Трансгендерность причины: люди будущего или ошибка природы? – Даниил Данин – Блог – Сноб

Содержание

люди будущего или ошибка природы? – Даниил Данин – Блог – Сноб

Кто такие трансгендеры? Какова природа нарушений половой идентификации? Является ли трансгендерность заболеванием, и можно ли выявить ее у ребенка в раннем возрасте?

Агендер, бигендер, транссексуал, гендерквир, — все эти понятия имеют отношение к трансгендерности, то есть нарушению у человека половой идентификации

Итак, трансгендеры выходят и выигрывают! Навеки запечатлевшееся в памяти многих «Евровидение-2014» в свое время едва ли оставило равнодушным кого-то из зрителей. Звезда конкурса австриец Томас Нойвирт, более известный почтенной публике как Бородатая Леди Кончита Вурст, заставил миллионы людей всерьез задуматься о том, что мир стоит на пороге глобальнейшей ТРАНСформации. Количество людей, «не таких, как все», кажется, возрастает сегодня в геометрической прогрессии. Так кто же они – трансгендеры, — и не следует ли ожидать, что близки времена, когда сообщение знакомого о смене пола станет вызывать у нас не больше эмоций, чем рядовой визит к стоматологу?

Трансгендеры: кто они?

Трансгендеры — это люди, чей пол не совпадает с их внутренними психологическими ощущениями. Говоря иными словами, мужчина чувствует себя женщиной, или наоборот, и советы врачей, наряду с известными методами терапии, не могут сыграть никакой роли в разрешении такой ситуации. Несовпадение физиологического и психологического обычно проявляется у трансгендеров еще в детстве, однако в большинстве случае бывает не замечено окружающими.

В среде психиатрии трансгендерность, равно как и гомосексуализм, не принято считать болезнью или расстройством. Тем не менее, глубокий внутренний стресс, часто испытываемый такими людьми на протяжении многих лет, способен пагубно отразиться на состоянии их здоровья и на качестве жизни. Операция по коррекции пола, с последующей заменой пациентом своих документов, является для многих трансгендеров оптимальным выходом из гнетущих их обстоятельств.

Трансгендерность и сексуальная ориентация

Вопреки расхожему мнению, спектр сексуальных ориентаций у трансгендеров не ограничен. Мужчины и женщины с трансгендерной идентификацией, в разных случаях, могут быть сексуально ориентированы как на людей противоположного пола, так и на тех, чья половая принадлежность совпадает с их собственной. При этом лишь часть трансгендеров являются бисексуалами.

Какова природа трансгендерности?

Результаты многочисленных специальных исследований проблемы трансгендерности позволили ученым сделать вывод о том, что пол является врожденным качеством, и любые отклонения в этой сфере также заложены в человеке с рождения. К сожалению, профилактика и лечение такой патологии пока находятся вне компетенции медицины.

Так, по мнению президента МОО «Профессиональное объединение врачей сексологов» Е.А.Кульгавчук, трансгендерность представляет собой врожденную патологию, возникающую в период беременности и связанную с нарушением развития у плода участков мозга, отвечающих за его последующую сексуальную идентификацию.

Среди других предполагаемых причин трансгендерности, ученые называют также гормональные нарушения в организме плода в период внутриутробного развития, генетический фактор, а также влияние на психологию развития человека социальной среды в его раннем возрасте.

Можно ли выявить трансгендерность у ребенка?

Современные методики тестирования позволяют определить идентификацию ребенком своей половой роли уже в пятилетнем возрасте. Согласно DSM-IV — американскому руководству по диагностике и статистике психических расстройств, — о возможном нарушении гендерной идентичности можно говорить, если маленький ребенок:

  • часто упоминает о своей принадлежности к противоположному полу;
  • предпочитает стиль одежды, не соответствующий его половой принадлежности;
  • активно стремится принимать участие в играх, характерных для детей противоположного пола;
  • отдает предпочтение в общении исключительно детям другого пола;
  • в фантазиях или в играх с ровесниками мальчик стремится выбирать роли, типичные для девочек; или наоборот

В случае, если имеют место четыре и более из перечисленных симптомов, DSM-IV определяет такое явление как фактор трансгендерности.

Будущее – за трансгендерами?

Отмечающаяся в последние годы «активизация» трансгендеров, на самом деле, вовсе не означает, что представителям человечества с нормальной сексуальной ориентацией уже в недалеком будущем грозит неминуемое «вырождение».

Такая тенденция, прежде всего, связана, с ростом лояльности населения планеты к людям с нарушениями половой идентификации.

Люди, испытывающие несоответствие между свои полом и его внутренним ощущением, существовали во все времена. Упоминания о трансгендерах встречаются еще в древнеегипетских исторических источниках, датируемых 15-м веком до нашей эры.

Сегодня же трансгендерные мужчины и женщины получили долгожданную возможность «выйти из подполья», и даже делают успешные шаги в освоении культурного и общественно-политического пространства. И Кончита Вурст – далеко не самый яркий пример такой успешности. Например, в региональном парламенте Испании уже много лет заседает известная актриса Карла Антонелли, в прошлом мужчина. Главным врачом американского штата Пенсильвания была недавно назначена женщина-трансгендер, а нынешняя менеджер по персоналу в администрации Президента США несколько лет назад исправила «ошибку природы», сменив свой пол с мужского на женский.

Нравится нам тенденция нового времени или нет, — как бы там ни было, трансгендеры сегодня никого уже не шокируют, и смириться с их все более заявляющим о себе присутствием в мире приходится даже самым убежденным и отъявленным консерваторам. Наука и медицина не стоят на месте, и, вполне возможно, настанет время, когда явление под названием «трансгендерность» останется для человечества в далеком прошлом. Если, конечно, этому не воспротивятся миллионы тех, кто еще только начинает завоевывать этот противоречивый, но по-современному толерантный и полный поистине удивительных возможностей мир!

Шесть историй трансгендерных людей — Wonderzine

Ещё в 2016 году, когда я была угловатым мальчиком, меня позвали на фотосессию для «Спутника». Мне было любопытно, новая область, и в итоге мне очень понравилось — позы, шмотки примерять. Я решила этим дальше заниматься. Когда уже месяцев восемь терапии прошло, мне сказали, что лицо у меня модельное, рост классный, фигура тоже, в принципе, пойдёт, какие-нибудь российские марки типа «Волчка» я точно могу рекламировать. Меня пофоткал один фотограф, известный в узких кругах, мне башку сорвало, и я понеслась по фотосессиям. Сейчас отправила портфолио в два агентства, сказали, что не подходит, но у меня есть друг, который должен помочь с букингом.

Не знаю, смогу ли я по подиуму ходить, ноги-то у меня кривые. А фотосессии мне нравятся.

Думаю вставить себе грудь, если всё получится, уже этой зимой. А про операцию на низ — это такая щепетильная тема, потому что, с одной стороны, очень хочется, а с другой — делают отстойно, последствия могут быть плохие, но вроде надо. В общем, я в раздумьях, тем более что операция стоит примерно миллион, а его надо где-то ещё найти. Врач мне посоветовал подождать лет до двадцати пяти, пока у меня мозги на место встанут, чтобы я могла точно решить. Раньше мне хотелось свалить в США, как и всем, но сейчас я понимаю, что мне вполне комфортно в Москве. Хотя лучше, наверное, переехать в Питер, там люди другие, вообще вся обстановка такая аутентичная, всё серое, низкие дома, это прямо моё.

Хотя я общаюсь с другими трансгендерными людьми в конференциях, чатах «ВКонтакте» и в Telegram, в жизни я с ними не встречаюсь, потому что не хочу себя всегда ассоциировать с трансгендерными людьми. В жизни я хочу быть просто женщиной. Есть ощущение, что большинство людей в сообществе немного двинуты на теме ЛГБТ, всё время пытаются найти, где нас ущемляют, докопаться до кого-то.

Есть трансгендерные парни, которые вдохновляются Tumblr, они ярко красятся, надевают юбочки, ушки, такие няняня. Я этого не понимаю: ну хочешь ты, чтобы тебя воспринимали как мужчину, одевайся как мужчина, у нас не такое осознанное общество, чтобы тебя просто так называли мужским местоимением, надо хотя бы минимально соответствовать. Зачем так делать, а потом кричать, что тебя угнетают? Это всё берётся с англоязычного Tumblr, там такой конфетный мир, никакой дискриминации, любовь, дружба, жвачка, все важны, все крутые.

Терминология трансгендерности: непатологизирующий небинарный подход

Стаття публікується мовою оригіналу 

Существующая терминология по трансгендерности несёт в себе патологизирующий и бинарный дискурс. Активисткам и активистам, стоящим на позициях депатологизации и разрушающим гендерные бинарности, необходима новая терминология, свободная от дополнительных смыслов, которые противоречат продвигаемой нами идеологии.

В статье предложена терминология, с помощью которой можно обойти эту проблему. Ниже понятие “пол” раскладывается на ряд компонент, вводится понятие “гендерно-половое пространство”, построенное на компонентах пола / гендера, а трансгендерность рассматривается как изменение координат в гендерно-половом пространстве. Разъяснены причины нежелательности употребления ряда медикализированных терминов.

Компоненты пола / гендера

Биологический “пол”

Существует множество биологических признаков, которые обозначают как “половые”. На каком основании одни признаки названы “половыми” в отличие от всех остальных? Такое бинарное разделение на “половые” vs. “неполовые” биологические признаки возможно только в бинарном дискурсе в контексте зачатия, оплодотворения, беременности… Если мы будем воспринимать мир таким какой он есть, избавившись от навязанной культурой бинарной призмы, и примем, что даже на уровне биологии существует большое разнообразие, чем “биологические женщины” и “биологические мужчины”, а фактически каждая человек имеет свой собственный биологический пол, тогда само понятие “пол” станет иллюзорным и потеряет смысл.

Когда начинаешь последовательно деконструировать представления, которые большинство людей не подвергает сомнению, есть опасность остаться без точки опоры, на основе которой можно вести дальнейшие объяснения. Поэтому хотя в пропагандируемой мной системе пола не существует, чтобы соединить её с существующими представлениями, я вынуждена употреблять известные термины, и далее я буду писать “пол”, однако стоит помнить, что это слово здесь – лишь временная подпорка, используемая для объяснения, на самом же деле никакого пола, как и его компонент, не существует.

Выделяют различные компоненты пола. Выделяют их по-разному. Я не буду вдаваться в вопрос о том, какое разделение более правильное. Сам факт того, что их можно выделить по-разному, показывает умозрительность этой конструкции. В моём представлении, такое разделение – лишь педагогический манёвр, полезный для того, чтобы показать, что “пол” является немонолитной и небинарной конструкцией. Для целей этой статьи мне кажется важным выделить следующие “компоненты” “пола”:

– Хромосомный “пол”. В данном случае под “полом” у человека подразумевается набор из хромосом X и Y. Помимо общеизвестных наборов XX и XY, в циснормативной терминологии называемым “женскими” и “мужскими”, есть множество вариантов с сочетанием трёх, четырёх и т.д. хромосом в одном наборе. Не будучи в состоянии приписать эти случаи к бинарной модели женского/мужского, квирфобное общество именует их синдромами и патологиями (Клайнфельтера…).

– Генетический “пол”. Определяется по присутствию (в этом случае, такой “пол” именуется “мужским”) или отсутствию (“женский”) гена SRY. В большинстве случаев, ген SRY находится на Y-хромосоме, но иногда и на X-хромосоме. Т.е. существуют люди, организмы которых общество определяет как “мужские”, но при этом у них есть XX-хромосомы, и люди, с “женскими” организмами и с XY-хросомами. В рамках циснормативного мышления эти состояния также именуются синдромами – в первом случае, де Ля Шапеля, во втором, Суайра.

– Гонадный “пол”. Гонады – это железы, вырабатывающие “половые” гормоны, – яичники и семенники. При внутриутробном развитии они формируются из “бесполых” прогонад, которые под действием фактора TDF (testis-determination factor) превращаются в семенники, а при его отсутствии в яичники. Фактор TDF кодируется геном SRY (см. генетический “пол”). На этом уровне также есть различные варианты, в том числе, наличие гонад разных типов, либо отдельных, либо объединённых в одну железу.

– Гормональный “пол”. После формирования гонад они начинают вырабатывать гормоны, которые в циснормативной терминологии называют “женскими” или “мужскими”. Здесь нет возможности пытаться провести какую-то чёткую границу, потому что количество вырабатываемых гормонов отличается плавно в широких пределах, в том числе у одной человека в различные периоды жизни.

– Морфологический “пол”. Сюда относятся самые разнообразные внешние признаки тела. Это строение гениталий, размер груди, рост волос и т.д. и т.п. Каждый из этих признаков может быть выделен в отдельную компоненту “пола”.

На каждом вышеобозначенном уровне, кроме генетического, есть более двух вариантов, что подрывает теорию о бинарности и наличии чёткого разделения на “женщин” и “мужчин” на уровне биологии. Чтобы поддержать эту теорию, всё, что в неё не вписывается, объявляется патологией.

Гендер

Распространённое определение гендера фактически определяет гендерную роль, т.е. набор ожидаемых образцов поведения. Однако такое узкое определение не подходит, когда мы начинаем говорить о трансгендерности. Гендер включает в себя все социально-определяемые аспекты “пола”, например, паспортный пол или гендер воспитания. Также от социальных факторов зависит пол / гендер восприятия и даже морфологический и гормональный пол (см. ниже). Попытка найти всеобъемлющее определение для гендера приводит к пониманию того, что гендер не является одной из компонент пола, а характеристикой степени социальной сконструированности для других компонент.

Гендерная идентичность

Гендерная идентичность это ощущение принадлежности себя к социальной группе “женщины”, “мужчины” или какой-то иной, идентифицирование себя с этой группой. Гендерная идентичность конструируется социально относительно принятой в обществе гендерной схемы, которая в свою очередь социально-конструируема. В бинарной гендерной системе могут существовать четыре идентичности: женская, мужская, бигендерная (женская и мужская поочерёдно), агендерная (ни женская, ни мужская). В гендерно-небинарном обществе может существовать больше гендерных идентичностей. Люди, отрицающие гендерные бинарности, часто идентифицируют себя как гендерквиры. После разрушения гендера гендерная идентичность, теоретически, должна исчезнуть, т.к. не будет гендерных групп, с которыми можно будет себя идентифицировать.

В том же смысле, что и гендерную идентичность, иногда употребляют термин “психический пол”, иначе “пол мозга”. Эта терминология поддерживается сторонни(ц/к)ами биологических теорий трансгендерности, которые утверждают, что ощущение себя “женщиной” или “мужчиной” задаётся при внутриутробном развитии. Активисткам и активистам, выступающим против биологических теорий, лучше воздержаться от этой терминологии и использовать слова “гендерная идентичность”.

Пол vs. гендер, или биология vs. социальная конструкция

Для достижения своих политических целей феминизм противопоставляет биологический “пол” и гендер. Целью, в её примитивном понимании, является показать, что “биологические женщины” могут занимать то же социальное положение (гендерная роль), что и “биологические мужчины”.

Несмотря на целесообразность использования бинарности между полом и гендером (фактически гендерной ролью) в некоторых контекстах, путём выделения компонент пола можно осознать искусственность этого разделения. Одним из наглядных примеров является выделение пола / гендера восприятия. Это пол / гендер, который нам приписывают другие люди на основании своих представлений (заданных культурой) о том, как должны выглядеть “женщины” и “мужчины”. На своём опыте я убедилась, что на то, как меня воспринимают окружающие, влияют как биологические факторы (уровень гормонов, наличие волос на лице), так и социальные (одежда, поведение). Таким образом, пол / гендер восприятия нельзя однозначно отнести ни к биологическому полу, ни к гендеру.

Другими примерами совместного действия биологических и социальных являются гормональный и морфологический пол. Изменение гормонального пола можно произвести при приёме гормональных препаратов, доступ к которым определяется социальными факторами (получение рецепта, стоимость препаратов). То же наблюдается в случае морфологического пола, который можно изменить путём хирургических операций. Возможность и/или необходимость пройти эти операции определяется через законодательные акты и приказы, наличие квалифицированных хирургов и финансовую доступность. В случае интерсексуальных детей, операции над ними производятся по причине бинарных представлений о том, какими должны быть “биологические женщины” или “биологические мужчины”.

Аналогично, акушерский “пол” (и следующий из него паспортный “пол”) определяется не только биологическими признаками ребёнка, но и тем, какие признаки медицинский персонал посчитает подходящими для “женщины”, и какие для “мужчины”.

Где чёткая граница между гендером и биологическим полом? Где возможность противопоставить биологию и социальную конструкцию? Не все компоненты пола / гендера можно однозначно отнести к одной из этих категорий. Правильнее считать, что на некоторые компоненты большее влияние оказывают биологические факторы, а на другие социальные.

Гендерно-половое пространство

Определение. Гендерно-половое пространство это N-мерное пространство, построенное на компонентах пола / гендера, где N – число компонент.

Так как компоненты пола / гендера можно выбирать по-разному, то число N будет разным в зависимости от целей. Вопрос о взаимной зависимости компонент будет рассмотрен в отдельной статье.

Женщины и мужчины

После разложения понятия “пол” на отдельные компоненты становится понятно, что нет одного единственного признака, по которому людей можно классифицировать как “женщин” и “мужчин”. Таким образом, понятия “женщина” и “мужчина” деконструируются. Что же остаётся? Эти понятия остаются лишь как самоназвания, или гендерные идентичности. Таким образом, женщиной следует называть человека, которая считает себя женщиной, а мужчиной – человека, который считает себя мужчиной.

Здесь же необходимо упомянуть о “генетических / биологических женщинах и мужчинах” (часто сокращаются до ГГ и ГМ – genetic girl и genetic male). Странно, что “генетическими” называют себя те, кто не делали анализ ДНК. В случае с “биологическими” людьми непонятно, о какой компоненте пола идёт речь. Однако главная проблема этой фразы состоит в её циснормативности, с которой она подразумевает, что люди с определёнными хромосомами и гениталиями будут обладать идентичностями женщины или мужчины. Поэтому предлагается отказаться от использования этой терминологии и говорить о “людях с XX-хромосомами” или “людях с вагиной” вместо того, чтобы говорить “биологическая женщина”.

Трансгендерность

Определение. Трансгендерные люди – это люди, которые изменяют свои координаты (совершают переход) в гендерно-половом пространстве.

Вариант определения со словами “изменяют свои координаты” является более формальным, в то время как “переход” является сленговым термином. Слово “переход” здесь имеет более широкое значение, чем то, какое ему часто приписывают в транс* сообществе, подразумевая изменение гормонального и/или морфологического пола. Следует иметь ввиду, что некоторые компоненты пола при современном развитии медицины невозможно изменить (генетический, хромосомный, гонадный). Человеку, изменяющей/ему свои координаты в гендерно-половом пространстве, можно приписать вектор перехода, направленный из точки гендерно-полового пространства до перехода в точку после перехода.

Это определение позволяет уйти от патологизирующих слов про “несоответствие” (биологического пола и гендера или гендерной идентичности), “несовпадение” и подобных, которые встречаются в классических определениях.

Бесконечно малый переход, или ты тоже трансгендер/ка

По каким координатам (компонентам пола / гендера) должен происходить переход и какой длины должен быть вектор перехода, чтобы человек могла называться трансгендеркой/ом?

На эти вопросы нельзя ответить однозначно. Даже если человек совершает бесконечно малый переход, он/а/о уже может считаться трансгендеркой/ом. Таким образом, трансгендерность и цисгендерность не являются оппозиционными взаимоисключающими категориями, но между ними существует плавный переход.

Гендерквиры, агендеры, гендерно-неконформные женщины и мужчины тоже попадают в категорию трансгендерности на том основании, что они изменили свои гендерную идентичность или гендер по отношению к тем, как их воспитывали. Наконец, цисгендеры – это тоже трансгендеры, потому что в процессе воспитания приобрели гендерную роль, отличную от гендерно-нейтральной, которой обладали при рождении. Даже если бы они ничего не меняли, они бы обладали нулевым вектором перехода, что делало бы цисгендерность частным случаем трансгендерности.

Транссексуальность vs трансгендерность

Термин “транссексуализм” был введён М. Хиршфельдом в 1923 и популяризирован Г. Бенджамином, в книге которого “Феномен транссексуальности” (1966) было проведено бинарное разделение на транссексуальных людей и трансвеститов по причине того, что первые нуждались в медицинской помощи. Таким образом, термин “транссексуальность” имеет медицинские корни. В настоящее время МКБ-10 содержит диагноз “транссексуализм”, который определяется как “желание жить и восприниматься как представитель/ница противоположного пола”, что добавляет этой терминологии ещё и гендерную бинарность – что неудивительно, т.к. патологизация трансгендерности и гендерная бинарность вытекают друг из друга и взаимно себя поддерживают.

Термин “трансгендерность” используется либо как собирательный, либо как противоположность “транссексуальности”. Употребление его в последнем смысле создаёт медикализирующую бинарность “трансгендерность vs транссексуальность”, которая часто приводит к выстраиванию иерархии по признаку, является ли человек “настоящей транссексуалкой” или всего лишь трансгендером. Отчасти эта бинарность связана с бинарным разделением на биологический пол и гендер, в связи с чем люди, желающие изменений гендера или пола, называются трансгендер(к)ами или транссексуал(к)ами. Как показано ранее, границы между биологическим полом и гендером не существует, также не существует её и между трансгендерностью и транссексуальностью. Для отхода от этой бинарности предлагается отказаться от термина “транссексуальность” и использовать “трансгендерность” только как собирательный термин.

МтФ, ФтМ, “трансженщина” и другие некорректные термины

Термины МтФ и ФтМ в переводе на русский означают “из мужчины в женщину” и “из женщины в мужчину”. Главная проблема состоит в их употреблении в качестве существительных. Называя кого-то “МтФ”, подразумевают, что эта человек является не женщиной, а чем-то средним, переходящим “из мужчины в женщину”. Правильным же является называть людей в соответствии с их гендерной идентичностью, т.е. если некто считает себя женщиной, её необходимо называть женщиной, а не чем-то иным. В случаях, когда необходимо пояснить, что человек совершил/а/о трансгендерный переход, к названию гендерной идентичности можно прибавить слово “трансгендерная/ое/ый”, или сокращённо “транс*”. Таким образом, слова “транссексуалка”, “МтФ” рекомендуется заменить на словосочетание “транс* женщина”; аналогично, слова “транссексуал” и “ФтМ” рекомендуется заменить на “транс* мужчина”. Прилагательное “транс*” является в этих случаях дополняющим определением к существительным “женщина” и “мужчина”. Поэтому нежелательно слитное написание “трансженщина”, т.к. в таком случае подразумевается, что человек является не женщиной, а “трансженщиной”, т.е. чем-то отличным от “женщины”. Категорически недопустимо использование отдельностоящего слова “транс*” в качестве существительного.

Изменение или коррекция пола

Часто можно встретить высказывания о том, что трансгендерные/транссексуальные люди “нуждаются в изменении/коррекции пола”. В этом словосочетании каждое слово спорно. Во-первых, непонятно, о каком “поле” или его компоненте идёт речь. Что касается “изменения”/”коррекции”, то последний термин позиционируется как политкорректный, т.к. считается, что он указывает на то, что желание совершить переход для трансгендерных людей является не прихотью, а независящей от них необходимостью. Тем самым, слово “коррекция” поддерживает циснормативный дискурс и патологизирующую модель, подразумевая, что трансгендерность является неправильным состоянием, которое необходимо “откорректировать”, привести к “правильному” состоянию, т.е. цисгендерности. По этой причине, активисткам и активистам, выступающим за депатологизацию гендерной вариативности и деконструкцию циснормативности, следует воздерживаться от употребления этого слова. В этом плане, слово “изменение” является более подходящим, т.к. не содержит дополнительных смыслов.

Пре-, пост-, нон-

Тела трансгендерных людей выступают как поле битвы между различными политическими взглядами, поэтому неудивительно, что люди считают само собой разумеющимся упоминание строения наших гениталий, а себя вправе требовать от нас объяснения, что мы сделали с ними. В неявном виде это отразилось на терминологии, которая используется для классификации трансгендерных людей на прошедших хирургическую операцию (пост-оп), не прошедших (пре-оп) и не собирающихся проходить (нон-оп). Такая классификация помимо прочего указывает на то, какую важную роль общество уделяет гениталиям людей, и в особенности трансгендерных людей. Терминология, основанная на классфикации гениталий, не должна употребляться.

Другие недопустимые термины

Недопустимо называть трансгендерных людей иначе, чем они сами себя именуют. Также недопустимы термины, пришедшие из порно-индустрии: шимейл, трэнни, лэдибой и проч.

Неявная циснормативность

Нередко можно встретить фразы, акторки/ы которых пытаются подчеркнуть транс* инклюзивность, и для этого пишут, например, “мероприятие для женщин и трансгендерных людей”. В других местах при указании гендера предлагается выбрать из опций “женщина”, “мужчина” и “трансгендер”, либо “женщина” и “транс* женщина”. Таким образом, получается, что женщины/мужчины не могут быть трансгендер(к)ами, а трансгендерки/ы женщинами/мужчинами, и трансгендерные люди вынуждены выбирать между своей идентичностью как трансгендерок/в и как женщин/мужчин. Решением является использовать прилагательное “цисгендерные” для тех женщин/мужчин, которые не являются трансгендерными.

Яна Ситникова
Источник: Транс* Коалиция

История женщины, которая 10 лет была трансгендерным парнем, но совершила обратный переход

Трансгендерный переход не всегда приводит к гармонии с самим собой. Процесс возвращения к прежнему гендеру называется детранзишеном (с английского detransition), или обратным переходом. «Афиша Daily» поговорила с 30-летней Кирой, которая десять лет прожила как трансгендерный мужчина, сделала две операции, но решила вернуться в женский гендер.

В 2015 году Национальный центр трансгендерного равенства США провел опрос 28 тыс. транслюдей, 8% из которых сообщили, что совершили детранзишен, но в качестве основной причины они называли давление родителей. И лишь 0,4% респондентов объяснили свое решение тем, что трансгендерный переход был не для них. В 2018 году хирурги Всемирной профессиональной ассоциации по здоровью трансгендерных людей подсчитали, что 0,3% прооперированных трансперсон впоследствии нуждаются в обратных операциях. В России такой статистики не существует.

«Говорила, что я не девочка, а кот»

Я родилась в 1990 году в Новосибирске. Кризис, не было ни денег, ни еды, папа и мама очень много работали и мало уделяли мне времени. Родители у меня хорошие, понимающие, толерантные, добрые, умные, они дают свободу выбора и уважают личное пространство, но у меня всегда было ощущение, что они не очень мной интересуются.

В пять лет я протестовала против розового, била мальчиков. У нас с подружками была игра: «я-девочка», которая куда‑то уходила, а на ее место приходил «я-мальчик». Я общалась от его имени, и мне это жутко нравилось. Во всех играх с разделением ролей я выбирала мужские или роли каких‑нибудь зверюшек. Не говорила, что мальчик, но говорила, что не девочка, а кот. И тогда же возникали мысли, что я не совсем понимаю, что значит быть девочкой, как себя вести, разговаривать, одеваться. Сверстники с пятого класса начали сильно травить — я была слишком маскулинной, неопрятной и не вписывалась в их общество. В десять лет впервые увидела статью про смену пола и решила, что вырасту, стану очень богатой и обязательно это сделаю. Когда в одиннадцать лет попала в интернет, то начала там общаться от мужского имени, выдавала себя за 20-летнего парня и флиртовала с девушками. На тот момент даже не понимала, почему я это делаю.

Первые отношения у меня были с девушкой в пятнадцать лет: я «играла роль» парня, а она во всех ссорах сравнивала с мужчинами не в мою пользу — особенно это касалось моей женственной внешности и низкого роста, угрожала бросить и найти «нормального мужика». Мы были вместе два года — и это усугубляло кашу, которая творилась в моей голове. С друзьями общение складывалось сложно: пыталась быть то стервозной, то доброй, словно меняла театральные образы, пытаясь социализироваться. Мои взгляды тогда были довольно сексистскими, и в свое представление о женщине я не укладывалась, хотя и старалась себя запихнуть: носила женские вещи, вела себя соответственно, что загоняло в депрессию и самоненависть. Я была миниатюрной девушкой с широкими бедрами и понимала, что мое тело красивое, но хотелось отдать его кому‑то, а себе взять другое.

В этот же период жизни пыталась покончить с собой, настолько неприятно было видеть в зеркале девушку.

Однажды в интернете кто‑то сказал: «Может, ты транс?» У меня возникали эти мысли, но я читала, что «трансгендеров в мире один на 50 тыс.», и решила, что не могу быть такой «редкой». Мне дали ссылки на статьи про трансгендерных людей и их форум, и меня накрыло: «Да это же про меня». В тот период появилась и физическая дисфория, я начала работать над пассом (способность трансгендерного человека выглядеть соответственно его гендерной идентичности. — Прим. ред.) и строить свой мужской образ, это очень сильно мне помогло в общении. Я поняла, что мои привычки нормальны, потому что они нормальны для мужчин.

Кира работает удаленно — она делает на заказ фигурки, украшения и элементы косплей-костюмов, продавая их за рубеж на Etsy.

«Гормонотерапию пришлось вести по инструкции в интернете»

В шестнадцать лет я рассказала маме, что я не девочка, а мальчик. Мы поговорили по душам, поплакали, она меня успокаивала, сказала, что мы что‑нибудь придумаем. Однако потом эту проблему не поднимали, пока это не сделала я. В следующий раз, уже в восемнадцать лет, я сказала, что собираюсь проходить комиссию [по трансгендерному переходу] и менять документы — тут и начались скандалы. Родители мне кричали: «Ты для нас умерла». И чем сильнее на меня давили и говорили, что я перебешусь, тем больше я хотела доказать, что все серьезно.

О комиссии я узнала на форуме для трансмужчин. Говорила с ее руководительницей — врачом-генетиком и другими специалистами. Психиатр спрашивал, не голоса ли мне советовали сменить пол, и путал трансгендерность с трансвестизмом. Психолог после тестов заключила, что я незрелый человек — недостаточно сложилась как личность, но это ни на что не повлияло. Сексолог написала для комиссии шаблонную историю «идеального перехода» — например, что я дружила с мальчиками, хотя даже не спрашивала об этом. В итоге мне выдали разрешение на трансгендерный переход. В 2009 году я начала гормональную терапию, это был ключевой момент, я словно говорила: «Вы думали, что это пройдет, а теперь я на гормонах, смотрите, я настоящий трансгендерный парень». Гормонотерапию пришлось вести самой по инструкции в интернете, потому что разбирающиеся врачи на тот момент были только в Москве и Петербурге.

В 19 лет я записалась на мастэктомию (удаление груди. — Прим. ред.), и за день до операции папа стал убеждать меня завести ребенка, потому что потом не будет такой возможности. Говорил: «Ты роди, а мы воспитаем». Я была чайлдфри, да и из‑за гендерной дисфории жутко было представить себя беременной. Но мне было жаль, что у родителей тогда не было внуков, и хоть у меня есть старшие брат и сестра, я решила отдуваться за них. Сказала, что подумаю. После мастэктомии выяснилось, что папа просто надеялся, что я отменю операцию, а ребенок им не нужен, никого они воспитывать не собирались. Я до сих пор не могу простить им этот обман, ведь я на тот момент успела себя внутренне сломать — нашла плюсы в рождении ребенка, и вот уже 12 лет меня эта тема не отпускает: я одновременно и хочу, и не хочу детей.

После операции мне до эйфории нравилось видеть у себя плоскую грудь, я часами залипала у зеркала. Я начала процесс смены документов на новое имя Сергей.

Пришлось идти в суд, где судья убеждала, что мне надо заплести косички, надеть сарафанчик, и я буду «красивой девочкой». Требовала привести «свидетелей того, что я мужчина». Согласился пойти только друг, у которого спрашивали: «Сможет ли Сергей наколоть дрова?»

В итоге судья выдала разрешение на смену документов. У меня уже были отличный пасс, хороший голос, плоская грудь. И я потихоньку забывала, что я трансгендерный человек, было очень комфортно и здорово.

«Мне стало тесно в мужском гендере»

В 22 года я сделала вторую операцию — гистерэктомию (удаление женских репродуктивных органов. — Прим. ред.), потому что начались проблемы с яичниками. И уже после нее появились сомнения в том, что я стопроцентный мужчина. После операции дисфория отступила — в начале перехода я была очень мизогинна из‑за дисфории, ненавидела все женское в себе и вокруг, а когда удалили матку и яичники, для меня это означало, что я больше не женщина, никому не надо ничего доказывать.

Я начала определять себя как небинарную трансгендерную персону (не относящую себя ни к мужчинам, ни к женщинам. — Прим. ред.) и обнаружила, что мужчины мне тоже нравятся, хотя ранее это казалось немыслимым. И я сама чувствовала себя мужчиной только на 60–70%. По ощущениям это как тебе долго было больно, тебя травили, ты чувствовал боль и незащищенность, а потом взял и надел мужской гендер как жесткую броню, натянул металлические латы, и стало здорово. А потом ты начинаешь формировать новое общество вокруг себя, больше никто не клюет, а ты все еще в этих латах, они начинают натирать. Мне не хотелось отказываться от стереотипно женского, за что меня иногда осуждали, — в одежде, в излишней мягкости характера, в интересе к воспитанию детей, к мейкапу. В плане сексуальности женская роль тоже ощущается более органичной, чем роль мужчины-гея. Мужской гендер дал мне чувство защищенности, но спустя время в нем стало тесно.

Подробности по теме

«Мы не ошибка природы»: монологи трансгендеров, вынужденных уехать из России

«Мы не ошибка природы»: монологи трансгендеров, вынужденных уехать из России

С моим супругом мы познакомились в 2014 году — он тогда позиционировал себя как женщина, так как пришел к своей трансгендерности довольно поздно. Мы вступили в официальный брак, переехали в Нижний Новгород и купили там квартиру. Внутри семьи у нас не было гендерных ролей и рамок. И я все больше чувствовала потребность в женской социализации, решила ее компенсировать эпатажным косплеем. Это было еще и весело: все знают, что я мальчик, а я делаю женские образы. Мы поехали на косплей-фестиваль, где я увидела красивых девушек, — и меня накрыла мысль, что я могла бы выглядеть так же, но уже не смогу.

На тот момент один мой знакомый трансгендерный парень начал обратный переход, и я впервые поняла, что так тоже можно. Мужу я проплакала полночи после косплей-феста и призналась, что, возможно, чувствую себя девочкой. Я ощутила большое разочарование из‑за упущенных возможностей. Мне казалось, что я ставлю своего супруга в неудобное свое положение — он привык ко мне все-таки как к мужчине, а тут я вдруг говорю, что я женщина. Окончательно решиться на детранзишен мне помог психотерапевт — он выявил у меня пограничное расстройство личности в легкой форме и сказал, что на данном этапе я уже сама могу осознанно выбрать подходящий мне гендер.

Примерно в тот же период супруг сам принял себя как трансгендерного мужчину. И когда я заговорила об обратном переходе, он решил тоже начать трансгендерный переход — оказалось, что он отодвигал его, потому что социально очень неудобно быть гей-парой в России. А тут раз уж я «перехожу», он предложил это делать вместе.

Мы думали о том, могла ли моя трансгендерность повлиять на его решение. Он максимально много узнал на моем примере — что это существует, что люди так живут, это возможно в российских реалиях. Я его подтолкнула, но не к развитию гендерной дисфории, а к решению этой проблемы. Я не пропагандировала становиться трансперсоной, на моем примере это скорее бы действовало в обратную сторону. Здесь муж решил все сам.

«В России проще быть маскулинной женщиной, чем феминным мужчиной»

Мой обратный переход идет намного легче, потому что я начала работать над внешним видом без вмешательств. Избавилась от щетины с помощью пинцета, покрасила волосы в светлый цвет, наносила макияж. Больше месяца назад я начала обратную гормонотерапию под удаленным контролем эндокринолога: так как у меня удалены репродуктивные органы, то свои гормоны не вырабатываются. Также я сейчас еженедельно хожу на электроэпиляцию — избавляюсь от растительности на лице.

Следующим этапом я планирую получить разрешение на смену документов — такое же, как у всех трансгендерных персон, независимо от направления перехода. Мне нужно снова проходить комиссию, но теперь ее можно пройти за один-два дня, раньше всем трансгендерным людям приходилось тратить полтора-два года. Если бы я продолжала чувствовать себя небинарным человеком, все равно бы хотела жить с женскими документами. В России, если ты небинарный человек, проще быть маскулинной женщиной, чем феминным мужчиной — меньше негатива со стороны общества.

От гормонов у меня растет грудь — видимо, была удалена не до конца. Форма получается не совсем правильная, поэтому думаю о силиконовых имплантах маленького размера. Больше из операций ничего не планирую. У меня есть преимущества — феминное лицо, невысокий рост, широкие бедра, — поэтому я легко «пассуюсь» как женщина и половину времени выхожу на улицу в этом качестве.

Возможно, мне снова захочется мужской репрезентации, но для этого уже не понадобится медицинский переход. Достаточно коротко постричься — и я буду вполне себе мальчиком, потому что гормоны сделали свое дело, низкий голос тоже никуда не денется.

Сделала каминг-аут друзьям, сказав прямо, что родилась девушкой, десять лет прожила в качестве мужчины, а сейчас хочется обратно. И они смирились, хотя видели меня бородатым дяденькой. С признанием родителям я долго тянула, боялась, что мне скажут «мы же говорили», и в принципе мне это и сказали. Папа отреагировал спокойно, мама расстроилась сильнее.

Кира и ее супруг — в будущем они планируют перезаключить брак снова, как только сменят паспорта.

«Нужно было побыть 10 лет мужчиной, чтобы принять свою феминность»

Я жалею, что до перехода не имела доступа к качественной психотерапии, и не факт, что хорошие специалисты были на тот момент в Новосибирске. Возможно, будь у меня этот доступ, мне не понадобился бы переход. Жалею, что не могу иметь детей. Жалею, что так много отросло волос на лице, это больно, когда втыкают иголки на эпиляции. В то же время переход мне очень много дал, потому что прийти к бытности той женщиной, которой я стала сейчас, без перехода я бы не смогла.

Пока я была мужчиной, я разобралась со своими сексистскими взглядами, поправила свои психологическое здоровье и самооценку. Мне нужно было побыть десять лет мужчиной, чтобы начать принимать в себе это феминное, перестать от него плеваться и дисфорить.

Жизнь одна, и я рада, что мне удалось получить такой разный опыт в двух социальных полах. Плюс мне очень нравятся мои фигура и мышцы. Может, если бы дисфория прошла раньше, мне стоило остановиться на каком‑то небинарно-андрогинном виде. Я в итоге зашла несколько дальше, чем стоило, в маскулинность, теперь приходится идти обратно. Это затратно и неприятно, но несмертельно.

К сожалению, нет ни одного достоверного способа, который может подтвердить, что человеку нужен трансгендерный переход. Всегда есть риск в возникновении потребности вернуться обратно, как это произошло в моем случае. Точно также не стоит кидаться в омут с головой и делать детранзишен. Это решение также может быть ошибочным и принятым из‑за неврозов или проблем. В любом случае френдли-психотерапевт очень помогает понять себя, и к нему я бы советовала обратиться первым.

Мне бы хотелось, чтобы люди не мерили то, насколько они нормальны, если они чувствуют себя трансперсоной. Не нужно стесняться или стыдиться своего опыта. Хотя планируемые поправки в Семейный кодекс могут подчеркнуть, что транслюдей не принимают в России. Мы с партнером собираемся снова заключать брак после смены наших документов. Не представляю, что будет, когда наши свидетельства о рождении потребуют в ЗАГСе, если примут этот законопроект. Мы также планируем усыновить ребенка, но не в этой стране, потому что из‑за нестабильной политической ситуации детей могут забрать и без дополнительных законопроектов.

«Законодатели не понимают, что речь идет о живых людях». Психолог Кирилл Федоров о том, как в России хотят урезать права трансгендеров

Группа членов Совета Федерации во главе с Еленой Мизулиной внесла в Госдуму пакет законопроектов, разработанных «в целях укрепления института семьи». Предлагаемые поправки запрещают трансгендерным людям менять информацию в графе «пол» в свидетельстве о рождении, что ставит под сомнение возможность смены паспорта и других документов, а также делает невозможным вступление в брак и усыновление детей.   Кирилл Федоров, психолог-психотерапевт, сооcнователь движения «Психология за права человека», рассказал The Insider, что для трансгендерных людей новые изменения могут обернуться настоящей трагедией.

Наши законодатели не понимают, что речь идет про живых и реальных людей, у которых есть определенные потребности и нужды. Трансгендерность — это не какая-то игра, когда сегодня вот так захотел, а завтра передумал. Чтобы совершить трансгендерный переход, люди тратят очень много усилий и времени. Необходимость в совершении этого перехода возникает из-за гендерной дисфории, снижение которой может произойти только после того, как человек начинает проживать свою жизнь в предпочитаемом гендере. Переход может включать в себя определенные медицинские процедуры, а может и не включать, но практически всегда происходит юридический переход, т.е. смена гендерного маркера в документах.

Два года назад в России стало проще сменить этот гендерный маркер в документах, потому что Минздрав принял образец справки, с которой можно было обращаться и менять свидетельство о рождении, при том, что раньше это можно было сделать только через суд. Но сейчас может произойти резкий откат. Из того что прописано получается, что свидетельство о рождении остается в приоритете. Из этого непонятно, возможно ли будет поменять паспорт трансгендерным людям, либо создается такая ситуация, когда в паспорте стоит один гендерный маркер, а в свидетельстве о рождении другой. Это тоже какая-то странная и неопределенная ситуация. Я думаю, что так вышло потому что Мизулина и другие сенаторы вообще не вникли в то, как это все устроено сейчас. В целом, в России сейчас существует понятная и работающая процедура смены гендерного маркера, которой трансгендерные люди пользовались годами. Зачем туда влезать и разрушать выстроенную систему мне непонятно. Я думаю, что это просто было сделано в угаре борьбы с однополыми браками, и туда же попали и трансгендерные люди.

Один из самых диких моментов — это что трансгендерные люди, которые уже поменяли документы, в течение определенного срока должны будут их обратно поменять. Это трагедия и катастрофа для трансгендерного человека, когда очень много сил было потрачено на то, чтобы прийти к психологически комфортному состоянию, с которым ты можешь жить счастливо и тут без причины это все жестко отбирается.

Есть конечно трансгендерные люди, которые не меняют паспорт, но там самые разные причины. Например, потому что трансгендерный человек является родителем, и чтобы не было никаких сложностей с родительскими правами человек делает только социальный переход — меняет внешность, просит свое окружение называть его определенным именем и обращаться в предпочитаемом гендере, но в документах это никак не отражено. Кому-то просто не хочется заморачиваться с документами. Трансгендерные люди — это очень широкая группа с разными потребностями и разными представлениями о том, что им нужно сделать в рамках трансгендерного перехода. Да, некоторые не прибегают к этому, но это небольшая группа.

Насколько часто трансгендерные люди официально регистрируют брак выяснить невозможно. Если человек поменял документы, это просто разнополый брак. Мы не знаем бэкграунд человека — делал он переход или не делал. У человека женский паспорт и она выходит замуж — обычная российская семья.

что не так с семьей? //Психологическая газета

Мастер-класс «Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?» — методический разбор киноматериала на примере фильма «Моя жизнь в розовом цвете» (1997, реж. Ален Берлине), — состоялся в рамках 5-го Всероссийского психологического фестиваля «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…». Ведущая: Елена Викторовна Иоффе — кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии человека РГПУ им. А.И. Герцена, доцент кафедры психотерапии и сексологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова; член Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017-2020 годы при Правительстве г. Санкт-Петербурга; член СПбПО; член Санкт-Петербургского сообщества специалистов, помогающих семье.

Приводим отрывок видеозаписи второй части мастер-класса:

Сексуальная проблематика в работе практического психолога: что важно знать и как об этом говорить в различных профессиональных контекстах

«…Я назвала свой мастер-класс «Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?». Я не буду описывать случаи, с которыми сталкивалась на клинических разборах; истории очень сложные, но я каждый раз я убеждаюсь, что это семейные ситуации. И, наблюдая ситуации в семьях звёзд, мы тоже можем проследить семейный контекст. Шарлиз Терон усыновила мальчика, он благополучно рос и наслаждался дивой-мамой до момента, пока она не удочерила девочку. Что происходит в этой ситуации с ребенком, какой вопрос он задает этому миру? Он спрашивает: «Почему мне перестало поступать все внимание, куда оно уходит?». Когда наряжают девочек, всегда восторги, внимание. Что хочется сделать мальчику? Конечно, присоединиться к этому. Если девочки получают столько внимания, почему бы мне не быть девочкой? И это сразу возвращает ему особое внимание, он снова находится в центре внимания. У особенной мамы должен быть особенный ребенок и мама принимает особенного ребенка и начинает его сопровождать.

В семье Анджелины Джоли и Брэда Питта их дочь Шайло одевается в мужскую одежду, её называют Джоном. Когда Анджелина и Брэд образовали пару, у них были только приемные дети, и весь мир ждал, когда же будет дитя, рожденное от этих красавцев, «богов». Когда родилась Шайло, их первый кровный ребенок, фотографы сходили с ума, готовы были платить миллионные  гонорары за фото и прочее. Она была в центре внимания и к ней относились как к особенному ребенку. Потом рождаются близнецы. И что случается со статусом Шайло? Появляется сиблинговая конкуренция. Ребенку 2 года, она знает, что она – девочка, но что еще она знает о себе?  Ничего. Ей никак по-другому себя не выразить. Что она может отдать этому миру, чтобы вернуть интерес к себе?

У ребенка есть его половая идентификация и он может принести ее в жертву, чтобы вновь оказаться в центре внимания. И она действительно возвращает внимание по тому же самому механизму, они похожи. Вы же понимаете, что не сам ребенок подбирает себе галстук, пиджак – это все подкрепляется окружением.  Вот фотографии Шер и ее дочери, которая стала ее сыном. В этом случае действует другой механизм, который запустился в подростковом возрасте: девочке конкурировать с мамой-королевой категорически невозможно, шанс быть достойным продолжением династии – уйти в другой пол.

Можно ли ребенка туда не отпустить? Это мы будем обсуждать сегодня на примере фильма «Моя жизнь в розовом цвете». Это выдуманная история, в которой авторы четко расставили акценты, где мы можем задержаться, чтобы подумать, кто в какой момент совершает ошибки, какие действия можно предпринять, чтобы ошибки не привели к разрастанию этой проблемы. Потому что мы должны помнить, что есть большое количество детей, которые сомневаются или являются гендерно нонконформными. Они вполне преодолевают свои сомнения к препубертату, когда происходят телесные изменения…

Мы не будем говорить о диагнозах, которые связаны с хромосомными, гормональными, морфологическими аспектами, потому что это категория медицинских диагнозов, мы берем вариант биологической нормы. Мы говорим о том, что гендерная идентичность – это некий конструкт, который возникает в результате гендерной социализации. И огромную роль играет тот семейный контекст, в котором ребенок растет…»