Великие романы – 35 лучших романов всех времен о любви

Содержание

35 лучших романов всех времен о любви

Мы подготовили для вас список самых лучших романов о любви: от произведений великих классиков до романов популярных современных писателей. Эти 35 историй о настоящей любви стали бестселлерами и завоевали мировую популярность.

Николас Спаркс "Дневник памяти"

Одним из самых лучших фильмов о любви является "Дневник памяти", снятый по одноименному роману Николаса Спаркса. Ной Калхун возвращается к себе домой, в Северную Каролину, после Второй мировой войны. Он старается вернуться к нормальной жизни и завоевать сердце своей любимой девушки, Элли Нельсон, которая состоит в отношениях с другим человеком… Если вам понравится книга, то обязательно прочтите другие романы автора. Все они стали бестселлерами.

Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

Если вы все еще не читали этот роман, то начните прямо сейчас! Элизабет, вторая дочь семьи Беннет и главная героиня романа, принадлежит к низшему социальному классу, чем ее возлюбленный Фицуильям Дарси. Социальные предубеждения делают их союз практически невозможным… Но все не так просто, а мы не будем раскрывать все секреты! Обязательно прочтите классическую историю о великой любви.

Габриэль Гарсиа Маркес "Любовь во время чумы"

Что делать, когда любовь всей твоей жизни выходит замуж за другого? Флорентино Ариза решает ждать. Его любимая Ферамина Даза выходит замуж за известного доктора, который пытается искоренить чуму из деревни. Он считается самым завидным женихом, и Ферамина пользуется этим моментом, ведь мечтает подняться, стать богатой и успешной. Брак между Ферминой и доктором длится 50 лет. Неужели Флорентино ждал ее все эти годы? Имеет ли он хоть маленький шанс обрести взаимную любовь?

Джоджо Мойес "До встречи с тобой"

Луиза "Лу" Кларк должна найти новую работу и бросить парня, которого на самом деле не любит. Уилл Трейнор попадает в аварию и становится полностью парализованным. Он ничего не хочет от жизни и думает, что никому не нужен. Уилл хочет умереть. Лу – жить. Купидон делает свое дело и сводит их вместе. Что будет дальше, узнаете сами, ведь вы просто не сможете оторваться от книги!

Эмили Бронте "Грозовой перевал"

Пейзажи Йоркшира – прекрасное место для ненависти, страсти и мести. Кэтрин влюбляется в Хитклиффа, в парня неизвестного происхождения, который из-за разницы в социальном статусе не может стать мужем Кэтрин. Поэтому она выходит за другого человека, уважаемого и достойного члена высшего общества. Эмили Бронте написала этот роман в 1847 году. Он стал сенсацией того времени и продолжает быть таковым в современности. История любви Кэтрин и Хитклиффа будет держать ваше внимание до последней строчки.

Мэриан Кайз "Суши для начинающих"

У знаменитой лондонской издательницы есть все, чего она хотела: работа, которую любит, красивый и богатый жених, шикарный гардероб… Однако ей приходится переехать в Дублин, на новое место работы, в город, где нет ни одного магазина Versace! Ее шеф не обращает на нее никакого внимания, и она ощущает себя, как рыба без воды. И как тут без большой любви! Этот новый роман Мэриан Кайз однозначно заставит ваше сердце биться чаще.

Эрнест Хемингуэй "По ком звонит колокол"

Любовная история этого романа развернулась на фоне Гражданской войны в Испании. Роберт Джордан, член Международной Бригады, присоединяется к группе ополченцев, которые хотят взорвать мост, чтобы не допустить контратаки повстанцев. Там он знакомится с девушкой Марией, в которую сразу же влюбляется. Обстоятельства делают их любовь не только страстной, но и трагичной.

Марио Варгас Льоса "Похождения скверной девчонки"

История Рикардо и его "плохой девочки" (так он назвал Лили, девушку, с которой познакомился еще в детстве) – это множество расставаний и воссоединений. Семья Лили живет очень скромно, поэтому девушка хочет стать успешной и вытащить семью из бедности. Путь прост: удачно выйти замуж. У Рикардо, который исполнил свою мечту (жить и работать переводчиком в Париже), теперь есть только один выход: ждать свою любимую и надеяться. Есть ли хоть маленький шанс у этой любви?

Фрэнсис Скотт Фицджеральд "Великий Гэтсби"

Джей Гэтсби – богатый человек, который сам всего достиг. Но никто не знает о происхождении такого большого достатка. Гэтсби уже долгое время одержим любовью к Дейзи Бьюкенен. Но девушка вышла замуж за Тома Бьюкенена, человека из богатой семьи, который не забыл обзавестись любовницей. Ник, двоюродный брат Дейзи, рассказывает нам о столкновении двух мужчин в борьбе за любовь и о том, как все можно разрушить в один миг.

Борис Пастернак "Доктор Живаго"

Юрий и Лара влюбляются друг в друга. Их история любви разворачивается на фоне Первой мировой войны, Русской революции, Гражданской войны и построения коммунизма. Обстоятельства всеми силами стараются их разлучить… Сможет ли эта трагическая любовь обрести счастье?

Гюстав Флобер "Госпожа Бовари"

Эмма Бовари, женщина с очень романтичным представлением о браке, сталкивается с разочарованием после того, как выходит замуж за Шарля Бовари. Он искренне любит Эмму, но совсем не понимает. Эта боль толкает ее на нарушение устоев французской буржуазии… Она изменяет мужу. Однако это не успокаивает ту боль, что разъедает сердце Эммы. Классический роман, который всегда будет актуальным.

Карен Бликсен "Из Африки"

Карен Динесен, молодая датская аристократка, приезжает на африканский континент в 1913 году, чтобы выйти замуж за барона Брора фон Бликсен-Финекке. Брак разваливается из-за страсти барона к женщинам и его некомпетентности в деловодстве. Из-за ошибок мужа Карен теряет плантацию кофе и возвращается в Данию. В отличие от фильма (главные роли исполняют Роберт Редфорд и Мэрил Стрип), в книге не описана история любви Карен и Дени Финча-Хэттона, хотя о нем упоминается в романе.

Джон Грин "Виноваты звезды"

Этот роман о великой любви не только потому, что Хейзел и Гас безумно влюблены друг в друга, но и потому, что оба они болеют раком. Гас помогает Хейзел осуществить ее мечту, и вместе они отправляются к любимому писателю Хейзел, который живет в Амстердаме. Им тяжело преодолевать такое большое расстояние, но мечта осуществляется. С этого момента начинается отсчет до трагедийной развязки любовной истории.

Лев Толстой "Анна Каренина"

"Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья несчастна по-своему." Этой знаменитой фразой начинается роман "Анна Каренина", классика мировой литературы. Анна замужем и имеет сына, но вскоре встречается с любовью всей своей жизни, графом Вронским. Оба бросают все, чтобы быть вместе. Однако борьба за любовь и совместная жизнь не приносит ничего хорошего…

Майкл Ондатже "Английский пациент"

"Любовь моя, я жду тебя. Как долог день в темноте", пишет Кэтрин. Она ждет английского солдата, который находится в поселке Тоскана в конце Второй мировой войны. Его тело полностью обожженное после авиакатастрофы. За ним ухаживает молодая медсестра, которая думает, что все, кого она любит, вскоре умирают.

Брэм Стокер "Дракула"

Граф Дракула отказывается от веры в Бога и превращается в мертвеца после трагической гибели его жены. Через несколько столетий молодой английский адвокат Джонатан Харкер посещает графа Дракулу, чтобы заключить сделку. Джонатан показывает фото своей невесты, которая напомнила Дракуле его умершую жену. Граф берет Харкера в плен и отправляется в Англию, чтобы соблазнить Мину самой романтичной фразой в истории: "Я пересек океаны времени, чтобы встретить тебя вновь." Если вы не читали эту книгу, тогда вперед! Развязка любовной истории поразит вас до глубины души.

Эдмон Ростан "Сирано де Бержерак"

Роман основан на любовном треугольнике между Сирано, Роксаной и Кристианом. Сирано – мушкетер и поэт, у которого есть физические недостатки.  Это мешает ему признаться в любви красавице Роксане, в то время, как кадет Кристиан не нашел ее отклика, когда признался в любви. Сирано решает помочь Кристиану завоевать сердце Роксаны, тем самым использует его, чтобы выразить свои собственные чувства.

Элизабет Гилберт "Есть, молиться, любить"

Этот автобиографический роман основан на истории главной героини, которая после драматического развода решает отправиться в путешествие для поиска внутренней гармонии. Она отправляется в Италию, Индию, Индонезию. В конце пути девушка встречает Фелипе, из-за которогоее сердце начинает биться чаще… Сумеет ли она отдаться порыву страстии настоящей любви?

Паулина Саймонс "Медный всадник"

Один из самых популярных любовных романов. Трагическая история любви Татьяны и Александра на фоне советской России и Второй мировой войны не оставит ваше сердце равнодушным. У книги есть вторая и третья части. Тысячи страниц настоящего удовольствия.

Диана Гэблдон "Чужестранка"

Клэр выходит замуж после окончания Второй мировой войны. Они отправляются в свадебное путешествие в Шотландию, где Клэр попадает в магическое место, которое переносит ее в прошлое, в 1734 год. Она встречает Джеймса Фрасера и сразу же влюбляется. Эта шокирующая история любви превратилась в целую сагу из восьми книг, и также имеет захватывающую экранизацию.

Дэвид Лоуренс "Любовник леди Чаттерли"

В 20-тые года прошлого века леди Констанс, жена сира Клиффорда, утешается связью с лесничим, пока ее муж пытается выжить, будучи инвалидом. После первой публикации этот роман спровоцировал громкий скандал, из-за чего был запрещен. Захватывающая история любви и греха.

Маргарет Митчелл "Унесенные ветром"

Если вы еще не читали роман или не смотрели фильм, тогда быстро принимайтесь за книгу! Это самая напряженная, трагическая и захватывающая история любви всех времен. Вы влюбитесь в главную героиню фильма, отважную Скарлетт.

Сесилия Ахерн "P.S. Я люблю тебя"

Как жить дальше, если любовь всей твоей жизни, мужчина, который понимал тебя и знал тебя до мелочей, трагически погибает. Холли не чувствует в себе сил, чтобы продолжать жить дальше. Но письма, которые Джерри оставил ей перед смертью, помогут Холли справиться с горем. Это глубокий роман о высокой любви. Он удостоился прекрасной экранизации с Джерардом Батлером в главной роли

Одри Ниффенеггер "Жена путешественника во времени"

Влюбиться – легко. Но вот удержать отношения, дать возможность им развиваться – непростая задача. Особенно если у твоего парня есть очень странная генетическая мутация, которая позволяет ему путешествовать во времени, пропадать из жизни и вновь появляться. Эта история захватит ваше воображение и сердце…

Хелен Филдинг "Дневник Бриджит Джонс"

Читать личный дневник этой тридцатилетней девушки – это настоящая катастрофа. Она постоянно борется с лишним весом и мечется в любовном треугольнике. В нее влюблен ее шеф Дэниел Кливер и "завидный зять" Марк Дарси. Кого выберет Бриджит?

Стефани Майер "Сумерки"

Это самая романтическая вампирская сага из всех написанных. Любовь Беллы и Эдварда описана в четырех книгах, но эта история точно захватит вас с самой первой страницы. Вам обязательно захочется влюбиться в такого вампира, который сказал бы: "Ты даже не представляешь, как долго я тебя ждал".

Уильям Шекспир "Ромео и Джульетта"

"Приди, святая, любящая ночь! Приди и приведи ко мне Ромео! Дай мне его. Когда же он умрет, изрежь его на маленькие звезды, и все так влюбятся в ночную твердь, что бросят без вниманья день и солнце." И не нужно других слов.

Розамунда Пилчер "Собиратели ракушек"

Если вы не читали произведений Розамунды Пилчер, одной из самых известных писательниц, начните с этого романа, который принес ей славу. Пенелопа, главная героиня романа, возвращается в поселок, где провела свое детство. Это заставляет ее вернуться в прошлое, вспомнить о былой любви и об отношениях с детьми… Мы уверенны, что вы полюбите этих героев и обязательно прочтете другие романы этого автора.

Артур Голден "Мемуары Гейши"

Сайюри, самая знаменитая гейша Японии в 30-тые годы XX века, вспоминает свою жизнь после переезда в Нью-Йорк, где доживает свои последние годы. Ее судьба была не любить, а ублажать и соблазнять, хотя она очень любила одного человека…

Даниэла Стил "Как две капли воды"

Если ваш брак не делает вас счастливой, не прекрасный ли выход – заменить себя своей сестрой-близняшкой? Забавная история любви, после которой вам захочется прочесть другие книги современного автора.

Уильям Голдман "Принцесса-Невеста"

"Со дня появления поцелуя в 1642 году до н. э., было 5 великих поцелуев, которые условно разделили на самый девственный, самый нежный, самый страстный…Первый поцелуй Баттеркап и Вестли превзошел все известные поцелуи". Если после этого вам не захочется прочесть роман, то вы совсем не романтичная натура, так и знайте.

Лиза Клейпас "Тайны летней ночи"

Если вам нравятся любовные романы на исторической основе, то Лиза Клейпас – ваш автор. Анабель принадлежит к аристократическому роду, который сейчас переживает финансовый кризис. Она должна срочно выйти за богатого мужчину, чтобы покончить с трудностями. Симон очень богат, но не аристократ. Кроме того, он не из тех, кто женится. Симон хочет сделать Анабель своей любовницей.

Мария Дуэньяс "Нити судьбы"

В романе рассказывается о судьбе Сиры Кироги, швеи, которая покидает Мадрид и направляется в Марокко, чтобы следить за незнакомым человеком. Эта поездка заставляет ее взглянуть на себя с другой стороны.

Лаура Кинсейл "Цветы из бури"

Любовь может разрушать и спасать. Об этом точно знает граф из аббатства Джерво. Сюжет разворачивается в Англии XIX века. Исторический роман о любви будет держать вас в напряжении до последней страницы.

Роберт Джеймс Уоллер "Мосты округа Мэдисон"

Что случается, когда в безмятежную жизнь жены, матери семейства, женщины 40 лет, которая воспитывает двоих детей, вмешивается внезапная любовь? Именно это случилось с Франческой Джонсон, когда она встретила фотографа Роберта Кинкейда. Могут ли четыре дня страстной любви изменить навсегда две жизни? Есть прекрасная экранизация романа, где главные роли исполнили Мэрил Стрип и Клинт Иствуд.

Если вы обожаете любовные романы, то обязательно найдете здесь то, что захватит ваше сердце до последней строчки. Речь не только о новых романах, но и о хорошо знакомых бестселлерах, которые можно перечитывать и перечитывать. Здесь вы откроете новых авторов и новые истории страстной, настоящей любви.

miridei.com

Самые великие истории любви — www.wday.ru

Одна из самых обожаемых актрис Альфреда Хичкока, Грейс отличалась нордической внешностью и сдержанными манерами, поэтому создавалась ощущение, что перед вами не голливудская знаменитость, а самая настоящая принцесса. Однако, несмотря на внешнюю холодность, звезда была весьма влюбчивой и страстной и запросто могла закрутить легкую интрижку прямо на съемочной площадке с оператором или принимать красивые ухаживания от иранского шаха. В Голливуде считали, что Мисс высшее общество, как называли актрису с ангельской внешностью, достойна быть женой только настоящего принца. В итоге так и случилось, и вскоре Грейс сосватали в жены князю Монако Ренье III.

Стоит отметить, что знакомство, состоявшееся в 1955 году, изменило жизни не только молодых людей, но и целого государства. Принц давно искал достойную супругу, поэтому женитьба на известной голливудской красавице с хорошей репутацией помогла привлечь инвестиции и вызвать интерес туристов к разоряющемуся Монако. Ренье прикинул, что свадьба с оскароносной голливудской актрисой станет удачным пиар-ходом, а роскошная церемония, состоявшаяся в 1956 году, возродила интерес к Монако и превратила этот регион в один из самых престижных на планете. Страна полюбила свою новую принцессу, а Грейс подарила государству не только долгожданных наследников, но и новые экономические возможности.

Супруга Ренье купалась во внимании, меняла наряды от кутюрье, снималась для глянцевых изданий и посещала другие страны с официальными визитами. Однако пока миллионы человек мечтали оказаться в такой же сказке, Грейс страдала от тяжелого характера супруга, а светские обязанности были для нее настоящей каторгой. Вскоре у актрисы случились проблемы со здоровьем, она начала набирать вес, а ее выросшие дети стали сбегать из дома, отказываться от светских обязанностей и крутить романы с телохранителями.

В 1982 году Келли не справилась с управлением автомобилем и попала в автокатастрофу, полученные травмы оказались несовместимыми с жизнью, поэтому практически на следующий день по решению принца аппарат жизнеобеспечения, поддерживающий состояние его супруги, был отключен.

www.wday.ru

100 лучших романов ⅩⅩⅠ века — Журнал «Афиша»

Экспертный совет

«11/22/63» Стивена Кинга

2011

«1Q84» Харуки Мураками

2009

«Harmonia caelestis» Петера Эстерхази

2002

«Американские боги» Нила Геймана

2001

«Анафем» Нила Стивенсона

2008

«Аномалия Камлаева» Сергея Самсонова

2008

«Асан» Владимира Маканина

2008

«Аустерлиц» Винифреда Зебальда

2001

«Багровый лепесток и белый» Мишеля Фейбера

2002

«Бегущий за ветром» Халеда Хоссейни

2003

«Белый тигр» Аравинда Адиги

2008

«Библиотекарь» Михаила Елизарова

2007

«Благоволительницы» Джонатана Литтелла

2006

«Блуждающее время» Юрия Мамлеева

2001

«Бутик Vanity» Александра Ильянена

2007

«Внутренний порок» Томаса Пинчона

2009

«Возвращение в Египет» Владимира Шарова

2013

«Волчий зал» Хилари Мантел

2010

«Воскресенье в Третьем Риме» Владимира Микушевича

2005

«В пьянящей тишине» Альберта Санчеса Пиньоля

2002

«Гарри Поттер» Дж.К.Ролинг

1997–2007

«Гибель гигантов» Кена Фоллетта

2010

«Горизонтальное положение» Дмитрия Данилова

2010

«Господин Гексоген» Александра Проханова

2002

«Грачи улетели» Сергея Носова

2005

«Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» Сюзанны Кларк

2004

«Дом, в котором…» Мариам Петросян

2009

«Дондог» Антуана Володина

2002

«Дорога» Кормака МакКарти

2006

«Дорога обратно» Андрея Дмитриева

2003

«Елтышевы» Романа Сенчина

2009

«Железный совет» Чайны Мьевиля

2004

«Жизнь после жизни» Кейт Аткинсон

2013

«Жить, чтобы рассказывать о жизни» Габриэля Гарсиа Маркеса

2002

«Журавли и карлики» Леонида Юзефовича

2009

«Журнал Виктора Франкенштейна» Питера Акройда

2008

«Жутко громко и запредельно близко» Джонатана Сафрана Фоера

2005

«Зеленый шатер» Людмилы Улицкой

2011

«Золото бунта, или Вниз по реке теснин» Алексея Иванова

2005

«Империя» Кристиана Крахта

2012

«И пусть вращается прекрасный мир» Колума МакКэнна

2009

«Искупление» Иэна Макьюэна

2001

«Каменные клены» Лены Элтанг

2008

«Каменный мост» Александра Терехова

2009

«Канада» Ричарда Форда

2013

«Карта и территория» Мишеля Уэльбека

2010

«Картер побеждает дьявола» Глена Дэвида Голда

2001

«Клуб ракалий» Джонатана Коу

2001

«Книга воды» Эдуарда Лимонова

2002

«Книжный вор» Маркуса Зузака

2006

«Когда я был настоящим» Тома МакКарти

2005

«Крещенные крестами» Эдуарда Кочергина

2009

«Лавр» Евгения Водолазкина

2012

«Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова

2001

«Луковица памяти» Гюнтера Грасса

2006

«Малавита» Тонино Бенаквисты

2004

«Маленький друг» Донны Тартт

2002

«Матисс» Александра Иличевского

2007

«Метель» Владимира Сорокина

2010

«Миллениум» Стига Ларссона

2005–2007

«Мифогенная любовь каст» Павла Пепперштейна

2002

«Мрак твоих глаз» Ильи Масодова

2001

«Музей невинности» Орхана Памука

2008

«Не отпускай меня» Кадзуо Исигуро

2005

«Номер Один, или В садах других возможностей» Людмилы Петрушевской

2004

«О красоте» Зэди Смит

2005

«Облачный атлас» Дэвида Митчелла

2004

«Обращение в слух» Антона Понизовского

2013

«Овсянки» Дениса Осокина

2011

«Огненное погребение» Владимира «Адольфыча» Нестеренко

2008

«Оливия Киттеридж» Элизабет Страут

2008

«Орфография» Дмитрия Быкова

2003

«Падение Стоуна» Йена Пирса

2009

«Песнь льда и пламени» Джорджа Р.Р.Мартина

1996 — настоящее время

«Письмовник» Михаила Шишкина

2010

«Плясать до смерти» Валерия Попова

2012

«Повесть о любви и тьме» Амоса Оза

2002

«Покуда я тебя не обрету» Джона Ирвинга

2005

«Поправки» Джонатана Франзена

2001

«Похождения скверной девчонки» Марио Варгаса Льосы

2006

«Предчувствие конца» Джулиана Барнса

2011

«Румянцевский сквер» Евгения Войскунского

2007

«Сажайте, и вырастет» Андрея Рубанова

2005

«Санькя» Захара Прилепина

2006

«Священная книга оборотня» Виктора Пелевина

2004

«Синяя кровь» Юрия Буйды

2011

«Снеговик» Ю Несбё

2007

«Современный патерик. Чтение для впавших в уныние» Майи Кучерской

2005

«Союз еврейских полисменов» Майкла Чабона

2007

«Средний пол» Джеффри Евгенидиса

2003

«Тень ветра» Карлоса Руиса Сафона

2001

«Террор» Дэна Симмонса

2007

«Тишина» Питера Хега

2009

«Фланер» Николая Кононова

2011

«Чертово колесо» Михаила Гиголашвили

2009

«Что пропало» Кэтрин О’Флинн

2007

«Шантарам» Грегори Дэвида Робертса

2003

«Я — чеченец!» Германа Садулаева

2006

«Я — Шарлотта Симмонс» Тома Вулфа

2004

«Ярость» Салмана Рушди

2001

1/101

Список 100 лучших романов XXI века был составлен на основе опроса четырех десятков экспертов. Все они перечислены ниже

Игорь Алюков, главный редактор издательства «Фантом пресс»; Александр Архангельский, писатель; Елизавета Биргер, литературный критик; Дмитрий Быков, писатель; Евгений Водолазкин, писатель; Дмитрий Волчек, издатель; Андрей Геласимов, писатель; Александр Горбачев, главный редактор «Афиши»; Варвара Горностаева, издатель; Николай Григорьев, главный редактор Afisha.ru; Павел Грозный, редактор «Афиши–Воздух»; Игорь Гулин, критик; Дмитрий Данилов, писатель; Екатерина Дементьева, главный редактор «Афиши–Город»; Станислав Зельвенский, журналист; Кирилл Иванов, музыкант, поэт; Александр Иличевский, писатель, поэт; Кирилл Кобрин, писатель; Михаил Котомин, главный редактор издательства Ad Marginem; Борис Куприянов, издатель; Олег Лекманов, литературовед; Катя Морозова, литературный критик; Георгий Мхеидзе, журналист; Анна Наринская, литературный критик; Лев Оборин, литературный критик; Дмитрий Ольшанский, журналист; Павел Пепперштейн, писатель, художник; Андрей Подшибякин, журналист; Захар Прилепин, писатель; Валерия Пустовая, редактор журнала «Октябрь»; Андрей Рубанов, писатель; Феликс Сандалов, редактор «Афиши»; Юрий Сапрыкин, главный редактор «Афиши– Воздух»; Игорь Сахновский, писатель, поэт; Роман Сенчин, писатель; Петр Фаворов, редактор The Prime Russian Magazine; Алексей Цветков, писатель, философ; Сергей Шаргунов, журналист, писатель; Галина Юзефович, литературный критик

mag.afisha.ru

ЛитКульт — 100 величайших романов всех времен по версии газеты The Observer

Узнав о том, что ВВС проводит опрос о ста лучших романах всех времен и народов, газета The Observer поспешила составить свой собственный аналогичный список, который и был опубликован 12 октября 2003 года.

1. Мигель Сервантес. Дон Кихот
2. Джон Беньян. Путь паломника
3. Даниель Дефо. Робинзон Крузо
4. Джонатан Свифт. Путешествия Гулливера
5. Генри Филдинг. История Тома Джонса, найденыша
6. Сэмюэль Ричардсон. Кларисса
7. Лоренс Стерн. Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
8. Шодерло де Лакло. Опасные связи
9. Джейн Остин. Эмма
10. Мэри Шелли. Франкенштейн
11. Томас Лав Пикок. Аббатство кошмаров
12. Оноре де Бальзак. Паршивая овца (The Black Sheep)
13. Стендаль. Пармская обитель
14. Александр Дюма. Граф Монте-Кристо
15. Бенджамин Дизраэли. Сивилла
16. Чарльз Диккенс. Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим
17. Эмиле Бронте. Грозовой перевал
18. Шарлотта Бронте. Джейн Эйр
19. Уильям Теккерей. Ярмарка тщеславия
20. Натаниель Готорн. Алая буква
21. Герман Мелвилл. Моби Дик
22. Гюстав Флобер. Госпожа Бовари
23. Уилки Коллинз. Женщина в белом
24. Льюис Кэрролл. Алиса в Стране Чудес
25. Луиза Мэй Олькотт. Маленькие женщины
26. Энтони Троллоп. Дороги, которые мы выбираем
27. Лев Толстой. Анна Каренина
28. Джордж Элиот. Дэниэль Деронда
29. Ф.М.Достоевский. Братья Карамазовы
30. Генри Джеймс . Женский портрет
31. Марк Твен. Приключения Гекльберри Фина
32. Роберт Льюис Стивенсон. Странная история Доктора Джекилла и мистера Хайда
33. Джером К. Джером
34. Оскар Уайльд. Портрет Дориана Грэя
35. Джордж и Уидон Гроссмит. Дневник незначительного лица
36. Томас Гарди. Джуд Незаметный
37. Erskine Childers. The Riddle of the Sands
38. Джек Лондон. Зов предков
39. Джозеф Конрад. Ностромо
40. Кеннет Грэм. Ветер в ивах
41. Марсель Пруст. В поисках утраченного времени
42. Д. Х. Лоуренс. Радуга
43. Ф. Мэдокс Форд. Хороший солдат
44. Джон Бучан. Тридцать девять ступеней
45. Джеймс Джойс. Улисс
46. Вирджиния Вулф. Миссис Далоуэй
47. Эдвард Морган Форстер. Дорога в Индию
48. Ф.С.Фитцджеральд. Великий Гэтсби
49. Франц Кафка. Процесс
50. Эрнест Хемингуэй. Мужчины без женщин
51. Луи-Фердинанд Селин. Путешествие на край ночи
52. Уильям Фолкнер. Когда я умирала
53. Олдос Хаксли. О дивный новый мир
54. Ивлин Во. Сенсация
55. Джон Дос Пассос. США
56. Реймонд Чандлер. Прощай, красавица!
57. Нэнси Митфорд . В поисках любви
58. Альбер Камю. Чума
59. Джордж Оруэлл. 1984
60. Сэмюэль Беккет. Мэлон умирает
61. Джером Сэлинджер. Над пропастью во ржи
62. Фланнери О`Коннор. Мудрая кровь
63. Э.Б.Уайт. Паутина Шарлотты
64. Джон Р.Р.Толкиен. Властелин колец
65. Кингсли Эмис. Счастливчик Джим
66. Уильям Голдинг. Повелитель мух
67. Грэм Грин. Тихий американец
68. Джек Керуак. В дороге
69. В. Набоков. Лолита
70. Гюнтер Грасс. Жестяной барабан
71. Чинуа Ачебе. И пришло разрушение
72. Мюриэл Спарк. Мисс Джин Броди в расцвете лет
73. Харпер Ли. Убить пересмешника...
74. Джозеф Хеллер. Поправка - 22
75. Сол Беллоу. Герцог
76. Габриэль Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества
77. Элизабет Тэйлор. Госпожа Палфрей в Клейрмонте
78. Джон Ле Карре. Шпион, выйди вон
79. Тони Моррисон. Песнь Соломона
80. Берил Бейнбридж . Поездка на бутылочную фабрику
81. Норман Мейлер. Песнь палача
82. Итало Кальвино. Если однажды зимней ночью путник
83. В.С. Найпол. Излучина реки
84. Джозеф М. Кутзее. В ожидании варваров
85. Мэрилин Робинсон. Домашний очаг
86. Аласдар Грэй. Ланарк
87. Пол Остер . Нью-йоркская трилогия
88. Роальд Даль. БДВ, или большой и добрый великан (The BFG)
89. Примо Леви. Периодическая система
90. Мартин Эмис. Деньги
91. Кадзуо Исигуро. Художник в плавучем мире
92. Питер Кэри. Оскар и Люсинда
93. Милан Кундера. Книга смеха и забвения
94. Салман Рушди. Харон и море историй
95. Джеймс Эллрой. Секреты Лос-Анджелеса
96. Анджела Картер. Мудрые дети
97. Иэн Макьюен. Искупление
98. Филип Пулман. Северное сияние
99. Филип Рот. Американская пастораль
100. В. Себальд. Аустерлиц

litcult.ru

Лучшие романы 20 века по мнению известных писателей

Опираясь на теорию, что никто не разбирается в литературе лучше, чем писатели, Зейн Джей Педер, редактор издания Raleigh News & Observer, попросил известных британских и американских писателей и романистов поделиться своими взглядами на лучшую мировую литературу. 125 известных американских и британских писателей выбрали лучшие книги и лучших авторов всех времен и народов.

В состав жюри ‘The Top Ten: Writers Pick Their Favorite Books’ под руководством колумниста New York Times вошли такие известные писатели как: Джонатан Франзен, признанный журналом Таймс лучшим американским романистом, автор романа «Дети императора» Клэр Месуд, Джойс Кэрол Оутс, известная американская романистка, и многие другие. Писатели составили списки из 10 лучших романов и писателей, рассмотрев 544 заголовка. Романы получили баллы от 1 до 10.

Сложившаяся в результате этого эксперимента литературная коллекция, объединившая литературные пристрастия совершенно разных писателей – от Дэвида Фостера Уоллеса  до Стивена Кинга,  позволяет взглянуть на мировую литературу как на своего рода коллективное творчество великих писателей.
Сложившаяся в результате этого эксперимента литературная коллекция, объединившая литературные пристрастия совершенно разных писателей – от Дэвида Фостера Уоллеса  до Стивена Кинга,  позволяет взглянуть на мировую литературу как на своего рода коллективное творчество великих писателей.

1. «Лолита» – Владимир Набоков

В 1955 году увидела свет «Лолита» – третий американский роман Владимира Набокова, создателя «Защиты Лужина», «Отчаяния», «Приглашения на казнь» и «Дара». Вызвав скандал по обе стороны океана, эта книга вознесла автора на вершину литературного Олимпа и стала одним из самых известных и, без сомнения, самых великих произведений XX века. Сегодня, когда полемические страсти вокруг «Лолиты» уже давно улеглись, можно уверенно сказать, что это – книга о великой любви, преодолевшей болезнь, смерть и время, любви, разомкнутой в бесконечность, «любви с первого взгляда, с последнего взгляда, с извечного взгляда».

2. «Великий Гэтсби» – Ф.Скотт Фитцджеральд

Один из самых известных прозаиков США XX века, Фрэнсис Скотт Фицджеральд возвестил миру о начале нового века — “века джаза”, одним из первых заговорил от имени “потерянного поколения”. Он писал об “американской мечте”, олицетворял ее собою, но действительность обернулась трагедией, и ранняя смерть оборвала жизнь баловня судьбы. Герой романа “Великий Гэтсби” сколотил себе состояние, добился могущества, но ни деньги, ни власть не сделали его счастливым.

3. «В поисках утраченного времени» – Марсель Пруст

Марсель Пруст – знаменитый французский писатель, родоначальник современной психологической прозы. Его семитомная эпопея “В поисках утраченного времени” стала одним из гениальнейших литературных опытов 20-го века. В первый том вошли три романа: “В сторону Свана”, “Под сенью девушек в цвету” и “Германт”. Во второй том вошли четыре романа: “Содом и Гоморра”, “Пленница”, “Беглянка”, “Обретенное время”.

4. «Улисс» – Джеймс Джойс

Великий ирландский писатель Джеймс Джойс (1882 – 1941) стоит у истоков всей модернистской и постмодернистской литературы. Громкое имя и общемировую славу ему снискал «Улисс» – уникальный текст, «роман №1» XX века. Предельно просты и его герой исюжет – один день из жизни дублинского обывателя; но в нехитрую оболочку вмещен весь космос литературы – фейерверк всех стилей и техник письма, виртуознейший язык, переклички с мириадами великих и безвестных текстов, вторжения древних мифов и творение новых, ирония и скандал, издевательство и игра – и встающий из всего этого новый взгляд на искусство, человека и мир. С момента выхода в свет и по сей день «Улисс» остается вызовом Писателя Читателю.

5. «Дублинцы» – Джеймс Джойс

В книгу вошли ранние реалистические рассказы из сборника «Дублинцы» и лирическая зарисовка «Джакомо Джойс» выдающегося ирландского писателя Джеймса Джойса, 100 лет со дня рождения которого исполнилось в 1982 году. В «Дублинцах» Джойс поставил перед собой задачу «написать главу духовной истории своей нации», в «Джакомо» передать внутренние метания своего героя.

6. «Сто лет одиночества» – Габриэль Гарсиа Маркес

В романе «Сто лет одиночества» показаны зарождение, расцвет, закат и гибель рода Буэндиа. История этого рода — это история одиночества, так или иначе проявившегося в судьбе каждого из Буэндиа. Одиночество, разобщённость членов семьи, их неспособность понять и быть понятыми друг другом приобретают в романе поистине мифологический характер. Да и сама история нескольких поколений семьи Буэндиа приобретает характер родового мифа, а с ним и его характерные черты — тяга к инцесту и связанное с ним проклятие, заданность и предопределённость судьбы героев. В романе она воплощена в образе цыгана Мелькиадеса, записавшего на санскрите летопись рода, расшифрованную за несколько минут до гибели Макондо и всех Буэндиа. Одновременно в романе присутствует и пародия на миф. Средством пародии является особый ироничный смех писателя, проявляющийся в нарочито мифологических построениях, обыденном тоне повествования, рассказывающего порой о событиях абсурдных или откровенно фантастических. Мифотворящая «реальность чудесного», «магический реализм» латиноамериканской прозы выступает в романе как важнейшее средство создания неповторимого облика Америки и одновременно как пародия на самого себя.

7. «Шум и ярость» – Уильям Фолкнер

Уильям Фолкнер – крупнейший американский писатель, получивший в 1949 году Нобелевскую премию “за значительный и с художественной точки зрения уникальный вклад в развитие современного американского романа”. Всемирную славу и известность писателю принесли его романы “Свет в августе”, “Авессалом, Авессалом!”, “Святилище”, “Осквернитель праха”, трилогия “Деревушка” – “Город” – “Особняк” и, конечно, вошедший в настоящее издание роман “Шум и ярость”, роман, который Фолкнер называл самым трудным в своей творческой биографии.
Основная сюжетная линия повествует об увядании одного из старейших и наиболее влиятельных семейств американского Юга — Компсонов. В течение примерно 30 лет, связанных в романе, семья сталкивается с финансовым крахом, теряет уважение в городе, а многие члены семейства трагически заканчивают свою жизнь.

8. «На маяк» – Вирджиния Вульф

Имя английской писательницы В. Вулф, автора широко известных романов “Комната Джейкоба”, “Миссис Дэллоуэй”, “Орландо”, ставят в один ряд с именами Дж. Джойса, Т. С. Элиота, О. Хаксли, Д. Г. Лоуренса, – словом, тех, кто определял магистральные пути развития западноевропейской литературы XX века.
В представленном в настоящем издании романе В. Вулф “На маяк”, после “Миссис Дэллоуэй”, наверное, самом знаменитом произведении писательницы, основной темой становится время и жизнь в ее временном истечении.

9. Рассказы – Флэннери О’Коннор

Авторский сборник рассказов выдающегося американского мастера “южной готики”, истории о любви и смерти, полные ветхозаветных страстей, спроецированных в современность. О’Коннор ставит своих эксцентричных персонажей в экстремальные ситуации, выливающиеся в акты насилия, которые возвращают ее героев к реальности и оставляют у читателя привкус загадки.

10. «Бледный огонь» – Владимир Набоков

Роман «Бледный огонь» Владимира Набокова, одно из самых неординарных произведений писателя, увидел свет в 1962 году. Выйдя из печати, «Бледный огонь» сразу попал в центр внимания американских и английских критиков. Далеко не все из них по достоинству оценили новаторство писателя и разглядели за усложненной формой глубинную философскую суть его произведения, в котором раскрывается трагедия отчужденного от мира человеческого «я» и исследуются проблемы соотношения творческой фантазии и безумия, вымысла и реальности, временного и вечного. Однако, несмотря ни на что, это наиболее трудное и непрозрачное англоязычное произведение Набокова стало бестселлером, породив по прошествии некоторого времени множество литературоведческих исследований.

лучшие романы 20 века, романы 20 века, лучшие писатели 20 века

alltop10.org

ТОП-10 величайших любовных романов всех времен

Вы увлекаетесь любовными романами? Если это так, представляем вашему вниманию список широко известных произведений. Захватывающие дух истории о любви и преданности. Одни представляют собой издания вековой давности, другие – современные. Эти романы снискали популярность в нашей стране и за ее пределами.

Поэтому наряду с этими произведениями существуют русские книги, которые пользуются популярностью за границей. Здесь перечислено 10 величайших любовных романов всех времен с кратким содержанием. Выберите лучший! Также обратите внимание на 10 книг с самыми запутанными историями любви.

10. Сумерки


В своем романе автор Стефани Майер описывает необыкновенную историю любви вампира Эдварда и девушки Бэллы. Между ними возникает некое притяжение, неподвластное им. Произведение состоит из четырех частей. «Сумерки» - один из самых популярных любовных романов современности.

9. Чужестранка


9-е место занимает роман «Чужестранка». История о путешествии во времени. Супружеская пара Клэр и Фрэнк решает отметить второй медовый месяц. Прикоснувшись к древнему камню, Клэр отправляется в 1743 год, где встречает предка мужа Блэк Джека.

В стране идет война, и Клэр работает медсестрой. Она знакомится с солдатом Джеймсом Фрейзером и влюбляется в него. Роман написан Дианой Гэблдон, и его сюжет лег в основу 16-серийного фильма.

8. Жена путешественника во времени


8-ю ступень пьедестала занимает «Жена путешественника во времени». Когда речь заходит о книгах с необычным сюжетом, на ум приходит именно этот роман. Герой произведения может свободно перемещаться в любом времени. Но не все так просто как может показаться на первый взгляд.

Обладание уникальной способностью влечет за собой череду неприятностей. Когда главный герой встречает свою любовь, множество трудностей возникает на его пути. Дар это или болезнь вы узнаете, внимательно прочитав книгу.

7. Рискованный флирт


На 7-й позиции прочно обосновался «Рискованный флирт». История о Джессике Трент, смыслом жизни которой стало спасение брата от дурного влияния маркиза Себастьяна Дейна. Неожиданно девушка понимает, как сильно увлеклась им и обнаруживает, что это чувство взаимно. У влюбленных начинается бурный роман. Кульминацию истории вы узнаете, прочитав роман, написанный Лореттой Чейз.

6. Дневник памяти


Автор – Николас Спаркс. В романе описана история любви двух подростков – Ноя и Элли. Элли – девушка из обеспеченной семьи, а Ной – бедняк с высокими моральными качествами и хорошим воспитанием. Ной пишет письма Элли, но ее мать прячет их от нее. Влюбленные не видятся 15 лет. Элли выходит замуж, но неожиданная встреча с Ноем меняет все. Роман заставит прослезиться даже читателя со «стальными» нервами. Сюжет произведения положен в основу фильма.

5. Спеши любить


Автор романа – всё тот же Николас Спаркс. Джейми, дочь священника, и Лэндон, 17-летний подросток, обделенный вниманием отца, - совершенно разные по натуре молодые люди. Но после нескольких встреч они влюбляются. Джейми терзают сомнения, правильный ли выбор она сделала, но настойчивое ухаживание и природное очарование Лэндона не оставляют ей выбора.

Неизлечимая болезнь Джейми резко обрывает безмятежную жизнь влюбленных, но любви и преданности Лэндона можно только позавидовать. Он не только не бросает девушку, но и женится на ней. Вскоре после свадьбы Джейми умирает. Также вы можете насладиться просмотром одноименного фильма.

4. Унесенные ветром


Знаменитый роман Маргарет Митчелл. Герои романа Ретт и Скарлетт достойно занимают второе место после знаменитых Ромео и Джульетты. Действие произведения разворачивается в годы Гражданской войны и эпохи Восстановления в США. Захватывающая дух история любви «плохого мальчика» Ретта и «капризной девочки» Скарлетт. Влюбленные расстаются и встречаются снова. Фильм, снятый по мотивам романа, удостоен премии «Оскар».

3. Гордость и предупреждение


Тройку лидеров открывает «Гордость и предубеждение». Услышав слово «романтика», в памяти мгновенно всплывает Джейн Остин и ее широко известная «Гордость и предубеждение». Несмотря на то, что книга вышла в свет в 1813 году, она и по сей день является бесспорным лидером классической английской мелодрамы.

Роман обрел такую популярность, что по его сюжету снято несколько фильмов. История такова: у саркастичной и остроумной Элизабет Беннет целых пять сестер, и единственное желание отца – поскорее выдать дочерей замуж. Волею судьбы Элизабет влюбляется в богатого и своенравного мистера Дарси. Отношения у влюбленных складываются весьма непростые, и только пойдя на взаимные уступки, они смогут быть вместе.

2. Виноваты звезды


2-е место в десятке лидеров занимает роман «Виноваты звезды». Трогательная история любви Хейзел и Огастуса. И все было бы хорошо, но жить героям романа осталось совсем недолго. Их взаимоотношения – доказательство того, что время и обстоятельства не могут разрушить истинную любовь. Вас заинтересовало, что же случилось в жизни влюбленных? Ответ на вопрос вы узнаете, прочитав книгу.

1. Джейн Эйр


И, наконец, первое место! Знаменитая «Джейн Эйр», написанная Шарлоттой Бронте. История сироты Джейн, воспитанной строгой тетушкой, отправившей ее в пансионат с абсолютно равнодушным к чужим переживаниям директором. После обучения Джейн остается в пансионате уже в качестве учителя, но после двух лет работы понимает, что ей необходимы новые впечатления.

Джейн устраивается гувернанткой к некоему мистеру Роджестеру и вскоре понимает, что испытывает к нему страстные чувства. Дело доходит до помолвки, но в день свадьбы Джейн узнает, что Роджестер уже женат, и брак не может быть заключен. Она убегает из дома несостоявшегося мужа и случайно знакомится со своими сестрами и братом, о которых не знала ранее.

Через некоторое время брат предлагает ей руку и сердце, и именно в тот момент она понимает, что не мыслит жизни без Роджестера и принимает решение вернуться к нему. Роман был написан в 1847 году, но, несмотря на это, он до сих пор является бесспорным лидером продаж и на его основе снято несколько фильмов.

batop.ru

Читать книгу Великие романы великих людей Бориса Бурды : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Борис Бурда
Великие романы великих людей

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Предисловие

Великие, знаменитые и просто известные люди всем любопытны, и причин на это хватает. Если, как часто и бывает, они личности незаурядные, этот интерес понятен – хочется узнать и разобраться, как они добыли свою славу или удержали полученную по наследству, что для этого сделали они и не сделали мы, чему у них можно и нужно поучиться, а что пригодится для еще более полезной вещи – чтобы твердо усвоить, что так поступать нельзя, а то хуже будет. Если с удивлением узнаешь, что они совершенно такие же люди, как мы с вами, можешь с удовольствием убедиться, что не боги горшки обжигают и то, что совершили великие короли, полководцы и первооткрыватели, и тебе вполне посильно, а это льстит самолюбию, хотя и не всегда правда. В любом случае жизнь замечательных людей гораздо интереснее изучать, чем биографии не поймешь кого, – она обычно прекрасно документирована, историки по листку, строчке и цитате собирали все, что время нам от их жизни оставила, пушкинисты вот рыдают, что о целых двадцати днях жизни Пушкина не сохранилось никаких документов, кошмар! Начинаешь вчитываться в их биографии, и оказывается, что это увлекает и затягивает. Чем пристальнее вглядываешься, тем больше различаешь, тем чаще приходишь к выводу, что ты об этом представления не имел и мало кому это известно. Расхожие, привычные представления о знаменитостях – в лучшем случае примитивная схема, а еще чаще прямая неправда. Разбираешься в биографии, и словно фото проявляется – туманная картинка становится ясной и отчетливой.

Надо признать, что один из самых интересных фрагментов этой картинки – то, что принято называть «личной жизнью», великие романы великих и знаменитых. Проще всего посчитать интерес именно к этой части их биографий приземленным и обывательским, но правда ли это? Человек наиболее интересен нам в момент высшего напряжения своих сил, а любовь один из лучших в мире способов заставить сделать самую высокую, иногда даже непосильную ставку и бросить на карту все, не сундуча про запас и не ограничивая себя скучной логикой и грошовым расчетом. Яркого человека она делает еще ярче, талантливого – еще талантливее, парадоксального – еще парадоксальнее, злого, жестокого, коварного и корыстного… да-да, к сожалению, именно так. Сильные чувства – универсальный усилитель всего, в том числе и нашего интереса к человеку, способному их проявлять. Недаром великие романы великих людей стали любимыми сюжетами знаменитых трагедий – там часто и додумывать нечего, стоит по-настоящему разобраться, как там бело было, сразу получится такой трагический сюжет, что писателю и не придумать, а если он осмелится, ему сразу скажут: «Ну, это ты уж слишком, такого просто быть не может!»

Не все великие романы – трагедии, иногда это история успеха, хотя обычно трудного и неоднозначного. Но вот с любовными историями королей, царей, султанов и прочих наследственных владык дело обычно обстоит значительно хуже. В давние времена абсолютной власти, когда в государстве некому было им сказать: «Подумай, не делай этого!» – они как только под действием мощных эмоций складывали мозги на сохранение в холодное место и без их участия решали и делали сугубо то, чего их левая нога захочет, а в итоге получалось такое, что страна не всегда выдерживала. Причем если результаты их чувств обрушивались на страну сразу, это было еще ничего, более-менее терпимо – гораздо хуже получалось, когда тихий ужас от их последствий начинался этак лет через сто. В этом случае обычно и дергаться было поздно – неоперабельный случай, все проросло, где вы раньше были? А раньше, оказывается, была большая любовь…

Очередную мою книгу о великих романах как раз и составят несколько историй о любви монархов разных времен к таким роковым женщинам. Иногда речь пойдет о тех роковых женщинах, которые сами являлись владыками своих стран и престолов – в сущности, всё то же самое, в этой области у мужчин и женщин уж точно равные права. Но во всех историях есть общее – они дорого обошлись стране, которой кто-то из влюбленной пары управлял. Похоже, что так в основном и бывает, и это совсем не то, что о любви принято говорить и, что печальнее, думать. Не потому, что сама любовь – это что-то плохое: нет, конечно. Просто все хорошо на своем месте. Думаете иначе? Прочитайте сами и подумайте еще раз.



Гарем и хюррем, или Карьера одной Роксоланы

Ее считали романтической героиней, примером великой любви, преодолевающей все различия – сословные, национальные, культурные и религиозные. А она оказалась палачом огромной империи, остановив ее шествие от победы к победе. Уже ее сын, унаследовавший престол, который вовсе не ему должен был достаться, затормозил развитие страны и положил конец ее небывалым успехам. А при его потомках все стало еще мрачней и беспросветней. Оплатила ли она черной неблагодарностью за любовь и почет? Или имела право так отомстить за свои ужасные страдания? Попробуем разобраться…

Сулейман Кануни: начало конца

На протяжении всех шести столетий без двух годочков существования Оттоманской империи ни один ее владыка не достигал такой славы, как Сулейман Великолепный – именно так его прозвали даже привыкшие к роскоши венецианцы, сраженные наповал красотой и богатством его дворцов и мечетей. Его слава как султана-завоевателя вполне сравнима с грозным реноме покорителя Константинополя Мехмеда Фатиха и захватчика Египта, его родного отца Селима Явуза (какие только переводы слова «Явуз» я не встречал – «Жестокий», «Непреклонный», «Суровый» и даже «Грозный», в основном у русских исследователей, очевидно, по сходству психики). На его, так сказать, боевом счету завоевание большей части территории Венгрии после победоносной битвы при Мохаче, в результате которой двадцатилетний венгерский король Лайош утонул в болоте во время бегства, а его отрубленная голова стала украшением пирамиды из нескольких тысяч голов венгерских воинов, рыцарей и епископов. Это на севере – дальше османы не прошли, штурмы Вены австрияки отбивали один за другим, вот и у Сулеймана не получилось, но это рекорд. Причем это еще не все его успехи в Европе – скажем, для полноты картины стоит упомянуть Молдову. Там он так страшно разбил сына Штефана Великого Петра Рареша, что тот предпочел вернуться на свой престол на кончиках турецких ятаганов, согласившись на полную покорность ради поддержки претензий хотя бы на куцую и урезанную власть.


Сулейман Великолепный. Мастерская Тициана. XVI в.

На западе его войска, базируясь на покоренный Селимом Явузом Египет, бросили к его ногам не только Триполи, но даже Алжир. Попытка его главного противника на европейском театре войны Карла V вернуть Алжир позорно провалилась, с захватом Туниса Карлу повезло чуть больше, но и его император не смог удержать и оставил. На востоке Сулейман исключительно удачно воевал с персидским шахом Тахмаспом, брал его столицу Тебриз четыре раза и в итоге отобрал огромный Ирак и вечно беспокойный Курдистан. На юге он покорил Аравию, с переменным успехом сражался с португальцами и даже направил флот на завоевание Индии – правда, безуспешно. Но уж в Африке окопался настолько прочно, что стараниями его сына Селима в Судане до сих пор живет племя мадьярабок, в лексиконе которого и в наше время сохранились венгерские слова – как многие владыки империй, он ссылал повстанцев с одного края империи на противоположный, вот и побежденных венгров сослал в Судан, пусть живут как хотят. В общем, воин умелый и успешный, ужас Европы тех лет, да и в мире не припомню в этот период ни одного царя, короля, султана, шаха, императора, раджу, ди, вана или богдыхана, который бы большую часть территории завоевал, больше народу истребил, больше соседей перепугал и ограбил.

Но Сулейман явно был чем-то больше, чем очередной Атилла, «Бич Божий», славный только размерами причиненного ущерба. Он был законник, строитель государства, которого собственные подданные прозвали Сулейман Кануни, то есть Законодатель. Подробный свод законов, регламентирующий жизнь империи, очень непохожей на привычные нам, был создан по его повелению и при его личном участии. И законы эти, пожалуй, были во многом ближе к современным, чем кодексы современных ему европейских монархий. Национальное угнетение у османов практически отсутствовало, любая должность доступна представителю любой нации или расы, да будь он хоть негром преклонных годов. Это касалось и высшей точки иерархии – среди матерей султанов было столько славянок, европеек и жительниц Кавказа, что любая попытка какого-нибудь безумного султана ввести националистическое или расистское законодательство могла привести только к необходимости гнать этого султана с престола поганой метлой.

Кстати, и религиозная терпимость в Османской империи была высокой. Еще десятка за два лет до воцарения Сулеймана его дедушка Баязет уже принимал целыми набитыми битком кораблями еврейских и мавританских изгнанников из пожелавшей единоверия Испании, с удовольствием наблюдал, как образованные и трудолюбивые беженцы приносят пользу османской экономике, и удовлетворенно изрекал по этому поводу: «Как можно назвать испанского короля Фердинанда умным правителем, его, который разорил свою страну и обогатил нашу!» Иноверцев не преследовали, позволяли во всех религиозных и многих прочих вопросах жить под властью собственных священнослужителей и начальников. А что налогом облагали, то какой же это налог, смех один по сравнению с налогами, скажем, процветающей и цивилизованной современной Швеции. Сядь Сулейман на шведский престол и введи такие налоги, шведы бы ему ноги мыли, воду пили и «Аллах акбар!» кричали (до чего и сейчас, похоже, рукой подать). Когда господарь Валахии Мирча Старый, предок небезызвестного Дракулы, решал, с кем ему дружить – с христианской Венгрией или мусульманской Турцией, его решение было принято именно из религиозных соображений. Конечно же, в пользу Турции – турки против православия ничего не имели и вселенский патриарх пользовался всеми благами положения крупного чиновника Османской державы, а для католической Венгрии в те годы православный еретик был ничуть не лучше инаковерующего мусульманина, и большей милости, чем сожжение на быстром, а не на медленном огне, ждать ему не приходилось. Общепринятым языком в турецком флоте в те времена был итальянский – запах жареного мяса от костров инквизиции гнал итальянцев служить щедрому и терпимому султану, которому плевать на то, сколько у кого жен, и никакие легионы святых и тонны реликвий их от этого не удерживали. Ближе к современности Сулейман и тем, что покровительствовал искусствам, помогал поэтам (и сам писал вполне приличные стихи), да и турецкая архитектура при нем расцвела, знаменитый Синан, величайший турецкий архитектор – тоже «птенец гнезда Сулейманова». Сулейман был не чужд гуманных поступков – скажем, разрешил вернуться домой всем ремесленникам завоеванных стран, угнанным в Стамбул его папашей. В общем, вполне позитивная фигура, по заслугам входящая в число первых десяти великих султанов Османской империи. Десятым, то есть последним.


В гареме. Теодор Хенвич. XIX в.

Чем же провинился Сулейман, чего же не учел, где ошибся? Почему уже правление его сына обозначило закат османского могущества, а дальше все вообще понеслось-покатилось? Положительных качеств у него, как уже говорилось, было даже больше, чем можно ожидать от наследственного владыки. Излишней жестокостью, в отличие от то ли Жестокого, то ли Грозного папочки Селима, он не отличался, а голубиной кротости от турецкого султана никто и не ожидает – не та работа. Может быть, не совсем хорошо было то, что на склоне лет он все большую часть работы по управлению государством сваливал на визиря? Согласен, в дальнейшем этот недостаток усугубился и принес державе немало вреда. Но вряд ли это хуже другой крайности, когда Селим Явуз отправлял к палачам своих визирей за малейшую провинность или ее видимость, в результате чего в турецкий язык вошло широко употребляемое еще в XIX веке проклятие: «Чтоб тебе быть визирем у султана Селима!» Семь отрубленных визирских голов за восемь лет правления – это действительно жизнь не по средствам, так никаких визирей не хватит, придется за границей закупать… По этой части Сулейман был гораздо более скромен, хоть и не безгрешен.


Одалиска в пустыне. Отто Пулиш. XIX в.

Тем не менее факт – баланс ветвей власти он действительно нарушил, и это вполне современное лыко можно поставить ему в строку. Но больше всего усилился не визирь, а третья ветвь власти, у нас ведь три ветви власти, не говоря уже о четвертой – прессе, так почему у турок их должно быть меньше? Была у них даже четвертая власть, официально без особых полномочий, но иногда говорящая свое весьма грозное слово так, что остальные три ветви и пикнуть не смели – янычары. А вместо нашей официальной триады – власть законодательная, исполнительная и судебная – у турок была своя. Султан – визирь – гарем. Вот как раз власть гарема при Сулеймане возросла многократно. Вряд ли это произошло по причине сходства с тезкой, библейским царем Соломоном, у которого тоже был гарем проектной мощностью в семьсот жен и триста наложниц – всегда лучше учиться у тезок хорошему, вроде мудрости, образованности, создания и соблюдения законов, праведного суда и всего такого, что действительно, к чести султана, наблюдалось на практике. Да и вообще не в имени дело. Дело, как всегда, в конкретном человеке, родившемся в 1505 году на территории нынешней Западной Украины, то ли в Рогатине, то ли в Чемеривцах – сейчас уже не разобрать. О ней мы сейчас и поговорим. Сейчас о ней вообще говорят слишком много, написали роман, сняли многосерийный фильм, да еще и не один, наверное, есть о чем словечком перекинуться!

Настя: наложница султанских кондиций

Она была дочерью православного священника, и это в будущем принесло ей огромную пользу – образование оказалось ей крайне полезным, хотя вовсе не так, как она думала. Она обладала немалым лингвистическим дарованием, еще девочкой изучила латынь и греческий – языки образованного Запада, а в ее новой жизни смогла без труда постичь и основные языки тогдашнего мусульманского мира: турецкий, персидский и арабский. Более того, на персидском и арабском она писала стихи, ведя с Сулейманом Кануни стихотворную переписку, лиричную и вполне совершенную по форме. Она обладала железной волей, выносливостью, гибкостью психики и жесткостью души, умудрившись только стать сильнее в обстоятельствах, в которых многие сходили с ума. А вот с местом жительства ей не повезло. Вся нынешняя территория Украины (и не только она) или принадлежала в те времена Турции напрямую, или превратилась в охотничий заповедник всяческих людоловов, в основном крымских татар, вассалов той же Турции. Не удивляйтесь и вообще не думайте, что работорговля дело такое уж давнее. Еще в XVIII веке из Крыма экспедиции за рабами отправлялись с регулярностью, достойной лучшего применения, да и в наше время в аэропортах висят плакаты организаций, борющихся с торговлей женщинами – что не делать, чего опасаться и кому звонить. А уж тогда это был выгодный бизнес и рынки рабов по всему Средиземноморью охотно торговали добычей подобных набегов – мужчин на черные работы, женщин, как сейчас бы сказали, в секс-рабыни. Чем красивей и моложе добыча, тем роскошнее гарем, который ее купит, а для султанского гарема все должно быть первосортным: и красота, и здоровье, да и образование не мешало. Это не говоря уже о том, что султану требовалась практически обязательная девственность, что в те тяжелые годы отсутствия пластической хирургии было труднее, чем в наше время. У Насти Лисовской все оказалось, как для гарема положено, и ее похитители даже сами не попользовались красивым куском женского мяса, потому что им это было не по карману. Так и сейчас охотник в Сибири с удовольствием пустил бы добытых соболей жене на шубу, а не на пушной аукцион, но его супруга по-прежнему ходит в драной кацавейке – деньги нужны!

Так что уважайте образование – оно способно выручить даже в такой пиковой ситуации. Конечно, от массы унижений оно Настю не избавило: и ужас самого захвата, сопровождаемый опускающимся на плечи арканом или мешком, нахлобученным на голову, и тесноту трюма невольничьей галеры, да и рынок рабов, где товар демонстрируют возможным покупателям без упаковки, чтоб они могли проинспектировать все необходимое собственными глазами, а самое сокровенное еще и собственным пальцем, что ей, видимо, пришлось пройти. Но вот плетьми по грязи, да еще и босиком (не забудьте о состоянии дорог в те времена, еще худшем, чем сейчас, если у кого хватит сил в такое поверить) ее, пожалуй, не гнали. По той же причине, по которой дорогие авто грузят в трюм корабля не навалом, а бережно и аккуратно – каждая царапина снижает цену товара. Учите языки, ведь и не подумаете, где пригодится! Вот выучила Настя греческий – и купивший ее визирь Ибрагим-паша, этнический грек, смог оценить знание полонянкой его родного языка, пригляделся к прочим ее достоинствам и решил, что такое сокровище, может быть, ему и не по чину, а султану как раз на его размер! Некоторые считают, что ее купил и подарил султану не менее влиятельный сановник Рустам-паша – скорее всего, это ошибка. Во-первых, путаница естественна: Ибрагим-паша был женихом сестры султана, Рустам-паша стал супругом дочери султана (от Насти, между прочим – счастья ему это не принесло), а ведь и по-русски и мужа сестры, и мужа дочери часто называют одинаково – зять. А во-вторых, Ибрагим-паша был щедр, славился неслыханными раздачами милостыни беднякам, а Рустам-паша был настолько патологическим скупердяем, что даже угодил в этом малопочтенном качестве в турецкий фольклор – подарить столь ценную невольницу его бы такая жаба задавила, что тысячу французов хватило бы накормить! Так что именно Ибрагим-паша, скорее всего, и обеспечил бедной Насте проживание в «Дурр-ус-Саадет», Доме Счастья – вот как изысканно называли турки султанский гарем.

Роксолана: выбор сделан

Что же происходит с невольницей, подаренной султану? Она попадает в запретное место – так, собственно, слово «гарем» и переводится. Дам в нем уйма, и далеко не все для секса, многие просто по хозяйству. Они носили титул хазинедар – хранительниц, им присваивали ранги от первого до пятого, и работали они не меньше наших женщин. Наши мужчины поваров не нанимают, им жены борщ варят, а султану что, так нельзя? Вот и у султана кахведжи-уста кофе варила, чашнагир-уста пробовала всю приготовленную еду, чтоб ее для любимого султана не приправили какой-нибудь отравой, а килерджи-уста следила за сохранностью запасов в султанском винном погребе (да-да, у султана-мусульманина, он же еще и халиф, верховный владыка правоверных, – кто же ему пить запретит?). Совершенно так же и с прочими хозяйственными обязанностями: белье стирает чамашир-уста, в бане, натопленной кюлханджи-уста, трет султану спинку ибриктар-уста, ставит заболевшим наложницам тогдашние горчичники и выдает им тогдашний аспирин хасталар-уста… В общем, все при деле, как в «Кавказской пленнице»: «Зульфия мой халат гладит у доски, шьет Гюли, а Фатьма штопает носки».

Что ж, они все и не наложницы вообще? Почему же – теоретически любую из них султан может выбрать и востребовать, они же «одалыки», «комнатные женщины», (вот откуда слово «одалиски»), у нас ведь то же самое – кто мужику стирает и варит, ту он и на ложе приглашает, просто у него она одна, а у султана несколько сотен. Ходили всякие сказки, что султан прогуливается мимо кандидаток на редкое счастье и роняет около особо понравившейся платок, а та прячет его за пазуху, что означает ее готовность воспринять оказанную милость. Но гораздо вероятнее версия, изложенная жене французского дипломата одной из фавориток Мустафы I. Согласно ей, султан просто посылал планируемой на сегодняшнюю ночь прелестнице подарок, после чего ее вели в баню и доставляли к дверям опочивальни уже помытой. Там она ждала, пока султан ляжет, а потом ползла к его ложу на коленях, чтоб лучше настроиться на покорное служение своему повелителю. Если султан сочтет, что ему служили хорошо, утром пришлет еще и подарочек. Гарем – это ведь, помимо всего прочего, экономика, всем его обитательницам полагалось питание и вполне приличная зарплата, да и насчет одежды с приличествующими побрякушками султан не жался, поскольку сам пророк Мохаммед повелел: «Давай рабам все то, что ты сам ешь и носишь, и никогда сурово их не наказывай». Правда, последнее выполнялось с оговорками – даже просто за скандальность султан мог приказать подвергнуть строптивицу кроткой каре без пролития крови на турецкий манер, то есть запихнуть ее в кожаный мешок совместно с кошкой и змеей, после чего отправить весь этот зоопарк купаться в Босфоре через специальное окно в стене дворца как раз над обрывом. Говоря языком того же Гайдая: «моментально – в море!».


В гареме султана. Неизвестный художник. XIX в.

Если же красотке фантастически везло и она умудрялась забеременеть, ее ранг сразу повышался (чуть позже таких стали звать «икбал», то есть счастливые). А родившая султану ребенка могла возвыситься даже до титула кадын-эфенди, то есть жены султана. Но в султанском гареме и это не было главным титулом – всеми руководила валиде-султан, мать султана, практически полновластная хозяйка всего гарема, этакое воплощение мечты свекровей всего мира об абсолютной власти над невестками. У кого больше власти, у нее или у султана, – вовсе не такой уж простой вопрос. Гарем – источник огромной власти, которая велика еще и потому, что не прописана ни в каких документах и поэтому не знает пределов. Чтоб понять важность гарема в Блистательной Порте, достаточно знать, что начальник охраны Дома Счастья был третьим чиновником империи после великого визиря и шейх-уль-ислама. Кстати, откуда в гареме начальник охраны? Неужели мужчина? Нет, не совсем – разве что в прошлом. Не забудьте еще об одном могущественном сословии гарема, а значит, и всей Турции – евнухах. Искалеченным мальчикам, привезенным в султанский гарем с невольничьих рынков, в качестве компенсации за вечное исключение из мира полноценных людей предоставлялась не только еда и кров, не худшая, чем у вельмож, но и возможность вершить судьбы практически любого подданного султана, будь он хоть сексуальный гигант. При этом они отнюдь не славились излишней добротой и открытостью, и понятно почему – слишком многое было у них отобрано. При этом в качестве дополнительной компенсации они ухитрялись заниматься относительно безопасным сексом с несчастными обитательницами гарема, настолько ненасытными, что им раз в год с законным повелителем было мало, а друг с другом не так интересно. Причем они это проделывали настолько искусно и энергично, что одалыки в отставке, выданные султаном замуж с небедным приданым за доверенных сановников (такая вот была в гареме форма пенсионного обеспечения для невезучих девушек, которых султан так и не не удостоил внимания в течение девяти лет), жаловались на то, что интимное общение с мужьями по сравнению с настоящей страстной любовью евнухов – просто бледная тень. Немудрено, что султаны постоянно боялись, что отрезанное у евнухов ненароком снова отрастет, и регулярно их проверяли, причем в совершенной уверенности, что ведь бывали случаи…


Сулейман Великолепный. Тициан. 1530 г.

Как же было бедной девочке Насте вообще во всем этом выжить, не говоря уже о том, чтоб занять более-менее безопасное место в этом Доме Счастья, где несчастья подстерегали ее на каждом углу? Для начала нужно было отказаться от веры, в которой она выросла, от веры ее собственного отца – она сделала это не моргнув глазом. Те, кто не отказался от собственной веры под угрозой смерти, имеют право ее осудить. Я промолчу. Практически все так поступали, всех-то делов – сказать: «Нет Бога, кроме Аллаха, Мохаммед посланник Аллаха», – и даже обрезать ничего не надо, нечего там обрезать! Вот и Настя не отказалась молиться Аллаху вместо Иисуса. Но это далеко не все. После отказа от веры нужно отказаться от языка. Сохранить его – не проблема, в гареме славянский язык (его тогда не ахти как делили на русский, польский и прочие) достаточно популярен, а в янычарском войске, которое набирают из полученных в качестве дани из завоеванных славянских стран мальчиков, – он вообще первый. Итальянский разведчик Паоло Джовио так и пишет императору Карлу V: «При султанском дворе разные языки в ходу: турецкий, язык властителя; арабский, на котором написан турецкий закон – Коран; третье место занимает язык славянский – на нём, как известно, говорят янычары». Кстати, и сам султан, несомненно, в определенной мере этим языком владел, мать-сербка явно учила, так что и его внимания можно было бы добиться – но не стать совершенно своей! И тут решение было принято быстро и сразу: Настя очень быстро освоила турецкий на уровне родного, да он и стал для нее родным. А после отказа от веры и языка отказ от родины уже есть чисто техническая процедура. Чтоб надежно покорить сердце турецкого султана, надо быть турчанкой или хотя бы стать ею. Страшное насилие над всем, что в человеке свято, – не затаила ли она в памяти зла на тех, кто ее к этому принудил? Вполне возможно, человеку трудно простить такое. Так что все, что в ней осталось славянского, – это кличка, данная ей, скорее всего, венецианскими дипломатами, старавшимися через своих шпионов быть в курсе всех событий при дворе потенциального противника. Они называли ее роксоланой – нет, тут не опечатка, именно с маленькой буквы. Просто по латинскому названию племени, к которому, по их мнению, Настя Лисовская принадлежала.


Роксолана. Тициан. XVI в.

Кстати, а славянское ли племя они имели в виду, и если да, то какое? Впервые упомянувшие роксоланов Страбон и Тацит совершенно однозначно считали их сарматами, то есть ираноязычным племенем, а Тацит их славянам вообще напрямую противопоставлял. Правда, после их завоевания в IV веке гуннами остатки роксоланов могли принять участие в формировании некоторых славянских племен. Но называть их славянами и отождествлять с Русью впервые стал только автор учебников истории для гимназий XIX века Иловайский – как раз к тому времени, когда к этой науке возник интерес у исторических романистов, которые за эту версию незнамо с чего радостно ухватились. Кстати, средневековые европейцы называли Сарматией как раз Польшу. Помните «Королеву Марго» Дюма? Там Маргарита, готовясь встречать польских послов, предлагающих ее брату Генриху корону своей страны, усердно пишет по-латыни речь именно к послам Сарматии… Польская кровь у Насти вполне вероятна – Казимир Великий захватил Львов и его окрестности еще за полтора века до ее рождения. А была ли она украинкой, в чем вроде бы практически все уверены? Есть пара тонкостей. Вот потомки ее родни, если пережили все войны и кровопролития, затронувшие эти края, и никуда не перебрались, вполне возможно, что и считают себя украинцами. А сама Настя не только родилась польской подданной – после завоевания ее родины тот же Казимир Великий включил в свой титул слова «Король Русской земли», и ее православных жителей обычно русскими сами же поляки и звали. Даже через сто с лишним лет Богдан Хмельницкий на вопрос, к какой национальности он себя относит, ответил, что раз уж живут на Украине два народа, то он относит себя к русским. Тогда с этим все в Польше было просто: католик – значит поляк, православный, как Настин папа, – значит, русский. Полагать, что для Насти в этом вопросе сделали исключение, могли только чрезмерно патриотично настроенные украинские писатели, которые приватизировали знаменитость, даже не подумав, такая ли это хорошая реклама для Украины. Но их русским коллегам отбивать у них Настю не советую – русских она тоже мало украсит, да и турчанка она, самая настоящая, причем по собственному выбору. В наше время к национальному вопросу в Европе подходят именно так: если захотела женщина быть турчанкой, приняла ислам, как турчанкам и положено, да и родным языком для нее стал турецкий, то она турчанка, и все тут. А кто не согласен и ссылается на ее хромосомный набор, пусть отнесет свои соображения на тот свет в расовый отдел гестапо, потому что никто другой слушать их не будет. Даже немножко неудобно перед турками – что же я им подсовываю, они же мне ничего плохого не сделали… Но истина именно такова, и просто некуда от нее деваться. Не писать же, как один украинский журналист, что на читательской конференции в Чемеривцах, ее возможной родине, все «были единодушны, что родилась-таки в Украине, за которую болела всей душой до последних своих дней». Было бы, конечно, хорошо, но какие этим прекрасным словам есть доказательства, кроме горячего желания? Может быть, полностью покорный ей влюбленный супруг-султан по ее просьбе прекратил ужасные набеги на славянские земли подвластных ему людокрадов? Сама же в их лапы попала, знала, что это такое… Да ничего подобного, как бесчинствовали, так и продолжали бесчинствовать, и турчанке Насте было на это наплевать с самого высокого стамбульского минарета! У нее уже шла совершенно другая жизнь, где не было ни городка, где она родилась, ни отца с матерью, ни подруг детства, – страшная и беспощадная. Пусть уж и дальше живет турчанкой, даже роксоланой называть ее не стоит. Скоро у нее появится новое имя.

iknigi.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о