство и перформанс и возрождает дух русского театрального авангарда 20-х годов.Спектакль «Снежная королева» связан с движущимися скульптурами и объектами, украшенными геометрическими фигурами зеленого, розового и ярко-оранжевого цветов. Он напомнил зарубежным зрителям о Малевиче и Кандинском и восхитил.

    Еще один известный спектакль Андрея называется «Я тебя люблю!». Это своего рода дизайн множества огромных динамиков, расположенных друг за другом извилистыми линиями. Зрителю предлагается произнести священные слова, а затем наблюдать, как они проживают короткую жизнь, — ответное подтверждение ему.

    Андрей Бартенев: выставка

    В 2015 году Московский музей современного искусства представил публике ретроспективу произведений Андрея Бартенева. Выставка располагалась в двух зданиях — столько всего и произошло, чтобы показать творческий мир мастера, создавшего их за 25 лет.

    Как всегда, арт-инсталляции Бартенева не стояли на месте. Объединяющим элементом запоминающейся выставки стало движение, мерцающие, вращающиеся и звучащие предметы превратили выставочное пространство в единый механизм под управлением автора этого великолепия.

    Андрей Бартенев: личная жизнь

    Журналисты неоднократно пытались узнать у Андрея Бартенева о его личной жизни, но артист всегда получал смешные фразы и не отпускал личное пространство. Наш герой говорит, что по-настоящему был влюблен только один раз в жизни, и это было в детском саду.

    Однажды Бартенев даже участвовал в программе «Давай поженимся» как жених. Но, как обычно, шутка. Андрея было невозможно увидеть под огромным костюмом желтой кукурузы, опущенной на него сверху.А выпуск передачи был новогодним и занимательным.

    Белая овца

    Андрей Бартенев, фото которого вы можете оценить в нашей статье, всегда чувствовал себя «белой вороной» в обществе. Он становится сенсацией всегда и везде, куда бы они ни приходили, поэтому все его творческие замыслы необычны и необычны в целом.

    Чтобы сохранить свой внешний вид, Андрею приходится прикладывать чрезвычайно много усилий, ведь это одна из основных частей его имиджа. Сочетание самых невообразимых предметов в одежде вместе с невероятными цветами и прикрывает его фирменный стиль.Обыватель буквально падает в шоке при виде человека в странной шляпе, оранжевом пальто, яблоках и очках странной формы.

    Сам художник немного расстроен тем, что за границей его внешний вид вызывает у окружающих положительные эмоции и любопытство, а в России — агрессию (несколько раз на художника нападали на улице с целью избиения).

    Заключительное слово

    Как хорошо, что мы иногда встречаем таких личностей, как Андрей Бартенев — художник, не боящийся свободы слова.Часто за странной шокирующей внешностью скрываются очень талантливые люди, которые просто не могут быть такими, как все.

    Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | AES + F, Александр Пономарев, Андрей Бартенев, Юлия Мильнер, Арсений Мещеряков

    Начало 21 века ставит перед нами задачу создать систему координат, которая определяет нашу индивидуальную и общественную независимость от максимальной плотности информации, которая атакует всех по мере стремительного развития глобализации и как коллективные утопии исчезают.

    В Российском павильоне представлены инсталляции Юлии Мильнер, Александра Пономарева, Арсения Мещерякова, Андрея Бартенева и AES + F. Все художники по-своему подходят к этому вопросу.

    Александр Пономарев и Арсений Мещеряков сосредотачиваются на отношениях между реальным миром и СМИ, которые действуют как посредники в общении человека с самим собой, другими людьми и природой. Душ, инсталляция, выложенная плиткой с мониторами, которая одновременно транслирует более 1000 телеканалов со всего мира, демонстрирует абсолютное господство средств массовой информации, среды, которая заманивает людей в «информационную ячейку».»Два переключателя в душе изменяют экранное содержимое, позволяя зрителю выбирать последние новости, спорт, рекламу, порно, программы о природе и т. Д. Однако душ нельзя выключить. Информация проходит через наши души и смывает их с одинаковой интенсивностью в любых условиях.

    Перенасыщенная информационная среда фактически представляет собой вакуум. Установки Пономарева «Стеклоочистители» и «Волна» предлагают способы избежать этого. В «Стеклоочистителях» экраны, занимающие всю стену, служат аналогом телевизионных экранов.Точно так же, как дворники очищают грязь, приставшую к лобовому стеклу автомобиля, дворники на каждом экране смывают водой трансляции. В какой-то момент цикла их заменяет вид на венецианскую лагуну, прямую трансляцию с камеры, установленной на балконе русского павильона. Снова и снова линия горизонта стирается натиском СМИ, несмотря на упорную и методичную борьбу с ним механических дворников. В начале ХХ века Александр Родченко, изменивший нашу оптику и логику того, как мы видим мир, писал: «Человек должен видеть мир утренними глазами.»Сейчас, в начале 21 века, Пономарев напомнил нам этот афоризм.

    Wave — это 8-метровый стеклянный туннель, заполненный водой. Пульсация волны определяется ритмом дыхания художника, изображение которого проецируется на экран. Эта инсталляция — метафора творческой свободы и демиургической силы искусства. Волна, прирученная и контролируемая художником, перенаправляет движение «назад к природе», прорезая выставочное пространство павильона. Медиа окружают нас герметичным квазипространством, но волна Пономарева разделяет и медиа, и выставочное пространство, давая возможность созерцать заново открытый горизонт.

    Проекты AES + F, Андрея Бартенева и Юлии Мильнер по-разному анализируют феномен виртуального мира, стремительное расширение которого породило эсхатологические пророчества и новые иллюзии.

    Last Riot от AES + F (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский и Владимир Фридкес) — трехмерная анимированная модель киберпространства. Их окружение порождено реальным миром и миром СМИ ХХ века; он растет как лабораторный эксперимент, пожирающий своих создателей и необъяснимым образом видоизменяющий.Фэнтезийный пейзаж — где время остановлено, прошлые эпохи существуют рядом с будущими, а творчество смешивается с разрушением — населен гламурными андрогинными подростками. Под музыку Вагнера эти молодые люди бунтуют и борются в войне против самих себя, в войне без различия между агрессором и жертвой, мужчиной и женщиной, добром и злом, судьбой и свободой воли. Подобно Летучему голландцу, обреченному на вечные странствия, герои этой новой кибер-эпопеи обречены на вечную битву. Это битва без крови и боли, без контакта.Каждое поколение создает свои собственные сказки об апокалипсисе в музыке, живописи и других видах искусства. Last Riot — это постапокалиптическое видение, пришедшее им на смену.

    Инсталляция Андрея Бартенева «Связь потеряна» представляет собой стеклянный туннель, заполненный пятьюдесятью светодиодами, на орбите которых кружатся слова «Связь потеряна». Сердце внутри каждой сферы символизирует потенциальное разочарование, которое ожидает нас в мире виртуальных и косвенных связей. В то же время само сообщение о потерянных связях, которое умножается и воспроизводится с помощью светодиодных букв и зеркал, создавая новую целостную соединительную структуру.Эта волшебная дискотека, где все гуляки близки, но танцуют в одиночестве, является метафорой отчуждения виртуальных симулятивных сообществ, которые существуют, чтобы дать постоянную надежду на встречу.

    Юлия Мильнер, самый молодой член российской группы, меняет рефлексивную парадигму на стратегию действия. Создавая свою собственную версию новой киберповеденческой игры — разновидности сетевого искусства 2.0, основанной на технологиях Web 2.0, — она ​​обращается к нашей врожденной жизненной энергии.

    Инсталляция

    Мильнера — светодиодный экран на фасаде российского павильона.Он транслирует ее онлайн-проект Click I hope (www.clickihope.com) и оснащен сенсорным экраном, который позволяет посетителям биеннале участвовать. «Надеюсь» проходит на экране на 50 языках. Когда посетители веб-сайта или сенсорного экрана нажимают на слова на одном из языков, они оживают и реагируют. В момент щелчка появляется счетчик, показывающий активность участников, выбравших данный язык. Количество слов на каждом языке увеличивается или уменьшается пропорционально количеству нажатий на них в разных частях мира.Общий счетчик на экране показывает количество людей, участвующих в проекте в любой момент времени. Мы не знаем, что мотивирует людей нажимать на слова «я надеюсь» на любом языке. Но щелчок для «Я надеюсь» — это не щелчок для «Я убиваю», чему нас учат большинство компьютерных игр и игр, которые пропагандируются средствами массовой информации. Click I hope — это виртуальный аккумулятор надежды, эмоций, которые так важны для каждого из нас, мира и нашей страны.

    Ольга Свиблова, куратор проекта

    Об Андрее Бартеневе: Русский художник (1969-)

    Андрей Бартенев (русский: Андрей Бартенев) — российский художник, скульптор, экспериментатор, создатель множества провокационных интерактивных инсталляций и перформансов.Он родился в 1969 году в Норильске, Россия.

    Он работает в междисциплинарной сфере. «Искусство для меня — единое течение, — сказал он, — и мне все равно, какие формы оно принимает». Его работы невозможно спутать ни с какими другими. Примеры — его «восьминогая собака из папье-маше для скоростных перевозок»; перформанс «Дорога черной икры» — линейка русских банок черной икры с проезжающими мимо автомобильными покрышками; и его звуковая инсталляция «Скажи: я люблю тебя», в которой компьютер преобразует эти три слова в эхо, отражающееся через двести динамиков.

    Бартенев создает абсурдные, причудливые, пикантные, провокационные, карнавальные фантазии. Их вдохновляет мифология искусства, мечты ученых, порно-аниме. Художник в своих диких костюмах и гриме сам является арт-объектом. Таким образом Бартенев продолжает и развивает идеи русского футуризма.

    На гребне волны радикального соц-арта в России Бартенев был приглашен проводить свои спектакли по всей Европе: Германии, Швейцарии, Польше, Литве, Латвии, Норвегии, Австрии и Франции.Синтетический перформанс Бартенева «Снежная королева» (1993), яркая авангардная интерпретация сказки Андерсена, побывал в лондонском театре Музея Виктории и Альберта и Королевском фестивальном зале (SBC).

    Несмотря на кажущуюся спонтанность и беспорядок шоу Бартенева, их внутренняя форма и динамика всегда тщательно продуманы. Он превращает хаос маскарада в организованное шоу. В его спектаклях нет сюжетов. Тем не менее, многие входы и меняющиеся композиции поставлены под музыку и ритм.Самая важная часть — не концепция, а прямая, непосредственная эмоция и веселое настроение, которые ставят его выступления на голову выше обычного мелодраматического тона художественных действий. Его актеры становятся биологическими двигателями экстравагантных скульптурных форм. Названия спектаклей передают некую их вакханалию танца и колорита, атмосферу, которую Бартенев создает на сцене: Ботанический балет , Гоголь-Моголь (Яйцо-флип) или Приключения невидимого греет в России , Трусы на палке , Если бы мой рот был шириной 160 см , Нашествие хлебных крошек , Колбаса идет под водой , Ветер цветов солнца .

    Бартенев создал костюмы к театральным постановкам: Синяя птица Мориса Метерлинка в Нью-Йорке, Елизавета Бам Даниила Хармса в Москве, Золушка сэра Питера Максвелла Дэвиса в Гамбурге. Он был редактором и издал две книги: Люди в красках, , антологию русского боди-арта, и Чудесно! — Русские иллюстраторы гламурной жизни , история русской журнальной иллюстрации 90-х годов. Главным приоритетом для него была серия LED-скульптур: London Under Snow , Electric Aliens , Скрябин Light Music и Connection Lost — поле одиноких сердец.Последний был выставлен в Русском павильоне на Венецианской биеннале в 2007 году и стал большим хитом лондонской галереи современного искусства Riflemaker. Бартенев создал дизайн LED-часов для модной компании Armand Basi. Бартенев сделал ряд выступлений для Центра водяной мельницы Роберта Уилсона в США: Красная лестница (2002), Внимание! Кошки и собаки на дороге (2005), Эмили нравится TV (2006) и Animals Competition (2007) с Дитой фон Тиз.

    В 2008 году работы Бартенева выставлялись в Американском художественном музее Visionary в Балтиморе, а перформанс Shaking Angles он показал в Национальном клубе искусств в парке Грамерси в Нью-Йорке.

    В 2009 году, помимо прочего, он организовал и курировал Третий Международный фестиваль иллюстрации (Москва), создал перформанс SunPool для Фонда Виллема де Кунинга (США), провел мастер-класс в международной летней академии в Domaine de Boisbuchet (Центр Жоржа Помпиду, Международный научно-исследовательский центр и культурное образование и сельское хозяйство (CIRECA) и Музей дизайна Vitra, Франция) и различные мастерские в Норвежской театральной академии в Норвегии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.