Ксения чилингарова: Ксения Чилингарова показывает новую квартиру, любимые картины и коллекцию Prada и Miu Miu

Содержание

Ксения Чилингарова | SRSLY.RU

Заядлая модница, эксперт по одежде и стильная светская персона.

Фамилия Ксении Чилингаровой в советском союзе была известна настолько, что даже пугала ее потенциальных кавалеров до икоты. Ксения родилась в семье Артура Николаевича Чилингарова, легендарного исследователя Арктики и Антарктики, а также политического деятеля, в общем, сурового закаленного мужчины. Зато мама, по словам Ксении, была всегда немного «беспомощной блондинкой», эталоном мягкой женственности. Потому Ксения Чилингарова, по общему мнению, «папина дочка», чего и не отрицает. 

С детства ей приходилось бороться с комплексами, касающимися внешности — даже собственный брат говорил ей, что она весьма далека от стандартов красоты. Особенно допекала девочку собственная чернявость – ей казалось, что она проигрывает на фоне своих бледных светленьких сверстниц. Ситуация немного поправилась только тогда, когда пришла мода на загар, и все побежали в солярий. Несмотря на это, кавалеров у Ксении хватало, только все побаивались подходить близко к двери квартиры и здороваться с папой. 

Образование Ксения получила на факультете международной журналистики в МГИМО и всегда тяготела к письму — в 2007 году даже выпустила свой сборник стихотворений «Отражение». Одной поэзией Ксения в своих устремлениях не ограничилась: будучи натурой увлеченной, искала баланс между своими литературными амбициями и любовью к моде, благодаря чему ведет рубрику в «Собаке», работает в Elle, на протяжении двух лет занимает пост главного редактора журнала «Pride. Из жизни светских львов». Еще глубже модный мир затянул Ксению, когда она трудилась pr-директором линии одежды Lublu Киры Пластининой. 

Ксения — модная светская барышня, посещающая великое множество разнообразных мероприятий в самых разнообразных нарядах. Действительно не обладая модельными параметрами, она сумела найти свой уникальный стиль и не боится экспериментов с цветом и формой, порою сочетая, казалось бы, несочетаемое, и увлекаясь оверсайзом. Любимый дизайнер Чилингаровой — Марк Джейкобс, а любимые места для шопинга — Нью-Йорк и Париж. Ксения уже давно признается в собственном шопоголизме, который порою принимает самые немыслимые масштабы. 

Так или иначе, хождение вокруг да около модной индустрии не могло продолжаться долго, учитывая деятельный характер Ксении. Съездив однажды на Северный полюс, она получила незабываемые впечатления и задумалась о том, как воплотить традиции создания теплой одежды для полярников и совместить их с модой. Наконец она разработала идею собственного бизнеса — вместе с партнером в 2013 году запустила марку зимней одежды Arctic Explorer.

В 2014 году сбылась мечта Чилингаровой о работе на экране — телеканал СТС пригласил ее на кастинг ведущей шоу «Снимите это немедленно», где соведущей стала предпринимательница Светлана Захарова. Общественность немедленно заподозрила Ксению в использовании своего влиятельного отца для получения должности. Подобные подозрения преследовали ее со времен учебы в институте, и никаких оснований под ними нет. Отец вовсе не помогал дочери «попасть в телевизор», и кастинг она проходила на общих основаниях.

Как и всякая светская девушка, Ксения занимается благотворительностью и какое-то время даже была директором Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Сейчас Ксения считает себя вполне счастливой — имеет бизнес, ведет колонку в «Buro 247», находится в стабильных отношениях и недавно переселилась в новую квартиру.


Личная жизнь

Надежным партнером в жизни и бизнесе для Ксении является ее бойфренд — банкир Анатолий Цоир. Первый и единственный брак телеведущей с ныне покойным музыкантом Дмитрием Коганом не принес ей много счастья и продлился всего три года — Чилингаровой не удалось вжиться в роль терпеливой жены гения, собственной творческой энергии хватало, и супругов мучили ссоры и противоречия. Душевные раны после развода она залечивала все тем же компульсивным шопингом. 

Ксения Чилингарова в предновогодних видео «Цветного»

На радость всем модникам объявляем: сезон предновогодних распродаж вот-вот стартует. В универмаге «Цветной» день Х намечен на 21 декабря — с четверга уже полюбившиеся вещи сезона осень-зима 2017 можно будет купить со скидками от 30%.

Эту радостную новость команда универмага решила сообщить покупателям весьма ироничным образом — сняв забавный видеоролик в духе программ «магазин на диване». В качестве ведущей пригласили Ксению Чилингарову. Компанию ей составили Саша Федорова и Евгений Заболотный.

Ксения отлично вжилась в роль и нарядила модель в «бархатный ансамбль» — лот 017 ищите в «Цветном». На Ксении — рубашка Issey Miyake, брюки Haider Ackermann, туфли Pollini; на модели с короткой стрижкой — юбка Pinko, водолазка Pinko, ботфорты Topshop, рубашка Reiss, серьги Items; на модели с длинными волосами — юбка Christian Dada, рубашка Issey Miyake, пиджак Comme des Garçons, сумка The North Face, сапоги Alexander Wang.

Пацанский наряд, в который вошли пиджак, футболка и брюки Gosha Rubchinskiy, удивительным образом сделал Ксению более женственной — возьмите на заметку. На Ксении — пиджак, футболка, брюки Gosha Rubchinskiy; на парне — куртка Versus, костюм Haider Ackermann, обувь Premiata, очки Ray-Ban.

«Кукольная» версия Ксении рекомендует для вечерних вылазок выбирать элегантные вещи — например, комбинезон с экстравагантным вырезом. На Ксении — платье Molly Goddard, очки Vogue, обувь Topshop; на модели с короткой стрижкой — комбинезон Reiss, туфли Ash; на модели с длинными волосами — платье Elisabetta Franchi; на парне — костюм Reiss, обувь Reiss, рубашка Strellson.

Завершат любой образ — модные очки. Утром скроют следы усталости, а вечером не дадут яркости вспышек вас ослепить. На Ксении — куртка, джинсы Alexander Wang; очки Céline; на Евгении — бомбер Haider Ackermann, брюки All Saints, футболка Calvin Klein.

Смотрите, смейтесь и бегом за покупками — пока все самое лучшее не разобрали. Среди брендов, участвующих в снижении цен, вы найдете MM6, See by Chloé, Red Valentino, M Missoni, DKNY, Love Moschino, No. 21, MSGM, Marni, Marc Jacobs, Maison Margiela, Converse, Diesel, PUMA, Reiss, Wood Wood, Maje, Sandro, All Saints, Тommy Hilfiger, Ermanno by Ermanno Scervino, Kixbox, adidas Originals и многие другие.

Съемка видеоролика: Drop films; стилист: Светлана Танакина, Вика Гок;  фотограф: Эрик Панов;  визажист: Савва Савельев;  парикмахер: команда Go Coppola; декоратор: Марина Бессонова;  модели: Мария Кудрявцева, Евгений Толоконцев, Алина Щипкова.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

«Отец недавно мне сообщил, что собирается в Марианскую впадину вместе с Конюховым»

Ксения, ты и телеведущей была, и журналистом, сейчас ты запустила свой бизнес, и мы про это обязательно сегодня поговорим. И вообще такая светская девушка, и достаточно бурная личная жизнь, интересная. Скажи, пожалуйста…

Понятно, Близнец ― он такой, он всегда разносторонний, за всё хватается. Но вот, например, для меня важно всё равно на чем-то сфокусироваться, да. Я вот не могу… Мне всё интересно, но если я уж что-то делаю, то я в это вкладываю все свои силы, душу и так далее.

Сто процентов.

Сейчас что ты главное в себе?

Это такой сложный вопрос с точки зрения… даже, я бы сказала, философский. Как можно разобраться в себе? К концу жизни моей можем снова встретиться, поговорить. Ну, я где-то на середине пути понимания того, кто я. На сегодняшний момент я в первую очередь женщина.

Ох, неожиданно! Так.

Да, во вторую очередь я, конечно, бизнесвумен и человек, который занимается своим собственным бизнесом, развивает его и очень за него болеет, очень хочет, чтобы он вырос. Не знаю… Вот знаешь, как «Пинки и Брейн», был такой мультик про двух мышей, которые хотят всё время завоевать мир. Вот я и мой партнер ― это Пинки и Брейн, мы хотим завоевать мир.

Сейчас ты про это расскажешь. Давай все-таки… Ты сказала, что на первом месте ты женщина. Что для тебя такое женщина, как ты сейчас это поняла? Ведь ты же это поняла не так давно, что это главное сейчас?

Ну да, безусловно. У меня тут был спор с моей приятельницей, которая отстаивает феминистические права, и в чем-то я ее поддерживаю. Но я говорю: «Понимаешь, женщина ― это же не обязательно об этом всё время сообщать, что ты женщина, ты имеешь право». Это некое внутреннее твое ощущение, то, как ты себя чувствуешь, как ты общаешься с теми же женщинами, мужчинами. Это мера ощущения.

И мы, женщины, более приземленные, более даже материальные, чем мужчины. Мужчины ― такие романтики. Это моё представление сейчас о мужчинах, мне кажется. Они фантазеры, всё время что-то придумывают. Я часто всё время так: «Так, спокойно». Хотя я сама тоже фантазер по своей внутренней сути. Но мне нравится это ощущение того, что мне делают комплименты, мне нравится одеваться, мне нравится говорить о том, что да, я чувствую себя красивой сегодня.

Ты где-то в интервью сказала, что иногда так хочется побыть блондинкой. Мне очень понравился этот эпизод, ты говорила, как вот мама прилетела в аэропорт и потерялась, и как папа, значит, бегал, её искал.

Да.

И у тебя получается вот этой блондинкой побыть?

Ну, вот я… Это всё маскировка, конечно, как говорят мои друзья, но получается. Это, кстати, очень сложный путь. Моя подруга мне позвонила и говорит: «Ты знаешь, ты вообще больше мальчик, ты такая жесткая». Я говорю: «Да нет, что ты, на самом деле я не такая». Я пыталась это в себе…

Культивировать?

Культивировать, конечно. Но не хочется всё время быть смелой, сильной, я не знаю…

Но во многом, наверно, всё-таки это зависит от мужчины, который рядом, который тебе позволяет в том числе…

Безусловно.

Быть вот такой женщиной.

Безусловно. В моей жизни были разные моменты. Я была и очень слабой, это тоже не очень хорошо. Я была и очень сильной, и это тоже для меня не подходит. Я скорее за золотую середину. Мне кажется, сейчас я где-то в балансе нахожусь. Я иногда бываю такой более жесткой, а иногда бываю прямо такой совсем несчастной…

В каких случаях несчастной, скажи?

Иногда просто мне хочется, чтобы меня пожалели, что вот я пришла уставшая, мне хочется, чтобы мне сделали ужин. Потому что да, иногда мне хочется, чтобы за мной поухаживали.

 Давай коснемся твоего бизнеса, потому что мне очень это интересно, и понять вообще, как это всё начиналось у тебя с твоим партнером, с твоим мужчиной, совместный бизнес.

Да.

Я долго думала, как его назвать, муж, не муж… В общем, с твоим мужчиной, мужем Анатолием Цои́ром.

Цо́ир.

С Анатолием Цо́иром. Есть компания Arctic Explorer, которую вы создали вместе.

Я с удовольствием расскажу, потому что на самом деле всё это родилось удивительно. Есть какие-то совпадения. Я, наверно, в каких-то вещах мистик, потому что я верю в необычные совпадения. То есть совпадений не бывает, это что-то, какие-то знаки, которые просто приходят к нам, и надо ими правильно воспользоваться.

Я очень долго хотела что-то сделать с наследием отца. Я не знала, что. Я всё время переживала, ходила, говорила: «Ну вот, наверно, если бы мы жили в какой-то другой стране, был бы уже музей, были бы кружки с портретом». Это же просто легендарная личность! Такой советский Индиана Джонс, который совершает какие-то безумные совершенно поступки, при этом поступки безумные в хорошем смысле. То есть это экспедиции в такой абсолютный романтизм в моем понимании.

Я тут, конечно, предвзята, потому что это мой папа, но всё равно мне даже глобально кажется, что таких людей не очень много. Какой-нибудь Жак-Ив Кусто, Тур Хейердал, Царствие им небесное, Сенкевич, с которым папа очень близко дружил. Это какие-то такие люди, которые живут другими вещами.

Я очень хотела что-то с этим сделать. Когда мы познакомились с Анатолием, я ему всё время это, естественно, рассказывала. Я вообще имею такую тенденцию, когда я знакомлюсь с мужчинами, я им начинаю рассказывать про папу, что, может быть, не всегда хорошо, но так уж… Я рассказываю как хороший рассказчик, журналист и, когда-нибудь, наверно, писатель ― я это рассказываю в картинках так ярко, что многие мои мужчины…

Влюбляются в папу?

Да, начинают любить моего папу, мне кажется, даже иногда больше, чем я.

Он говорит: «Да, действительно, надо что-то делать». Что делать ― непонятно. И мы как-то разговаривали об этом, эта тема уходила, потом она снова возвращалась. Потом случилась в моей жизни экспедиция на Северный полюс.

В первый раз.

В первый раз, абсолютно первый.

А как так получилось, что ты столько лет дочь великого полярника, понимаешь, и оказалась первый раз…

Вот именно, что я дочь. Папа к этому относится… и относился, и относится сейчас до сих пор, как положено кавказскому человеку. Дочь должна быть дома, варить суп.

Дочь ― женщина.

Женщина, да. Готовить. Она хрупкое существо, ее надо защищать. На Северном полюсе опасно. И потом, ответственность же большая, да ― взять близкого человека. Это я сейчас понимаю, а тогда совершенно не понимала, уговаривала.

В процессе этой экспедиции был такой момент интересный. Мы сидели в полярном самолете. Там с погодой было не очень. Мы летели уже в точку Северного полюса. Погода была не очень, так заметно люди нервничали. Я посмотрела на отца, потому что я, естественно, тоже нервничала. Я вообще боюсь летать. Для меня эти все полёты, даже просто из пункта А в пункт Б на обычном самолете ― для меня это такое напряжение. А тут на полярном самолете, ничего не видно, два иллюминатора, люди сидят, нервничают. Паника.

Я посмотрела на отца и вдруг в его глазах ― это такая секунда ― увидела тоже страх. Я перестала бояться.

Поняла, что он и за тебя боится.

Да, я вдруг поняла, что он не что-то такое, что я себе нарисовала, придумала в детстве. Потому что я его видела редко, мама там какие-то истории мне тоже рассказывала. Для меня это скорее был некий образ. И тут я вдруг поняла, что он человек, что он как я, как остальные, и что это нормально ― бояться, испытывать страх. Люди не могут не испытывать страх. Это так меня поразило, что я потом даже написала статью, я потом много об этом рассказывала. Вот это чувство того, что этот образ некий превратился в реальность.

В человека.

И вот эта реальность… мне так это захотелось сохранить, так это захотелось упаковать во что-то. И когда я вернулась, одновременно ― я была в каком-то одном конце города, Анатолий был в другом конце города, мы занимались совершенно разными делами…

Вы уже встречались?

Да-да. Мы уже встречались, это был такой конфетно-букетный, я бы назвала, период. Хотя у нас не было ни конфет, ни букетов. Я его пригласила в музей на первое свидание. В Греческий зал в буквальном смысле этого слова.

Хотела быть оригинальной, скажи?

Нет, моя преподавательница по истории искусств заставляла меня водить экскурсии. Она говорит: «Ты должна брать людей, водить экскурсии в музее». Я как-то очень сопротивлялась, думаю: «Ну, приглашу, ладно. Потерпит меня». Я там с бумажками, я готовилась всю ночь. Я так нервничала, что потерялась в Пушкинском музее, не могла найти второй Греческий зал. Я нашла только один и что-то там такое мямлила очень странное.

И, в общем, мы уже встречались. И тут неожиданно просто мы созвонились. Он говорит: «Ты знаешь, у меня родилась идея». Я говорю: «Ты знаешь, у меня тоже что-то такое. Надо что-то с одеждой делать». Он говорит: «Ты знаешь, да, я конкретно знаю, что». И тут он мне сказал: «Послушай, в нашей стране, в которой мы с тобой живем, нет ни одного бренда, который бы называл себя зимним брендом, брендом зимней одежды. Именно брендом, который бы продавал холод, Арктику».

Шубы не берем, да?

Да, шубы ― это отдельно. Мы говорим сейчас именно про одежду… Про пуховик. Он говорит: «Послушай, я жил в Америке много лет, там огромное количество брендов».

Канадские, да.

У Исландии, у Норвегии, у кого только… У всех северных стран есть бренд, который представляет их, страну, как страну, где умеют делать теплую одежду. В нашей стране, где шесть месяцев, а в некоторых регионах семь месяцев, а то и восемь, очень холодно… Мы умеем делать эту одежду, потому что все арктические экспедиции отца отшивались здесь, в России, в Советском Союзе.

И качество хорошее было всегда.

Всегда. У отца были суперкуртки, которые… Я знаю, он ездил во все экспедиции, и шевроны были наши. То есть всё было на очень высоком уровне. Но это было такое производство, которое, естественно…

 Маленькое, профессиональное какое-нибудь.

Маленькое, профессиональное. Оно, собственно, таким очень долго и оставалось. Потом его купили, естественно, в девяностые. Но люди, которые продолжают делать там одежду, остаются верными традиции. Они, конечно, делают скорее outdoor. Мы начали с ними, потому что они знали всю технологию.

То есть вы соединились, появилась идея. Дальше вы ее начали как-то считать или как?

Нет, конечно, безусловно. Считать начал Анатолий, потому что я, конечно, не очень сильна в этом. Всю, конечно, финансовую подоплёку начал считать он. Но мы были очень осторожными, даже я скорее была очень осторожной. Я не хотела… потому что я понимала, что я буду ставить свое имя, а скорее даже не свое, а имя своего отца на бренде. Я должна была быть уверена, что это будет что-то, чем я смогу гордиться. Или, по крайней мере, мне будет не стыдно это презентовать.

И мы решили так очень аккуратно, с жилеток. Теплые пуховые жилетки, такая демисезонная одежда, сделать чуть-чуть для начала.

Вот на той фабрике, где производили всю жизнь для папы?

Да, где отшили для меня, вот для этой экспедиции мой пуховик.

Куртки.

Да. Он говорит: «Слушай, у тебя классная куртка. Ты знаешь, где ее отшивали?». Я говорю: «Да, мы можем связаться, можем туда поехать».

Естественно, мы встретились с препятствиями, потому что мы хотели модную жилетку, и он, и я, а ребята не знали, как делать модно, но знали, как делать качественно, в том числе и куртки. В общем, с горем пополам сделали жилетку.

Я ничего не понимала, потому что я не дизайнер, у меня нет такого образования, ни в лекалах, ни в пухе, ни в мембране ― это ткань, из которой, собственно, и стали делать куртки наши. Я проходила курс молодого бойца на этом производстве вместе с Анатолием. Мы там, по-моему…

То есть вы вместе.

Абсолютно.

То есть не то, что вы распределили обязанности, он за финансы, а ты…

Он сказал мне такую фразу: «Ты знаешь, если мы будем этим заниматься, мы должны с нуля всё сделать сами. Никого не нанимать, ни к кому не обращаться. Вот сами. Производство ― мы должны туда поехать и там сидеть с утра до вечера, разбираться, как делается пуховик, пуховое пальто, жилетка ― не важно. Мы должны знать, как это. Не надо учиться шить, это бесполезно, надо понимать процесс».

Понимать процесс технологически.

И финансы ― он тоже говорит: «Ты должна понимать, что происходит». И он образовывал меня.

Был твоим ментором.

Да, на самом деле я очень благодарна в принципе мужчинам в моей жизни, которые появляются. Они всё время что-то приносят в нее.

Вкладывают.

Да. Мой первый муж, Дима, он меня учил…

Дмитрий Коган, известный скрипач.

Он учил меня музыке. Я, конечно, ребенок девяностых. В отличие от своей мамы, которая хоть и получила образование в Тамбове, но прекрасно разбирается и в музыке, и в искусстве… в общем, раньше это было нормой ― знать великих музыкантов, их произведения, слушать музыку, ходить на концерты. Я, конечно…

Понятно.

Пропустила этот момент. Она меня в школе брала в консерваторию, но я, конечно, всячески увиливала. И когда я встретила Диму, я ничего не знала про музыку. То есть, я знала, что существует Бетховен, Моцарт, основные игроки, скажем так.

Столпы.

Столпы, да, музыки. Но я совершенно ничего про нее… То есть, я даже не умела слушать, я засыпала. Он-то, конечно, смеялся, посмеивался, скажем так, по-хорошему, но он потихонечку меня приучал. Он мне ставил какие-то маленькие сначала отрывки, потом сам мне что-то играл. И потихонечку, по чуть-чуть, по чуть-чуть он меня приучал к музыке.

Но мы немножко с ним разошлись, я полюбила оперу. Он всё время говорил: «Ты знаешь, мне в опере актеры и декорации мешают слушать оркестр».

Мешают!

Я ― наоборот. Я, конечно, полюбила оперу. Не могу сказать, что больше или меньше, но просто полюбила ее.

Так же было с финансами, со структурой компании.

Это совместная ваша компания на двоих?

Да, на двоих.

А как вы договаривались? Кто инвестировал?

Это, как говорит Анатолий, «Ксения, мы пока не публичная компания, мы только к ней стремимся».

Но всё-таки?

На самом деле мы партнеры. Наши, так сказать, отношения зафиксированы. Это было изначально, все-таки мы встречались и понимали, что бывает такое в жизни.

Всякое бывает, да, конечно. Даже бывает, люди по 20 лет прожили, и потом приходится делить.

Да, потом приходится делить. Поэтому, конечно, всё запротоколировано, но пусть это будет нашим маленьким секретом.

 Хорошо. Но инвестировал все-таки Анатолий или ты тоже?

Мы вместе.

Вместе.

Да. Это такая история, когда мы не тратили много денег. Мы не хотели. То есть мы не хотели изначально так ― «давай сейчас вбухаем вот в офис, наймем сотрудников». Мы вообще просто вдвоем с ним работали. Первое время всё делали сами.

А сейчас сколько человек работает?

Сейчас нас немного, но шесть человек сотрудников плюс мы двое ― вот наша небольшая компания.

А вот сколько производите вы в год?

Ой, мы стремимся к цифре в пять тысяч, но пока мы к ней не подошли, мы в процессе набирания оборотов.

Пуховики, жилетки. Шубы появились.

Это из искусственного меха, это была моя блажь.

 Да?

Потому что я не ношу мех. И это была такая моя блажь, из искусственного меха.

Она была рассчитана финансово?

Вот она, кстати, не очень была рассчитана финансово, но мне дали возможность в это поиграть. У нас такая в компании позиция: мы всегда производим то, что нравится нам как руководителям. Потому что мы понимаем, что, например, эту вещь я куплю. Такой пуховик, такую парку я буду носить. Она удобная.

Я всё меряю на себя. Вот в этом году я говорю: «Всё хорошо, парки ― классно. Мне нужно длинное пальто». Потому что когда мы выходим куда-то в театр, я хочу надеть платье, я не хочу надевать брюки. Зимой как-то хочется иногда себя тоже побаловать.

Платье ― это значит либо шуба, либо пальто. В пальто холодно в минус двадцать. Соответственно, мы придумали… ну, как придумали? Это существовало. Сделали пуховое пальто.

Как вы партнерствуете? Сложно? У вас бывают конфликты?

О да.

Я просто знаю это.

Да.

Это же очень сложно.

Это очень сложно. Меня все предупреждали…

В каких моментах происходит?

Конечно, когда мы начинаем ― я ненавижу это слово ― брейнсторм. А Анатолий просто обожает это, он считает, что в процессе его рождается истина. Но просто в его понимании брейнсторм ― это…

Он говорит, но типа мы все брейнсторм. Это я тоже знаю, так.

Вот это мое…

А тебе это, конечно, не очень нравится, потому что тоже тебе кажется, что ты…

Не очень, да. Но я стала лучше. Я стала, так сказать, иногда молчать: хорошо, ладно, сейчас я помолчу, а потом уже встряну и свои пять копеек внесу.

Но на самом деле, конечно, тяжело. Тяжело работать с мужчиной, с которым ты живешь, и у вас партнерские отношения везде. Конечно, переносится иногда домой. Но дома зато всегда есть о чем поговорить!

Мы когда сочиняли логотип, мы проводили, я не знаю, вечера, ночи в обсуждении этого логотипа. Потому что нам надо было что-то… Я, конечно, хотела изначально портрет отца, а наш иллюстратор, с которой мы познакомились, Аня Хохлова… Это вообще очень известный детский иллюстратор, но не только, она всё время обижается, когда я говорю «детский». Она хороший очень иллюстратор.

Она, значит, нарисовала портрет, моего папу в круглом шевроне. Круглый ― потому что арктические шевроны изначально круглые. Нарисовала, потом позвонила и сказала: «Ты знаешь, он похож либо на террориста, либо на Uncle Ben's». Консервы такие были. Я говорю: «Да, не очень, наверно, надо что-то другое».

И тут родилась эта идея с ледоколом. Ледокол что делает? Он прокладывает путь. Это вообще мирный корабль, который помогает всем остальным. И мы каким-то образом внутренне чувствуем, что мы тоже прокладываем… Мы сами прокладываем себе путь и прокладываем остальным, кто хочет…

Попробовать в России сделать…

Сделать бизнес, который очень непросто. Мне кажется, нигде… Бизнес простым не бывает.

Это правда, любой бизнес очень сложный.

То есть люди, которые приходят и говорят: «Мы хотим инвестировать, не принимать участия», я просто говорю, что так не получится. Невозможно не принимать участия в том, что ты делаешь.

Скажи, а сейчас компания прибыльная?

Да. У нас пока договоренность такая, что мы всё, что зарабатываем… Естественно, что-то немножко мы себе позволяем, но в основном, конечно, мы тратим на развитие. Мы берем людей, которые нам нужны, нанимаем сотрудников.

А где продается сейчас?

Флагман, наверно… Сложно сказать, «Флагман», самый большой наш партнер ― это ЦУМ, компания Mercury. Я им очень благодарна.

Они вас быстро взяли?

Это был процесс, нет. Нас быстрее всего взял «Цветной», там работал мой приятель. Собственно, моя журналистская деятельность не пропала даром, все мои знакомства, которые я получила, работая с глянцем, как-то проявили, дали плоды наконец-таки.

Я  к нему пришла и говорю: «Знаешь, я придумала такую штуку, делаю вот, жилетки». Тогда только жилетки. Он говорит: «Ну, жилетки я понимаю. А куртки?». У меня нет ничего, мы вдвоем, и я, естественно, говорю: «Конечно, куртки не вопрос. Когда нужно?».

Я вообще не могу сказать, что люди как-то плохо ко мне отнеслись. Наоборот, они когда услышали вот эту историю всю, когда я её рассказываю самостоятельно или Анатолий рассказывает, или даже уже ребята, которые с нами работают, всё приобретает смысл, потому что наши вещи ― они не пустые. Мы их делали настолько… каждую куртку мы делаем с такой любовью!

Это очень важно, это же и дает поэтому результаты.

Да.

 Конечно, вкладываешь душу, а не только считаешь результат финансовый. А скажи, сколько моделей, вы можете выпускать?

Быстро ― нет. Производственный цикл очень долгий, шесть месяцев.

С момента, как ты придумала.

Заказ, например, да, пришел заказ. У нас от заказа шесть месяцев. Почему так долго? Все говорят: «Ой, это так долго». Да, это долго. Потому что никто не понимает, что пуховик ― это очень сложно, это как машина, это сборная…

То есть очень много деталей.

Он собирается из огромного количества деталей. Фурнитура, которая идет из Южной Кореи, мы в Южной Корее ее заказываем. Ткань, которая идет опять-таки из Южной Кореи, мы там ее заказываем, потому что…

А в России нет и не предвидится, я так понимаю?

Пока нет.

Поэтому и цена все-таки на ваши куртки достаточно высокая.

Конечно. Потому что если учесть резкие финансовые изменения периодические, которые случаются в нашей стране, то конечно. Мы же покупаем всё за иностранную валюту.

Да, за валюту.

Плюс пух, который продается, как золото.

А пух наш?

Да, пух российский, но он на фонде…

Он как бы на бирже.

Конечно, на бирже, да. То есть это товар, как золото. Его надо купить всё равно в условных единицах, несмотря на то, что это всё равно русский гусь. Поэтому опять-таки цена всё равно да, не дешевая, да, производство здесь…

Слушай, а были какие-то кризисы уже на этом пути? Сейчас же всё-таки изменилась очень сильно экономическая ситуация, люди беднеют, мы всё это наблюдаем.

Да.

Упали ли продажи?

Продажи, слава богу, не упали просто потому, что, мне кажется, у нас такая история ― мы делаем вещь необходимую. Прежде всего парка, пуховик ― это вещь, которая тебя защищает от холода. Это то, о чем мы всё время говорим. Дальше идет вкусовщина: красный, синий, зеленый, здесь пуговка, здесь карманчик. В принципе, все пуховики глобально ― это всё одно и то же, разница только в каком-то визуальном дизайне. Самое главное в них ― это то, чтобы тебе было тепло.

И когда, естественно, в этом году нам повезло…

Да, зима.

 Ожидали… По-разному были прогнозы, но просто минус двадцать, и мы, как мороженое. Мороженое летом, пуховики зимой.

Да-да.

Конечно, у нас сезонный продукт. Нам очень тяжело всегда летом.

А вы думаете над какой-то линейкой, опять же какой-то outdoor? Сейчас очень модно, все начинают ходить в походы и так далее.

Думаем.

И потребность в такой почти профессиональной одежде сейчас, мне кажется…

Мы сделали парки в этом году. Но мы немножко хотим отойти от совсем профессиональной одежды и outdoor.

Профессиональная ― это я говорю, что все-таки такое, которое из удобных материалов, которые практичны.

Конечно. Парки, спортивные костюмы, какие-то свитшоты ― это была такая идея чисто сувенирная, на спине лого. И покупается удивительным образом иностранцами. Видимо, для иностранцев это что-то такое…

Ну да, ледокол, Арктика.

Есть матрешка, икра. И есть вот что-то классное, аутентичное, что ты можешь привезти из России.

 Скажи, а какая-то экспансия вообще планируется за границу?

Да.

Опять же, будете пытаться конкурировать с крутыми?

Очень хотим. Я всегда говорю, что мы уже конкурируем здесь, на маленьком уровне. Я прошу, когда вот работаю с ЦУМом, с ДЛТ, всегда говорю: «Ребята, вы не вешайте, пожалуйста, нас в какой-нибудь угол». Кстати, наши партнеры нас выкупают. Я говорю: «Это же в ваших интересах, вы не вешайте нас там, где нас не найдут. Вы повесьте нас рядом с Canada Goose и просто посмотрите, как будет продаваться».

А цена сильно отличается или нет?

Плюс-минус такая же. Мы где-то дешевле, в каких-то позициях, в каких-то одинаково. Мы используем немножко другую ткань, у нас русский гусь внутри. У нас есть различия, это как кола и пепси-кола. Кто-то любит колу, кто-то любит пепси-колу.

Смотри, конечно, очень интересна твоя жизнь с таким очень легендарным папой. Мы часто слышим истории детей, которые говорят: «Очень хотелось бы, с одной стороны, гордиться родителями, с другой стороны, быть самостийным»…

О да.

И многие из-за этого страдают, особенно в подростковом возрасте: кто я? Я должен сам проявить себя, так, чтобы за мной не маячила тень моих великих родителей. Вот у тебя это было?

 Я не от этого страдала.

 А от чего страдала? От строгости папы?

Да.

 Вот ты везде говоришь о том, что он очень строгий был.

Что мои кавалеры отваливались один за другим, когда маячила фигура моего папы. Он наводил такой ужас на всех!

Даже когда они с ним не встречались.

Это просто… Один даже прятался. У меня был кавалер, он приехал за мной, значит, куда-то в театр мы шли или еще куда-то. И он говорит: «Ты знаешь, я вот подальше припаркуюсь». Я говорю: «Почему?». Он говорит: «Ну, там вот за помоечкой». Вот там, за помойками, где-то во дворе. Мне кажется, что это было немножко утрированно и ненормально. Я из-за этого очень сильно переживала, потому что мне хотелось…

Но ты же сама начинала своим кавалерам рассказывать про своего папу, какой он великий, понимаешь.

Да, было такое. То есть сама ухудшала эту ситуацию. Но я не могла по-другому. Это же пример мужчины рядом, других у меня не было. И для меня, конечно, да, это было нечто недосягаемое, limited edition.

Смотри, а вот эта его строгость? Ты как себя чувствовала? Например, детей своих будущих ты как планируешь воспитывать? Осталась у тебя какая-то обида за что-то из-за того, что он был такой очень строгий?

Нет. Наверно, нет. Ну как, он был в меру строгим. И потом, он редко бывал дома. Мама моя ― дипломат и Близнец тоже, она так аккуратненько всё. Она говорит: «К подружке, к подружке едет. Ночует у подруги». И когда, конечно, мне хотелось куда-то пойти в клуб, мама меня прикрывала, честно. Но у нас дома было одно правило: я всегда ночую дома. Папа, естественно, не спал, ждал. Я не могла себе представить, что я сильно выпившая могу прийти домой, поэтому у меня никогда не получалось этого. Единственное, что я снимала в лифте туфли на каблуках, чтобы не разбудить, чтобы он не знал, во сколько пришла. Но это было бесполезно, потому что его экспедиционное прошлое, он любой шорох…

И что делал папа? Или он уже был рад, что ты пришла домой?

 «Сколько времени, ты знаешь?!». А я, прямо как лист, такая трясусь. Ну правда, наводил страх даже на меня. Он вроде особо сильно не ругал, не наказывал, но ощущение вот этой мужской силы и вообще такой глыбы рядом наводило ужас и на меня. Я говорю: «Два?». Он такой: «Пять утра!». «Я пошла спать тогда».

А сейчас он так же?

Да, он следит за Толиком.

Да? Как?

В хорошем смысле. Мы обедаем, ужинаем…

А Толик-то не испугался встречаться с папой, нет?

Нет. Он не знал. На его счастье, он долго жил в Америке и в принципе не очень знал про полярников. Это было удивление, как и, в принципе, у Димы, который, собственно, с полярниками тоже никогда не сталкивался.

То есть они поэтому оказались в твоей жизни, что они просто не знали папу.

Да, они как бы… «Надо же!». Удивление такое у них вызвало это. И теперь, когда мы ужинаем всей семьей, собираемся, он всегда спрашивает: «Так, ты за рулем. Ты что, выпиваешь?». «Да нет, я не выпиваю!». Он говорит: «Смотри!». Толика это очень умиляет. Он считает, что это очень мило.

Да? Смотри, по папиной линии были дворяне, прадед возглавлял дворянство в…

 Витебске.

В Витебске. А потом, когда случилась революция, он, в общем-то, осознанно принял это, как-то поверил в эту идею. Переехали в Питер. Вот скажи, пожалуйста, а в семье вообще обсуждалось когда-нибудь, прадед потом разочаровался, всё так же продолжал верить?

Рано умер.

Не успел ничего понять?

Мне кажется, что, может быть, и разочаровался. Рано умер. Для мужчины же очень важно состояться, для любого, неважно, в чем, в любой профессии, хоть даже дома. Но мне кажется, это чувство разочарования все-таки было у него. Оно не могло не быть.

Это твои предположения?

Это мои предположения. Мы не знаем, потому что, во-первых, никого не осталось уже в живых, к сожалению. Отец родился в 1939 году, бабушку он увидел чуть-чуть, он ее помнит, но не так хорошо.

И он же блокаду пережил, да?

Да, он пережил блокаду вместе с матерью и теткой, которую тоже мамой называл, в честь которой меня назвали Ксенией. Недавно он говорит: «Ну что, ты когда себе татуировку сделаешь?». Я говорю: «Какую?». Он говорит: «У бабушки, помнишь?». А у нее была татуировка «Киса», это ее кличка на фронте, чтобы не Ксения, видимо, кричать, а Киса. Я уж не знаю, за что ей дали такое прозвище. Она управляла зенитной установкой, такая боевая была женщина.

Ага. Скажи, а вообще в семье, вот когда ты росла, вопросы политические как-то обсуждались, затрагивались? Вы вообще обсуждали новостную повестку?

Удивительным образом отец никогда не приносил ничего, что происходит. Видимо, это какое-то внутреннее правило. В доме… Всё, что происходит вне квартиры, это отдельно, а в доме он отец, он глава семьи. Они, может быть, с мамой что-то и обсуждали.

Но дети никогда не включались.

Мы никогда не были включены.

А вот уже сейчас, во взрослой жизни?

Хотя, наверно, когда я училась в институте и мечтала что-то такое писать, и ко мне относились так слегка в семье… Нужно быть экономистом, юристом. Я очень благодарна папе за его настойчивость, потому что я четко поняла, что я этого не хочу. Он так настаивал, что я поняла: нет-нет, это точно не мое.

Конечно, происходили… Во-первых, конечно, девяностые я помню. Я была маленькая, всё это уже происходило в квартире, но…

Как семья приняла тогда девяностые?

Мама у меня работала всегда. Она работала в Международной организации труда, там всё это обсуждалось на каком-то таком уровне… Мама приняла хорошо, отец, мне кажется, тоже. Я вот не помню, к сожалению, но как-то это бурно обсуждалось. Это не могло не обсуждаться. Это были какие-то новые возможности, было такое ощущение чего-то нового, что вот сейчас начнется! Какое-то ощущение, что до этого было так, а сейчас будет всё по-другому, будет что-то происходить.

Местами было страшно. Отец очень боялся, когда я ходила в школу. Мы жили в центре, но он всё равно просил моего старшего брата меня провожать. Тоже вызывало дикое недовольство у моего старшего брата, который не очень хотел свою сестру водить в школу. Но он переживал, что я одна буду пешком ходить в школу, был дискомфорт. Это я помню.

 Скажи, а вот сейчас, уже когда выросли, ты живешь отдельно, обсуждаете ли это время, этот момент?

 Ой, я стараюсь не обсуждать. Я стараюсь это не обсуждать, потому что у меня свое мнение, у папы свое.

Бывают конфликты на таком политическом или вы просто стараетесь эту тему не трогать? 

Я папу воспринимаю как папу. Я честно не хочу с ним заводить эти беседы, потому что а вдруг мы не сойдемся, а вдруг мы начнем ругаться? Я так не хочу. Он уже всем всё доказал, ему уже 77 лет. Он в таком возрасте, что я берегу каждый момент, что я с ним провожу. Конечно, я с ним больше ругаюсь про другое, когда он начинает иногда жаловаться на свое здоровье теперь. Я с ним по этому поводу, потому что мы с мамой говорим: «Всё нормально, всё хорошо».

Ему тоже хочется, чтобы его пожалели.

Да, это уже такой, видимо, настал момент. Ну и плюс мужчины болеют по-другому, не как мы. Поэтому любая, так сказать, несостыковка в организме вызывает беспокойство. Поэтому я скорее на эту тему с ним больше ругаюсь. Я говорю: «Ты должен быть оптимистом, бодриться». Ну тут он недавно мне сообщил, что он собирается в Марианскую впадину вместе с Конюховым.

Да ладно.

Да. На каком-то там…

Опускаться?

Опускаться на каком-то новом батискафе. Я не знаю. Честно, в 77 лет это круто, хотя бы даже желать этого.

Это круто уже желать, и я думаю, что он еще и сможет это сделать.

Ох, я буду очень сильно нервничать, честно.

Скажи, пожалуйста, вот сейчас опять же такой тренд за последнее время, что многие уезжают, да? Мы наблюдаем, огромное количество наших с тобой знакомых уезжает.

На самом деле, мы обсуждали развитие бизнеса. Нам, конечно, хочется на Западе продаваться и как-то быть там тоже представленными. Сейчас, слава богу, мы подписали контракт с Riccardo Grassi, это большой итальянский шоу-рум, который потихонечку нас продает.

Сезон уже… Продажи сейчас идут, то есть следующая зима… Все удивляются, да, бизнес fashion живет уже следующей зимой.

Ужасно живет.

Да-да, уже следующая зима, я уже думаю о том, что будет в 2018 году. Как говорится, дожить бы. Но сейчас уже потихонечку… я могу сказать, что мы будем и в Милане продаваться в магазинчике, и в Монако где-то нас заказали. Есть, конечно, странные города, которым я умиляюсь, в Италии, про которые я даже не знала, я туда даже не доезжала еще. Кому там нужны наши куртки, для меня вопрос, но это меня очень радует.

Да, конечно, мы очень хотим сначала бизнес. Я не знаю, уезжать или не уезжать ― это вопрос такой очень… Для меня он пока не стоит, потому что у меня здесь находится всё: здесь моя семья, здесь опять-таки бизнес-структура.

А бывает такое эмоциональное, что тебя что-то очень сильно расстраивает и возмущает, и кажется: ну почему?

Бывает, конечно. Я очень вообще могу расстраиваться. Близнец ― это же две такие, это хороший и плохой, веселый и грустный.

Плохой ― не знаю, знаю только хороший.

Да, мы с ним не встречаемся. Я с ним тоже не встречаюсь, со своим плохим близнецом.

Конечно, бывает. Конечно, что-то меня огорчает. По работе часто огорчает. Я такой наивный человек, первое время я еще читала какие-то там злобные комментарии по поводу бренда, что-то такое: «вот, папа всё помог». Вообще мой папа не в курсе. То есть он в курсе…

А куртку носит?

Да. Носит.

Он же главный должен быть.

Сейчас он мой вирусный маркетолог. Он дарит всем своим друзьям. Но он просто совершенно по-другому… Во-первых, он называет «куртки для полярников». Я устала с ним бороться, говорить: «Это не только для полярников куртки». Хорошо, выучил теперь название, потому что для него сложно Arctic Explorer. Он говорит «Ледокол».

Хорошее, кстати, название ― «Ледокол».

Прекрасное. Было зарегистрировано уже кем-то другим.

Не могли взять? Потому что я, опять же, когда думала, думала: название неплохое, но сложное.

Очень сложное.

А «Ледокол», конечно, было бы шикарно.

Зарегистрировано. Причем на кого это, кто эти люди…

Не нашли.

Нет, они просто хотят больших денег за это.

А, они уже попросили.

Тут же. И мы, честно говоря, решили: ну, раз так, будем работать с тем, что смогли зарегистрировать. Плюс веб-сайт нам нужно было сразу регистрировать, домен.

Ну конечно.

То есть это всё связано одно с другим.

Ксения, программа закончилась.

Жаль, не всё рассказала.

Мне было очень приятно, что мы наконец познакомились.

Да.

Я подтвердила свои впечатления о тебе.

Спасибо.

У меня есть подарок от нашего прекрасного партнера Nespresso. Это дегустационные, очень красивые бокалы для кофе.

Классно. Спасибо огромное.

Держи.

Я буду дегустировать кофе.

Я тебя очень благодарю. Спасибо.

Спасибо.

Ксения Чилингарова — статьи | СПЛЕТНИК

Ксения Чилингарова — статьи | СПЛЕТНИК Теги

Валерий Меладзе с дочерьми, Тимати, Полина Аскери, Надежда Оболенцева и другие на выставке в ММОМА

Ингеборга Дапкунайте, Полина Аскери, Варвара Шмыкова, Светлана Устинова и другие на открытии выставок в "Гараже"

Ксения Собчак, Снежана Георгиева, Наталья Максимова и другие на презентации в Москве

Битва платьев: Ксения Чилингарова против Натальи Максимовой

Модный дайджест: от Пэрис Хилтон в новом образе до тапок-батонов

Битва платьев: Ксения Чилингарова против Полины Киценко

Битва платьев: Ксения Собчак против Ксении Чилингаровой

Яна Рудковская, Айза Долматова, Полина Аскери, Зара и другие гости вечеринки Натальи Давыдовой

Андрей Малахов, Полина Аскери, Татьяна Геворкян и другие на праздничной выставке

Ксения Собчак, Рената Литвинова, Полина Аскери и другие на открытии цветочной ярмарки в Москве

Алена Долецкая, Полина Аскери, Марина Зудина, Елена Крыгина и другие на открытии выставки в Москве

Елизавета Боярская и Максим Матвеев, Яна Рудковская и другие на вечере "100 самых стильных" журнала GQ

Битва платьев: Ксения Чилингарова против Ксении Соловьевой

Битва платьев: Кэти Перри против Ксении Чилингаровой

Надежда Оболенцева, Софья Капкова, Алиса Хазанова на литературных чтениях в Переделкино

Андрей Малахов, Леонид Парфенов, Елена Крыгина и другие на открытии галереи в Москве

Анна Седокова, Марина Зудина, Мария Ивакова и другие на премьере спектакля Константина Богомолова "Бесы"

Надежда Оболенцева, Маша Федорова, Елена Крыгина и другие на открытии фестиваля Дианы Вишневой Context

Ксения Чилингарова – The City, 23.11.2020

Герои рубрики «Моя Москва» делятся своими детскими воспоминаниями о жизни в нашем городе и сдают любимые места. Создательница марки Arctic Explorer, модная обозревательница и дочь того самого знаменитого полярника Артура Чилингарова Ксения – о местах, куда надо ходить с иностранцами, районе детства и модных людях города.

О городе

Москва для меня – абсолютная женщина. Она любит украшать себя, наряжаться, такая барыня, у нее много разноцветных юбок, она склонна к китчу и говорит нелогично, но этим и прекрасна.

Мне нравится, что Москва – дог-френдли. По крайней мере центр: везде можно прийти с собакой. У меня бельгийский гриффон по кличке Полюс. Мне не понравилось бы там, где мало зелени, нет возможности проводить время на свежем воздухе и гулять с собакой. В этом смысле мне было бы сложно жить, например, в «Сити».

О родном районе

Я родилась во 2-м Самотечном переулке, это в районе метро «Новослободская». Отлично помню, как я гуляла там с собакой до Театра советской армии и как ходила одна в школу через Театр кукол. На трамвае № 50 я ехала две остановки на танцы. В детстве кажется, что ты преодолеваешь какие-то огромные расстояния. Но на самом деле география твоей жизни – это твой район, твой двор и парк. Отлично помню, как стояла в очереди в первый открывшийся «Макдоналдс» на Пушкинской. Тогда папа моего друга, с которым я провела все детство и вместе ходила в школу, взял нас, и мы втроем стояли, чтобы попасть внутрь. Я тогда думала, что это очень далеко от дома.

О Красной Пресне

Потом мы переехали в район Красной Пресни. И, честно говоря, сегодня это, наверное, мой любимый район: улица Гашека, где я живу, улица Фучика, напротив Патриаршие – все под рукой. Я знаю, что родители недалеко от меня, рядом любимые кафе и магазины. Завтракаю всегда в кафе «Маргарита», а в «Волконском» покупаю хлеб. Еще недавно открылось классное место – Angel Cakes, где все десерты без глютена и сахара. Рекомендую там шоколадный брауни!

О любимых местах в Москве

Люблю ММОМА и Artwin Gallery. А еще музей «Гараж» с его кафе и летним кинотеатром – суперместо! Я в восторге от того, что у нас появилось такое потрясающее здание и независимый музей современного искусства. И, кстати, я патрон музея.

О любимом здании

Это Бахметьевский гараж Мельникова. Люблю архитектуру конструктивизма. Считаю, что она из далекого будущего, до которого мы даже еще не дожили. Это настоящий шедевр.

А еще мне нравится, сколько в Москве старых церквей, которые вписаны в современный ландшафт. Но жалко, что мы так много разрушаем, а потом строим копии. Если уж мы решили что-то рушить, то было бы классно позвать хорошего архитектора, который бы переосмыслил историю и выдал новое место силы, куда бы приезжали со всего мира. В городе нет новаторства, как было в начале ХХ века. Иногда не хватает урн. Но я понимаю, что это связано с безопасностью.

Куда ходить с иностранцами

С друзьями-иностранцами обязательно хожу в Большой театр, а потом всегда в ресторан «Большой» за углом. Моим иностранным друзьям всегда комфортно на Патриарших. Еще ходим в «Гараж», в Третьяковскую галерею на Крымском Валу и в Лаврушинском переулке, в ГМИИ имени А. С. Пушкина, естественно, в Кремль. Одного еще отправляла в Селезневские бани. Сама не ходила, а другу понравилось. Для иностранца Москва нелогична: не хватает надписей на английском языке. Они путаются, потому что застройка Москвы шла не по классическому европейскому пути. Это не avenue street, а кольца. Это, кстати, любопытно: наши церкви – тоже круг, вписанный в квадрат. Во время чемпионата мира по футболу все было просто гениально устроено. Хорошо, что с того времени остались указатели на английском.

О московской моде

Сейчас москвичи стали классно одеваться, поэтому модных людей можно встретить везде. Все думают, что модные люди обитают только на Патриарших. А я бы обратила внимание на Чистые пруды: там много больше стильных людей, винтажные магазины (на Покровке есть винтажный магазин Strogo Vintage – один из моих любимых) и классное место «Рихтер».

Фото обложки: личный архив

О бренде «Arctic Explorer»

Arctic Explorer

Kультовый российский бренд верхней одежды, единственный, получивший международное признание и заслуживший любовь как профессионалов, так и любителей модного комфорта.

Россия – северная страна. История производства насчитывает более тысячи лет, а с 1936 года изготовление верхней одежды из пуха приняло научный, а затем и специализированный характер.

Объединить и вдохнуть жизнь в эти традиции было решено в 2013 году, когда Ксения Чилингарова, дочь живой легенды освоения северного и южного полюсов и знаменитого путешественника Артура Чилингарова основала бренд Arctic Explorer Russian North.

Наш бренд в полной мере является последователем традиций полярников и исследователей Севера, воплощением лучших современных инновационных возможностей. При создании верхней одежды мы руководствуемся практичностью, качеством и огромным накопленным за время экспедиций опытом.

Каждая коллекция Арктик Эксплорер эксклюзивна и ограничена. Множество российских и иностранных знаменитостей – поклонники бренда.

Каждая вещь Arctic Explorer отшивается практически полностью вручную с использованием лучших в мире материалов. Мы используем мембранную ткань с водоотталкивающей пропиткой и сендвич из трех-пяти слоев высокотехнологичных материалов – в зависимости от модели. Наполнение всех парок – натуральный российский гусиный пух высочайшего качества, отделка – мех енота.

Каждая модель – результат многолетних исследований и совершенствования, любая деталь продумана и практически совершенна.

Философия Arctic Explorer основана на глубоком уважении к наследию и дикой природе.

Для нас привычен суровый северный климат, он и стал источником новаторских идей. Качественные материалы и уникальные технологии используются для создания эксклюзивной одежды, которая полностью подходит и для больших городов, и непредсказуемых погодных условий – вы смело можете отправиться в наших вещах как в экспедицию, так и на фотосессию для глянцевых журналов или комфортную прогулку по городским достопримечательностям.

Наш бренд гарантирует первоклассное качество и огромное внимание к деталям. Мы используем только премиум аксессуары и материалы. Мы ценим охрану окружающей среды и дикой природы. Арктик Эксплорер всегда выступает за экологичность, защиту мира вокруг и повышение качества жизни.

Мы с гордостью делаем наши вещи исключительно в России, чтобы и вы чувствовали тепло нашей необъятной страны.

Вице-спикер Госдумы Чилингаров любит играть в казино, а его дочь светская львица Ксения Чилингарова работает над своим брендом - журналом "Прайд" для элиты // "Когда ты бываешь в обществе и тебя все время фотографируют, это вообще-то тяжкий труд, - сказала Чилингарова

Вице-спикер Госдумы Чилингаров любит играть в казино, а его дочь светская львица Ксения Чилингарова работает над своим брендом - журналом "Прайд" для элиты

"Когда ты бываешь в обществе и тебя все время фотографируют, это вообще-то тяжкий труд, - сказала Чилингарова

Оригинал этого материала
© "Экспресс-газета", 18.12.2007

Рубли - лучшие друзья девушки. Американцы считают, что тон в России задают не политики и олигархи, а их любовницы, дочери и жены

Ксюша и Артур Чилингаровы: вице-спикер Госдумы любит играть в казино, а его дочка - фотографироваться для журналов

В «Нью-Йорк Таймс» вышел репортаж журналистки Натальи Сингер о российских дамах света. Материал с некоторыми сокращениями приведен ниже. Одна из самых влиятельных американских газет не претендует на открытие каких-то секретов из жизни бомонда - всего лишь дает девушкам высказаться. И мы, с сожалением, понимаем: из-за океана достоинства этих светских львиц выглядят еще мельче, чем из нашего окна.

В Москве, где задают тон безудержная политическая власть и большие деньги, в центре внимания находятся дети и внуки политиков и олигархов: их личная и светская жизнь, а также предпочтения в моде широко фиксируются и привлекают интерес поклонников.

- У нас нет своей Анджелины Джоли или Бритни Спирс, которые имели бы средства на модную одежду. Дети знаменитых людей так популярны, потому что у них есть деньги на наряды, украшения, поездки в Париж и Лондон и на фотографов, которые все это фиксируют, - говорит 25-летняя Ксения Чилингарова, дочь вице-спикера Госдумы Артура Чилингарова.

Когда я встретилась с Чилингаровой в 11:00, она была в вечернем туалете - для Москвы это обычная картина, так как постоянные заторы на улицах не позволяют людям под вечер возвращаться домой и переодеваться.

Наследники престолов: Шахри Амирханова и Боря Ельцин

- Десять лет назад образцом для подражания служили жены успешных бизнесменов, тратившие массу времени и денег на то, чтобы разряжаться в пух и прах в крикливые наряды. Но теперь образцом стал стиль жизни нового поколения - я называю их «дети таких-то», - говорит 29-летняя Шахри Амирханова, внучка поэта Расула Гамзатова.

Она когда-то встречалась с Борисом Ельциным-младшим, а также бывала на парижских дефиле Высокой моды вместе с Жуковой и другими светскими львицами.

- Если они работают в модных местах, если они смешивают одежду от дизайнеров со стильным прет-а-порте, если они удаляются для духовного совершенствования в Тибет, пьют зеленый чай, занимаются йогой и пользуются iPhone, другие люди подхватят эту моду, - cчитает Шахри.

У этого феномена есть определенные исторические прецеденты. При царизме дворяне подражали свите монарха. Кроме того, новый московский высший свет отчасти воспроизводит социальную структуру старой советской системы каст, когда дети номенклатуры учились в одних и тех же элитных школах и посещали одни светские мероприятия.

Как-то в ноябре Жукова пригласила меня в особняк своего отца, расположенный в историческом районе столицы. Она затопила камин в гостиной, обставленной со сдержанной роскошью, с множеством старинных шелковых ковров. Жукова только что вернулась из поездки в Азию. Она заварила зеленый чай.

- Мне кажется, любая молодая девушка, которая более или менее вращается в обществе и выпускает свою линию одежды, может стать законодательницей стиля, - сказала Даша.

Собака-законодательница

Настя Вирганская (справа)

Внучки Горбачева Анастасия и Ксения Вирганские - обе они работают редакторами в модном журнале - тоже все чаще попадают в светскую хронику. На международном уровне они привлекли к себе внимание несколько лет назад, когда присутствовали на парижском балу дебютанток в отеле «Crillon» - одна в туалете от Версаче, другая - от Диора.

- Я не стремилась стать законодательницей мод, - замечает младшая из сестер Вирганских. - Но теперь люди пишут: «Посмотрите на внучек Горбачева, даже их собака - законодательница моды».

Другие москвички держат той-терьеров, но у сестер карликовая собачка редкой породы папильон.

- У меня есть некоторые привилегии - я из хорошей семьи, - говорит 35-летняя дочь актера и бизнесмена Арчила Гомиашвили Нина Гомиашвили. - Но я не считаю, что фамилия должна работать на человека. По-моему, человек должен работать, чтобы сделать свою фамилию запоминающейся.

Чилингарова тоже работает над своим брендом: она планирует представить публике собственный журнал «Прайд» - о российской космополитической элите и для этой же элиты.

Мы разговаривали в час ночи на афтер-парти чествования лауреатов общенационального конкурса моды «Русский силуэт». Чилингарова томно сидела на диване у столика, уставленного тарелками с копченой рыбой и красной икрой, а также бутылками шампанского.

- Не все из нас дуры, не все из нас блондинки, но, когда ты бываешь в обществе и тебя все время фотографируют, это вообще-то тяжкий труд, - сказала Чилингарова, в конце недели уезжавшая в Париж на благотворительный «Бал Людовика XIV». - Когда тебя фотографируют, это утомляет.

 

Covid-19 во всем мире голосов | журнал nss

Giangi Giordano

Милан, Италия

Такеши Исида

Фукуока, Япония

Альберто Мария Коломбо

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Isabella Potì

Lecce, Italy

Laura Carmen Fernandez

Paris, France

Karem Kamel

Doha, Qatar

Issac Lux Торонто, Онтарио, Канада

Марта Сиган

Лос-Анджелес, Калифорния

Freja Wewer

Копенгаген, Дания

Стефания Пичелли

, Таиланд

iara Capitani

Милан, Италия

Ива Варварчук

Берлин, Германия

Bella Michlo

Лондон, Соединенное Королевство

Jet Le Parti

Philadelphia Милан, Италия

Даяна Радованович

Лос-Анджелес, Калифорния

Федерика Барлетта

Сидней, Австралия

Саша Мей

Монреаль, Канада

Соединенное Королевство

Элиана Гил Родригес

Лос-Анджелес, Калифорния

Алессандро Аренсберг

Милан, Италия

Шарлотта Робинсон

Лондон, Великобритания

9000 3 Лео Колачиччо

Бари, Италия

Пьер

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Мари Вез

Берлин, Германия

Майло Блэк

Лондон

Морис

Нант, Франция

Дориан

Милан, Италия

Давид Перелла

Милан, Италия

Иван Олита

Лос-Анджелес, Калифорния

Франция

Lagha3

Юрий Марио Марилунго

Гонконг

Ларо Лагоста

Порту, Португалия

Алессия Баламутина

Новосибирск, Россия

, Швейцария

0005, Швейцария

0007

Елена Коломби

Амстердам, Нидерланды

Карла Лейдлоу

Мельбурн, Австралия

Лирон Эйни

Ришон-Ле-Цион, Израиль

Серра

, Стамбул

Дуран, Турция

Токио, Япония

Самутаро

Лондон, Великобритания

Валерио Коретти

Рим, Италия

Элиза Флика

Тирана, Албания

0006

Vanille Verloës

Пенсильвания, США

Rose Villain

New York, New York

Vera Irmy Stefania Calcagno

Милан, Италия

Mo0003 Mo0003 04

Стокгольм, Швеция

Регина Аникий

Париж, Франция

Такис ​​Зонтирос

Лондон, Соединенное Королевство

Мария Ловецкая

Минск, Беларусь

Германия

Брианна Лэнс

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Дардаст

Милан, Италия

Хорхе Эскориал (переработанный J)

Мадрид, Испания

h

Город, Вьетнам

Коко Фернандес

Валенсия, Испания

Ксавьер Багаж

Майами, Флорида

Шайенн Талса

Берлин, Германия

Кьяма

Ана Форт Парамио

Валенсия, Испания

Массимо Янноне

Берлин, Германия

Гера Прадель

Париж, Франция

Magiano

, Италия, Италия

, Италия.

Болонья, Италия

Марина Дель Мар

Аликанте, Испания

Аманда Адас

Сан-Паулу, Бразилия

Саша Джианг

, Амстердам

, Шанхай, Китай Нидерланды

Мей Каваджири

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Марко Миссони

Милан, Италия

Борут Виола

Мадрид, Испания

Милан Салола , Италия

Алессандро Симонетти

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Odonchimeg Davaadorj

Париж, Франция

Mago Dovjenko

ti

, Италия

, Италия

Габор Лазар

Будапешт, Венгрия

Элио Абасс

Париж, Франция

Хиба Шахбаз

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Джильда

Джильда, Италия

Джильда, Италия

Симоне Ноа Хедал

Копенгаген, Дания

Лин Херш

Палм-Спрингс, Калифорния

Кейн Хольц

Берлин, Германия

Anne-Laure Mais

Париж 07

Энрико Паси

Милан, Италия

Максим

Париж, Франция

Фабьен Джарсейл

Нант, Франция

Джулс Кимре

Йорк

Нью-Йорк

Нью-Йорк

Нью-Йорк

Барселона, Испания

Simone Cotellessa

Милан, Италия

Mads Emil Grove Møller

Копенгаген, Дания

Mimmi Thalin

Stockholm Италия

Барбара Торассо

Майами, Флорида

Крис Данфорт

Берлин, Германия

Джозефин Никлассон

Париж, Франция

th Корея

Наталия Бонифаччи

Лос-Анджелес, Калифорния

Брэдли Карбон

Майами, Флорида

Рози Эшли

Лондон, Великобритания

Vicario

Италия

Луиза Цехофски

Копенгаген, Дания

Эмма Роуэн Роуз

Милан, Италия

Элиа

Лос-Анджелес, Калифорния

Амстердам

Амстердам Уотио

Амстердам

Levi Emmanuël4 Нидерланды Ноябрь

Милан, Италия

Пиа Риверола

Лос-Анджелес, Калифорния

Элеонора Каризи

Милан, Италия

Никола Скамарди

Милан, Италия

Фиона Занетти

Лозанна, Швейцария

Алеша Роуз

Барселона, Испания

Radical PR Team

Париж, Франция

Emanuele6 Delrari5

Италия

Delrari

Emanuele 6 Ferrari Рио

Сан-Франциско, Калифорния

Данило Паура

Римини, Италия

Сара Фарина

Берлин, Германия

Амели Каль

Гиабард

Габриэль

а Канада

Лео Гамбоа

Бостон, Массачусетс

Бонне Рейн

Амстердам, Нидерланды

Вито Ферникола

Париж, Франция

Cal

lum Mullin

Лондон, Великобритания

Teng Kuan

Перт, Австралия

Ксения Чилингарова Квартира в Москве от Crosby Studios

Мы были общим другом, и у нас возникла непосредственная связь, основанная на схожих вкусах в искусстве, дизайне, моде и архитектуре », - вспоминает архитектор из Нью-Йорка Гарри Нуриев, основатель Crosby Studios, который работал над проектом. «Она была открыта для моего дизайнерского подхода». Домовладелец и архитектор также имели одинаковые русские корни и ориентиры, что послужило источником вдохновения в разных помещениях.

Одной из главных просьб Чилингаровой было наличие множества стен для развешивания работ Евгения Антуфьева, Николая Кошелева и его сестры Вики Кошелевой, среди прочих. «Для меня важно, чтобы люди, которые приходят ко мне в гости, понимали, кто я и что мне нравится», - говорит Чилингарова. «Я люблю современное русское искусство и инвестирую в него, чтобы поддержать художников; и я тоже люблю моду ».

Задачей Нуриева было также создать комфортное и теплое место, где домовладелец мог бы устраивать вечеринки и фотосессии. Вся мебель была изготовлена ​​по индивидуальному заказу, в том числе стеллажи с порошковым покрытием и решетчатые светильники, а в квартире был установлен паркет в елочку на полу и стены с деревянными панелями.

«Мне очень нравится мебель, которая появилась в результате нашего обсуждения с Гарри о сочетании традиционного русского фольклора и уличного искусства», - говорит Чилингарова. Среди любимых вещей модельера - пушистый розовый пуфик в гардеробной, фиолетовый диван в гостиной и синие кресла. «Очень важно быть окруженным вещами, которые поднимают ваш дух и дают вам вдохновение и энергию», - говорит она .

Нуриев исследовал квартиры советской интеллигенции, чтобы воплотить этот проект в жизнь в винтажном стиле. «Мы хотели взять лучшее из русского наследия, но в то же время сделать его смелым и элегантным», - говорит он. «Мы придумывали новые идеи на протяжении всего времени работы над этим проектом. Например, как только я увидел фотографию традиционного русского дома из поездки Ксении в небольшой городок недалеко от Москвы, я задумался об этих белых льняных шторах, которые до сих пор можно увидеть в русских деревнях и постсоветских странах. и мы построили целую историю вокруг этой эстетики.»

« В моей квартире есть укромные уголки, где я просто люблю проводить время, смотреть или что-то изучать, читать, писать », - добавляет Чилингарова. «Мой дом - моя крепость и место, где моя душа чувствует добро».


[Изображения любезно предоставлены Crosby Studios. Фотография Михаила Лоскутова.]

ARCTIC EXPLORER | НЕ ПРОСТО ЭТИКЕТКА

Arctic Explorer - культовый бренд верхней одежды.Это единственный российский международный бренд, основанный в 2013 году Ксенией Чилингаровой, дочерью легендарного российского полярника и уважаемого полярного исследователя Артура Чилингарова. Он руководил рядом крупных проектов и экспедиций как в Арктике, так и в Антарктике, включая первое в истории погружение на дно океана Северного полюса.

Основатели компании ценят мужество и целеустремленность всемирно известных исследователей и восхищаются традициями жителей Крайнего Севера. Философия Arctic Explorer основана на глубоком уважении к наследию и дикой природе.

Для Arctic Explorer чрезвычайно суровый северный климат стал источником новаторских идей. Качественные материалы и уникальные технологии используются для создания революционной одежды, полностью подходящей для больших городов и непредсказуемых погодных условий. Высококачественная верхняя одежда - пуховики, парки и пуховики - производится в сотрудничестве с лучшими российскими производителями, которые производили и создавали специальную одежду для участников полярных экспедиций почти 100 лет.

Вся линейка продукции Arctic Explorer - воплощение современных инновационных возможностей. Его отличает:

Водонепроницаемость
Изоляция
Терморегуляция
Износостойкость
Высококачественные материалы
Функциональность и стиль
Легко и удобно носить
Каждая коллекция Arctic Explorer эксклюзивна и ограничена. Наш бренд - это гарантия первоклассного качества и внимательного отношения к деталям. Мы используем только премиальные аксессуары и материалы.
Arctic Explorer ценит защиту окружающей среды и сохранение дикой природы.
Каждая коллекция Arctic Explorer эксклюзивна и ограничена. Наш бренд - это гарантия первоклассного качества и внимательного отношения к деталям. Мы используем только премиальную фурнитуру и экологически чистые материалы. Arctic Explorer ценит защиту окружающей среды и повышение качества жизни.

Ostras Magazine


Es la design de moda en la que actualmente, todo el mundo habla en Rusia.Ni qué decir tiene, que se encuentra entre las его влиятельные лица más top del momento. Уважаемый, с Ксенией Чилингаровой, она не знает, что такое советская гонка, вдохновляющая, чтобы создать свой собственный арктический исследователь.


OM - Cómo comenzaste tu blog y tu vida profesional?

Soy periodista, y después de terminar mi carrera empecé a trabajar en revista revista sobre política, me hubiese gustado escribir sobre algunos temas serios pero como que era joven me mandaban a crónicos de eventos.Mientras trabajaba me he dado cuenta que me interesa mas moda, y una vez en un event conocí a Evelina Khromchenko que en su momento fue editora de L'Officiel Rusia y ella crió en mí y me daba trabajo en esta revista.

OM - Cuéntanos sobre tu marca? Como ha nacido la idea empezar por tu cuenta y por qué?

Siempre me gustaría comercializar el legado de mi padre; héroe de URRS, исследователь полярный. Y así nació la idea comenzar mi marca de cazadoras polares
My Arctic Explorer.Pero por otro lado no quería dejar de escribir, y ahora escribo artículos para una famosa revista online
BURO 24/7.

OM - Cómo es la mujer de hoy para ti?

Creo que ella tiene que ser flexible, porque cada día se encuentra contra retos. Tiene que ser luchadora, y no es importante a que se dedica esta mujer.

OM - Crees que se puede convertir un hobby al trabajo?

Sí, Claro que sí. Conozco muchos ejemplos cuando empezaron por un blog y terminaron como unas revistas o tiendas online con éxito.Te puedo decir más, muchas marcas están enfocados en micro-влиятельные лица, porque ellos son futuro.

OM - ¿Cómo es tu rutina diaria en las redes?

Soy muy espontánea, pero intento controlarlo. Me gusta apuntar todo en una scheme tradicional.

OM - Qué haces cuando no te apetece hacer nada o tienes un mal día?

En este día intento estar sola con mi perro Polo Norte (el nombre del perro de Ksenia) o con mi familia.Pero si es necesario estar entre la gente, voy a maquillarme, me tranquiliza y esta técnica me ayuda subir mi animo. También me ayuda mucho el deporte en aire libre.

OM - ¿La ciudad Favorita?

No la tengo Favorita, pero me gusta mucho Tokio. También me ha gustado mucho Madrid.

OM - ¿Compras online o en las tiendas físicas?

Antes me gustaba mucho hacer las compras en las tiendas fisicas, para mí era como ritual. Pero ahora como que no tengo mucho tiempo libre, compro online.

OM - ¿Cuál es la prenda Favorita de tu armario?

Блейзеры, me encantan los blazers. Es una prenda muy util. Me gustan con silueta masculina o algunos vintage.

OM - Revista online o impresa?

Las revistas impresas solo como un placer, como arte. Постоянно онлайн.

Чингарова Ксения: южный и северный полюса жизни

Килингарова Ксения родилась в 1982 году в Москве. По словам девушки, она выросла в семье настоящего героя, ведь ее отец - известный путешественник Артур Чилингаров, герой России, известный полярный исследователь и организатор множества экспедиций в Арктику.

О детстве и юности

Чилингарова Ксения говорит о своем отце, что он настоящий волшебник. Маленькая девочка не совсем понимала, чем занимается ее папа, но она точно знала, что его работа очень важна и опасна, а потому относилась к такой работе с большим уважением.

За столом всегда собиралась большая семья Чилингаровых, и глава семейства рассказывал истории, которые Ксении казались невероятными. В какой-то момент Ксюша даже решила, что ее папа - Дед Мороз, потому что он живет на севере, а это его работа.Была ли она папиной дочерью? Сложно сказать, ведь девушка уважала и даже боялась отца, но редкие встречи всегда оставляли самые яркие впечатления. Девочка росла, копируя отца. Когда она родилась, мать, голубоглазая блондинка, не хотела показывать ребенка - темноволосая и темноволосая. Медсестра в больнице смущенно сказала: «У вас очень маленькая черная девочка». Чилингарова засмеялась: «Наши!» И с возрастом Ксюша поняла, что характер у нее такой же, как у отца.

Ксения Чилингарова окончила факультет международной журналистики МГИМО.Девушка была полна амбиций, и это помогло ей достичь поставленных целей.

О первой любви

По словам Ксении, она росла домашним и спокойным ребенком, ее никуда не пускали, поэтому знакомство с Дмитрием Коганом, который впоследствии стал ее первым мужем, произвело на нее сильное впечатление. Казалось бы, тандем Дмитрий Коган - Ксения Чилингарова должен был быть сильным. Двое молодых людей в возрасте тридцати лет - уже сформировавшиеся личности, и им пришлось осознанно подходить к вопросу брака, но из-за позднего взросления Ксении все сложилось иначе.

Дмитрий - выдающийся скрипач, наверное, поэтому Ксения так увлекла его. Это были первые настоящие отношения Чилингаровой, парни были молоды и влюблены, но так сложилось, что девушка выросла, а ее избранник отказался поступать так же. Дмитрий хотел, чтобы Ксения посвятила ему всю свою жизнь, всегда был рядом, ограничивал ее свободу и не хотел слышать о ее карьере. После трех лет совместной жизни их пути разошлись, но бывшие возлюбленные остались хорошими друзьями.Ксения ходит на концерты бывшего мужа и всегда рада встрече с ним.

Отражение

В 2007 году вышел первый сборник стихов Ксении Чилингаровой, который назывался «Отражение». Публикация стала популярной, потому что в ней Хилингар Чилингарова рассказала о своих переживаниях и переживаниях. Именно этот год девушка считает отправной точкой в ​​начале своего карьерного пути. Тогда она поняла, чем на самом деле хочет заниматься, кем быть.

О настоящем и будущем

Сегодня Килингия Чилингарова работает главным редактором журнала «Прайд. Из жизни светских львов », ведет активный образ жизни, посещает различные мероприятия, знакомится с интересными людьми, пишет статьи для модного журнала L'Officiel, ведет собственную колонку в журнале Dog. Она является PR-директором линии luxury. женской одежды Люблу Кира Пластинина и директор Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Некоторое время Ксения была ведущей телешоу «Сними немедленно!», В котором она помогла другим женщинам изменить свою жизнь, начиная с гардероба. Стоит отметить, что Ксения Чилингарова, фото которой украшают светские издания, много внимания уделяет своей внешности, ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары и легкая укладка. Девушка понимает: рассказывая людям о том, как они должны выглядеть, важно не забывать о себе, подавая правильный пример.

Тем временем светская вечеринка обсуждает роман Чилингаровой с банкиром Анатолием Цоиром. Пара познакомилась случайно. На тот момент Анатолий расстался с бывшей женой, прожив с ней 18 лет и вырастив двоих детей. Ксения не испугалась, а детей, как оказалось, она очень любит. Анатолий в настоящее время также является бизнес-партнером Ксении. Она всегда считала, что люди должны быть в гармонии, и искала в мужчине в первую очередь понимание. Разница в возрасте, национальности для девушки не играет никакой роли, она всегда отличалась от сверстников нестандартным подходом ко всему.Сама она мечтает о семье и детях, загородном доме с собаками, бизнесе и собственных книгах.

Модельер

Вдохновленная своим полярным отцом, Ксения Чилингарова, биография которой связана с индустрией моды, запустила линию одежды Arctic Explorer. Однажды она побывала на Южном полюсе, где когда-то работал ее отец - Артур Чилингаров. Вся одежда производится строго по ГОСТу, но уникальный дизайн придает ей эксклюзивности. В производстве пух животных не используется.Технологии позволяют долго сохранять тепло как на севере, так и в центре России. Зимняя одежда может быть стильной!

южный и северный полюсы жизни Ксения Чилингарова рост вес

г.

О детстве

Я вырос в семье настоящего героя с чувством, что этот герой может все. Вот такой волшебник. Немного, я толком не понимал, где Северный полюс, а где Южный, что там происходит, где белые медведи, пингвины, но я понимал, что мой папа делает что-то очень важное, что-то очень большое, и все относятся к это с большим уважением.Когда он приходил, это всегда была большая радость: маленькие подарки, рассказы. За столом собралась большая семья, и все его слушали. Я немного боялся своего отца и немного опасался его. И в какой-то момент я понял, что Дед Мороз - мой папа, поэтому я в основном решил для себя и был очень счастлив

О тизерах

В детском саду меня смеялись и дразнили, потому что я отличалась от средней девочки в детском саду. Советская школа. Я не блондинка, у меня нет голубых глаз, а кожа у меня очень темная - когда я родился, няня долго не приводила меня к маме, стеснялась.Представьте себе картину: моя мама, голубоглазая блондинка, практически Любовь Орлова, лежит в больнице в ожидании этого негра. И я родился еще темнее, чем сейчас; с годами кожа как-то посветлела.

Меня дразнили цыган, негр, в общем по разному бывало. Но потом все переросло. В какой-то момент появилась мода на солярий, на загорелые тела, и все, наоборот, стали мне завидовать, и я подумал: а чему завидовать? Я просто не мог понять. Напротив, я всегда хотела быть похожей на маму, а потом вообще все прошло и забылось.


О ценностях

Меня воспитывали строго. Мой папа наполовину армянин, и он консервативен в воспитании девочек. Моей главной задачей, по мнению папы, было выйти замуж и родить внука. Но я еще не совсем с этим разобрался. Папа не ожидал от меня серьезных побед во всевозможных сферах, но он всегда говорил мне: «Вы должны выбрать профессию, желательно юриста или экономиста ...» И было обязательно, чтобы у меня была профессия.

Мне кажется, это из-за того, что папа блокадный; после блокады он жил в разрушенном Ленинграде, а бабушка долгое время была без мужа; потом вышла замуж во второй раз.Женщины были предоставлены сами себе, и у каждой была своя профессия. Папу еще воспитывала тетя, сестра бабушки, и он всю жизнь называл ее мамой. Бабушки всегда пытались как-то заработать. Они точно знали, что если что-то случится и рядом не будет человека, они все равно выживут.

О блате

Мама сказала мне: «Государство отучило тебя от груди, иди отдавай долг государству. Он вложил в вас деньги, работайте. «Но, конечно, родителям выбор журналистики не понравился.Когда я вошел, у меня было собеседование, и мне сказали: «Как поживает твой дедушка?» Я говорю: «Спасибо, неплохо». Он был тогда еще жив, папа моей мамы, и был профессором кафедры русского языка и литературы Тамбовского университета, много лет там проработал. Думаю, это необходимо, как слава распространилась, она даже дошла до МГИМО. Я говорю: «Спасибо, я с ним поздороваюсь». - «Ну да, - говорят, - он теперь никуда не денется?» Я говорю: «Нет, никуда». И в ответ мне: «Ну ладно, поздоровайся с Артуром Николаевичем.«Я говорю:« Так это мой папа. Мой дед - Александр Николаевич ».

Быть ребенком известных родителей непросто. Например, все думают, что вы сделали это через вытягивание. Я бы никогда не стал бить себя в грудь и говорить: «Нет, это не так». Забавно доказывать кому-то, что ты не такой. Поэтому отношения на курсе, а я учился на бесплатном факультете, сложились не сразу; поначалу было сложно общаться с парнями, которые воспринимали тебя как бандита.

Да, у вас есть возможности, которых нет у других, но здесь у вас есть два пути: либо вы ничего не делаете и просто плывете по течению, либо вы пытаетесь доказать всем, что вы тоже чего-то стоите.Я всегда выбирал последнее.


О семейном сокровище

Прабабушка моего отца окончила Институт благородных девиц. А мой прадед одно время был предводителем дворянства. Они жили в Беларуси, где сохранилась даже усадьба Стайки. Когда произошла революция, мой прадед одним из первых поверил в эту идею. Он с семьей переехал в Санкт-Петербург, у них там была квартира; на самом деле он сотрудничал с советской властью.Жестоко их не репрессировали, а бабушка, по семейной легенде, даже где-то закопала сундук с серебром. Думаем поехать в Беларусь, покопаться, может, найдем. Но это, конечно, смех. От прабабушки остались украшения, которые потом перешли к отцу. Папа их променял на черную Волгу. Поэтому в нашей семье отношение к украшениям простое: если есть - хорошо, нет - ну ладно.

Об отношениях

Раньше люди всю жизнь жили друг с другом.В современном мире это очень сложно. Я считаю, что это бывает, но это очень сложно, наша нынешняя ситуация состоит из встреч и расставаний, потому что изменился ритм. И в этом ритме очень сложно найти человека, с которым вы бы шли рука об руку. А для отношений ритм подобен танцу. Вам нужно чувствовать друг друга. Партнер не всегда ведет. Иногда ведет женщина.

Вообще мне кажется, что в моем поколении женщины принимают более смелые решения, чем мужчины.Даже в отношениях мы более безрассудны. В 90-е многое изменилось. Люди, пережившие и перестройку, и разруху, стали осторожнее. А женщины, наоборот, верили в свои возможности.



О вашей собственной марке одежды

Однажды я был на Северном полюсе с отцом. У меня были разные фобии, но после того, как я попал в полярный самолет, я вообще перестал беспокоиться. Это белоснежная страна, в которой попадаешь и замерзаешь, и никуда оттуда не хочется уходить.После этой поездки моя жизнь кардинально изменилась.

У меня там была спецодежда. И я подумал, что в нашей стране нет ни одной марки зимней одежды в классическом понимании, как в Америке или Канаде. Обиделась: как же, у нас зима длиннее, морозы суровее - и они понимают это лучше нас! Надев эту одежду, я вдруг понял, что у нас есть производители, которые шьют для полярников, со своими традициями, накопленными с советских времен; а если использовать их опыт и знания для создания городской одежды, можно получить очень крутые вещи.Вы можете создать качественный бренд с историей, который сохранит и поддержит традиции российского производства полярной одежды. Я понял, что это то, что я должен делать. Потом я встретился с другом, и мы пошли смотреть постановку. Затем они организовали компанию и назвали ее Arctic Explorer, что в переводе означает «полярник». Почему на английском? Мы просто хотим, чтобы нашу одежду покупали за границей; мы хотим соревноваться за признание нашего качества и стиля с мировыми брендами зимней одежды; мы хотим рассказать миру русскую северную историю.В каком-то смысле это продолжение полярного пути моего отца.

О деньгах

Денег много не бывает. Конечно, есть какой-то минимум, которого хватит на хорошее лечение и здоровье. Это важно. Есть вещи, которые необходимы для жизни, но есть нечто большее, например, искусство. Если бы у меня было это «закончилось», я бы коллекционировал искусство.

О зависимостях

Я был заядлым курильщиком, выкуривал полторы пачки в день. Но вот уже пять лет я не курю, чем очень горжусь; было очень трудно бросить курить.Теперь у меня новая зависимость: я шопоголик.


Материал подготовлен при поддержке австрийского ювелирного дома FREYWILLE

Партнер проекта:

Ксения Чилингарова родилась 17 июня 1982 года в Москве. Ее отец - Артур Чилингаров, герой России, известный полярный исследователь и организатор многих экспедиций в Арктику. Маленькая Ксения не совсем понимала, чем занимается ее папа, но она точно знала, что его бизнес очень важный и опасный, поэтому относилась к такой работе с большим уважением.

Она не единственный ребенок в семье. У Ксении есть старший брат Николай, который стал бизнесменом и увлекается историей искусства. Девушка получила высшее образование в МГИМО МИД РФ, окончила факультет международной журналистики. Она была полна амбиций, и это помогло ей достичь поставленных целей.

Свой творческий путь Ксения начала в 2007 году, представив свой дебютный сборник стихов «Отражение».Именно этот год девушка считает отправной точкой в ​​начале своей карьеры. Тогда она поняла, чем на самом деле хочет заниматься и кем быть.

Пробует себя в самых разных видах деятельности: ведет колонку в изданиях «Собака» и Elle, занимает пост главного редактора журнала «Прайд. Из жизни светских львов», был пр- директор линии женской одежды luxury Lublu Кира Пластинина и директор Международного фонда гуманитарной помощи и сотрудничества.Ведет активный образ жизни, посещает различные мероприятия, знакомится с интересными людьми. Кроме того, он поддерживает множество благотворительных проектов.

С апреля 2014 года Ксения вместе с успешной бизнес-леди Светланой Захаровой начала вести шоу на канале СТС «Снимай немедленно!» В одном из интервью Ксения призналась: - «Я смотрела« Сними немедленно! » Когда проект только появился. Это была одна из первых в России программ в формате смены имиджа и хит, который смотрит вся страна.Поэтому, когда мне предложили принять участие в роли ведущего, во мне проснулся азарт: получится я или нет. Для меня это своего рода вызов, соревнование. «

Некоторое время Ксения была ведущей телешоу «Снимай немедленно!», В котором помогла другим женщинам изменить свою жизнь, начиная с гардероба. Стоит отметить, что Ксения Чилингарова, фото которой украшают светские издания, много внимания уделяет своей внешности, ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары и легкая укладка.Девушка понимает: рассказывая людям, как они должны выглядеть, важно не забывать о себе, подавая правильный пример.

В настоящее время Ксения Чилингарова - журналист, главный редактор журнала «Прайд». Из жизни светских львов », умудряется вести иронические колонки для журналов, блистать на телеэкранах, заниматься бизнесом и на досуге изучать историю искусства. Помимо стихов увлекается прозой. Кроме того, она не теряет надежды когда-нибудь оформить свою работу в виде книги.

Она частый гость светских мероприятий, поэтому старается следовать модным тенденциям, оставаясь верной собственному стилю - сдержанной сексуальности. В гардеробе девушки можно найти платья всевозможных расцветок и фактур, смокинг, длинные юбки и вещи из коллекций дизайнеров Юлии Калманович и Марка Джейкобса. Она также предпочитает зеленые туфли и туфли Bryan Atwood, так как они являются идеальной заменой лабутену.

Вдохновленная отцом-полярником, Ксения Чилингарова, биография которой связана со сферой моды, запустила линию одежды Arctic Explorer.Однажды она побывала на Южном полюсе, где когда-то работал ее отец Артур Чилингаров. Вся одежда производится строго по ГОСТу, но уникальный дизайн делает ее эксклюзивной. В производстве не используется пух животных. Технологии позволяют долго сохранять тепло как на севере, так и в центре России.

В качестве креативного директора и соучредителя Arctic Explorer Ксения Чилингарова провела в ноябре 2017 года фирменную вечеринку Arctic Explorer. На мероприятии присутствовало множество знаменитостей, а некоторые даже примерили парки всех цветов из новой коллекции.

Первой любовью Ксении был выдающийся скрипач Дмитрий Коган. После трех лет совместной жизни их пути разошлись, но бывшие возлюбленные остались хорошими друзьями ... Через несколько лет у девушки закрутился роман с банкиром Анатолием Цоиром, который стал ее деловым партнером в компании, производящей и продающей теплую зимнюю одежду. для суровой, морозной погоды. Дальнейшее развитие событий, увы, неизвестно.

Чилингарова Ксения родилась в 1982 году в Москве. По словам девушки, она выросла в семье настоящего героя, ведь ее отец - знаменитый путешественник Артур Чилингаров, герой России, известный полярный исследователь и организатор множества экспедиций в Арктику.

О детстве и юности

Чилингарова Ксения говорит о своем отце, что он настоящий волшебник. Маленькая девочка не совсем понимала, чем занимается ее папа, но она точно знала, что его бизнес очень важный и опасный, поэтому относилась к такой работе с большим уважением.

За столом всегда собиралась большая семья Чилингаровых, и глава семейства рассказывал истории, которые Ксении казались невероятными. В какой-то момент Ксюша даже решила, что ее папа - Дед Мороз, потому что он живет на севере, а это его работа.Была ли она папиной дочерью? Сложно сказать, ведь девушка уважала и даже боялась отца, но редкие встречи всегда оставляли самые яркие впечатления. Девочка росла копией отца. Когда она родилась, мать, голубоглазая блондинка, не хотела показывать ребенка - темнокожую и черноволосую. Няня в больнице смущенно сказала: «У вас очень смуглая девочка». Чилингарова засмеялась: «Наши!» И с возрастом Ксюша поняла, что ее персонаж похож на ее папу.

Ксения Чилингарова окончила факультет международной журналистики МГИМО.Девушка была полна амбиций, и это помогало ей добиваться поставленных целей.

О первой любви

По словам Ксении, она росла домашним и спокойным ребенком, ее никуда не пускали, поэтому знакомство с Дмитрием Коганом, впоследствии ставшим ее первым мужем, произвело на нее сильное впечатление. Казалось бы, тандем Дмитрий Коган - Ксения Чилингарова должен был быть сильным. Двое молодых людей в возрасте тридцати лет уже сформировавшиеся личности, и им пришлось осознанно подходить к вопросу брака, но из-за позднего взросления Ксении все сложилось иначе.

Дмитрий - выдающийся скрипач, наверное, поэтому Ксения так увлеклась им. Это были первые настоящие отношения Чилингаровой, парни были молоды и влюблены, но так получилось, что девушка повзрослела, а ее избранник отказался поступать так же. Дмитрий хотел, чтобы Ксения посвятила ему всю свою жизнь, всегда была рядом, ограничивала ее свободу и не хотел слышать о ее карьере. После трех лет совместной жизни их пути разошлись, но бывшие влюбленные остались хорошими друзьями. Ксения ходит на концерты бывшего мужа и всегда рада встрече с ним.

Отражение

В 2007 году вышел первый сборник стихов Ксении Чилингаровой, который получил название «Отражение». Издание стало популярным, потому что в нем Чилингарова Ксения рассказала о своих переживаниях и переживаниях. Именно этот год девушка считает отправной точкой в ​​начале своей карьеры. Тогда она поняла, чем на самом деле хочет заниматься, кем должна быть.

О настоящем и будущем

Сегодня Ксения Чилингарова работает главным редактором журнала «Прайд.Из жизни светских львов », она ведет активный образ жизни, посещает различные мероприятия, знакомится с интересными людьми, пишет статьи для модного журнала L’Officiel, ведет собственную колонку в журнале« Dog ». Она является PR-директором линии роскошной женской одежды Lublu от Киры Пластининой и директором Международного фонда сотрудничества.

Некоторое время Ксения была ведущей телешоу «Сними немедленно!», В котором помогла другим женщинам изменить свою жизнь, начиная с гардероба.Стоит отметить, что Ксения Чилингарова, фото которой украшают светские издания, много внимания уделяет своей внешности, ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары и легкая укладка. Девушка понимает: рассказывая людям, как они должны выглядеть, важно не забывать о себе, подавая правильный пример.

Тем временем светская публика обсуждает роман Чилингаровой с банкиром Анатолием Цоиром. Пара познакомилась случайно. На тот момент Анатолий расстался с бывшей женой, прожив с ней 18 лет и вырастив двоих детей.Ксению это не испугало, и, как выяснилось, она очень любит детей. Анатолий в настоящее время также является бизнес-партнером Ксении. Она всегда считала, что люди должны быть в гармонии, и прежде всего искала понимания в мужчине. Разница в возрасте, национальность для девушки не играет никакой роли, она всегда отличалась от сверстников нестандартным подходом ко всему. Сама она мечтает о семье и детях, о загородном доме с собаками, бизнесе и собственных книгах.

Модельер

Вдохновленная своим отцом, полярником, Ксения Чилингарова, биография которой связана со сферой моды, запустила линию одежды Однажды она побывала на Южном полюсе, где когда-то работал ее отец Артур Чилингаров.Вся одежда производится строго по ГОСТу, но уникальный дизайн делает ее эксклюзивной. В производстве не используется пух животных. Технологии позволяют долго сохранять тепло как на севере, так и в центре России. Зимняя одежда может быть стильной!

Для московской квартиры модельера Гарри Нуриев копает свое русское наследие

Когда общий друг познакомил российского модельера Ксению Чилингарову с архитектором из Москвы и Нью-Йорка Гарри Нуриевым из Crosby Studios, Чилингарова сказала: «Думаю, это была любовь. с первого взгляда.«Он прислушался, понял цвет и, что наиболее важно, похвалил ее наряд:« В тот день я был одет в просторную рубашку Raf Simons », - вспоминает дизайнер культового бренда верхней одежды Arctic Explorer. Поэтому, когда они сели, чтобы поговорить о ее новом доме в Москве - квартире с чистого листа в тихом районе на окраине города, - она ​​дала Нуриеву карт-бланш. «Я знала, что нам нравятся одни и те же вещи», - объясняет Чилингарова. «Так что я просто позволил ему делать свою работу».

Эстетически они говорили на одном языке (склонность к пурпурному; любовь к Vetements), но их объединяло общее советское воспитание.«Мы выросли в границах», - говорит Чилингарова. «Я очень хорошо помню, как мои представления о русской литературе критиковали учителя только за то, что они отличались от официальных. У Гарри были те же проблемы. Они так, как он видит мир; то, как я одеваюсь - это не совсем русский стиль. Но, возможно, нас сблизило то, что мы разные.

«Габриэль Шанель определенно приготовила бы здесь свой завтрак», - шутит Нуриев о гладкой черно-белой кухне с оттенком желтого, которую он разработал для Чилингаровой.

Нуриев сосредоточился на этой идее, оттачивая своего рода ретрофутуристскую русскую эстетику, которая соответствовала их личным стилям: «Для меня советский дизайн - это элегантная офисная жизнь с деревянными панелями на стенах и множеством шкафов», - объясняет Нуриев. «Немного Mad Men , но не слишком бужи». Чилингарова установила или правил: ей нужен был большой гардероб, место для ее коллекции произведений искусства и, прежде всего, чувство комфорта - для нее самой и постоянного потока творческих посетителей, которые могли зайти в любой момент.

«Мне нужно было место для жизни, а не музей», - говорит она. «Место, где я мог бы проводить небольшие вечеринки для молодых русских художников, стилистов и журналистов. Почти каждые две недели молодой стилист или фотограф хочет сделать модную или художественную фотосессию в моей квартире ». Понятное дело. Пространство, которое создал Нуриев, - мечта фотографа. Вдохновленный модой и мебелью из Office Romance , фильма, который клиент и дизайнер помнят с детства, Нуриев создал комнаты с окнами и стенами, обшитыми деревянными панелями, что внесло тепло и свет в пространство, в котором изначально не хватало того и другого.Затем он застелил полы паркетом в елочку, как в начальной школе, и занавесил окна кружевом - винтажный штрих, который он помнит по дому своей бабушки.

История продолжается

Окна, стены с деревянными панелями и кружевные занавески в винтажном стиле максимально освещают пространство.

«Она использовала много шнурков и резной деревянной мебели, чтобы сделать пространство более теплым и честным», - говорит Нуриев. Он заново изобрел обе идеи для своего полностью современного клиента.Кресло, обеденные стулья и огромный обеденный стол были вырезаны из дуба. А с добавлением красочных граффити (дань любви Чилингаровой к Баскии) и бархатных подушек они чувствуют себя совсем не по-бабушкино.

Смотрите видео.

Совместные разработки продуктов Нуриева акцентируют внимание на этом пространстве. Стеллажи с порошковым напылением и ручные лампы, которые он спроектировал для «Церемонии открытия», стоят в гостиной как тотемы. А решетчатые лампы, вдохновленные уникальными оловянными водосточными трубами и дымоходами, используемыми в деревянных домах в сельской России, дебютировавшие на Design Miami в 2017 году, были переосмыслены как кружевные подвески по всему дому.Стены вокруг них украшены картинами молодых русских художников, в том числе Софьи Ступенковой, Николая Кошелева, Саши Пастернака и Дмитрия Миронова.

Чилингарова надеется, что ее квартира станет для них площадкой. «Я верю в потенциал молодых русских художников, - объясняет она. - Я ношу русских дизайнеров и покупаю русское искусство. Это своего рода миссия, и мне она очень нравится ".

Для московской квартиры модельера Гарри Нуриев копает свое русское наследие

Для московской квартиры модельера Ксении Чилингаровой Гарри Нуриев из Crosby Studios черпал вдохновение из советского офисного дизайна.В гостиной паркетные полы и обшитые деревянными панелями стены сочетаются с изготовленным на заказ фиолетовым диваном, резным дубовым креслом, лампой Нуриева для церемонии открытия и росписью Николая Кошелева.

Пурпурные полки Нуриева для церемонии открытия соседствуют с парой резных дубовых тотемов, беседой между старым и новым.

Нуриев придает традиционной мебели из резного дуба современный вид с яркими граффити. Люстра является побочным продуктом его коллекции 2017 года в Design Miami.

Окна, стены с деревянными панелями и кружевные шторы в винтажном стиле максимально освещают пространство.

«Габриэль Шанель определенно приготовила бы здесь свой завтрак», - шутит Нуриев о гладкой черно-белой кухне с оттенком желтого, которую он разработал для Чилингаровой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *