Театр черный русский: Спектакль Черный русский (Black Russian)

Содержание

Черный русский — описание, ОТЗЫВЫ, мнение

Жанр иммерсивного театра стал очень популярен в наши дни. Это понятие стало настолько размытым, что часто нельзя предугадать, что скрывается за тем или иным перфомансом. С уверенностью можно сказать лишь то, что «иммерсивный спектакль» — это спектакль с полным погружением в атмосферу действия, успех которого зависит от того, насколько зритель вовлечен в сюжет, и как сильно задействованы его органы чувств.

Помимо спектаклей-променадов, с которых все началось, стали появляться все новые и новые форматы. Сам зритель далеко не всегда понимает, чего ждать от представления. Порой, желая посетить интерактивное мероприятие, человек получает совсем не то, чего ожидал.

Именно поэтому мы разработали уникальный инструмент под названием «10-бальная шкала иммерсивности», благодаря которой вы сможете разобраться, что к чему.

Итак, мы оценили все иммерсивные шоу по следующим параметрам:

1. Визуальная составляющая.

Это возможность видеть происходящее во время  Так как большинство спектаклей все-таки подразумевает визуальное действие, оценивается эта графа всего в 0,5 балла. Не получил их только «Морфеус», где во время всего действия у участников завязаны глаза.

2. Аудиальная составляющая.

Во время представления используются различные аудиоэффекты. Оценивается в 0,5 балла, по той же причине, что и визуальная составляющая.
Таким образом, самый обыкновенный спектакль получил по 1 балл по шкале иммерсивности.

3. Воздействие на органы чувств.

Подразумевается ли во время представления воздействия на такие органы чувств как обоняние, осязание и вкус.
За использование различных запахов и ароматов, которые еще больше погружают зрителя в атмосферу действия, мы даем 1 балл («Анна Каренина» Казань, «Морфеус»).

За возможность прикасаться к декорациям и рассматривать их более детально с помощью тактильных ощущений дается 0,5 балла, а вот целый 1 балл дается в случае, если предметы, имеющиеся в руках у гостей, играют важную роль в ходе всего представления (Например, как в шоу «Картель» и др.).

Если при погружении в сюжет зрители могут что-нибудь попробовать, используют вкусовые ощущения, шоу также получает 1 балл. В этом случае мы присудили баллы не только тем перфомансам, где угощают абсолютно всех участников («Зеркало Карлоса Сантоса», «Затмение» и др.), но и тем, где гости могут воспользоваться баром только по VIP-билету («Вернувшиеся», «Пиковая дама»).

Дальше – самое интересное.

4. Влияние на сюжет

Поскольку возможность не только смотреть, но и участвовать в действии и даже немного повлиять на сюжет, является одним из самых интересных способов погружения в иммерсивном шоу, мы оцениваем эту возможность до 2 баллов. Соответственно, если публика никаким образом не влияет на сюжет, как в любом променаде, спектакль получает 0 баллов.

1 балл получают те шоу, в которых степень зрительского влияния немного выше – это такие постановки, как «Совместные переживания» и «Параллель», где каждый имеет возможность высказаться наравне с актерами и задавать им вопросы.

1,5 балла награждаются перфомансы, где в сюжете есть несколько ответвлений и от зрительского участия зависит, как будет происходить и чем закончится действие. Это «Морфеус», «Картель» и «Москва 2048».

2 балла присуждаются театрам, в которых зрителю дается определенная роль, и он строит сюжет от начала и до конца. Забавно, что представлений с таким уровнем зрительского участия на Российском рынке пока нет.

5. Взаимодействие с актерами.

Какое же иммерсивное шоу без актеров? А вот такое, как «Время, которое…», например. Там, как и в Remote Moscow, вы можете услышать актеров только через наушники. Поэтому такие аудиоспектакли не получают ни одного балла.

1 балл дается тем постановкам, где предусмотрено небольшое взаимодействие с актерами, одинаковое для всех участников. Это «Чайка», «Анна Каренина» (Казань), «Идиот», и др.

1,5 балла мы наградили шоу, где избранные гости получают более детальное взаимодействие с персонажами. Возможно, и вы станете счастливчиком, и именно вас выберут актеры спектаклей «Дом 1097» или «Безликие» для того, чтобы сыграть с вами небольшую сцену.

2 балла вручаются постановки, где актеры взаимодействуют с каждым участником индивидуально. Это такие шоу, как «Картель» и «Морфеус».

6. Взаимодействие зрителей друг с другом

Большинство спектаклей-променадов запрещают зрителям обсуждать увиденное прямо во время представления, поэтому шоу «Вернувшиеся», «Пиковая дама», и проч. получают 0 баллов.

Возможность поговорить с товарищем во время действия оцениваются в 0,5 баллов. При условии, что ваш разговор не имеет никакого влияния на ход действия и сюжет («Параллель», «Неявные воздействия»).

А вот если гостям необходимо совещаться и принимать какие-то решения для того, чтобы двигать сюжет, то такое шоу зарабатывает 1 балл. («Морфеус», «Москва 2048»).

7. Возможность перемещения

Вы любите прогулки? Или вам больше нравится сидеть в удобных креслах? Сейчас существуют форматы на любой вкус. Так, полное отсутствие перемещения мы оценили в 0 баллов («Совместные переживания», «Морфеус». Необходимость передвигаться строго по намеченной схеме (без возможности отклониться от маршрута) – 0,5 («На трубе», «Декалог на Сретенке» и др.). Свободное перемещение по локации – 1 балл («Безликие», «Вернувшиеся» и др.).

Все люди разные, и каждому комфортен свой уровень иммерсивности. Надеемся, что эта шкала поможет вам выбрать иммерсивное шоу, которое точно придется вам по душе!

Что не так со спектаклем «Черный русский»

Дальше была сцена в хлеву с настоящими гусями, козленком и свиньей («Контактный зоопарк!» — радовались зрители), где пьяный Троекуров дрался с медведем под возгласы прислуги. Потом — танцы разбойников в лесу среди черных сосен. А потом мы оказались все вместе в большом зале на балу и после не разлучались.

Сюжет «Дубровского» незамысловат, и написан он просто и прямо, без особых изяществ. Анна Ахматова, считая эту незаконченную повесть Пушкина его единственной неудачей и стремлением заработать, говорила: «Это, в противуположность „Пиковой даме“, вещь без Тайны. А он не мог без Тайны. Она, одна она, влекла его неудержимо». В спектакле Диденко, который сам называет его «попыткой исследовать современное общество», эта тайна — как и, видимо, в жизни — не появляется.

Спустя более 180 лет «„Черный русский“ — человек неотесанный, дикий, некультурный» (как написано в пресс-релизе) никуда не делся и деться не может. Вместе с его пьяным угаром, склонностью к фатализму, тщеславием и жаждой подчинять. Пушкин, не стесняясь, вставил в самое начало романа длинное заключение суда между Троекуровым и Дубровским-отцом, объяснив это фразой «Полагая, что всякому приятно будет увидать один из способов, как на Руси можем мы лишиться имения, на владение коим имеем неоспоримое право». Этот способ — подкупить судей и полицейских. Ничего нового быть не может. О какой тайне говорила Анна Андреевна? 

Убирая дистанцию между актерами и зрителем и вовлекая всех в эти национальные игры, режиссер в очередной раз констатирует тот факт, что мы разучились молиться, потеряли всякий страх и не ведаем, что творим, а заодно напоминает, что некоторые и не умели этого делать никогда. «Черный русский» — это калейдоскоп из сцен русской праздной жизни с присущими ей смертными грехами и безумием. Как коктейль из водки с кофейным ликером: вкусно и красиво, но заканчивается ясно как. И если бы пара гостей в стремлении к пущей иммерсивности задержались у ряда стопочек и полезли бы в финале танцевать на огромный крутящийся стол, ну или как-нибудь иначе выказали свое хорошее настроение, спектакль стал бы заметно живее. Заявленная сумасшедшая атмосфера триллера должна, видимо, возникать из-за темного света, дыма и актеров, которые изредка многозначительно смотрят тебе в глаза или берут за руку. Но зрителям, видевшим другие спектакли-променады, или просто открытым новому, это вряд ли покажется чем-то удивительным или устрашающим. С ума никто не сошел, все просто развлеклись — жаль, фотографировать нельзя.

Чёрный русский, обзор спектакля-триллера на Porusski.me

Если в наше время слышишь термин «иммерсивный спектакль», то сразу думаешь о «Черном русском», поставленном по мотивам романа А.С. Пушкина «Дубровский». Этой постановкой режиссер М. Диденко вместе с продюсерами Е. Новиковой и Д. Золотухиной взбудоражили всю Москву, так что получить «приглашение» в дом Троекрурова стало уже «делом чести». Да и где еще встретишь медийных лиц, смирно стоящих в очереди и ожидающих свое право войти внутрь? И помните, что вы пришли в чужой дом, поэтому либо считайтесь с его правилами, либо покиньте его навсегда.

В этом доме сходят с ума…

Особняк Спиридонова, использовавшийся больше для фотовыставок и различных перформансов, с легкой руки художника М. Трегубовой превратился на время в Дом помещика Троекурова. Просторные помещения стали хозяйскими комнатами, сараем с сеновалом, где за загоном бродят гуси с овцами, и лесом, в котором прячется то ли медведь, то ли разбойник Дубровский. Само действие начинается уже с порога: еловые ветви дурманят запахом, а кухня полна яствами на любой вкус. Вас хлебосольно встретят с дороги и угостят, как дорогого гостя, водкой и черными блинами, которые для вас приготовит И. Брагина (Арина). Уже сама атмосфера приводит нас в тревожное состояние. Постоянное нагнетание, полумрак, дым. Слуги в черных одеяниях, которые появляются из ниоткуда и в ту же минуту пропадают. Везде подстерегают сюрпризы. Все это превращает вас в натянутый нерв. Уровень тревоги зашкаливает, и в этом состоянии вам предстоит находиться до самого конца. Пока вас громогласно не попросят покинуть дом.

В этом доме нельзя предсказать, куда вас заведёт судьба…

Почти с порога вам выдадут одну из трех масок, которая и определит вашу судьбу на ближайшие полтора часа. По случайному выбору распорядителя вы станете Совой, Лисой или Оленем, а затем, в зависимости от маски, увидите сюжетную линию помещика Троекурова (В. Дель), его дочери Маши или самого Дубровского (В. Кошевой) соответственно. Вы следуете за одним из персонажей, а другие истории окажутся для вас тайной.

Итак, маска Лисы сама определила наш маршрут, а значит, сегодня наблюдать предстоит за Машей Троекуровой (М. Ворожи) – девушкой отнюдь не робкой, даже с «чертовщинкой». Она с озорством карабкается по гигантским игрушкам в детской и не падает в обморок при виде медведя в лесу. Но при этом в героине есть неподдельное обаяние, которое располагает к ней с первой же минуты и заставляет сопереживать ей, проходя различные этапы ее метаний. Ближе к финалу за большим круглым столом смешаются судьбы, герои и зрители. Именно тут можно будет увидеть развязку этого триллера.

Собрав актеров по разным театрам, спектакль получил двух Маш, четырех Владимиров и еще десяток актеров, которые обладают не только хореографической подготовкой, но еще и серьезным вокалом, – а петь им предстоит много.

В этом доме запрещено смотреть, однако гости остаются вправе подглядывать…

Термин «иммерсивный театр» предполагает вовлечение зрителей в само действие, которое они перед собой видят. Здесь нет деления на зрительский зал и сцену. Актеры находятся среди зрителей. И в этом пока заключается главная проблема, так как раскрепостить публику не может ни обилие водки, которой угощают перед началом, ни маски, которые, по сути, должны обезличить нас и освободить от зажатости. Когда в глухом лесу Дубровский вкладывает тебе в руку записку с просьбой передать ее Маше Троекуровой, делая тебя не просто наблюдателем, а непосредственно соучастником происходящего, то первое, что испытываешь, – это растерянность, а не азарт, ради которого эти тайные задания и были придуманы. Зрители ленятся проживать и создавать эту историю вместе с героями, считая, что их миссия заканчивается на покупке билета. Они сами не готовы участвовать в процессе и продолжают воспринимать все происходящее через призму театральной рампы. А ведь от того, получит Маша записку или нет, ход событий, возможно, будет развиваться по-разному, – по крайней мере, в это хочется верить. Спасает то, что артисты работают на максимуме возможностей, компенсируя тем самым пассивность и неучастие зрителей.

Сыграв на тонких струнах загадочной русской души, спектакль получился экспрессивный и новаторский. Эта история нам близка и понятна, поэтому вряд ли любой другой иностранный текст мог прозвучать с такой же силой. Взяв за основу, наверное, самый мистический роман А. С. Пушкина, М. Диденко сделал настоящую русскую “клюкву” с хороводами, медведями и кокошниками. Но “клюква” эта получилась ну очень “вкусная” и стильная.

Фото: Ксения Угольникова

Русский, черный русский – Стиль – Коммерсантъ

Фото: Максим Диденко

Фото: Иван Кушнир

Фото: Максим Диденко во время репетиции

Фото: Вано Миронян

Фото: Владимир Дель

В начале марта Максим Диденко начал собирать команду тех, кто воплотит задуманное в действительное, параллельно занимаясь разработкой сценария. Драматург Константин Федоров и композитор Иван Кушнир с режиссером работают давно и успешно. На их счету как минимум один из последних проектов «Гоголь-центра»: «Хармс. Мыр», основанный на текстах Даниила Хармса. И хотя в этой постановке хореографию Диденко брал на себя, в «Черном русском» ей занялся Евгений Кулагин, хорошо знакомый зрителям того же «Гоголь-центра» (за пластику перформеров в «Машине Мюллер» Серебренникова ответственен именно он).

ЕВГЕНИЙ КУЛАГИН, хореограф

«Артистов пришлось помучить, и мучаю я их ежедневно. Как говорит сам Максим, его спектакль не может обойтись без разминки. Я считаю, что такой тяжелый и мучительный физический тренинг необходим для работы над любым спектаклем, а тем более над спектаклем физического театра, в котором фокус на визуальном восприятии. C артистами у нас была изнурительная работа, но в целом это приятная и полезная практика по воспитанию иной пластической выразительности и своего тела в целом».

Два состава актеров, среди которых оказались, например, Артем Ткаченко, Владимир Кошевой, Равшана Куркова, Мари Ворожи (Марина Ворожищева), Владимир Дель и Гладстон Махиб, приступили к репетициям на площадке месяц назад, в середине августа, успев с тех пор исследовать все пространство дома.

РАВШАНА КУРКОВА, исполнительница роли Маши

«Я мечтала поработать с Максимом, когда к этому не было еще никаких предпосылок. Мечта эта родилась после его спектаклей, которые я увидела. Скажу честно, мне было все равно, окажется Максим тираном или другом в работе, я просто хотела быть частью того, что он делает. Мы репетируем «Черного русского» шесть дней в неделю с утра до вечера, в руках Максима почти 30 актеров разного возраста, разных школ, разных характеров. Он умудряется найти подход к каждому и, как детали, собирает нас в единую конструкцию».

МАРИ ВОРОЖИ, исполнительница роли Маши

«Это очень интересный опыт, тем более что я давно мечтала о работе, в которой можно будет раскрыть свои вокальные и танцевальные способности одновременно. Оказалось, это очень затратная вещь, требующая сил, энергии и колоссальной включенности. И подготовка к репетиционному периоду у нас была соответствующая».

ВЛАДИМИР КОШЕВОЙ, исполнитель роли Дубровского

«Работать с Диденко — это как в армии, курс молодого бойца. Когда ты бежишь три километра, и у тебя не хватает дыхания, чтобы преодолеть дистанцию, и надо бежать в два раза быстрее. Это жесткое испытание для артиста, потому что режиссер авторитарен, он предлагает острую форму существования, которую ты должен наполнить содержанием. Мне это очень интересно. Содержания у меня много, а форму я могу принять любую. Риск? Да. Авантюра? Да. Сегодня только так и можно развивать собственный театр. Мне кажется, у Диденко начинает собираться своя труппа. И я польщен, что иногда он прислушивался к моим советам, но некоторые он жестко отсекал. А решения он принимает очень быстро и часто безапелляционно».

 

ДОМ


Фото: интерьер дома Спиридонова

Особняк XIX века, спрятавшийся от шума Тверской в Малом Гнездниковском переулке, вернулся к тому, с чего для него все начиналось. Его бальный зал снова используется по назначению, комнаты заполнились гостями, вернулись былые нравы. Первый этаж превратился в людскую, вместившую в себя и кухню, на которой прямо при зрителях жарят мясо и пекут блины, и хлев, и даже лесную чащу. На втором этаже обнаруживаются детская, спальня, кабинет и тот самый зал. По словам продюсеров, площадка диктовала немало условий: как только был выбран дом Спиридонова, было сразу решено обратиться к тексту XIX века. «Иммерсивный театр — театр, который встраивается в пространство. И это пространство самым прямым образом взаимодействует с выбранным материалом», — подтверждает Елена Новикова.

 

ТЕКСТ

Текст романа «Дубровский» здесь не столько разыгрывают, сколько осмысляют, находя в нем немало до того не звучавших в театре мотивов. Они проявляются и в музыке, и в танце, оставляя буквальные трактовки классическим постановкам.

МАКСИМ ДИДЕНКО, режиссер

«Пушкин — очень хулиганский автор, невероятно живой. Это чувствуется сквозь время. Как говорила Фаина Раневская, читая Пушкина, можно научиться снимать кино. Я второй раз сталкиваюсь в работе с его текстами (Максим Диденко ставил «Маленькие трагедии» в театре «Студия» Л. Ермолаевой в Омске — “Ъ”) — он очень глубокий автор, в произведениях которого всегда можно найти очень много слоев. Однако у каждого со школьных времен остается послевкусие от постановок по его текстам. Мне нравится работать с этим стереотипом, вспоминать о его хулиганстве».

ЕВГЕНИЙ КУЛАГИН, хореограф

«Конечно, с романом я был знаком еще из школьной программы. До начала работы над спектаклем перечитывал, начали обсуждать с Максимом концепцию, потом появилась музыка и возникли уже какие-то первые визуальные сюжеты. Мы старались уйти от нарративного действия и пофантазировать в рамках иммерсивного спектакля. У нас не было цели точно передать сюжет, главное — увлечь зрителя нашим действием».

РАВШАНА КУРКОВА, исполнительница роли Маши

«Диапазон качеств и чувств Маши в оригинальном произведении Пушкина отличен от той Маши, которая у нас. В нашей Маше есть немного от ведьмы, немного от мальчишки и много девичьей нежности и трогательности. Конечно, хочется, чтобы зрители находили в ней что-то свое и сопереживали ей, но для этого сначала надо посмотреть спектакль».

ВЛАДИМИР КОШЕВОЙ, исполнитель роли Дубровского

«Как ни ужасно это прозвучит — однако ничего стыдного в этом нет, — я не читал Пушкина со времен школы, хотя его сказки с детства знаю наизусть. Из его прозы моим любимым произведением всегда была «Пиковая дама». Единственным, что я помнил из «Дубровского», был эпиграф: «Где стол стоял, там гроб стоит». Это фраза меня пугала и отталкивала. Я не понимал этот неоконченный роман. Интересно, что и наш спектакль начинается с гроба. Все по Пушкину. Я перечитал роман, и он оказался вовсе не скучным, даже увлекательным. Как известно, для драматической постановки любое литературное произведение — это повод. Это я понял, когда репетировал в БДТ «Игрока»: на меня накинулись критики, мол, где вы видели такого веселого Достоевского? В современном театре литературная основа уже не является критерием для оценки спектакля. Режиссер сочиняет собственный мир, поэтому роман «Дубровский» — лишь повод для спектакля. Сегодня театр не несет просветительскую миссию, он существует как развлечение. Придя на спектакль «Черный русский», вы не увидите хрестоматийного Пушкина, но вы попадете в атмосферу подсознаний пушкинских героев и все будете воспринимать на чувственном уровне».

МАРИ ВОЛОЖИ, исполнительница роли Маши

«Вы увидите не пересказ романа, а то, как видят и раскрывают это произведение режиссер, композитор и хореограф. По мотивам романа Пушкина «Дубровский». Если вы хотите услышать пушкинскую мелодику речи — возьмите книгу. Если же вам интересна постановка Максима Диденко — идите к нам. В основе спектакля есть фабула из романа, но мы существуем по другим законам».

 

МУЗЫКА


ИВАН КУШНИР, композитор

«Пушкин — это наше все, само собой. Однако у меня не было задачи как-то иллюстрировать Пушкина. Буквального контекста, что все мы тут разыгрываем произведение Пушкина, его не было. Я был абсолютно свободен в выборе средств. Единственное, что меня ограничивало и что меня очень радовало, — это то, что драматург Константин Федоров уже подобрал русские обрядовые плачи и хороводы. Грубо говоря, у меня уже была определенная нота, которая меня вела. Понятно, что я пользовался этими текстами абсолютно в своем духе и жанре, используя разные современные электронные вещи, сочинял древнерусские мелодии, микшировал, создавая такую ритуальность всего происходящего. Я первый раз работал над иммерсивным спектаклем. И ведь это не просто иммерсивный спектакль, но первый иммерсивный мюзикл — так много в постановке песен и танцев. Иммерсивность предполагает некоторую инсталляционность происходящего. Каждая локация должна звучать. Перед нами стояла и техническая задача — распределить источники звука по всему дому, — и она была совершенно блестяще решена звукорежиссерами. Что важно, когда в театре на сцене поют или танцуют, во всем помещении ничего больше не происходит, а здесь происходит все и сразу».

 

ХОРЕОГРАФИЯ


ЕВГЕНИЙ КУЛАГИН, хореограф

«Через хореографию, через танец и движение мы пытались работать не только с внешними коммуникациями персонажей спектакля, но и выстраивали внутреннюю структуру, внутреннее содержание и эмоциональное состояние героев. Искали такие пластические и физические решения, которые смогут выразить то, что невозможно сказать словами».

ВЛАДИМИР КОШЕВОЙ, исполнитель роли Дубровского

«Основные сцены спектакля построены на движении. Хореография, как и сам спектакль, сложносочиненная. Есть и простые движения, и замысловатые. Сложность заключается в том, что все должны работать вместе как единый организм, вовремя вступить и поддержать звенящую ноту и продолжить это движение вперед. В течение месяца я старался не пропускать ни одной тренировки. Я никогда так быстро не включался в хореографию, потому что она сочинялась прямо на глазах. Я отчаянно бросился во все сценические движения, но, например, боялся прыгать на батуте из-за своих старых травм. Партитура не позволяла быть пассивным, просто красиво стоять в лучах света, а это значит, что если я не прыгаю, то бегу».

 

СМЫСЛ

Техническая сложность и отточенность движений любой постановки не может заменить смысл и простой вопрос «зачем?», с которого обычно все начинается. Зачем приходить в особняк Спиридонова на «Черного русского»? Во-первых, это возможность по-новому взглянуть на историю Дубровского, авантюриста и, безусловно, романтика века XIX, минувшего, но не ушедшего. Особенно приятно это делать в трех минутах ходьбы от Пушкинской площади, напоминающей, что Пушкин — на веки вечные «наше все». Здесь же, в воплощенном доме Троекурова, его избавляют от хоть и исключительно лестных, но избитых характеристик. Во-вторых, «Черный русский» — это новый опыт, не всегда комфортный для тех, кто не привык взаимодействовать с артистами, но необходимый каждому, кто хочет знать современный театр во всех его проявлениях. И хоть искушенным зрителям, бывавшим и на Sleep No More труппы Punchdrunk, и на других европейских променад-постановках, новый мир откроется вряд ли, весьма ярких впечатлений не удастся избежать даже им.

 

«ЧЁРНЫЙ РУССКИЙ В ЦИФРАХ:


 

____________________________________________________________________

Текст: Анастасия Каменская

Фото: Георгий Кардава

Комментарии Самое важное в канале Коммерсантъ в  Telegram

Приложения

Партнерский материал

@Html.Substitution(«BannerNew», «Common», new RouteValueDictionary(new { placeid = 154, regionid = Const.InitRegionID }))

Материалы с такой меткой, партнерские проекты и новости компаний опубликованы на коммерческой основе

© 1991–2021 АО «Коммерсантъ». All rights reserved

Журнал Театр. • Русское небедное

В отличие от Петербурга, московские низовые инициативы за редким исключениями вроде Театра.doc и Liquid theatre, главного и одного из первых здешних представителей жанра site‐specific, имеют легкий (а чаще — вполне явный) коммерческий привкус. ТЕАТР. составил небольшой путеводитель по независимым иммерсивным постановкам Москвы.

(продюсеры Дарья Золотухина и Елена Новикова)

«Черный русский» в постановке Максима Диденко вышел в сентябре 2016 года, последний показ был в апреле 2017-го. До его выпуска Дарья Золотухина занималась маркетингом, Елена Новикова — event-менеджментом, обе помогали Мастерской Дмитрия Брусникина. Познакомились, решили сделать что-то свое. Сначала инвестировали собственные средства, затем нашли меценатов. На «Черного русского» было потрачено 45 млн рублей, проект не только окупился, но и вышел в прибыль. Не последнюю роль в этом сыграли приглашенные звезды (так, в одном составе Машу Троекурову сыграла Равшана Куркова) и грамотный маркетинг.

Asmodeus, другой проект Елены Новиковой и Дарьи Золотухиной в режиссуре Максима Диденко, вышел в конце этой весны и успеха пока не имел. Впрочем, это не совсем театр: шоу о страхах идет в бункере, зрители смотрят его трансляцию в сети и могут за деньги влиять на исход событий. В главных ролях — Кристина Асмус и Сергей Епишев, за драматургию отвечает Валерий Печейкин. Но что-то после первой трансляции пошло не так. На момент сдачи номера продажи билетов были временно остановлены.

Проект «Вернувшиеся» режиссеров Виктора Карины и Мии Занетти из США заявлен как копродукция Jorney Lab из США и продюсерской компании YesBWork из России. Иммерсивный спектакль играли в особняке по адресу Дашков переулок, 5 в течение двух сезонов и пока не планируют закрывать.

«Вернувшиеся» по пьесе Ибсена «Привидения» ближе всех из российских иммерсивных спектаклей подобрались к знаменитому Sleep no more пионеров и создателей жанра — компании Punchdrunk. Если в «Черном русском» было три сюжетных линии на выбор (Дубровского, Троекурова и Маши), то в «Вернувшихся» зрители могут перемещаться вслед за любым героем, заходить во все комнаты на четырех этажах особняка, трогать и изучать все предметы — главное, вернуть их потом на место. Понятно, что увидеть даже треть спектакля за одно посещение невозможно, соответственно, в особняк в Дашковом переулке — снова очередь.

(Федор Елютин)

Уже года три, как в Москве говорят «импресарио», имея в виду Федора Елютина. Выпускник Академии народного хозяйства и Школы театрального лидера начал громко — адаптировал для Москвы проект Remote Х группы Rimini Protokoll. Remote Moscow появился на сезон позже петербургской версии, где его продюсировал сам БДТ имени Товстоногова. В Москве эту работу сделал один человек, Федор Елютин. Затем появились спектакли «твоя_игра» и Smile off бельгийской театральной компании Ontroerend Goed. И вскоре всем стало понятно, кто в Москве главный по привозу зарубежных спектаклей, которые играются не разово, как на фестивалях, а репертуарно. Кроме того, в спектаклях компании Ontroerend Goed играют русские актеры — с ними репетируют сами бельгийцы. В Cargo Moscow, другом спектакле Rimini Protokoll, играли реальные российские дальнобойщики, так что тут можно говорить о передаче компетенции и установлении профессиональных и личных международных связей.

Новая независимая площадка на «Новокузнецкой». Интересна тем, что сценическое пространство-трансформер расположено в настоящей библиотеке, полки с книгами доходят до высоких потолков. Рядом с библиотекой — ресторан. Совместно с Liquid Theatre Community Stage выпустили спектакль о книгах и читателях «Теперь ты знаешь», главным героем которого стала книга. Всего на сегодня в репертуаре новой площадки пять спектаклей. Арт-директор — Варвара Коровина, известный продюсер бэби-спектаклей (см. «Бэби лаб» в тексте Марины Шимадиной). Коровина также училась в Школе театрального лидера.

Открытое объединение художников Ксении Перетрухиной, Леши Лобанова, Шифры Каждан и продюсера Александры Мун. Первая премьера — «Музей инопланетного вторжения», спектакль-экскурсия в Боярских палатах СТД. В первом зале воссоздается ситуация типичного краеведческого музея, который якобы хранит экспонаты о высадке инопланетян в Томской области в конце 1980-х. Художники предлагают исследование на тему «Я и кто-то иной», меняя форматы взаимодействия со зрителем от зала к залу. У проекта есть драматург Наталья Боренко, есть актеры, они же экскурсоводы (Матвей Матвеев и Александра Суханова, иногда ее заменяет Анна Хлесткина), но нет режиссера.

«Музей инопланетного вторжения» играли на фестивале NET, на фестивале «Точка доступа» в Петербурге, в форте Кронштадт. Он был представлен в номинации «Эксперимент» в афише «Золотой маски» этого года.

Другая акция Театра взаимных действий — два акта «Генеральной репетиции». Это кроссдисциплинарный проект фонда V-A-C и ММОМА, который на пять месяцев занял три этажа Музея современного искусства на Петровке. Ряд работ из коллекций фонда V-A-C вместе с произведениями из собрания ММОМА и фонда Kadist (Сан-Франциско — Париж) в Москве выставляется впервые. «Генеральную репетицию» называют манифестом методологии, основанной на коллективной работе и совмещении различных художественных практик.

В первом акте «Театр взаимных действий» поставил чеховскую «Чайку», суть которой передают картины и экспонаты. Художники переосмыслили жанр пьесы, отношения предметов искусства и их влияние друг на друга и на пространство, в котором они экспонируются.

Культурный центр на Китай-городе в интересном пространстве с пока что не слишком успешной судьбой. Учредитель и автор идеи — Артем Усовецкий, арт-директор — Евгений Худяков. В афише на новый сезон — шесть премьер. Ни один из выпущенных в подвалах XVIII века спектакль не стал громким событием. Но нельзя не отметить, что на Хитровке дают возможность экспериментировать молодым. На площадку пускают и сторонние мероприятия. Более 10 лет здесь работает актерская школа Smile (еще с тех пор, когда проект не назывался «Хитровкой»). А еще тут есть лекторий, в котором, например, был цикл лекций «Театр XXI», где в том числе рассказывалось о форматах и жанрах идущих на Хитровке спектаклей.

В 2016-м на территории бывшего завода «Кристалл» стали играть спектакль, похожий на ожившую онлайн-игру, в которой зритель становится участником. До этого команда «Клаустрофобии» (Станислав Акимов и Александр Балаба, сделавшие ряд московских квестов) объединилась с театральным режиссером Александром Созоновым и придумала мультижанровый проект, включающий театр-променад, квест и ролевую игру. На территории завода выстроили целый город — некий фильтрационный пункт, в котором жизнь зависит от ядерного реактора, ограниченных ресурсов и безумия местных жителей. Через этот пункт можно попасть в желаемую Москву — остров спасения внутри мира, пережившего апокалипсис. Игрок-зритель наравне с 12 актерами определяет исход сценария, но можно и просто наблюдать. Вдохновлялись авторы «Безумным Максом» и играми Fallout и S. T. A. L. K. E. R. Сейчас «Москва 2048» предлагает два варианта: «Противостояние» — история для большего числа зрителей (заявлено от одного до сорока) и «Опасный рейд» — новый полуторачасовой хоррор для зрителей в количестве от четырех до восьми.

Шизофреническое кабаре «Мыдым» (так указан на сайте жанр спектакля) поставил один из создателей знаменитых «Копов в огне» Юрий Квятковский по произведениям поэтов-обэриутов. В спектакле играют молодые актеры и выпускники мастерской Дмитрия Брусникина. В «Антикварном Boutique & Bar» в Звонарском переулке зрителей в финале поят чаем и угощают телом той самой хармсовской старухи (дальше — спойлер). Спектакль рассчитан на 30 зрителей, которые могут окончить культурную программу, отоварившись в антикварной лавке.

Футуристическая дарк-вечеринка «Мистический стриптиз», придуманная и воплощенная Донатасом Грудовичем и небольшой командой актеров, в мае этого года игралась в том же самом особняке купца Спиридонова, где шел «Черный русский» Максима Диденко. Видевших было не так много, но среди них нашлись и те, кто утверждает, что это — полноценный спектакль про историю отношений стриптизера-неудачника и девушки из эскорт-услуг. Правда, заявленного в названии стриптиза было слишком мало. На страничке агентства в Facebook можно задать вопрос, будет ли спектакль играться дальше — и тогда некто с ником Агентство «Форма» напишет вам в мессенджере: «Конечно, будет, но в новом сезоне». Агентство занимается и фестивалем «Форма», который прошел в этом году в здании бывшей «Трехгорки». Среди других добрых дел «Формы» — помощь проекту Всеволода Лисовского Трансформатор.doc.

Самый свежий и в прямом смысле слова вкусный иммерсивный московский проект вобрал в себя наиболее типические черты столичных независимых инициатив — и потому о нем стоит рассказать подробнее.

Это спектакль-ресторан, в финале которого зрителей ждет хороший ужин, а критиков — последующая головная боль, даже если они откажутся от отменного красного из глиняного кувшина. Потому что финальную просьбу создателей «Пожалуйста, без спойлеров», написанную на белой стене при выходе, очень хочется выполнить. Но как при этом не провалить задание редакции — не вполне понятно. Спектакль действительно многое потеряет, если я перескажу сюжет или проанализирую элементы сценографии. Это ужасно обидно: текст Максима Курочкина временами кажется поэзией того мира, где считают лайки и KPI. «Если вы пожилой человек — вас должно волновать слово «гаджет». «Рухнет экономика отношений. Начнется экономика спонтанности». «Фитнес — преграда правде». «Девочка поняла, что такое мертвый и как с ним поступают живые. И она надела очки виртуальной реальности и поднялась над крышей так высоко, как вы захотите».

Завсегдатаи «Любимовки» узнают в этом тексте фирменную курочкинскую иронию и не досчитаются постмодернистской игры с текстом. Но тех, кто зашел на «Зеркало Карлоса Сантоса» из соседнего офиса, этот спектакль вполне может на «Любимовку» привести.

Белые, синие и прочего цвета воротнички с высоким доходом, активной жизненной позицией, абонементом в спортзал и парой горящих дедлайнов — очевидная целевая аудитория спектакля, идея которого родилась у создателя ресторана «Две палочки» Евгения Кадомского (он же генеральный продюсер проекта). Воплощал же идею спектакля-ресторана, где готовят зрителей, самый, пожалуй, гламурный режиссер театрального андеграунда Талгат Баталов, зазвавший в свой проект постоянных героев актуального театра. Некоторые на проекте буквально поселились.

По крайней мере, так говорят про постоянного соавтора Баталова, художника Ольгу Никитину, держащую под контролем всю начатую для театра стройку, которая длится почти год. Это действительно большой проект: в пространстве, спрятавшемся во дворе одной из арок по пути к Театру наций, пропадает ощущение суеты большого города, но при этом очевидно, что появиться такое место могло только в центре Москвы. Изящные идеи Никитиной хочется анализировать подробно — например, тонкую работу с материалом. Мешает опять же просьба создателей обойтись без спойлеров. И все-таки — за изящные стены из гофрированной бумаги (которые выглядят как настоящие и нерушимые) и доставшегося мне в соседи плюшевого зайчика — отдельный респект.

Впрочем, каждое пространство, в котором зрителя готовят к финальному ужину, похожему одновременно на тайную вечерю, собрание закрытого кружка и встречу друзей, решено точно и со вкусом. В каждой точке зрителю предлагают опыт взаимодействия с самим собой под внимательным управлением актеров. Некоторых из участников «Зеркала» можно увидеть в других иммерсивных проектах: Екатерина Дар, например, играла и в масштабном «Черном русском» Максима Диденко, и в камерном Posle Елены Ненашевой. В целом же способ работы актеров «Зеркала Карлоса Сантоса» со зрителем в большинстве сцен (исключая момент, где актеры жестами дают довольно бессмысленные задания гостям) можно считать эталонным — тебя направляют без нажима, но так, что не следовать невозможно, а почерк хореографа Александра Андрияшкина в пластических сценах очень узнаваем и уместен.

Личность каждого из гостей спектакля, которым приходится надеть не только маску, но и капюшон, почти не угадывается. В одной из сцен участвуют профессиональные психологи: в том, что Стася Зубкова — не актриса, меня заверил режиссер (поверила я, впрочем, не словам, а аккаунту Зубковой в Facebook). Имеется также рыжий кот Карлос Сантос, живущий (и, судя по откормленности, неплохо) на проекте. И финальный ужин — не как бонус, а как кульминация действия. По сути, к этому ужину тебя готовят — как готовят блюда. И к финалу ты приходишь настолько же изменившимся, как, скажем, картошка в духовке: была чищенная сырая, а стала печеная и под соусом.

В общем, у этого «Зеркала» есть все, чтобы стать хитом у нетеатральной публики, готовой к экспериментам и к тому, чтобы голосовать за них рублем. А вот театралам и эстетам спектакль может показаться слишком «сделанным» и местами, несмотря на иронию, чересчур нарративным: психология целей, переживания офисной гонки и мысли о ее бессмысленности — это не то, что занимает завсегдатаев фестивалей. И есть ощущение, что создатели спектакля все же немного перестарались с таинственностью — их целевая аудитория о «Зеркале Карлоса Сантоса» просто не знает. Но если вы считаете, что среда — это маленькая пятница, и живете от выходных до выходных — знайте, в Москве появился спектакль специально для вас. И не надо отговорок, что вы так устаете в офисе, что вам не до спектаклей. Там вам и голову от мусора проветрят, и на мысли о том, чего вам хочется на самом деле (кроме спать) наведут. Накормят. И нет, меня не подкупила команда. Даже рыжий Карлос Сантос (в котором Карлос Кастанеда уживается с Санта-Клаусом) отказался мурчать у меня на коленях — он вообще против фамильярности.

В тот момент, когда ты принимаешь решение создать и возглавить официально зарегистрированное учреждение, ты понимаешь, что ничем хорошим это закончиться не может. Это молодой человек может тешить себя иллюзиями, что статус директора АНО — это шаг в направлении успеха, славы и богатства. Человек же зрелый помнит, как лет тридцать назад он уже где-то директорствовал и что директорство это ничем хорошим не закончилось. Зрелый человек знает, что успех, слава и богатство — маленький уродливый зигзаг на скоростном шоссе, ведущем к позору, забвению и смерти. Зрелому человеку ясно, что это самое АНО доставит его к позору, забвению и смерти еще быстрее, чем обычно. Но зрелый человек за каким-то хреном это самое АНО регистрирует. Точнее, затем, что сегодня экспериментальный исследовательский театр в РФ может существовать только за счет попрошайничества. А наличие своей конторки попрошайничеству этому способствует. На конторку можно получить грант и самому его контролировать. Это важно. У меня тут богатый опыт. Приходишь со своим проектом в какую-то конторку, получает конторка грант на твой проект — и выясняется, что проектом рулишь не ты, а хозяин конторки. Ты этого хозяина посылаешь, и с проектом от этого ничего хорошего не происходит. Притом нужно понимать, что лично тебе рулить этим грантом экономически не выгодно и тупо опасно. Когда ты не грантополучатель, вероятность получения гонорара за свою работу довольно высокая. Бывают, конечно, злостные кидалы, но с возрастом научаешься их отсекать. Когда ты становишься лицом, распоряжающимся грантом, то гонорар, причитающийся тебе же как творческой единице, ты рассматриваешь как резервный фонд для покрытия дефицита бюджета своего проекта. Вообще для индивидуальной карьеры собственная конторка — вещь бесполезная. Для индивидуальной карьеры нужно не плодить сущности, а налаживать коммуникацию с сущностями, уже существующими.

Максим Диденко поставил в старинном особняке спектакль «Черный русский» — бродилку по «Дубровскому»

Это могли быть «Опасные связи» – поначалу продюсеры частного театрального проекта Дарья Золотухина и Елена Новикова задумывались о романе Шодерло де Лакло. Пушкинского «Дубровского» предложил режиссер Максим Диденко, частый гость ведущих экспериментальных площадок – «Гоголь-центра», Новой сцены Александринского театра, Центра им. Мейерхольда. Диденко занимается синтетическим, мультидисциплинарным театром – вот и в «Черном русском» драматические диалоги чередуются с вокалом и танцевальными номерами в стиле контемпорари, а плотность изобретательных визуальных образов завышена до предела. Премьера сделана в актуальном формате бродилки: публика рассредотачивается по дому Спиридонова – арендованному продюсерами роскошному особняку конца позапрошлого века. Каждая группа наблюдает за своей сюжетной линией, иногда пересекаясь с остальными. Актеры нарочно не соблюдают границы личного зрительского пространства: возмутительно короткая, почти интимная дистанция, пристальные взгляды, прикосновения – здесь это в порядке вещей.

Перед началом спектакля администраторы делят зрителей на оленей, лис и сов, выдавая всем по бумажной маске (минус – животное нельзя выбрать самому, плюс – маска останется вам). Так они определяют, за кем из персонажей вы последуете – за Троекуровым, Дубровским или Машей. Лица зрителей спрятаны за звериными мордами не только для того, чтобы отличать их от артистов: основной визуальный сюжет постановки – первобытная лесная стихия, захватившая фешенебельный столичный дом (лесная тема связана с фамилией Дубровского и местом его, так сказать, работы). Героев сопровождают ростовые куклы-медведи. На видеопроекциях мелькают то гигантские жуки, то голые деревья. Зал на нижнем этаже превращен в еловую чащу – зеркальные стены усиливают эффект. Лес «Черного русского», выражаясь языком географии, смешанный: это магический лес народной сказки, это романтический лес, укрывающий разбойников, наконец, это лес Островского – синоним диких, отсталых нравов. Кстати, Троекуров у Диденко ассоциируется с совой – прямо как помещица Гурмыжская и ее соседи.

Знакомые все лица

Продюсерам удалось собрать по-настоящему звездную команду. Это касается как создателей, так и артистов – например, Дубровского и Машу Троекурову в одном из составов играют известные киноактеры Артем Ткаченко и Равшана Куркова.

Среди всех персонажей кровожадный и распутный барин в исполнении Владимира Деля самое современное лицо: он разговаривает цитатами из «Домостроя», а дворню заставляет петь хором екатерининский гимн «Гром победы, раздавайся» (патриотическая песня в аранжировке композитора Ивана Кушнира – мрачная кульминация спектакля). Диденко лепит образ власти, развивая тему своей предыдущей работы «Пастернак. Сестра моя – жизнь», где главным героем, вопреки названию, был не поэт, а Сталин: молодой артист Никита Кукушкин сыграл советского лидера таким же нарциссичным самодуром, каким Дель изображает Троекурова. Персонаж Кукушкина как бы присваивал стихи Пастернака, приписывал его переживания себе – нечто похожее происходит в финале «Черного русского», когда Троекуров читает пушкинское послание к Чаадаеву. Россия вспрянет ото сна, ага, как же.

Премьера в доме Спиридонова подтверждает наметившийся за последние сезоны тренд – перерождение коммерческого театра. Еще несколько лет назад слово «антреприза» было ругательным и ассоциировалось с самыми примитивными театральными формами. В профессиональном сообществе считалось, что эксперимент – да что там эксперимент, любой интеллектуальный продукт – коммерческого успеха не приносит априори. Сегодня ситуация меняется: интерес публики к актуальной режиссуре уже достаточно велик, чтобы частные новаторские проекты могли зарабатывать. Популярная сеть реалити-квестов «Клаустрофобия» выпустила «МСК 2048», спектакль-антиутопию на промзоне. Продюсер Федор Елютин с разницей в один год сделал театрализованный тур по городу Remote Moscow и психологический квест «твоя_игра». Словом, «Черный русский» возник не в вакууме. Что любопытно, все перечисленные проекты – интерактивные: новый коммерческий театр продает не столько историю, сколько опыт участия.

Черный русский : Daily Culture

Иммерсивный спектакль (от англ. immersive – захватывающий) берет зрителя и уводит его в свой мир, погружая в него с головой. «Черный Русский» стал первым масштабным иммерсивным спектаклем в Москве и занял весь дом Спиридонова на Малом Гнездниковском переулке. Режиссер Максим Диденко собрал команду из разных театров и школ, заставил зрителя забыть, что перед ним актеры, которые обычно отделены от  зала так называемой «четвертой стеной».

Настроение, необходимое для восприятия «Черного русского» схватываешь сразу у входа. Все «приглашенные» стоят в очереди в особняк, как на открытие нового клуба, откуда-то сзади слышишь, как кто-то спрашивает, что их ждет и будет ли страшно. Иммерсивного спектакля бы не получилось, если бы сюжет так хорошо не вписывался в пространство. Дом Спиридонова, построенный в XIX веке, который успел побывать и отелем, и библиотекой, и выставочным залом, теперь стал площадкой для настоящих драматических событий.

В основе «Черного Русского» лежит неоконченный роман Пушкина «Дубровский», правда, прочитанная большинством школьная программа в спектакле-триллере узнается с трудом. Уже на входе, получая свою маску в виде лиса, оленя или совы, ощущаешь волнение, ведь дальше может произойти что угодно. В действительности же, вас приглашают ко столу, где подаётся только черная еда и крепкий алкоголь, к которому и бегут уже немного испуганные зрители. Правда, зрителем себя на этом спектакле совсем не чувствуешь, скорее кажется, что ты инородный элемент в пазле, как будто присутствуешь там, где тебя быть не должно, и видишь то, чего тебе видеть не стоит.

Особенность иммерсионного театра — воздействие оказывается не только и не столько на ваши глаза, сколько на все остальные органы чувств. В особняке каждое помещение сделано как отдельная сцена, тут есть и людская, и кухня, и даже хлев, где в нос сразу отдает непривычным для городского жителя запахом фермерских животных. Дверь из кухни ведет в лес, где, несмотря на то, что елки сделаны из фанеры и пространство увеличивается за счет зеркал, все же можно заблудиться. Атмосферу создает буквально все: тусклый свет, дым, зеркала, хаотично расположенные деревья, твоя собственная маска, которая каким-то образом мешает ощущать пространство так же, как в повседневной жизни. Когда ты бродишь по такому лесу, вдруг начинаешь замечать, что на тебя смотрят. Смотрят так, что обычно это бы заставило тебя прибавить шаг и сжать в руке ключи. Но здесь, в этом особняке, бежать некуда. Так что, когда незнакомец возьмет тебя за руку и уведет от других людей куда-то в темноту, тебе ничего не остается, кроме как молчать и делать то, что скажут.

Вообще все, что происходит в особняке Троекурова, на первый взгляд может показаться фарсом. Непонятно, зачем нам это показывают и как это связано. Как и сказано в программке «здесь все время что-то происходит». Каждая группа зрителей увидит что-то своё, последуя за одним героем. Тем не менее, за каким героем бы вы не последовали, вас все равно постараються шокировать. И когда из шкуры огромного разъяренного медведя выходит обнаженная девушка, никто уже не будет удивлен. Как говорится, приготовьтесь к сюрпризам.

Актеры иммерсивного спектакля подобраны идеально. Никто из персонажей не кажется второстепенным, за всеми интересно наблюдать, их хочется разглядывать, трогать, слушаться. Все движения персонажей поставлены как элементы из современного танца, актеры говорят что-то каждым своим жестом, нужно только внимательнее смотреть.

Иммерсивный спектакль совсем не похож на ставшие такими популярными квесты в реальности, это не просто триллер, разыгрываемый в особняке. Режиссер Максим Диденко показывает грубость, жестокость провинциальных русских помещиков в мелочах. Их мужики кровожадны и себе на уме, чувства и нравственность для них – всего лишь слова, ширма для выгодных сделок. В спектакле жестокими оказыватся все – даже Маша Троекурова, которая достает пистолет из свадебного платья, когда Дубровский приближается, чтобы её поцеловать. Владимир Дубровский умирает от выстрела в спину, от рук карлика, под прицелом пистолета своей любимой жнщины. Таким образом, искренность умирает в этом спектакле, над её трупом декламируют «Товарищ, верь, взойдет она…». И все присутствующие оказываются пассивными зрителями этого убийства, наблюдающими за ним из-под своих масок, на безопасном расстоянии.

Наталья Тарасова

 В Москве открылся иммерсивный театр

Московский людоед, обычно восприимчивый к новаторским формам, не сразу прижился к иммерсивному театру. Но в этом сезоне ситуация изменилась, и отечественные постановки и приглашенные режиссеры прочно занесли этот жанр в культурную карту.

Иммерсивный театр стал новым явлением после того, как британская компания Punchdrunk выпустила в Нью-Йорке очень успешное шоу «Sleep No More» (2011). По большей части бессловесная постановка, пьеса была основана на «Макбете», и зрители следовали за актерами через комнаты заброшенного склада на 27-й Западной улице.Немедленная сенсация, шквал постановок, вдохновленных представлением, вскоре появился по всему миру.

И вот настала очередь Москвы принять эту тенденцию. «Черный русский» режиссера признанного критиками Максима Диденко стал первой постановкой иммерсивного театра, появившейся в столице в этом сезоне. Премьера спектакля состоялась в сентябре в великолепном Доме Спиридонова XIX века на Тверской улице.

Диденко наиболее известен своими неортодоксальными и постмодернистскими постановками, в которых сочетаются элементы традиционного театра, мюзикла и даже современного танца.Его шоу «Черный русский» основано на «Дубровском», незаконченном романе Александра Пушкина, о благородном разбойнике-разбойнике, который пытается отомстить за своего отца после того, как злобный и могущественный сосед Троекуров выманил его из его собственности.

«Черный русский», однако, сосредоточен на более плотских аспектах романа: охоте, медвежьих боях и романе Дубровского с дочерью Троекурова Машей. Роль в постановке сыграла одна из самых узнаваемых актрис современной театральной сцены Равшана Куркова.Остальные актеры — актеры из театров «Практика» и «Гоголь-центр», а также «Мастерской Брусникина».

Зрителей, которых называют «гостями», просят надеть маску совы, оленя или лисы на время просмотра. От их выбора зависит, по какому пути — Троекурову, Дубровскому или Маше — они пойдут во время спектакля.

Это чувственный опыт в самом полном смысле этого слова. Помимо множества ярких визуальных эффектов, вам также предлагается попробовать различные угрожающе темные продукты во время производства, которые почти не узнаваемы при темном освещении.Пока вы бродите по дому по стопам своего персонажа, вы действительно чувствуете запах блинов, свежескошенного сена и цветов — как если бы вы действительно были в русском загородном особняке.

Музыка — работа Ивана Кушнира, который работал с Диденко над рядом предыдущих постановок. Тем временем Евгений Кулагин, наиболее известный по работе с Кириллом Серебренниковым над «Машиной Мюллера», вероятно, самой скандальной постановкой в ​​Гоголь-центре, руководил хореографией.

«Выжившие», также расположенные в особняке 19 века, американской компании Journey Lab, освобождает зрителей от выбора одного персонажа, которому они будут следовать.Вместо этого вам остается бродить по четырем этажам и пятидесяти комнатам по своему желанию.

Спектакль, премьера которого состоялся в начале этого месяца, основан на пьесе Хенрика Ибсена «Призраки», посвященной темам морали, инцеста и эвтаназии. Режиссеры Виктор Каринья и Миа Занетт провели несколько месяцев в Москве, работая над проектом в тесном сотрудничестве с российскими продюсерами.

Некоторые комнаты воспроизводят интерьер типичного скандинавского дома, а другие напоминают сказочный пейзаж или кошмар.Музыка написана популярным инди-поп-исполнителем Антоном Беляевым и его группой Therr Maitz.

История Ибсена о неудачном воссоединении семьи рассказывается одновременно с нескольких точек зрения. Зритель видит только отрывочные фрагменты трагедии и должен разгадывать их воедино. Это довольно утомительный опыт, и если вы обнаружите, что вам нужен перерыв, вам разрешается зайти в бар внизу, чтобы освежиться.

Предупреждение: будьте готовы к обнажению. Вы, вероятно, наткнетесь хотя бы на одну оргию, путешествуя по вместительной съемочной площадке.

«Черный русский» проходит до 12 января в Доме Спиридонова. Малый Гнезниковский переулок, 9/8. Метро Тверская, Пушкинская. blackrussianshow.ru

«Выжившие» проходят до 27 января в Дашковом переулке, 5. Метро Парк Культуры. dashkov5.ru.

Максим Диденко — Художник

Максим Диденко, режиссер, хореограф, педагог.

В 2005 году окончил Санкт-Петербургскую Академию театрального искусства, курс Г.М. Козлов.

В 2004-2009 гг. — актер театра «Дерево» (Санкт-Петербург — Дрезден), участвовал в спектаклях «Кецаль», «Казнь Пьеро», «Сны Роберта», «Диагноз», «Дивина комедия», « Острова »,« Однажды »и др.

С 2007 г. сотрудничает с Русским Инженерным Театром АХЕ.

Также сотрудничал с Центром современного искусства ДАХ в Киеве.

В 2010 году организовал союз про-театра «Дристон», под его эгидой поставил несколько спектаклей, спектаклей и акций.

Максим ставит спектакли в разных театрах: «Олеся. История любви »(2010, совместно с Н. Дрейден« Приют Театра комедианта », Санкт-Петербург),« Лёнка Пантелеев. Мюзикл »(2012, совместно с Н. Дрейден, ТЮЗ им. А. Брянцева, Санкт-Петербург),« Второе видение »(2013, совместно с Ю. Квятковским, Школа-студия МХАТ, Боярские палаты, Москва),« Пассажир »(2013, совместно с В. Варнава, КонтАрт, Санкт-Петербург),« Шинель. Балет »(2013, КонтАрт, СПб.-Петербург), «Костяная флейта» (2014 г., Театр Ленсовета, Санкт-Петербург), «Маленькие трагедии» (2014 г., Театр «Студия» Л.Ермолаевой, Омск), «Красная конница» (2014 г., Студия-школа МКАД. Художественный театр, Москва), «Хармс. Мыр »(2015, Гоголь-центр, Москва),« Земля »(2015, Новая сцена Александринского театра, Санкт-Петербург),« Молодая гвардия »(2015, совместно с Театром Д. Егорова« Мастерская ». Санкт-Петербург) , «Идиот» (2015, Театр Наций, Москва), «Пастернак. Моя сестра-жизнь »(Гоголь-центр, Москва, 2016),« Черный русский »(2016, особняк Спиридонова, Москва),« Чапаев и Пустота »(2016, театр« Практика », Москва),« Я здесь »(2016, театр «Старый дом», Новосибирск), «Процесс» (2017, ProFitArt, Прага, Чехия), «Цирк» (2017, Театр Наций, Москва), «Десять дней, которые потрясли мир» (2017, Музей Москвы , Москва), «Собачье сердце» (2017, «Приют Театра комедианта», Санкт-Петербург).-Петербург), «Беги, Алиса, беги» (2018, «Театр на Таганке», Москва), «Текст» (2018, Совместный проект Московского драматического театра им. Ермоловой и продюсера Л. Робермана, Москва), «Девушка». и смерть »(2018,« Птица и морковь », Лондон, Великобритания),« Глазами клоуна »(2019, Национальный театр Мангейма, Мангейм, Германия),« Коллайдер »с музыкальной группой Shotrparis (2019, Хлебозавод, фестиваль Форма, Москва, RU), «Норма» (2019, совместный проект Мастерской Брусникиной и Малого Бронного театра, Москва, RU), «Бойня N5» (2020, Tristan production and Hellerau, Дрезден, Германия) и другие. .

Спектакли Максима Диденко неоднократно номинировались на различные премии, в том числе «Золотая маска», «Золотая софита», «Прорыв», «Премия Сергея Курёхина», GQ и др.

Максим Диденко получил приз за лучшую режиссуру за спектакль «Шинель. Балет »в Санкт-Петербургской театральной премии молодых артистов« Прорыв »2014; Максим Диденко объявлен обладателем Сноба 2016 года. Премия «Сделано в России» в номинации «Театр» за спектакль «Пастернак.Моя сестра — Жизнь »; Приз лучшему режиссеру за спектакль «Я здесь» на V Межрегиональном фестивале-конкурсе «Новосибирский транзит» -2018.

Диденко проводит свои оригинальные мастерские в Санкт-Петербурге, Киеве, Москве, Омске, Праге, Чикаго и др.

Контакты:

 Екатерина Диденко
[email protected]
+7 921 314 0007 

Черный русский блог — Черный русский, биография Фредерика Брюса Томаса

Вряд ли Фредерик мог выбрать худшее время для инвестиций в Москву, потому что ровно через неделю после того, как он купил имение Кантакузене-Сперанских 16 февраля 1917 года, разразилась первая «февральская» революция 1917 года (на самом деле это был март на Западе. , но русский календарь отставал на тринадцать дней).Это событие, связанное с отречением императора и созданием «Временного правительства» (я описываю все это более подробно в своей книге), первоначально было встречено повсеместной эйфорией, особенно среди городских слоев и национальных меньшинств, которые считали, что страна окончательно сбросила царскую тиранию и теперь будет преобразована в конституционную демократию.

Однако той весной и летом, когда новый порядок безуспешно пытался выйти из нарастающего хаоса, оптимизм постепенно угас.Для многих надежда вообще умерла менее чем через год, после второй «октябрьской» революции 1917 года (ноябрь на Западе), которая породила ряд ужасов, беспрецедентных даже в зачастую мрачной истории России.

Однако в марте 1917 года никто не мог предвидеть того, что произойдет.

Театральная жизнь в Москве начала очень быстро приспосабливаться к новой политической реальности страны, хотя многие изменения были относительно поверхностными, и большая часть театральной деятельности продолжалась, как и прежде, с поступлением прибылей.Новый «Комиссар» города переименовал бывшие «Императорские» театры в «Московские государственные театры»; он также руководил всеми популярными театрами, цирками, кинотеатрами и кабаре города новому «Совету [или« Совету »] Театрального общества».

В Большом театре, одном из самых престижных залов высокой культуры города, из репертуара была исключена суперпатриотическая опера девятнадцатого века « Жизнь за царя ».

Напротив, с устранением имперской цензуры и заметным уменьшением влияния церкви на общественную жизнь, непристойные и непочтительные пьесы, которые были невозможны при старом режиме и которые часто высмеивали Распутина и его отношения с императорской семьей, начали ослабевать. быть поставлены широко: некоторые типичные названия включают Счастливые дни Распутина, Гарем Гришки [«Гришка» — уменьшительное русское уничижительное слово «Григорий», имя Распутина] , Крах фирмы «Романов и К °».”

Откровенная нагота, еще один угодник публики, также начала появляться на сцене эстрадного театра, в том числе в Аквариуме Фредерика, хотя все еще под завесой облагораживающих отсылок к классической древности, таких как история Фрины, куртизанки из Древней Греции, которая была доставлена ​​раньше суд по обвинению в богохульстве, но оправдан из-за ее красоты:

«Мадам. Христофоровой в роли Фрины »- живая картина на сцене« Мюзик-холла »Аквариума ( Рампа и жизнь , 18 июня 1917 г., с.12)

(продолжение следует)

Черный Русский

Черный Русский

Черный Русский

InterAct Theater Company, Arts Bank, Broad and South Sts., До ноября. 10 (893-1145).
Black Russian Параллельные сцены богаты плодотворными образами культура и идентичность, видимость и невидимость.
По одну сторону сцены — 1996 год, и Миша (Михаил Линкольн Ленин) Смит (играет Фрэнк X), российский историк, проходит иммиграционный контроль в Кеннеди, посетив Соединенные Штаты, где родился его отец, в первый раз.На другая сторона сцены, это 1936 год, и агроном из Луизианы Юджин Смит (Джонни Хоббс-младший) оформляет иммиграционный контроль в Ленинграде, добровольно работать на молодой Советский Союз, помогая развиваться новый сорт хлопка для выращивание в Узбекистане.

Black Russian , новая пьеса Томаса Гиббонса для InterAct Theater, наполнены такими параллелями. Джин мечтает о Советском Союзе, мире последняя лучшая надежда, как страна справедливости и процветания (его девиз повсюду «что изменит мир — качество нашей надежды »), а Миша мечтает об Америке свободы и возможностей.Советский коллега Джина (Джо Гусман) см. ничего, кроме бюрократии и сталинского гнета; Эмигрантские друзья Миши (Тим Мойер и Сюзанна Салби), оставив одну разрушающуюся сверхдержаву, смотрите на Америку как на следующую в очереди на взрыв.

В самой потрясающей параллели вечера, в конце первого поступок, Джин принимает советское гражданство, осуждая своего друга в процесс, а Миша прихорашивается перед зеркалом в своем новом американском одежда. «Кто это мужчина?» Миша гордо спрашивает свое зеркальное отражение за кулисами, а Джин, за кулисами, объявляет своим советским спонсорам: «Благодарю вас за мою новую жизнь.»

Black Russian Параллельные сцены богаты такими плодородными образами о себе, культуре и идентичности, о видимости и невидимости. Джин сажая семена будущего, Миша раскрывает свой Афро-американские корни. Как семена хлопка что Гена везет в Ташкент в портфеле, и семена, которые Миша уносит обратно в Луизиану в кармане, они оба гибриды.

Пьеса Гиббонса (по заказу InterAct, разработанная прошлым летом в престижная Национальная конференция в Театральном центре Юджина О’Нила) сложный сюжет и замысловато обработанный (в какой-то момент есть за кулисами-вправо флэшбэк в флэшбэк сцены внизу справа), и каждая сцена строится неумолимо до своей драматической точки, перемежающейся красиво отточенным поворотом фраз (я записал их более десятка в блокноте во время представление).

Все эти функции имеют те же сильные стороны, что и режиссер Сет Розин. так потрясающе привнес в постановку Гиббонса 6221 несколько лет тому назад. И в пьесе есть все характерные мелкие слабости Коллаборации Гиббонса-Розина: это несколько завышено, немного тяжеловесно по экспозиции и его чувство юмора немного напрягся.

И Джиновая сторона сюжета, с ее историей предательств, доносов и купленных тишин, рассказывается не так хорошо, как гораздо более простая история Новое открытие Мишей Америки.Слишком много этих сцен (включая решающий, в котором Лэнгстон Хьюз [Брюс Бертон Робинсон] навещает Джина в Узбекистане) ставятся за сетками. А Джонни Хоббс более убедителен и убедителен, как искренний идеалист 30-х годов, чем он, как каменная восьмидесятилетняя партия апаратчик, и так сцены из его разочарование и смерть не имеют веса раздутое письмо.

Не рассказывается и о бурных отношениях между старым Джином и молодым Мишей. воспоминания, установленные достаточно ясно или эмоционально, чтобы добавить необходим резонанс к финальным сценам спектакля.

Это позор, потому что эти сцены самые прекрасные в сценарии Гиббонса. Сначала Миша учится произносить «y’all» у молодого чернокожего. Луизианец (Бриджит Джонс) — сцена, которая значительно , а не , наконец, отражают его параллельную сцену, намного раньше, в котором Джин учит свою будущую советскую жену (Екатерина Слюсарь), чтобы сказать это. А потом Миша и дух его мертвых отец вместе сажает семена вдоль берегов Миссисипи — гибрид семена, рожденные из страны угнетения, которые должны быть посажены независимо от того, смогут ли они когда-нибудь прорасти и зацвести.В эти сцены, Гиббонс окончательно доказывает, что он поэт театра, и не только опытный рассказчик и полемист.

Актерский состав (в который также входит Барбара Уинтерс Пинто) играет самых разных других ролей. Наборы (с высокими изображениями Сталина и Кока-Колы) костюмы — сами Андрей Ефремов и Лариса Ратникова. Русско-эмигрантские потомки Родившийся в США советский родитель.

— Кэри М. Мэйзер

«Норд-Ост» вспоминает о восхождении террористки-смертницы

Среди захватчиков заложников было 19 женщин — это самый большой показатель участия женщин-чеченских боевиков в любой операции с начала второй войны России против сепаратистов в республике Северный Кавказ.

Одетые в черное, с закрытыми лицами, заряженные взрывчаткой чеченские боевики сидели среди примерно 700 заложников, взятых во время аншлагового представления в московском театре.

Когда изображения взятия заложников на Дубровке достигли мира в октябре 2002 года, стало очевидно, что многие из них не были обычными террористами — это были женщины, известные как «черные вдовы» Чечни.

Deadly Debut

Они уже наносили удары раньше. В 2000 году Хава Бараева стала первой, когда она въехала на грузовике со взрывчаткой в ​​здание, где размещался российский спецназ в Чечне.Повстанцы утверждали, что в результате нападения было убито 27 человек.

Второе нападение «черной вдовы» произошло в ноябре 2001 года. Эльза Газуева, нацеленная на человека, которого она обвиняла в смерти своего мужа, подошла к коменданту Урус-Мартановского района Гайдару Гаджиеву и спросила его: «Ты еще меня помнишь?»

Затем она взорвала взрывное устройство, в результате которого погибла она, российский офицер и его телохранители.

Американский социолог Розмари Скайн в своей книге «Женщины-смертницы» обращается к феномену, который вскоре стал характерной чертой второй чеченской войны.

«У меня есть философия относительно большинства участвующих женщин», — говорит Скайн. «Может быть несколько факторов, которые заставляют людей туда заходить. Например, в случае с чеченскими женщинами, несколько семей получили большие суммы денег за выполнение этих задач. Но я считаю, что они сами не стали бы этого делать. Дело в том, если бы в обществе не было посреднических сил. Другими словами, это правда, у некоторых женщин есть личные причины ».

В случае с Газуевой месть явно была решающим фактором.Газуева потеряла на войне 16 своих родственников. Она утверждала, что Гаджиев убил ее раненого мужа в больнице, у нее на глазах.

Но никогда прежде мир не видел ничего подобного причастности черных вдов к захвату заложников в театре на Дубровке менее чем через год.

Массовое воззвание

Из 41 боевика, участвовавшего в осаде, 19 были женщины. Скайн предлагает объяснение того, что могло заставить так много женщин рискнуть своей жизнью.

«Я думаю, что женщины-комбатанты, которые участвуют в этих нападениях смертников, являются ответом на силу, обычную в их среде, например, на националистические мотивы», — говорит Скайн. «Я считаю, что чеченские повстанцы подошли бы к этой категории, и это побуждает их добровольно отдавать свои жизни. Я думаю, что склонность к самоубийству имеет своим источником моральное строение групп, входящих в это общество. И вот что мы узнали от чеченских женщин. У них была избранная миссия, но в их обществе были еще и смягчающие силы, которые позволяли им идти вперед и делать это.

Более того, говорит Скайн, нельзя отрицать успех такой тактики.

Убитые черные вдовы, изображенные российским телевидением после кризиса (AFP)

вы можете сделать, чтобы одолеть своего врага, вырваться вперед, вы будете использовать эту тактику «, — говорит она.» Вначале я думаю, что женщины использовались как элемент неожиданности. Но когда это начало работать, они, конечно же, приобрели больший статус в своих группах и стали очень цениться — потому что это работало.»

Поскольку многие из тех, кто находился в театре, погибли от воздействия газа, закачанного в театр российскими войсками, черные вдовы сидели среди заложников.

Они ждали приказа о взрыве взрывчатки, пока боевики мужского пола вступили в бой оборонительные позиции. Приказ так и не поступил. Русские коммандос вошли в здание, убив всех захвативших заложников.

Наблюдатели, такие как Скайн, могут только предполагать, почему черные вдовы не взорвали свои бомбы.

«Из моего исследования , Я узнал, что, вероятно, происходило несколько вещей, — говорит Скайн.«Возможно, у них не было полномочий делать это без приказа людей. Если бы они знали об этом, у них действительно не было полномочий взрывать бомбы».

Мотивы Черной Вдовы

Последующая неудачная атака могла бы дать величайшее понимание разума черной вдовы. В 2003 году Зареме Мужихоевой не удалось взорвать бомбу возле ресторана в центре Москвы.

Как вдова, по чеченским традициям она была обязана вернуться в семью мужа после его смерти.Она сделала это, попав в то, что она позже описала как рабство. Брат мужа забрал ее 5-летнюю дочь, сказав, что сам воспитает ее. Забрав ребенка, она попыталась сбежать, но была остановлена ​​в аэропорту родственниками.

Она была опозорена в глазах семьи. Позже ей предложили искупить свою вину, совершив самоубийственную атаку. По словам Скайна, умерев во имя Бога, она сможет попасть в рай девственницей.

«Очевидно, их цель — стать королевой всех дев, — говорит Скайн.«Если они не девственницы на Земле, то, совершив этот акт, Аллах сделает их чистыми. И они войдут в вечность, не совершив полового акта. Они будут девственниками. И они хотят быть чистейшими из всех. чистая и, надеюсь, царица всех дев

Или, в последних словах первой черной вдовы Хавы Бараевой: «Я знаю, что делаю. За рай надо платить. Думаю, я заплатил «.

Чеченские террористки-смертницы

Зарема Мужихоева, задержанная в июле 2003 г. при попытке взорвать бомбу смертника, в московском суде в августе 2004 г. (ТАСС)

РАДИКАЛИЗОВАННЫЕ ЖЕНЩИНЫ: В октябре 2002 года 42 чеченских боевика захватили сотни заложников в московском театре.Девятнадцать человек, захвативших заложников, были женщинами, что означает первое участие женщин в миссии подобного рода в таком масштабе. Однако чеченские женщины совершают самоубийства и другие нападения как минимум с 2000 года.

1-3 сентября 2004 г .: Более 30 чеченских террористов захватили более 1000 заложников в школе в Беслане , Северная Осетия. По имеющимся данным, от двух до четырех террористов были женщины.

31 августа 2004 г.: Роза Нагаева Сестра Аманат Нагаевой (см. выше) взорвалась возле станции московского метро, ​​в результате чего погибли 10 человек.

24 августа 2004 г .: Две чеченские женщины, Аманат Нагаева и Сатисита Джбирханова, почти одновременно взорвали взрывчатку на двух российских коммерческих авиалайнерах , в результате чего погибло 90 человек.

6 февраля 2004 г .: Неизвестная женщина убила более 40 человек в результате взрыва бомбы-смертника в московского метро .

9 декабря 2003 г. : неизвестная женщина нанесла удар себе и шести другим возле московской гостиницы .

5 декабря 2003 г .: Четыре террориста-смертника — как сообщается, три женщины и мужчина — взорвали пригородный поезд на юге России, в результате чего погибло не менее 44 человек.

27 июля 2003 г .: Неизвестная женщина взорвала себя и гражданскую женщину на блокпосту в Грозном.

10 июля 2003 г .: Зарема Мужихоева задержана при попытке взорвать бомбу возле гостиницы в центре Москвы. Полицейский сапер позже убит, пытаясь обезвредить бомбу.

5 июля 2003 г .: Две террористки-смертницы — Зулихан Элихаджиева и Марьям Шарипова — убили 14 человек на рок-концерте в Москве .

5 июня 2003 г .: Неопознанная террористка-смертница взорвала автобус в Моздоке, Северная Осетия, убив не менее 18 человек.

14 мая 2003 г .: Одна или две террористки-смертницы убили не менее 16 человек в чеченском городе Илисхан-Юрт . Российские власти считают, что нападение было попыткой убийства промосковского чеченского лидера Ахмед-хаджи Кадырова.

12 мая 2003 г .: Два или три террориста-смертника взорвали грузовик в правительственном комплексе в Знаменском , Чечня, в результате чего погибли не менее 60 человек. По некоторым данным, грузовиком управляли две неизвестные женщины.

23-26 октября 2002 г .: Девятнадцать из 41 боевика, захватившего заложников в московского театра , были женщинами. Все террористы погибли при штурме здания спецназом.

29 ноября 2001 г .: Эльза Газуева взрывает бомбу, убивая себя и российского военного в Урус-Мартане.Газуева обвинила офицера в том, что он заказал убийство ее мужа.

7 июня 2000 г .: В чеченском городе Алхан-Юрт Хава Бараева — женщина, связанная с двумя чеченскими полевыми командирами — взрывает заминированный грузовик. Российские военные заявляют, что погибли двое солдат.

ХРОНОЛОГИЯ

Аннотированная хронология конфликта в Чечне . Аннотированная хронология крупных террористических актов , связанных с конфликтом в Чечне.


RFE / RL полностью освещает раздираемую Россией Чеченскую республику.

театр | Определение, история, стили и факты

Визуальные и пространственные аспекты

На начальном этапе развития театра в Древней Греции, когда поэт Феспис, которому приписывают как изобретатель трагедии, так и первый актер, приехал в Афины в 534 году. До того, как его труппа была на повозках, выступления давались на агоре (т. е. на рынке) с деревянными трибунами для сидения публики; в 498 году трибуны обрушились и погибли несколько зрителей. Подробные литературные описания театра и декораций в Древней Греции можно найти в книге De architecture libri decem римского писателя I века до н.э. Витрувия и в книге Onomasticon II века н.э. греческого ученого Юлия. Поллукс.Однако, поскольку эти трактаты появились через несколько сотен лет после классического театра, точность их описания вызывает сомнения.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Немногое сохранилось от театров, в которых ставились самые ранние пьесы, но основные детали были восстановлены на основе архитектурных свидетельств Театра Диониса в Афинах, который несколько раз перестраивался с момента его строительства в камне политиком Ликургом на юге. склон Акрополя около 330 г. до н. э.Центром театра было оригинальное танцевальное место, плоское круглое пространство, содержащее алтарь Диониса, называемое оркестром. В центре стояла площадка со ступенями ( bemata ), ведущая к алтарю (тимел). Рядом находился храм, из которого в праздничные дни выносили святой образ, чтобы бог мог присутствовать на спектаклях.

Театральные представления, еще не полностью свободные от религиозного элемента, обращали свое внимание на всю общину, и посещение было фактически обязательным.Таким образом, первой задачей театральных строителей того времени было обеспечить достаточно места для больших аудиторий. Вначале вход был бесплатным; позже, когда взималась пошлина, малоимущим гражданам давали вступительные деньги. Судя по размеру театров, кажется разумным предположить, что актеры выступали на приподнятой платформе (вероятно, называемой logeion , или «место для выступления»), чтобы быть более заметными и слышными, в то время как хор оставался на возвышении. оркестр. Позже здесь была высокая сцена с мраморным фризом внизу и небольшая лестница вверх от оркестра.Большой эллинистический театр в Эпидавре имел то, что, как полагают, было высокой двухэтажной сценой.

Самые ранние постановки не имели фонового здания. Актеры были одеты в skēnē (от которого произошло слово «сцена»), который тогда был небольшой палаткой, и хор и актеры вошли вместе из главного входа, parodos . Самые ранние постройки, такие как алтари и скалы, можно было установить на краю террасы. Первой дошедшей до нас дорамой, для которой требовалось большое здание, была трилогия Эсхила « Орестея », впервые созданная в 458 году до нашей эры.Среди историков возникли разногласия относительно того, был ли skēnē установлен внутри сегмента оркестра или за его пределами. skēnē в своем более позднем развитии, вероятно, представлял собой длинное простое здание слева от террасы оркестра.

В первый период греческой драмы основным элементом спектакля был хор, размер которого, по-видимому, значительно варьировался. В « Suppliants » Эсхила было 50 членов хора, но в других его пьесах их было только 12, и Софокл призвал их 15.Размер хора уменьшился в V веке, так как ритуальный элемент драмы уменьшился. Поскольку количество актеров увеличивалось по мере уменьшения хора, а сюжеты драмы усложнялись, возникла необходимость в дублировании ролей. На полностью открытой сцене такие замены откладывались, и саспенс драмы рассеялся. Драматическая правдоподобность была также подорвана тем фактом, что боги и смертные, враги и друзья всегда входили с одного и того же направления. Добавление живописного фасада с тремя дверями увеличило количество входов более чем вдвое и дало драматургу больше свободы для развития драматического напряжения.Около 425 г. до н. Э. Было заложено прочное каменное основание для сложного здания, называемого стоа, состоящего из длинной передней стены, прерванной по бокам выступающими крыльями, или paraskēnia . Зрители сидели на деревянных скамейках, расположенных веерообразно, разделенными радиальными проходами. Верхние ряды представляли собой скамейки из подвижных досок, поддерживаемые отдельными камнями, посаженными в землю. Почетные места представляли собой каменные плиты с надписями, приписывающими их священникам.

Фоновая декорация первоначально представляла собой временный деревянный каркас, прислоненный к передней стенке беседки и покрытый подвижными ширмами.Эти ширмы были сделаны из высушенных шкур животных, окрашенных в красный цвет; Только после Эсхила полотна в деревянных рамах были украшены в соответствии с потребностями конкретной пьесы. Аристотель приписывает Софоклу изобретение живописи сцены, нововведение, которое другие приписывают Эсхилу. Примечательно, что Эсхил проявлял интерес к постановке, и ему приписывают классический дизайн костюмов. Простой греческий пейзаж был сопоставим с пейзажем 20 века; импульс визуализировать и конкретизировать фон действия стал сильным.Нарисованные декорации, вероятно, впервые были использованы при производстве Oresteia ; Примерно через 50 лет к деревянной конструкции сцены был добавлен второй этаж. Перед нижним этажом здания была установлена ​​деревянная колоннада, или портик, proskēnion . Эта длинная и низкая колоннада напоминала внешний вид дома, дворца или храма. Раскрашенные ширмы, установленные между колоннами proskēnion , подсказывали место действия.

Вначале декорации, вероятно, были немного изменены во время антрактов, разделяющих пьесы трилогии или тетралогии, или в ночное время между двумя фестивальными днями.Ко второй половине V века смена сцен происходила с помощью подвижных расписных ширм. Несколько таких экранов можно было поставить друг за другом, чтобы при снятии первого появлялся следующий за ним.

Вскоре после введения фасада пьесы единообразно ставились перед храмом или дворцом. Чтобы обозначить смену обстановки, были представлены периактои . Это были вертикальные трехсторонние призмы — каждая сторона окрашена для обозначения разных мест — установленные заподлицо со стеной дворца или храма по обе стороны сцены.В отношении пейзажа соблюдались некоторые условности; Во-первых, если повернуть только правый periaktos , это укажет на другую местность в том же городе. Согласно другому соглашению, действующие лица, входящие справа, считались выходящими из города или гавани, а акторы слева — из сельской местности.

Постоянный фасад также использовался, чтобы скрыть сценические свойства и оборудование. Доказательства использования так называемого летательного аппарата mēchanē (лат. machina ) в V веке приводятся в комедиях Аристофана; Персонаж пьесы « Мир » возносится на небо на навозном жуке и призывает перевертыша сцены не дать ему упасть.Модель mēchanē состояла из вышки и крана. Во времена Еврипида он традиционно использовался в эпилоге, когда бог спустился с небес, чтобы разобраться в сложностях сюжета, условность, которая стала известна как deus ex machina («бог из машины»). Об огромном использовании летательных аппаратов свидетельствует поэт Антифан, писавший, что трагические драматурги поднимали машину так же легко, как поднимали палец, когда им больше нечего было сказать.

Колесная платформа или повозка, называемая ekkyklēma , использовалась для демонстрации результатов закулисных действий, таких как тела жертв убийства. ekkyklēma , как и periaktoi , была приемом для театра под открытым небом, в котором возможности для создания реалистичных иллюзий были сильно ограничены. Невозможно было показать реалистичную картину интерьера под крышей, потому что крыша закрывала бы обзор тем, кто сидел на более высоких ярусах аудитории. Так, например, греки для изображения внутреннего убранства дворца выкатили трон на круглый или квадратный подиум. Новые машины были добавлены в эллинистический период, к тому времени театр почти полностью утратил свою религиозную основу.Среди этих новых машин были hemikyklion , полукруг холста, изображающий далекий город, и stropheion , вращающаяся машина, использовавшаяся для изображения героев на небесах или сражений на море.

Ховард Бэй Клайв Баркер Джордж К. Изенур

Новые перспективы Черноморского театра в российской стратегической культуре

1 См., Например, серию из четырех эссе Бориса Тукаса, опубликованную Центром стратегических и международных исследований в 2017 г. 2018.Последний из этих эссе — Борис Тукас, «У ​​Турции нет союзников в Черном море, только интересы», Центр стратегических исследований, 13 февраля 2018 г., https://www.csis.org/analysis/turkey-has-no союзники только интересы Черного моря. См. Также статьи Майкла Петерсена, Дмитрия Горенбурга и Криса Миллера из серии «Спина Черного моря», опубликованной в «Войне на скалах» в 2018 г .; Первая из этих пьес — Крис Миллер, «Черное море вернулось, хорошо?» War on the Rocks , 26 июля 2018 г., https: // warontherocks.com / категория / специальные-серии / black-sea-back /. См. Также Гжегож Кучински, Стратегия Mare Nostrum: Военная активность России в Черном море , Специальный отчет Варшавского института, 21 марта 2019 г., https://warsawinstitute.org/mare-nostrum-strategy-russian-m military-activity-black — море/.

2 Александра Климова и Симон Т. Веземан, Безопасность России и Черного моря , Справочный документ SIPRI, декабрь 2018 г., стр. 17, https://www.sipri.org/publications/2018/sipri-background-papers/russia-and-black-sea-security.

3 См. Стенограмму выступления Герасимова на заседании коллегии Минобороны 7 ноября 2017 г. (Министерство обороны Российской Федерации, «Выступление начала генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации», 7 ноября 2017 г. , https://function.mil.ru/news_page/country/[email protected])

4 Кейр Джайлс и Матье Булеж, «Возможности России в области A2 / AD: реальные и воображаемые», Parameters , Vol.49, № 1-2, Весна-Лето 2019, стр. 21–26.

5 «МиГ-31 с ракетами« Кинжал »совершил более 380 боевых вылетов над Черным и Каспийским морями», ТАСС, 20 февраля 2019 г., https://tass.ru/armiya-i-opk/6138865.

6 Б.Дж. Армстронг, «Тень воздушно-морского сражения и захват A2AD», Война на камнях , 5 октября 2016 г. https://warontherocks.com/2016/10/the-shadow-of -Воздушная-морская-битва-и-затопление-a2ad /.

7 Джоанна Хоса, «Расширяющиеся горизонты Украины», Европейский совет по международным отношениям, 14 августа 2019 г. (https: // www.ecfr.eu/article/commentary_ukraine_broadening_horizons_erdogan_zelensky).

8 Мехмет Егин, «Турция между НАТО и Россией: нарушенный баланс», Немецкий институт международных отношений и безопасности, 30 июня 2019 г., https://www.swp-berlin.org/10.18449/2019C30/.

9 Павел К. Баев, «Россия наращивает и сокращает свою военно-морскую мощь», Российский аналитический дайджест , № 237, июнь 2019 г., стр. 6–9.

10 Игорь Деланоэ, Черноморский флот России: на пути к межрегиональным силам , Арлингтон, Вирджиния.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *