Книги жанра детектив: Какие новые детективы стоит прочитать?

Жанр «Крутой детектив» — Книги — Страница 1

Детективы и Триллеры — Крутой детектив

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (3) 2|1Добавил: VooDoo762k 14 марта 2013, 7:12Год: 2011Язык книги: РусскийСтраниц: 62

Элвис Коул — один из самых успешных детективов в Лос-Анджелесе — хорошо умеет хранить чужие секреты… Именно поэтому к нему обращается с конфиденциальной просьбой популярная телезвезда Джоди Тейлор. Она умоляет Коула найти ее биологических родителей, которые тридцать шесть лет тому назад отдали Джоди на удочерение. Но, когда Коул прибывает в Луизиану, место, где обитают гигантские черепахи, чтобы разыскать уже не молодую пару, пустяковое дело преподносит ему неприятный сюрприз. Было уже несколько желающих пойти по следу родителей телезвезды, и некоторые из них заплатили за это своей жизнью…

Роберт Крейс — автор сериала об Элвисе Коуле, самом популярном частном детективе последнего десятилетия. Его книги издаются огромными тиражами. Они получали премии Энтони и Эдгара По, не раз удостаивались титула «Лучший детектив года».

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (3) 2|1Год: 2010Язык книги: РусскийСтраниц: 61

Уникально одаренный Соломон Гейдж, взятый в детстве на воспитание главой богатейшего клана Шеффилдов, становится верным телохранителем и правой рукой своего покровителя Дональда Шеффилда, или просто Дона. Соломон незаменим: он мастерски избавляет семью от проблем с помощью силы или дипломатии, или того и другого вместе. Сыновья Дона, ревнуя отца к «приемышу», хватаются за первую же возможность обрести самостоятельность и навсегда избавиться от Соломона. Однако их неумелые махинации оборачиваются трагедией, и, чтобы спасти Дона и его близких, Соломону приходится рисковать не только своим положением, но и жизнью.

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (2) 2

Язык книги: РусскийСтраниц: 22

Она была словно из другого мира, красивая и совершенно идеальная, как сон Востока. Изумительно сложенная брюнетка в плотно облегающем платье национального покроя из блестящего ярко-оранжевого шелка, с глубокими разрезами по бокам, которые позволяли видеть восхитительно длинные ноги и округлые бедра. И как бы в завершение этой фантазии тысячи и одной гонконгской ночи, Натали Дав, как я сразу же заметил, обидчиво оттопыривала пухлую нижнюю губку каждый раз, когда, по ее мнению, события развивались не совсем так, как она хотела.

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (1) 1

Язык книги: РусскийСтраниц: 745

Книга закончена

Настоящий том содержит в себе произведения разных авторов посвящённые работе органов милиции, госбезопасности и разведки СССР в разное время исторической действительности.

 

Содержание:

Инспектор Лосев:

1. Аркадий Адамов: «След лисицы»

2. Аркадий Григорьевич Адамов: Круги по воде

3. Аркадий Григорьевич Адамов: Злым ветром

4. Аркадий Григорьевич Адамов: На свободное место

5. Аркадий Григорьевич Адамов: Петля

6. Аркадий Григорьевич Адамов: Идет розыск [Полный вариант]

7. Аркадий Григорьевич Адамов: Болотная трава

ОББ (Данилов):

1. Эдуард Анатольевич Хруцкий: МЧК сообщает

2. Эдуард Анатольевич Хруцкий: Комендантский час

3. Эдуард Анатольевич Хруцкий: Тревожный август

4. Эдуард Анатольевич Хруцкий: Приступить к ликвидации

5. Эдуард Анатольевич Хруцкий: Страх

6. Эдуард Анатольевич Хруцкий: Четвертый эшелон

7. Эдуард Анатольевич Хруцкий: Сто первый километр

   

                                                                                

 

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

   10 (1) 1

Язык книги: РусскийСтраниц: 42

Книга закончена

— Рыжая, гибкая, тростиночка… Мечта! Девушка, а как вы относитесь к одноразовому сексу?

— Как к готовым котлетам с вышедшим сроком годности — невкусно и приболеть после можно.

Это третья часть трилогии про троих друзей — Коршуна, Кондрата и Стрелка. И здесь опять любовная линия тесно переплетена с линией детективной, а главная героиня Маша — жена Егора Стрельцова, вдруг оказывается совсем не тем человеком, которым ее считают в компании…

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«o»:null}

{«g»:»sg71″,»o»:25}

Русские сыщики (собрание дореволюционных детективов). 3 тома

Том 1. Сегодня многим стали известны произведения знаменитого русского сыщика, криминалиста и писателя И. Д. Путилина, а его собрание сочинений,недавно выпущенное в издательстве «Книжный Клуб Книговек», пользуется заслуженной популярностью у читателя. В данный трехтомник вошли детективы дореволюционной России, произведения классиков криминального и детективного жанров того времени.

Первый том открывают произведения К. Туманова и А. Зарина – основателей российского детектива. Всеволод Крестовский не раз называл Туманова своим учителем, и даже самый его знаменитый роман носит почти то же название, что и книга Туманова, представленная в этом томе. А. Зарин, выходец из литературной семьи (отец и брат тоже прославились на литературном поприще), в первую очередь известный своими историческими романами, написал несколько остросюжетных детективов и, по словам В. Бонч-Бруевича, «заложил краеугольный камень российского детектива».

Том 2. Сегодня многим стали известны произведения знаменитого русского сыщика, криминалиста и писателя И. Д. Путилина, а его собрание сочинений, недавно выпущенное в издательстве «Книжный Клуб Книговек», пользуется заслуженной популярностью у читателя. В данный трехтомник вошли детективы дореволюционной России, произведения классиков криминального и детективного жанров того времени.

Во второй том вошли произведения А. Шкляревского, автора многочисленных повестей и романов детективного жанра (первый рассказ его в этом стиле – «Отпетый» был напечатан в журнале «Дело» (1866) и имел невероятный успех), и Н. Ахшарумова – писателя большого таланта и умеренно-либеральных взглядов. Его романы и повести читались «средней» публикой исключительно ради интересной фабулы, которую он строил на уголовщине, психиатрии и вулканической игре страстей.

Том 3. Сегодня многим стали известны произведения знаменитого русского сыщика, криминалиста и писателя И. Д. Путилина, а его собрание сочинений, недавно выпущенное в издательстве «Книжный Клуб Книговек», пользуется заслуженной популярностью у читателя. В данный трехтомник вошли детективы дореволюционной России, произведения классиков криминального и детективного жанров того времени.

В третий том вошли произведения трех популярных детективных авторов начала века: А. Красницкого, автора многочисленных приключенческих и детективных романов, большая часть которых вышла под псевдонимом А. Лавров; А. Панова, автора Ника Картера и русского Шерлока Холмса, повести о приключениях которых выходили в издательстве «Развлечение» в начале прошлого века, и П. Дударова, создателя Карла Фрейберга – короля русских сыщиков.

Детективы или любовные романы — россияне назвали любимые книги — Российская газета

Закрученные детективные истории неспеша, но уверенно приближаются к первой тройке самых популярных жанров. Писателям-фантастам и авторам книг по психологии и саморазвитию будет уже не так просто отстоять свои лидирующие позиции. Первыми же сдались создатели любовных романов, романтические истории были вытеснены детективами и впервые за долгие годы оказались в России за пределами топ-5 самых популярных жанров.

Лидером же среди детективных книг, по данным ЛитРес, стал бестселлер королевы детективов Александры Марининой «Отдаленные последствия». Роман, опубликованный осенью 2021 года, за считанные месяцы побил все рекорды по продажам. Настолько заманчивой и захватывающей оказалась история поимки серийного маньяка.

На втором и третьем месте — книги израильского писателя Майка Омера «Глазами жертвы» и «Внутри убийцы».

Также в пятерке лучших — детектив британского сценариста и писателя кипрского происхождения Алекса Михаэлидеса «Безмолвный пациент» и один из книжных хитов Майка Омера «Заживо в темноте».

По количеству проданных книг нет равных Борису Акунину. Также идут нарасхват детективы Татьяны Устиновой и Дарьи Донцовой. Но это вполне предсказуемый результат, а вот кто действительно приятно удивил, так это авторы детективов из Азии. В топ-100 детективов за последние 12 месяцев вошло сразу два азиатских детектива, чего раньше не бывало никогда.

Если вы еще не знакомы с творчеством азиатских мастеров детективного жанра, советуем начать знакомство с этих книг: «Поезд убийц» Котаро Исака, «Полупризнание» Хидэо Ёкояма и бестселлер Чжоу Хаохуэй «Письма смерти».

Кстати

Среди любовных романов, первое и второе место занимают книги независимого автора, пишущего под псевдонимом Алекс Д., — «По ту сторону от тебя» и «Танцы на стеклах». Вторую он создал в соавторстве с Ланой Мейер. Третью строчку занимает бестселлер Джона Маррса «The One. Единственный», экранизированный Netflix в 2021 году. В топ-5 вошли также «Тихоня для хулигана» Саманты Аллен и «Тафгай» Солы Рэйн.

Что такое мистический жанр? Узнайте о детективах и криминальной фантастике, а также 6 советов по написанию детективного романа — 2022

Будь то ваша первая попытка написать детективный роман или рассказ, или вы просто пытаетесь улучшить свои навыки написания детективов, есть Несколько вещей, о которых вы должны помнить, когда пишете:

  1. Начните с захватывающего крючка . Мистические романы привлекают читателя с первого абзаца или, еще лучше, с первого предложения. Сразу же заинтересуйте читателя и заставьте его хотеть большего.
  2. Создайте таинственное настроение . Даже самый шокирующий поворот сюжета не получится без должного настроения. Создание таинственного настроения, которое сразу же погружает ваших читателей в мир вашего романа. Мрачный сеттинг, такой как заброшенное здание или уединенная хижина в лесу, описательный язык леденящих душу подробностей дела и напряженные диалоги поместят ваших читателей в самый центр действия и побудят их продолжить чтение.
  3. Медленно раскрывайте информацию .Когда вы пишете, подумайте, как ваш читатель отреагирует на то, какой темп вы излагаете. Создайте элемент неопределенности, контролируя, сколько информации вы раскрываете, а также как и когда вы ее раскрываете. У каждого детективного романа есть основная сюжетная линия, но она часто строится на более мелких моментах, которые поддерживают интерес аудитории на протяжении всего пути. Узнайте больше о создании саспенса в письме здесь.
  4. Оставь подсказки . Пусть читатель почувствует себя частью истории. Разбрасывайте подсказки по всему роману, которые позволят им стать активными участниками разгадки тайны.Они не должны быть слишком очевидными, но их обнаружение и обдумывание возможных объяснений должно вызывать у читателя волнение и удовлетворение.
  5. Предоставьте несколько отвлекающих маневров . Лучшие загадки те, которые читатели не могут разгадать сразу. Отвлеките внимание читателя подробностями о людях, местах и ​​объектах, которые могут быть неправдой, и введите их в заблуждение с помощью противоречивых данных. Когда они, наконец, узнают правду, они будут удовлетворены тем путешествием, которое они прошли, чтобы добраться туда.Узнайте больше о отвлекающих маневрах в нашем полном руководстве здесь.
  6. Связать свободные концы . Мистические романы обычно не заканчиваются клиффхэнгерами. Вам предстоит раскрыть преступление, объяснить загадочное исчезновение или раскрыть убийцу. Ваш финал не обязательно должен быть счастливым, но он должен ответить на все нерешенные вопросы читателя о том, что произошло и что означает результат для всех вовлеченных персонажей.

Независимо от того, пишете ли вы в качестве художественного упражнения или пытаетесь привлечь внимание издательств, изучение того, как создать хороший детектив, требует времени и терпения.Мастер саспенса и автор бестселлера Код да Винчи Дэн Браун десятилетиями оттачивал свое мастерство. В своем мастер-классе по искусству триллера Дэн раскрывает свой пошаговый процесс превращения идей в захватывающее повествование и раскрывает свои профессиональные методы исследования, создания персонажей и поддержания напряжения на всем пути к драматическому неожиданному финалу.

Хотите стать лучшим писателем? Ежегодное членство в MasterClass предоставляет эксклюзивные видеоуроки по сюжету, развитию персонажей, созданию напряженности и многому другому, которые преподают литературные мастера, в том числе Р. Л. Стайн, Нил Гейман, Дэн Браун, Маргарет Этвуд, Джойс Кэрол Оутс и другие.

MIND MELD: наши любимые научно-фантастические детективы/детективы

[ у вас есть идея для будущего слияния разумов? Дайте нам знать!]

Зачем довольствоваться одним жанром, если можно иметь два? Жанры научной фантастики и мистики сочетаются так же, как арахисовое масло и шоколад — и нет ничего лучше этого. Как гласит один известный лозунг конфет: «Два великолепных вкуса, которые прекрасно сочетаются друг с другом.Имея это в виду, мы задали нашей уважаемой комиссии следующий вопрос…

В: Какой ваш любимый научно-фантастический детектив/загадочный роман?

Эрика Л. Сатифка

Работа Эрики Л. Сатифки недавно появилась в Shimmer , Queers Destroy Science Fiction и Intergalactic Medicine Show . Она живет в прекрасном Портленде, штат Орегон, со своим супругом Робом и слишком большим количеством кошек, работает внештатным редактором и инструктором по письму. Посетите ее онлайн на ericasatifka.ком.

Традиционные детективы и высокотехнологичные миры далекого будущего кажутся несовместимыми, как доктор Пеппер и форель. Достаточно сложно написать традиционный детектив (в отличие от полицейского расследования или нуара), действие которого происходит в 2015 году, так как же написать его в обстановке еще большего наблюдения и еще большего количества технологий? Но Адам-Трой Кастро полностью улавливает это очевидное несоответствие в своих романах и рассказах об Андреа Корт (пока что два романа и небольшое количество новелл), создавая идеальную смесь мистики и научной фантастики.

Советник Андреа Корт стала военным преступником в возрасте шести лет и теперь расследует преступления для дипломатического корпуса. Из-за своего прошлого она жесткий, упрямый бюрократ, но она гораздо больше следователь, чем боец, что я нахожу освежающим в мире, где «сильная главная героиня» обычно означает «крутая воительница». Корт использует свой интеллект, чтобы спасти положение, и они следуют таинственному принципу, согласно которому читатель всегда должен быть на один маленький шаг позади героя, а

— только на один шаг позади. Например, Третий Коготь Бога (тайна запертой комнаты, действие которой происходит в космическом лифте) берет традиционную структуру детектива и воспроизводит ее абсолютно прямо: есть интервью свидетелей, сочные отвлекающие маневры и финальное разоблачение прямо из Холмса. . Этот роман представляет собой такую ​​аккуратную маленькую головоломку, и я понял вывод в тот самый момент, когда читал его на странице.

Но, несмотря на то, что они представляют собой великие загадки, романы и рассказы о Корте также представляют собой потрясающую научную фантастику. Будущий сеттинг этих книг достаточно сочный и явно продуманный.Все рассказы о Корте (а также несколько других не мистических историй Кастро) происходят в галактике, населенной как людьми, так и рядом инопланетных видов, не все из которых являются гуманоидами. В новелле «Невидимые демоны» Корт должен расследовать убийство инопланетного существа, лишенного всех чувств, кроме осязания, и, возможно, не обладающего разумом, что приводит к этическому затруднению: было ли вообще совершено преступление.

Телохранители Корта представляют собой связанную пару разумов, что поднимает вопросы об идентичности и индивидуальности.Кроме того, между рассказами о Корте и другими его работами есть много пересечений, что придает трехмерность вымышленной вселенной Кастро.

Как поклонник традиционных детективных головоломок, а также научной фантастики далекого будущего, я не могу не рекомендовать истории Андреа Корт. Я только хочу, чтобы все истории были собраны и коммерчески доступны (большинство новелл изначально были опубликованы в

Аналог и их трудно найти).

Бет Катон

Бет Като родом из Хэнфорда, штат Калифорния, но в настоящее время пишет и печет печенье в берлоге к западу от Феникса, штат Аризона.Она делит домашнее хозяйство с мужем, любящим хоккей, помешанным на цифрах сыном и котом размером с консервированную ветчину. Она является автором ЗАВОДНОЙ КИНЖАЛ (финалист премии Locus Award 2015 за лучший первый роман) и ЗАВОДНАЯ КОРОНА от Harper Voyager. Следите за ней на BethCato.com и в Твиттере @BethCato.

О, я люблю хорошие детективы в спекулятивном стиле! Я предполагаю, что другие участники здесь обсудят Мивилля «Город и город » и трилогию Джо Уолтон, начинающуюся с фартингов .Поэтому я возьму книгу, которая нуждается в большей любви.

Дж. Кэтлин Чейни Золотой город — это начало трилогии, которая также носит это название; третья книга выходит в июле. Место действия — Португалия начала 20 века. Ориана — серейя, уникальная версия сирен и мерфолков, живущая в Португалии в качестве шпиона для своего народа. Когда она переживает попытку убийства, она заключает непростой союз с полицейским консультантом Дуилио Феррейрой. Тайна и свежая мифология умны, но я думаю, что больше всего мне нравится, как Чейни использует такое уникальное географическое и политическое окружение.Я ничего не знал о Португалии того периода истории; ну, если честно, я схематично отношусь к истории Португалии в целом.

Культура кажется живой, а роли мужчин и женщин и ограничения на sereia добавляют уровни сложности. Каждая книга углубляется в интриги того времени.

Эти книги нравятся мне во многих отношениях: как любителю исторической фантастики, читателю фэнтези и любителю детективов, выросшему на Агате Кристи.

Дж. Кэтлин Чейни

Дж. Кэтлин Чейни — бывшая учительница, которая преподавала математику от 7-го класса до исчисления, недолго проработав в качестве одаренного и талантливого специалиста.Ее рассказ был опубликован в «Вселенная Джима Бэна» , «Писатели будущего» и Fantasy Magazine , среди прочих, а ее новелла «Железные башмаки» стала финалистом премии «Небьюла» 2010 года. Ее роман «Золотой город » стал финалистом премии Locus Awards 2014 (лучший первый роман). Продолжение «Престол волшебства , », вышло в 2014 году, а последняя книга серии, «Берег Испании , », , только что поступила в продажу. Для получения дополнительной информации посетите www.jkathleencheney.com

Если бы я собирался выбрать для этого классический роман, то мой любимый классический «детективный» рассказ — «

Doorways in the Sand » Роджера Желязны. Это не стереотипный детективный роман (отсюда и ранние кавычки). Вместо этого главный герой, Фред Кэссиди, пытается выяснить, что произошло ночью, когда он потерял сознание, местонахождение таинственного звездного камня, кому он нужен достаточно, чтобы оставить угрожающие или странные записки, и сможет ли он выжить, найдя пропавшую без вести. сам артефакт.Это сумасбродное приключение с интересной структурой, которое по прошествии стольких лет до сих пор остается одним из моих любимых.

Если я думаю о более поздних романах, то я выберу Midnight Riot  ( The Rivers of London ) Бена Аароновича. Хорошо, я знаю, что это городское фэнтези, а не научная фантастика, но главный герой действительно пытается понять свою магию с точки зрения физики. Эти книги мне порекомендовал друг, но я тянул, имея уже огромную стопку ТБР.В конце концов, находясь в отпуске, я решилась и купила первую книгу — английскую версию, поэтому я думаю о ней как о серии

The Rivers of London (так называется британская версия книги). За чтением этой книги последовали быстрые покупки всех остальных на моей электронной читалке во время путешествия. Я обожал молодого констебля Питера Гранта и интересные неприятности, в которые он быстро попал в качестве члена крошечной фракции полиции, расследующей оккультные преступления. Написано быстро и умно, Лондон изображен удивительно точно, но без сочувствия, а сюжет движет вас вперед, как течение Темзы.Есть немного британского сленга, с которым вам нужно разобраться (так что вы можете прочитать его в электронной книге, где вы можете увидеть определения), но если вы поклонник британских криминальных драм, вы уже знаете большинство этих слов. Так что иди и купи копию сегодня.

Джейсон М. Хаф

Джейсон М.
Хаф — New York Times автор бестселлера « УЖАСНЫЙ ЗЕМНОЙ ЦИКЛ ». Его следующая книга, которая выйдет в августе 2015 года, называется ZERO WORLD.

КОП!

На самом деле вся серия KOP Уоррена Хаммонда, но если мне нужно выбрать что-то одно, чтобы порекомендовать, я думаю, что первое в серии будет лучшим.

Это жестокий, крутой детектив, действие которого происходит на инопланетном мире Лагарто, планете, изобилующей влажностью и ящерицами. Насколько я понимаю, Хаммонд построил мир на высшем уровне. Чувство места, которое вы получаете от этой истории, так же хорошо реализовано, как и персонажи, живущие в ней. Юнона, главная героиня в центре этой детективной истории, поначалу может показаться немного банальной, но на самом деле в ней чудесные нюансы.

Хаммонд закладывает здесь захватывающую тайну и продвигает книгу идеальным сочетанием действия и вдумчивой детективной работы.

И если я могу выбрать секунду, чтобы добавить в этот микс Mind Meld, то (очень) почетное упоминание должно быть отдано Патрику Уиксу и его потрясающему фантастическому приключению, The Palace Job .

Назвать книгу фэнтези Ocean’s 11 , это немного плохая услуга, потому что она полна изобретательных и интересных персонажей. Прочтите его, и новое продолжение, вы будете рады, что сделали. Между этим и KOP Хаммонда, я думаю, вы удовлетворите свой зуд детектива / детектива / каперсов до конца лета.

Сара Пинскер

Сара Пинскер — автор повести «В радости, познавая бездну позади», лауреат премии «Стерджен» 2014 года и финалист премии «Небьюла» 2013 года, а также финалист премии «Небьюла» 2014 года «Участок шоссе в два переулка». Ее художественная литература появлялась в Asimov’s, Strange Horizons, Fantasy & Science Fiction
и Lightspeed , среди прочих, а также в антологиях, включая Long Hidden и Доступ к будущему. Ее можно найти на сайте sarahpinsker.com и в твиттере @sarahpinsker.

Я люблю детективы/детективы и, наверное, могу придумать дюжину любимых. Я остановлюсь на разговоре о книге Джо Уолтон « фартингов » и ее сиквелах, известных под общим названием трилогия « мелочи ». На первый взгляд, это классическая детективная история об уютном загородном доме. Здесь присутствуют все элементы: группа близких людей собирается на вечеринку на выходных, все-под подозрением, детектив-аутсайдер.

В моей библиотечной системе каждая книга трилогии хранится в разных разделах: первая — мистическая, вторая — общая художественная литература, третья — НФ.Это может привлечь поклонников из числа читателей любого из этих жанров. Спекулятивный элемент является ключевым, но интегрирован настолько плавно, что пугающе легко принять это за чистую тайну. Фартинг установлен в послевоенной Англии, но это совсем другой мир, чем тот, который мы знаем. Уолтон создал мир, в котором поход Гитлера на Европу остался безнаказанным. Группа политиков, известная как Farthing Set, заключила соглашение с Германией, позволившее Англии сохранить автономию. США при президенте Линдберге становятся все более изоляционистскими и закрыли свои двери для евреев.Европейские евреи живут с желтыми звездами, продовольственными книжками, гетто и лагерями. Еврейское население Англии свободно, но сталкивается с сильными предрассудками. Эта альтернативная история является единственным научно-фантастическим аспектом книги, который иначе читается как политическая тайна и социальный комментарий к британской классовой системе, справедливости, антисемитизму и гомофобии.

Обращение с еврейскими персонажами в этой системе небрежного укоренившегося фанатизма было абсолютно опустошительным. Автору действительно удалось заставить меня почувствовать, что все могло бы быть так же легко, как и произошло.Уолтон — превосходный писатель; ее стиль кажется легким и легким, и для его достижения требуется огромная работа. Главные герои кажутся реальными, а разделенное повествование (чередование глав от первого и третьего лица, разделенное между нашим детективом и гостем на вечеринке) работает так, как это часто бывает не так.

Есть что-то вроде концовки «продолжение следует», нечасто встречающееся в книгах такого типа, но основная арка, начинающаяся в этой, прекрасно стыкуется к концу третьей. Он работает и как мистерия, и как комментарий к мистериям, написанным в реальную послевоенную эпоху, и как альтернативная история. Подобно лучшим альтернативным историям, Уолтон показывает, насколько ужасно легко история могла пойти другим путем.

Меган Э. О’Киф

Меган Э. О’Киф пишет спекулятивную фантастику и зарабатывает на жизнь производством мыла — это лишь немного похоже на «Бойцовский клуб ». Ее дебютный роман STEAL THE SKY , в котором рассказывается об ограблении дирижабля, должен выйти в издательстве Angry Robot Books в январе.2016. Посетите ее веб-сайт www.meganokeefe.com или общайтесь с ней с помощью фотографий кошек в Твиттере @MeganofBlushie.

Вещи, которые я люблю: уникальный сеттинг, киберпанк, детективы и остроумие.

вещи Книга Джорджа Алека Эффингера «, когда гравитация не работает».

Когда я тянусь к детективу, меня всегда привлекает голос сыщика, который заставляет меня перелистывать страницы. Мне нравятся мои сыщики сообразительные и циничные и, если честно, более чем невезучие. Хотя Марид Одран определенно красноречив и немного несчастен, он не циничен — и я все равно его люблю. Он мошенник с золотым сердцем, и он идет по своей песчаной, скудной жизни с миром и решимостью.

Марид обитает в киберпанк-мире Будаин, трущобах на окраине богатого ближневосточного города. Его глазами мы видим широкий спектр персонажей, и одно из настоящих удовольствий этой книги заключается в том, насколько Марид принимает все, что он встречает. В его мире личности меняются путем замены картриджей, называемых модди, а навыки улучшаются с помощью надстроек, называемых папочками.Сам Марид не взволнован, но он принимает это за своих друзей и знакомых и не моргает глазом, когда они плавно переходят от одного пола или личности к другому.

Навыки Марида как частного сыщика подвергаются испытанию, когда убийца приходит к Будайину, используя моди, имитирующие личности известных убийц. Когда убийца начинает убивать своих друзей, Марид действительно начинает бороться, затягивая его в более широкий мир интриг.

Для такого динамичного романа, Когда гравитация терпит неудачу, содержит множество сложных идей об идентичности, употреблении наркотиков и месте религии в мире, где изменить себя так же просто, как сменить обувь.

Кейт Хартфилд

Кейт Хартфилд — журналист и писатель-фантаст из Оттавы, Канада. Ее рассказы недавно появились в журналах Daily Science Fiction , GlitterShip , Strange Horizons и других изданиях. Ее веб-сайт — heartfieldfiction.com, а в Твиттере она зарегистрирована как @kateheartfield.

Ничего не говоря о собаке была первой книгой Конни Уиллис, которую я прочитал. Как и в нескольких других ее книгах, в том числе Книга Судного дня и Затемнение / Все ясно , в ней рассказывается о путешествующих во времени историках будущего Оксфорда.

Ничего не говоря о собаке — это захватывающий научно-фантастический детективный роман, который мягко исследует возможности и условности всех этих жанров. Начинается она с загадки патетической простоты — охоты за предметом китча, «епископским птичьим пеньком» среди руин разбомбленного собора Ковентри во время Второй мировой войны, но эта загадка оказывается лишь одной ниточкой морской узел.

Историк Нед Генри совершил так много «падений» во времени в поисках птичьего пня епископа, что у него проявляются симптомы «запаздывания во времени».Но его заслуженный отдых придется подождать, так как он отправляется в викторианскую Англию, чтобы справиться с чрезвычайной ситуацией: другой историк нечаянно что-то привнес в будущее и создал опасный парадокс. Загадки внутри загадок, и Нед и его коллега-историк Верити Киндл составляют отличную команду детективов.

Книга начинается с посвящения: «Роберту А. Хайнлайну, который в «Есть скафандр — поедет » впервые познакомил меня с книгой Джерома К. Джерома «Трое в лодке» , , не говоря уже о собаке. .Повсюду есть отсылки к другим романам, в том числе к одному из моих любимых детективов « Безумная ночь » Дороти Л. Сэйерс.

Не говоря уже о собаке выиграл обе премии Hugo и Locus в 1999 году и был номинирован на премию Nebula.

На Worldcon в Лондоне в 2014 году я все время пытался увидеть Конни Уиллис на панелях или в чтениях и, как и ее незадачливые путешественники во времени, продолжал прибывать слишком поздно, после того как залы были заполнены. Я никогда ее не видел, но мой партнер купил мне подписанное первое издание «Не говоря уже о собаке » в комнате дилера, и оно занимает почетное место на моей полке.

Сильвия Спрак Ригли

Художественная литература Сильвии Спрак Ригли появилась в выпусках Lightspeed , Daily Science Fiction и Nature’s Futures . В 2013 году она была номинирована на премию «Небьюла» за рассказ «Жив, жив, о».

Мой любимый современный научно-фантастический роман — « Halting State » Чарльза Стросса, хотя действие происходит в независимой Шотландии в 2018 году, я думаю, что он недолго будет считаться современным. Сью — полицейский из Эдинбурга, которого вызвали по делу Hayek Associates, игровой компании, виртуальный банк которой ограбили орки в сопровождении большого огнедышащего дракона.Элани — судебный бухгалтер. Джек работает программистом игр в перерывах между работой, чтобы помочь с переводом. Все эти персонажи с точкой зрения рассказывают свою историю от второго лица.

Я действительно не фанат историй, рассказанных от второго лица, потому что это похоже на CYOA, и я все жду своей очереди. Я ненавидел первые несколько страниц, а потом… Стросс каким-то образом справился. Я был в истории и ни капельки не беспокоился. Мы открываем тонкости «блэкнета», информационного рынка и одноранговой валютной системы.

» ‘[Blacknet] просит вас об одолжении, он делает вам одолжения. Например, быть в такое время перед зданием с работающим двигателем, с открытыми задними дверями и ехать по адресу, где тебя будут ждать с кошельком, полным денег, и еще одной угнанной машиной». это невинно звучащая версия, потому что, скажем прямо, кража со взломом и преступный ущерб идут рука об руку, как любовь и брак, или ограбление и карета для бегства — и большинство вещей, для которых используются черные сети, начинаются там и очень быстро ухудшаются. Никто из преступников не знает друг друга, потому что все это делается с доказательствами с нулевым разглашением и анонимными ремиксерами, работающими на зомби-серверах в домашней развлекательной системе какой-то несчастной жертвы, которая загрузила одну часть вредоносного ПО с рейтингом X слишком много».

Роман (опубликованный в 2007 году) может не устареть, риск для любой научной фантастики ближайшего будущего: очки виртуальной реальности, онлайн-игра, разыгрываемая в мясном пространстве, киберпреступность на основе MMORPG, повсеместная слежка… мир все слишком близко для комфорта.Тем не менее, как пример того, что научная фантастика может сделать с предпосылкой криминального триллера, это превосходно.

Марина Дж. Лостеттер

Марина является автором отмеченных наградами оригинальных рассказов, таких как «Маска мастера Белладино», «Пребывание в Эфе» и «Равновесие». Она написала дополнительные работы для вселенных Star Citizen и Sargasso Legacy. Когда Марина не пишет, ее можно найти за чтением художественной литературы (всех типов для всех возрастов), рисованием, исследованием природы или игрой. Она любит изучать новые культуры и путешествует так часто, как только может.


В качестве лучшего научно-фантастического детективного романа я выбрал роман Филипа К. Дика «. Мечтают ли андроиды об электроовцах?» . Я понимаю, что его, возможно, потребуется немного защитить как детективный роман, поскольку Декард — охотник за головами, а не полицейский или частный сыщик, и хотя его путь по сюжету начинается с убийства товарища-охотника за головами, много вопросов о том, кто (или что) совершил преступление. Но подумайте об этом — как можно получить нео-нуар? Роман содержит в себе суть детективного романа, если не некоторые особенности.Декард постоянно подвергает сомнению аспекты дела, как и любой хороший следователь, и по мере того, как он все больше втягивается в преступный заговор, ставки для него на личном уровне повышаются. «Бомба замедленного действия» маленькая и локализованная, в отличие от научно-фантастического триллера. А внутренние диалоги Декарда и взгляд на мир в оттенках черного — это хлеб с маслом для историй о частных членах (без каламбура).

Предполагая, что вы купитесь на мое объяснение, тогда возникает вопрос, почему я считаю, что это один из лучших детективных романов? В совершенно адекватных детективных историях следователи совершают движения, приближаясь к своему противнику, в то время как преступник приближается к своей кульминации-преступлению.Но DADoES делает то, что делают лучшие детективные романы — эмоционально вовлекает детектива, разрушающего стену между полицейским и преступником до такой степени, что преступник становится не просто злонамеренной силой, а личностью. Самые интригующие детективы позволяют следователю (а значит, и зрителям) понять преступника. Мы не только задаемся вопросом, могут ли андроиды обладать крайне важной способностью сопереживать, но мы также обнаруживаем, что сопереживаем им .Мы видим, как жестоко обращаются с «анди», когда самого Декарда обвиняют в том, что он один из них. И в тот момент, когда Декард начинает сомневаться в своей человечности, мы начинаем полностью осознавать свою собственную. Это мастерская ирония — в мире, где большая часть дикой природы вымерла, люди заводят домашних животных-роботов, чтобы доказать, что они могут быть чуткими, но сама мысль о том, что мы можем видеть человекоподобных роботов как объекты сочувствия, вызывает отвращение у главного персонаж.

В большинстве детективных романов рассказывается о людях, ставших монстрами, а в SFF это часто буквально.Но DADoES играет с идеей, что монстр может быть более человечным, чем нам удобно, что в конечном итоге и отличает его от других.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Серия Джозефа Хансена о Дэйве Брандштеттере возрождена переизданием: NPR

С тех пор, как мне подарили мою первую книгу Hardy Boys, я полюбил американскую криминальную литературу. В молодые годы я просматривал канонические книги Дэшила Хэммета, Рэймонда Чандлера и Росса Макдональда, а затем перешел к таким, как Дороти Б.Хьюз, Честер Хаймс и Чарльз Виллефорд. Я был уверен, что прочитал хотя бы одну хорошую книгу каждого.

Я ошибся. Я не знал работы Джозефа Хансена. Еще в 1970 году Хансен начал серию из 12 романов о страховом следователе из Лос-Анджелеса по имени Дэйв Брандштеттер. Романы были чем-то смелым и новым: в них фигурировал крутой парень-детектив, который к тому же был геем. Сейчас, в 2022 году, издательство Soho Syndicate Books только что приступило к переизданию всей серии, начиная с первых трех — Fadeout , Death Claims и Troublemaker. Только что прочитав их, я немного смущен тем, что мне понадобилось так много времени, чтобы обнаружить его.

Поскольку сериал развивается во времени, вы должны начать с первого, Fadeout , который знакомит нас с Брандштеттером, честным и упрямым ветераном Второй мировой войны. Когда история начинается, его компания отправила его на ранчо Пима, штат Аризона, для расследования дела радиоведущего по имени Фокс Олсон, который исчез после загадочной автомобильной аварии. Если он покончил жизнь самоубийством, им не придется платить страховку.

Естественно, Брандштеттер вскоре попадает в обычную криминальную историю, где одно убийство влечет за собой другое, а ключ ко всему спрятан в прошлом. Так же естественно, что упрямый Брандштеттер должен проложить себе путь через целый ряд потенциальных убийц, от бескомпромиссной жены Олсона до запугивающего местного мэра, которого Олсон надеялся сместить. И действительно ли обожающая юная помощница Олсона так мила, как кажется?

Хансен излагает все это с натянутой экономией, но он так же ловко обращается с личной жизнью Брандштеттера.В отличие от большинства писателей-криминалистов, он уделяет особое внимание личной жизни своего героя.

Fadeout имеет достаточно уверенности, чтобы относиться к гомосексуализму Брандштеттера как к будничному. Узнаем, что он оплакивает недавно умершего давнего возлюбленного декоратора; мы видим, как он идет в гей-бар и тусуется со своей лучшей подругой, лесбиянкой по имени Мэдж, которая слишком восприимчива к красивым молодым женщинам; и мы наблюдаем, как за ним ухаживает симпатичный молодой парень, с которым он может переспать. Во всем этом Брандштеттер демонстрирует мужественный, серьезный романтизм персонажа Хамфри Богарта.

Ни разу не ударив нас по голове, Хансен напоминает нам, что гей-жизнь бесконечно более разнообразна, чем оскорбительные стереотипы, которые долгое время доминировали в нашей культуре, не в последнюю очередь в работах крутых криминальных писателей. В романе Заявление о смерти есть отличный диалог, когда Брандштеттер спрашивает молодого подозреваемого о его тесной дружбе с другим парнем.

«Я похож на е—?» — усмехается парень.

«Я не знаю, как, черт возьми, выглядит», — отвечает Брандштеттер.— И никто другой тоже.

Лучше и не скажешь.

Для Хансена было бы оскорблением сказать, что его работа представляет в основном исторический или социологический интерес. Да, Брандштеттер — новаторская фигура. Да, сюжеты иногда включают психическое насилие замкнутости. И да, в сериале показаны изменения в гей-жизни за эти годы.

Тем не менее, даже если бы его книги не были новаторскими, Хансен все равно был бы потрясающим писателем-детективом.Он такой же хороший стилист, как и Росс Макдональд, с таким же поэтическим взглядом на характерную для Южной Калифорнии смесь ослепленного солнцем и мрачного. Он наполняет свои книги изящно нарисованными персонажами — от веселых трактирщиков и воинственных механиков до угасающих кинозвезд и самодовольных хиппи.

А в Брандштеттере Хансен создал героя, достойного таких предшественников, как Филип Марлоу Чандлера и Лью Арчер Макдональда. Умный, жесткий, остроумный и благородный, Дэйв Брандштеттер тоже слишком хорош, чтобы быть правдой.Но кого это волнует? Хансен достаточно талантливый рассказчик, и мы с удовольствием гуляем по грязным улицам в его компании, книга за книгой.

Оксфордская книга английских детективных рассказов Патриции Крейг, редактор Oxford University Press, США $ 65 (576 пенсов) ISBN 978-0-19-214187-3

Патриция Крейг, редактор Oxford University Press, США $65 (576 пенсов) ISBN 978-0-19-214187-3

Начиная с эпохи Конан Дойля, эта коллекция движется в хронологическом порядке от Кристи и Сэйерс к П. Д. Джеймс и настоящий момент. Большинство из 33 историй следуют формуле Шерлока Холмса: множество подсказок и решение логическим путем. Невозможно найти крутых детективов или захудалых персонажей, потому что, как сообщает нам Крейг («Леди ведет расследование») во введении, такие типы никогда не приживались в английском детективном романе — британские читатели, очевидно, предпочитают вежливость гостиной. бродили сыщики из высшего сословия. Таким образом, загадки запертых комнат решены в «Собачьем оракуле» Дж.К. Честертон. Необъяснимые смерти восхитительно объясняются в книге Фримена Уиллса Крофта «Тайна спального вагона-экспресса». «Дилемма мисс Бернсайд» Сирила Хэйра, но большинство предстает перед судом. Детектив, как отмечает Крейг, — это оптимистичный жанр; по традиции всегда есть решение, и в этом наше удовольствие. Эта антология полна дедуктивных рассуждений, прихотей и замечательного дара британцев: преуменьшения.(сентябрь)

Отзыв на: 05.09.1990
Дата выпуска: 01. 08.1990
Жанр: Художественная литература

Мягкая обложка — 576 страниц — 978-0-19-282968-9

Мягкая обложка — 608 страниц — 978-0-19-280371-9

Мягкая обложка — 576 страниц — 978-0-19-280375-7

Показать другие форматы

ФОРМАТЫ

Почему мужчины притворяются женщинами, чтобы продать криминальную литературу

Почти 10 лет назад Мартин Уэйтс, британский писатель-криминалист, пил кофе со своим редактором.Уэйтс, который был в какой-то степени беспомощен в плане проектов, искал новые идеи. Однако его редактор искал женщину. Или, точнее, концептуальная женщина-писательница триллеров, которой могла бы быть британка Карин Слотер или Тесс Герритсен.

«Я сказал, что могу это сделать, — вспоминает Уэйтс. Его редактор был настроен скептически. Но затем Уэйтс изложил идею книги, основанной на новостях, которые он когда-то читал, о серийном убийце, преследующем беременных женщин и вырезающем их зародыши. Концепция, как он несколько застенчиво признает, была ужасной.

«Это именно то, что мы ищем», — ответил его редактор.

Эта идея превратилась в The Surrogate , криминальный триллер, опубликованный в 2009 году, и Уэйтс одновременно стал Таней Карвер, его женским альтер-эго. Прежде чем начать писать, он провел период исследований, читая романы популярных писательниц-криминалистов и делая «обильные заметки» об их различных героях и злодеях. Уэйтс был актером до того, как стал писателем, и «Мартин» и «Таня» вскоре стали в его голове разными персонажами, почти как персонажи.Он садился писать от лица Тани, а потом понимал, что эта концепция гораздо лучше подходит для Мартина. Книги Мартина, объясняет он, «были более сложными, более метафорическими. Такие вещи мне нравятся в писательстве». Книги Тани были проще: массовые коммерческие триллеры, рассчитанные на женскую аудиторию. И они быстро стали более успешными, чем любая из предыдущих книг Уэйтса.

Случай, когда автор-мужчина использовал женский псевдоним для написания художественной литературы, был относительно неслыханным, когда появилась Таня Карвер, но взрыв криминальной литературы, ориентированной на женщин, за последние пять лет привел к тому, что все большее число авторов-мужчин перенимают гендерные аспекты. нейтральные имена для публикации своих работ.В прошлом месяце Эллен Геймерман из Wall Street Journal рассмотрела этот феномен, взяв интервью у ряда писателей, которые признались, что они мужчины: Райли Сагер (Тодд Риттер), А.Дж. Финн (Дэниел Мэллори), С.Дж. Уотсон (Стив Уотсон), Дж.П. Делани (Тони Стронг), С.К. Тремейн (Шон Томас). Геймерман отметил, что эта тенденция иронична, потому что история художественной литературы полна женщин-писателей, использующих мужские или гендерно-нейтральные псевдонимы для публикации своих произведений, от сестер Бронте до Дж.К. Роулинг.

Этот сдвиг в судьбе можно объяснить несколькими факторами. Хотя точные цифры получить сложно, женщины-читательницы стали доминировать в художественной литературе, где они широко рекламируются как представляющие до 80 процентов рынка. И хотя детективы и психологические триллеры часто ассоциируются с читателями-мужчинами, женщины тоже читают большинство из них — от 60 до 80 процентов. Доктор Мелани Рамдаршан Болд, лектор по издательскому делу и книжной культуре в Университетском колледже Лондона, сказала мне, что женщины также предпочитают читать книги женщин, ссылаясь на опрос Goodreads, который показал, что 80 процентов новых читателей женского автора, вероятно, составляют женщины.

Другими словами, последние несколько лет стали свидетелями значительной переориентации ландшафта криминальной литературы до такой степени, что писатели-мужчины могут считать себя в невыгодном положении. Известие о том, что некоторые предпочитают скрывать свой пол, было с триумфом встречено некоторыми комментаторами, которые интерпретировали это как доказательство того, что литературные правила изменились. Это вызвало закатывание глаз у других, которые отметили иронию мужчин, пытающихся войти в жанр рассказов о «мертвых или пропавших без вести женщинах», которые женщины-авторы и читательницы только недавно вернули себе как свои собственные.

Но успех таких писателей, как Джиллиан Флинн, Пола Хокинс и Карин Слотер, обусловлен не только тем, что они женщины. Скорее дело в том, что книги, которые они пишут, часто интерпретируют мир через безошибочно женскую призму. Уэйтс цитирует поговорку о том, что разница между писателями-криминалистами заключается в том, что писатель-мужчина заметит, как выглядит преступление, а писательница-женщина исследует, как оно ощущается . Таким образом, успех в современной криминальной фантастике заключается не только в выборе гендерно-нейтрального имени.Речь идет о писателях, которые понимают, почему женщин так привлекают истории о жестоком, наглядном насилии.

* * *

Один из самых ранних примеров криминальной истории был рассказан женщиной по имени Шахерезада, которая отсрочила свою казнь в Арабские ночи с помощью «Трех яблок». В сказке рыбак находит запертый ящик с расчлененным телом молодой женщины, а визирю поручено найти убийцу. Корни первых женских детективных романов, ученый Адриенн Э.Гэвин, находятся в готических романах, таких как произведение Энн Рэдклифф 1794 года « Тайны Удольфо, », где женщины являются «жертвами преступления и находятся в плену, но также сбегают с помощью протодетективных методов, чтобы в конце концов одержать победу».

Самые влиятельные женщины-писатели детективов, тем не менее, появились в золотой век детективной фантастики в 1920-х и 30-х годах, когда Агата Кристи, Дороти Л. Сэйерс, Марджери Аллингем, Жозефина Тей, Нгайо Марш и другие усовершенствовали искусство детектива. детектив.Их героями часто были мужчины, такие как детективы Эркюль Пуаро, Альберт Кэмпион и лорд Питер Уимзи, и когда романы были сосредоточены вокруг главных героев-женщин, эти женщины, как правило, были нетипичными следователями. По мнению Гэвина, появление крутых детективов таких авторов, как Дэшил Хэмметт и Рэймонд Чендлер, сделало женщину-сыщика «менее угрожающей фигурой: пожилой, любительницей и детективом скорее по воле случая, чем по замыслу».

Но читательницы были не менее заинтригованы. В частности, в работах Кристи они обнаружили внимание к деталям и ловкое понимание нюансов общества в Англии начала 20-го века в дополнение к тщательному сюжету.(Кристи, как сообщается, собиралась опубликовать свой первый роман под мужским псевдонимом, но не могла выбрать между Мартином Уэстом или Мостином Греем и поэтому предпочла вместо этого использовать свое собственное имя.) Затем, в 1940-х и 50-х годах, когда писатели-мужчины создавали мужские персонажи после двух мировых войн, женщины-писатели, такие как Дороти Б. Хьюз и Вера Каспари, писали художественную литературу, в большей степени основанную на психологическом напряжении, с более сложными женскими персонажами.

«Существует расхожее мнение, что чем кровавее рассказ о серийном убийце, тем больше вероятность того, что его читают маленькие старушки.

Сара Вайнман, редактор антологии Women Crime Writers , говорит, что одним из факторов, определяющих эти книги, является «огромное отсутствие сентиментальности». В то время, объясняет она, «мужчины, которые писали, были романтиками. Женщины просто рассказали все как есть. Они видели это, они передали это, и они не приукрашивали это». Этот прагматизм сегодня можно почувствовать в некоторых из самых успешных произведений криминальной фантастики. Написав в The Atlantic в прошлом году о женщинах-писательницах криминальных романов, Терренс Рафферти отметил, что это новое поколение писателей «не очень верит в героев, что делает их рассказывание историй, возможно, более подходящим для этих циничных времен. В их книгах мало перестрелок, но много эмоционального насилия».

Но современные писательницы-криминалисты, особенно Карин Слотер, наиболее известная своей серией Уилла Трента, также не ограничиваются физическим насилием. И, как ни парадоксально, это может быть еще одна вещь, которая делает их такими неотразимыми. Женщин-читательниц, отмечает Вайнман, всегда привлекали более мрачные истории. «Существует расхожее мнение, — говорит она, — что чем кровавее рассказ о серийном убийце, тем больше вероятность того, что его прочитают маленькие старушки.«Одним из самых больших сюрпризов для Уэйтса, когда он принял образ Тани Карвер, было то, что он узнал, насколько женщины-читательницы наслаждались жестокостью в рассказах и даже жаждали ее. На одном мероприятии женщина спросила его, были ли его книги особенно жестокими, добавив, прежде чем он успел ответить: «Потому что я прочитаю их, если это так». Слотер, которая продала более 35 миллионов копий своих криминальных романов, так часто спрашивают, почему в ее книгах такое графическое изображение насилия, что на ее веб-сайте есть раздел об этом.

В последнее время женщины-писательницы исследуют насилие в более интимной обстановке — дома. За последние пять лет стратосферный успех таких книг, как « Исчезнувшая » Гиллиан Флинн (по сообщениям, 25-й бестселлер в истории) и « Девушка в поезде » Паулы Хокинс породил новый подмножество криминальной фантастики, которую автор Джулия Крауч назвал «домашним нуаром». Книги в этом жанре, говорит доктор Рамдаршан Болд, «как правило, сосредоточены на женском опыте в домашней обстановке.В них главные герои женского пола, и часто исследуются — помимо криминала — нюансы отношений и брака, области, которые, по словам Болда, «в значительной степени отсутствовали в популярных криминальных романах в прошлом».

Заметный успех таких книг на рынке вдохновил множество подражателей и заставил некоторых усомниться в уместности мужчин, пытающихся проникнуть в этот жанр под видом гендерно-нейтральных псевдонимов. «Они точно не лгут», — написала Келли Фэйрклот из Jezebel . «Просто, если вы лениво просматриваете Barnes and Noble в поисках Gone Girl в стиле , вы не встретите немедленных подсказок. Один из представленных авторов дошел до того, что примерил лифчик, чтобы не допустить очевидных ошибок, которые могли бы выбить читательниц из истории. Интересно, он также получает приводящие в бешенство электронные письма, жуткие личные сообщения или вообще покровительственную чушь?»

* * *

Практика использования псевдонимов в художественной литературе широко распространена.Авторы, объясняет Вайнман, часто меняют псевдонимы, если работы, опубликованные под их прежним именем, не особенно хорошо продавались. Она указывает на Тодда Риттера, который опубликовал довоенный детектив под именем Алан Финн, прежде чем снова перезагрузиться как Райли Сейджер с неоднозначным полом. «Мое имя стало своего рода обузой», — объяснил Риттер в своем блоге, представляя Финна. «И, поскольку мы искали нового издателя, можно было утверждать, что редакторы были бы готовы пойти с кем-то, у кого был чистый лист, а не с признанным критиками автором с неоднородными продажами.

Final Girls , первый роман Райли Сейгер, стал хитом. Стивен Кинг назвал его «первым великим триллером 2017 года», а Вупи Голдберг рекламировала его в The View. Книга рассказывает об одинокой выжившей в ужасающей «резне кинематографического масштаба», которая пытается уйти от своего травматического прошлого, когда обнаруживает, что все больше женщин находят мертвыми. «По какой-то причине мы были счастливчиками, которые выжили, когда никто другой не выжил», — объясняет главный герой Куинси.«Красивые девушки в крови». Книга осознает, что использует образ фильма ужасов, который регулярно подвергает женщин насилию и пыткам. Но тот факт, что Риттер принял женский образ для публикации книги, поднимает сложные вопросы о том, кто должен рассказывать истории о жестоком обращении с женскими телами. Это как-то менее беспричинно, когда женщины пишут эти романы? Или, учитывая, что так много читательниц все равно наслаждаются ими, это просто безобидная уловка, чтобы охватить большую аудиторию?

Вопросы о том, что уместно, а что нет, уже давно беспокоят этот уголок отрасли. Десять лет назад книжный мир разразился дебатами о том, не слишком ли жестоки женщины-авторы в своем обращении со своими жертвами женского пола. Когда шотландский писатель Вэл Макдермид подвергся критике со стороны криминального писателя Яна Рэнкина за ее графическое изображение насилия, Макдермид нанесла ответный удар. «До сих пор бытует забавное мнение, что женщины не должны писать книги о насилии, и все же женщины чаще всего становятся жертвами сексуального насилия», — сказала она The Guardian. – Так что же мы говорим, что те, кто скорее всего испытает это, не должны писать об этом?

Женщин всегда привлекали истории об убийствах, которые, как это ни странно, могли заставить их чувствовать себя в безопасности.

Вопрос о том, почему женщинам нравится читать о насилии над женщинами, сложен. Хокинс в предыдущих интервью указывал, что женщины просто ищут истории, которые соответствуют их собственному опыту в мире. «Мужчины, как правило, подвергаются нападению незнакомцев, женщины, как правило, подвергаются нападению людей, которых они знают». Она добавила, что большинство женщин «заставляют думать о себе с точки зрения того, что они должны делать, чтобы предотвратить насилие по отношению к ним». Частично взрыв домашнего нуара и других книг о женщинах, безусловно, заключается в том, что они интерпретируют насилие с женской точки зрения, давая голос и мысли жертвам, которые в криминальной литературе чаще изображаются как тела на холодной плите.

Но удовольствие от криминальной фантастики также согласуется с желанием добиться справедливости. Закон и порядок: SVU , шоу, в котором регулярно изображается жестокое сексуальное и физическое насилие в отношении женщин, также пользуется огромной популярностью среди зрителей женского пола. С одной стороны, он серьезно относится к жестокому обращению с женщинами. Но, с другой стороны, это создает аккуратную структуру, в которой дела раскрываются, а виновные наказываются. То же самое относится и к книгам. Криминальная литература, говорит Вейнман, предлагает порядок: «Читая о серийном убийце, которого поймали, или о найденном пропавшем ребенке, или о жестоко убитой женщине, а дело раскрыто, есть конец и некий катарсис. Повествование обеспечивает траекторию там, где реальная жизнь не может».

Вероятно, когда женщины читают триллеры, написанные женщинами, возникает неявное доверие — взаимное понимание того, что каждая воспринимает тему лично и привносит свой собственный опыт в рассказываемые истории. «Женщины-авторы, — объясняет Слотер на своем сайте, — привносят «другую точку зрения» в истории о насилии и сексуальном насилии. Это не значит, что писатели-мужчины не могут сопереживать или не могут направить тот же эмоциональный интеллект, который лучшие писательницы-женщины привносят в криминальную литературу.Уэйтс говорит, что особенно гордится одной из своих книг Тани Карвер, посвященной теме домашнего насилия. Но он также признает, что читает криминальную литературу авторов-женщин и осознает, что многие из них пишут сцены, которые ему было бы некомфортно пытаться избежать.

В конечном счете, говорит Вейнман, тенденция психологических триллеров, ориентированных на женщин, возможно, достигла своего пика, и писатели и издатели скоро перейдут к следующей победе. Но долгая история криминальной литературы и ее относительно недавнее появление на книжных полках обычных читателей доказывает, что женщин всегда привлекали истории об убийствах, которые, как ни странно, могли заставить их чувствовать себя в безопасности.По крайней мере отчасти недавняя популярность триллеров авторов-женщин связана с пониманием того, что писатели привносят в свои произведения свой собственный жизненный опыт, и этот опыт совпадает с опытом их читателей. Писателям-мужчинам повторить свой успех намного сложнее, чем просто взять псевдоним.

Детективные романы — идеальное развлечение

В последнее время слушаю британские детективы в виде аудиокниг в машине, а также на прогулке или во время складывания белья или мытья посуды.Я пишу романы, которые откладывают на полку как художественную литературу, но в конце концов слушаю криминальные истории в любую свободную минуту. Я только что закончил три романа Дж.К. Роулинг написала как Роберт Гэлбрейт об измученном и утомленном детективе Корморане Страйке. Роулинг гениальна в напряжении повествования и беспрепятственно передает точку зрения между Страйком и его искусным, сомневающимся в себе помощником Робином Эллакоттом. Я отчаянно хочу, чтобы эти персонажи были счастливы, и я не смог разгадать ни одну из загадок раньше них.

Серия книг Салли Локхарт Филипа Пуллмана, написанная для детей, но подходящая для взрослых, — идеальные аудиокниги. Как и детективные романы Кейт Аткинсон (и ее недетективные романы). Первые две книги Джона ле Карре были очень короткими детективами об убийствах, прежде чем он переключился на шпионов. Серии Сары Уотерс Fingersmith и Платящие гости о преступлении, а также о любви, тайне, истории, предательстве и самопожертвовании.

Я смотрела сериал Счастливая долина и поставила его на паузу, когда вошел мой муж.Он посмотрел на экран и сказал: «Идет дождь, там полицейский, они едут слева, все выглядят недовольными, наверное, труп. Должно быть, это одно из шоу Мэйл.

В «Виновном доме священника» У. Х. Оден сказал, что детективные истории были бегством от действительности для тех, у кого есть чувство вины, которые хотели, чтобы оно исчезло. Но я думаю, что для меня это больше катарсическая фантазия о разоблачении и сдерживании зла. Даже когда главные герои несовершенны и им мешают, а концовки неоднозначны — может быть, особенно тогда — модель остается: злодеи бессовестно лгут, блестящий, упорный детектив ловит их на лжи, и правосудие восторжествует.В наши дни нет ничего более удовлетворительного, чем это.

Новый роман Мэйл Мелой, Не тревожьтесь , будет опубликован в июне издательством Riverhead.

Эта история впервые появилась в выпуске журнала Town & Country за июнь/июль 2017 года.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на фортепиано. ио

Десятицентовый роман и детективная история

Обложки десятицентовых романов из серии «Нью-Йоркская детективная библиотека». (Любезно предоставлено редкими книгами и специальными коллекциями Университета Рочестера)

Пэм Бедор подошла к столу в комнате редких книг в библиотеке колледжа. Женщина средних лет подняла глаза от компьютера и посмотрела на молодого аспиранта.

«Я могу вам помочь?» — спросила женщина.

«Я здесь новенький аспирант и люблю редкие книги.Мне просто интересно, не могли бы вы рассказать мне о своих коллекциях.

— Конечно, дорогой, — любезно сказала женщина. — Хочешь увидеть хранилище?

Хранилище состояло из рядов книг, как и стопки. И при этом совсем другой. Бедор сразу почувствовал прохладу помещения. Старым книгам нужна прохладная сухая среда, чтобы защитить их хрупкие страницы. Библиотекарь крутила переключатель за переключателем, включая свет, и жестом велела Бедоре следовать за ней по коридору. Они медленно шли между стеллажами, пока библиотекарь указывал на различные коллекции редких и ценных томов, в основном в кожаных переплетах.

Внезапно Бедора остановилась.

«Что это?» — спросила она, указывая на полку с книгами в желтых обложках. Она посмотрела в проход, и книги в мягкой обложке, казалось, тянулись бесконечно.

— Это грошовые романы, — сказала библиотекарша с тем же благоговением, с каким она говорила о коллекции эпохи Возрождения.«Рочестер обладает одной из крупнейших коллекций в стране. Более 10 000 томов, хотя, боюсь, не все они каталогизированы. На данный момент никто не работает с этой коллекцией».

«Можно прикоснуться к одному?» — спросил Бедор.

«Конечно», — сказал библиотекарь. «Они должны были быть прочитаны».

В первой книге, которую она взяла в руки, на обложке был красивый молодой детектив, ловивший женщину в обмороке. Бедор открыла первую страницу и перенеслась в свое детство. В маленькой библиотеке своего родного города в Канаде она прочитала все детские книги, и именно там она впервые узнала о приключениях детей-детективов Нэнси Дрю, близнецов Боббси и мальчиков Харди. Она поняла, что с этого дня ее жизнь никогда не будет прежней.

***

Памела Бедор, доцент английского языка в кампусе Эйвери-Пойнт, со своей новой книгой «Грошовые романы и корни американской детективной фантастики», в которой прослеживается влияние десятицентовых романов XIX века на таких писателей, как Марк Твен, Уильям Фолкнер, Дэшил Хэммет. и Рэймонд Чандлер.(Ken Best/UConn Photo)

«Книги, которые я увидела в тот день, были примерно тысячей из 1465 десятицентовых романов Ника Картера», — говорит Памела Бедор, ныне доцент английского языка и писательский координатор в кампусе Эйвери-Пойнт Университета Коннектикута, который заработал ей Кандидат наук. в Рочестерском университете. «В тот первый год, когда я работал над докторской диссертацией, я был очень методичен. Я ходил в комнату редких книг и читал дешевые романы по три часа каждую неделю».

Читая эти книги конца 19-го века, Бедор начал изучать романы из дешевого магазина, обнаруживая основные элементы детективной фантастики, которые можно найти в трудах Рэймонда Чендлера, Дэшила Хэммета, Марка Твена, Уильяма Фолкнера и в рассказах, позже написанных. для кино, радио и телевидения.Она прослеживает эти открытия в новой книге « Даймовые романы и корни американской детективной фантастики, », опубликованной в ноябре издательством Palgrave/MacMillan в рамках серии Crime Files.

Детективы стали популяризироваться благодаря Нику Картеру и Аллану Пинкертону. Картер был вымышленным персонажем, который впервые появился в серии популярных книг 1886 года, написанных несколькими разными писателями. Аллан Пинкертон открыл первое в стране частное детективное агентство, а позже в начале 1900-х написал мемуары, основанные на некоторых из его дел.Впоследствии он появлялся как персонаж в различных десятицентовых романах. Фраза «роман в десять центов» часто используется для описания различных форм популярной художественной литературы конца 19-го и начала 20-го веков.

«Может быть, 30 человек написали грошовые романы о Картерах, но большинство из них написали трое», — говорит Бедоре. «Автор Ника Картера был объявлен мертвым The New York Times три раза с этими разными авторами».

«Пинкертон — очень интересный персонаж, — добавляет она. — Он появляется во множестве дешевых романов.Дэшил Хэмметт, написавший « Мальтийский сокол, », некоторое время был детективом Пинкертона, прежде чем стать писателем».

Кабинетные сыщики и крутые детективы

Бедор решила сосредоточить свои исследования на серии десятицентовых романов «Нью-Йоркская детективная библиотека». Вскоре она обнаружила, что истории и персонажи сильно отличались друг от друга, а не взаимозаменяемые истории, описанные в нескольких более ранних исследованиях грошовых романов.

«Куда бы я ни повернулся, характеристика дешевого романа следовала за маркетингом: «Эта книга похожа на любую другую книгу, которую вы читали». Вам понравится», — говорит она. «Но я видел кабинетного сыщика, крутого сыщика, сыщика процессуальной полиции. Это жанры, с которыми я знаком. Их не должно быть здесь в 1880 году.

Изучая грошовые романы, она обнаружила литературных предков кабинетных сыщиков, таких как Шерлок Холмс Артура Конан Дойля и Неро Вульф Рекса Стаута; крутые детективы, такие как Сэм Спейд из Хэммета и Филип Марлоу из Рэймонда Чендлера; и детективы процессуальной полиции в таких книгах, как серия «87-й участок» Эда Макбейна и « Синий рыцарь» Джозефа Вамбо.

Бедор говорит, что, несмотря на разные взгляды на популярность детективов, некоторым читателям нравится разгадывать тайны, а другим просто нравится рассказывать хорошие истории; для таких читателей удовольствие может заключаться в том, чтобы следовать тому, что она описывает как тему «загрязнения и сдерживания», которую она нашла в дешевых романах, которые все еще можно найти в современной детективной литературе.

«У нас есть этот детективный герой, но чем больше он или она взаимодействует с криминальным элементом — пытается залезть в голову преступнику, метафора шахматной игры — детектив часто понимает, что он или она очень похож на преступника, иногда в конце концов стать убийцей и убить преступника», — говорит Бедоре. «Я думаю, что когда мы следим за детективом, особенно за серийным детективом, есть понимание, что они всегда могут стать продажными. Вы знаете, что они не станут коррумпированными, но опасность всегда существует».

Разбор популярной формулы

В дополнение к классу, который она ведет по американской детективной фантастике, Бедор вела несколько специальных тематических курсов более высокого уровня, таких как научная фантастика, вампиры в литературе и культуре, а также Стивен Кинг и теория культуры.Она говорит, что по сравнению с научной фантастикой или романами ужасов детективные истории «суперформальны».

«Удивительно, что, несмотря на шаблонность, детективы так популярны, — говорит она. «Кажется простым понять, почему научная фантастика, которая постоянно реагирует на опасения по поводу изменений в технологиях и науке, так популярна. Труднее понять, почему детективы так популярны».

Бедор отмечает, что, обучая студентов популярной культуре, у нее есть преимущество в том, что она обращается к предмету, который им интересен. Она пытается заставить их взглянуть на предмет с более критической точки зрения, задавая вопросы об основных предположениях, которые может затрагивать жанр, и вопросы, которые они поднимают о таких темах, как раса, пол, класс или сексуальность, а также об эпистемологии.

«Я люблю слово эпистемология. Как мы конструируем знание, как мы соглашаемся с ним, что есть истина?» она сказала. «Это вопрос, который находится в центре детективной фантастики. С идентичностью и эпистемологией в качестве центральных блоков мы начинаем рассматривать популярную культуру и конкретные жанры популярной литературы.После того, как вы прошли пару уроков по поп-литературе, пляжного чтения больше не будет. Его не существует, потому что чтение на пляже всегда будет рассказывать истории, которые по какой-то причине важны для людей. Как только вы начинаете думать о том, почему эти истории имеют значение — даже когда вы читаете последний роман «Сумерки», вы думаете, подождите минутку — что это говорит о гендерных отношениях или подростковой сексуальности? Каким бы ни был роман, он всегда заставляет задуматься».

В своей книге Бедор предполагает, что есть много новых возможностей для изучения десятицентовых романов и их длительного влияния на детективную фантастику и другие литературные жанры.Она заинтересована в том, чтобы продолжать исследовать подвиги женщин-детективов в этом жанре, а также расширяющееся разнообразие детективных героев, которые являются черными, инвалидами или пожилыми, как они появлялись с годами.

У нее также есть еще один книжный проект в разработке, который будет посвящен трем полнометражным романам из Нью-Йоркской детективной библиотеки и будет включать примечания и различные второстепенные материалы, направленные на демонстрацию их влияния на детективную литературу, а также на американский роман.Она добавляет, что эта книга может стать центральным элементом продвинутых курсов бакалавриата или магистратуры по популярной культуре, детективной фантастике или в качестве вводного материала для учебной программы по популярной литературе и культуре в американской литературе или американистике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.