Великие литературы мира: The page was not found!

Содержание

Великие герои мировой литературы: Дон Кихот

Победите свои собственные ветряные мельницы

Это класс о третьем архетипичном герое мировой литературы, про которого мы, к сожалению почти ничего не знаем – «Доне Кихоте» Сервантеса. Мировой бестселлер, переведенный на 50 языков мира и признанный ЮНЕСКО лучшим романом всех времён и народов, по мнению Федора Михайловича Достоевского оправдывает все века существования человечества. Но сейчас роман почти никто не читает. Для современного человека Дон Кихот – это не более, чем какое-то клише: рыцарь печального образа, рыцарь без страха и упрёка, человек, который сражался с мельницами, дурачок и явный сумасшедший.

А меж тем, Дон Кихот – это испанский Христос. А роман о Доне Кихоте – это ключевая художественная рефлексия всей христианской культуры. Под видом пародии на рыцарский роман, Сервантес отвечает на вопросы по-настоящему вечные. Что такое истинное бескорыстие и возможно ли оно вообще? Как помочь человеку, который этого не хочет? Можно ли считать помощью наказание, наставление, усвоенный жесткий урок? Как относиться к себе, к окружающим людям, к вечным ценностям дружбы и любви? Как не разочаровываться, как идти своим курсом? И как назначить себе какие-то нравственные ориентиры в мире, где мораль и нравственность явно упала в цене? Вот об этом и написана великая и как никогда актуальная книга.

Посмотрев этот класс, вы:

Узнаете, что такое рыцарский роман.

Проследите влияние рыцарского романа на современные жанры литературы.

Переосмыслите «Дон Кихота» и поймете, почему это очень смешная и грустная книга.

Этот класс является частью серии классов о 100 великих книгах:

Предыдущий класс: Великие герои мировой литературы: Дон Жуан

Следующий класс: Великие герои мировой литературы: Гамлет

Этот класс можно получить дешевле, если купить в наборе:

Все классы Евгения Жаринова по литературе

10 величайших писателей XX века | Культура

В отличие от подавляющей части литературы — и вообще культуры — времен царя Гороха, сотворенное в XX веке воспринимается современным читателем, слушателем, зрителем непосредственно, без увеличительного стекла почтения к древним. Можно спорить о сравнительном величии Гесиода и Гомера, но никогда уже в этой полемике не будет того жара, с каким поклонники, скажем, Хемингуэя отстаивают преимущества своего кумира перед, к примеру, Фолкнером.

Мы живем в том же мире, что и эти творцы. Они писали о нас.

В предыдущей статье я писал о лучших писателях прошлого. Сегодня же речь пойдет о лучших книгах XX века.

У каждого читателя этой статьи есть собственные взгляды на то, кто именно определил лицо XX века в литературе. Я позволил себе взять 8 имен из общего пантеона и лишь двух относительно малоизвестных писателей. Выбирать было трудно, многих отрывал буквально с кровью. Несчастный век дал великую литературу. А сколько еще открытий предстоит нам сделать — людей, которых мы еще не читали, к которым слава придет через 20, 30, 50 лет после смерти! Ведь прижизненное признание — удел немногих. Вот и нобелевский синклит не всегда был благосклонен к подлинным творцам — в нашем списке мы увидим лишь четверых человек, увенчанных в Стокгольме.

Двадцатый век закончился, но история его литературы — еще нет.

———————————————————————————

Т.

Манн, «Доктор Фаустус»

Когда в 1929 году Томас Манн получал Нобелевскую премию за роман «Будденброки», эта формулировка выглядела насмешкой: ведь после «Будденброков» писатель создал уже куда более сложную и глубокую «Волшебную гору». А впереди были «Иосиф и его братья» и «Доктор Фаустус», принесшие германскому изгнаннику вечную славу.

Классический немецкий писатель (скажем, Ахматова его не любила именно за «слишком много неметчины»), который более склонен ставить вопросы, чем давать ответы, Манн совершенно противопоказан любителям легкого чтения. Можно рассеянно листать Ремарка, Цвейга, Фейхтвангера, Генриха Манна, но Томас Манн требует своего читателя целиком. Он ведет нас по тропинкам мысли и никогда не гарантирует, что кто-нибудь не упадет в одно из многочисленных ущелий, лежащих по обе стороны тропинки. Но даже одолевшим сложный путь до конца открывается не сияние непреложной истины, а лишь последняя пропасть, заманившая Адриана Леверкюна. Книги Манна — признание предельно умного и трезвого человека в собственной неспособности справиться с владеющим миром безумием.

В каком-то смысле — трагический акт о капитуляции. Ибо не может один человек бороться с миллионами безумцев.

———————————————————————————

Р. Музиль, «Человек без свойств»

Немцы и австрийцы куда ближе друг другу, чем русские с украинцами. И они тоже любят рассказывать друг о друге анекдоты. Вот, например, такой. Сидят в окопе немец и австриец. Немец говорит: «Положение серьезное, но не безнадежное». Австриец возражает: «Нет, положение безнадежное, но не серьезное!» Так и в литературе: на немца Манна был неизбежен австриец Роберт Музиль, отнюдь не беззаботный вояка из анекдота, но все-таки писатель, вместивший в свой огромный роман «Человек без свойств» не только острое понимание трагедии бытия, но и равнодушное, чуть-чуть циничное к ней отношение.

«Человек без свойств» — одна из самых умных книг в мировой литературе, при этом написанная с изрядной долей беззлобной иронии. В этом она схожа с «Дон-Кихотом», при всем диаметральном различии главных героев.

Ульрих, «человек без свойств», по сути своей неподвижный персонаж, вокруг которого постоянно происходит какое-то движение, меняются женщины, мелькают идеи, суетятся политики, и Ульрих вынужден делать вид, что его это как-то интересует. Совершенно не интересуясь восточными философиями, Музиль показывает мир, в котором любая кипучая деятельность ведет к катастрофе, и лишь спокойное созерцание может быть добродетелью. Но деятельных намного больше, они подминают под себя историю, и вполне символично, что роман не дописан, и Ульрих с сестрой так никогда и не попадут в свое тысячелетнее царство…

———————————————————————————

Дж. Джойс, «Улисс»

Самым громким именем в литературе XX века является Джеймс Джойс. Изгнанник, беглец, отшельник, изувер, фанатик, маньяк — каких только характеристик нельзя применить к этому человеку! Казалось, целью своей жизни он сделал запутывание читателей. С каждым годом Джойс писал все сложнее и сложнее, от почти прозрачного сборника «Дублинцы», который завершался классическим рассказом «Мертвые», через «Портрет художника к юности» он пришел к огромному «Улиссу» и герметичнейшим «Поминкам по Финнегану».

Адекватно перевести эти книги невозможно. Да и как переведешь «Поминки…», написанные с использованием более чем 20 языков?

Разумеется, труд Джойса остался бы великим литературным курьезом, если бы помимо оригинальных приемов писатель не вкладывал в свои книги настоящего, глубокого содержания. «Улисс» — самая знаменитая книга XX века, повествование об одном лишь дне из жизни обычного дублинца, который за эти 24 часа проходит весь путь гомеровского Одиссея. С неслыханным для Британии натурализмом Джойс продемонстрировал, как далеко зашло человечество по пути вырождения. И уже не новаторским приемом выглядит в финале поток сознания Молли Блум, а невероятным по откровенности саморазоблачением современного Джойсу мира. Этим романом Джойс фактически прорубил дверь, в которую вошла современная литература. Хотя у нее были и альтернативные возможности…

———————————————————————————

Ф. Кафка, «Процесс»

Главные альтернативы предложили Марсель Пруст и Франц Кафка. Правда, под грандиозным семитомным самокопанием француза впору заранее поставить модный штамп «Ниасилил», и хотя одного из немногих героев, к кому это не относится, я вижу в зеркале по утрам, назвать Пруста автором, переворачивающим мир своего читателя, не могу. А вот что до Кафки, чье творчество умещается в пару небольших томов — около сотни рассказов да три незаконченных романа, — то титул как минимум самого страшного и безнадежного писателя столетия он заслужил сполна.

Герой Кафки — обычный, вменяемый человек, живущий в мире, за внешней нормальностью которого скрывается нечто ускользающее, всесильное и, главное, не подчиняющееся никакой нормальной логике. Герою вроде бы улыбается фортуна, ему помогают женщины, он силен и настойчив… но ни малейшего шанса на успех у него нет. Страшная фантасмагория ни в один момент не показывает своего истинного лица. Книги Кафки — из тех кошмаров, что выглядят реальнее реальности, и никто уже не понимает, где же все-таки подлинный мир. Выбор автор оставляет читателю, но незаконченность его книг красноречивее любой эффектной концовки.

———————————————————————————

Акутагава Рюноскэ

Акутагава Рюноскэ. Человек, живший в двух цивилизациях — традиционной японской и классической европейской, стремительно хлынувшей в Японию поверх всех барьеров. Восточный брат Франца Кафки и внук Николая Гоголя. Основоположник современной японской литературы и самый старший из японцев, широко признанных на Западе. Мастер коротких рассказов и точных афоризмов. Глубоко несчастный человек, самоубийца.

В отличие от солидных, знавших себе цену мэтров Манна и Джойса, Акутагава меньше, чем кто-либо другой, претендовал на роль «великого писателя». «У меня нет никаких принципов, у меня есть только нервы», сказал он однажды. Человек рождается, чтобы жить, страдать, сойти с ума и умереть — эту, казалось бы, нехитрую мысль Акутагава развивает с таким мастерством и изобретательностью, что она кажется новой и на сотый раз. Безысходная тоска и острая жалость ко всем живущим на этой планете — примерно такие чувства вызывают книги этого худощавого японца. Поклонникам Харуки Мураками и фривольных хокку: просьба не марать книги Акутагавы своим прочтением.

———————————————————————————

В. Фолкнер, «Шум и Ярость»

«Что бы ни случилось, человек все равно выстоит, все равно победит» — много раз повторял Вильям Фолкнер в интервью и настойчиво развивал эту мысль в своих книгах. В стране победившего буревестника такой оптимизм мог бы вызвать аллергию, если бы американский романист не был настолько убедителен. На выдуманном клочке земли в штате Миссисипи Фолкнер разворачивает потрясающие по своей правдоподобности и степени воздействия сцены. Американский Юг думал, что дождался наконец своего певца, но прогадал: трагедии Сарторисов, Компсонов, фарс Сноупсов и другие сюжетные линии выходят далеко за пределы округа Йокнапатофа и оплетают собой все те места на земном шаре, где люди способны любить, ненавидеть, бороться, воевать — в общем, жить.

Американской литературе вообще свойственно видеть в простых людях великие черты — не с ирландским сарказмом Джойса, а с так до конца и не истребленной ковбойской воодушевленностью. На героев романа «Когда я умирала», совершающих совершенно вроде бы бессмысленный путь, обрушиваются все мыслимые невзгоды — но они с воловьим упрямством достигают своей цели. Тут и тупость, и шкурный интерес, но и настоящая человеческая стойкость. Герои Фолкнера, даже самые жалкие из них, не умеют сдаваться окончательно. А книги Фолкнера — это гуманизм в его химически чистой форме.

———————————————————————————

Х. Л. Борхес

А вот Хорхе Луис Борхес, как никто другой, был далек от отчаяния Акутагавы и веры Фолкнера. Аргентинец — писатель par excellence, литератор чистой воды. Даже про притоны Буэнос-Айреса он способен писать с эстетическим наслаждением. Стихия Борхеса — детектив, шарада, головоломка, мистификация. Его идеал, навязчивый образ — чудовищных размеров библиотека, сумасшедший лабиринт, в которой можно провести всю жизнь, но так и не выбраться в реальность. Колоссальная эрудиция этого человека помогала ему черпать сюжеты, идеи, аллюзии буквально во всех литературах мира — и везде этот Тесей находил свой лабиринт. Дьявольская ирония судьбы: в знак признания заслуг Борхеса ему предоставили место директора национальной библиотеки. Как раз к тому времени, когда великий писатель окончательно ослеп. Впрочем, блуждания по своим новым владениям вряд ли ассоциировались у него с лабиринтом: он досконально знал каждый закоулок этого здания.

Борхес, как и его сверстник Набоков, принципиально дистанцируется от «больших проблем». Его литература — это всего лишь игра, но игра самого высокого уровня. Интеллектуальная «развлекаловка»? Да, пожалуй. Но еще и напоминание «проклятому веку», что человек умеет не только страдать и бороться. Человек умеет читать. И он просто обязан пользоваться этим умением.

———————————————————————————

И. Башевис Зингер, «Шоша»

Исаак Башевис Зингер писал на очень странном языке. Несведущий человек назвал бы его искаженным немецким, но, конечно же, это — постепенно вымирающий идиш. Литература без перспектив (евреи все больше переходят на иврит), непонятно к кому адресованная. Книги без будущего. И одновременно — Нобелевская премия, всемирное признание, переводы на десятки языков… Эти трогательные, обманчиво бесхитростные повести о любви, дружбе, жизни и смерти польских евреев оказались намного сильнее объективных исторических факторов. Если идишу и суждено умереть, то когда-нибудь он все равно воскреснет, чтобы люди могли читать Зингера.

Жизнь сотен тысяч человек на чужой земле, в окружении враждебного большинства, в свою очередь зажатого между двумя кровавыми монстрами — вот главная тема Зингера. Само существование польских хасидов настолько противоречило здравому смыслу, что невозможно понять, откуда у людей брались эта бесшабашная веселость, эта душевная щедрость, все те качества, за которые мы любим героев Зингера. Его книги очень разные, но прочтите небольшой роман «Шоша» — и если ни одна слеза не упадет из ваших глаз, значит, вам надо срочно лечиться от вселенского равнодушия. Герои Зингера не стыдились слез.

———————————————————————————

М.

Фриш, «Человек появляется в эпоху голоцена»

Макс Фриш жил в благословенной стране Швейцарии. Он пережил войну, писал о ней, но толком ее не видел. Он слышал про бешеный ритм века, но толком его не прочувствовал. Его книги неторопливы и размеренны, как вся швейцарская жизнь. Он знал о людях практически все, и основное действие его книг происходит в черепных коробках персонажей.

Вот человек, который счел, что притворяться слепым — прекрасная идея. Вот его земляк, который, находясь под следствием, занимается виртуозным сочинением небылиц безо всякой ясной цели, ибо в исходе дела сомневаться не приходится. Вот старик, чья деревня отрезана от мира непогодой, пытается добраться до «большой земли» пешком. Все эти люди живут в каком-то страшном зазоре между реальностью и своими представлениями о ней, между положением в обществе и своим подлинным «я». Фриш — психиатр, ставящий диагноз своему миру. И диагноз этот, к чести автора, сдержанный, взвешенный, небезнадежный. Достижение душевной гармонии вряд ли возможно, но нащупать твердую опору человек, быть может, и в состоянии. Если, конечно, он не главный герой новеллы «Человек появляется в эпоху голоцена»…

———————————————————————————

А. Камю, «Человек бунтующий»

Альбер Камю — наиболее спорная фигура в сегодняшнем списке. Он не был великим писателем, его «Посторонний», в конце концов, недалеко ушел, к примеру, от «Имморалиста» Андре Жида. Он не был великим философом, ибо не создал никакой стройной философской системы. Но в чисто французском жанре философской (скорее следовало бы говорить философичной) эссеистики ему нет равных.

«Человек бунтующий» и «Миф о Сизифе» — две самые известные книги Камю, принесшие ему мировую славу. Размышления умного человека о тщете и надежде, о смирении и бунте, о поражении и, быть может, победе. За примерами Камю ходил далеко: «героические» фигуры родной Франции казались ему недостаточно яркими, поэтому он постоянно обращался к русской литературе и действительности. Для человека, главной темой которого является абсурд, выбор единственно верный. Может быть, именно поэтому Камю, чью жизнь на 47-м ее году оборвало придорожное дерево, более популярен на востоке Европы. Остается пожалеть, что после его гибели место первого эссеиста занял фальшивомонетчик Сартр. Эта страна была достойна большего.

Смотрите также:

Кулинарный ликбез: 10 лучших книг о кулинарии со всего мира

«Афиша Daily» собрала десять лучших кулинарных книг последнего столетия на русском и английском языках, которые могут стать приятным подарком или удачно дополнить домашнюю коллекцию.

«Joy of Cooking»

Настоящая «Кулинарная библия»

«Joy of Cooking» Ирмы Ромбауэр впервые была опубликована в 1931 году в Америке, после чего прошла через девять переизданий (последнее — в 2019 году). Книгу издали и на русском языке — название перевели как «Кулинарная библия», — но купить ее практически невозможно: во всех интернет-магазинах она sold out.

Последним переизданием книги занимался правнук Ирмы Ромбауэр Джон Беккер и его жена Меган Скотт. К оригинальным рецептам они добавили еще шестисот современных — появились разделы, посвященные ферментации и вегетарианству, а также ряд рецептов разных кухонь мира, которые, по мнению Джона и Меган, отражают изменившиеся вкусы и предпочтения людей.

«Серебряная ложка»

Основательная книга об итальянской кухне

«Серебряная ложка» считается одной из самых известных книг об итальянской кухне. После выпуска в 1950 году она мгновенно стала классикой в мире кулинарных книг.

«Серебряная ложка» уже пережила восемь переизданий. В последней версии обновили вводный материал, затронув темы кулинарных традиций разных регионов и особенностей сервировки итальянского стола. В книге также появился раздел с рецептами от знаменитых поваров — например, от Марио БаталиАмериканский шеф-повар, писатель, ресторатор, кулинарный историк. , Рича ТорризиШеф-повар и совладелец итальянского ресторана Torrisi в Нью-Йорке. Совладелец компании Major Food Group. и Марио КарбонеИтальянский шеф-повар, вместе с Ричем Торризи является совладельцем компании Major Food Group. .

«Уроки французской кулинарии»

Двухтомная энциклопедия, посвященная азам французской кухни

Книгу «Уроки французской кулинарии» можно считать исключительным изданием. Двухтомная энциклопедия, написанная Джулией Чайлд, Симон Бек и Луизетт Бертоль в 50-х годах прошлого века, изначально была адресована американским домохозяйкам. Книга была так популярна, что в 1963 году вышла первая серия шоу «The French Chef», которое еще больше прославило Джулию Чайлд. А в 2009 году был снят фильм «Джули и Джулия: Готовим счастье по рецепту», главная героиня которого решает приготовить за год все блюда из знаменитой книги — а их ни много ни мало аж 524.

В «Уроках французской кулинарии» читатели найдут множество фундаментальных советов, начиная от выбора ножей и заканчивая правилами приготовления беф-бургиньона.

«How to Cook Everything»

Внушительных размеров книга, простым языком рассказывающая об основах кулинарии

Тысячестраничный труд Марка Биттмана «How to Cook Everything» за 22 года стал одним из главных американских пособий по кулинарии. Действительно, это книга рассказывает о том, как приготовить совершенно все: в ней много справочной информации, более 2000 рецептов (в том числе множество вегетарианских) и подробное описание разных техник приготовления еды. Сам Биттман в прошлом был автором гастрономической колонки The Minimalist в The New York Times, поэтому в своей книге акцент он сделал на том, как готовить вкусную и полезную еду, прикладывая минимальное количество усилий.

Несмотря на внушительный объем, книга подойдет новичкам, поскольку в ней Биттман простым языком объясняет основы кулинарии.

«Кухня Джейми»

Самая популярная книга известного шеф-повара

Главный бестселлер Джейми Оливера — кулинарная книга «Кухня Джейми» — является дебютной в карьере шеф-повара. История успеха Оливера началась с телешоу, которое вышло на телеэкраны в 1999 году. Сейчас его имя не только известно во всем мире, но и является успешным примером именного нейминга: под брендом Jamie Oliver продают книги, продукты питания и кухонную посуду.

«Кухня Джейми» посвящена простым и понятным рецептам, поэтому она будет интересна читателям всех уровней подготовки: вы научитесь замешивать песочное тесто, готовить соус песто и жарить картошку (если вам казалось, что это вы точно умеете, то, скорее всего, вы ошибаетесь).

«Азбука вкуса»

Руководство по сочетанию разных продуктов

Если вы устали от бесконечных рецептов и так или иначе разобрались в азах кулинарии, то эта книга для вас. Здесь практически нет рецептов и поэтапных инструкций, зато есть список удачных сочетаний продуктов, расположенных в алфавитном порядке. «Азбука вкуса» учит читателя экспериментировать и прислушиваться к интуиции.

Каждый продукт в книге снабжен списком наиболее подходящих к нему ингредиентов, благодаря которым можно получить новое и интересное вкусовое сочетание. Эти списки авторам помогали составлять американские повара.

«Momofuku: A Cookbook»

Сборник рецептов лучших блюд из ресторанов сети Momofuku

Книга «Momofuku» известного американского шеф-повара Дэвида Чанга (владельца одноименной сети ресторанов, а в прошлом издателя журнала Lucky Peach) и фуд-критика Питера Миэна является сборником лучших рецептов из ресторанов сети Momofuku. В ней, например, можно найти рецепты куриных крылышек, жареной спаржи с яйцами пашот, лапши с имбирем и чесночным соусом и, конечно, рецепт известного рамена. Помимо этого, в книге больше сотни фотографий, иллюстрирующих историю успеха Чанга. Сами рецепты достаточно сложные, поэтому книга подойдет скорее продвинутым поварам.

«Flour Water Salt Yeast: The Fundamentals of Artisan Bread and Pizza»

Фундаментальная книга о ремесленном хлебе

Книга о ремесленном хлебе, написанная Кеном Форкишем, станет настоящей находкой и настольной энциклопедией для любителей выпечки. Она находится на 9-й позиции в разделе Amazon Best Sellers in Cookbooks, ей также присвоен ряд книжных наград.

На страницах книги автор, практикующий пекарь Кен Форкиш, делится своим многолетним опытом работы с тестом: помимо подробных рецептов в «Flour Water Salt Yeast» есть информация об инструментах и техниках, которые необходимо изучить, прежде чем приступить к выпечке хлеба. Книга подойдет и новичкам, и опытным пекарям: здесь можно найти как легкие и быстрые, так и сложные рецепты приготовления хлеба, для которых предварительно нужно вырастить закваску. В книге также есть отдельная глава, посвященная тесту и соусам для пиццы.

«Соль, жир, кислота, жар. Главные элементы хорошей кухни»

Необычный взгляд на кулинарию

Первая кулинарная книга американского повара и журналиста Сэмин Носрэт, в которой она описала свой собственный подход к приготовлению пищи, получила не только высокую оценку критиков, но и широкую популярность среди аудитории. Особенность и новаторство книги заключается в том, что в ней Сэмин на основе своего опыта доказывает, что качество и вкус приготовленной еды зависит всего от четырех составляющих: соли, жира, кислоты и температуры обработки.

Иллюстрированная книга (автор целенаправленно избегает фотографий) написана живым языком, в ней Сэмин постепенно рассказывает о каждом из четырех элементов хорошей кухни, сопровождая свои объяснения историями из жизни. Если читать книгу вам кажется утомительным, то на Netflix можно посмотреть одноименное документальное шоу с самой же Сэмин в главной роли.

Подробности по теме

Рассуждения о жире в бестселлере «Соль, жир, кислота, жар», который стоит прочитать всем

Рассуждения о жире в бестселлере «Соль, жир, кислота, жар», который стоит прочитать всем

«Jubilee: Recipes from Two Centuries of African American Cooking»

Все об афроамериканской кухне

Эта кулинарная книга писательницы Тони Типтон-Мартин посвящена рецептам, истории и традициям афроамериканской кухни. Изучив почти 400 кулинарных книг, Типтон-Мартин рассказывает, как на протяжении последних двух веков темнокожие повара занимали центральное место в развитии американской кухни. Здесь можно найти больше ста традиционных (как известных, так и не очень) рецептов — например, печенья из сладкого картофеля (батата), гамбо с морепродуктами, жареной курицы в пахте и пирога с орехами и бурбоном.

Подробности по теме

Гастропутешествия на диване: 6 сериалов о еде на Netflix

Гастропутешествия на диване: 6 сериалов о еде на Netflix

20 великих женщин, с которых следует брать пример любому мужчине

1. Сафо

Несмотря на то что большинство работ древнегреческой поэтессы безвозвратно утеряны, даже тех обрывков, которые до нас дошли, хватает, чтобы понять размах ее таланта. Девушка жила на острове Лесбос, пела оды любви женскому полу и стала одной из основательниц европейской литературы. К тому же вы теперь знаете, откуда взялось расхожее слово «лесбиянка».

2. Клеопатра

Последняя царица Египта, о которой, кажется, уже сняли столько фильмов, сколько не снимали ни об одной женщине в истории. Прожила Клеопатра всего около 38 лет, но о ее деяниях ходят легенды (особенно о романах с Марком Антонием и Юлием Цезарем). После поражения, которое понесли ее войска в битве с римлянами, царица, не желая сдаваться в плен, покончила с собой, дабы сохранить свою честь.

3. Жанна д’Арк

Много ли вы знаете женщин, командующих войсками? Жанна д’Арк повела армию в битву, чтобы спасти свой народ, и умерла достойно, не предав своих идеалов. Такой выдержке стоит поучиться каждому мужчине.

4. Екатерина II

Вы знаете, когда именно Крым стал нашим? Совсем не при Путине, а еще при Екатерине II, которая к тому же успешно одерживала победы в войнах, переписывалась с французскими философами, обожала кофе и частенько меняла любовников. Кажется, императрица знала о жизни что-то, о чем мы даже не подозреваем.

5. Айседора Дункан

Создательница современного танца, которая с ног на голову перевернула весь мир западного искусства. Читала Ницше, жила с Сергеем Есениным и стремилась создать «нового человека». В каком-то смысле ей это удалось.

6. Мария Склодовская-Кюри

Мария не только первая женщина, получившая Нобелевскую премию, но и первый человек, получивший ее дважды (подумайте только: дважды!). Вспомните это имя в следующий раз, когда будете жаловаться, что не можете продвинуться по карьерной лестнице.

7. Коко Шанель

Модернизировала женскую моду, одевала самых известных женщин своей эпохи и разрушала гендерные стереотипы. Популярные духи по сравнению с этим – просто мелочь.

8. Софья Ковалевская

Первая в мире женщина – профессор математики, и это в то время, когда в России девушкам было запрещено учиться в университетах. Чтобы выбраться за границу и продолжить учебу, Софья организовала себе фиктивный брак. Это называется целеустремленность.

9. Элеонора Рузвельт

Назвать Элеонору обычной первой леди было бы просто кощунством. Она провела со своим мужем Франклином Делано Рузвельтом в Белом доме целых четыре срока, дольше, чем кто-либо, и фактически была вторым президентом страны. Не зря о ней сняли фильм «Элеонора: Первая леди всего мира».

10. Голда Меир

Женщин вроде Голды невозможно не уважать. Патриотка своей страны, которая всю жизнь положила на ее развитие. Вторая в мире женщина – премьер-министр, управлявшая Израилем в один из самых сложных периодов его истории, во время Войны Судного дня.

11. Нина Симон

Одна из величайших исполнительниц XX века. Даже если вы не слышали ее имени, вы абсолютно точно слышали ее работы: чувственные, полные личных переживаний, спетые на надрыве низким хриплым голосом. Артистов с такой харизмой можно пересчитать по пальцам.

12. Маргарет Тэтчер

Знаете, какой из британских премьер-министров XX века управлял страной дольше всех? Нет, совсем не Черчилль, а Маргарет Тэтчер. Жесткая и непреклонная, рядом с ней любой мужчина казался незначительной букашкой. Так еще и выиграла войну с Аргентиной за Фолклендские острова.

13. Индира Ганди

К Махатме Ганди Индира никакого отношения не имеет, но другой индийский премьер-министр, Джавахарлал Неру, был ее отцом. Впрочем, это совсем не значит, что Индира была испорченной девочкой из богатой семьи. Она вывела Индию из полнейшей нищеты и заставила весь мир с собой считаться. Многие ее за это недолюбливали, но у великих людей всегда есть хейтеры.

14. Анна Ахматова

В российской литературе XX века не много людей калибра Ахматовой. Признанный классик еще при жизни, даже будучи гонимой советскими властями, продолжала писать и оттачивать свое мастерство.

15. Фрида Кало

Художница, которая вместе со своим мужем Диего Риверой сделала мексиканское искусство интересным всему миру. Ее картины – это дикая смесь местного фольклора, сердечных переживаний и бесовского темперамента.

16. Мадлен Олбрайт

Первая женщина – госсекретарь США. Ее фирменная большая брошка стала символом жесткой и бескомпромиссной политики.

17. Валентина Терешкова

Валентина – первая из женщин, сумевшая добраться до космоса. И единственная, сделавшая это в одиночку. Вам нужно еще что-то объяснять?

18. Майя Плисецкая

Легенда балета, экспериментатор и мировая суперзвезда. Плисецкая значительно повысила планку для балерин по всему миру и неизменно собирала полные залы, куда бы ни приехала на гастроли.

19. Опра Уинфри

Телеведущая, актриса, бизнесвумен, филантроп. Опра – это синоним женского успеха в XXI веке. Ее состояние оценивают почти в $3 миллиарда, что делает ее богатейшим темнокожим человеком в Америке. Джей-Зи и Дидди даже рядом не стояли.

20. Серена Уильямс

Когда Серена на корте, она доминирует и подавляет, это танк в человеческом обличье. Мы уверены, любой профессиональный теннисист даже мужского пола будет трепетать, оказавшись напротив нее с ракеткой в руке.

Фото: Getty Images

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

8 великих достижений в литературе и науке во время карантина

Из-за эпидемии коронавируса во многих странах мира вводится карантин. Сотрудников компаний переводят на удаленную работу, закрываются магазины, рестораны, бары и другие развлекательные учреждения, школы и другие учебные заведения также переходят на удаленную работу, а в некоторых случаях вообще прекращают работу.

В нашей стране ряд регионов перешли в режим обязательной самоизоляции.

Такая ситуация многих пугает и вводит в состояние депрессии. Однако карантин – это не только заточение в четырех стенах, это еще и возможность подумать о чем-то важном или сделать то, на что не хватало времени раньше.

Ниже мы расскажем о 8 достижениях в науке и литературе, которые были сделаны во время карантина.

1. Александр Пушкин “Евгений Онегин”

Кажется, в нашей стране нет такого человека, который не читал бы роман в стихах Александра Пушкина “Евгений Онегин”. Роман был написан в 1832 году.

Этот роман был много раз экранизирован, по нему была поставлена опера великого русского композитора Петра Ильича Чайковского.

Однако мало кто знает, что осенью 1830 года в Москве наблюдалась вспышка холеры, что вынудило Пушкина уехать в свое родовое поместье. Именно во время такой своеобразной “самоизоляции” Пушкин и дописал роман, который стал классикой и вошел в число шедевров мировой литературы.

2. Лукиан “Александр, или лжепророк”

Лукиан родился в городе Самосата, расположенном на территории современной Турции. Он был популярным драматургом и сатириком. В своих пьесах он высмеивал многие пороки современного ему общества. Одно из его произведений “Александр, или лжепророк” высмеивает римлян, которые искали магические объяснения жизненных неурядиц.

Александр – имя реального человека, который был родом из Средней Азии. О нем известно мало, однако он утверждал, что обладает магическими способностями и может лечить любые болезни.

Особенно ему верили во время эпидемии чумы, которая началась в 165 году н.э. Она получила название Антониновой чумы и бушевала на всей территории Римской империи.

Ее обнаружил греческий врач Гален. Чума пришла из Китая по Великому Шелковому пути.

Римляне старались изолировать себя от ненужных контактов. В то же самое время Лукиан написал свое сатирическое произведение о целителе Александре.

3. Томас Манн “Волшебная гора”

Это произведение считается одним из лучших образцов немецкой литературы. “Волшебная гора” Томаса Манна была опубликована в 1924 году.

Книга рассказывает о молодом человеке, который навещает своего брата в туберкулезном санатории в швейцарских Альпах.

Самому автору была близка эта тема, так как его жена страдала от туберкулеза. В 1912 году она оказалась в швейцарском санатории, где Манн навещал ее. В последующие годы супруги часто были пациентами различных санаториев и лечебных учреждений по всему миру. Этот опыт и дал Манну пищу для написания “Волшебной горы”.

4. Антон Чехов

Чехов – еще один русский писатель, который написал свои лучшие произведения во время эпидемии холеры. В частности, в период с 1892 по 1899 год он написал такие известные произведения, как “Палата номер 6” и “Черный монах”.

В это время Чехов жил практически в уединении в своем поместье. Именно здесь он помогал местным жителям, пострадавшим от эпидемии холеры и голода. Он также работал практикующим врачом. Чехов страдал от туберкулеза, из-за чего умер в 1904 году.

5. Джон Милтон “Потерянный рай”

Английский писатель Джон Милтон известен тем, что написал знаменитое произведение “Потерянный рай”.

Многие знают, что во время написания произведения Милтон был слепым. С 1652 до 1667 года он диктовал свое произведение членам семьи и друзьям, которые записывали его.

Однако это стало сложнее сделать после того, как его семья переехала в новый дом, чтобы избежать Великой эпидемии чумы, которая бушевала в Лондоне с 1665 по 1666 год. Именно во время изоляции Милтон и дописал “Потерянный рай”.

6. Джованни Боккаччо “Декамерон”

“Декамерон” — собрание ста новелл итальянского писателя Джованни Боккаччо, одна из самых знаменитых книг раннего итальянского Ренессанса, написанная приблизительно в 1352—1354 годы.

События книги происходят во время эпидемии чумы 1348 года. Группа из трех благородных юношей и семи дам уезжают из охваченной эпидемией Флоренции на загородную виллу, чтобы спастись от болезни. За время карантина они рассказывают 100 историй, которые и составляют основу произведения.

Считается, что Боккаччо написал произведение во время эпидемии чумы, которая бушевала во Флоренции. Сам автор, как и его герои, уехал из города, чтобы избежать болезни и путешествовать по городам Италии.

7. Уильям Шекспир

Всю свою жизнь Уильям Шекспир сталкивался с эпидемиями чумы. Даже в детстве Шекспир стал одним из тех, кто выжил во время эпидемии чумы в 1564 году.

Чума также появляется во многих произведениях Шекспира, включая знаменитую пьесу “Ромео и Джульетта”.

В период с 1605 по 1606 год Шекспир переживал настоящий пик творчества. В это время были написаны многие его произведения, такие как “Король Лир”, “Макбет” и “Антоний и Клеопатра”.

Эксперты считают, что его продуктивность в этот период связана с тем, что в это время в Англии бушевала эпидемия чумы, что вынуждало его находиться на карантине, во время которого он много писал.

8. Исаак Ньютон

Английский физик и математик Исаак Ньютон обнаружил и описал притяжение и описал несколько важных законов физики.

Без его открытий современный мир был был совсем иным.

В 1665 году Ньютон был студентом в Кембриджском университете. Однако из-за эпидемии чумы университет был закрыт, и Ньютон вернулся к своей семье, где начал проводить серию экспериментов.

Именно во время работы во время карантина он начал замечать законы притяжения и движения. Когда Ньютон вернулся в университет в 1667 году, он начал продвижение по карьерной лестнице, и в 1669 году стал профессором.

Что нужно русской литературе, чтобы снова стать популярной за рубежом

Русская литература перестала производить великие имена, пишет издание Foreign Policy. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты размышляют о том, так ли это и что нужно делать, чтобы изменить ситуацию.

Американские читатели практически не знакомы с современной русской литературой — переводов мало, а громких имен еще меньше, пишет колумнист издания Foreign Policy, специалист по Восточной Европе Оуэн Мэттьюс. По мнению экспертов, причина может быть в недоступности западного рынка, в излишне политизированном отношении к России или в малых усилиях, которые прикладывает государство для продвижения российских книг за рубежом.

Книги русских писателей последний раз становились сенсацией в США очень давно —

в 1957 году американское общество всколыхнул «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, а в 1973-м — «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына.

В 1987 году Нобелевская премия по литературе была присуждена поэту Иосифу Бродскому, проживавшему на тот момент в США.

С тех пор ни один представитель советской и российской литературы не смог завоевать американского читателя. Об этом пишет в авторской колонке в журнале Foreign Policy известный публицист и писатель Оуэн Мэттьюс (Owen Matthews).

Мэттьюс — наполовину русский (его мать — дочь репрессированного в 1930-е годы деятеля Компартии Украины), несколько лет руководил московским бюро Newsweek. Написал книгу «Дети Сталина: Три поколения любви и войны» (Stalin’s Children: Three Generations of Love and War), в основу которой положил историю своей семьи.

В своей статье он отметил лишь несколько имен современных российских авторов, которых знают в США, —

например, Михаила Шишкина (лауреат отечественных литературных премий «Большая книга» и «Русский Букер», живущий сейчас в Швейцарии), критика и литератора Дмитрия Быкова (как биографа Пастернака), Захара Прилепина (не забыв упомянуть радикальные левые убеждения автора романов «Санькя» и «Грех») и Анну Старобинец (журналист и прозаик, работает в жанре хоррор, автор сборника «Переходный возраст»).

Причиной такой ситуации автор считает глобальное изменение русской культуры.

Литература современной России, пишет он, не может предложить американскому читателю, воспитанному на философских романах Толстого и Достоевского, того, что способно вернуть их в «магическую страну», открытую для них в книгах классиков.

Литературовед, ответственный секретарь премии «Русский Букер» Игорь Шайтанов в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что ситуация с русской литературой на Западе очень разная:

так, Людмилу Улицкую, Виктора Пелевина, Бориса Акунина, Владимира Маканина переводят на итальянский, французский, немецкий языки.

«Но с переводами на английский язык ситуация хуже всего. И проблема не с переводчиками, они есть», — рассказал Шайтанов «Газете.Ru».

По его мнению, русская литература последнего времени по востребованности и известности не сопоставима с пятью великими именами, которые потрясли именно англоязычный мир.

«Это Достоевский, Толстой, Чехов, Тургенев и — чуть позже — Гоголь. Кстати, даже Пушкин не входит в эту потрясающую обойму; его, конечно, переводят, но они до сих пор не могут понять, почему эти сумасшедшие русские считают его своим номером один», — отметил эксперт.

Еще одна обойма известных на Западе русских авторов, по словам Шайтанова, — великие русские поэты XX века: Пастернак, Мандельштам, Цветаева, Бродский.

«Просто они любят различные рейтинги, — объяснил Шайтанов. — И в этих рейтингах есть всего три русских романа XX века — «Доктор Живаго», «Мастер и Маргарита» Булгакова и «Мы» Замятина, который входит в университетскую программу».

Он добавил, что

русская литература XIX века стала для англоязычных читателей такой же классикой, как литература античности.

Замруководителя Роспечати Владимир Григорьев считает, что литературный процесс в России развивается активно, и в США он также изобилует мейнстримовскими текстами. Агентство системно занимается вопросами продвижения современной и классической русской литературы за рубежом:

участвует в литературных ярмарках, устраивает презентации переводов, создает грантовые программы, которые гарантируют зарубежным издательствам покрытие расходов на перевод произведений российских писателей.

«А то, что из наших писателей в последнее время не делают звезд, так это во многом связано с внелитературными моментами», — сказал Григорьев «Газете.Ru». Он напомнил о росте популярности Михаила Шишкина в западноевропейских странах после того, как он выступил против политики Кремля.

«И наоборот — как только Захар Прилепин, который вполне успешно переводился и издавался в англоязычных странах, стал выступать в поддержку так называемой Новороссии, мы стали испытывать определенные трудности в его продвижении, — рассказал Григорьев.

— Что в полной мере ощутили в связи с продвижением его последнего романа «Обитель», ставшего лауреатом премии «Большая книга».

Григорьев обратил внимание, что эта статья появилась в издании Foreing Policy, которое не является профессиональным изданием о литературе, и дискуссия там ведется на уровне политической журналистики, а не литературоведения.

«Если бы это вышло в New York Times Review of Books, мнение того же автора имело бы совершенно другое звучание», — резюмировал Григорьев.

Игорь Шайтанов напомнил о грантовой программе премии «Русский Букер» по переводу российских книг на английский язык. Она существует недавно, получатели грантов выбираются из участников шорт-листа награды. В 2013 году грант был присужден роману Маргариты Хемлин «Дознаватель», а в 2014-м — книге Натальи Громовой «Ключ». Первый перевод, по словам Шайтанова, должен быть готов к середине ноября 2015 года.

Директор издательства Corpus Варвара Горностаева считает, что

сегодня государство работает не на продвижение русской литературы, а против нее.

«Есть важная для отрасли Франкфуртская книжная ярмарка, где ищут новых партнеров, проводят переговоры, заключают контракты по покупке прав на переводы, а главное, продвигают своих авторов, — рассказала она «Газете.Ru». —

Достаточно зайти и посмотреть на официальный российский стенд, чтобы погрузиться в уныние. Рядом стенды Грузии, Армении, восточноевропейских стран, Турции — везде кипит работа, происходит какая-то жизнь.

И только у нас — странные книги на полках, полный штиль и безлюдье».

Также Горностаева отметила отсутствие в России тех институций литературного рынка, которые хорошо представлены на Западе.

«Там, например, работают сотни, если не тысячи литературных агентов, и именно они занимаются продвижением талантов, а нередко их открытием и выращиванием», — рассказывает она. По ее словам, «в России есть ровно три агентства, которые этим занимаются, — это агентство Галины Дурстхофф (среди прочих занимается продвижением Владимира Сорокина. — «Газета. Ru»), Елены Костюкович (в частности, представляет за рубежом интересы Людмилы Улицкой. — «Газета.Ru»), а также молодое агентство «Банке, Гумен и Смирнова».

«Людмила Улицкая уже стала знаменитым на весь мир русским писателем. Владимира Сорокина тоже переводят много, и я уверена, что он встанет в первый ряд мирового литературного процесса, его время скоро настанет», — заключила Горностаева.

Напомним, что Улицкая и Сорокин входили в шорт-лист престижной литературной премии «Международный Букер» (в 2009 и 2013 годах соответственно).

Любопытно, что и автор статьи в Foreign Policy отмечает развитость книжного рынка в России, где издается около 120 тысяч наименований ежегодно при практически полном отсутствии цензуры. Правда, на рынке переводной литературы в США русскоязычная литература занимает лишь 4,6%, значительно уступая французской, испанской и немецкой. Рецептов, как исправить это положение, Мэттьюс не приводит.

17 лучших книг великих психологов, которые изменили нашу реальность

Откройте любые газету или журнал, и вы там найдете термины, предложенные Зигмундом Фрейдом. Сублимация, проекция, перенос, защиты, комплексы, неврозы, истерии, стрессы, психологические травмы и кризисы и т.д. – все эти слова прочно вошли в нашу жизнь. И также прочно в нее вошли книги Фрейда и других выдающихся психологов. Предлагаем вам список самых лучших – тех, которые изменили нашу реальность. Сохраните себе, чтобы не потерять!

1. Эрик Берн. Игры, в которые играют люди.

Эрик Берн — автор знаменитой концепции сценарного программирования и теории игр. В их основе лежит трансактный анализ, который сейчас изучают во всем мире. Берн уверен, что жизнь каждого человека программируется до пятилетнего возраста, и все мы потом играем друг с другом в игры, используя три роли: Взрослый, Родитель и Ребенок. Подробнее об этой популярной во всем мире концепции читайте в обзоре бестселлера Берна «Игры, в которые играют люди», представленном в Библиотеке КнигиКратко.

2. Эдвард де Боно. Шесть шляп мышления

Эдвард де Боно, британский психолог, разработал метод, обучающий эффективно мыслить. Шесть шляп — это шесть разных способов мышления. Де Боно предлагает «примерить» каждый головной убор, чтобы научиться думать разными способами в зависимости от ситуации. Красная шляпа — это эмоции, черная — критика, желтая — оптимизм, зеленая — творчество, синяя — управление ходом мыслей, а белая — факты и цифры. Обзор его книги вы можете прочитать в Библиотеке КнигиКратко.

3. Альфред Адлер. Понять природу человека

Альфред Адлер — один из самых знаменитых учеников Зигмунда Фрейда. Создал свою концепцию индивидной (или индивидуальной) психологии. Адлер писал, что на поступки человека влияет не только прошлое (как учил Фрейд), но и будущее, а точнее цель, которую человек хочет достичь в будущем. И уже исходя из этой цели, он преобразует свое прошлое и настоящее. Иными словами, только зная цель, мы можем понять, почему человек поступил так, а не иначе. Возьмем, к примеру, образ с театром: только к последнему акту мы понимаем поступки героев, которые они совершили в первом акте. О всеобщем законе развития личности, предложенном Адлером, вы можете прочитать в статье: «Я – Наполеон! При каких условиях чувство неполноценности перерастает в болезнь».

4. Норман Дойдж. Пластичность мозга

Доктор медицины, психиатр и психоаналитик Норман Дойдж посвятил свои исследования пластичности мозга. В своем главном труде он делает революционное заявление: наш мозг способен менять собственную структуру и работу благодаря мыслям и действиям человека. Дойдж рассказывает о последних открытиях, доказывающих, что человеческий мозг пластичен, а значит, способен самоизменяться. В книге представлены истории об ученых, врачах и пациентах, которые смогли добиться удивительных трансформаций. Тем, у кого были серьезные проблемы, удалось без операций и таблеток вылечить заболевания мозга, считавшиеся неизлечимыми. Ну а те, у кого не было особых проблем, смогли значительно улучшить работу своего мозга. Подробнее в обзоре, представленном в Библиотеке КнигиКратко.

5. Сьюзан Вайншенк «Законы влияния»

Сьюзан Вайншенк — известный американский психолог, специализирующийся на поведенческой психологии. Ее называют «Леди Мозг», поскольку она изучает последние достижения в области неврологии и человеческого мозга и применяет полученные знания в бизнесе и повседневной жизни. Сьюзан рассказывает об основных законах психики. В своем бестселлере она выделяет 7 основных мотиваторов человеческого поведения, которые влияют на нашу жизнь. Подробнее об этом в обзоре по книге «Законы влияния», представленном в Библиотеке КнигиКратко.

6. Эрик Эриксон. Детство и общество

Эрик Эриксон — выдающийся психолог, который детализировал и дополнил знаменитую возрастную периодизацию Зигмунда Фрейда. Периодизация жизни человека, предложенная Эриксоном, состоит из 8 стадий, каждая из которых заканчивается кризисом. Этот кризис человек должен правильно пройти. Если не проходит, то он (кризис) добавляется в нагрузку в следующий период. О важных возрастных периодах жизни взрослых людей вы можете почитать в статье: «3 переломных момента в жизни, после которых открывается второе дыхание».

7. Роберт Чалдини. Психология убеждения

Знаменитая книга известного американского психолога Роберта Чалдини. Она стала классической в социальной психологии. «Психологию убеждения» рекомендуют лучшие ученые мира как пособие по межличностным отношениям и конфликтологии. Обзор по этой книге представлен в Библиотеке КнигиКратко.

8. Ганс Айзенк. Измерения личности

Ганс Айзенк — британский ученый-психолог, один из лидеров биологического направления в психологии, создатель факторной теории личности. Наиболее известен как автор популярного теста на уровень интеллекта — IQ.

9. Дэниел Гоулман. Эмоциональное лидерство

Психолог Дэниел Гоулман полностью изменил наше представление о лидерстве, заявив, что для лидера «эмоциональный интеллект» (EQ) важнее IQ. Эмоциональный интеллект (EQ) — это способность выявлять и понимать эмоции, как собственные, так и чужие, а также способность использовать эти знания, чтобы управлять своим поведением и отношениями с людьми. Лидер, не обладающий эмоциональным интеллектом, может иметь первоклассную подготовку, обладать острым умом и бесконечно генерировать новые идеи, но он все равно будет проигрывать лидеру, умеющему управлять эмоциями. Почему так происходит, вы можете прочитать в обзоре по книге Гоулмана «Эмоциональное лидерство», представленном в Библиотеке КнигиКратко.

10. Малкольм Гладуэлл. Озарение: Сила мгновенных решений

Знаменитый социолог Малкольм Гладуэлл представил ряд любопытных исследований, посвященных интуиции. Он уверен, что интуиция есть у каждого из нас, и к ней стоит прислушиваться. Наше бессознательное без нашего участия обрабатывает огромные массивы данных и на блюдечке выдает самое верное решение, которое нам остается только не пропустить и использовать с толком для себя. Однако интуицию легко спугнуть отсутствием времени для принятия решения, состоянием стресса, а также попыткой описать словами свои мысли и действия. Обзор по бестселлеру Гладуэлла «Озарение» есть в Библиотеке КнигиКратко.

11. Виктор Франкл. Воля к смыслу

Виктор Франкл — всемирно известный австрийский психолог и психиатр, ученик Альфреда Адлера и основатель логотерапии. Логотерапия (от греческого «Logos» – слово и «terapia» – забота, уход, лечение) — это направление в психотерапии, возникшее на базе тех выводов, которые Франкл сделал, будучи заключенным концлагеря. Это терапия поиска смысла, это тот способ, который помогает человеку найти смысл в любых обстоятельствах его жизни, в том числе и в таких крайних как страдания. И здесь очень важно понять следующее: чтобы найти этот смысл, Франкл предлагает исследовать не глубины личности (как считал Фрейд), а ее высоты. Это очень серьезная разница в акценте. До Франкла психологи в основном пытались помочь людям, исследуя глубины их подсознания, а Франкл настаивает на полном раскрытии потенциала человека, на исследовании его высот. Таким образом, акцент он делает, говоря образно, на шпиль здания (высота), а не на его подвал (глубины).

12. Зигмунд Фрейд. Толкование сновидений

Зигмунда Фрейда представлять не надо. Скажем только несколько слов о его главных выводах. Основатель психоанализа считал, что ничего не происходит просто так, всегда надо искать причину. А причина психологических проблем кроется в бессознательном. Он придумал новый метод, который вводит в бессознательное, а значит, изучает его – это метод свободных ассоциаций. Фрейд был уверен, что все проживают Эдипов комплекс (для мужчин) или комплекс Электры (для женщин). Становление личности происходит именно в этот период — с 3 до 5 лет. Если вы хотите узнать об этом подробнее, читайте статью: «Эдипов комплекс: главная битва человека, которая определяет всю его жизнь».

13. Анна Фрейд. Психология Я и защитные механизмы

Анна Фрейд — младшая дочь основателя психоанализа Зигмунда Фрейда. Основала новое направление в психологии — эго-психологию. Главной её научной заслугой считают разработку теории защитных механизмов человека. Также Анна значительно продвинулась в изучении природы агрессии, но всё-таки самым весомым ее вкладом в психологию было создание детской психологии и детского психоанализа.

14. Нэнси МакВильямс. Психоаналитическая диагностика

Эта книга — Библия современного психоанализа. Американский психоаналитик Нэнси МакВильямс пишет, что все мы до некоторой степени иррациональны, а значит, про каждого человека необходимо ответить на два основных вопроса: «Насколько псих?» и «В чем конкретно псих?» На первый вопрос позволяют ответить три уровня работы психики (подробности в статье: «3 состояния психики, которые показывают, здоров ли человек или есть патология»), а на второй — типы характера (нарциссический, шизоидный, депрессивный, параноидный, истерический и т.д.), подробно изученные Нэнси МакВильямс и описанные в книге «Психоаналитическая диагностика».

15. Карл Юнг. Архетип и символ

Карл Юнг — второй знаменитый ученик Зигмунда Фрейда (об Альфреде Адлере мы уже рассказывали). Юнг считал, что бессознательное — это не только все самое низшее в человеке, но и самое высшее, например, творчество. Бессознательное мыслит символами. Юнг вводит понятие коллективного бессознательного, с которым человек рождается, оно у всех одинаковое. Когда человек появляется на свет, он уже наполнен древними образами, архетипами. Они переходят из поколения в поколение. Архетипы влияют на все, что происходит с человеком.

16. Абрахам Маслоу. Дальние пределы человеческой психики

Абрахам Маслоу — всемирно известный психолог, пирамиду потребностей которого знают все. Но Маслоу знаменит не только этим. Он первым описал психически здорового человека. Психиатры, психотерапевты, как правило, имеют дело с психическими отклонениями. Эта область довольно хорошо изучена. А вот психическое здоровье мало кто исследовал. Что значит — быть здоровым человеком? Где грань между патологией и нормой? Подробности в статье: «10 критериев психической нормы: как понять, здоровы ли вы?»

17. Мартин Селигман. Как научиться оптимизму

Мартин Селигман — выдающийся американский психолог, основатель позитивной психологии. Всемирную известность ему принесли исследования феномена выученной беспомощности, то есть пассивности перед лицом якобы неустранимых неприятностей. Селигман доказал, что в основе беспомощности и ее крайнего проявления — депрессии — лежит пессимизм. Психолог знакомит нас с двумя своими главными концепциями: теорией выученной беспомощности и представлением о стиле объяснений. Они тесно связаны. Первая объясняет, почему мы становимся пессимистами, а вторая — как изменить стиль мышления, чтобы из пессимиста превратиться в оптимиста. Обзор книги Селигмана «Как научиться оптимизму» представлен в Библиотеке КнигиКратко.

Мировая литература: основные авторы и работы — видео и стенограмма урока

Дон Кихот

Дон Кихот Мигеля де Сервантеса. Эта испанская книга начала 1600-х годов может быть величайшей из когда-либо написанных книг. Когда писатели со всего мира были опрошены для списка книг, Дон Кихот получил больше голосов, чем любой другой выбор. Главный герой отправляется в серию приключений, включающих в себя жирные дозы романтики, комедии и конфликтов. На самом деле, для книги, которой более 400 лет, у нее есть сложность и ряд вопросов, которые все еще актуальны для современных читателей.Этот текст касается гендерных вопросов, морали, классового разделения и того, что значит быть героем. Это похоже на список современных тем! Тот факт, что эта книга затрагивает так много важных тем, является одной из причин, по которой она вышла за пределы Испании.

Одиссея

Следующая книга в нашем коротком списке — Одиссея Гомера. «Одиссея» на самом деле не является прозаическим произведением; это эпическая поэма «», действительно длинное повествовательное стихотворение о герое.Это восходит к 8 веку до н. Э. и это не только отличная приключенческая история, это часть первой из когда-либо написанных.

Если подумать о каноне , , корпусе литературы, который обычно считается отличным, есть несколько способов, которыми книга может стать частью этой избранной группы. В случае «Дон Кихот » одна из причин, по которой он входит в канон мировой литературы, заключается в том, что он затрагивает так много вневременных тем.

Еще одна причина для внесения чего-то в канон — историческое значение. У Odyssey это точно есть. Но он также побуждает читателей задуматься о природе человечности, божественности, красоте, гордости и даже пристально смотрит на манеры. Третья причина для того, чтобы книга попала в канон, — это исключительное письмо, и Odyssey убирается, также получая это звание. Когда главный герой, Одиссей, наконец-то воссоединяется со своей женой Пенелопой после 20 долгих лет разлуки, это описывает, как она обнимает его: «Она тоже радовалась, глядя на своего мужа, ее белые руки обнимали его, как будто навсегда. «Вот это объятие.

Признание Сакунталы

Третья книга, менее известная, — Калидаса «Признание Сакунталы» . Когда это было написано, никто точно не знает, но это было не позднее 4 века н.э., а возможно, и раньше. Эта книга представляет собой сценарий пьесы, написанной на санскрите, в которой рассказывается история неожиданной любви, ошибочных отождествлений и упущенных возможностей. Если вы знакомы с современной романтической комедией, вы найдете Признание Сакунтала знакомой территорией.Возможно, эта пьеса не на вашем радаре, но этот текст повлиял на многих писателей, таких как Гете, чья пьеса «Фауст» входит в список 100 лучших.

Война и мир

Есть еще несколько современных книг, которые считаются одними из великих произведений мировой литературы. Война и мир Льва Толстого — один из примеров. Этот русский роман середины 1800-х годов рассказывает историю пяти семей во время войны и, ну, в общем, мира. Но Толстой никогда не называл это романом. Последующие главы книги представляют собой скорее философские исследования, чем повествование, но история в сочетании с идеями обращается к читателям уже 150 лет.

Также отличается своей длиной. Некоторые думают, что это самый длинный роман из когда-либо написанных. Это не так, но это колоссальная сумма, содержащая более 560 000 слов. Тем не менее, многие вкладывают деньги, чтобы прочитать этот фолиант, потому что история звучит правдоподобно. Представьте себе мир, перевернутый с ног на голову политическими баталиями и непопулярными войнами. Массовая книга Толстого остается актуальной.

Кукольный дом

Наш последний пример — норвежский текст, Хенрик Ибсен Кукольный дом . Представьте себе женщину, заключенную в брак, связанную с правилами общества, которые ограничивают ее возможности в зависимости от ее пола. В конце концов, «она хлопает дверью, символизируя свое восстание против мира, который хочет, чтобы она была красивой, но бессильной куклой». Подобная пьеса сегодня может вызвать споры, так что только представьте, какой фурор она вызвала в 1870-х годах! Борьба главного героя против угнетения вдохновила людей во всем мире на собственные битвы.Эта пьеса перешла границы и продолжает вдохновлять людей сегодня.

Краткое содержание урока

Мировая литература можно определить как литературное письмо, выходящее за рамки просто национальной литературы, важной письменности страны. Мировая литература пересекает границы и становится важной для людей во всем мире. канон мировой литературы, список книг, признанных лучшими, включает в себя произведения исторической важности, такие как Одиссея , произведения, затрагивающие вечные темы, такие как Дон Кихот , и произведения, которые исключительно хорошо написаны. например Война и мир .Эти классические произведения продолжают переводиться и публиковаться, чтобы вдохновлять читателей во всем мире.

Результаты обучения

Когда вы закончите, вы должны уметь:

  • Объяснять, какую литературу можно считать мировой литературой
  • Назовите и обсудите некоторые важные произведения мировой литературы

Почему наши студенты изучают литературу

Home IconHomeDepartment of English

«Творческое письмо было счастливой частью моей жизни с тех пор, как я впервые научился держать карандаш, поэтому, выбрав Густава, я решил, что моя карьера в качестве специалиста по английскому языку является само собой разумеющимся. Возможно, я из-за этого редкая птица, так быстро так уверенная в себе. Но я не мог предвидеть, как много я узнал о ценности чтения во всех сферах жизни благодаря специальности по английскому языку; при этом я не видел его потенциала, чтобы сформировать меня как писателя. Независимо от того, насколько прямолинейной может казаться история, поиск чего-то более глубокого в ней приводит к всевозможным открытиям, которые, хотя, возможно, и не соответствуют первоначальному замыслу автора (кто знает?), Научат вас больше о мире и окружающем мире. разные способы использования языка людьми.Теория, преподаваемая вместе с литературой, в сочетании с этим анализом дает вам силу перспективы, которая так важна для обретения удовлетворения и мира в общении с людьми, которые отличаются от вас, уникальным для изучения литературы способом. Чтобы писать, вы должны читать, а чтобы по-настоящему читать, вы должны думать, критиковать, сомневаться, удивляться и удивляться словам на странице. Специалист по английскому языку показал мне, как это сделать, и это не только улучшило мои писательские навыки, но и сделало меня более сострадательным и честным человеком. »

Кейтлин Скворц

«Я изучаю литературу, потому что верю, что в рассказах есть сила. Литература — это как глубоко личный, так и общественный опыт. Мне нравится изучать, как слова, предложения, персонажи, сюжетные линии и образы раскрывают, кто мы как люди. Человечество — сложная вещь, и для ее описания и анализа требуется бесконечное количество слов.Это радость изучения литературы, всегда есть возможность открыть для себя новую реальность ».

Микаэла Уорнер

«Для меня решение изучать литературу было проблемой. С юных лет мне всегда нравилось читать, и мне всегда читали, но я всегда считал, что изучение литературы выдумано; серьезно, поэты на самом деле не пытаются «вызвать» какую-то другую работу.Литературные устройства? Некоторые выдуманные вещи, которые изобрели люди, чтобы заставить английский язык казаться научным. Хотя мне это нравилось, литературу для меня изучали только те, кто не был достаточно умен, чтобы изучать что-то реальное, что-то доказуемое.

Насколько я понимаю, такие чувства не редкость. Однако разница для меня (по сравнению с некоторыми другими людьми, которых я знаю) в том, что я вырос из них. Я начал внимательно изучать риторические приемы и использование языка.Я начал понимать, что, хотя это все еще не была наука, это было искусство, а искусство — величайшее выражение того, что является человеческим ».

Дэвид Лик

«Что касается моих собственных целей в литературе, они довольно просты. По общему признанию, часть моего увлечения связана с« отличным снаряжением для коктейльных вечеринок ». В возможности говорить о литературе есть очень привлекательный элемент — великие персонажи, известные истории — что, как мне кажется, привлекает к литературе большинство людей. И это хорошее чувство — знать об этом много.

Однако не это меня больше всего беспокоит. Прежде всего, моя цель — узнать как можно больше о человеческом состоянии и о том, что на самом деле означает быть человеком во всех аспектах ».

Дэвид Лик

«Изучая литературу, я обнаруживаю, что это чувство замешательства и поиск самопознания является общей темой.Я уверен, что мой выбор в пользу специализации по английскому языку меня устроит. На данный момент, на мой взгляд, для того, чтобы стать специалистом по английскому языку, нужно больше, чем просто уметь хорошо читать и писать. Специалист по английскому языку также должен стремиться понять и интерпретировать значение, которое различные формы литературы имели для общества прошлого и настоящего. Способность выражать свое мнение — еще один важный аспект, равно как и открытое начало чтения литературы. Эти привычки также важны в повседневной жизни, а не только в литературе.

Возможность читать и писать — это то, что должен уметь испытать каждый. Литература во всех формах повсюду в современном обществе, и с этой идеей становится ясно, насколько она важна. Независимо от того, изучается ли она в классе, читается для удовольствия или с какой-либо целью, литература — центральная часть многих жизней. Это дает не только возможность просветить человека, но также дает возможность расширить его кругозор и перспективы.В моем случае возможность изучать литературу на двух разных языках помогла мне найти сходство в двух разных культурах, а также обнаружить, что, хотя литература различается по форме и содержанию, она важна и является центральной частью многих жизней. . »

Стефани Конрой

«Чтение и письмо, основные принципы изучения английского языка, служат воротами к более глубокому уровню мысли. После овладения этими элементарными навыками понимание, анализ и интерпретация изучаются и используются для лучшего самообразования. Изучение литературы и наблюдение за личными реакциями на нее могут помочь осознать собственные ценности. Знание английского языка полезно во всех сферах жизни. Чтение, письмо, понимание, анализ и интерпретация повышают эффективность во многих отношениях, включая общение, документирование в других областях обучения и отражение личных ценностей.Я считаю, что нет области обучения, на которую бы не влиял английский язык и коммуникативные навыки ».

Мария Фройнд

«Чтение и письмо в целом, несомненно, являются одними из самых ценных навыков, которыми можно обладать; очевидно, наличие этих навыков значительно облегчает людям общение и участие в жизни общества. Однако существует цель для чтения и письма за пределами этих непосредственных практических целей; письменное слово можно использовать для просвещения, убеждения, выражения эмоций или просто для удовольствия. В этих формах письменное слово становится формой искусства и способом установления контакта с другими посредством личного опыта между писателем и читателем. Чтение — отличный способ познакомиться с великими историями и заглянуть в их собственные мысли. Чтение, несомненно, является одним из самых эффективных способов саморазвития ».

Мэтт Бичи

«Литература — это способ, с помощью которого мы можем фиксировать и интерпретировать то, что произошло и происходит с нами лично и с миром в целом.В письменном слове существует целая культура, документирующая коллективные мысли всех, кто хотел поделиться ими с миром. Поэтому я считаю, что для того, чтобы действительно быть частью человеческого общества, очень важно принимать участие в эволюции и самореализации, что есть литература, даже если только в аспекте чтения. Письмо, однако, имеет огромное значение, поскольку литература просто не существовала бы в той доступной форме, в которой она существует без письменного слова, и по этой причине я считаю, что все, кто может писать, должны это делать. Человек должен воспользоваться прекрасной возможностью стать частью и внести свой вклад в мир и общество, в котором он или она живет, посредством письма. Я рассматриваю литературу в социальном смысле как коллективную борьбу за то, чтобы понять и извлечь из жизни лучшее, что нам всем дано. Литература служит способом обогатить наш разум и предлагает способ улучшить мир не только за счет красоты ее присутствия, но и за счет идей и осязаемых возможностей, которыми она обладает ».

Мэтт Бичи

«Лучшие из моих учителей английского языка преподавали нам литературу, потому что они хотели, чтобы искусство ее расширяло наш кругозор и помогало научить нас новым способам видения мира.Меня учили рассматривать литературное произведение как способ понять время, когда оно было написано, и людей, которые его создали, а также находить те части этого произведения, которые говорили со мной в моем времени и в моем месте. Хотя я скептически отношусь к тому, сможет ли кто-нибудь когда-либо по-настоящему понять культуру или время, предшествующее их собственной, я знаю, что во многих случаях литература и искусство дают понимание, которого нет на холодных твердых фактах. Больше всего я нахожу, что литература делает различия более управляемыми и подчеркивает сходство между людьми.Две тысячи лет спустя я могу прочитать греческую трагедию и согласиться с тем, что говорил какой-то пожилой белый человек, потому что он был человеком, а я человек. Хотя это может показаться банальным, у меня был опыт чтения, который научил меня больше о том, что значит жить в этом мире ».

Sybylla Yeoman Hendrix

«Не все любят читать в достаточной степени, чтобы заниматься им в свободное время, но люди, которые любят читать, извлекают максимальную пользу из прочитанного, потому что они хотят быть в том мире, который создается литературой. Я встречал очень умных людей, которые не читают. Но все интересные люди, которых я знаю, читают, независимо от того, особенно ли они умны «.

Sybylla Yeoman Hendrix

«Я читаю литературу по разным причинам. Литература — это искусство, полное страсти и сердца; оно выходит за рамки веков. Великая литература встречается на самых разных уровнях.На протяжении многих лет авторы своими словами решали невыполнимые задачи. Литература способствовала политическим и социальным изменениям в обществе и продолжает делать это по сей день. Это может быть боевым кличем пролетариата, чтобы он поднялся и что-то изменить, а также он может дать личный совет.

Литература освобождает меня от ответственности этого мира и в то же время связывает меня с теми же обязанностями.Некоторую литературу я читал в поисках побега; чтобы отправиться в далекую страну и отправиться в грандиозное приключение с существами за пределами моего воображения. Другая литература посвящена гораздо более серьезным предметам, и я читаю ее, чтобы напомнить себе, что жизнь — это не только кексы и мороженое ».

Райан МакГинти

«Для меня литература — это одержимость идеями.Мы читаем литературу, чтобы открывать и узнавать об идеях, и мы пишем ее, чтобы открывать и развивать свои собственные идеи. Ни один любитель идей не может обойтись без чтения или письма. Что касается меня, если я слишком долго живу без того или другого, я получаю это огромное скопление запутанных и беспорядочных идей, которые внезапно одолевают меня, и мне просто нужно записать их в какой-то форме (философская проза, повествование, поэзия, наброски фраз , так далее.). Должно быть поэтому литература может проявляться во множестве форм: будь то поэзия или проза, сонет или роман, сестина или рассказ и т. Д.Вся литература разделяет общую тему идеи. Идеи исследуют, исследуют, исследуют и вдохновляют. Все реакции на них становятся частью учебного процесса. Литература может многому научить. Литература может научить человека и все общество. Он может научить нас прошлому и настоящему и даже будущему. Предметы могут быть широкими и далеко идущими, но могут быть и конкретными. Литература учит нас смеху и любви, вспоминанию и забыванию.Он может вызвать эмоции и предостеречь нас от многих человеческих ошибок. Он может попытаться опровергнуть другие идеи или попытаться найти истину. Я думаю, что все мы в той или иной форме ищем истину. Часто неопределенность конкретного значения пьесы позволяет читателю решать ее интерпретацию. Однако несомненно то, что есть вещи, которые можно почерпнуть из литературы, специфические для нее, чего нельзя достичь никаким другим способом. Накопить эти знания и ощутить их красоту — все это имеет для меня значение.»

Эбби Трэвис

«Еще одна причина, по которой мне так нравится читать, — это места, куда вы можете пойти, когда читаете. Я знаю, что это звучит довольно банально, как что-то в рекламе PBS, но я чувствую, что есть огромное количество опыта и людей, которые читают встречается в любом литературном произведении «.

Стефан Колис

«Когда я беру в руки фантастический роман и пролетаю его за час, я делаю это просто для удовольствия.Но я читаю такие вещи, как The Grapes of Wrath или Heart of Darkness , потому что они больше, чем просто отвлекающий маневр. То, что они содержат, чего нет в романах, — это окно в то, что движет человеческими существами, методы, лежащие в основе нашего безумия, так сказать. Я проживаю жизнь, сталкиваясь с разными ситуациями и извлекая уроки из них, но не всегда могу выразить словами то, что я узнал. Я читаю литературу, потому что ее функция, как я ее определяю, заключается в освещении некоторых аспектов человеческого существования. Раскрытие этих истин не только важно само по себе, но и процесс раскрытия также дает общий опыт, через который читатель может познакомиться с каждым человеком, открывшим ту же самую истину до него.
Один из способов, которым литература сообщает читателям о человеческом состоянии, является то, что она воплощает в жизнь содержащиеся в ней истины «.

Ребекка Шульц

«Хотя я признаю, что не обязательно изучать английский язык, чтобы получить представление о литературе, я считаю, что английский — это хорошая линза, через которую можно смотреть на мир, как настоящий, так и прошлый.Когда я изучаю великое литературное произведение, я не только понимаю универсальную истину, о которой автор решил писать, но я также, в своих попытках понять, могу узнать о культуре, в которой жил автор, об истории вокруг страны его происхождения и различных интеллектуальных, политических и художественных движений того времени. Таким образом, окно в человечество, лежащее в основе всей литературы, может действовать как своего рода соединительный портал в культуру, окружающую каждого отдельного автора.Читатель стоит на общей основе универсальной истины, вокруг которой построено произведение, — точке, где встречаются мир читателя и мир автора, — и начинает понимать некоторые мотивы, лежащие в основе собственных поисков истины автором.

Как только кто-то станет более опытным в образе жизни или в литературе, этот человек должен начать освещать путь будущим исследователям. Некоторые могут писать собственные литературные произведения, используя слова, чтобы прояснить свои взгляды на правду о человечестве.Другие могут вместо этого решить действовать как учителя, помогая перспективным исследователям научиться преодолевать густой, а иногда и сбивающий с толку лес романов, с которыми они столкнутся на своем пути. Независимо от того, каким образом люди выбирают себе служение, сама задача остается такой же вневременной, как истины, которые люди искали на протяжении веков: как великие мыслители и авторы прошлого наметили пути в пустыне для нас, следовавших за ними, поэтому мы должны служить проводниками для тех, кто придет после нас.

Великая литература предоставляет своим читателям окно в различные аспекты условий жизни человека и руководство по тому, как мы, как вид, относимся друг к другу и к нашему окружению. Литература дает нам зеркало, в котором мы можем исследовать наше коллективное отражение как людей. Он не приукрашивает прыщи и пятна человечества, а совершенно открыто обнажает их. Никакого консилера, никакого прикрытия, только правда. Литература — это отражающий бассейн, в который каждый человек, который когда-либо существовал, может смотреть и видеть как свое собственное лицо, так и лица всех своих собратьев.Это позволяет каждому человеку не только найти человечность в своем сердце, но и связать его с поколениями других людей, которые делали это с незапамятных времен ».

Ребекка Шульц

Шедевры мировой литературы | edX

Этот литературный курс исследует, как великие писатели преломляют свой мир и как меняются их произведения, когда они сегодня вмешиваются в наш глобальный культурный ландшафт.

Ни одна национальная литература никогда не росла изолированно от окружающих ее культур; с самых ранних периодов великие литературные произведения исследовали напряженность, конфликты и связи между соседними культурами, а зачастую и более отдаленными регионами.

Сосредоточившись, в частности, на литературных произведениях, основанных на опыте более широкого мира в качестве темы, этот курс исследует различные художественные способы, в которых великие писатели расположились в мире, помогая нам понять глубокие корни сегодняшних взаимосвязанных глобальных культур. .

HarvardX требует, чтобы люди, записывающиеся на его курсы по edX, соблюдали условия кодекса чести theedX. HarvardX предпримет соответствующие корректирующие действия в ответ на нарушения кодекса чести edX, которые могут включать увольнение с курса HarvardX; отзыв любых сертификатов, полученных по курсу HarvardX; или другие средства правовой защиты в зависимости от обстоятельств. В случае принятия мер по устранению таких нарушений возврат средств не производится. Абитуриенты, посещающие курсы HarvardX в рамках другой программы, также будут руководствоваться академической политикой этих программ.

HarvardX занимается наукой об обучении. Зарегистрировавшись в качестве онлайн-ученика курса HX, вы также будете участвовать в исследованиях, касающихся обучения. Прочтите наше заявление об исследовании, чтобы узнать больше.

Гарвардский университет и HarvardX стремятся поддерживать безопасную и здоровую образовательную и рабочую среду, в которой ни один член сообщества не исключен из участия, не будет лишен преимуществ или подвергнется дискриминации или преследованию в нашей программе.Ожидается, что все члены сообщества HarvardX будут соблюдать политику Гарварда в отношении недискриминации, включая сексуальные домогательства, и Условия использования edX. Если у вас есть какие-либо вопросы или проблемы, пожалуйста, свяжитесь с [email protected] и / или сообщите о своем опыте через контактную форму edX.

Китайская литература — Всемирная историческая энциклопедия

Китайская литература — одна из самых творческих и интересных в мире. Точность языка приводит к идеально реализованным изображениям, будь то в поэзии или прозе, и, как и во всей великой литературе, темы вне времени.Китайцы высоко ценили литературу, и даже у них был бог литературы по имени Вэнь Чанг, также известный как Венди, Вэнь Ти.

Вэнь Чан следил за всеми писателями в Китае и за тем, что они сочинили, чтобы вознаградить их, чтобы наказать их в зависимости от того, насколько хорошо или плохо они использовали свои таланты. Считалось, что этим богом когда-то был человек по имени Чжан Я, блестящий писатель, который утонул после разочарования и был обожествлен. Он руководил не только письменными работами и писателями, но и самим китайским письмом.

Древний китайский шрифт возник в результате практики гадания во времена династии Шан (1600–1046 гг. До н.э.). Пиктограммы, сделанные на костях оракула прорицателями, стали письмом, известным как Jiaguwen (ок. 1600-1000 г. до н.э.), которое превратилось в Дачжуань (ок. 1000-700 г. до н.э.), Сяочжуань (700 г. до н.э. — настоящее время) и Лишу (так называемый «Священный сценарий», ок. 500 г. до н. Э.). На их основе также были разработаны Кайсю, Синшу и Цаошу — курсивные шрифты, которые позже писатели использовали в прозе, поэзии и других видах художественных произведений.

Неизвестно, когда именно в Китае впервые начали использовать письмо, поскольку большинство писем было написано на скоропортящихся материалах, таких как дерево, бамбук или шелк. Ученый Патриция Бакли Эбрей пишет: «В Китае, как и в других странах, однажды принятая письменность оказывает глубокое влияние на социальные и культурные процессы (26)». Бюрократия Китая стала полагаться на письменные документы, но в конечном итоге письмо стало использоваться для самовыражения и создания одной из величайших литературных источников в мире. Бумага была изобретена в c.105 г. до н.э. во время династии Хань (202 г. до н.э. — 220 г. н.э.), а процесс печати на дереве развивался во время династии Тан (618-907 гг.

Ранние истории

Самые ранние письменные произведения в Китае — это истории о привидениях и мифы. Эбрей пишет, что ранняя ханьская литература «богата отсылками к духам, предзнаменованиям, мифам, странным и могущественным, бросающим вызов смерти и ослепляющим» (71). Китайцы были особенно озабочены призраками, потому что появление умершего означало, что живые каким-то образом подводили их, обычно из-за неподобающей чести при погребении, и мертвые будут преследовать живых, пока ошибка не будет исправлена.Если мертвые не могут найти свою семью, они найдут кого-нибудь поблизости.

Одна известная история о пяти братьях, которых посетил призрак маленькой девочки. Они не могут избавиться от призрака, пока наконец не запечатывают ее в полом бревне, закрывают оба конца и бросают в реку. Призрак благодарит их за то, что они похоронили ее должным образом, и улетает. В другой истории призрак матери, чья могила была осквернена, возвращается, чтобы рассказать своему сыну и попросить его отомстить за ее бесчестие. Сын ни на мгновение не ставит под сомнение видение и сообщает о случившемся властям, которые задерживают преступников и казнят их.Истории о привидениях подчеркивали важные культурные ценности, такие как правильное обращение с умершими и почитание сограждан.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Истории о привидениях подчеркивали важные культурные ценности, такие как надлежащее обращение с умершими и почитание сограждан.

История, иллюстрирующая это, — известная история о человеке по имени Комендант Ян. Ян жил эгоистично и, не задумываясь, причинил большой вред многим людям.Когда он умер и отправился в загробную жизнь, он оказался перед судом. Царь подземного мира спросил его, как ему удалось накопить столько грехов на своей душе. Ян подтвердил свою невиновность и сказал, что не сделал ничего плохого.

Царь подземного мира приказал принести свитки и прочитать их. Когда Ян предстал перед судом, клерк прочитал дату и время его грехов, на кого повлияли его действия, и сколько человек умерло из-за его решений. Ян был осужден, и появилась гигантская рука и раздавила его до кровавой массы.

В другой сказке человек по имени Гробовик Ли — хулиган, охотящийся на кошек и собак. Однажды его посещают двое мужчин в темно-фиолетовых одеждах. Они говорят ему, что в загробной жизни он был осужден за жестокое обращение с животными. Гробовик Ли отказывается верить им и спрашивает, кто их подкинул этой шутке. Они говорят ему, что они призраки, посланные из загробной жизни, а затем предъявляют официальный документ, в котором души 460 кошек и собак зарегистрировали жалобы на него за их жестокое обращение и смерть.Гробовку Ли осуждают и забирают. Жестокое обращение с живыми существами, будь то люди или животные, считалось тяжким грехом против общества, а рассказы о привидениях об аморальных действиях таких людей, как комендант Ян и Гробовщик Ли, служили предостерегающими рассказами о том, что случилось с людьми, которые вели себя плохо.

Истории о привидениях сопровождались мифами о горах Куньлунь, где жили боги и великие люди прошлого. Эти мифы также выражали культурные ценности и впечатляли публику своими уроками.Один ранний миф касается полубога Гана, который пытался остановить великое наводнение во время династии Ся (ок. 2070–1600 гг. До н. Э.). Ган терпит неудачу и либо убивает себя, либо отправляется в ссылку, а император поручает своему сыну Юю завершить работу.

Ю понимает, что его отец потерпел неудачу, потому что он слишком много пытался делать сам, не прося помощи у других, отказывался уважать силы природы и переоценивал свои способности. Ю учился на ошибках своего отца и приглашал всех помочь ему справиться с наводнением.Поощряя участие своих соседей и уважая их способности и силу природы, он преуспел и стал известен как Юй Великий, который основал династию Ся и установил порядок правления.

Во времена династии Хань очень популярен миф о королеве-матери Запада. Эбрей пишет:

Ее рай изображался как страна чудес, где росли деревья бессмертия и текли реки бессмертия. Ее постоянными спутниками были мифические птицы и звери, в том числе трехногая ворона, танцующая жаба, девятихвостая лиса и кролик, производящий эликсир.(71)

Миф стал настолько популярным, что превратился в культ, который вынудил администрацию Хань сдать в эксплуатацию святилища королеве-матери Запада и признать ее поклонение законной верой. Популярность мифа объясняется его обещанием вечной жизни, если кто-то примет королеву-мать Запада в свои сердца. Последователи носили талисманы, изображающие ее, на шнурках на шее и несли тексты этой истории. Эбрей пишет: «Это движение было первым зарегистрированным мессианским, тысячелетним движением в истории Китая.Это совпало с пророчествами, предсказывающими конец династии (73 г.) ».

В это время неопределенности люди ухватились за миф, который поддерживал важные ценности прошлого; в данном случае эта ценность была постоянством. Династия Хань могла пасть, но благодаря вере в королеву-мать Запада человек мог продолжать жить вечно. Тексты о ней, которые, по-видимому, были очень популярны и широко распространены, в основном были написаны от руки во времена династии Хань и впоследствии.Однако во времена династии Тан стал популярным процесс, который сделал письменные тексты еще более доступными для людей и помог сохранить культурное наследие страны.

Ксилография и книги

Китайцы создавали поэзию, литературу, драму, истории, личные эссе и все другие виды письма, которые только можно вообразить, и все это было написано вручную, а затем скопировано. Создание ксилографии, получившей широкое распространение во времена династии Тан при втором императоре Тайцзуне (г.626-649 н.э.), сделали книги более доступными для людей. До изобретения ксилографии любой текст приходилось копировать вручную; этот процесс длился долго, а копии стоили очень дорого. Ксилография была своего рода печатным станком, на котором текст можно было быстро и легко скопировать, вырезав рельефные символы на деревянных блоках, которые затем были нанесены чернилами и прижаты к бумаге.

Китайский гравюра на дереве

Попечители Британского музея (Авторское право)

Этот метод позволил писателям охватить более широкую аудиторию, чем раньше.Несмотря на то, что технология печати на дереве была известна со времен династии Цинь, она не использовалась в значительной степени. Во времена династии Тан таких поэтов, как великий Ван Вэй (l. C. 701-761 гг. Н. Э.), Читали и ценили люди, которые никогда раньше не слышали о его творчестве. Ученый Гарольд М. Таннер пишет: «Ван Вэй был не только поэтом, но и опытным художником. Некоторые говорили, что его картины вошли в его поэзию, а его стихи были пронизаны изображениями его картин (189)». Большинство поэтов также были художниками, и современники Ван Вэя создавали свои собственные шедевры, равные или превосходящие его.

В прошлом поэтов, подобных Ван Вэю, читала только элита, которая могла позволить себе книги, но после того, как гравюра на дереве стала более обычным явлением, любой, у кого был небольшой располагаемый доход, мог купить книгу. Те, у кого не было денег, могли найти книги в библиотеке. Эта практика привела к резкому росту грамотности в Китае, и авторы, эссеисты, историки, ученые, медицинские работники, поэты, философы и все другие писатели обнаружили, что они могут охватить все более широкую аудиторию своей работой.

Литературные произведения

китайских литературных произведений слишком много, чтобы их перечислять здесь, они охватывают около 2000 лет, но среди самых влиятельных — произведения династии Тан. Величайший поэт династии Тан — Ли По (также известный как Ли Бай, l. 701-762 гг. Н. Э.), Чьи произведения были настолько популярны в свое время, что считались одним из трех чудес света (наряду со способностями Пей Минь). с мечом и красивой каллиграфией Чжан Сюй). Благодаря печати на ксилографиях его работы широко распространились по всему Китаю, и более 1000 его стихотворений сохранились до наших дней.

Его близкий друг Ду Фу (также известный как Ту Фу, l. 712-770 гг. Н. Э.) Был не менее популярен, и оба считаются наиболее важными поэтами династии Тан, за которыми следует Бай Цзюи (также известный как Бо Джуйи, л. 772-846 CE). Поэма Бай Цзюйи «Песня вечной печали» представляет собой романтизированную версию трагического романа императора Сюаньцзуна (годы правления 712-756 гг. Н. Э.) И госпожи Ян. Он стал настолько популярным, что вошел в учебную программу государственных школ, и учащимся приходилось заучивать наизусть частично или полностью, чтобы сдать экзамены.Это стихотворение до сих пор необходимо читать в китайских школах.

Ли По пишет стихи

Попечители Британского музея (Авторское право)

Более старые работы философов, таких как Конфуций, Мо Ти, Мэнсиус, Лао-Цзы, Дэн Ши и других из Сотни школ мысли, также были широко доступны со времен династии Тан. Наиболее важными из этих философских сочинений с точки зрения китайской культуры являются тексты, известные как «Пять классических произведений» и «Четыре книги» ( «И-Цзин», «Классики поэзии», «Классики обрядов», «Классики истории», Летопись весны и осени, Аналекты Конфуция, Труды Менция, Доктрина среднего, и Великая книга познания) .Хотя эти произведения не являются «литературой» в художественном смысле, они занимали центральное место в китайском образовании и остаются столь же важными в Китае сегодня, как и в прошлом.

Эти девять работ обеспечивали культурный стандарт, которому люди должны были соответствовать, если они хотели работать на правительство, гарантировали, что кандидат грамотен и квалифицирован как представитель элиты. Однако с эстетической точки зрения они считались личными обогащающими и читались для самосовершенствования и простого удовольствия.Философы и поэты Китая создали множество важных художественных произведений, которыми восхищаются и сегодня, и которые способствовали и дополняли произведения литературной прозы, которые также были созданы.

Величайшим мастером прозы Тан был Хань Юй (l. 768–824 гг. Н. Э.), Которого считали «Шекспиром Китая», чей стиль оказал влияние на каждого писателя, пришедшего после него. Хань Юй известен как эссеист, отстаивающий конфуцианские ценности, а также как писатель-философ. Шен Куо (л.1031-1095 н.э.) был эрудитом династии Сун (960-1234 н.э.), чьи труды на научные темы были чрезвычайно влиятельными. Между XIV и XVIII веками н.э. литературная фантастика достигла своего апогея благодаря четырем великим классическим романам Китая: Романс Трех Королевств Ло Гуаньчжуна (l. 1280-1360 CE), Water Margin Ши Найань ( л. 1296–1372 гг. н. э.), «Путешествие на Запад» У Чэнъэня (л. 1500–1582 гг. н. э.) и «Сон о красных особняках» Цао Сюэцинь (1715–1764 гг.).Из этих четырех «Мечта о красных особняках» считается величайшим литературным шедевром китайской письменности из-за своего стиля, темы и масштаба. Он был опубликован в 1791 году н.э. и с тех пор остается бестселлером в Китае.

Наследие

Эти произведения читали по всему Китаю, и те, кто не умел читать сами, их слышали. Китайская письменность была принята Японией, Кореей, Вьетнамом, стала основой для киданьской письменности (Монголия), чжурчжэньской письменности (маньчжурской) и сценария Йи коренных жителей провинции Юньнань, который отличается от традиционного китайского сценария.Китайские литературные произведения, наряду с «Пяти классическими произведениями» и «Пяти книгами», стали основой для развития всех этих письменностей, и поэтому китайская мысль значительно повлияла на эти культуры. Такие книги, как Dream of Red Mansions или Romance of the Three Kingdoms стали такими же популярными в других культурах, как и в Китае, и оказали влияние на темы литературных произведений этих культур.

Ученый Гарольд М. Таннер пишет, как через китайскую литературу, особенно поэзию, мы приглашаемся в мир писателя и непосредственно переживаем жизнь, поскольку «мы читаем их описания дома и семьи, пейзажей, дворцов и войны, и как они говорить от имени бедных и угнетенных (187) «.Древние китайские литературные произведения сегодня столь же трогательны и впечатляют, как и когда они были написаны, потому что, как и любая великая литература, они рассказывают нам то, что нам нужно знать о нас самих и о мире, в котором мы живем. Великие китайские мастера писали о них своими работами. их личный жизненный опыт и тем самым выражали весь человеческий опыт.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Литература способна изменить мир.Вот как.

Мы находимся на решающем этапе в истории работы. Рабочие места становятся все более виртуальными. Растут разочарование, изоляция и одиночество. Технологии — наши устройства и социальные каналы — часто заменяют личное общение с людьми. Как нам сохранить то, что делает нас уникальными людьми?

Давайте начнем с одной из самых старых известных нам форм человеческого самовыражения: истории.

Литература — это мощная технология повествования, объединяющая нас в пространстве и времени.Литература ведет хронику и сохраняет постоянно развивающуюся человеческую историю. Он предлагает нам задуматься о своей жизни и, в дискуссиях с другими, добавить свой голос к исследованию вневременных человеческих тем. Литература заставляет задуматься.

Но мы подрываем влияние литературы, удерживая ее в стенах классной комнаты и раздавая ее сокровища избранным.

Чтобы полностью раскрыть силу литературы, нам нужно по-новому донести ее до новых людей в новых местах.

Сообщество создателей перемен

Недавно мне выпала честь присоединиться к группе единомышленников на 75-м юбилейном форуме Фонда Тигла под названием «Образование для свободы — для всех». Во второй половине дня, посвященной возможностям получения образования для недостаточно представленных учащихся, на Форуме были представлены программы Books @ Work наряду с курсом Клементе по гуманитарным наукам (знакомство с гуманитарными науками для работающих бедных), Программой свободы и гражданства Колумбийского университета (знакомит городских старшеклассников с писателями-историками и философов) и ветеран ВМС США, открытие великой литературы которого «спасло его душу.”

Автор на Форуме 75-летия Фонда Тигла

Общий знаменатель?

Обсуждение литературы с новыми читателями в нетрадиционных местах. Наше единое послание прекрасно сформулировал Рузвельт Монтас из Колумбийского университета: «Это оказывает преобразующее влияние на то, как [читатели] видят себя и как они понимают свои способности».

Литература в действии

Мы становимся свидетелями этого преобразующего воздействия каждый день, когда приносим литературу на работу:

Но чтобы сделать это возможным, мы обращаем особое внимание на то, как мы взаимодействуем с литературой.

Другой путь

В Books @ Work мы не обучаем. Мы изучаем условия жизни человека, используя литературу как руководство и трамплин. Благодаря разнообразному жизненному опыту, эмоциям и личным взглядам мы взаимодействуем с историей и друг с другом. История становится платформой для совместных размышлений — о наших отношениях, на рабочем месте, в мире.

Великий астроном Галилей якобы сказал: «Человека ничему нельзя научить; вы можете только помочь ему найти это внутри себя.”

Литература — идеальная карта для проведения этого поиска. Подробно описывая человеческий путь, литература предлагает персонажей с недостатками в сложных ситуациях. Он переносит нас в места, в которых мы никогда не были, и заставляет исследовать те места, которые мы хорошо знаем. Он моделирует человечество в худшем виде — и — в лучшем виде.

Прежде всего, литература, которой делились в обсуждениях с другими, затрагивает мудрость жизненного опыта, выравнивает игровое поле и напоминает нам, что мы — каждый из нас — имеем важный голос в человеческом разговоре.

Изображение: Карен Арнольд, Pixabay.

Антология в 30 томах

904 Эта антология на 20 000 страниц, посвященная основным авторам и литературным жанрам, является памятником лучшей критической и редакционной экспертизы начала двадцатого века.В сочетании с тремя справочными томами он образует полную вселенную мирового литературного исследования.
Библиотека лучшей мировой литературы
В тридцати томах
Основано Чарльзом Дадли Уорнером
СОДЕРЖАНИЕ
Библиографическая запись Предисловие к первому изданию

NEW YORK: WARNER 1917 LIBRARY Co.,
НЬЮ-ЙОРК: BARTLEBY.COM, 2015
Нансен 9049 Nansen Test
Указатели
Используйте быстрый указатель авторов, чтобы перейти к избранному, совершите более медитативную прогулку по тысячам изображений в портретной галерее, просматривайте указатель к стихам или просматривайте алфавитный список из примерно 8000 записей в общий индекс.
Составление по алфавиту по авторам
В основном оглавлении перечислены 1032 биографических и критических введения некоторых из лучших авторов того времени, а также 2422 стиха и 2362 отрывка из прозы.
Abelard to Barrès
J. M. Barrie to Lord Byron
Caballero to Demosthenes Demosthenes Demosthenes Фуллер
Габорио до Святой Грааль
Гомер до Ливи
Локт до
CG Rossetti to Synge
Tacitus to Zorrilla y Moral
Книга 904 с большим корпусом стихов о Великой войне — дополните 2422 избранных стиха в основной части Библиотеки.
The Reader’s Digest of Books
Этот уникальный справочник, содержащий более 2000 резюме работ примерно 1200 авторов, отсортированных по названию, автору и дате, является лучшим поисковиком книг на раннем этапе. двадцатый век.
Читательский словарь авторов
Более 6800 кратких биографий мировых авторов, с особым вниманием к 1000 основных авторов в Библиотеке, были тщательно обновлены с указанием точных лет рождения и смерть — и имеют легкое для чтения произношение, особенно неанглийских имен.
Студенческий курс литературы
Списки для чтения, руководства по жанрам и лекции — с хронологическими таблицами и библиографиями — содержат около 4300 гиперссылок на основную часть библиотеки, что делает ее полностью интегрированной путеводитель по этой массивной антологии.

Как Первая мировая война изменила литературу

Первая мировая война, война, которая должна была закончиться «к Рождеству», затянулась на четыре года с мрачной жестокостью, вызванной началом окопных войн и новейшего оружия, включая химическое оружие.Ужасы этого конфликта меняли мир на десятилетия, и писатели отразили это изменение мировоззрения в своих работах.

Как позже напишет Вирджиния Вульф: «Затем внезапно, как пропасть на гладкой дороге, началась война».

Ранние произведения прославили войну

Среди первых, кто задокументировал «пропасть» войны, были сами солдаты. Сначала идеализм сохранялся, поскольку лидеры прославляли молодых солдат, идущих на благо страны.

Английский поэт Руперт Брук, поступив на службу в Королевский флот Великобритании, написал серию патриотических сонетов, в том числе «Солдат», который гласил:

Если я умру, думайте обо мне только об этом:
Что есть какой-то уголок иностранное поле
Это навсегда Англия.

Брук, после того как его развернули во время вторжения союзников в Галлиполи, умрет от заражения крови в 1915 году.

Руперт Брук. (Кредит: Всеобщий исторический архив / Getty Images)

В том же году канадский врач подполковник Джон МакКрэй, увидев, как красные маки росли на полях, разрушенных бомбами и усеянных телами, написал: «На полях Фландрии. ” Стихотворение, увековечивающее память о смерти его друга и сослуживца, позже будет использовано вооруженными силами союзников для вербовки солдат и сбора денег на продажу военных облигаций:

На полях Фландрии веют маки
Между крестами, ряд за рядом,
Это отметка нашего места и в небе,
Жаворонки, все еще храбро поющие, летают,
Едва слышно среди пушек внизу.

Поэт Джон МакКрэй. (Источник: Culture Club / Getty Images)

Литературный тон изменился после изнурительного боя Первой мировой войны

В то время как работы Брука и МакКрея придали патриотический оттенок жертвам войны в начале конфликта, с течением времени безжалостные ужасы войны становились все темнее. размышления. Некоторые, например английский поэт Уилфред Оуэн, считали своим долгом отразить мрачную реальность войны в своих произведениях.

Как написал бы Оуэн: «Все, что может сделать поэт сегодня, — это предупредить.Вот почему настоящий поэт должен быть правдивым ». В «Гимне обреченной молодежи» Оуэн описывает солдат, которые «умирают как скот», и «чудовищный гнев оружия».

Армейский товарищ Оуэна, Зигфрид Сассун, в своем стихотворении «Контр-атака» 1918 года пишет о трупах «лицом вниз, в всасывающей грязи, валяющихся, как утоптанные мешки с песком».

Уилфред Оуэн, около 1916 г. (Источник: Fotosearch / Getty Images)

Немецкий писатель Эрих Мария Ремарк, находившийся на противоположной стороне огневого рубежа, также испытал суровую повседневную жизнь солдата.Позже, в 1929 году, он опубликовал убедительный отчет в своем романе « Все тихо на западном фронте ».

Среди других выдающихся произведений, отражающих ужасающие реалии войны, был четырехчастный фолиант Parade’s End английского писателя Форда Мэдокса Форда и Доктор Живаго советского русского писателя Бориса Пастернака с Восточного фронта. в котором главный герой описывает гротескные травмы, нанесенные на полях сражений.

Эрнест Хемингуэй Ручки «Прощай, оружие»

Американский писатель Эрнест Хемингуэй, один из самых известных произведений времен «Великой войны», предлагает захватывающую историю любви между солдатом и медсестрой на хаотическом, суровом фоне. Первой мировой войны.

Прощай, оружие — одно из самых автобиографических произведений писателя: сам Хемингуэй во время войны работал водителем скорой помощи, был тяжело ранен на австро-итальянском фронте и был отправлен в госпиталь в Милане, где влюбился. с медсестрой.

Автор Эрнест Хемингуэй в Италии, апрель 1919 года, после тяжелого ранения во время Первой мировой войны (Источник: Библиотека Конгресса / Popperfoto / Getty Images)

Вирджиния Вульф пишет о влиянии войны на общество

Литературный ответ миру Первая война должна была показать не только ее ужасы на фронте, но и отражение войны в обществе.

Вирджиния Вульф, близкая подруга павшего поэта Руперта Брука, вплетала в свои произведения глубокие упоминания о последствиях войны.

В сеттинге ее знаменитого романа Миссис Дэллоуэй война закончилась, но все остаются глубоко затронутыми ею, включая одного из главных героев романа, ветерана с тяжелым контузом (теперь известного как посттравматическое стрессовое расстройство или посттравматическое стрессовое расстройство). -травматическое стрессовое расстройство).

Вирджиния Вульф. (Источник: Culture Club / Getty Images)

Модернизм проявляется в работах Джозефа Конрада, Джеймса Джойса, Т.С. Элиот

Разочарование, вызванное войной, способствовало появлению модернизма — жанра, который порвал с традиционными способами письма, отказался от романтических взглядов на природу и сосредоточился на внутреннем мире персонажей.

Романы Вульфа отразили этот новый тон, равно как и произведения Джозефа Конрада ( Heart of Darkness ) и Джеймса Джойса ( Ulysses ). Т.С. «Пустошь» Элиота, которая считается одним из самых значительных стихотворений 20-го века, представляет собой захватывающее видение послевоенного общества с открытыми строками:

Апрель — самый жестокий месяц, вырастивший из мертвых
сирени. земля, смешивая
Память и желание, перемешивая
Тусклые корни с весенним дождем.

Антиутопический роман Олдоса Хаксли Дивный новый мир ставит под сомнение некогда принятые социальные и моральные представления, представляя кошмарное видение будущего.

Первая мировая война опустошила континенты, в результате чего погибло около 10 миллионов солдат и 7 миллионов мирных жителей. Но писатели ответили глубокой и новаторской работой, пока они и весь остальной мир боролись с потрясениями войны.

Как писал Ремарк в книге All Quiet on the Western Front : «Все эти вещи, которые сейчас, пока мы все еще на войне, тонут в нас, как камень, после войны снова проснутся, и тогда начнется распутывание жизни и смерти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *