Ксавье долан мама: Xavier Dolan et sa mère complices et très élégants sur le tapis rouge du TIFF

Содержание

фильмография, фото, биография. Актер, Режиссер, Продюсер, Сценарист, Художник, Монтаж.

Ксавье родился 20 марта 1989 года во втором по величине городе Канады Монреале. Мать мальчика, Женевьев Долан, работала преподавателем в колледже. В ее обязанности также входило руководство приемной комиссией для абитуриентов. Отцом Ксавье был актер Мануэль Тадрос. Благодаря последнему сын унаследовал египетские корни. Также именно отец был инициатором привлечения мальчика на съемочную площадку. Дебют Долана перед камерой состоялся, когда ребенку едва исполнилось четыре года. Его первой работой стали съемки в рекламной кампании для сети местных аптек «Жан Кутю». К этому времени семья Ксавье уже распалась. Родители развелись, когда сыну было два. Однако мать не возражала против постоянного участия отца в воспитании ребенка. Кинематографический дебют состоялся в пятилетнем возрасте. Первой стала роль Филса в канадском телесериале Жана Боудена «Misericorde». В 1997 году Ксавье появился в образе Эдуарда в полнометражной комедии Клода Фурнье «Орел или решка», главные роли в которой сыграли такие актеры, как Рой Дюпри и Шарлотта Лорье.

Спустя четыре года он принял участие в съемках приключенческой комедии о детских играх Роджера Кантина «Тайная крепость», а в 2007 году актер получил свою первую главную роль в короткометражной драме Этьена Дерозье «Зеркальное лето». Героем Долана стал меланхоличный подросток по имени Жюльен. Главной темой картины стало изучение вопроса сексуальной идентификации, происходящей в голове юноши. Спустя год на экраны вышла новая актерская работа Ксавье в фильме ужасов Паскаля Ложье «Мученицы», рассказывающем странную историю о пропавшей девочке. В 2009 году ему досталась роль в драме Мишлен Ланкто «Сьюзи». Одновременно с этим шла усиленная работа над другим более важным проектом. Ксавье готовился к созданию собственного фильма, биографической драмы «Я убил свою маму», сценарий для которой он начал писать двумя годами ранее. Сюжет картины рассказывал полуавтобиографическую историю самого Долана. Главным героем фильма стал юный шестнадцатилетний Юбер, а в центре событий оказались его сложные, подчас болезненные отношения с матерью, на фоне которых разворачивается повседневность юноши.
Как позднее признался режиссер, он лично написал сценарий для ленты, стал ее режиссером, исполнителем главной роли, специалистом по подбору костюмов, музыки, актеров. Он также лично вложил все свои средства в производство фильма, что лишило его средств к существованию на целый год вперед. Усилия и затраты не прошли даром. Фильм принял участие в Каннском кинофестивале и был удостоен трех престижных наград. Год спустя в следующую программу кинофестиваля был включен второй режиссерский проект Ксавье, мелодрама «Воображаемая любовь». Помимо этого, картина стала обладательницей главного приза Сиднейского кинофестиваля и собрала массу положительных отзывов. В 2012 году Долан представил на суд кинематографического сообщества свою третью работу — драму о любви между мужчиной и женщиной, в которую вмешались вопросы транссексуальности. Премьера картины состоялась на очередном Каннском кинофестивале в рамках программы «Особый взгляд». Четвертой режиссерской работой Ксавье стала драма «Том на ферме».
В центре сюжета оказались похороны Гийома, на которые, помимо членов его семьи, приехал также его молодой любовник Том. Лента была удостоена приза ФИПРЕССИ на Международном венецианском кинофестивале.

Все отзывы о фильме «Я убил свою маму» (Канада, 2009) – Афиша-Кино

На небосклоне зажглась новая звезда, и следующее десятилетие назначило одного из своих фаворитов — канадского мальчишку Ксавье Долана, чью дебютную киноленту прокатили везде, где только можно, и на показ которой люди приходили с табуреточками. «Я убил свою маму» захватил не только каннское жюри «Двухнедельника режиссеров» и фестиваль «2morrow3 / завтра», но и простых зрителей, ждущих с нетерпением релиза второй работы Долана «Воображаемая любовь».

«Я убил свою маму» нельзя рассматривать в отрыве от самого Ксавье Долана, потому что это не просто авторское кино, это эгоизм без конца и края, но такой впечатляющий и самоуверенный, что невозможно не рукоплескать. Фильм Ксавье Долана, по сценарию Ксавье Долана, на мотив мемуаров Ксавье Долана, в главных ролях с самим Ксавье Доланом и Ксавье Доланом спродюсированный. Набравшись опыта в рекламе, в которой он снимется с четырех лет, режиссер устраивает в кадре настоящий перфоманс имени себя, отчего я искренне рекомендую смотреть фильм только с субтитрами. Переводить его — настоящее преступление, лишение зрителя колоссального удовольствия от французских истеричных диалогов с массой самых разнообразных интонаций: от визга до исповеди, от кокетливости до скоморошничества. Кажется, что Ксавье Долана совсем не волнует насколько смешно это смотрится, главное, что захватывает и погружает в происходящее действо, живо и бодро, а главное очень свежо, несмотря на избитую до полусмерти тему отношений матери и сына, к которой у Долана революционного подхода нет, но есть желание высказаться. Желание, сбивающее все на своем пути.

Мог ли сыграть Юбера Минеля кто-то другой? Конечно, но подмена лишила бы фильм феерии красок, и кому как ни самому автору играть себя. А играть есть что. Характер двойственного чувства, надрывного и не всегда соблюдающего границы. Юбер как любит мать, так и ненавидит. Он не может ее не любить, но его раздражает в ней все, начиная от стиля в одежде, заканчивая обывательскими мыслями. В четыре года родители для нас лучшие друзья и самые близкие люди, но когда мы вырастаем, то осознаем (может быть и не осознаем, кто как), что родителей мы не выбираем. Это единственные люди, от которых нельзя отказаться, кому нельзя не позвонить и сделать вид, что очень занят, ожидая пока от тебя отстанут. И Юбера это очень мучает, в конце концов начинает мучить и мать, которая все больше приходит к выводу, что совсем не знает своего сына, уже такого взрослого и стремящегося в другую страну. Помимо пласта родственных отношений, Долан подчеркивает насколько различны подходы к жизни в его семье, посредственности против интеллегенции, особенные против не очень особенных, а Ксавье Долан, по всей видимости, считает себя очень особенным, что доказывает своими успехами. В фильме же не видно набережной Круазетт и многочисленных призов. Здесь он пока не способен доказать, что к нему надо относиться не так как ко всем, а душа просит именно этого. Мать лишь тогда понимает, что ее сын другой, когда знакомиться с матерью его бойфренда, но и тут реакции, грозящие вырваться из под контроля. Шок, горечь, обида и осознание своей вины, что она ничего не замечала. Критики, твердят, что у фильма недостаточно глубины, но требуется как минимум серьезная внимательность, чтобы оценить резкие перемены в настроении героев и найти мотивировку не всегда адекватных поступков.

Здесь истерика на истерике истерику погоняет, каждый срывается с цепи, даже если до этого был образцом сдержанности. И это опять же сторона личности Ксавье Долана. Динамика фильма такова, что практически каждый диалог Юбера и Шанталь сводится к воплям. Может быть это и перегиб актерской игры и психологичности, но смотрится очень неплохо и держит в напряжении, иногда очень веселит, правда, как я сказал выше, русификация диалогов приведет к тому, что зритель попросту не оценит всего их великолепия. В любом случае есть возможность оценить великолепие картинки. Ведь Ксавье Долан еще и художник, что очень видно в постановке кадров. Лишних или неумелых практически нет, а некоторые сцены разлетелись по соцсетям как видеоарт, в котором люди даже не обращают внимания, что на газетах в краске резвятся двое юношей. Это слишком красиво получилось, чтобы включать ханжество. В отличие от своих коллег, Ксавье не оставляет картинку сырой, разбавляя стильным черно-белым видеодневником, цитатами, наплывающими на экран и располагая актеров по углам кадров. Подобные маленькие находки облагораживают фильм, выделяя его из массы.

Я убил свою маму (J’ai tue ma mere), Ксавье Долан

Немецкий постер к фильму Я убил свою маму (J’ai tue ma mere), 2009, Ксавье Долан, Канада

  • О товаре

  • Русское название

    Я убил свою маму

  • Оригинальное название

    J’ai tue ma mere

  • Год

    2009

  • Страны

    Канада

  • Режисcёры

    Ксавье Долан

  • Актёры

    Ксавье Долан, Франсуа Арно, Энни Дорвал

  • Жанры

    драма

  • Больше информации о фильме

    www.

    kinopoisk.ru/film/463781

  • Характеристики постеров

  • Ширина постера (см)

    68,6

  • Высота постера (см)

    96,5

  • Формат постера

    one sheet

  • Страна постера

    Германия

  • Тип бумаги

    Сатиновая рулонная фотобумага

  • Плотность бумаги

    220 г/кв. м.

{{ ::’Js.Review.Respond’ | translate }}

Ксавье Долан: Молод и прекрасен — Все о кино

Я стараюсь делать честные, свободные фильмы.

Делать то, что хочу и когда хочу.

В мире кино его называют не иначе как вундеркиндом. Серьезные фильмы он начал смотреть в 16 – 17, а в 19 уже снял собственный серьезный фильм. В историю кинематографа Долан вошел дерзко и стремительно, без многолетнего пути к успеху, мучительного непризнания и разгромных рецензий кинокритиков. Сегодня на счету 27-летнего режиссера, сценариста, актера, продюсера, монтажера и художника по костюмам пять кинокартин, одаренных наградами международных фестивалей. В общем, с законом Мерфи, о котором в шутку упоминает главный герой в «И все же Лоранс», Долан вряд ли знаком – они для простых смертных, он же, кажется, живет по индивидуальным законам благоволящей ему Вселенной, ибо Долан не только умен и талантлив, но и чертовски красив (да как так можно вообще). Он словно скроен по какой-то другой, неземной формуле, предполагающей вечную гармонию формы и содержания, внешнего и внутреннего. Таковы и его работы – яркие и незабываемые, сложные и проникновенные, наполненные бесконечной красотой и вместе с тем глубоким смыслом.


«Я создаю то, что меня волнует, что я понимаю и к чему я имею отношение. Затем я выпускаю все это и приступаю к следующей работе». Что же волнует Ксавье Долана? Конечно, любовь – любовь сложная, мучительная, любовь невозможная. Первые три фильма – о невозможной любви, имеющей разные воплощения в зависимости от возраста и жизненного этапа их создателя.

Сценарий дебютной полуавтобиографической драмы «Я убил свою маму» (2009) Ксавье написал в 16 лет. Душераздирающая история любви и ненависти матери (Энн Дорваль) и сына (сам Долан) начинается с черно-белого видеодневника главного героя: «Я люблю ее, могу смотреть на нее, здороваться с ней, быть рядом. Но я не могу быть ее сыном». 16-летний подросток-бунтарь Убер любит свою маму потому, что это его мама – и ненавидит за все остальное: вздорность, забывчивость, посредственность, неопрятность, старомодную одежду, тигровый абажур, цветастую посуду и бабочки на стенах. Они орут друг на друга так, что лопаются перепонки, а затем так же бурно и неистово признаются друг другу в любви. Убийство, конечно, виртуальное – подобно герою «400 ударов» Франсуа Трюффо Убер врет преподавателю, что его мать умерла. Именно учительница, скромная рассудительная Жюли Клотье (Сюзанн Клеман), помогает подростку в минуты отчаяния, цитируя Кокто («Мать никогда не станет другом своему сыну») и Мюссе («Мама, я признаюсь, что в этом обманчивом мире моя хрупкая лодка уплыла в никуда, и всем своим счастьем я обязан твоей материнской нежности»), предоставляя свой дом как мирную гавань после шторма, ибо мать и сын, кажется, борются не на жизнь, а на смерть.


Классический поколенческий конфликт усиливается не только из-за интеллектуальных и эстетических предпочтений (Убер рисует, готовит пасту с песто и любит Ривера Феникса, Шанталь смотрит дурацкие телешоу, ненавидит готовить и любит дикие расцветки и «животные мотивы»), но и из-за предпочтений любовных – сын скрывает от матери свою гомосексуальность, о которой она узнает из случайного разговора. И все же Шанталь беспокоит не столько ориентация сына, сколько отсутствие доверия – все самое важное, сокровенное, то, чем живет ее ребенок, остается сокрытым от нее.

Несмотря на дичайшие разногласия и бурные ссоры эти двое любят друг друга разрушительной, странной и страшной любовью. «Я готов убить любого, кто сделает ей больно. Любого», — говорит Убер, морально убивающий маму каждый день. А после очередной жестокой тирады и брошенной в конце фразы «Что ты будешь делать, если я умру сегодня», мать отвечает: «Умру завтра».


Возможно, картина шестнадцатилетне-бунтарски утрирована – Долан словно намеренно увеличил резкость, заострил углы. Тем не менее, именно после просмотра такого опустошающего, противоречивого и вместе с тем прекрасного (аудиально, визуально и содержательно) фильма хочется позвонить своей маме – фальшивые оптимистичные ноты, напротив, напрочь убили бы это желание.

Невозможная любовь юности – тема следующей ленты Долана, «Воображаемой любви» (2010), рассказывающей о близких друзьях, Франсис (Долан) и Мари (Монья Шокри), испытывающих чувства к одному парню (Нильс Шнайдер). И если «Я убил свою маму» выполнена в основном в темных тонах (за исключением сцен осенних и «красочной»), «Воображаемая любовь» изобилует теплыми, насыщенными цветами, поражает своей нарочитой яркостью, броскостью и мишурностью. Главные герои, кажется, только и делают, что прогуливаются в ослепительных нарядах, курят и упиваются страданиями по ангелоподобному кудрявому Николя под чарующую композицию Далиды Bang Bang. По словам Долана, он намеренно сделал акцент на формальной стороне – здесь она отражает и содержательную, говорит о поверхностности, мнимости любви Франсиса и Мари: «Герои скорее влюблены в саму идею любви, прекрасную, величественную, ослепляющую идею любви, чем в реального человека».


Полюбившаяся по дебютной работе Долана Энн Дорваль появляется и здесь – словно извиняясь за свою старомодную героиню из «Я убил свою маму», которая никак не может найти общий язык с ребенком, она беззаботно танцует с сыном Николя в ярко-синем парике на его вечеринке, и мы видим – вот эти двое точно на одной волне.


При визуальном наполнении картины Долан, кажется, вдохновлялся работами Грега Аракки (дождь из маршмэллоу – цитата «Загадочной кожи»), Вонг Кар-Вая (любовь к слоу моушн и винтажу намекают на «Любовное настроение») и, конечно, Жан-Люка Годара (цветовые решения отсылают к «Безумному Пьеро»), хотя он неоднократно подчеркивал, что при создании фильма у него нет намерения заимствовать те или иные приемы великих режиссеров или повторять чей-то стиль – скорее, это получается неосознанно, он лишь старается рассказать историю так, как он ее видит и чувствует.


«И все же Лоранс» (2012) – кино о взрослых, но эти долановские взрослые такие же бунтари и свободолюбцы, и любят они по-юношески безрассудно и самозабвенно. 35-летний преподаватель литературы Лоранс Алия (Мельвиль Пупо) понимает, что хочет стать женщиной, и просит свою возлюбленную Фред (Сюзанна Клеман) остаться с ним несмотря ни на что. Они – одно целое, они созданы друг для друга, разве может она не принять эту его часть? 

— Все, что я люблю в тебе, ты в себе ненавидишь? Ты это хочешь сказать?
— Это все, что ты любишь во мне?
— Это значит, все, что мы пережили, не существует. Все нужно переосмыслить.

Долан намеренно переносит действие драмы в 90-е, когда, по его словам, стали развеиваться предрассудки о сексуальных меньшинствах, а падение Берлинской стены ознаменовало начало новой эпохи – Лоранс чувствует, что он готов явить миру нового себя, Фред решает поддержать его: «Он нужен мне. Мне нужно просыпаться рядом с ним». Но готов ли мир принять его?


Тема трансгендерности занимает важнейшее место в фильме, и все же это история не о трансформации Лоранса, а о трансформации отношений Лоранса и Фред. Вдохновленные атмосферой свободы и возможностями, открывающимися на пороге нового миллениума, они начинают новую жизнь, однако со временем Фред понимает, что, подобно Лорансу, жившему в обмане до своего перевоплощения, теперь она живет не по-настоящему, жертвуя всем ради него: «Мы это сделали, мы попробовали. Но ты не можешь получить все сразу».

Фильм охватывает десятилетний период из жизни героев. За это время они неоднократно предпринимали попытки разорвать невидимую болезненную связь, но не могли друг без друга, каждый раз меняя глупое обывательское счастье на сумасшедшую, всепоглощающую, агоническую любовь.


И прежде уделявший огромное внимание оформлению истории Долан превзошел свои ранние работы. «И все же Лоранс» – мощное аудиально-визуальное высказывание, красочный трехчасовой клип, словно показывающий другую планету, где взрослые выводят баллончиком на стене слово «Свобода», отказываются есть черный шоколад, потому что он «лишает удовольствия», и вообще ведут себя как дети. 

— Вернись на землю.
— Мне плевать на землю! Я не хочу на нее возвращаться, черт возьми… После того, как я поднялась так высоко!
— Так и торчи наверху, Лоранс.



«Том на ферме» (2013) возвращает на землю – главный герой (и вновь Долан) едет из Монреаля в провинцию на похороны своего возлюбленного Гийома, где знакомится с матерью и братом покойного (Пьер-Ив Кардиналь). И если мать не догадывается о том, кем приходился гость погибшему сыну, то брат Франсис, брутальный фермер с садистскими наклонностями, напротив, не только знает, но и затевает с ним опасную игру.  


Здесь у Долана многое впервые. Впервые он экранизовал не собственный сценарий, а пьесу канадского драматурга Мишеля Марка Бушара. Впервые он снял психологический триллер, который сравнивали с фильмами Хичкока, хотя постановщик сразу признался, что посмотрел работы мастера саспенса уже после того, как снял своего «Тома». Впервые его фильм не о любви – он о странных отношениях главного героя и брата покойного, который с нескрываемым наслаждением физически и морально истязает свою жертву. «Это фильм о нетерпимости и насилии», — говорит Долан. Но опять, как ни крути, получилось эстетски – мрачные деревенские пейзажи, бескрайнее кукурузное поле («В октябре листья острые, как бритва»), танго в амбаре, полупустой бар с неоновой вывеской, и даже Том, сменивший модную косуху на теплый свитер, треники и резиновые сапоги, с подтеками и синяками (его неустанно преследует брат-садист), пьющий пиво или принимающий роды у коровы – и он, истязаемый, прекрасен в этом своем горе. После выхода фильма Долана обвиняли в нарциссизме, на что он посоветовал одному из авторов публикации в The Hollywood Reporter «поцеловать его нарциссистскую задницу»  – конечно, большую часть экранного времени мы видим лицо Тома, но что поделать, говорит Долан, если фильм называется «Том на ферме», а он играет Тома. К тому же смотреть на Ксавье одно удовольствие.


Спустя годы повзрослевший и набравшийся опыта Долан переосмысливает тему отношений матери и сына и выпускает «Мамочку» (2014) – историю эксцентричной вдовы Дианы (Энн Дорваль), пытающейся сладить с неуравновешенным сыном-подростком (пугающе правдивый Антуан Оливье-Пилон), на помощь которой приходит скромная соседка Кайла (Сюзанн Клеман), в прошлом пережившая трагедию. И вновь музы Долана Энн Дорваль и Сюзанн Клеман появляются в роли матери героя и поддерживающей его наставницы, однако на этот раз в центре повествования не подросток-бунтарь, а его мама, страдающая от невозможности сделать себя и ребенка счастливыми. И если в «Я убил свою маму» Шанталь и Убер хоть иногда стеснялись в выражениях, в «Мамочке» Дай и Стив, отличающиеся особой импульсивностью (у Стива диагностирован СДВГ, у Дай просто крутой нрав), ведут себя еще агрессивнее и орут друг на друга матом, устраивая зрителю изощренную психологическую пытку. И все же это опять о любви – несовершенной, мучительной, но настоящей.


— Мы все еще любим друг друга, да?
— В этом мы лучше всех, малыш.

Долан загнал изображение в квадратный формат, расширяя границы в особые моменты – например, когда счастливый Стив несется на скейтборде или швыряется фруктами в настигающие его машины под оазисовскую Wonderwall, а за ним, на велосипедах – смеющиеся Дай и Кайла.


«Мамочка» попала в основной конкурс Каннского кинофестиваля (до этого работы Долана рассматривались в «Особом взгляде» или Regards Jeuns) и, хотя главный приз Долан не получил, Канн встретил его оглушительной 9-минутной овацией и наградил Призом жюри, который он разделил с самим Жан-Люком Годаром.

Теперь молодому режиссеру доверили крупный проект с мировыми звездами –  в «Смерти и жизни Джона Ф. Донована», дебютной англоязычной картине Долана, появятся Джессика Честейн (актриса написала в Твиттере, что впечатлена «Мамочкой», после чего между ними завязалась переписка), Натали Портман, Николас Холт и Тейлор Китч, которым Долан восхищается. Параллельно он трудится над франкоязычной драмой «Это всего лишь конец света» с Марион Котийяр, Венсаном Касселем и Леа Сейду. Когда-то Ксавье признался, что всегда сомневается во время работы – по поводу своих идей, поведения, решений. «И я надеюсь, что так будет всегда. Я думаю, если я буду слишком уверенным, то начну снимать дерьмовые фильмы». Хочется верить, что и на этом новом этапе карьеры он сбережет свои сомнения.

Кристина Леонтьева

Кино-вундеркинд и просто гений. Самый чувственный режиссер современности Ксавье Долан | Арт Пикчерз

Я люблю фильма Долана, они всегда нескучно сняты, в них есть мысль, посыл или как говорят, месседж. Вообще, я бы сказал так, что Долан интеллигент, снимающий фильмы для интеллектуалов. Это при том, что он начал снимать фильмы в 19 лет!

Ксавье Долан, молодой и весьма одаренный канадский режиссер, актер, сценарист. Трёхкратный лауреат премии «Сезар», обладатель восьми наград Каннского кинофестиваля.
Ксавье Долан в фильме «Я убил свою маму»

Ксавье Долан в фильме «Я убил свою маму»

«Я убил свою маму» (2009)

Первый полнометражный фильм Долана, в котором он выступает как режиссер, автор сценария, исполнитель главной роли. На момент выхода фильма Долану было 20 лет! Фильм получил награду Каннского фестиваля Regards Jeune.

Драма о непростых отношениях взрослеющего сына и мамы (а так же биологического папы, учительницы, друга, мамы друга и прочих). Но отношения мамы и сына, конечно, первичны и лежат в основе фильма. Я бы сказал так – непростой фильм о простых вещах.

Кадр из фильма «Я убил свою маму»

Кадр из фильма «Я убил свою маму»

Юбер любит свою маму, не может не любить, какой бы мама не была. Потому что эта любовь безусловна.

И мама любит своего сына, каким бы он не был, хоть он и обижает частенько мать грубым словом, может даже на неё руку поднять, накричать и уйти из дома. Они мирятся и снова ссорятся, примирение и конфронтация на протяжении всего фильма.

Кадр из фильма «Я убил свою маму»

Кадр из фильма «Я убил свою маму»

Мама не понимает сына, сын не понимает маму. Это так знакомо. Молодые люди в этом возрасте ищут свое место в мире, бунтуют и протестуют. Под их бессмысленный гнев попадают в первую очередь самые близкие люди.

Но чтобы не было, мама для любого человека была и будет самым близким человеком, вне зависимости осознаем мы это или нет, мы зависим от нее, мы во все соглашаемся с ней, хоть и делаем вид, что мы уже взрослые и сами принимаем решения.

Кадр из фильма «Я убил свою маму»

Кадр из фильма «Я убил свою маму»

«Мы любим наших матерей не осознавая этого, и замечаем всю глубину этой любви только во время последнего прощания»
Ги Де Мопассан.

Для истинных ценителей серьезного кино.

«Воображаемая любовь» (2010)

Главных героев фильма Франсиса и Мари наверное можно назвать друзьями, он гей , она натурал. Они — как Бони и Клайд, действуют в паре, но в поисках не жертвы, а любви. Не перепадет одному, глядишь – достанется другому. Ведь цель-то для обоих всегда одна — красивый мужчина.

Кадр из фильма «Воображаемая любовь»

Кадр из фильма «Воображаемая любовь»

Однако достижение цели очень сложно, и практически невозможно. Почему? Есть повод поразмыслить, посмотрев фильм.

Любовь зачастую превращается в страдание. Например, была любовь, а теперь ее нет. Или безответная любовь, ты любишь, а тебя нет. Надеешься, ждешь, делаешь знаки внимания, всё впустую.

Кадр из фильма «Воображаемая любовь»

Кадр из фильма «Воображаемая любовь»

А если любят Двое, он и она, причем любят одновременно одного и того же человека? А любит ли предмет их воздыхания хотя бы одного из них? Опять страдание, надежда, ожидание… Параллельно, как вставки, паузы в основном сюжете, мы слышим монологи разных людей о их неудачной любви. Вот и получается, что нет реальной любви, только воображаемая.

Кадр из фильма «Воображаемая любовь»

Кадр из фильма «Воображаемая любовь»

«Это всего лишь конец света» (2016)

Фильм получил две награды Каннского кинофестиваля в 2016 году.

В фильме нет экшена, смены локаций, сюжет, кажется, не имеет никакого развития. Зато есть нерв, эмоции, психологический дискомфорт. Кто-то увидит в фильме только «говорящие головы», а для кого-то это будет психологический триллер.

Луи успешный писатель. Он покинул родной дом 12 лет назад, и с тех пор общался с родными только с помощью почтовых открыток, которые присылал по праздникам. Но смертельная болезнь вынуждает его приехать на родину, в небольшой провинциальный городок, чтобы рассказать об этом и попрощаться с семьёй.

Кадр из фильма «Это всего лишь конец света»

Кадр из фильма «Это всего лишь конец света»

Луи планировал сделать всё быстро, одним днём: приехать, рассказать и сразу уехать обратно. В реальности получилось несколько иначе.

Безусловно, сообщать о смертельной болезни тяжело, но появляются еще обстоятельства, которые Луи не учел. Он достаточно долго жил в другой стране, и его семья стала для него немного чужой. Сестра выросла, у брата испортился характер, его жену он вообще ни разу не видел, мама постарела. С ходу делиться интимным и откровенным, теми чувствами, которые раздирают Луи, не очень хочется. Он ждёт подходящего момента, выслушивая многочисленные истории, разборки членов семьи.

Кадр из фильма «Это всего лишь конец света»

Кадр из фильма «Это всего лишь конец света»

Семье тоже есть что сказать Луи. Мать, считая Луи главой семьи, поскольку он самый успешный из всех, настойчиво просит поговорить с сестрой и братом, дать им надежду, приободрить, сказать, что всё у них получится. У брата накопилось множество претензий к Луи. Сестра хочет узнать поближе Луи, поговорить с ним, побыть с ним, осознать, что у нее есть брат.

Луи даже некогда предаться воспоминаниям и порефлексировать в одиночестве, собраться с мыслями и духом и наконец выполнить то, для чего он сюда приехал.

Кадр из фильма «Это всего лишь конец света»

Кадр из фильма «Это всего лишь конец света»

Сюжет фильма строится на диалогах, монологах, эмоциях и небольшом количестве флэшбеков, при этом напряжение по мере просмотра усиливается и зритель испытывает ощущения как при просмотре детектива или триллера.

Если вам понравилась публикация, ставьте лайк, мне будет приятно!

Чтобы не пропустить новые интересные материалы, не забудьте подписаться на канал.

Фильм «Это всего лишь конец света» на «Крае света» получил положительный отклик сахалинских зрителей

15:15 14 сентября 2016.

Виола Еськина

Вчера вечером в рамках внеконкурсной программы сахалинского кинофестиваля «Край света» зрителям была представлена нашумевшая драма Ксавье Долана «Это всего лишь конец света».

Получая гран-при Каннского кинофестиваля за этот фильм, режиссер Ксавье Долан не сдерживал волнения, отметив, что «предпочитает безумие эмоций мудрости равнодушия». Эта, казалось бы, случайно оброненная фраза помогает максимально точно охарактеризовать новое творение Долана. Ибо в нем градус безумия эмоций одной отдельно взятой семьи зашкаливает, затем детонирует, обнажая драматургический остов истории их взаимоотношений. Ксавье Долан впервые в своем творчестве сконцентрировался именно на семейных отношениях, а не только на конфликте главного героя с матерью, как это было прежде в его творчестве. Очень сильная полубиографическая пьеса Жана-Люка Лагарса в основе сюжета, блестящий актерский состав (Гаспар Ульель, Натали Бай, Венсан Кассель, Марион Котийяр, Леа Сейду), атмосферная музыка Габриэля Яреда, перемежаемая узнаваемыми хитами, и фирменная Долановская игра на полутонах, полуэмоциях, обрывках фраз и авторские визуальные приемы делают эту киноленту, с одной стороны, очень зрелой и взвешенной, с другой — очень характерной для всего творчества любимца Канн.

Сюжет одновременно прост и непредсказуем. Успешный драматург Луи (Гаспар Ульель) решает приехать к своей семье, которую не видел 12 лет. Видимой причины для такой долгой разлуки не было, а сейчас Луи хочет по настоящему, по-человечески попрощаться, поскольку он смертельно болен. Семья Луи — это эксцентричная неунывающая мама (Натали Бай), юная сестра Луи Сюзанна (Леа Сейду), которая заочно влюблена в образ брата и жаждет его внимания, казалось бы, больше других, неуравновешенный и грубый старший брат Антонио (Венсан Кассель) и его кроткая жена Кэтрин (Марион Котийяр), которая Луи-то никогда и не видела. И казалось бы? ничего не предвещало беды, но через хитросплетения диалогов, порой коротких и вынужденных, порой долгих и на повышенных тонах, до зрителя постепенно, но верно начинает доходить трагедия этой семьи. Нет, это не болезнь Луи. Это — невозможность услышать и понять друг друга.

Бойкая, но при этом чрезвычайно ранимая Сюзанна пытается увидеть в Луи свои мечты о другой жизни. Она не может вырваться из этой действительности по-настоящему, ей нужна помощь. Мама, за чей видимой невозмутимостью и ярким макияжем скрывается нерастраченная любовь к сыну, которую, она по какой-то причине так и не может выразить и вместо этого заставляет Луи солгать во спасение каких-то эфемерных взаимоотношений в семье. Кэтрин, которая пытается неловко поддержать «светскую беседу», с трудом подбирая слова, с широко распахнутыми глазами наблюдая за Луи. Есть такая гипотеза, что, мол, она единственная, кто понимает, что с Луи творится что-то не так. Не совсем с этим можно согласиться. Скорее, она смотрит на него с некоторым изумлением и растерянностью, он для нее как существо из другого мира, такого непохожего на повседневность Кэтрин. А вот кто действительно чувствует, что с Луи что-то не так, это, как ни странно, скандальный Антонио. Ибо он сам на самом деле глубоко несчастен, и оттого он так остро чувствует несчастье других. И именно это раскрывается в его финальном монологе.

Что же до главного героя, безукоризненная актерская игра Гаспара Ульеля позволяет зрителю остро прочувствовать его оглушительное одиночество. Он единственный, кто ничего не требует в этой семье. Ему нужно лишь одно — чтобы его просто выслушали. И он, как та птица в последней сцене, каким-то чудом вылетев из часов, бьется о глухие стены непонимания. Для птицы это плохо закончилось. Впрочем, и для Луи так же.

«Это всего лишь конец света» — кино вне времени. Оно всегда будет актуально, всегда будет к месту, а изящная и искренняя подача режиссером такого материала зрителю делает его еще более пронзительным.

В этот раз публика, которая собралась в большом зале «Октября», больше, наверное, порадовала, чем нет. Для столь позднего сеанса людей было много. К сожалению, некоторые, видимо, особо неудержимые поклонники творческого гения Ксавье Долана пытались обсудить новый фильм, не дожидаясь его окончания, благо, громкая музыка Яреда и хорошая акустика нового зала быстро заглушили их. Но в целом показ прошел весьма степенно.

Как снимает Ксавье Долан — один из самых многообещающих молодых режиссёров

Впервые Ксавье Долан попал на съёмочную площадку в четыре года — отец привёл его сниматься в рекламе. В пять лет он уже сыграл эпизодическую роль в телефильме и с этого момента буквально каждый год стал появляться в кино и сериалах.

Но ранняя популярность помешала социальной жизни Долана — он даже не смог окончить школу. И тогда, ещё в возрасте 16 лет, он решил, что хочет сам писать сценарии и снимать кино. И вскоре юный канадец стал одним из самых перспективных молодых режиссёров.

Я убил свою маму

J’ai tué ma mère

  • Канада, 2009 год.
  • Драма.
  • Длительность: 96 минут.
  • IMDb: 7,5.

16-летний Юбер взрослеет и пытается доказать своей матери-одиночке, что уже не нуждается в постоянной опеке. Его раздражает стиль жизни и поведение матери, замученной работой и домашними делами. Она же так и не научилась показывать сыну свою любовь и никак не может смириться с его взрослением. Поэтому все важные события своей жизни Юбер скрывает от матери.

Долан закончил сценарий фильма ещё в 2006 году (ему тогда было 17), но взяться за режиссуру смог только спустя два года. Он решил, что сам поставит картину и сам же сыграет главную роль. Молодому режиссёру даже пришлось частично финансировать съёмки.

По словам Ксавье Долана, это полуавтобиографическая история, ведь он точно так же рос без отца и многое узнавал в жизни самостоятельно. Откровенную и искреннюю картину с восторгом приняли на Каннском фестивале, что проложило для режиссёра путь к дальнейшему творчеству.

Воображаемая любовь

Les amours imaginaires

  • Канада, 2010 год.
  • Мелодрама.
  • Длительность: 95 минут.
  • IMDb: 7,2.

Молодой гей Франсис и девушка Мари дружат уже очень давно. Но однажды они встречают красавца Николя, недавно приехавшего в город, и оба влюбляются в него. Франсис и Мари фантазируют о новом приятеле, и это грозит разрушить их дружбу.

После успешного дебюта Долан продолжил снимать в собственном стиле и на близкие ему темы. Неоднозначный любовный треугольник, где никто не получает взаимности, в его картине выглядит особенно трогательно.

Ведь режиссёр, как и его персонаж, не скрывает своей гомосексуальности, но и не делает её центром повествования или самоцелью. Он искренне и трогательно рассказывает о переживаниях каждого из персонажей.

При этом Ксавье Долан при съёмках нередко ссылается на классику кинематографа. В его картинах можно найти отсылки к творчеству Луиса Бунюэля, Франсуа Трюффо, Франсуа Озона и многих других признанных гениев кинематографа.

И всё же Лоранс

Laurence Anyways

  • Канада, Франция, 2012 год.
  • Драма.
  • Длительность: 159 минут.
  • IMDb: 7,7.

Преподаватель колледжа Лоранс работает над своей первой книгой стихов. У него всё хорошо и в творчестве, и в личной жизни с подругой Фред. Их отношения кажутся гармоничными, но внезапно Лоранс объявляет, что уже долгие годы чувствует себя женщиной и хочет сменить пол.

К третьей картине Долан решил немного отойти от направления, заданного в предыдущих работах. Он впервые решил не играть главную роль сам, а пригласил актёра Луи Гарреля, известного по «Мечтателям» Бернардо Бертолуччи. Однако вскоре тот покинул проект, и его заменил не менее опытный Мельвиль Пупо.

Хронометраж фильма вырос почти в два раза. За это время Долан, используя свои любимые приёмы (продолжительные паузы, замедленные съёмки, интересную работу с цветом), сумел полностью раскрыть очередную спорную тему. В его картине акцент сделан не только на осуждении общества, но и на сомнениях самого Лоранса. Ведь он не хочет терять Фред и чувствует себя эгоистом, поскольку не заботится о её чувствах.

Смотреть в iTunes →
Смотреть в Google Play →

Том на ферме

Tom à la ferme

  • Канада, 2013 год.
  • Драма, триллер.
  • Длительность: 102 минуты.
  • IMDb: 7,0.

Молодой копирайтер Том приезжает в деревню на похороны своего любовника Гийома. Как выясняется, мать усопшего не подозревала о гомосексуальности сына и думала, что он скоро женится на благопристойной девушке.  Франсис, брат Гийома, просит Тома не разрушать идиллической образ и поддержать обман.

Реакция на «Тома на ферме» оказалась более спокойной, чем на предыдущие фильмы. Вполне возможно, потому, что Ксавье Долан перерос подростковые темы и стал снимать откровенные истории более тонко и аккуратно.

К тому же режиссёр впервые взял за основу уже готовую пьесу, но лично переработал её в сценарий фильма.  В этой картине меньше эротизма и провокаций, всё подаётся скорее намёками, концентрируясь больше на переживаниях героев.

Мамочка

Mommy

  • Канада, 2014 год.
  • Драма.
  • Длительность: 138 минут.
  • IMDb: 8,1.

Эмоциональная мать-одиночка Диана забирает сына Стива из интерната и решает начать новую жизнь. При этом парень склонен к вспышкам агрессии, и мать иногда даже вынуждена прятаться от него в шкафу. Помощь приходит неожиданно от соседки, которая страдает проблемами с речью. Она начинает общаться со Стивом, и отношения в семье временно налаживаются.

Этот фильм многие посчитали возвратом режиссёра к истокам своего творчества. Он снова взял на одну из главных ролей Энн Дорваль и обратился к теме взаимоотношений матери и трудного подростка.

Также Ксавье Долан необычно подошёл к визуальному ряду: большая часть фильма снята в формате 1 : 1, то есть экран представляет собой квадрат. Но ближе к финалу становится понятно, что это сделано не просто ради нестандартной подачи — так отражается восприятие мира героями.

Фильм стал одним из триумфаторов Каннского фестиваля и получил «Приз жюри». А Канадская киноакадемия в 2015 году номинировала «Мамочку» в 14 категориях и отдала ей девять премий, в том числе за лучший фильм и лучшую режиссуру.

Это всего лишь конец света

Juste la fin du monde

  • Канада, Франция, 2016 год.
  • Драма.
  • Длительность: 99 минут.
  • IMDb: 6,9.

Популярный американский актёр Джон Донован начинает переписку с 11-летним мальчиком из Англии, который живёт со своей мамой. Об их общении узнают окружающие, и вскоре это приводит к непоправимым последствиям в жизни обоих героев.

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» — первый фильм Долана на английском языке, до этого он всегда снимал на родном французском. Главную роль в картине сыграл Кит Харингтон, которого все знают по «Игре престолов». Но многие посчитали попытку выйти из фестивального кино в массовый кинематограф не совсем удачной. К тому же из-за хронометража из фильма вырезали некоторые сюжетные линии.

В результате картину встретили более прохладно, чем предыдущие работы режиссёра. Но всё же поклонники творчества Долана найдут там неоднозначные темы и отличную актёрскую игру.

Читайте также 🧐

В «Мамочке» 25-летний режиссер Ксавье Долан предлагает полную эмоцию.

НЬЮ-ЙОРК — Сэм Фуллер, чокнутый сигарами мастер американского B-фильма, сыграл незабываемую эпизодическую роль в классическом фильме Жан-Люка Годара 1965 года. фильм «Пьеро ле Фу». Пока у него экран, Фуллер предлагает свое кредо. «Фильм похож на поле битвы», — восклицает он. «Любовь. Ненавидеть. Действие. Насилие. Смерть. Одним словом . . . эмоции. »

Квебекский кинорежиссер Ксавье Долан, хотя и достиг совершеннолетия несколькими поколениями позже, пришел, чтобы проиллюстрировать эти слова, как и некоторые из его современников.Ему всего 25 лет, за его спиной пять черт лица, каждая из которых более совершенная, чем предыдущая. Его последняя «Мамочка» настолько бесстрашно наполнена чувством, что зрители могут задаться вопросом, сможет ли экран вместить все это, поскольку упрямые, облажались люди, борющиеся с хаосом своей жизни, а иногда и превосходящие его.

«Мне неприятно это говорить, потому что я думаю, что это такое грубое выражение, но это эмоциональные американские горки», — сказал Долан, болтая в вестибюле отеля Mercer в Сохо во время недавнего визита в Нью-Йорк.«Я ненавижу себя за то, что использую это выражение, но это так. Вы спускаетесь, и это спешка, но потом вам нужно снова подняться наверх ».

Актер с детства, Долан написал и поставил свой полуавтобиографический дебют «Я убил свою маму», когда ему было 18 лет, в котором он играл вместе с опытной французско-канадской актрисой Анн Дорваль, которая воспроизводит материнскую роль в главной роли в фильме «Я убил свою мать». Мамочка. Как Дайан «Дай» Депрес, она, на языке Долана, «хищная мама», справляющаяся с долгими последствиями смерти своего мужа и проблемного сына-подростка Стива (Антуан-Оливье Пилон), чьи резкие перепады настроения были диагностированы как внимание дефицитное расстройство гиперактивности.Хотя можно отправить его в государственное учреждение, Дай твердо намерен оставить его дома, работая полный рабочий день, поскольку ему больше не разрешают учиться в старшей школе.

Отношения рок-они-носок-их пары колеблются между оскорбительными и неопределенно кровосмесительными, и Die не может справиться с этим, пока в их жизни не появится таинственный сосед. Кайла (Сюзанна Клеман) — робкая, немногословная домохозяйка (ее разговор затруднен дефектом речи), которая становится одержима психодрамой, свидетелем которой она является через улицу.«Она в восторге от этих кипучих, ярких, громких, дерзких, ярких, забавных, политически некорректных людей», — сказал Долан, одетый в красный свитер-пуловер и синие спортивные штаны в полоску. «Она вся в пастельных тонах, выцветшая и сломанная, и она ищет возрождения».

Кадр из фильма «Мамочка». (Шейн Лавердьер)

Динамика позволяет добиться драматического баланса в фильме, который может ощущаться как нефильтрованный выброс адреналина. Как предположил Долан: «Для актеров — это своего рода блаженство, когда они могут кричать, стучать по стене и ломать чью-то голову.Это были не настоящие проблемы фильма. У нас есть несколько довольно серьезных интроспективных сцен, в которых людям приходится спускаться в кроличью нору не очень бурно ».

По большей части он не говорит о саундтреке, который упивается поп-чувствительностью Долана и талантом рок-видео. В фильме звучат тематические песни Ланы Дель Рей, Селин Дион, Оазис и Бек, часто сопровождаемые визуальными интермедиями, созданными как буферы между наиболее напряженными эпизодами фильма. «Это не самый скромный и скромный фильм, — сказал Долан.«Это довольно роскошно с точки зрения стиля, но это момент, когда вы можете вернуть себе покой».

Эти элементы, а также склонность Долана к цветовым схемам машины для жевания жевательной резинки сильно отражают личность режиссера.

«У него такая энергия», — сказала Клеман, которая была главной актрисой в фильме Долана «Лоуренс в любом случае» 2012 года, о нетрадиционных отношениях между женщиной и ее возлюбленным, профессором колледжа-мужчиной, который решает однажды сменить пол. Она впервые встретила режиссера, когда ему было 17 лет, и показала ей сценарий «Я убил свою маму», в котором она сыграла небольшую роль. «Я думаю, он всегда был на три шага впереди людей своего возраста». Клеман указал на отца Долана, артиста из Квебека Мануэля Тадроса, как на образец для формирования. «Этот парень был очень увлечен шоу-бизнесом», — сказала она. «Иногда он был чересчур, но его это не волнует. Ксавье немного похож на него, но с гораздо большим эстетическим вкусом и гораздо большим количеством идей о том, куда он хочет пойти. В нем есть что-то большее, чем смелость — это смелость ».

Этим объясняется необычный инстинкт снимать «Мамочку» в соотношении 1: 1 — квадрат.Результат может выглядеть немного странно на обычном театральном экране, но вызывает более сильное чувство близости с персонажами. «Проблема один-к-одному в том, что трудно попытаться сделать то, чем оно не является, — сказал Долан. «Это портретное соотношение сторон старых фотоаппаратов, таких как Hasselblad. Что сработало, так это очень плотные крупные планы и очень, очень большие снимки ».

Душевная связь директора с ведущими людьми позволяла идти на больший риск. «Мы абсолютно верим друг в друга», — сказал он. «Они доверяют каждому из моих указаний, а также могут противостоять им.Они бросают мне вызов, и я бросаю им вызов. Они не могут мне лгать. Я не могу им лгать. Я знаю, как они смеются, я знаю, как они думают. Это позволяет мне видеть их выступление не только фанатично. Я могу спросить: «Можем ли мы пойти куда-нибудь еще?»

Сейчас, готовясь к съемкам своего первого американского фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» с Китом Харингтоном и Джессикой Честейн, Долан, возможно, вот-вот выйдет за пределы его статус монреальского артхауса. Он уже состоявшийся актерский режиссер, и это не помешает.

«Мы здесь, чтобы играть, и очень часто, как актеры, нам не удается так много играть. Мы ждем, чтобы дать половину того, что, по нашему мнению, было бы интересным, — сказал Клеман. «Когда Ксавье на съемочной площадке, он занимается множеством разных вещей. Иногда он очень взрослый, очень зрелый. А иногда он как ребенок, он прыгает, он так счастлив ».

Mommy Открытие в пятницу в кинотеатре Bethesda Row Cinema. Рейтинг R за брань, упоминания сексуального характера и некоторое насилие. 134 мин.

Любовь как предпосылка личности в «Маме» Ксавьера Долана

Lionsgate

Жизнь имитирует искусство, имитирует жизнь, поэтому вы начинаете свое эссе следующим образом: Как Дайана «Умри» Депрес (Анн Дорваль) в книге Ксавьера Долана Mommy , моя мать (Руби Энн «Биананг» Паналиган) попала в автомобильную аварию. И точно так же, как Дайан «Die» Депрес, она открыла дверь — с силой, так как она была разбита при ударе — и ушла. В этой аналогии вам нравится думать, что вы Стив из фильма: проблемный ребенок, который одновременно очарователен и труден, хороший ребенок, внутреннюю жизнь которого его мать не может полностью понять.Легко почувствовать себя так, будто это ты и она против всего мира, синхронно взрываясь двумя хлопушками. Но сейчас 2015 год в вымышленной Канаде, и история вот-вот начнется.

(Возможно, это отговорка, чтобы начать статью о Mommy о своей собственной матери. Вы придерживаетесь этого, потому что не видите другого пути — когда вы любите кого-то, вы видите его лицо повсюду и т. Д. И т. Д. ., так что, конечно, все, что вы пишете, ведет к ней. В любом случае, вы получили от нее помощь.)

Ранее находившийся в учреждении для лечения СДВГ и вспышек насилия, Стива теперь выгнали за то, что он поджег кафетерий (и при этом опалил бедного Кевина Жюльена).Дай подбирает его, «Белый флаг» Дидоны набирает очки их воссоединения: Но я погибну с этим кораблем / И я не подниму руки и не сдаюсь / Над моей дверью не будет белого флага / Я внутри люблю и всегда будет.

+

Тебе нравится думать, что ты и твоя мама такие же. Однажды днем, когда вы забрали ее с работы, вы поспорили о степенях, предлагаемых в колледже, который вы выбрали для вашего младшего брата. Она настаивала на том, что у них нет ничего, кроме STEM, и вы — которая, если бы не милость нашего дорогого Господа Иисуса Христа, была бы студенткой-медсестрой, — были так уверены, что она говорила это, чтобы обмануть бедного искусного Адриана Пола, чтобы он стал студентом-медсестрой. (Азиаты, амирит?).Вы возвращаетесь на ее рабочее место, чтобы позвонить в администрацию и проверить: в школе есть художественные программы. Ваша мама объяснила, из-за чего вы двое ругались, секретарю, которая ответила: « Syempre ipapaglaban niya yung alam niya. Ano pa bang ie- ожидайте мес., А, анак мо ‘ян? Конечно, вы будете настаивать на своей правоте. Чего еще ваша мать ожидала от порожденного ею человека? га! Вы двое сияли. Какой комплимент.

+

Дай и Стив близки, но не в обычном смысле — кто бы сделал из этого фильм? Они видят друг друга не как мать / сына, а как личность / человека.Они лелеют друг друга, злят друг друга, восхищаются друг другом, боятся друг друга. Стив вытирает запачканные подводкой щеки Дай после того, как ее уволили. Дай обвиняет Стива в краже продуктов. Стив душит ее. Die прячется в шкафу.

(Вы часто задаетесь вопросом, что отождествление со Стивом и Дием говорит о вас и вашей матери. Вам трудно примирить родство Стива как не по годам развитого сына с его склонностью впадать в крайности. Иногда вы чувствуете, что вспышки Стива являются катарсическим олицетворением вашего собственные разочарования.Обычно при этой мысли вы вздрагиваете.)

Входит Кайла. Пахнущая розой, тихая, ласковая Кайла. В рецензиях на фильм ее всегда описывают одинаково: робкую соседку, загадочное прошлое которой оставило ее с заиканием и творческим отпуском из-за работы учительницей в средней школе; добродушная женщина, захваченная штормом Депре; чудо. Она встречает семью в разгар кричащей схватки, переросшей в ожесточенную, кидается с аптечкой и терпением к неуместным шуткам мальчика.Ее изо всех сил говорить — симптом горя, которого фильм лишь слегка затрагивает — заставляет мать и сына сопротивляться своей обычной какофонии. Она заикается. Они внимательно слушают. Ее приглашают на обед.

Дай и Кайла. Кайла и умереть. Они противоположны друг другу, как червовая дама на игральной карте. Один машет, а другой нет; у одного есть аптечка, а другой делает вид, что не может его найти; Дикие светлые полосы Дайэ сочетаются с идеальным бобом Кайлы. Они живут прямо напротив друг друга, как если бы судьба была ребенком в классе естественных наук, неспособным противостоять соблазнительному, неизбежному притяжению двух противоположных полюсов.А Стив? Стив готовит брокколи: «Это чертовски скучно!» На что его мать отвечает: «Добро пожаловать в мою жизнь, дорогая».

+

Вы гордитесь тем, что никогда не видели в своей матери человека, существующего вне вас. Вы знаете ее радость (дизайнерские сумки, которые вы и она прячете от папы, или сон, в котором она видит свою сестру всего через несколько месяцев после ее смерти) и ее боль (кошки уничтожают только что купленное растение, четыре выкидыша, которые ей пришлось пережить. страдать, прежде чем иметь тебя).Она никогда не упускает случая упомянуть, как она нашла свое призвание медсестрой (болталась в больнице и почему-то не хотела уходить?), Что ей нравилось в папе («красивый, но не знает этого») или что Плод Вы помешали ей улететь в Великобританию (о которой вы плакали 13-летнего 1D-инфицированного).

Но вы никогда не осознавали, насколько тесен ее мир, тем больше места в доме занимали вы и ваш брат; тем больше вы и ваш брат перешли от криков о Вайнсе к беспокойству о работе.И, как Долан, чья фильмография, ориентированная на мать, вы воспринимаете как его пытающегося помириться с собственной матерью, но никогда не понимая этого — отсюда и попытки снова и снова — вы пишете это как утешение. Возможно, вас так тянет к этому фильму, потому что вы одержимы жизнью своей мамы, я, , до вас, тем, что вы сделали с ней. Вам нравится думать, что вы Стив в этой аналогии или, может быть, просто застряли в его возрасте; только когда вы стали старше и очистили свое периферийное зрение, вы поняли, почему Кайла была там.В конце концов, это эссе не о вас и вашей маме. Это о твоей матери и ее лучшей подруге.

+

Северный полюс находится в доме своего нового работодателя, ища возможность в своей светской беседе попросить денежный аванс. Южный полюс находится в ее доме, обучает гиперактивного Стива. Она взрывается от насмешек подростка, ее дремлющее горе извергается внезапно. Дай улыбается в центре банка, ожидая своих 20-долларовых банкнот; Кайла устала, но прощает своего ученика. Две женщины, разнесенные на много миль друг от друга, разделяют вздох облегчения, словно разделяют легкое.Худшая часть позади; противоположные полюса снова сближаются.

Две женщины посвящают все Стиву и друг другу. Они вместе растят мальчика, к лучшему или к худшему, Кайла остается с ним дома, пока его мать пытается заработать несколько долларов. Ди предупреждает Кайлу, что со Стивом никогда не бывает скучно из-за его непредсказуемых вспышек и дискомфортной сексуальной агрессии. Долан обращается к последнему как к Стиву, не понимающему границ, и, в некоторой степени, это первый шаг режиссера к созданию образа отца в своей работе.Как и у большинства главных ролей Долана, у Стива отсутствует отец, поэтому он пытается выполнить эту родительскую роль, защищая Дай и воспринимая себя как ее любовника. «Но, знаете ли, все это скрыто, — продолжает Долан в своих объяснениях. «Это просто история любви, и мы не исследовали сексуальное напряжение».

Легко провести сравнение между фильмом « Мамочка » и дебютным фильмом Долана « Я убил свою маму». Оба несут схожие мотивы: матери и сына, конечно, но также взаимозависимость, разочарование и привязанность, которые процветают в противостоянии друг другу.Но в то время как I Killed My Mother изображает точку зрения Долана (он называл это своим «наказанием» своей собственной матери), Mommy меняет ее, сосредоточив внимание на внутренней сущности матери. «Материнская месть», — называет он это.

+

Твоя мать купила новую машину два года спустя, скорее из-за необходимости, чем из желания вернуться на охваченные опасностями, заполненные опасностями магистрали ада. Страна была заблокирована, и медицинские работники шли пешком до больниц; Ваша мать, которая всегда работала умнее, а не усерднее, носила рубашки с логотипом ее больницы, когда бежала по тротуарам, чтобы посторонние видели ее, аплодировали ей и предлагали прокатиться. Умно, но неустойчиво — ей пришлось быстро преодолеть травму. Вскоре после этого она ехала по нашему району на новенькой Тойоте, тренировалась и кричала на дороге, как будто ей снова было 18. Завтра пора на работу.

Северный полюс сидит на сиденье водителя, цепляется за руль, но слишком горд, чтобы признать, что она нервничает. Она останавливается в углу: войдите на южный полюс, в рюкзаке, слишком большом для ее плеч, и свитере Linkin Park (??!?!?!) Поверх ее скрабов.Иногда вас смущает то, что из всех медсестер в больнице, в которой она работает, ваша мать подружилась с кем-то настолько необычным. Затем: Вспомогательный. Две женщины только что обнаружили (то есть вы им показали), что Spotify предварительно составляет плейлисты, и сейчас ночь 80-х. Вам напоминают, что другое не всегда означает плохо.

+

«Мы закончили с математикой и химией, поэтому приготовили перекус», — объясняет Кайла рядом с восторженным Стивом. Они удивили Die розовыми булочками с вздором, сыром и виноградом и — чему, как вы знаете, ваша мама позавидовала бы — чистым домом. «Мы живем как проклятые короли! Это Версаль или что ?! » кричит Die. Вечером женщины сидят в темноте и рассказывают друг другу о прошлом. Долан, прежде чем полностью развить характер Кайлы, знал, что она должна заикаться — возможно, чтобы прояснить моменты, когда она чувствовала себя счастливее / спокойнее / расслабленнее / нормальнее с Die. Дай, покойный муж которого был изобретателем, создателем Heater-Waver.

Кайла: Утеплитель ?

Die: Вы это знаете?

Кайла НАГРЕВАТЕЛЬ-ВОЛНА ?! Уи !!!! Heater-Waver был у всех! Моя сестра! Моя золовка !

Пара разделяет пренебрежение к американцам («Они знают лучше, не так ли… , когда есть деньги, которые нужно заработать!» ) и смеются над инсинуациями.Камера покидает комнату, направляясь к окну. Ветер заглушает их смех. Стив в своей комнате делает Кайле браслет из пасты.

+

Теперь вы начинаете понимать, как сложно написать сочинение о своей матери и ее лучшей подруге. Вам нравится думать, что вы Стив в этой аналогии или, может быть, Энди в Toy Story : вы входите в комнату, и в одно мгновение ваша мама поворачивается к маме, а ее лучшая подруга — это всего лишь Ninang . Вы знаете только отрывки, истории или сообщения в Facebook (купили большое ведро картофеля фри и снова выпили Starbucks после смены ???), или, может быть, вы вообще ничего не знаете.

+

В глазах окружающих Дай и Кайла не претендуют на звание Лучших мам Сен-Юбера. Первого часто считают белым мусором, чьего сквернословного сына она не может контролировать. Последний только что пережил нервный срыв, слишком отсутствующий, чтобы заботиться о маленькой дочери и мужем-ботанике (их слова). Кажется, что пространство для маневра, предоставленное матерям, настолько ничтожно, если не полностью отсутствует, что малейший след человечности окрестили плохим воспитанием.

Не говоря уже о том, что пара делает штрафа рейзом Стива самостоятельно, большое вам спасибо. Сцена Wonderwall , коллективный выдох трио, возможно, одна из самых сильных, наиболее эмоционально резонансных сцен в фильме — и именно приход Кайлы, по сути, сделал это возможным. Когда Стив кричал: « Liberté !!!!!!» на кайфе Дай и Кайла сидели на велосипедах, сцепив пальцы. Liberté действительно.

На этом этапе нетрадиционное соотношение сторон 1: 1 превращается в более традиционное 1.85: 1, который Долан использовал только для более обнадеживающих сцен — изображения персонажей, вырывающихся на свободу. Говоря об идеальном соотношении квадратов, он сказал: «Люди чертовски пытались интеллектуализировать это. Я просто хотел снять [соотношение], которое позволило бы мне быть очень близко к персонажам, избежать отвлекающих факторов слева и справа от кадра и позволить аудитории смотреть персонажам прямо в глаза ». И именно этого он добился: камера фокусируется на лице, его эмоции более читабельны, чем если бы Долан печатал это на экране.Он симулирует уникальную близость; через это клаустрофобное соотношение сторон Долан толкает зрителя в центр повествования — как Кайла, вовлеченная в жизнь Депре.

+

Ваш первый язык — филиппинский, и слово, которое часто используется для обозначения других людей, — капва , что более точно означает «вместе с человеком». « Kapwa — это единство« я »и« другие ». Английское слово« others »фактически используется в противопоставлении« я »и подразумевает признание себя как отдельной идентичности», — пишет социальный психолог Вирджилио. Энрикес в своей книге От колониальной психологии к освобождению: опыт Филиппин .«Напротив, kapwa — это признание общей идентичности, внутреннего« я », разделяемого с другими». Автор Джеремайя Рейес в 2015 году идет еще дальше: он говорит, что в филиппинской этике добродетели нет «я»; начальная точка капвы, в конце концов, — «вместе».

Капва , наряду с другими концепциями, такими как loob, или родственная воля, существовала на Филиппинах задолго до испанского колониализма. Когда католические миссионеры пристыковались к островам с миссией (предполагая, что именно поэтому их называют «миссионерами») обращать пропитанных анимизмом и вполне преуспевающих ранних филиппинцев, это было согласовано с доктриной любви к ближнему. как они портят вам, аминь.Эта история укрепила концепцию капва ; Анимистическая традиция чувства, связанного со всем творением, сходится с принципом communio personarum католицизма, общением людей. Вы всегда понимали пословицу «Чтобы вырастить ребенка нужна деревня», буквально.

+

«Быть ​​настоящим человеком, одним словом, значит быть любящим, жить межличностной жизнью [sic] самоотдачи и получения. Человек — это, по сути, термин «мы».Личность существует в своей полноте только во множественном числе ».

—W. Норрис Кларк, Человек и существо

+

Стив в беде. Дай пытается придумать решение: согласиться встретиться с ухажером, который работает с законом, в надежде, что он им поможет. (На самом деле он просто очень хочет, чтобы его руки были на ее штанах.) «Как всегда, спасибо», — говорит рассерженный Die Кайле, которая помогла ей завить волосы (среди прочего). Ночь становится хуже.

Die в беде. Стив не вернулся домой. Die сидит на диване, ничего не говоря. Кайла рядом с ней. Вездесущность Кайлы в резиденции Деспре трудно не заметить. Присущая ей огромность роли, которую она играет в домашнем хозяйстве, становится все более очевидной по ходу фильма. Ждала ли она в гостиной Депре, пока они вернутся? Или она бросилась из собственного дома, когда услышала, что Стив пропал, предположительно оторвавшись от мужа и их спальни глубокой ночью? Вы полагаете, что между двумя вариантами нет большой разницы.

Трое из них — продуктовые. Стив находится «в одном из своих заклинаний», а Дай умирает (каламбур!), Чтобы выбраться оттуда, поэтому она делит список между собой и — кто это может быть? — Кайлой. Стив идет к другому проходу и травмируется. Они выносят мальчика молча, но галантно, в отчаянии и панике, их любовь к Стиву и друг другу обнажила нервные окончания; инстинкт, привычка, мышечная память. «Хватайся за ноги, Кайла», — инструктирует Дай.

«Скорая помощь» тонет в черном, и вдруг они едут в путешествие. Стив в порядке, у Дайи новая машина, Кайла делает бутерброды. Любой, кто впервые смотрит, не знает, что будет дальше, но Дай и Кайла знают. Даже если фильм дает возможность взглянуть на их близость, он также дает понять, что вы находитесь за ее пределами, что есть моменты, которые принадлежат только им, они являются их самыми искренними и откровенными только по отношению друг к другу. «Однажды утром мать не просыпается, не любя своего сына. Ты понимаешь?» Дай говорит Стиву, но также и себе.

На мгновение создается впечатление, что все будет хорошо.Они идут на пляж, как и планировалось, и идут домой и живут своей жизнью, а Стив попадает в Джульярд и превращается в Здоровяка Стива (?), Который уезжает в колледж и возвращается домой с Женщиной. Потом будет ребенок. Потом будет свадьба, там Дай и Кайла. И, конечно же, это всего лишь мечта — мечта Умри; на самом деле они находятся на красном светофоре и собираются отправить Стива в больницу, что разрешено родителям по вымышленному закону S-14.

Даже во сне Ди не было ни отцов, ни даже мужа-ботаника Кайлы.Долан ранее говорил, что его тянет к центру женщин в своих повествованиях, потому что он считает, что женщины и геи находятся в одном и том же положении: «пытаются вписаться в общество, созданное для [гетеросексуальных] мужчин». Автор Себастьян Мальмквист указывает, что, возможно, Дай тайно надеется прожить свою жизнь с Кайлой.

Вместе с человеком. Можно с уверенностью предположить, что потеря себя приведет к потере дружбы. Когда Стив помещен в лечебницу, эти двое снова вернулись к исходной точке, глядя друг на друга через скрытые глазки и закрытые жалюзи.Кайла собирает вещи: она переезжает в Торонто. Она переходит улицу, чтобы сказать Die, и звонит в дверь — чего она раньше не делала, даже когда они впервые встретились — и не снимает пальто. Die воспринимает это как хорошую новость и хочет, чтобы они отпраздновали. Кайла заикается. «Я не хочу, чтобы вы думали, что эти последние несколько месяцев ничего не значили для меня с вами».

Личность существует в своей полноте только во множественном числе . Как вы примиряете всех людей, которые находятся в изоляции, как вы справляетесь с внезапным обращением вспять катарсиса, освобождения?

«Кто теперь о тебе позаботится?» Кайла спрашивает Die.

+

У твоей мамы шестиместный автомобиль, и она предложила поездки всем своим друзьям, которые живут и работают в одном районе. Однажды утром вам нужно было ехать в город, поэтому вы попали в поездку по дороге на работу. Вы наблюдали, как машина останавливается каждые 20 минут, новая пара скрабов (и одинокая толстовка с капюшоном Linkin Park) входит и подшучивает над вашей мамой за то, что она опаздывает, чем обычно (ваша вина! Вы давно не выходили из дома, так что у вас ушло много времени, чтобы выбрать помаду, которая, как вы понимали, все равно будет закрыта вашей маской).Смотреть это было почти незаконно. Она никогда не пересекала темные дороги Генерала Триас-Сити, включая место, где она ранее разбилась, одна — ей никогда не приходилось.

+

«Любовь к людям их не спасает. К сожалению, любовь не имеет права голоса », — говорит социальный работник, предлагая Die непрошенный совет в начале фильма. Дайме, надевая солнцезащитные очки, отвечает: «Скептики ошибаются».

Ксавье Долан и его матери

Ксавье Долан и его матери

Немногие режиссеры убивали свою мать раньше или называли их стервой; даже не в их воображении или в одном из их персонажей.Самая распространенная плохая вещь, которую мы можем услышать в фильмах от сына, говорящего матери, — это «Я тебя ненавижу». Точка зрения Ксавье Долана на матерей в фильмах «Я убила свою маму» (2009) и «Мамочка» (2014) определенно не подходит для любителей больших мам. Кроме того, нельзя не упомянуть, что его фильмы, вероятно, не очень привлекательны для обычных зрителей, но определенно кажутся особенно привлекательными для более молодой аудитории.

Фильмы Долана, кажется, созданы под влиянием инди-движения или стиля, который можно увидеть в новых видеоклипах, музыкальных тенденциях и искусствах в целом.Часть саундтрека к его фильмам («Сердцебиение»), вечеринки и места, куда они ходят, и другие аспекты — это доказательство влияния, которое эта новая тенденция оказывает на этого талантливого молодого автора.

Этот канадец из Монреаля, Квебек, которому всего 28 лет, был восемь раз награжден в Каннах, трижды награжден Сезаром, а также получил огромное количество призов и номинаций. Ксавье Долан сейчас является заметной фигурой в инди-фильмах. Режиссер и сценарист 6 фильмов, почти по одному в год с 2009 года и почти всегда использующий один и тот же актерский состав, Долан является еще одним живым доказательством того, как можно добиться высокого качества в фильмах, не тратя миллионы на производство.В обоих его фильмах, где тема семейных отношений, особенно о матери и сыне

В обоих его фильмах, где семейные отношения являются темой, особенно отношения между матерью и сыном, общение чрезвычайно грубое, проходящее через разные стадии. В обоих фильмах вы можете видеть, что персонажи-сыны предпринимают несколько попыток наладить отношения со своим мать права. Именно эти маленькие моменты делают фильмы менее трагичными и придают историям немного «условности», как, например, финальная сцена «Я убил свою мать»: последний кадр Юбера и его матери Шанталь дает хорошее представление о происходящем. фильм, почти моральный: В конце концов, семья есть семья; и они всегда вместе, независимо от того, какие ситуации бывают.

В отличие от этого, разрешение в Mommy не совсем радует. В двух разных фильмах есть разные взгляды на то, что на самом деле мать для Долана. В своем последнем фильме Долан передает характер матери с более зрелой точки зрения. В «Я убил свою мать» режиссер, кажется, принимает сторону перспективы сына (самого режиссера), в отличие от «Мамочки», где Долан, кажется, более сочувствует роли матерей-одиночек и их борьбе во враждебном мире, напоминая нам такие фильмы, как Эрин Брокович.Наконец, в обоих фильмах отсутствует отец, который в свое время не казался идеальным.

Стив в «Маме» похож на персонажа из фильма Хармони Корин и из музыкального клипа 1979 года The Smashing Pumpkins. Он использует грязные слова почти в каждой своей реплике, и он также является результатом испорченного общества, в то время как Хуберт — просто неправильно понятый молодой человек, у которого есть мать, которая в то же время изолирована от его сына. Вы можете заметить, как Долан показывает семейный конфликт технически и эмоционально с точки зрения взрослого человека (в конце концов, его мать была права), придавая его фильмографии немного больше разнообразия, в отличие от режиссеров, которых критикуют за одержимость подходом к одним и тем же контекстам. и такие темы, как Ларри Кларк со скейтбордингом и наркотиками.

Парадокс здесь в том, что когда дело доходит до моих предпочтений, я выбираю историю своей матери, а не историю мамы. Но причина не в том, что я убил свою маму лучше, совсем нет. Просто кажется, что у него более определенное разрешение, а также круговая история с более ясным посланием. Матери нужно много времени, чтобы отвезти Стива в психиатрическую больницу в «Маме», было бы лучше запечатлеть это в фильме, учитывая, что в увертюре к фильму есть строчка, относящаяся к этому.Мама технически лучше, у нее есть независимое ручное управление камерой, которое нас радует. В нем есть пара хорошо продуманных волшебных сцен, которые тоже могут вас заинтересовать, например, те, где Стив, Дайана, Кайла катаются на велосипедах и лонгборде по улицам с Wonderwall от Oasis на спине или в торговом центре, где Кайла находит Стива. сам себя ударил ножом об пол и пытается кричать о помощи, или сцена, когда они все танцуют, пьют и смеются на кухне вместе с таким удовольствием и умиротворением.

Это эссе кинокритика и киномана Даниэля Патиньо.

Подпишитесь на журнал VersusMedia Magazine, чтобы получать доступ к своевременным аннотациям, критическим эссе и статьям профессионалов кино и критиков со всего мира.

Свирепых женщин Ксавьера Долана — Kill Your Darlings

Матери всегда вдохновляли франко-канадского писателя и режиссера Ксавье Долана.

Его первым фильмом был полуавтобиографический Я убил мою мать (2009), в котором он также снялся в роли 16-летнего подростка, конфликтующего с матерью Шанталь (Анн Дорваль). Пять лет спустя тема материнства возвращается в его недавно выпущенном фильме, получившем приз Каннского жюри, Mommy , в котором Дорваль снова играет главную роль героини фильма Дайан «Дай» Деспрес.Между этими материнскими мелодрамами он снял еще три фильма — Heartbeats, (2010), Laurence Anyways, (2012) и Tom at the Farm (2013). В каждом из них есть потрясающие женщины и множество проблем с гендерными и сексуальными нормами, но самой внушительной фигурой во вселенной Долана остается мать. Она, по его собственным словам, фигура, которую он знает больше, чем кто-либо другой; его собственная мать , но также « мать на свободе», фигура, к которой он всегда возвращается, «это она, несмотря ни на что, последнее слово будет за ней».

Mommy действие происходит в рабочем пригороде Квебека и фокусируется на вдове Ди и ее 15-летнем сыне Стиве (Антуан-Оливье Пилон). Мы впервые встречаем Стива, возвращающегося домой после пребывания в учреждении для неблагополучной молодежи. Он страдает СДВГ, склонностями к насилию и расстройством эмоциональной привязанности. Он поджег кафетерий и ранил другого мальчика. Еще до встречи с ним мы знаем, что у него проблемы.

Где Я убил свою мать был взгляд подростка на материнство как враждебный акт, Мама отдавала предпочтение материнскому опыту, даже не преувеличивая его.Дайм крепок и верит, что если она будет достаточно сильно любить Стива, то сможет его исправить. Она узнает свою ошибку на собственном горьком опыте: вернувшись домой, Стив становится непредсказуемым, диким и даже устрашающим. И все же мать и сын остаются преданными друг другу. Они составляют друг для друга целый мир. Частично Долан устанавливает это благодаря мощному использованию Mommy соотношения 1: 1, уменьшающего пространство экрана до окна. Это не уловка, а способ визуализировать сжатые границы своего мира. И он заманивает нас в ловушку прямо там с ними.

Dorval обладает жгучей силой естественной силы современной Анны Маньяни. Она привносит трогательную и вызывающую жестокость в это ее третье сотрудничество с Доланом. В то время как мельком увиденная фотография наводит на мысль о «более классном» и более консервативном прошлом, Die, которую мы встречаем, выглядит как принцесса-подросток — густой макияж, туфли на платформе, украшенные драгоценностями джинсы и слишком узкие топы, ее речь щедро приправлена ​​ругательствами.

Но это все часть ее приземленного дела, и Долан ее не осуждает.Понятно, что он любит своего персонажа и хочет, чтобы его зрители тоже. Хотя Дай живет на обочине, Долан не позволяет ей быть невидимой, молчаливой или декоративной. Он дает ей душу, волю и силу и закрепляет ее в мире, который мы все признаем, где суть повседневной жизни — борьба. Die не жертва — ее стремления к сыну остаются большими и обширными, даже если обстоятельства заставили ее наполнять подарочные бутылки вином из нескончаемой дешевой бочки.

Одна из этих бутылок доставлена ​​Кайле (Сюзанна Клеман), новой соседке Ди, которая вмешивается в особенно взрывоопасный конфликт между матерью и сыном и быстро становится неотъемлемой частью их мира.У Кайлы свои проблемы. Она находится в творческом отпуске из-за своей работы учителем из-за какой-то травмы — она ​​пытается говорить, а когда делает это, то заикается. Родить Стива — слишком большая работа для одного человека, и между Дай и Кайлой завязывается сильная и щедрая дружба. В отличие от многих женских отношений в мейнстриме кино, их связь не строится на основе романтических поисков — они не соревнуются за внимание мужчины, но находят утешение и силу друг в друге.Кайла обучает Стива на дому, чтобы Дай могла вернуться к работе, а мать и сын, в свою очередь, помогают ей восстановить голос и жизнерадостность (даже если это связано с пением и танцами под Селин Дион).

Die сделает все для своего ребенка. Не из тех, кто смягчает мелодраму, Долан позволяет ей предаваться фантастическому видению будущей жизни ее сына (один из двух пунктов в Mommy , в котором он растягивает экран до его нормального размера, чтобы получить мощный эффект). Но Долан также признает ограниченность сантиментов — хотя это сцена оперных масштабов, это, в конечном счете, невозможная трагическая мечта.Материнская любовь не может победить всего.

Когда история кинематографа будет переписана, Долан займет место рядом с Дугласом Сирком, Тоддом Хейнсом, Франсуа Озоном и особенно Педро Альмодоваром, как великий режиссер-мужчина. Он уже является вероятным наследником Альмодовара — каждый из них создал пышную кинематографическую систему, которая отдает предпочтение женщинам (и другим, находящимся на обочине) как сложным, хаотичным существам. В фильме All About My Mother (1999) Альмодовар дал нам смелых женщин (как биологических, так и других), которые были множеством вещей одновременно — матерями и шлюхами, святыми и грешниками, и всем, что между ними.Точно так же свирепые матери Долана отрываются от пьедестала, на который их ставят многие фильмы, чтобы они могли копаться в грязи, которая и есть жизнь. И смотреть на это великолепный беспорядок.

Конец

Я только что посмотрел «Мамочку Ксавьера Долана», несколько мыслей для обсуждения: фильмы

Я смотрел этот фильм вчера вечером и был очень впечатлен. Это лучшая работа Долана, которую я видел — похоже, он созревает как режиссер, что неудивительно, учитывая, что ему всего 25 лет, а это его пятая полнометражная работа.Во многом это напомнило мне J’ai tué ma mère , но с обратной динамикой — сложные и испорченные отношения между матерью и сыном, больше с точки зрения матери, и конфликтующие чувства вины, неуверенности в себе и любви, которые она испытывает. к ее сыну. Энн Дорваль является исключительной среди неизменно превосходных актеров. Этот фильм был выбран канадской премией «Оскар» в номинации «Фильм на иностранном языке», поэтому мы, возможно, услышим о нем больше в ближайшие месяцы.

Первая мысль — однозначно стоит посмотреть с субтитрами.Даже тем из вас, кто свободно говорит по-французски, быстро усвоить joual может быть очень сложно. Это не означает критику или предположение, что французский язык Квебека не является «настоящим» французским — использование joual усиливает рабочий класс персонажа, его плохо образованные полномочия и действительно способствует грубому, белому мусор, но все еще любящий семейный динамизм. Просмотр с субтитрами также открывает еще несколько шуток в переводе для людей, хорошо владеющих французским и английским языками!

Во-вторых, соотношение сторон — это то, к чему у меня были довольно большие сомнения.Перед просмотром фильма этот узкий, инстаграммный кадр для меня пропах хипстерской претенциозностью. Сесть за настоящий фильм, первые несколько минут было довольно неприятно. Со временем к этому привыкаешь, что делает возможный кратковременный переход к полноэкранному формату чрезвычайно эффективным. Не выдавая слишком много, Долан использует этот сильно обрезанный формат, чтобы передать чувство клаустрофобии — как физической, так и эмоциональной — и финансовых, эмоциональных и социальных ограничений, от которых страдают персонажи. Короткие широкоформатные сцены создают прекрасное ощущение свободы и счастья, из-за чего возвращение к столь сжатому кадру кажется очень тяжелым и обремененным. Понимая это, я могу оценить выбор представления пленки в компактном формате, но я действительно чувствую, что того же эффекта можно было бы достичь с более традиционными углами обзора камеры и жестким зумом, хотя это было бы гораздо менее очевидным (будь то хорошее или плохое — предмет обсуждения).

Третий — Несмотря на то, что фильм отличный, я начинаю чувствовать, что Долан в некоторой степени навешивает себе на плечи.Хотя это никоим образом не умаляет качества и эмоционального воздействия фильма, темы поврежденных отношений и сексуальности Долана (гомосексуальность в J’ai tué ma mère , бисексуальность в Les Amours imaginaires , трансексуальность в Laurence Anyways и теперь Мамочки Эдипова любовь) начинают казаться знакомыми. Я не думаю, что какие-либо из его фильмов стали устаревшими или повторяющимися, но они могут скоро стать такими, если он не расширит свой нынешний мотив. Частично это также могло быть из-за его выбора актеров — знакомство определенно усугубляется (или усиливается?) Множеством ролей Анны Дорваль, Сюзанны Клеман и самого Ксавьера Долана. Опять же, это может быть как положительное, так и отрицательное, в зависимости от вашей точки зрения!

Кто-нибудь еще смотрел этот фильм? Есть ли у кого-нибудь мысли или идеи, которые они хотели бы обсудить?

Mommy Review: материнская жила Ксавьера Долана

Долан часто играет с элементами разрушения и знакомства: это включает в себя использование популярных песен, недавних хитов, часто в их полном объеме, в которых он находит моменты расслабления, общую энергию, бред .Песни якобы взяты из микстейпа, который сделал отец Стиви, но они имеют более широкий контекст, помимо личного упоминания. Число Селин Дион становится объединяющей силой для троих, под которую они танцуют и подпевают, ощущением возбуждения для Кайлы, моментом обретения ее голоса и ее расслабления. На более поздних этапах фильма совместное исполнение песни работает совершенно противоположным образом, самым жестоким образом — принося не освобождение, а нападение и возмездие.

Музыка также является частью двух случаев, когда границы фильма смещаются, и Долан отправляет изображение на широкоэкранный, чтобы получить поразительный и красиво оцененный эффект.Первый раз был игривым и ярким: Стиви катается на скейтборде, и он как будто участвует в процессе создания фильма: он, кажется, выталкивает рамку руками, и есть беззаботность в отношении свободы и возможностей, которые представляет это расширение. Второй раз приходит намного позже и несет в себе более эмоциональный вес и сложность: это часть нарастающей драмы осознания, происходящей на заключительных этапах фильма, и сам Долан мимолетно появляется в нем.

В эмоциональной геометрии фильма Mommy — это треугольник, квадрат, а также круг: сначала это выглядит как возвращение к истокам, тесно связанное с первым фильмом Долана « Я убил мою мать », созданным, когда ему было 19.Тем не менее, хотя он разделяет актеров, темы и структуру с этой дебютной работой, у него также есть важные различия в тональности, акцентах и ​​вовлеченности. Я убил свою мать — это история болезненных, боевых отношений между родителем и ребенком; Дорваль играет мать, а Долан, который часто снимается в собственных фильмах, — сына. Однако материнская фигура не похожа на Die; в первом фильме она сдержанна, сдержанна, немного женственна, сдерживающая присутствие. В Мамочка. Кинематографический кадр мог бы сузиться, но в видении Долана есть какое-то свирепое сострадание, и его объятия поразительно широки.

Мамочка: экзамен матриарха как инструмент поддержки

Когда дело доходит до фильмов Ксавьера Долана, мало кто из эмоциональных камней остается незамеченным. В своем пятом фильме, Mommy , Долан исследует природу матриарха через призму «вымышленной Канады», в которой «новое правительство приходит к власти во время федеральных выборов 2015 года. Два месяца спустя его кабинет принимает закон S. -18 законопроект, изменяющий политику Канады в области здравоохранения. В частности, в законопроект включен весьма противоречивый закон S-14, который гласит, что родитель ребенка с поведенческими проблемами имеет в ситуации финансового бедствия, физической и / или психологической опасности моральное и юридическое право передать своего ребенка на воспитание. государственная психиатрическая больница без дополнительной юридической экспертизы.”

Таким образом, мы знакомимся с тяжелым положением Дайан «Дай» Депрес (Анн Дорваль), вдовы, которая столкнулась с ответственностью разобраться со своим физически и словесно агрессивным пятнадцатилетним Стивом (Антуан-Оливье Пилон). После того, как пояснительная карточка с заголовком исчезает, мы остаемся с архетипическим изображением — боксерами сына, висящими на веревке для белья, что сразу же указывает на то, что Стив — это вся жизнь Дайи. Символика продолжается сценой, в которой Умри срывает яблоко с дерева, что является явным указанием на мотив запретного плода, свидетелями которого мы собираемся стать.В момент спокойного трепета на лице Дай раскрывается тяжесть ее сердца.

Затем Долан переходит к «Умирать за рулем» на мелодию «Building A Mystery» Сары Маклахлан, первой из бесконечной серии идеально подобранных ретроспективных песен, которые, кажется, подчеркивают «скрытую» природу жизни в окрестностях Квебека. Тот факт, что Дай попадает в автомобильную аварию по пути, чтобы забрать сына из того, что, похоже, было изолятором под видом интерната, является следствием бесконечной реки проблем, с которыми Дай сталкивается, когда дело доходит до чего-либо. в отношении Стива.

Итак, преодолев препятствие из-за автобарабана, она должна бороться с администрацией школы Стива. Когда Ди пробирается через еще необъяснимо водянистые залы здания, женщина сердито сообщает ей, что Стив поджег кафетерий, в результате чего была госпитализирована однокурсница. Затем Die должен подписать документы, подтверждающие исключение Стива. Когда женщина предлагает Дай попробовать новый закон S-14, Дай качает головой и говорит: «Я никогда не сделаю этого со своим сыном!» Но слово «никогда» без исключения проклинает человека.Таким образом, женщина предупреждает: «Любовь к людям не спасает их. Любви не достаточно. К несчастью.»

Вынужденная проводить со Стивом весь день, Ди неизменно заканчивается тем, что теряет работу обозревателя советов / секретаря в местной газете после того, как слишком часто опаздывает, когда пытается контролировать приступы гнева и воровства Стива. Не имея какого-либо дохода, чтобы поддержать их, Стив решает взять дело в свои руки, воровая продукты, а также золотое ожерелье с надписью «Мамочка» курсивным шрифтом, чтобы отдать умереть.Расстроенный кражей, Дай вызывает у Стива то, что он воспринимает как «неблагодарность», что приводит к физическому ссору между ними.

Позже, когда Стиву нужно наложить швы на ногу, их соседка, Кайла (Сюзанна Клеман), представлена ​​как столь необходимый разбавитель в их жизни. Ее мягкое поведение и нынешний статус учителя в «творческом отпуске» делают ее идеальным и, по-видимому, единственным человеком, способным понять беспокойный характер Стива. Чтобы выразить признательность за то, что Кайла помогает Дай ухаживать за Стивом после его эпизода, Дай приглашает ее (и ее контрастно замкнутых мужа и дочь) на ужин.Причудливо явное эдипальное поведение Стива проявляется позже вечером в виде ощущения груди Дай под саундтрек к «On Ne Change Pas» Селин Дион («наше чертово национальное достояние», как выразился Стив). Приспособившись к их динамике, но не будучи наполовину смущенной ею, как кто-либо другой, Кайла в конечном итоге становится его наставником / прославленной няней в течение дня, чтобы Дай мог убирать дома, чтобы сводить концы с концами. .

Все это время развратный сосед Пол (Патрик Хьюард) продолжает флиртовать с Дай, к большому отвращению и ревности Стива, который не может подавить свою зеленоглазую реакцию, когда Дай соглашается пойти с ним на свидание (неловко приводя с собой Стива), чтобы обсудить судебный процесс, по которому Дай получил пощечину в результате поджога в кафетерии Стива.В конце концов, в караоке-баре Стив выходит на сцену, чтобы спеть — в другой, отчетливо выбранной для Долана музыке — «Vivo Per Lei» Андреа Бочелли. Преднамеренный выбор, который переводится как «Я живу для нее», призван отвлечь внимание Дай от Пола, но не работает, пока он не побьет одного из многих критиков, обвиняющих его в пидоревании в аудитории.

После неудачного свидания Пол набрасывается на Стива, крича: «Она проходит через ад из-за тебя! Из-за тебя! Она дает тебе все. Ее деньги, ее время, вся ее жизнь ». Стив, конечно, не восприимчив к его логике, хотя Дай, назвавший его «дебилом» после того, как он прогнал Пола, приводит Стива к публичному разрезанию запястья в ближайшие дни. После этого драматического зрелища пыль на мгновение оседает, и все возвращается в норму в трио Дай, Стива и Кайлы. Но, как правило, «ничто золото не может остаться».

Несмотря на то, что поведенческие проблемы Стива в основном неврологические, нельзя отрицать, что метод воспитания Дай, способствующий восприятию очевидных реалий и отвращению к ним, является существенным фактором, препятствующим росту Стива.Более того, токсичные отношения — те, которые поддерживают менталитет «мы против мира» — еще больше усугубляют неспособность Стива каким-либо образом измениться. Можно предположить, что, как предполагает заключительная песня Ланы Дель Рей «Born to Die», мать и сын больше не могут жить дальше — значит ли это, как раньше, или друг без друга, произвольно; это то, что вначале предвещала административная женщина, переупакованная в лирике Дель Рей: «Иногда любви недостаточно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.