Сегодня культура: Канал «Культура» — программа передач онлайн — Яндекс.Телепрограмма

Содержание

«Радио Культура» / Программа передач на сегодня и на неделю

00:04

Музыкальные программы Андрея Борисова. Экзотика В программе: манчестерские ветераны пост-панка Inca Babies, французский электронный дуэт Air, австралийская звезда Nick Cave и его группа The Bad Seeds, гитарист легендарных The Smiths Джонни Марр и культовый японский проект Kyoto Jazz Massive. подробнее

01:30

Музыка автономных областей.

Дуэт виолончелисток Виолеты Гарсия и Эмили Жири-Шаре уличен в импровизационном «Непостоянстве» Вчера был исторический можно сказать, легендарный коллектив AMM, в составе дуэта Эдди Превоста-Джона Тилбери. Сегодня опять дуэт, но новые имена. подробнее

10:30

Ликбез Кто есть кто в мире современного и классического искусства, музыки, кинематографа и фотографии? Основные имена, школы и направления.

Интересные факты из жизни художников и истории создания самых знаковых произведений. Все это – в совместных проектах с ведущими московскими музеями и фестивалями. подробнее

11:31

Ликбез Кто есть кто в мире современного и классического искусства, музыки, кинематографа и фотографии? Основные имена, школы и направления. Интересные факты из жизни художников и истории создания самых знаковых произведений. Все это – в совместных проектах с ведущими московскими музеями и фестивалями.

подробнее

13:31

Ликбез Кто есть кто в мире современного и классического искусства, музыки, кинематографа и фотографии? Основные имена, школы и направления. Интересные факты из жизни художников и истории создания самых знаковых произведений. Все это – в совместных проектах с ведущими московскими музеями и фестивалями. подробнее

14:31

Ликбез Кто есть кто в мире современного и классического искусства, музыки, кинематографа и фотографии? Основные имена, школы и направления. Интересные факты из жизни художников и истории создания самых знаковых произведений. Все это – в совместных проектах с ведущими московскими музеями и фестивалями. подробнее

16:05

«Поэзия двух веков». Авторская программа Авангарда Леонтьева. Зимняя сюита. Александр Блок, Константин Бальмонт, Дмитрий Мережковский, Валерий Брюсов В поэтическую подборку, посвященную русской зиме, Рождеству и Новому году, вошли стихи поэтов «серебряного века» – Александра Блока, Константина Бальмонта, Дмитрия Мережковского, Валерия Брюсова.

подробнее

16:31

Ликбез Кто есть кто в мире современного и классического искусства, музыки, кинематографа и фотографии? Основные имена, школы и направления. Интересные факты из жизни художников и истории создания самых знаковых произведений. Все это – в совместных проектах с ведущими московскими музеями и фестивалями. подробнее

19:00

Юбилеи Юбилей – это не только красивая цифра. Это бесценный опыт, развитый талант, приобретенная известность. Это повод поговорить о людях, событиях, которые повлияли на историю, культуру, достойные того, чтобы о них помнили, знали. Об этом – еженедельная программа Юбилеи. подробнее

Сегодня – День работника культуры — Культура

В эпоху безграничного интернета, когда до любого мирового шедевра можно добраться в один клик, россиян все больше привлекают путешествия, и не куда-нибудь, а в русскую глубинку. В те места, где берёт свое начало та самая самобытная русская культура, которая в протяжных песнях, свадебных обрядах, разудалых хороводах, деревянной резьбе и единении с природой.

От Рязани — 25 километров, а мы уже в краю высоких сосен, крестьянских традиций и резных наличников — в селе Заборье. И пусть сегодня песня льется только из окон местного ДК, здесь она звучит, как и встарь от всего сердца, рассказывает Нина Протосевич — старожил местного хора «Долинушка».

Вот так, просто за разговором, запеть свои любимые частушки, наверное, могут только жители этих мест, делится Нина Григорьевна. А все от того, что песня и особая радость бытия здесь всегда была частью жизни.

В этом году у хора юбилей — 10 лет, а в следующем «Долинушка» будет претендовать на звание народный. Ведь если они — учителя, медики, инженеры — пришли сюда по зову сердца, то худрук свою любовь к народной культуре оформил в годы учебы сначала в музыкальной школе, а затем и в музыкальном колледже.

 

Самобытность нашего коллектива. Мы делаем упор на мещерскую низменность, подбираем репертуар русский народный, стараемся перенимать манеру пения предыдущих поколений.

Николай Шешенёв, художественный руководитель народного хора «Долинушка».

По соседству на втором этаже здесь занимаются маленькие танцовщицы. Этот номер коллектив готовит ко Дню Победы, юные танцоры надеются, что на их выступление придет много односельчан, ведь они тоже очень соскучились по зрителям, рассказывает хореограф Олеся Ларина.

В Заборьевском поселении это уже второй состав творческого коллектива. Первый успешно выпустился, а вот второй только подрастает и осваивает азы танцевального искусства.

Выступаем с большим интересом на нашей сцене, зрители очень ждут наши танцы, они у нас очень необычные. Детям очень нравится заниматься.

Олеся Ларина, хореограф Заборьевского сельского Дома культуры.

Сохранение традиций искусства танца и, в частности народной культуры, сегодня целиком в руках подрастающего поколения, чем больше они будут знать и соприкасаться с богатством родной культуры, тем трепетнее будут относится к ее сохранению.

Официальный сайт Администрации города Южно-Сахалинска

С 1 октября, в рамках фестиваля национальных культур «Музыка разных народов» в Южно-Сахалинске звучали произведения

знаменитых композиторов Армении, внесших значительный вклад в развитие мировой культуры.

Партнером фестиваля выступил Южно-Сахалинский камерный оркестр под руководством художественного руководителя и дирижера Тиграна Ахназаряна. Произведения А. Бабаджаняна, А. Арутюняна, А. Хачатуряна и Э. Мирзояна, А. Худояна и Комитаса исполняли известные солисты из Москвы Гаянэ Ахназарян (фортепиано), Сурен Ахназарян (скрипка) и Нарек Ахназарян (виолончель), Кирилл Солдатов (труба).

Завершились Дни армянской культуры концертом солистов Хабаровского Краевого музыкального театра. Произведения А. Бабаджаняна под аккомпанемент Южно-Сахалинского камерного оркестра исполнили Рипсиме Сехлеян (сопрано) и Никита Туранов (баритон).

С приветственным словом к собравшимся в зале и артистам обратилась председатель Совета Общероссийской общественной организации «Ассамблея народов России», член Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям Светлана Смирнова. Она отметила, что фестиваль «Музыка разных народов» выполняет свою задачу — он сохраняет этнокультурное языковое многообразие нашей страны. За организацию и поддержку фестиваля Светлана Смирнова поблагодарила председателя совета Ассамблеи народов Сахалинской области Майю Кириллову, областное правительство, а также мэра Южно-Сахалинска Сергея Надсадина, отметив, что администрация всегда поддерживает проекты Ассамблеи народов Сахалинской области.

Мэр Сергей Надсадин также поблагодарил всех, кто участвовал в организации и проведении Дней армянской культуры за возможность услышать прекрасные произведения в исполнении известных солистов и подаренные эмоции.

Отдельные слова благодарности за участие в фестивале Сергей Надсадин адресовал семье Ахназарян. Благодарственные письма администрации Южно-Сахалинска мэр вручил почетным участникам фестиваля — заслуженному артисту Республики Армения, профессору Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского, скрипачу Сурену Ахназаряну и его супруге профессору, преподавателю фортепиано Академического музыкального училища при Московской консерватории Гаянэ Ахназарян.

Подводя итоги Дней Армянской культуры, которые в Южно-Сахалинске проходят уже 13-й раз, председатель совета Ассамблеи народов Сахалинской области Майя Кириллова отметила, что это был настоящий праздник армянской музыки. Звучали классические, оперные, народные произведения. И самое главное — это отклики от благодарных зрителей.

В рамках фестиваля также прошло празднование 100-летия образования республики Дагестан. Сегодня в Южно-Сахалинске прошел круглый стол «Культура-нить, связующая народы». Также сегодня в ГДК «Родина» в 19.00 состоится концерт, посвященной 15-летию со дня образования ансамбля «Дуслык» Национально-культурной автономии татар Южно-Сахалинска.

Журнал сегодня — lko.

Журнал Личность. Культура. Общество

От редакции

В декабре 1999 года вышел в свет первый выпуск нового научно-практического журнала «Личность. Культура. Общество». Отношение к журналу, претендующему на столь популярный сегодня гуманитарный профиль и высокий академический стиль, априори не могло быть однозначным, тем более что этот сегмент печатной продукции уже, казалось бы, давно и прочно заняли такие ветераны научной периодики как «Вопросы философии», «Социологические исследования», «Политические исследования», «Общественные науки и современность», «Этнографическое обозрение» и другие издания. Но прошло почти 20 лет и, по мнению многих экспертов, новый журнал стал одним из наиболее интересных и перспективных научных изданий. Сегодня его называют «одним из наиболее читаемых и авторитетных академических журналов». Он входит в список рецензируемых журналов, рекомендуемых ВАК РФ для публикации работ соискателей ученой степени кандидата и доктора наук. Но мы не обольщаемся столь приятными отзывами, рассматривая их как высокий кредит доверия, которое еще предстоит оправдать.

Назначение журнала

Что отличает хороший журнал академического уровня?

Можно предположить, что это — новизна и фундаментальность проблем, оригинальность подходов к их решению, разнообразие тем и рубрик, качество научных переводов, состав и профессионализм авторов, единство композиции и стиля, интерактивность.
«ЛКО» – это журнал, концептуально объединяющий исходные категории социально-гуманитарных наук, которые выражают главные стороны современного социума – Личность, Культуру и Общество.

Это – журнал, предназначенный, прежде всего, для профессионалов, заинтересованных в глубоком и всестороннем знании дела, и не озабоченных своей принадлежностью к какому-либо корпоративному сообществу – «узких» специалистов и односторонних прагматиков.

Это – журнал для ученых и практиков, стремящихся к преодолению «дисциплинарных границ» между науками и к решению проблем социальной жизни.
Это – одновременно теоретический и практический журнал.
Это – новое слово в культуре научного дискурса и общественного диалога.
Приоритетными направлениями издания журнала стали методология комплексного изучения человека, культуры и общества, социальная теория, теория культуры и личности, теория организаций и менеджмента, психология, теория государства и права, гендерные исследования, науковедение, кросскультурные исследования, россиеведение, социальные технологии и прикладные разработки, педагогика и методика преподавания социально-гуманитарных дисциплин

Научные дискуссии

Интерактивный характер журнальных публикаций наиболее полно выразился в научных дискуссиях и диспутах, организованный по инициативе редколлегии.

В журнале опубликованы материалы 4 Всероссийских научных конференций «Человек, культура и общество в контексте глобализации» (см.: 2000. Т. 2. Вып. 4; 2000. Т. 2. Спец. вып. 1; 2001. Т. 3. Вып. 1–3; 2003. Т. 5. Вып. 1-4; 2003. Т. 5. Спец. вып. 1-2; 2004. Т. 6. Вып. 2 и 4), а также следующих семинаров и круглых столов: «Изучение проблем власти как область интеграции наук о человеке и культуре» (круглый стол) (см. : 1999. Т. 1. Вып. 1), «Муниципальное управление: проблемы теории и практики» (круглый стол) (см.: 2000. Т. 2. Вып. 2), «Методологические проблемы познания человека, общества и культуры» (круглый стол в РГУ) (см.: 2003. Т. 5. Вып. 3-4), материалы заседания Междисциплинарной научной ассоциации «Человек. Культура. Общество» (см.: 2003. Т. 5. Спец. вып. 1-2), «Общество против терроризма» (круглый стол) (см.: 2005. Т. 5. Вып. 1), «Время. Вечность. Забвение» (круглый стол) (см.: 2005. Т. 5. Вып. 2-4), «Человек в гражданском обществе: проблема идентичности» (круглый стол) (см.: 2005. Т. 5. Вып. 2), «Россия и Запад в контексте украинских событий» (круглый стол) (см.: 2005. Т. 5. Вып. 2).

Кроме того, в течение ряда лет в журнале опубликованы материалы научных дискуссий, получивших широкую известность у научно-педагогической общественности.

Так, на протяжении 2002-2004 гг. на страницах нашего журнала прошла дискуссия «Современная социальная философия: предмет и пути развития». В ней приняли участие 15 человек, известных своими работами по социальной философии и социальной теории, в т. ч. профессора В.Ж. Келле, В.С. Барулин, К.С. Пигров, В.Е. Кемеров, К.Х. Момджян, Ю.М. Резник (см.: 2002. Т. 4. Вып. 3-4), М.С. Каган, В.И. Разумов, Н.С. Розов, С.Е. Ячин (см.: 2003. Т. 5. Вып. 1-4), П.К. Гречко, С.Э. Крапивенский, В.Н. Шевченко, В.Г. Федотова (см.: 2004. Т. 6. Вып. 1).
Вторая крупная дискуссия посвящена обсуждению статуса современной культурологии и проблем ее соотношения с другими науками о культуре. В ней участвовали М.С. Каган, В.М. Межуев, Э.А. Орлова, В.Л. Рабинович (см.: 2004. Т. 6. Вып. 2), Н.Г. Багдасарьян, П.С. Гуревич, А.А. Пелипенко, А.Я. Флиер (см.: 2004. Т. 6. Вып. 3), В.М. Розин (см.: 2005. Т. 7. Вып. 1).

Кто нас читает?

Сегодня можно смело сказать, что основная и постоянная аудитория журнала – это люди, активно включенные в научный и общественно-политический процессы, профессиональные деятели науки и социальной практики. Особый интерес к нему проявляют молодые ученые, для которых являются ценными знакомство с культурой научной мысли и возможность принять участие в научной дискуссии. Нередко к журналу обращаются представители политических партий, для которых представляют интерес аналитические материалы, открытые публикации различных позиций отдельных ученых и профессиональный анализ современной социально-политической и культурной ситуации в стране. «ЛКО» пользуется повышенным спросом среди студентов, изучающих философию, социологию, психологию, культурологию, социальную и культурную антропологию, организацию и менеджмент, экономику и право, педагогику и психологию, которые получают с помощью журнала возможность знакомиться как с современными тенденциями в науке, так и постоянного доступа к классическому наследию.

Одним словом, «ЛКО» – журнал, открытый для всех заинтересованных лиц и организаций.
Уважаемые коллеги! Мы приглашаем Вас к творческому сотрудничеству. Читайте и выписывайте наш журнал.

 

About the journal

From the editorial board

In December 1999, we launched the first issue of a new scholarly journal «Personality. Culture. Society». The journal claiming to maintain the popular humanities profile and the high academic style, could not a priori receive any straightforward acceptance, especially that this academic publishing segment has been firmly dominated for a long time by such veterans in scholarly periodicals as «Problems of Philosophy», «Sociological Investigations», «Political Studies», «Social Sciences and Modernity», «Ethnographic Review» and other such journals. In 10 years, according to many experts, the new journal has become one of the most interesting and promising publications in the field. Today it is referred to as «one of the most widely read and influential academic journals». It is included in the list of peer-reviewed journals recommended by the Higher Attestation Committee of the Russian Federation for the publication of the PhD candidates works. But we regard these pleasant reviews as a high credit of trust, which we yet have to meet and maintain.

The mission of the journal

What makes a good academic journal?
One can assume that it requires innovative and fundamental problematic, originality of approaches, diversity of topics and rubrics, a good quality of translations, a substantial group of highly professional authors, a unified composition and style, and an interactive nature.
«PCS» is a journal conceptually bringing together the basic categories of the social sciences and the humanities, expressing the main aspects of the modern society — personality, culture and society itself.
It is a journal, intended primarily for professionals interested in a deep and comprehensive knowledge of the matters, and not anxious to belong to any corporate community of «narrow» specialists and unilateral pragmatists.
This is a journal for scholars and practitioners seeking to overcome the «disciplinary boundaries» between different spheres and to address the problems of social life. It is both a theoretical and a practically oriented journal which strives to shape a new kind of academic discourse and public dialogue. The journal focuses on such areas as the methodology of the complex study of humans, culture and society, social theory, theory of culture and identity, theory of organization and management, psychology, theory of the state and judicial theory, gender studies, theory of science, cross-cultural studies, Russian studies, social technologies and their applied models, pedagogy and teaching methods in the humanities.

Scholarly debates

The interactive nature of the journal has been most fully expressed in a number scholarly debates and discussions, initiated by the editorial board.
The journal published materials of the four Scholarly Conferences «Humans, Culture and Society in the context of globalization» (see: V. 2. .: 2000 Issue 4, 2000. V. 2. Special issue. 1, 2001, Vol. 3. Issue 1-3, 2003. 5. V. Issues 1-4, 2003. 5. V. Special issue. 1-2, 2004. V. 6. Issues. 2 and 4), and the following seminars and round tables: «Power as an integration of humanities» (round table) (see: 1999. V. 1. issue 1), «Municipal Management: Theory and Practice» (round table) (see: 2000. Vol. 2. Issue 2), «Methodology of cognition in the spheres of humans, society and culture» (roundtable in RSU) (see: 2003 V. 5. Issue 3-4), materials of an interdisciplinary scholarly association meeting «Humans. Culture. Society» (see: 2003 V. 5. Special Issues Vol. 1-2), «Society Against Terrorism» (round table) (see: 2005. Vol. 5. Issue 1), «Time. Eternity. Oblivion» (round table) (see: 2005. V. 5. Issues 2-4), «Humans in the civil society: the problematic of identity «(round table) (see: 2005. Vol. 5. Issue 2) «Russia and the West in the context of Ukrainian events» (round table) (see: 2005. Vol. 5. Issue 2).
Besides, over the years the journal has published different materials of scholarly discussions that have received a wide recognition among the academic community.
Thus, in 2002-2004 the journal granted its pages to the discussion on «Contemporary social philosophy: its subject and ways of development.» Fifteen well known scholars in the area of social philosophy and social theory took part in this debate, including Professor V.Zh. Kelle, V.S. Barulin, K.S. Pigrov, V.E. Kemerov, K.H. Momjian, Yu.M. Reznik (see: 2002. Vol. 4, Issues 3-4), M.S. Kagan, V.I. Razumov, N.S. Rozov, S.E. Yachin (see: 2003 Volume 5. Issues 1-4), P.K. Grechko, S.E. Krapivensky, V.N. Shevchenko, V.G. Fedotova (see: 2004 Vol. 6. Issue 1). The second major forum documented in the pages of our journal was devoted to the status of contemporary cultural studies and its correlation with other disciplines of culture. M.S. Kagan, V.M. Mezhuev, E.A. Orlova, V.L. Rabinovich (see: 2004. V. 6. Issue 2), N.G. Bagdasarian, P.S. Gurevich, A.A. Pelipenko, A.J. Flier (see: 2004. V. 6. Issue 3), V.M. Rozin (see: 2005 V. 7. Issue 1) took part in this discussion.

Our readers

The main audience of our journal consists of people who are an active and permanent part of the academic and socio-political processes of contemporary society, of professional scholars and social practitioners. Young researchers demonstrate a particular interest in our journal as they value the possibility of getting acquainted with the tradition of academic thought and being able to take part in the academic debates. Often, the journal is approached by various representatives of political parties, who are interested in the publications of various positions of individual scholars offered in the journal, and the professional analysis of the current socio-political and cultural situation in this country. «PCS» is in high demand among students of philosophy, sociology, psychology, cultural studies, social and cultural anthropology, organization and management, economics and law, education and psychology. Thanks to the journal they get an opportunity to learn about the current academic and scholarly trends and get an access to the classical heritage.
In a word, «PCS» is a journal which is open to all interested individuals and organizations.
Dear Colleagues! We cordially invite you to build a creative collaboration with our journal. Read “PCS” and publish with us!

Почему немок сегодня нельзя называть фройляйн | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Как обратиться к незнакомцу или незнакомке в Германии? Сегодня, чтобы оставаться вежливым, особых усилий прилагать и не требуется. Обращаясь к мужчине (особенно незнакомому), следует использовать слово «Неrr» — «господин», например, герр Коль — Herr Kohl. К дамам теперь обращаются исключительно со словом «Frau» — «госпожа», например, фрау Меркель — Frau Merkel.  Но еще 50 лет назад обращаться к женщинам следовало с учетом их статуса: «фрау» — для замужних женщин и вдов, а «фройляйн» (Fräulein) — для незамужних девушек. В спорах о гендерном равноправии в Германии такое разделение стало камнем преткновения, и, наконец, в феврале 1971 года официальное обращение «фройляйн» было упразднено.

Фройляйн и мужской эквивалент

Официально жалобами возмущенных «фройляйн» занимался созданный в 1950 году при Министерстве внутренних дел ФРГ особый «женский» отдел (Frauenreferat). Задолго до министерского указа об ограничении употребления слова «фройляйн» в официальном языке и делопроизводстве, обнародованного в январе 1972 года, приверженцы феминизма приводили веские аргументы, добиваясь отмены изжившего себя и крайне унизительного обращения «фройляйн».

Ведь его эквивалента для молодого неженатого мужчины в немецком языке не существовало — к юношам, как и женатым мужчинам в Германии обращались одинаково — Herr, поясняет эксперт-языковед Фридерике Браун (Friederike Braun). Что касается юных девушек, то в их случае использовали уменьшительно-ласкательный суффикс «ляйн», подчеркивая тем самым, по мнению феминисток, их некую незрелость, неполноценность.

Кроме того, слово «Fräulein» в немецком языке среднего рода, что еще больше «умаляет» роль женщины в обществе, возмущались сторонники эмансипации. Но и это еще не все: определение статуса (замужем/не замужем) с помощью «надлежащей» формы обращения к женщине равнозначно вторжению в ее личную жизнь, подчеркивает Фридерике Браун. Получается, девушке нужно было не только дождаться предложения руки и сердца, но и ответить на него согласием, и только после этого она могла официально стать полноправным членом общества.

Барышня в Германии — для знати

Заметим, что первоначально правом на почтительное обращение «сударь» (Herr) и «сударыня» (Frau), а также «барышня» (Fräulein) обладали в Германии лишь представители знати. В то время и для юных (неженатых) отпрысков немецких дворян имелось благородное обращение — «юнкер» (Junker). С развитием индустрии, в конце XIX века, появились так называемые «женские» профессии. Но работать разрешалось исключительно девушкам (или женщинам) без семьи и детей. 

Фройляйн телефонистка — типично женская профессия в 20-е годы

Аристократическое некогда обращение «барышня» (Fräulein) вскоре прочно укрепилось за телефонистками (Fräulein vom Amt), медсестрами, швеями, модистками, продавщицами, официантками, учительницами. Позднее так стали называть машинисток, секретарей, стюардесс… Так слово «фройляйн» стало синонимом профессиональной деятельности и… «старой девы» — в тяжелые периоды XX века многим из них так и не удалось создать семью.

После указа правительства в 1972 году, предписывавшего отказаться от официального употребления «фройляйн», борцам за права женщин в Германии пришлось еще почти два десятка лет прилагать усилия, чтобыновое правило прижилось в быту. В 1993 году немецкое подразделение ЮНЕСКО также выступило за языковую симметрию. А после проведенного в 2008 году опроса, слово «фройляйн» окончательно попало в опалу.

Встречается ли фройляйн сегодня?

Сегодня в Германии обращение «барышня» или «девушка» звучит более чем странно. Да, женщины по-прежнему работают по уже названным профессиям. Но окликать кого-либо просто «фрау» и тем более «фройляйн» не следует: лучше сначала представиться и узнать имя той, к кому нужно обратиться.

А как быть, например, с официантами? В Германии к официанту-мужчине обычно обращаются «герр обер» (Herr Ober), то есть «тот, кто за старшего». Но к официантке это неприменимо, поскольку «Frau Oberin» называют только настоятельницу женского монастыря. Повезет, если на груди милой дамы, обслуживающей ваш столик, имеется бейджик с ее именем. А если нет? Лучше просто обойтись формальным «Hallo!»

Итак, расстаться с обращением «фройляйн» в Германии оказалось сложнее, чем ожидалось. Сегодня это слово чаще всего употребляется в ироничном контексте. Например, на ностальгической вывеске парикмахерского салона, где владелица намеренно именует себя на старый лад. «Фройляйн»- так обращаются иногда строгие родители к своим расшалившимся малолетним «барышням», желая приструнить проказниц.

Но бывало, что прошлое возвращалось. Так, еще несколько лет назад при внесении данных о пассажире в формуляре ирландской авиакомпании Ryanair можно было выбрать между «фрау» и «фройляйн» соответственно статусу. Почему? Да просто потому, что так удобнее. У Ryanair единый европейский сайт, переделывать который с учетом реалий той или иной страны обошлось бы дороже. Поэтому английское «мисс» перевели как «фройляйн». Но со временем эту ошибку все же исправили.

Смотрите также: 

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    «Привет» или «Добрый день»

    Приветствие «Hallo!» в Германии означает примерно то же, что русский «Привет!». Как раз по телефону немцы отвечают так редко. По телефону принято, поднимая трубку, называть свое имя, — особенно, если вам звонят на работу. Что касается «Hallo!», то людей старшего возраста и начальство все же лучше приветствовать более почтительно: «Guten Tag!» — то есть «Здравствуйте!», «Добрый день!»

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Рукопожатие всегда

    Иностранцы нередко подтрунивают над немцами, иронизируя по поводу их привычки пожимать руки друг другу по любому поводу. Руку в Германии подают все — мужчины, женщины и даже дети. Подают при встрече, при прощании, заключая сделку, поздравляя кого-то с днем рождения или, скажем, с успешно выдержанным экзаменом.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Сколько раз целоваться

    С кем целоваться при встрече и сколько раз: один, два (в обе щеки) или три? Сколько раз — этого в Германии точно не знает никто. Но целуются и заключают в объятия, разумеется, лишь родных и друзей. Просто хороших знакомых и коллег немцы часто приветствуют, комбинируя рукопожатие с последующим поцелуем (можно и в обе щеки).

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    «Ты» или «Вы»?

    При знакомстве в Германии всегда сначала выбирают официальное обращение «Вы». Так следует обращаться и к шефу, независимо от его возраста. На «ты» немцы обычно переходят с близкими знакомыми, коллегами примерно одного возраста и в кругу ровесников – приятелей. Если разница в возрасте между двумя людьми существенна, принято, чтобы старший предлагал младшему перейти на «ты». Если, конечно, захочет.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Извините, пожалуйста!

    «Entschuldigen Sie, bitte!» или «Verzeihung!», то есть «Извините, пожалуйста» или «Прошу прощения», в Германии произносят, если, скажем, случайно кого-то толкнули. Но также если хотят спросить о чем-то или о чем-то попросить.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Пунктуальность

    Опаздывать даже на свидания или в гости, не говоря уже о деловых встречах, немцы очень не любят. Они ценят и собcтвенное время, и чужое. Правда, немецкая молодежь в этом случае более либеральна (скажем так). В любом случае, если вы опаздываете, лучше предупредить об этом своевременно — например, по телефону.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Разуваться или нет?

    Гостям в немецких квартирах разуваться не обязательно — если, конечно, это не просят специально хозяева. Часто они и сами ходят по дому в уличной обуви. Если же вы хотите, чтобы гости сняли ее, — предложите им тапочки.

  • Как не ошибиться в общении с немцами

    Приятного аппетита!

    Приступать к трапезе, пока не подали еду всем, считается в Германии неприличным. Исключением может быть лишь настоятельная просьба хозяев начать есть, «пока не остыло». И обязательно надо пожелать друг другу приятного аппетита.

    Автор: Инга Ваннер


Что такое культура? Давайте определимся

«РФ-сегодня»

Что такое культура? Давайте определимся

Не так давно на одном из пленарных заседаний Совета Федерации рассматривался вопрос о проведении в стране Года культуры. Доклад профильного министра — Владимира Мединского — оставил двойственное впечатление. С одной стороны, ощущалось, что государство в рамках имеющихся возможностей делает все, что в его силах для поддержки этой сферы общественной жизни. А с другой — крепло ощущение, что государство по-прежнему в большом долгу перед культурой, так как имеющиеся возможности весьма ограничены финансово.

Однако прошедшая на том пленарном заседании дискуссия выявила и другой аспект проблемы: какой вообще должна быть культурная политика государства и, может быть, именно ее отсутствие или, по крайней мере, невнятное выражение такой политики, является сегодня основной проблемой культурной сферы, а вовсе не финансовая часть вопроса. И наверное, доля истины в этом есть. Непонимание того, что такое культура и что в ней главное — основная причина плачевного положения дел, так охарактеризовал ситуацию первый заместитель министра культуры РФ Владимир Аристархов, выступая на прошедших в Совете Федерации парламентских слушаниях. Посвящены они были обсуждению документа, который должен стать главным для культурной сферы — Основам государственной культурной политики.

Напомним, что проект этого документа разрабатывается согласно поручению Президента России, данного в ноябре 2013 года. Проект был подготовлен специально созданной рабочей группой и в конце мая вынесен на широкое общественное обсуждение, которое продлится до конца сентября нынешнего года. В том, что дискуссия будет непростой — можно не сомневаться. Совершенно не случайно, открывая парламентские слушания,  Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заметила, что на сегодняшний день проект Основ государственной культурной политики можно рассматривать лишь как договор о намерениях. Получается, что он нуждается не только в широком обсуждении, но и серьезной доработке.

Как отметила спикер верхней палаты парламента, само понятие «культурная политика» — это система координат для тех, кто принимает решения или совершает действия, так или иначе оказывающие влияние на культурную жизнь. И тут важно, чтобы в Основах был представлен полный спектр основных принципов и целей, сформулированных с учетом основных проблем в сфере культуры и направленных на их решение. А между тем, отметила Валентина Матвиенко, в представленном проекте Основ отсутствуют определения основных понятий, даже такого базового и определяющего как «культура».

Действительно, не совсем понятно, как можно вырабатывать государственную политику в такой сложной и многообразной сфере, как культура, даже не определив, что это такое и какой смысл вкладывается в это понятие. Хотя справедливости ради следует сказать, что такой документ разрабатывается впервые. И его разработчикам приходится решать комплексные задачи формирования единого культурного пространства,  с учетом многообразия национальных культур народов, населяющих Россию. Его цель — обеспечение благоприятных условий для сохранения и развития отечественной культуры. Поэтому, уверена Валентина Матвиенко, в этой работе необходимо учесть конструктивные предложения представителей культурного, экспертного сообществ, всех заинтересованных граждан.

Кстати говоря, члены Совета Федерации уже внесли ряд предложений, подготовленных с учетом мнений регионов. И это способно оказать существенное влияние на содержание обсуждаемого документа. По мнению советника Президента РФ Владимира Толстого, культурная политика должна учитывать региональную и национальную специфику. Никакая унификация и стандартизация не может быть применена в нашей многонациональной стране, полагает он. Чтобы сложить наиболее полную картину, Владимир Толстой предложил осенью в рамках Года культуры провести Форум субъектов РФ, чтобы обменяться мнениями и обсудить различные аспекты культурной политики.

Плюс ко всему, государственная культурная политика должна распространяться не только на ситуацию внутри страны, но и выходить за ее пределы. Как позитивный факт отметила Валентина Матвиенко то, что разработчики документа выделили в отдельную часть вопросы защиты и развития русского языка как основы гражданского и культурного единства России. Но при этом, по ее мнению, государственная культурная политика должна являться эффективной составляющей внешней политики. Защита национальных интересов обеспечивается, в том числе, и методами «культурной дипломатии», путем продвижения за рубеж наших культурных ценностей и идеалов, подчеркнула Председатель Совета Федерации. Для этого, при доработке Основ необходимо отразить важность продвижения достижений российской культуры в мировом культурном пространстве, а также расширить практику обучения в российских ВУЗах иностранной молодежи, предоставление грантов, разработку специальных образовательных и культурных программ.

И, безусловно, учитывая многонациональный характер населения России, важно подробно отразить в Основах тему воспитания веротерпимости и уважения ко всем национальностям во имя бесконфликтного сосуществования на одной территории народов с различными историко-культурными традициями.

Исходя из дискуссии, очевидным становится, что работа над проектом Основ государственной политики будет продолжена. И не только над ним. Реформировать, а по сути, формировать заново культурную сферу решено, похоже, комплексно. Для чего, заявила Валентина Матвиенко, проект Основ следует рассматривать в неразрывной связи с новым федеральным законом о культуре и Стратегией развития культуры в Российской Федерации до 2025 года. Однако список законодательных новшеств может этим не ограничиться.

Уже не один год в обществе обсуждается необходимость принятия закона о меценатстве. Активно поднималась эта тема и на прошедших в Совете Федерации парламентских слушаниях. В выступлениях генерального директора Большого театра России Владимира Урина, заместителя председателя Комитета Государственной Думы по культуре, кинорежиссера Владимира Бортко совершенно однозначно прозвучали слова о том, что меценатство необходимо российской культуре. По их мнению, искусство может и должно развиваться не только за счет государственного финансирования, но и на деньги частных лиц или коммерческих организаций, которые хотят и могут этим заниматься.

Понятно, что возрождение меценатства в России потребует и определенных изменений в механизме финансирования культурной сферы. Но он, видимо, в любом случае нуждается в изменениях и это должно быть отражено на законодательном уровне. Такой позиции придерживается и Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, считающая, что для финансирования культурной сферы необходим механизм, позволяющий объединить финансовые усилия государства, частных жертвователей, инвесторов и самих организаций культуры. В этой связи  спикер верхней палаты призвала Министерство культуры разработать до конца года проект закона о меценатстве, позволяющий создать законодательные условия для развития в нашей стране социально эффективного государственно-частного партнерства, благотворительности и меценатства.

 

Николай Дорофеев

Деятели культуры Новосибирской области награждены на церемонии вручения премии «Лидеры сегодня–2021».

Лауреат премии в сфере науки и технологий: Институт теплофизики им. С. С. Кутателадзе СО РАН

В рамках торжественной церемонии награды были вручены выдающимся деятелям, внесшим социально значимый вклад в развитие культуры, науки, бизнеса, медицины и спорта Новосибирской области, развитие малой авиации и внутреннего туризма.

​В течение вечера для вручения наград на сцену поднялись министр науки и инновационной политики Алексей Владимирович Васильев, министр культуры Наталья Васильевна Ярославцева, министр промышленности, торговли и развития предпринимательства Андрей Александрович Гончаров, министр сельского хозяйства Евгений Михайлович Лещенко, заместитель министра здравоохранения Елена Анатольевна Аксёнова и директор регионального центра спортивной подготовки сборных команд и спортивного резерва Вячеслав Геннадьевич Братцев. В числе делегатов Академгородка прибыли академик РАН, научный руководитель ИТ СО РАН, лауреат международной премии «Глобальная энергия — 2018» Сергей Владимирович Алексеенко, лауреат Государственной премии Российской Федерации, заведующий отделом роста и структуры полупроводниковых материалов ИФП СО РАН Олег Петрович Пчеляков, ветеран Новосибирского отделения Федерации космонавтики России, почётный профессор Нанкинского университета информационных наук и технологий, главный научный сотрудник ИХКГ СО РАН Владимир Егорович Зарко, директор КТИ НП СО РАН, лауреат государственной премии Новосибирской области Пётр Сергеевич Завьялов, заместитель директора ИТПМ СО РАН Евгений Александрович Бондарь и руководитель отдела виртуальной реальности компании «СофтЛаб-НСК» Василий Станиславович Бартош и другие.

Лауреаты премии «Лидеры сегодня—2021» в сфере науки и технологий:

Институт теплофизики им. С. С. Кутателадзе СО РАН

Институт физики полупроводников им. А. В. Ржанова СО РАН

Институт химической кинетики и горения им. В. В. Воеводского СО РАН

Институт теоретической и прикладной механики им. С. А. Христиановича СО РАН

Конструкторско-технологический институт научного приборостроения СО РАН

Компания «СофтЛаб-НСК»

В мероприятии приняла участие Заместитель Губернатора Новосибирской области Ирина Мануйлова, вручив благодарственные письма Губернатора Новосибирской области за вклад в социально и культурно значимые проекты региона.

С приветственным словом к гостям премии обратилась министр культуры региона Наталья Ярославцева и наградила лидеров в области культуры и искусства: Андрея Шаповалова, директора ГАУК НСО «Новосибирский государственный краеведческий музей»; Ольгу Костину, директора ГБУК НСО «Детская библиотека им. А.М. Горького»; Игоря Юдина, народного артиста Российской Федерации, художественного руководителя и главного дирижера Новосибирской хоровой капеллы ГАУК НСО «Новосибирская государственная филармония».

Наталья Ярославцева высоко оценила значимость ежегодной премии «Лидеры сегодня» для развития культурного пространства региона. «Уникальность премии «Лидеры сегодня – 2021» состоит в том, что это прежде всего общественная награда, свидетельствующая об общественном признании того вклада, который внесли лауреаты в развитие науки, культуры, бизнеса, медицины и спорта Новосибирской области. Вручение премии символично совпало с празднованием 60-летия со дня первого полета человека в космос. Наука и культура всегда идут рука об руку и играют важнейшее значение в интеллектуальном и эстетическом воспитании молодого поколения на базе общечеловеческих ценностей. Именно это должно стать одним из постулатов развития Новосибирской области как культурного и научного центра Сибири. В такой знаменательный день нельзя не вспомнить слова Иммануила Канта, которые я хотела бы посвятить всем сегодняшним лауреатам: «Есть только звездное небо над головой и моральный закон внутри нас». Пусть это станет нашим девизом! От всей души поздравляю лауреатов и желанию успехов и процветания Вашей премии!»

В этом году церемония приурочена к Международному Дню Космонавтики. В фойе 2 этажа Государственного Концертного зала имени А. М. Каца была размещена экспозиция из 38 уникальных фотографий, иллюстрирующих работу в космической отрасли 6 научно-исследовательских институтов СО РАН, и кадры из архива Музея города Новосибирска.

Торжественную атмосферу вечера создавали Новосибирский филармонический камерный оркестр, Хоровой ансамбль Новосибирской филармонии «Маркелловы голоса», заслуженная артистка России Юлия Рубина, камерная певица Яна Мамонова, солист и лауреат международного конкурса Мунко Батомункуев, солисты из Италии Михаэль Лорен Доменико Модуньо, Франко Мильяччи, Франческо Сартори, Лучио Кварантото.

https://mk.nso.ru/news/7736
 

Бен Аффлек отвечает на критику в адрес Дженнифер Гарнер Комментарии к браку

Бен Аффлек пытается внести ясность в комментарии, которые он делал по поводу своего пьянства, когда был женат на Дженнифер Гарнер.

После интервью во вторник в ток-шоу Говарда Стерна лауреат Оскара подвергся критике со стороны общественности за свои замечания по поводу употребления алкоголя в браке с Гарнером, с которым он расстался в 2015 году.

«Я, вероятно, все еще пил. Это одна из причин, почему я начал пить… потому что я оказался в ловушке », — сказал Аффлек в какой-то момент.

«Я подумал:« Я не могу уйти из-за своих детей, но я не счастлив, что мне делать? », — сказал он в другом случае. «Я выпил бутылку виски и заснул на диване, но это оказалось не решением».

Актер сказал Джимми Киммелу на своем шоу в среду вечером, что он «очень доволен» своим интервью со Стерном, потому что он воспринял его как «честное», но он увидел некоторую негативную реакцию в Твиттере после того, как один веб-сайт создал заголовок, который, по его мнению, был кликбейт.

«Они буквально восприняли мой двухчасовой разговор, и мне показалось, что я говорю прямо противоположное тому, что я сказал», — сказал Аффлек.

У него и Гарнера трое детей: Вайолет, 16 лет, Серафина, 12 лет, и Сэмюэл, 9 лет. Они сыграли одну из главных ролей в фильме 2003 года «Сорвиголова» и поженились в 2005 году, прежде чем завершить свой развод в 2018 году. Аффлек не уклонился от разговора о нем. его пьянство и даже попросил Гарнера о помощи. Сообщается, что она помогала ему в лечении.

Аффлек сказал Киммелю, что он и его бывшая жена поддерживают хорошие отношения, и его комментарии Стерну были вырваны из контекста.

«Я продолжил и сказал, как сильно мы уважаем друг друга, заботимся друг о друге, заботимся о наших детях, ставим их на первое место и разбираемся в наших вещах», — сказал он. «А потом (они) сказали, что я виню свою бывшую жену в своем алкоголизме и что я в ловушке, просто выставили меня худшим, самым бесчувственным, глупым, ужасным парнем».

Аффлек, который, как сообщается, снова вместе с бывшей невестой Дженнифер Лопес, сказал, что он не может оставить отрицательную реакцию, не сказав ничего, потому что она ударила слишком близко к дому.

«Речь идет о моих детях, мне нужно просто провести черту», ​​- сказал он. «Позвольте мне пояснить. Это не правда. Я этому не верю. Это полная противоположность тому, кто я есть, во что я верю, и я бы никогда не хотел, чтобы мои дети подумали, что я когда-либо скажу плохое слово об их маме, потому что я никогда не говорил. Я бы никогда не стал.

Аффлек добавил, что знает, что он в центре внимания как актер, но он не согласен, когда его семья становится мишенью.

«Только не с моими детьми. Не делай этого. Это неправильно, — сказал он. «Мне больно, и им больно.Прекрати.

Дрю Вайшольц — репортер TODAY Digital, специализирующийся на поп-культуре, ностальгии и популярных историях. Он видел каждую серию «Спасенных колоколом» не менее 50 раз, жаждет усовершенствовать удар крана из «Ребенка-карате» и играет в стендап-комедиях, а также болеет за «Нью-Йорк Янкиз» и «Нью-Йорк Джайентс». Выпускник Университета Рутгерса, он женатый отец двоих детей, которые считают его нелепым.

Как «культурная война» может сломить демократию

2008 год был действительно важным годом, поскольку Великая рецессия подчеркнула важное отличие белого среднего класса.Он вбил клин между средним и нижним слоем среднего или рабочим классом и высококвалифицированными, профессионально образованными менеджерами, технократами и интеллектуалами — в основном, между верхними 20 процентами и низшими 80 процентами. А это означало, что теперь было классовых различий, которые были наложены на некоторые из этих культурных различий. И в опросах, которые мы провели здесь, в Институте [углубленных культурных исследований Университета Вирджинии], мы это отслеживали. В 2016 году единственным наиболее важным фактором при определении голоса Трампа было отсутствие высшего образования.

Итак, теперь вместо просто культурных войн возник своего рода конфликт между классами и культурами. С ощущением того, что наша глобальная экономика и ее динамика проигрывают, я думаю, что недовольство только что усилилось. Это становилось все более и более очевидным за четыре года правления Трампа, и часть его собственного гения заключалась в понимании негодования, вызванного тем, что он выступил на проигравшей стороне глобального капитализма.

И я думаю, это также отражено в способах, которыми прогрессисты говорят об угнетенных: в большинстве случаев это с точки зрения расы и этнической принадлежности, иммиграции и тому подобного; это не о бедных как таковых.Я думаю, что это довольно значительный сдвиг в самопонимании левых.

Что, по вашему мнению, стоит за этим сдвигом?

Что ж, если бы вы стали защитником рабочего класса, вы были бы защитником многих избирателей Трампа. Опять же, я думаю, что существует разрыв между классами и культурой: классовый элемент, который перекрывает культурный разрыв. И они [белые избиратели без высшего образования] проголосовали за Трампа в массе голосов. И я думаю, что это его элемент. Они также являются носителями того, что [некоторые левые] считают расистскими и женоненавистническими, сексистскими представлениями и образами жизни. Это мое предположение.

Прямолинейная материалистическая социальная наука сказала бы, что люди все время голосуют за свои экономические интересы. Но они этого не делают. Кажущееся противоречие между людьми, голосующими против своих экономических интересов, только подчеркивает этот момент: что во многих отношениях наше самопонимание как индивидов, как сообществ и как нация превосходит все эти вещи.

В том же духе может иметь место тенденция, особенно среди левых политических сил, говорить о проблемах «культурной войны» как о «отвлекающих факторах», которые поднимаются для того, чтобы разделить людей, которые в противном случае могли бы найти общее дело, скажем, в общих делах. экономические интересы.Что вы думаете об этом взгляде?

Мы созданы как люди благодаря историям, которые мы рассказываем о себе. Сама природа смысла и цели жизни определяется нашим индивидуальным и коллективным самопониманием. Я не понимаю, как это «отвлекает».

Знаете, люди будут сражаться насмерть за идею, за идеал. В начале 90-х меня критиковали за использование слова «война» [в термине «культурная война»]. Но меня обучали феноменологии, в которой вас учат обращать внимание на слова, которые используют сами люди.И в моих интервью [с теми, кто находится на передовой «культурной войны»), люди говорили: «Вы знаете, это похоже на войну » — даже слева.

«Мы созданы как люди благодаря историям, которые мы рассказываем о себе. … Как это «отвлечься», мне не по силам ».

Я говорю об этом чувстве борьбы за само существование, за образ жизни; это , точно — язык, который также используется слева, но в гораздо более терапевтическом смысле.Когда вы слышите, как люди говорят, что, например, само существование консерваторов в этом кампусе колледжа является « угрозой моему существованию» как трансгендеру или гею, ставки — для них — кажутся высочайшими.

Возникает вопрос: что оживляет наши страсти? Я не знаю, как можно представить себе индивидуальную и коллективную идентичность — и то, что делает жизнь осмысленной и целенаправленной — как нечто второстепенное или как «отвлекающее».

Вот отрывок, который вы написали 30 лет назад, который кажется относящимся к этому вопросу: «Мы незаметно ускользаем от того, чтобы думать о спорах, которые обсуждаются, как о политических, а не культурных по своей природе.В политических вопросах можно идти на компромисс; в вопросах абсолютной моральной истины нельзя. Вот почему весь спектр проблем сегодня кажется бесконечным ».

Мне нравится это предложение. [Смеется] Я бы сказал так: Культура по самой своей природе является гегемонистской. Он стремится колонизировать; он стремится охватить всю его полноту. Слово «культура» происходит от латинского: «cultus». Речь идет о том, что для нас свято. А то, что для нас свято, имеет тенденцию к универсализации. Сама природа священного такова, что оно особенное; это не может быть затронуто.

Культура, с одной стороны, касается того, что чисто и что загрязнено; речь идет о границах, которые часто нарушаются, и о том, что мы с этим делаем. И часть культурной войны — один из способов увидеть культурную войну — состоит в том, что каждый имеет представление о том, что является трансгрессивным, о том, что является нарушением священного, а также о связанных с этим страхах и негодовании.

В каждой культуре есть свой взгляд на грех. Это старомодное слово, но оно [относится к тому, что], в конечном счете, является профаном и не может быть разрешено, не должно быть разрешено.Понимание тех вещей, которые лежат в основе политики, помогает нам понять, почему это сохраняется таким образом, почему это разжигает страсти, которые мы видим.

Похоже, что вселенная вещей, которые можно было бы рассматривать как часть «культурной войны», значительно выросла за последние 30 лет, так что теперь кажется, что она охватывает большую часть политики. Как в этой ситуации работает демократия? Потому что, когда ставки экзистенциальны, кажется, что компромисс невозможен. Возможна ли стабильная демократия без компромиссов?

Нет, не думаю, что ты сможешь.Отчасти наша проблема в том, что мы все политизировали. И все же политика становится доверенным лицом культурных позиций, которые просто не терпят никакого разногласия или споров.

Вы слышите это все время. Сама идея вежливого обращения с оппонентами — это предательство . Как можно быть вежливым с людьми, которые угрожают самому вашему существованию? В нем подчеркивается, что культура является гегемонисткой: вы можете пойти на компромисс с политикой и политикой, но если политика и политика являются доверенным лицом культуры, нет никакого пути.

Культурные войны сегодня

Противостояние между социальными консервативными и прогрессивными силами в американском обществе, описанное Джеймсом Д. Хантером в 1991 году как «культурные войны», сегодня стало такой же реальностью, как и в прошлом. В течение последних тридцати лет американские правые христиане экспортировали модель американских культурных войн в другие части мира. Программа американских христианских правых о семье, домашнем обучении и противодействии абортам активно распространяется за границу такими ассоциациями, как Всемирный конгресс семей и Ассоциация правовой защиты домашних школ. Лишь сравнительно недавно американские правые христиане нашли нового могущественного союзника в своем деле: Россию и Русскую православную церковь. Это позволило России определить свой антилиберальный профиль в христианском консервативном ключе, который отличается от традиционного православного христианского антизападничества.

Россия как новый защитник «традиционных ценностей» нашла много поклонников среди консерваторов на Западе, но она также обострила нормативные дебаты внутри православного мира, где консервативная позиция Русской православной церкви является одним из богословских голосов среди других.Для России глобализированные христианские правые — полезный союзник. Он предоставляет язык и темы для предпочтения близости к России ассоциации с ЕС в странах бывшего Советского Союза или для нападок на политику ЕС по вопросам миграции и «традиционных ценностей». В свою очередь, это вызвало неприязнь к либеральному гражданскому обществу и политической оппозиции в новых и старых странах-членах ЕС.

На этой неделе форум в Беркли собирает последние исследования и мнения экспертов по культурным войнам сегодня, чтобы спросить: кто является действующими лицами современных культурных войн в Соединенных Штатах и ​​Европе? На что надеются участники глобальных культурных войн? Каковы политические, исторические и социологические предпосылки новых союзов между американскими христианскими правыми, европейскими правыми популистами и российскими акторами? Как мобилизация консервативных норм может повлиять на Соединенные Штаты, Европу и Россию?

конференция по теме | Россия в глобальных культурных войнах

Это мероприятие получило финансирование от Европейского исследовательского совета (ERC) в рамках исследовательской и инновационной программы Европейского Союза Horizon 2020 (POSEC, соглашение о гранте No.ERC-STG-2015-676804) .

Культура как грозная сила, стоящая за безумной политикой сегодняшнего дня

Влияние культуры на политику огромно, и это объясняет японцев, подчиняющихся правилам, упорядоченных швейцарцев, французов, придерживающихся принципа laissez-faire, и американцев, жаждущих свободы. Это, по крайней мере, тезис Микеле Гельфанд, профессора психологии Университета Мэриленда. В своей книге «Создатели правил, нарушители правил: как жесткие и свободные культуры связывают мир» она описывает, как глубокие культурные коды определяют поведение человека и как они влияют на силу социальных норм.

Г-жа Гельфанд различает жесткие культуры, в которых действуют строгие нормы и наказания, и свободные культуры, которые более снисходительны. Это различие, утверждает она, помогает нам понять различия между нациями, социальными классами, организациями и семьями. В рамках инициативы The Economist «Открытое будущее» мы задали г-же Гельфанд несколько вопросов о ее идеях. За ее ответами следует отрывок из ее книги о «Принципе Златовласки» о балансировании обоих видов культур.

* * *

The Economist: Жесткие и свободные культуры кажутся несовместимыми. Суждено ли им конфликтовать друг с другом?

Мишель Гельфанд: Узкий и свободный на самом деле совместимы — каждая из их сильных сторон является ответственностью другой. В тесных культурах много порядка; в них меньше преступности, больше единообразия и больше самоконтроля. Свободные культуры могут быть дезорганизованными и иметь ряд проблем с саморегулированием. Но свободные культуры ограничивают рынок открытостью.Они более открыты для разных людей (иммигрантов, меньшинств, стигматизированных), разных идей и изменений — проблем, с которыми сталкиваются узкие культуры. Более того, многие сложные задачи требуют как жестких, так и свободных культурных элементов. Возьмем организационные инновации. Чтобы выдвигать передовые идеи, требуется неуверенность, но для их реализации и масштабирования требуется жесткость. Лучшие лидеры — это «амбидекстры»: они могут найти синергию между тесными и свободными элементами культуры.

The Economist: Можно ли на самом деле измерить напряженность и нестабильность общества?

Г-жа Гельфанд: В нашей статье, опубликованной в журнале Science , мы разработали несколько критериев силы норм. Например, в наших опросах мы показали, что люди во всем мире разделяют свое мнение о том, насколько строгими или разрешительными являются нормы в их обществе. Эти меры, в свою очередь, коррелируют с другими показателями соблюдения норм и терпимости к отклонениям от других баз данных, такими как меры мониторинга (с использованием количества полицейских на душу населения), открытость СМИ, сексуальная вседозволенность и даже единообразие. часов на улицах города.

The Economist: Как возникли эти различия между узкими и свободными культурами и подтолкнет ли в конечном итоге растущая взаимосвязанность планеты всех нас к единому равновесию?

Г-жа Гельфанд: Есть скрытая логика, объясняющая, почему эти различия развиваются: группы, которые испытали много угроз, как правило, сплочены.Угроза может исходить из различных источников, таких как высокий уровень стихийных бедствий и голода, нехватка ресурсов, возможность вторжений, высокая плотность населения, экономическая неопределенность и т. Д. Это имеет смысл: группы, находящиеся под угрозой, нуждаются в правилах координировать, чтобы выжить. Культуры, представляющие меньшую угрозу, могут позволить себе быть более снисходительными. Бывают исключения, но я обнаружил, что этот общий принцип помогает объяснить жесткие различия между нациями, государствами, социальными классами, организациями и в доиндустриальных обществах.

Сомнительно, что в нашем все более взаимозависимом мире будет какое-то единственное равновесие жестких ограничений. Высокие технологии и информационный век способствуют раскованности. Угрозы изменения климата и конфликтов могут подтолкнуть нас к напряженности. Но я оптимистично настроен в том, что, поскольку мир коллективно справляется с растущими угрозами, мы, возможно, сможем использовать ограниченность-рыхлость для улучшения сотрудничества не только внутри культур, но и между ними. Когда мы сосредотачиваемся на разработке строгих норм, пересекающих этнические и национальные границы, и создаем более широкую глобальную идентичность для борьбы с нашими планетарными угрозами, сотрудничество может развиваться в гораздо большем масштабе на благо всех.

The Economist: Сталкивает ли глобализация разрозненные и тесные культуры вместе таким образом, что обе группы чувствуют угрозу?

Гельфанд: С приходом глобализации ось жесткости и слабости явно смещается. Мы видим, что этот разрыв все больше отделяет тесные сельские сообщества, которые полагались на производство, от рыхлых городов, которые более разнообразны, мобильны и допускают глобализацию — в странах по всему миру. Все больше и больше эти группы живут в своих собственных эхо-камерах, что приводит к крайним стереотипам и недоверию.Необходимость способствовать принятию и вовлечению других — и уменьшать чувство угрозы — как никогда остро стоит. Нам нужно найти пространство для людей из узких и свободных культур, чтобы они могли конструктивно и позитивно взаимодействовать.

К счастью, это уже начало происходить. Исследования действительно показывают, что когда мы можем заставить людей из разных культур наладить значимый контакт, они видят больше сходства, чем различий. Лидеры также необходимы, чтобы преодолеть жесткие разногласия и помочь людям сочувствовать тем, кто отличается от них самих.

The Economist: Вы писали о так называемом «принципе Златовласки» умеренности между узкими и свободными культурами, но похоже, что культурная и политическая поляризация делает компромиссы между идеями практически невозможными.

Г-жа Гельфанд: Меня часто спрашивают: «Что лучше — плотно или свободно?» и я говорю: «Ни то, ни другое». Все дело в культурном балансе. Группы развиваются, чтобы быть плотными или свободными, в зависимости от их специфического давления окружающей среды. Но по мере того, как они становятся экстремальными, у них возникают проблемы.Культура, которая начинает становиться чрезвычайно тесной, имеет тенденцию становиться репрессивной. Но, с другой стороны, культуры, которые начинают по-настоящему раскрепощаться, становятся непредсказуемыми и хаотичными. То же самое верно для компаний, сообществ и даже домашних хозяйств. Родители, которые слишком контролируемы или слишком невежливы, рожают плохо адаптированных детей.

Принцип Златовласки встречается на разных уровнях и имеет одно и то же значение: мы должны начать диагностировать, когда группы слишком сильно отклоняются в том или ином направлении, и разработать способы достижения большего баланса.Не каждый домен должен быть узким или рыхлым, и мы можем договориться об этом, развивая «гибкую герметичность» — добавляя больше гибкости в очень жесткую систему — или развивая «структурированную рыхлость», добавляя больше структуры в очень рыхлую систему.

В своей книге я привожу конкретные примеры того, как страны, организации и даже родители успешно договаривались между собой. Компромиссы возможны, если мы осознаем, что нам нужны элементы порядка и открытости в любой культурной группе.

The Economist: Сдержанный тезис интригует, но одно из прочтений состоит в том, что это просто перефразирование старой пословицы: «Все в умеренных количествах». Примеры отцовства и безопасности против свободы кажутся знакомыми. Что здесь оригинального?

Гельфанд: Ученые давно используют принцип умеренности — будь то «гипотеза редкой Земли» климатологов, закон стресса Йеркса-Додсона психологов или врачи, которые выступают за идеальный баланс в лекарстве.Но мы задались вопросом: применим ли принцип Златовласки к силе социальных норм в человеческих группах? В то время как группы должны отклоняться или ослаблять по уважительным причинам, мы обнаружили, что группы, которые стали слишком радикальными в любом направлении — слишком расслабленными или слишком узкими — были гораздо более дисфункциональными. Вы также можете применить этот принцип к семьям, организациям и во многих сферах жизни.

Экономист: действительно ли можно найти золотую середину? Разве принцип Златовласки не оставит недовольными обе стороны?

Гельфанд: Для общества не существует «идеальной» точки. Некоторые общества будут отклоняться более жестко, чем другие, по веским причинам, таким как угроза, и, таким образом, будут рассматриваться как слишком узкие для свободных групп, которые не имеют угрозы. Подумайте о «нормальном распределении»: середина здесь представляет собой диапазон баллов. Проблема в крайностях.

The Economist: Должна ли измениться культура, прежде чем изменится политика?

Г-жа Гельфанд: Культура, безусловно, влияет на политику. Например, в нашем исследовании в Америке и Франции люди, которые хотели более жесткой культуры — потому что они чувствовали угрозу, — поддерживали таких политиков, как Дональд Трамп и Марин Ле Пен.Но с другой стороны, политика также может изменить культуру. Мы уже видели, как политики как сейчас, так и в истории могут преувеличивать и усиливать угрозы, чтобы ужесточить культуры. Это работает — по крайней мере, в течение некоторого времени, — потому что оно задействует глубокий эволюционный принцип, согласно которому, когда есть угроза, людям нужны строгие правила и автократические лидеры. Таким образом, отношения между культурой и политикой могут развиваться в любом направлении.

* * *

Принцип Златовласки
Из книги Мишель Гельфанд «Создатели правил, нарушители правил: как узкие и свободные культуры соединяют мир» (Скрибнер, 2018)

Что делает общество счастливым ? Философы были одержимы этим вопросом с древних времен.Греческие философы Аристотель, Сократ и Платон (около 400 г. до н.э.) считали счастье высшей целью человеческого существования, повторяя аргумент Будды сотни лет назад о том, что «удовлетворение — величайшее богатство».

Благополучие — важнейший идеал любого общества, но вопрос о том, как общества должны быть структурированы, чтобы его максимизировать, остается загадкой. Задолго до того, как я обнаружил силу ограниченности в объяснении культурных различий между нациями, многие социологи и философы сосредоточились на важной части головоломки благополучия: должны ли общества стремиться к максимальной свободе или максимальному порядку? Сторонники свободы утверждали, что она позволяет людям «самореализоваться» — полностью реализовать свой потенциал, — что, в свою очередь, обеспечивает благополучие общества и экономический прогресс. Между тем, те, кто подчеркивал важность порядка, настаивали на том, что правила и постановления имеют решающее значение для создания безопасного и стабильного общества, способствующего процветанию.

После многовековых дискуссий вопрос остается нерешенным: что лучше способствует благосостоянию человека — свобода или принуждение?

Может быть, ответ отрицательный? Мы предположили, что и чрезмерная свобода, и чрезмерные ограничения дорого обойдутся благополучию общества. В частности, чрезмерно ограниченная или очень тесная среда серьезно ограничивает индивидуальный выбор и требует постоянного самоконтроля; С другой стороны, чрезмерно снисходительная среда может способствовать безнормальности и хаосу.Мы полагали, что крайности — узкие или свободные — могут нанести ущерб общественному счастью. С этой точки зрения, именно баланс жесткого и свободного — принуждения и свободы — может быть критическим общественным идеалом.

Избегать крайностей было популярной темой на протяжении тысячелетий. Говоря о «золотой середине», Аристотель утверждал, что человеческие добродетели существуют между двумя крайностями: избытком и недостатком. Во втором веке до нашей эры римский драматург Теренс повторил это мнение в своей пьесе «Андрия» часто повторяющейся фразой: «Ничего лишнего.Мы видим аналогичную идею в китайской философии инь и янь: две противостоящие силы могут достичь гармоничного баланса, когда они соединены вместе.

Менее эрудированный текст также учит ценности модерации. В очаровательной детской сказке «Златовласка и три медведя», написанной британским писателем Робертом Саути в 1837 году и с тех пор переведенной на более чем двадцать языков, читатели переносятся в волшебный мир, где медведи живут в своих собственных домах, едят кашу и разговаривают. . Народная сказка, ставшая теперь общей точкой отсчета в разговорах о ценности баланса и умеренности, дала название широко используемой современной теории, называемой «Принцип Златовласки».”

От наслаждения кашей при оптимальной температуре до жизни на обитаемой планете — люди полагаются на« золотую середину », предлагаемую Принципом Златовласки, для повышения уровня счастья в обществе. Мы задались вопросом: существует ли также принцип Златовласки для оценки силы социальных норм?

Гипотеза криволинейного счастья
Все культуры эволюционируют, чтобы занять определенное место в узком спектре в ответ на свои уникальные экологические и исторические обстоятельства, включая угрозу, мобильность и подверженность разнообразию.Некоторые группы должны отдавать приоритет ограничению перед свободой, в то время как другие могут отдавать приоритет свободе перед ограничением. В этом есть смысл: в идеале группам нужно склоняться в том направлении, которое более или менее адаптируется к их среде.

Но иногда общества могут слишком сильно наклоняться в любом направлении — становясь либо слишком тесными, либо слишком свободными, что может помешать им функционировать как психологически, так и экономически. Джесси Харрингтон, Павел Боски и я обнаружили это, собрав и проанализировав показатели благополучия в более чем тридцати разных странах.То, что мы обнаружили, было захватывающим: нации, которые были чрезвычайно сплоченными и чрезвычайно свободными, имели самый низкий уровень счастья и самый высокий уровень самоубийств. Для сравнения, страны, которые были менее экстремальными по жесткой шкале, демонстрировали более высокие показатели счастья и более низкие показатели самоубийств. То же самое и с депрессией. Конечно, на счастье людей влияет множество факторов, но эти данные демонстрируют четкую закономерность, согласно которой как очень узкие, так и очень свободные страны имеют более низкие показатели счастья и более высокие показатели самоубийств.В статистике это называется криволинейной зависимостью. Мы также нашли его с данными о физическом здоровье, богатстве и стабильности.

Принцип Златовласки в применении к герметичности-рыхлости может объяснить, как все, от наций до нейронов, может достичь оптимального уровня функционирования. Эти идеи могут также сообщить, как мы можем улучшить свое повседневное благополучие. Вне зависимости от того, ориентируемся ли мы в самых близких отношениях, пытаемся хорошо выполнять свою работу или принимаем важные и мелкие жизненные решения, нам необходимо сбалансировать наши естественные предпочтения, чтобы иметь больше ограничений или больше свободы, чтобы быть в наших силах. Это означает недопущение доминирования какой-либо крайности.

Возьмите на себя родительские обязанности. В нашем сравнении низших и высших классов некоторым родителям необходимо применять более строгие нормы, чтобы помочь своим детям справиться с такими угрозами, как бедность, насилие и безработица. Но, как и в случае с пчелами и нашим мозгом, крайние ограничения или чрезмерная свобода действий в семьях могут вызвать проблемы. Например, когда родители проявляют чрезмерную опеку, они могут рожать детей, которые послушны дома, но им не хватает личной дисциплины и уверенности в себе, когда родители не присматривают за ними.Отцов и матерей, которые держат своих детей на привязи и контролируют их повседневную деятельность, обычно называют «родителями-вертолетами». Они парят. Хотя на первый взгляд может показаться, что дети, являющиеся объектами такого пристального внимания, функционируют нормально, исследования показывают, что многие из них страдают депрессией, тревогой и более низким уровнем удовлетворенности жизнью.

Конечно, чрезмерно слабые, снисходительные и снисходительные родители могут быть в равной степени проблематичными. У детей, воспитываемых в условиях немногих правил и недостаточного контроля, могут развиться плохие академические привычки и навыки саморегуляции.В подростковом возрасте они более склонны, чем другие дети, к употреблению алкоголя несовершеннолетними, злоупотреблению психоактивными веществами и другим рискованным видам поведения.

«Золотая середина» для родителей, когда у детей есть ограничения, но также и свобода принимать собственные решения, может родить более здоровых детей.

Принцип жесткости Златовласки также применим к повседневным решениям в других сферах жизни. Что лучше: при принятии решений иметь большой выбор или очень мало? Опять же, ответ отрицательный. Отсутствие выбора может быть проблемой.Десятилетия исследований показали, что наличие некоторой степени личной автономии является надежным показателем благополучия. Однако, хотя это может быть неочевидно, другая крайность — слишком много вариантов — также весьма проблематична.

Переходя на последнюю арену, Принцип Златовласки помогает информировать политические дебаты о национальной безопасности. В Соединенных Штатах напряженность между свободой и ограничением возникла после 11 сентября, когда был принят Патриотический акт и методы массового наблюдения Агентства национальной безопасности, которые позволили У.Правительство С. проводит беспрецедентный мониторинг своих граждан. Эти ограничения горячо обсуждались: сторонники утверждают, что расширенные полномочия по наблюдению необходимы для защиты страны и ее граждан от терроризма. Недоброжелатели, с другой стороны, настаивают на том, что эти расширенные правительственные полномочия преувеличивают угрозу террористических актов в стране, излишне ограничивая свободу и права граждан.

Уловка, конечно же, состоит в том, чтобы сделать упор на безопасность, не посягая на гражданские свободы.Этот вызов находит отклик и в других странах. «Как [безопасность, так и свобода] жизненно важны для благополучия нашей страны, — сказал Дэвид Кэмерон, который позже стал премьер-министром Великобритании, в речи перед Центром политических исследований в 2006 году». «Поэтому мы должны сохранять постоянную бдительность. Мы никогда не должны переставать думать о том, как защитить нашу безопасность и свободу по мере того, как наше общество и наши обстоятельства меняются ». Как и в других аспектах нашей жизни, стремление найти золотую середину в этих вопросах — слабую золотую середину — может помочь нам добиться большего национального благополучия.Проблема возникает, когда группы слишком сильно склоняются в одном направлении — когда нация, сталкивающаяся с угрозами безопасности, начинает поворачиваться в сторону тоталитаризма и, например, ущемляет права личности, или когда свободная нация движется к беззаконию и страдает от всплеска насильственных преступлений.

Каждая культура вполне может иметь свой собственный оптимальный уровень ограниченности, учитывая требования окружающей среды. Но одно можно сказать наверняка: экстремальные уровни стеснения и расслабленности не оптимальны для любой группы. Когда правительства и их граждане узнают о принципе неприкосновенности частной жизни, они могут оказаться в лучшем положении, чтобы защититься от такого развития событий.

______________

Выдержка из книги «Создатели правил, нарушители правил: как узкие и свободные культуры объединяют мир». Авторские права © 2018 Мишель Гельфанд. Используется с разрешения Scribner, New York. Все права защищены.

Что происходит сегодня с американской политической культурой?

8 ноября Фред Тернер был в Science Po, чтобы говорить об американской демократии накануне президентских выборов в США.
Профессор Тернер оригинально рассматривает взаимосвязь между технологиями, медиа, искусством и политикой.В своей книге « От контркультуры к киберкультуре », опубликованной в 2006 году, он показал, как культура первопроходцев Интернета возникла в результате невероятной встречи между сообществами хиппи и персональными компьютерами. Его последняя книга, Демократическое окружение. Мультимедиа и американский либерализм от Второй мировой войны до психоделических шестидесятых годов , только что переведены на французский язык.

Название вашей книги — «Демократическое окружение». Что вы имеете в виду под словом «окружать»?

В 1940-х годах многие американцы опасались, что средства массовой информации (фильмы, газеты, журналы, радио) создают фашистскую психологию.Они ужасно боялись, что, если средства массовой информации начнут пропагандировать американский народ во время Второй мировой войны, это приведет к появлению американцев-фашистов. И они отвернулись от этого. Группа интеллектуалов, около шестидесяти из них, вызвала Комитет национальной морали, изменила дизайн СМИ. Они представляли СМИ как нечто, что окружает людей множеством изображений и источников звука. И тогда люди смогут выбирать звуки и изображения с наибольшим значением из всех доступных, и это сделает их более демократичными.Эта идея и медиа-среда стали обычным явлением в 1950-х годах как в пропагандистской, так и в художественной областях, и стали основой психоделического искусства в 1960-х.

Конец вашей книги посвящен зарождению контркультуры в 1960-х годах.

С Happenings Алана Капроу или Энди Уорхола «демократическое окружение» изменилось. Целью было не столько создать мультимедийное представление о разнообразии страны, сколько побудить людей выразить свои чувства и субъективность.Что случилось?

В 1940-х годах работа по созданию окружения для производства демократических людей была глубоко политической. Интеллектуалы, продвигающие окружение, хотели, чтобы люди были менее расистскими, больше мирились с сексуальным разнообразием, включая гомосексуальное разнообразие; они призывали к гораздо более радикальному и равноправному миру. Но в то время как в 1960-х годах форма окружения все еще использовалась, политика исчезла. На самом деле все происходили очень белые, в основном мужские и в основном гетеросексуальные, и утратили политику 1940-х годов.Они стали просто развлечением. Казалось, что они освобождают театр, но не освобождают политику. Равенство не имело значения. Политика стала самой личностью, только личностью. Идея заключалась в том, что если я стану более творческим, если я стану более самим собой, то мир изменится. Это приводит к тому нарциссизму, который доминирует в нашем медиа-ландшафте.

Современные художники по-прежнему создают «объемное»?

Они создают новую эстетику окружения.Он часто включает вычисления и алгоритмы, а также превращение вычислительного процесса в действие человека. Так люди разыгрывают информационный процесс. Это кажется очень новым и высокотехнологичным, но на самом деле это расширение подхода, появившегося в 1940-х годах. Этот подход гласит, что нам нужно контролировать людей, не указывая им, что делать сверху вниз, а создавая новые ситуации, в которых они могут действовать. Единственное, что сейчас изменилось, — это цифровая ситуация.

Но в работах Тино Сегала, например, нет предметов, нет компьютеров, только люди и простые, обычные жесты …

Я был бы готов возразить, что его эстетика не имела бы смысла, если бы мы уже не взаимодействовали с протоколом повсюду.Это протокол.

Что происходит сегодня с американской политической культурой? С Дональдом Трампом мы потеряли либеральный идеал окружения?

Очень интересно во Франции говорить об авторитаризме в Америке. Американцы всегда считают себя антиавторитаристами. Ирония заключается в том, что тот же толчок к индивидуализму, который был антифашистским в 1940-х годах, дал нам новый вид авторитарного индивидуализма, который мы видим в Дональде Трампе. Здесь есть глубокая ирония.Отвернувшись от средств массовой информации и открыв двери индивидуализированным, персонализированным средствам массовой информации, люди 1940-х годов надеялись, что человеческая личность станет демократичной и доброй. С Дональдом Трампом мы видим, что личность сохраняет диапазон стилей 1940-х годов, и то, что открыто для демократов, в равной степени открыто для фашистов. И такая же убедительная близость, как у Гитлера с радио, у Трампа сейчас с Твиттером.

Смотрите конференцию с Фредом Тернером в прямом эфире

Интервью Доминика Кардона (Médialab, Sciences Po)

Дом | Культура Усилитель События

На главную | Культура Усилители События

Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить максимальное удобство использования нашего веб-сайта. Продолжая посещение веб-сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Если вы хотите узнать больше о файлах cookie, которые мы используем, вы можете ознакомиться с нашей Политикой конфиденциальности.

Переключить навигацию

То, как мы работаем, меняется, и реальность такова, что мы должны лучше понимать, как наши люди относятся друг к другу.Именно повседневные взаимодействия определяют, как кто-то приходит на работу. Мы знаем, что компании, которые формируют свою культуру, чтобы в работе работало больше человечности, прислушиваются к своим сотрудникам и поддерживают их в созидании и росте, имеют конкурентное преимущество. Приходите в раздел «Культура прежде всего», чтобы узнать, что значит «человечество в действии» и внести изменения в вашу организацию.

Узнайте о своих сотрудниках

Как выглядит успешная гибридная рабочая сила? Почему мы теряем наши лучшие таланты? Как мы можем построить более инклюзивную культуру?

Создание высокопроизводительных культур

Как мы можем повысить устойчивость к непрекращающимся изменениям на работе? Как благополучие и психическое здоровье влияют на производительность? Как мы можем создать культуру непрерывного развития для всех сотрудников?

Развивайте своих людей

Каковы признаки успешного менеджера в этом новом мире работы? Как заставить наших менеджеров работать умнее, а не усерднее? Можем ли мы масштабировать изменение поведения?


Не забудьте на номер


сказать, что вы ООО

Настройте свое ООО на получение максимальной отдачи от опыта «Культура прежде всего», общаясь вживую с нашими всемирно известными спикерами и сообществом. Вот пример для использования:

Я ООО, сегодня посещаю программу «Культура прежде всего 2021». Это опыт изучения того, что значит иметь человечество на работе и как мы можем создать лучшие рабочие места для всех. Мы тратим так много времени и энергии на работу, не должны ли мы стараться сделать ее максимально удобной для всех наших сотрудников? Хотите присоединиться ко мне там? Вы можете зарегистрироваться здесь.

Возможности спонсорства

Заинтересованы ли вы в спонсировании Culture First 2021? Загрузите наш проспект спонсорства здесь.

Скачать сейчас

Подпишитесь на нашу новостную рассылку The People Geekly, и мы будем еженедельно представлять вам сводку обо всем в мире культуры прежде всего.

Подписаться

Как Интернет повлиял на сегодняшнюю культуру

Интернет был доминирующей силой в формировании современной культуры и способствовал ускорению культурного обмена во всем мире. Наиболее ярко это проявляется на сегодняшнем молодежном рынке. В качестве молодежного стратега Кассандру недавно пригласили присоединиться к подкасту Economist Intelligence Unit (EIU) по цифровой экономике, чтобы поделиться своими взглядами на глобальное распространение идей и культуры.

В Cassandra, эта тема очень близка нашему сердцу. Поскольку мы сотрудничаем с нашими клиентами для создания культурно значимых брендов, мы уделяем много времени изучению рыночных сдвигов, обусловленных молодежью, в глобальной молодежной культуре. Вот несколько вещей, которые мы узнали и поделились в подкасте EIU.

Ожидания от нового бренда

Сегодняшняя молодежь (а на самом деле всех ) действует в условиях снижения доверия к более крупным учреждениям. Благодаря круглосуточному новостному циклу, социальным сетям и активности сторожевых собак в Интернете эти учреждения предоставляют потребителям больше информации и контента, чем когда-либо прежде. Интернет, однако, дал потребителям возможность заглянуть «за занавес» этих институтов и во многих случаях привел к полному подрыву веры в них.

В то время как молодежь более критична и менее доверяет более крупным организациям, мы видим, что здесь есть потенциальная серебряная подкладка для брендов. Наше исследование показало, что быть «лучшим собой» действительно важно для молодежи сегодня: девять из 10 молодых людей говорят нам, что важно постоянно предпринимать шаги для прогресса в жизни. Кроме того, 65% молодежи в США обращаются к брендам, чтобы помочь им стать лучшими, в то время как две трети законодателей молодежных тенденций — закрытая группа молодых людей, которую отслеживает Кассандра, — полагают, что компании, а не политики, могут принести больше всего положительного результата. изменение в мире.Помня об этом, у брендов есть возможность заполнить эту пустоту институционального доверия.

Тем не менее, это непростая возможность для брендов. Сегодняшняя молодежь возлагает большие надежды на бренды, чем когда-либо прежде. И хотя эти ожидания, возможно, зародились на молодежном рынке, они быстро превратились в ожидания всех потребителей, независимо от поколений. Таким образом, хотя ожидается, что бренды будут играть решающую роль в культурном диалоге, потребители сами пишут правила о том, как это сделать.Чтобы заполнить пустоту институционального доверия, бренды должны быть прозрачными, иметь правильные ценности (совпадающие с потребителями) и взаимодействовать со своей аудиторией как люди, а не как потребители.

Культура в первую очередь, страна во вторую

Интернет и цифровые медиа ускорили глобальный культурный обмен. Но даже если сегодняшняя культура носит более глобальный характер, это не означает, что она становится однородной с точки зрения содержания и перспективы. Напротив, наша работа показывает обратное, с растущей тенденцией «культура на первом месте — страна на втором месте».

Сегодня любое произведение популярной культуры (будь то музыка, мода или искусство) более важно для молодого человека, чем страна, из которой он родом. Благодаря расширению глобального доступа, культура стала более тонкой, нишевой и основана на уникальной культурной диете человека. Современной молодежи легче выбирать предметы, исходя из своих личных интересов, а не географического положения. Каждый человек может создать свое собственное уникальное сочетание культур, опираясь на вклад со всего мира.Фактически, 42% молодежи мира предпочитают популярную культуру, которая отражает другие страны, а не их собственную. Этот же процент даже чувствует себя более связанным с популярной культурой другой страны, чем с культурой своей страны.

Для брендов никогда не было так важно уделять внимание культуре, особенно тому, что происходит с молодежной культурой. Попытки навязать культуру и игнорирование разговоров с потребителями будут считаться просто маркетингом. В свою очередь, это усилит чувство недоверия и несоответствия молодежи, что позволит легко отключиться.Сегодня брендам нужно работать усерднее, поскольку они больше не в состоянии диктовать диалог, который привлекает внимание потребителей. Однако, когда бренды получают приглашение в этот культурный диалог, их взаимодействие с потребителями может стать более значимым, что в конечном итоге поможет им найти постоянных клиентов по всему миру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.