Маяковский молодой фото: Владимир Маяковский — биография, фото, личная жизнь, стихи, произведения, смерть

Содержание

Владимир Маяковский - биография, фото, личная жизнь, стихи, произведения, смерть

Биография

Гениальные произведения Владимира Маяковского вызывают истинное восхищение у миллионов его почитателей. Он заслуженно относится к числу величайших поэтов-футуристов 20 века. Кроме того, Маяковский проявил себя неординарным драматургом, сатириком, кинорежиссёром, сценаристом, художником, а также редактором нескольких журналов. Его жизнь, многогранное творчество, а также полные любви и переживаний личные отношения и сегодня остаются не до конца разгаданной тайной.

Талантливый поэт родился в небольшом грузинском селе Багдати (Российская империя). Его мать Александра Алексеевна принадлежала к казацкому роду из Кубани, а отец Владимир Константинович работал простым лесничим. У Владимира было два брата – Костя и Саша, которые умерли ещё в детстве, а также две сестры – Оля и Люда.

Владимир Маяковский в детстве

Маяковский отлично знал грузинский язык и с 1902 года учился в гимназии г. Кутаиси. Уже в молодости его захватили революционные идеи, и, обучаясь в гимназии, он участвовал в революционной демонстрации.

В 1906 году скоропостижно умер отец. Причиной смерти было заражение крови, которое произошло в результате укола пальца обычной иголкой. Это событие настолько потрясло Маяковского, что он в дальнейшем полностью избегал заколок и булавок, опасаясь участи своего отца.

Владимир Маяковский в юности

В том же 1906 году Александра Алексеевна с детьми переехала в Москву. Владимир продолжил своё обучение в пятой классической гимназии, где посещал занятия вместе с братом поэта Б. Пастернака – Александром. Однако со смертью отца финансовое положение семьи значительно ухудшилось. Как следствие, в 1908 году Владимир не смог заплатить за своё обучение, и его исключили из пятого класса гимназии.

Творчество

В Москве молодой парень стал общаться со студентами, увлекающимися революционными идеями. В 1908 году Маяковский решил стать членом РСДРП и часто пропагандировал среди населения. В течении 1908-1909 годов Владимира трижды арестовывали, однако по причине несовершеннолетия и отсутствия улик вынуждены были отпускать на свободу.

Во время расследований Маяковский не мог спокойно находиться в четырёх стенах. Через постоянные скандалы его часто переводили в разные места заключения. В итоге, он оказался в Бутырской тюрьме, где провёл одиннадцать месяцев и принялся за написание стихов.

Владимир Маяковский в молодости

В 1910 году молодой поэт вышел из заключения и сразу же покинул партию. В следующем году художница Евгения Ланг, с которой Владимир был в дружественных отношениях, порекомендовала ему заняться живописью. Во время обучения в училище живописи, ваяния и зодчества он познакомился с основателями группы футуристов «Гилея» и присоединился к кубофутуристам.

Первым произведением Маяковского, которое было напечатано, стало стихотворение «Ночь» (1912 год). Тогда же молодой поэт впервые публично выступил в артистическом подвале, который носил название «Бродячая собака».

Владимир вместе с членами группы кубофутуристов участвовал в турне по России, где читал лекции и свои стихи. Вскоре появились и положительные отзывы о Маяковском, но он зачастую рассматривался вне футуристов. М. Горький считал, что среди футуристов Маяковский являлся единственным настоящим поэтом.

Владимир Маяковский

Первый сборник молодого поэта «Я» был опубликован в 1913 году и состоял всего из четырёх стихотворений. На этот год приходится также написание бунтарского стихотворения «Нате!», в котором автор бросает вызов всему буржуазному обществу. В следующем году Владимир создал трогательное стихотворение «Послушайте», поразившее читателей своей красочностью и чуткостью.

Привлекала гениального поэта и драматургия. 1914 год ознаменовался созданием трагедии «Владимир Маяковский», представленной публике на сцене петербургского театра «Луна-парк». При этом Владимир выступил её режиссёром, а также исполнителем главной роли. Основным мотивом произведения стал бунт вещей, что и связывало трагедию с творчеством футуристов.

В 1914 году молодой поэт твёрдо решил добровольно записаться в армию, но его политическая неблагонадёжность пугала представителей власти. Он не попал на фронт и в ответ на пренебрежение написал стихотворение «Вам», в котором дал свою оценку царской армии. Кроме того, вскоре появились гениальные произведения Маяковского – «Облако в штанах» и «Война объявлена».

В следующем году состоялась судьбоносная встреча Владимира Владимировича Маяковского с семьёй Брик. Отныне его жизнь представляла единое целое с Лилей и Осипом. С 1915 по 1917 год благодаря протекции М. Горького поэт служил в автомобильной школе. И хотя он, будучи солдатом, не имел права печататься, Осип Брик пришёл ему на помощь. Он приобрёл две поэмы Владимира и вскоре опубликовал их.

Одновременно с этим Маяковский окунулся в мир сатиры и в 1915 году напечатал в «Новом Сатириконе» цикл произведений «Гимны». Вскоре появляются два крупные сборники произведений – «Простое как мычание» (1916 год) и «Революция. Поэтохроника» (1917 год).

Октябрьскую революцию великий поэт встретил в штабе восстания в Смольном. Он сразу же стал сотрудничать с новой властью и участвовал в первых собраниях деятелей культуры. Отметим, что Маяковский возглавлял отряд солдат, который арестовал генерала П. Секретева, руководившего автомобильной школой, хотя ранее из его рук получил медаль «За усердие».

1917‑1918 годы были отмечены выходом нескольких произведений Маяковского, посвящённых революционным событиям (например, «Ода революции», «Наш марш»). На первую годовщину революции была презентована пьеса «Мистерия-буфф».

Владимир Маяковский

Увлекался Маяковский и киномастерством. В 1919 году в свет вышло три киноленты, в которых Владимир выступил актёром, сценаристом и режиссёром. Тогда же поэт начал сотрудничать с РОСТА и трудился над агитационно-сатирическими плакатами. Параллельно Маяковский работал в газете «Искусство коммуны».

Кроме того, в 1918 году поэт создал группу «Комфут», направление которой можно охарактеризовать как коммунистический футуризм. Но уже в 1923 году Владимир организовывает другую группу – «Левый фронт искусств», а также соответствующий журнал «ЛЕФ».

На это время приходится создание нескольких ярких и запоминающихся произведений гениального поэта: «Про это» (1923 год), «Севастополь – Ялта» (1924 год), «Владимир Ильич Ленин» (1924 год). Подчеркнём, что во время чтения последней поэмы в Большом театре присутствовал сам И. Сталин. После выступления Маяковского последовали овации, которые длились 20 минут. В целом, именно годы гражданской войны оказались для Владимира лучшим временем, о чём он упомянул в поэме «Хорошо!» (1927 год).

Владимир Маяковский

Не менее важным и насыщенным был для Маяковского период частых путешествий. В течении 1922-1924 годов он посетил Францию, Латвию и Германию, которым посвятил несколько произведений. В 1925 году Владимир отправился в Америку, побывав в Мехико, Гаване и многих городах США.

Начало 20-х годов было отмечено бурной полемикой между Владимиром Маяковским и Сергеем Есениным. Последний на то время примкнул к имажистам – непримиримым противникам футуристов. Кроме того, Маяковский являлся поэтом революции и города, а Есенин в своём творчестве превозносил деревню.

Однако Владимир не мог не признать безусловный талант своего оппонента, хотя и критиковал его за консерватизм и пристрастие к алкоголю. В некотором смысле они были родственными душами – вспыльчивыми, ранимым, в постоянных поисках и отчаянии. Их объединяла даже тема самоубийства, присутствовавшая в творчестве обоих поэтов.

Владимир Маяковский и Сергей Есенин

В течение 1926-1927 годов Маяковский создал 9 киносценариев. Кроме того, в 1927 году поэт возобновил деятельность журнала ЛЕФ. Но спустя год он покинул журнал и соответствующую организацию, окончательно разочаровавшись в них. В 1929 году Владимир основывает группу «РЕФ», но в следующем году выходит из неё и становится членом «РАПП».

Под конец 20-х годов Маяковский снова обращается к драматургии. Он готовит две пьесы: «Клоп» (1928 год) и «Баня» (1929 год), предназначенные специально для театральной сцены Мейерхольда. В них продумано сочетается сатирическая подача действительности 20-х годов со взглядом в будущее.

Мейерхольд сравнивал талант Маяковского с гениальностью Мольера, но критики встретили его новые работы разгромными комментариями. В «Клопе» они отыскали лишь художественные недостатки, однако к «Бане» выдвигались даже обвинения идейного характера. Во многих газетах были размещены крайне оскорбительные статьи, а некоторые из них имели заголовки «Долой маяковщину!»

Владимир Маяковский

Роковой 1930 год начался для величайшего поэта с многочисленных обвинений коллег. Маяковскому заявили, что он не является истинным «пролетарским писателем», а всего лишь «попутчик». Но, несмотря на критику, весной того года Владимир решил подвести итоги своей деятельности, для чего организовал выставку под названием «20 лет работы».

Выставка отображала все многогранные достижения Маяковского, но принесла сплошные разочарования. Её не посетили ни бывшие коллеги поэта по ЛЕФу, ни высшее партийное руководство. Это был жестокий удар, после которого в душе поэта осталась глубокая рана.

Смерть

В 1930 году Владимир много болел и даже опасался потерять голос, что положило бы конец его выступлениям на сцене. Личная жизнь поэта превратилась в безуспешную борьбу за счастье. Он был очень одинок, ведь Брики – его неизменная поддержка и утешение, уехали за границу.

Нападки со всех сторон легли на Маяковского тяжёлым моральным грузом, и ранимая душа поэта не выдержала. 14 апреля Владимир Маяковский выстрелил себе в грудь, что и стало причиной его смерти.

Могила Владимира Маяковского

После кончины Маяковского его произведения попали под негласный запрет и почти не публиковались. В 1936 году Лиля Брик написала письмо самому И. Сталину с просьбой посодействовать в сохранении памяти о великом поэте. В своей резолюции Сталин высоко оценил достижения умершего и дал разрешение на публикацию произведений Маяковского и создание музея.

Личная жизнь

Любовью всей жизни Маяковского была Лиля Брик, встреча с которой состоялась в 1915 году. Молодой поэт на то время встречался с её сестрой – Эльзой Триоле, и однажды девушка привела Владимира в квартиру Бриков. Там Маяковский впервые прочитал поэму «Облако в штанах», а потом торжественно посвятил её Лиле. Как не удивительно, но прообразом героини этой поэмы была скульптор Мария Денисова, в которую поэт влюбился в 1914 году.

Владимир Маяковский и Лиля Брик

В скором времени между Владимиром и Лилей вспыхнул роман, при этом Осип Брик закрыл глаза на увлечение своей жены. Лиля стала музой Маяковского, именно ей он посвящал практически все свои стихи о любви. Безграничную глубину своих чувств к Брик он выразил в следующих произведениях: «Флейта-позвоночник», «Человек», «Ко всему», «Лиличка!» и др.

Влюблённые вместе участвовали в съёмках киноленты «Закованная фильмой» (1918 год). Более того, с 1918 года Брики и великий поэт стали жить вместе, что вполне вписывалось в существующую на то время брачно-любовную концепцию. Они несколько раз меняли место проживания, но каждый раз селились вместе. Зачастую Маяковский даже содержал семью Бриков, а со всех поездок за границу обязательно привозил Лиле роскошные подарки (например, автомобиль «Рено»).

Владимир Маяковский и Элли Джонс

Несмотря на безграничную привязанность поэта к Лиличке, в его жизни были и другие возлюбленные, даже родившие ему детей. В 1920 году Маяковский имел близкие отношения с художницей Лилей Лавинской, которая подарила ему сына Глеба-Никиту (1921-1986).

1926 год отметился ещё одной судьбоносной встречей. Владимир познакомился с Элли Джонс – эмигранткой из России, которая родила ему дочь Елену-Патрисию (1926-2016). Также мимолётные отношения связывали поэта с Софьей Шамардиной и Натальей Брюханенко.

Владимир Маяковский и Татьяна Яковлева

Кроме того, в Париже выдающийся поэт встретился с эмигранткой Татьяной Яковлевой. Вспыхнувшие между ними чувства постепенно крепли и обещали превратиться во что-то серьёзное и продолжительное. Маяковский хотел, чтобы Яковлева приехала в Москву, но она отказалась. Тогда в 1929 году Владимир решил поехать к Татьяне, однако проблемы с получением визы стали для него непреодолимой преградой.

Последней любовью Владимира Маяковского была молодая и замужняя актриса Вероника Полонская. Поэт требовал от 21-летней девушки бросить мужа, но Вероника не решалась на столь серьёзные изменения в жизни, ведь 36-летний Маяковский казался ей противоречивым, импульсивным и непостоянным.

Владимир Маяковский и Вероника Полонская

Сложности в отношениях с молодой возлюбленной подтолкнули Маяковского к роковому шагу. Она была последней, кого Владимир видел перед смертью и слёзно просил её не идти на запланированную репетицию. Не успела закрыться за девушкой дверь, как прозвучал роковой выстрел. Полонская не решилась прийти на похороны, ведь родственники поэта считали её виновницей в смерти родного человека.

МАЯКОВСКИЙ Владимир Владимирович - биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье. Персоналии ГлобалМСК.ру.

Биография

Гениальные произведения Владимира Маяковского вызывают истинное восхищение у миллионов его почитателей. Он заслуженно относится к числу величайших поэтов-футуристов 20 века. Кроме того, Маяковский проявил себя неординарным драматургом, сатириком, кинорежиссёром, сценаристом, художником, а также редактором нескольких журналов. Его жизнь, многогранное творчество, а также полные любви и переживаний личные отношения и сегодня остаются не до конца разгаданной тайной.

Талантливый поэт родился в небольшом грузинском селе Багдати (Российская империя). Его мать Александра Алексеевна принадлежала к казацкому роду из Кубани, а отец Владимир Константинович работал простым лесничим. У Владимира было два брата – Костя и Саша, которые умерли ещё в детстве, а также две сестры – Оля и Люда.

Маяковский отлично знал грузинский язык и с 1902 года учился в гимназии г. Кутаиси. Уже в молодости его захватили революционные идеи, и, обучаясь в гимназии, он участвовал в революционной демонстрации.

В 1906 году скоропостижно умер отец. Причиной смерти было заражение крови, которое произошло в результате укола пальца обычной иголкой. Это событие настолько потрясло Маяковского, что он в дальнейшем полностью избегал заколок и булавок, опасаясь участи своего отца.

В том же 1906 году Александра Алексеевна с детьми переехала в Москву. Владимир продолжил своё обучение в пятой классической гимназии, где посещал занятия вместе с братом поэта Б. Пастернака – Александром. Однако со смертью отца финансовое положение семьи значительно ухудшилось. Как следствие, в 1908 году Владимир не смог заплатить за своё обучение, и его исключили из пятого класса гимназии.

Творчество

В Москве молодой парень стал общаться со студентами, увлекающимися революционными идеями. В 1908 году Маяковский решил стать членом РСДРП и часто пропагандировал среди населения. В течении 1908-1909 годов Владимира трижды арестовывали, однако по причине несовершеннолетия и отсутствия улик вынуждены были отпускать на свободу.

Во время расследований Маяковский не мог спокойно находиться в четырёх стенах. Через постоянные скандалы его часто переводили в разные места заключения. В итоге, он оказался в Бутырской тюрьме, где провёл одиннадцать месяцев и принялся за написание стихов.

В 1910 году молодой поэт вышел из заключения и сразу же покинул партию. В следующем году художница Евгения Ланг, с которой Владимир был в дружественных отношениях, порекомендовала ему заняться живописью. Во время обучения в училище живописи, ваяния и зодчества он познакомился с основателями группы футуристов «Гилея» и присоединился к кубофутуристам.

Первым произведением Маяковского, которое было напечатано, стало стихотворение «Ночь» (1912 год). Тогда же молодой поэт впервые публично выступил в артистическом подвале, который носил название «Бродячая собака».

Владимир вместе с членами группы кубофутуристов участвовал в турне по России, где читал лекции и свои стихи. Вскоре появились и положительные отзывы о Маяковском, но он зачастую рассматривался вне футуристов. М. Горький считал, что среди футуристов Маяковский являлся единственным настоящим поэтом.

Первый сборник молодого поэта «Я» был опубликован в 1913 году и состоял всего из четырёх стихотворений. На этот год приходится также написание бунтарского стихотворения «Нате!», в котором автор бросает вызов всему буржуазному обществу. В следующем году Владимир создал трогательное стихотворение «Послушайте», поразившее читателей своей красочностью и чуткостью.

Привлекала гениального поэта и драматургия. 1914 год ознаменовался созданием трагедии «Владимир Маяковский», представленной публике на сцене петербургского театра «Луна-парк». При этом Владимир выступил её режиссёром, а также исполнителем главной роли. Основным мотивом произведения стал бунт вещей, что и связывало трагедию с творчеством футуристов.

В 1914 году молодой поэт твёрдо решил добровольно записаться в армию, но его политическая неблагонадёжность пугала представителей власти. Он не попал на фронт и в ответ на пренебрежение написал стихотворение «Вам», в котором дал свою оценку царской армии. Кроме того, вскоре появились гениальные произведения Маяковского – «Облако в штанах» и «Война объявлена».

В следующем году состоялась судьбоносная встреча Владимира Владимировича Маяковского с семьёй Брик. Отныне его жизнь представляла единое целое с Лилей и Осипом. С 1915 по 1917 год благодаря протекции М. Горького поэт служил в автомобильной школе. И хотя он, будучи солдатом, не имел права печататься, Осип Брик пришёл ему на помощь. Он приобрёл две поэмы Владимира и вскоре опубликовал их.

Одновременно с этим Маяковский окунулся в мир сатиры и в 1915 году напечатал в «Новом Сатириконе» цикл произведений «Гимны». Вскоре появляются два крупные сборники произведений – «Простое как мычание» (1916 год) и «Революция. Поэтохроника» (1917 год).

Октябрьскую революцию великий поэт встретил в штабе восстания в Смольном. Он сразу же стал сотрудничать с новой властью и участвовал в первых собраниях деятелей культуры. Отметим, что Маяковский возглавлял отряд солдат, который арестовал генерала П. Секретева, руководившего автомобильной школой, хотя ранее из его рук получил медаль «За усердие».

1917‑1918 годы были отмечены выходом нескольких произведений Маяковского, посвящённых революционным событиям (например, «Ода революции», «Наш марш»). На первую годовщину революции была презентована пьеса «Мистерия-буфф».

Увлекался Маяковский и киномастерством. В 1919 году в свет вышло три киноленты, в которых Владимир выступил актёром, сценаристом и режиссёром. Тогда же поэт начал сотрудничать с РОСТА и трудился над агитационно-сатирическими плакатами. Параллельно Маяковский работал в газете «Искусство коммуны».

Кроме того, в 1918 году поэт создал группу «Комфут», направление которой можно охарактеризовать как коммунистический футуризм. Но уже в 1923 году Владимир организовывает другую группу – «Левый фронт искусств», а также соответствующий журнал «ЛЕФ».

На это время приходится создание нескольких ярких и запоминающихся произведений гениального поэта: «Про это» (1923 год), «Севастополь – Ялта» (1924 год), «Владимир Ильич Ленин» (1924 год). Подчеркнём, что во время чтения последней поэмы в Большом театре присутствовал сам И. Сталин. После выступления Маяковского последовали овации, которые длились 20 минут. В целом, именно годы гражданской войны оказались для Владимира лучшим временем, о чём он упомянул в поэме «Хорошо!» (1927 год).

Не менее важным и насыщенным был для Маяковского период частых путешествий. В течении 1922-1924 годов он посетил Францию, Латвию и Германию, которым посвятил несколько произведений. В 1925 году Владимир отправился в Америку, побывав в Мехико, Гаване и многих городах США.

Начало 20-х годов было отмечено бурной полемикой между Владимиром Маяковским и Сергеем Есениным. Последний на то время примкнул к имажистам – непримиримым противникам футуристов. Кроме того, Маяковский являлся поэтом революции и города, а Есенин в своём творчестве превозносил деревню.

Однако Владимир не мог не признать безусловный талант своего оппонента, хотя и критиковал его за консерватизм и пристрастие к алкоголю. В некотором смысле они были родственными душами – вспыльчивыми, ранимым, в постоянных поисках и отчаянии. Их объединяла даже тема самоубийства, присутствовавшая в творчестве обоих поэтов.

В течение 1926-1927 годов Маяковский создал 9 киносценариев. Кроме того, в 1927 году поэт возобновил деятельность журнала ЛЕФ. Но спустя год он покинул журнал и соответствующую организацию, окончательно разочаровавшись в них. В 1929 году Владимир основывает группу «РЕФ», но в следующем году выходит из неё и становится членом «РАПП».

Под конец 20-х годов Маяковский снова обращается к драматургии. Он готовит две пьесы: «Клоп» (1928 год) и «Баня» (1929 год), предназначенные специально для театральной сцены Мейерхольда. В них продумано сочетается сатирическая подача действительности 20-х годов со взглядом в будущее.

Мейерхольд сравнивал талант Маяковского с гениальностью Мольера, но критики встретили его новые работы разгромными комментариями. В «Клопе» они отыскали лишь художественные недостатки, однако к «Бане» выдвигались даже обвинения идейного характера. Во многих газетах были размещены крайне оскорбительные статьи, а некоторые из них имели заголовки «Долой маяковщину!»

Роковой 1930 год начался для величайшего поэта с многочисленных обвинений коллег. Маяковскому заявили, что он не является истинным «пролетарским писателем», а всего лишь «попутчик». Но, несмотря на критику, весной того года Владимир решил подвести итоги своей деятельности, для чего организовал выставку под названием «20 лет работы».

Выставка отображала все многогранные достижения Маяковского, но принесла сплошные разочарования. Её не посетили ни бывшие коллеги поэта по ЛЕФу, ни высшее партийное руководство. Это был жестокий удар, после которого в душе поэта осталась глубокая рана.

Личная жизнь

Любовью всей жизни Маяковского была Лиля Брик, встреча с которой состоялась в 1915 году. Молодой поэт на то время встречался с её сестрой – Эльзой Триоле, и однажды девушка привела Владимира в квартиру Бриков. Там Маяковский впервые прочитал поэму «Облако в штанах», а потом торжественно посвятил её Лиле. Как не удивительно, но прообразом героини этой поэмы была скульптор Мария Денисова, в которую поэт влюбился в 1914 году.

В скором времени между Владимиром и Лилей вспыхнул роман, при этом Осип Брик закрыл глаза на увлечение своей жены. Лиля стала музой Маяковского, именно ей он посвящал практически все свои стихи о любви. Безграничную глубину своих чувств к Брик он выразил в следующих произведениях: «Флейта-позвоночник», «Человек», «Ко всему», «Лиличка!» и др.

Влюблённые вместе участвовали в съёмках киноленты «Закованная фильмой» (1918 год). Более того, с 1918 года Брики и великий поэт стали жить вместе, что вполне вписывалось в существующую на то время брачно-любовную концепцию. Они несколько раз меняли место проживания, но каждый раз селились вместе. Зачастую Маяковский даже содержал семью Бриков, а со всех поездок за границу обязательно привозил Лиле роскошные подарки (например, автомобиль «Рено»).

Несмотря на безграничную привязанность поэта к Лиличке, в его жизни были и другие возлюбленные, даже родившие ему детей. В 1920 году Маяковский имел близкие отношения с художницей Лилей Лавинской, которая подарила ему сына Глеба-Никиту (1921-1986).

1926 год отметился ещё одной судьбоносной встречей. Владимир познакомился с Элли Джонс – эмигранткой из России, которая родила ему дочь Елену-Патрисию (1926-2016). Также мимолётные отношения связывали поэта с Софьей Шамардиной и Натальей Брюханенко.

Кроме того, в Париже выдающийся поэт встретился с эмигранткой Татьяной Яковлевой. Вспыхнувшие между ними чувства постепенно крепли и обещали превратиться во что-то серьёзное и продолжительное. Маяковский хотел, чтобы Яковлева приехала в Москву, но она отказалась. Тогда в 1929 году Владимир решил поехать к Татьяне, однако проблемы с получением визы стали для него непреодолимой преградой.

Последней любовью Владимира Маяковского была молодая и замужняя актриса Вероника Полонская. Поэт требовал от 21-летней девушки бросить мужа, но Вероника не решалась на столь серьёзные изменения в жизни, ведь 36-летний Маяковский казался ей противоречивым, импульсивным и непостоянным.

Сложности в отношениях с молодой возлюбленной подтолкнули Маяковского к роковому шагу. Она была последней, кого Владимир видел перед смертью и слёзно просил её не идти на запланированную репетицию. Не успела закрыться за девушкой дверь, как прозвучал роковой выстрел. Полонская не решилась прийти на похороны, ведь родственники поэта считали её виновницей в смерти родного человека.

Смерть

В 1930 году Владимир много болел и даже опасался потерять голос, что положило бы конец его выступлениям на сцене. Личная жизнь поэта превратилась в безуспешную борьбу за счастье. Он был очень одинок, ведь Брики – его неизменная поддержка и утешение, уехали за границу.

Нападки со всех сторон легли на Маяковского тяжёлым моральным грузом, и ранимая душа поэта не выдержала. 14 апреля Владимир Маяковский выстрелил себе в грудь, что и стало причиной его смерти.

После кончины Маяковского его произведения попали под негласный запрет и почти не публиковались. В 1936 году Лиля Брик написала письмо самому И. Сталину с просьбой посодействовать в сохранении памяти о великом поэте. В своей резолюции Сталин высоко оценил достижения умершего и дал разрешение на публикацию произведений Маяковского и создание музея.

Маяковский, Владимир Владимирович - ПЕРСОНА ТАСС

Происхождение, образование, начало революционной и творческой деятельности
Владимир Владимирович Маяковский родился 19 июля (7 июля по старому стилю) 1893 г. в грузинском селе Багдати (Российская империя) в семье лесничего. Отец и мать родились в Грузии, их предками были запорожские и кубанские казаки. Всего в семье было пятеро детей, но два сына умерли в раннем детстве.
С 1902 г. Владимир Маяковский учился в гимназии в Кутаиси. В 1906 г., после смерти отца, мать с двумя детьми переехала в Москву, где училась старшая дочь. Владимир поступил в гимназию №5, в 1908 г. он был исключен из нее, так как мать не могла платить за обучение.
В том же году вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП(б), разъяснял населению ее идеи, участвовал в митингах. В июле 1909 г. был арестован по подозрению в причастности к организации побега 13 арестанток, приговоренных к каторге. В августе был помещен в Бутырскую тюрьму, в заключении начал писать стихи. После освобождения в январе 1910 г. покинул ряды партии.
В 1911 г. Маяковский обучался в подготовительном классе Строгановского училища, в том же году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ). Он создал много живописных работ - от портретов и пейзажей до шаржей. Среди них "Женский портрет", "Женщина в синем", "Натурщица", "Чуковский в новой шляпе", пейзаж "Волга".
Футурист
Во время обучения познакомился с основателями группы футуристов "Гилея" и присоединился к ним. В 1912 г. состоялись его первые публичные выступления - в феврале он принял участие в диспуте о современном искусстве, устроенном обществом художников-авангардистов "Бубновый валет", а в ноябре читал свои стихи в артистическом клубе "Бродячая собака" в Петербурге. В декабре в футуристическом сборнике "Пощечина общественному вкусу" впервые были напечатаны стихотворения Маяковского - "Ночь" и "Утро". Также там был опубликован манифест, подписанный Маяковским и другими поэтами-футуристами, включая Велимира Хлебникова, в котором они заявили о разрыве с традициями русской классики и необходимости создания нового литературного языка (впоследствии Маяковский создал немало неологизмов, придававших его стихам особую выразительность).
Вскоре появились положительные отзывы о Маяковском, так, Максим Горький считал, что среди футуристов Маяковский - единственный настоящий поэт.
В марте 1913 г. был издан альманах "Требник троих" со стихотворениями Маяковского "А вы могли бы?", "Вывескам", "Театры".
В мае 1913 г. был опубликован первый сборник "Я", состоявший из четырех стихотворений, написано стихотворение "Нате!", в котором автор выступил против буржуазного общества. В том же году поэт создал трагедийную пьесу "Владимир Маяковский". Ее премьера состоялась в декабре в петербургском театре "Луна-парк", Маяковский сыграл главную роль (поэта) и выступил режиссером и постановщиком спектакля.
В феврале 1914 г. Маяковский был исключен из МУЖВЗ за участие в движении футуристов.
Творчество в период Первой мировой войны
В начале Первой мировой войны Маяковский пытался вступить в армию, но получил отказ ввиду его якобы политической неблагонадежности. Тема войны, которую он называл "кровавой бессмыслицей", заняла в его поэзии значительное место. В числе самых известных стихов этого периода - "Война объявлена", "Мама и убитый немцами вечер", "Мысли в призыв" (1914), "К ответу!" (1917).
Позже Маяковского все-таки призвали на военную службу, но он уже не хотел идти на фронт. В 1915--1917 гг. по протекции Максима Горького его распределили в чертежный отдел 1-й запасной автомобильной роты петроградской Военно-автомобильной школы. Он продолжал печататься, участвовать в публичных выступлениях. В сентябре 1915 г. отдельным изданием была выпущена его поэма "Облако в штанах", в феврале 1916 г. - "Флейта-позвоночник", в конце 1917 г. - антивоенная поэма "Война и мир" (до этого публиковалась отдельными главами, написана в 1916 г. ).
В 1917 г. Маяковский вступил в профессиональный союз художников-живописцев Москвы.
Поэт революции
7 ноября (25 октября по старому стилю) , в день начала Октябрьской революции, Маяковский находился в штабе восстания в Смольном институте. В ноябре 1917 г. на заседании Временного комитета уполномоченных Союза деятелей искусств он заявил, что "нужно приветствовать новую власть и войти с ней в контакт". С этого момента революционная тема стала одной из самых важных в его творчестве, и в историю он вошел как "поэт революции". В марте 1918 г. были опубликованы стихотворения "Наш марш", "Революция. Поэтохроника", "Открытое письмо рабочим". В ноябре того же года к первой годовщине Октябрьской революции была выпущена сатирическая социально-бытовая пьеса "Мистерия Буфф", этой дате также были посвящены сборник "Ржаное слово", стихотворение "Ода революции". В декабре 1918 г. он выступил перед матросами в Матросском театре в Петрограде со специально написанным для этого события стихотворением "Левый марш".
В конце 1922 г. Маяковский основал в Москве творческое объединение ЛЕФ (Левый фронт искусств, существовал до 1929 г.), а в марте 1923 г. под его редакцией вышел первый номер журнала "ЛЕФ", в котором была напечатана лирическая поэма "Про это". В журнале печатались также Борис Пастернак, Осип Брик и др. На разных этапах деятельности ЛЕФ подвергался критике в изданиях "Под знаменем марксизма", "Новый мир", газете "Известия".
В 1922-1923 гг. вышли произведения "IV интернационал", "Пятый интернационал", "Моя речь на Генуэзской конференции", в которых поэт развивал тему необходимости мировой революции.
В 1922-1924 гг. Маяковский посетил Германию, Францию, Латвию, в 1925 г. - США, Мексику, на Кубу. Результатом поездок стали такие произведения, как "Как работает республика демократическая?", "Сказка про купцову нацию, мужика и кооперацию", "Песни рабочим", "Париж", "Мое открытие Америки".
С 1923 г. Маяковский начал применять придуманный им графический прием, ставший его визитной карточкой, - разбивку строк так называемой лесенкой (впервые - в поэме "Про это").
В год смерти Владимира Ильича Ленина Маяковский написал одноименную поэму, которая в феврале 1925 г. вышла отдельным изданием.
В 1926-1929 гг. сотрудничал с газетами "Комсомольская правда", "Труд", печатался в журналах "Новый мир", "Молодая гвардия", "Огонек". В этот период Маяковский приобрел славу подлинно пролетарского писателя - "Песня молния", "Десятилетняя песня", посвященная Красной армии, "Марш ударных бригад", "Ленин с нами". В 1927 г. вышла поэма "Хорошо!", которую нарком просвещения Анатолий Луначарский назвал "Октябрьской революцией, отлитой в бронзу".
Произведения для детей
В марте 1925 г. Маяковский написал детскую книжку "Сказка о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий". После этого им было создано более 20 стихотворных произведений для детей, среди которых "Что такое хорошо и что такое плохо?" (1925), "Что ни страница - то слон, то львица" (1926), "Кем быть?" (1928).
Другие направления творчества
Маяковский также известен как сценарист и актер. В 1918 г. он написал сценарии к фильмам "Не для денег родившийся" (по роману Джека Лондона "Мартин Иден"), "Барышня и хулиган" (по повести Эдмондо де Амичиса "Учительница рабочих"), в которых исполнил главные роли, а также "Закованная фильмой". В 1926-1929 гг. стал автором еще девяти киносценариев.
В 1919-1922 гг. работал в Москве в Российском телеграфном агентстве (РОСТА) над текстами и рисунками для "Окон сатиры". За этот период им были сделаны рисунки для более 400 плакатов и написаны тексты для более 600.
Кроме того, Маяковский стоял у истоков советской рекламы. В октябре 1923 г. он начал писать рекламные тексты для Моссельпрома, которые печатались на плакатах, в объявлениях, на вывесках, обертках. Все они заканчивались двустишием - "Нигде кроме как в Моссельпроме". Эта деятельность, которую он называл "хозяйственной агиткой", вызывала нарекания со стороны критиков и любителей "чистой" поэзии.
Последние годы жизни и творчества
В 1928-1929 гг. популярность Маяковского начала снижаться. Его сатирическая пьеса "Клоп" (1928) была подвергнута критике, в том числе за ироническое изображение будущего. Во многих газетах были размещены статьи с заголовками "Долой маяковщину!".
В 1929 г. в ответ на постановление ВЦИК "О религиозных объединениях", направленном на антирелигиозную борьбу, Маяковский написал стихотворение "Надо бороться", в котором призвал к богоборчеству. В том же году он принял участие во II съезде Союза воинствующих безбожников, где призвал писателей и поэтов к участию в борьбе с религией.
В феврале 1930 г. Маяковский вошел в Российскую ассоциацию пролетарских писателей. В марте 1930 г. решил подвести итоги своей деятельности, для чего организовал выставку "20 лет работы". Она отображала все достижения поэта, но не принесла успеха. Ее не посетили ни коллеги по ЛЕФу, ни высшее партийное руководство.
14 апреля 1930 г. в Москве в своей рабочей комнате в коммунальной квартире в Лубянском проезде (ныне это Государственный музей В. В. Маяковского) Владимир Маяковский покончил жизнь самоубийством. Кремирован в крематории около Донского монастыря. Первоначально прах находился в колумбарии Нового Донского кладбища, но по настоянию родственников 22 мая 1952 г. урна была захоронена на Новодевичьем кладбище. Результаты экспертизы, проведенной криминалистами Федерального центра судебных экспертиз Минюста РФ в 2002 г., подтвердили, что Маяковский застрелился сам.
Признание
Произведения Маяковского переведены более чем 30 языков.
Во многих городах России в честь Маяковского названы улицы, пощади, парки, станции метро, театры, библиотеки, установлены многочисленные памятники. Его имя носит малая планета (2931) Маяковский, открытая в 1969 г., а также воздушное судно А330 VQ-BCU, принадлежащее Аэрофлоту (с 2009 г.).
На разные стихи и отрывки из поэмы "Хорошо!" в 1959 г. Георгий Свиридов написал "Патетическую ораторию" для баса, меццо-сопрано, хора и симфонического оркестра.
Личные сведения
Владимир Маяковский не был официально женат. В 1915 г. познакомился с Лилей Брик, женой писателя и литературного критика Осипа Брика, хозяйкой литературно-художественного салона. Долгие годы их связывали близкие отношения, ей Маяковский посвящал практически все стихи о любви.
Кроме того, у поэта были романы с другими женщинами. Среди них была художница Лилия Лавинская, которая родила от него сына Глеба-Никиту (1921-1986, был скульптором-монументалистом). Отцовство Маяковского было раскрыто в 2013 г. в документальном телепроекте Первого канала "Третий лишний". Также у поэта был роман с Елизаветой Зиберт, эмигранткой из России (познакомились в США), которая родила от него дочь Патрисию (1926-2016, была писателем и педагогом).

Выставка «Я — поэт. Этим и интересен. Об этом и пишу». К 120-летию со дня рождения Владимира Маяковского

На мраморной лестнице РГБ развернута большая выставка «Я — поэт. Этим и интересен. Об этом и пишу». Это цитата из автобиографии Владимира Маяковского, 120-летию со дня рождения которого и посвящена экспозиция. Фонды РГБ хранят большое количество изданий произведений поэта, начиная с прижизненных. По ним можно составить точное представление о вехах творчества Маяковского, имя которого до сих пор вызывает много эмоций у публики — от отвращения до восторга.

 


Владимир Маяковский, 1918

 

Почти сто лет назад строчки Маяковского вошли в повседневную речь и до сих пор остались в ней афоризмами: «Ешь ананасы, рябчиков жуй», «Пароход и человек», «Если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно», «Каждый из нас по-своему лошадь», «Для веселия планета наша мало оборудована», «В наших жилах — кровь, а не водица», «А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?»

18 декабря 1912 года вышел альманах «Пощечина общественному вкусу» с манифестом русского футуризма, подписанным Давидом Бурлюком, Владимиром Маяковским, Велимиром Хлебниковым и Алексеем Крученых. В «душный зал» (по определению Анны Ахматовой) русской поэзии 1910-х годов ворвались разбойники: появление футуристов на поэтической арене сопровождал скандал. Их крикливый нигилизм и антибуржуазность претили вкусам одних и вызывали одобрение других. Пресса была единодушна — о футуристах писали только ругательно, как, например, Дмитрий Мережковский: «Табор дикарей, шайка хулиганов».

Александр Блок, Максим Горький, Валерий Брюсов были среди тех немногих, кто сумел увидеть в хулиганах новое искусство. Об этом писал после смерти Маяковского Юрий Тынянов: «Для поколения, родившегося в конце девятнадцатого века, Маяковский не был новым зрением, но был новою волей. Для комнатного жителя той эпохи Маяковский был уличным происшествием. Он не доходил в виде книги. Его стихи были явлением иного порядка. Он молчаливо проделывал какую-то трудную работу, сначала невидную для посторонних и только потом обнаруживавшуюся в изменении хода стиха и даже области поэзии, в новых революционных обязанностях стихового слова. В некоторых его вещах и в особенности в последней поэме видно, что он и сам сознательно смотрел со стороны на свою трудную работу. Он вел борьбу с элегией за гражданский строй поэзии, не только внешнюю, но и глухую, внутри своего стиха, „наступая на горло собственной песне“. Волевая сознательность была не только в его стиховой работе, она была в самом строе его поэзии, в его строках, которые были единицами скорее мускульной воли, чем речи, и к воле обращались».

Футурист и демократ

Владимир Маяковский пришел в русскую поэзию в образе страдальца и одиночки. А его с первых дней видели только в амплуа литературного хулигана, которое он поддерживал. Критика издевалась над его желтой кофтой, которая была не только вызовом благонамеренной публике, а появилась от бедности. Так критики не заметили, что в желтую кофту «душа от осмотров укутана». Максим Горький, впервые увидев Маяковского в начале 1915 года в кафе «Бродячая собака», проницательно заметил: «Такой талантливый! Грубоват? Это от застенчивости. Знаю по себе». В двадцать два года этот скандалист и автор небольшого числа стихотворений предъявил публике поэму «Облако в штанах» — подлинный лирический шедевр новой поэзии. Но затем он стал «глашатаем революции», и долгое время мало кто мог разглядеть в этом «забронзовевшем» образе что-то кроме «пролетарского поэта». Тем не менее посмертная слава Маяковского не померкла: его то и дело «достают из широких штанин» любители поэзии и предъявляют обществу его строки в дни социальных потрясений, которые он столь мощно отразил в своем творчестве.

В своем предсмертном обращении к потомкам («Во весь голос»), предвидя возможные манипуляции вокруг своего имени и творчества, он предупредил: «Профессор, снимите очки-велосипед! Я сам расскажу о времени и о себе». Этот призыв был и остается актуален: судить писателя «по законам, им самим над собою признанным», предлагал еще Пушкин.

В стихах молодого Маяковского поражало необычное содержание, гиперболичность и пластика образов, сближение далеких друг от друга вещей: «Слезают слезы с крыши в трубы, к руке реки чертя полоски». При этом Маяковский хотел быть поэтом толпы: «Меня одного сквозь горящие здания проститутки, как святыню, на руках понесут». С точки зрения формы он, как футурист, проповедует элитарную эстетику «самовитого» слова, а в стихи вкладывает совсем не элитарное содержание. Пожалуй, этот сплав и предопределил его славу.

«Иногда какая-нибудь строфа отнимала у него весь день, и к вечеру он браковал ее, чтобы завтра „выхаживать“ новую, но зато, записав сочиненное, он уже не менял ни строки, — рассказывал о работе Маяковского Корней Чуковский. — Записывал он большей частью на папиросных коробках; тетрадок и блокнотов у него в то время, кажется, еще не было. Впрочем, память у него была такая, что никаких блокнотов ему и не требовалось: он мог в каком угодно количестве декламировать наизусть не только свои, но и чужие стихи, и однажды во время прогулки удивил меня тем, что прочитал наизусть все стихотворения Блока из его третьей книги, страница за страницей, в том самом порядке, в каком они были напечатаны там».

«Весь боль и ушиб»

Революция 1917 года, которую поэт принял как воплощение своих и общественных ожиданий, являет нам в полную силу Маяковского-оптимиста. Пафос поэта становится более жестким и публицистическим, усиливаются жизнеутверждающие мотивы. Например, рассказ о трагедии животного в стихотворении «Хорошее отношение к лошадям» завершается оптимистически, чего не могло быть, если бы Маяковский написал его до революции. Однако хрестоматийный облик Маяковского, «агитатора, горлана-главаря» противоречиво являет нам человека, который от стихотворения к стихотворению буквально выворачивает душу наизнанку: «Грядущие люди! / Кто вы? / Вот — я / Весь / Боль и ушиб».

Самоубийство Маяковского вызвало шок у людей, близко знавших поэта. Хлынула волна откликов и догадок. Стали искать предопределенность трагического исхода в характере поэта. Маяковский был человеком чрезвычайно чувствительным, готовым отдать все «за одно только слово ласковое, человечье». Еще юношей он заявил, что может быть «от мяса бешеный» и может быть «безукоризненно нежный, не мужчина, а облако в штанах». Таким он и остался до конца: быстро возгорающимся, способным совершить роковой поступок и одновременно деликатным и предупредительным, и в то же время уверенным в себе жизнестроителем. «Маяковский все переживал с гиперболической силой — любовь, ревность, дружбу», — писала о нем Лилия Брик.

Сегодня литературоведы говорят о симптомах творческого кризиса, которые могли стать одним из факторов рокового поступка. Он, например, говорил, что бросит писать стихи и станет драматургом. Агитстихи уже не писались. Перемены в творческом поведении назревали в сторону более органического самовыражения, протестуя против газетного «производственничества». Нужен был положительный импульс, чтобы подтолкнуть эту эволюцию, но судьба именно в этот момент лишала его положительных эмоций.

Решающим ударом стала расправа критики с «Баней». Жертвой бюрократии он стал и после смерти: Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП) запретила давать положительные оценки его творчеству, которые появились было в печати, и выступила со статьей, где подчеркивалось, что Маяковский мог, да не стал настоящим пролетарским писателем. Однако через пять лет после смерти поэта, в 1935 году, Сталин написал, что «Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи». С этого момента началась канонизация поэта, наведения ненавистного ему «хрестоматийного глянца», нанесшая ему вред уже с другой стороны.

В поэзии ХХ века, пожалуй, нет другого автора, который вызывал на себя такие потоки хвалы и брани. Попробуем отрешиться от чужих оценок и взять в руки одну из книг Маяковского. Это проверенная и единственная возможность составить свое представление об авторе — просто чтение, к которому призывал и сам Маяковский.

 

Эта книжечка моя про моря и про маяк. — Москва: Молодая гвардия, 1927
Читать книгу полностью онлайн
Конь-огонь. — Москва: Государственное издательство, 1828
Читать книгу полностью
Что такое хорошо и что такое плохо? — Москва: Государственное издательство, 1930
Читать книгу полностью онлайн
Что ни страница, то слон, то львица. — Тифлис: Заккнига, 1928
Читать книгу полностью онлайн
История Власа лентяя и лоботряса. — Москва: Молодая гвардия, [192?]
Читать книгу полностью онлайн
Кем быть. — Москва: Государственное издательство, 1929
Читать книгу полностью онлайн
Владимир Маяковский: Трагедия в двух действиях с прологом и эпилогом. — Москва: Первый журнал русских футуристов, 1914
Читать книгу полностью онлайн
Облако в штанах: Тетраптих. — Петроград: изд. О. М. Брик, 1915
Читать книгу полностью онлайн
Простое, как мычание. — Петроград: «Парус» А. Н. Тихонова, 1916
Читать книгу полностью онлайн
Флейта позвоночник. — Петроград: Взял, 1916
Читать книгу полностью онлайн
Война и мир. — Петроград: Парус, 1917
Читать книгу полностью онлайн
Человек. — Изд. АСИС (Ассоциация социалистического искусства), 1918
Читать книгу полностью онлайн
Мистерия-буфф. — Петроград: Свобода, 1918
Читать книгу полностью онлайн
150 000 000. — Москва: Государственное издательство, 1921
Читать книгу полностью онлайн
Для голоса. — Берлин: Государственное издательство, 1923
Читать книгу полностью онлайн
Маяковский улыбается. Маяковский смеется. Маяковский издевается. — Москва: Круг, 1923
Читать книгу полностью онлайн
Маяковская галлерея.  — Москва: Красная новь, 1923
Читать книгу полностью онлайн
Рассказ про то, как узнал Фадей закон, защищающий рабочих людей. — Москва: Труд и книга, 1924
Читать книгу полностью онлайн
Солнце. — Москва; Санкт-Петербург: Круг, 1923
Читать книгу полностью онлайн
Испания. Океан. Гаванна. Мексика. Америка. — Москва; Ленинград : Государственное издательство, 1926
Читать книгу полностью онлайн
Разговор с фининспектором о поэзии. — Москва: Заккнига, 1926
Читать книгу полностью онлайн
Сергею Есенину. — Москва: Заккнига, 1926
Читать книгу полностью онлайн
Нос. — Москва: Федерация, 1928
Читать книгу полностью онлайн
Владимир Маяковский. — Москва; Ленинград: Государственное издательство, 1928—1930
Читать полностью: том 1, том 2, том 3, том 4, том 5, том 6, том 7, том 8, том 9, том 10

Истории вещей. Рассматриваем любимую трость Владимира Маяковского

Неповторимый образ Владимира Маяковского складывался не только из прогрессивных и ярких стихов, но и стиля одежды, которого он придерживался. Об эволюции стиля одного из самых известных поэтов ХХ века и о его любимом аксессуаре из коллекции Государственного музея В.В. Маяковского — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Пощечина общественному вкусу

Одежда поэтов-футуристов должна была шокировать буржуазного обывателя не меньше, чем хлесткие стихи. Одни надевали яркие, броские вещи, другие заменяли цветы в петлицах пиджака на овощи — редиску или морковку, третьи рисовали на лице причудливые узоры.

«Пощечина общественному вкусу» — так назвали свой первый сборник футуристы московской поэтической группы «Гилея» в 1912 году. Дебютировавший в этом сборнике Владимир Маяковский вскоре отвесил общественному вкусу звонкую пощечину, нарядившись на одно из первых выступлений в черно-желтую кофту. Она произвела неизгладимое впечатление на столичную публику, не привыкшую видеть на сцене такие наряды. Юный поэт был очень доволен: кофта была протестом против сюртуков и пиджаков, в которых было принято выступать.

Эта кофта появилась в гардеробе поэта не только из-за его стремления к эпатажу. В то время семья Маяковских жила очень бедно, и денег на дорогую одежду не было. Владимиру Владимировичу пришлось пройтись по мануфактурным магазинам в поисках недорогой, но броской ткани. В одной из лавок он нашел черно-желтую бумазею, из которой его мама Александра Алексеевна сшила вещь, ставшую одним из символов русского футуризма.

Популярность кофты очень быстро росла. На нее стали обращать внимание не только любители поэзии — она попала в поле зрения полиции. Столичные полицейские не принимали те ценности, которые олицетворяла эта дерзкая вещь. Перед одним из выступлений в Политехническом музее Маяковский получил запрет появляться в этой кофте на сцене. Поэт сумел справиться с этой ситуацией хитростью — в зал зашел в обычном пиджаке, а за кулисами переоделся в любимую кофту, которую для него тайно пронес Корней Чуковский.

Вскоре подобная популярность этого предмета одежды, ставшего символом, стала тяготить Маяковского. Осенью 1914 года в газете «Новь» вышла статья поэта, в которой он писал:

«Довольно! В прошлом году вам нужна была желтая кофта (именно вам, а не мне), нужна была вспыльчивость, где дребезгами эстрадного графина утверждаешь правоту поэтической мысли… Теперь мы будем ежедневно показывать вам, что под желтыми кофтами гаеров (шутов — примечание mos.ru) были тела здоровых, нужных вам, как бойцы, силачей».

В конце того же года поэт собирался в Петроград, но денег на дорогу у него не было. Тогда он решил продать несколько своих вещей старьевщику — в том числе и знаменитую кофту. Сожалений по этому поводу Маяковский не испытывал, ведь он уже начал привыкать к другому стилю одежды.

Из хулиганов — в денди

В конце 1913 года Владимир Маяковский вместе со своими товарищами-футуристами отправился в турне по России. Для этого путешествия Владимир Владимирович решил обновить свой гардероб и купил несколько вещей, кардинально изменивших его облик.

Осенью того же года поэт встретился с Бенедиктом Лившицем, который в своем произведении «О Маяковском» так описал их встречу: «Я не сразу узнал его. Слишком уж был он непохож на прежнего, на всегдашнего Володю Маяковского. Гороховое в искру пальто, очевидно купленное лишь накануне, и сверкающий цилиндр резко изменили его привычный облик. Особенно странное впечатление производили в сочетании с этим щегольским нарядом — голая шея и светло-оранжевая блуза, смахивавшая на кофту кормилицы. Маяковский был детски горд переменой в своей внешности, но явно еще не освоился ни с новыми вещами, ни с новой ролью, к которой обязывали его эти вещи».

Одним из городов в турне футуристов была Казань. Они прибыли туда в феврале 1914 года. У одного из лучших фотографов города молодые поэты решили заказать рекламные снимки. Для своей фотографии Маяковский принял эффектную позу: одну руку положил в карман, а в другую взял папиросу и свою любимую трость. Этот снимок очень понравился поэту — позже ему часто приходилось подписывать его для поклонников. Сегодня эта фотография — один из самых узнаваемых его портретов.

К сожалению, фотографии тех лет не передают цветовой гаммы одежды Маяковского. По воспоминаниям современников и его личной переписке, в те годы поэт любил экспериментировать с цветом. К примеру, часто надевал розовый смокинг (о нем он рассказывал в одном из писем своей сестре Людмиле) и малиновый жилет.

1915 год стал для Владимира Маяковского поворотным сразу по нескольким причинам. Во-первых, в том году он познакомился с Лилей Брик, ставшей главной музой поэта, а во-вторых, именно тогда он простился с футуризмом. Эти перемены изменили и его облик: из гардероба навсегда исчезли пестрые рубашки и жилеты, уступив место строгим элегантным костюмам.

Трость — любимый аксессуар

Для всех модников начала XX века одним из главных аксессуаров была трость. К этому предмету гардероба теплые чувства испытывал и Владимир Маяковский. У него в коллекции было несколько тростей. Одна из них даже появилась в фильме «Не для денег родившийся», в котором Маяковский выступил соавтором сценария и исполнил главную роль. Картина не дошла до наших дней, а трость сегодня хранится в фондах Государственного музея В.В. Маяковского.

Сценарий фильма «Не для денег родившийся» был основан на бессмертном произведении Джека Лондона «Мартин Иден», сюжет которого был переложен на русские реалии. В главном герое книги Маяковский видел себя — дорога Мартина Идена из простых людей в высшие круги общества была очень похожа на жизненный путь поэта. В картине этот путь можно было проследить по тому, как менялся внешний вид русского Мартина Идена — Ивана Нова. В начале ленты главный герой был одет в простую одежду, подобную той, которую носил сам Владимир Маяковский в 1910–1911 годах, а в конце — в дорогой костюм. В апреле 1918 года Маяковский пишет Лиле Брик: «Картину кинемо кончаю… В последом акте я денди».

С любимой тростью Владимир Владимирович не расставался долгое время. Однажды он познакомился с матерью актера Михаила Яншина Александрой Павловной. Узнав, что у старушки болят спина и ноги, поэт без сожалений подарил ей трость. Александра Павловна ходила с ее помощью до конца жизни. После ее смерти трость Владимира Маяковского перешла к Михаилу Яншину, который бережно хранил ее.

В Государственный музей В.В. Маяковского реликвия попала после смерти Михаила Михайловича — в 1982 году в дар музею ее преподнесла вдова актера Нонна Мейер.

друзья или враги? • Arzamas

Хроника отношений, призванная ответить на вопрос, какая легенда ближе к истине: о сродстве душ двух поэтов или об их противостоянии 

Подготовила Елена Глуховская

Владимир Маяковский. 1910 год © РИА «Новости»
2 декабря 1913 года

Анна Ахматова вспоминала:

«Я познакомилась с Маяковским в двенадцатом году  Очевидно, ошибка памяти: премьера трагедии «Владимир Маяковский» в Луна-парке состоялась 2 декабря 1913 года.. Мне нужно было видеть кого-то по делу в Луна-парке. Тут мне и представили Владимира Владимировича. Он очень настойчиво упрашивал меня прийти на премьеру, но я не могла».

11 февраля 1915 года

В кабаре «Бродячая собака» состоялся «Вечер пяти», на котором присутство­вали Маяковский и Ахматова. Маяковский прочитал стихотворение «Вам!», что «имело действие грома, получились даже обмороки». Значительно позже Ахматова вспоминала:

«Они орали, Маяковский стоял на эстраде совершенно спокойно и, не шевелясь, курил огромную сигару… Да. Вот таким я и запомнила его, очень красивым, очень молодым, большеглазым таким, среди воющих мещан».

17 февраля 1915 года

Ахматова и Маяковский встретились на именинах Федора Сологуба. Из дневника актрисы Веры Щеголевой:

«Ахматова, сидели мирно, беседовали. Вдруг появляется <поэт Петр> Потемкин, а за ним незнакомая фигура довольно мрачного вида, которой оказался Маяковский. Н. <Анастасия Чеботаревская, жена Сологуба> попросила его читать. <…> Читала еще Ахматова, такой чистотой и светом повеяло от ее стихов после „Облака в штанах“ и проституток Маяковск<ого>».

20 сентября 1920 года

На «понедельнике» Дома искусств  По понедельникам в Доме искусств — петербургской творческой организации, работавшей на набережной реки Мойки в 1919–1923 годах — проходили лекции и литературные вечера. Чуковский прочитал доклад «Две России: Ахматова и Маяковский».

Январь 1921 года

В первом номере журнала «Дом искусств» опубликована статья Чуковского «Ахматова и Маяковский»:

«Трудно представить себе двух человек, столь непохожих один на другого, как Ахматова и Маяковский. Ахматова вся в тишине и еле сказанных, еле слышных словах, Маяковский орет, как тысячеголосая площадь. <…> Ахматова — благочестивая молитвенница: при каждом слове у нее Ангелы, Богородица, Бог. А Маяковский не может пройти мимо Бога, чтобы не кинуться на него с сапожным ножом. <…> Словом, тут не случайное различие двух — плохих или хороших — поэтов, тут две мировые стихии, два воплощения грандиозных исторических сил, — и пусть каждый по-своему решает, к которому из этих полюсов примкнуть, какой отвергнуть и какой любить».

20 мая 1921 года

В журнале «Книга и революция» (№ 8–9) напечатана рецензия Константина Федина на первый номер журнала «Дом искусств»:

«Для петербуржцев не нова статья К. Чуковского „Ахматова и Маяковский“: автор выступал не раз с докладами на тему „Две России“, и всем известно, что „Россия раскололась на Ахматовых и Маяковских“. <...> Хотя автор и уверяет, что он одинаково любит и Ахматову, и Маяковского, чувствуется, что о Руси Ахматовой он говорит с большей любовью, большей нежностью, чем о горластом дяденьке футуристов».

13 сентября 1921 года

Из письма Марины Цветаевой:

«Дорогая Анна Андреевна! Все эти дни о Вас ходили мрачные слухи  После расстрела Николая Гумилева появились слухи о самоубийстве Ахматовой., с каждым часом упорнее и неопровержимей. <…> Скажу Вам, что единственным — с моего ведома — Вашим другом (друг — действие!) — среди поэтов оказался Маяковский, с видом убитого быка бродивший по картонажу „Кафе поэтов“. Убитый горем — у него, правда, был такой вид. Он же и дал через знакомых телеграмму с запросом о Вас…»

Конец сентября 1921 года

В журнале «Печать и революция» опубликована рецензия наркома просвещения РСФСР Анатолия Луначарского на «Дом искусств»:

«Лучше всего статья Чуковского „Ахматова и Маяковский“. <…> Пожалуй, затворницу Ахматову можно считать типичнейшей представительницей старого мира. Да и охватил ее, при малом объеме ее мирка, Чуковский всю. Маяковский же совершенно не покрывает собой новую Россию, об этом просто смешно говорить».

19 января 1922 года

Маяковский выступил на первом вечере «Чистка современной поэзии» в Политехническом музее в Москве. Речь Маяковского в пересказе писателя Дмитрия Фурманова:

«Комнатная интимность Ахматовой, мистические стихотворения Вячеслава Иванова и его эллинские мотивы — что они значат для суровой, железной нашей поры? <…> Разумеется, как литературные вехи, как последыши рухнувшего строя они найдут свое место на страницах литературной истории, но для нас, для нашей эпохи — это никчемные, жалкие и смешные анахронизмы».

Писатель Эмилий Миндлин вспоминал:

«Когда Осип Брик поставил на голосование предложение Маяковского: запретить Анне Ахматовой на три года писать стихи, „пока не исправится“, большинство простым поднятием рук поддержало Маяковского». 

Апрель-май 1922 года

В альманахе «Цех поэтов» напечатана рецензия Георгия Адамовича на статью Чуковского «Ахматова и Маяковский»:

«Неужели не понимает наш знаменитый критик, что „парижские интонации“ есть именно то, без чего Ахматова перестала бы быть поэтом, <…> есть просто высокая сознательность поэта, не желающего превратиться в соловья».

18 августа 1922 года

Маяковский выступил на диспуте «Современные писатели и революционный народ» в 3-й студии Московского Художественного театра:

«Великий грех Осинского тот, что он считает хорошей писательницей Анну Ахматову, которую лучше называть Ахматкиной (как это сделано в пародии у Фореггера). Стихи Ахматовой очень удобно петь на мотив „Ехал на ярмарку ухарь купец“».

Май 1924 года

Анна Ахматова позже вспоминала:

«В последний раз я видела Маяковского так. Это было в 24 году. Мы с Николаем Николаевичем <Пуниным> шли по Фонтанке. Я поду­мала: сейчас мы встретим Маяковского. И только что мы приблизились к Невскому, из-за угла — Маяковский! Поздоровался. „А я только что подумал: ‚Сейчас встречу Ахматову‘“. Я не сказала, что подумала то же… Мы постояли минуту. Маяковский язвил: „Я говорю Асееву — какой же ты футурист, если Ахматовой стихи сочиняешь?“».

Анна Ахматова. Фотография Моисея Наппельбаума. 1920-е годы © Российский государственный архив литературы и искусства
17 мая 1925 года

Запись поэта Льва Горнунга: «Узнал сегодня, что Маяковский, Пастернак и Асеев решили устроить вечер в пользу Анны Ахматовой».

Февраль-март 1926 года

Маяковский посещает Тифлис. Поэт Симон Чиковани вспоминал, что, находясь среди грузинских поэтов и художников, Маяковский после своих стихов читал Блока, а потом вдруг неожиданно прочел два стихотворения Анны Ахматовой: 

«Стихи Ахматовой он читал с редкой проникновенностью, с трепетным и вдохновенным к ним отношением. Все были удивлены. Один из присутствующих вслух выразил это удивление: „Вы и Ахматова?“ Маяковский чуть помрачнел, но ответил спокойно: „Надо знать хорошо и тех, с кем не согласен, их нужно изучать“.
     — Не думал, что Ваш бархатный бас так подойдет к изысканным и хрупким строчкам Ахматовой.
     Маяковский внимательно посмотрел на меня и деловым тоном ответил:
     — Это стихотворение выражает изысканные и хрупкие чувства, но само оно не хрупкое, стихи Ахматовой монолитны и выдержат давление любого голоса, не дав трещины».

14 апреля 1930 года

Самоубийство Маяковского. Из воспоминаний Ахматовой:

«Помню день, когда было получено известие о смерти Маяковского. Я вышла на улицу. Иду по Жуковской. И первое, что я увидела, — рабочие ломают „головы кобыльей вылеп“ над воротами того самого дома, куда он ходил, где он жил. <…> На меня это произвело тогда потрясающее впечатление».

Март 1940 года

Ахматова пишет стихотворение «Маяковский в 1913 году»:

Я тебя в твоей не знала славе,
Помню только бурный твой рассвет,
Но, быть может, я сегодня вправе
Вспомнить день тех отдаленных лет.
Как в стихах твоих крепчали звуки,
Новые роились голоса...
Не ленились молодые руки,
Грозные ты возводил леса.
Все, чего касался ты, казалось
Не таким, как было до тех пор,
То, что разрушал ты, — разрушалось,
В каждом слове бился приговор.
Одинок и часто недоволен,
С нетерпеньем торопил судьбу,
Знал, что скоро выйдешь весел, волен
На свою великую борьбу.
И уже отзывный гул прилива
Слышался, когда ты нам читал,
Дождь косил свои глаза гневливо,
С городом ты в буйный спор вступал.
И еще не слышанное имя
Молнией влетело в душный зал,
Чтобы ныне, всей страной хранимо,
Зазвучать, как боевой сигнал.

Это стихотворение станет единственным и наиболее полным отзывом Ахматовой: от всех последующих настойчивых предложений написать воспоминания о Маяковском она будет категорически отказываться.

В том же году в 3-м номере журнала «Знамя» выходит статья Лили Брик «Маяковский и чужие стихи»:

«Влюбленный Маяковский чаще всего читал Ахматову. Он как бы иронизировал над собой, сваливая свою вину на нее, иногда даже пел на какой-нибудь неподходящий мотив самые лирические, нравящиеся ему строки. Он любил стихи Ахматовой и издевался не над ними, а над своими сантиментами, с которыми не мог совладать. <…>
     Когда он жил еще один и я приходила к нему в гости, он встречал меня словами:
               Я пришла к поэту в гости.
               Ровно в полдень. Воскресенье.
     В то время он читал Ахматову каждый день».  

Хроника других отношений

 

Малевич и Шагал: как авангардисты за год превратились из соратников во врагов

 

Ахматова и Гумилев: от брака до развода

биография, фото – Московский академический театр имени Вл. Маяковского.

Мария Фортунатова родилась 11 февраля в Казани.

В 2001 г. закончила Казанское театральное училище – курс Т.М. Корнишиной и В.А. Бобкова.

В 2012 году закончила режиссёрский факультет Российского университета театрального искусства – ГИТИС – курс Т. Ахрамковой.

После окончания училища была приглашена в труппу Казанского академического Русского Большого Драматического театра им. Качалова, где проработала до 2003 г.

В 2003 г. Мария Фортунатова поступила в труппу Театра им. Вл. Маяковского.

Играет в спектаклях текущего репертуара:

«Кавказский меловой круг» Б. Брехт – 1-я служанка; молодая знатная дама    

«Московский хор» Л. Петрушевская – хористка 

«Снимается кино» Э. Радзинский ­– Зина

«Маэстро» К. Чапек – Певица

«Блажь» А. Островский, П. Невежин – Марья

«Все мои сыновья» А. Миллер ­– Лидия Лаби

«Мама-кот» Л. Сепульведа – Кенге

«Дядюшкин сон» Ф. Достоевский – Фелисата Михайловна

«Маяковский идет за сахаром» С. Денисова – Лиля Брик

«Мёртвые души» Н. Гоголь – Улинька 

«Женитьба» Н. Гоголь –  Дуняшка


ТЕАТРАЛЬНЫЕ РАБОТЫ:

Русский Большой Драматический театр им. Качалова (Казань):

«Трехгрошовая Опера» Б. Брехт – Полли

«Пиковая Дама» А. Пушкин – Лиза

«Американская шлюха, или Путешествие по России с папой-алкоголиком» И. Квирикадзе − Соня Филиппова

«Скрипач на крыше» Дж.Бок, Дж. Стайн − Цейтл, Хава

«Банкрот» А. Островский – Липочка

«Провинциальные анекдоты, Случай с метранпажем» А. Вампилов − Виктория

«Приключения Красной шапочки» − Лиса

«Роковые яйца» М. Булгаков – хор

«Приключение Тома Сойера» М. Твенн – детский хор

«Приключения Доктора Айболита» − Мотылек, Обезьянка

«Биография» Л. Разумовская − моноспектакль

Театр им. Станиславского:

«Мученики любви» по поэме А. Пушкина «Руслан и Людмила» и по одноименной опере М. Глинки – Людмила

Театр им. Вл. Маяковского (работы прошлых лет):

«Амуры в снегу» Ю. Ким, Л. Эйдлин – Софья

«Жертва века» А. Островский − Шансонетка

«Как вам это полюбится» В. Шекспир – в массовых сценах

«Карамазовы» Ф. Достоевский − хор

«Очень простая история» М. Ладо – Даша

«Золотой ключик» А. Толстой – Мальвина

«Приключения Красной Шапочки» Ю. Ким – Обезьяна Чи-Чи

«Развод по-женски» К.Б. Люс – Пегги
«Господин Пунтила и его слуга Матти» Б. Брехт – Коровница

Киноработы:

Снялась в короткометражном художественном фильме «Осколки», гл. роль – Она, реж. Л. Земвальде, короткометражном художественном фильме «Покаяние», гл. роль – Блаженная Ксения Петербуржская, реж. Д. Савин; сериалах «Кулагин и партнеры», «Закон и Порядок», «М.У.Р.».

Так же дублировала на русский язык мультипликационные фильмы: «Финис и Ферб» («Дисней»), «Умелец Менни», «Покемоны. Алмаз и Жемчуг» – третий сезон. Озвучивала сериалы «М.У.Р.», «Кедр пронзает небо» и др.  

Маяковский и Кало. Что делает этот образ таким сильным?

10 мая 2015 года

Ладно, значит, этого не произошло. Великолепная монобровая легенда, мексиканская художница Фрида Кало на самом деле никогда не встречала большевистского поэта Владимира Владимировича Маяковского . Они никогда не были парой. Никогда не встречался. Они даже не позировали для этой фотографии. Так почему же мысль о них так соблазнительна? Что делает этот образ таким сильным?

Coupledom Cool: Часть 7 - Кало и Маяковский

Это революция, ребята.Даже моде нужно во что-то верить, а революция, как и мода, любит есть собственных детей. Вот почему сезон за сезоном обновляется, и почему молодежь каждого поколения стремится подражать сильному непослушанию своих старших через действия, но чаще через одежду.

Модель с пистолетом. Создан в 1983 году Робертом Тореном, также известным как Angrylambie.

Автор Angrylambie [CC BY-SA 3.0 (https: // creativecommons.org / licenses / by-sa / 3.0)], из Wikimedia Commons

Фотомонтаж «Фрида с ружьем» Роберта Торена и Владимира Маяковского работы Александра Джикия.
Загружено Itzel Galván [CC BY-SA 3.0 (https://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0)], из Wikimedia Commons

Эта интригующая композиция из Фриды и Владимира была сделана в 1983 году Робертом Тореном с использованием двух существующих фотографий Кало и Маяковского и изображения очаровательной блондинки Доннетт Тайер, стреляющей оружием.Так что в некотором смысле настоящих отношений между двумя художниками никогда не существовало. Но связь, безусловно, имела место.

Брак и самоубийство

Они летали в тесном кругу. Мексика и Россия пережили исторический момент, и Маяковский посетил Мексику и встретился (с мужем Фриды) Диего Риверой в 1925 году. В то время Фрида находилась в больнице после несчастного случая, в результате которого она была прикована к постели. Следовательно, эти двое не встречались ни тогда, ни когда-либо снова. Маяковский был в то время безумно влюблен в Лилю Брик, манипулятивную девчонку-футурист, я имею в виду музу, а позже имел целую череду романов с великолепными поэтессами, активистками и моделями, прежде чем покончить жизнь самоубийством в возрасте 36 лет.Фрида Кало пережила насильственный брак с Диего Риверой и умерла немногим старше, в возрасте 47 лет.

Фрида задается вопросом, не забыла ли она полить свой головной убор.

Кало и Маяковский - Революционные художники

Все это не имеет значения. Их объединял мир идей. Кало и Маяковский были патриотами, борцами за свободу своих стран, детьми двух революций, положивших начало двадцатому веку. Оба они сочетали в своей работе национальные и революционные идеи.Мексиканская и доколумбовая культуры составляют основу живописи Фриды, а также ее внешний вид.

Маяковский, который принял участие в своей первой социалистической демонстрации в возрасте всего 14 лет, был выдающимся лидером русского футуристического движения и авангардным поэтом, воспевавшим плоды русской революции. Будучи молодым активистом, он участвовал в контрабанде женщин-политических заключенных из тюрьмы, что закончилось его арестом и возрождением в качестве поэта. Его страстные стихи и футуристический манифест « Пощечина общественному вкусу » сделали его эквивалентом рок-звезды в Москве 1920-х годов.

Фотомонтаж Роберта Торена и Александра Джикия

Фотография - это фантастика, но на ней изображена желанная поэтическая реальность. Слишком часто мы видим Фриду Кало с цветами в волосах, еще не рожденных младенцев, вырастающих из ее разинутого живота, похожую на менее подвижную Кармен Миранду.

На слишком многих изображениях задумчивый Маяковский выглядит как бандитский вышибала, особенно на фотографиях Родченко. Напротив, на фальшивой композиции изображен молодой поэт в оборчатой ​​блузке, с взъерошенными волосами и в платье художника, раскинувшемся, как платье.Фрида выглядит еще безумнее с пистолетом, заменяющим кисть. Можно представить, как Александра Экстер одевает их обоих в широкие красные ленточки, выглядят совершенно культово и вызывающе смотрят в свое неопределенное будущее.

Мода - это фантастика. Такова жизнь; но чтобы придать жизни, искусству, фантазии смысл, мы представляем встречу этих двух сильных душ, и это приоткрывает завесу возможностей для наших будущих революций.

[сообщения, связанные с реактивным ранцем]

Фрида Кало Ривера, Имоджен Каннингем, 1931 год.

Владимир Маяковский в Московской художественной школе 1910.

Маяковский с другими русскими футуристами.

Молодой Маяковский очень любил лук кошачьих.

Кало делает селфи с туристами.

Юная Кало, как будто одетая Ямамото.

Лиля Брик наблюдает за воображаемыми любовниками через здоровенный флакон духов.

Фрида похожа на фэнтези Джона Титчмарша.

Фрида Кало носит плохой коврик.

Рисунки Фриды отчетливо напоминают эскизы костюмов «Пятого элемента».

Маяковский Родченко.

Маяковский Родченко.

Она носит на шее крошечные куриные голени.

Маяковский выглядит соответственно задумчивым.

Эскизы Александра Экстер для ромео и Джульетты идеально подошли бы этой паре.

Юная Фрида.

Владимир Маяковский - Приключения в советском воображаемом:

Введение

Советские детские книги и плакаты своим враждебным видом и звучанием во многом обязаны поэту Владимиру Маяковскому (1893-1930).Маяковский был самым выдающимся из многих художников-авангардистов, которые, движимые идеологическими убеждениями и финансовыми нуждами, в течение 1920-х годов изменили популярный медиа-ландшафт России. Цель заключалась в агитации за реформу как социальных институтов, так и индивидуального сознания, а средства, которые нашел Маяковский, были необычайно дерзким и ярким сочетанием изобретательности, абстракции, юмора и интеллекта. Под его пером русская поэзия заговорила с более гибкой и выразительной (даже анархической) игрой звука и ритма.Плодовитая Агния Барто говорила от имени многих, когда она назвала свое открытие поэзии Маяковского «поворотным моментом» в ее собственном развитии как детского писателя [1].

Маяковский, художник по образованию, создал плакаты в виде карикатур. Крещеные Окна Роста («Окна РОСТА», Российское телеграфное агентство), они заполняли пустые витрины магазинов во время разрушительной Гражданской войны. Используя простые трафаретные формы и острые рифмы, коллектив художников и поэтов атаковал врагов молодого Советского государства и превозносил добродетели крестьян и рабочих.Одним из ближайших соавторов плакатов Маяковского был Владимир Лебедев (1891–1967), который впоследствии стал иллюстратором детских книг, в том числе многих Самуила Маршака. В последующие годы Маяковский оставался открытым для исследования новых прикладных применений своей поэзии, от рекламы и слоганов до педагогических работ для детей.

Кем мне быть?

Маяковский написал четырнадцать стихотворений для детей, используя игру слов и поэтапные, пошаговые стихи, чтобы разделить язык и дать детям возможность собрать его по-новому. Кем быть '? (Кем мне стать?) Побуждает детей создавать свою собственную идентичность, даже если это направляет их желание в конкретные существующие роли. Маяковский завещал советской детской поэзии яркую и гибкую идиому, одинаково хорошо подходящую как для визуального изложения, так и для чтения вслух. Ниссон Шифрин разработал книгу таким образом, что последовательные строфы, кажется, переплетаются и перекрываются; в результате получается не столько линейное повествование, сколько калейдоскопическая фантазия о всех различных профессиях, каждая из которых лучше предыдущей, вплоть до заключительных (несколько нелегматичных) строк:

"Вывернув книгу наизнанку
Держите ее в сердце :
Все вакансии вам подходят:
Выбирайте
на свой вкус! "

Укрощение Маяковского

Стилистическое развитие книг на стихи Маяковского ясно показывает, как его буйная личность была приручена после его самоубийственной смерти в 1930 году.Разница также становится очевидной, если сравнить издания «Кем мне быть?» 1932 и 1947 годов. , где абстрактные изображения конструктивистских зданий заменены реалистичными изображениями неоклассических построек. Образные иллюстрации Андрея Брея к Гуляем (Прогулка) также укротили анархический текст Маяковского, впервые опубликованный в 1926 году. Старуха, ошибочно верящая в церкви и иконы, больше похожа на образец не православия, чем излишества буржуазии.В этом издании из текста Маяковского были исключены два отрывка, а именно те, которые критикуют «буржуа» с выпуклым «животом» и сплетничающую «даму», которая вместо работы тратит время на то, чтобы пудрить себя. Судя по всему, язык и образность Маяковского в этих двух отрывках к 1938 году казались слишком дерзкими для советского вкуса.

Для выпуска 1948 года Эта книжка моя про моря и про майак Владимир Александрович Тамби дает реалистичные формы в спокойных синих и зеленых тонах.Он делает бессмысленными заключительные строки (на основе каламбура, поскольку в имени поэта есть слово, обозначающее маяк):

Моя книга называет:
«Дети, будьте как маяки!
Осветите путь всем
, кто не умеет плавать ночью ».
Для того, чтобы вам это сказать,
слов этой книги
и эскизы ее изображений
были сделаны
дядей
Маяковским!

Детские стихи Маяковского, даже преследуя ясные педагогические цели, сохраняют явный отпечаток грандиозной личности автора.

Роберт Берд


[1] Агния Барто, Записки детского поэта (М .: Советский писатель, 1976) с. 9-14.

Кем быть? (Кем мне быть?)

Владимир Маяковский. Illus. Ниссона Абрамовича Шифрина. М .: ОГИЗ, Молодая гвардия, 1932. 4 изд.

Эти страницы иллюстрируют профессию инженера.

Кем быть? (Кем мне быть?)

Владимир Маяковский. Illus. А. Пахомова. Москва, Ленинград: Государственное издание детской литературы, 1947.

.

Эти страницы соответствуют страницам из вышеприведенного издания 1932 года.

Гулиаем (На прогулке)

Владимир Маяковский.Illus. А. Брея. Москва: Детиздат, 1938.

Гулиаем (На прогулке)

Владимир Маяковский. Illus. А. Брея. Москва: Детиздат, 1938.

Эта книжечка моя про море и про майак

Владимир Маяковский. Детгиз, 1948.

Что такое хорошее и что такое плохо? (Что хорошо, а что плохо?)

Владимир Маяковский.Illus. А. Лаптева. Государственное издание, 1930.

Детям (Детям)

Владимир Маяковский. Illus. Д. Штеренберга. Москва: ОГИЗ-Молодая гвардия, 1931.

Абрам Штеренберг - Русская фотография

Исключительно разносторонний художник Абрам Штеренберг (1894–1978) работал в фотожурналистике, фотоколлажах, пейзажах, натюрмортах и, прежде всего, портретах.

Штеренберг родился в западноукраинском городе Житомире. Его родители работали мастерами, а его брат Дэвид стал художником с мировым именем. Художественное образование Абрам начал в 15 лет в местной портретной студии. С началом Первой мировой войны он приостановил учебу и записался в Красную Армию.

В 1917 году, после службы и недолгого пребывания в Ташкенте, Штеренберг переехал в Москву, поселившись у своего брата Давида. В течение следующих двух десятилетий Абрам создаст себе место в ярком московском сообществе художников, фотографов и фотожурналистов.Его фотографии были заказаны ведущими фотоагентствами того времени, такими как «Руссфото» и «Союзфото», а также «Совфото», представлявшим советскую фотожурналистику в США. Через эти агентства его фотографии фестивалей, людей и индустрии появились в таких изданиях, как госкиноиздат и СССР в Constructio n. Среди его самых знаменитых проектов - серия из шести посмертных портретов Владимира Ленина в 1924 году и освещение полета Цеппелина 1931 года над Европой.

Новаторский и часто технически ориентированный подход Штеренберга к фотографии позволил ему занять место в октябрьском фотоотделе. Участники октябрьской фотографической группы в истории советского искусства признали способность фотографа формировать интерпретацию события в том, как они делают снимок. Благодаря композиции, освещению, вниманию к деталям и другим приемам участники «Октября» стремились создавать фотографии, которые отражали бы революционное большевистское мировоззрение.Однако в яркой анкете режиссера "Союзфото" Леонида Мезеричера 1934 года о Штеренберге для журнала Советское фото редактор ставит под сомнение причины участия Штеренберга в октябре. Как и его товарищи, Штеренберг неутомимо экспериментировал. Но Мезерихер также отмечает, что, хотя многие участники October сосредоточились на форме фотографии - на том, как фотографии составлены, - сила фотографий Штеренбурга заключается в предмете.

Наблюдение

Мезерихера отражает преданность Штеренбурга человеческому объекту и его силу как художника-портретиста.По мнению Григория Шудакова, автора книги Пионеры советской фотографии , Штеренберг передал суть своих натурщиков, «запечатлев различные положения головы, направление взгляда и скульптурные возможности света и тени». (Шудаков 252) Свое мастерство портретной живописи он применил в своих фотографиях как известных - Владимира Маяковского, Ильи Эренберга, французского романиста Анри Барбюса, так и анонимных. Его портреты маленьких детей проиллюстрировали популярный сборник детских стихов Корнея Чуковского 1928 года, От двух до пяти e.

Во время Великой Отечественной войны Штеренбург снова вернулся на поле битвы, но уже в качестве фотографа. После войны Штеренбург возобновил карьеру портретиста и работал в информационном агентстве «Новости». Умер в 1979 году в Москве.

Владимир Маяковский: Литературные пинки

пройду мимо,
тащу бремя любви.
В какой бредовой
и больной
ночи,
я был рожден Голиафами -
I, такой большой,
такой нежеланный?
- «Себе любимому автор посвящает эти строки»
- Владимир Маяковский, 1916

Так сложилась жизнь одного из самых одаренных и выдающихся представителей авангарда России.Человек, которому приписывают новое определение роли художника в обществе. Безумец русской литературы, покончивший с собой в состоянии затяжного отчаяния. Такова была жизнь Владимира Маяковского (1893-1930).

Объективных сведений о ранних годах поэта очень мало, только сведения из уст самого Маяковского. А с его склонностью к преувеличениям трудно различить, что правда, а что глупость. Вот что мы знаем наверняка: Маяковский родился в 1893 году в Багдади, грузинском селе, ныне известном как Маяковский, в семье обедневшего русского дворянина, ставшего лесничим.

Он описал свою юность как одинокую, беспокойную и беспокойную. Природная красота Кавказа мало волновала его беспокойную душу. Однако технологии сделали. Когда он впервые увидел освещенную ночью фабрику по изготовлению заклепок, он написал в своей автобиографии, что «потерял интерес к природе. Недостаточно актуально ».

Его академическая жизнь была в лучшем случае спокойной, но она действительно разожгла огонь футуризма глубоко внутри поэта. По его собственным преувеличенным словам, за время учебы он приобрел «ненависть ко всему древнему, всему церковному и всему славянскому.”

В 1905 году его революционная жизнь началась с того, что он начал воровать обрезанные отцовские ружья и отдавать их местным социал-демократам. В пятнадцать лет Маяковский переехал в Москву и сразу связался с большевиками. Это было естественно для молодого человека. Маяковский погрузился в движение, ведя подпольную пропаганду по всей Москве.

В 1908 г. арестован за подрывную деятельность. Во время своего 11-месячного тюремного заключения Маяковский жадно читал и поклялся отказаться от политики в пользу искусства.Он отказался от нынешних авторов, таких как Достоевский и Пушкин, вместо Шекспира и Байрона. Именно в это время он впервые начал писать.

Первые попытки вызвали у него отвращение; настолько, что он бросил это и занялся абстрактной живописью. По иронии судьбы, именно в этот момент его наследие как поэта началось довольно неприятно.

Проведя вечер в компании однокурсника, Маяковский процитировал написанные им простые стихи - и даже попытался убедить своего друга, что он не писал эту строчку.Его друга не обманули, но он был полностью впечатлен. Тем более, что с этого момента он представил Маяковского людям как «мой друг, гений, знаменитый поэт Маяковский».

Его другом был Давид Бурлуик, основавший группу, которую он называл футуристами, - людей, посвятивших себя созданию новых форм в искусстве и литературе. Их главной задачей было привнести новый дух и энтузиазм в русскую культуру. Маяковский отлично вписался в движение.

Шел 1911 год, и Маяковский вышел на московскую сцену футуризма.Футуристы состояли из большого коллектива писателей, художников, музыкантов и театральных режиссеров. Выбор времени не мог быть более идеальным. Нация была готова сбросить оковы прошлого.

Однако футуристы не столько восставали против правительства, сколько Ленин, который все еще находился в ссылке. Футуристы были против общего консерватизма России. В их сознании поэты и писатели в последнее время стали чересчур душными. Они хотели разрушить художественную условность и создать новые формы, соответствующие развитию машинного века.

Сказать, что футуристы оказали влияние на общество, - значит ничего не сказать. Они наслаждались ничем иным, как разгоном «респектабельных» общественных собраний с возгласами, наливанием чая и общим вандализмом - при этом они были одеты в причудливые костюмы с раскрашенными лицами. Маяковский очень естественно стал носить костюмы. Нередко было найти великого поэта в желтой тунике с цилиндром, тростью с золотым верхом и большой деревянной ложкой, носимой как бутоньерка. Его можно было увидеть (и услышать) на улицах Москвы, он выкрикивал свои стихи в мегафон.Маяковский нашел свою сцену.

Маяковский больше всех других футуристов потряс российское общество. Он был выше шести футов ростом и чрезвычайно красив, с угрюмыми глазами и толстыми губами. Его прическа варьировалась от густых и растрепанных черных волос до чисто выбритого черепа. Но было бы несправедливо описывать Маяковского в физических терминах, когда так много историй рассказывают об этом человеке и о последующих результатах. Это одна, описанная Иваном Буниным, относительно официальной художественной выставки, которую посетили «писатели, министры, депутаты и один высокопоставленный иностранный дипломат»:

«Я сидел с Горьким и финским художником Акселем Галленом, и Маяковский начал свое выступление с того, что внезапно подошел к нам, протолкнул стул между нашими, помогал себе из наших тарелок и пил из наших стаканов.Галлен завороженно смотрел на него, как, наверное, смотрел бы, если бы в банкетный зал завели лошадь - в этот момент Милюков, тогда наш министр иностранных дел, поднялся для официального тоста, и Маяковский кинулся к нему, в центр. стола, вскочил на стул и закричал что-то такое непристойное, что Милюков был совершенно ошеломлен. Через мгновение, восстановив самообладание, он попытался снова начать свою речь, но Маяковский закричал громче, чем когда-либо, и Милюков пожал плечами и сел.

«Тогда французский посол поднялся на ноги. Он был явно уверен, что русский хулиган ему уступит. Какая надежда! Его голос заглушил оглушительный рев Маяковского. Но это еще не все. Вспыхнуло дикое и бессмысленное столпотворение. Начали кричать и сторонники Маяковского, колотя ногами по полу и кулаками по столам. Они кричали от смеха, скулили, пищали, фыркали. Но внезапно все это было подавлено поистине трагическим воплем одного из финнов - скорее пьяный, бледный, как смерть, он, очевидно, был потрясен до глубины души этим чрезмерным поведением и начал во весь голос кричать: только русские слова, которые он знал: «Много! Много! Много »(« Много! »Или« Много! »)

Маяковский определенно был угрожающим персонажем в глазах всех, кому небезразличны традиционные русские стихи.Его стиль - каламбур, ударные ритмы и необычное использование языка - приводил в ужас русскую интеллигенцию. В их глазах этот эгоцентричный персонаж со всей его мелодрамой, трагедией и революционными идеями был предателем.

Во введении к книге «Клоп и избранные стихи» критик и журналист Патриция Блейк описывает стиль Маяковского:

«Из этих текстов рождается единственный крик боли, временами едва переносимый человеческим ухом. Его поэтические приемы служили, прежде всего, для усиления воздействия его чувств на чувства читателя - или, скорее, слушателя, поскольку его стихи были написаны для чтения вслух.Какой бы сложной ни была структура языка и размера, эффект всегда мгновенен; Маяковский обладал необычайным чутьем на уличный язык и умением превращать его в совершенно оригинальный, но знакомый язык. Вот почему он достиг гораздо большей аудитории, чем большинство модернистских поэтов.

«С такими элементами, как уличный сленг, популярные песни и частушки (сатирические джинглы индустриальной эпохи), Маяковский создал индивидуальный стиль, включающий грамматические деформации, причудливые инверсии, неологизмы и каламбуры.Он был очень изобретателен в создании новых глагольных форм с, как он это называл, «небольшой заменой суффиксов и флексий».

«Его потрясающие образы прорываются в переводе. Смелые, крайние и часто жестокие его изображения составляют его самое эффективное средство коммуникации. Он был мастером метафор и гипербол ».

Поэзия была конфессией Маяковского. Основная тема его лирических стихов - любовные несчастья. Его знаменитая работа «Облако в штанах», длинная, насыщенная пьеса, сосредоточена вокруг двух нелюбящих «Марий».Многие из его проблем были созданы им самими. Это был красивый, знаменитый поэт, которого обожали женщины. Однако казалось, что Маяковский всегда шел трудным путем в жизни и любви. Он ухаживал за женщинами, которые были ему недоступны.

Первой женщиной, которая сильно повлияла на его жизнь, была Лили Брик, с которой он познакомился в 1915 году. Брик был женат на Осипе Брике, критике и редакторе, но Маяковский продолжал преследовать его, и некоторое время группа жила как menage a trois.

Лили так взволновала Маяковского, что он написал для нее эпическую поэму «Костяная флейта», хотя, наверное, это произведение ей не слишком льстило.Стихотворение было описано как «самое жестокое обвинение женщины и женственности, которое может быть сформулировано в наше время». Как ни странно, Лили было нелегко обидеться и она благословила Маяковского прочитать стихотворение публично.

Именно в этом стихотворении он впервые оплакивает идею покончить со всем этим пулей. Самоубийство постоянно повторялось в его творчестве. В «Человеке» он написал:

.

«Сердце тоскует по пуле
, в то время как в горле бушует бритва…
душа дрожит;
она застряла во льду,
и ей нет выхода! "

Когда в 1917 году разразилась Гражданская война в России, Маяковский быстро собрал свою «армию» писателей и художников.Пока интеллектуалы и аристократы бежали из России, известность Маяковского значительно выросла - настолько, что его обвинили в том, что он оторвался от вновь обретенных страданий русского народа. В то время как многие россияне были доведены до физического упадка, Маяковский остался равнодушен. В «Облако в штанах» он пророчил революцию, пропустив дату только на год:

.

«Я вижу, кого никто не видит,
пересекая горы времени.
Где человеческие глаза останавливаются,
там, во главе голодных орд,
наступает 1916 год
в тернистом венце революции.”

После Гражданской войны Маяковский «выпал из подножки». Он чувствовал, что новое правительство слишком ограничено, и его отношение колебалось между набожным последователем и откровенным критиком. Он выпустил большое количество пропагандистских плакатов, джинглов и эпических стихов. Но он также считал себя бунтарем, человеком, чья миссия заключалась в том, чтобы спасти советскую литературу, а не преклониться перед ней.

В течение следующих девяти лет или около того Маяковскому разрешалось делать все, что он хотел, проводить чтения по всей гигантской стране перед большими толпами.Некоторые из его работ в этот период включают:

«150 000 000», стихотворение об американском вмешательстве в Гражданскую войну, в которой русский крестьянин Иван с 150 миллионами голов сражается в рукопашной с Вудро Вильсоном; «Париж», в котором он предлагает Эйфелевой башне возглавить революцию; и «О конференциях», где туловища офисных служащих сливаются в одну конференцию, в то время как их нижняя половина совещается где-то еще.

Произведение Маяковского было опубликовано «Левым фронтом литературы» (ЛЭФ) в журнале группы.Однако журнал быстро закрылся, что потрясло Маяковского. Именно в это время он решил поехать за границу, в Америку и Францию. Путешествие только еще больше взволновало его. В Америке он обнаружил, что страна является технологически развитой нацией (которой он восхищался), но также находящейся в тисках жадности и грязи. Более приятно его удивил визит во Францию, которая когда-то казалась ему самой декадентской страной в мире.

Когда он вернулся домой, он был вне себя от радости вернуться, но настроение продлилось недолго.Сталин все руководил. «Пролетарские рубаки», как он их называл, набирали силу, что означало возврат к консерватизму. Маяковский пытался возродить дух ЛЕФ, но Союз пролетарских писателей (РАПП) был доминирующей литературной группой. Они заклеймили ЛЭФ и его членов анархистами с «троцкистскими левыми уклонами».

РАПП, как и футуристы десятью годами ранее, поддержала «новое» правительство. За исключением того, что вместо Ленина они следовали за Сталиным.

Это момент, 1928 год, когда Маяковский действительно дошел до самой низкой точки в своей жизни. Он осознал противоречия между идеалами и реальностью коммунизма. Он видел, как в конечном итоге это вызвало еще большее разделение между людьми. И он в традиционном для Маяковского стиле противопоставил это в своем творчестве.

«Клоп» - это пьеса, написанная Маяковским в 1928 году и описывающая мир коммунистической России таким, каким его мог видеть только Маяковский. Первая половина пьесы посвящена коммунистическим аферистам и элитарным деятелям.Злодей - Присыпкин, «кишащий клопами, бренчащий на гитаре и пропитанный водкой вульгарный человек, гордый обладатель партийного билета и пролетарской родословной». Действие второй половины происходит в будущем, в 1978 году, где избыток - это пережиток прошлого. Здесь героем становится Присыпкин - он воскрешен как «зоологическое диковинка». Когда он просит книги о цветах и ​​мечтах, никто не понимает, о чем он говорит. Вместо этого ему предлагают книги по садоводству и медицинскому гипнозу. Присыпкина в итоге держат в клетке, как животного в зоопарке, хотя зоопарков в будущем не будет.В финальной сцене спектакля Присыпкин обращается к публике:

«Граждане! Братья! Мой народ! Дорогие! Как вы сюда попали? Так много вас! Почему я один в клетке? Дорогие, друзья, приходите ко мне! Почему я страдаю? Граждане! »

Неудивительно, что спектакль не получил успеха. В 1928 году, когда Россия была охвачена пылом коммунизма, российская публика была не готова признать предупреждение, которое он представил. Однако из-за его известности его работа не подвергалась публичной критике, а за закрытыми дверями бюрократы кипели.

Интересно отметить, что в 1955 году новая продукция имела огромный успех в Советском Союзе. По сей день «Постельный клоп» снимается на всей территории бывшего Союза.

В 1928 году Маяковскому было поручено написать цикл рассказов из Парижа. Однако вместо того, чтобы передать свой типичный стиль прозы, он представил только «экстатическое» любовное стихотворение. Он встретил вторую женщину, которая сильно повлияла на его жизнь.

Татьяна Яковлева, русская эмигрантка, жила со своим дядей в Париже.Татьяна была красивой женщиной, которая в качестве модели посещала страницы модных журналов. Маяковский познакомился с ней, когда ей было восемнадцать, и был потрясен ее умом и любовью к поэзии. Они познакомились друг с другом на равных, несмотря на разницу в возрасте и образе жизни. Многие говорят, что никогда не видели Маяковского таким нежным в окружении других людей.

Когда Маяковский вернулся в Россию, он постоянно писал ей, говоря о замужестве и о том, как она нужна стране. К лету 1929 года он планировал еще одну поездку в Париж, но правительство, с которым он так упорно боролся всего десятью годами ранее, отказало ему в визе.Он достиг дна, когда узнал, что Татьяна вышла замуж за француза.

И снова Маяковский ответил ст. Его следующая пьеса «Баня» была «прямой атакой на приближавшуюся к нему бюрократию». Главный герой - директор «службы координации», который погряз в собственном эго, избегая работы любой ценой. Однажды вечером он посещает спектакль, в котором изображен его собственный образ жизни. После этого он протестует против пьесы, говоря, что массам нельзя позволять смотреть ее, потому что они не поймут - и нет причин объяснять им это.

На этот раз бюрократы не остались глухими к пьесе Маяковского. На самом деле у некоторых критиков было «зловещее кольцо». После провала спектакля Маяковский нарисовал в театре плакат:

«Нельзя сразу распарить рой бюрократов.
Не хватит ни бани, ни мыла.
Кроме того, бюрократам помогает перо критиков?
Как Ермилов (сотрудник РАПП) ».

Маяковский стал очень параноиком из-за того, что его недоброжелатели замышляли против него заговор.На самом деле в
году они были более сдержанными с Маяковским, чем другие футуристы, ныне обозначенные как «интеллигенция».

Именно здесь он написал свою последнюю эпическую поэму, незаконченную «На вершине моего голоса»:

«Мой стих
трудом
разорвет горную цепь лет,
и представится
тяжеловесным,
грубым,
осязаемым,
как акведук,
рабами Рима, построенными
,
войдут в наши дни»

Маяковский все больше впадал в депрессию.В начале апреля 1930 года он был госпитализирован с нервным истощением. 10 апреля знакомый охарактеризовал встречу с Маяковским как «мрачную».

Четыре дня спустя Маяковский умер.

Драматическая история рассказывает нам, что он покончил жизнь самоубийством за два дня до его совершения. Он начал играть в русскую рулетку один раз в день - и дважды выигрывал. На третий день, 14 апреля, он написал записку, надел чистую рубашку (по русским суевериям), вставил единственный патрон в свой револьвер и снова сыграл в русскую рулетку.На этот раз он проиграл.

В своей последней заметке он написал:

«И, как говорится, инцидент закрыт.
Лодка любви разбилась о повседневную рутину.
Теперь жизнь и я уходим. Зачем тогда беспокоить
, чтобы уравновесить взаимные печали, боли и обиды ».

Другая часть записки гласит:

«Никого не обвиняйте в моей смерти и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойному ужасно не нравились подобные вещи. Мама, сестры и товарищи, простите меня - это не выход (не рекомендую другим), но другого у меня нет.Лилия - любите меня… Товарищи из ВАПП (подразделения РАПП) - не считайте меня слабохарактерным. Серьезно, я больше ничего не мог сделать ».

После его смерти по стране прокатилась волна печали. Более 150 000 человек видели его тело в состоянии под венком из молотков, маховиков и винта с надписью:

«Железный венок железному поэту».

Сталин, возможно, пытаясь использовать самоубийство поэта для собственной выгоды, обвинил в смерти Маяковского группу, потерявшую его расположение: РАТОП.Это привело к одной из его печально известных чисток, в ходе которой были ликвидированы члены РАПП.

На самом деле, одно из заявлений Сталина говорит само за себя. Первая часть, комплимент:

«Маяковский был и остается лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи».

Вторая часть звучит как предупреждение:

«Безразличие к его памяти и работе - преступление».

Через несколько дней Триумфальная площадь Москвы была переименована в площадь Маяковского. По всей стране в парках стали появляться статуи поэта.Бюрократы быстро присоединились к поэту, которого они прокляли всего год назад. Его прах был помещен среди могил Гоголя и жены Сталина. Сейчас они покоятся под огромным монументом из красно-черного мрамора на Ново-Девечьем кладбище в Москве.

Человек, который при жизни был великим поэтом, после смерти стал еще более огромным. Он стал частью коммунистического истеблишмента. Что, по словам Бориса Пастернака, стало его второй смертью.

Интересное примечание: когда умер Маяковский, ученые изучили его мозг и обнаружили, что он весил 1700 граммов против 1400 в среднем.

Rosta Windows (в твердом переплете) | Книжный магазин Вромана

Описание


Владимир Маяковский (1893-1930) - русский советский поэт, драматург, художник и актер. Он является одним из самых известных русских поэтов, и в ранний, дореволюционный период Майоковский прославился как видный деятель российского футуристического движения. Хотя работы Маяковского регулярно демонстрировали идеологическую и патриотическую поддержку идеологии Коммунистической партии и сильное восхищение Владимиром Лениным, отношения Маяковского с советским государством всегда были сложными и часто бурными.Маяковский часто оказывался вовлеченным в конфронтацию с растущим участием Советского государства в культурной цензуре и развитием государственной доктрины социалистического реализма. Государственный музей В. Маяковского в Москве посвящен творчеству Владимира Маяковского. Музей был основан 80 лет назад и расположен в доме, где он жил с 1919-1930 годов и где его жизнь трагически оборвалась после того, как он покончил жизнь самоубийством. В музее хранится большая коллекция агитационных советских плакатов времен Маяковского, работавших на Российское телеграфное агентство (РОСТА), под названием «Окна РОСТА» или «Окна РОСТА».Это особая форма массового агитационного искусства, зародившаяся в Советской России в период революции и гражданской войны. Сатирические плакаты выполнены остро и доступно художественно в стиле народного искусства и в традициях русской иконографии. Рисунки сопровождались лаконичными стихотворными текстами и посвящены актуальным событиям. Каземир Малевич и Владимир Маяковский разработали и использовали азбуку этого агитационного искусства. В наши дни эти плакаты считаются великими произведениями авангардного искусства.В коллекции музея более трехсот аутентичных плакатов, созданных Владимиром Маяковским как художником и автором текстов. В книгу войдут около 200 плакатов из коллекции. Тематика этих плакатов очень разная; от реалий революционных и военных лет до экономических и бытовых проблем молодого Советского государства. Автор этой великолепной книги - российский специалист Вера Терехина, доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института мировой литературы им. Горького, специалист по русской литературе ХХ века и литературно-художественному авангарду.Помимо иллюстраций, в альбом войдут статьи по каждому разделу, аннотации с иллюстрациями и указатели. Крупная выставка семьи Маяковских, расположенная в Манге, выставочном пространстве в центре Москвы, открылась в июле 2018 года, к 125-летию со дня рождения Маяковского. Его плакатам был посвящен большой раздел.

Плохой мальчик русской поэзии | Автор: Майкл Скаммелл

Bengt Jangfeldt

Владимир Маяковский со Скотти, собакой, купленной Лили Брик в Англии, на даче Брикса в Пушкино, лето 1924 года

Когда Владимир Маяковский покончил жизнь самоубийством 14 апреля 1930 года, новости вызвали шок в Советском Союзе. Союз.Илья Эренбург, который знал о пресловутой пристрастии Маяковского к азартным играм, подумал, что он мог играть в русскую рулетку из своего любимого пистолета Маузер, и проиграл пари. Но предсмертная записка Маяковского, написанная за два дня до его смерти, говорит об обратном. Прося мать и сестер простить его и сардонически прося, чтобы не было сплетен («покойные ненавистные сплетни»), Маяковский приложил несколько строк из незаконченного стихотворения:

Игра, как говорится,
Is над.
Лодка любви потерпела крушение
На рифах условности.
Жизнь и я уходим
И нет смысла
В жалобах по уходу.
1

Слово «любовная лодка» предполагало романтические причины, но также создавало загадку, поскольку запутанная любовная жизнь Маяковского была почти неизвестна широкой публике. На момент смерти он был одновременно связан с тремя разными женщинами: его давней любовницей Лили Брик, с которой он провел большую часть своей сознательной жизни в богемном доме ménage à trois (вместе со своим мужем Осипом Бриком), но который как раз тогда был связан с кинорежиссером; Татьяна Яковлева, яркая молодая белая русская, с которой Маяковский познакомился в Париже и просил выйти за него замуж, но вместо этого только что вышла замуж за француза; и Вероника Полонская, знойная молодая актриса театра, тоже вышла замуж, которой он тоже сделал предложение.Эмоционально он был развалиной, и его смерть могла быть ускорена его отношениями с любой из его любовниц.

Но это была не единственная загадка. В жестко контролируемом Советском Союзе самоубийство рассматривалось как преступление и акт неповиновения, утверждение личной свободы, что противоречило образу государства как рая для рабочих. Зачем кому-то столь известному и популярному, как Маяковский, покончить с собой даже в результате провокации? Большинство его читателей не знали, что Маяковский впервые после Октябрьской революции серьезно разочаровался.Сталин начал чистку своего режима от «троцкистов» и других предполагаемых врагов, и две недавние сатирические пьесы Маяковского, Клоп, и Баня, , вызвали гнев официальных лиц своей откровенной критикой в ​​адрес руководителей правительства и коррумпированных бюрократов. Его враги шептали, что он тоже тайный троцкист и элитарный человек, не имеющий отношения к своей пролетарской основе.

За ним уже слежка ОГПУ (тайная полиция), и его агенты роились по его квартире, как только стало известно о его смерти.Они давно вошли в ближайшее окружение Маяковского. Осип Брик был агентом тайной полиции в начале 1920-х годов, и он и Лили все еще поддерживали с ними тесный контакт; а официальное уведомление о смерти подписали не менее трех секретных агентов, помимо пары литературных союзников Маяковского.

Последующее расследование ОГПУ показало, что, несмотря на неодобрение правительства, Маяковский по-прежнему пользовался огромной популярностью среди читателей и что большая часть интеллигенции расценила его самоубийство как политический протест, вызванный кризисом в советской литературе.Предсмертная записка в подозрительной и параноидальной атмосфере, созданной сталинским режимом, рассматривалась как прикрытие для более серьезных проблем. Власти, однако, смогли воспользоваться запиской в ​​своих целях. «Первые этапы расследования, - говорилось в официальном сообщении « Правда », - показывают, что самоубийство было мотивировано чисто личными соображениями, совершенно не связанными с общественной и литературной деятельностью поэта».

Маяковский сделал одолжение режиму, сославшись на «лодку любви», и в 1935 году получил своего рода награду.Лили Брик написала Сталину, протестуя против того, что работа Маяковского вышла из печати и была забыта, и попросила первого секретаря исправить ситуацию. Сталин ответил удивительно тепло, учитывая, что он, вероятно, никогда не читал слова Маяковского. Он объявил, что Маяковский был «лучшим, наиболее одаренным поэтом нашей советской эпохи», добавив, что «безразличие к его памяти и его творчеству - преступление». В течение недели Триумфальная площадь Москвы была переименована в площадь Маяковского. Позже в его честь была названа станция метро, ​​а на площади была установлена ​​гигантская бронзовая статуя, носящая его имя.Его политические стихи переиздавались огромными многотомными изданиями и стали основными в советской литературной программе.

Лили, очевидно, думала, что помогает своему старому любовнику, реабилитируя его и восстанавливая его репутацию в правительстве, но она ошибалась. Как отмечал Пастернак в своей автобиографии, после канонизации Сталина творчество Маяковского «начали вводить насильно, как картошку при Екатерине Великой. Это была его вторая смерть. Он не участвовал в этом ».

Официальная поддержка испортила репутацию Маяковского среди политически чувствительных российских читателей и нанесла ущерб его репутации на Западе, особенно во время холодной войны.В сегодняшней России, после исчезновения Советского Союза, его произведения практически исчезли из школьных программ и мало читаются широкой публикой, в то время как в англоязычном мире о нем также забывают или игнорируют, особенно по сравнению с внимание уделяли его великие современники Борис Пастернак, Анна Ахматова, Марина Цветаева, Осип Мандельштам. Первые трое, несомненно, считали его равным себе, если не лучшим поэтом, и Мандельштам всегда относился к нему с уважением, если не любовью, однако спустя четверть века после распада Советского Союза Маяковский остается в тумане. 2

Эта несправедливость, должно быть, очень сильно волновала шведского ученого Бенгта Янгфельдта, когда он приступил к работе над своей новой роскошной книгой « Маяковский: биография», , которая окончательно спасает поэта от почти полного забвения и возвращает его в прежнее состояние. центральное положение в русской литературе первой четверти ХХ века. Джангфельдт, автор и редактор нескольких более ранних книг о Маяковском, кажется, прочитал практически все, что написано поэтом или о нем, и поговорил со всеми, кто мог дать ему интервью, и не в последнюю очередь с грозной Лили Брик, которая умерла в 1978 году. , главный друг, любовница и импресарио в жизни Маяковского.Эта богато подробная и богато иллюстрированная биография, бегло переведенная Гарри Д. Уотсоном, является лучшим литературным памятником поэту, и вряд ли его можно будет превзойти в течение многих лет.

Янгфельдт не уклоняется от описания провокационного поведения напористого молодого панка, ворвавшегося в престижный московский Институт живописи, скульптуры и архитектуры в возрасте восемнадцати лет, одетый во все черное, с лохматыми волосами и полным ртом гнилых зубов. . Будущий «бешеный бык» в русской литературе был ростом шесть футов два дюйма, телосложением боксера и громким голосом, но при этом он был мягким и уязвимым.«Плацдармом его смелости была дикая застенчивость, а за проявлениями сильной воли таилась феноменальная чувствительность, склонная к неоправданному унынию, безволие», - писал Пастернак. Маяковский был природной силой: упрямым, воинственным, инстинктивным бунтарем и нарушителем границ, который в каком-то смысле так и не вырос. До конца своей жизни он был шумным подростком в поисках новизны и мгновенного удовлетворения, будь то влюбленность в следующую красивую женщину, которая встретилась ему на пути, проигрыш последней копейки в карты или бильярд или наслаждение лести. его аудитории.

Он был также экстравагантно одарен - как художник, поэт, артист, клоун - и его обещание было немедленно замечено Давидом Бурлюком, старшим членом Института искусств и самим необычайно разносторонним. В 1911 году Маяковский показал Бурлюку два написанных им стихотворения, одно - городской пейзаж, целиком состоящий из визуальных образов:

Крест
железных коней
Первые кубики выпрыгнули из окон
беглых домов….
Волшебник
вытаскивает стальные рельсы
из устья тележки.
3

(Перевод Джека Хиршмана и Виктора Эрлиха, с адаптациями)

Маяковский опирался на работы Александра Блока и символистов, но динамика строки о кубах, выпрыгивающих из окон, сразу поразила Бурлюка как провидец. Прославив юного хулигана как гения, он зачислил его в свой недавно сформированный творческий коллектив «Кубофутуристы». Когда футуристы выпустили свой пресловутый манифест Пощечина общественному вкусу , вскоре после этого в него вошли стихи молодого Маяковского.Манифест пришелся по вкусу Маяковскому. « Мы, только , являемся лицом из нашего времени …. «Выбросьте Пушкина, Достоевского, Толстого и т. Д. И т. Д. За борт корабля современности», - сообщалось в нем. Девиз футуристов был «Кубизм в изобразительном искусстве, футуризм в словесном искусстве», и среди участников были поэты «транс-смысловые» Велимир Хлебников и Алексей Кручоных, а также художники-авангардисты, такие как Казимир Малевич, Владимир Татлин, и Александр Родченко, раздвигавшие границы изображения в живописи.

Некоторые поэты-футуристы отправились в безумное путешествие по провинции, чтобы привлечь к себе внимание. Маяковский на своих выступлениях носил самодельную желто-черную полосатую рубашку и упивался обменом оскорблениями со зрителями. Его стихи были очень риторическими, с тяжелым ритмом, перемежающимся экстравагантными рифмами. Примерно это могло быть что-то из произведений поэтов-битников 1950-х годов (как в «Howl») или акцент исполнителей хип-хопа на уличном языке и рифмах, хотя музыки, конечно же, не было.Более серьезное родство было с нью-йоркской школой поэтов 1960-х, особенно с Фрэнком О’Хара 4 ; но некоторые из более простых текстов Маяковского могли звучать как детские стишки, за исключением их мрачного содержания:

На проезжей части моей изрезанной
души
сумасшедшие
на жестоких каблуках
барабанят свои бессмысленные слова.
Где повешены города
и кривые концы
их башен
парят
в петле облаков,
Я иду один
Оплакивать констеблей
распятых
на перекрестке
дорог.
5

(Мой перевод)

Гастроли футуристов положили начало Маяковскому, а также положили начало его роману со сценой. Он предлагал ему место для экспериментов с новыми формами и создания нового образа в искусственной среде. Приняв полуироническое наименование Бурлюка как «гения», он занял позицию «поэта и пророка» и создал для себя мифологическую автобиографию. Его последующий рост как поэта и соответствующий взлет в литературных кругах авангарда были стремительными; В 1913 году, когда ему еще не исполнилось двадцати лет, он представил и снялся в своей стихотворной трагедии « Владимир Маяковский » в театре «Луна-парк» в Санкт-Петербурге.Петербург. В первом акте были изображены «человек без глаза», «человек без головы», «мужчина с двумя картонными поцелуями» и т. Д. И представлял собой фантастический призыв к революции от имени остановки, хромых, и больные:

Вы не поймете,
почему,
холодно, как анонимная насмешка,
Я несу свою душу на заклание
на обед грядущих лет.
Катится, как ненужная слеза,
, по небритой щеке квадрата,
Я, наверное, последний поэт.

6

(Перевод Марии Энценсбергер)

Во втором действии поэт в тоге после революции принимает подарки от бедных за свои святые жертвы и собирает их слезы в чемодан, чтобы отнести «Темный бог бурь» на крайнем севере. В подведении итогов пьесы Джангфельдт подытожил несколько характерных тем Маяковского: «Безумие, самоубийство, борьба с Богом, экзистенциальное разоблачение человека», а его исполнение было встречено шипением, возгласом и почти полностью отрицательными отзывами.

Однако шипение и возгласы не остановили и не расстроили Маяковского. В течение следующих нескольких лет, помимо более коротких произведений, он написал серию длинных стихов в своем театральном стиле: «Облако в штанах», «Костяная флейта» и «Человек», а также еще одну пьесу, . Mystery-Bouffe , режиссера Всеволода Мейерхольда, декорации и костюмы Малевича. Маяковский сочинял свои стихи вслух во время прогулки, и он любил их читать сам, производя на слушателей замечательное впечатление.В «Облаке» он и драматизировал, и высмеивал себя как раздвоение личности - буйного хулигана снаружи, ранимого любовника и мученика под ним:

На моей душе нет седых волос,
нет там дедовской нежности!
Я сотрясаю мир силой своего голоса
и иду дальше - красивый двадцатидвухлетний парень.
7

(Перевод Джорджа Риви, с адаптациями)

Из этого застенчивого открытия создавалось напряжение, комедия превращалась в трагедию и снова в комедию, и он плакал от напряжения моменты в его декламации.Максим Горький присутствовал на одном из первых чтений «Облака» и был так «напуган и тронут» рыданиями Маяковского, что заплакал сам. Другой слушатель Пастернак заметил, что самоотверженные порывы и жажда страданий рассказчика напоминают ему персонажа Достоевского.

« The Backbone-Flute » - любовное стихотворение, посвященное Лили Брик, с которой его познакомила сестра Лили, Эльза (позже Эльза Триоле, французский писатель) в 1915 году, когда ему было двадцать два года и Лили. двадцать четыре.Дочь богатого еврейского юриста, известной красавицы, покровительницы искусств и известной распутницы, Лили была замужем за литературным критиком Осипом Бриком, но не позволяла этому мешать. Она была умной, волевой, предприимчивой, феминисткой, которая использовала свои явно выраженные физические достоинства, чтобы пробиться в этом мире. Она верила и настаивала на свободной любви, и Осип, видя преимущества для себя, согласился с договоренностью.

Джангфельдт представляет ее во второй главе своей книги, и она чуть не убегает с ним, отчасти потому, что сама она такой захватывающий персонаж.«Я сразу понял, что Володя был гениальным поэтом», - цитирует ее слова Янгдфельдт в ее неопубликованной автобиографии

, но он мне не понравился. Я не любил людей с громкими ртами ... Мне не нравилось то, что он был такой большой, что люди оборачивались на него на улице, мне не нравилось, что он слушал свой голос, мне даже не нравилось его имя - Маяковский - так что шумный и такой псевдоним, к тому же пошлый.

Тем не менее, было почти предрешено, что у Лили будет роман с мускулистым молодым поэтом.Когда об этом сказали, Брик якобы сказал: «Как ты мог в чем-то отказывать этому человеку!» Но это было серьезнее, чем ее прежние связи. Маяковский был необычайно настойчивым и требовательным (и ревнивым) любовником, и это нашло отражение в «Флейте-позвоночнике», где любовница поэта порождает чередование эйфории и отчаяния:

Мне суждено быть любовницей. царь.
На залитом солнцем золоте моих монет
Я прикажу своим подданным
отчеканить
твое драгоценное лицо!
Но там, где
земля переходит в тундру,
и река торгуется с северным ветром,
я нацарапаю имя Лили на своих цепях, и в темноте каторжных работ
поцелую их снова и снова.

(Перевод Макса Хейворда и Джорджа Риви, с адаптациями)

Лили была счастлива переспать с Маяковским, но удерживала его в течение определенного времени почти три года, прежде чем предложить ему переехать к ней и Осипу. договоренность, которая длилась то и дело до конца его жизни. Тем временем она, не теряя времени, уговорила своего протеже постричься и выбросить желтую блузку. Она наняла дантиста, чтобы он сделал ему новые зубы и купил ему модную новую одежду, чтобы он стал больше походить на английского денди, чем на старого богемы (хотя и оставался таким же диким по темпераменту).

«Облако в штанах» и « Костяная флейта» были описаны как любовные стихи. Третье крупное произведение Маяковского, « человек, », не имело такого описания или посвящения, но напоминало первые два (и его пьесу « Владимир Маяковский ») в том, что по сути это была трагедия в автобиографической форме, в которой поэт был героем. На этот раз он смело взял за образец жизнь Иисуса. Поэма была разделена на разделы: «Рождество Маяковского», «Житие Маяковского», «Страсти Маяковского», «Вознесение Маяковского» и т. Д., А поэт был «народным Христом», светским мучеником и пророком, борющимся со злом ( в форме богатства, эксплуатации, неравенства) от имени бедных и обездоленных.

Аллегорический сюжет делает поэму напыщенной или скучной, но богатство деталей в рассказе Маяковского и сила его образов, не говоря уже о его диковинных, но совершенно убедительных рифмах, ошеломили его слушателей. Зал был заполнен известными поэтами, которые только что прочитали свои произведения (мероприятие называлось «Встреча двух поколений поэзии»), и чтение Маяковского было звездным спектаклем. Пастернак назвал стихотворение «произведением необычайной глубины и возвышенного вдохновения.Андрей Белый, старейшина символизма, сидел напротив Маяковского, «словно ошеломленный», по словам Янгфельдта. «Когда чтение закончилось, он встал, потрясенный и бледный, и заявил, что не может представить себе, как можно писать стихи такой силы в такое время». Прочитав позже, Белый снова встал на ноги и объявил Маяковского важнейшим русским поэтом после символистов. Он произвел революцию в русской поэзии как по форме, так и по тематике, и после этого ни один серьезный писатель не мог игнорировать его влияние.

Маяковский работал рисовальщиком в Петрограде (вместо того, чтобы быть призванным в Первую мировую войну), когда разразилась Октябрьская революция, и он был у ринга. Казалось, что это оправдало все его надежды, включая послание его недавно созданной драмы Mystery-Bouffe , шумной пародии на традиционную мистерию, изображающую борьбу между двумя группами: «нечистым» рабочим классом и «чистым» верхом. класса, что заканчивается победой «нечистых» и созданием рабочего рая на земле.Маяковский и его соратники-футуристы считали себя естественными союзниками революционеров. Они уже представляли, как должно выглядеть будущее общество; теперь большевики осуществят это видение.

Маяковский присоединился к профсоюзу писателей, спонсируемому государством, и провел два полных года в разработке плакатов и написании пропаганды для РОСТА - Российского телеграфного агентства. Он писал политические стихи, детские стихи и коммерческие джинглы для новых советских кооперативов, пришедших на смену бизнесу.Он также написал сценарии и снялся в трех новаторских фильмах с Лили Брик и воображал, что однажды станет звездным режиссером и исполнителем. По словам Джангфельдта, фильмы продемонстрировали оригинальность и талант, и с такими друзьями, как Сергей Эйзенштейн и Дзига Вертов, Маяковский мог бы пойти дальше, но в конце концов он выбрал литературу.

Силой воли Маяковский превратил себя в самопровозглашенного поэта-лауреата Революции, хотя это никогда не было удобной посадкой.В своей «Оде революции », «Левый март » и бесчисленных подобных произведениях он воспевал большевиков и призывал их идти к победе, а в своей длинной эпической поэме « 150 000 000 » (тогдашнее население Советского Союза): праздновал красное поражение белых в гражданской войне в России. Ленин, однако, не был впечатлен. Стихотворение было «вздором, глупостью, двукратной глупостью и вычурностью!» он сказал своим коллегам и сказал, что комиссара по вопросам просвещения (и друга Маяковского) Анатолия Луначарского следует «побить кнутом» за то, что он разрешил ее напечатать.После возрождения Mystery-Bouffe в ознаменование второй годовщины революции пьеса была раскритикована критиками, и Правда опубликовала издевательский заголовок «Довольно этих Маяковских». Вскоре после этого был издан указ, в котором футуризм назван «абсурдным» и «извращенным».

Маяковский проигнорировал эти трудности и в 1924 году прославил человека, который критиковал его в длинной эпопее, Ленин, , марксистская история мира до времен Ленина.Третья патриотическая эпопея « добро », опубликованная в 1927 году, стала еще одним восхвалением советского государства по случаю десятой годовщины революции. К настоящему времени он преодолел своих критиков и имел удовольствие видеть свои просоветские стихи, опубликованные в миллионах экземпляров. К счастью, из его политической работы было несколько исключений, таких как «Необычайное приключение, которое случилось с Владимиром Маяковским на его даче», восхитительный рассказ о солнце, спускающемся с небес, чтобы поговорить с ним, и еще два любовных стихотворения Лили. один длинный, Об этом , 8 и один короткий - «Я люблю», написанный в 1923 году после того, как Лили предприняла свою первую решительную попытку положить конец их роману:

Вы пришли
взглянув
на самом деле
выше рев, несмотря на
высота
увидел мальчика просто
быстро
забрал его сердце
пошел на
поиграть с ним
как резиновый мяч.
Все остальные,
облажались девчонки,
считали это
чудом.
«Любите этого парня?
Черт, он ее проглотит.
Она, должно быть, укротительница из
Цирк или зоопарк.

(Перевод Джека Хиршмана и Виктора Эрлиха, с адаптациями)

Благодаря своей популярности, Маяковский теперь вел сравнительно непринужденную жизнь и имел большую свободу действий, чем большинство других писателей. Он стал культурным послом нового государства, посетив Париж, Берлин и другие города Западной Европы, а в 1925 году пересек Атлантический океан в Америку для своего первого и единственного визита.Он восхищался «строгим расположением болтов и стали» в стихотворении о Бруклинском мосту и приветствовал «футуризм обнаженных технологий», как он выразился в своей последующей книге « Мое открытие Америки ». Но он утверждал, что его пугает вид технологий, вышедших из-под контроля, и повторял обычные советские клише об американском одиночестве и бессердечии капитализма. У одинокого поэта был молниеносный роман с умной и привлекательной молодой русской эмигранткой Елизаветой («Элли») Джонс, которая выступала в качестве его неформального переводчика в Нью-Йорке.Девять месяцев спустя она родила ему дочь, Хелен Патрисию, с которой он смог встретиться только один раз, когда Элли привезла ее в Ниццу пару лет спустя. 9

Вернувшись в Москву, Маяковский коснулся дна такими стихотворениями, как «Возвращение домой», гимн диктатуре пролетариата с просьбой, чтобы Сталин «командовал» «творчеством поэта», а несколько месяцев спустя » Сергею Есенину »(единственный поэт, соперничавший с Маяковским по популярности в начале 1920-х годов), обвиняющий крестьянского поэта в пессимизме и политкорректности за самоубийство.Маяковский становился «газетным поэтом», как он сам признавал, подавляя настоящие эмоции ради фальшивых эмоций и пропаганды, и его личная жизнь тоже рушилась. После посещения Элли и их маленькой дочери в Ницце и размышлений о том хаосе, который он вызвал, Маяковский начал свой яростный роман с Татьяной Яковлевой в Париже. Когда она отклонила его предложение, он пообещал вернуться и попробовать еще раз в октябре, но правительство впервые отказало ему в визе.Вскоре после этого, при поддержке ревнивой Лили, он завел роман с Вероникой Полонской.

Маяковский был окружен со всех сторон. Побежденный в любви, он был вынужден также столкнуться с ценой своей безоговорочной поддержки революции. В одном из своих стихотворений «Письмо из Парижа товарищу Кострову о природе любви» Маяковский инсценировал конфликт между политикой и личными переживаниями, который он испытывал большую часть своей жизни. В другом стихотворении «Во весь голос», вдохновленном эпитафией Пушкина для самого себя, Exegi Monumentum , , написанной чуть менее ста лет назад, он признал, сколько насилия он нанес своей работе:

Пропаганда
застревает в
и мне в глотку,
Я бы предпочла
каракули
вы любите стихи -
это более выгодно,
более выгодно,
имеет больше очарования.
Но я
смирительную рубашку
сам,
топнул
по горлу
моей собственной песни.

(Мой перевод)

«Я ... наступил на горло моей собственной песне» - это эпитафия Маяковского для самого себя, и Янгфельдт посвящает несколько глав своим последним мучительным месяцам, отслеживая события своего последнего рокового рабочего дня. днем, пока поэт не пришел к выводу, что другого способа разрешить как свои эмоциональные, так и политические дилеммы не было.Джангфельдт собрал огромное количество источников, чтобы создать захватывающий отчет о бурной жизни и трагической смерти поэта. Однако, что необъяснимо для книги, опубликованной в академической прессе, нет библиографии, только список основных источников, глава за главой, и хотя есть указатель имен, нет ни указателя тем, ни стихов Маяковского. обсуждается Джангфельдтом. Еще одна проблема - это переводы, но во всем остальном эта книга возвращает Маяковскому его законное место в пантеоне русской письменности и воздает ему должное.

Ленты Маяковского: Роман (9781250100566): Литтелл, Роберт: Книги

New York Times автор бестселлера Компания

«Яркий портрет жизни и времен русского поэта Владимира Маяковского. ... Едкий остроумие Литтела идеально подходит для его меланхолической сказки, богатой мрачными образами. и острые как бритва диалоги ". - Kirkus Reviews

"[A] яркое изображение одаренного поэта, неутомимого бабника и мужчины, охваченного резкими перепадами настроения.Повествование женщин одновременно непристойно и часто весело. Это также проливает свет на бурный период российской истории ». - Книжный список

« Сложный… полезный… Русская революция и ее последствия рассматриваются с разных сторон, показывая, что правда всегда противоречива и никогда не бывает простой ». - Publishers Weekly

«[A] скверный, сплетничающий роман». - The Wall Street Journal

«Резкие конфликты с государственным аппаратом объяснили бы, почему эту книгу называют триллером, но это будет намного больше.- Библиотечный журнал

«В этом амбициозном и бурном романе Роберт Литтел отдает дань уважения (поэту Владимиру Маяковскому), яркому и чувственному, где творческие излишества существовали наряду с человеческим гением». - Библиотека Лунди (Франция)

«Глазами четырех муз, которые любили и ненавидели этот смерч любви, секса, поэзии и революции, Литтел ... пишет иконоборческий портрет поэта, который был раздавлен сталинизмом. ” - Le Point (Франция)

" серое преосвященство мира шпионажа, Роберт Литтел скрывает романскую душу.Он появляется в «Лентах Маяковского », беллетризованной биографии русского поэта Владимира Маяковского. С калейдоскопом эмоций яркая Лиля, антибольшевистская Элли, белая русская Татьяна и наглая дива Нора исследуют седьмое небо со своим юным кумиром, похожим на Дон Кихота ». - 24 часа (Швейцария)

« Ранее выстрелив себе в сердце 14 апреля 1930 года Владимир Маяковский полюбил Лилию, Татьяну, Элли, Нору. В своей последней книге Роберт Литтел воссоединяет их через двадцать три года после смерти поэта.Они сопоставляют свои воспоминания, раскрывают свои самые сокровенные секреты с молодым большевиком, который покончил жизнь самоубийством в возрасте 36 лет, страдая, разрываясь между моралью и приверженностью. Навязчивые идеи Литтела всплывают на 282 страницах книги, где эмоции соперничают с интеллектом и мощным письмом ». - Le Parisien

« Роберт Литтел дает нам восхитительное перечитывание биографии Маяковского, изобретая в качестве подтекста войну поэта. муз. Ему удается прежде всего объяснить необъяснимое: как человек, наделенный такой поэтической силой, мог в конечном итоге убить себя."- Magazine Litteraire (Франция)

" Форма книги особенно удачна: стенограмма разговора между четырьмя бывшими музами очень сексуального поэта, обмены, которые рисуют картину жизни Маяковского, а через него - Россия в полном кипении. Разговоры искрятся злобой, ревностью, резкими фразами, приземленностью, недобросовестностью, страстью и любовью. Отличный способ исследовать футуризм, Владимира Маяковского, его муз, русскую революцию, а также Пастернака."- Гаруп (Франция)

" Роберт Литтел не поверхностный. С помощью нескольких слов и небольшой суеты Литтел использует вес истории, чтобы продемонстрировать надежды, которые большевистская революция смогла породить, и все ужасы, которые она вызвала. Несмотря на свою историческую цель, роман читается как триллер, и каждая страница переворачивается с нетерпением, которое доказывает, что читатель хочет большего »- Pieuvre Litterature (Франция)

РОБЕРТ ЛИТТЕЛЛ является автором восемнадцати предыдущих романов, последний из которых - «Грязная работа» и научно-популярная книга «За будущее Израиля», , написанная с Шимоном Пересом, бывшим президентом Израиля.Он был награжден английским золотым кинжалом и книжной премией Los Angeles Times за свою художественную литературу. Его роман Компания был бестселлером New York Times и был адаптирован в телевизионный мини-сериал, а его роман Legends был адаптирован в телесериал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *