Препараты с пептидами: Аминокислоты и пептиды – выгодные цены, бесплатная доставка – купить Аминокислоты и пептиды в аптеке 36,6

Содержание

Что нужно знать о пептидном омоложении организма

В конце мая в Женеве состоялся Международный симпозиум экспертов по анализу эффективности современных методов и средств в антивозрастной медицине и геронтологии. На повестке дня были три самых перспективных метода в вопросе омоложения организма. Одним из них стала пептидная терапия. Пептидные соединения широко используются в косметических средствах за счет своего выраженного эффекта. Однако немногие знают, что препараты на основе пептидов способны существенно улучшить состояние не только кожи, но и всего организма.

Что такое пептиды и как они работают 

Чтобы клетка долго существовала, она должна постоянно обновляться. Поэтому в ней происходит синтез белка, который необходим для жизнедеятельности организма. Со временем количество естественно вырабатываемых пептидов, стимулирующих синтез белка, сокращается. Это приводит к увяданию организма и к непосредственному старению. «Белки выполняют в организме человека строительную функцию (участвуют в образовании клеточных и внеклеточных структур), транспортную (например, гемоглобин переносит кислород), защитную (вырабатываются антитела в ответ на чужеродные белки или микроорганизмы) и многие другие», — рассказывает Юрий Потешкин, врач-эндокринолог медицинского центра «Атлас».

Пептиды — короткие соединения аминокислот. Они выступают биорегуляторами белка. Но процесс деления клетки не может длиться вечно. За всю жизнь в человеческом организме это происходит примерно 52 раза. Пептиды присоединяются к определенным генам в ДНК и позволяют клетке омолодиться за счет стимуляции выработки нового белка без деления.

«Пептиды заставляют клетку обновляться самостоятельно, — говорит Юрий Медзиновский, генеральный директор резиденции красоты и долголетия GLMED. — Благодаря своему небольшому размеру они легко встраиваются в ядро клетки и присоединяются к определенному участку ДНК, активируя специфичный для каждого пептида ген. В результате запускается процесс синтеза белка, за счет чего у клетки появляется строительный материал».

Пептиды в косметологии

«Благодаря более глубокому изучению пептидов выяснилось, что данные аминокислотные соединения положительно влияют на кожу. Женщины стали применять пептидную косметику, чтобы ускорить процессы регенерации клеток кожи. За счет того, что молекулы пептидов имеют достаточно небольшой размер, они могут легче проникать в глубокие слои кожи. Для того чтобы действие пептидов было максимально заметным, необходимо их применять непосредственно к проблемным зонам в виде крема, сыворотки или инъекций», — говорит Юрий Потешкин.

Сейчас пептиды в косметических средствах могут помочь в решении следующих проблем: уменьшить количество мимических морщин благодаря пептиду, который предотвращает напряжение лицевых мышц, улучшить состояние и внешний вид кожи за счет восстановления коллагена и эластина, отбелить кожу и уменьшить пигментацию, снять воспаление, увлажнить и повысить упругость кожи. Тем не менее одним воздействием на кожу дело не ограничивается. У пептидов гораздо более широкий спектр применения. Эксперты советуют прибегать к комплексному омоложению организма. Главным трендом в косметологии в настоящее время является красота, которая идет изнутри. 

 


Профилактика и лечение

Официально подтвержденный мировой рекорд продолжительности жизни человека — 122 года. Пептидная терапия, в свою очередь, используется для профилактики заболеваний, что позволяет человеку обойти индивидуальные риски и прожить максимально долгую жизнь. Продлить видовой порог жизни для человека в 120 лет она, конечно, не может, но идеально подходит для омоложения, если человек заинтересован в активном долголетии. «Для правильного подбора препаратов нужна серьезная диагностика и составление генетического паспорта человека. Он показывает риски заболеваний, которые могут быть именно у вас. Когда нарушений функций органов еще не наблюдается, но уже присутствуют нарушения биохимических процессов — пора начинать профилактику с помощью пептидной терапии. Несмотря на это, мы не продлеваем человеческий порог жизни. Наша задача — сделать так, чтобы вы могли прожить свою жизнь как можно более активно», — продолжает Юрий Медзиновский.

Считается, что наш организм начинает стареть с 25 лет. Именно с этого возраста имеет смысл начинать терапию с пептидными компонентами. Это лекарственные препараты и БАДы, которые омолаживают клетки. Каждый определенный пептид подходит к клеткам только определенного органа и воздействует именно на них, а остальными клетками не воспринимается. Сейчас уже известны более тысячи различных пептидов, которые входят в состав официально зарегистрированных лекарственных препаратов. В нашей стране их всего шесть.

«Действительно, сейчас зарегистрировано небольшое количество пептидных лекарственных препаратов. Но как в России, так и в большинстве других стран пептиды регистрируются как БАДы в первую очередь с целью сокращения затрат. Принципиальной разницы между таблетками и инъекциями нет, — говорит Чой Ен Джун, доктор восточной медицины и главный врач медицинского центра «Амрита». — Среднестатистический человек в состоянии самостоятельно подобрать себе правильные БАДы. Их без труда можно найти в российских аптеках и магазинах. Основные пептиды регулируют иммунитет, нервную и эндокринную системы. Если эти фундаментальные компоненты сочетать, например, с пептидами для зрения или щитовидной железы, то эффект от последних будет лучше. Конечно, в идеале схему лечения должен подбирать врач, а предварительно нужно сдать все анализы, в том числе и тест на ДНК».

Рекомендованный курс пептидотерапии для омоложения организма и профилактики заболеваний проводится два раза в год. Дозировку, время терапии и вид препарата должен выбрать лечащий врач. Из возможных методов сейчас есть не только капельницы, внутримышечные и внутривенные инъекции и БАДы, но также электрофорез, орогранулы с пептидом головного мозга (кортексином) и маски с пептидом эпиталоном. Последние были разработаны в Петербургском НИИ геронтологии профессором Владимиром Хавинсоном, который был номинирован на Нобелевскую премию за разработки в области пептидотерапии. Помимо видимого эффекта подтяжки лица маски с эпиталоном также нормализуют сон за счет стимуляции естественной выработки мелатонина.

Преимущества пептидных препаратов

С помощью пептидов можно в три раза уменьшить дозировку антибиотиков, которые имеют сильный токсический эффект. Несмотря на это, делать ставку только на пептиды в лечении серьезных болезней не стоит. «Для тяжелых заболеваний пептиды — как капля в море. Они хороши только как дополнение к базовому лечению. Их основная функция заключается именно в омоложении организма», — говорит доктор Чой. Главное преимущество пептидов по сравнению с другими препаратами — нулевые показатели токсичности и канцерогенности. Пептиды не вызывают онкологических осложнений, как, например, стволовые клетки. Именно по этой причине в 2015 году использование стволовых клеток было запрещено в Швейцарии, Германии, Бельгии и ряде других стран. Кроме того, пептиды не вызывают зависимости и привыкания, как часто бывает с гормональными препаратами.

Плацентарное омоложение

Наибольшее распространение в России получили японские плацентарные препараты для капельниц и инъекций, в состав которых входит пептид плацентарин. Такие процедуры сейчас можно сделать во многих салонах красоты, совместив их с уходами для лица и аппаратными методиками. «Экстракт плаценты человека оказывает положительное влияние примерно на 70% органов и тканей. Он ускоряет регенерацию клеток, в несколько раз повышая тканевое дыхание и замедляя старение и износ органов. Препарат дает организму строительные компоненты, которых ему не хватает, восстанавливает сосуды, нервы, коллагеновые волокна, поврежденные клетки и защищает здоровые от повреждений. В результате лицо и тело начинают выглядеть заметно моложе», — говорит Галина Палькова, дерматолог-эндокринолог Клиники Юлии Щербатовой.

«Плацентарные препараты можно применять в любом возрасте. Они не вызывают привыкания, не имеют побочных эффектов, сочетаются с любым медицинским лечением и могут назначаться в течение длительного времени, — рассказывает Татьяна Аль Сабунчи, к.м.н., врач-дерматокосметолог и главный врач центра косметологии Tori. — Согласно японской технологии плацента берется только у здоровой женщины при благополучных родах после окончания полного срока беременности и только после рождения здорового ребенка и обязательно проходит многоступенчатую систему очистки. В Японии эта программа дотируется и контролируется государством».

Помимо плацентарина в состав препаратов для капельниц и инъекций могут входить минералы, нуклеиновые и полиненасыщенные жирные кислоты, а также протеины, факторы роста клеток и аминокислоты. Профилактические курсы плацентарных препаратов проводят раз в полгода по 8–10 процедур.

Лекарственные пептидные препараты: прошлое, настоящее, будущее | Хавинсон

1. Galdiero S., Gomes P.A.C. Peptide-Based Drugs and Drug Delivery Systems. Molecules. 2017;22(12):2185–91. doi: 10.3390/ molecules22122185

2. Lee A.C., Harris J.L., Khanna K.K., Hong J.H. A Comprehensive Review on Current Advances in Peptide Drug Development and Design. Int. J. Mol. Sci. 2019;20(10). pii: E2383. doi: 10.3390/ ijms20102383

3. Ашмарин И.П. Перспективы практического применения и некоторые фундаментальные исследования малых регуляторных пептидов. Вопросы медицинской химии. 1984;30(3):2–7.

4. Говорун В.М., Иванов В.Т. Протеомика и пептидомика в фундаментальных и прикладных медицинских исследованиях.

Биоорганическая химия. 2011;37(2):199–215.

5. Марьянович А.Т. Общая теория пептидной регуляции физиологических функций: гематоэнцефалический барьер и эволюция связей между периферией и мозгом. СПб.: СЗГМУ. 2014;578.

6. Khavinson V.Kh. Peptides and ageing. Neuroendocrinology Letters. Special Issue. 2002;144.

7. Owji H., Nezafat N., Negahdaripour M., Hajiebrahimi A., Ghasemi Y. A comprehensive review of signal peptides: Structure, roles, and applications. Eur. J. Cell. Biol. 2018;97(6):422–41.

8. Vanyushin B.F., Khavinson V.Kh. Short Biologically Active Peptides as Epigenetic Modulators of Gene Activity. Epigenetics — A Different Way of Looking at Genetics. W. Doerfler, P. Böhm (eds.). Springer International Publishing Switzerland. 2016;69–90.

9. Дейгин В.И. Разработка оригинальных пептидных лекарственных препаратов: ситуация в России и в мире. Вестник биотехнологии и физико-химической биологии им. Ю.А. Овчинникова. 2010;6(1):63–4.

10. Шабанов П.Д. Фармакология лекарственных препаратов пептидной структуры. Психофармакология и биологическая наркология. 2008;3–4:2399–425.

11. Шабанов П.Д., Лебедев А.А., Корнилов В.А., Лавров Н.В., Любимов А.В., Яклашкин А.В. Психофармакологический профиль ноотропоподобных пептидов. Психофармакология и биологическая наркология. 2009;9(1–2):2517–23.

12. Caputi S., Trubiani O., Sinjari B., Trofimova S., Diomede F. , Linkova N., Diatlova A., Khavinson V. Effect of short peptides on neuronal differentiation of stem cells. Int. J. Immunopathol. Pharmacol. 2019;33:1–12.

13. Ceafalan L.C., Enciuab A.-M., Fertig T.E., Popescu B.O., Gherghiceanu M., Hinescu M.E., et al. Heterocellular molecular contacts in the mammalian stem cell niche. Eur. J. Cell Biol. 2018;97(6):442–461.

14. Sinjari B., Diomede F., Khavinson V., Mironova E., Linkova N., Trofimova S., Trubiani O., Caputi S. Short peptides protect oral stem cells from ageing. Stem. Cell. Rev. Reports. 2019;1–8. doi: 10.1007/ s12015-019-09921-3

15. Хавинсон В.Х., Кузник Б.И., Рыжак Г.А. Пептидные геропротекторы — эпигенетические регуляторы физиологических функций организма. СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена. 2014; 271.

16. Skrivankova B, Julis I, Podrazky V, Trnavsky K. Effect of Rumalon (glycosaminoglycan-peptide) on the articular tissue. Agents Actions. Suppl. 1993;39:219–24.

17. Bircan K., Ozen H.A., Ergen A., Başar I., Ozgür S., Ilker Y., Karaağaoğlu E., Remzi D. Raveron versus placebo in the conservative treatment of benign prostatic hyperplasia (BPH). Int. Urol. Nephrol. 1990;22(4):345–8.

18. Brock J, Golding D, Smith PM, Nokes L, Kwan A, Lee PYF. Update on the Role of Actovegin in Musculoskeletal Medicine: A Review of the Past 10 Years. Clin. J. Sport Med. 2018. doi: 10.1097/ JSM.0000000000000566

19. Ochi M., Wang P.L., Ohura K., Takashima S., Kagami H., Hirose Y., et. al. Solcoseryl, a tissue respiration stimulating agent, significantly enhances the effect of capacitively coupled electric field on the promotion of bone formation around dental implants. Clin. Oral. Implants Res. 2003;14(3):294–302.

20. Cui S, Chen N, Yang M, Guo J, Zhou M, Zhu C, He L. Cerebrolysin for vascular dementia. Cochrane Database Syst. Rev. 2019;2019(11). doi: 10.1002/14651858.CD008900

21. Bertarelli F. Efficacy of thymostimulin. Lancet. 1994;343(8890):184.

22. Anisimov V.N., Khavinson V.Kh. Peptide bioregulation of aging: results and prospects. Biogerontology. 2010;11(2):139–49.

23. Khavinson V.Kh., Morozov V.G. Peptides of pineal gland and thymus prolong human life. Neuroendocrinol. Letters. 2003;24(3/4):233–40.

24. Morozov V.G., Khavinson V.Kh. Natural and synthetic thymic peptides as therapeutics for immune dysfunction. Int. J. Immunopharmacol. 1997;19(9/10):501–5.

25. Хавинсон В.Х., Попович И.Г. Роль пептидов эпифиза в процессах старения. Патогенез. 2017;15(3):12–9.

26. Dilman V.M., Anisimov V.N., Ostroumova M.N., Khavinson V.Kh., Morozov V.G. Increase in lifespan of rats following polypeptide pineal extract treatment. Experimental. Pathol. 1979;17(9):539–45.

27. Комаров Ф.И., Хавинсон В.Х., Симоненкова В.А., Меркурьева Г.А. Применение эпиталамина при климактерической миокардиопатии. Клиническая медицина. 1995;73(4):40–2.

28. Шустов С.Б., Хавинсон В.Х., Шутак Т.С., Ромашевский Б.В. Влияние эпиталамина на углеводный обмен и состояние сердечно-сосудистой системы у больных инсулиннезависимым сахарным диабетом. Клиническая медицина. 1998;9:45–8.

29. Коркушко О.В., Хавинсон В.Х., Шатило В.Б., Антонюк-Щеглова И.А. Пептидный геропротектор из эпифиза замедляет ускоренное старение пожилых людей: результаты 15-летнего наблюдения. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2011;151(3):343–7.

30. Григорьев С.Г., Корнеенков А.А., Попович И.Г. Выбор метода математико-статистического доказательства эффективности пептидного препарата эпифиза. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики. 2019;4:115–26.

31. Менджерицкий А.М., Карантыш Г.В., Рыжак Г.А., Прокофьев В.Н. Влияние кортексина и пинеалона на поведение и нейрохимические процессы у 18-месячных крыс при гипоксии и гипотермии. Успехи геронтологии. 2015;28(3):532–9.

32. Стаховская Л.В., Мешкова К.С., Дадашева М.Н., Чефранова Ж.Ю., Титова Л.П., Локштанова Т.М. и соавт. Многоцентровое рандомизированное проспективное двойное слепое плацебо контролируемое исследование безопасности и эффективности кортексина в остром и раннем восстановительном периоде полушарного ишемического инсульта. Вестник Россиийской Военномедицинской академии. 2012;1(37):238–44.

33. Khavinson V., Trofimova S., Trofimov A., Solomin I. MolecularPhysiological Aspects of Regulatory Effect of Peptide Retinoprotectors. Stem. Cell Rev. Reports. 2019;1–4. doi: 10.1007/s12015-019-09882-7

34. Еричев В.П., Петров С.Ю., Волжанин А.В. Метаанализ клинических исследований эффективности ретинопротекторной терапии «сухой» формы ВМД с применением препарата Ретиналамин® по динамике остроты зрения. Клиническая офтальмология. 2017;4:219–26.

35. Арион В.Я., Зимина И.В., Москвина С.Н., Быстрова О.В. Тактивин — природный иммунокорректор. Клиническое применение. Иммунопатология, аллергология, инфектология. 2007;4:11–26.

36. Morozov V.G., Khavinson V.K. Pharmaceutical preparation for the therapy of immune deficiency conditions. US Patent № 5,538,951. 1996.

37. Anisimov V.N., Khavinson V.Kh., Morozov V.G. Immunomodulatory synthetic dipeptide L-Glu-L-Trp slows down aging and inhibits spontaneous carcinogenesis in rats. Biogerontology. 2000;1:55–9.

38. Khavinson V.Kh., Malinin V.V. Gerontological Aspects of Genome Peptide Regulation. Basel (Switzerland): Karger AG. 2005; 104.

39. Хавинсон В.Х., Серый С.В., Малинин В.В. Средство, обладающее иммуномодулирующей активностью. Патент РФ № 2080120. 1997; 15.

40. Lezhava T., Khavinson V., Monaselidze J., Jokhadze T., Dvali shvili N., Bablishvili N., Barbakadze S. Bioregulator Vilon-induced reactivation of chromatin in cultured lymphocytes from old people. Biogerontology. 2004;5:73–9.

41. Kolchina N., Khavinson V., Linkova N., Yakimov A., Baitin D., Afanasyeva A., Petukhov M. Systematic search for structural motifs of peptide binding to double-stranded DNA. Nucleic. Acids Research. 2019;47(20):10553–63. doi: 10.1093/narlgkz850

42. Khavinson V., Popovich I. Short Peptides Regulate Gene Expression, Protein Synthesis and Enhance Life Span. In RSC Drug Discovery Series No. 57 Anti-aging Drugs: From Basic Research to Clinical Practice. Ed. A.M. Vaiserman. 2017; 496–513.

43. Хавинсон В.Х., Григорьев Е.И., Малинин В.В., Рыжак Г.А. Пептид, обладающий иммуногеропротекторным действием, фармацевтическая композиция на его основе и способ ее применения. Патент РФ № 2301074. 2007; 17.

44. Хавинсон В.Х. Тетрапептид, обладающий геропротекторной активностью, фармакологическое средство на его основе и способ его применения. Патент РФ № 2157233. 2000; 28.

45. Хавинсон В.Х., Копылов А.Т., Васьковский Б.В., Рыжак Г.А., Линькова Н.С. Идентификация пептида AEDG в полипептидном комплексе эпифиза. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2017;164(7):52–5.

46. Khavinson V.Kh., Lezhava T.A., Monaselidze J.R., Jokhadze T.A., Dvalis N.A., Bablishvili N.K., Trofimova S.V. Peptide Epitalon activates chromatin at the old age. Neuroendocrinol. Letters. 2003;24(5):329–33.

47. Хавинсон В.Х., Бондарев И.Э., Бутюгов А.А. Пептид эпиталон индуцирует теломеразную активность и элонгацию теломер в соматических клетках человека. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2003;135(6):692–5.

48. Хавинсон В.Х., Линькова Н.С., Кветной И.М., Кветная Т.В., Полякова В.О., Корф Х. Молекулярно-клеточные механизмы пептидной регуляции синтеза мелатонина в культуре пинелоцитов. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2012;153(2):223–6.

49. Khavinson V., Goncharova N., Lapin B. Synthetic tetrapeptide epitalon restores disturbed neuroendocrine regulation in senescent monkeys. Neuroendocrinol. Letters. 2001;22(4):251–4.

50. Хавинсон В.Х., Григорьев Е.И., Малинин В.В., Рыжак Г.А. Пептид, стимулирующий регенерацию нейронов центральной нервной системы, фармацевтическая композиция на его основе и способ ее применения. Патент РФ № 2301678. 2007; 18.

51. Khavinson V., Linkova N., Kukanova E., Bolshakova A., Gainulli na A., Tendler S., Morozova E., Tarnovskaya S., Vinski D., Bakulev V., Ka - syanenko N. Neuroprotective Effect of EDR Peptide in Mouse Mo del of Huntington’s Disease. J. Neurol.Neurosci. 2017;8(1):166;1–11.

52. Кузнецова Т.Г., Голубева И.Ю., Трофимова С.В., Хавинсон В.Х., Шуваев В.Т. Влияние трипептида Пинеалона на реабилитацию когнитивных функций в процессе старения на примере макакрезусов (Macaca Mulatta). Вестник Московского университета. Серия XXIII. Антропология. 2019;1:62–73.

53. Хавинсон В.Х., Морозов В.Г., Малинин В.В., Григорьев Е.И. Тетрапептид, стимулирующий функциональную активность нейронов, фармакологическое средство на его основе и способ его применения. Патент РФ № 2155063. 2000; 24.

54. Khavinson V., Razumovsky M., Trofimova S., Grigorian R., Ra zumovskaya A. Pineal-regulating tetrapeptide epitalon improves eye retina condition in retinitis pigmentosa. Neuroendocrinol. Letters. 2002;23(4):365–8.

55. Хавинсон В.Х., Проняева В.Е., Линькова Н.С., Трофимова С.В. Пептидергическая регуляция дифференцировки эмбриональных клеток сетчатки. Клеточные технологии в биологии и медицине. 2013;1:57–60.

56. Хавинсон В.Х., Григорьев Е.И., Малинин В.В., Рыжак Г.А. Пептид, повышающий резистентность капилляров, фармацевтическая композиция на его основе и способ ее применения. Патент РФ № 2295970. 2007; 9.

57. Хавинсон В.Х., Тарновская С.И., Линькова Н.С., Гутоп Е.О., Елашкина Е.В. Эпигенетические аспекты пептидной регуляции пролиферации эндотелия сосудов при его старении. Успехи геронтологии. 2014;27(1):108–14.

58. Хавинсон В.Х., Григорьев Е.И., Малинин В.В., Рыжак Г.А. Пептид, стимулирующий регенерацию ткани печени, фармацевтическая композиция на его основе и способ ее применения. Патент РФ № 2297239. 2007; 11.

59. Рыжак Г.А., Попович И.Г., Хавинсон В.Х. Перспективы применения пептидного биорегулятора для профилактики и лечения возраст-ассоциированных заболеваний опорно-двигательного аппарата (обзор экспериментальных данных). Патогенез. 2019;17(2):13–24. doi: 10.25557/2310-0435.2019.03.13-24

60. Хавинсон В.Х., Григорьев Е.И., Малинин В.В., Рыжак Г.А. Пептид, нормализующий метаболизм в костной и хрящевой тканях, фармацевтическая композиция на его основе и способ ее применения. Патент РФ № 2299741. 2007; 15.

61. Хавинсон В.Х., Григорьев Е.И., Малинин В.В., Рыжак Г.А. Пептид, обладающий стресспротекторным действием, фармацевтическая композиция на его основе и способ ее применения. Патент РФ № 2304444. 2007; 23.

62. Хавинсон В.Х., Рыжак Г.А., Григорьев Е.И., Ряднова И.Ю. Пептидное соединение, восстанавливающее функцию органов дыхания. Патент РФ № 2255757. 2005; 19.

63. Khavinson V.Kh., Tendler S.M., Vanyushin B.F., Kasyanenko N.A., Kvetnoy I.M., Linkova N.S., Ashapkin V.V., Polyakova V.O., Ba sharina V.S., Bernadotte A. Peptide Regulation of Gene Expres sion and Protein Synthesis in Bronchial Epithelium. Lung. 2014;192(5):781–91.

64. Хавинсон В.Х., Малинин В.В., Рыжак Г.А., Козлов Л.В. Фармацевтическая композиция на основе пептида, нормализующего мочеиспускание, и способ ее применения. Патент РФ № 2367467. 2009; 26.

65. Хавинсон В.Х., Рыжак Г.А., Григорьев Е.И., Ряднова И.Ю. Пептидное соединение, восстанавливающее функцию миокарда. Патент РФ № 2255756. 2005; 19.

66. Хавинсон В.Х., Малинин В.В., Григорьев Е.И., Рыжак Г.А. Тетрапептид, регулирующий уровень глюкозы при сахарном диабете, фармакологическое средство на его основе и способ его применения. Патент РФ № 2242241. 2004; 35.

67. Khavinson V.Kh., Tendler S.M., Kasyanenko N.A., Tarnovskaya S.I., Linkova N.S., Ashapkin V.V., Yakutseni P.P., Vanyushin B.F. Tetrapeptide KEDW Interacts with DNA and Regulates Gene Expression. Am. J. Biomedical. Sci. 2015;7(3):156–69.

68. Красильщикова М.С., Леонов В.П., Зацепина О.В., Дейгин В.И. Исследование иммуносупрессорных свойств тимодепрессина в экспериментальной модели аутоиммунных заболеваний. Иммунология. 2009;30(5):290–4.

69. Иванов В.Т., Андронова Т.М., Несмеянов В.А., Пинегин Б.В., Леджер Р., Бомфорд Р., Хаитов Р.М. Механизм действия и клиническая эффективность иммуномодулятора глюкозаминилмурамилдипептида (Ликопида). Клиническая медицина. 1997;3:11–5.

70. Богуш Т.А., Дудко Е.А., Богуш Е.А., Кирсанов В.Ю., Антонов В.Г. Глутоксим как ингибитор фенотипа множественной лекарственной резистентности, ассоциированной с экспрессией Pgp. Антибиотики и химиотерапия. 2010;5–6:18–23.

71. Лебедева И.С., Паникратова Я.Р., Соколов О.Ю., Куприянов Д.А., Румшиская А.Д., Кост Н.В., Кост Н.В., Мясоедов Н.Ф. Влияние семакса на дефолтную сеть головного мозга. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2018;165(5):597–604.

72. Апарцин К.А., Зарицкая Л.В., Григорьев С.Е., Лепехова С.А. Возможности применения препарата селанк для медикаментозной коррекции постспленэктомического иммунодефицита. Аллергология и иммунология. 2006;7(3):429.

73. Поваров И.С., Кондратенко Р.В., Деревягин В.И., Мясоедов Н.Ф., Скребицкий В.Г. Действие “Селанка” на спонтанную синаптическую активность пирамидных нейронов поля СА1 гиппокампа крыс. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2016;162(11):589–592.

74. Незнамов Г.Г., Телешова Е.С., Сюняков С.А., Бочкарев В.К., Давыдова И.А. Результаты клинического исследования нового пептидного препарата ноопепт у больных с психоорганическими расстройствами. Психиатрия и психофармакотерапия. 2007;9(2):26–32.

5 лучших препаратов с пептидами - Rucosmetics.ru


Новые разработки в области поддержания женской красоты и молодости появляются ежегодно. Одна из последних инновационных разработок производителей космоцевтики – препараты с пептидами.

Не решаетесь на инъекции ботулотоксина? Попробуйте безопасные методы предотвращения старения.

Пептидная косметика эффективнее обычных кремов с коллагеном и эластином, потому что эти белковые соединения слишком крупные и не способны проникнуть вглубь дермы. А пептиды — наночастицы, способные проникать в клетки и стимулировать регенерацию. Такая косметика несомненно дороже из-за сложности производства, но зато результат гарантирован от курса использования.

Мы подобрали пятерку препаратов с пептидами, заслуживающих Ваше внимание.

- Очищающий гель не травмирует кожу

- Дневной крем помогает уменьшить морщины

- Ночной крем подтягивает кожу в часы отдыха

В набор входит:

- PERFECT TIME Gentle Gel Soap / Очищающий гель, 100мл

Очищающий гель – мягкое и приятное средство для ежедневного умывания. Гель легко наносится и смывается. Не травмирует и не высушивает кожу. Сохраняет естественный pH-баланс.

- PERFECT TIME Daily Firming Cream / Укрепляющий и обновляющий крем, 50мл

Укрепляющий и обновляющий крем. Обогащен уникальным пептидным комплексом, который помогает уменьшить морщины и предотвратить появление новых, экстракты сои и дикого ямса укрепляет текстуру кожи, аминокислоты способствуют заполнению морщин, улучшают эластичность и дополняют эффект лифтинга.

- PERFECT TIME Deep Acting Night Cream / Ночной крем, 50мл

Крем для активного воздействия в часы отдыха. Укрепляет, уменьшает выраженность морщин и подтягивает кожу. Обогащен инновационными липопептидами, аминокислотами, растительными экстрактами и гиалуроновой кислотой. Улучшает эластичность кожи, стимулирует синтез коллагена, замедляет появление возрастных изменений и оживляет кожу.

- Способствует регенерации поврежденной кожи

- Улучшает упругость и эластичность

- Замедляет процессы старения

Прекрасная увлажняющая маска, богатая активными ингредиентами, способствующими регенерации поврежденной кожи и сохранению оптимального водного баланса и функционирования кожи. Маска основана на уникальном комплексе, трансформирующем свет в энергию. Капсулы с экстрактом водорослей и пептидами стимулирует выработку энергии, необходимой для регенерации коллагеновых волокон.

Маска активизирует внутренние резервы кожи, предотвращает обезвоживание и укрепляет овал лица, улучшает упругость и эластичность, замедляет процессы старения и разглаживает морщины, вызванные сухостью. Придает коже бархатистость и гладкость, возвращает сияние молодости и здоровья.

- Маскирует несовершенства

- Защищает от переизбыточной потери влаги

- Легко используется в качестве основы для макияжа

Косметическая сыворотка Boto-Like содержит мощную комбинацию 2 пептидов-миорелаксантов: ARGIRELINE® и SYN-AKE®. Пептиды работает по пресинаптическому механизму, то есть не полностью блокирует мышечное сокращение как ботулинический токсин, а встраивается между двумя отростками и таким образом не дает им соприкасаться и не происходит передача нервного импульса.

Это обеспечивает абсолютную безопасность и хорошую переносимость комплекса. Средство мгновенно вызывает расслабление поперечно-полосатой мускулатуры, способствуя разглаживанию мимических морщин. Комплекс обладает расслабляющим и заполняющим действием благодаря сочетанию эксклюзивного комплекса фитостволовых экстрактов. Раствор гиалуроновой кислоты в составе комплекса позволяет заметно разгладить кожу и придать ей объем.

- Обеспечивает мгновенное и оптимальное увлажнение

- Смягчает и повышает эластичность кожи

- Предотвращает образование морщин

Интеллектуальный пептидный комплекс, проникает в дерму, обеспечивает мгновенное и оптимальное увлажнение, запускает процесс самостоятельной выработки всех необходимых питательных веществ и коллагена.

Способствует укреплению кожи, смягчает и повышает эластичность, предотвращает образование морщин и устраняет уже существующие. Предотвращает испарение влаги, борется с неблагоприятной внешней средой. Осветляет тон кожи. Придает ей здоровый, свежий и сияющий вид.

- Обогащен кофеином

- Выравнивает рельеф кожи

- Уменьшает отечность под глазами

Укрепляющий крем для век, обогащенный кофеином, экстрактами сои и дикого ямса, инновативными липопептидами.

Стимулирует синтез коллагена, выравнивает рельеф, повышает эластичность, помогает уменьшить отечность под глазами.

ПЕПТИДНЫЕ ПРЕПАРАТЫ - пептиды активируют регенерацию клеток

Пептидные биорегуляторы воздействуют на клеточном уровне, активируя регенерацию клеток

CYTOMAXES® - (пептиды Хавинсона В.Х.) совершенно особенная группа пептидных препаратов. Пептидные биорегуляторы, выпускаемые под этой маркой, имеют натуральное животное происхождение. Их главное отличие от синтетических или растительных пептидов – полная идентичность веществам, продуцирующимся человеческим организмом. Они воспринимаются телом как «родные», благодаря чему наиболее эффективно «встраиваются» в клетки и мгновенно заново запускают их работу. Биорегуляторы не вносят радикальных изменений в процессы, протекающие в организме, как это бывает со стандартными лекарствами, а просто заставляют его функционировать так, как это задумала природа – без перебоев.

CYTOGENS® - пептидные биорегуляторы, состоящие из коротких цепочек из 2 - 4 аминокислот. Это самые существенные части пептидных связей. Поэтому синтетические пептиды советуют использовать для профилактики возрастной патологии и на первоначальных этапах лечения пептидными препаратами. Цитоген быстро оказывает действие на органы и ткани, при этом нормализуя главные процессы перед приемом натуральных пептидов, которые проявляют свое действие продолжительнее, но закрепляют результат на длительное время. Курсы применения пептидов Цитогенов помогают быстро восстановить человеческий организм и помолодеть на уровне клеток.

REVILAB ML® - многофункциональные препараты нового поколения, направленные на замедление процессов старения, поддержание нормального уровня обменных процессов, профилактики различных патологий, реабилитации после тяжелых заболеваний, уникальность которых заключается в принципе действия all-in-one. Эффективное действие Revilab Peptide МL обусловлено высокотехнологичной формулой: каждый из 9 препаратов содержит целый ряд синтезированных пептидов, оказывающих более быстрый эффект на различные системы организма, запуская функцию восстановления внутренних органов, уникальные растительные компоненты, оказывающие мощное антиоксидантное и anti-age действие и комплексы витаминов, играющие важную роль в поддержании оптимальной работы иммунитета.

REVILAB SL® - это первая, в мировой практике, серия инновационных многокомпонентных пептидных препаратов для сублингвального применения, созданная с целью профилактики нарушений функционирования различных систем и органов, коррекции уже имеющихся заболеваний. Принципиально новый способ применения и, наличие в составе каждого из препаратов целого ряда пептидов, обеспечивают им максимально быстрое и эффективное действие. Особенность подобной формы приема обусловлена тем, что препарат, попадая в подъязычное пространство с густой сетью капилляров, способен проникать прямо в кровоток, минуя всасывание через слизистую пищеварительного тракта и метаболическую первичную дезактивацию печени. С учетом непосредственного попадания в системный кровоток, скорость наступления эффекта в несколько раз превышает скорость при приеме препарата перорально. Помимо пептидов разнонаправленного действия, в состав препаратов входят эффективные компоненты растительного происхождения. Они идеально сочетаются между собой и адресно воздействуют на первопричину заболеваний, а также оперативно предотвращают преждевременное старение организма. Revilab SL - инновации, способные остановить старение.

ПЕПТИДНЫЕ КОМПЛЕКСЫ (ПК) - жидкие пептидные комплексы. В основе жидких пептидных комплексов лежат натуральные пептиды Хавинсона - Цитомаксы. Концентрация пептидов в жидких комплексах ниже, чем в капсулированных в десятки раз. Они служат для профилактики заболеваний и преждевременного старения организма, а так же применяются после основного курса пептидов для поддержания результата. Преимуществом жидких ПК (пептидных комплексов) является то, что в состав одного может входить пептиды различных тканей для комплексного воздействия на орган. Так, например, в Пептидный комплекс для глаз (ПК №17) входят пептиды глазного яблока, сосудов и мозга. Такой коктейль позволяет восстанавливать различные ткани органа одновременно и без больших затрат. Для более выраженного лечебного эффекта рекомендуется применять капсулированные Цитомаксы.

АМИНОКИСЛОТЫ - ПЕПТИДЫ - ЛЕКАРСТВА. ЗАПИСКИ СО СЪЕЗДА ФАРМАКОЛОГОВ

Расхожий упрёк: несмотря на обилие лекарств в аптеках, когда что-то нужно, так не найдёшь, а если и есть, то заграничное и дорогое. Жива ли ещё в нашей стране фармакология и создаёт ли она свои собственные лекарства? На эти вопросы отвечает постоянный автор журнала профессор В. Б. Прозоровский. Валентин Борисович участвовал в работе съезда фармакологов России и выступил на нём с докладом.

На III съезде фармакологов России с новыми разработками выступили больше ста лучших создателей лекарств. На фото: вручение члену-корреспонденту АМН Н. С. Сапронову медали им. С. В. Аничкова.

Рис. 1. Каскад выработки гормонов в организме.

Рис. 2. Передатчики нервного импульса в мозге.

В сентябре прошлого года в Санкт-Петербурге проходил III Всероссийский съезд фармакологов под названием «Фармакология — практическому здравоохранению». Мне довелось в нём участвовать, хочу поделиться своими впечатлениями.

Съезд был организован усилиями многих учреждений Российской Федерации. В оргкомитет вошли ведущие фармакологи академики РАМН: Д. А. Харкевич (председатель), Ю. Д. Игнатов, С. Б. Середенин, член-корреспондент РАМН Н. С. Сапронов, профессор П. Д. Шабанов. Заслушано 140 докладов (из заявленных 750) на симпозиумах по нейрофармакологии, фармакологии сердечно-сосудистых заболеваний, болеутоляющих и наркозных средств. Большой интерес вызвала информация о препаратах для лечения болезней крови, средствах для изменения иммунитета. Выступления были посвящены и фармакогенетике, проблемам антиоксидантов и антигипоксантов, антинаркотических средств, эндокринных лекарственных средств, спортивной фармакологии. Не остались без внимания вопросы доклинических и клинических испытаний новых лекарственных препаратов. Восемь отечественных фармацевтических фирм представили выставочные стенды. Практически были охвачены все основные разделы современной фармакологии, во всяком случае, наиболее актуальные.

Интересного было много, но я расскажу о более близкой мне нейрофармакологии и в основном о тех докладах, которые продемонстрировали её переход на следующий этап поиска и создания принципиально новых препаратов. Название этому этапу я бы предложил такое: аминокислоты — их остатки (пептиды) — лекарства. Поскольку тут всё ново и всё важно, то придётся сделать небольшое отступление.

В конце XIX века попытались применить с лечебной целью экстракты из эндокринных желёз. Французский физиолог Ш. Браун-Секар, использовавший экстракт семенников с целью омоложения, не достиг успеха. Потом изготовляли экстракты из других желёз, эффект и успех был, но... эти вытяжки вытеснили высокоочищенные гормоны или их синтезированные аналоги.

В последующем внимание учёных привлёк мозг как настоящий кладезь гормонов. Десятки их синтезируются в особых секреторных клетках мозга и способствуют синтезу не меньшего числа гормонов в мозговом придатке — гипофизе. Клетки гипофиза в свою очередь выделяют гормоны, активирующие эндокринные железы по всему телу (см. рис. 1). В последние годы показано, что такие каскады возможны внутри самого мозга. Ферменты расщепляют белково-пептидные гормоны до фрагментов их молекул, которые обладают специфической функцией не хуже, чем целый гормон, то есть фактически становятся новыми гормонами. Например, гормон роста содержит не только фрагмент, определяющий ростовой эффект, но и фрагмент, обладающий липолитической (липолиз — расщепление жиров) активностью. Фрагменты адренокортикотропного гормона влияют на память. Психотропной функцией обладают многие концевые олигопептиды различных полипептидных гормонов. Стало очевидным, что деятельность мозга в целом контролируется сложными композициями множества пептидов, оказывающих на нервные клетки гормоноподобное влияние, регулируя выработку, активность, трансформацию и закрепление новых эмоций и поведенческих реакций. А если все эти пептиды экстрагировать?

Сначала в Венгрии (1946 год) был получен церебролизин - гидролизат вещества мозга телят. Он используется и поныне в медицинской практике, но с весьма сомнительным успехом. Наука пошла дальше. На съезде был представлен новый препарат — кортексин, разработанный в Военно-медицинской академии под руководством академика РАМН Ф. И. Комарова. Он представляет собой сбалансированный по аминокислотному, пептидному, минеральному и витаминному составу экстракт из коры головного мозга телят и свиней. Препарат многофункциональный: он является нейропротектором при повреждениях мозга (травмах, кровоизлияниях и инфарктах), стимулятором репаративных процессов и нормализатором нарушений функций мозга после стрессовых воздействий и при хронических патологиях мозгового кровообращения.

Другой путь в использовании свойств мозга связан с выделением из него аминокислот, не только являющихся передатчиками нервных импульсов, подобно адреналину, но и регулирующих его активность. Первой из них была выделена гамма-аминомасляная кислота — ГАМК (Е. Робертс, 1950 год) (см. рис. 2). Установлено, что она обеспечивает передачу (медиацию) тормозных импульсов с одного нейрона на другой приблизительно в 30—50% нервных контактов в мозгу, а также является обязательным участником многих обменных процессов. Вслед за этим последовало установление медиаторной роли в мозгу тормозной аминокислоты глицина и возбуждающих глутаминовой и аспарагиновой кислот. Открытия позволили создать многие интересные препараты (см. «Наука и жизнь № 10, 1998 г.).

В последние годы НИИ фармакологии РАМН продолжает эту серию работ (доклады на съезде Т. А. Ворониной и др.). В результате стало возможно направленное воздействие на реакцию ГАМК-рецептора с мембраной и создание нового средства афобазола. Препарат активно подавляет патологическую тревогу, которая, в отличие от тревоги нормальной, не связана с реальной угрожающей ситуацией, но возникает по пустякам и длится неделями. Препарат менее активен при депрессии. Афобазол может использоваться также для устранения раздражительности, бессонницы, при снижении памяти и концентрации внимания, нарушениях работы сердца и кишечника, связанных с приступами тревоги и страха. Помимо антитревожного и антиастенического обладает выраженным психостимулирующим действием. При длительном приёме не развивается ни зависимость, ни привыкание. В отличие от бензодиазепинов, антидепрессантов и малых нейролептиков (сонапакс, сульпирид и др.), афобазол не обладает побочными эффектами. Это несомненное достижение отечественной фармакологии.

В 1963 году в Бельгии получено соединение, представляющее собой ГАМК, свёрнутую в кольцо. Оно улучшало высшие интеллектуальные функции мозга: память, мышление, общую активность. Поскольку по-латыни мышление и разум — «noos», а сродство к чему-либо — «tropos», лекарство получило название ноотропил. А все предшествующие и последующие лекарства с подобными ему свойствами стали называться ноотропными. В России препарат выпускается как пирацетам. Однако пирацетам недостаточно эффективен. К тому же выяснилось, что ноотропное действие связано не только с ГАМК, но и с пептидами, содержащими аминокислоту пролин.

В соответствии с традицией Института фармакологии РАМН, заложенной выдающимся фармакологом академиком В. В. Закусовым, его ученики и последователи продолжили изу-чение психотропных свойств аминокислотных медиаторов и фрагментов белков и полипептидов мозга. Изыскиваются пути их получения и создаются новые лекарственные средства. В институте получили соединение более активное, чем пирацетам, с учётом того, что сдвоенные аминокислоты — дипептиды — всасываются в кишечнике и проникают в мозг. После кропотливой работы учёные синтезировали дипептид, включающий не только пролин, но и известную тормозную аминокислоту глицин. В итоге был получен препарат ноопепт, который, согласно клиническим испытаниям, оказывает отчётливый терапевтический эффект при нарушении внимания, памяти, интеллектуальной деятельности, замедляет её истощаемость. Он предупреждает апатичность, тревогу, раздражительность, нормализует сон, настроение. Мало того, препарат ещё и активирует умственную и физическую работоспособность. Его действующие дозы в 1000 раз меньше, а токсичные в 2 раза больше, чем у пирацетама, и, в отличие от последнего, он облегчает извлечение следов памяти, подавляет «самоубийство» нервных клеток (апоптоз) и активирует иммунную систему.

Получены и новые препараты — пептиды, в частности селанк, устраняющий чувство тревоги и депрессии. К ним надо добавить и лекарственное средство дилепт — потенциальный нетоксичный нейролептик.

Все эти вещества объединены единым термином — «нейропептиды». Поскольку ди- и даже трипептиды могут всасываться из кишечника без расщепления и попадать в мозг, то можно понять причину возникновения в психофармакологии «пептидного бума». Пока он проявляется в основном в поисках, но есть и успехи, причём очень существенные.

Сотрудники Института токсикологии А. Н. Петров и С. П. Нечипоренко сообщили, что их коллектив создал и внедрил в практику здравоохранения новое соединение карбоксим — реактиватор фермента холинэстеразы. Многие фосфорорганические вещества взаимодействуют с одним из важнейших ферментов организма — холинэстеразой, блокируют её, вызывая паралич мускулатуры и смерть. Карбоксим, обладая большим сродством с фосфорорганическими веществами, восстанавливает активность фермента и устраняет паралич. Препарат был рекомендован только для лечебного применения.

Моими исследованиями показано, что карбоксим может защищать холинэстеразу от этих отравляющих веществ, не снижая её активности и тем предупреждая отравление. Следовательно, карбоксим может быть использован не только как лечебное, но и как лечебно-профилактическое средство. В 1995 году в токийском метро произошла ужасная трагедия. Террористы применили отравляющее вещество зарин, относящееся к фосфорорганическим соединениям. Спасателям удалось быстро эвакуировать пять тысяч человек. Отравление получили 650 человек, из них 17 человек погибли. При отравлении требуется немедленная медицинская помощь, тогда как тех, кто подвергся лишь загрязнению отравляющим веществом, достаточно обдать сильной струёй воды. Но в экстремальной обстановке трудно понять, кто действительно отравлен, а кто загрязнён, поэтому лечебно-профилактические антидоты (противоядия) нужно давать всем.

В целом заключу, что все участники съезда были довольны его организацией, услышанным и увиденным, обменом идеями.

Иммунорегуляторные пептиды

Большая группа – иммунорегуляторные пептиды – включает подгруппы: тимические пептиды, костномозговые, селезеночные и прочие. Это препараты, прототипами которых являются природные биорегуляторы, вырабатываемые органами или отдельными тканями, передающие информацию и управляющие множеством биохимических реакций. Такие вещества имеют пептидно-белковую природу и названы цитомединами, они способны регулировать клеточную популяцию, из которой выделены. А выделены они из ткани головного мозга, тимуса, костного мозга, селезенки, лимфатических узлов.

Тимические иммунорегуляторные пептиды представлены Тактивином, Тимозином, Тималином, Тимактидом, Тиостимулином [23]. Все препараты содержат тимозин-альфа и в значительной мере близки между собой по действию.

Тимус является уникальным органом нейроэндокринной и иммунной систем, способным продуцировать гормоны: тимопоэтин (блокирует нервно-мышечную передачу, влияет на предшественники Т-лимфоцитов), тимический гуморальный фактор (активирует Т-клетки), тимический фактор Х (восстанавливает число Т-лимфоцитов), тимулин (влияет на этапы дифференцировки Т-лимфоцитов и Т-киллеров), тимозин-альфа 1 (влияет на ранние этапы Т-клеток и Т-хелперов), тимозин-альфа 3 (АКТГ-подобное действие), тимозин-альфа 7 (влияет на дифференцировку Т-супрессоров и поздние этапы Т-лимфоцитов), тимозин-бета 4 (ранние этапы дифференцировки Т-лимфоцитов) и т. д. [116]. Под действием этих гормонов происходит дозревание в тимусе и вне его тимус-зависимых лимфоцитов, ответственных за иммунные реакции клеточного типа. Опосредованно гормоны влияют на активность и созревание макрофагов и естественных киллеров, стимулируют антителообразование.

Препараты тимуса известны с 70-х годов прошлого столетия и на протяжении 30 лет довольно широко использовались зарубежными онкологами при проведении специального лечения [54]. Первоначально выделялись экстракты из органов животных для компенсации 50-70% недостаточности тимуса у пожилых людей с конечной целью омоложения организма.

Тимозин – первый из пептидов тимуса. Выделенные из тимуса теленка в лаборатории Медицинской школы Техасского университета в 1965 г. A.L. Goldstein 28 полипептидных компонентов получили название тимозин. В эксперименте на животных было доказано, что препарат способен восстанавливать иммунореактивность. Позже было выяснено, что активностью обладает только часть молекулы, названная тимопентином.

Тимозин стимулирует и модулирует различные функции Т-супрессоров и естественных киллеров, стимулирует образования ряда лимфокинов, способствует созреванию лимфоцитов [51]. Имеется доказательство того, что тимозин участвует во взаимодействии иммунной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной систем. Тимозин повышает секрецию гонадотропинов, а при воздействии стероидов на тимус снижается продукция собственных тимозинов.

В настоящее время синтезирован аналог тимоген-альфа1 задаксин, идентичный пептиду тимуса человека, используемый в терапии хронического гепатита и адъюванта (усиление иммунного ответа) при вакцинации от гриппа. Из сердца эмбриона выделен тимозин-бета 4, который у мышей способствует не только уменьшению рубца при инфаркте миокарда, но и сокращает размеры левого желудочка при его дилятации.

Тактивин получают из тимуса крупного рогатого скота. При иммунодефицитных состояниях препарат нормализует количественные и функциональные показатели Т-лимфоцитов, независимо от того, были они снижены или повышены до лечения. Стимулирует продукцию лимфокинов, в том числе alfa- и gamma-интерферонов, восстанавливает активность Т-киллеров и стволовых гемопоэтических клеток.

Активен при стойких нарушениях Т-клеточного иммунитета, возникающих при инфекционных и гнойных процессах, лимфопролиферативных заболеваниях, туберкулезе. Препарат эффективен только в случаях, когда дефицит Т-лимфоцитов является главным патогенетическим звеном болезни.

При злокачественных опухолях Тактивин назначается по 1 мл (100 мкг) 0,01% раствора подкожно один раз в день 5-6 дней в перерывах специфической терапии, далее поддерживающая терапия 1 раз в 7-10 дней до нормализации показателей Т-системы иммунитета. Для профилактики послеоперационной инфекции Тактивин вводят в течение 2 дней до и 3 дней – после вмешательства.

Для профилактики гнойно-септических осложнений после радикальной мастэктомии 12 больным вводили 400 мкг 0,01% тактивина в 1, 2, 5 и 7 дни подкожно в клетчатку предплечье, затем накладывали на гидратационный инфильтрат манжету пневматической установки АКПУ-5. Предполагалось, что таким образом создается высокая концентрация Тактивина в лимфатической жидкости [75]. Изначально у всех пациентов имелось снижение показателей клеточного и гуморального иммунитета. В результате терапии увеличилось количество Т-лимфоцитов, Ig A,M,G, плазматических клеток. Уровень В-лимфоцитов не изменился.

Некоторые авторы рекомендуют перед назначением Тактивина провести подготовку выброса из костного мозга предшественников Т-клеток метилурацилом или нуклеинатом натрия в течение 7-10 дней [50]. Препарат противопоказан при атопической бронхиальной астме.

Тималин получают путем экстракции из вилочковой железы крупного рогатого скота, состоит из 38 аминокислот. Иммуномодулятор и биостимулятор. Регулирует количество и соотношение Т- и В-лимфоцитов и их популяций, стимулирует реакции клеточного иммунитета, усиливает фагоцитоз. Тималин влияет на циклические нуклеотиды и кальциевый обмен и тем самым активирует пролиферацию и дифференцировку клеток. Улучшает процессы клеточного метаболизма, за счет чего ускоряется регенерация тканей.

Эффективен при переломах костей, лучевых некрозах тканей, трофических язвах, гнойных процессах кожи и мягких тканей. Вводится внутримышечно по 5-20 мг ежедневно до 5 раз.

Тимактид – комплекс полипептидов из зобных желез тюленей, телят и ягнят [52]. Индуцирует пролиферацию и дифференцировку Т-клеток, активизирует фагоцитарную функцию нейтрофилов, стимулирует мегакариоцитарный росток.

Применяется при хронических неспецифических заболеваниях легких, для профилактики послеоперационных осложнений, снижает частоту осложнений при лучевой и химиотерапии. Отмечается сокращение пребывания в стационаре вдвое при лечении тимактидом гнойно-воспалительных процессов челюстно-лицевой области.

Выпускается в виде буккальных таблеток, хорошо всасывающихся в полости рта. Препарат принимают за 1,5-2 часа до ужина, рассасывая таблетку под языком или за щекой. Интервал между приемами – 4 дня. Курс – 5-7 таблеток, повторение курса возможно через 1-2 месяца [24].

Тимостимулин – экстракт, выделенный из тимуса теленка, состоит из двух фракций. Относится к плейотропным гормонам за счет влияния на две системы: иммунную и нервную.

Способен повышать количество и активность Т-лимфоцитов, подавляет индукцию ранней и индуцирует позднюю дифференцировку В-лимфоцитов.

Вводится внутримышечно 1 мг/кг веса тела в сутки первую неделю, далее 2-3 раза в неделю. Длительность зависит от индивидуальной эффективности. В России используется редко, вероятно, из-за наличия отечественных препаратов низкой стоимости.

Костномозговые иммунорегуляторные пептиды – пептиды, продуцируемые клетками костного мозга, – представлены Миелопидом. Миелопептиды (МП) не обладают видовой специфичностью, то есть полученные от животного, они успешно работают у человека или другого вида животных.

Первой из обнаруженных биологических активностей миелопептидов была их способность стимулировать продукцию антител на пике иммунного ответа, причем ответ усиливался при недостатке антителообразующих клеток путем «включения» резервных клеток [30].

Изменения в иммунной системе под действием иммуномодуляторов проходят в двух направлениях. Если активация идет по естественному пути, то этот путь называется центростремительным – от центра к периферии; если активируются различные компоненты иммунной системы (ИЛ, ИНФ, ФНО и т.д.), а через них и иммунокомпетентные клетки, то такой путь называется центробежным – от периферии к центру [25]. Миелопид активирует систему в двух направлениях.

Миелопид – смесь неидентифицированных пептидов из культуры клеток костного мозга свиньи [26]. На настоящее время выделено и изучено 4 миелопептида, входящих в состав Миелопида. Каждый из них воспроизводит одну из активностей препарата, строго определенную, имея собственную клетку-мишень и действуя на конкретное звено иммунитета.

МП-1 воздействует на Т-хелпер, соединяясь с ним, нормализует соотношение хелперов и супрессоров.

МП-2 нормализует фенотип и функциональную активность Т-лимфоцитов, подавленную опухолевыми токсинами. В эксперименте по комбинированному лечению злокачественных опухолей мышей МП-2 позволил не только потенцировать эффект, но и существенно (в 8 раз) снизить цитотоксичную дозу цисплатина. Эффективность МП-2 обратно пропорциональна степени подавления иммунитета: чем ниже иммунитет, тем выше эффективность МП-2.

МП-3 стимулирует активность макрофагов, усиливая их цитотоксичность, экспрессию антигенов и способность представлять лимфоцитам антигенные пептиды. [27].

МП-4 вызывает терминальную дифференцировку лейкозных клеток [28,29,30,31].

При сравнении с традиционными методами послеоперационного ведения онкологических больных применение миелопида существеннее снижает число гнойно-септических осложнений, способствует профилактике несостоятельности швов межкишечных анастомозов, снижает послеоперационную летальность. В клинике отмечено, что после проведения курса иммунокоррегирующей терапии больным с послеоперационными осложнениями наблюдается только частичная нормализация показателей отдельных звеньев иммунитета, которая запаздывает по сравнению с клиническим эффектом. Поэтому реабилитация должна быть достаточно длительной [53]. Стандартный курс миелопида – 3-6 мг подкожно ежедневно или через день 3-5 раз.

Из пептидов различного происхождения в клинике нашли применение альфетин, аффинолейкин и анаферон.

Альфетин состоит из высокоочищенного альфа-фетопротеина и реополиглюкина. Получают его из абортивной крови путем ее фракционирования. Препарат модулирует действие некоторых цитокинов и регулирующих факторов, в частности, усиливает действие альфа-интерферона и фактора некроза опухоли, модулирует активность простагландинов.

Альфетин применяется в комплексной терапии аутоиммунных заболеваний, обусловленных нарушением синтеза цитокинов, регулирующих Т-клеточный иммунитет: неспецифический язвенный колит, болезнь Хашимото, и других иммунопатологических состояниях.

Ежедневно внутримышечно или внутривенно вводится 1-4 мг/кг массы 1-2 раза в сутки. Курс лечения 14-30 дней. Повторять лечение можно через 2-3 месяца. Препарат потенцирует действие стероидных гормонов и ненаркотических анальгетиков [32].

Анаферон содержит антитела к гамма-интерферону и используется для профилактики и лечения ОРВИ.

Аффинолейкин применяется при офтальмогерпесе. Оба препарата не воздействуют на противоопухолевый иммунитет.

Мещерякова Н.Г.

Инъекционные пептиды-MESOPROFF

"Сухие" пептиды AUREVITELLI P.NUTRITIVE

Anti-age пептидный фитоэстрогеновый питательный комплекс, способствующий улучшению свойств возрастной кожи с наличием хроно-фотостарения

"Сухие" пептиды AUREVITELLI P.NUTRITIVE

"Сухие" пептиды AUREVITELLI P.ANTIOXYHYDRO

Антиоксидантный и гидратирующий пептидный комплекс.

"Сухие" пептиды AUREVITELLI P.ANTIOXYHYDRO

Мезокомплекс Aurevitelli 3D EYES

Мезокомплекс пептидно-аминокислотный, топичный периорбитальному участку. Применяется с целью коррекции возрастной (дряблая – атоничная - избыточная кожа) симптоматики и коррекции дефектов дермы (отечность, пастозность, «синева», гемосидериновая гиперпигментация).

Мезокомплекс Aurevitelli 3D EYES

Мезокомплекс Aurevitelli 3D FACE

Мезокомплекс пептидно-аминокислотный, топичный участку овала лица. Применяется с целью коррекции возрастных изменений (мягкая - дряблая кожа, морщины, «брыли») и коррекции дефектов дермы (пигментация, купероз, ксероз), а также с лечебными целями при наличии раздраженной и аллергичной кожи, каких-либо воспалительных элементов дермы, расширенных порах и комедонах.

Мезокомплекс Aurevitelli 3D FACE

Мезокомплекс Aurevitelli 3D NECK & DECOLLETE

Мезокомплекс пептидно-аминокислотный, топичный участку «шея-декольте». Применяется с целью коррекции возрастной симптоматики соответствующего участка («мягкая» избыточная кожа, горизонтальные крупные дермальные линии, мелкоморщинистая сеть).

Мезокомплекс Aurevitelli 3D NECK & DECOLLETE

Мезокомплекс Aurevitelli PEPTO LIGHT

Мезокомплекс пептидно-аминокислотный специфический, направленного депигментирующего действия (купирование гиперпигментации любого генеза) с дополнительным, ярко выраженным, лифтинговым действием. Показан пациентам любого возраста с целью устранения, профилактики и предотвращения появления пигментных образований. Также показан пациентам с ярко выраженной симптоматикой птоза кожных покровов («бульдожьи щечки», тяжелые пористые птозированные кожные покровы).

Мезокомплекс Aurevitelli PEPTO LIGHT

Мезокомплекс Aurevitelli PEPTO AMINOVIT

Мезокомплекс пептидно-аминокислотно-микроэлементный. Показан к применению на любом участке эстетической зоны овал лица-шея-декольте, а также на любых других участках тела пациента. Обладает общеоздоравливающим действием на любые клеточные структуры. Способствует повышению регенеративного потенциала и выживаемости клеточных компонентов.

Мезокомплекс Aurevitelli PEPTO AMINOVIT

Мезокомплекс Aurevitelli PEPTO HAIR

Пептидно-аминокислотный мезокомплекс для коррекции и устранения проблем волос

Мезокомплекс Aurevitelli PEPTO HAIR

Липолитик Aurevitelli PEPTO LIPO SLIM

Мезокомплекс пептидно-аминокислотный специфический, направленного действия для коррекций и устранения локализованных жировых отложений. Комплекс способствует коррекции контуров тела за счет своего липолитического действия.

Липолитик Aurevitelli PEPTO LIPO SLIM

Липолитик Aurevitelli PEPTO LIPO CONTOUR

Мезокомплекс пептидно-аминокислотный специфический, направленного действия для легкой коррекции избыточных локализованных жировых отложений и, преимущественно, для коррекции и лечения гидролиподистрофии (симптоматики целлюлита). Комплекс способствует коррекции контуров тела за счет максимально активного дренирующего действия и воздействия на структуру соединительной ткани.

хит продаж

Липолитик Aurevitelli PEPTO LIPO CONTOUR

Мезоревитализант Aurevitelli HA-MIXT 1,2%

Мезоревитализант с преимущественным лечебным действием. Идеальный пациент – пациент с дермато – эстетическими дефектами: молодой пациент (до 30 лет), «возрастной» пациент (старше 60 лет).

Мезоревитализант Aurevitelli HA-MIXT 1,2%

Мезоревитализант Aurevitelli HA-MIXT 1,8%

Мезоревитализант с преимущественным омолаживающим действием. Идеальный пациент - «средняя» возрастная группа со склонностью к отечности, рыхлости, пастозности. Деформационный тип старения. Рекомендован для курсовой терапии.

Мезоревитализант Aurevitelli HA-MIXT 1,8%

Мезоревитализант Aurevitelli HA-MIXT 2,1%

Мезоревитализант с преимущественным армирующим и разглаживающим действием. Идеальный пациент – с мелкоморщинистым типом старения, локализованными птозированными участками на общем фоне нормопроцессов биодеградации мягких тканей.

Мезоревитализант Aurevitelli HA-MIXT 2,1%

Мезоревитализирующий препарат Aurevitelli X-ADN ревитагель

Мезоревитализирующий препарат на основе сочетающихся в разных пропорциях среднемолекулярной и высокомолекулярной гиалуроновой кислоты, обогащенной аминокислотным и пептидным комплексами, PDRN. PDRN- полидезоксирибонуклеотиды-уникальный препарат, полученный синтетическим путем, оказывающий иммуностимулирующее и противовоспалительное действием, способствующий омоложению и уплотнению дермы, увеличению ее влагоудерживающей способности.

Мезоревитализирующий препарат Aurevitelli X-ADN ревитагель

Ревитализант Aurevitelli HA RENEW STIMUL-1.8%

Ревитализант на основе высокомолекулярной гиалуроновой кислоты, обогащенный уникальными пептидами-кондиционерами (биосинтезированными из аминокислот методом современного химического синтеза). Пептиды-кондиционеры имеют в своем составе 17 – 20 аминокислотных остатков. Ревитализант с максимальным гидратирующим действием. Идеальный пациент – сухие, сухие кожные покровы.

Ревитализант Aurevitelli HA RENEW STIMUL-1.8%

Ревитализант Re Nova HA-EYES

Специфический ревитализант для применения на периорбитальном участке.

хит продаж

Ревитализант Re Nova HA-EYES

Ревитализант Re Nova HA-FACE & NECK

Специфический ревитализант для применения на участке «шея-декольте».

хит продаж

Ревитализант Re Nova HA-FACE & NECK

Префиллер Re Nova REVITALISER

Применяется с целью внутридермального разглаживания тонкой кожи, а также в качестве супермягкого поверхностного филлера при выполнении сэндвич-техник объемного моделирования.

Префиллер Re Nova REVITALISER

Префиллер Re Nova REVITAFEEL

Применяется с целью внутридермального разглаживания более плотной кожи нижней трети лица и субментальных областей, а также в качестве мягкого поверхностного филлера при выполнении сэндвич-техник объемного моделирования.

Префиллер Re Nova REVITAFEEL

Ревитализант Derli APL COMPLEX (aqua-pepto-lift complex)

Сет для одной процедуры мезоревитализации с целью профилактики повреждения кожи агрессивными факторами окружающей среды (УФО и др.) и восстановления после их воздействия

Ревитализант Derli APL COMPLEX (aqua-pepto-lift complex)

Инъекционные пептиды – это препараты для мезотерапии и биоревитализации на основе гиалуроновой кислоты (высокоочищенной, разной молекулярной массы), обогащенной пептидно-аминокислотными комплексами.

Мезоревитализанты, биоревитализанты, биореструктуризанты, содержащие пептиды, активно стимулируют клетки-мишени, нормализуют клеточное деление и клеточный иммунитет.

Пептидные ингредиенты препаратов MESOPROFF:

· биосинтезированные (получены методом химического синтеза из аминокислот)
· топичны дерме (имитируют действие аналогичных пептидных ингредиентов, синтезируемых на одноименном участке дермы)
· способствуют делению, дифференциации и созреванию ММСК (мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток)
· способствуют выживаемости и полноценному физиологическому функционированию всех клеточных структур органелл
· обладают неспецифическими механизмами действия (антиоксидантным, гидратантным, противовоспалительным, иммуномодулирующим).

Клинический результат от применения инъекционных пептидов виден уже после первой процедуры.

Стандартный курс – от 3 процедур с интервалом между процедурами от 7 дней.

Препараты с пептидами могут применяться как в монотерапии, так и комбинироваться с другими препаратами в рамках курса.

Понимание пептидов. Рецепты с пептидами своими руками и способы их использования - доктор Ханна Сивак, доктор философии

Ищете подробное объяснение? Найдите здесь.

Краткое объяснение таково: небольшая цепочка аминокислот. Да, вам все равно нужно знать, что аминокислоты (около 20) составляют белки, из которых состоит наш организм.

Разберемся в мифах со словом «пептид». В них нет волшебства! Чем они короче, тем меньше они могут делать (если мы не говорим о глутатионе).

Эти короткие пептиды, рекламируемые индустрией ухода за кожей, в основном бесполезны.Некоторые из них могут состарить вашу кожу, но не из-за пептида, а из-за содержащейся в них меди (бегите, когда видите синий!).

Где можно найти реальную ценность для вашей кожи? В более длинных пептидах, или, скорее, в небольших белках или полипептидах, таких как эпидермальный фактор роста, фактор роста кератиноцитов и, время от времени, несколько действительно коротких пептидов.

Короткие пептиды:

Один пример? Пептиды коллагена, которые пополняют вашу кожу аминокислотами, которые ваша собственная кожа может превращать в коллаген и другие белки.

Короткие пептиды (3-6 аминокислот) слишком просты для того, чтобы сформировать пространственную структуру, которая может «вписаться» во все, что интересно. Они будут разбиты и использованы, вот и все.

Глутатион (восстановленный) поможет вашей коже противостоять окислительному стрессу, который ежедневно вызывает загрязнение и даже наш собственный метаболизм.

Длинные пептиды (полипептиды, короткие белки).

Эпидермальный фактор роста (EGF) сложен таким образом, чтобы соответствовать рецептору EGF и запускать сложную цепочку химических реакций в вашей коже, которая приведет к большему синтезу белка, большему делению клеток и более гладкой и красивой коже. Yayyyyyyyy! Одна капля этого протеина в креме, лосьоне или сыворотке на водной основе - и ваша кожа будет вам благодарна.

Рецепты?

Вот несколько простых.

Более длинные и здоровые ногти.

Вы можете приобрести дуэт для ногтей SAS или добавить несколько капель суспензии KGF на 1 жидкую унцию. морских водорослей Coral

Более быстрое заживление

Объедините целебную силу полисахаридов морских водорослей и других компонентов водорослей с фактором роста эпидермиса.Несколько капель суспензии EGF (дозированной пипеткой) добавляли к 1 фл. унция морских водорослей Коралл ускорит заживление недавних прыщей.

Сыворотка городской защиты

Оптимальный ответ? Антиоксидантный дневной крем. Это мой рецепт подготовки вашей кожи к уличному движению. Если вы хотите сделать свой собственный, попробуйте добавить терминатор ROS в гель гиалуроновой кислоты или в сыворотку, которую вы любите, но не обладает достаточной антиоксидантной силой.

Помните, что «сделай сам» (уход за кожей своими руками) - это не усложнение.Идея состоит в том, чтобы вы использовали самые современные ингредиенты в соответствии с вашими потребностями и потребностями вашей кожи. Когда вам будет удобно!

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно.Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом.Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу.Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом.Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу.Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

препаратов на основе регуляторных пептидов - новый класс лекарственных средств

  • 1

    Ашмарин И.П., Незавибатько Н.Н., Мясоедов Н.Ф., Каменский А.А., Гривенников И.А., Пономарева-Степная М.А., Андреева Л.А., Каплан А.Я., Кошелев В.Б., Рясина Т.В., Журн. Высш. Nervn. Деят. им. И.П. Павлова, 1997, т. 47, нет. 2. С. 420–430.

    CAS Google Scholar

  • 2

    Хавинсон В.К., Линькова Н., Трофимов А., Полякова В., Севостьянова Н., Кветной И.М., Biology Bulletin Reviews, 2011, т. 1, вып. 4. С. 390–394.

    Артикул Google Scholar

  • 3

    Соловьев В.Б., Столяров А.А., Современные проблемы науки и образования, 2015, № 2, с. 5.

  • 4

    Gyires, K., Curr. Вершина. Med. Chem., 2004, т. 4, вып. 1. С. 63–73.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 5

    Хан, Ю.И., Дай, В.В., Пэн, Л., и Чжоу, Л., Чжэнь Ци Ян Цзю, 2011, т. 36, нет. 5. С. 341–346.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 6

    Ю.Ю., Цуй, Ю., Ван, X., Лай, Л.Х., Ван, К.Л., Фан, Ю.З., Лю, Дж., И Ван, Р., Pharmacol., 2007, vol. 73, нет. 9. С. 1384–1393.

    CAS Google Scholar

  • 7

    Алтунбаев Р.А., Медицинский советник, 2013, т. 7. С. 63–64.

    Google Scholar

  • 8

    Ашмарин И.П., Каменский А.А., Ляпина Л.А., Самонина Г.Е., Мясников Н.Ф., Вопр. Биологии, Медицины и фармацевтической химии, 2002, № 2, с. 1. С. 24–27.

  • 9

    Ерошенко Т.М., Титов С.А., Лукьянова Л.Л., Итоги науки и техники, сер. Физиология Человека и Животных, 1991, т. 46. ​​С. 21–28.

  • 10

    Королева С.В., Дисс. Биол. Наук, Москва: МГУ, 2010.

  • 11

    Беленичев И.Ф., Черный В.И., Колесник Ю.М., Рациональная нейропротекция (Рациональная нейрозащита), Донецк: Издатель Заславский А.Ю., 2009.

  • 12

    Биохимия мозга (Биохимия мозга) Ашмарин И.П., Стукалов П.В., Ещенко Е.Д. Под ред. СПб .: Изд. СПб Университета, 1999.

  • 13

    Николс, Дж. Г., Мартин, А. Р., Уоллес, Б. Дж., И Фукс, Пенсильвания, От нейрона к мозгу, (От нейрона к мозгу), Москва: Едиториал УРСС, 2003.

  • 14

    Марзбан, Л., Сухачева, Г., и Верчере, CB, Эндокринология, 2005, т.146. С. 1808–1817.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 15

    Muller, C.A., Appelros, S., Uhl, W., Buchler, M.W., and Borgstrom, A., Gut, 2002, vol. 51. С. 229–235.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 16

    Хавинсон В.Х., Тарновская С.И., Линькова Н.С., Проняева В.Е., Шатаева Л.К., Якуцени П.П., Бюлл. Экспер. Биологии и медицины, 2012, № 1, с. 9. С. 391–396.

  • 17

    Зуйков А.В., Семенова Т.П., Козловский И.И., Захарова Н.М., Андреева Л.А., Козловская М.М., Психофармакол. Биол. Наркол., 2009, т. 9, №№ 1–2, с. 2510–2516.

  • 18

    Середенин С.Б., Семенова Т.П., Козловская М.М., Щербакова О.В., Незавибатько В.Н., Хим-Фарм. Журн., 1996, т. 30, нет. 5, стр.12–14.

  • 19

    Шапиро А., Лафонд А., Retina Today, 2013, стр. 24–26.

  • 20

    Мясоедов Н.Ф., Вестник Российской академии наук, 2016, т. 86, нет. 6. С. 488–494.

    Google Scholar

  • 21

    Безуглов В.В., Акимов М.Г., Грецкая Н.М., Сурин А.М., Пинелис В.Г., Шрам С.И., Вьюнова Т.В., Шевченко К.В., Андреева Л.А., Мясоедов Н.Ф., Горизонты в нейробиологии. Res., 2015, т. 21. С. 151–170.

  • 22

    Медведева Е.В., Дмитриева В.Г., Поварова О.В., Лимборска С.А., Скворцова В.И., Мясоедов Н.Ф., Дергунова Л.В., BMC Genomics, 2014, т. 15. С. 1–12.

    Google Scholar

  • 23

    Гомазков О.А., Функциональная биохимия регуляторных пептидов , М .: Наука, 1993.

  • 24

    Марри, Р., Греннер Д., Мейс П., Родуэлл В., Биохимия человека , М .: Мир, 2004.

  • 25

    Соловьев В.Б., Автореферат докт. Sci. Диссертация, Москва, 2011.

  • 26

    Hock, F.J., Behav. Brain Res., 1995, т. 66, нет. 1, стр. 143.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 27

    Дейко Р.Д., Штриголь С.Ю., Колобов А.А., Ходаковский А.А., Черешнюк И.Л. Вестник Фармации. 1. С. 71–76.

  • 28

    Лавров Н.В., Автореф. Наук, СПб, 2013.

  • 29

    Золотарев Ю.А., Дадаян А.К., Долотов О.В., Козик В.С., Кост Н.В., Соколов О.Ю., Дорохова Е.М., Мешавкин. , В.К., Иноземцева, Л.С., Габаева, М.В., Андреева, Л.А., Алфеева, Л.Ю., Павлов, Т.С., Бадмаева, К.Е., Бадмаева, С.Е., Бакаева З.В., Копылова Г.Н., Самонина Г.Е., Васьковский Б.В., Гривенников И.А., Зозуля А.А., Мясоедов Н.Ф., Биоорг. Хим., 2006, т. 32, нет. 2. С. 80–88.

    Google Scholar

  • 30

    Себенцова Е.А., Левицкая Н.Г., Глазова Н.Ю., Каменский А.А., Мясоедов Н.Ф., J. Eur. College Neuropsychopharmacol., 2000, т. 10, вып. 2, стр. S92.

    Google Scholar

  • 31

    Толпыго, с.М., Певцова Е.И., Котов А.В., В Росс. Журн. дурачок. «Белки и пептиды». Тез. dokl . (Пятый Всероссийский симпозиум «Белки и пептиды». Тезисы), Петрозаводск, 2011, с. 102.

  • 32

    Привалова А.М., Гуляева Н.В., Букреева Т.В., Нейрохимия, 2012, т. 29, нет. 2. С. 93–105.

    Google Scholar

  • 33

    Рат М., Журнал ортомолекулярной медицины, 1993, т. 8, вып.1. С. 11–20.

    Google Scholar

  • 34

    Хан А. и Беннер Р., Эндокринные, метаболические и иммунные расстройства - лекарственные цели, 2011, т. 11, вып. 1. С. 32–53.

    CAS Статья Google Scholar

  • 35

    Шадрина М., Сломинский П., Лимборска С., Мясоедов Н., Неврология и медицина, 2013, т. 4, вып. 4. С. 223–252.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 36

    Аубекова, О.М., Климова Е.А., Вестник Неврологии, Психиатрии и Нейрохирургии, 2015, № 2, с. 2. С. 41–47.

  • 37

    Аубекова О.М. , Климова Е.А., Справочник Врача Общей Практики, 2015, № 4, с. 2. С. 41–47.

  • 38

    Ерлыкина Е.И., Ниж. Med. Журн, 2006, № 6. С. 43–48.

  • 39

    Зарубина И.В., Пептидная нейропротекция , Дьяконов М.М. Каменский, А.А., Ред. СПб: Наука, 2009. С. 126–185.

  • 40

    Суслина З.А., Федорова Т.Н., Максимова М.Ю., Рясина Т.В., Стволинский С.Л., Храпова Е.В., Болдырев А.А., Журн. Невролог. и Психиатр. я. Корсакова, 2000, т. 100, нет. 10. С. 34–38.

    CAS Google Scholar

  • 41

    Гусев Е.И., Скворцова В.И., Чуканова Е.И., Лечение нервных и психических заболеваний, 2005, т.105, нет. 2. С. 35–40.

  • 42

    Иванова Н.Е., Эффективная фармакотерапия, 2012, вып. 2. С. 2–8.

  • 43

    Лечение пептидным нейропротектором и ноотропным препаратом «Семакс 1%» в первые часы и дни церебрального инсульта) в Методические рекомендации для практического здравоохранения (Методические рекомендации по практическому здравоохранению, ), Скворцова В.И., Скворцова В. И. Москва, 2011.

  • 44

    Зайцев, О.С., Журн.Неврологии и Психиатр, 2010, № 2, с. 9. С. 66–69.

  • 45

    Зайцев О.С., Неврология, Нейропсихиатрия, Психосоматика, 2012, т. 4, вып. 2. С. 40–45.

  • 46

    Фигероа Дж. И Муресану Д., Неврология будущего, 2013, т. 8, вып. 2. С. 175–192.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 47

    Indharty, Rr., Suzy, Asian Journal of Neurosurgery, 2013, vol.8, вып. 2. С. 83–92.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 48

    Кадзунори С., Хироко Ю., Казухико В., Хиденори Х. и Тошихико К., Основные принципы заболеваний периферических нервов, 2012, стр. 31–46.

  • 49

    Костенко Е.В., Энеева М.А., Медицинский альфавит, 2015, т. 1, вып. 12. С. 37–43.

    Google Scholar

  • 50

    Полякова, А.В., Вестник Неврологии, Психиатрии и Нейрохирургии, 2014, №1. 5. С. 54–60.

  • 51

    Ашмарин И.П., Нейрохимия, 2001, т. 18, нет. 4. С. 242–249.

    Google Scholar

  • 52

    Чжан, X., Ленг, Г., и Фэн, Дж., Journal of Biotechnology, 2010, vol. 149. С. 215–225.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 53

    Зозуля, А.А., Незнамов, Г.Г., Сюняков, Т.С., Кост, Н.В., Габаева, М.В., Соколов, О.Ю., Серебрякова, Е.В., Сиранчиева, О.А., Андрющенко, А.В., Телешева, Е.С., Сюняков, С.А., Смулевич, А.Б., Мясоедов Н.Ф., Середенин СБ. Журн. Неврологии и Психиатрии им. С.С.Корсакова, 2008, т. 108, нет. 4. С. 38–49.

    Google Scholar

  • 54

    Медведев В.Е., Терещенко О.Н., Кост Н.В., Тер-Исраелян А.Ю., Гушанская Е.В., Чобану И.К., Соколов О. Ю., Мясников Н.Ф. Журнал Неврологии и Психиатрии им. С.С.Корсакова, 2015, no. 6. С. 33–40.

  • 55

    Козловская М.М., Незнамов Г.Г., Кошелев В.В., Телешова Е.С., Бочкарев В.К., Социальная и Клиническая Психиатрия, 2003, вып. 4. С. 28–36.

  • 56

    Зозуля А.А., Кост Н.В., Соколов О.Ю., Габаева М.В., Гривенников И.А., Андреева Л.А., Золотарев Ю.А., Иванов С.В., Андрющенко А.В., Мясоедов Н.Ф., Смулевич А.Б., Бюл. Эксп. Биол. Мед., 2001, т. 131, вып. 4. С. 376–378.

    Артикул Google Scholar

  • 57

    Кост, Н.В., Автореферат докт. Наук, Москва, 2007.

  • 58

    Мясоедов Н.Ф., Иллариошкин С.Н., Журавлева Е.Ю., Кондрашенко Е.Н., Вереютина И.А., Вестн.Неврологии, Психиатрии и Нейрохирургии, 2013, № 1. 6. С. 86–95.

  • 59

    Сюняков Т.С., Автореф. Наук, Москва, 2010.

  • 60

    Телешова Е.С., Бочкарев В.К., Сюняков Т.С., Бугаева Т.П., Незнамов Г.Г., Психиатрия. 4. С. 26–35.

  • 61

    Медведев В.Е., Терещенко О.Н., Чобану И.К., Исраелян А.Ю., Кост Н.В., Соколов О.Ю., Мясников Н.Ф., Журнал Неврологии и Психиатрии им. Корсакова, 2014, вып. 7. С. 17–22.

  • 62

    Бахтиярова Ю.Р., Наука и Современность, 2013, №2. 25-1, стр. 54–57.

  • 63

    Левицкая, Н.Г. и Каменский А.А., Успехи физиологических наук, 2009, т. 40, нет. 1. С. 44–65.

    CAS Google Scholar

  • 64

    Надорова А.В., Колик Л.Г., Клодт П.М., Наркевич В.Б., Наплекова П.Л., Козловская М.М., Кудрин В.С., Нейрохимия, 2014, т. 31, нет. 2. С. 147–153.

    Google Scholar

  • 65

    Верткин А.Л., Скотников А.С., Москвичев В.Г., Лечащий Врач, 2011, вып. 9. С. 41–50.

  • 66

    Москвичев В.Г. , Волохова Р.Ю., Врач Скорой помощи, 2006, № 2, с. 7. С. 57–61.

  • 67

    Грачев С.А., Брюн Э.А., Гамалея Н.Б., Можгинский Ю.Б., Соколов О.Ю., Золотарев Ю.А., Сокольчик Е.И. Вопросы наркологии. 1. С. 67–73.

  • 68

    Маркелов И.М., Отчет о научно-исследовательской работе «Исследование лечебных свойств олигопептида" Семакс "при реабилитации ветеранов подразделяющихся характеристик особого риска. Объекты с высоким риском), Санкт-Петербург.-Петербург, 2001.

  • 69

    Мурашев А.Н., Шайхутдинова Е.Р., Боброва И.А., Хохлова О.Н., Слащева Г.А., Берчатова А.А., Крапф Г., Биссессар Э., В Росс. дурачок. «Белки и пептиды». Тез. dokl . (Пятый Всероссийский симпозиум «Белки и пептиды». Тезисы), Петрозаводск, 2011, с. 100.

  • 70

    Павлов Т.С., Санжиева Л.Ц., Самонина Г.Е., Сергеев В.И., Лелекова Т.В., Росс. Физиол. Журнал им. И.М. Сеченова, 2005, т. 91, вып. 2, стр. 178–183.

    CAS Google Scholar

  • 71

    Смирнова Е.А., Автореф. Наук, Москва, 2004.

  • 72

    Петровский А.К., Петровская А.Ю., Косенко М.В., Андреева Л.А., Смирнов Н.А., Федоров В.Н., Психиатрия, Психотерапия и клиническая психология. , 2015, т. 3, вып. 21. С. 105–112.

  • 73

    Полунин, Г.С., Нуриева С.М., Баяндин Д.Л., Шеремет Н.Л., Андреева Л.А., Вестн. Офтальмол., , 2000, № 2, с. 1. С. 15–18.

  • 74

    Шеремет Н.Л., Автореф. Sci. Наук, Москва, 2000.

  • 75

    Шеремет Н.Л., Полунин Г.С., Овчинников А.Н., Каменский А.А., Левицкая Н.Г., Андреева Л.А., Алфеева Л.Ю., Нагаев И.Ю. , Вестн. Офтальмол., 2004, т. 120, нет. 6. С. 25–27.

    CAS Google Scholar

  • 76

    Хавинсон, В.К., Тарновская С.И., Линькова Н.С., Гутоп Е.О., Елашкина Е.В., Adv. Геронтол., 2015, т. 5, вып. 4. С. 219–224.

    Артикул Google Scholar

  • 77

    Ляпина Л. А., Пасторова Е.В., Оберган Т.Ю., Самонина Г.Е., Ашмарин И.П., Мясников Н.Ф., Изв. РАН. Сер. Биол., , 2006. 2. С. 193–203.

  • 78

    Мясоедов Н.Ф., Андреева Л.А., Григорьева М.Е., Оберган Т.Ю., Шубина Т.А., Ляпина Л.А., Докл. Акад. Наук, 2014, т. 458, нет. 1. С. 112–115.

    Google Scholar

  • 79

    Ляпина Л.А., Мясоедов Н.Ф., Андреева Л.А., Ульянов А.М., Оберган Т.Ю., Шубина Т.А., Пасторова В.Е., Изв. РАН. Cer. Биол. , 2010, № 3. С. 375–379.

  • 80

    Ляпина Л.А., Мясоедов Н.Ф., Григорьева М.Е., Шубина Т.А., Андреева Л.А., Изв.РАН. Сер. Биол., 2013. 4. С. 453–462.

  • 81

    Насадюк С., Скляров А., Гастроэнтерол. Гепатол. Открытый доступ, 2015, т. 11. С. 1–6.

    Google Scholar

  • 82

    Баленович, Д., Бенчич, М.Л., Удович, М., Симонджи, К., Ханзевацки, Я.С., Баришич, И., Кранчевич, С., Пркацин, И., Чорич, В., Брчич, L., Coric, M., Brcic, I., Borovic, S., Radic, B., Drmic, D., Vrcic, H., Seiwerth, S., и Sikiric, P., Регул. Пепт., 2009, т. 156, ном. 1–3, с. 83–89.

  • 83

    Гирес К., Немет Дж. И Задори З., Curr. Pharm. Des., 2013, т. 19, нет. 1. С. 34–39.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 84

    Gyires, K., Toth, V.E., and Zadori, Z.S., J. Physiol. Pharmacol., 2015, т. 66, нет. 3. С. 319–329.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 85

    Сикирич, П., Инфламмофармакология, 1999, нет. 7 (1), стр. 1–14.

  • 86

    Sikiric, P., Seiwerth, S., Rucman, R., Turkovic, B., Rokotov, DS, Brcic, L., Sever, M., Klicek, R., Radic, B., Drmic , D., Kolenc, D., Aralica, G., Rak, D., Dzidics, S., Vrcic, H., and Sebecic, B., Current Pharmaceutical Design, 2013, vol. 19. С. 76–83.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 87

    Tache, Y. , Curr.Med. Chem., 2012, т. 19, нет. 1. С. 35–42.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 88

    Xue, XC, Wu, YI, Gao, MT, Li, WG, Ghao, N., Li, W., Zhao, N., Wang, Z., Bao, C., Yan, Z. , and Zhang, Y., World J. Gastroenterol., 2004, vol. 10, вып. 7. С. 1032–1036.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 89

    Сикирич, П., Зайверт, С., Рукман, Р., Туркович, Б., Рокотов, Д.С., Брчич, Л., Север, М., Кличек, Р., Радич, Б., Дрмич, Д., Коленц, Д., Vrcic, H., and Sebecic, B., Current Pharmaceutical Design, 2011, vol. 17, нет. 16. С. 1612–1632.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 90

    Ueda, K., Ueyama, T., Oka, M., Ito, T., Tsuruo, Y., and Ichinose, M., J. Pharmacol. Наук, 2009, т. 110, нет. 3. С. 285–294.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 91

    Хавинсон В.Х., Рыжак Г.А., Михайлова О.Н., Успехи геронтологии, 2013, т. 26, вып. 1. С. 11–19.

    PubMed Google Scholar

  • 92

    Насадюк С., Панасюк Н., Фоменко И., Скляров А., Curr. Issues Pharm. Med. Наук, 2012, т. 25, нет. 4. С. 446–448.

    Google Scholar

  • 93

    Хавинсон, В.К., Линькова Н., Дудков А.В., Полякова В.О., Кветной И.М. Бюл. Exp. Биол. Мед., 2012, т. 152, нет. 5. С. 615–618.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 94

    Берг В., Рожье Х., Нисар К., Зи К., Бонтуис Ф. и Джерманс Дж., The Shock Society, 2009, т. 31, нет. 3. С. 285–291.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 95

    Шорманов, И. С., Косенко М.В., Петровский А.К., Петровская А.Ю., Андреева Л.А., Федоров В.Н., Ворчалов М.М., Медицинский вестник Башкортостана, 2016, т. 11, вып. 2 (62), стр. 47–52.

  • 96

    Козина Л.С., Дисс. Биол. Наук, Санкт-Петербург, 2009.

  • 97

    Коломин Т.А., Автореф. Sci. Диссертация, Москва, 2012.

  • 98

    Коломин Т.А., Шадрина М.И., Агниуллин Я.В., Шрам С.И., Сломинский П.А., Лимборская С.А., Мясоедов Н.Ф., Докл. Акад. Наук, 2010, т. 430, нет. 1. С. 127–129.

    Google Scholar

  • 99

    Шадрина М., Андреева Л., Сломинский П., Лимборска С., Мясоедов Н., Регуляторные пептиды, 2011, нет. 170. С. 18–23.

  • 100

    Апарцин К.А., Зарицкая Л.В., Григорьев С.Е., Лепехова С.А., Аллергология и иммунология, 2006, т.7, вып. 3, стр. 429.

  • 101

    Учакина О.Н., Кандидат биол. Дисс., Москва, 2007.

  • 102

    Учакина О.Н., Учакин П.Н., Мясоедов Н.Ф., Андреева Л.А., Щербенко В.Е., Мезенцева. , М.В., Габаева, М.В., Соколов, О.Ю., Зозуля, А.А., Ершов, Ф.И., Журн. Неврол. и Психиатр. им. С.С.Корсакова, 2008, т. 108, нет. 5. С. 71–75.

    CAS Google Scholar

  • 103

    Рат, М.W. и Niedzwiecki, A., патентная заявка № 20120321656, 2013.

  • 104

    Андреева Л.А., Нагаев И.Ю., Мезенцева М.В., Шаповал И.М., Подчерняева Р.Я., Щербенко В.Е., Потапова Л.А., Руссу Л.И., Ершов Ф.И. , и Мясоедов Н.Ф., Докл. Акад. Наук, 2010, т. 431, нет. 3. С. 414–418.

    Google Scholar

  • 105

    Ершов Ф.И., Алексеева Л.А., Мясоедов Н.Ф., Мезенцева М.В., Учакин П.Н., Учакина О.Н., Вопр. Virusol., 2009, № 2, с. 5. С. 19–24.

  • 106

    Ручи, Дж. И Шанмугхавел, П., The Scientific World Journal, 2014, vol. 10, стр. 12.

    Google Scholar

  • 107

    Escandon, J.L.N., Gomara, M.J., Nogales, M.L., Arrayago, N.H., Munoz, I.M., and Paya, E.P., Патент США No. US 2010/0197606A1, 2010.

  • 108

    Benner, R. and Khan, N.A., Патент EP 1300418 A1, 2012.

  • 109

    Rath, M.W. и Roomi, W.M., патентная заявка № 20130011423, 2014.

  • 110

    Лю, М.Л., Ли, З.Х., Сюй, Ф.Дж., Лай, Л.Х., Ван, К.К., Тан, Г.П. и Ян, В.Т., Биоматериалы, 2012, т. 33, нет. 7. С. 2240–2250.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 111

    Manning, M., Stoev, S., Chini, B., Durroux, T., Mouillac, B., and Guillon, G., Progress in Brain Res., 2008, т. 170. С. 473–512.

    CAS Статья Google Scholar

  • 112

    Бунк, М., Цибере, Л., Хорват, К., Граф, К., Франк, Э., Кесслер, М.С., Мургатройд, К., Мюллер-Мисок, Б., Гоник, М. , and Weber, P., PLoS One, 2009, vol. 4, вып. 4, e5129.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 113

    Ропер, Дж.А., О’Кэрролл, А.-М., Янг, В.С., и Лолайт, С.Дж., Stress, 2011, vol. 14, вып. 1. С. 98–115.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 114

    Курышева Н.И., Шпак А.А., Иоилева Е.Е., Галантер Л.И., Нагорнова, Шубина Н.Ю., Слышалова Н.Н., Вестн. Офтальмол., 2001, № 2, с. 4. С. 5–8.

  • 115

    Алексеев И.Б., Ломакина О.Е., Шиналиева О.Н., Алексеева Г.Н., Глаукома, 2012, № 1. С. 48–52.

  • 116

    Бикбов М.М., Сафин Ш.М., Даутова З.А., Муслимова З.Р., Исангулова Л.Х., Вестник Российской Военно-Медицинской Академии, 2012, № 1 (37), с. 134–139.

  • 117

    Назарова Г.А., Кончугова Т.В., Юрова О.В., Турова Е.А., Рассулова М. А., Морозова Н.Е., Вопросы курортологии, Физиотерапия и лечебной физики, Культуры, 2013. 5. С. 29–32.

  • 118

    Страхов, В.В., Попова А.А., Федоров В.Н., Офтальмологические ведомости, 2014, т. 7, вып. 4. С. 43–51.

  • 119

    Семенова Т.П., Козловская М.М., Зуйков А.В., Козловский И.И., Захарова Н.М., Андреева Л.А., Neurosci. Behav. Физиология, 2008, т. 38, нет. 2. С. 203–207.

    CAS Статья Google Scholar

  • 120

    Донцова Е.В., Эксперим. и Клинич. Дерматокосметология, 2014, № 2, с.3. С. 15–19.

  • 121

    Желтышева А.С., Современные аспекты дерматовенерологии: материалы II Всерос. науч.-практ. конф. (Современные аспекты дерматовенерологии: материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции), Москва, 2010, с. 46–47.

  • 122

    Убейд А., Чжао Л., Ван Ю. и Ханташ Б.М., J. Investigative Dermatol., 2009, стр. 1–7. https://doi.org/10.1038/jid.2009

  • 123

    Новикова Д.А.и Арсеньева Д.А., Российский педиатрический журнал, 2012, № 2, с. 5. С. 9–13.

  • 124

    Самсонова Т.В., Росс. Вестник перинатологии и педиатрии, 2013, № 1. 5. С. 109–114.

  • 125

    Евдокимов Б.Б., Коршунов М.Х., Коршунова Э.С., Айбятов Д.Т., Рабинович Э.З., Герасименя В.П., Захаров С.В., Экспериментальная и клиническая, 2010, № 90. 4. С. 55–60.

  • 126

    Бондаренко Н.С., Умарова Б.А., Копылова Г.Н., Самонина Г.Е., Гусева А.А., В Росс. Журн. дурачок. «Белки и пептиды». Тез. dokl . (Пятый Всероссийский симпозиум «Белки и пептиды». Тезисы), Петрозаводск, 2011, с. 340.

  • 127

    Ганапольский В.П., докторская диссертация, Санкт-Петербург, 2008.

  • Приготовление и применение инъекционных гидрогелей на пептидной основе

    Инъекционные гидрогели in situ продемонстрировали огромный потенциал применения в биомедицинской области из-за их значительного накопления лекарственного средства в участках поражения, замедленного высвобождения и значительного снижения системных побочных эффектов. В частности, гидрогели на основе пептидов с уникальной биодеградацией, биосовместимостью и биоактивностью представляют собой привлекательные молекулярные скелеты. Кроме того, пептиды играют важную роль в нормальном метаболизме, имитируя естественную микросреду тканей и реагируя на раздражители в окружающей среде поражения. Их преимущества наделяют гидрогели на основе пептидов большим потенциалом для использования в качестве биомедицинских материалов. В этом обзоре представлено изготовление и производство гидрогелей на основе пептидов.Кратко рассмотрено несколько многообещающих кандидатов, которые обладают умом и заботой об окружающей среде. Затем обсуждаются недавние разработки этих гидрогелей для биомедицинских применений в тканевой инженерии в качестве носителей лекарств / генов и антибактериальных агентов. Наконец, рассматривается разработка инъекционных гидрогелей на основе пептидов для биомедицинских применений в будущем.

    Эта статья в открытом доступе

    Подождите, пока мы загрузим ваш контент... Что-то пошло не так. Попробуй еще раз?

    Оптимизация подготовки проб пептидов для пептидомиков мочи.

    Abstract

    Анализ нативных или эндогенных пептидов в биожидкостях может дать ценную информацию о механизмах заболевания.Кроме того, обнаруженные пептиды могут также использоваться в качестве потенциальных биомаркеров для неинвазивного мониторинга заболеваний человека. Неинвазивный характер сбора мочи и обилие пептидов в моче делают анализ с помощью высокопроизводительных методов «пептидомики» привлекательным подходом для исследования патогенеза почечной недостаточности. Однако методики определения пептидомов мочи могут быть проблематичными в связи с трудностями, связанными с подготовкой образцов. Матрица мочи может оказать существенное влияние на фон при проведении аналитических измерений, что затрудняет как идентификацию пептидов, так и глубину считывания пептидомов при использовании анализа пептидомов на основе ЖХ-МС.Мы сообщаем о новой адаптации метода стандартной твердофазной экстракции (SPE) к модифицированному подходу SPE (mSPE) для повышения выхода пептидов и чувствительности анализа с пептидомами на основе ЖХ-МС с точки зрения времени, стоимости, засорения ЖХ-МС. столбец, выход пептида, качество пептида и количество пептидов, идентифицированных каждым методом. Затраты и временные затраты были сопоставимы как для SPE, так и для mSPE, но больше мешающих примесей из матрикса мочи было очевидно в препаратах SPE (например,g., засорение колонок ЖХ-МС, желтоватое фоновое окрашивание подготовленных образцов из-за задержанного уробилина, более низкие выходы пептидов) по сравнению с методом mSPE. Когда мы сравнили данные технических повторов 4 прогонов, метод mSPE обеспечил значительно более высокую эффективность для подготовки образцов мочи (например, идентификация пептида mSPE 82% по сравнению с 18% с SPE; p = 8,92E-05). Кроме того, идентификация пептидов при применении метода mSPE подчеркнула биологию дифференциальной активации пептидаз мочи во время острого отторжения почечного трансплантата с отчетливой лестницей специфических пептидов, которая была скрыта для большинства белков при использовании обычного метода SPE.В заключение, было обнаружено, что метод mSPE превосходит традиционный стандартный метод SPE для подготовки образцов пептидов мочи при применении анализа пептидомов ЖХ-МС благодаря оптимизированной очистке образцов, которая обеспечивает улучшенные экспериментальные выводы на основе достоверно идентифицированных пептидов.

    Многие научные публикации, созданные UC, находятся в свободном доступе на этом сайте из-за политики открытого доступа UC. Сообщите нам, насколько этот доступ важен для вас.

    Основное содержание

    Загрузить PDF для просмотраПросмотреть больше

    Больше информации Меньше информации

    Закрывать

    Введите пароль, чтобы открыть этот PDF-файл:

    Отмена ОК

    Подготовка документа к печати…

    Отмена

    Характеристика, получение и очистка морских биоактивных пептидов

    Морские биоактивные пептиды, как источник уникальных биоактивных соединений, являются предметом текущих исследований.Они выполняют различные биологические роли, одними из наиболее важных из которых являются антиоксидантная активность, антимикробная активность, противораковая активность, антигипертензивная активность, противовоспалительная активность и т. Д., А также описаны специфические характеристики биоактивности. В этом обзоре также описаны различные технологии производства морских биоактивных пептидов с использованием органического синтеза, экстракции с помощью микроволнового излучения, химического гидролиза и гидролиза ферментов. Наконец, описывается очистка морских биоактивных пептидов, включая гель-хроматографию или эксклюзионную хроматографию, ионообменную колоночную хроматографию и высокоэффективную жидкостную хроматографию с обращенной фазой, которые нацелены на поиск быстрого, простого и эффективного метода получения мишени. пептиды.

    1. Введение

    Океаны занимают более 70% земли и являются богатым природным ресурсом для многих биологически активных соединений в таких организмах, как рыба, моллюски, моллюски, однотонные моллюски, головоногие моллюски, ракообразные и иглокожие, которые вносят значительный вклад в развитие экономическое и научное развитие [1, 2]. Поскольку морские организмы живут в сложных средах обитания и подвергаются воздействию экстремальных условий, таких как соленость, давление, температура и освещение, они производят широкий спектр вторичных метаболитов, которые нельзя найти где-либо еще [2].Кроме того, морские организмы также имеют особую структуру и составляют почти половину мирового биоразнообразия, включая антиоксидантную, противомикробную, противораковую, антигипертензивную, противовоспалительную и т. Д. [3].

    Как правило, биоактивные пептиды часто имеют от 3 до 20 аминокислотных остатков, и их биологическая активность зависит от их аминокислотного состава и последовательности [4]. В последнее время большое внимание уделяется выяснению структурных, композиционных и последовательных свойств биоактивных пептидов [3].В этом обзоре освещаются характеристики морских пептидов с биологической активностью, а также получение и очистка таких пептидов.

    2. Морские пептиды с различной биоактивностью

    Многие морские организмы подвергаются более экстремальным условиям, чем на суше, что заставляет морские биоактивные пептиды существенно отличаться по аминокислотному составу и последовательностям от наземных биоактивных пептидов; кроме того, виды и количество морских биоактивных пептидов больше, чем у наземных биоактивных пептидов.Более того, морские биоактивные пептиды можно получить от различных морских животных, растений и низших организмов. Каждый из них уникален как вид, учитывая его большое таксономическое разнообразие и особые характеристики, морские биоактивные пептиды обладают лучшей биологической активностью в некоторых областях, чем наземные биоактивные пептиды.

    2.1. Антиоксидантные пептиды

    Окисление является важной реакцией во всех живых организмах, поскольку образование свободных радикалов и других активных форм кислорода (АФК) играет важную роль в передаче сигнала [5].Однако избыток свободных радикалов может вызывать многие заболевания человека, такие как болезни сердца, инсульты, артериосклероз, диабет и рак [6]. Антиоксиданты - это соединения, которые могут ингибировать кислородзависимое окисление липидов, обычно путем улавливания и нейтрализации свободных радикалов [7]. Кроме того, синтетические антиоксиданты, такие как бутилированный гидроксианизол (BHA) и бутилированный гидрокситолуол (BHT), имеют долгосрочные проблемы безопасности и негативное восприятие потребителями [8]. По этим причинам в последнее время возрос спрос на натуральные антиоксиданты.

    По сравнению с земной средой, морские организмы живут в сложных средах обитания и подвергаются экстремальным условиям; таким образом, некоторые из них обладают более высокой антиоксидантной активностью. В последние годы было обнаружено множество антиоксидантных пептидов из морских организмов, например пептиды из Hoki (Johnius belengerii) frame [9], Mackerel (Pneumatophorus japonicus) [10], Mussel (Perna canaliculus) мышцы [ 11], Croaker (Otolithes ruber) [12], Tuna backbone [13] и Prawn (Penaeus japonicus) [14], и эти пептиды проявляют значительную активность по улавливанию свободных радикалов (Таблица 1).Более того, каждый год значительная часть общего улова выбрасывается [15], что приводит к загрязнению окружающей среды и нерациональной трате ресурсов. Поэтому многие исследователи использовали побочные продукты из морепродуктов для получения антиоксидантных пептидов, таких как побочные продукты Sardinelle (Sardinella aurita) [16], Abalone (Haliotis Discus hannai Ino) внутренних органов [17], кожа Nile Tilapia [18], Jumbo Squid (Dosidicus gigas) кожа [19] и так далее, и, таким образом, эти исследования повышали ценность использования морских организмов.

    910 9105 Antiophicus 9105

    910 910 910 910 910 910 910 910 9101 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910

    910x910 910 910 910 910G 910G 910 910 910 910 910 910 Antimonium Antivirus 910 910 910 Antimonium 9 1065 Костяк 910K 910K 910K 910K 910K1 910K1 910K1 910K1 910K1 910K1 Sardinella aurita 910GV 910GV 910GV 910GV 910GV 910GG 910GG 910G , NGPLQAGQPGER

    910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910 910

    910G 910G 910AG 910ralack 910ralack 910ralack 910ralack ингибирующий 910F, ACE 910F, 910F, Мясо ] 0910 Microobel 0 Microobel 0 девяносто один тысяча семьдесят-один девяносто один тысяча семьдесят-один 910 71 65

    ens3210

    ens709 Algae3 Противовоспалительное

    Голова

    Общепринятое название Научное название Происхождение Биологическая активность Пептидная последовательность (ы) Ссылка

    900 Рама Антиоксидант ESTVPERTHPACPDFN [9]
    Скумбрия Pneumatophorus japonicus Мышца Антиоксидант KGYSSYICDK, SSYCIVKICDK [11]
    Croaker Otolithes ruber Антиоксидант VKAGFAWTANQQLS [13]
    Креветка Penaeus japonicus Мышца Antioxidant 910K1 910K1 910K1 910K 910K 910K 910K Мышцы Антиоксидант LHT, LAAL, GGG, GAH, GATA, PHTL, GALAAH [16]
    Jumbo Squid [19]
    Морской огурец Acaudina molpadioides Все тело Ингибитор АПФ MEGAQEAQGD65 GDLGKTTTVSNWSPPKYKDTP [32]
    Подошва 910 70 Limanda aspera Рамка Антигипертензивное средство MIFPGAGGPEL [33]
    Blue Mussel Mytilus edulis
    Креветки - Ферментированный продукт Ингибитор АПФ SV, IF, WP [35]
    Креветка Плезионика izumiae Omori10
    0 910 Wholee 910 910
    [36]
    Alaska Pollack Theragra chalcogramma Frame ингибитор АПФ FGASTRGA [37]
    GPL, GPM [38]
    Тунец - Рамка Ингибирующий АПФ GDLGKTTTVSNWSPPKYKDTP [32]
    Акула -

    910 910 910 F65, ACE

    Oyster Crassostrea gigas Мышцы Анти-ВИЧ LLEYSL, LLEYSI [40]
    [40]
    FULLVTIMOCUS
    GKLNLFLSRLEILKLFVGAL [41]
    Морские улитки Cenchritis muricatus Всего тела Противогрибковые SRSELIVHQR [42]
    Hoki Johnius belengerii Рама Са-связывание ВЛСГГТТМЯСЛЯЕ [43]
    Alaska Pollack Халькограмма Theragra Backbone Ca-связывание VLSGGTTMAMYTLV [44]
    Yellowfin Sole 910TDSID Yellowfin Sole 910SR 910RED ]
    Спирулина Maxima - все тело антиатеросклеротические LDAVNR, MMLDF [46]
    Синих мидии Mytilus ейиНз всего тело Anticoagulant EADIDGDGQVNYEEFVAMMTSK [47]
    Oyster Crassostrea gigas Мышцы Противоопухолевые - [48]
    Противоопухолевые 910LP 910L 910Life Tuna 910LP 910Life 901 910LP 910L 9106 PTAEGGVY MVT [49]
    Пасифик Уайтинг Merluccius productus Все тело Иммуномодулирующее - [50] - [50]
    - [51]
    Salmo Oncorhynchus keta Кожа Противодиабетическая - 1 [52] azil azil Azimus azil Против ожирения - [53]

    Измерение антиоксидантной активности является важным методом скрининга.Используются некоторые химические методы, включая снижение мощности, активность по улавливанию гидроксильных радикалов, активность по улавливанию супероксидных анион-радикалов, улавливание активных форм кислорода и ингибирование перекисного окисления липидов [20–23]. Несмотря на широкое использование этих химических анализов антиоксидантной активности, ни один из них не учитывает биодоступность, захват и механизм действия антиоксидантных соединений [24]. В последние годы модели клеточных культур предлагают подход, который является рентабельным и относительно быстрым и может объяснить метаболические проблемы [25].Один из подходов состоит в использовании клеточного антиоксидантного статуса, измеренного с помощью анализа метилтиазолилтетразолия, и защиты клеток HepG2 от цитотоксичности, индуцированной H 2 O 2 [26, 27]. Однако, поскольку концентрация H 2 O 2 не ясна, этот метод должен иметь предварительный эксперимент. Другой анализ эффективности клеточной антиоксидантной активности (CAA) также связан с клетками HepG2 [25, 28], и анализ CAA считается лучшим индикатором активности in vivo по сравнению с анализами in vitro , поскольку он включает воздействие антиоксиданты до сложных биологических субстратов в физиологических условиях [29].Безусловно, лучшие антиоксидантные анализы взяты на животных моделях и в исследованиях на людях [30], но они дороги, требуют много времени и не подходят для первоначального скрининга [24]. Другими словами, хотя существует множество методов, используемых для тестирования антиоксидантов, утвержденных стандартизованных методов не существует.

    2.2. Пептиды, ингибирующие ангиотензин-I-превращающий фермент (АПФ)

    Гипертония - одно из наиболее распространенных сердечно-сосудистых заболеваний во всем мире [54]. Приблизительно 54% ​​инсультов, 47% ишемической болезни сердца, 75% гипертонической болезни и 25% других сердечно-сосудистых заболеваний во всем мире были связаны с высоким кровяным давлением [55].Среди процессов, связанных с гипертонией, важную роль в регуляции артериального давления играет ангиотензин-I-превращающий фермент (АПФ). АПФ может катализировать превращение ангиотензина I в ангиотензин II, а ангиотензин II является сильнодействующим вазоконстриктором, который увеличивает периферическое сосудистое сопротивление и, как следствие, повышает артериальное давление [56, 57]. Поэтому при разработке препаратов для контроля высокого кровяного давления ингибиторы АПФ и блокаторы рецепторов ангиотензина теперь используются в клинической практике для лечения различных сердечно-сосудистых заболеваний [58].Однако считается, что синтетические препараты, такие как каптоприл, лизиноприл и эналаприл [59], обладают определенными побочными эффектами, такими как кашель, кожная сыпь, потеря вкуса или ангионевротический отек [60, 61]. Из-за этих неблагоприятных побочных эффектов существует тенденция к поощрению разработки естественных ингибиторов АПФ.

    В последние годы природные пептиды с активностью ингибирования АПФ были получены из различных морских организмов, таких как зеленые водоросли [62], морской огурец (Acaudina molpadioides) [31], тунец [32], Sole (Limanda aspera). [33], голубые мидии (Mytilus edulis) [34], гигантские кальмары (Dosidicus gigas) [63], устрицы (Crassostrea gigas) [64] и креветки [35, 36].Кроме того, рыба является источником множества биоактивных пептидов с ингибирующей активностью в отношении АПФ, включая Alaska Pollack (Theragra chalcogramma), рамка [37] и кожа [38], рыба камбала (Paralichthys olivaceus) [65], тунец [32], Акула [39] и Треска (Gadus morhua) [66]. Морские организмы могут стать важным источником белка для выбора новых ингибиторов АПФ (таблица 1).

    На сегодняшний день наиболее часто используемый метод определения ингибирующей активности АПФ оценивается с помощью графиков Лайнуивера-Берка [56].Кроме того, существует множество методов оценки ингибирующей активности АПФ in vitro , такие как спектрофотометрический, флуориметрический, радиохимический, высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЭЖХ) и капиллярный электрофорез (КЭ) [67, 68]. Однако спектрофотометрический анализ сложен и требует много времени; флуорометрический анализ дорог, но прост и автоматизирован [69]; радиохимический анализ небезопасен, требует много времени и специального оборудования [70]. Анализ ВЭЖХ имеет высокую чувствительность и короткое время работы, в то время как по сравнению с методами, упомянутыми выше, анализ CE оказался более быстрым и автоматизированным и требует меньше образцов, субстратов и реагентов, что позволяет предположить, что метод CE более эффективен. подходит для высокопроизводительного скрининга пептидов с активностью ингибирования АПФ [54].Кроме того, после идентификации пептида , ингибирующего АПФ, in vitro , необязательно существует эффект in vivo . Таким образом, необходимо провести in vivo, исследований на животных с использованием моделей животных, а анализ in vivo на ингибирующую активность АПФ обычно проводят путем измерения реакции артериального давления у крыс со спонтанной гипертензией после внутривенной инъекции или перорального введения [71]. Однако анализы in vivo дороги, трудоемки и сложны.В заключение, желательно создание простого, быстрого, чувствительного и надежного анализа ингибирования.

    2.3. Антимикробные пептиды

    Обнаружение широкого распространения антимикробных пептидов (AMP) за последние 20 лет дало представление о врожденных защитных системах, которые позволяют использовать многоклеточные организмы [72], а AMP считаются очень важными иммунными эффекторами, которые развились благодаря положительный отбор [73]. В последнее время большое внимание уделяется биологически активным пептидам морского происхождения из-за их особой среды обитания, составов и свойств.Морские организмы находятся в тесном контакте с микробами и являются огромным источником AMP. Кроме того, в гаванях с морской водой открытого океана содержится 106 бактериальных и 103 грибковых клеток на миллилитр, и большинство морских организмов являются хозяевами определенных популяций микробов на своей поверхности или в пределах своих тканей [74]. Как указывалось ранее, в этом разделе представлены несколько натуральных продуктов морского происхождения, обладающих значительными антимикробными свойствами. В последние годы исследователи выделили АМП из атлантической трески (Gadus morhua) [75], грязевого краба (Scylla paramamosain) [76], устрицы (Crassostrea gigas) [40], желтого сома (Pelteobagrus fulvidraco). ) [41], Губка (Trichoderma sp.) [77] и морская улитка (Cenchritis muricatus) [42], а AMP из морских организмов обладают безопасными, естественными, недорогими и высокими биологическими свойствами (Таблица 1). Кроме того, было использовано несколько методов тестирования антимикробной активности гидролизатов или пептидов. Например, анализ диффузии в агаре - распространенный метод, используемый для проверки антимикробной активности пептидов [78, 79]. Этот метод количественно определяет способность антибиотиков подавлять рост бактерий [80]. Метод диффузии в агар обычно используется для определения минимальной ингибирующей концентрации в твердых средах [81].Кроме того, существуют некоторые другие анализы для оценки антимикробной активности, такие как дисковый диффузионный анализ [82], разведение в бульоне [83], высокопроизводительный флуоресцентный скрининговый анализ [84] и так далее. Растущая проблема устойчивости к обычным антибиотикам и потребность в новых антибиотиках стимулировали интерес к разработке антимикробных пептидов в качестве терапевтических средств для человека [72].

    2.4. Другие биоактивные пептиды

    Пептиды морских организмов также проявляют другие биоактивности, такие как связывание кальция, антикоагулянт, противоопухолевый, сердечно-сосудистый защитный, иммуномодулирующий, нейропротекторный, противодиабетический и подавляющий аппетит активность [85, 86].

    Есть много исследований по вышеуказанной биологической активности; например, Юнг и Ким [43] приготовили пептид из кости Hoki (Johnius belengerii) , демонстрирующий значительную Са-связывающую активность, и эту кость можно было использовать в нутрицевтиках с высокой биодоступностью кальция. Юнг и др. [44] также обнаружили низкомолекулярный пептид с высоким сродством к кальцию из основной цепи Alaska Pollack (Theragra chalcogramma) , который позволяет использовать костяк рыбы в области нутрицевтики.Кроме того, поскольку сердечно-сосудистые заболевания считаются основной причиной смерти во всем мире, некоторые исследователи выделили защитные пептиды сердечно-сосудистой системы от Yellowfin Sole (Limanda aspera) [45], Spirulina Maxima [46], Blue Mussel (Mytilus edulis) [ 47] и других морских организмов (табл. 1).

    В последние годы также наблюдается тенденция к изучению гидролизатов белков морских организмов, которые используются в качестве противоопухолевых средств [87]. Например, Wang et al. [48] ​​изучали противоопухолевую активность гидролизатов Oyster (Crassostrea gigas) у мышей BALB / c и обнаружили, что пролиферация лимфоцитов в селезенке и скорость фагоцитоза макрофагов у мышей, несущих S180, значительно увеличиваются после введения гидролизатов устриц. .Hsu et al. [49] исследовали антипролиферативную активность пептидов из мышечного побочного продукта Tuna Dark (Thunnus tanggol) , и результаты показали, что пептидная фракция с диапазоном молекулярной массы от 390 до 1400 Да обладает наибольшей антипролиферативной активностью. Alemán et al. [88] доказали, что гидролизаты желатина гигантского кальмара продемонстрировали in vitro цитотоксическое действие на раковые клетки со значениями IC50 0,13 и 0,10 мг / мл для клеточных линий MCF-7 (карцинома груди человека) и U87 (глиома) соответственно. .Кроме того, эффект иммуномодулирующих пептидов может быть обусловлен повышенной активностью макрофагов и пролиферацией лимфоцитов. Некоторые исследователи обнаружили, что фагоцитарная активность перитонеальных макрофагов усиливается после приема концентрата рыбьего белка из Pacific Whiting (Merluccius productus) в дозе 0,3 мг / мл в течение 7 дней [50]. Ян и др. [89] изучали иммуномодулирующие эффекты морского олигопептида из гидролизата кеты, и, по сравнению с контрольной группой, гидролизат лосося мог значительно увеличить способность к пролиферации лимфоцитов.Кроме того, как часть нашей врожденной иммунной системы, воспаление является одним из наиболее общих ответов, но считается, что неконтролируемое воспаление играет решающую роль в патогенезе различных заболеваний [90], и наблюдается заметный рост фармакологических исследований антибиотиков. -воспалительные морские биомолекулы в последние годы. Также описаны новые биоактивные пептиды губок [91], водорослей (Pyropia yezoensis), [51], бурых морских водорослей [92] и морских ушек [93], а также их фармакологические эффекты в отношении противовоспалительного действия.

    Кроме того, были исследованы некоторые другие биоактивные пептиды морских организмов. Ли и др. [94] исследовали противодиабетический эффект и механизм продукта из морских водорослей ( I. foliacea ) на мышах C57BL / KsJ-db / db и обнаружили, что уровни глюкозы в крови после приема пищи были значительно ниже, чем в контрольной группе. Zhu et al. [52] также обнаружили, что олигопептиды из кожи морского Salmo (Oncorhynchus keta) могут значительно снизить уровень глюкозы в крови натощак у диабетических крыс, и пришли к выводу, что противодиабетическая активность может быть опосредована подавлением окислительного стресса и воспаления, связанных с СД2.Более того, поскольку ожирение стало серьезной проблемой общественного здравоохранения во всем мире, было обнаружено, что некоторые морские пептиды обладают активностью против ожирения, например, морские водоросли [95], треска [96], путассу (Micromesistius poutassou) , коричневые креветки . (Penaeus aztecus) [53] и другие морские организмы [97]. Хотя морские организмы составляют примерно половину всего глобального биоразнообразия и существует ряд исследований для доказательства биологических эффектов с использованием экспериментов in vitro, или животных моделей, сейчас важно использовать испытания вмешательства человека для изучения биологических эффектов и их механизмы более подробно [86, 98].

    3. Получение морских биоактивных пептидов

    Биоактивные пептиды различались в зависимости от их вида, аминокислотного состава и последовательности, и их можно получить разными способами. Более того, некоторые методы влияют и на биологическую активность пептидов [99].

    3.1. Органический синтез

    С развитием технологий и методологий для выяснения структуры органический синтез все чаще применяется к морским натуральным продуктам [100].Из-за их особой биоактивности морские природные продукты дали значительное количество кандидатов в лекарственные средства, от простых пептидов до циклических пептидов, и для пакетирования синтетических целевых пептидов всегда используется органический синтез из-за низкой степени очистки [101]. Органический синтез обычно выбирает метод твердофазного синтеза с использованием ряда растворителей и методов синтеза для получения целевых пептидов, а крупнозернистый продукт идентифицируется с помощью масс-спектрометрии, чтобы проверить, соответствует ли он теоретической молекулярной массе.Его дальнейшая биологическая активность также будет проверена. Органический синтез позволит реализовать производство целевых пептидов в больших объемах. Однако метод органического синтеза трудоемок, дорог и экологически вреден. Для этого метода также требуются целевые пептиды с четкой последовательностью. Затем исследователи должны определить состав пептидов, используя ряд технологий выделения и очистки, и, таким образом, предпочтительны более эффективные методы экстракции.

    3.2. Экстракция с помощью микроволн

    В последнее десятилетие экстракция с помощью микроволн успешно применялась для экстракции множества биологически активных соединений из самых разных природных ресурсов [102, 103]. Этот метод включает использование электромагнитного излучения с частотой от 300 МГц до 300 ГГц для нагрева растворителей в контакте с образцом для отделения представляющих интерес соединений от матрицы образца [104]. Сообщалось, что этот метод увеличивает выход экстракции биологически активных соединений из различных матриц по сравнению с традиционной твердожидкостной экстракцией [105].Механизм экстракции с помощью микроволнового излучения заключается в межмолекулярном и внутримолекулярном трении, а также в движении и столкновении очень большого количества заряженных ионов, вызывающих быстрый нагрев реакционной системы и приводящее к разрушению клеточных стенок, а также мембран [ 106]. Хотя использование экстракции с помощью микроволнового излучения может привести к деградации биоактивных углеводов из-за локальной высокой температуры [107], имеется много сообщений об извлечении биоактивных материалов из морских организмов с помощью экстракции с помощью микроволнового излучения.Например, некоторые исследователи применили метод экстракции с помощью микроволн для тканей рыб [108], устриц [109] и креветок [110], а также кислотный гидролиз белков с помощью микроволн для массового картирования пептидов и тандемного масс-спектрометрического анализа пептидов. сообщил [111].

    Кроме того, микроволновая технология подходит для разложения особых организмов, таких как водоросли, клетки которых окружены динамичной, сложной и богатой углеводами клеточной стенкой, что делает разрушение клеточных стенок особенно важным [112 ].Например, некоторые исследователи изучали антиоксидантную способность сульфатированных полисахаридов из бурых морских водорослей [113, 114], используя экстракцию с помощью микроволнового излучения при различных давлениях, времени экстракции и соотношении водоросли / вода, и эти исследования показали, что экстракция с помощью микроволнового излучения была эффективной технологией. . Более того, методы механического разрушения также очень полезны для разрушения известковых и кремнистых скелетов некоторых твердых губок [106].

    Как правило, с помощью этого метода соединения экстрагируются более избирательно и быстрее, с аналогичными или лучшими выходами по сравнению с традиционными процессами экстракции.Между тем, этот метод также требует меньше энергии и объема растворителя, снижает затраты и является более экологически безопасным, чем традиционные процессы экстракции [115].

    3.3. Химический гидролиз

    Химический гидролиз белков достигается расщеплением пептидных связей кислотой или щелочью. Этот метод широко использовался в прошлом в промышленности, поскольку он недорог и прост в использовании. Однако эта технология имеет множество ограничивающих факторов, таких как сложность процесса контроля и тенденция к получению модифицированных аминокислот [98] и получение продуктов с переменным химическим составом и функциональными свойствами.Кислотный гидролиз - важная химическая модификация, способная существенно изменить структуру и функциональные свойства пептидов [116]. Кислотный гидролиз предпочтительнее других видов предварительной обработки из-за его низкой стоимости и эффективности [117]. Наиболее распространенным типом используемой разбавленной кислоты является серная кислота (H 2 SO 4 ). Однако были исследованы также азотная кислота (HNO 3 ), соляная кислота (HCl), фосфорная кислота (H 3 PO 4 ) и другие кислоты [118].Интересно, что малеиновая кислота и щавелевая кислота были более эффективны в гидролизе биомассы, чем доза H 2 SO 4 [116]. В кислотном гидролизе рыбьей чешуи обычно участвует HCl [119], а другие виды рыб, такие как водоросли, лосось, луга и скумбрия, гидролизуются 25% 0,4 М HCl [120]. Однако для кислотного гидролиза обычно требуется высокая температура, а гидролизат содержит большое количество соли. Кроме того, кислотный гидролиз может разрушить триптофан, который является незаменимой аминокислотой [121].С другой стороны, есть некоторые исследования щелочного гидролиза на таких образцах, как Cod [122], Tilapia [123], Channel Catfish [124] и т.д., но щелочной гидролиз часто приводит к плохой функциональности и низкой питательной ценности [121] . Кроме того, опреснение в более позднем эксперименте также является сложным. Кроме того, высокая растворимость коллагена также наблюдается при обработке щелочью [125–127]. Другими словами, химический гидролиз может легко вызвать гидролиз пептидных связей и получить высокий выход пептидов, но эта технология небезопасна и не наносит вреда окружающей среде, поэтому ее в основном используют в промышленном производстве.

    3.4. Ферментный гидролиз

    Ферментативная модификация белков с использованием выбранных протеолитических ферментных препаратов для расщепления специфических пептидных связей широко используется в пищевой промышленности [128]. Ферментативный протеолиз из животных и растительных источников широко изучался и описывался несколькими разными авторами за последние 60 лет [121], и он до сих пор остается наиболее часто используемым методом повышения ценности организма-мишени. Предпочтительные коммерческие ферменты получают из бактериального происхождения, включая алкалазу [13, 129], нейтразу [130, 131] и флавурзим [132, 133], а также из животных и растений, включая трипсин [68, 134], пепсин. [135, 136], папаин [137, 138], бромелайн [139, 140] и субтилизин [141, 142].Кроме того, добавление экзогенных ферментов может сделать гидролитический процесс более контролируемым и воспроизводимым. Существует пять независимых переменных ферментного гидролиза, включая следующие: концентрация фермента, pH, температура экстракции, время экстракции и соотношение вода / материал, причем каждый фермент имеет разные условия гидролиза [143]. Например, Bhaskar et al. [144] использовали алкалазу с оптимальными условиями отношения фермента к уровню субстрата 1,5% и временем гидролиза 135 мин для гидролиза висцеральных отработанных белков Catla (Catla catla) и получения более высокой степени гидролиза, близкой к 50%. .Другой исследователь использовал Protamex с оптимальными условиями отношения фермента к субстрату 4%, pH 7,1 и температурой 51 ° C для гидролиза кожи Blue Shake с целью получения пептида с наивысшей степенью гидролиза [145]. Кроме того, Song et al. [146] изучали условия гидролиза пепсина с уровнем фермента к субстрату 1100 Ед / г, pH 2,0, временем реакции 2,4 ч и соотношением воды к субстрату 4: 1 (об. / Мас.). . Одним словом, есть много исследователей, которые сосредоточили свое внимание на гидролизе ферментов из-за его воспроизводимости и контролируемости [147]; кроме того, ферментативные реакции не вызывают побочных реакций и не снижают питательную ценность источника белка.Однако регулирование pH кислотой или щелочью может привести к добавлению неорганической массы, такой как соль, удаление которой на более поздних этапах процесса может оказаться трудным и дорогостоящим.

    4. Очистка морских биоактивных пептидов

    Пептиды обычно имеют от 3 до 20 аминокислотных остатков, а их биоактивность зависит от их аминокислотного состава и последовательностей. Недавние исследования показали, что большинство пептидных последовательностей, зашифрованных в пищевых белках, придают биоактивные свойства после высвобождения путем ферментативного гидролиза [148].Затем важно определить структуру пептида, и именно поэтому так много исследователей исследовали очистку пептидов.

    В типичной процедуре открытия морских биоактивных пептидов, пептиды, сначала экстрагированные из морских организмов, экстракт проверяется на особую биоактивность, фракционируется с использованием технологии фракционирования на основе биологических анализов и, наконец, очищается для получения одного биоактивного пептида. Кроме того, для разработки эффективного процесса очистки необходимо четко исследовать такие методы, как системы мембранной фильтрации, гель-хроматография или эксклюзионная хроматография, ионообменная колоночная хроматография и обращенно-фазовая высокоэффективная жидкостная хроматография (RP-HPLC) ( Фигура 1).Каждая технология очистки имеет свои преимущества и недостатки, которые исследователь должен четко учитывать перед очисткой пептидов.


    4.1. Мембранная фильтрация

    Достижения в области материаловедения и технологии производства мембран сделали мембранную технологию важной технологией для разделения натуральных продуктов [149]. Вообще говоря, для получения целевого пептида исходный пептид обычно сначала отделяют с помощью мембранной фильтрации.Мембранную фильтрацию можно использовать на разных уровнях. Ультрафильтрация с отсечкой высокого молекулярного веса (MWCO) может использоваться для разделения макропептидов и негидролизованных белков. В нормальных условиях пептиды имеют 3–20 аминокислотных остатков, а мембраны с MWCO 1–10 кДа подходят для фракционирования биоактивных пептидов с желаемой молекулярной массой. Мембраны с низким MWCO, примерно <1 кДа, используются для концентрирования пептидов. Кроме того, мембранная фильтрация может работать при нормальной температуре, и во время процесса не происходит никаких химических реакций (рис. 2).Мембранная фильтрация может обеспечить большое количество разделений по сравнению с другим хроматографическим разделением, и тогда эта технология всегда показывает приложения для разделения и извлечения биоактивных соединений из различных исходных матриц. Однако мембранная фильтрация ограничивается опреснением из-за плохой селективности мембраны, тогда как большая часть хроматографического разделения может привести к опреснению, и некоторые исследователи использовали нанофильтрационную мембрану для опреснения [150]. Конечно, активированный уголь также используется для опреснения воды [151].


    В последние годы многие исследователи использовали мембранную фильтрацию в качестве первой стадии очистки. Например, Cho et al. [152] использовали микрофильтрацию с поперечным потоком, чтобы увеличить содержание галактуроновой кислоты в пектине с 68,0 до 72,2%. Kim et al. [9] использовали ультрафильтрационные мембраны для разделения гидролизатов каркасных белков (HPH) Hoki (Johnius belengerii) и обнаружили, что HPH-III с молекулярно-массовым распределением 3-5 кДа показал самую высокую антиоксидантную активность.Более того, с помощью ультрафильтрации Wang et al. [10] концентрированные и предварительно очищенные антиоксидантные пептиды, экстрагированные из скумбрии, и они обнаружили, что пептид с молекулярной массой менее 3 кДа проявил наивысшую активность по улавливанию 1,1-дифенил-2-пикрилгидразильных радикалов. Тонон и др. [153] получили гидролизат белка от Shrimp путем сочетания ультрафильтрации, а Roblet et al. [154] использовали электродиализ с фильтрационными мембранами для очистки гидролизата белка каркаса атлантического лосося.

    Таким образом, технология мембранной фильтрации продемонстрировала потенциальное применение при разделении биоактивных продуктов. Основная проблема мембранного разделения - это засорение, которое может сократить срок службы мембраны и увеличить стоимость. В результате модификация структуры и свойств мембраны и разработка новых мембранных систем с низкими характеристиками загрязнения и высокой селективностью будет способствовать развитию технологии мембранной фильтрации.

    4.2.Гель-фильтрационная хроматография

    Частично очищенный экстракт подвергают гель-фильтрационной хроматографии и ионообменной хроматографии с обращенно-фазовой ВЭЖХ C 18 , используемой на стадии конечной очистки [155, 156].

    Гель-фильтрационная хроматография (GFC), также называемая эксклюзионной хроматографией, используется более 40 лет для разделения, обессоливания и оценки молекулярной массы пептидов и белков. GFC является самым простым и мягким из всех методов хроматографии и разделяет молекулы на основе различий в размерах.Его механизм разделения заключается в фильтрации молекул в соответствии с их размерами; некоторые более мелкие молекулы проникают в поры геля и перемещаются на большее расстояние, в то время как более крупные молекулы показывают гораздо более короткое время удерживания. В отличие от ионообменной хроматографии и других, молекулы не связываются с хроматографической средой, поэтому состав буфера не влияет напрямую на разрешение. Следовательно, значительным преимуществом GFC является то, что условия элюирования можно варьировать в соответствии с типом образца, а также требованиями для дальнейшей очистки, анализа или хранения без изменения разделения.GFC хорошо подходит для биомолекул, чувствительных к изменениям pH, концентрации ионов металлов или кофакторов, а также к суровым условиям окружающей среды и может использоваться непосредственно после ионообменной хроматографии, поскольку состав буфера обычно не влияет на окончательное разделение. Кроме того, GFC обладает высокой селективностью и высоким разрешением, что является важным этапом в схеме очистки.

    GFC также имеет некоторые ограничения, такие как величина загрузки, которую редко сравнивают с мембранной фильтрацией, и сбор пробы, требующий много времени.Кроме того, на разрешение влияют многие факторы, такие как размер частиц, однородность частиц, высота слоя, качество заполнения колонки, скорость потока, концентрация и объем пробы и т. Д. Диапазон молекулярной массы, в котором среда GFC может разделять молекулы, называется селективностью среды. Современные среды GFC охватывают диапазон молекулярной массы от 100 до 8 × 10 7 Да, разделяя биомолекулы от пептидов на очень большие белки и белковые комплексы. Существует много носителей GFC, и разные носители обладают особыми свойствами.Например, Superdex Increase или Superdex разработан для высокого разрешения, короткого времени выполнения и высокого восстановления. Хуанг и др. [157] обнаружили новый полисахаридный пептид с молекулярной массой 9,17 × 10 4 Да, который был получен из листьев Clinacanthus nutans Lindau путем очистки с помощью Superdex 200 и DEAE Sepharose Fast Flow. Qian et al. [158] также использовали Superdex 200 для очистки белка с молекулярной массой 4,3 × 10 4 Да, а Pan et al. [159] очистили фермент, разлагающий чешую, с молекулярной массой 1.19 × 10 5 Да. Препарат Superdex [160, 161] и сефакрил [162, 163] подходят для быстрого разделения с высокой степенью извлечения в лабораторных и промышленных масштабах. Например, Wu et al. [164] очищенный ингибитор трипсина из икры желтоперого тунца (Thunnus Albacores) с последующей колоночной хроматографией на Sephacry S-200, Sephadex G-50 и DEAE-целлюлозе, и в конечном итоге было обнаружено, что он имеет кажущуюся молекулярную массу 7 × 10 4 Да. Кроме того, сефадекс рекомендуется для быстрого разделения групп, такого как обессоливание и замена буфера, и он широко используется в области очистки морских организмов [16, 165].Например, Джай Ганеш и др. [156] и Виджайкришнарадж и др. [11] использовали сефадекс G-25 для разделения внутренностей Parastromateus Niger, и вкуса мидий соответственно. Кроме того, Ma et al. [166] провели исследование по очистке морских дрожжей с использованием Sephadex G-75.

    Другими словами, хотя GFC является громоздким, трудоемким и дорогостоящим, его высокая селективность и высокое разрешение делают эту технологию применимой в различных областях разделения и очистки.

    4.3. Ионообменная хроматография

    В последние годы использование методов ионообменной хроматографии (ИЭХ) для разделения, обнаружения и определения структуры белков, пептидов и малых нуклеотидов становится все более важным [167]. Среда IEX имеет заряженные функциональные группы, которые связывают молекулы с противоположным зарядом. Связанные молекулы элюируются из среды путем вытеснения за счет применения увеличивающейся концентрации аналогично заряженной молекулы. Белки имеют множество функциональных групп, которые могут иметь как положительные, так и отрицательные заряды.Регулируя pH или ионную концентрацию подвижной фазы, белки можно разделить. IEX используется для улавливания целевого белка или сыпучих примесей из больших объемов, в качестве промежуточной стадии очистки или в качестве заключительной стадии очистки с высоким разрешением для удаления примесей.

    Поскольку ионный обмен является методом адсорбции, его можно использовать как в положительном, так и в отрицательном режимах захвата. В зависимости от pH или проводимости образца мишень может адсорбироваться, пока загрязнитель не задерживается, и это называется положительной хроматографией.Наоборот, это называется отрицательной хроматографией. Кроме того, существует широкий спектр сред IEX, и подходящая среда IEX может быть выбрана в зависимости от цели, образца и разрешения, которые необходимы. Носители включают Capto, MacroCap, MiniBeads, MonoBeads, Sephadex, Sepharose и SOURCE. Каждая среда имеет свой особый рабочий pH, буферную систему и емкость, поэтому она используется для очистки различных типов образцов. В качестве примера мы можем использовать среду Sephadex. ДЭАЭ-сефадекс - слабый анионообменник, рабочий pH которого составляет 2–9; QAE Sephadex - сильный анионообменник, рабочий pH которого составляет 2–12; и CM Sephadex и SP-Sephadex являются слабыми катионитами и сильными катионообменниками, соответственно, и их рабочие диапазоны pH составляют 6-10 и 4-13 соответственно.

    На основании вышеупомянутых свойств многие исследователи использовали различные среды IEX для очистки целевого продукта. Например, Ли и др. [151] использовали CM Sephadex C-25 для разделения хитоолигомеров при необходимости элюирования буфером HAc – NaAc (50 мМ, pH = 4,8) и различными концентрациями буфера NaCl (0–2 M) –HAc, ступенчато со скоростью 3 мл / мин. . Park et al. [168] очистили антиоксидантный пептид из гидролизата Blue Mussel (Mytilus edulis) с помощью катионита SP-Sephadex C-25, который уравновешивали 50 мМ натрий-ацетатным буфером (pH = 4.0). Кроме того, SP-сефадекс C-25 используется другими исследователями для очистки целевого пептида [169, 170]. Кроме того, другие среды, такие как CM Sepharose Fast Flow [171, 172], DEAE Sepharose Fast Flow [173–175], SP Sepharose Fast Flow [176, 177], Q Sepharose Fast Flow [178] и т.д. очищать морские организмы. Большим преимуществом IEX является реализация разделения масс по сравнению с GFC, что может сэкономить время и повысить точность. Однако IEX также является дорогостоящим, сложным и плохо подходит для биомолекул, чувствительных к pH, ионам металлов и другим факторам.Дальнейшие исследования IEX могут быть направлены на поиск дешевого материала с высоким разрешением для замены дорогостоящих носителей. Хотя эту технологию сложно реализовать, в будущем ИЭХ будет широко применяться для биологического разделения.

    4.4. Высокоэффективная жидкостная хроматография

    ВЭЖХ - наиболее широко используемый метод разделения, идентификации и очистки биоактивных пептидов [179]. Анализ ВЭЖХ может полностью отражать информацию об образце и не требует сбора фракций; При препаративной ВЭЖХ необходимо учитывать чистоту, производство, производственный цикл и эксплуатационные расходы.Кроме того, RP-HPLC может использоваться для фракционирования пептидов на основе их гидрофобных свойств, особенно при изучении структурных и функциональных свойств пептидов [180, 181]. Основными преимуществами этой технологии являются простота эксплуатации, высокое разрешение и чувствительность, и она всегда использует короткое время для получения спектров элюирования по сравнению с GFC и IEX, которые всегда требуют от двадцати до тридцати часов. В последние годы многие исследователи использовали ВЭЖХ для очистки морских организмов, таких как Enteromorpha [182], Cyanobacterium [183], Thornback Ray [184], Sponge [185], Tuna [186], Abalone [187], Marine Улитка [188] и т. Д.Исследователи использовали ВЭЖХ с различными хроматографическими колонками и условиями элюирования для сбора узких пиков; фракции, демонстрирующие замечательную активность, были высушены вымораживанием и дополнительно проанализированы для определения аминокислотного состава и последовательностей, в то время как ВЭЖХ также имеет некоторые ограничения, такие как дорогостоящие хроматографические колонки, экологически опасная композиция для элюирования, содержащая органический растворитель, и так далее.

    В последние годы ВЭЖХ обычно сочетается с качественным оборудованием, таким как масс-спектрометрия (МС), и жидкостная хроматография с последующим тандемным масс-спектрометрическим детектированием (ЖХ – МС / МС) является стандартным методом для характеристики пептидных последовательностей [98] , что открыло новую эру в выяснении структуры белков и пептидов [189]; хотя этот метод очень точен и надежен, он остается дорогостоящим и трудоемким [190].Кроме того, электрораспылительная ионизация (ESI) и матричная лазерная десорбционная ионизация (MALDI) оказались важными инструментами для идентификации и характеристики белков [191]; Матричный масс-спектрометрический анализ с лазерной десорбцией / ионизацией по времени пролета (MALDI-TOF) является основным анализом для создания пептидных профилей белковых гидролизатов или полуочищенных фракций [179, 192] и так далее.

    Кроме того, для устранения недостатков, несоответствий и недостатков существующих методов некоторые исследователи разработали новые, быстрые, специфические, экономичные и эффективные по времени методы, такие как высокоэффективная жидкостная хроматография с испарительным обнаружением рассеяния света ( HPLC-ELSD), который может быть использован в качестве исследовательского инструмента для очистки и количественных измерений [193].А поскольку эффективность и скорость анализа приобрели большое значение в области биоанализа, очень важно увеличить производительность и снизить затраты на анализ; сверхвысокоэффективная жидкостная хроматография-тандемная масс-спектрометрия (UHPLC-MS / MS) анализ [194] и жидкостная хроматография-тандемная масс-спектрометрия быстрого разрешения (RRLC-MS) [195] открывают новые возможности в этой области.

    Таким образом, растет число высокоэффективных технологий с высоким разрешением для разделения и очистки.Таким образом, исследователи должны выбрать подходящие методы разделения и среды. Хотя некоторые методы разделения по-прежнему являются сложными, трудоемкими и дорогостоящими, ученые стремятся найти более эффективные методы их замены, а метод тестирования будет более совершенным.

    5. Заключение

    Морские ресурсы были признаны прекрасными резервуарами для извлечения мощных функциональных соединений биологической активности. Таким образом, большое количество биоактивных пептидов было выделено из морских организмов и проявляет сильную антиоксидантную, гипотензивную, противомикробную, антикоагулянтную и противодиабетическую активность и так далее.Однако до сих пор было идентифицировано ограниченное количество биоактивных пептидов из морских организмов; большинство морских организмов с особой биологической активностью пока не обнаружено. Таким образом, существующие технологии производства нуждаются в дальнейшем улучшении, чтобы обнаружить больше морских биоактивных пептидов. Кроме того, наиболее важной проблемой является применение биоактивных пептидов для здоровья и питания человека, поскольку большинство исследований остается на стадиях эксперимента in vitro, или эксперимента на животных из-за проблем с затратами времени и денег.Кроме того, в последние годы быстро развиваются методы очистки и проводятся исследования и усовершенствования различных сред; однако низкая урожайность и высокая стоимость по-прежнему являются ограничивающим фактором. В результате, исходя из гарантии высокой селективности и высокого разрешения, улучшение технологии разделения и очистки является сложной и важной задачей.

    Аббревиатуры

    65 H

    65 H
    ROS: Активные формы кислорода
    BHA: Бутилированный гидроксианизол
    BHT: Бутилированный гидрокситолуол 910E9

    7

    7 9106 910E 9107 CA 9106 9107 910A 9107 910A 9107 :

    Ангиотензин-I-превращающий фермент
    ВЭЖХ: Высокоэффективная жидкостная хроматография
    CE: Капиллярный электрофорез
    AMPs

    70

    Пептиды

    b

    SO 4 : Серная кислота
    HNO 3 : Азотная кислота
    HCl: Хлороводородная кислота
    3159
    315
    RP-HPLC: Обращенная фаза, высокая производительность Жидкостная хроматография ormance
    MWCO: Отсечение молекулярной массы
    GFC: Гель-фильтрационная хроматография
    IEX: Ионообменная хроматография

    ESI: Электрораспылительная ионизация
    MALDI: Матричная лазерная десорбционная ионизация
    ЖХ-МС / МС: Жидкостная хроматография с последующим тандемным масс-спектрометрическим детектированием MFI 910DI 910DI Время пролета лазерной десорбции / ионизации с использованием матрицы.
    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

    Благодарности

    Настоящее исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (№ 41506175), Программой ключевых исследований Китайской академии наук (№ KFZD-SW-106), Инновациями и развитием морской экономики.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *