Классическая книга: Лучшие классические книги

Содержание

Книга СТРЕКОЗА Классическая Басня, Россия

Описание

В книге «Классическая Басня» издательства СТРЕКОЗА вы найдете произведения Эзопа, Леонардо да Винчи, Жана де Лафонтена, В. Майкова, И. Хемницера, В. Л. Пушкина, И. Дмитриева, И. Крылова и Л. Толстого. Познакомившись с ними, вы сможете сравнить: так ли сильно изменились общество, нравы и человеческие пороки с IV века до нашей эры и до наших дней. Книга рекомендована для детей среднего школьного возраста.

Коллекция
Школьная программа

Страна производителя
Россия

Тип товара
Книга

Автор
И. А. Крылов

Издательство
Стрекоза

Детский товар
Да

Возраст потребителя
С 10 до 14 лет

Материал
Офсет

Назначение
Для чтения, развития

Обложка
Твердый переплет

Размер/Формат
14,3х20,6х1,3см

Цвет
Синий

В книге «Классическая Басня» издательства СТРЕКОЗА вы найдете произведения Эзопа, Леонардо да Винчи, Жана де Лафонтена, В.

Майкова, И. Хемницера, В. Л. Пушкина, И. Дмитриева, И. Крылова и Л. Толстого. Познакомившись с ними, вы сможете сравнить: так ли сильно изменились общество, нравы и человеческие пороки с IV века до нашей эры и до наших дней. Книга рекомендована для детей среднего школьного возраста.

Как снимали Хичкок, Куросава и Скорсезе. Классическая книга о режиссуре


Олеся Ахмеджанова

Перед вами «Кадр за кадром» — одна из самых успешных книг о режиссуре: в мире продано 250 000 экземпляров. Классическое издание. База — неважно, собираетесь вы снять эпическое полотно или ролик для YouTube.

Вас ждет рассказ о том, как работали великие режиссеры XX века: Альфред Хичкок, Орсон Уэллс, Акира Куросава и Мартин Скорсезе. И 800 фотографий и раскадровок из самых известных фильмов: «Бегущий по лезвию», «Королевство полной луны», «Дэдпул».

Книга «Кадр за кадром» охватывает столько тем, что после неё остается только одно — снимать своё кино.

Смелее!

Зачем читать про то, как снимать

«Зачем мне книга про кино, когда сегодня кто угодно может снять ролик с помощью смартфона и там же его смонтировать?» — спросите вы. И будете правы: сегодня — лучшее время для кинематографистов со времен первого кинопоказа в 1895 году.

Но несмотря на технологии, мы по-прежнему должны знать, как написать, снять и смонтировать историю, не дающую спать по ночам. Пусть мир и изменился, но фильмы создаются примерно по тому же принципу, что и сто лет назад.


Стивен Спилберг и армия игрушечных солдатиков — превизуализация сцены из фильма «В поисках утраченного ковчега»

Отправной точкой для метода, представленного в книге, стал классический голливудский стиль. Представляете: он лежит в основе 99% телевизионных передач и фильмов, которые выходят на экраны. До сих пор! И если вы освоите эту кинематографическую грамматику, то с легкостью сможете пользоваться проверенными приемами и осознанно нарушать правила.

Если вы решили окунуться в кино, «Кадр за кадром» сможет научить ремеслу. А вот художником вы должны стать самостоятельно.

Крупный план

В кино важнее всего глаза. Жан-Люк Годар однажды сказал, что самый комфортный монтаж — монтаж по взгляду. Именно поэтому в кино превалируют подмигивания, беглые и пристальные взгляды, слезы, взгляды исподволь — глаза, вероятно, самая выразительная часть человеческого лица.

Вот почему так важны крупные планы — они акцентируют внимание на взгляде героя и помогают создать между нами и персонажами близкие отношения.



Обычные и неожиданные пропорции кадра

Чтобы зритель стал ближе к герою, нужны крупные планы. В западном искусстве предпочитают портреты, где человеческое лицо слегка (или сильно) смещается от центра — чтобы избежать неприятной симметричности композиции. Кстати, такая композиция будет интереснее на широком экране.



Портретная композиция, использующая соотношение сторон кадра

Детали лица человека — глаза, рот и уши — часто снимают крупным планом, чтобы усилить драматургию сцены. Макропланы дают простор для творчества — стоит только начать экспериментировать.

Основные варианты детальных планов человеческого лица

Субъективные и модифицированные субъективные тревеллинги

Самое время сказать: «Что-о-о?» Не пугайтесь. Сейчас вы все поймете. Смотрите: обычно зрители следят за персонажами как нейтральные наблюдатели. Но иногда камера может двигаться так, будто зритель видит действие глазами героя фильма. Это называется субъективный план героя.

Одна из его разновидностей — модифицированный субъективный план, когда в кадр включают персонажа. Например, мужчина подходит к уступу на берегу моря, чтобы найти жену и сестру, сидящих на пляже.


Это и есть субъективный тревеллинг

Следующий вариант — слегка измененная версия субъективного тревеллинга, где камера движется к персонажам, а мужчина смотрит на них. Даже если мы не видим его глаз, он очевидно смотрит на женщин. Приближаясь к мужчине, камера переходит из объективного в субъективный режим. Снимая план через руку, режиссер предлагает зрителям посмотреть на сцену глазами мужчины.



А это модифицированный субъективный тревеллинг

Что еще

Таких нюансов в книге — миллион. Автор Стивен Кац — отмеченный наградами писатель, режиссер и продюсер — создал для вас язык кино, чтобы вы смогли его освоить. Даже с нуля.

Книга будет полезна режиссерам, сценаристам и профессионалам в сфере кино. И тем, кто давно хотел подступиться к этой вселенной.


Раскадровка для фильма «Королевство полной луны»

Вот что вас ждет:

  • Как панорамирование помогает разгадывать загадки
  • «Король умер, а затем умерла королева». Тайны монтажа
  • Ржавый велосипед. Сломанные ставни. Как показать течение времени
  • Простые советы для работы на площадке
  • «Танцевать будет либо камера, либо я». Всё про движение в кадре

Если вы сомневаетесь, снимать или нет, задумайтесь: мы живем в эпоху невероятных возможностей. У нас есть столько площадок и техники, что режиссером может стать буквально каждый. Все что нужно — желание (оно внутри) и инструменты (они в книге).

P.S.: Подписывайтесь на нашу рассылку по творческим книгам. Будете первыми узнавать о скидках и получать самые-самые отрывки из книг. Мы присылаем только самое интересное.

Обложка: © Columbia Pictures/Getty Images

Книга Дины Кирнарской «Классическая музыка для всех»

Восприятие классической музыки требует подготовки. Здесь можно только позавидовать нашим бабушкам и прабабушкам: в прошлом в каждой образованной семье ребенок получал обязательное музыкальное воспитание. Дети посещали оперу, слушали симфонические концерты, к ним приглашали учителей фортепианной игры. И в России, и в Европе были живы традиции домашнего музицирования, когда люди собирались вместе и пели романсы, играли квартеты, устраивали музыкальные вечера. Дети, выросшие в такой обстановке, считали серьезную музыку неотъемлемой частью своей жизни, став взрослыми, старались не расставаться с ней и приобщать к высокому искусству уже своих детей и внуков.

Иногда может показаться, что падение интереса к музыкальной классике естественно и современный человек легко обойдется и без нее. Нет большей ошибки, чем так думать; возможности классической музыки в развитии ума и души поистине беспредельны и не сравнимы ни с чем другим. В опере, концерте, симфонии музыкальная идея все время обновляется, ее развитие часто непредсказуемо, и тот, кто с удовольствием слушает Бетховена, Брамса, Шостаковича, обладает «контактностью высшего типа», умеет следить за сложно текущей мыслью, понимать все ее нюансы. Разве не нужно такое умение артисту, художнику, бизнесмену или ученому?

Кроме того, музыка — это еще один особый язык. Так же как писатели и поэты превращают слово в средство передачи тончайших оттенков чувства, в средство познания жизни и людей, композиторы рисуют собственную картину мира с помощью звуков. Подобно обычной речи, музыка обладает своими знаками и значениями, она построена по определенным правилам. И хотя музыкальный язык и его законы мы осваиваем бессознательно, в психологическом смысле этот особый «язык» невероятно обогащает нас, расширяет наш умственный горизонт, усиливает наши интеллектуальные способности. Характерен в этом отношении опыт венгерского композитора Золтана Кодая, который показал, что школьники, занимающиеся музыкой каждый день, усваивают программу по всем предметам намного лучше тех, кто музыкой не занимается.

Из всех видов искусства классическая музыка обладает наибольшей сложностью. В ней нет ничего внешнего, прямо связанного с действительностью, как сюжет в повести или фильме. Музыка всегда как бы воспаряет над реальностью, ее смысл никогда не может быть разгадан до конца, и оттого она легко находит путь к человеческому сердцу. Все, что есть в душе необъяснимого, тайного, недосказанного, выразит себя в музыке. Она не дает человеку загрубеть, забыть о своей человеческой сущности. Музыка — хранитель и воспитатель душевной чуткости, интеллигентности, культуры чувства. Она раскрепощает человеческую натуру и открывает ее для творчества. Можно не сомневаться, что каждый, кто полюбит классическую музыку, через некоторое время изменится: он станет деликатнее, умнее, а ход его мыслей приобретет большую изощренность, тонкость, нетривиальность.

Эта книга — попытка рассказать о музыке для всех, в том числе и для тех, кто имеет не слишком большой музыкальный опыт, но хотел бы ближе ознакомиться с музыкальной классикой.

Классическая музыка требует от слушателя некоторых усилий, внимания, сосредоточенности, а современный ритм жизни часто к этому не располагает. После трудного рабочего дня у человека остается лишь одно желание — немного отвлечься, забыться, отдохнуть — «расслабиться». А классическая музыка, говорящая о духовном, возвышенном, серьезном, требует особого напряжения: слушать оперу или симфонию — это в известном смысле то же, что читать Льва Толстого, Франца Кафку, Бальзака, то есть это — труд души.

Задача книги — найти ключ к музыкальному содержанию, к тому, о чем говорит музыка и ради чего она создана. Конечно, однозначных толкований здесь быть не может: так же как литературу, живопись, кино или театр, музыку каждый воспринимает по-своему. Однако существуют объективные данные, которые могут помочь, — это история, культура, художественные вкусы той эпохи, в которой жил композитор. Его музыка создавалась в согласии с воззрениями века, она — своеобразный звуковой слепок внутреннего мира современника, и потому философия, литература, искусство той или иной эпохи могут пролить свет на духовный смысл и суть музыки, написанной тогда же. Более явное, выраженное в слове, жесте, рисунке, расшифрует более тайное, скрытое в звуках.

Такой подход к музыкальному содержанию вполне естествен — ведь композитор, подобно писателям, философам, художникам, принадлежит своему времени, вместе с ними он создает культуру своей эпохи и впитывает ее. В произведениях композитора живет тот же условный герой, что и в сочинениях его современников. Разными средствами — словом, красками, резцом, звуком — люди искусства пытаются сказать нечто новое о жизни и мире, что не дано выразить никому другому. Среди художников и мыслителей века всегда найдется тот, чей творческий облик наиболее близок композитору. Эта близость не может быть абсолютной и полной, но все же некоторые черты творческой натуры Шекспира помогают лучше понять музыку Монтеверди, а философия эпохи Возрождения укажет путь к духовному содержанию ренессансной мессы. Подобный подход к музыке позволяет не останавливаться подробно на биографиях композиторов, отвлечься от структурных особенностей музыкальных форм, чтобы увидеть музыку как часть культуры эпохи, как отражение ее духовных устремлений.

Книга рассматривает музыкальное искусство исторически, последовательно останавливаясь на особенностях музыкальных стилей от Средних веков до Моцарта. Музыкальные открытия и характерные черты каждой эпохи объясняются в книге причинами более общего порядка: в каждой главе говорится о влиянии культуры в целом на музыкальные качества письма, на особенности композиторского мышления. Читатель сможет увидеть, как вместе со сменой философских и эстетических идей менялись музыкальные жанры и формы. История дает здесь богатый материал для сравнения различных эпох и стилей, позволяет проследить эволюцию музыкального искусства.

Книга снабжена иллюстрациями, позволяющими совместить изучение истории музыки с некоторыми сведениями из истории изобразительного искусства и истории культуры, дополняющими музыкальные впечатления читателя. Кроме того, первое издание этой книги включало также специальную фонохрестоматию на компакт-дисках: текст сопровождали музыкальные примеры, без которых невозможно усвоить содержание такого рода. В настоящем издании музыкальная часть буквально «инкорпорирована» в текст. Как? С помощью QR-кодов — небольших штрихкодов на полях страницы, содержащих фрагменты музыкальных произведений. Их можно считывать с помощью камеры мобильного устройства и прослушивать в любом месте, в любое время и не отрываясь от чтения. Эти музыкальные примеры — своего рода музыкальные цитаты, иллюстрирующие мысли, высказанные в тексте. Книга позволяет самостоятельно получить первые представления об истории западноевропейского музыкального искусства, в то же время она может быть интересна и тем, кто хотел бы пополнить свои знания о музыке или даже собирается в будущем стать музыкантом. Если в результате знакомства с книгой интерес читателя к музыкальной классике возрастет, автор будет считать свою задачу выполненной. Нужно только желание и небольшое усилие, чтобы убедиться: великие композиторы обращаются ко всем нам, и каждому дано их услышать и полюбить.

обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании, размер 170x240 мм. 10 отзывов

Средний отзыв:

4.2

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Странное дело! Ненавижу чтиво про диеты и всякие пространные объяснения процессов переваривания пищи!
Боюсь аннотаций вроде " эта книга изменит вашу жизнь" и недоверчиво и скептично отношусь к авторам, критикующим других.
Вот данная книга содержит все вышеперечисленное и действительно на меня подействовала! Не вызвала смех, отвращение или желание ее бросить на середине. Автор даже не делал акцент на неопровержимости фактов им указанных, часто можно встретить слово "корелляция", т. е. возможно данные подтверждают взаимосвязь питания и возникновения болезней. Книга заставляет задуматься о жизни, государственной системе, заболеваниях, удовольствиях и многом другом.
Здесь нет рецептов, нет подсчета калорий, просто список овощей и фруктов, злаков , которые можно есть.
И ведь действительно, потребляя их можно полноценно без страданий жить, работать и радоваться. (Проверено на себе в течении 3 последних дней)

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Издание этой книги на русском языке я с нетерпением ждала. И могу сказать не зря!

Книга исключительно научная. В ней нет необоснованных заявлений, навязанных модой или какими-то другими факторами. Здесь есть исследование и есть вывод. Насколько он объективен, мне, как человеку далекому от медицины, биологии и химии, довольно сложно судить, но тем не менее Кэмпбелл убедительно представляет влияние питания на здоровье.
Для некоторых людей она может показаться занудной и слишком заумной, но можно пропустить исследовательскую и медицинскую часть, в которой он объясняет как зарождаются болезни, почему и как на них влияет наше питание. Хотя на мой взгляд, эти знания позволяют составить полную картину заболеваний и влияния питания на наше здоровье. Кому же интересны лишь практические рекомендации, то этому он посвящает отдельную главу и обобщает все ранее выявленное в ходе исследований в 8 простых и понятных принципов.

Я уже заранее знаю, что многие закатят глаза " ооо, ну ясно, вегетарианство.. очередная чушь." Но тут не этическая сторона вопроса, а исключительно медицинская. Если уж я могу сделать такой малый вклад в свое здоровое будущее и долголетие, то почему я должна откладывать или подвергаться критике со стороны убежденных "мясоедов"? Каждый выбирает сам для себя, но все же я рекомендую ознакомиться с этим научным трудом. Может быть кто-то найдет его столь же полезным и нужным, каким нашла его я.

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Тот случай, когда ожидание и реальность не совпали.
Книгу посоветовал в подкасте один известный оратор: она открывает путь к истине и к шокирующей правде. После прочитала массу восторженных отзывов, решила - хватит откладывать ее в дальний ящик, вперёд к новым знаниям.
Что имеем в итоге: это оказалась банальная настольная книга вегетарианца. Животные белки - зло, растительные - благо. Нужно есть много углеводов, мало жиров и белков - и будете жить долго и счастливо.
Исследования и опыты неубедительны (для меня). В частности, они в основном проводились на крысах.
Не учитывался территориальный и климатический факт: людям, живущим, скажем, в Индии или в странах, где жарко, намного проще быть вегетарианцами, чем, скажем, якутам и жителям севера.
В общем, не оценила.
Не бейте палками за мнение:)

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Эту книгу мне подарили на Новый, 2015-й, год. Сразу вспомнилось позабытое да и уже, наверное, не особо актуальное, выражение: «Книга – лучший подарок». И подарок не разочаровал. Книга затянула с первых страниц… Заметил, что в последнее время увлёкся темой здоровья и здорового питания, видимо, старею.

«Китайское исследование» – известная книга, как выяснилось, нашумевшая, бестселлер и т.д. Не очень люблю все эти ярлыки, хотя книга, безусловно, великолепная. Автор, работая на Филиппинах, искал причину возникновения рака печени у детей и в итоге пришёл к выводу, что в большинстве случаев болезнь вызывал канцероген афлатоксин, содержащийся в заражённом арахисе. Следующим этапом стали исследования на крысах, в процессе которых был обнаружен удивительный факт: уменьшение (увеличение) в пище молочного белка казеина увеличивало (замедляло) процесс развития раковых клеток. Кэмпбелл, до этих исследований, придерживался традиционных взглядов на питание и больным советовал налегать на мясо, молоко и т.п. Но эксперименты на крысах стали первым звоночком. Вторым звоночком, перешедшим в оглушительный набат, стало «Китайское исследование», которое расставило для автора всё по своим местам. В результате он полностью отказался от прежних взглядов на питание, став апологетом правильного, здорового питания на основе цельных растительных продуктов.

Не стоит считать эту книгой очередной рекомендацией вегетарианства. Кэмпбелл вообще противник этого термина, справедливо считая, что вегетарианство часто становится своего рода религией, причём не всегда дружественной. В отличие от вегетарианцев он не призывает делать трагедию из того, что, например, суп сварен на основе куриного бульона, ибо содержание животных белков в таком продукте невелико. Автор рассуждает проще – есть здоровое питание и нездоровое. Что очень импонирует и вызывает доверие к автору, так это отсутствие наставлений, утверждений, что всё написанное абсолютная истина. Кэмпбелл сразу предупреждает, что науке не известен процесс пищеварения на все 100%. Рекомендации он даёт на основе своих работ, а также исследований других учёных. Он честно пишет, насколько вероятен результат, и нигде не встречается стопроцентная вероятность. В качестве образца можно взять следующее высказывание о курении. «Никогда не существовало стопроцентных доказательств, что курение вызывает рак лёгких, но вероятность того, что курение никак не связано с раком лёгких, настолько пренебрежимо мала, что этот вопрос давно считается закрытым». Короче – автор описывает то или иное влияние животных белков на возникновение и развитие многих заболеваний, а уже читатель может верить, а может сомневаться. В интернете, существует странички с критикой данной книги; там высказываются тоже любопытные мысли, но я больше склонен доверять автору. Вывод из книги можно сделать такой – питайтесь фруктами, овощами, цельными злаками, бобовыми, грибами, орехами; минимизируйте рафинированные углеводы, растительные масла, рыбу; исключите мясо, птицу, молочные продукты, яйца – и будет вам счастье, вернее, здоровье.

Однако книга ценна не только непосредственно описанием Китайского исследования. В ней очень много информации о природе заболеваний. Я узнал, как развивается раковая опухоль, как возникают аутоиммунные другие виды заболеваний, как работает витамин D. И это лишь часть полезных сведений. Одна из интереснейших частей – последняя, четвёртая, которая называется «Почему вы не слышали об этом раньше?». Здесь автор пишет, почему современная медицина так и не научилась предупреждать болезни, а в основном лечит симптомы или действует хирургическим путём; почему нам вещают «пейте, дети, молоко – будете здоровы», а также рекомендуют есть «Растишку» и т. п.; почему наука часто вводит нас в заблуждение, сегодня говоря, например, что яйца полезны, а завтра уже опровергая это.

Понравилось, как один из американских врачей ушёл от традиционных химических методов лечения к лечению методом здорового питания, и подвергся гонению со стороны других специалистов в области медицины, притом что эти же самые специалисты предпочитали лечить своих родственников у него, но не отправляли ни одного из своих пациентов к «отступнику».

Кэмпбелл понимает, что человек, который захочет перейти на такое питание, будет испытывать проблемы, справедливо указывая, что «для большинства людей полный отказ от продуктов животного происхождения кажется невыполнимым. Сама идея представляется странной, фанатичной или фантастической». Поэтому предлагает свою стратегию перехода. В конце концов, он не навязывает, а просто предлагает попробовать в течение месяца. Подчеркну, что Кэмпбелл не является «коммерческим» диетологом, не продвигает свои идеи за деньги, не ведёт какие-либо тренинги. Книга написана в первую очередь учёным, который пытается найти истину.

В заключение (не побоюсь этого слова) скажу, что книга великолепна. Она не требует от человека биологического образования, автор постарался изложить всё и научно, и доступно, поэтому трудностей в понимании не возникает. Конечно, здоровый скептицизм при чтении подобных книг не помешает, как и всесторонний анализ и знакомство с другими источниками. Однако ж я согласен с Кэмпбеллом, мне близка эта точка зрения. Я стараюсь в своей жизни соблюдать его советы (хотя, каюсь, периодически нарушаю). Рекомендую всем, кого интересуют вопросы здоровья, питания, здорового образа жизни. Ещё раз подчеркну – никакого восхваления вегетарианства, что многих отталкивает, здесь нет. Только исследования и только выводы на их основе.

P.S. В оригинале книга издана в январе 2005 года в США.

P.P.S. Да, чуть не забыл, прочитано в "РИА Новостях" от 9 апреля 2015 г. "Население России самого работоспособного возраста страдает от избыточной массы тела и ожирения, что ведёт к целому списку серьёзных заболеваний", - рассказал в интервью РИА Новости директор Научно-исследовательского института питания, академик РАН, профессор, доктор медицинских наук Виктор Тутельян.

"55% населения России старше 30 лет имеют избыточную массу и ожирение, а за этим идёт целый букет заболеваний, некоторые из которых фатальны", — сказал он, уточнив, что речь идёт об ишемической болезни сердца, атеросклерозе, инфаркте миокарда и инсультах".

Есть о чём задуматься.

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Тебе придеться забыть все, что ты знаешь о правильной и здоровой пище
Что для Вас правильная еда? Яйца на завтрак, мясной суп на обед и жаркое на ужин? Или может быть побольше молочного и мясного, ведь все с детства знают фразу "пейте дети молоко - будете здоровы". Думаю, что Вы будете разочарованы, узнав что при потреблении молочных продуктов вы повышаете риск развития онкологических заболеваний, сахарного диабета, ожирения, заболеваний предстательной железы и других "сюрпризов". Также, Вы будете в корне переубеждены в том, что употребление мяса = здоровье. В этой книге НЕ написан бред ярых фанатиков вегетарианцев и веганов, убеждающих Вас перейти на сторону "добра", НЕ написаны сказки про "гниение" мяса и животных продуктов и другие бредовые веганские страшилки - все написанное в книге имеет научное обоснование.
Автор этой книги - доктор - биохимик со стажем более 15 лет, который провел на протяжении этого срока (до сих пор проводит) исследования, в котором участвовали более 3 млн человек с различными болезнями: дети в Филиппинах и Нигерии, умиравшие от онкологии, страдающие ожирением маленькие американцы,люди преклонного возраста и обычные здоровые люди.
Считаю, что это самая сильная книга о здоровье и правильном питании, которую не стоит оставлять без внимания.

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

katrinmandarin

katrinmandarin

Эта книга для тех, кто хочет заботиться о своем здоровье и здоровье своей семьи, чтобы прожить долгую и счастливую жизнь. Меня поразили масштабы китайского исследования, а его результаты еще больше. К. Кэмпбелл приводит убедительные доказательства, что питание оказывает прямое влияние на возникновение и развитие многих смертельных заболеваний, таких как рак, диабет, сердечно-сосудистые заболевания и некоторые другие.
Доктор Кемпбелл посвятил этому исследования практически половину своей жизни. В результате было установлено, что отказ от некоторых привычных продуктов питания и переход на специальную растительную диету оказывает огромное положительное влияние на весь организм. Конечно, в один миг изменить свои пищевые привычки очень трудно, но, мне кажется, оно того стоит.

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

OksanaRainchik

OksanaRainchik

Не знаю, с чем именно связано (наверное, все-таки с возрастом), но меня тема питания заинтересовала только совсем недавно. И я имею ввиду не диеты, а именно вопросы пользы/вреда определенной еды, нужности/ненужности тех или иных веществ для организма, правды/мифов о питании и т.п. Почему, когда ты задумываешься над тем, чтобы отказаться от мяса (хотя бы даже исходя из гуманных соображений), тебе тут же говорят – «а как же белок?», или когда ты говоришь, что не пьешь молоко, тебя пугают недостатком кальция. Но буквально только вот я поняла, что все эти люди, которые задают подобные вопросы, сами совершенно не имеют представления о белке, кальции и прочих элементах, об их влиянии на жизнедеятельность организма, о том, откуда они берутся и пр. и пр., а просто лишь повторяют заученные фразы, которые им вдолбили с детства. Ну кто не знает фразы «пейте дети молоко – будете здоровы»? Хотя некоторые, наверное, и не вспомнят, откуда она. Задумавшись над всем вышеперечисленным, я поняла, что, наконец-то, подошла к долгой и мучительной дороге к осознанному питанию.
«Китайское исследование» - масштабный и титанический труд о питании. Сразу оговорюсь – оно далеко не ограничивается одним исследованием в Китае, эта книга не о диетах, это не пропаганда веганства, более того, тут никому не навязывается какое-либо мнение. Здесь изложены только факты, установленные в результате десятков крупных экспериментов в области питания. По полочкам разложено влияние тех или иных веществ на внутренние органы человека, на развитие рака, сердечно-сосудистых заболеваний, диабета, заболеваний костной системы и т. д. Единственное, многое изложено научными терминами, так что справочники по медицине и биологии в помощь (кому слишком сложно, берите брошюрки типа «как похудеть на гречке» или «супер-диета Маши Пупкиной», и будет вам радость). Да-да, как контраргумент могу понять, что большинство из читателей все-таки не специалисты, и, взяв в руки совершенно другую научную книгу или почитав критику «Китайского исследования», они могу столкнуться с совершенно противоположной точкой зрения. И кому верить? Здесь могу сказать следующее.
В начале пути осознанного питания мы можем довериться только своему организму, это что называется «интуитивное питание». Самое сложное, пожалуй, разграничить, что именно требуется, необходимо твоему организму, от того, что ты хочешь съесть, потому что «вкусно», «скучно», «привычка» и т.д. Прислушиваться к себе – это самое главное. И «Китайское исследование» для меня оказалось очень созвучно моим ощущениям, представлением и логике о питании. Не могу сказать, что я на 100% доверяю всему, что написано в этой книге (доверяй, но проверяй, скорее), но для меня она стала шагом на пути к другому типу питания однозначно. В любом случае, советую прочитать всем, кому не безразлично, чем мы питаемся и тем, кто не считает свой организм помойкой, чтобы в него закидывать все, что под руку попадется.

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Discrepant_girl

Discrepant_girl

Эта книга попала мне в руки случайно, мне ее дала почитать подруга. Я книги о еде, диетах и правильном питании зарекалась читать, не моя эта литература. Но никогда не зарекайся - не зря так говорят постоянно 🙂

Книга интересная и захватывающая. Она умная и интеллигентная, как мне показалось. Возможно, кто-то в ней увидит адскую пропаганду вегетарианства, но я увидела другой взгляд, мнение, информацию. Эту самую информацию подают в понятном простому обывателю форме, что делать с этим знанием - ваше дело. В книге очень много разумных мыслей, интересных исследований на тему пищевых добавок, белков, углеводов и системы питания в целом, откуда берутся болезни. Особенно про "болезни богатых" зацепило (сердечно-сосудистые заболевания, диабет и т.п.). Так же многое говорится об официальной медицине, читать интересно и жутко одновременно.

Книга потрясающая, решила, что куплю себе свой собственный экземпляр, чтобы периодически к ней возвращаться

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Ну если честно - достаточно занудно. Про вред мяса и молока в последнее время очень много говорят и пишут. Книга лично меня не вдохновила. Только распечатала из нее табличку со списком полезных продуктов. Повешу на холодильник.
Кстати, если верить аюрведе - разложение общества начинается именно с того момента, как люди научно доказывают вред коровьего молока....

Китайское исследование: обновленное и расширенное издание. Классическая книга о здоровом питании

Оно конечно все так. Овощи и фрукты лучше чем мясо и торты. Но когда я с восторгом поделился своим впечатлением со знакомой - кандидатом биологически наук, она с ходу выдала:
- Вот автор говорит, что нельзя есть молочное, а ты знаешь что у испанцев постоянно на столе вино и сыр, они не представляют себе еду без сыра? И средняя продолжительность жизни у них - больше 80 лет. Автор пишет, что животные продукты - это плохо и нападает на молоко. А как же яйца, творог, сыр? Почему у него все в куче, нет конкретных рекомендаций?
- Ну это потому что работа основана на эмпирических данных, он сам об этом говорит, - возразил я. - А испанцы, ну это понятно... Они же зелень едят и фруктов много.
- А итальянцы всякие пасты обожают и долго живут и греки, - добавила она непреклонно.
Потом всякого еще наговорила и мой первоначальный восторг несколько угас.
В общем книга неоднозначная, с ней надо быть осторожнее. Хотя мне понравилась и раздел о лоббизме в американской пищевой промышленности вышел весьма познавательным.

Десять книг, которые помогут разобраться в классической музыке

Те из нас, кого ро­ди­те­ли за­ста­ви­ли от­учить­ся в му­зы­каль­ной шко­ле, не без со­дро­га­ния вспо­ми­на­ют уро­ки соль­феджио и му­зы­каль­ной ли­те­ра­ту­ры. А те, кто это­го удо­воль­ствия был ли­шен — по­рой доб­ро­воль­но хо­тят вос­пол­нить про­бе­лы и узнать о мире клас­си­чес­ской му­зы­ки чуть боль­ше. И для тех, и для дру­гих, Ма­рия Несте­рен­ко со­ста­ви­ла спи­сок из де­ся­ти книг, ко­то­рые по­мо­гут разо­брать­ся в пред­ме­те: от са­мых про­стых и на­уч­но-по­пу­ляр­ных из­да­ний до про­дви­ну­то­го ба­хо­ве­де­ния.

Ляля Кан­да­у­ро­ва «Пол­ча­са му­зы­ки. Как по­нять и по­лю­бить клас­си­ку», Аль­пи­на Па­б­ли­шер, 2018

Аб­со­лют­ный must read для всех, кто ре­шил все­рьез по­зна­ко­мить­ся с ис­то­ри­ей ака­де­ми­че­ской му­зы­ки и на­учить­ся ее по­ни­мать и слу­шать. Гла­вы кни­ги со­бра­ны в че­ты­ре те­ма­ти­че­ские ча­сти; внут­ри каж­дой из ча­стей про­из­ве­де­ния сле­ду­ют в хро­но­ло­ги­че­ском по­ряд­ке. Темы ча­стей — ис­то­рия од­но­го жан­ра («Рек­ви­е­мы») или од­но­го об­ра­за («Рыбы»), одна и та же струк­тур­ная осо­бен­ность в му­зы­ке раз­ных эпох («Сим­мет­рия») и три опу­са-од­но­год­ки («1888»). Как Ляля Кан­да­у­ро­ва вы­стра­и­ва­ет свой рас­сказ? На­при­мер, в гла­ве «Рыбы» она ак­ку­рат­но под­во­дит чи­та­те­ля к по­ня­тию про­грамм­ной му­зы­ки (му­зы­ка, у ко­то­рой есть сю­жет), па­рал­лель­но рас­ска­зы­вая о тех­ни­че­ских осо­бен­но­стях ба­рок­ко (на­при­мер, что та­кое ме­лизм). Хотя ав­тор в каж­дой гла­ве ка­са­ет­ся раз­ных осо­бен­но­стей му­зы­ки (здесь жанр, там струк­ту­ра), кар­ти­на по­лу­ча­ет­ся уди­ви­тель­но пол­ной и дает чи­та­те­лю пред­став­ле­ние об ис­то­рии му­зы­ки.

Алекс Росс «Даль­ше — шум», Cor­pus, 2012

Алекс Росс — аме­ри­кан­ский му­зы­каль­ный кри­тик, по­сто­ян­ный обо­зре­ва­тель еже­не­дель­ни­ка The New Yorker. «Даль­ше — шум» — увле­ка­тель­но и про­сто на­пи­сан­ная ис­то­рия му­зы­ки в ХХ веке. По­вест­во­ва­ние на­чи­на­ет­ся в Вене на­ча­ла века, че­рез Бер­лин 20-х и нью-йорк­ский да­ун­та­ун 60-х го­дов при­хо­дит в наши дни. Глав­ные ге­рои: Штра­ус, Ма­лер, То­мас Манн (ав­тор «Док­то­ра Фа­усту­са», важ­но­го в дан­ном кон­тек­сте), Де­бюс­си, Стра­вин­ский, Шен­берг, Брит­тен и мно­гие дру­гие. По сути, каж­дая гла­ва пред­став­ля­ет со­бой от­дель­ное эссе об опре­де­лен­ном ком­по­зи­то­ре или му­зы­каль­ном яв­ле­нии, но все вме­сте они ра­бо­та­ют на це­лост­ный сю­жет.

Ма­рио Кор­ти «Са­лье­ри и Мо­царт», Ком­по­зи­тор, 2005

В ос­но­ву этой кни­ги лег цикл ра­дио­пе­ре­дач ита­льян­ско­го жур­на­ли­ста на «Ра­дио Сво­бо­да». В цен­тре по­вест­во­ва­ния — му­зы­каль­ные мифы как та­ко­вые. Ма­те­ри­а­лом по­слу­жи­ла ис­то­рия му­зы­каль­ной жиз­ни Вены по­след­ней тре­ти XVIII века. Ав­тор при­вле­ка­ет боль­шой фак­ти­че­ский ма­те­ри­ал, при­во­дит раз­лич­ные точ­ки зре­ния и вер­сии про­изо­шед­ших со­бы­тий. Кор­ти раз­би­ра­ет­ся, от­ку­да взял­ся миф о Мо­цар­те и мо­цар­ти­ан­стве, здесь, ко­неч­но, важ­ней­шим тек­стом ока­зы­ва­ет­ся пуш­кин­ский «Мо­царт и Са­лье­ри», по­ка­зы­ва­ет, что в дей­стви­тель­но­сти все было не так про­сто и од­но­знач­но, и неис­ку­шен­ный слу­ша­тель вполне спо­со­бен спу­тать му­зы­ку Са­лье­ри и Мо­цар­та.

Алек­сей Му­ни­пов «Фер­ма­та (Раз­го­во­ры с ком­по­зи­то­ра­ми)», Но­вое из­да­тель­ство, 2019

Алек­сей Му­ни­пов — рос­сий­ский жур­на­лист. «Фер­ма­та» пред­став­ля­ет со­бой сбор­ник ин­тер­вью с глав­ны­ми ге­ро­я­ми му­зы­каль­ной ака­де­ми­че­ской (услов­но) рос­сий­ской сце­ны. Сре­ди со­бе­сед­ни­ков ав­то­ра — Со­фья Гу­бай­ду­ли­на, Ан­тон Ба­та­гов, Алек­сей Айги, Гия Кан­че­ли, Па­вел Кар­ма­нов, Вла­ди­мир Мар­ты­нов и мно­гие дру­гие.

Му­зы­ка, са­мое чув­ствен­ное из ис­кусств, вро­де бы не нуж­да­ет­ся в ком­мен­та­ри­ях, и все же ком­по­зи­то­ры во все вре­ме­на не мог­ли из­бе­жать ис­ку­ше­ния вы­ска­зать­ся по по­во­ду сво­их и чу­жих со­чи­не­ний

Алексей Мунипов

В кни­ге со­бра­ны бе­се­ды с очень раз­ны­ми людь­ми, при­над­ле­жа­щи­ми к раз­ным по­ко­ле­ни­ям, и пи­шу­щи­ми непо­хо­жую друг на дру­га му­зы­ку. Каж­дое ин­тер­вью пред­ва­ря­ет био­гра­фи­че­ская справ­ка о со­бе­сед­ни­ке. «Фер­ма­та» поз­во­ля­ет за­гля­нуть на внут­рен­нюю кух­ню ком­по­зи­то­ров.

Джон Элиот Гар­ди­нер «Му­зы­ка в Небес­ном Гра­де. Порт­рет Иоган­на Се­бастья­на Баха», Rose­bud Pub­lish­ing, 2019

Чте­ние для про­дви­ну­то­го слу­ша­те­ля. Сэр Гар­ди­нер — бри­тан­ский ди­ри­жер, один из круп­ней­ших ин­тер­пре­та­то­ров му­зы­ки ба­рок­ко, ис­пол­ня­е­мой на ин­стру­мен­тах этой эпо­хи. Неуди­ви­тель­но, что имен­но он на­пи­сал фун­да­мен­таль­ный труд об од­ном из глав­ных ев­ро­пей­ских ком­по­зи­то­ров. Гар­ди­нер пре­одо­ле­ва­ет тра­ди­цию, ими­ти­ро­вав­шую вы­со­кую «ду­хов­ность» ба­хов­ских ше­дев­ров. Он ищет и на­хо­дит но­вый под­ход к му­зы­ке Баха. Сво­е­го рода — это со­вре­мен­ный ком­пен­дий ба­хо­ве­де­ния, ав­тор учи­ты­ва­ет все со­вре­мен­ные кон­цеп­ции в изу­че­нии ве­ли­ко­го ком­по­зи­то­ра, и ему уда­ет­ся неве­ро­ят­ное: соз­дать жи­вой порт­рет му­зы­каль­но­го ти­та­на.

Ханс Уль­рих Об­рист «Крат­кая ис­то­рия но­вой му­зы­ки», Ad Mar­ginem, 2015

Как и кни­га Алек­сея Му­ни­по­ва, «Крат­кая ис­то­рия но­вой му­зы­ки» пред­став­ля­ет со­бой сбор­ник ин­тер­вью, на сей раз с ев­ро­пей­ски­ми ком­по­зи­то­ра­ми — клас­си­ка­ми ака­де­ми­че­ско­го аван­гар­да. Сре­ди со­бе­сед­ни­ков Об­ри­ста — Кар­хайнц Шток­ха­у­зен и Тер­ри Рай­ли, Брай­ан Ино и Янис Ксе­на­кис, Пьер Бу­лез и дру­гие. В цен­тре каж­дой бе­се­ды, по сути, одна про­бле­ма — изоб­ре­те­ния экс­пе­ри­мен­таль­ной аван­гард­ной му­зы­ки XX века, ее связь с дру­ги­ми ви­да­ми ис­кус­ства и на­у­кой, со­от­но­ше­ние зву­ка и про­стран­ства, зву­ка и вре­ме­ни.

Оль­га Ма­нул­ки­на «От Ай­вза до Адам­са: аме­ри­кан­ская му­зы­ка ХХ века», Из­да­тель­ство Ива­на Лим­ба­ха, 2010

До­воль­но вну­ши­тель­ное по объ­е­му чте­ние, но аб­со­лют­но необ­хо­ди­мое. Аме­ри­кан­ская му­зы­ка — от­дель­ный ма­те­рик. Здесь ком­по­зи­то­ры шли сво­ей до­ро­гой, ча­сто не со­от­но­сясь с тем, что де­ла­ли их ев­ро­пей­ские кол­ле­ги в это же вре­мя. Так, по­лу­ча­ет­ся, что Чарльз Айвз раз­ра­ба­ты­вал тех­ни­ку се­рий­но­го пись­ма то­гда же, что и Ар­нольд Шен­берг. Неда­ром мно­гие аме­ри­кан­ские ком­по­зи­то­ры зо­вут­ся мэ­ве­ри­ка­ми — то есть теми, кто неза­ви­си­мо шел сво­ей до­ро­гой. Кни­га ис­то­ри­ка му­зы­ки и му­зы­каль­но­го кри­ти­ка Оль­ги Ма­нул­ки­ной охва­ты­ва­ет це­лый ХХ век от А (упо­мя­ну­то­го Ай­вза, пи­о­не­ра аме­ри­кан­ской му­зы­ки) до Я (Джо­на Адам­са, ком­по­зи­то­ра-ми­ни­ма­ли­ста). Здесь нема­ло и рус­ских сю­же­тов. Кро­ме того, кни­га со­дер­жит ко­лос­саль­ное ко­ли­че­ство до­ку­мен­тов, ра­нее не пе­ре­во­див­ших­ся на рус­ский язык.

Ни­ко­лай Рим­ский-Кор­са­ков «Ле­то­пись моей му­зы­каль­ной жиз­ни»

Ни­ко­лай Ан­дре­евич Рим­ский-Кор­са­ков — вы­да­ю­щий­ся рус­ский ком­по­зи­тор, оста­вил по­сле себя не толь­ко пят­на­дцать опер, три сим­фо­нии и мно­же­ство сим­фо­ни­че­ских про­из­ве­де­ний, но и за­хва­ты­ва­ю­ще ин­те­рес­ные ме­му­а­ры о сво­ей му­зы­каль­ной жиз­ни. Рим­ский-Кор­са­ков пи­сал «Ле­то­пись» на про­тя­же­нии трид­ца­ти лет: пер­вая за­пись от­но­сит­ся к 30 ав­гу­ста 1876 года, по­след­няя — к 22 ав­гу­ста 1906-го. Ком­по­зи­тор ни с кем, даже с са­мы­ми близ­ки­ми, не де­лил­ся тем, что пи­шет. На­пе­ча­тать ме­му­а­ры, со­глас­но же­ла­нию ав­то­ра, мож­но было толь­ко по­сле его смер­ти. По­это­му «Ле­то­пись» была на­пе­ча­та­на в 1909 году, че­рез год по­сле смер­ти Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва. «Ле­то­пись» оправ­ды­ва­ет свое на­зва­ние, так как это не ав­то­био­гра­фия в при­выч­ном по­ни­ма­нии сло­ва. В цен­тре — со­бы­тия имен­но му­зы­каль­ной жиз­ни.

Ми­ха­ил Са­по­нов «Ме­не­стре­ли.

Кни­га о му­зы­ке сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пы», Клас­си­ка XXI, 2004

Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич Са­по­нов — му­зы­ко­вед, про­фес­сор Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии, опи­сал увле­ка­тель­ную ис­то­рию му­зы­ки За­пад­но­го Сред­не­ве­ко­вья как жон­глер­скую куль­ту­ру. Что это зна­чит? Ко­гда го­во­рят о ев­ро­пей­ской сред­не­ве­ко­вой му­зы­ке, как пра­ви­ло, в первую оче­редь име­ют в виду гри­го­ри­ан­ские хо­ра­лы, но была еще и на­род­ная му­зы­каль­ная куль­ту­ра, ко­то­рую пред­став­ля­ли ме­не­стре­ли (по­эты-му­зы­кан­ты) и жон­гле­ры (стран­ству­ю­щие про­фес­си­о­наль­ные му­зы­кан­ты-ис­пол­ни­те­ли). Эта куль­ту­ра пред­ста­ет пе­ред чи­та­те­лем на фоне зам­ко­вых празд­неств и тур­ни­ров, кар­на­ва­лов и так на­зы­ва­е­мых празд­ни­ков ду­ра­ков. Под­лин­ный ис­то­ри­че­ский ма­те­ри­ал при­ве­ден в кни­ге в изоби­лии.

Игорь Стра­вин­ский «Хро­ни­ка моей жиз­ни», Ком­по­зи­тор, 2005

Еще одни ме­му­а­ры в на­шей под­бор­ке. Кста­ти, Игорь Стра­вин­ский был уче­ни­ком Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва. Ак­ту­аль­ность это­го из­да­ния не мерк­нет для му­зы­ко­ве­дов и про­сто для лю­би­те­лей му­зы­ки. Яр­кое, за­хва­ты­ва­ю­щее чте­ние: здесь и о го­дах, про­ве­ден­ных вме­сте с Рим­ским-Кор­са­ко­вым, и о том, по­че­му нель­зя слу­шать му­зы­ку с за­кры­ты­ми гла­за­ми, и о люб­ви — нелюб­ви к Ва­г­не­ру, и мно­го еще о чем.

Китайское исследование : обновленное и расширенное издание....

Кэмпбелл, К.

Перед вами пересмотренное и дополненное издание бестселлера "Китайское исследование", научно обосновавшего связь между болезнями и пищевыми привычками. Колин Кэмпбелл объясняет, почему питание на основе цельных растительных продуктов так трудно находит своих сторонников и кто виноват в том, что информация о всеобъемлющем влиянии питания остается скрытой от профессионалов и общественности.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Лечебное (оздоровительное) питание
  • Целевое назначение:Научно-популярное издание для взрослых
  • ISBN:978-5-00146-265-1
  • Серия:Несерийное издание
  • Издательство: Манн, Иванов и Фербер
  • Год издания:2019
  • Количество страниц:527
  • Тираж:2500
  • Формат:70х100/16
  • УДК:613. 2
  • Штрихкод:9785001462651
  • Доп. сведения:пер. с англ. В. Корнеевой, А. Богдановой
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:К. Кэмпбелл, Т. Кэмпбелл
  • Код товара:8812543

Классическая книга - Classic book

Классический является книгой принята как образцовый или примечательный, например , через санкционировано , такие как быть перечислены в списке великих книг , или через личное мнение читателя. Хотя этот термин часто ассоциируется с западным каноном , его можно применять к литературным произведениям всех традиций, таким как китайские классики или индийские Веды .

Что делает книгу «классической», так это беспокойство, которое приходило в голову различным авторам, от Итало Кальвино до Марка Твена и связанных с этим вопросов «Зачем читать классику?» и "Что такое классика?" были написаны эссе авторов разных жанров и эпох (включая Кальвино, Т.С. Элиота , Шарля Огюстена Сент-Бева ). Способность классической книги переосмысливаться и, казалось бы, обновляться в интересах поколений читателей, сменивших ее создание, - это тема, которая просматривается в трудах литературных критиков, включая Майкла Дирда , Эзру Паунда и Сент-Бева.

Термины «классическая книга» и « западный канон » являются тесно связанными понятиями, но не обязательно синонимами. «Канон» относится к списку книг, которые считаются «необходимыми», и представлен различными способами. Он может быть опубликован как сборник (например, Великие книги западного мира , Современная библиотека или Классика пингвинов ), представлен в виде списка с одобрением академика (например, Гарольда Блума ) или быть официальным списком чтения учреждения. о высшем образовании (например, «Список чтения» в колледже Св. Иоанна или Университете Рутгерса ).

Современные определения

В 1980-х Итало Кальвино сказал в своем эссе «Зачем читать классику?» что «классика - это книга, которая так и не закончила говорить то, что она должна сказать», и подходит к сути личного выбора в этом вопросе, когда говорит (курсив в оригинальном переводе): « Ваш классический автор - это тот, кого вы не можете почувствовать. равнодушен к тому, кто помогает тебе определить себя по отношению к нему, даже в споре с ним ». Рассмотрение того, что делает литературное произведение классическим, является для Кальвино в конечном итоге личным выбором, и создание универсального определения того, что составляет классическую книгу, кажется ему невозможным, поскольку, как говорит Кальвино, «для этого нет ничего, кроме всем нам, чтобы изобрести собственные идеальные библиотеки классической литературы ».

Что на самом деле делает литературное произведение «классической книгой», так это не только рассмотрение широко публикуемых авторов. В 1920 году Фанни М. Кларк, учительница школы Розелл в Восточном Кливленде, штат Огайо, опередила аналогичные выводы Кальвино на 60 лет, когда она также затронула вопрос о том, что делает книгу «классической» в своей статье «Обучение детей выбору. "в The English Journal .

В ходе своего эссе Кларк рассматривает вопрос о том, что делает литературное произведение классическим и почему идея «классики» важна для общества в целом. Кларк говорит, что «учителя английского языка так долго обучались« классике », что эти« классики »стали для них очень похожими на Библию, за безопасность которой рост современной науки вызывает такие ненужные опасения». Далее она говорит, что среди источников, с которыми она консультировалась, была группа восьмиклассников, когда она задала им вопрос: «Что вы понимаете под классиками литературы?» Кларк получил два ответа: «Классика - это книги, которые дают вам ваши отцы, а вы оставляете их, чтобы давать своим детям» и «Классика - это те великие произведения литературы, которые считаются достойными изучения в классах английского языка в средней школе или колледже». Кальвино соглашается с педагогом из Огайо, когда он заявляет: «Школы и университеты должны помочь нам понять, что ни одна книга, в которой говорится о книге, не говорит больше, чем та, о которой идет речь, но вместо этого они делают все возможное, чтобы заставить нас думать противоположным образом». Кларк и Кальвино приходят к аналогичному выводу, что, когда литературное произведение анализируется на предмет того, что делает его «классическим», то просто в процессе анализа или, как говорит Кларк, «анатомического вскрытия», читатель может в конечном итоге разрушить уникальное удовольствие, которое дает литературное произведение может доставить просто удовольствие.

Ведя блог на веб-сайте guardian.co.uk в 2009 году, Крис Кокс повторяет «классические» настроения Твена 1900 года и остроту Беннета в отношении классических книг, когда он высказал свое мнение в «Книжном блоге» Guardian.Co о том, что на самом деле существует два типа «классических книг». романы »: первые - это те, которые, как мы знаем, должны были прочитать, но, вероятно, не читали. Обычно это книги, которые заставляют нас гореть стыдом, когда они возникают в разговоре ... Между тем, второй вид - это те книги, которые мы прочитали пять раз, могут цитировать по любому поводу и раздражающе переходить к другим. люди со словами: «Вы должны это прочитать. Это классика».

Шарль Огюстен Сент-Бёв

В 1850 году Шарль Огюстен Сент-Бёв (1804–1869) дал свой ответ на вопрос «Что такое классика?» («Qu'est-ce qu'un classique?»): Идея классики подразумевает нечто, имеющее постоянство и постоянство, и что порождает единство и традицию, модно и передает себя, и сохраняется ... Настоящая классика, как я хотел бы услышать его определение, это автор, который обогатил человеческий разум, приумножил его сокровища и заставил его сделать шаг вперед; кто открыл некую моральную, а не двусмысленную истину, или обнаружил некую вечную страсть в том сердце, где все казалось известным и открытым; кто выразил свою мысль, наблюдение или изобретение в какой бы то ни было форме, только при условии, что они будут широкими и великими, утонченными и осмысленными, разумными и красивыми сами по себе; который говорил со всеми в своем собственном особенном стиле, стиле, который, как выяснилось, также является стилем всего мира, стилем, новым без неологизма, новым и старым, легко современным во все времена.

В этом же эссе Сент-Бев процитировал Гете (имея в виду концепцию «классики»): «Древние произведения являются классическими не потому, что они старые, а потому, что они сильны, свежи и здоровы».

Понятие «классика» было темой литературной критики Т.С. Элиота . В «Священном лесу» он думал, что одной из причин «Данте - классик, а Блейк - только гениальный поэт» была «концентрация, проистекающая из рамок мифологии, теологии и философии». (Комментируя влияние Элиота, профессор Ян Горак заявил, что «идея канона переплелась с идеей классики, идеей, которую Т.С. Элиот пытался оживить для« современного эксперимента »».) Бев, Элиот выступил перед Обществом Вергилия, касаясь себя того же самого вопроса: «Что такое классика?». По его мнению, был только один автор, который был «классиком»: «Ни один современный язык не может надеяться создать классику в том смысле, в каком я назвал Вергилия классиком. Наш классик, классик всей Европы - Вергилий». В этом случае, однако, Элиот сказал, что это слово имеет разные значения в разном окружении и что его интересует «одно значение в одном контексте». Он заявляет, что его цель - определить только «один вид искусства» и что он не обязательно должен быть «лучше ... чем другой вид». В его первом абзаце проводится четкое различие между его особым значением классика, в котором Вергилий является классиком всей литературы, и альтернативным значением классического слова как «стандартного автора».

Литературные деятели разных эпох тоже высказывались (иногда с юмором) по этому поводу. Алан Беннет , современный английский драматург и автор, сказал: «Определение классики: предполагается, что все прочитали книгу и часто думают, что прочитали сами». Марк Ван Дорен , профессор и поэт Колумбийского университета , цитируется Джимом Трелизом (в его библиотечной монографии « Классические книжки с картинками, которые должны испытать все дети» ), который говорит, что «Классика - это любая книга, которая остается в печати». А в своей речи «Исчезновение литературы», произнесенной более века назад в 1900 году, Марк Твен сказал (имея в виду высокое мнение ученого академика о «Потерянном рае» Мильтона), что работа соответствует определению профессора классика как «чего-то, что все хотят читать, и никто не хочет читать ».

Классику часто определяют с точки зрения ее непреходящей свежести. Клифтон Фадиман считал, что произведения, которые становятся классическими книгами, берут свое начало в детстве, говоря: «Если вы хотите долго жить в памяти мужчин, вам вообще не следует писать для них. Вы должны писать то, что понравится их детям». По его мнению, произведения, которые мы теперь считаем классикой, являются "отличным стартером". Фадиман объединяет классические книги на протяжении веков в континуум (и соглашается с мыслями Гете о силе и актуальности древних классиков ), когда он заявляет, что классические книги разделяют «качество начала» с легендарным писателем Илиады и Одиссеи. - Сам Гомер . Эзра Паунд в своем собственном фолианте о чтении « Азбука чтения» высказал свое мнение, заявив: «Классика является классикой не потому, что она соответствует определенным структурным правилам или соответствует определенным определениям (о которых автор, скорее всего, никогда не слышал). Классика благодаря некой вечной и неудержимой свежести ». Майкл Дирда , лауреат Пулитцеровской премии 1993 года , согласился с точкой зрения Паунда относительно жизнеспособности классики, когда он написал, что «... одним из истинных элементов классики» было то, что «их можно читать снова и снова с вечно ... углубление удовольствия ".

Imprimaturs

Пример одного вида подписи "Классическая книга"

Издательства (например, Easton Press , Franklin Library и Folio Society ) и колледжи / университеты (такие как Oxford University Press и Yale University Press ) иногда занимаются изданием классических книг. У издателей есть свои различные типы "классических книг", в то время как в колледжах и университетах есть обязательные списки для чтения, а также связанные с ними издательские интересы. Если эти книги являются литературными произведениями, которые, как предполагается, начитанные люди читали или, по крайней мере, были знакомы, тогда представляет интерес генезис классического книжного жанра и процессы, посредством которых тексты рассматриваются для отбора (или нет). . Хорошим примером может служить создание линейки книг Penguin Classics, одной из самых известных из классических изданий.

Penguin Books , материнская компания Penguin Classics , была основана в 1930-х годах, когда основатель, Аллен Лейн , не смог найти книгу, которую он действительно хотел прочитать, находясь на вокзале Эксетера . Как сообщается на веб-сайте компании, «потрясенный предложенным выбором, Лейн решил, что современную художественную литературу хорошего качества следует делать доступной по привлекательной цене и продавать не только в традиционных книжных магазинах, но и на железнодорожных станциях, табачных лавках и сетевых магазинах ».

Сэр Аллен, говоря о Penguin Books, сказал: «Мы верили в существование в этой стране огромной читающей публики и делали все на это». В течение первого года они продали три миллиона книг в мягкой обложке современных авторов, таких как Агата Кристи , Эрнест Хемингуэй и Андре Моруа .

Списки чтения «Классических книг», которые сейчас используются в некоторых университетах, были в современной моде, по крайней мере, с начала 20-го века, с дополнительным импульсом в 1909 году, когда издательство Harvard Classics одобрило отдельные произведения, выбранные уходящим президентом Гарвардского университета Чарльзом. В. Элиот . Эти «списки чтения» оставались значимыми в 21 веке, и за последние несколько десятилетий их было создано больше (например, « Умная книга» Джейн Мэллисон : ваш основной список для чтения, чтобы стать литературным гением за 365 дней (2007)).

Примечания

Рекомендации

внешняя ссылка

Classic Book Info - Ваш путеводитель по классическим книгам…

Добро пожаловать в Classic Book Library, бесплатный ресурс, предоставляющий информацию о классических книгах разных жанров. Классическая книжная библиотека, от таких авторов, как Жюль Верн до Л. М. Монтгомери, открыта двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю для всех, кто любит читать!

Жанры:

Историческая фантастика
Романс
Детская литература
История
Научная фантастика
Наука
Тайна

Википедия определяет классическую книгу как книгу, признанную образцовой или заслуживающей внимания, либо посредством одобрения, например включения в любой из западных канонов, либо на основании личного мнения читателя.Сам термин тесно связан с западным каноном и различными списками чтения для комплексных экзаменов для старших классов колледжей / университетов. Что делает книгу «классической», так это беспокойство, которое приходило в голову различным авторам, от Итало Кальвино до Марка Твена и связанных с этим вопросов «Зачем читать классику?» и «Что такое классика?» сочинены авторами разных жанров и эпох (Кальвино, Т.С. Элиот, Шарль Сен-Бёв). Способность классической книги переосмысливаться и, казалось бы, обновляться в интересах поколений читателей, сменивших ее создание, - это тема, которая просматривается в трудах литературных критиков, включая Майкла Дирда, Сен-Бева и Эзру Паунда.

Современные определения

В 1980-х Итало Кальвино сказал в своем эссе «Зачем читать классику?» что «классика - это книга, которая так и не закончила говорить то, что она должна сказать», и подходит к сути личного выбора в этом вопросе, когда он говорит (курсив в оригинальном переводе): «Ваш классический автор - это тот, кого вы не можете почувствовать. равнодушен к тому, кто помогает тебе определить себя по отношению к нему, даже в споре с ним ». Рассмотрение того, что делает литературное произведение классическим, является для Кальвино в конечном итоге личным выбором, и создание универсального определения того, что составляет классическую книгу, кажется ему невозможным, поскольку, как говорит Кальвино, «для этого нет ничего, кроме всем нам, чтобы изобрести собственные идеальные библиотеки классики.«Большинство экспертов сходятся во мнении, что сильная основа классики делает ваше обучение более приятным.

Чтобы читать классическую книгу, необязательно быть CPA. То, что на самом деле делает литературное произведение «классической книгой», - это не просто рассмотрение широко публикуемых авторов. В 1920 году Фанни М. Кларк, учительница школы Розель в Восточном Кливленде, штат Огайо, на 60 лет опередила аналогичные выводы Кальвино, когда она также задалась вопросом о том, что делает книгу «классической» в своей статье «Обучение детей выбору. »В The English Journal, Volume 9, No.3, «Официальный орган Национального совета преподавателей английского языка»

В ходе своего эссе Кларк рассматривает вопрос о том, что делает литературное произведение классическим и почему идея «классики» важна для общества в целом. Кларк говорит, что «учителя английского языка так долго обучались« классике », что эта« классика »стала для них очень похожей на Библию, за безопасность которой рост современной науки вызывает такие ненужные опасения». Далее она говорит, что среди источников, с которыми она консультировалась, была группа восьмиклассников, когда она задала им вопрос: «Что вы понимаете под классиками литературы?» Кларк получил два ответа: «Классика - это книги, которые дают вам ваши отцы, а вы оставляете их для своих детей» и «Классика - это те великие произведения литературы, которые считаются достойными изучения в классах английского языка в средней школе или колледже».Кальвино соглашается с педагогом из Огайо, когда он заявляет: «Школы и университеты должны помочь нам понять, что ни одна книга, в которой говорится о книге, не говорит больше, чем та, о которой идет речь, но вместо этого они делают все возможное, чтобы заставить нас думать противоположным образом». Кларк и Кальвино приходят к аналогичному выводу, что, когда литературное произведение анализируется на предмет того, что делает его «классическим», то просто в процессе анализа или, как говорит Кларк, «анатомического вскрытия», читатель может в конечном итоге разрушить уникальное удовольствие, которое приносит литературное произведение может доставить просто удовольствие.Ее мыслительный процесс - прямое изменение по сравнению с прежним мышлением.

Ведя блог на веб-сайте guardian.co.uk в 2009 году, Крис Кокс повторяет «классические» настроения Твена 1900 года и остроту Беннета в отношении классических книг, когда он высказал свое мнение в «Книжном блоге» Guardian.Co о том, что на самом деле существует два типа « классические романы »: первые - это те, которые, как мы знаем, должны были прочитать, но, вероятно, не читали. Как правило, это книги, которые заставляют нас гореть стыдом, когда они возникают в разговоре ... Между тем, второй тип - это те книги, которые мы прочитали пять раз, могут цитировать по любому поводу и раздражающе подталкивать других людей с помощью слова: «Вы должны это прочитать.Это классика.

Литература

Термины «классическая книга» и «западный канон» - это тесно связанные понятия, которые могут сбить с толку изучающего литературу, но не обязательно идентичны друг другу. «Западный канон» относится к списку книг, которые считаются «необходимыми», и представлен различными способами. Он может быть опубликован как сборник (например, Penguin Classics, Oxford World's Classics, Modern Library, Everyman's Library, Great Books of the Western World), представлен в виде списка книг с академическим одобрением (например, Harold Bloom's) или быть официальный список литературы высшего учебного заведения (например, St.Академическая программа колледжа Джона «Список для чтения» или «Список чтения Университета Рутгерса: комплексный экзамен для старших классов»). Многие классические книги также предлагаются в электронном формате.

Шарль Огюстен Сент-Бев

В 1850 году Шарль Огюстен Сент-Бёв (1804–1869) дал свой ответ на вопрос «Что такое классика?» («Qu’est-ce qu’un classique?»):
«Идея классики подразумевает нечто, имеющее постоянство и постоянство, что порождает единство и традицию, модно и транслируется, и сохраняется….Истинный классик, как я хотел бы услышать его определение, - это автор, который обогатил человеческий разум, приумножил его сокровища и заставил его сделать шаг вперед; кто открыл какую-то моральную, а не двусмысленную истину, или обнаружил какую-то вечную страсть в том сердце, где все казалось известным и открытым; кто выразил свою мысль, наблюдение или изобретение в какой бы то ни было форме, только при условии, что они будут широкими и великими, утонченными и осмысленными, разумными и красивыми сами по себе; Который говорил со всеми в своем собственном особенном стиле, стиле, который, как выяснилось, также является стилем всего мира, стилем, новым без неологизма, новым и старым, легко современным во все времена.
В том же эссе Сент-Бев процитировал Гете (имея в виду концепцию «классиков»)

«Старинные произведения классические не потому, что они старые, а потому, что они мощные, свежие и полезные».

Концепция «классика» была темой Т.С. Литературная критика Элиота тоже. В «Священном лесу» он думал, что одна из причин «Данте - классик, а Блейк - всего лишь гениальный поэт» - это «концентрация, проистекающая из рамок мифологии, теологии и философии».(Комментируя влияние Элиота, профессор Ян Горак заявил, что «идея канона переплелась с идеей классики, идеей, которую Т.С. Элиот пытался оживить для« современного эксперимента ».) Бёв, Элиот выступил перед Обществом Вергилия, касаясь себя того же самого вопроса: «Что такое классика?» По его мнению, «классиком» был только один автор… Вергилий.

«Ни один современный язык не может надеяться создать классику в том смысле, в каком я назвал Вергилия классиком.Наш классик, классик всей Европы - Вергилий ».

В этом случае, однако, Элиот сказал, что это слово имеет разные значения в разном окружении и что его интересует «одно значение в одном контексте». Он заявляет, что его цель - определить только «один вид искусства» и что он не обязательно должен быть «лучше… чем другой вид». В его первом абзаце проводится четкое различие между его особым смыслом классика, в котором Вергилий является классиком всей литературы, и альтернативным значением классического слова как «стандартного автора».

Литературные деятели разных эпох также высказывались (иногда с юмором) по этому поводу. Алан Беннет, современный английский драматург и автор, сказал: «Определение классики: книга, которую, как предполагается, прочитал каждый, и часто думает, что прочитал сам». Марк Ван Дорен, профессор и поэт Колумбийского университета, цитируется Джимом Трелизом (в его библиотечной монографии «Классические книжки с картинками, которые должны испытать все дети»), который говорит, что «Классика - это любая книга, которая остается в печати».И в своей речи «Исчезновение литературы», произнесенной более века назад в 1900 году, Марк Твен сказал (имея в виду высокое мнение ученого академика о «Потерянном рае» Мильтона), что работа соответствует определению профессора классика как «чего-то, что все хотят читать, и никто не хочет читать ». Клифтон Фадиман считал, что произведения, которые становятся классическими книгами, берут свое начало в детстве, говоря: «Если вы хотите долго жить в памяти людей, вам вообще не следует писать для них.Вы должны написать, что понравится их детям ». По его мнению, работы, которые мы теперь считаем классикой, являются «отличными стартерами». Фадиман объединяет классические книги на протяжении веков в континуум (и соглашается с мыслями Гете о силе и актуальности древних классиков), когда он заявляет, что классические книги разделяют «качество начала» с легендарным писателем Илиады и Одиссеи. - Сам Гомер. Эзра Паунд в своем собственном фолианте чтения «Азбука чтения» высказал свое мнение так: «Классика - это классика не потому, что она соответствует определенному структурному правилу или соответствует определенным определениям (о которых автор, скорее всего, никогда не слышал).Классика благодаря некой вечной и неудержимой свежести ». Майкл Дирда, лауреат Пулитцеровской премии 1993 года, согласился с точкой зрения Паунда относительно жизнеспособности классики, когда он написал, что «… одним из истинных элементов классики» было то, что «их можно читать снова и снова с все большим удовольствием. . »

Imprimaturs
Издательства и колледжи / университеты иногда занимаются выпуском классических книг. У издателей есть свои различные типы «классических книг», в то время как университеты и колледжи имеют свои «списки обязательной литературы».Если эти книги являются литературными произведениями, которые, как предполагается, начитанные люди прочитали или, по крайней мере, были знакомы, тогда представляет интерес генезис классического книжного жанра и процессы, посредством которых тексты рассматриваются для отбора (или нет). . Примером может служить развитие линейки книг Penguin Classic, одной из самых известных из классических оттисков.

Penguin Books, компания-учредитель Penguin Classics, была основана в 1930-х годах, когда основатель, Алан Лейн, не смог найти книгу, которую он действительно хотел бы прочитать, находясь на вокзале Эксетера.Как сообщает сайт компании:

«Потрясенный предложенным выбором, Лейн решил, что современная художественная литература хорошего качества должна быть доступна по привлекательной цене и продаваться не только в традиционных книжных магазинах, но и на железнодорожных станциях, в табачных лавках и сетевых магазинах».

Сэр Алан, говоря о Penguin Books, цитирует на веб-сайте компании: «Мы верили в существование в этой стране обширной читающей публики и поставили на это все». В течение первого года они продали 3 миллиона книг в мягкой обложке. тогдашние авторы, такие как Эрнест Хемингуэй, Агата Кристи и Андре Моруа.Тем не менее, бесспорный успех их линии Classics не был очевиден. Кто мог знать, что перевод Э. В. Рье «Одиссеи» (Гомера) станет бестселлером на миллионы?

Согласно официальной истории, группа Penguin.com (США):

«Игнорируя сомнения своих коллег, Аллен Лейн не только сразу согласился опубликовать перевод, но и предложил Рье отредактировать новую серию« Классических произведений ». Это было типичное решение Лейна, инстинктивный скачок, уверенность в том, что существует нетерпеливая аудитория для новых и доступных переводов, которую, несомненно, породило достижение Рье.Это была не столько авантюра, сколько акт веры вопреки всему и совокупность доказательств, которые убедили бы любого рационального издателя, руководствующегося исключительно балансовым отчетом ».

Суть ранней истории этой конкретной компании заключается в том, что даже Penguin Classics начинала с единственного выбора. Сам сэр Алан Лейн выбрал первую классику компании как важную, не столько учитывая мнение других, сколько помня о главенстве своего собственного.

Списки для чтения «Классическая книга», которые сейчас используются в некоторых университетах, были в моде, по крайней мере, с начала 20-го века с дополнительным импульсом в 1909 году изданием Harvard Classics разрешение на публикацию отдельных произведений, отбираемых уходящим Гарвардским университетом. президент Чарльз В.Элиот. Мода на эти «списки чтения» продолжилась и в 21 веке, книга Джейн Мэллисон «Умная книга: ваш основной список для чтения, чтобы стать литературным гением за 365 дней» (с 2007 г.) является одним из примеров долговечности этой концепции.

Электронное и мобильное обучение

Классический книжный магазин | 310 South County Road, Палм-Бич, Флорида 33480 561-655-2485


& amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; lt; a href = 'http: // www.sibaweb.com/Openads/www/delivery/ck.php?n=acb025b2& amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; cb = INSERT_RANDOM_NUMBER_HERE 'target =' _ blank '& amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; gt; & amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; lt; img src = 'http: // www.sibaweb.com/Openads/www/delivery/avw.php?zoneid=137& amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; cb = INSERT_RANDOM_NUMBER_HERE & amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; n = acb025b2 'border =' 0 'alt = ”/ & amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; gt; & amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; lt; / a & amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp ; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; gt;

Classic Bookshop является одним из учредителей SIBA и магазина репортажей New York Times.

Классический книжный магазин, расположенный в самом сердце прекрасного острова Палм-Бич, служит городу почти 40 лет. Мы - независимый универсальный книжный магазин с полным спектром услуг, в котором представлены художественная, научная литература, биография, история, бизнес, подарочные книги, книги для журнального столика, кулинарные книги, поздравительные открытки, журналы и газеты.

Открыто с понедельника по субботу с 9 до 6; Воскресенье с 10 до 5
Закрытые праздничные дни
Телефон: 561-655-2485 E m ail: Classicbookshop1 @ bellsouth.нетто

********************************************** *******

[spider_facebook id = ”1 ″]

14 критериев Итало Кальвино, определяющих классику - Brain Pickings

«Классика - это произведение, которое постоянно порождает вокруг себя огромное облако критического дискурса, но всегда стряхивает частицы.”

Мария Попова

Один из читателей недавно написал мне, чтобы слегка критиковать тот факт, что я назвал фермы Джорджа Оруэлла Animal Farm и Nineteen Eighty-Four «культовой классикой», предполагая, что вместо этого они заслуживают более низкого термина «обязательное чтение». Так что же такое классика и зачем нам это нужно? Ричард Дж. Смит, обсуждая культовую древнюю китайскую книгу изменений «», предложил определение контрольного списка из четырех пунктов, а Саймон Кричли показал нам, как их читать.Но, пожалуй, самый существенный вопрос - зачем читать классику. Именно об этом и обращается любимый итальянский писатель Итало Кальвино (15 октября 1923 - 19 сентября 1985) в своей книге 1991 года Зачем читать классику? ( публичная библиотека, ) - своего рода «классика» сама по себе.

Итало Кальвино

В этом сборнике эссе по классической литературе Кальвино также дает следующие 14 определений «классики»:

  1. Классика - это те книги, о которых вы обычно слышите, как люди говорят: «Я перечитываю…», но никогда: «Я читаю…».'

  2. «Классика» - это книги, которые представляют собой бесценный опыт для тех, кто их читал и любил; но они остаются столь же богатым опытом для тех, кто оставляет за собой шанс прочитать их, когда они будут в лучшем состоянии, чтобы насладиться ими.

  3. Классические книги - это книги, которые оказывают особое влияние, как когда они запечатлевают себя в нашем воображении как незабываемые, так и когда они прячутся в слоях памяти, замаскированных под индивидуальное или коллективное бессознательное.

  4. Классика - это книга, которая при каждом перечитывании дает столько же ощущения открытия, сколько при первом прочтении.

  5. Классика - это книга, которая, даже когда мы читаем ее впервые, дает ощущение перечитывания того, что мы читали раньше.

  6. Классика - это книга, которая никогда не исчерпывала всего, что может сказать своим читателям.

  7. Классика - это те книги, которые приходят к нам с аурой предыдущих интерпретаций и оставляют за собой следы, оставленные ими в культуре или культурах (или просто в языках и обычаях), через которые они прошли.

  8. Классика - это произведение, которое постоянно порождает вокруг себя огромное облако критического дискурса, но всегда стряхивает частицы.

  9. Классика - это книги, которые, чем больше мы думаем, что знаем их понаслышке, тем более оригинальными, неожиданными и новаторскими мы находим их, когда на самом деле читаем их.

  10. Классика - это термин, которым обозначают любую книгу, которая представляет собой целую вселенную, книгу наравне с древними талисманами.

  11. «Твоя» классика - это книга, к которой ты не можешь оставаться равнодушной и которая помогает тебе определить себя по отношению к ней или даже против нее.

  12. Классика - это произведение, опережающее других классиков; но те, кто сначала прочитал другую классику, сразу же признают ее место в генеалогии классических произведений.

  13. Классика - это произведение, которое сводит шум настоящего к фоновому гудению, без которого классика в то же время не может существовать.

  14. Классика - это произведение, которое сохраняется как фоновый шум даже тогда, когда господствует совершенно несовместимый с ним подарок.

Пожалуй, наиболее поэтичным является 11-е определение Кальвино, выражающее идею о том, что есть место для субъективности даже в таком детерминистически универсальном термине, как «классика», и предлагающее остроумный ответ придирчивому читателю: «Ваша» классика - это книга к которому вы не можете оставаться равнодушным и который помогает вам определить себя по отношению к нему или даже в противоположность ему.”

Дополнение Кальвино о гражданских правах, двух типах писателей, фотографии и искусстве присутствия, а также о том, как заявить о себе и жить честно.

Новая книга Стейси Суонн - классическая греческая сказка, действие которой происходит в Техасе: NPR

Скотт Саймон из

NPR рассказывает писательнице Стейси Суонн о ее дебютном романе Olympus Texas.

СКОТТ САЙМОН, ВЕДУЩИЙ:

«Олимп, Техас» разворачивается на труднопроходимой территории, равнинах Техаса, с семьей Бриско, переполненной неверностью, некоторые признали, а другие все еще скрывают, тикают, тикают, тикают в маленьком городке, который, казалось, оставила история в подлеске и ядовитом дубе.Помимо названия, есть подсказки, такие как собаки-близнецы по имени Ромул и Рем, что эта семейная сказка богата классическими темами. Думайте об этом как о классической греческой сказке, но острой и падающей на кость, как техасское барбекю.

«Олимп, Техас» - дебютный роман Стейси Суонн, уроженки Техаса, редактора American Short Fiction. И она присоединяется к нам где угодно, только не из Остина. Большое спасибо за то, что были с нами.

СТЕЙСИ СВАНН: О, как приятно быть здесь, Скотт.Спасибо.

САЙМОН: История начинается с блудного сына Марча, который возвращается, чтобы увидеть своих родителей, Питера и Джун. Но они не рады его видеть, не так ли?

СВАНН: Нет. Нет, совсем нет, особенно июнь - недовольна тем, что Март вернулся в город. Итак, за два года до начала романа выяснилось, что у Марша роман с женой его старшего брата Верой. И когда это выясняется, он уезжает из города. Роман начинается, когда он решает, что слишком скучает по дому, по семье и возвращается, чтобы посмотреть, сможет ли он остаться.И его мать, которая заботится о своем сыне Хэпе и беспокоится о том, что Марч вернется и снова дестабилизирует его брак, у нее также есть свой багаж, потому что ее муж, Питер, много раз изменял в течение их собственного брака. И поэтому поведение Марша кажется ей слишком близким к дому.

САЙМОН: У марта то, что профессионалы называют перемежающимся взрывным расстройством. Я посмотрел. Очевидно, это реальное состояние, и не только в вашем романе. Но использует ли он свой диагноз, чтобы не брать на себя ответственность за причиненную ему боль?

СВАНН: Одна из проблем при написании книги, которая представляет собой сплетни с греческих богов, но делает их смертными и делает их полностью людьми, заключается в том, как нам перевести, например, черты Марса? Мол, богу войны будет сложно создать персонажа, которому можно было бы сочувствовать, верно? - и болею за.Я понял, что публике было бы легче приблизиться к такому виду гнева, если бы это было частью его состояния, которое на самом деле не было его виной. Вы знаете, я думаю, что для нас очень человечна наша черта - избегать ответственности за причиненный нами вред.

САЙМОН: Стейси Суонн, что такого в Техасе? Я имею в виду, что - я люблю Техас. Что делает его уникальным, необычным, но, знаете ли, иногда пугающим?

СВАНН: Да, это интересно. Вы знаете, я не тот человек, который - вы знаете, когда я учился в старшей школе - я не большой человек школьного духа, большой столяр.Но даже я не застрахован от этой розыгрыша Техаса. Даже я не могу избавиться от такой внешней любви к моему родному штату, даже когда он делает так много неправильных вещей и сам по себе имеет так много трудностей, а также прекрасные вещи здесь, в Техасе.

И я не совсем уверен. Я не знаю, это - часть меня задается вопросом, это ли это - это государство, которое находится между Западом Соединенных Штатов, и Запад имеет свою собственную мифологию, и Юг Соединенных Штатов, и Юг имеет свою мифологию. своя мифология.Итак, мы получаем и то, и другое. И я думаю, это приводит к действительно огромному присутствию государства.

САЙМОН: Каким образом вы хотите, чтобы читатель знал о том, что я называю греческим?

SWANN: Как писатель, я очень люблю головоломки. Типа, это забавная часть письма, работа с этими большими метафорами или работа с основами греческого мифа. Так что мне было очень весело писать это. И это было своего рода основой, когда я все начал. Люди читают романы, я чувствую, а я читаю романы для персонажей и по сюжету.И я хотел убедиться, что даже если вы не интересуетесь греческой мифологией, вы не знали ее вообще, вам было все равно, что вы могли читать этот роман и получать от него столько же удовольствия, сколько и кто-то, кому нравились ссылки на греческую мифологию, потому что на самом деле книги об эмоциях, а головоломки - не об эмоциях.

САЙМОН: Ну, и вот эта чудесная сцена похорон, которую я не буду раскрывать, но она заставляет вас так думать - она ​​заставляет вас видеть, что люди, которые имеют некоторое право думать, что они построили Олимп, также являются источником первородный грех города.

СВАНН: Я вырос в маленьком городке, и это - вы всех знаете, верно? Так легче увидеть, кто контролирует ситуацию, а кто дергает за рычаги, и кому вы должны платить деньги за аренду, вы знаете, и их ребенок находится рядом с вашим ребенком в своих классах. И поэтому я думаю, что это чувство иерархии можно больше ощутить в маленьком городке. Но с другой стороны, мне нравится то, что маленькие городки - никто не изолирован друг от друга. Мол, вы имеете дело со всеми, потому что они все с вами в Walmart.Так что никому из людей в вашем городе не сбежать.

САЙМОН: Питер Бриско в какой-то момент - патриарх, если можно, - сказал, что мы все вооружены острыми ножами, которые едва можем контролировать.

СВАНН: Да. Он говорит о членах семьи и о том ущербе, который мы можем нанести друг другу. И это - я думаю, это одно - вот почему так много замечательных романов о семье, заключается в том, что никто не важен для вас так же, как члены вашей семьи, но также никто не может причинить вам столько вреда, как члены вашей семьи, потому что они люди, которых вы знаете лучше всего и которым доверяете больше всего.

САЙМОН: Стейси Суонн - ее роман «Олимп, Техас» - большое спасибо за то, что были с нами.

СВАНН: О, спасибо, Скотт. Какое удовольствие.

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR.Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Что делает книгу классикой?

Каждый год я клянусь, что буду читать больше классики, и каждый год я обнаруживаю, что перерабатываю это решение в канун Нового года. Назвать что-то «классическим» - это большая честь - признание того, что оно выдержало испытание временем. И все же я должен признаться: когда дело доходит до классической литературы, я часто испытываю чувство сопротивления, которое не могу объяснить.Я считаю себя заядлым читателем, но, честно говоря, мысль о том, чтобы заняться War and Peace или Moby Dick , устрашает. Ага, я изучал английский язык, работаю в издательстве и никогда не читал ни одной из этих книг.

Не думаю, что дело в длине, и не думаю, что классика скучна. (Показательный пример: Jane Eyre - одна из моих любимых книг на все времена.) Возможно, моя двойственность проистекает из того факта, что многие книги, которые я считаю «классикой», либо а) лингвистически насыщены; или б) требуют небольшого анализа.(Иногда мне нравится читать, потому что это помогает мне расслабиться, и я обнаруживаю, что легче пройти через что-то вроде Gone Girl , чем через Great Expectations ). Но что вызывает у меня чувство сопротивления, я не уверен. Все, что я знаю, это то, что я не одинок.

Несколько месяцев назад OOMer Morgan призналась в Twitter, что никогда не читала The Giver ; одна из наших коллег-схоластиков ответила, признав, что никогда не читала The Outsiders. Результат? Сообщение в блоге о книгах, которые мы не можем поверить, что никогда не читали.В другом посте, на этот раз о прокрастинации с книгами, Надя и Майк сказали, что они никогда не читали «Над пропастью во ржи», , в то время как Кристен сказала то же самое о « The Bell Jar ».

Есть что-то освежающее в откровении о нашей истории чтения и неуверенности. Согласно исследованию 2013 года, более 60% людей лгут о чтении классических романов. (Возможно, они обновили сюжетные точки с этими повторными заглавными буквами из 140 слов!) Конечно, заманчиво заявить, что вы читали The Odyssey и The Scarlet Letter , но с какой целью? Кто решает, что представляет собой классика, и с каких пор чтение этих заголовков производит большее впечатление, чем чтение других?

Определяется ли классика способностью книги выдержать испытание временем, как предлагают многие пользователи Goodreads? Или дело не столько во времени, сколько в количестве читателей? «Для меня книгу нельзя считать классикой, пока она не выдержит испытание поколениями читателей», - поясняет Элизабет Блюмл в издании Publishers Weekly .«Даже пьесы Шекспира не были бы« классикой », пока он был жив».

В статье Huffington Post К. Кристофер Смит определяет классику как «любую книгу, которая не является новой книгой, которую следует перечитать через 5, 10, даже 100 лет или более после публикации». К этому моменту журнал Entertainment Weekly выпустил список «Новой классики» - 100 из «лучших произведений с 1983 по 2008 год», что говорит о том, что, возможно, концепция «классики» изменчива. Может быть, есть даже некоторые книги, которые мы называем классикой, которые нам следует прекратить и пересмотреть.(Flavorwire исследует именно эту проблему здесь.)

Лаура Миллер размышляет над определением классики в этом произведении Салона, отмечая: «Какой бы ни была классическая книга, она никогда не стоит на месте ». Она также цитирует эссе Итало Кальвино «Зачем читать классику?», В котором он определяет классику (среди прочего) как «книгу, которая так и не закончила говорить то, что должна сказать».

В конце концов, важно не то, что делает книгу классикой; это то, что мы читаем и прививаем будущим поколениям любовь к литературе.Как отмечает один из моих любимых учителей-блоггеров в статье под названием «Вы учите классиков?», «Учащиеся, которые читают, получают более высокие оценки на тестах по чтению. Не имеет значения , что они читают. Чем больше они читают, тем больше они преуспевают. Период ... Если наша цель - научить читателей лучше, ученика должны практиковаться в чтении, ». То же самое и со взрослыми - классика или нет, давайте гордо и без осуждения размахивать любимыми книгами.

И, может быть, непредвзято мне удастся преодолеть свое нежелание относиться к этой так называемой классике.

классических книг, которые вы должны прочитать: «Сёгун» Джеймса Клавелла

Не могу сказать, что у меня были большие надежды, когда я взял в руки исторический фантастический роман Джеймса Клавелла «Сёгун» (1975). Я слышал, как члены семьи бесконечно говорили о том, как «Сёгун» пленил умы людей в середине-конце 1970-х - начале 1980-х годов своей книгой и мини-сериалом. Исходя из этого, я предположил, что это будет тускло в сегодняшнем контексте, но это не так. Когда я начал «Сёгун», это сразу же зажгло мое воображение, захватило мое сердце и поставило мою жизнь на автопилоте на следующие пару недель, пока я мчался к финишу.

Роман погрузил меня в 1600 год, рассказывая историю английского летчика Джона Блэкторна, чей корабль и команда остались в Японии после того, как попали в жестокий шторм. Оттуда он подобрал меня и потащил по мучительному рассказу Блэктрона о любви, потерях и борьбе за выживание в чужой стране, где враги есть на каждом шагу. Он сталкивается с культурой, которую не понимает, со страной, которую он не знает, и с чередой событий, выходящих из-под его контроля. В конце концов, он все еще восстанавливает силы, чтобы выстоять и выжить.

Меня уговорили прочитать «Сёгун», потому что я слышал, что это похоже на «Игру престолов», но вместо Вестероса действие происходит в феодальной Японии и, к сожалению, без драконов. Вместо того чтобы разочаровываться в отсутствии драконов, я нашел замечательную литературу, посвященную проблемам, с которыми мы все еще боремся сегодня. «Сёгун» затрагивает множество социальных проблем, таких как ксенофобия, предрассудки и концепции расового превосходства, а также обсуждает важные политические темы, такие как подводные камни колониализма, скрытый характер политического маневрирования и опасности изоляционизма.

Обложка первого издания «Сёгуна». / Предоставлено Wikimedia Commons

На протяжении всего романа эти проблемы либо тонко решаются, либо навязываются читателю, чтобы заставить вас задуматься над предметами, почувствовать отвращение к происходящему и подумать, действительно ли мы изменились как общество. Многие проблемы, с которыми сталкиваются в «Сегуне», такие как опасность колониализма и безудержная ксенофобия, по-прежнему являются проблемами, с которыми мы боремся сегодня - США все более токсично относятся к странам глобального Юга, пострадавшим от действий властей. колонизаторы.«Сёгун» заставляет вас подходить к этим вопросам и побуждает вас прислушиваться к его урокам о том, как лучше осознавать мир - даже если это доставляет вам дискомфорт.

В «Сёгуне» рассматривается множество других вопросов, таких как порабощение женщин, супружеское насилие и вопросы неверности, которые представлены вдумчиво. Тем не менее, роман учит нас пытаться наводить мосты с другими, находить общие черты, ценить наши различия и любить нашу общую человечность.

Персонаж Блэкторна наиболее убедителен своей настойчивостью, храбростью и чувством морали; тем не менее, я оказался в противоречии, пытаясь примирить мое восхищение его характером с его отсталой логикой относительно того, что он считал «варварской» культурой.В начале романа Блэкторн часто ошеломлен аспектами неизвестной японской культуры, которой, по его мнению, она просто уступает европейской культуре. Тем не менее, сюжетная линия Блэкторна доставляет удовольствие. Его английская идентичность претерпевает глубокие изменения, поскольку он перенимает аспекты японской культуры не только для того, чтобы выжить, но и для наполнения своей жизни.

Однако есть много других перспектив персонажей, не менее глубоких, чем у Блэкторна. История Клавелла включает миссионеров, выполняющих «праведную» миссию по распространению христианства, а также хриплых португальских торговцев, стремящихся к золоту и славе, чья отвага вдохновляет на приключения.Есть также японские лорды, которые стремятся использовать «европейских варваров» для достижения своих завоевательных целей. В то время как перспектива Блэкторна была мне самой любимой, эти другие точки зрения являются увлекательным дополнением к миру и событиям романа.

Более того, их взгляды и идеи оставили меня ошеломленным мастерством непритязательных персонажей и зловещими мотивами могущественных фигур. Эти характеристики убедили меня полюбить этих персонажей - некоторых из которых я ненавидел в начале романа.В целом, этот состав персонажей становится так же близок вашему сердцу, как Блэкторн, и чувство потери становится интуитивным, когда вы понимаете, что любого можно убить в любой момент (как в лучших сезонах «Игры престолов»).

Помимо захватывающих персонажей и увлекательного сюжета, одна из моих любимых частей «Сёгуна» - это то, насколько подробно он демонстрирует взгляды японцев и европейских народов. Я был обеспокоен тем, что будет явная предвзятость в пользу колониальных европейских держав, что сделает это путешествие «праведным» завоеванием и культурным превосходством.Вместо этого Клавелл блестяще демонстрирует моральные, культурные и политические условия как европейцев, так и японцев, делая это как взглядом на замысловатый образ жизни друг друга, так и захватывающим дух политическим триллером. Тем самым Клавелл доказывает безвременье «Сёгуна», которое исходит из его послания, призванного заставить вас думать, чувствовать и относиться к тем, кто отличается от нас, - чего в современном обществе часто не хватает.

«Сёгун» Джеймса Клавелла - это шедевр, который рисует интимный взгляд на японскую культуру в том, что можно описать только как любовное письмо к нации.Клавелл блестяще переносит миры Востока и Запада на путь столкновения, который погружает нас в яркий мир, наполненный сложными персонажами, замысловатым повествованием и прекрасным, впечатляющим вниманием к обстановке. Это история, которая заставляет вас оставаться начеку, ценить персонажей, которые сливаются с вами до глубины души, и подвергать сомнению наши подходы к жизни. «Сёгун» - это чудесная эпопея, действие которой происходит в феодальной Японии, и она уничтожит все заботы вашей жизни, пока вы не закончите ее.

Статья Mammas - часть постоянной колонки, в которой публикуются обзоры классических книг, которые следует прочесть.Прочтите другие статьи здесь.

24 пересказа классических книг

Коллекция из 24 пересказов классических книг.

Если вы похожи на большинство из нас, вам приходилось читать подборку классических книг в средней школе или колледже. Я прочитал свою долю в старшей школе и могу только вспомнить, насколько мне это не понравилось. Хотя я понимаю, что нужно понимать и оценивать то, что делает эти книги классическими, это не всегда самый захватывающий процесс.

За прошедшие с тех пор годы я изучил несколько классических книг по своему выбору. Я быстро обнаружил, что читать их на моих собственных условиях было намного полезнее. «Гордость и предубеждение» Джейн Остин - мой самый любимый роман на все времена!

Итак, тем из вас, кто все еще избегает классики, я предлагаю попробовать пересказ классических книг! Эти пересказы передают дух истории и превращают ее в нечто оригинальное и часто более интересное.

Этот список лучших пересказов классических книг включает в себя самые разные жанры и романы, так что вы можете просто найти что-то новое, что вызовет ваш интерес! У пересказов «Гордость и предубеждение» больше всего вариантов, но вы также найдете пересказы других романов Джейн Остин, «Маленьких женщин», «Питер Пэн» и многих других!

* Раскрытие информации - я получаю небольшую комиссию за любые продукты, приобретенные по приведенным ниже ссылкам, без каких-либо дополнительных затрат для вас.Спасибо за поддержку моего книжного блога!

24 пересказа классических книг

Пересказы Ромео и Джульетты

Звездные глаза Дженн Беннет

Молодой взрослый пересказ Ромео и Джульетты, действие которого происходит в современной Калифорнии. Семьи Зори и Леннона враждуют друг с другом, поэтому им достаточно легко ненавидеть друг друга. По крайней мере, до тех пор, пока в походе они не останутся в одиночестве в пустыне.В безвыходной ситуации они узнают друг о друге больше и испытывают неуверенные чувства. Но смогут ли они выжить в своих воюющих семьях в реальном мире?
Amazon | Бухгалтерский фонд | BookOutlet (3 доллара США)

When You Were Mine Ребекка Серле

До бестселлеров Серле «Обеденный лист» и «За пять лет» она написала небезосновательный пересказ классической истории «Ромео и Джульетты».В этой версии Розалина выходит вперед и в центр, и она исследует альтернативный финал этой роковой классики. Розалин и Роб должны быть вместе, и с первого поцелуя она знает, что их ждет счастливый конец. Пока не появится мстительная и сумасшедшая Джульетта. Когда она отрывает Роба, Роуз опасается не только за отношения Роба, но и за его жизнь.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Джульетта от Анны Фортье

Джули унаследовала ключ от сейфа, который ведет ее в путешествие во времени к роману ее предка Джульетты с мужчиной по имени Ромео.Вернувшись в наши дни, она встречает потомков обоих домов и задается вопросом, существует ли еще древнее проклятие. Я фанат книг, в которых переходят в разные периоды времени, так что это звучит прямо для меня!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Маленькие женские пересказы

«Маленькие женщины», кажется, в наши дни является горячей темой из-за недавнего выпуска книги и популярного фильма!

Мэг и Джо , Вирджиния Кантра

Недавний пересказ «Маленьких женщин», в котором четыре сестры Марч в разных частях страны преследуют свои мечты.Мэг живет своей предполагаемой идеальной жизнью с мужем и детьми. Джо изо всех сил пытается стать журналистом в Нью-Йорке и просто работает поваром и блоггером о еде. Обоих зовут домой, когда их мать заболевает, и они начинают понимать, что действительно важно.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Письма маленьких женщин Габриэль Доннелли

Правнучки Джо Марч занимают центральное место в этом романе! Средняя сестра Лулу чувствует, что немного заблуждается, пока у ее сестер успешные отношения и карьера.Когда она находит коробку с письмами Джо, она находит утешение в жизни и чувствах четырех сестер.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Мэг, Джо, Бет и Эми: графический роман Рей Терсьеро и Бре Индиго

Графический роман-пересказ "Маленьких женщин!" Я абсолютно обожаю эту идею и хотел бы, чтобы больше классических произведений превратилось в графические романы. Они существуют? Скажи-ка! В этой современной версии четыре сестры Марч - часть смешанной семьи, которая пытается сводить концы с концами в Нью-Йорке, в то время как их отец служит за границей.Они полагаются друг на друга в любви, поддержке и воплощении своих мечтаний.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Великие пересказы Гэтсби

Мне удалось найти только один пересказ «Великого Гэтсби»! Это одна из моих самых любимых классических работ, поэтому я подумал, что больше авторов возьмутся за эту историю. Увы, это единственный выход!

Отличный от Сары Бенинкаса

Современный пересказ Великого Гэтсби, в котором женщина также находится в центре внимания.Наоми проводит лето в Хэмптоне со своей матерью и оказывается вовлеченной в скандал со своей богатой соседкой по соседству. Похоже, в нем есть весь блеск, гламур и драматизм оригинального романа!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Пересказы Питера Пэна

Тигровая лилия Джоди Линн Андерсон

Пятнадцатилетняя Тигровая Лили встречает Питера Пэна в лесах Неверленда, и между ними возникает прочная связь.По крайней мере, пока не появится Венди Дарлинг ... Тигровая Лили готова отдать все ради Питера, но они сталкиваются с опасностями повсюду, и она сделает все возможное, чтобы удержать его в Неверленде.
Amazon | Бухгалтерский фонд | BookOutlet (4 доллара США)

Никогда Никогда Брианна Шрам

Этот пересказ Питера Пэна берет классическую историю и рассказывает ее с точки зрения капитана Крюка. Джеймс Крюк был доставлен в Неверленд Питером Пэном, но он потерял привлекательность того, что он никогда не вырастет.Он хочет вернуться в свой мир, но Питер Пэн отказывается вернуть его. Таким образом, возникло одно из самых известных соперничеств в детской литературе. Мне нравится идея прочитать предысторию Капитана Крюка!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Отцеплено Лизой Максвелл

Более свободный пересказ Питера Пэна. В Unhooked девушку похищают и увозят на остров, наполненный феями, животными и капитаном корабля-изгоев.Это масштабная фантастическая сказка, полная боевиков, романтики и приключений. Из всех пересказов классических книг в этом списке этот бросается в глаза больше всего!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Потерянный мальчик Кристины Генри

Еще одна версия истории с точки зрения капитана Крюка! В этой версии Крюк начинал как потерянный мальчик, один из ближайших друзей Питера. Но обещанные Петром забавы и игры превратились в насилие и драки.Наконец, Крюк рассказывает реальную историю того, что произошло на острове и как он стал заклятым врагом Питера.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Пересказы Анны Карениной

Единственные пересказы классических книг для Анны Карениной, которые мне удалось выследить, - это недавний выпуск!

Анна К Дженни Ли

Эта русская классика преображается в молодежь! В этой экранизации изображена семнадцатилетняя королева нью-йоркского общества, совершившая всевозможные скандальные поступки.Отзывы об этом неоднозначны, но я слышал, что если вам нравятся истории типа Сплетницы, вы ее обожаете!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Пересказы Робин Гуда

Вытяжка by Jenny Moke

Робин Гуд и дочь Мэриан, Изабель, всю свою жизнь прожили в монастыре со своей матерью. По крайней мере, до тех пор, пока ее не арестуют за защиту невинных жителей деревни, а затем заставят бежать. Она должна впервые найти нашего отца, чтобы помочь держаться подальше от злобной правой руки короля, Волка.Я попросил ARC этого, так как это звучит так интригующе !!
Amazon (предзаказ! Выйдет 9 июня 2020 г.)

Break and Enter Лиза Мэтьюз

Это скорее «в духе» Робин Гуда, чем прямой пересказ. Александра - профессиональный преступник, который находит хорошее применение своим талантам для тех, кто пострадал. Теперь ей противостоит умный и сексуальный руководитель службы безопасности, который бросит вызов всему.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Эмма пересказывает

Любой список пересказов классических романов должен включать Джейн Остин! Найти ее менее популярные книги не так просто, но «Эмма» и «Разум и чувствительность» превосходны! Итак, я был очень рад найти несколько.

Уважаемый мистер Найтли Кэтрин Ри

Сэм счастливо живет в мире книг, но начинает свое собственное приключение, когда таинственный благотворитель предлагает ей заплатить за посещение журналистской программы. Единственное требование - писать письма, чтобы рассказать о своих успехах. Эти письма становятся более личными, когда она начинает говорить об очаровательном писателе, которого встречает. Однако она узнает, что доверие легко сломать. Эмма - моя вторая любимая Джейн Остин, поэтому я всегда за творческий пересказ этой истории!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Эмма Александр Макколл Смит

Более подробный пересказ Эммы, эта версия переносит ее прямо в 21 век.Названия те же, но временной период другой. Эмма возвращается домой в Хайбери, чтобы открыть бизнес по дизайну интерьера и позаботиться о своем отце. Она подружилась с Харриет и начала применять свои навыки сватовства! Я вообще фанат прямого пересказа, поэтому мне это очень нравится!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Рассказы о чувствах и чувствах

Джейн из Остина , Хиллари Мэнтон Лодж

Джейн, Селия и младшая сестра Марго переезжают в Остин после того, как они вынуждены покинуть свой чайный магазин в Сан-Франциско.Когда они пытаются восстановить свою жизнь и средства к существованию, между сестрами начинается разлад. Тем временем Джейн быстро влюбляется в очаровательного местного музыканта Шона. Единственный, кто не одобряет это, - сварливый военный Каллум.
Amazon | Бухгалтерский фонд

Гордость и предубеждение: пересказы

Возможно, книга с наибольшим количеством пересказов, когда-либо существовавших в письменной форме! Если вы поклонник P&P, ознакомьтесь с многочисленными пересказами, приведенными ниже!

Ayesha At Last Автор: Узма Джалалуддин

Аиша живет со своей неугомонной мусульманской семьей, включая младшую сестру, которая гордится тем, что отклоняет десятки предложений руки и сердца.Когда она встречает Халида, ее сразу отталкивает его отношение. Это не спасает ее от шока и, возможно, даже ревности, когда она узнает, что он женится на ее сестре. Пересказ «Гордость и предубеждение» становится еще более привлекательным, когда он исследует другую культуру или религию!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Соответствует критериям Кертис Ситтенфельд

Семья Беннеттов вернулась и такая же смешная, как обычно.Китти и Лидия одержимы кроссфитом и не работают. Мэри получает степени одну за другой, не используя их. Джейн и Лиз удалось сбежать и вести свою жизнь, но их отозвали домой, когда их отец заболел. Они встречают Бингли и Дарси на барбекю, и сюжет начинается, как и ожидалось…
Amazon | Бухгалтерский фонд | BookOutlet (5 долларов США)

Дневник Бриджит Джонс Хелен Филдинг

Один из оригинальных пересказов классических книг и, на мой взгляд, один из лучших! Я обожаю как книжную, так и киноверсию этой истории.Бриджит Джонс - веселая болвана, которая просто хочет похудеть, бросить курить и отправиться на закат с парнем своей мечты.
Amazon | Бухгалтерский фонд | BookOutlet (3 доллара США)

Гордость и предубеждение и другие вкусы от Sonali Dev

Этот также появился в моем списке книг «Художественные книги о еде»! Это уникальный взгляд на классическую историю Элизабет и мистера Дарси, в которой роли поменялись местами.Триша происходит из семьи индийских королевских особ, которые поселились в Сан-Франциско. DJ Caine - повар, нанятый для работы с семьей, у которого нет времени на высокомерие Триши.
Amazon | Бухгалтерский фонд | BookOutlet (5 долларов США)

Гордость Иби Зобой

Молодой взрослый пересказ «Гордость и предубеждение» с участием цветных персонажей! Зури гордится своей семьей и своим наследием и не интересуется богатой Дарси, которая недавно переехала в ее район Бруклина.Она опасается, что джентрификация повредит всему, что она любит. Когда ее старшая сестра начинает влюбляться в старшего брата Дарси, она вынуждена взаимодействовать с высокомерным младшим братом Дариусом. Это звучит как подробный и интригующий пересказ, и мне нравится аспект YA!
Amazon | Бухгалтерский фонд

Гордость и предубеждение и омела Мелисса Де Ла Крус

Рождественский пересказ !!!! Подпишите меня немедленно.Это также смена пола, когда Дарси - влиятельный руководитель, который приходит домой, чтобы навестить свою семью на Рождество. На ежегодной рождественской вечеринке своих родителей она встречается с сыном соседа, который ведет простой образ жизни, строя мебель. У них нет ничего общего, но она не может выбросить его из головы…
Amazon | Бухгалтерский фонд | BookOutlet (2 доллара США)

Лиззи и Джейн Кэтрин Ри

Второй пересказ Джейн Остин в этом списке Кэтрин Ри! Сюжетная история о двух сестрах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *