Сюжеты средневековых книг: самое интересное о книгах, писателях, литературных жанрах и течениях

Содержание

«Страдающее Средневековье» радует читателей — Год Литературы

Текст: Мария Елифёрова *

Фото обложки: издательство «АСТ»

С. Зотов, М. Майзульс, Д. Харман. Страдающее Средневековье. — М.: АСТ, 2018. 416 с.: ил. — (История и наука Рунета)

История создания этой книги пока еще непривычна для значительной части читательской аудитории. В 2012 году студенты семинара ВШЭ по медиевистике, которым руководит М. А. Бойцов, создали шуточное сообщество «ВКонтакте» под названием «Страдающее Средневековье». Принцип был нехитрый — в сообществе постили средневековые миниатюры (иногда — картины эпохи Ренессанса) со смешными подписями.


В сущности, жанр «Страдающего Средневековья» — демотиватор, хотя и без формальных признаков типичного демотиватора (обязательной черной рамки с белым шрифтом).


Сообщество, однако, приобрело неожиданную популярность, и на момент, когда пишутся эти строки, в нем состоят более трехсот тысяч подписчиков, что лишь немногим меньше аудитории, например, сообщества «Постнаука». Затем администраторы сообщества Юрий Сапрыкин и Константин Мефтахудинов получили еще более неожиданное предложение от издательства АСТ — создать книгу по теме паблика.

Эта идея могла бы навсегда остаться издательским курьезом, если бы администраторы, вместо того, чтобы просто перенести содержимое паблика на бумагу, пусть даже и с научно-популярными комментариями, не обратились к группе профессиональных искусствоведов и специалистов по средневековой иконографии. Концепцию книги придумал М. Р. Майзульс, автор ряда работ о демонологии в средневековом искусстве (обычно в соавторстве с Д. А. Антоновым — причины, по которым последний отсутствует в коллективе авторов вышедшей книги, для нас несколько загадочны, но, возможно, помешала занятость). В результате эта концепция существенно разошлась с концепцией оригинального паблика. Сообщество «ВКонтакте» первоначально использовало преимущественно традиционные, узнаваемые сюжеты средневекового и ренессансного искусства (библейские и античные истории, летописные иллюстрации сражений).

Они и сейчас составляют немалую долю контента в сообществе. Источником комизма являются скорее надписи, интерпретирующие изображение в анекдотической манере (например, Венера говорит убегающему Адонису: «Вынеси ёлку!»). Книга построена совершенно иначе. Идея Майзульса состояла в том, чтобы сосредоточить внимание на типах изображений, малоизвестных широкой публике и так или иначе нарушающих расхожие представления о средневековом благочестии: изображениях монструозных, комических или непристойных.

В итоге получилась уникальная книга, единственным аналогом которой в отечественной историографии может служить монография В. П. Даркевича «Народная культура Средневековья: пародия в литературе и искусстве, IX—XVI вв.», вышедшая более четверти века назад. До сего времени книга Даркевича оставалась чуть ли не единственной обзорной работой на русском языке, знакомящей читателя с карнавальным элементом средневекового искусства. Хотя «карнавальность» Бахтина давно стала затверженным мемом, наши студенты, да и просто читатели, интересующиеся Средневековьем, имели мало возможностей узнать, как именно эта карнавальность выглядела и в чем проявлялась — в книге Бахтина не были задействованы иконографические материалы.

Да и доступ к западным манускриптам с миниатюрами в эпоху, когда интернета ещё не было, а «железный занавес» ещё был, оставался затруднительным.

Книга Даркевича в какой-то степени восполнила этот пробел, но по странной прихоти судьбы оставалась малоизвестной до переиздания в середине нулевых — даже профессиональные медиевисты на неё ссылались нечасто. Остается лишь пожалеть, что скончавшийся в 2016 г. Даркевич немного не дожил до выхода в свет «Страдающего Средневековья». Нет сомнений, что он бы оценил и замысел, и труд составителей.

«Страдающее Средневековье» издано в совсем иную эпоху и в иных обстоятельствах, чем «Народная культура Средневековья». В эру интернет-технологий любой желающий имеет доступ к средневековым изображениям в высоком разрешении и в количестве, на порядки превышающем то, которое было доступно даже самому Даркевичу на 1992 год. Это не два-три десятка плохо пропечатанных изображений в старых публикациях! Можно, конечно, посетовать, что уровень полиграфии издания АСТ, хоть и существенно выше того, который имелся три десятилетия назад, всё же оставляет желать лучшего; но издание её на уровне альбомов по искусству нерационально увеличило бы ее стоимость и отпугнуло бы многих потенциальных читателей — что поделать, таковы условия современного книжного рынка. Главное же в том, что любой заинтересовавшийся читатель в нынешних условиях может набрать поиск картинки в интернете и полюбоваться изображением гораздо лучшего качества, чем в самой дорогой бумажной книге.


Картинки в книге, следовательно, утрачивают ту функцию, которой они обладали тридцать лет назад — ознакомительную. Они служат лишь опорными пунктами, иллюстрирующими те или иные положения текста.


Это изменение функции отразилось на самой структуре книги. В отличие от научно-популярной литературы прошлого, «Страдающее Средневековье» не столько даёт читателю информацию, сколько упорядочивает и объясняет. Книга снабжена предисловием администраторов сообщества (их прямая роль в создании книги, собственно, этим скромным вкладом и ограничивается), которые пишут:

 «Играя со средневековыми образами, мы никогда не рассказывали о том, откуда они были взяты и что на самом деле означали — за это нас часто критиковали подписчики. Эта книга поможет отчасти исправить нашу ошибку».

Слово «ошибка» тут, разумеется, жест куртуазной учтивости, поскольку изначально сообщество состояло из студентов-медиевистов, владеющих предметом, и жанр постов не предполагал пояснений. Но поскольку запрос широкой публики на знания о Средневековье не угасает вот уже два столетия, то успех паблика «ВКонтакте» — отличный повод для популяризации этих знаний.


Задача книги в том виде, в котором она оказалась сформулирована М. Р. Майзульсом, — именно систематизация и разъяснение, и в целом с этой задачей книга справляется вполне успешно.


Маргинальные мотивы средневекового искусства сгруппированы по темам, которые, в свою очередь, объединяются по разделам: «Звериное», «Человеческое», «Божественное». Иногда, впрочем, отнесение той или иной темы к разделу небесспорно или не вполне ясно: так, три главки о непристойностях входят в раздел «Звериное», хотя по факту все рассматриваемые там изображения — человеческого тела. А раздел «Человеческое» состоит по большей части из тем, связанных с Христом и Девой Марией, хотя и посвящён бытовому, физиологическому плану изображений. В то же время книге нельзя отказать в достаточно строгой логике восхождения от «низкого» к «высокому», от демонического к таинствам эзотерики (последние главы книги рассматривают использование алхимической символики в христианском мистицизме).

Отдельное достоинство книги — в том, что авторы знакомят читателя с современным состоянием исследований по всем этим темам, ведь, как уже говорилось, на русском языке литературы по ним почти нет. Знания публики, не принадлежащей к числу узких специалистов, в основном сводятся к Бахтину, чья книга была пионерской для 1965 г., но построена на очень ограниченной выборке материала и во многом не отвечает современным научным представлениям о средневековой культуре. Работа Майзульса, Зотова и Харман не только даёт обзор существующих подходов к этому материалу, но также снабжена основательной библиографией, рассчитанной на интересующихся читателей, которые владеют хотя бы одним иностранным языком (основная часть библиографии — на английском, немного — на французском).

С учётом того, что качественной современной научно-популярной литературы в гуманитарной сфере у нас пока не так много, а именно по западноевропейскому Средневековью — исчезающе мало (если не говорить о переводах зарубежных книг, в основном устарелых и часто выполненных с чудовищными языковыми ошибками), «Страдающее Средневековье» представляет собой заметное и важное явление. Отдельно стоит порадоваться тиражу в 7 тыс. экземпляров, что приближается к тиражам таких известных на всероссийском уровне популяризаторов естественных наук, как А. В. Марков и С. В. Дробышевский. Судя по реакции в фейсбуке, этот тираж не залежится на полках.


Вместе с тем «Страдающее Средневековье» демонстрирует принципиально новую стратегию взаимодействия между читателем, автором и издателем, родившуюся в эпоху информационных технологий.


Если бы эта стратегия была изложена в качестве проекта каким-нибудь высокоумным экспертом на страницах журнала по маркетингу или издательскому делу, она, скорее всего, встретила бы скепсис и смешки.

Однако она явилась в конкретной практической ситуации — и сработала успешно. Посмотрим, какая роль ей уготована в будущем.

1 Мария Елифёрова — кандидат филологических наук, создатель и редактор электронного междисциплинарного журнала европейских исследований VALLA (vallajournal.com).

Средневековая литература — это… Что такое Средневековая литература?

Средневековая литература — литература, принадлежащая периоду, который начинается в поздней античности (IV—V века), а завершается в XV веке. Самыми ранними сочинениями, оказавшими наибольшее влияние на последующую средневековую литературу стали христианские Евангелия (I век), религиозные гимны Амвросия Медиоланского (340—397), работы Августина Блаженного («Исповедь», 400 год; «О граде Божием», 410—428 годы), перевод Библии на латинский язык, осуществлённый Иеронимом (до 410 года) и другие труды Латинских Отцов Церкви и философов ранней схоластики.

Зарождение и развитие литературы Средневековья определяется тремя основными факторами: традициями народного творчества, культурным влиянием античного мира и христианством.

Своей кульминации средневековое искусство достигло в XII—XIII веках. В это время его важнейшими достижениями стала готическая архитектура (Собор Парижской Богоматери), рыцарская литература, героический эпос. Угасание средневековой культуры и переход её в качественно новую стадию — Возрождение (Ренессанс) — проходит в Италии в XIV веке, в других странах Западной Европы — в XV веке. Этот переход осуществлялся через так называемую словесность средневекового города, которая в эстетичном плане имеет полностью средневековый характер и переживает свой расцвет в XIV—XV и XVI веках.

Латинская и народная литература

Медиевисты XIX века различали два вида средневековой литературы, «ученую» и «народную». Такая классификация казалась правдоподобной, ибо содержала социаль­ные коннотации; к первому классу относились латинские тексты и придворная поэзия, ко второму — все остальные произведения, считавшиеся, в духе романтиков, первородным искусством.

В настоящее время средневековую литературу принято разделять на латинскую литературу и литературу на народных языках (романских и германских). Различия между ними фундаментальны. Долгое время ни латинские литературные формы не имели соответствий в народных языках, ни, наоборот, романо-германские формы — в латыни. Лишь в XII веке латинская традиция утрачивает замкнутость и «модернизируется», тогда как народные языки обретают способность разрабатывать некоторые её аспекты. Но явление это долгое время остается маргинальным. Понятие «литература» в том смысле, в каком мы понимаем его сейчас, то есть предполагающее письменный и в то же время выраженно индиви­дуальный характер текста, по-настоящему применимо только к латинским текстам эпохи. В тех случаях, когда наблюдается со­впадение какого-либо факта латинской литературы с фактом лите­ратуры романо-германской, они почти всегда отделены друг от друга значительным временным промежутком: романо-германское явление возникает гораздо позднее, чем его предполагаемый образец.

Народные языки заимствовали из школьной традиции известное количество при­емов — но от случая к случаю, в силу второстепенных потребностей и возможностей. Единственным примером латинского жанра, усвоенного в первоначальном виде народным языком, служит жи­вотная басня, восходящая к Эзопу. Современная филология решительно отказалась от теорий 1920-1930х гг., согласно которым фаблио или пастурель восходят к латинским образцам.

Трудно сказать, как связано «каролингское возрождение» с появлением первых текстов на народном языке, однако связь между двумя этими явлениями безу­словно имеется. Упадок X века, судя по всему, как-то соотносится с предысторией романской поэзии. «Возрождение XII века» совпа­дает с появлением новых поэтических форм, которым суждено вскоре потеснить все остальные: куртуазной лирики, рома­на, новеллы, нелитургических драматических «действ».

В начале XII века при англо-нормандском дворе начался процесс перевода латинских текстов на романский язык (развитию народного языка в этой среде благоприятствовали, по-видимому, те англосаксонские обычаи, которые существовали до завоевания — и которые ещё не имели аналогов на континенте). Примерно полвека англо-нормандские переводчики трудились в одиночестве, и лишь с середины века к ним присоединились пикардийские переводчики. Число переводчиков резко возрас­тает уже с начала XIII века, века морали и педагогики, когда в культурном балансе повышается удельный вес городов и школ.

Слово «перевод» здесь нужно понимать в расширительном смыс­ле. Чаще всего речь идет об адаптациях — приблизительных, упрощенных или комментированных эквивалентах оригинала, ко­торые предназначались для какого-либо двора, проявлявшего ин­терес к «ученым» вопросам. Труды эти преследовали главным образом практическую цель: переводчик, стремясь угодить вкусам клиента, создавал нечто вроде литературного аналога оригинала, обычно с помощью стиха — почти всегда восьмисложника, закрепившегося к тому времени в повествовательной традиции.

Вольфрам фон Эшенбах. Парцифаль. Рукопись

Эстетика средневековой литературы

В Средние века появляется новая, по сравнению с античностью, система эстетического мышления, обусловленная тремя основными источниками: влиянием античности, христианства и народного творчества «варварских» народов. Средневековая мысль умеет сочетать систематическую разработку наследия прошлого с восприимчивостью к различным экзотическим влияниям, а также с редкой способностью заново открывать и использовать древние недра автохтонной, крестьянской культуры, сохранившиеся под покровом римской цивилизации.

Литература и фольклор

В представлении медиевистов поэзия XI—XIV веков имеет некоторое внешнее сходство с фольклором. Это сравнение не стоит понимать слишком буквально. Фольклорная сказка или песня внеличностны, тогда как определяющая черта литературного текста — это его конкретность и намеренная неповторимость. Средневековые тексты занимают двоякую позицию относительно этих двух крайних точек. Некоторые из них, например, большинство романов, близки к «произведению» в современном понимании; другие, как песни о деяниях, стоят ближе к фольклору, а вся поэзия фаблио и дидактических exempla почти смыкается с ним. Впрочем, термин «фольклор» может относиться к двум разным реальностям, в зависимости от того, какую социальную функцию они исполняют: сказка или песня, связанные с неким коллективным действом, образуют собственно фольклор; взятые в отрыве от этого действа, переведенные в чисто словесный план, они относятся к псевдофольклору.

Демифологизация

Процесс развития средневековой литературы характеризуется демифологизацией, которая проявлялась по-разному.

Античные мифологические сюжеты и поэтика уже не опирались на мифологический кругозор и превратились в поверхностную игру тропов при дворах Юстиниана, Карла Великого и Оттона.

Мифологичность ранних национальных литератур (ирландской, исландской) выражается в сказочности — красивых и авантюрных элементах куртуазной литературы. Параллельно происходит смена аффективной мотивации поступков героев на более сложную — морально-психологическую.

Крупнейшие поэты высокого Средневековья и раннего Возрождения Данте, Чосер, Боккаччо утверждали жанры немифологических произведений и новой поэтики, в основе которой — акцент на вероятность, и даже общеизвестность рассказанного.

Средневековые жанры

Жанровое деление латинской литературы в целом воспроизводит античное. В «вернакулярных» литературах, напротив, идет бурный процесс жанрообразования.

Стих и проза

Появление письменной прозы ознаменовало глубокий сдвиг в традициях. Этот сдвиг можно считать границей между архаической эпохой и Новым временем.

До конца XII века прозой на народных языках пишутся только юридические документы. Вся «художественная» литература стихотворна, что связано с исполнением под музыку. Начиная с середины XII века восьмисложник, закрепленный за повествовательными жанрами, постепенно автономизируется от мелодии и начинает восприниматься как поэтическая условность. Бодуэн VIII велит переложить для него прозой хронику псевдо-Турпина, а первые сочинения, написанные или продиктованные в прозе, — это хроники и «Мемуары» Виллардуэна и Робера де Клари. За прозу сразу же ухватился роман.

Однако стих отнюдь не отошёл на второй план во всех жанрах. На протяжении XIII—XIV веков проза остается явлением сравнительно маргинальным. В XIV—XV веках часто встречается смесь стихов и прозы — от «Правдивого рассказа» Машо и до «Учебника принцесс и благородных дам» Жана Маро.

Средневековая поэзия

В лирике Вальтера фон дер Фогельвейде и Данте Алигьери, крупнейших лирических поэтов средних веков, мы находим полностью сформированную новую поэзию. Произошло полное обновление лексики. Мысль обогатилась абстрактными понятиями. Поэтические сравнения относят нас не к будничному, как у Гомера, а к смыслу бесконечного, идеального, «романтичного». Хотя абстрактное и не поглощает реального, а в рыцарском эпосе стихия низкой действительности выявляется достаточно выразительно (Тристан и Изольда), — происходит открытие нового приёма: реальность находит своё скрытое содержание.

Стих и музыка

Средневековая цивилизация в первые столетия своего существования в значительной мере принадлежит к неодно­кратно описанному типу культуры с устной доминантой. Даже когда в XII и особенно в XIII веке эта её черта стала постепенно стираться, поэтические формы по-прежнему несли на себе её отпе­чаток. Текст адресовался публике, воспитанной на изобразительных искусствах и ритуалах — на взгляде и жесте; голос создавал третье измерение этого пространства в практически неграмотном обществе. Способ обращения поэтического продукта предполагал наличие в нём двух факторов: это, с одной стороны, звук (пение или просто голосовые модуляции), а с другой — жест, мимика.

Эпопею пели или читали нараспев; лирические вставки, встречающиеся в ряде романов, предназначались для пения; какую-то роль играла музыка в театре.

Отделение поэзии от музыки завершилось к концу XIV века, и в 1392 г. этот разрыв фиксирует Эсташ Дешан в своем Art de dictier («Поэтическом искусстве» — dictier здесь отсылает к риторической операции, от лат. dictari): он различает «естественную» музыку поэтического языка и «искусственную» музыку инструментов и пения.

Идейная основа средневековой литературы

Христианство

Средневековье на Востоке

В литературах Востока также выделяется период Средневековья, но её временные рамки несколько иные, как правило, её завершение относят только к XVIII веку.

Ссылки

См. также

Использованная литература

  • История зарубежной литературы: Раннее Средневековье и Возрождение / Под редакцией В.  М. Жирунского. — М., 1987. — 462 с. — С.: 10-19.
  • Література західноєвропейського середньовіччя / За редакцією Н. О. Висоцької. — Вінниця: Нова книга, 2003. — 464 с. — С.: 6-20.
  • Шалагінов Б.Б. Зарубіжна література від античності до початку XIX століття. — К.: Академія, 2004. — 360 с. — С.: 120—149.

Рекомендуемая литература

Сайты

что это такое и где об этом читать


Полина Доля

Вы ведь любите иллюстрации. Кто их не любит? Картинки всегда усваивались куда проще и быстрее, чем многостраничные тексты, а если они ещё и глазу приятны, то наблюдать за ними – двойное удовольствие. Так думали и люди в Средневековье, а потому щедро сдабривали свои книги цветными миниатюрами. Вы наверняка видели хотя бы одну такую – безумные зайцы с копьями, безмятежные люди в странных позах, рыцари сражаются с улитками… Давайте разберёмся, почему книжная миниатюра такая безумная.

Для начала, средневековая миниатюра – совсем не то, чем кажется. Книги в тот период в большинстве своём были весьма благочестивыми и богоугодными текстами, а кролики-убийцы и драка с улитками – это как-то не по-христиански. Вроде, в Библии таких сцен не было, в проповедях – тоже вряд ли. Так откуда вообще у нас столько безумных средневековых сюжетов и что иллюстрируют картинки?

Ответ: ничего. Средневековое искусство, конечно, было специфичным, но не настолько, чтобы создавать книги о сражениях рыцарей с кроликами и так тщательно их иллюстрировать. Большинство из известных нам странных рисунков – это маргиналии (или дролери, на французский манер). Это рисунки и записи на полях книг, и обычно они не имеют никакого отношения к написанному. Настоящие книжные миниатюры куда серьёзнее: они утончённые, правильные и никогда не включают в себя сюжеты со священниками, высиживающими яйца в птичьем гнезде.

Просто о маргинальном

Само по себе слово «маргиналия» произошло от латинского margo – «край», и в этом вся суть. Иллюстрации на грани разумного и за гранью пристойного. Начинают они появляться с XIII века в английских, фламандских и французских рукописях: до этого широкие поля были в основном пустыми. Но тут кто-то понял, что тратить столько места на страницах впустую – преступление против человечества, и началась настоящая феерия. Поля в книгах стали площадкой для пародии. Маргиналии были таким специфическим направлением средневекового юмора. Частенько там изображались комедийные сценки, вроде человека, отрезающего ветку, на которой сам сидит (смешно же?), или цирюльника с деревянной ногой. Конечно, к маргиналиям относятся не только изображения, но и всевозможные пометки на тех же полях, но сегодня мы затронем визуальную – и самую запоминающуюся – их часть.

Маргиналии зачастую были весьма откровенными и даже непристойными, и это, конечно, тоже важная часть шутки. Нет ничего смешнее инверсии привычного порядка вещей: всё переворачивается вверх ногами. Трусливые кролики охотятся на людей, всадники несут лошадей на плечах, рыцари в ужасе бегут от большого слизня… Отношения между человеком и животным, женщиной и мужчиной, господами и подданными меняются на прямо противоположные, и получается шутка. Мнения об истинном предназначении маргиналий до сих пор весьма полярные. Безусловно, комический элемент в них ключевой, однако некоторые исследователи считают, что через такую демонстрацию человеческих пороков маргиналии становились назидательными. Мол, такое изображение показывало искажение божественного порядка, напоминало о дьявольских искушениях на каждом шагу и предостерегало: не надо. Однако это спорное мнение. Всё же многие маргиналии, очевидно, не имели никакого отношения к дидактике и были просто искренним порывом души средневекового иллюстратора. Ну, вот захотелось ему украсить заглавную букву очередной страницы «Романа о Мерлине» задумчивым рыцарем без панталон. Зачем себя сдерживать, если можно нарисовать?

Итак, с терминологией разобрались, перейдём к наполнению. Если все эти забавные рисунки изначально и были просто шуткой, то почему они именно такие? В маргиналиях есть некоторое количество распространённых сюжетов, которые кочуют из книги в книгу: вышеупомянутые кролики-убийцы, сражения со слизнями разных размеров, монахи в гнёздах и многое другое, не менее увлекательное. Для разминки посмотрим на первые два пункта. Мы же любим зверушек, правда? Они милые, даже если пытаются кого-то убить на полях вашей книги.

Человек против кролика

Итак, кролики частенько становятся героями маргиналий, но отнюдь не в амплуа милого пушистика. Средневековые художники рисовали их жестокими убийцами, в чьей ушастой голове бьёт набатом жажда крови. Их изображали маленькими и большими, разных форм и цветов, но одно было неизменным: их победа над человечеством.

Однако в образе этих ушастых захватчиков есть нечто большее, чем просто шутка в стиле «жертва становится охотником». В конце концов, охотились не только на кроликов, так почему же именно они в маргиналиях стали олицетворением зла? Да, мы ранее упомянули, что трактовать маргиналии тяжело и почти бессмысленно. Но всё равно можем попытаться.

Итак, кролики в целом фигурировали в средневековом искусстве, олицетворяя невинность, чистоту, весну и прочее. К тому же они были своеобразным религиозным символом. Учить неправедных христиан быть праведными всегда проще на конкретном примере, но, чтобы не вдаваться в детали, поучительные истории частенько облачали в басни о животных. В одном из европейских бестиариев XII века упоминалась роль зайца в таких баснях – обычно он представлял собой человека, который так искренне любит Бога, что слушает его, а не своих многочисленных собратьев. Кролики считались настолько чистыми, что в средневековых рукописях нередко встречались изображения Иисуса в их компании. Пока что всё безобидно, ровно ноль убитых рыцарей.

Собственно, такая их невинность и стала причиной, почему именно кролики были выбраны для инверсивных шуток: в маргиналиях они мстят не только людям, но и – внимание – охотничьим собакам. Они осаждают собачьи крепости, снимают шкуры с охотников и торжествуют. Теперь-то справедливость восстановлена.

Кроме того, как известно, кролики в массовой культуре воспринимались трусоватыми и глуповатыми животными. Поэтому всякий рыцарь, которого злой заяц с копьём загнал в угол, опорочен дважды: он не просто слабак, но ещё и трус. Зачастую люди в таких сценках прикрывают глаза ладонями: страшно же. Собственно, это делает из простой охоты зайца на человека вершину средневековой комедии.

Есть, правда, в образе кроликов и тёмная сторона, куда более древняя, чем христианские мотивы. В классической древности образ зайца зачастую ассоциировался не просто с плодородием. Но ещё и с распущенностью во всех смыслах этого слова. Не то чтобы древние греки или кто бы то ни было из-за этого осуждали кроликов, но вот христиане, конечно, не слишком благосклонно восприняли такую трактовку кроличьего образа. В итоге образ зайца остался весьма двояким. С одной стороны, невинный компаньон Иисуса, с другой – сам дьявол в пушистой плоти. В общем, идеальный герой для шуток и социальных комментариев на книжных полях.

Сразись со мной, улитка

Другой популярный сюжет маргиналий, как вы могли понять, тесно связан с боями против гигантских (и не очень) улиток. Казалось бы, почему? Неужели мало было кровожадных зайцев с большими ножами? А вот.

Сцены с улитками появляются ещё в английских рукописях XIII века, и там их невероятно много. Иногда на них верхом сидят бравые рыцари, иногда улитка настигает зазевавшегося воина и тот в ужасе бежит от неё, бросив меч. Иногда это просто улитка, мирно ползущая по краю листа.

Лилиан Рендалл в своей книге «Images in the Margins of Gothic Manuscripts» выдвигает интересную гипотезу. Возможно, вся шутка в раковине улиток. Их уютная ракушка могла стать забавной пародией на тяжёлые рыцарские доспехи – такие грузные, что в них почти можно жить. К тому же, улитка – довольно приземлённое создание, а потому окрестить её благородным рыцарем, пусть и метафорически, уже довольно комично. В итоге получается уморительная сценка, где рыцарь в полной амуниции боится напасть на такого бронированного врага. Глупый, глупый рыцарь, это же всего лишь улитка!

Есть, правда, и другое, более благородное толкование постоянным боям с улитками. Исследователи выдвигали версию о том, что эта самая улитка может олицетворять собой бедные слои населения – опять-таки, приземлённое животное, которое медленно, но верно ищет своё место в этой трудной жизни, а по пути повергает в ужас парочку рыцарей и аристократов. В конце концов, пусть хоть на бумаге бедняки победят. Возможно, этим объясняется один из популярных мотивов в таких маргиналиях: обнажённый богатей молит улитку о пощаде. Та, наверное, не простит.

Как бы то ни было, сейчас мы можем только предполагать, о чём думали авторы манускриптов, разрисовывая их маргиналиями. Никакого формализма в символах, никаких толковательных сборников, только догадки и предположения. Но это абсолютно не мешает нам любить маргиналии. Ещё и простор для воображения остаётся – чем плохо?

Что читать и куда бежать

Если истории о заячьей жестокости и успешных улитках вдохновили вас почитать что-то более серьёзное о маргиналиях, срочно рекомендуем вам к ознакомлению несколько книг на эту и смежную тему.

В первую очередь добудьте «Мышеловку святого Иосифа» Майзульса М.Р. – или любые другие книги этого замечательного медиевиста. В конце концов, вы ведь наверняка уже слышали о «Страдающем Средневековье»? С ним тоже непременно ознакомьтесь. Если сердце просит чего-то более серьёзного и монументального, возьмитесь за «Миниатюры “Больших французских хроник”» Черновой Г.А., а истории о текстовых маргиналиях в белорусской литературе ищите в «Кніжнай спадчыне Беларусі» и каталоге «Беларусь і Біблія». Недостаточно искусства? «Книжная культура. Ветка» утолит вашу жажду прекрасного – в ней собраны не только примеры уникальной книжной миниатюры, но и очаровательные текстовые маргиналии.

Знаете, что лучше чтения о маргиналиях? Конечно же, их непосредственный просмотр. Фонды Национальной библиотеки содержат не только безупречно вычищенные тома – во многих из книг сохранились пометки прежних владельцев, от простого имени до размашистых дарственных надписей и искренних замечаний к тексту. Есть даже с рисунками. Заинтригованы? Дышите глубже: здесь можно взглянуть на целый комплекс старообрядческих рукописей, щедро снабжённых маргиналиями и иллюстрациями. К примеру, «Литургия Иоанна Златоуста и литургия преждеосвященных даров» на крюковых нотах конца XVIII века очаровывает своей простотой и непосредственностью – тут даже есть бревенчатые церквушки! Обворожительными птицами и цветами расписаны «Поучения» Ефрема Сирина 1791 года. Любопытные текстовые маргиналии сохранились в «Букваре языка славенскаго» – вся хроника его изучения неразборчивым шрифтом внизу страниц. Снова хочется меньше слов и больше картинок? Посмотрите, какие изображения с книжными миниатюрами хранятся в Националке. Они наверняка вас очаруют.

Отдельно выделим один из самых любопытных экземпляров библиотечной коллекции – маргиналия за авторством самого Марка Шагала. Почти сотню лет назад он варварски нарисовал обнажённую женщину прямо на титульном листе собственной книги – чуть повыше автографа. Настоящее искусство.

Современная литература так много потеряла, когда отказалась от рисунков на полях: теперь маргиналии появляются разве что в школьных учебниках. Слишком узкие поля, никакого пространства для творчества! Впрочем, всё поправимо. В следующий раз, пополняя свою домашнюю библиотеку книгой с широкими полями, подумайте: а не пририсовать ли в уголке задорную улитку, поедающую рыцаря?

Только ради всего святого, не рисуйте в библиотечных книжках. Воспользуйтесь бумажными вкладышами: Национальная библиотека заботится о ваших творческих порывах.

Материал подготовлен отделом сопровождения интернет-портала.

Книжные миниатюры Средневековья

Книга — не только носитель информации. Многие древние книги являются настоящими образцами искусства благодаря мастерски изготовленным переплетам и изысканному художественному оформлению — книжным миниатюрам. Что же означает это понятие — «книжная миниатюра»? Это сделанные от руки рисунки, цветные иллюстрации гуашью, клеевыми или акварельными красками в рукописных книгах, а также художественно-декоративные элементы этих книг — инициальные буквы, заставки, концовки.
В данной статье мы рассмотрим лишь один период развития книжной миниатюры — Средневековье. Ведь именно средневековая миниатюра, в отличие от античной, выделилась в самостоятельный и объемный вид изобразительного искусства, осуществила заметную эволюцию в пределах многих национальных и религиозных художественных школ, и оставила огромное количество бесценных памятников.
Искусство западноевропейской книжной миниатюры прошло несколько этапов развития:
I. Иллюстрации Меровингского периода (V — первая половина VIII в.), в которых доминировал упрощенный стиль.
II. Период больших орнаментально-декоративных инициалов и страниц-ковров в ирландской книге (VIII-IX вв.).
III. Миниатюры времен Каролингского возрождения (VIII-IX вв.).
IV. Иллюстрации периода правления императоров Оттонской династии (X-XI вв.), для которых характерно сочетание условно схематического и монументального стилей.
V. Аллегорические миниатюры так называемого романского стиля (XII-XIII вв. ).
VI. Миниатюры готической эпохи (XIII-XIV вв.), которые в дальнейшем заметно повлияли при становлении ранних форм европейского станкового искусства.

Значительный подъем книжного искусства раннего Средневековья связан с Каролингским возрождением, которое в области книжного дела и литературы проявилось в изучении античных авторов, собирании и переписывании их рукописей. В миниатюрах данного периода прослеживается тенденция к объемному изображению фигур и пространства, многие иллюстрации выполнены в свободной художественной манере.
Основными орнаментальными мотивами романского стиля были геометрические фигуры (круг и его части, квадраты, меандры, ленты). Часто они сочетались с условными растительными формами, стилизованными листьями аканта, пальметтами и цветочными розетками. Зооморфные мотивы, которые органично вплетались в растительный и геометрический орнамент, также имели условный характер.
В готическом декоре предпочтение отдавалось лапчатым и зубчатым листьям (клен, виноград, плющ, шиповник). Также характерны мотивы колючих растений (терновник, репейник). С ХIV века поля рукописей начинают декорироваться изображениями реалистично нарисованных насекомых — бабочек, жуков, стрекоз. Сюжеты миниатюр стали передаваться более правдоподобно. Фигуры обрели живость и особую грацию благодаря характерному S-образному готическому изгибу.
Главной чертой миниатюр церковных книг была каноничность изображений. Внешность священных персонажей, композиция библейских эпизодов повторялись без существенных изменений как на иконе, так и в миниатюре. Это позволяло безошибочно узнавать канонические образы или определенные сюжеты историй Священного Писания.

В дореволюционном фонде нашего отдела находятся очень интересные журналы под названием «Мир искусства». Один из его выпусков (№ 6 за 1904 год) полностью посвящен средневековой миниатюре. Посмотреть иллюстрации журнала вы сможете в конце статьи, а сейчас мы хотели бы более подробно рассмотреть публикацию П. Николаева «Средневековая поэзия в миниатюрах», которая размещена на страницах журнала «Мир искусства». Исследователь считает, что миниатюра является воплощением сказки в живописи: «В миниатюрах нет ничего холодного, теплого, скользкого, прозрачного, далекого или извилистого; в них нет дождя, дробимого ветром, лучей сверкающих в волнах, гибких стеблей, качающихся под тяжестью птички с мягкой, беловатой грудкой. Но стаи золотистых облачков, поднимающихся в просветлении безграничных горизонтов, являются вещими, золотистыми птицами, поющими сердечную сказку, но все цветы – райскими цветами, полными легендарным запахом, все деревца – тоненькими и нежными, как принцессы, всякая лягушка – обращенной королевой или злой колдуньей, всякий камушек – талисманом».
Объектом исследования П. Николаева были миниатюры светской литературы – рыцарские романы и научные труды. После подъема искусства в XII-XIII в. в Европе наступает время декаданса и манерной изысканности. Великие мечтания Средневековья исчезли с крестовыми походами, а новые идеи еще не пришли на смену. Европейские народы занимались проблемами создания сильных государств, высшие классы жили пережитками прошлого. Преобладание материального над духовным не способствовало зарождению высоких идей. Остаток духовной энергии был слишком мал, чтобы воплотиться в серьезное и большое стремление, поэтому он смог проявиться в игре, забаве, фантастике. В реальности это воплотилось в небывало роскошной, безрассудно смелой и авантюрной жизни высших классов, в искусстве — в рыцарских романах и миниатюрах. В своих иллюстрациях художники-миниаторы создавали образ совершенного рыцаря, который наделен не только смелостью и умением бороться, но и обладал изящными светскими манерами.
Вторым источником, из которого черпала свои сюжеты средневековая миниатюра, была наука. Ведь, фантастичность – главная особенность науки этой эпохи. XIII век был периодом великих метафизиков, а XV век — периодом алхимиков. В те времена человеческий разум волновало и беспокоило много неизвестного, которое ученые пытались объяснить благодаря своему воображению. Поэтому неудивительно, что единороги, драконы и другие фантастические звери и птицы находили место в средневековых зоологиях, а люди с песьими головами изображены в книгах по истории.
«Средневековые миниатюры – это сказки; вот их значение и вот разгадка их очарования», — так подытоживает свое исследование П. Николаев. Однако фантастические мотивы средневековой миниатюры — лишь один из аспектов изучения вопроса художественного оформления рукописной книги. Приглашаем всех, кто интересуется искусством средневековой миниатюры, в отдел редких и ценных изданий. У нас вы найдете много полезной информации по данной теме.

 
Источники:
1. Большаков М. Декор и орнамент в книге. – Москва: Книга, 1990. – 158 с.
2. Герчук Ю. История графики и искусства книги. – Москва: Аспект Пресс, 2000. – 320 с.
3. Книговедение: энциклопедический словарь. – Москва: Сов. Энциклопедия, 1982. – 664 с.
4. Николаев П. Средневековая поэзия в миниатюрах // Мир искусства. – 1904. — №6. – С. 121-127
5. Овчінніков В. Історія книги: еволюція книжкової структури. – Львів: Світ, 2005. – 420 с.

Елена Фетисова

Книга «Лики Срединного царства.

Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая» Бокщанин А, Непомнин О Е

Лики Срединного царства. Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая

Два ведущих российских китаиста, ученые мирового уровня Алексей Бокщанин и Олег Непомнин взялись написать нескучную историю средневекового Китая. Так, чтобы, с одной стороны, все в книге описывалось академически точно — события, герои, детали быта, — а с другой, чтобы было увлекательно читать и тем, кто давно интересуется Китаем, и тем, в ком этот интерес только просыпается. В результате получилось живое повествование, где нашлось место и сражениям, и борьбе за власть, и подробностям придворной жизни с ее церемониалом, роскошью, интригами, гаремами, кухней и костюмами. Перед читателем развертывается красочная картина, на пространстве которой действуют императоры и узурпаторы трона, полководцы и министры-евнухи, мятежники всех мастей, пираты, иезуиты-миссионеры, европейские путешественники и другие исторические персонажи. Алексей Бокщанин (1935–2014) — доктор исторических наук, профессор, в 1990–2011 годах — заведующий отделом Китая Института востоковедения РАН. Олег Непомнин (1935) — доктор исторических наук, профессор.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Ломоносовъ
Год издания:
2014
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
60х90 1/16
Размеры в мм (ДхШхВ):
215×145
Вес:
615 гр.
Страниц:
432
Тираж:
1500 экз.
Код товара:
759228
Артикул:
00000000757
ISBN:
978-5-91678-120-5
В продаже с:
13. 09.2014
Аннотация к книге «Лики Срединного царства. Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая» Бокщанин А., Непомнин О. Е.:
Два ведущих российских китаиста, ученые мирового уровня Алексей Бокщанин и Олег Непомнин взялись написать нескучную историю средневекового Китая. Так, чтобы, с одной стороны, все в книге описывалось академически точно — события, герои, детали быта, — а с другой, чтобы было увлекательно читать и тем, кто давно интересуется Китаем, и тем, в ком этот интерес только просыпается. В результате получилось живое повествование, где нашлось место и сражениям, и борьбе за власть, и подробностям придворной жизни с ее церемониалом, роскошью, интригами, гаремами, кухней и костюмами. Перед читателем развертывается красочная картина, на пространстве которой действуют императоры и узурпаторы трона, полководцы и министры-евнухи, мятежники всех мастей, пираты, иезуиты-миссионеры, европейские путешественники и другие исторические персонажи.
Алексей Бокщанин (1935–2014) — доктор исторических наук, профессор, в 1990–2011 годах — заведующий отделом Китая Института востоковедения РАН. Олег Непомнин (1935) — доктор исторических наук, профессор. Читать дальше…

Страдающее Средневековье: историк Михаил Майзульс — о книге и мем-паблике ВКонтакте с миниатюрами из средневековых летописей

Сразу скажу, что кроме названия у паблика и книги мало общего. В какой-то момент издательство «АСТ» предложило создателям «Страдающего Средневековья» Юрию Сапрыкину и Константину Мефтахудинову сделать одноименную книгу. Я с ними был немного знаком, и, когда Юрий позвал меня в проект, с радостью согласился. Моя идея была в том, чтобы переключить внимание читателей на подлинный контекст бытования всех этих иллюстраций. Естественно, в книге мы не могли рассказать обо всех изображениях сразу, поэтому у нее более узкий сюжет. Меня и моих соавторов, Дильшат Харман и Сергея Зотова, в частности, заинтересовало, как в средневековом искусстве происходит странная сцепка между священным и чем-то, казалось бы, совсем с ним не совместимым — смешным, магическим, алхимическим, непристойным. Книга рассказывает, откуда взялись многие сюжеты христианской иконографии, которые в более позднее время были уже немыслимы; о том, как в Средневековье, которое воспринимается как эпоха тотальной — и это почти не преувеличение — религиозности, отношение к священному было подчас гибче, чем в более поздние времена.

Отвечая на ваш вопрос, большинство «картинок» в паблике — это книжная миниатюра, иллюстрации к разным рукописям: от библий, псалтырей и часословов до рыцарских романов и исторических хроник. Среди них много маргиналий — то есть рисунков на полях, и это развеселый и странный «перевернутый мир». В книге мы помимо миниатюр привлекаем почти все формы средневековых образов — от крошечных паломнических значков до монументальной скульптуры и витражей.

Вообще для историков-медиевистов сейчас золотое время. Я думаю, паблик «Страдающее Средневековье» невозможно было бы реализовать 15 лет назад — и не только потому, что тогда «ВКонтакте» еще не было. Придя в любой европейский исторический или художественный музей, вы наверняка найдете там средневековый отдел — где-то получше, где-то похуже. Там будут скульптуры, алтарные панели, в лучшем случае — витрина с каким-нибудь манускриптом, открытым на конкретной странице с красивой миниатюрой. Но в целом природа рукописи не предполагает экспонирования — манускрипты, лежащие под стеклом, нельзя пролистать. Поэтому то, что связано с монументальным искусством, было более или менее известно широкой публике давно, а тысячи рукописей с сотнями тысяч изображений долгое время были доступны только специалистам. Но в последние пять-десять лет западные архивы, музеи и научные центры стали активно оцифровывать свои рукописные собрания. И это количественная революция, переходящая в качественную. Сегодня и историк, и интересующийся неспециалист может с домашнего компьютера получить доступ к изображениям, которые раньше видели единицы.

Алексей Бокщанин — Лики Срединного царства. Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая читать онлайн

Алексей Бокщанин

Олег Непомнин

ЛИКИ СРЕДИННОГО ЦАРСТВА.

Занимательные и познавательные сюжеты средневековой истории Китая

Все мы знавали злое горе,
Бросили все заветный рай,
Все мы, товарищи, верим в море,
Можем отплыть в далекий Китай.

Н. С. Гумилев

Слово к читателю

У вас в руках сборник рассказов и очерков по средневековой истории Срединного государства, то есть Китая. Здесь нет вымышленных персонажей и выдуманных сюжетов. Все в этой книге подлинно — и ее герои, и их страсти, и события, и детали быта. Мы отобрали наиболее интересные эпизоды прошлого и попытались изложить их живо и занимательно. Эта книга для тех, кто любит историю. Кто интересуется Китаем. Кто преподает и изучает историю. Мы адресуем ее учителям школ и гимназий. Преподавателям колледжей и вузов. Студентам, аспирантам и абитуриентам. Интеллигентам — «физикам» и «лирикам», просто рядовому читателю — «человеку с улицы».

Отсюда и разнообразие жанров: очерк, живой рассказ, яркая миниатюра, психологический портрет, романизированная биография, эмоциональное повествование, — словом, мы приемлем все жанры, кроме скучного. Перед читателем развертывается красочная панорама далеких событий, мир реальных людей, галерея ярких исторических личностей, сильных характеров.

В центре внимания — «смертные и грешные люди». Императоры, «канцлеры», временщики и министры. Полководцы и сановники. Узурпаторы трона и основатели новых династий. Мятежники, повстанческие лидеры, крестьянские вожди. В книге есть яркие эпизоды борьбы за власть — придворные интриги, противостояние дворцовых группировок, свержение правителей и расправы с побежденными. Среди наших героев и выдающиеся путешественники, в том числе европейцы — первооткрыватели Востока для Запада.

Много места уделено военной тематике. Завоевания и набеги. Войны и походы. Битвы и осады. Морские экспедиции и сражения. Героические и кровавые страницы освободительных, крестьянских и религиозных войн.

Знакомясь с бытом и нравами средневекового Китая, подробностями придворной жизни с ее церемониалом, роскошью, гаремами, кухней и костюмами, читатель сможет почувствовать специфику страны, дух того времени — его неповторимый аромат.

Мир традиционного Китая огромен и многолик, а его история XIV–XVIII веков — гигантское и яркое полотно. Мы стремились показать исторический поток в его красочном и полнокровном течении. Поэтому, говоря о фактах достоверных, прибегали к свободному построению сюжетов, старались писать образно и эмоционально.

Как писали братья Эд. и Ж. де Гонкуры: «История — это роман, бывший в действительности». Ряд сюжетов и некоторых персонажей этого «романа» мы и представляем на суд читателя. А чтобы читателю легче было мысленно перенестись в далекий Китай, мы предлагаем ему совершить «путешествие» в эту таинственную страну через всю Азию — от Средиземного до Желтого моря и увидеть «по дороге» средневековый Восток во всем его многоцветий и разноголосице.


Часть первая.

Путешествие в страну Хань

Восток неведомый и загадочный

Ты, Азия, — родина родин!
Вместилище гор и пустынь…
Ни с чем предыдущим не сходен
Твой воздух — он огнен и синь.

А. Ахматова

Христианский Запад вплотную столкнулся с Востоком во время Крестовых походов. Неприглядной и скудной была средневековая Западная Европа. Ее терзали периодические неурожаи, высока была смертность. Кругом грязь. Блохи, вши и клопы кишели в домах горожан, даже богатых. Зачастую выгребных ям во дворах не было, а экскременты просто выбрасывались на улицы, наполняя собой сточные канавы с нечистотами. Все эти очаги заразы порождали эпидемии страшных болезней. Самой грозной из них была чума, или «черная смерть». Только в середине XIV века она унесла почти треть населения Европы.

Запад был не только беден, но и крайне ограничен в пространстве. Азия теснила тогдашнюю Европу с двух сторон — с юга и востока. Юг Иберийского полуострова занимала арабская страна Аль-Андалус — государство Альмохадов. С востока подступали кочевые народы — печенеги, а затем половцы — они стояли у низовьев Дуная. В XIII веке на востоке Европу прикрывали христианские государства — Русь, Болгарское царство на Дунае и Латинская империя — государство крестоносцев. У впадения Камы в Волгу (Итиль) лежало тюркское ханство — Булгария со столицей Булгаром. К югу от Руси, от устья Дуная до Иртыша, от Крыма до Булга-рии Волжско-Камской, простирались бескрайние степи и лесостепь. Именовали их Дешт-и-Кипчак, то есть Кипчакские (Половецкие) степи. Здесь одни кочевники сменяли других: хазары, затем печенеги и, наконец, половцы. На Западе половцев называли команами, а владения их ханов — Команией. Далее на восток лежала страшная неведомая страна Татария.

У тогдашней Азии было два разных лица, существовало как бы «два Востока». Первый — это древние земледельческие цивилизации с высокой культурой, развитыми городами, ремеслами, торговлей, литературой, искусством и архитектурой. Речь идет о Китае, Индии, Иране, странах Ближнего Востока, Корее, Японии, Вьетнаме. Второй — это мир степей и скотоводов, воинственных кочевников. Через всю Азию и часть Европы — от Маньчжурии до Дуная пролегала полоса бескрайних пастбищ, так называемая Великая Степь — зона номадов. На ее восточном конце лежал Китай, на западном — Русь. С переходом к ранней государственности разрозненные кочевья и племена объединялись в орды завоевателей. Кочевник — это «степной волк» средневекового Востока. Рано или поздно соседнюю земледельческую цивилизацию поражала «болезнь» — феодальная раздробленность, внутренние междоусобицы или очередной династийно-демографический кризис. Тогда наступало торжество кочевника. Как волк на заболевшего оленя, бросался он на ослабевшую цивилизацию и рвал ей горло. Земледельческая страна становилась жертвой дикой орды. Этот «второй» Восток нес разорение «первому»: разграбление и гибель городов, уничтожение населения, угон людей в рабство, упадок земледелия, ремесла и торговли, гибель культурных ценностей. Русь была как бы границей между ними.

В XIII столетии христианская Русь являлась частью европейской земледельческой цивилизации. Уверенно развиваясь по западным стандартам, она вступила в неизбежную для европейской эволюции полосу феодальной раздробленности. Некогда единая Киевская Русь распалась на тринадцать самостоятельных государств — десять княжеств, две республики и Вятскую землю. В княжествах сохранялся строй вечевой демократии. Во всех крупных городах вече, то есть народное собрание, сочеталось с властью князей. Их зачастую приглашали и прогоняли по воле веча. В двух республиках — Новгороде и Пскове — все решало всевластное народное собрание.

Читать дальше

100 обязательных к прочтению средневековых исторических фантастических романов

Этот контент содержит партнерские ссылки. Когда вы покупаете по этим ссылкам, мы можем получать партнерскую комиссию.

Итак, мне больше всего нравится читать средневековую историческую литературу. Что ж, может это Star Trek. Историческая фантастика, которая в какой-то мере также является «Звездным путем», была бы лучшей, но она включала бы путешествия во времени и могла бы испортить пространственно-временной континуум, и тогда вы привлекли бы Департамент временных исследований, а эти ребята капризничали.Поэтому мы постараемся избегать средневековой исторической фантастики Star Trek. Но самое лучшее для меня — это читать много-много средневековой исторической литературы. Средневековье — это круто.

Но сначала вопрос: что вы представляете себе в средневековье? Рыцари в сияющих доспехах? Замки, короли, королевы и крепостные? Я бы солгал, если бы сказал, что это не первое, о чем я думаю, я сам. И в какой-то степени это его часть. Но средневековье намного богаче и сложнее, чем это.Это также в основном западный этноцентризм, который заставляет нас автоматически предполагать рыцарей и замки в первую очередь. В то же время существовал целый земной шар, переживавший свои собственные истории, боль и радость, не все из которых были связаны с рыцарями, девушками и прочими. Кроме того, есть масса авторов средневековой фантастики, которые не такие, как Бернард Корнуэлл. Я чертовски люблю его книги, но вы не найдете его здесь в списке, потому что я хочу дать другим, менее известным авторам возможность поиграть в песочнице.

Для целей этого списка и поскольку я англофил, я решил определить Средние века в Англии с 510 г. н.э. (конец Римской империи в Британии) до 22 августа 1485 г. (битва при Босворте. во время Войны роз, начало династии Тюдоров; я округлю его до 1500 г. н.э.). Я знаю, что есть много-много разных способов определить эпоху в зависимости от того, на что вы смотрите, где и так далее. Но для этого поста я использую эти параметры. Я использовал эти даты для всех перечисленных здесь романов, хотя мне пришлось немного растянуть их при поиске средневековых романов, написанных авторами цвета.Романов, написанных авторами цветного набора в этот период, вроде не хватает. Это то, о чем нам нужно серьезно поговорить, ребята.

Ниже в случайном порядке (спасибо, random. org!) Представлены одни из лучших средневековых романов, с которыми мне приходилось сталкиваться. Все аннотации взяты из резюме Amazon, если таковое имеется. Если недоступен, я сам добавил его.

Когда Христос и Его Святые спали Шэрон Кей Пенман

Информационный бюллетень о необычных подозреваемых

Подпишитесь на Unusual Suspects, чтобы получать новости и рекомендации для читателей детективов / триллеров.

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

“A.D. 1135. Когда церковные колокола звенели в честь смерти английского короля Генриха I, его бароны столкнулись с неприятной перспективой того, что им будет управлять женщина: прекрасная дочь Генриха Мод, графиня Анжуйская. Но прежде чем Мод смогла занять свой трон, его захватил ее кузен Стивен. В их долгой и ожесточенной борьбе вся Англия истекла кровью и сгорела ».

Завеса лжи Джери Вестерсон

Криспин Гест, опальный рыцарь, у которого не было никакой профессии, чтобы поддержать его, и никакой семьи, желающей признать его, обратился к своему разуму, чтобы вместе наскрести на жизнь на убогих улицах Лондона. Он заново открыл себя как Следопыт. В 1383 году Геста призывают расследовать дело неверной купеческой жены, что привело к убийству, и теперь все, кажется, включает религиозную реликвию, которая, как сообщается, стерла чело Христа, которое теперь пропало.

Вечная королева Хелен Холлик

«Саксонская Англия, 1002. Этельред не только неудачник как король, но и его молодая невеста, Эмма Нормандская, вскоре обнаруживает, что он еще хуже как муж. Когда датские викинги во главе со Свейном Форкбёрдом и его сыном Кнутом вызывают водоворот хаоса, Эмма, как королева, должна взять под свой контроль, если королевство — и его корона — должны быть спасены.”

Поминки Пола Кингснорта

«После нормандского вторжения 1066 года Вильгельм Завоеватель был бескомпромиссным и жестоким. Мало что известно о том, что разрозненная сеть партизан подняла оружие против французских оккупантов. В «Поминках» Пол Кингснорт возвращает нам этот ужасный сценарий глазами незабываемого Букмейстера, гордого землевладельца. Написанная на «теневом языке» — версии древнеанглийского, понятной современному читателю, — «Поминки» передают внутреннюю жизнь англосакса с точностью и непосредственностью, редкими в исторической литературе.”

Величайший рыцарь Элизабет Чедвик

«Бедный молодой рыцарь и мало перспектив, Уильям Маршал вырвался из безвестности, когда он спас жизнь грозной королевы Генриха II, Элеоноры Аквитанской. В благодарность она назначает его наставником наследника престола, непостоянного и непостоянного принца Генриха. Но быть королевским фаворитом приносит свою долю опасности и ревности, а также славы и награды ».

Иллюминация Мэри Шаррат

«Одна из самых выдающихся женщин средневековья, Хильдегард фон Бинген, с самого раннего возраста переживала мистические видения.Предложенная ее дворянской семьей Церкви в возрасте восьми лет, она годами жила в вынужденном молчании. Но через изучение книг и трав, через музыку и родство своих сестер, Хильдегард нашла свой путь от жизни подчинения к призванию, которое прославляло божественную славу вокруг нас ».

Queen Defiant, Энн О’Брайен

«Осиротевшая в молодом возрасте, Элеонора, герцогиня Аквитании, ищет сильного мужа, чтобы удержать ее на обширных землях, которые сделали ее самой могущественной наследницей в Европе.Ее брак по договоренности с Людовиком VII, королем Франции, стал катастрофическим из-за слабой воли Людовика и его фанатичной преданности церкви. В молодом, блестящем, подвижном Генри д’Анжуйском она находит единственного человека, у которого хватило смелости заявить о ней как о своей и сделать ее королевой Англии ».

Горящая книга Брюса Холсингера

«Лондон, 1385. Окруженный безжалостными придворными, молодой, еще не испытанный король Англии Ричард II находится в смертельной опасности. По всему Лондону звучат песни, которые, как говорят, происходят из древней книги, предсказывающей конец английских королей, и среди предсказаний книги — убийство Ричарда.Чтобы найти рукопись, хитрый бюрократ Джеффри Чосер обращается к коллеге поэтессе Джону Гауэру, профессиональному торговцу информацией с высокими и низкими связями. Гауэр обнаруживает, что книга и компрометирующие доказательства ее автора попали в руки невиновных ».

Видение света Джудит Меркл Райли

«Маргарет Эшбери хочет написать историю своей жизни. Однако, как и большинство женщин в Англии четырнадцатого века, она неграмотна. Брат Грегори, картезианский монах с загадочным прошлым, соглашается писать для нее.Когда она рассказывает о своей жизни, мы открываем для себя женщину поразительной находчивости. Вышедшая замуж в четырнадцать лет за торговца, которого называли самим дьяволом, Маргарет была оставлена ​​умирать во время Черной чумы. Невероятно, но она выжила, пошла в ученики к травнику и стала акушеркой. Но самое удивительное, что Маргарет пережила Видение Света, которое наделяет ее чудесным даром исцеления ».

Добрый рыцарь Сары Вудбери

«Идет 1143 год, и король Оуайн стремится объединить свою дочь в браке с союзным королем.Но когда жениха убивают по дороге на свадьбу, брат невесты поручает двум своим лучшим сыщикам — рыцарю Гарету и дочери придворного барда Гвен — привлечь убийцу к ответственности. Как только вина за убийство ложится на самого Гарета, Гвен должна продолжать поиски истины в одиночку, в конечном итоге раскрывая заговор, который потрясет политические основы Уэльса ».

Острый крючок любви Шерри Джонс

«Среди молодых женщин Парижа XII века особняком стоит Элоиза д’Аржантей.Чрезвычайно образованная и сообразительная, ее дядя приучает ее стать настоятельницей в служении Богу. Но от одной встречи ее судьба меняется навсегда. Пьер Абеляр, директор монастырской школы Нотр-Дам, признан одним из величайших философов Франции. Его неоднозначная репутация только добавляет ему очарования, но, несмотря на то, что легионы женщин падают в обморок от его поэзии и лихих взглядов, он очарован одной блестящей Элоизой ».

Тени гранатового дерева Тарика Али

«Начиная с костра более ста тысяч книг, взятых из всех мусульманских библиотек Кордовы, центра великих образований в мавританской Испании, история фокусируется на одной семье, которая сотни лет жила в небольшой деревне недалеко от Кордовы. .По мере того как начинают распространяться слухи об унижениях, изгнании мусульман христианами-завоевателями и даже о насильственном обращении в христианство, жители деревни могут только с тревогой ждать надвигающейся катастрофы ».

Outremer от Набиля Салеха

«Молодой катар из Милана отправляется в королевство крестоносцев, чтобы отомстить за свою семью, убив Филиппа Монфорского, чей отец убил катаров в Лангедоке».

Леди и единорог Трейси Шевалье

«Париж, 1490 год.Проницательный французский дворянин заказывает шесть роскошных гобеленов, посвященных его росту при дворе. Для их создания он нанимает харизматичного, высокомерного, безупречно талантливого Николаса де Невинного. Там мастер-ткач Жорж де ла Шапель рискует всем, что у него есть, чтобы закончить гобелены вовремя для своего требовательного французского клиента. Результаты меняют всю их жизнь — запечатлены на гобеленах для тех, кто знает, где искать ».

Тень на короне, Патрисия Брейсвелл

«В 1002 году пятнадцатилетняя Эмма Нормандская пересекает Узкое море, чтобы выйти замуж за гораздо более старшего короля Англии Ателреда. Оказавшись в незнакомом и коварном дворе, Эмма должна защитить себя от врагов и обеспечить себе статус королевы, родив сына. Стремясь перехитрить своих противников, Эмма заключает союзы с влиятельными мужчинами при дворе и завоевывает расположение англичан. Но ее растущая любовь к мужчине, который не является ее мужем, и неминуемая угроза вторжения викингов подвергают опасности и ее корону, и ее жизнь ».

Сорок правил любви: роман Элиф Шафак о Руми

«… Турецкий писатель Элиф Шафак разворачивает два захватывающих параллельных рассказа — одно современное, а другое — в тринадцатом веке, когда Руми встретил своего духовного наставника, кружащегося дервиша, известного как Шамс Тебризский, — которые вместе воплощают вневременное послание любви поэта.”

Воробей и зал Дональда Мейса Уильямса

«Эдгар — посох на маленькой ферме в Англии в седьмом веке. Он любит свою жену и детей, помогает своим соседям и, прежде всего, непоколебимо предан Килвольфу, тану, который фактически правит этой частью Нортумбрии. В Нортумбрии сейчас неспокойное время, но Эдгар занимается своим сельским хозяйством, пока обстоятельства не вложили ему в руку нож и не убили его сердце ».

Чума Джоанн Даме

«В стране, омраченной смертью, сверхъестественное сходство пятнадцатилетней Нелл с принцессой Джоан заставляет ее действовать как ее двойник — какая молодая девушка не захочет оставить жизнь в бедности и притвориться принцессой? Но когда чума настигнет королевское окружение, сорвав план короля принцессы выйти замуж за принца Кастилии и скрепить союз между их королевствами, жизнь Нелл может измениться навсегда.”

Скала: Повесть о Иерусалиме седьмого века, Кэнан Макия

«Скала Иерусалима — одно из самых духовно резонансных и политически спорных мест в мире. Сортируя развалины трех конкурирующих религий, Канан Макия соткал яркий гобелен из многовековых легенд и верований, чтобы представить происхождение первого памятника ислама, Купола Скалы. Повествование о мифической силе, Скала предлагает грандиозный тур по Иерусалиму седьмого века и, напоминая нам о том, сколько евреев и мусульман когда-то делили, служит талисманом нашего времени.

Игла в крови Сары Бауэр

«Январь 1067 года. Харизматический епископ Байе Одо заказывает стену невиданных ранее размеров в честь завоевания Британии своим братом Уильямом, герцогом Нормандским. Чего он не может предвидеть, так это того, насколько сильно это изменит его жизнь — даже больше, чем само вторжение. Его жизнь переплетается с женщинами, которые вышивают его повешение, особенно с Гитой — служанкой павшей саксонской королевы и его заклятого врага.”

Песочная дочь Сары Брайант

«Халиде грозит брак по расчету по воле ее отца, главы клана бедуинов. Но когда таинственная незнакомка по имени Сулейман раскрывает махинации, стоящие за ее предстоящим союзом, она внезапно оказывается пешкой в ​​смертельном заговоре с участием ее собственного враждующего племени и могущественных рыцарей-тамплиеров ».

Паломничество Люси Пик

«Последнее, что помнит Гебирга из Фландрии, — это спор между ее родителями, закончившийся смертью ее матери. С тех пор она научилась вести переговоры о замке своей семьи Гистель как слепая женщина, но все предполагают, что однажды ее домом станет монастырь, основанный в честь ее матери. Случайная встреча предлагает другой путь, и Гебирга бежит от своей бездушной семьи со стаей паломников, направляющихся по дороге в Компостелу. Чтобы найти место, где она сможет принадлежать, Гебирга должна узнать, что есть другие способы увидеть правду, кроме ее глаз ».

Дом Канзе Нобуко Олбери

«Это исключительный роман об исключительном человеке, величайшем японском актере своего времени и создателе (со своим отцом) театра Но.”

Смерть приходит как Крещение Шаран Ньюман

«Кэтрин Левендёр — молодая учёная, пришедшая побороть свой грех гордости в монастыре Параклета, известном своей учёностью, молитвами и своей настоятельницей, легендарной Элоизой. Когда рукопись, созданная монастырем для великого аббата Сугера, исчезает, появляются слухи о том, что книга содержит кощунственные отрывки и будет использована для осуждения знаменитого любовника Элоизы Питера Абеляра. Чтобы спасти свой Орден и защитить все, что ей дорого, Кэтрин должна найти рукопись и выяснить, кто изменил текст.”

Королева по праву Анны Истер Смит

«История помнит, как Сесилия Йоркская стояла на ступенях Рыночного Креста в Ладлоу, стоя перед атакующей армией, держа за руки двух своих маленьких сыновей. «Королева по праву» рассказывает, как она вступила в свою судьбу, начиная с брака с Ричардом, герцогом Йоркским, которого она встречает, когда ей девять, а ему тринадцать. Выросшие вместе в семье ее отца, они стали настоящей любовной парой и вместе столкнулись с личными трагедиями, ключевыми историческими событиями и смертоносными политическими интригами.”

Бледная роза Англии от Сандры Уорт

«Это 1497 год. Известие о выживании Ричарда Плантагенета, герцога Йоркского, воспламенило королевские дома интригами и потрясло зарождающуюся династию Тюдоров. При поддержке короля Шотландии Якова IV Ричард приехал, чтобы вернуть свою законную корону у Генриха Тюдора. Леди Кэтрин Гордон не сомневается, что ее муж добьется успеха. Но вместо того, чтобы вступить на престол, Екатерина вскоре окажется в плену у короля Генриха VII, а ее любимый муж будет запечатлен как самозванец.”

Императрица Шань Са

«Роман об одной из самых противоречивых исторических фигур Китая: его первой императрице-женщине, императрице Ву, которая появилась при династии Тан и положила начало золотому веку».

Цареубийца: Питер Абеляр и Великий драгоценный камень Дэвида Бойля

«Англия, 1100. Король Вильгельм Руфус убит стрелой на охоте. Сразу же ходят слухи, что его убили. Девятнадцать лет спустя во Франции поэт Хилари-англичанин встречает странного человека, который предлагает купить Хилари обед, если тот сделает ему одолжение.Он дает Хилари мешочек с серебром и послание, которое нужно доставить графу Фулку в Анжу. Но к утру мужчина мертв. Хилари знает, что только один мужчина может ему помочь. Его бывший учитель, блестящий Питер Абеляр ».

Подмена Кейт Хорсли

«Подмена» — это история Грея, крестьянской девушки, которая выросла как мальчик и до подросткового возраста никогда не сомневалась в том, что она мужчина. Открытие ее женственности знаменует собой начало ее пути через череду смены личностей — включая сына, жену, воина и мать — каждая из которых несет свою особую мудрость, но ни одна из которых, как она обнаруживает, не может в конечном итоге ее определить.”

Сейчас время Мелвин Брэгг

«В конце мая 1381 года у четырнадцатилетнего короля Англии были причины для опасений: чума вернулась, королевская казна опустела, а от драконовского подушного налога повсеместно уклонялись. Но в течение двух недель произошло немыслимое: огромные силы простых людей вторглись в Лондон во главе с бывшим солдатом Уолтером Тайлером и радикальным проповедником Джоном Боллом, требуя свободы, равенства и полного искоренения церкви и государства.И в течение трех напряженных, жестоких дней казалось, что они сметут все перед собой ».

И завтра — Ястреб, Кэтрин Финн

«В Англии 1486 год. Идиллическое детство Джулианы Бернерс заканчивается трагической утратой любимого отца, родового дома и даже способности говорить. Затем она встречает поэта, который учит ее, что выход из тьмы можно найти с помощью заостренного пера, полной чернильницы и чистого пергамента. Так рождаются хроники Джулианы, с помощью которых она ведет нас к приключениям и достижениям своей долгой, замечательной жизни.Это жизнь, которая достигает кульминации, когда ее слова набираются шрифтом, что делает Джулиану Бернерс первой женщиной, напечатавшей свои работы на английском языке ».

Лев Африканский, Амин Маалуф

Выдуманная автобиография Лео Африканского, «знаменитого географа, авантюриста и ученого Хасана аль-Ваззана, родившегося в Гранаде в 1488 году. Его семья бежала от инквизиции, и он стал странствующим торговцем и совершил много путешествий на Восток. Он был схвачен сицилийским пиратом и доставлен обратно в Рим в качестве подарка Папе Льву X. Находясь в Риме, он написал первый трехъязычный словарь (латинский, арабский и иврит), а также свое знаменитое «Описание Африки», за которое его все еще называют Львом Африканским ».

Святой парус Абдулазиза аль-Махмуда

«Не обращая внимания на вторжения, массовые убийства и религиозный фанатизм, характерные для пятнадцатого века, молодая девушка влюбляется в благородного вождя арабского племени. Но все взоры прикованы к португальскому флоту в Персидском заливе, стремящемуся обеспечить прибыльную торговлю пряностями.”

Грешный народ, Нед Хейс

«В декабре 1377 года четверо детей сгорели в подозрительном домашнем пожаре. Жители деревни преодолели сотни миль по Англии, чтобы требовать справедливости. «Грешный народ» — это история ужасного зимнего путешествия, увиденная Миром, бывшей монахиней, которая десять лет жила под видом немого. В этом путешествии она найдет в себе силы претендовать на обещание своего прошлого и создать новое наследие ».

Болезненный вкус костей, Эллис Питерс

«Уэльский монах-бенедиктинец, живущий в аббатстве Шрусбери на западе Англии, брат Кадфаэль большую часть времени ухаживает за своим садом, но теперь есть более насущный вопрос.Кадфаэль будет переводчиком для группы монахов, направляющихся в город Гвитерин в Уэльсе. Цель команды — собрать святые останки святой Уинифред и вернуть их в Шрусбери. Когда монахи прибывают в Гвиферин, город делится по просьбе. Когда главный противник, потревоживший могилу, обнаруживается застреленным таинственной стрелой, некоторые считают, что смертельный удар нанесла сама Святая Уинифред. Брат Кадфаэль знает, что это сделала земная рука, но его план искоренить убийцу может раскопать больше, чем он сможет справиться.”

Фумико Энчи «Повесть о ложных удачах»

«Альтернативный рассказ об имперской любовной связи, рассказанный в романе XI века« Рассказ о цветущих удачах »(Eiga monogatari). Действие обеих историй происходит при дворе Хэйан императора Итидзё (980–1011) и рассказывается о злополучной любви между императором и его первой супругой, Тейши, и о политическом соперничестве, которое грозит разделить их ».

Столпы света Джейн Джонсон

«В сирийском городе Акка молодой еврейский врач Нафанаил и мусульманка по имени Зохра вот-вот влюбятся, не подозревая, что Иерусалим только что взят армией Саладина и что их город скоро будет охвачен войной.Тем временем в Англии Джон Сэвидж, подкидыш, убегает с Мавром, загадочным человеком, движимым мечтой о совершенстве. Джон и Мавр становятся членами банды аферистов, путешествующих по английской сельской местности, симулирующих религиозные чудеса за деньги, пока их не вербуют в стремлении Ричарда Львиное Сердце вернуть Латинское королевство у неверных ».

Освальд, Эдоардо Альберт

«Вторая книга из серии« Престолы Нортумбрии »рассказывает о молодом принце Освальде, стремящемся вернуть себе трон, отнятый у его семьи Эдвином.”

The Errant Hours Кейт Иннес

«Валлийские марши, июль 1284 года — восстание в Уэльсе закончилось, вождь был казнен, мертвые похоронены. Но для Иллесы Эроусмит последствия войны столь же жестокие. Когда ее брата бросают в тюрьму Лесника по ложным обвинениям, она остается нищей и одна. Все, что осталось у Иллесы, — это доверенная ей секретная рукопись — книга настолько мощная, что может спасти жизни, книга настолько ценная, что ее открытие может привести к ее смерти.”

Кровь и красота Сары Дюнант

«К концу пятнадцатого века красота и творчество Италии сопоставимы с ее жестокостью и развращенностью, как в Риме, так и внутри церкви. Когда кардинал Родриго Борджиа становится папой как Александр VI, он определяется своим богатством, любовью к своим незаконнорожденным детям и кровью: он — испанский папа в городе, которым управляют итальянцы. Если Борджиа хотят победить, этот харизматичный политик должен использовать папство и семью — в частности, своего старшего сына Чезаре и свою дочь Лукрецию — для достижения успеха.”

Книга служанки Ребекки Барнхаус

«Джоанна — служанка леди Марджери Кемпе, известной средневековой святой женщины. Дама Марджери чувствует страдания, которые Дева Мария испытывала за своего сына, но мало заботится о страданиях, которые она видит каждый день. Когда она объявляет, что Джоанна будет сопровождать ее в паломничестве в Рим, поистине начинаются страдания. Вдохновленная текстом 15-го века Книга Марджери Кемпе , первой автобиографии на английском языке, Ребекка Барнхаус рассказывает о мучительном путешествии Джоанны через страх, гнев и физические трудности к окончательному искуплению.”

Мать Гренделя Сьюзен Сигн Моррисон

«Бримхильд ткет мир и передает культуру королевству, пока тайна ее рождения не угрожает разрушить хрупкую политическую стабильность. Это рассказ о матери Гренделя. Она не чудовище, как изображено в древнеанглийском эпосе «Беовульф». Мы узнаем ее сторону истории и ее опороченного ребенка. Мы узнаем, что вторжение жестоких мужчин — это не сказка, а катастрофа, обреченная на бесконечный цикл истории человечества.Только выжившие женщины могут петь пронзительные причитания, сохранять блестящую культуру и давать надежду на будущее ».

Художник душ Филиппа Казанского

«Красота может быть подарком или злым искушением. Так обстоит дело с Филиппо Липпи, выросшим во Флоренции эпохи Возрождения. У него есть талант видеть, улавливать и рисовать красоту во всем. Но талант не всегда может накормить или защитить. Чтобы выжить, Пиппо Липпи должен сначала стать фра Филиппо Липпи: кармелитским монахом, человеком Божьим.Его жизнь свела его сразу по двум путям. Он станет игроком, фальсификатором, соблазнителем монахинь; и в то же время он будет величайшим художником своего времени, учителем Боттичелли и доверенным лицом Медичи ».

«Терзание» Джеймса Эйчесона

«После 1066 года нормандская армия марширует через север Англии, сжигая, убивая и опустошая все на своем пути. Терпение началось. Когда города и деревни падают от захватчиков, пятеро путешественников, спасающихся от резни, вынуждены объединяться, чтобы выжить.Но бегут ли они от норманнов или от собственных проблем? По мере приближения прошлых и настоящих врагов, их прежние дела догоняют их, и они обнаруживают, что нет убежища от судьбы ».

Дочь картографа Кэтрин Нури Хьюз

Действие этого романа происходит в 16 веке и представляет собой «признание Нурбану, урожденной Сесилии Баффо Вениеро — завораживающей незаконнорожденной венецианки, которая стала самой могущественной женщиной в Османской империи на пике ее могущества при султане Сулеймане Великолепном — смелая предыстория сериала Netflix «Великолепный век».”

Леди Макбет Сьюзан Фрейзер Кинг

«Леди Груад — Рю — последняя женщина из самой королевской династии Шотландии. Замужем за могущественным северным лордом, она овдовела, все еще вынашивая его ребенка, и была вынуждена выйти замуж за убийцу своего мужа: восходящего военачальника по имени Макбет. Столкнувшись с опасностями со стороны викингов, саксов и коварных шотландских лордов, Рю начинает уважать человека, которого когда-то презирала. Когда она узнает, что сложные амбиции Макбета выходят за пределы обширного северного региона, она понимает, что только Макбет может объединить Шотландию. Но королевская кровь его жены — ключ к его окончательному успеху ».

Аббатиса Уитби, Джилл Далладей

«Избранная служанкой Эостре, Хильд будет служить богине плодородия в течение года, прежде чем выйти замуж. Борясь в браке без любви, она заинтригована священниками Ионы, совершающими паломничества для распространения любви Христа. Вдохновленная и направляемая харизматическим врагом, она создает сообщества, чтобы жить и учить любви Христа ».

«Эрмитаж среди облаков» Тхич Нхат Хана

«Эрмитаж среди облаков» рассказывает историю принцессы «Удивительный драгоценный камень» четырнадцатого века, дочери одного из величайших исторических королей Вьетнама.Эта прекрасно написанная история выражает страдания, вызванные войной и конфликтом, преобразующий потенциал приверженности делу мира и построения примирения, а также простую красоту духовной жизни ».

Ученик Гутенберга от Аликс Кристи

«Увлекательный литературный дебют, который вызывает в памяти одно из самых важных событий в истории, рождение книгопечатания в средневековой Германии — историю изобретений, интриг и предательства, богатую атмосферой и историческими подробностями, рассказанную на протяжении жизни трех мужчин. кто сделал это возможным.”

Мир, плоть и дьявол, Рэй Таннахилл

«Покинув свой дом во дворах Авиньона, семнадцатилетняя Ниниан едет во тьму и раздоры Шотландии, чтобы выйти замуж за незнакомца. Ее путь пересекает путь Гэвина Кэмерона из Кинвейла, священника и канцлера Шотландии. Лаконичный, амбициозный и красивый, он — единственный человек, которому король Стюарт осмеливается доверять, единственный человек, достаточно сильный, чтобы спасти королевство от гражданской войны, запланированной архидиаконом Колумбой Крозье и его внебрачным сыном Адамом де Верном.Связанная кровью с одной стороны и запретной любовью с другой, Ниниан обрушивается на насилие и трагедию, в которых она тоже играет жизненно важную роль ».

Повесть Тралла Джудит Линдберг

«Катла, рабыня, ее дочь Бибрау, и их любовница Торбьорг, пророчица норвежского бога Одина, плывут по бурным водам любви, мести, веры и обмана в поселениях эпохи викингов в Гренландии десятого века. Лирическая проза Линдберга отражает хрупкость жизней, живущих на краю известного мира, боль преданности, разрушенной христианским обращением, и самые сокровенные желания, скрытые в человеческом сердце.”

Равный Солнцу Анита Амиррезвани

«Легендарные женщины изменили ход истории королевских дворов Англии шестнадцатого века. Но мало кто знает о влиятельных женщинах мусульманского мира. В «Равном Солнцу», великолепно написанном рассказе Аниты Амиррезвани о власти, преданности и любви при королевском дворе Ирана, она оживляет одну из таких женщин, принцессу Пари Хан Ханум Сефеви ».

Водяной знак Ваниты Шанкаран

«Дочь бумажника в маленькой французской деревушке в 1320 году — немая от рождения и вынужденная избегать нормального общества — юная Ауда находит утешение и спасение в чуде письменного слова.Но это век инквизиции и нетерпимости, когда различия и неповиновение являются наказуемыми «грехами», а новые идеи считаются проклятой ересью. Когда тьма опускается на ее мир, Ауда вынуждена бежать, отправляясь в замечательное путешествие, чтобы открыть для себя любовь и новое чувство собственного достоинства … и вернуть свое наследие и маленькую славу искусства своего отца ».

Кровавое поле Шрусбери, Эдит Паргетер

«Генрих Болингброк знает, что он должен быть королем Англии.С помощью могущественных лордов Нортумберленда, особенно Гарри «Hotspur» Перси, Генри победоносно свергает Ричарда и заключает его в тюрьму. Но бунт витает в воздухе, и вопрос о том, как на самом деле умер Ричард II, остается нерешенным, отравляя суд. Генриху IV понадобится вся его сила, чтобы защитить корону, но отношения между королем Хотспуром и королевским сыном принцем Хэлом содержат семена их собственного разрушения. Могущественные враги короля готовы наброситься на них, поскольку троих мужчин привлекает кровавое столкновение примерно в двух милях от Шрусбери.”

Лошадь-целитель Гонсало Гинера

«На границе христианского королевства Кастилия и мусульманского халифата Аль-Андалус, небольшая гостиница находится на передовой линии битвы за Иберию. Когда ходят слухи о том, что самые опасные бойцы мусульманского мира, Имесебелен, наступают на Толедо, хозяин гостиницы велит своему сыну Диего бежать вместе с сестрами. Но Диего отказывается бросить отца. Старика и одна из его дочерей убивают, а двух других девушек похищают.Теперь у Диего одна мысль: отомстить.

Эдвин, Верховный король Великобритании Эдоардо Альберт

«В 604 году нашей эры, Эдвин, свергнутый король Нортумбрии, ищет убежища при дворе короля Восточной Англии Редвальда. Но Этельфрит, узурпатор Эдвина, убеждает Раэдвальда убить своего гостя. Когда Эдвин в одиночестве идет по берегу, он сталкивается с загадочной фигурой — миссионером Паулином, который предсказывает, что он поднимется на более высокие высоты, чем любой из его предков.”

Горящие времена Жанны Калогридис

«Мать Мари Франсуаза, урожденная Сибилла, — акушерка с рано развившимся даром к магии, что делает ее главной мишенью преследований со стороны Церкви. Она бежит из своей деревни и находит убежище в братстве францисканцев. Вскоре необычные способности Сибиллы привлекли к ней внимание инквизиции. Мишель, набожный и сострадательный монах, посланный послушать ее исповедь, оказывается вовлеченным в жизнь и судьбу Сибиллы более тесно, чем любой из них мог себе представить.”

Герцогиня Аквитания Маргарет Болл

«Красивая и блестящая, Элеонора — дочь герцога Аквитанского, чей блестящий двор является родиной куртуазной любви в XII веке. Несмотря на все хвастовства герцога, что у Элеоноры мозг мужчины и душа воина, всем известно, что пятнадцатилетняя девушка не может удерживать самое богатое герцогство во Франции. То есть всех, кроме ее умирающего отца, который настаивает на том, чтобы Элеонора оставила свои самые ценные провинции — и сделала ее жертвой первого барона, который приезжает, чтобы похитить ее.”

Страна деревянных богов Яна Фридгарда

«Раб по имени Холм — главный герой« Страны деревянных богов », в которой рассказывается о рабском населении Швеции девятого века, когда страна была на грани христианизации. Роман начинается с того, что вождь викингов бросает младенца-раба, приговоренного к жизни в кишащих волками лесах из-за волнений рабов. Дальнейшее действие показывает, что отец Холм действует так, как никогда раньше не был раб ».

Императрица Яркой Луны, Вейна Дай Рандель

Продолжение фильма «Луна во дворце».«В момент смерти Императора во дворце все меняется. Мэй, его бывшая наложница, свободна, а Фазан, наследник и любовник Мэй, провозглашается новым императором, знаменуя начало новой эры в Китае. Но как только Мэй считает, что она ближе к своей мечте, главная жена Фазана, леди Ван, могущественная и непредсказуемая, восстает против Мэй и принимает немыслимые меры, чтобы остановить ее ».

Осада Исмаила Кадаре

Удостоен первой Международной Букеровской премии.«Христианскую цитадель в горах Албании встречают посланники Османской армии — их послание: принять наши условия полного подчинения и избежать неизбежного насилия. По мере того, как разворачивается кровавая и психологически сокрушительная борьба за контроль над цитаделью, работа Кадаре открывает литературное окно в вечное столкновение между религиями и империями, а также в восторг, отчаяние и непосредственность поля битвы ».

Азазил, автор Юсеф Зиедан

«Монах XII века по настоянию сатаны начинает писать мемуары после того, как епископ Несторий отлучен от церкви и сожжен за ересь.”

Императрица Мэг Клотье

«Константинополь, 1179. Принцессе Франции Аньес тринадцать, когда она выходит замуж за наследника Византии, империи, не имеющей себе равных по богатству, могуществу и гламуру. Но как только она ступает в Королеву городов, декадентский мир, где за ослепительной роскошью скрывается невыразимая жестокость, она понимает, что ее муж — сын заблудшей матери с могучими врагами и вероломными союзниками. По мере того, как императоры поднимаются и падают, Агнес учится играть в игру Города, пока не влюбляется в красивого бунтаря и не обнаруживает, что любовь — самая опасная игра из всех.

«Ведьма глаза» Мари Гриффит

«1435, Англия. Элеонора Кобэм вышла замуж за представителей высшей аристократии — теперь она герцогиня Глостерская. Она и ее муж, герцог Хамфри, создали собственный двор, чтобы составить конкуренцию королевскому двору в Лондоне, окружив себя очаровательными и влиятельными людьми. Но Элеонора жаждет одного, чего ей не хватает: сына и наследника, а с ним — возможного пути к трону Англии. В отчаянии Элеонора обращается к единственному человеку, который, по ее мнению, может ей помочь: Марджери Джордемейн, женщине, которую теперь помнят как печально известную Ведьму Ока.Такая помощь обходится дорого… »

Палач Слепой, Кассандра Кларк

«В ноябре 1382 года, в месяц мертвых, аббатиса Хильдегард выезжает в Йорк из аббатства Мо. Это необычное путешествие — это время соперничающих пап, мальчика-короля и шаткого мира после жестоких последствий убийства Уота Тайлера — и Хильдегард приступила к опасной миссии, чтобы попытаться обеспечить будущее своего монастыря ».

«Сказка новичка» Маргарет Фрейзер

«Монахини английской церкви Св.Frideswide готовится к простым церемониям, на которых послушница Томазина примет священные обеты. Но их тихая жизнь превратилась в хаос с прибытием леди Эрментруды Феннер. Она требует вина, пиршества … И ее племянницы, ангельской Томазины. Дама желает обогатить себя и свою репутацию, устроив свадьбу набожному послушнику. Но все ее планы внезапно заканчиваются убийством. Когда подозрительные взоры обращаются на благочестивую Томазину, сестре Фревисс, хозяйке монастыря и детективу-любителю, предстоит распутать паутину нечестивой страсти и темных интриг.”

Ученик архитектора Элиф Шафак

«В 1540 году двенадцатилетний Джахан прибывает в Стамбул. Как укротитель животных в зверинце султана, он ухаживает за исключительно умным слоном Чота и дружит (и влюбляется) в прекрасную дочь султана, принцессу Михримах. Дворцовое образование приводит Джахана к Мимару Синану, главному архитектору империи, который берет Джахана под свое крыло, когда они строят (с помощью Чоты) одни из самых великолепных зданий в истории.

Вниз по обыкновению, Энн Баер

«Роман о силе и красоте одной женщины и всех женщин». На самом деле это роман о каждой женщине, главный герой которого представляет человеческое состояние всех женщин. Это красиво и лирично, находя радость и красоту в обыденном.

Секреты гарема от Alum Bati

«1530, Стамбул. В центре империи таится сексуальная разврат, убийства, интриги, ложь, шпионы и обман. Адам Паша, главный судья, расследует смерть в Императорском гареме.”

Сьюзан Хиггинботэм «Королева последней надежды»

«Маргарет Анжуйская, королева Англии, не может отказаться от своего мужа, даже когда он впадает в безумие. И как мать последней надежды Дома Ланкастеров, она не может отказаться от своего сына, даже когда Англия восстает против них. Эта захватывающая история о королеве, вынужденной выстоять перед лицом непреодолимых препятствий, в своей основе — нежная история любви ».

All Fall Down Салли Николлс

«Душераздирающий рассказ об одном из самых ужасных событий в истории — вспышке Черной смерти в 1349 году. Когда деревня Изабеллы в Йоркшире опустошена Черной смертью, кажется, что мир кончает в ужасе и страхе. Но для выживших после ужасной чумы новое и более свободное общество вырастет из разрушения феодальной системы, поработившей ее семью ».

Компания лжецов Карен Мейтленд

«Год 1348. В мире, где правят вера и страх, девять отчаявшихся незнакомцев, случайно собранные вместе, пытаются спастись от верной смерти, неумолимо катящейся к ним.У каждого путешественника есть скрытый дар, темная тайна и история, которую нужно рассказать. Все не такие, какими кажутся. И один из них скрывает самую темную тайну из всех — толкает этих лжецов к судьбе более опасной, чем любой из них мог вообразить ».

Бодо Отступник Дональда Майкла Платта

«В День Вознесения 22 мая 838 года епископ Бодо, капеллан, духовник и фаворит обоих своих родственников, император Людовик Благочестивый, сын Карла Великого, и императрица Юдифь, вызвали величайший скандал в Каролингской империи и римской империи IX века. Церковь.”

Король будущей жизни Дороти Даннетт

«В« Короле грядущего »сцена Дороти Даннетт — это дикая, наполовину языческая страна Шотландии XI века. Ее герой — неуклюжий молодой граф с опущенной бровью и склонностью к интригам. Он называет себя Торфинном, но его христианское имя — Макбет.

Река чернил Пол М.М. Купер

«В Шри-Ланке тринадцатого века Асанка, поэт короля, живет роскошной жизнью, наслаждаясь придворной жизнью и любовным романом с деревенской девушкой, которую он учит писать.Но когда Магха, принц с материка, узурпирует трон, роль Асанки как придворного поэта резко меняется. Магха — жестокий и расчетливый король — и, тем не менее, любитель поэзии — и он поручает Асанке перевести священный санскритский эпос на тамильский язык, на котором говорят его недавно приобретенные подданные. Поэма станет символом единства двух культур. Но в разных языках значение может стать скользким. Сначала непреднамеренно, а затем намеренно и опасно версия эпоса Асанки, в центре которой было убийство несправедливого правителя, вдохновляет и пробуждает угнетенные народы страны.

Тун-Хуанг, автор Ясуши Иноуэ

Это «история Чао Син-Дэ, молодого китайца, чья случайная неспособность сдать важнейший экзамен, квалифицирующий его как высокопоставленного правительственного чиновника, приводит к случайной встрече, которая уводит его дальше в дикие и оспариваемые земли. к западу от Китайской империи. Здесь он находит любовь, выделяется в битвах и в конечном итоге посвящает себя странной задаче — положить свитки в пещеры, где много веков спустя они будут обнаружены заново.”

Королева будущего, Сьюзан Фрейзер Кинг

«Иностранная королева в чужой стране, Маргарет приспосабливается к жизни среди варваров-шотландцев, носит принцев и превращает жестокого воина Малькольма в изощренного правителя. Тем не менее, даже когда король и королева строят страстные и бурные партнерские отношения, шотландцы не доверяют ей. Когда ее муж приводит к суду кельтскую бард Еву в качестве заложницы за хорошее поведение грозной леди Макбет, Маргарет ожидают неприятности. Вместо этого между королевой и ее бардом завязывается маловероятная дружба, хотя у одного из них дикая кельтская природа, а у другого — требовательный путь обязательств.”

Похититель костей В.М. Витворт

«Эдвард, сын Альфреда Великого, унаследовал Королевство Уэссекс и достиг шатких союзов через брак и военные завоевания. Но альянс непрост, и у королевства Мерсия больше причин опасаться могущества Уэссекса. Их Господь пожилой и, возможно, смертельно больной, и его жена опасается, что у нее не будет сил противостоять враждебному захвату власти. Шанс спасти кости святого Освальда, любимого святого покровителя, освятить ее новую церковь и объединить людей, стоящих за ней, — слишком хорошая возможность, чтобы ее упустить.Но, по слухам, они похоронены глубоко на враждебной территории ».

Королевская пешка Кристи Инглиш

«В возрасте девяти лет принцессу Франции Эле отправляют жить в Англию, пока она не достигнет совершеннолетия, чтобы выйти замуж за принца Ричарда, сына короля Генриха II и королевы Элеоноры Аквитанской. Отстраненная от мужа, Элеонора видит в этой решительной девушке родственную душу. Она обнимает Алайс как дочь, обучая принцессу тому, что нужно, чтобы быть женщиной власти в мире мужчин.Но по мере того, как Алейс становится зрелой и развивает собственные амбиции, Элеонора начинает видеть в ней угрозу… »

Фигурки из шелка Ваноры Беннетт

«В 1471 году купец Джон Ламберт женится на двух своих прекрасных дочерях. Старшая, Джейн Шор, вскоре начинает печально известную связь с королем Эдуардом IV. Другая сестра, трудолюбивая и умная Изабель, вышла замуж за наследника богатой шелковой династии и столкнулась с огромной проблемой, когда ее мужа убили. Вынужденная учиться у своей свекрови, Изабель учится любить экзотические ткани из Италии, Персии, Испании, Туниса и других стран, обнаруживая как верных друзей, так и опасных врагов.Но самый сильный союз Изабеллы будет с королевским любовником сестры Джейн.

Влад: Последнее признание C.C. Хамфрис

«Зима 1431 года, у принца Трансильвании родился сын. Его отец окрестил его «Владом». Его люди знали его как «Сына Дракона». Его враги ругали его как «Цепеш» — Цепеш. Он стал героем нации. Мы знаем его как Дракулу. Влад: Последнее признание — это роман о реальном мужчине, стоящем за мифом о Брэме Стокере.В нем рассказывается о принце, воине, любовнике, мучителе, выжившем и, в конечном счете, о герое ».

«Рыцарь раввина» Майкла Дж. Купера

«Год 1290 — закат крестовых походов. Утомленный войной рыцарь-тамплиер Джонатан Сент-Клер размещен в гарнизоне в портовом городе Акко и больше заинтересован в изучении каббалы, чем в борьбе с мусульманами. У него есть древний свиток с загадочной надписью, ключ к разгадке тайн Иерусалимской Храмовой горы. Но ни один из еврейских ученых в Акко не может расшифровать надпись.Один человек, способный расшифровать значение свитка, раввин Самуил из Багдада, стал жертвой убийства. Глубоко на вражеской территории, Сент-Клер учится у раввина Самуила, когда они едут в Иерусалим, рискуя всем, чтобы исполнить свою общую и священную судьбу как хранителей Храмовой горы ».

Писец Сиены Мелоди Винавер

«Опытный нейрохирург Беатрис Тровато знает, что ее глубокое сочувствие к своим пациентам начинает мешать ее работе.Поэтому, когда ее любимый брат умирает, она приветствует неожиданную поездку в тосканский город Сиену, чтобы решить вопрос о его поместье, даже несмотря на то, что она борется с горем. Но по мере того, как она углубляется в дела своего брата, она обнаруживает интригу, о которой даже не догадывалась — 700-летний заговор с целью уничтожить город ».

Книга Саладина Тарика Али

«Вымышленные мемуары Саладина, курдского освободителя Иерусалима, продиктованные еврейским писцом Ибн Якубом. Саладин разрешает Ибн Якубу поговорить со своей женой и слугами, чтобы он мог представить полный портрет в мемуарах султана.Далее следует серия взаимосвязанных историй, рассказов, наполненных теплотой, приземленным юмором и страстями, в которых идеалы сталкиваются с реальностью, а мечты смешиваются с желаниями ».

Пламя в тумане, Рене Ахди

В средневековой Японии Марико, дочь известного самурая, обручена с сыном любимой наложницы императора. По пути во дворец она чудом избегает засады «Черного клана», который был нанят, чтобы убить ее, прежде чем она доберется до дворца.Одетая крестьянским мальчиком, Марико намеревается проникнуть в Черный Клан и выследить тех, кто несет ответственность за цель на ее спине. Попав в их ряды, Марико впервые обнаруживает, что ее ценят за интеллект и способности ».

Другой я, Ева Вайзман

«Семнадцатилетний Натан живет благополучной и счастливой жизнью в Страсбурге XIV века, Франция. Он вместе с отцом занимается торговлей тряпками, помогает матери по дому и изучает Тору по ночам со своим младшим братом Шмули.Он даже чувствует первые пробуждения любви. Но когда начинают распространяться слухи о том, что еврейские жители заражают городскую колодезную воду, пытаясь ускорить распространение чумы в их город, Натан понимает, что впереди ждут опасные дни ».

Кираз, Солмаз Камуран

«Даже на ярком фоне Османской империи шестнадцатого века Эстер Хандали выделялась. Вдова стамбульского раввина и беженка от испанской инквизиции, она зарекомендовала себя во время правления Сулеймана Великолепного в качестве посредника между женщинами султанского сераля и миром за пределами гарема, в котором они были заключены.”

Hild Николы Гриффит

«Ей суждено стать одной из центральных фигур раннего средневековья: святой Хильдой из Уитби. Но пока у нее есть только сильное любопытство смышленого ребенка и шаткое преимущество дяди-заговорщика, Эдвина Нортумбрийского, который ни перед чем не остановится, чтобы превзойти англов. Хильд находит себе место рядом с ним в качестве провидца короля, и она незаменима — пока она не сбивает Эдвина с пути.

Меня зовут Красный Орхан Памук

«Султан поручил группе самых известных художников страны создать великую книгу, прославляющую славу его королевства, освещенную в европейском стиле. Но поскольку изобразительное искусство можно рассматривать как оскорбление ислама, эта комиссия представляет собой опасное предложение ».

Тень мечей: эпический роман Кямрана-паши о крестовых походах

«Саладин, мусульманский султан, сталкивается с королем Ричардом Львиное Сердце из-за столкновения ислама и христианства, что приводит к конфликту, который до сих пор звучит эхом. В разгар жестокой войны Саладин находит запретную любовь в руках Мириам, красивой еврейской девушки с трагическим прошлым.Но когда король Ричард захватывает Мириам, двое мужчин должны сразиться друг с другом в личной битве, которая определит будущее женщины, которую они оба любят ».

Лезвие меча Ребекка Тингл

«Когда пятнадцатилетняя Этельфлед внезапно и неохотно обручится с союзником ее отца, королем, ее мир никогда не будет прежним. Будучи дворянкой конца 800-х, от нее ожидают кротости и необразованности, а Флёд совсем не такой. Ее брак принесет мир на ее землю, но, хотя ее королевская кровь делает ее ценным активом, она также является уязвимой целью.Когда враги атакуют, Флёд должна использовать свои навыки и сражаться, чтобы вывести свой народ в безопасное место и доказать свою ценность как принцесса и как воин ».

Луна во дворце, Вейна Дай Рандель

«Наложница во дворце быстро узнает, что есть много способов привлечь внимание Императора. Многие красят свои лица в белый цвет и укладывают волосы … некоторые преподносят ему фантастические подарки … в то время как другие полагаются на свои знания о соблазнении, чтобы привлечь его внимание. Юная Мэй ничего не знает об этих женских искусствах, но она преподнесет Императору подарок, который он никогда не забудет.”

Рукопись, найденная в Аккре Пауло Коэльо

«1099. Иерусалим ожидает вторжения крестоносцев, окруживших городские ворота. Внутри стен древнего города собрались женщины и мужчины всех возрастов и вероисповеданий, чтобы услышать мудрость таинственного человека, известного только как копт. Когда мудрый человек говорит, его слова предлагают истину и руководство и раскрывают человеческие ценности, которые сохранились на протяжении веков ».

Читатель трупов Антонио Гарридо

«После смерти деда энергичный ученый и подающий надежды судебный следователь Си Сонг неохотно бросает учебу, чтобы помочь своей семье.Когда случается еще одна трагедия, он вынужден бежать и считается беглецом. Оскорбленный, у него нет другого выбора, кроме как согласиться на работу могильщиком, должность, которая позволяет ему оттачивать свои навыки чтения трупов. Вскоре он сможет определить, убил ли человек себя — или был убит. Вдохновленный Сон Си, который считается отцом-основателем судебной медицины, этот душераздирающий роман, действие которого происходит во времена династии Цонг XIII века, вовлекает читателей в многослойный, остроумный сюжет, столь же тревожный, сколь и захватывающий.”

Plague Land, автор: S.D. Сайкс

«Освальду де Лейси никогда не суждено было стать лордом поместья Сомерхилл. Неожиданно получив наследство в семнадцать лет, Освальд не имеет опыта управления имением. Он считает, что годы чумы и запущенности кардинально изменили старое место. Прежде чем он успевает что-либо сделать, Освальд сталкивается с шокирующей смертью молодой женщины. Амбициозный деревенский священник утверждает, что ее убила шайка демонических мужчин с собачьими головами. Освальд уверен, что это чушь, но доказать, что это совсем другое дело.А потом находят тело другой девушки ».

Самарканд Амина Маалуфа

Лирический роман о персидском поэте XI века Омаре Хайяме.

Принцесса Ватикана К. В. Гортнера

«С возведением испанца Родриго Борджиа на пост Папы Александра VI в Риме наступила новая эра. От возвышения отца извлекают выгоду внебрачные дети нового папы — Чезаре, Хуан и Лукреция, каждый из которых занимает высокое положение при папском дворе.Привилегированная и обожаемая, Лукреция стремится сбежать из детства и сыграть роль в судьбе своей семьи. Но Рим соблазнен и опасен. Лукреция попадает в опасный гамбит, требующий всей ее смекалки, хитрости и хитрости ».

Катерина Аня Сетон

«Кэтрин» — это эпический роман о любви Кэтрин Суинфорд и Джона Гонт, герцога Ланкастерского, предков большей части британской королевской семьи. Действие разворачивается в ярком четырнадцатом веке «Чосера и Черной смерти», в нем рассказываются сражающиеся в битвах рыцари, крепостные крестьяне, борющиеся в нищете, и великолепные Плантагенеты, деспотически правящие двором, прогнившим с интригами.В эту эпоху опасностей и романтики Джон Гонт, сын короля, страстно влюбляется в уже вышедшую замуж Катерину ».

Якорь Робин Кадвалладер

«Англия, 1255 год: Сарре всего семнадцать, когда она решает стать ведущей, святая женщина, запертая в маленькой камере на краю деревенской церкви. Спасаясь от горя потери любимой сестры, а также от необходимости выйти замуж, она решает отречься от мира и посвятить себя молитвенной жизни. Но когда она начинает слышать шепчущий ей голос предыдущей ведущей, похоже, из самих камней, вскоре становится ясно, что даже толстые, неумолимые стены камеры Сары не могут защитить ее так хорошо, как она думала.

Чума на оба ваших дома Сюзанна Грегори

Мэтью Бартоломью — неортодоксальный врач и преподаватель медицины в молодом Кембриджском университете. В 1348 году жители Кембриджа живут под тенью ужасной эпидемии, опустошившей Европу и неумолимо продвигающейся на восток, в сторону Англии.Варфоломея, однако, отвлекает необъяснимая смерть магистра Майклхауза, которую власти университета не хотят расследовать. Варфоломей бросает вызов университету и начинает собственное расследование. И затем, наконец, прибывает Черная Смерть, и Варфоломея все глубже затягивает в болото, которое угрожает не только его жизни, но и существованию Университета и будущему города.

Сохранить

Топ-10 современных средневековых сказок | Художественная литература

Насколько далеко такие популярные телесериалы, как «Игра престолов» HBO и недавний сериал BBC «Последнее королевство», отражают реальные средневековые миры раннего (и позднего) средневековья в Европе и Азии или англосаксонской Англии? Ответ, как я обнаружил, когда я исследовал параллели между Игрой престолов и средневековым миром для своей новой книги, таков: в удивительной степени. И шоу, и последовательность книг, на которых оно основано, — «Песнь льда и пламени» Джорджа Мартина, очень точно отражают культуры, верования и обычаи этой эпохи. От монголов до викингов, от торговых портов Средиземного моря до кельтских озерных племен — воображаемый мир Мартина оживляет средневековье.

Как преподаватель средневековых текстов студентам университетов, я с распростертыми объятиями приветствую молодых людей, чье воображение уже было разожжено работами Дж. Р. Р. Толкина, Т. Х. Уайта, Бернарда Корнуэлла, а теперь и Г. Р. Р. Мартина.Знание о культурах Средиземья Толкина или о Мерлине Уайта (который прожил свою жизнь задом наперед и научил своего молодого подопечного Варта, как быть королем Артуром) или о неспокойных условиях правления Альфреда Великого открывает умы вплоть до древнеанглийского эпоса «Беовульф», романтических скандинавских саг, социальной комедии Джеффри Чосера и искусного сюжета сэра Гавейна и Зеленого рыцаря.

Эти авторы отнюдь не были первыми, кто оглянулся на средневековье и переписал их для современных читателей. Средневековый период всегда поражал воображение своими рассказами о доблестных рыцарях и милых дамах, бесстрашных воинах и жестоких варварах. Вот 10 моих лучших переписываний средневековых сказок и традиций, каждая из которых стратегически использует средневековье, чтобы подумать о том, как люди живут сейчас.

1. Гамлет Уильяма Шекспира (первое исполнение в 1600)
Гамлет Шекспира — пересказ страданий датского принца, впервые записанный монахом Саксоном Грамматиком около 1200 года. который не может легко примириться с традиционными кодексами мести и войны.В то время как Гамлет Саксона притворился сумасшедшим, чтобы изложить свои планы мести своему дяде и успешно осуществить их, пересказ Шекспира показывает, как современный интеллектуал пытается раскрыть правду в все еще средневековом мире датского двора.

2. «Айвенго» сэра Вальтера Скотта (1820)
Самый влиятельный роман XIX века, заново открывший для себя средневековье. Айвенго рассказывает о судьбе старинной англосаксонской семьи, которая потеряла свое состояние при династии Норман. Романтизируя крестовые походы, короля Ричарда Львиное Сердце и содержав раннее появление в литературных произведениях Робин Гуда, видение Скотта изменило взгляд на раннесредневековый мир в викторианские времена, оказав влияние на Теннисона и Уильяма Морриса, а также на прерафаэлитов Данте Габриэля Россетти и Эдвард Бёрн-Джонс.

3. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура, Марк Твен (1889)
Твен писал в ответ на средневековье викторианской эпохи, когда имена персонажей Теннисона в стиле Артура стали нарицательными.В своем комическом, сатирическом рассказе практический современный американец путешествует во времени ко двору Артура, где тщательно критикует так называемый «рыцарский роман». Янки развенчивает магию Мерлина, исследует дискомфорт от езды на лошадях в полных латных доспехах и заменяет зарядные устройства на велосипеды. Но к концу романа, в жутком ожидании полей сражений Первой мировой войны, цветок Камелота жестоко погиб, смертельно запутавшись в рулонах колючей проволоки и срезанный ружьями янки.

4. Трилогия Кристин Лаврансдаттер Сигрид Ундсет (1920-22)
Прекрасно реализованная биография жизни женщины в средневековой Норвегии. Мы впервые встречаем Кристин в образе маленькой рыжеволосой девочки, любимицы отца, проследим за ней через бред первой любви, долгий путь замужества и горести деторождения и воспитания. Кристин живет на значительном расстоянии от столицы, но сложная политика средневековой Скандинавии глубоко влияет на ее жизнь и судьбу тех, кого она любит, а ее женский взгляд отражает собственное представление Ундсет о возможностях, которые открылись перед женщинами в Норвегии начала 20-го века.

5. «Счастливые воины» Халльдора Лакснесса (1952)
Исландский автор, лауреат Нобелевской премии, Лакснесс предлагает удивительно кричащий взгляд на этос известных исландских саг. Основанный на средневековой саге о братьях по присяге, «Счастливые воины» с потрясающим комическим апломбом раскрывают нелепость героической мужественности и ее кодексов чести. Один персонаж — поэт, другой — психопат, и женщины, которых они встречают, обладают большим здравым смыслом, чем любой из них. Новый перевод «Wayward Heroes» Филипа Роутона должен выйти в сентябре 2016 года.

Современное средневековье … Шон Коннери и Ф. Мюррей Абрахам в киноверсии «Имя розы». Фотография: АРХИВ РОНАЛЬДА ГРАНТА

6. Грендель, Джон Гарднер (1971)
Я прочитал этот роман, когда впервые изучал Беовульфа, и он остался со мной. Грендель представляет взгляд изгнанного монстра на воинов и зал, из которого он исключен. Живя в мрачной пещере под землей со своей немой и дикой матерью, единственным доверенным лицом Гренделя является дракон, чья фаталистическая философия не помогает в решении его экзистенциальных проблем.Автор вдумчиво использует древнеанглийский эпос, чтобы выяснить, что именно отличает людей от монстров.

7. Имя розы Умберто Эко (1980)
Этот ослепительный первый роман отличается блестящим сюжетом и остроумными шутками (его герой, которого играет Шон Коннери в киноверсии, — это кивок Уильям Баскервильский. великому сыщику) в сочетании с глубоким пониманием средневековой интеллектуальной истории. Чем могло бы отличаться средневековье — и, действительно, наша собственная культура -, если бы утерянная вторая книга Аристотеля «Поэтика», исследующая важность комедии, сохранилась? Ярко объясняющий основные политические и богословские вопросы 13 века, роман находит своего рода продолжение в «Баудолино» (2000), но именно его я регулярно перечитываю.

8. Песнь льда и пламени Джорджа Р.Р. Мартина (1991-)
Великолепный фэнтезийный эпизод 21-го века, сериал Мартина уходит корнями в мир, в значительной степени похожий на средневековую Европу и Азию, с добавленными драконами. , гиганты, сверхъестественные ледяные монстры и нежить. Мартин долго и упорно размышлял над такими темами, как средневековая банковская система, успех монгольских всадников, природа рыцарства, ограничения королевства и организация вооруженных сил, в своем исследовании средневековой политики власти в мире. где магия находит свою роль.

9. Спутники прокаженного Джулии Блэкберн (2000)
Это изящная басня о деревне, где русалка вымывается на пляже, а затем исчезает, и где прокаженный убеждает многих жителей совершить паломничество с его в Иерусалим. Опираясь на средневековые рассказы паломников, фольклорные верования о русалках и глубоко размышляя о человеческом состоянии в обнаженном до самой простой форме, это красиво написано и ярко представлено.

10.Поминки Пола Кингснорта (2014)
Англосаксонские ученые либо любят, либо ненавидят воспоминания Кингснорта о шокирующих ужасах, вызванных установлением нормандского правления на болотах восточной Англии. В ироничном диалоге с легендой о герое английского сопротивления Хереворд Уэйк он написан на новом языке, который почти без исключения использует только слова, встречающиеся на древнеанглийском языке. Бакмастер, главный герой книги, возвращается к старым богам, когда его жизнь разрушается; но его ярость делает его таким же чудовищным, как и его противники.

Зима приближается: Средневековый мир Игры престолов Кэролайн Ларрингтон публикуется IB Tauris по цене 15 фунтов стерлингов. Его можно приобрести в книжном магазине Guardian за 10,39 фунтов стерлингов, с бесплатным набором номеров и услуг.

Новые средневековые книги: историческая фантастика в 2020 году

Взглянем на то, что нового в этом году с исторической фантастикой, действие которой происходит в средние века. Вот семь (плюс один) романов, недавно опубликованных или готовящихся к печати.

Земля за морем

Шэрон Кей Пенман

Г.Сыновья П. Патнэма
ISBN: 978-03983

Иерусалимское королевство, также известное как Аутремер, находится далеко за морем. Крещенное кровью, когда люди Первого крестового похода захватили Иерусалим у сарацинов в начале двенадцатого века, королевство определило совершенно новый мир, страну пылающего тепла и смешения культур, место, где враги были соседями, а соседи стали врагами. .

Во главе этого растущего королевства сидит молодой Болдуин IV, умный и отважный мальчик, преданный делу благополучия и защиты своего народа.Но, несмотря на преданность Болдуина своей земле, он в раннем возрасте страдает проказой, и угрозы его власти и его здоровью почти перевешивают риск битвы. Пока политический обман прочесывает залы королевского двора, мусульманская армия, возглавляемая первым султаном Египта и Сирии Саладином, всегда находится недалеко от порога королевства, и лишь горстка Болдуинов может доверять, в том числе архиепископу Уильяму. Тир и лорд Балиан д’Ибелен, харизматичный лидер, который был одним из немногих, кто смог сохранить мир.

Купить на Amazon.com | Amazon.co.uk | Amazon.ca

Sword of Shadows — Crispin Guest Medieval Noir Mystery

Джери Вестерсон

Severn House Publishers
ISBN: 978-0727889218

Лондон, 1396. Поездка в мастерскую по изготовлению мечей для Crispin Следопыт Лондона и его ученик Джек Такер делают неожиданный поворот, когда Криспин пересекает пути с Карантоком Тиг, корнуоллским охотником за сокровищами.У Карантока есть карта, которая, по его убеждению, приведет его к мечу Экскалибура — великолепной реликвии, восходящей к королю Артуру и рыцарям Круглого стола, — и он хочет, чтобы Криспин помог ему найти ее.

Путешествуя с Карантоком и Джеком в замок Тинтагель в Корнуолле, Криспин вскоре воссоединяется со старым пламенем, пытаясь найти легендарный меч. Но существует ли Экскалибур на самом деле, или его поиски невозможны? Когда обнаруживают тело, поиск сокровищ Криспином внезапно превращается в охоту на опасного убийцу.

Купить на Amazon.com | Amazon.co.uk | Amazon.ca

Зеркало и свет

Хилари Мантел

Генри Холт и компания
ISBN: 978-0805096606

Англия, май 1536 года. Энн Болейн мертва, обезглавлена ​​в мгновение ока. наемный французский палач. Поскольку ее останки преданы забвению, Томас Кромвель завтракает с победителями. Сын кузнеца из Патни выходит из кровавой бойни весны, чтобы продолжить восхождение к власти и богатству, в то время как его грозный хозяин, Генрих VIII, довольствуется недолгим счастьем со своей третьей королевой, прежде чем Джейн умрет, родив наследника мужского пола, которого он больше всего жаждал. .

Кромвель — человек, которому можно полагаться только на свой ум; у него нет большой семьи, которая его поддерживала, нет частной армии. Несмотря на восстание внутри страны, заговоры предателей за границей и угрозу вторжения, проверяющую режим Генри до предела, сильное воображение Кромвеля видит новую страну в зеркале будущего. Но может ли нация или человек сбросить прошлое, как кожу? Неужели мертвые постоянно отключаются от погребения? Что вы будете делать, — спрашивает испанский посол Кромвеля, — когда король обрушится на вас, когда он рано или поздно нападает на всех, кто ему близок?

Купить на Amazon.com | Amazon.co.uk | Amazon.ca

Средневековая литература — Энциклопедия всемирной истории

Средневековая литература в широком смысле определяется как любое произведение, написанное на латыни или на родном языке между c.476-1500 гг. Н. Э., Включая философию, религиозные трактаты, юридические тексты, а также произведения воображения. Однако в более узком смысле этот термин применяется к литературным произведениям поэзии, драмы, романса, эпической прозы и историй, написанных на народном языке (хотя некоторые истории были на латыни). Хотя может показаться странным, что истории включены в художественную литературу, следует помнить, что многие «истории» средневековья содержат элементы мифов, басен и легенд и, в некоторых случаях, в значительной степени являются продуктом творческих писателей.

Язык и аудитория

Литературные произведения изначально были написаны на латыни, но поэты начали писать на просторечии (общий язык народа) еще в VII веке нашей эры. Народная литература получила дальнейшую популяризацию в Британии в Королевстве Уэссекс Альфредом Великим (годы правления 871–899 гг. Н. Э.) В попытке способствовать распространению грамотности, и другие народы последовали его примеру.

Средневековая народная литература произошла от сказки, вероятно, с рассказчиком, разыгрывающим различные части перед аудиторией.

Норманнское завоевание 1066 г. н.э. установило французский язык в качестве литературного и преобразовало английский язык с древнеанглийского (в употреблении около 500–1100 гг. Н. Э.) На среднеанглийский (около 1100–1500 гг. Н. Э.). Истории, написанные в обе эти эпохи, изначально были средневековым фольклором, сказками передавались устно, и, поскольку большая часть населения была неграмотной, книги продолжали зачитываться публике вслух. Таким образом, слуховой аспект литературы повлиял на ее состав. Писатели писали для исполнения своей работы, а не для частного чтения в одиночестве.

Уровень грамотности вырос в 15 веке, а с развитием печатного станка стало доступно больше книг. Самостоятельное чтение для личного удовольствия стало более распространенным явлением, и это изменило способ письма писателей. Томас Мэлори Le Morte D’Arthur (написанный в 1469 году, опубликованный в 1485 году н.э.) — самый ранний роман на Западе — произведение, написанное для индивидуальной аудитории со слоями личного смысла и символизма — и закладывает основу для развития романа. как признано в наши дни.

Ранняя разработка

Средневековая народная литература естественным образом возникла из сказки, которая представляла собой рассказ, который рассказчик, вероятно, разыгрывал перед аудиторией, разыгрывал разные части. Средневековая английская литература начинается с Беовульф (7-10 века н.э.), что, несомненно, было историей, известной намного раньше и передаваемой устно до тех пор, пока она не была записана. То же самое относится и к литературе других стран. Рассказчик собирал аудиторию и рассказывал свой рассказ, обычно с вариациями, основанными на аудитории, а затем члены этой аудитории пересказывали историю другим.

Виглаф и Беовульф

Дж. Р. Скелтон (общественное достояние)

Ранняя письменная средневековая литература — это в основном легенда или сказка, изложенная на странице, а не рассказанная, но рассказчику все равно нужно было собрать и удержать аудиторию, поэтому он писал на местном языке, чтобы его понимали, и в поэтическом стиле, чтобы его запомнили. Поэзия с ее регулярным ритмом запоминается гораздо лучше, чем проза. Поэзия оставалась предпочтительным средством художественного выражения на протяжении большей части Средневековья.Латинская проза, за исключением некоторых исключительных случаев, предназначалась для религиозной и научной аудитории. Чтобы развлечься и уйти от повседневной жизни, люди слушали рассказчика, читающего хорошую книгу стихов. Лирическая поэзия, баллады и гимны, конечно же, были поэзией, но великие рыцарские романы куртуазной любви и жанры высоких средневековых сновидений также были написаны в стихах, равно как и эпосы, а также французские и бретонские lais (поэмы рассказов).

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Изначально средневековые писатели были анонимными переписчиками, записывающими услышанные истории.Своеобразие письма в средние века (как и в античный мир) не входило в список культурных ценностей, и ранние писатели не утруждали себя подписью своих произведений. Настоящие имена многих самых известных писателей Средневековья до сих пор неизвестны. Мария де Франс — это не настоящее имя женщины, написавшей знаменитые lais — это псевдоним, а имя Кретьена де Труа переводится с французского как «христианин Труа», что может относиться практически к любому человеку. Только в XIII и XIV веках нашей эры авторы начали писать под своими именами.Однако, известные или анонимные, эти писатели создали одни из величайших литературных произведений в истории.

Другие формы литературы

Прочие формы литературы, помимо поэзии:

Драма в средние века была по существу средством обучения Церкви. Моральные пьесы, мистерии и литургические пьесы учили неграмотную публику приемлемым мышлению и поведению. Пьесы о страсти, воспроизводящие страдания, распятие и воскресение Иисуса Христа, были популярными пасхальными развлечениями, но нравственные пьесы представлялись круглый год.Самым известным из них является Everyman (ок. 1495 г. н.э. ), в котором рассказывается история человека, стоящего перед смертью, который не может найти никого, кто сопровождал бы его на небеса, кроме его добрых дел. Эта аллегория выросла из более раннего латинского типа литературы, известного как ars moriendi (искусство умирания), который учил людей, как жить хорошей жизнью и быть уверенным в небесах.

Истории раннего средневековья (476–1000 гг. Н. Э.) Часто полагаются на басни и мифы, чтобы дополнить и развить свои истории.Работы таких историков, как Гильдас (500–570 гг. Н. Э.), Беде (673–735 гг. Н. Э.) И Ненний (9 век н. Э.) В Британии, содержат мифические элементы и повторяют басни как факты. Самый известный пример этого — книга Джеффри Монмутского «История королей Британии » (1136 г. н.э.), написанная на латыни. Джеффри утверждал, что переводит древний исторический труд, который он недавно обнаружил, тогда как на самом деле он создавал большую часть своей «истории» на основе собственного воображения и фрагментов более старых реальных историй, которые соответствовали истории, которую он хотел рассказать. Его грандиозное видение ранних королей Британии сосредоточено в основном на истории героического Артура, и именно по этой причине Джеффри Монмутский признан отцом легенды о короле Артуре.

Джеффри Монмутский

ndl642m (CC BY-NC-ND)

Басни почти всегда изображали антропоморфизированных животных в качестве персонажей, преподносящих какой-то моральный урок, высмеивающих некоторые аспекты человечества или поощряющих стандарты поведения. Самым популярным и влиятельным циклом басен были басни о Рейнарде Лисе (12 век н.э. и позже), приключения которого часто приводили к конфликту с волком Изенгримом.Рейнард — обманщик, который полагается на свою смекалку, чтобы вывести его из неприятностей или получить какое-то преимущество.

В одном из рассказов, Как Рейнард сражался с волком Изенгримом , Изенгрим бросает вызов Рейнарду на смерть, чтобы завоевать расположение короля. Рейнард знает, что он не может победить, но также не может отказаться, поэтому он обращается к тете за помощью. Она сбривает весь его мех и покрывает его гладким жиром, и в итоге он выигрывает, потому что волк не может его схватить. Басня заканчивается тем, что король хвалит Рейнарда.Как и в большинстве басен, проигравший выходит победителем, несмотря на огромные трудности, и эта тема сделала сказки о Лисе Рейнарде и других подобных персонажах чрезвычайно популярными.

Поэтические формы и известные произведения

Тем не менее, самыми популярными и влиятельными произведениями были рассказы в стихах. Самая ранняя английская поэма, автор которой известен, — это Caedmon’s Hymn (7 век н.э.), который представляет собой простой гимн, восхваляющий Бога, составленный неграмотным пастырем, который услышал его в видении.Его песня была написана на древнеанглийском языке неназванным писцом из аббатства Уитби, Нортумбрия, и впервые записана в трудах Беде. Простая красота этого раннего стиха стала эталоном древнеанглийской поэзии и очевидна в таких произведениях, как The Dream of the Rood (видение во сне 7 века н. э.) и позже The Battle of Maldon (конец 10 века нашей эры).

Между этими двумя произведениями был написан эпический шедевр Беовульф , который основан на той же ритме аллитерирующего длинного линейного ритма, чтобы продвинуть историю вперед и произвести впечатление на публику.Эта форма стиха находит отклик в наши дни, так же как и в прошлом, поскольку декламация и исполнение Beowulf остаются популярными. История — это эпическая история о герое-одиночке, сражающемся лицом к лицу и побеждающем темного монстра, угрожающего жителям страны; тема, неизменно популярная с древних времен до наших дней.

Стихи Кретьена о бедствующей девушке и храбром рыцаре стали довольно популярными и способствовали развитию легенды о короле Артуре.

Позднее французское произведение Песня Роланда (11 век н.э.) — еще один эпос, исследующий ту же тему. Однако во французском произведении «чудовище» принимает человеческий облик сарацинов, угрожающих христианской жизни и культуре. Роланд, великий рыцарь Карла Великого, наконец призван удержать перевал Ронсево от наступающего врага и отдает свою жизнь, чтобы защитить своего короля, страну и товарищей от захватчиков. Поэма была настолько популярна, что, как говорят, ее спели норманнские войска в битве при Гастингсе в 1066 году н.э., чтобы поднять боевой дух.

Романсы, ставшие весьма популярными среди европейской аристократии, начали процветать в XII веке нашей эры на юге Франции. Кретьен де Труа (l. C. 1130 — c. 1190 н. Э.), Поэт двора Мари де Шампань (l. 1145-1198 н. Э.), Является самым известным из поэтов-романтиков и, безусловно, одним из самых влиятельных. Стихи Кретьена о девушке, попавшей в беду, и храбром рыцаре, который должен ее спасти, стали довольно популярными и внесли свой вклад в развитие легенды о короле Артуре и его рыцарях Круглого стола, которая, наконец, была полностью реализована Мэлори.

Романтический жанр, будь то в стихах или прозе, основан на принятии аудиторией концепции, согласно которой настоящая любовь не может длиться вечно или недостижима. В конце истории один или оба влюбленных умирают или должны расстаться. Концепция «долго и счастливо», популярная в средневековом фольклоре, редко завершает письменный средневековый роман. По мнению некоторых ученых, это происходит потому, что романтическая литература куртуазной любви была искусно закодированным «писанием» катаров, еретической религиозной секты, преследуемой средневековой церковью.Катары («чистые» от греческого Cathari) утверждали, что они истинная вера, и поклонялись богине по имени София (мудрость), которая имела ряд сходств с Девой Марией.

Согласно научной теории, касающейся катаров и средневекового романа, девица в беде — София, а храбрый рыцарь — приверженец катаров, который должен защитить ее от опасности (Церковь). Две из самых влиятельных женщин Средневековья, Мария де Шампань и ее мать Элеонора Аквитанская (l.c. 1122–1204 гг.) Были связаны с ересью катаров и покровительницами писателей романов, таких как Кретьен де Труа, Андреас Каппелан и, скорее всего, Мария де Франс, так что теория имеет некоторую историческую поддержку.

Были ли романы аллегорическими произведениями, их возвышение женщин в вымышленных мирах рыцарского героя повлияло на то, как женщины воспринимались — по крайней мере, в высших классах — в повседневной жизни. Жанр получил дальнейшее развитие в XII и XIII веках нашей эры такими поэтами, как Роберт де Борон, Берул и Томас Британский, а также великими немецкими художниками Вольфрамом фон Эшенбахом (l.1170–1220 гг. Н. Э.) И Готрид фон Страсбург (ок. 1210 г. н. Э.), Которые внесли значительный вклад в легенду о короле Артуре.

Кентерберийские сказки

SkedO (общественное достояние)

К 14 веку н.э., однако, средневековый взгляд на женщину как собственность был в значительной степени заменен новой концепцией женщины как личности, знаменитой примером которой является Джеффри Чосер в роли жены Бата в году. Кентерберийские рассказы . Женщины появляются в работах Кретьена как сильные личности в XII веке нашей эры — наиболее известный персонаж Гвиневеры в стихотворении Ланселот или Рыцарь телеги — но Жена Бата гораздо более округлая и законченная личность, которая обязана своей композицией как много к французскому fabliaux (короткий рассказ, рассказанный в стихах), что касается романсов или фигур из фольклора.

Расцвет женственности достиг своего апогея в поэзии Петрарки (l. 1304–1374 гг. Н. Э.), Чьи сонеты на образ Лауры продолжают находить отклик в наши дни. Работа Петрарки была настолько популярна в его время, что повлияла на социальное восприятие не только женщин, но и человечества в целом, поэтому его часто называют первым автором-гуманистом.

В то время как романсы развлекали и назидали, другой жанр стремился поднять и утешить: высокое средневековое видение мечты.Видения во сне — это стихи, в которых рассказчик от первого лица рассказывает сон, который соответствует некоторой трудности, с которой они сталкиваются. Самыми известными из них являются The Pearl неизвестного автора, Piers Ploughman Уильяма Ленгланда и Book of the Duchess Чосера, все из 14 века нашей эры. Жанр обычно основан на устройстве кадрирования, с помощью которого читателю представляется проблема рассказчика, затем он погружается в сон, а затем снова возвращается в бодрствующую жизнь рассказчика.

В Жемчужине рассказчик скорбит о потере своей дочери, видит сон о ее новой жизни на небесах, где она в безопасности и счастлива, и просыпается, смирившись с потерей его «драгоценной жемчужины без платы». Скорбь отца облегчается Богом, позволяющим ему увидеть, куда ушла его дочь и как она не перестала существовать, а просто нашла новый и более светлый дом. Пирс Пахарь также открывает доброту и любовь Бога к сновидцу, человеку по имени Уилл, который отправляется в путешествие во сне, в котором он встречает хорошего пахаря Пирса, который представляет Христа и учит его, как лучше прожить свою жизнь.

Книга Чосера «Книга герцогини » (его первое крупное длинное стихотворение, ок. 1370 г. н.э.) отходит от религиозной темы и сосредотачивается на горе и утрате и на том, как с этим жить. В этом произведении настоящая любовь рассказчика оставила его, и он уже много лет не может уснуть. Читая книгу о двух влюбленных, которые были разлучены смертью, он засыпает и видит во сне, что встречает в лесу черного рыцаря, который рассказывает ему о своей настоящей любви, их счастливой совместной жизни и, наконец, о его горе: у его жены есть умер. Поэма исследует центральный вопрос куртуазных любовных романов: что лучше: потерять любовника из-за смерти или неверности? Рассказчик никогда не отвечает на вопрос. Когда он просыпается от сна, он говорит читателю, что был настолько поражен им, что запишет его как стихотворение; он оставляет читателю право ответить на этот вопрос.

Данте, Флорентийский собор

Витосмо (CC BY-NC-SA)

Средневековое видение мечты достигает своей высшей точки в «Божественной комедии » Данте Алигьери (14 век н.э.), в которой поэт отправляется в путешествие через ад, чистилище и рай, чтобы исправить путь, которым он шел, и убедить его. ему истины христианского видения.Божественная комедия — это не настоящее видение во сне — рассказчик никогда не утверждает, что он заснул или что события — это сон, — но Данте использует атрибуты жанра, чтобы рассказать свою историю. «Божественная комедия » настолько точно отражает прогресс, тон и эффект высокого средневекового видения мечты, что современники — и даже собственный сын Данте — интерпретировали пьесу как сон.

Заключение

Хотя поэзия продолжала оставаться популярным средством массовой информации в позднем средневековье, все больше писателей начали работать с прозой, и среди них было несколько известных женщин.Христианские мистики-женщины, такие как Джулиан Норвичский (l. 1342-1416 гг. Н. Э.) И Екатерина Сиенская (l. 1347-1380 гг. Н. Э.), Рассказали свои видения в прозе, а Марджери Кемпе (l. 1373-1438 гг. Н. Э.) Продиктовала свои откровения одному человеку. писец, записавший их в прозе. Одна из самых известных писателей Средневековья, Кристина де Пизан (l. 1364 — ок. 1430 г. н. Э.) Написала свои весьма влиятельные произведения в прозе, как и великий итальянский художник Джованни Боккаччо (l. 1313-1375 гг. Н. Э.), Наиболее известный своими произведениями. его шедевр, Decameron .

Легенда о короле Артуре, разработанная с XII века н.э., была представлена ​​в прозе в цикле Вульгаты между 1215-1235 гг. послужила основой для работы Мэлори. Книга Мэлори Le Morte D’Arthur кодифицировала легенду о короле Артуре, которая затем была усовершенствована и переработана более поздними авторами и продолжает оказывать влияние в наши дни.

Хотя ученые продолжают спорить, какое именно произведение следует считать первым романом на английском языке, работа Мэлори всегда является сильным соперником.Уильям Кэкстон, издатель Мэлори, был одним из первых, кто извлек выгоду из нового печатного станка, изобретенного Иоганном Гутенбергом c. 1440 г. н.э. Пресса Гутенберга гарантировала, что средневековая литература, в основном анонимная и свободная для всех, кто хотел ее опубликовать, выжила и повлияла на последующие поколения читателей.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Эксперименты с формой и средневековье в современной литературе

В этой статье утверждается, что некоторые постмодернистские экспериментальные формы сюжета и повествовательной структуры могут быть более рельефными, если их очертить со средневековыми повествовательными практиками развития сюжета.Роман Али Смита «» 2014 года «Как быть одновременно » предлагает экспериментальный сюжет, созданный на основе изменчивости и современности искусства средневековья и эпохи Возрождения. Опираясь на технику фресковой живописи, роман повествует о переживании одновременности, созданном воспоминаниями о прошлом в настоящем. Две повествовательные нити романа — одна из них — в современной Англии, другая — в Италии пятнадцатого века — связаны ассоциативным и кросс-темпоральным образом и подчеркивают индивидуальный опыт.Имея сходство со средневековыми эпизодическими повествованиями, роман максимизирует ацентрический дизайн повествования, который извлекает выгоду из вклада читателя в мотивацию рассказа. Впоследствии Токио отменен. (2005) Раны Дасгупта кратко обсуждается как еще один пример постмодернистского романа, напоминающего средневековые повествовательные практики: в этом сборнике рассказов, скрепленных очень рыхлыми рамками, сюжет сам становится главным героем как воплощение современного утрата обществом идентичности.

Список литературы

Belknap, Robert L.2016. Участки . Со вступительным словом Робин Фойер Миллер. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Ищите в Google Scholar

Bhatt, Shakti. 2006. «Индия кажется мне большей абстракцией, чем Европа». Разговор с Рана Дасгупта. Журнал постколониальной письменности 42 (2). 206–211. Искать в Google Scholar

Contzen, Eva von. 2015. Почему средневековой литературе не нужна концепция социальных умов: Образцовость и коллективный опыт. Рассказ 23 (2).140–153. Искать в Google Scholar

Crown, Sarah. 2005. Сюжетные плоскости. The Guardian, 29 марта. Онлайн. Ищите в Google Scholar

D’Arcens, Louise. 2014. Презентизм. В Элизабет Эмери и Ричард Утц (ред.), Средневековье: Ключевые критические термины (Средневековье V). 181–188. Кембридж: Д. С. Брюэр. Искать в Google Scholar

Davenport, Anthony. 2004. Средневековый рассказ. Введение . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

Dannenberg, Hilary P.2008. Совпадение и противоречие. Отображение времени и пространства в художественной литературе . Линкольн: Университет Небраски Press. Искать в Google Scholar

Dasgupta, Rana. 2006 [2005]. Токио аннулировал . Лондон: Харпер. Искать в Google Scholar

Dengel-Janic, Ellen. 2013. Голоса незнакомцев в Токио Раны Дасгупты аннулированы (2005). Zeitschrift für Anglistik und Amerikanistik 61 (1). 73–85. Искать в Google Scholar

Elborough, Travis.2006. Глобальное очарование. Трэвис Элборо разговаривает с Раной Дасгупта. В Travis Elborough, P. S .: Идеи, интервью и статьи в Токио отменены, 2–8. Лондон: Харпер. Ищите в Google Scholar

Эмери, Элизабет и Ричард Утц (ред.). 2014. Средневековье: ключевые критические термины (Medievalism V). Кембридж: Д. С. Брюэр. Искать в Google Scholar

Флудерник, Моника. 1996. К «естественной» нарратологии . Лондон и Нью-Йорк: Рутледж.Ищите в Google Scholar

Frow, John. 1982. Литературный фрейм. Журнал эстетического воспитания 16 (2). 25–30. Искать в Google Scholar

Gentry, Amy. 2014. Как быть одновременно : монетка Али Смита. Chicago Tribune, 12 декабря. Онлайн. Искать в Google Scholar

Hamburger, Käte. 1994. Die Logik der Dichtung . 4 изд. Штутгарт: Клетт-Котта. Искать в Google Scholar

Jauss, Hans Robert. 1979 г.Необычность и современность средневековой литературы. Новая история литературы 10 (2). 181–227. Искать в Google Scholar

Кукконен, Карин. 2014. Сюжет. В Peter Hühn, Jan Christoph Meister, John Pier & Wolf Schmid (ред.), Справочник по нарратологии (том 2). 706–719. Берлин и Бостон: Де Грюйтер. Искать в Google Scholar

Лоу, Н. Дж. 2004. Классический сюжет и изобретение западного повествования . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.Искать в Google Scholar

Lyall, Sarah. 2014. Луковица из романа, требующая очищения от кожуры. Али Смит рассказывает о своей новой книге Как быть и тем, и другим. The New York Times, 25 ноября. Онлайн. Ищите в Google Scholar

Panda, Punyashree и Sulagna Mohanty. 2012. Созерцая фантастику: постмодернистское прочтение книги Раны Дасгупта « Токио» аннулировало «». Нигерийский гуманитарный журнал 18. 1–17. Искать в Google Scholar

Richardson, Brian.2005. За пределами поэтики сюжета: альтернативные формы повествования и множественные траектории Ulysses . В Джеймс Фелан и Питер Дж. Рабиновиц (ред.), Соучастник теории повествования. 167–180. Мальден, Массачусетс: Блэквелл. Искать в Google Scholar

Ryding, William W. 1971. Структура средневекового повествования . Гаага и Париж: Мутон. Искать в Google Scholar

Schultz, James A. 1987. Почему Марк женится на Изольде? И почему нас это волнует? Очерк повествовательной мотивации. Deutsche Vierteljahrsschrift für Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte 61. 206–222. Поиск в Google Scholar

Шульц, Джеймс А. 1989. Связность средневерхненемецкого повествования. В Альбрехте Классен (ред.), Средневековая немецкая литература. Материалы 23-го международного конгресса по изучению средневековья, Каламазу, Мичиган, 5–8 мая 1988 г. . 75–86. Геппинген: Кюммерле. Искать в Google Scholar

Schulz, Armin. 2012. Erzähltheorie в mediävistischer Perspektive .Под редакцией Мануэля Брауна, Александры Дункель и Ян-Дирка Мюллера. Берлин и Бостон: Де Грюйтер. Искать в Google Scholar

Smith, Ali. 2014. Как быть и тем и другим . Лондон: Хэмиш Гамильтон. Искать в Google Scholar

Vinaver, Eugène. 1971. Расцвет романтики . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

Vitz, Evelyn Birge. 1989. Средневековый нарратив и современная нарратология: Субъекты и объекты желания .Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. Искать в Google Scholar

Wiemann, Dirk. 2013. «… Что будет считаться миром». Индийские циклы рассказов и вопрос жанра. В Walter Goebel & Saskia Schabio (ред.), Определение постколониальных жанров повествования. 153–168. Нью-Йорк и Лондон: Рутледж. Искать в Google Scholar

Литература Средневековья и Возрождения | Британская литература вики

Паломник Чосера

Хронология :

55BC-410 : Латиноязычные римляне оккупируют Англию
450 : Римляне покинули Англию, и германские племена (ангалы и саксы) вторглись в
577 : Англия обратилась в христианство
800 : Волна вторжений викингов

1006-1087:
1000 : Примерный год Беовульф был написан
1066 : Норманнское вторжение в Англию
1075 : Папа Григорий VII провозглашает верховенство церкви
— Король Вильгельм Завоеватель был в власть, умер в 1087 г.

1087-1135:
1087-1110 : Правление короля Вильгельма Руфуса
1110-1135 : Король Генрих I
1099 : Первый крестовый поход

1135-1154:
Король Стефан
1147 : Второй крестовый поход

1154-1189:
Король Генрих II
1170 : Томас Бекет убит в Кентерберийском соборе

1189-1199:
Король Ричард I
1190 : Третий крестовый поход

1199-1216:
Король Иоанн
1200 : Четвертый крестовый поход:
1212 : Детский крестовый поход
1215 : Великая хартия вольностей подписана

1216-1272:
Король Генрих III
1263-1267 : Война баронов

1272-1307:
Король Эдуард I

1337-1453 : Столетняя война

1360-1485:
Чосер, Пирс Пахарь , Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь
Одна из первых книг, напечатанных в Англии, Монте Д’Артур сэра Томаса Мэлори
1425 : Mystery Plays

1431 : Сожженная Жанна д’Арк
1432 : Книга Марджери Кемпе
1475 : Игра Шепарда
1485 : Уильям Кэкстон печатает первую успешную книгу в Англии

1486-1575:

1455-1485:
Война роз
Обыватель
Сэр Томас Вятт
1485/1509 : Воцарение Генриха VII
1517 : Начало Реформации

1575-1603
Сэр Уолтер Рэли
Сэр Филип Сидней
1588 : поражение испанской армады
Кристофер Марлоу
Спенсер Королева фей

1603-1660
Король Джеймс I: первый из королей Стюартов
Шекспир: Гамлет
1612 : Смерть принца Генриха
1616 : Смерть Шекспира
1618 : 30-летняя война
Король Карл I.
Шекспир, пьесы и сонеты
Стихи Джона Донна
1642 : Гражданская война
1648 : Вторая гражданская война
1649 Казнь Карла I
1667 Потерянный рай

Средневековый обзор

Хотя нет официального консенсуса относительно точного начала и конца средневекового периода, его чаще всего связывают с крахом Римской империи примерно в 5 веке и вплоть до 15 века, что широко распространено. считается (хотя точное начало оспаривается) началом периода Возрождения.Этот период времени широко известен как Средние века, который мыслители эпохи Возрождения обычно рассматривали как «Темные века».

На континенте развитие средневековой литературы, происходящее из сохранения культуры и героических приключений в эпических поэмах, является прямым результатом желания Карла Великого обучать свой народ в 800 году, что стало возможным только благодаря акценту на учении католическая церковь. Католическая церковь создала школы с интенсивной учебной программой, основанной на изучении грамматики, риторики, латыни, астрономии, философии и математики.Христианство было легализовано Римской империей в четвертом веке, и в результате образование, а также законы находились под контролем церкви. Церковь часто обладала большей властью, чем зачастую слабые феодальные монархии, характерные для средневекового общества.

В XII веке в средневековом обществе возникло сильное присутствие рыцарства, которое быстро проникло в литературу того времени; рыцарский кодекс был моральным кодексом или, скорее, кодексом поведения, связанным с долгом, честью и справедливостью.Отраженный в текстах того времени — о том, каким образом на персонажей влияют верность, долг и честь — рыцарский кодекс был одновременно необходимой платформой для рыцарства и хорошего морального статуса. Присутствие рыцарства в средневековой культуре иллюстрируется изображением справедливого и нравственного рыцаря, сталкивающегося с искушениями и конфликтами, в «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь ». В результате присутствия рыцарства и куртуазной любви возросло производство и созерцание романтической прозы.Хотя печатный станок был изобретен в пятнадцатом веке, его влияние не было полностью реализовано до эпохи Возрождения. цитаты?

Средние века можно разделить на три периода: раннее средневековье, высокое средневековье и позднее средневековье.
Раннее средневековье обычно означает начало средневековой эры с падением Рима и продолжалось до 11 века. Англосаксонские племена вторглись в Англию около 450 г. и оказали огромное влияние на литературу.Язык этих захватчиков классифицируется как староанглийский и широко представлен в англо-саксонской поэзии (UMASS). Древнеанглийская поэзия перед написанием передавалась устно. Самый ранний письменный пример можно найти в написании Беды и его стихотворения Гимн Кедмона . Англосаксы способствовали дальнейшему распространению христианства, приспособившись к нему; однако англосаксонская поэзия содержит тематический «героический кодекс», который сочетается с христианскими идеалами, а иногда и противоречит им. «Героический кодекс» ценит родство и подчеркивает долг и месть по отношению к своему господину (Нортон).Одна из самых популярных древнеанглийских эпических поэм — Беовульф, , которая следует примеру относительной германской литературы с ее героическими и христианскими темами.
Считается, что высокое средневековье началось с Норманнского вторжения. С лингвистической точки зрения эта эпоха привела к переходу от Старого

г.
Последняя страница гравюры Кэкстона с изображением Морте Дартур. Изображение любезно предоставлено Британской библиотекой.

Английский — среднеанглийский, феодализм и средневековый «роман», пришедший от англо-норманнов, говорящих по-французски.Романсы обычно вращаются вокруг схожих тем о членах низшего дворянства, пытающихся подняться в статусе, о молодых, вступающих во взрослую жизнь и их страхах, и о людях, изгнанных из общества и возвращающихся в составе более сильной единицы.
Самая популярная романтическая фигура этого времени — персонаж короля Артура, возникшего в 13 веке. Роман о короле Артуре содержит рыцарский кодекс, включающий рыцарей, приключения и честь (LordsandLadies.org). Среди других популярных романов того времени — Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь , Кентерберийские рассказы Джеффри Чосера и Пирс Пахарь Уильяма Ленгланда.
Позднее средневековье знаменует собой конец средневековой эры, которая, по оценкам, закончилась примерно в 1485 году, когда Генрих VII взошел на престол и началась династия Тюдоров
. В эту эпоху вошли Столетняя война, закончившаяся в 1453 году, и Черная смерть, в результате которой была уничтожена почти треть населения Европы. В 1485 году Уильям Кэкстон познакомил Англию с искусством книгопечатания, когда он опубликовал книгу сэра Томаса Мэлори Morte D ’Arthur (Norton).

Роль религии

Средневековая церковь в Риме.
Изображение предоставлено:
http://cameronkirwan.wordpress.com/2012/12/

Согласно Историческому центру, Церковь была самой важной частью средневекового общества. «Церковь доминировала в жизни каждого». Единственной религией, которая существовала, было христианство. Все средневековые люди, независимо от их социального положения, верили в Бога, Небеса и Ад, однако было твердо убеждено, что единственный способ попасть на Небеса — это если Римско-католическая церковь им позволит.Как и сегодня, ад изображался худшим кошмаром каждого человека, а рай — вечным раем.
Церковь была так доминирующей в средние века по многим причинам, но главная причина — ее чрезвычайное богатство. Церковь зарабатывала деньги любым способом, но они зарабатывали большую часть своих денег через десятину. Десятина — это налог, который составляет одну десятую часть годового заработка человека или имущества, которое должно было быть отдано Церкви. Крестьянам, очевидно, было очень трудно платить десятину, потому что им было трудно зарабатывать даже достаточно денег для себя, поэтому им приходилось платить семенами или зерном.Невозможно не платить десятину, потому что было сказано, что наказание за невыплату десятины приведет к вечному проклятию. Другой способ, которым Церковь стала настолько богатой, — это постоянная плата за принятие таинств. Если кто-то хотел креститься, жениться или похоронить, требовалось обвинение, а креститься и похоронить на Святой Земле было еще одним способом попасть на Небеса. В средние века брак был совсем другим. Супружеским парам не разрешалось жить вместе, потому что это считалось грехом.При всем этом доходе практически от каждого члена общества Церковь
была чрезвычайно зажиточной, и чтобы поддерживать Церковь как можно более богатой, им не приходилось платить никаких налогов. Говорят, что в то время Церковь была богаче любого царя в мире, и они откладывали большую часть своих денег. Однако деньги, которые они потратили, были на их постройки, такие как церкви или соборы. http://www.historylearningsite.co.uk/medieval_church.htm

Фактическая структура церкви была центром всей общественной деятельности.Люди ставили спектакли, и вне церкви всегда проводились рынки. Считалось, что Церковь имеет ответы на все, что может случиться, особенно когда случится что-то плохое. Предполагалось, что в случае сильного шторма или вспышки болезни церковь должна знать, почему. Язык Церкви, латынь, был единственным языком, на котором говорили во всей Европе. Тот, кто не знал латыни, не мог общаться. Это просто доказывает, насколько действительно важна была Церковь.Они определили язык целого континента. Церковь полностью владела всей властью в средние века и пользовалась большим уважением.
http://www.dcts.org/academics/documents/RomanCatholicChurchinMedievalEurope.pdf

Литературные жанры в период средневековья (V-XV вв.)

Большинство ученых связывают начало средневекового периода с падением Римской империи в 410 году нашей эры. После ухода римлян германские племена вторглись в Англию и распространили свое влияние.
http://courseweb.stthomas.edu/medieval/chaucer/literarygenres.htm

Древнеанглийский период

Устная поэзия : Существует не так много записанных произведений древнеанглийского периода, главным образом из-за нехватки грамотных людей (в основном это были члены духовенства). Устная поэзия в основном содержала христианские темы (поскольку ничего не было записано до тех пор, пока не было сильного христианского влияния, мы не знаем, были ли эти религиозные оттенки частью оригинального произведения) и часто сосредотачивались на приключениях великих героических фигур.Он передавался из поколения в поколение, что заставляло его постоянно менять при каждом пересказе. Мы, возможно, никогда не узнаем много великих устных поэтических произведений, однако они сыграли большую роль в оказании влияния на более поздние письменные произведения. Большая часть древнеанглийской поэзии содержится всего в четырех рукописях, например, « Странник».
http://www.uncp.edu/home/canada/work/allam/general/glossary.htm

Устные стихи обычно сопровождались музыкой арфы.Изображение предоставлено: http://cafe.themarker.com/image/1676379/

Ранний среднеанглийский период

Германская героическая поэзия : Изначально она исполнялась устно в аллитерационных стихах, но позже была записана учеными или священнослужителями. Часто он использовался для описания текущих событий и затрагивал темы, которые ссылались на древний кодекс чести, который обязывает воина отомстить за своего убитого лорда или умереть рядом с ним. Они демонстрируют аристократические героические и родственные ценности германского общества, которые продолжали вдохновлять как духовенство, так и мирян.Эффект языка в германской героической поэзии и древнеанглийской поэзии заключался в формализации и возвышении речи.

Англосаксонская литература:
Элегия : Обычно это печально или печально. Это может быть похоронная песня или оплакивание умерших. Например: «Странник»

Среднеанглийская литература:
Романс, придворный романс : это был самый популярный жанр в среднеанглийский период; у него была особая структура истории, которая изображала интеграцию, распад и реинтеграцию центрального героя.Обычно герой проходил испытание или испытание, которое отчуждало его от общества. Это вне повседневного мира или неестественного / волшебного. Это был основной повествовательный жанр для позднесредневековых читателей, в центре внимания которого лежала любовь, но он разработал способы представления психологической внутренней сущности с большой тонкостью. Хотя они начались во Франции, их переход на английскую литературу произошел благодаря упрощенным и переведенным версиям оригинальных французских произведений. Часто романсы, написанные для аристократической аудитории или для аудитории низшего класса, имели отношение к рыцарю, пытающемуся завоевать любовь женщины гораздо более высокого класса, показывая глубину своего характера через поступки морали, благородства и храбрости.
— Поджанром романа был поджанр романа Arth urian Legend : Истории, рассказывающие о легенде о короле Артуре и его рыцарях Круглого стола.
— Например: Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь

https://www.britannica.com/shakespeare/article-12775

Король Артур и его рыцари круглого стола. Изображение предоставлено: http://merryfarmer.net/tag/arthurian-legend/

Аллегория : расширенная метафора, когда что-то заменяет что-то другое.Это изображение общей темы. Аллегория рассказывает историю, в которой есть персонажи, обстановка и другие символы, которые служат как буквальной, так и образной цели и указывают на тему человеческой жизни. Например, Piers Ploughman или Everyman

Estates Satire : представляет 3 сословия, духовенство, знать и всех остальных. Он высмеивает общество с целью преувеличенно представить недостатки чего-либо с намерением привлечь внимание и найти решение.Он исследует общество по группам на основе класса, занятия, функции, статуса и других обозначений. Например: The Canterbury Tales

Среднеанглийские тексты : Тип светской поэзии. Как правило, это были любовные стихи, хотя некоторые из них были о социальной сатире или прославлении земли и человечества; они были очень страстными и не относились к Богу. Тексты не рассказывают длинную историю (не эпос, одиссею, балладу), а скорее об одной мысли или образе.У них очень современная схема и тематика рифм.

Автобиография : Подобно тому, как современные автобиографии рассказывают историю жизни человека с его точки зрения, ранние автобиографии делали то же самое. Обычно они изображали испытания и победы в жизни человека и его внутренние мысли по этому поводу. Первой автобиографией была книга «Книга Марджери Кемпе».

Драма : По большей части драма приобрела популярность в период позднего средневековья (1000-1500).Ранние драмы, как правило, были очень религиозными по тематике, постановке и традициям. Спектакли за пределами церкви стали популярными примерно в 12 веке, когда они стали более доступными для населения. Спектакли обычно ставила профессиональная актерская труппа, которая путешествовала из города в город на фургонах и движущихся сценах. Большинство театральных трупп были исключительно мужскими. Игра Вторых пастырей

Моральная пьеса : Тип драмы, возникший около 1400 года и становившийся все более популярным на протяжении столетия.Они преподали уроки морали и человеческой природы и использовали аллегорических персонажей, чтобы изобразить борьбу, через которую проходит человек, чтобы достичь спасения, и силы добра и зла. У сказки о нравственности мог быть как серьезный, так и комический сюжет.
— Петух и лис, обыватель
http://www.essential-humanities.net/western-art/literature/medieval/
http://www.thefreedictionary.com/Morality+tale


Описание детективного спектакля.
Изображение любезно предоставлено http: // www.props.eric-hart.com/

Религиозная проза: Стремится объяснить великие истины о Боге, человечестве и Вселенной посредством анализа христианских верований, фокусируется на грехе, покаянии и любви.
— Например: Марджери Кемпе
http://www.britannica.com/EBchecked/topic/188217/English-literature/12775/Religious-prose

Светская литература

Есть несколько примеров светской работы в период Средневековья в результате влияния религии в обществе.Светская поэзия была одним из главных литературных произведений того времени. Он был полон сатиры и иронии по поводу повседневной жизни. Рост популярности этих светских произведений привел к эпохе Возрождения. Важный пример этого типа поэзии — The Canterbury Tales Джеффри Чосера. Светская средневековая литература помогла проложить путь будущим авторам в эпоху Возрождения.

Кентерберийские сказки — одно из самых известных светских произведений средневековья.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на церкви и религии, The Canterbury Tales вместо этого рассматривает другие общие идеи того времени, такие как учтивость и компания. Эту изысканность или изысканную любовь можно было найти во многих стихах и других произведениях литературы того времени. Куртуазная любовь — это когда к женщине относятся с величайшим уважением, заботой и любовью со стороны рыцаря. Он сделает все, чтобы она была счастлива, а ее счастье и любовь, в свою очередь, делают рыцаря сильнее и уважаемее. В The Canterbury Tales изысканная любовь может быть найдена в Knight’s Tale, истории о двух рыцарях, которые влюбляются в одну и ту же женщину и вынуждены соблюдать либо кодекс куртуазной любви, либо кодекс рыцарства.Тема компании также присутствует во всем стихотворении. Это ясно из того, что паломники путешествуют вместе и делятся компанией друг друга, узнавая друг друга и делясь историями. Ниже приведена ссылка на анимированную версию «Сказки рыцаря». Другие темы, распространенные в средневековой светской поэзии, — это весна, любовь и политика. Многие другие высмеивали сообщество.
http://www.youtube.com/watch?v=deRyhTuny3w


Джеффри Чосер
Изображение предоставлено
http: // www.luminarium.org/medlit/chaucer.htm
.
С началом эпохи Возрождения по всей Европе секуляризм и гуманизм становились все более популярными. На этот раз принесло «признание мирских удовольствий и, прежде всего, усиленное утверждение личной независимости и индивидуального самовыражения» (цитировать). Вместо того чтобы сосредоточиться на загробной жизни, люди начали сосредотачиваться на своем нынешнем месте в жизни. Они смотрели на себя и на то, кем они были, как отдельные люди, а не только люди Бога.Это время в истории можно рассматривать как начало обращения к разуму и потери веры. Подобно светской литературе средневековья, светская литература Возрождения была сосредоточена на мирских вещах, таких как весна и любовь. Разумная часть этого литературного периода вдохновила на создание эссе о человеческих характеристиках и политике, причем Фрэнсис Бэкон был одним из авторов большинства эссе такого типа.

Женщины в литературе

В период Средневековья женщины считались гражданами второго сорта, и их потребности всегда были второстепенными.Их либо признали полностью лживыми, сексуальными, невиновными или некомпетентными. Таким образом, женщинам в большинстве случаев не позволяли занимать руководящие должности или высказывать свой голос; мужчины принимали решения за них, и их жизнь была продиктована мужчинами, которые управляли обществом. Однако, несмотря на отсутствие подтверждения и подавления, женщины в средневековой литературе, безусловно, присутствовали во многих произведениях и в различных формах. Некоторые стереотипы питают идею о том, что женщины подчиняются и уступают мужчинам, например, Дева, которая изображает женщин как пассивных и слабых, или мать, сама жизнь которой вращается вокруг того, чтобы улучшить жизнь своей семьи и особенно ее мужа, или даже шлюха, которая не имеет власти в своей сексуальности и должна отдать ее ради благополучия своей семьи или мужчин в обществе.Однако есть некоторые архетипы, которые разрывают этот цикл, такие как Трикстер или Ведьма, которые нарушают социальные нормы и выделяются, демонстрируя качества хитрого ума, запугивания и силы. В нижеследующих разделах мы подробнее рассмотрим несоответствие между тем, как женщины рассматривались в средневековом обществе, и тем, как их изображали в литературе того времени.

Нажмите, чтобы увидеть больше

В целом, Ренессанс включает в себя невероятно масштабное возрождение знаний и обучения, которое началось в Италии в четырнадцатом веке.К XVI веку мышление эпохи Возрождения распространилось из Италии на север в сторону Англии. Прогресс в знаниях, который определяет переход от средневековой литературы к литературе эпохи Возрождения, зависел от возврата к классической мысли в литературе и философии античности. Этот возврат к классическим идеям и мировоззрению породил гуманизм, который утверждал ценность человека, его достоинство и отсутствие ограничений. В результате акцент сместился с созерцательной жизни средневекового человека на активную жизнь человека эпохи Возрождения: всестороннюю, активную и вовлеченную в мир вокруг него.В частности, гуманисты дали обществу всеобъемлющее и всеобъемлющее чувство человечности.

Литература эпохи Возрождения также имитировала изменения в культуре; Отказавшись от в первую очередь религиозного мышления и придавая большое значение классической мысли, мыслители эпохи Возрождения вызвали новую философию на основе учений Платона и Аристотеля. В литературе сексуальная любовь рассматривалась как наличие духовных уз, возникающих из нового знания о платонической любви. Некоторые неоплатоники полагали, что существует связь между обретением знания (поскольку научное знание рассматривалось как фактическое представление или понимание мира) и отношениями с Богом или Божественным.Цитата?

Этот сдвиг в управляющем мыслительном процессе привел к новому мировоззрению, которое отрицало космическое мировоззрение, присутствующее в средневековой литературе. В то время как мыслители эпохи Возрождения избегали проводить сравнения между собой и мыслителями Средневековья — «По их мнению, Средние века находились в« середине »двух гораздо более ценных исторических периодов, античности и их собственного». два из них присутствуют всегда, особенно в отношении остатков средневекового мировоззрения, которые распространяют свою веру в Великую Цепь Бытия глубоко в культуру и литературу Возрождения.Цитирование Возвышение человеческих способностей, пропагандируемое гуманизмом, создало дискомфорт и замешательство в свете Великой Цепи Бытия. Поскольку свобода действий человека считалась безграничной, его место в Великой Цепи Бытия было сложным. Эта борьба человеческих устремлений в мире, все еще управляемом Великой Цепью Бытия, изображена в книге Кристофера Марлоу «Доктор Фауст ».

В шестнадцатом веке в результате системной коррупции в церкви (e.g., симония и продажа индульгенций) протестанты желали реформирования церкви. Протестантская Реформация, из которой возникло движение, больше не оставила Европу единой; Религиозная критика Мартина Лютера вскоре раздробила Церковь — после того, как он был отлучен от Церкви — и привела к политическому отделению Генрихом VIII англиканской церкви от Рима. Отвергнув Церковь, Реформация придавала большое значение роли личности, поскольку авторитет религиозного учения опирался на текст, а не на институт.При этом возобновившийся интерес к Библии как отрывку литературы привел к его непредвиденному влиянию в современной литературе, где экспериментировали с библейскими аллюзиями и символами; это влияние заметно в произведениях Джона Донна («Священные сонеты»), Джона Мильтона ( «Потерянный рай», ) и Эндрю Марвелла («Сад»).

На распространение грамотности и знаний в этот период большое влияние оказало изобретение печатного станка Гутенбурга, которое постепенно сделало большую часть литературы более доступной.

Светские произведения эпохи Возрождения

Эпоха Возрождения ознаменовала конец феодального правления и предприняла попытку установить центральное правительство. Это новое политическое влияние — взлет и падение королей — легло в основу повествования многих пьес Шекспира, а также трактата Макиавелли «Принц», трактата о правильных методах управления, — все они, как правило, опираются на безжалостное правление.

Роль женщин в эпоху Возрождения Период

По большей части, женщины оставались несколько подавленными в этот период времени.Тот факт, что новым правителем на самом деле была королева Елизавета, многих расстраивал.

« Многие мужчины, кажется, считали способность к рациональному мышлению исключительно мужской; Они полагали, что женщины руководствуются только своими страстями. В то время как джентльмены овладевали искусством риторики и ведения войны, джентльмены должны были демонстрировать достоинства молчания и хорошего ведения домашнего хозяйства. Среди мужчин высшего класса желание доминировать над другими было приемлемо и действительно восхищалось; такая же воля женщин была осуждена как гротескное и опасное отклонение. ( Антология Нортона: английская литература: шестнадцатый век / начало семнадцатого века, том B)

Женщины также не имели возможности посещать школы и университеты. Хотя из-за важности чтения Священных Писаний в протестантской религии грамотность женщин несколько улучшилась, способность писать была невероятно редкой. Поэтому какие-либо работы, созданные женщинами, в настоящее время очень малочисленны.


Портрет королевы Елизаветы
Фото любезно предоставлено Википедией

Роль религии в эпоху Возрождения Период

В начале шестнадцатого века католицизм все еще оставался основной религией в Англии.Он по-прежнему диктовал почти каждое важное решение в жизни человека, и поскольку большая часть религиозной литературы, в первую очередь Библия, была напечатана на латыни, члены духовенства обладали огромной властью в толковании этих произведений благодаря своей грамотности. Однако Мартин Лютер, ключевая фигура в массовом сдвиге в религиозной культуре, известном как «Реформация», начал подвергать сомнению идеи Римско-католической церкви. Эта идея быстро прижилась, отчасти из-за возможности широко распространять материалы через печатный станок и распространилась со скоростью лесного пожара по всей Европе.Хотя резкий переход между католицизмом и протестантизмом продолжался в течение нескольких лет, королева Елизавета в конечном итоге возглавила новую эру для Англии, приняв протестантскую религию. Влияние на литературу в этот период было глубоким, потому что, когда католицизм был доминирующим, протестантские произведения оставались в подполье, и наоборот, в периоды протестантизма.

Среди наиболее известных авторов и поэтов того времени Эдмунд Спенсер, граф Суррей, сэр Филип Сидней, Бен Джонсон, Эмилия Ланьер, Роберт Грин и, конечно же, Уильям Шекспир.

Литературные и культурные контексты

Средневековая драма: мистические и нравственные пьесы

Елизаветинский театр

Эволюция книги в обществе средневековья и эпохи Возрождения

Реформация и британское общество

Елизаветинские сонеты, последовательность

Средневековый университет

Литературное сознание в литературе Средневековья и Возрождения

Авторы

Джон Донн
Джордж Герберт
Ричард Лавлейс
Кристофер Марлоу
Эндрю Марвелл
Джон Милтон
Сэр Филип Сидни
Эдмунд Спенсер
Сэр Томас Уайатт Старший

Список литературы

Словарь английского языка «Американское наследие».«Игра нравственности». Бесплатный онлайн-словарь. Компания Houghtan Mifflin, 2009. Интернет. 5 декабря 2013 г. .

Оцифрованные рукописи Британской библиотеки. Morte Darthur.
http://britishlibrary.typepad.co.uk/digitisedmanuscripts/2012/11/rediscovering-malory-digitising-the-morte-darthur.html

Бейкер, Питер. «Английская литература.» Британская энциклопедия. Encyclopedia Britannica Inc., 26 апреля 2012 г.Интернет. 5 декабря 2013 г. .

«Кентерберийские сказки: рыцарские сказки» Шмооп . Shmoop University, Inc. без даты Интернет. 7 декабря 2013 г. .

Паломник Чосера. Из рукописи Элсмира. Wikimedia Commons.
https://sites.udel.edu/britlitwiki/files//2018/06/FileChaucer_ellesmere.jpg

«Английская литература». Энциклопедия Британника. Путеводитель по Шекспиру. Энциклопедия Britannica Inc., 2013. Интернет. 5 декабря 2013 г. .

Флетчер, Хамфри. «Средневековая литература». Essential Humanities. 2008. Интернет. 5 декабря 2013 г. .

«Введение в эпоху Возрождения». Введение в эпоху Возрождения. N.p., n.d. Интернет. 06 декабря 2012 г.

Крейс, Стивен. «Ренессансный гуманизм». Путеводитель по истории: лекции по современной европейской интеллектуальной истории.Путеводитель по истории, 13 апреля 2012 г. Интернет. 7 декабря 2013 г. .

«Средневековое общество и культура». Средневековая жизнь и Столетняя война. N.p., 1994. Web. 1 декабря 2012 г.

Университет Св. Томаса. «Средневековые литературные жанры». Средневековые литературные жанры. 2003. Интернет. 5 декабря 2013 г. .

Смит, Николь. «Представления женщин в средневековой литературе.Статьи Мириады. N.p., 6 декабря 2011 г. Web. 01 декабря 2012 г.
«Конец средневековья в Европе». Конец средневековья Европы — язык и литература. Университет Калгари, 1998. Интернет. 01 декабря 2012 г.
«Течение истории». Итальянский ренессанс. N.p., n.d. Интернет. 06 декабря 2012 г.

«Средневековая церковь». Средневековая церковь . N.p., n.d. Интернет. 30 ноября 2013 г.

«История жива! Средневековый мир ». Роль церкви в средневековой Европе .N.p., n.d. Интернет. 25 ноября 2013 г.
«История насквозь». История насквозь . N.p., n.d. Интернет. 23 ноя. 2013.
«Средневековая литература» УМАСС. http://people.umass.edu/eng2/per/medieval.html. Интернет. 25 ноября 2013 г.
«Средние века: феодальная система». ThinkQuest. Oracle Foundation, без даты. Интернет. 06 декабря 2012 г.
«Средние века» Антология английской литературы Нортона. 8-е изд. Гринблатт, Стивен. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: W.W. Нортон и компания. 2006. 1-23.Распечатать. 25 ноября 2013 г.
«Средние века» http://www.lordsandladies.org/index.htm. Интернет. 25 ноября 2013 г.
«Антология английской литературы Нортона: Средневековье: Том A: Введение». N.p., n.d. Интернет. 07 декабря 2012 г.
«Антология английской литературы Нортона: 16 век: введение». Антология английской литературы Нортона: XVI век: Введение. N.p., n.d. Интернет. 06 декабря 2012 г.
Уайлд, Роберт. «Хронология Возрождения». Европейская история. N.p., n.d. Интернет. 01 декабря 2012 г.

10 живых книг для преподавания истории средневековья

Ах, средневековье — короли, рыцари, замки, искусство, политика, эпидемии и многое другое. Какое захватывающее время в истории нашего мира! Трудно было сузить мои любимые книги по средневековой истории до 10 лучших, но ниже вы найдете лучшие из лучших. Будьте готовы к приключениям!

Этот пост содержит партнерские ссылки.

Список отсортирован для вас в хронологическом порядке.

Живые книги по средневековой истории

«Отто Серебряной Длани» — это историческая фантастика, действие которой происходит в ранней Западной Европе.Отто, главный герой, милый мальчик, выросший в монастыре после смерти матери и варварской жизни отца. По возвращении отца Отто похищают в отместку за дела отца. Книга очень захватывающая и заставляет задуматься.

«Меч в дереве» — это история о короле Артуре, достаточно простая для понимания учащимися начальной школы, но полная сюжета и азарта, чтобы заинтересовать детей старшего возраста. Главный герой, Шан, должен помочь своей семье вернуть свой замок от жадного дяди.Книга полна волнения и особенно нравится мальчикам.

Лейф Счастливчик, как и все книги д’Олера, представляет собой фантастический пример гармоничного соединения биографии и живой литературы. В этой книге вы узнаете не только о Лейфе Эриксоне, но и его отце, о жизни викингов, норвежской истории и ранних исследованиях. Я читал это с моими старшеклассниками, но и старшим школьникам это тоже понравится.

«Приключения Робин Гуда» — это история, с которой многие из нас знакомы, но нашли ли вы время, чтобы прочитать всю историю полностью? Вам следует! Он полон приключений, хитрых планов и надежд для угнетенных.Имейте в виду, что в нем также есть доля насилия и мести.

Адам с дороги следует за странствиями Адама, мальчика, который разлучается со своим отцом и собакой в ​​долгом путешествии по Англии 13 века. Адам встречается со многими людьми из разных слоев общества, давая вам довольно полную историческую перспективу того периода времени. Книга получилась немного длинной, поэтому мы решили слушать ее на компакт-диске в машине во время путешествий.

«Дверь в стене» — это увлекательная историческая фантастика с еще одним молодым человеком в роли главного героя.Это довольно распространенная тема в этом списке, но мне нравится, как эти мальчики сталкиваются с трудными ситуациями, которые требуют от них приобретения таких важных черт характера, как смелость и настойчивость. Дверь в стене полна таких ситуаций, поскольку Адам, искалеченный персонаж, преодолевает множество невзгод во время шотландских войн.

Crispin: The Cross of Lead — первая книга из трех книг о главном герое. Криспин — мальчик, который вырос бедным крестьянином в Англии 14 века.Его жизнь становится еще хуже, когда его обвиняют в преступлении, которого он не совершал, поэтому он решает сбежать. Имейте в виду, что эта книга содержит некоторые сцены насилия и «возможности» обсудить темы атеизма и прелюбодеяния.

Краковский трубач разворачивается в Польше в 1461 году и является не только исторической фантастикой, но и полон тайн. Сюжетная линия достаточно подробная, поэтому я бы рекомендовал читать ее детям не ниже 6-го класса. Мы совершенно потерялись в этой книге, в ней много поворотов.Учитывая, что мы редко что-либо узнаем о Польше в средние века, это было идеально для нового взгляда на период времени.

«Мир Колумба и сыновей» — это то, что я называю «живой литературой». Его можно использовать в качестве позвоночника при изучении мира во время исследования, но в то же время он довольно увлекателен и похож на историю. Официально действие этой книги относится к эпохе Возрождения и Реформации, и эта книга начинается там, где заканчивается конец Средневековья.

«Принц и нищий» — еще одна сказка, которая хорошо знакома большинству из нас как простая сказка, но я рекомендую вам прочитать полную версию, чтобы узнать все тонкости периода времени, окружающего Генриха VIII и Тюдоры. Он полон всех приключений, которые должна иметь история о «смене персонажа», когда принц и нищий непреднамеренно начинают жить жизнью другого человека.

Мне не терпится услышать ваши любимые живые книги по истории средневековья!

Другие сообщения, которые могут вам понравиться:

Живые книги для древней истории Живые книги для ранней истории Америки Живые книги для современной истории Америки

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *