Стелла аминова это кто: «Я очень деятельная и не могу сидеть на одном месте!»

Содержание

Мама шестерых детей Стелла Аминова — о сыне с синдромом Дауна и о том, как ее большая семья живет на три страны | Tatler Russia

Интервью было опубликовано в «Особенном номере» Tatler за июнь 2020, посвященном детям с синдромом Дауна. На сайте также можно прочитать истории других родителей о жизни с Особенными детьми и интервью Ольги Слуцкер о том, как она планирует провести Специальную олимпиаду в России. Скачивайте журнал Tatler на телефон и планшет в Google Play и App Store.

«Сначала я хотела купить спиртное, «Лего» и закрыться в доме, – смеется Стелла. – Даже пошла в Hedonism Wines к Чичваркину за тремя бутылками текилы». А потом – дело было 13 марта – Борис Джонсон выступил с программной речью «Многие семьи потеряют близких раньше времени, но правительство сделает все». Стелле эта речь не понравилась. В тот же день, взяв в охапку детей, нянь и тьюторов, она вылетела из Лондона в Тель-Авив, где у Аминовых дом. Небо над Святой землей для иностранных туристов закрыли еще накануне. Поэтому ни нянь, ни тьюторов осторожный Израиль к себе не пустил, только обладателей синих с золотым семисвечником паспортов. В два часа ночи Стелла с детьми добралась до своего особняка в Герцлии и стала лихорадочно искать постельное белье.

Затем прилетел папа Вадим – не в самом лучшем своем настроении. В Москве он имел неосторожность сходить на детский день рождения, несколько гостей которого, спустившись удалым слаломом с высоты Куршевель-1850, финишировали в Коммунарке. Глава семьи заперся в комнате и боялся выходить две недели. К счастью, пронесло.

Весь этот апдейт Стелла с фирменным чувством юмора выкладывает мне по телефону. Основная часть нашего интервью проходила еще в Москве, в офисе ее марки одежды Mumofsix на Патриарших, когда коронавирус только подступал к российским границам. Тогда и в голову не могло прийти, что слово «планы» однажды покажется таким смешным.

А ведь планы для матери шестерых детей – дело важное. Как без них? Например, Аминова планировала, что ее друг Доменико Дольче приедет в Тель-Авив на вечеринку в честь первого в Израиле детского бутика Dolce & Gabbana Kids, который Стелла сама и открыла. Планировала поехать на Pitti Bimbo во Флоренции. Вместо этого Стелла сидит на карантине в Герцлии. По плану разве что завтрак, обед, ужин и сообщения в четырех школьных родительских чатах. «Помню, когда дети еще учились в Москве, в чат однажды всю ночь сыпались сообщения, скажем так, развлекательного характера, – рассказывает Стелла. – Наутро я рискнула написать: «дорогие родители, давайте по делу». Меня подвергли остракизму. После этого в войны в родительских чатах я не вступаю. Молча смотрю на все со стороны. Хочется людям пообщаться – пускай».

А ведь до этого ее планы не давали сбоя. Четыре года назад Аминова запланировала, что переедет с детьми в Лондон за классическим британским образованием. Московское, пусть и по международным лекалам, вызывало у нее вопросы: «Да, наша школа (The International School of Moscow. – Прим. «Татлера») декларировала, что готовит лидеров. Но считалось, что до шестого класса будущих лидеров не надо терзать академическими предметами. А я человек советской закалки. Мне кажется, если не терзать в начале, потом будет поздно. Мы договорились с детьми, что будем готовиться к поступлению в Англию. Причем в очень сильные школы».

Четыре года ее дети «сквозь слезы, крики и все остальное» готовились к экзаменам. «После школы, карате, лошадей и футбола приходили домой и делали сначала свои уроки, потом два часа – другие, – говорит Стелла. – Ни одного нашего отпуска или каникул не прошло без тьюторов. Бабушка с дедушкой стонали: как можно так издеваться над детьми? И вот что я хочу сказать другим родителям: можно и нужно. Не надо бояться перегрузить детей. Мои нисколько не затюканы учебой. Наоборот, очень расслаблены и спокойны. При этом они стали гораздо более образованными и открытыми. Им хватает времени и на айпад, и на разговоры с друзьями».

Столь же спокойно Аминовы-младшие поступили в свои школы. Разумеется, в разные – в Англии никогда не бывает, чтобы дети из одной семьи учились вместе. Система образования словно специально делает все, чтобы многодетные родители с утра до вечера работали убером. С сентября прошлого года семейство вьет гнездо в Лондоне. В Мэйфэйре, где очень мало англичан, зато имеются Чичваркин с вином, Новиков с суши, а также подруги Айсель Трудел и Светлана Шишханова (светский круг Стеллы от перемены Патриаршего пруда на озеро Серпентайн мало поменялся).

«Переезд, проблемы с коммуналкой – все это оказалось ерундой по сравнению со страхом быть вызванной в школу – типа «просто поболтать», – смеется Стелла. – Не хочу делать себе комплименты, но я там самая молодая мама – в Англии принято рожать много позже. И самая модная, а вот это уже плохо. В школу надо одеваться даже не как тетя, а как бабка. А значит, прикладывать некоторые усилия. Я сначала думала про жакет Chanel. Нет, слишком дорого выглядит, да и все юбки у меня отрезаны. Кожа? А вдруг они борцы за «эко»? В день, когда меня вызывают в школу, я встаю очень рано и час кручусь у зеркала. Однажды Вадим встретил меня в день родительского собрания. «Мать, что ты так странно оделась?» – спрашивает. «Ура! – подумала я. – Значит, получилось»».

По поводу каждого из пятерых детей Стелла получает от пяти до десяти имейлов в день – час-два в день, как у Чехова, уходит на эпистолярный жанр. Собственно, если Mumofsix, то почему детей в Лондоне – пять? Потому что у старшего сына Стеллы Даниэля синдром Дауна, и он живет в Тель-Авиве.

На самом деле Аминова никогда этого не скрывала. Никогда не говорила, что у нее нет такого ребенка. «Как я должна была об этом всем рассказать? Знак какой-то на себя повесить?» – пожимает плечами она. Однажды добрые люди написали в инстаграме, что Стелла Аминова выбросила старшего сына в мусорку. У ее мамы Ларисы Михайловны подскочило давление: «Моя мама – она такой борец за справедливость. За свою еврейскую дочку любого порвет, как тузик грелку. Я как могла ее успокаивала. И подумала: «Раз людям это вдруг так стало интересно, напишу-ка пост, чтобы снять разом все вопросы: да, у меня есть такой сын. Солнечный мальчик Даниэль. У которого все хорошо». Понимаешь, это такая тема. .. Это боль на всю жизнь. Рана, которая не затягивается никогда. У нее есть легкий рубец, но она все время кровоточит. Ну как еще объяснить? Будто в мозгу два полушария. Только в одном – муж, дети, школы, работа, а второе все время думает о том самом, о грустном. Ты просто учишься с этим жить».

Даниэлю скоро исполнится семнадцать. Все эти годы он живет в Израиле, в семье очень близких Стеллиных родственников. Сама Стелла с братьями и сестрами Даниэля проводит в Герцлии по полгода, они ближе друг другу, чем многие, кто живет под одной крышей. Конечно, читающие это добрые люди непременно скажут: «Но у Стеллы же были деньги и возможности! Зачем отсылать сына за границу?» Во-первых, не судите. Во-вторых, попробую объяснить: семнадцать лет назад в Москве существовал разве что один фонд, занимающийся поддержкой детей с синдромом Дауна и их семей, – Downside Up. Его основали экспаты, англичане. Этот фонд по мере сил посылал в семьи с особенными детьми волонтеров, чтобы рассказать, как жить. В остальном родители существовали в информационном вакууме, дети – даже при наличии в семье денег – были обречены на пожизненную изоляцию от общества, если и не буквально, то фактически.

Зато в Израиле система воспитания особенных детей – именно система, контролируемая и финансируемая государством, – давно отлажена. В детском саду есть все необходимые специалисты. Затем малыш с синдромом Дауна, уже вполне подготовленный, идет в обычную школу, где за ним тоже чутко наблюдают. Есть курсы, где подростков учат решать бытовые проблемы, готовят к созданию семьи. В израильской армии есть специальные роты для людей с ограниченными возможностями. Наверное, система работает так четко потому, что синдром Дауна здесь довольно распространен – нередки браки между близкими родственниками («Кто знает, может, и мы с Вадимом где-то родственники», – объясняет Стелла). В наши дни государство все чаще предлагает молодым людям, вступающим в брак, сделать специальный анализ. А еще у Даниэля Аминова с рождения был астматический синдром, то есть постоянный кашель. Мальчика в любом случае надо было отвозить в тепло, к морю. Его родители сделали этот выбор. Сегодня Даниэль – прекрасный, физически развитый парень. Занимается плаванием, выездкой, музыкой. Отлично поет. Плавает на каяке, катается на велосипеде. Оканчивает обыкновенную школу. Какие-то предметы ему даются легче, какие-то – тяжелее. Например, математика в одиннадцатом классе сложная, Даниэль, случается, начинает нервничать (но кто не нервничал на математике в одиннадцатом классе, хоть в Тель-Авиве, хоть в Таганроге). В школе у него куча друзей – на бармицву одноклассники пришли все как один.

В двадцать лет Стелла – девочка из очень благополучной московской семьи, которая всю жизнь прожила в хрустальном еврейском замке и, в принципе, не очень-то и хотела замуж, – вышла за не менее благополучного мальчика, выпускника Московской государственной юридической академии Вадима Аминова. В двадцать один забеременела. Разумеется, все необходимые скрининги были проведены. Ни один из них не заставил врачей начать бить тревогу.

Ей сказали обо всем через два часа после родов. «Когда врач-генетик распеленала сына, его ладони были как будто распластаны, как блинчик, – вспоминает Стелла. – Врач сказала: «Девяносто девять процентов, что у него синдром Дауна». Я была совсем одна. Позже приехали мама с папой и Вадим. Всем было… не очень хорошо».

Долгие месяцы она пребывала в тяжелейшем психологическом состоянии. То пыталась делать вид, что ничего не произошло, встречалась с подругами, улыбалась. То замыкалась в себе – посещать психотерапевта тогда было не принято. Ей хотелось убежать ото всех. «Меня несколько лет не покидало ощущение, что я хожу по улицам голая», – говорит Стелла. Ей казалось, все знают, хотя на самом деле никому до Стеллы не было никакого дела, многие друзья не имели ни малейшего понятия о состоянии Даниэля.

Иногда душевная боль переходила в физическую. Несколько раз она летала в Женеву делать ЭКО – думала, что никогда не сможет родить естественным путем, ведь все ее дети будут больные. «Сколько бы мне ни говорили, что это ничего не значит, что это просто ошибка, лишняя хромосома, я ничего не могла с собой поделать».

Три раза ЭКО не приводило ни к чему («когда у тебя идея фикс и ты ни о чем другом думать не можешь, ничего не выходит»). Стеллу накрывала чудовищная апатия. Вадим вел себя в высшей степени терпеливо и деликатно. «От этого мне было еще хуже, – вспоминает Аминова. – Казалось, я его недостойна. Я его избегала. Не хотела, чтобы он прилетал ко мне в Женеву. Знаешь, я ведь очень дерзкая – в работе, в отношениях, поэтому меня никто не мог остановить. Никто не мог стукнуть по столу и сказать: «Хватит страдать!» Я могла, например, с утра собрать чемодан, полететь в Марбелью и просидеть там четыре дня в гостинице». В какой-то момент она перестала думать о том, чтобы еще раз стать мамой.

Ровно через два года после рождения Даниэля, в июле 2005-го, она взяла под мышку собачку и поехала в Канны. Лазурный Берег подействовал живительно. Стелла вспомнила, что такое шопинг, разрешила себе выпивать. «Я с девятнадцати лет работала в рекламном агентстве «Максима» и никогда особенно не пила, – рассказывает она. – Тем более чтобы вот так, за обедом… В общем, я решила: «Лето у меня будет загульное». Вадим взял лодку. Приехали подружки – Маша Лопатова, Марина Долидзе, те, с кем она дружит по двадцать пять лет. Все они сегодня вспоминают, что никогда не смеялись больше, чем тем летом в Сен-Тропе.

Потом Стелла вернулась в Москву, снова начала работать и… худеть. Это было странно: в первую беременность она тоже стремительно похудела. Когда с нее упали любимые джинсы, решила на всякий случай по пути на работу заехать в одну американскую клинику. «Про овуляцию я, может быть, и слышала, но вот про гормон ХГЧ понятия не имела, – говорит Аминова. – Захожу и с порога спрашиваю: «У вас тут есть узисты?» Мне делают УЗИ. «У вас беременность. Но она замершая, надо делать аборт. Сейчас как раз операционная свободна, пойдемте, мы вам все почистим». Я до сих пор помню это слово – «почистим». Какой-то здравый смысл во мне, видимо, остался. Я позвонила Вадиму, сказала, что лечу в Израиль к врачу. Бессмысленно было даже заикаться о том, чтобы лететь со мной».

Тот полет рейсом «Трансаэро» она не забудет никогда. В четыре часа дня она заказала первый в своей жизни коктейль мартини («ничего так, сладенько»). После пяти мартини и посадки в Тель-Авиве поехала в «Хилтон» и стала ждать приема, назначенного на одиннадцать вечера: у всех хороших врачей в Израиле частная практика начинается только после того, как закончится их рабочий день в обычной больнице. Еще мартини. И еще. Все время звонит муж, которому юная мятежная жена пытается сквозь помехи от мартини объяснить, что идет к врачу в одиннадцать вечера.

«В какой-то момент мне самой начало казаться, что я еду к какому-то мяснику, который бог знает что со мной будет делать, – рассказывает Аминова. – Приехала я в чудесный жилой дом, клиника была на первом этаже. Куча беременных женщин – все улыбаются, все счастливы. Мне делают УЗИ. «Поздравляем, у вас четвертая неделя беременности». «Очень смешно», – говорю. У меня состояние аффекта, я начинаю дико злиться. Мне отдают результаты УЗИ. С ними я захожу в кабинет к главному врачу. Так, мол, и так, мне бы на аборт. «А у вас в Москве брали анализ крови?» – «Нет». – «А тест такой-то?» – «Тоже нет». «Смотрите, – говорит доктор, – по размерам яйца у вас все нормально. Беременность – четыре-шесть недель, сердцебиения быть не должно. А вот анализ сделать надо. Ждите утра и идите в госпиталь Ассута»».

В тот момент, после мартини и столь неожиданных новостей, ей показалось, что самое комфортное место для ожидания – это автобусная остановка. «Я сидела напротив госпиталя три часа, как Дастин Хоффман в «Человеке дождя». Доктор просил меня делать анализ раза три. Все три дня я приходила к нему и сидела под дверью. В итоге он сказал: «Все, вы мне надоели. Идите домой и приходите в двенадцать недель на скрининг. А лучше езжайте в Москву». А мне ни в какую Москву ехать не хотелось. Мне хотелось держать за руку этого врача и не отпускать».

Она все время представляла себе, что могла «вычистить» здорового ребенка. Думала, что все это не просто так, что второй ребенок тоже родится неполноценным. Приехала мама, они обсудили, как жить дальше. «В общем, я не поняла как, – Стелла часто повторяет это «не поняла как», будто многое в ее жизни происходит независимо от ее воли, – но пятнадцать лет назад я купила квартиру в Герцлии, спустя восемь лет она стала самым модным районом Тель-Авива. Я вошла в квартиру с одной подушкой и комплектом постельного белья. Без чашки и ложки. Через два часа мама улетела, я села с подушкой на пол и сказала себе: «Нужно что-то делать». Когда что-то болит в душе, нужно что-то делать руками. Спасает мелкая моторика».

Она бросилась плести браслеты. Покупала на рынке бирюзу, кораллы. Сама носить не хотела, зато носили все ее московские друзья, вплоть до Алены Долецкой («я же художественную школу в Москве оканчивала, у меня руки нормально устроены»). Смотрела детективы: о Пуаро, о мисс Марпл. Помнит ли она момент, когда ей сказали, что ребенок здоров? Конечно. Она потом еще сутки заикалась. И Вадим, который был на родах. И мама Стеллы. «С-с-сынок, иди с-с-сюда», – сказала Лариса Михайловна зятю, желая его поздравить.

Аминова не понимает, как после всего пережитого родила еще четверых. Вслед за Натаном появились близнецы Мариам и Рахель (им сейчас двенадцать), Иосиф (ему восемь) и Арон, которому шесть. «Предвосхищая твой вопрос: никто в моей семье – ни родители, ни муж – никогда не внушали мне, что я должна родить много детей, – говорит Аминова. – С первого дня после свадьбы Вадиму было бы классно, если бы был один ребенок. А если бы не было никого, то тоже классно. До сих пор на вопрос, кого из детей ты больше всех любишь, он отвечает: «Стеллу». Если уж на то пошло: да, у нас дома есть телевизор. Да, мы знаем, что такое контрацепция. Мы обычные люди, хотя и достаточно религиозные. Я правда не понимаю, как я это сделала. Бывало, я шла по улице, видела маму с тремя детьми и думала: «Ничего себе». А через секунду вспоминала: «Так у меня еще больше!» Иногда у меня складывается ощущение, что я проснулась в сорок лет. Что Стелла Аминова с двадцати до сорока была в летаргическом сне».

Мать она строгая и требовательная. И вот что здорово: у нее в семье «не нервно». Но главное – ее дети, имея особенного брата, растут людьми с большой душой. Никто из них не видит отклонений в других, они будто слепые в этом смысле. «Например, по улице идет ребенок с синдромом Дауна. Я могу их спросить, на кого он похож. Дети очень долго думают и вдруг выдают: «На Мариаминого бойфренда». «Да вы что! – говорю я. – Он же похож на Даниэля». «Нет, не похож, – говорят. – Совсем не похож». Они очень тонко чувствующие, сопереживающие ребята. Помочь дотащить коляску, отдать игрушку, перевести больного человека через дорогу. У них нет никакого чувства брезгливости по отношению к больным людям. Только желание помочь. Я думаю, та боль, которая всегда есть во мне, она и их тоже коснулась. Таким вот причудливым образом».

Все эти годы Аминова строила бизнес. Торговала бриллиантами Leviev. Была директором Еврейского музея. Продюсировала программу «Топ мини моделс» на World Fashion Channel. Ее фотографировали, о ней писали журналы. Теперь обо всем этом она кокетливо говорит: «Даже не знаю, как меня угораздило». Магазин Five Kids на Малой Бронной, куда мамы Патриарших до карантина приходили за правильными пижамами и одеждой, в которой дети могут быть нормальными детьми, тоже сначала был «просто авантюрой». «Потом произошло осознание рисков, потом вроде как стало прикольно, а потом настал этап «дети такие модные, что мне самой нравится», – смеется Стелла. – Я не заметила, как это переросло в такой русский «Колетт». Когда несколько лет назад ввели санкции, обновили требования к сертификации и повысили таможенные платежи, я сказала: «Наверное, закрою магазин, сдам помещение в аренду и буду жить как рантье». На что мамы стали плакать – как будто я закрывала «Симачёв»».

То же самое с брендом Mumofsix. Аминова посмотрела на то, чего не хватает в линейках других марок. Не хватало обычных легинсов, маек, спортивных костюмов. А если они были, то продавались по цене полета в космос. Стелла решила сделать свою линию. Постепенно, все в том же сне, легинсы легким движением руки превратились в полноценную коллекцию, которую теперь заказывают бутики от Владивостока до Милана.

Да и детский «Дольче» в Тель-Авиве возник спонтанно. Сначала она год ремонтировала помещение в самом модном сейчас квартале города – на площади ха-Медина. Потом оказалось, что под магазином есть прекрасный подвал. Его Стелла тоже купила и устроила там склад. Вообще открыть магазин Dolce & Gabbana где бы то ни было – целое приключение. Раз в полгода бренд выпускает альбом с так называемыми гайдлайнами. Все в каждом бутике в каждом городе мира должно быть устроено в полном соответствии с ними и никак иначе. Ершик для унитаза, музыка в колонках, форма для сотрудников (в марке истребовали информацию о том, какое зрение у продавцов, и каждому прислали очки в правильной оправе). Разумеется, все эти несъедобные лимоны, виноград, шоколад, паста, которые используются для декора, тоже проходят потребнадзор Доменико и Стефано. «Соответствовать всем этим гайдлайнам очень трудно, но только так и можно построить классный бренд», – объясняет Стелла, которая, кстати, одна из немногих не прекратила публично дружить с Дольче и Габбаной после того, как в Китае к ним стали относиться хуже, чем к коронавирусу. «Мне так хотелось показать миру, своим друзьям итальянцам в первую очередь, что Израиль – это не хумус и война. Это классная страна. Очень современная. Сделавшая колоссальный рывок в культуре – и обычной, в высоком смысле, и в культуре потребления. Отсюда вышли многие резиденты Кремниевой долины, это и правда новое поколение. И знаешь, они гораздо проще расстаются с деньгами. Люди, которые делают деньги на креативных идеях, – они проще зарабатывают и проще отдают. Уже нет вот этого: «Купим десять маек по пять долларов и через месяц их выкинем». Они хотят потреблять красиво и качественно».

Свой двухсоттысячный инстаграм она ведет стихийно, по велению сердца. Иногда, когда возникает желание делать это профессионально, как двадцатилетние соседки по Патриаршим, идет за советом к специально обученным людям. Эти люди с важным видом советуют писать посты с позиции эксперта. «Эксперта в чем?» – уточняет Стелла. «Ну как в чем. Да вот хотя бы в том, как все успевать». Тут уж Аминова от души смеется: «Вы на полном серьезе хотите, чтобы я рассказывала людям, что каждому ребенку отдельно варю кашу да еще сама же хожу за ней в магазин? Или что я сама делаю себе укладку? И что в моей косметичке лежат только тщательно промытые кисти? Я так не могу. У меня все по-честному».

Возможно, по этой причине и хейтеров у @stellaaminova мало. Никто не спрашивает даже, зачем ей столько туфель и почему она не уменьшает себе нос. Ну хоть я спрошу. «Да я всю жизнь хотела сделать нос, – смеется Стелла. – Но до замужества не получилось. Потом был против Вадик. А два года назад я сделала у доктора Дрея – он принимает в Париже и Лондоне – гелевый укол, внизу. И мне мой нос стал очень нравиться. Я вообще не скрываю, что что-то с собой делала. Спросите меня – я все даю: явки, пароли. Мне самой нравится брать контакты у красивых женщин. Честно могу сказать: все хорошие контакты по бьюти в Лондоне мне дали Диана и Жанна Волковы». «О да», – соглашаюсь я. Две сестренки выглядят сейчас даже лучше, чем в позапрошлом десятилетии, когда они дебютировали в «Татлере». «Я вообще не понимаю свой биологический возраст, сколько мне лет, – продолжает Стелла. – 3 октября у меня был день рождения. Где-то к ноябрю я проснулась и подумала: «Слушай, наверное, я и правда многое в жизни успела сделать». Потому что, с одной стороны, это был летаргический сон. А с другой – все время беготня, гонка. Я все время что-то делала, даже не оборачиваясь на себя, не понимая, что я тоже есть. От закупки до закупки, от стройки до стройки. А сейчас я могу посмотреть на себя со стороны. Остановиться».

Понравилось интервью?

Мы можем присылать вам лучшие статьи прямо на почту (2 раза в неделю, без спама!) – просто оставьте нам свой email.

Любите печатную версию? Журнал можно читать онлайн, скачав приложение в Google Play и App Store.

Купить новый номер Tatler вы можете на сайтах «Азбука Вкуса», «Глобус Гурмэ», книжного магазина «Москва», Metro, Ozon, «Самокат», «Беру», «О’КЕЙ», Spar.

Советуем прочитать другие материалы Tatler:

Все колонки Стеллы Аминовой о том, как воспитывать шестерых детей

Как выбрать хорошую няню

Как и чем всех накормить

Как пережить учебный год

Другие интервью из журнала Tatler можно прочитать по ссылке

Зимняя мода – холодно и вредно? Как не стать жертвой красоты

Народный фольклор знает две равноценных мудрости. Танки грязи не боятся. А жертвы красоты – не боятся холода. Что нам морозы, если хочется ходить с непокрытой головой и в мини-юбке? Даже шуба не всегда способна отучить нас от этих странных привычек.

Зимняя мода каждый раз презентует немало вполне теплых трендов. Вот только востребованы ли они?

Жертвы красоты в спадающих джинсах

Зимой в наших широтах можно наблюдать очень распространенное явление: юные (и не очень)  жертвы красоты не боятся холода и рассекают по заснеженным улицам в джинсах с низкой посадкой, надетым вместе с короткой курткой-бомбером. Поразительно то, что зимняя мода каждый сезон предлагает столько вариантов утеплиться, но нет: красотки разного возрастного диапазона до сих пор считают наиболее сексуальной именно такую комбинацию вещей.

Недобрая ирония в том, что, подчеркивая таким образом сексуальность, мы по собственной же сексуальной сфере и наносим удар. Переохлаждение органов малого таза, неизбежное при таком типе одежды, чревато воспалительными процессами мочевого пузыря и придатков, сальпингитами, аднекситами и другими малоприятными диагнозами.

Достойными альтернативами в аспекте «джинсы + куртка» могут выступать недавно вернувшиеся в моду джинсы с высокой посадкой и парка или пальто длиною до бедер.

Жертвы красоты на босу ногу

Не знаю, обратили ли читатели внимание, как много в репортажах с модных тусовок Киева, Санкт-Петербурга и Москвы (прямо скажем, городов совсем не тропических) босоногих дам и дев. Температура приближается к нулю, но ведь влиятельная фэшн-общественность постановила, что колготки – это не cool. «Их же даже на февральскую церемонию вручения «Оскара» никто не носит!» – базовый аргумент.

И вот выходят в промозглый ноябрьский вечер, в продуваемый всеми ветрами павильон, жертвы моды в культовых туфлях на босу ногу. Забывая, что Киев – немного не Лос-Анджелес. По многим, конечно, причинам. Но и по температурной в том числе.

Конечно, все мы (в особенности поклонники и жертвы красоты) подкованы в медицинских вопросах. И знаем, что «простуда» — формулировка такая архаичная, такая некорректная! А сопли и температура – вовсе не от простуды, а от вирусов. Всё так. Но не нужно же упускать из внимания тот простой медицинский факт, что тусовки – как раз место концентрированной циркуляции вирусов, а переохлаждение – мощная подмога вирусам, если вдруг они решили атаковать ваш нежно-трепетный организм.

Как утеплиться? О том, что не так страшны колготки, как их малюют фэшн-блогеры, мы уже писали. Зимняя мода – хороший повод поупражняться в том, как подбирать их правильно. А во-вторых, любая жертва красоты в состоянии самостоятельно разобраться, что красивые сапоги – ничуть не хуже, чем красивые туфли. Даже под платье из легкой ткани. Особенно это касается замшевой высокой обуви благородно-приглушенных цветов.

Жертвы красоты в мороз без шапки

Зимняя мода предлагает сумасшедшее разнообразие головных уборов. И тем не менее всегда находятся жертвы красоты, которые шапку не носят даже в мороз (признаюсь, я и сама такая). Аргументы против шапки так понятны: шапка портит прическу, шапка электризует волосы, наконец, часто шапка просто выглядит хуже и меньше украшает лицо, чем красивые локоны или концептуальная стрижка.

И все-таки – чем чревата зимняя мода на «голую голову»? Почему опасно ходить без шапки? Во-первых, быть прижатыми шапкой для волос неприятно, но все-таки менее вредно, чем низкие температуры, которые повреждают волосяные луковицы. А это может привести к выпадению волос – вплоть до развития алопеции (облысения).

Есть и более страшные последствия. Не буду останавливаться на них подробно, чтобы никого не пугать. Скажу только, что одна моя школьная подруга мою манеру вечно ходить без шапки, когда изо рта идёт пар, а воробьи замерзают в полете, называла «марш навстречу менингиту». Воспоминание об этой остроумной формулировке по сей день заставляет меня в мороз через силу чем-нибудь прикрыть макушку.

Что нам на этот счет рекомендует зимняя мода нынешнего холодного сезона?

Шали, шарфы, береты и шляпы всевозможных фасонов. Наконец, просторный капюшон (даже если кажется, что его продувает ветер) тоже очень неплохо греет, так как создает между собой и поверхностью головы теплую воздушную оболочку.

Жертвы красоты в мороз: инструкция по спасению

Если вдруг твоя сестра, дочка, мама, девушка (нужное подчеркнуть) – настоящая жертва моды, для которой зимняя мода с подиума не указ, это значит только то, что у тебя есть масса идей для полезных новогодних подарков.

Подари ей что-нибудь не только красивое, но и по-настоящему тёплое. И мы сейчас – не о чувствах, а о вещах.

Верка Сердючка выступила на юбилее Стеллы Аминовой в Милане

Стелла Аминова

В минувшие выходные состоялась грандиозная вечеринка по случаю 40-летия Стеллы Аминовой. Дизайнер и многодетная мама отметила праздник в Милане. Почетным гостем стал известный итальянский модельер Доменико Дольче. Лозунгом юбилея стала фраза: «Сорок — это новые двадцать». 

Виновница торжества весь вечер отплясывала под зажигательные треки. Ее ярко-зеленый топ вскоре сменила стильная майка с девизом вечеринки. В разгар юбилея Дольче блеснул мастерством: он завязал майку Стеллы узлом на талии, а также оголил имениннице одно плечо.

Среди гостей оказались Светлана Бондарчук, Дина Хабирова, Айcель Трудел, София Капкова и многие другие известные светские львицы. Мама именинницы не отставала от остальных и тоже пускалась в пляс. За музыкальное сопровождение на вечере отвечал легендарный диджей Федор Фомин.

Хит Натальи Ветлицкой «Посмотри в глаза», судя по всему, понравился и иностранным гостям праздника Стеллы. Фомин был крайне удивлен, что модельер на его фоне снимал видеоролик. «Как эту ситуацию назвать, я не знаю. Когда на фоне тебя снимает видео Доменико, а потом подходит и говорит: «Спасибо». Как теперь лететь в Челябинск?» — шутит Федор. 

В разгар мероприятия под всеобщие аплодисменты на сцене появилась Верка Сердючка. Известно, что Андрей Данилко редко выступает в последние годы, но от корпоративов не отказывается. Сердючка исполнила «Я иду такая вся в Дольче Габбана», а также композицию «Розовые розы». «К корпоративам я не отношусь как к чему-то простому. Ведь что такое юбилей или свадьба? Это разные компании. Многие гости даже не знакомы между собой. Но когда ты делаешь так, что они танцуют все вместе, — это прекрасно. Самое важное ведь — объединение.

Поэтому Сердючка — звезда корпоративов», — так говорит Данилко об этой стороне своей деятельности.

На следующее утро приглашенные на вечеринку Стеллы хвастались в соцсетях фотографиями похмельных наборов с энергетиком, патчами и прочими важными мелочами, а также с радостью публиковали снимки с Дольче.

Фото: Instagram

Знаменитые многодетные мамы с идеальными фигурами. PEOPLETALK


Новое в блогах


Стелла Аминова и Мусси
Новость о том, что главный раввин России Берл Лазар выдает замуж дочь Фради и женит сына Хези, мы с мужем узнали одними из первых. Но — чтобы не нарушать правил — до официального объявления дат церемоний держали ее ото всех в секрете.

Наши друзья, конечно, люди бесстрашные. С разницей в месяц сыграть две свадьбы в двух городах с соблюдением всех традиций — та еще задача.

С Лазарами мы знакомы очень давно, с тех самых пор, как Берл с женой Ханой и детьми (всего их, на секундочку, трина­дцать!) приехал в Россию. Именно благодаря его политике Шаббат в России теперь соблюдается исключительно прилежно. Более того — некоторые наши общие знакомые с удивлением обнаружили в себе еврейские корни, глубоко запрятанные в прошедшие десятилетия. А с Ханы Лазар я вообще беру пример — она потрясающая! Решилась на переезд, выучила русский и, несмотря на положение жены духовного лидера, ведет себя максимально скромно.

К вопросам женитьбы у нас относятся со всей серьезностью. Подбор второй половины доверяют проверенной свахе. Отмечают целую неделю, потом еще шесть дней ходят в гости.


Невеста Мусси Мушка во время обряда хупы

Поскольку посторонних о семейных планах заранее информировать не при­нято, мы с мужем молчали и помогали, чем могли. Для конспирации давали молодым для прогулок свою машину. Наш водитель теперь смеется, что причастен к созданию семьи.

Свадьбу Фради и ее жениха Моше Лермана праздновали в Москве, в конгресс-парке гостиницы «Рэдиссон Ройал». Гостей было больше тысячи. Такое количество евреев в одном месте я видела только в Израиле, и меня, чувствительную и сентиментальную #mumofsix, переполняли чувства.

Все женщины семьи Лазар оделись в цвет индиго. Платье Фради было закрытым — так у нас положено, — но выглядела она в нем как куколка, точеная и благородная. Я ведь помню ее еще малышкой, но девочка выросла в настоящую принцессу. Такая хорошенькая!

Венчальную хупу установили под открытым небом, мой муж был удостоен чести читать жениху с невестой одно из семи благословений. День выдался, мягко говоря, нежаркий, стояли мы там долго, и на следующий день я во всеоружии (моей аптечке позавидует даже космонавт!) ждала насморка. Напрасно ждала — его не случилось.


Невеста Мусси с мамой Йонит Голдшмид и Ханой Лазар

После хупы мы перешли в зал торжеств, где женщины и мужчины разделились — на свадьбе мы должны быть в разных зонах. Жениха и невесту по традиции отправили в отдельную комнату. Как сейчас помню — пятнадцать лет назад наш с Вадимом процесс уединения затянулся. Разъя­ренный распорядитель Борис Краснов, браня нас последними словами, требовал выходить к гостям, а в это время молодой муж вел страшный бой с моим свадебным корсетом и тонкими шелковыми лямками. Затягивая, старался так, что на всех фотографиях я выгляжу складчатым шарпеем.

В этот раз молодоженов ждали не так долго, но подкрепиться мы успели. Тартар был великолепен! Без Фради и Моше можно только есть, а танцы и все остальное празднование начинать нельзя. Обычно это происходит так: женщины окружают невесту большим хороводом и пляшут, пока есть силы. Хасидские песни в регги-аранжировке нам исполнял Авраам Фрид — большая звезда из США, его график расписан на годы вперед. Поют на религиозных свадьбах только мужчины, среди гостей они тоже в большинстве. Соотношение — примерно семьдесят к тридцати.

Должна вам сказать, правильная еврейская свадьба — это хорошая кардионагрузка, и человеку неподготовленному, не слишком расположенному к спорту (как раз мой случай), такие забеги не под силу. Трезво оценив свои возможности и избыточную длину платья Gucci, я тихо удалилась до полуночи, чтобы не превратиться в тыкву. Но супруг мой — человек стойкий — гулял до утра.

Вторую свадьбу — сына раввина Хези и Мусси Мушки — играли в Иерусалиме, в . По колориту она отличалась, народу было больше, чем в Москве, но все равно получилось камерно и уютно. Поразительно, до чего похожи внешне жених и невеста — смотришь на них, и начинаешь верить в существование родственных душ.

Очень трогательно выглядели дети родственников невесты — все в одинаковой одежде. Своих чад я оставила дома: решила не мучить их короткими перелетами, да и усмотреть за драгоценными малышами во время торжества — та еще задача. Лучше уделить внимание невес­те и жениху. Это же их праздник. В от­сутствие младшего поколения отказать красотке невесте, тащившей меня танцевать, я не смогла. ­Зажгла, сама того от себя не ожидая.

В Израиль я приехала всего на сутки, а потому ретировалась опять до полуночи. Утром нужно было улетать, а перед ­вылетом купить сыну его любимую ­колбасу. Иначе домой не пустит — у нас с этим строго!

Сестры невесты Мусси


Мусси и Хези Лазар


Невеста Фради в конгреспарке гостиницы «Рэдиссон Ройал»


Стелла Аминова с молодоженами


Главный раввин РФ Берл Лазар с женой Ханой, сыном Хези и его невестой Мусси

В отличие от нее, муж Стеллы Аминовой Вадим всегда хотел иметь большую семью, поэтому сейчас, когда супруги воспитывают шестерых детей, они говорят, что все еще впереди, и число малышей еще вполне может увеличиться. Они поженились в 2002 году, и за время, прошедшее с этого знаменательного события, успели создать дружную большую семью. Стелла – пример современной женщины, которая успешно сочетает воспитание детей и бизнес – она владеет магазинами Five Kids, которые создавала сама на пустом месте. Ей нравится та жизнь, которой она сейчас живет, когда ее окружают не только дети и муж, но и многочисленные племянники, родители, собаки, тем не менее, в их доме всегда очень мирная атмосфера и почти всегда тихо – ссор и потасовок, несмотря на многочисленных мальчишек, практически не бывает.

На фото – Стелла Аминова с мужем

Возможно, это происходит из-за того, что все в семья Аминовых религиозна, и все чтят еврейские традиции, что очень организует и воспитывает. Каждую пятницу у них в доме собираются друзья и родственники для совместного ужина, когда супруг Стеллы читает очередную главу Торы, и это – великолепная традиция, которая сближает и позволяет ощутить родство душ. Стелла Аминова очень заботливая мама, причем с каждым последующим ребенком чувство ответственности за них только увеличивается. То, что у детей Стеллы и Вадима много сестер и братьев, они считают большим благом – между малышами нет никакого соперничества, они любят друг друга, обожают вместе играть и делиться своими интересами. Работа отнимает у Аминовой определенное время, но к ужину она всегда старается вернуться домой, чтобы провести время с детьми.

Муж Стеллы Аминовой для нее не только супруг, но и настоящий друг, понимающий ее с полуслова. Вадим Аминов – член совета директоров «Нефтетранссервиса», а его состояние в 2014 году оценивалось в 0,7 миллиарда долларов. До этого он занимал исполнительные должности в группах «Градиент», торгующей косметикой, и «Тандем», а позже возглавлял «Межрегиональный почтовый банк». Вместе с женой он владеет частью акций бренда «Симачев», бизнес самой Стеллы тоже развивается и приносит неплохой доход, а в прошлом она была генеральным директором ювелирной компании Leviev в России, а в марте 2012 года стала еще и директором по развитию Музея еврейской истории и толерантности – это культурный центр, целью которого является просвещение в вопросах истории и традиции российского еврейства. Открытием магазина она занималась вплоть до рождения шестого ребенка – закупала и раскладывала товар, выбирала достойные марки детской одежды. Сейчас ее дети тоже любят ходить в магазин Five Kids, названный, кстати, в их честь.

Стелла говорит, что все их дети очень похожи друг на друга – не столько внешне, сколько внутренне, и не представляют, как можно жить без сестер и братьев. Если они с мужем куда-то едут, то обязательно берут их с собой, кроме, конечно, светских раутов и мероприятий, не предусматривающих детского общества. За годы совместной жизни муж Стеллы Аминовой несколько раз перевозил свое семейство из одной страны в другую, пока они не осели в России. До сих пор они ежегодно летают на родину в Израиль, где сейчас учится их старший сын. Много времени и средств супруги Аминовы тратят на благотворительность, и не афишируют этого, а просто помогают различным фондам.
Вконтакте

Стелла Аминова о том, как приучить детей работать

Так что же делать? Я для себя нашла решение, и вряд ли оно вас удивит — это деньги. Нет, я не подкупаю собственных детей. А просто создаю для них условия, максимально приближенные к реалиям жизни: ты что-то делаешь — и тебе за это платят. В моей семье эта схема работает безотказно. Мы с мужем даже изобрели систему сравнений: тот, кто образцово заправит постель, аккуратнее всех расставит игрушки и не забудет выгулять собаку, получает в награду наличные. И кажется, старшие уже понимают связь между работой, вознаграждением и покупкой чего-нибудь вожделенного за свои кровные.

Еще один важный момент — разъяснительная работа. У современных детей отсутствует мотивация, потому что родители, даже самого скромного достатка, из кожи вон лезут, лишь бы дать им самое лучшее. Вот и постарайтесь объяснить чадам, что с неба никому ничего не падает.

Мои мальчики, как и положено, обожают автомобили. То и дело слышу от них на прогулке: «Вот бы мне такой «Мерседес». И всегда отвечаю на это: «Почему нет? Надо просто хорошо отучиться в школе, чтобы поступить в хороший институт, хорошо отучиться в хорошем институте и получить хороший диплом, обрасти хорошими связями, пойти на хорошую работу, получить там хорошую зарплату и тогда можешь купить себе хорошую машину: любой мерседес, феррари, ламборгини, астон мартин и все что захочешь». Сыновья уже наизусть заучили эту тираду. И тот факт, что «Мерседес» из воздуха не появится и что добрая фея не подарит карету (а если и подарит, так она в полночь превратится в тыкву), у них прочно засел в голове.

Еще очень важно, чтобы дети знали, чем занимаются их родители. Необязательно ради того, чтобы продолжить их дело, — для стимула и для кругозора. Когда мои родители брали меня с собой на работу, у меня был настоящий праздник. Теперь мой сын раз в неделю ездит к отцу в офис — и мы считаем, что это правильно.

С девочками у нас другая игра — модные битвы. Конечно, у них есть личный дорогущий стилист, то есть я, но они должны уметь одеваться и сами, чтобы потом научить наряжаться своих дочерей. Так что у нас дома нескончаемый конкурс стилистов — разумеется, тоже с премиями.

Среди моих подруг есть женщины постарше и помудрее. Одна из них рассказала мне, как родители в воспитательных целях заставляли ее мыть, стирать и убирать. В доме была домработница, поэтому моя подруга отчаянно сопротивлялась домашней кабале. А потом она вышла замуж и все само собой наладилось: она начала мыть, убирать и готовить по доброй воле. Более того: ее муж, который был самый настоящий белоручка из академической семьи, тоже проявил себя как герой труда. «И знаете, — заговорщески добавила она, – с моими детьми потом было ровно то же самое».

То есть выход все же есть — переженить детей и выставить из дома. Но этот вариант я, пожалуй, приберегу на будущее.

Роль семьи в жизни Стеллы

Безусловно, женщина считает своей главной силой свою семью – родителей, брата, мужа и всех своих детей. У Стеллы Аминовой четыре сына и две дочки. Им она уделяет много внимания и забыты.

Самого старшего мальчика зовут Даниель. Ему 12 лет. Он живёт и учится в Израиле. Следующий по старшинству будет Натан. Ему 9 лет.

Также у обворожительной мамы есть прекрасные двойняшки. Их зовут Мириам и Рахель. Им всего по семь лет. Другому маленькому, но очень важному члену их дружной семьи 4 годика, и его зовут Иосиф. Ну а самым младшим ребёнком Стеллы Аминовой является Арон, которому всего 1,5 года.

Но на самом деле раньше она не могла себе даже представить, что у неё будет такая большая семья. Ведь всегда у Стеллы Аминовой были планы только на продвижения в карьере.

Даже мама известной бизнесвумен считала, что она из тех женщин, которые рожают максимум одного ребёнка и все хлопоты по воспитанию и заботе малыша перекладывают на плечи старшего поколения (бабушке). Но каким же удивлением для мамы Стеллы Аминовой было появление целых 10 внуков. Теперь у бабушки шесть внуков от дочки и четыре от сына.

В отличие от Стеллы, её муж Вадим всегда мечтал о большой семье. Супруги не отрицают, что число малышей ещё может увеличиться. С мужем у Стеллы Аминовой очень близкие, дружеские отношения. Муж для неё не только лучший друг, но и родственная душа, с которой она старается проводить как можно больше времени. Им удалось создать большую и дружную семью.

Ссоры и ругань в их доме – это очень редкое явление. Семья Аминовых религиозная, поэтому в их доме всегда царит тишина и взаимопонимание.

Стелла публично не демонстрирует своих детей

Но владелица известного бренда одежды не любит публично показывать лица своих детей. Она считает, что это совершенно ненужное действие с её стороны и такое поведение создаёт ей более комфортную обстановку в их семейной жизни.

Однако она сделало одно лишь исключение для проекта «Дочки Матери». Эта была первая и сознательная съёмка, в которой участвовали её дети. Но даже тут Стелла Аминова предпочла скрыть лица своих детей за масками или вести съёмку со спины.

Понятное дело, что на данный момент мама шестерых детей просто не представляет свою жизнь без своей большое семьи, в которую входят сыновья, дочки, муж, родители, племянники, собаки и многие другие близкие люди. Она любит свою жизнь, в которой грамотно умеет совмещать и бизнес, и семью.

С каждым новорожденным малышом Стелла понимает, что ответственность увеличивается. Она всё больше думает о здоровье своих детей, о их образовании и дальнейшем будущем.

Знаменитые многодетные мамы с идеальными фигурами. PEOPLETALK

Кажется, после родов многие знаменитости выглядят еще круче, чем до. И мы не знаем, как это у них получается. Собрали семь наших красоток, которые родили как минимум троих и все равно выглядят потрясающе.

 


Лена Перминова (31)

Род деятельности: модель, основатель благотворительного Instagram-аукциона @sos_by_lenaperminova

Муж: бизнесмен Александр Лебедев (58)

Дети: Никита, Арина, Егор


Стелла Аминова (38)

Род деятельности: основатель бренда детской одежды #MUMOFSIX

Муж: бизнесмен Вадим Аминов (48)

Дети: Даниель, Натан, Мириам, Рахель, Иосиф, Арон


Виктория Манасир

Род деятельности: основатель семейного клуба Vikiland

Муж: основатель холдинга «Стройгазконсалтинг» Зияд Манасир (52)

Дети: Рома, Алекс, Дана, Андрей


Самойлова Оксана (30)

Род деятельности: дизайнер

Муж: рэпер Джиган (32)

Дети: Ариела, Лея, Майя


Наталья Водянова (36)

Род деятельности: супермодель, основатель благотворительного фонда «Обнаженные сердца»

Муж: бизнесмен Антуан Арно (40)

Дети: Виктор, Нева, Лукас Портман (от первого брака с британским аристократом Джастином Портманом (49)), Максим и Роман Арно


Валерия (50)

Род деятельности: певица

Муж: продюсер Иосиф Пригожин (49)

Дети: Анна, Арсений, Артемий Шульгины (от первого брака с композитором Александром Шульгиным (53))


Мирослава Дума (33)

Род деятельности: создатель Buro 24/7

Муж: предприниматель Алексей Михеев

Дети: Анна, Георгий, Диана

Читай также

Международный день дочерей: собрали топ звездных наследниц

«У моих ребят нет некрасивой одежды» — Рамблер/субботний

Стелла Аминова не только воспитывает шестерых детей и управляет бутиком Five Kids, но и внимательно следит за созданием вещей под собственной маркой #mumofsix. Она рассказала Grazia о том, что может случиться, если доверить ребенку стилизовать самого себя, и как собирается встретить Новый год их семья.

Год назад вы запустили собственную линию одежды #mumofsix. Как идут дела?

У нас все хорошо. Это одежда для детей от 0 до 12 лет. Еще есть вещи для мамы и дочки, папы и сына. В разработке постельное белье, пижамы, куртки, пальто… Полный ассортимент того, что нужно семье. У нас большие планы — мы хотим продаваться по всему миру. Соответственно, важно, чтобы закупающий нас байер мог сделать отдельный корнер, где были бы представлены самые разные вещи.

Для вас существует понятие детской моды?

Я уверена, что дети не должны быть ее жертвами. Более того, им все равно — они не знают, что такое бренд, если мама об этом не расскажет. Например, моему старшему сыну 13 лет, и, пока не появилась наша собственная марка, он не знал, что это такое. Они должны думать об учебе и досуге. А вещам достаточно быть удобными, комфортными и качественными.

У многих есть претензии к ценам на детские коллекции…

И у меня тоже. Сейчас дорого стоит одежда на любой возраст — просто у всех разное понятие о возможностях. Но этот фактор был одной из причин открытия мною магазина Five Kids. Мне все время приходилось привозить из заграницы тонны вещей! Потому что сорочек со стразами очень много, а купить обычную серую водолазку невозможно. Эта одежда должна быть доступной, но с учетом курса евро и таможенных пошлин дешевой она быть не может. Уверяю, лучше купить топ, который стоит чуть дороже, чем из Zara (их я тоже иногда приобретаю), который после двух стирок становится просто квадратным. И поспорить со мной никто не сможет.

А как вы относитесь к парным нарядам? Мамы и дочки, например?

Много раз видела, когда это было очень красиво! Просто все должно быть в меру.

Тогда расскажите о собственном подходе к детскому гардеробу.

Все зависит от места и случая. Конечно, я не поведу детей на свадьбу в шортах и майках. Мне повезло: уже три года я беру одежду для них только в собственном бутике, поэтому некрасивых вещей ни у дочек, ни у сыновей просто нет. Кстати, чтобы ваш ребенок мог проявить независимость, не всегда нужно давать ему право выбора — первый опыт стилиста может оказаться нарядом на Хеллоуин.

Вы говорили, что не готовы делиться своими правилами воспитания, потому что только время покажет, насколько они были правильными. Но все-таки — каких законов стараетесь придерживаться?

Точно знаю, что с детьми нужно разговаривать. Большинство их ошибок происходит оттого, что они чего-то не знают. Расскажите ему, что, придя в ресторан, нужно поздороваться и сказать официанту спасибо. Кроме того, общение делает их по-настоящему близкими людьми с родителями, лучшими друзьями.

Я читал, что вы никогда не планировали большую семью, а думали только о карьере. Как же так вышло, что вы стали mum of six?

Даже не знаю. Мы предполагаем, а Бог располагает. В итоге детская тема стала не только моей жизнью, но и работой.

Это тоже случайно получилось?

Да. Я занималась ювелирным бизнесом, затем была директором Еврейского музея. Поняла, что это вообще не мое. И потом вдруг подошла к мужу и сказала, что хочу открыть детский магазин. А через два месяца мы уже сидели в офисе с полностью собранной командой, через четыре — начали ремонт.

В вашей семье принято придерживаться традиций и соблюдать обычаи. Как вам удалось это сохранить, живя в современной Москве?

Очень важно иметь религиозный стержень. Дети знают, что такое Шаббат, заповеди, Тора. И хотя мне периодически задают этот вопрос, мне не видится тут ничего сложного. Все знают, что в пятницу я не хожу ни на какие мероприятия: у нас Шаббат, и мы всегда дома с детьми. Но мне уже давно не хочется выходить по пятницам — даже просто в ресторан, потому что после такой активной недели выпить бокал вина я могу и дома.

А поесть вкусно любите?

Нет, совсем не гурман — мне достаточно гречки с сосисками. В офисе у нас работает молодая креативная команда, поэтому, честно вам скажу, питаемся очень просто.

Как думаете, работающая мама — счастье или беда для семьи?

Счастье. Я настоящий control freak — мне важно знать, что мои дети поели, что надели, куда пошли и так далее. Если бы я сидела дома, то все бы сошли с ума!

Расскажите о ваших традициях встречи Нового года.

Смотрите, у евреев Рош ха-Шана был в сентября, в декабре у нас Ханука, когда все зажигают свечи и дарят друг другу подарки. Мои дети учатся в International School, поэтому у них много Новых годов — и индийский, и китайский. В классах есть дети разных национальностей — и в праздники друг друга обязательно поддерживают, а к 31 декабря все уже просто устают. Последние годы мы уезжаем из России, потому что каникулы у детей начинаются в середине декабря и заканчиваются в начале января. А кроме Деда Мороза и Снегурочки они знают и Красного Дракона, и символ индийского Нового года. 1 января мы празднуем, но ажиотажа у нас в семье нет.

Какой подарок вы сама ждете в этот раз?

Деду Морозу письмо пока не писала. Мне их столько нужно отправить на работе, что он пока обойдется! (Смеется.)

А желание хотя бы загадали?

Да, хочу, чтобы мой бренд #mumofsix покорил мир.

Интервью: Денис Мережковский

Стелла Аминова в журнале Tatler — Новости. «Главные новости дня» и часа.

На пороге меня встречает модник Бенджамен в темно-сером свитерке от Gucci. Поздоровавшись, он деловито семенит обратно в каминную, к своему излюбленному креслу XVII века, которое именитый французский антиквар прислал ему лично в подарок – знал, чем угодить. Рядом в мраморном камине XVIII века уютно потрескивает огонь, рассеивая сгущающуюся за окном серость над Пушкинской площадью. В новой двухэтажной квартире Стеллы и Вадима Аминовых прагматичный йоркширский терьер Беня облюбовал себе самый приятный уголок.Хотя в креслах, диванах и диванчиках в этой квартире недостатка нет. «Я люблю, чтобы дом был жилой, а не похожий на гостиничный номер, – заявляет Стелла, гендиректор ювелирной компании Leviev в России, закидывая точеные ноги на сделанный на заказ журнальный столик Collection Pierre.

 – Нас и так в жизни окружает слишком много условностей, поэтому дом должен быть тем местом, где ты можешь быть самой собой, ходить без макияжа в застиранной пижаме или рваной майке с Микки-Маусом, а не в пеньюаре Agent Provocateur. Нам нравится, когда дом полон жизни – дети кричат, собаки лают, на кухне шкворчит, запросто заходят гости».И хотя Аминовы еще до конца не перебрались из загородного дома в Москву, все уже происходит более или менее так, как описывает Стелла. Четверо детей (старший сын, правда, учится в Израиле и приезжает в Москву только на каникулы), две собаки (кроме Бени есть еще лабрадор, но его пока не перевезли с дачи) и куча гостей – по праздникам и просто так. «Я бы и сейчас хотела пригласить побольше подруг, – признается хозяйка, – но такая незадача, у нас совершенно нет посуды. Не могла дождаться, когда все до последней мелочи – тарелок, простыней – будет готово, и только тогда въезжать. Наш загородный дом, спору нет, прекрасен, но он съемный, а это – она обводит широким жестом просторные хоромы – свое.
За восемь лет совместной жизни мы много раз переезжали из одной страны в другую, и эта квартира – первое место в России, которое мы можем назвать своим домом. Нам хотелось, чтобы здесь были только те вещи, которые нам нравятся. Поэтому все так затянулось – я даже успела родить двоих детей и открыть в Москве магазин Leviev», – перечисляет Аминова.Квартиру Стелла искала по просьбе будущего мужа. Хотя в тот момент они были просто друзьями. «Но Вадим очень умный, сразу все про нас понял. И когда я нашла эту квартиру, она стала нашей общей».

Навигация по записям

Сделано Веркой Сердючкой к юбилею Стеллы Аминовой в Милане

Стелла Аминова

В минувшие выходные прошел радостный праздник по случаю 40-летия Стелла Аминова отмечает праздник в Милане. Почетным гостем является известный итальянский модельер Доменико Дольче. Юбилейный слоган — фраза: «Сорок — не новая двадцатка». К юбилею Дольче ворвалась в практику: надела футболку Stella с завязкой на талии и даже подарила на день рождения подарок.

Среди гостей были Светлана Бондарчук, Дина Хабирова, Айзель Трудель, Софья Капкова и многие другие популярные светские люди. За музыкальное объединение вечера отвечает легендарный диджей Федор Фомин. Фомин настолько удивлен, что модельер сняла на ее фоне видео. «Как назвать эту ситуацию, я не знаю. Когда Доменико снял против тебя видео, он встал и сказал:« Спасибо. «Как сегодня долететь до Челябинска?» — шутит Федор.

В середине мероприятия, под общие аплодисменты, на сцене появилась Верка Сердючка.Известно, что Андрей Данилко в последнее время редко выступает, но не возражает против корпоративов. Сердючка исполнила «Я перехожу в Dolce Gabbana», а также композицию «Розовые розы». «Корпоративные вечеринки я не считаю простыми. Ведь что такое юбилей или свадьба? Компании разные. Многие гости незнакомы друг с другом. Но когда ты с ними танцуешь, все в порядке. В первую очередь, самое главное. Это уединение. Следовательно, Сердючка — корпоративная звезда », — сказал Данилко об этом этапе своей деятельности.

На следующий день Стеллу пригласили на вечеринку, на которой были представлены фотографии похмельных наборов с энергией, заплатками и другими важными мелочами, и она с радостью опубликовала фотографии с Дольче.

Фото: Instagram


Ссылка на источник

Гречневый шоколад для детей (Собственная природа)

Этот шоколад был разработан по оригинальным рецептам с использованием технологии «bean-to-bar» в тесном сотрудничестве со Стеллой Аминовой и ее персонажами из ее бренда одежды для детей Mum of Six.Это идеальная шоколадная закуска для детей из-за ее натуральных ингредиентов. Уникальный продукт предназначен для детей от 3-х лет и содержит виноградный сахар, семена татарской гречки (в них много витаминов и минералов), имеет кошерное и государственное регистрационное свидетельства. Он представлен в трех видах: белый шоколад (синий), молочный шоколад (зеленый) и бананово-клубничный (розовый).

КРЕДИТ

  • Агентство / Креатив: Амина Хункаева
  • Название статьи: Гречневый шоколад для детей (собственная фабрика природы)
  • Организация / юридическое лицо: внештатный сотрудник, опубликовавший коммерческий дизайн
  • Тип проекта: Упаковка
  • Агентство / Creative Country: Россия
  • Регион рынка: Европа
  • Результаты проекта: архитектура бренда, нейминг бренда, стратегия бренда, графический дизайн, дизайн упаковки
  • Формат: Саше
  • Подложка: целлюлозная бумага

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Актуальность: решение / идея по отношению к бренду, продукту или услуге

Реализация: Внимание, детализация и доводка окончательного решения

Презентация: текст, визуализация и качество презентации

Виктория Шелягова, Стелла Аминова и Виктория Борисевич поздравили ЦУМ со 110-летием

Стелла Аминова, Виктория Борисевич и Виктория Шелягова

Фото: АНТОН ЗЕМЛЯНОЙ Стиль: ЕКАТЕРИНА КЛИМОВА

Виктория Борисевич

Какую самую яркую покупку вы совершили в ЦУМе? Все. Несмотря на то, что я совершенно не игнорирую покупки за границей, но самое интересное и любимое покупается здесь. В последнее время фурор произвел дождевик Loewe. Я точно не расстанусь с ним надолго.

Представьте, что у вас плохое настроение: на какой этаж универмага вы пойдете чинить? Конечно, это будет этаж Наташи Гольденберг, ведь там действительно быстро можно подобрать вещи на любой вкус.

Какой бренд вы ждете в ЦУМе? Nina Ricci — недавно сменили дизайнеров, и я абсолютно в восторге от новой коллекции.

Виктория Шелягова

Почему ты любишь ЦУМ? Лично для меня все дело в людях. Во-первых, я обожаю Аллу Константиновну Вербер. Она — «лицо» универмага, и к ней всегда приятно приезжать. Во-вторых, мне очень нравятся консультанты, которые здесь работают — они приветливые, обаятельные, внимательные.

Какой бренд вы ждете в ЦУМе? Versace, модели 90-х, которые Дом возродил в этом сезоне, я уверен, они станут абсолютным хитом!

Стелла Аминова

Какая витрина ЦУМа вам запомнилась больше всего? Когда-то уже бывший креативный директор создавал витрины, на которых различные звезды моды были представлены в виде животных. Идея так понравилась, что я даже кое-что купил на аукционе (тогда в ЦУМе решили продать оконные декорации прошлого сезона). Кот, сидящий на стуле, был подарен Анне Делло Руссо, а розовый медведь до сих пор украшает мой кабинет.

Вы в ЦУМе, и у вас есть час свободного времени — куда поедете? Очень простой вопрос. Я просто побродю по нему и обязательно найду что-нибудь интересное. Знаете, когда я оказываюсь возле ЦУМа, я никогда не отказываю себе в удовольствии хотя бы попробовать новые вкусы.

Дополнительные материалы см. В ноябрьском номере Harper’s Bazaar.

  • ЦУМ
  • Виктория Шелягова
  • Стелла Аминова
  • Виктория Борисевич

Превью роскошной новой книги Доменико Дольче

Доменико Дольче

«Начнем с бокала шампанского».

Так началась типичная фотосессия с Доменико Дольче , когда он фотографировал женщин для своей новой книги, как он недавно объяснил Town & Country . Он хотел, чтобы они расслабились, а не позировали как модели. Если бы ему были нужны модели, он мог бы нанять их. Нет, для этой книги он задумал нечто более грандиозное. Не модели, не актрисы, а королевы.

В результате получается Queens: Alta Moda di Dolce & Gabbana , впечатляющая 216-страничная монография по цене 350 долларов, весит десять фунтов и настолько обильно издана, что удивительно, что страницы не пропитаны золотом. В нем представлены многие друзья и клиенты Дольче со всего мира, которые носят изделия из коллекций Alta Moda (высокая мода) и Alta Gioielleria (ювелирные украшения).

Визуально потрясающая, книга отдает дань уважения традиции, которая насчитывает пять десятилетий — портреты красивых женщин в красивой одежде в красивой обстановке, включая роскошные картины королевских фигур, таких как Екатерина I из России , Мария-Антуанетта , и Елизавета I Англии , рядом с фотографиями его монархов стиля. «Я думаю, что работа королевы очень сложна», — сказал нам Дольче, пока мы болтали о книге. А вот изысканная одежда и украшения — неплохой бонус.

Как ни странно, хорошо известны лишь некоторые женщины. Многих даже в Instagram не найти! Но всех их объединяет хотя бы одно общее: они любят Dolce & Gabbana.

Реклама — продолжить чтение ниже

Королевы: Альта Мода ди Дольче и Габбана —

Мы заметили несколько «королевских особ» Дольче на презентации книги в Америке на этой неделе в Обществе искусств Святого Иосифа в Сан-Франциско, в том числе Сьюзан Касден, Лорел Биб Барак, Стелла Аминова, Саттон Стрэк, Шон Гудман, Марина и Роб. Арнотт, Бита Дарьябари и дочь Миша Кордестани и другие.

Доменико Дольче и Кен Фулк

Дизайнер интерьеров Кен Фулк организовал коктейльную вечеринку и частный ужин. На мероприятии также были представлены изделия из последней коллекции Dolce & Gabbana Alta Gioielleria — уместно отметить, что проект, начавшийся с шампанского, следует отметить блеском семизначных драгоценностей.

Лори Харви

22-летняя падчерица комика Стива Харви , подающая надежды королева Instagram с миллионом подписчиков и их количество растет.Ее шикарная мать, Марджори Харви , тоже фигурирует в книге.

Фотография из Queens: Alta Moda di Dolce & Gabbana, , автор: Доменико Дольче.

Коко Брандолини д’Адда

С такой аристократической родословной (ее мать — принцесса бразильского происхождения, ее отец — итальянский граф, один из ее дедов был французским принцем, и это только начало!), Кто лучше быть королевой Дольче, чем Коко Брандолини д. ‘Добавить?

Фотография из Queens: Alta Moda di Dolce & Gabbana, Доменико Дольче.

Бита Дарьябари и Миша Кордестани

В Кремниевой долине генеральным директором может быть даже 20-летний. Просто спросите Мишу Кордестани, которая основала Guin Records вместе со своим братом Миланом, из их общежития в колледже. Ее мать, Бита Дарьябари, является известным филантропом, а ее отец, Омид Кордестани , является одним из самых известных руководителей в сфере технологий.

Фотография из Queens: Alta Moda di Dolce & Gabbana, Доменико Дольче.

Принцесса Астрид фон Лихтенштейн

В то время как одни притворяются королевскими особами, другие …

Королевская семья Лихтенштейна, возглавляемая принцем Гансом Адамом II , является самой богатой в Европе, а муж Астрид, принц Александр , является племянником монарха. Когда Доменико Дольче одет в помпадур 18 века, она выглядит готовой править всем континентом.

Фотография из Queens: Alta Moda di Dolce & Gabbana, Доменико Дольче.

Дженнифер Тилли

Дженнифер Тилли старается подобрать объектив Дольче, как только могла, с характерным дерзким остроумием, которое всегда доставляет ей радость. Принцесса? Королева? Мы говорим, что она комедийная дива!

Фотография из Queens: Alta Moda di Dolce & Gabbana, Доменико Дольче.

Элисса Патель, Доменико Дольче, Марико Фунаи

Художница Элисса Патель, основательница бренда головных уборов с цветами East Darjeeling, была среди гостей из Сан-Франциско, чтобы отпраздновать книгу, вместе с Марико Фунаи, Слоаном и Роджером Барнеттами, Дениз Хейл, Ванессой Гетти, Татьяной Сорокко, Лизой Забелле, Комалом Шахом. , Бьянка Гейтс, Грегори Малин, Джоэл Гудрич, Жан-Шарль Буассе и другие.

Спенсер Барнетт и Миша Кордестани

Сьюзан Касден, Доменико Дольче

Общество искусств Святого Иосифа

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Реклама — продолжить чтение ниже

Ольга Дубровская со Стеллой Аминовой и Татьяной Сорокко

Выберите материал: LustreГлянцевыйМеталлик

4×6 10 долларов. 95 ПОРЯДОК 5×7 12 долларов.95 ПОРЯДОК 8×10 24 доллара. 95 ПОРЯДОК 8×12 24 доллара.95 ПОРЯДОК 8x Кошелек 17 долларов. 95 ПОРЯДОК .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.