История supreme: История Supreme: Как бренд уличной одежды стал суперсилой за два миллиарда долларов – DTF MAGAZINE

Содержание

История Supreme: Как бренд уличной одежды стал суперсилой за два миллиарда долларов – DTF MAGAZINE

К огда Джеймс Джеббиа задумал открыть магазин для скейтеров, он не планировал перевернуть индустрию или создать глобальный мегабренд — это был лишь вызов развивающейся андеграундной культуре Нью-Йорка. А вместе с магазином появился и бренд уличной одежды Supreme, который впоследствии стал одним из самых востребованных и эксклюзивных в стрит-культуре, ступил на территорию высокой моды, а его капитализация достигла двух миллиардов долларов.

DTF Magazine изучил историю Supreme и рассказывает, как небольшой скейтерский бренд стал не только культом для молодежи, но и феноменом в мире моды

Этот текст также доступен в формате подкаста. Послушать его можно тут:

 

Предыстория

Основатель Supreme Джеймс Джеббиа родился в США, но, когда ему исполнился год, его семья переехала в Великобританию, где он и провел детство. Уже подростком Джеббиа стал увлекаться скейтерской культурой и уличным стилем, а заработанные на фабрике Duracell деньги тратил на поездки в Лондон. Там он каждый раз ходил в один и тот же непримечательный скейтерский магазинчик, который, тем не менее, отличался чистотой и хорошим ассортиментом. Этот магазин впоследствии и стал прообразом первого магазина Supreme.

В 19 лет Джеббиа переехал в Нью-Йорк, где, набравшись опыта в бренде Parachute, открыл свой первый магазин Union, специализирующийся на продаже британских брендов. А затем познакомился с Шоном Стусси, основателем одноименного бренда уличной одежды, и помог ему открыть первый магазин Stüssy в Нью-Йорке. 

Правда, их сотрудничество длилось недолго. Вдохновленный локальной уличной культурой, Джеббиа решил заполнить нишу, которой, на его взгляд, так не хватало Нью-Йорку — открыл магазин для скейтеров, а вместе с ним запустил бренд Supreme.

«Тогда я даже не думал об этом, — вспоминает Джеббиа. — Но мне инстинктивно чего-то не хватало».

1994. Открытие скейтерского магазина

Первый магазин Supreme Джеббиа открыл в апреле 1994 года на тихой и неприметной нью-йоркской улице Лафайетт, где единственными его соседями были продавцы антиквариата, пожарная станция и магазин художника Кита Харинга.

В отличие от солнечной Калифорнии, в 1990-х скейтбординг на Восточном побережье не был особо популярен, а скейтерские магазины и вовсе можно было пересчитать по пальцам. Поэтому, новое место быстро полюбилось местным скейтерам. Этих же ребят Джеббиа набирал на работу, а со временем вокруг магазина сформировалась своя тусовка.

Магазин Джеббиа разительно отличался от типичных скейтерских сторов: «Он был хорошо освещен, с ярким белыми стенами и высоким потолком — прямая противоположность небольшим и темным магазинам для скейтеров, которые я привык видеть в Великобритании.

Чистота помещения и безупречно представленные товары позиционировали его скорее как бутик для бренда высокой моды», — вспоминает первый визит в магазин Supreme журналист Highsnobiety Росс Уилсон.

Интерьер магазина выделялся среди уличных магазинов настолько, что в 1995 году американский Vogue сравнил пространство Supreme с бутиком Chanel.

Но даже среди такого порядка на фоне узнаваемых скейтерских брендов с пестрой атрибутикой и яркими расцветками выделялась собственная линия одежды Supreme. Среди первых вещей бренда были футболки и свитшоты с бокс-лого — белым логотипом, помещенным в красный прямоугольник на груди. Вещи Supreme выглядели простыми, но от этого еще более контрастными и привлекательными — подобного в скейтерском комьюнити прежде не было ни у кого.

1994. Конфликт с Calvin Klein

Молодой бренд, не успевший выпустить ничего, кроме футболок и пары свитшотов, привлек внимание люксового американского бренда.

Команда Supreme расклеила на улицах Нью-Йорка оригинальные плакаты Calvin Klein с бокс-лого поверх модели Кейт Мосс в купальнике.

В ответ представители бренда пригрозили Джеббиа судебным иском, если Supreme не прекратит нелегально использовать постеры. Конфликт закончился мирно — Supreme все же перестали расклеивать плакаты Calvin Klein для рекламы. А 18 лет спустя, Мосс снялась уже в официальном кампейне Supreme.

 

1995—1997. Зарождение бренда

Джеббиа понимал: если представить вещь, отличающуюся от продукции конкурентов не только качеством, но еще и оригинальным дизайном, покупатель захочет платить больше лишь за возможность получить что-то эксклюзивное — то, что выделит его среди других скейтеров.

Да и сам Джеббиа, по его словам, равнялся не на другие скейтерские бренды, а на то, что носили местные подростки — футболки Polo Ralph Lauren, рубашки Nautica, свитшоты Champion, джинсы Levi’s и ремни Gucci. Так что он сразу решил задать соответствующую планку.

«Всегда смотрел на них и думал: “Почему бы и нам не создавать настолько же хорошие вещи?”, — объясняет он. — Они должны были быть так же хороши, как если бы мы шили Polo. У многих скейтерских брендов того времени качество было не очень хорошим. Ткань была просто дерьмовой. Так что наши вещи не должны были уступать тем брендам, которые носили нью-йоркские подростки».

Сначала в магазине Supreme продавали лишь несколько видов футболок. Но после того, как футболки стали хитом продаж и визитной карточкой Supreme, бренд начал выпускать свитшоты, худи, доски для скейтов, а затем и фирменные снэпбэки, единственным принтом на которых было фирменное бокс-лого.

Создавая бокс-лого, Джеббиа с командой вдохновлялись работами концептуальной художницы Барбары Крюгер. С тех пор его интерпретации есть в каждой коллекции бренда.

Сверху — работа художницы Барбары Крюгер, снизу — бокс-лого Supreme.

А вскоре после худи и футболок Supreme взялся и за более нетипичные для скейтеров вещи — рубашки, джинсы-селвидж, кашемировые свитеры и даже кардиганы.

Примерно в то же время Джеббиа задумал выпускать новые вещи ограниченными партиями: «Мы отшивали футболки, свитшоты. И если они не продавались, то просто залеживались на полках. Поэтому мы решили производить меньше. Если что-то продавалось хорошо, то вместо того, чтобы отшить новую партию мы делали что-то новое. Supreme не был магазином базовой одежды, где можно было месяцами купить одну и ту же вещь. Мы хотели создавать интригу».

1998—2000. Открытие магазинов в Японии

Помимо американцев, значительной частью первых поклонников бренда оказались японские туристы.

«Казалось, будто наш магазин чем-то привлекал японцев. Японские энтузиасты реально „шарили“ нью-йоркский стиль, а тогда это была действительно продвинутая субкультура. Нам очень льстило внимание фанатов из Азии, а те относились к нам с большим уважением. Забавная штука, но я даже смущался, когда они приходили. Хотя в целом это приятное чувство — оказывать положительное влияние на других людей», — вспоминает менеджер магазина Supreme в 1996—2005 годах Алекс Корпоран.

На волне повышенного интереса со стороны японцев в 1998 году Джеббиа открыл магазин в Токио — вторую официальную точку продаж Supreme. И этот ход оказался более чем успешным: японское комьюнити поддержало бренд едва ли не активнее скейтерской сцены Нью-Йорка того времени. Ответная реакция Джеббиа не заставила себя ждать. В том же году в Японии открыли еще два магазина — в Осаке и Фукуоке.

Япония и сегодня остается лидером по количеству магазинов Supreme — там открыто шесть официальных точек.

2000. Незаконное использование монограммы Louis Vuitton

Совместная коллекция Supreme x Louis Vuitton в 2017-м стала одной из самых громких коллабораций последних лет и обозначила этап слияния уличной и высокой моды. Но на самом же деле, первое «сотрудничество» брендов состоялось еще в 2000-м.

Тогда Supreme выпустил коллекцию с фирменной монограммой Louis Vuitton и бокс-лого поверх нее. Как выяснилось после, Джеббиа использовал символику без разрешения, а бренд в ответ пригрозил Supreme судебным иском.

Но и в этот раз Supreme избежал серьезных последствий: разбирательства закончились мирным решением конфликта, а вещи из неофициальной коллаборации убрали из магазинов.

2000—2007. Первые крупные коллаборации

В начале 2000-х Supreme начал активно сотрудничать с другими брендами, а первый большой прорыв случился после релиза коллаборации с Nike в 2002 году. 

Компании с первого раза нашли золотую жилу, выпустив коллекцию кроссовок Nike Dunk SB в эксклюзивной расцветке Supreme. Особенностью релиза стало отсутствие анонсов: однажды обувь просто разложили на полках магазина, а новость об этом, моментально разлетевшаясь среди сникерхедов, сработала лучше любой пиар-кампании.

«После нескольких попыток попасть в скейтерскую индустрию Nike наконец-то сделали это правильно. А все, что им потребовалось, чтобы свести людей с ума, — это Dunk. Эти кроссовки сами по себе обожаемы скейтерами, а ограниченные расцветки, недоступные у крупных ритейлеров, довели сникерхедов до безумия. В то время также развивалась культура реселлеров, и это привлекло ее внимание к Supreme, потому что к нам приходили самые крупные поставки Nike SB в Нью-Йорке, — вспоминает бывший менеджер Supreme. — В то время люди буквально плакали, чтобы получить пару кроссовок, сходили с ума, когда не могли урвать последний релиз. И речь о взрослых мужчинах, так что вы можете только представить, какой ажиотаж тогда творился».

Уже в то время Джеббиа задумал выпускать коллекции Supreme ограниченным тиражом, даже несмотря на то, что спрос намного превышал объемы производимого товара. Джеббиа держал бренд в сакральной неприкосновенности и отказывался сотрудничать с посредниками — чтобы получить вещи из последней коллекции, покупатели приходили в магазин Supreme и покупали их лично.

Так появилась та самая система дропов, на которую теперь ориентируются не только стритвир-бренды, но и люкс: от Palace до Balenciaga и Burberry.

«Бывали сезоны, когда наши летние вещи раскупали к концу марта. И нам нечего было продавать с апреля по июль. Люди приходили и говорили: “Этот магазин — отстой. И почему о нем все говорят?». И что нам нужно было на это ответить? Если бы вы пришли две недели назад, то все еще было бы?”.

Поэтому Джеббиа решил продавать коллекции порционно — разделив их на дропы, которые поступали в магазин каждый четверг. Этой стратегии марка придерживается до сих пор. Правда, к продажам внутри магазина прибавилась опция покупки онлайн.

С 2000 по 2007 год Supreme выпустил лимитированные коллекции с японскими стритвир-брендами — A Bathing Ape (2002), Neighborhood (2006) и UNDERCOVER (2006), — а также с итальянским брендом Fila (2007).

А в 2004 году, чтобы хоть как-то разгрузить нью-йоркский магазин, бренд открыл второе пространство Supreme в США. Новой точкой стал Лос-Анджелес — сердце скейтерской культуры на Западном побережье.

2007. Supreme x The North Face

В 2007 году Supreme внедрился в аутдор — первым шагом стала дебютная коллаборация с The North Face. В то время The North Face уже занимал нишу среди производителей верхней одежды, и что самое важное — нравился молодежи, которая еще с 1990-х охотилась за куртками марки.

Продумывая такую коллаборацию, Джеббиа снова не ошибся. В их первую совместную коллекцию вошли легкие куртки, ветровки и пуховики с принтами и логотипами Supreme.

Это сотрудничество стало знаковым для бренда и сделало коллаборации Supreme x The North Face одними из самых востребованных. С 2007 года и по сегодняшний день марки сотрудничают на регулярной основе.

2008—2012. Курс на высокую моду

Работая с The North Face, Джеббиа лишь прощупывал почву для дальнейшего продвижения Supreme. А с 2008 года, после сотрудничества с японцами visvim, курс на моду стал очевиден.

В 2009 году Supreme объединился с французским брендом A.P.C. для совместной коллекции: оба бренда сошлись в любви к минимализму и тканям высокого качества. Результатом сотрудничества стал релиз капсульной коллекции, в которую вошли джинсы и футболки двух цветов: красные эксклюзивно продавались в магазинах Supreme, а черные — в магазинах A.P.C.

В этот период участились и коллаборации с известными художниками: дизайн скейтерских досок для Supreme разработали артисты Кристофер Вул, Джефф Кунс, Марк Флуд, Нэйт Лоуман, Джон Балдессари, Дэмьен Херст и KAWS.

Забегая наперед, в 2019-м году полную коллекцию досок Supreme, в которую вошли все вышеперечисленные деки, продали на аукционе Sotheby’s за 800 тысяч долларов.

«Supreme — лидер в мире моды, — считает главред журнала i-D Аластер Макким. — Причина их успеха и влияния в том, что они всегда были здесь, постепенно разрастаясь и продумывая все до мелочей с самого первого дня. Все благодаря небольшим коллекциям, лимитированным дропам, умению вызвать волнение».

Интерес к ранее незнакомому бренду подогревало и повышенное внимание со стороны знаменитостей. Когда вещи Supreme стали носить все — от Tyler, The Creator и A$AP Rocky до Канье Уэста и Леди Гаги, — его аудитория заметно увеличилась. Признание в таких кругах послужило дополнительным рывком к возрастающей популярности.

А уже в 2011 году Supreme показал свою еще более зрелую сторону, выпустив вместе с дизайнером Адамом Киммелом коллекцию классических костюмов в четырех расцветках. После этого в копилке коллабораций Supreme, кажется, собрались все возможные элементы одежды — от носков и нижнего белья до туфель и костюмов.

«Это было реально весело — уметь удовлетворить как подростков, так и тех, кто был с брендом с самого начала, — рассказывает бывший дизайнер Supreme и основатель бренда Noah Брендон Бабензиен. — Другими словами, у нас получилось сделать свитеры такими же желанными, как и футболки. Я всегда надеялся, что у Supreme получится создавать как прогрессивные вещи, так и классику. Думаю, мы это сделали». 

2012. Supreme x Comme des Garçons

Коллаборация с японским брендом Comme des Garçons в 2012 году стала переломным моментом, изменившим представление о Supreme в высокой моде. «Это открыло людям глаза и дало нам новые возможности», — размышлял Джеббиа в интервью Vogue.

Его любовь к японским брендам отозвалась взаимностью со стороны основательницы Comme des Garçons Рэй Кавакубо и ее мужа и президента бренда Эдриана Жоффе.

«Я никогда не встречал никого с настолько сильным видением, человека, который всегда придерживается своих ценностей. Вот почему наша коллаборация стала настолько важной: рост Supreme во многом отражает наш собственный», — говорил сотрудничество с Джеббиа Эдриан.

Наибольший интерес вызвали футболки и худи с фирменным логотипом Comme des Garçons и нанесенным поверх него бокс-лого Supreme. Эти элементы коллекции тут же стали классикой и до сих пор остаются самыми популярными предметами из коллаборации. С 2012 года совместные коллекции Supreme и Comme des Garçons выходят практически ежегодно.

2014. Глобальный ажиотаж и полицейское вмешательство

Начиная с 2014 года истерия вокруг бренда только усиливается. В ожидании релиза очередной коллаборации Nike и Supreme, за ночь до поступления кроссовок Air Foamposite в продажу, перед магазином Supreme в Нью-Йорке выстроилась очередь в три городских квартала.

И хотя все вели себя спокойно, а массовых беспорядков не было, из-за огромных масштабов собрания нью-йоркской полиции пришлось разогнать сникерхедов.

Вскоре участие патрулей и выставление ограждений-коридоров во время дропов Supreme стало обыденной вещью. В магазин во время крупных релизов тоже пускают чуть ли не по одному. Но и аудитория у марки стала заметно больше — теперь большую ее часть составляют люди, которые ни разу в жизни не становились на скейт.

2014. Supreme x Stone Island

В том же году Supreme впервые объединился с итальянским Stone Island — как раз во время, когда вернулась мода на городской теквир, а среди главных поклонников Stone Island числился Дрейк.

Джеббия снова не прогадал, и сотрудничество получилось одинаково полезным для двух компаний: во многом благодаря этой коллаборации итальянский бренд закрепился на американском рынке, а коллекцию Supreme увидели в Италии. С тех пор марки продолжают выпускать ежегодные релизы.

2015—2017. Выход в Европу

В этот период Supreme окончательно закрепился на европейском рынке. Бренд «познакомился» с итальянским Lacoste и британским Dr. Martens, а также открыл два новых магазина — в Париже и Лондоне.

Несмотря на огромный спрос, бизнес-модель Supreme осталась прежней: коллекции выходили лимитированными тиражами, продавались только в официальных магазинах, обновления поступали лишь по четвергам, а подробности о них можно было узнать лишь за день до старта продаж.

Такая тактика еще больше подогревала интерес аудитории, а ограниченное количество вещей приводило к их постоянным солд-аутам. До такой степени, что едва ли не каждая новая коллекция устанавливала рекорд по скорости продажи вещей. Например, в 2016 году коричневые худи Supreme с Box Logo раскупили за 13 секунд, а остальные расцветки разошлись за менее чем 30 секунд.

Тем временем, на ресейл-платформах цены на перепродаваемую одежду превысили официальные в несколько раз. К примеру, куртка Supreme x The North Face с лиственным принтом на eBay стоила тысячу долларов при официальном ценнике в 360. А за куртки с цветочным принтом из коллекции Supreme x Stone Island просили 1200 долларов. 

2017. Supreme x Louis Vuitton

В начале 2017 года инсайдеры говорили о возможности поглощения Supreme фешн-конгломератом LVMH (Louis Vuitton, Dior, Givenchy, Fendi). Покупка скейтерского бренда люксовым конгломератом стала бы настоящим прецедентом в мире моды. Однако Джеймс Джеббиа опроверг все слухи.

Вместо этого, на парижской Неделе моды, Supreme представил совместную коллекцию с Louis Vuitton — спустя 17 лет после выхода той самой фейковой коллаборации. Ким Джонс, работавший тогда креативным директором мужской линии Louis Vuitton и с подросткового возраста любивший Supreme, не скрывал увлечения брендом.

Релиз коллаборации состоялся по всему миру: во всех локациях Supreme, официальном онлайн-магазине и поп-ап сторах Supreme x Louis Vuitton в Лос-Анджелесе, Майами, Лондоне, Париже, Сеуле, Сиднее и Токио.

В связи с огромным спросом, большинство поп-ап сторов тут же распродали все вещи и закрылись преждевременно. А затем Louis Vuitton и вовсе отменил обещанный ресток за несколько дней до открытия новых точек. Это разозлило фанатов, ведь многие заняли очередь за дропом за несколько дней до релиза. Однако решение не возвращать коллекцию бренды так и не прокомментировали.

Против открытия поп-апов выступали даже жители городов. Например, общественный совет Манхэттена принял единогласное решение против открытия магазина на Бонд-стрит после жалоб жильцов окрестных домов. Зная привычку хайпбистов заранее собираться в очереди, местные жители побоялись шума и массовых беспорядков.

По итогам года профильные медиа назвали тандем Supreme и Louis Vuitton «огромным сдвигом к объединению миров высокой и уличной моды», а их совместную коллекцию — лучшей коллаборацией 2017 года.

«Мы всегда стараемся эволюционировать, — отвечал на признание Джеббиа. — 20 лет назад, если бы мы выставили в магазине шубу, к нам бы вломились скейтеры. Они бы разнесли наши витрины. Но сегодня молодежь мыслит более широко, они более открыты к экспериментам. А мы стараемся делать вещи для современной молодежи. Мы не сидим в четырех стенах».

2017. Продажа половины акций и миллиардная стоимость

В октябре 2017 года бренд Supreme заключил сделку с частной акционерной компанией Carlyle Group и продал ей половину своих акций за 500 миллионов долларов. После этого стала известна и полная стоимость компании: бренд, стоивший Джеймсу Джеббиа 12 тысяч долларов на момент запуска, теперь оценили в миллиард.

«Мы растущий бренд, и, чтобы поддерживать рост, мы решили сотрудничать с Carlyle, которые располагают нужными нам способами для продолжения пути, на котором мы находимся с 1994 года. Сотрудничество с Carlyle позволяет нам сконцентрироваться на нашей деятельности и сохранить контроль над брендом», — прокомментировал сделку Джеббиа в интервью Business of Fashion.

Сама сделка разделила аналитиков. По их прогнозам, продажа акций и дополнительная капитализация позволят бренду сфокусироваться на других рынках и стать более доступным для целевой аудитории. В то же время, некоторые эксперты посчитали такое решение негативным для бренда, лимитированность и эксклюзивность которого стали одними из ключевых факторов его успеха. 

2018. Признание в высших кругах

Но уже в следующем году стало ясно, что опасения были напрасными — с новой коллекцией Supreme продолжил штамповать самые абсурдные аксессуары и выпускать лимитированные коллаборации.

Как результат, на церемонии CFDA Awards 2018 Американский совет модельеров назвал Джеймса Джеббию дизайнером года в категории мужской одежды. Он обошел Рафа Симонса, Вирджила Абло, Тома Форда и Тома Брауна.

«Я никогда не рассматривал Supreme как фешн-бренд, или себя как дизайнера, — отвечал Джеббиа. — Но я благодарен, что вы признаете все то, что мы делаем».

2019. Война с Supreme Italia

В 2019-м Supreme добавил в копилку коллаборацию с еще одним дизайнером высокой моды — Жаном Полем Готье. Но более громким поводом стало не это, а война бренда Джеббиа с его итальянским «клоном».

Все началось с того, что в 2015 году компания International Brand Firm (IBF) зарегистрировала «итальянский Supreme», который начал торговать низкокачественными копиями вещей американцев. 

Поначалу американцы не обращали на него внимания, и, скорее всего, даже не знали о его существовании. Но уже через два года «клон» пришел в Испанию, зарегистрировался во Всемирной организации интеллектуальной собственности и получил права на торговлю в 54 мировых странах — там, где не зарегистрирован американский Supreme

Как оказалось, оригинальный Supreme не был готов к такой наглости, поэтому долгое время просто молчал. Но когда «клон» открыл двухэтажный магазин в Шанхае и заявил о планах открыть 70 магазинов по всему миру, Джеббиа понял, что отмалчиваться уже не выйдет.

В феврале прошлого года Supreme объявил, что «изменит стратегию в борьбе против фейков» и «не собирается ограничиваться судами».

«Людям стоит знать, что вся эта идея с легальными фейками — полный фарс. Мы почти не общаемся с медиа и достаточно тихие. А парни из Supreme Italia использовали это против нас. У нас попросту не было времени для огромных тирад о дезинформации, что уже сделали бы другие на нашем месте», — говорил тогда Джеббиа.

2020. «На*уй фейки» и два миллиарда за бренд

В 2020-м году экспансия итальянского «клона» замедлилась так же быстро, как и началась. Видимо, большая часть борьбы двух Supreme прошла в суде. Победили американцы — в мае китайское управление по торговым знакам одобрило их регистрацию в стране, а итальянцы, в свою очередь, потеряли все права на продажу и закрыли флагманский бутик в Шанхае, а также магазины в других странах.

По информации издания WWD, теперь у Supreme 251 зарегистрированная торговая марка по всему миру. Помимо тех стран, где уже есть магазины Supreme, регистрация бренда активна в Италии, Испании, Китае, Австралии, России и других странах.

Как оказалось, борьба за торговую марку шла не без причины — в ноябре 2020-го Supreme анонсировал сделку с компанией VF Corp. — владелицей The North Face, Vans, Timberland и ряда других брендов, с которыми Supreme работает на постоянной основе. VF выкупит 50% долю у предыдущих инвесторов, Carlyle Group, и оставшуюся часть у самих Supreme, тем самым став единственным владельцем марки. Ориентировочная цена сделки — 2,1 миллиарда долларов.

Обе стороны обещают, что интеграция будет легкой, Джеббиа и основная команда останется «у руля», а покупка никак не повлияет на стратегию Supreme. При этом, финансовый директор VF Скотт Роу ожидает, что в 2024-м Supreme будет ежегодно приносить более миллиарда долларов прибыли. По мнению экспертов, это ставит под угрозу лимитированность и сакральность бренда Джеббии, а значит, может его обесценить.

«Рынок стритвира основан на дефиците, а дефицит и рост — противоположные вещи», — считает главный аналитик NPD Group Мэтт Пауэлл.

Впрочем, для давних фанатов марки Supreme останется все равно останется скейтерским магазинчиком, из которого пахнет ароматическими палочками Nag Champa, доносится музыка, а персонал все так же запрещает толпиться в магазине и фотографировать вещи.

И хотя в прошлом году первый магазин Supreme внезапно закрыли, судя по сделке с VF, Джеббиа и команда точно не собираются сбавлять обороты.

«Больше всего я горжусь тем, что мы не останавливаемся. Я горжусь тем, что уже давно работаю со многими людьми в одной команде. Со мной люди, которые работают в Supreme с первого дня, — говорил Джеббиа, подводя итоги 25-летия бренда. — Я смог позаботиться не только о себе, но и о людях, которые работают со мной, и о своих детях. И одно лишь это так много для меня значит».

Читайте также:

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram

История Supreme словами основателя Джеймса Джеббии

«, «articleBody»: «Еще за квартал начинаешь чувствовать ароматы индийских благовоний, словно какой-то дымовой сигнал со вкусом сандалового дерева. По мере приближения все отчетливее слышишь музыку, разносящуюся по каньону Манхэттена, а затем видишь стоящую снаружи толпу, численность которой порой достигает 40-50 человек, переходящих с тротуара на Лафайетт-стрит. Эпицентром всего этого является то, что снаружи выглядит, как магазин — хотя когда он только открылся в 1994 году, розничная сторона вопроса казалась лишь побочной целью бренда Supreme, который появился как безумное место встречи для растущего скейт-сообщества центрального Нью-Йорка.В те дни Лафайетт-стрит еще не была торговой улицей, поэтому молодежь с окраин города, Нью-Джерси, Лонг-Айленда и Верхнего Нью-Йорка могла спокойно там собираться, не боясь проблем с полицией или вторжения на территорию люксовых предприятий, которые занимают эти окрестности сейчас. В те времена там еще не было ни металлических баррикад, ни охранников, хотя знаменитые очереди покупателей, которые в конечном счете обусловят необходимость таких вещей, появятся уже скоро. Вдали от любопытных глаз, в офисе или подсобном помещении можно было найти человека, который воплотил всё это в жизнь — основателя Supreme, Джеймса Джеббию — обзванивающего людей и упрашивающего своих поставщиков согласиться на еще один дроп футболок, толстовок и кепок. Он твердо намеревался заполнить свои вечно пустующие полки, неумолимо веря в то, что здесь происходит зарождение чего-то великого.Одним из тех, кто часто приходил в магазин, был кинорежиссер Хармони Корин, который за несколько месяцев до открытия Supreme переехал в свою первую отдельную квартиру в нескольких кварталах отсюда. В самом начале я совсем не воспринимал это как бизнес, — говорит он мне. — Это было скорее чем-то вроде места для тусовки. Ну знаешь, место сбора для определенной группы людей. Основание Supreme совпало со съемками первого фильма Корина под названием Детки с режиссером Ларри Кларком, в котором изображался стиль и похождения той самой группы людей. Всё было таким неотфильтрованным и настоящим, — говорит он об энергии, которая стояла в магазине. — В нем чувствовалось особое отношение, и, наверное, его философия по-прежнему сохранилась и сейчас, но тогда это был по-настоящему нью-йоркский вид стрит-скейтинга. Supreme на Лафайетт-стрит, 1995.Supreme мгновенно стал популярным. В 1994 году Джен Брилл, тогда еще обучавшаяся в старших классах школы Верхнего Ист-Сайда (сейчас она является известным нью-йоркским креативным директором и поддерживает тесные связи с брендом), решила заглянуть на Лафайетт-стрит, чтобы посмотреть, кто работает в новом скейтшопе. Там были невероятно симпатичные парни с отличным стилем и дрянным настроем, — говорит она. — В магазине стояла безумная атмосфера. Он совсем не был похож на магазин. Потому что они явно не хотели ничего тебе продавать. Возможно, они даже не хотели, чтобы ты торчал в их магазине.Брилл была не единственной, кого поразило происходящее в центре города. Скейтбординг с давних пор пользовался в Нью-Йорке дурной славой, но внезапно то, что когда-то находилось на периферии культуры, оказалось в массах. В 1995 году помимо Деток в прокат вышел еще и фильм Бестолковые с Алисией Сильверстоун, который запечатлел принципиально другой, но столь же стилизованный тип скейтерской команды. В том же году американский канал ESPN провел первые Всемирные экстремальные игры (X-Games) — массовое зрелище, которое добавило скейтбординг к унизительному списку других видов экстремального спорта вроде роликовых саней и скайсерфинга. Supreme x Comme des Garçons x Nike SS17[button color=»red» size=»normal» alignment=»none» rel=»follow» openin=»samewindow» url=»//click.linksynergy.com/deeplink?id=8pH9mJHgGlo&mid=43272&murl=https%3A%2F%2Fstockx.com%2Fnike-air-force-1-low-supreme-comme-des-garcons-shirt»]Купить[/button]25 лет спустя, когда такие быстротечные тренды, как шоу с роликовыми санями, ушли в прошлое, Supreme по-прежнему остается скейт-брендом, поставляя всевозможные товары, необходимые для этого спорта. Но в то же время это кое-что гораздо большее. С самого основания Supreme в 1994 году бренд медленно прокладывал себе путь к самому центру культуры и моды. Или, точнее, культура и мода перестроилась в соответствии с развитием Supreme. Одежда и аксессуары Supreme распродаются мгновенно. Бренд зарекомендовал себя как партнер для модных коллабораций высшего калибра: сейчас он работает над проектами как с высокими (Comme des Garçons, Undercover), так и более доступными брендами (Hanes, Champion). И хотя подробности деятельности частной компании не раскрываются, инвестиции в размере 500 миллионов долларов, которые вложила в нее многонациональная частная акционерная компания Carlyle Group в 2017 году за 50-процентную долю акций, повысили оценочную стоимость Supreme до 1 миллиарда долларов.Я всегда смотрел на это так: почему бы нам не делать хорошие вещи?Но это вовсе не значит, что вы тут же поймете это, зайдя в магазин Supreme сегодня: музыка по-прежнему громкая, а в воздухе всё так же стоит густой аромат китайских благовоний (помимо локаций в Нью-Йорке теперь у них появились точки в Лос-Анджелесе, Париже, Лондоне и еще шесть в Японии). Вам может быть сложно в полной мере оценить уровень влияния Supreme, просто почитав модные журналы или блоги, в которых крайне редко можно встретить рекламу Supreme или интервью с его основателем. И вы явно ничего не узнаете о влиянии бренда, пройдясь по торговым центрам и универмагам — у Supreme нет контрактов с оптовыми поставщиками, поэтому вы не найдете там их продукцию. Несмотря на громкость и яркость своей одежды — красные шубы, леопардовые брюки, джинсы, украшенные словом FUCK — сам бренд редко нарушает молчание, предоставляя одежде и людям, которые ее носят, говорить за себя.Джеймс Джеббиа, который руководит практически всеми аспектами основанной им компании, отказался от личного интервью для этой статьи, но согласился ответить на письменные вопросы через штатного сотрудника, выступавшего посредником — и предоставил, пожалуй, самое глубокое и проницательное определение своего видения и философии дизайна, которые когда-либо появлялись в печати. По большей части для тех, кто не входит в ближайшее окружение Джеббии, его жизнь и бизнес остаются загадкой. Ясно лишь то, что он действует на своих собственных условиях и отказывается идти на уступки, основанные на том, что хотят или делают другие. Причина, по которой мы делаем всё именно так, заключается в том, что мы уважаем своего покупателя, — говорит он. Для Джеббии это не просто маркетинговая банальность, а скорее руководящий, почти священный принцип. Он с самого начала изучал то, что происходило на улицах, и намечал творческий путь бренда, основываясь на том, что он видит, а не на своих представлениях или представлениях какого-то другого дизайнера. Первоначальная команда Supreme (слева направо): Ким Кардона, Chappy, Кинан Милтон, Джино Ианнуччи, Харольд Хантер, Кит Хуфнагель и Джон Бушеми в 1996 году.На нас влияли те люди, которые были в магазине — скейтеры, — говорит Джеббиа. — Они носили классные вещи; они не носили одежду для скейтеров. Там были Polo, ремни Gucci, Champion. Мы делали то, что нам очень нравилось. И всё это происходило как-то постепенно. От нескольких футболок к нескольким свитшотам, штанам-карго, рюкзаку. Но на нас определенно влияли молодые скейтеры Нью-Йорка. А еще путешествия в Японию и их крутой стиль. Поездки в Лондон. Всё это складывалось вместе. Я никогда не воспринимал это как “вот что должен выпускать скейт-бренд”.Supreme известен своим бокс-лого — красным прямоугольником с белым текстом, вдохновленным работами художницы Барбары Крюгер — которое каждый сезон появляется на футболках, худи и кепках. Но уже долгие годы Supreme также выпускает оксфордские рубашки, чиносы, джинсы из селвидж-денима, куртки M65, футболки с нагрудным карманом и многие другие вещи, которые придутся по нраву другим группам населения центрального Нью-Йорка: художникам, архитекторам, графическим дизайнерам — любому, кто в противном случае пойдет в A.P.C. или Agnès B. ради простой, повседневной одежды, которая хорошо сидит и долго служит. Фланелевым рубашкам и кашемировым свитерам Supreme в модных блогах посвящают гораздо меньше постов, однако эти разумные вещи для бренда так же важны, как и само бокс-лого. Supreme x UNDERCOVER x Public Enemy SS18[button color=»red» size=»normal» alignment=»none» rel=»follow» openin=»samewindow» url=»//click. linksynergy.com/deeplink?id=8pH9mJHgGlo&mid=43272&murl=https%3A%2F%2Fstockx.com%2Fsupreme-undercoverpublic-enemy-hooded-sweatshirt-multi»]Купить[/button]Я всегда смотрел на это так: почему бы нам не делать хорошие вещи? — говорит Джеббиа о превышении ожиданий, возлагаемых на скейт-бренд. Магазины Supreme, как известно, выглядят просто безупречно — футболки, сложенные с острыми как бритва краями, аккуратно собраны в стопки; точно так же расположена одежда на стойках.Мастерство Джеббии в розничной торговле пришло к нему из опыта работы в Parachute в 1980-е. Ныне несуществующий бренд одежды в футуристичном стиле — которую носили такие известные иконы стиля той эпохи, как Мадонна, Майкл Джексон, Дэвид Боуи и Рип, мерзкий наркоторговец из романа Брета Истона Эллиса Меньше, чем ноль — когда-то имел торговые точки в Чикаго, Лос-Анджелесе, Торонто и Бэл-Харборе (штат Флорида). Магазин находился на Вустер-стрит, напротив первого бутика Comme des Garçons, который открылся в 1983 году — в год, когда 19-летний Джеббиа приехал в Штаты из Суссекса (Англия). Небольшие коллекции и строго ограниченное количество, благодаря чему люди испытывают радость, когда им удается заполучить какую-то вещьШесть лет спустя, в 1989 году, Джеббиа открыл фундаментальный стритвир-бутик Union на Спринг-стрит, что и привело его к встрече с Шоном Стасси. Вскоре Джеббиа уже открывал первый нью-йоркский магазин Stüssy, тоже располагавшийся на Вустер-стрит. Union и Stüssy, а также Triple 5 Soul и XLarge зародили новый вид ритейла в Сохо: в их основе лежал не дизайнер, а на субкультуре. Не хватало лишь одного: скейтшопа. Тогда я об этом не думал, — говорит Джеббиа. — Это было просто инстинктом — что-то было просто необходимо.Формула успеха — ответственная за развитие бренда, который существует вот уже 25 лет — звучит довольно просто: создавай высококачественный продукт, который прослужит долгое время, продавай его по приемлемой цене и заставь людей отчаянно хотеть его приобрести. Но привести этот план в действие гораздо сложнее. И в попытках разобраться, как благополучно развиваться, строго придерживаясь своих собственных, весьма специфичных принципов, Supreme — будь то намеренно или случайно — изменил положение всей модной индустрии. Они лидеры моды, — говорит Аластер Макким, давний поклонник Supreme, который часто выступал стилистом съемок бренда, а недавно был назначен главным редактором журнала i-D. — Причина, по которой они так успешны, и причина, по которой они обладают таким влиянием, заключается в том, что, медленно развиваясь, они с самого начала обладали хорошей структурой управления. Он говорит, что Supreme возглавил переход к новому виду потребительства: небольшие коллекции и строго ограниченное количество, благодаря чему люди испытывают радость, когда им удается заполучить какую-то вещь.Ограниченное количество стало фирменной чертой Supreme и одним из самых важных его нововведений. Отчасти именно этим объясняется столь большое количество преданных поклонников бренда — и то, почему столько оптимистичных покупателей остались разочарованными и озлобленными. Но эта стратегия развивалась естественным образом с самого начала работы бренда, когда магазин был практически пуст. Производство маленьких тиражей было обусловлено необходимостью, потому что у Джеббии не было ресурсов на то, чтобы поддерживать наличие стабильного ассортимента товаров. Мы могли сделать какие-нибудь футболки, свитшоты; и если их не покупали, то мы так и сидели с ними, — говорит он. Решением стало уменьшение объема производства. И если что-то продавалось хорошо, то вместо того, чтобы производить эту вещь в больших количествах, он часто брался за что-нибудь другое. Это не базовый магазин, в котором каждый месяц можно купить ту же самую продукцию. То, что выпускали мы, должно было вызывать какое-то волнение.Естественно, оценить, что может оказаться успешным, в эпоху до появления таких вещей, как инстаграм, было гораздо сложнее. Джеббиа никогда не был уверен в том, что будет продаваться хорошо. Конечно, как и во всем, что он делал: Иногда у нас бывали сезоны, когда летние товары заканчивались в начале марта. И весь апрель, май, июнь, июль нам нечего было продавать. Люди приходили и говорили: “Какой-то дерьмовый магазин. И почему люди о нем говорят?” И что нам на это отвечать? “Надо было приходить две недели назад, он очень хорошо выглядел”?Решение проблемы с запасами у Джеббии было простое, но радикальное: он нашел способ пополнять свои запасы еженедельно. Если многие покупатели ждут сезонных скидок, то Supreme смог создать у своей аудитории ощущение срочной необходимости покупки, которое превратило каждый четверг (на языке фанатов Supreme — день дропа) — в по-настоящему важное событие.Более того, в последнее время эта концепция получила широкое распространение. Благодаря Supreme дроп превратился в модное словечко — так же, как это случилось с терминами стритвир и коллаборация. Недавно в новостях заговорили о том, что креативный директор Celine Эди Слиман планирует внести кардинальные изменения в деятельности крупного бизнеса для организации быстрого цикла поставок. Другими словами, нас ждут дропы. Balenciaga, Burberry, Moncler и другие бренды тоже прибегли к использованию этой модели в надежде увеличить ажиотаж вокруг своих коллабораций и ограниченных коллекций. Часто случаются и быстро продаются и громкие дропы Gucci, в том числе капсульные коллекции в стиле Supreme, созданные в коллаборации с Нью-Йорк Янкиз и испанской художницей Коко Капитан. Эта тактика расценивается как один из способов, с помощью которых крупные исторические бренды могут найти общий язык с молодыми покупателями. А также это обходной путь для конкуренции в розничной системе, перевернутой Supreme.По мере роста и расширения бренда — в 1996 году открылась его первая торговая точка в Японии — Джеббиа начал думать о чем-то за пределами худи, футболок и кепок. Но это не значит, что он перестал думать о худи, футболках и кепках. Примерно в это же время с Supreme начал работать Крейг Аткинсон, генеральный директор CYC Designs — материнской компании таких брендов, как Wings & Horns и Reigning Champ. Джеббиа наткнулся на несколько свитшотов, выпущенных этой компаний, и они его сильно впечатлили. Совсем скоро CYC уже производили почти все свитшоты, которые Supreme поставлял на рынок. Аткинсона поразила личная одержимость Джеббии свитшотами. Он подходил к их качеству с маниакальной страстью, будь то цвет, посадка или материалы, которые мы для них разрабатывали, — говорит Аткинсон. Он вспоминает, что иногда их общение накалялось. Не редкостью были споры по поводу определенных характеристик какого-нибудь оттенка синего. У Джеймса просто были очень высокие ожидания, — говорит Аткинсон. — И я бы сказал, что у него очень высокий уровень вкуса. Supreme x Louis Vuitton FW17[button color=»red» size=»normal» alignment=»none» rel=»follow» openin=»samewindow» url=»//click.linksynergy.com/deeplink?id=8pH9mJHgGlo&mid=43272&murl=https%3A%2F%2Fstockx.com%2Fsupreme-x-louis-vuitton-jacquard-denim-baseball-jersey-red»]Купить[/button]У таких брендов, как A Bathing Ape и Neighborhood — новые соседи Джеббии в Харадзюку — тогда уже появились большие фан-базы. Он черпал вдохновение в них. Но японские бренды и их покупатели были не единственными вещами, на которые Джеббиа положил глаз в конце 90-х и начале нулевых. Мимо нас не прошел и Helmut Lang. Не прошел FUBU, — говорит Джеббиа. — Будучи в Нью-Йорке, мы видели многое из того, что происходило в мире. Но тогда модных брендов было не так много. Их просто не было. Но я должен сказать: лично для меня Helmut Lang тогда играл очень важную роль.Аткинсон вспоминает, что Helmut Lang был единственным брендом, на который Джеббиа ссылался во время их совместной работы. Он носил футболки только от Helmut Lang, — говорит он. — Он очень щепетильно подходил к тому, как сидел ворот. Он использовал их в качестве ориентира.Основатель Noah Брендон Бабензиен выразился предельно ясно: Я считаю, что Supreme создал мир, в котором живет вся современная [модная] индустрия.Джеббиа говорит, что построил свои стандарты качества, исходя из того, что уже производилось. В те времена у многих скейт-брендов было плохое качество, дешевые ткани, — говорит Джеббиа. — Так что нам нужно было сделать нашу продукцию настолько хорошей, как у тех брендов, которые носила нью-йоркская молодежь: Polo, Nautica, Carhartt, Levi’s. Отказавшись от оптовой торговли, он смог удержать цены на относительно низком уровне. Наша задача, — говорит Джеббиа, — Заключалась в том, чтобы попробовать сделать вещи настолько хорошими, как у самых лучших брендов — и чтобы качество было таким, чтобы люди могли носить эти вещи очень-очень долго. По мере роста амбиций принципы работы становились всё более изощренными. Люк Мейер, который в 2002 году был назначен ответственным за дизайн Supreme, руководил растущим штатом, который расширил возможности бренда. Мейер вспоминает, что оперативность, с которой разработанная им одежда попадала в магазин, пошла на благо Supreme. Если подумать о магазине портного или каком-нибудь месте, где они производят продукцию, то ее можно продавать где-нибудь за квартал оттуда, — говорит он. — Ты чувствуешь очень тесную связь с тем, кто ее покупает, кто ее носит, и почему это круто. А не так, что ты сидишь в какой-то студии на другом конце света.В 2002 году Мейер ушел со своей постоянной должности в Supreme, позже основав марку OAMC. В 2017 году он и его жена Люси Мейер были назначены креативными директорами Jil Sander. Как ни странно, — говорит он о переходе от Supreme к люксовому бренду мира высокой моды, — Разница не такая уж и большая.В 2006 году Анджело Бак, который основал бренд Awake NY, начал работать в Supreme — по его словам, тогда компания была еще мелким семейным бизнесом. В течение последующих нескольких лет бренд быстро расширялся, вводя в продажу всё новые предметы гардероба, например, те же оксфордские рубашки и кардиганы. Двенадцать лет спустя уже все начали их делать, — говорит он. — Но то, что Supreme выпускал кардиганы в 2007 году — для бренда это было настоящей революцией.Большую часть этого периода расширения за дизайн в Supreme отвечал Брендон Бабензиен (после он основал свой собственный бренд Noah). Было очень интересно, — говорит Бабензиен, — Иметь возможность побаловать молодую часть покупателей — ту часть, с которой вырос я — и в то же время удовлетворить некоторые потребности аудитории, которая была с брендом с самого начала. Другими словами, делать свитера, которые были не менее востребованы, чем футболки Supreme. Я очень надеялся, что Supreme сможет одновременно выпускать очень прогрессивную и по-настоящему классическую одежду, — говорит он. — И я думаю, у нас получилось. Supreme x Swarovski SS19[button color=»red» size=»normal» alignment=»none» rel=»follow» openin=»samewindow» url=»//stockx. com/supreme-swarovski-box-logo-tee-white»]Купить[/button]Джеббиа говорит, что проведение такого расширения требовало особого внимания к покупателям Supreme. Мы стараемся развиваться, — говорит он. — Двадцать лет назад, если бы мы выставили в магазине шубу, скейтеры оттуда пулей бы вылетели. Нам разбили бы окна. Нынешняя молодежь гораздо более открытая и непредубежденная. Мы пытаемся делать вещи для современной молодежи. Мы не ограничиваемся никакими рамками.Ощутимым результатом этого роста последних лет стало то, что Supreme стал невероятно популярным. Велика вероятность, что, если вы сами не увлекаетесь продукцией Supreme, ею увлекаются ваши младшие братья, сестры или племянники. А еще есть те, кто был с брендом с самого начала — как Леонард Макгурр, художник, более известный как Futura, который до сих пор носит камуфляжные штаны-карго, которые он купил в магазине Supreme на Лафайетт-стрит в 1995 году. Туда приходили ребята, которые никогда не чувствовали, что они переплачивают, отдавая $42 за кепку или $110 за оксфордскую рубашку. Поэтому они возвращались туда снова и снова.Одним из этих людей был Эндрю Рит, 44-летний геофизик и отец пяти детей, который проживает неподалеку от Хьюстона. Он познакомился с Supreme в 2001 году, листая журнал для скейтеров. В нем он заметил скейтбордиста в кепке Supreme, заинтересовался брендом и позвонил в магазин. Там Риту вежливо ответили, что они не принимают заказов по телефону, поэтому он отправился туда, где в те времена обитали многие желающие приобрести Supreme: на eBay. Это было еще до нынешнего хайпа по Supreme, — говорит он. И тем не менее, кепки, которые в розницу продавались за $28, там стоили $75. Позже в том же году, во время поездки в Нью-Йорк он впервые посетил магазин бренда. То, что я увидел, перейдя порог, меня просто поразило, — говорит он. — Я ожидал, что это будет обычный скейтшоп с обычными скейт-брендами. Но вместо этого у них была целая линейка собственной одежды — супертолстые худи, джинсы из американского селвидж-денима, нейлоновые куртки M-65 с застежкой-молнией — это вещи, которые надеешься найти в каком-нибудь магазине военторга. Во всем чувствовалось что-то очень настоящее и аутентичное. И в то же время я бы и подумать не мог о том, чтобы заплатить $150 за джинсы или худи, или $300 за куртку.Тогда Рит ушел оттуда лишь с камуфляжной кепкой в тигровую полоску, но в последующие годы, еще до того, как у Supreme появился онлайн-магазин, он продолжил расширять свою коллекцию. Попытки заполучить что-то от Supreme были своего рода миссией. Время от времени он ездил в Нью-Йорк, находил какие-то вещи на eBay и обменивался с друзьями, с которыми он познакомился на онлайн-форумах. Его всегда впечатляло качество и дизайн одежды. Фишка Supreme в том, что, даже сейчас у них есть это классное сочетание милитари, спортивного, рабочего и винтажного стилей, из которых можно выбирать в соответствии со своим вкусом. За эти годы коллекции Supreme становились всё больше и ярче, но я по-прежнему могу найти вещи, которые выглядят сдержанно, стильно, уникально и качественно.С 2013 года Supreme выпускает полноценные коллекции дважды в год: Fall/Winter и Spring/Summer. В эти коллекции входит всё, начиная от костюмов и пальто и заканчивая баскетбольными футболками, кожаными куртками и шелковыми рубашками. А также в рамках этих коллекций можно приобрести случайные функциональные аксессуары и спортивное снаряжение (в прошлом сезоне Spring/Summer были представлены ударная установка Pearl, водяной пистолет Soaker и пластыри Band-Aid с логотипами Supreme). Весь ассортимент новых коллекций представляют заранее, а затем разделяют его на дропы, которые проходят каждый четверг в течение нескольких месяцев. Если нет утечек (а они случаются часто), то ты не знаешь, какой товар выйдет в какую неделю.Эта система позволяет фанатам Supreme испытать дополнительное волнение и удовольствие. Самые желанные товары выбираются задолго до релиза. Для некоторых — для многих — эти вещи становятся неотъемлемой частью нарядов этого сезона. Например, если в коллекции есть футболка, которую вы просто обязаны заполучить, вам придется проверять дропы каждый четверг, пока она не появится в продаже — а это может произойти и через несколько недель после начала сезона — а затем надеяться, что вы успеете ее купить, пока она еще есть в продаже. А раскупаются они быстро. Эта боль знакома каждому преданному фанату Supreme. Но она только добавляет азарта. Все чувствуют себя частью какого-то андеграундного сообщества, понимаешь? — говорит Макким. Присутствует ощутимое осознание того, что ты не единственный человек в погоне за этой вещью. Supreme x Jean Paul Gaultier SS19 [button color=»red» size=»normal» alignment=»none» rel=»follow» openin=»samewindow» url=»//click.linksynergy.com/deeplink?id=8pH9mJHgGlo&mid=43272&murl=https%3A%2F%2Fstockx.com%2Fsupreme-jean-paul-gaultier-pinstripe-cargo-suit-vest-black»]Купить[/button]В основу дизайна многих товаров Supreme заложены отсылки — это переделанные версии существующих вещей из прошлого. По-настоящему помешанные фанаты любят покопаться в старых архивах для того, чтобы добраться до оригинала, будь то обложка неизвестного альбома, которую Supreme превратил в логотип, или винтажная парка в стиле милитари, которую сложно найти. Но часто понять отсылки бывает не сложно, особенно тем, кто знаком со скейт- и хип-хоп-стилем 90-х. Мне кажется, это было золотой эрой для одежды, музыки, искусства и многих других вещей, — говорит Джеббиа.Желание выразить индивидуальный стиль не является чем-то специфичным для 1994 или 2019 года. Это принципиально для самого периода взросления. И именно поэтому молодежь снова и снова возвращается к Supreme уже на протяжении трех поколений. Будь вы модным редактором, креативным директором, стилистом, кем угодно, вы всегда смотрите на то, что происходит с молодым поколением, — говорит Макким. — И Supreme всегда оказывается там.После ухода Бабензиена в 2015 году Supreme не назначал на его место других дизайнеров и не раскрывал информацию о структуре своей креативной команды. Однако в 2018 году на церемонии награждения Совета модных дизайнеров Америки CFDA 2018 приз за победу в мужской категории принял сам Джеббиа.Многим сторонникам традиций показалось, что это необычный бренд для участия в категории мужской одежды, — говорит президент CFDA Стивен Колб. — Я считаю, что это была настоящая, честная номинация и победа. И она определенно сказала многое о нашей индустрии и направлении развития моды. И о креативности.Джеббиа вышел на вручение награды в сером костюме и белой рубашке без галстука. В своей краткой речи он сказал: Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя — дизайнером, но я ценю признание того, что мы делаем.Неважно, являются ли они модной компанией, но благодаря этому событию Джеббиа оказался в одном помещении с Ральфом Лореном и Рафом Симонсом и начал задаваться этим вопросом. Я спросил Бабензиена о его взгляде на отношения Supreme с модой, и он выразился предельно ясно: Я считаю, что Supreme создал мир, в котором живет вся современная индустрия.Несмотря на могущественный уровень влияния, который Supreme обрел, будучи законодателем моды, компания по-прежнему строго придерживается своего оригинального подхода. Supreme запустил свой сайт только в 2006 году. Бренд также намеренно оттягивал свое появление в инстаграме. Помимо японских модных журналов и постеров с рекламными кампаниями, расклеенных по Нью-Йорку, единственные реальные маркетинговые усилия, которые предпринимает Supreme, относятся к миру скейтбординга. Так удачно сложилось, что реклама, направленная на скейтеров, является для Supreme, пожалуй, лучшей возможностью разрекламировать себя миру моды. Другими словами, тот факт, что Supreme не потакает модной индустрии, делает его только привлекательнее. Основатель Supreme Джеймс Джеббиа на вручении премии за победу в категории мужской одежды на CFDA Awards 2018.С точки зрения маркетинга, у Supreme есть одна суперсила, позволяющая бренду выходить на более широкую аудиторию — одна вещь, которую он всегда исполняет мастерски. Это коллаборация бренд х бренд, теперь уже применяемая всеми, начиная от Target и Vineyard Vines и заканчивая Rick Owens и Birkenstock. Supreme не был изобретателем самого понятия коллаборация, но в 2002 году релиз первых совместных кроссовок Nike x Supreme доказал, что сотрудничество крупных брендов может быть взрывным — в самом хорошем смысле этого слова. С тех пор многочисленные коллаборации Supreme — в число последних вошли Comme des Garçons, Louis Vuitton и Jean Paul Gaultier — позволили расширить ассортимент продукции бренда и поиграться с более высоким сегментом моды. Читайте также: Почему Birkenctock отказался от коллаборации с SupremeУ того, как и когда случаются эти коллаборации, нет никакого научного обоснования. Если бы мы могли сделать что-то с Louis Vuitton 25 лет назад, мы бы это сделали, — говорит Джеббиа. — Или с Chanel. Если мы что-то делаем, то мы считаем, это что-то такое, чего еще нет в мире молодежи. Или это что-то для них недоступное. Мы можем сделать что-то такое, что поможет людям увидеть то, чего они еще не знали или о чем еще не думали. Например, как когда мы работали с Лу Ридом. Это было просто круто. Что хорошо, то хорошо. В этом и есть весь критерий отбора. А если такое уже кто-то делал, то мы за это не беремся. Вот и всё.Эти коллаборации служат двум целям: они помогают выполнить миссию Джеббии по предоставлению молодежи возможности получить продукцию редких и дорогих брендов по более низкой цене, а еще они позволяют известным дизайнерам на себе испытать уникальное умение Supreme продавать одежду.Приятно видеть, что молодые поколения считают мою одежду актуальной, — говорит Готье. — И вдохновляет то, что коллекцию раскупили за считанные минуты.Кроме того, все вплетаемые в этос бренда частицы культуры и искусства тщательно курируются — в том числе маркетинговые кампании с участием неожиданно крупных звезд вроде Леди Гаги, Diddy и Лягушонка Кермита, а также специальные выпуски дек для скейта с работами знаменитых художников, например, Джеффа Кунса, Мэрилин Минтер и Дэмьена Херста. 20 лет назад такие культурные коллаборации совсем не были нормой. Теперь же модные бренды редко выпускают коллекции без звездных кампаний и коллабораций с известными художниками.Люди часто ставят в заслугу (или в насмешку, в зависимости от того, кого вы спросите) Supreme то, что бренд вывел стритвир на авангард модной индустрии, первым начал организовывать коллаборации с другими брендами и печатать работы художников первой величины на футболках с бокс-лого. Но они часто упускают из виду одну простую вещь: всё это работает лишь в том случае, если хороша сама одежда.В настоящее время магазин Supreme на Лафайетт-стрит закрыт на ремонт. Временный магазин расположен неподалеку, на углу Бауэри и Спринг-стрит. Толпы людей снаружи значительно отличаются от тех, какими они были 25 лет назад. Те, кто стоит в очереди сейчас, приехал сюда со всех концов света. Они терпеливо выстраиваются за металлическими баррикадами в ожидании, когда охранники по одному пропустят их внутрь. Не все они катаются на скейте, а некоторые стоят в очереди вместе с родителями.Конечно, для всех хороших вещей в популярности кроется угроза. Но пока Supreme был надежно защищен от риска продаться и изменить себе. Отчасти, это обусловлено удачным временем.В начале и середине 90-х во всём чувствовалась культура “продажности”, — говорит Хармони Корин. — А потом оно внезапно исчезло. И культура стала доступна всем желающим. Казалось, как будто бомба взорвалась. Больше не было никаких правил. Нужно было просто создавать что-то, видеть что-то по-новому. Именно тогда наступила максимальная свобода. Тогда уже можно было устраивать коллаборации с White Castle. Supreme успел поработать со всеми, начиная от музыканта-аутсайдера Дэниела Джонстона и заканчивая пивом Budweiser, и ни разу коллаборация не вредила его репутации. Еще ни у одного бренда не получалось быть таким крутым и популярным одновременно. Supreme x Buju Banton SS19[button color=»red» size=»normal» alignment=»none» rel=»follow» openin=»samewindow» url=»//click.linksynergy.com/deeplink?id=8pH9mJHgGlo&mid=43272&murl=https%3A%2F%2Fstockx.com%2Fsupreme-buju-banton-tee-white»]Купить[/button]Истина заключается в том, что в мире больше не будет другого Supreme, — говорит Бак. — Поэтому он всем так интересен, и именно поэтому все компании пытаются в нем разобраться, но у них ничего не выходит. Бак говорит, что Джеббиа — это Фил Джексон в мире стритвира: Он знает, как собирать команды. В конечном счете, у него есть особое видение, и дело тут не в деньгах, не в таланте и не в одном человеке, а в том, чтобы иметь подходящую команду людей и уметь находить гармонию.И всё же Макким задается вопросом, каковы пределы возможностей Supreme. Я думаю, что сейчас он уже почти находится в той точке, когда его размеры настолько велики, что не знаешь, что может быть дальше, — говорит он. — Нужно превратить его во что-то еще более андеграундное и эксклюзивное или позволить ему расти и сделать его более доступным для людей?Это настоящий вопрос на миллион — даже на миллиард — поэтому я задал его Джеббии. Мы можем просто делать то, что делали всегда, — говорит он. — То есть, пытаться быть открытыми, пытаться разбираться, что происходит вокруг, пытаться делать всё возможное для нынешнего поколения и в то же время не изменять себе. У меня нет магического шара предсказаний. Но я думаю, даже если мы уже не будем такими популярными, мы должны придерживаться намеченного курса. Мы делали бы абсолютно то же самое. Мы в бизнесе, в котором такое может произойти — такова жизнь. Многим брендам пришлось через это пройти; некоторые выжили, некоторые — нет. Мы будем оставаться теми, кто мы есть. Мы не станем меняться.Источник: GQ.com Торговец фруктами из Лондона @dinneranddance рассказывает о своей любви к Supreme» }

почему все хотят этот бренд

Апрель, 2018 год. Перед магазином Supreme в Ньй-Йорке стоит длинная очередь. Вот уже три часа покупатели ждут, когда их пустят внутрь. Но они готовы ждать и дольше.

С момента своего основания Supreme выпускает только ограниченные партии коллекций. Чтобы купить вещь любимого бренда, поклонникам приходится сильно постараться:

«Сначала нужно пройти регистрацию в интернете. Количество мест ограничено, поэтому реестры закрываются очень быстро. После этого приходит SMS: в какое время прийти в магазин, чтобы занять очередь. При себе иметь кредитную карту, паспорт и фотографию, которую вы загрузили при регистрации», – делится фанат бренда.

Редакция MC.today рассказывает историю Supreme: как из магазина для скейтеров удалось создать мировой бренд, почему вокруг коллекций всегда такой ажиотаж, какие мировые знаменитости его носят и во сколько бренд оценивают сейчас.

Обратил внимание на уличную моду и не прогадал

Бренд Supreme основал англичанин Джеймс Джеббиа. Он родился в 1963 году в Нью-Йорке, но вскоре семья переехала в городок Кроли, под Лондоном. Отец Джеймса был военным, а мать – учительницей в школе. Когда мальчику было 10 лет, родители развелись.

Джеймс с детства увлекался модой и мечтал о Ньй-Йорке. Именно там, по его мнению, была сосредоточена вся модная энергия. Вот почему, едва Джеймсу исполнилось 19, он переехал в город мечты и устроился продавцом в магазине одежды Parachute.

Через пять лет Джеймс стал управляющим уже в другом магазине – Union NYC. Вместе с дизайнером Шоном Стюсси они развивали бренд уличной одежды Stüssy. Уже тогда друзья поняли: люксовых брендов вокруг много, а вот на так называемую уличную моду никто не обращает внимания.

Им нравился стиль нью-йоркских скейтеров. Вдохновение для своих коллекций Стюсси черпал именно у них. В то же время Джеймс понимал: у скейтбордистов нет своего бренда. Чтобы выглядеть стильно, им приходилось смешивать разные торговые марки. Например, надевать футболки от Polo, ремень – от Gucci, а спортивные штаны – Champion.

А еще у ребят не было своего места, где бы они могли собираться. В 90-е скейтбординг превратился в популярный вид спорта: все больше молодых людей увлекались им. Так Джеймс решил создать пространство для скейтеров – притом что сам никогда на скейте не катался.

Джеймс Джеббиа на пороге своего магазина, 1994 год. Источник: Reddit

«Мне всегда очень нравилось все, что связано с миром скейтбординга. Там так мало коммерции, зато так много остроты и бесшабашности», – говорит Джеймс Джеббиа.

Магазин, в котором ничего не хотели продавать

История Supreme началась в 1994 году. Тогда Джеймс открыл свой первый магазин на Лафайетт-стрит в центре Манхэттена. На его запуск он потратил все свои сбережения – $12 тыс. Ежемесячная аренда помещения стоила $2 тыс. Джеббиа решил: надо постараться торговать на $5 тыс. в неделю.

В Supreme всегда гремела музыка, а двери магазина никогда не закрывались. Дизайн пространства был уникальным: всю одежду развесили по периметру, зато центр освободили для скейтеров. Они могли свободно заезжать в Supreme прямо на скейтбордах, комфортно кататься и не мешать покупателям.

Изначально Supreme был именно магазином, а не брендом, который производит одежду и аксессуары. Здесь продавались вещи, которые Джеймс заказывал у поставщиков и продавал в фирменных коробках с лого Supreme.

Товары в магазине раскупали в считаные дни. И это несмотря на то, что продавцы не разрешали примерять вещи и даже трогать их. Клиент должен был прийти, увидеть, купить и попрощаться.

Креативный директор Джен Брилл так описывает обслуживание в Supreme в те дни:

«Это был крутой магазин с самыми милыми мальчиками, но с самым дерьмовым отношением. Вам определенно ничего не хотели продавать. Возможно, они даже не хотели бы, чтобы вы заходили в этот магазин».

Единственное, что было неизменным с самого начала – это логотип Supreme. Идею Джеймс подсмотрел у американской художницы Барбары Крюгер. Она создавала черно-белые коллажи, поверх которых размещала белые надписи на красном фоне. Джеймс тоже взял за основу красный прямоугольник, на котором белым написал Supreme.

Логотип Supreme. Источник: Wikipedia

Джеймс оказался любителем не только изобразительного искусства, но и джаза. Название Supreme он взял из названия легендарной джазовой мелодии Джона Колтрейна – A Love Supreme.

Заставил всех стоять в очереди за вещами из Supreme

Несмотря на то, что дела магазина шли успешно, Джеймс чувствовал: этого мало. Он всегда наблюдал за молодыми людьми, которые приходили в магазин, – спрашивал, что они ищут и что бы хотели надеть. Все это навело его на мысль о собственной коллекции и развитии бренда.

«Я никогда не думал, что мы будем производить одежду, но тогда в Нью-Йорке именно этого и не хватало», – рассказывает Джеббиа.

Для этого Джеббиа даже съездил в Японию – там он вдохновился стилем азиатских скейтеров. Так Supreme начал производство собственной одежды с футболок: на первых он напечатал изображение Роберта де Ниро из фильма «Таксист». Они моментально стали популярными. И в Supreme нащупали свою нишу. Многие годы они будут выпускать футболки с фотографиями различных знаменитостей.

Первая футболка Supreme с принтом Роберта де Ниро из фильма «Таксист». Источник: Ebay

А позже в компании начали производить толстовки с капюшоном, худи и кепки. Причем Джеймс все контролировал лично.

«Он был маниакально увлечен качеством, будь то цвет, фасон или материалы, которые мы разрабатывали. У нас уходили часы на споры о том, тот ли темно-синий оттенок у толстовки», – делится Крейг Аткинсон, генеральный директор компании CYC Designs. Его компания производила все толстовки для Supreme.

По задумке Джеймса, о Supreme не должно было знать много людей – бренд был только для своих. Кроме того, он не хотел, чтобы вещи залеживались на полках. Вот почему коллекцию выпускали небольшими партиями. И это всегда создавало ажиотаж.

«Мы никогда не работали по принципу “спрос – предложение”. Если я понимал, что могу продать 600 единиц, я выпускал всего 400», – заявляет Джеймс Джеббиа.

С момента открытия и до сегодня в Supreme действует два основных правила:

  1. Коллекцию представляют заранее и принимают на нее заявки в интернете. Дальше коллекцию делят на дропы. Дроп – это небольшая партия эксклюзивного товара. Каждый четверг их доставляют в магазин и за ними выстраивается очередь из тех, кто ранее зарегистрировался.
  2. Все придерживаются правила лимита. Например, если рубашка выпускается в черном, красном и сером цветах, то один человек может купить ее только в одном цвете. Чтобы получить такую же рубашку, но другого цвета, нужно попросить кого-то постоять за ней в очереди.

Очередь в магазин Supreme в Ньй-Йорке, 2018 год. Источник: Twitter

В 1998 году в модном токийском районе Дайканьяма открылся второй магазин Supreme. Японию Джеймс выбрал неслучайно – японские туристы чаще других покупали одежду в Supreme.

Делал коллекции с мировыми брендами

В 2004 году, лишь спустя 10 лет после открытия магазина на Манхэттене, открылся второй магазин Supreme в Америке. К тому времени Supreme стал настолько популярным, что с ним хотели сотрудничать мировые бренды. Тогда такие коллаборации были прорывом.

Например, в 2006 году Supreme выпустила кроссовки Supreme Blazer SB в сотрудничестве с Nike. В магазине эти кроссовки продавались по $150, а перекупщики продавали по $400. Когда же в них сфотографировали рэпера Канье Уэста, цена перепродажи выросла вдвое.

Джеббиа умудрился поставить логотип Supreme и на вещи десятков других брендов – Clarks, Vans, Levi’s, Lacoste, Stone Island, The North Face, на бруклинские велосипеды и даже на проездные билеты в нью-йоркском метро. Благодаря такому подходу о бренде узнавали тысячи людей. И Джеймсу не пришлось тратить огромные деньги на рекламу. До 2009 года Supreme даже не делал традиционные лукбуки (коллекция фотографий ключевых образов бренда. – Прим. ред.).

В 2017-м Джеббиа получил предложение о сотрудничестве от Louis Vuitton. Для французского бренда это была возможность получить молодую аудиторию Supreme. Успех коллаборации превзошел все ожидания: всю коллекцию раскупили моментально. Причем заработать удалось не только брендам. Перекупщики выставляли лоты из коллекции на Ebay не менее чем за $10 тыс. А плюшевого мишку с логотипами Louis Vuitton & Supreme и вовсе продали за 80 300 фунтов стерлингов.

Коллаборация Supreme и Louis Vuitton. Источник: Robb Report

Для своих поклонников Supreme – не просто бренд, а целая субкультура. Для них даже придумали специальный термин – hypebeasts (люди, которые следуют модным тенденциям. – Прим. ред.). Часто это подростки, которые ради статуса и хвастовства покупают обувь и одежду известных брендов. В случае с Supreme они готовы выстаивать в длинных очередях.

Создал бренд, который купили за $2 млрд

Сегодня у Supreme 12 магазинов по всему миру. Его носят такие знаменитости, как Кейт Мосс, Леди Гага, Джастин Бибер и Майк Тайсон.

История Supreme доказывает: не нужно больших вложений, чтобы стать популярным брендом. Достаточно лишь найти свой стиль и никогда ему не изменять. Фанат Supreme художник Леонард Макгурр говорит, что свои камуфляжные брюки карго он купил в Supreme еще в 1995 году. Но и сейчас чувствует в них себя модным.

В 2018 году Джеймсу Джеббиа вручали премию за лучшую одежду для мужчин по версии Совета модных дизайнеров Америки. Тогда он сказал:

«Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя – дизайнером, но я ценю признание того, что мы делаем».

Джеймс Джеббиа на вручении премии, 2018 год. Источник: GQ

Supreme никогда не раскрывал информацию о своих доходах. Известно лишь, что несколько лет назад фонд The Carlyle Group проинвестировал в Supreme $500 млн. Благодаря этому рыночная стоимость бренда выросла до $1 млрд.

А в ноябре 2020-го крупная американская компания по производству одежды VF Corp объявила о покупке Supreme уже за $2,1 млрд. Состояние самого Джеймса Джеббиа сегодня оценивается в $800 млн.

История Supreme: почему Supreme так популярен? | About Style

Supreme — это бренд одежды, который оказал огромное влияние на уличную и коньковую одежду с момента своего основания в 1994 году. Он стал одним из самых популярных и востребованных брендов в мире, его носят знаменитости, особенно в Музыкальная индустрия — и про скейтеры. Supreme производит футболки, туфли, куртки, толстовки, кофты, скейтборды и всевозможные аксессуары.

История

Supreme возник как небольшой магазин, основанный в 1994 году в Нью-Йорке, США американским предпринимателем Джеймсом Джеббиа, выросшим в Англии. Его первый магазин был расположен на улице Лафейетт в центре Манхэттена и обслуживался скейтбордистами. Со временем Supreme собрал культ последователей, и довольно скоро другие люди из хип-хопа и панк-рока стали тяготеть к бренду, что привело к его популярности.

Джеймс Джеббиа .

Джеймс Джеббиа .

Первый магазин.

Первый магазин.

На сегодняшний день Supreme имеет более 10 магазинов по всему миру, которые соответствуют теме и стилю оригинального магазина на улице Лафайет. Магазины расположены в Калифорнии, Токио, Нагое, Фукуоке, Осаке, Париже и Лондоне.

Популярность

Спрос на продукцию Supreme заставил многих людей разбить лагерь возле своих магазинов в ожидании следующих футболок, обуви или скейтбордов. Люди наслаждаются Supreme за его высококачественные продукты, уникальность и оригинальность, что делает Supreme не просто брендом одежды, а выбором стиля жизни. Несколько факторов способствовали продолжающемуся росту популярности Supreme, в основном знаменитостей, фанатов, ограниченных релизов и совместной работы.

Ограниченные выпуски

Supreme всегда выпускал свою продукцию в ограниченном количестве, что привело к высокому спросу. Это отличает их от других компаний и делает людей, носящих их одежду, более уникальными. Фактически, большинство футболок, обуви и скейтбордов Supreme стали предметом коллекционирования коллекционеров и художников, потому что они специализируются на ограниченных выпусках.

Лимитированный выпуск кроссовок SUPREME X OFF-WHITE X AF1 X BAPE для мужчин.

Лимитированный выпуск кроссовок SUPREME X OFF-WHITE X AF1 X BAPE для мужчин.

Носили знаменитости

Supreme остается популярным из-за того простого факта, что различные знаменитости неоднократно носили публичную одежду Supreme. Высшую одежду носили такие знаменитости, как Виз Халифа, Леди Гага, Игги Азалия, Кейт Мосс, Канье Уэст, Фаррел Уильямс, Фрэнк Оушен, Кид Куди, Скепта, Лили Аллен и АСАП Рокки и другие.

Фрэнк Оушен в одежде Supreme.

Фрэнк Оушен в одежде Supreme.

Из уст в уста

Supreme в основном не рассчитывает на крупные рекламные маркетинговые кампании, чтобы их поклонники могли узнать о последних новинках. Фактически, Supreme используют своих преданных поклонников в своих интересах, давая им некоторую «утечку» информации о своих будущих продуктах. Это вызывает волнение в Верховном сообществе через сарафанное радио, посылая сотни поклонников в их магазины и на сайт, чтобы купить их высококачественные релизы.

Одна из самых популярных кампаний для Supreme.

Одна из самых популярных кампаний для Supreme.

Коллаборации

Supreme в основном производит свои собственные продукты, но время от времени они радуют поклонников и выращивают новые, сотрудничая с художниками, дизайнерами, фотографами, музыкантами и другими брендами. Конечным результатом обычно являются потрясающие вещи, которые отправляют мир моды в безумие. Высшее сотрудничество началось в начале 90-х, когда они сотрудничали с Vans , подгоняя некоторые ботинки. С тех пор Supreme сотрудничал с Джорджем Кондо, Адамом Киммелем, Терри Ричардсоном, Нилом Янгом, Найком, Хейнсом, Timberland и Playboy, среди прочих, производя разнообразную продукцию — от футболок и носков до шоу и палуб для скейтборда.

Коллаборация Supreme&LouisVuitton

Коллаборация Supreme&LouisVuitton

Подписывайтесь на канал и ставьте лайки.Вам не сложно, мне приятно!

Supreme Stone Island: 5-летнее сотрудничество

Склонность Supreme к сотрудничеству неоспорима. Мы часто видим коллаборации как одну из самых быстро движущихся тенденции на улицах. Коллаборации ценятся за их редкость такие как Supreme Stone Island и коллекционность. За все свое время, Supreme работали с большим количеством брендов и компаниями спортивной одежды, даже были соавторами (Louis Vuitton и Brooks Brothers). Время от времени, когда возникает одно из наиболее маловероятных взаимодействий, одежда в этом сотрудничестве поднимается до статуса “Грааля”.

Релизы Supreme Stone Island

Из тех предметов, которые сейчас продаются, большинство из них стоят от 800 долларов. Это неудивительно, если учесть тот факт, что сам Stone island стоит на уровне Грааля в розничной торговле. Первое сотрудничество началось в 2014 году с коллекции из 5 предметов в разных цветах. Между 2014 и 2017 годах, эти два бренда объединились для совместной работы, выпускать новые коллекции каждый год. Хотя 2018 год, прошёл без совместного выпуска двух марок.

Однако всего через три недели после начала SS19, Supreme объявили и выпустили новою коллаборацию с Stone Island. В течение некоторого времени, о сотрудничестве ходили слухи, и в какой-то момент даже появились слухи о толстовке с Box Logo. В то время как этот слух оказался ложным, сотрудничество Supreme Stone island усилили их товарную линию сильными предметами одежды. Ниже мы собрали все пять их коллабораций с итальянским брендом одежды, столь любимым Дрейком. Прокрутите страницу вниз, чтобы прочитать о прошлом сотрудничестве Stone island x Supreme.

Stone island x Supreme коллекция весна — лето 2019

Продолжая свое сотрудничество с момента его начала в 2014 году, мы видим огромное количество элементов, которые смешивают идентичности обоих брендов через технические детали и стиль. Коллекция делает упор на вещи из водоотталкивающих и ветрозащитных материалов где полиуретан включен в такие части как New Silk Light Jacket, Pants и 6-Panel Hats.

Кроме того, мы также видим чистые варианты cotton canvas на куртке, жилете и штанах, рюкзаке и панаме, тогда как кофты и тишки поддаются обработке разных цветов. Вдобавок ко всему повсеместно можно найти и тонкие мотивы camo в некоторых частях коллекции хотя релиз и использует более сдержанный подход в целом он делает отсылки к более предыдущим коллаборациям где тенденции были безудержными.

Обладая как основами, так и несколькими высокими техническими деталями в дизайне, эта коллекция имеет очень интересные модели одежды. Выдающиеся айтемы этого сезона — это две куртки. Шелковые легкие куртки имеют полиуретановое покрытие и выглядят очень впечатляюще. Однако камуфляжные куртки из этой коллекции выглядят более запоминающимися. Благодаря оранжево-серому камуфляжу, и Riot Mask, одно только это делает их выдающейся частью коллекции.

Stone Island x Supreme коллекция осень — зима 2017

До прошлого года, как уже упоминалось выше, Supreme Stone Island, присоединились к рядам таких компаний, как Supreme x LeviS и Supreme x TNF, по крайней мере, в качестве выпуска ежегодных коллабораций. В 2018 году сотрудничество так и не состоялось, но вполне возможно, что причина в том, что они не чувствовали, как им развивать свои коллаборации в конце 2017 года.

Одежда осень — зима 2017 года включала в себя не один, а два абсолютно новых силуэтов для архива Supreme x Stone Island. Первым из двух силуэтов, в результате совместной работы был пуховик Lamy Cover Stampato с цветочным узором. Со съемным капюшоном и съемной маской в стиле балаклавы. Другими горячими новинками этого дропа были композитный анорак Poly Cover, который окрашен в цвета одежды, устойчив к ветру и воде.

Анораки были выпущены в трех цветах и выглядели как непрозрачные, они были прозрачны, но не полностью. Помимо пуховиков и анораков также были выпущены, светоотражающие толстовки, футболки и спортивные штаны, а также две панамы, соответствующие цветам пуховиков.

Supreme Stone Island весна — лето 2016

Всего через год после их весенне-летнего сотрудничества в 2015 году Supreme Stone Island снова объединились. Как это обычно бывает с preme коллаборациями, чем дальше продвигаются отношения, тем больше бренд экспериментирует с линейками. 

На весну — лето 2016 года они сняли перчатки и пошли ва-банк, выпуская больше товаров и раздвигая границы того, что было сделано в Supreme. Наиболее заметными из коллекции были термореактивные тренчи, выпущенные в двух цветовых вариантах, которые меняли цвет в зависимости от тепла. Черный цвет при встрече с жарой становился желтым, а синий-фиолетовым при тех же обстоятельствах.

Куртки также имели логотип Supreme x Stone Island joint на спине. Остальная часть коллекции содержала окрашенные нейлоновые металлические спортивные костюмы, кобрендовые свитера, кобрендовые топы с длинными рукавами на молнии 3/4, водостойкие термочувствительные термореактивные полиуретановые панамы и две сумки.

Stone Island x Supreme весна — лето 2015

Как упоминалось в пресс-релизе Supreme для их самого первого сотрудничества с Si, кампания верхней одежды специализировалась на инновациях в цветах, так и материалов. В рамках сотрудничества весна лето 2015 года они воплотили в жизнь один из своих инновационных материалов для Supreme.

Разработанная несколько лет назад из нейлоновой пряжи, их инновационная ткань “нейлоновый металл” создает иллюзию изменения цвета, а также чрезвычайно прочна. Для совместной работы Stone Island отправились в хранилище и применили инновационный материал к силуэту, выпущенному в их первой коллекции-анораке 5C.

Добавлением к этому без сомнения, был узор Supreme, изображаемый на куртках, и красно-синий узор с логотипом Supreme Classic на спине. Остальная часть коллекции включала полосатые толстовки и две панамы с тем же рисунком, что и анораки.

Supreme x Stone Island осень — зима 2014

Первая совместная коллекция Supreme с Stone Island была представлена осенью 2014 года. В пресс-релизе дается небольшое описание бренда верхней одежды, акцентируя внимание на специализации Stone Island, их уникальные способности воздействовать на готовое изделие с помощью методов окрашивания и обработки.

В коллекции была представлена Stone Island Supreme куртка Raso Gomatto, одна из самых популярных вещей Стоун-Айленда. РАСО Гоматто — это куртка из двух частей, одна часть-внешняя оболочка, а другая-внутренняя пуховая куртка.

Внешняя часть также имеет съемный капюшон, к которому прикреплены солнцезащитные очки. Учитывая, что РАСО Гоматто сама по себе уже является интересным айтемом для многих, версия Supreme Stone Island Jacket делает эту куртку еще более заслуживающей внимания.

Эти произведения продавались в розницу по цене от 1446 долларов, а сейчас их можно найти в интернете за более чем 2000 долларов на момент написания этой статьи. Остальная часть коллекции была представлена, толстовками, спортивными штанами и кепками с панамами, но изюминкой, безусловно, это были три цвета РАСО Гоматто.

История воровства логотипа Supreme — FURFUR

О том, как уличные марки решили сыграть по правилам большого бизнеса

  • 21 мая 2013 в 14:04
  • 34905

На протяжении всей своей истории Supreme очень последовательно выстраивали вокруг своего бренда культ: лимитированные коллекции, небольшие тиражи, коллаборации с ведущими марками одежды и художниками, подход к рекламе и брендингу — все это дает фанатам марки ощущение причастности к чему-то особенному. Красно-белый логотип, как главный проводник этого ощущения, давно уже превратился в нечто сакральное и зажил собственной жизнью. Не зря одним из самых ходовых товаров являются именно простые белые футболки и кепки c лого, а не сложносочиненные куртки или рубашки. Не так давно логотип Supreme оказался еще и в центре судебного разбирательства. Мы решили провести собственное расследование и ввести читателей в курс дела.

 

1. Фирменная футболка с надписью «Supreme» на арабском языке. 2. Коллекция Марка МакНейри для Heather Grey Wall. 3. Кепка с перевернутым лого из совместной коллекции Supreme и Сomme des Garcons. 4. Raekwon со своим телохранителем. 5. Кермит в фирменной футболке. 6. Лого Supreme, выложенное из лого Supreme.

Для тех, кто не в курсе, вкратце опишем суть дела. Поводом для судебного разбирательства стала футболка, а точнее принт уличного бренда Married to the Mob с пародийной надписью «Supreme Bitch». Такие футболки (а теперь еще бейсболки, чашки и полотенца) MOB выпускает с 2004 года, и они, по сути, являются главным хитом бренда (во всяком случае именно такую носит Рианна).

 

В январе этого года MOB решили превратить шутку в коммерческий проект, подав заявление на регистрацию товарного знака «Supreme Bitch». Через два месяца владелица марки Ли МакСвини получила иск от Supreme на десять миллионов долларов и требования изъять всю продукцию с принтом из продажи. По мнению основателя Supreme Джеймса Джеббиа, футболки MOB — это не просто пародийное заигрывание с названием и дизайном, МакСвини пытается построить на этой основе узнаваемый стиль бренда: «Раньше я думал, что это разовая акция, но теперь появились кепки, футболки, полотенца, кружки, коврики для мыши». А вот как комментирует ситуацию владелица бренда Ли МакСвини:

 

Ли МакСвини

основательница бренда Married to the Mob

 

«Supreme вчинили мне иск на десять миллионов долларов за то, что я использую принт “Supreme Bitch”. Меж тем эта надпись появилась в коллекциях MOB еще в 2004 году. Более того, эти футболки даже продавались в магазине Union, который курировал Джеймс Джеббиа, так что в каком-то смысле этот дизайн он одобрил. А сейчас он же сам заявляет, что футболки с таким принтом нарушают права его марки.

В отличие от других компаний, которые нагло крадут чужие логотипы и дизайн, мы в MOB всегда развивали собственный уникальный стиль и шли своим путем. Supreme Bitch — это насмешка над в каком-то смысле женоненавистническим духом, который царит в Supreme и который разделяют люди, которые носили их вещи. Это ироничный комментарий к тому, что уличная мода всегда была во власти мужчин. Мне кажется, что наезд Supreme проистекает из враждебности к MOB, как к одному из первых женских уличных брендов. И поэтому лозунг “Supreme Bitch” так важен для нас. Я не ищу драки, но отвечаю на удар. Потому что сейчас это дело уже не только о футболке».

 

Заявку на регистрацию своего логотипа в качестве торговой марки сами Supreme подали только в этом году — пару месяцев назад. Меж тем сам бренд существует уже почти 19 лет. Относительно такой неспешности недавно высказался создатель марки Джеймс Джеббиа — по его словам, у создателей бренда не было на него особых надежд, да и обосновать слово «supreme» в качестве торговой марки — дело непростое.

 

Как и положено, такой скандал не мог обойтись без дополнительных комментариев и внимания. По поводу иска Supreme высказались уже более-менее все профильные блоги и блогеры, а кто-то свою позицию преподнес тоже в формате принта на футболке. Так, редакция интернет-журнала AnimalNewYork выпустила пародию на классическую белую футболку Supreme с модифицированным логотипом, из которого выпадают три буквы, оставляя лишь «Su me», что намекает на фразу «Sue me» («Засуди меня»). Футболки распространяются бесплатно, более того — сайт предлагает всем, кто недолюбливает Supreme, самостоятельно распечатать такую же с помощью образцов, размещенных у них же.

Схожим образом прореагировал и уличный художник Kidult (в свое время разрисовавший магазин Supreme), выпустив футболку с «Suepreme» (смысл тот же).

Самое забавное, что заимствование — это один из ключевых приемов, на который Supreme опираются в своем визуальном стиле, да и не только они одни. О том, как воруют, пародируют и издеваются над люксовыми брендами уличные марки, напоминать не стоит — сейчас этот прием получил какой-то совсем уж эпический масштаб. И если бы за каждую футболку требовали денежную компенсацию и вызывали бы в суд, вся уличная мода захлебнулась бы в повестках и обанкротилась.

И если смотреть на ситуацию с этой стороны, получается, что Supreme каком-то смысле нарушают общее негласное правило. Но нарушают все же лишь отчасти: одно дело выпускать пародийные футболки тиражом 200 штук, совсем другое — не утруждая себя, штамповать девять лет подряд вещи с незамысловатым принтом и на волне успеха бесцеремонно регистрировать торговый знак.

 

 

В качестве примера — пару лет назад Supreme поместили на свои худи маскота журнала The New Yorker — денди Юстаса Тилли — и название марки, выведенное их фирменным шрифтом.

Более того, Supreme и сами оказывались в подобной ситуации, когда представители лос-анджелесской хоккейной команды L.A. Kings заставили их заплатить денежную компенсацию за использование их фирменной стилистики. 

Calvin Klein так и вообще подали на Supreme в суд за то, что те использовали их фотографию из рекламной компании с Кейт Мосс (естественно, с логотипом поверх) в качестве принта. А три года назад Supreme купили за 20 тысяч долларов компанию Shortypop, пародирующую их стилистику.

 

 

В конце концов, логотип Supreme, идея которого была позаимствована в творчестве американской художницы Барбары Крюгер, практически полностью повторяет визуальный стиль ее картин. Сама художница довольно бескомпромиссно высказалась о судебных разбирательствах между Supreme и MOB.

Барбара Крюгер

 

«Что за нелепые разборки абсолютно тупых шутников. Это какой-то глупый фарс. Я все жду, когда иск за нарушение авторских прав наконец предъявят мне самой».

Шрифт, используемый в логотипе Supreme, очень похож на шрифт Futura Bold Italic (Futura Heavy Oblique), во всяком случае именно такой использовала в своих работах Барбара Крюгер.  

 

еще 8 примеров заимствований со стороны Supreme

 Louis Vuitton

 

 «Клан Сопрано»

 

 Титры фильма Goodfellas

 

 Coca-Cola

Коллаборация с Нейтом Лоуманом

 

Gucci 

 

Patagonia

 

Дизайнер Andre Courreges 

 

Kahrs Supreme — отзывы покупателей и история компании

Почему коллекцию Kahrs Supreme называют лучшей?

Почему коллекцию Kahrs Supreme называют лучшей? Этому есть объяснения. Во-первых – принадлежность к старейшей компании, производящей напольные покрытия с 1857 года со всеми вытекающими условиями – строгие тестирования, следование передовым технологиям. Во-вторых – прекрасные технические характеристики доски удовлетворяют многие требования домов с разными бытовыми условиями. О последнем стоит поговорить подробнее.

Коротко о бренде Kahrs

В Европейской Ассоциации производителей напольных покрытий бренд считается первооткрывателем паркета и паркетной доски в частности для широкого круга потребителей. Ранее натуральная древесина была доступна только богатым домам по причине быстрой истираемости поверхности – менять полы приходилось часто, а ручная работа была дорога.

Применение технологии многослойности сделало паркетную доску доступной многим слоям общества, без потери экологической чистоты. Покрытие получило особую прочность, стало долговечным, при этом оставаясь красивым, как могут быть привлекательны натуральные полы. Новый продукт требовал обязательного прохождения тестов. Строгий контроль отражается в имеющихся сертификатах:

  1. СЕ . Документ, подтверждающий право покрытие быть проданным на территории Европы.
  2. PEFC , EPD – экологические сертификаты. Ими сопровождаются марки, проявившие себя как ответственные в вопросе сохранения и восполняемости природных ресурсов.
  3. «Синий ангел» , Сертификат о гипоаллергенности паркетной доски – документы, подтверждающие безопасность покрытия для детских комнат и учреждений вообще.

Безопасность напольного покрытия – один из важных факторов его покупки в собственное жилье. И Kahrs Supreme полностью этому соответствует.

Достоинства паркетной доски Kahrs Supreme

Кроме экологической чистоты, доска обладает многими достоинствами в бытовом, эстетическом и техническом плане:

  • Великолепные декоры. Одна из коллекций Kahrs Supreme названа в честь мифических шведских лесов Смоланд. Отличительным свойством доски стали природные дефекты – они подбираются специально. Крупные сучки, трещины, вмятины. Кроме того, производство ведется таким образом, чтобы усилить природные эффекты. Для этого применяется техника старения, шрамирования, углубления, пиление и строгание. Процесс построен таким образом, что в обработке участвует высокотехнологические устройства – роботы. Они анализируют поверхность, добавляя или сглаживая неровности для полного сходства с натуральным, старым дощатым полом.
  • Стабильность доски. Благодаря геометрической точности и многослойности паркетная доска Kahrs Supreme не сдвинется с места во время нагрузок, давления, подвижек мебели. Пол собирается безклеевым методом. Доски с замковой системой Woodloc 5S образуют идеальную плоскость пола, без зазоров и будущих сдвигов – крепление считается одним из самых надежных.
  • Возможность выбора из ценового сегмента. Kahrs Supreme предлагает несколько вариантов досок – одно-, двух- и трехполосные. Соответственно, последняя дешевле первых двух, что совершенно не говорит о низком качестве. Как правило, декоративный шпон такой доски используется из остатков сырья для класса премиум.
  • Долговечность и пожизненная гарантия. Kahrs заявляет о гарантии в 30 лет, что может приравниваться к пожизненной. За это время, доска может быть отциклевана несколько раз – толщина шпона в 2,5 мм это позволяет.

Ухаживать за паркетной доской Kahrs Supreme также несложно. Это возможно и без специальных дорогостоящих средств. Еще один плюс в достоинства покрытия. Не находите?

Смотреть каталог паркетной доски Kahrs Supreme

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Загадочная история Высшей истории, яхта стоимостью 4,8 миллиарда долларов, сделанная из чистого золота

Однако даже в этом контексте 98,4-футовая History Supreme выделяется. Эта суперяхта считается самой дорогой в мире даже спустя 9 лет после того, как ее продали малайзийскому бизнесмену. Окончательный итог: 4,8 миллиарда долларов.

Это большие деньги за лодку, даже если ваш собственный капитал оценивается в 14,5 миллиардов долларов (по состоянию на 2020 год)! По неподтвержденным данным, самый богатый человек Малайзии и второй самый богатый человек в Юго-Восточной Азии Роберт Куок является счастливым обладателем этого безумно дорогого судна, которое он заказал у роскошного ювелира и дизайнера Стюарта Хьюза еще в 2011 году.

Сам Хьюз публично объявил о своей работе, что побудило несколько крупных СМИ Великобритании и Австралии осветить ее. Он никогда прямо не говорил, что Куок был покупателем, но много намекал на это. Он также рассказал подробности о лодке, в том числе о том, почему она такая дорогая — и нет, это не имело ничего общего с бортовыми технологиями, удобствами, производительностью или даже топливной экономичностью.

Как оказалось, History Supreme был задуман как самый декадентский образец морской архитектуры из когда-либо созданных.Он буквально окутан чистым золотом и платиной, включает в себя драгоценные камни в дизайне и, в зависимости от того, кому вы верите, поставляется с несколькими другими известными творениями Хьюза, некоторые из которых более возмутительны, чем другие.

Итак, приступим.

Хьюз из Ливерпуля в основном известен тем, что превращает iPad и iPhone в предметы роскоши, оборачивая их золотом или лучшей кожей и украшая бриллиантами. Его самая известная работа — iPhone 4, покрытый 500 бриллиантами, в том числе два взаимозаменяемых на кнопке «Домой» (думаем, на случай, если вам надоест). Он оценивается в 6,4 миллиона долларов и, по некоторым данным, идет вместе с History Supreme.

Еще одна работа дизайнера/ювелира, доступная вместе с суперяхтой, — это роскошная бутылка ликера с бриллиантом весом 18,5 карата, D’Amalfi Limoncello Supreme, стоимостью 35 миллионов долларов. Потому что выпивка в обычной бутылке никогда не бывает достаточно хорошей. Есть также панорамный настенный аквариум из цельного 24-каратного золота — около 150 фунтов.

Если уж на то пошло, весь сосуд содержит около 220 463 фунтов чистого золота в качестве строительного материала.Основание обернуто золотом, и оно также включено в палубу, столовую, поручни и якорь, а также кухонную утварь. Говорят, что лестница на верхнюю палубу была сделана из чистого золота. Платина

также широко используется, особенно на кухне шеф-повара и главной спальне, в которой, кроме того, есть стена из метеоритного камня и скульптура из настоящей кости динозавра T-Rex, добытой в Аризоне. Одна только кость стоит около 89 000 долларов, если вам интересно.

Хьюз утверждал, что ему потребовалось 3 года, чтобы закончить History Supreme, и что он получил эту работу после того, как друг предложил ему ее.Он сказал, что никогда не встречался с покупателем, но хотел бы, может быть, из любопытства посмотреть, что за человек топит такие деньги в такой декадентской лодке.

Вы, наверное, уже заметили, что о характеристиках суперяхты или других характеристиках не было ни слова, как это обычно бывает в подобных объявлениях. Из-за детального характера описанных элементов они все еще казались случайным набором вещей, упомянутых для оправдания такой возмутительной цены.

Что было еще более возмутительно, чем 4 доллара.8 миллиардов, якобы заплаченных за лодку, было фактом, что ничего из этого не было правдой. Когда стало известно об History Supreme, несколько представителей Хьюза подтвердили точность сообщений средствам массовой информации, в том числе в электронных письмах Business Insider. Затем на их стороне наступило радиомолчание.

History Supreme звучала как безумная лодка, которую не купил бы даже злодей Бонда, и не зря. Он никогда не был настоящим, он никогда не был создан и нет, его не существует. Независимо от того, во что Google и некоторые надежные яхтенные сайты (до сих пор) верят, History Supreme, пожалуй, самая большая лодочная мистификация в отрасли.

Через некоторое время после того, как вышла оригинальная история, итальянская компания Baia Yachts опубликовала заявление о том, что фотографии, размещенные на веб-сайте Хьюза, якобы показывающие History Supreme, были украдены с ее веб-сайта и присвоены без разрешения. По какой-то причине Хьюз все еще держит пост, поэтому, если бы это зависело от него, он все равно заставил бы вас поверить, что он спроектировал и продал самую дорогую яхту в мире, сделанную из более чем 220 000 фунтов 24-каратного золота.

Это £2.8-миллиардная яхта под названием History Supreme покрыта 15-ю золотыми и драгоценными камнями

В жизни есть вещи, которые просто не укладываются в голове — это одна из них.

Если у вас не завалялось лишних 3 миллиардов фунтов стерлингов, скорее всего, вы сможете увидеть это 30-метровое судно издалека.

Фото: Newsteam

Да, вы правильно прочитали. В главной спальне есть настоящая кость динозавра, выбритая из скелета, привезенного из Аризоны, США. Одна только бедренная кость стоит около 68 000 фунтов стерлингов.

Всемирно известному британскому дизайнеру Стюарту Хьюзу понадобилось чуть более трех лет.

Г-н Хьюз сказал news.com.au, что он был очень взволнован, когда друг из яхтенного круга обратился к нему с предложением спроектировать роскошный лайнер. У него была полная свобода действий, чтобы построить его так, как он хотел.

4

History Supreme была названа самой дорогой яхтой в мире стоимостью 3 миллиарда фунтов стерлингов. Фото: Newsteam

Мистер Хьюз сказал, что большая часть этой ошеломляющей суммы приходится на золото и кости динозавров.

Основание яхты, а также палуба, обеденные зоны, поручни и якорь покрыты чистым золотом, а спальные зоны покрыты платиной.

Также на борту находится роскошная бутылка из-под ликера с 18,5-каратным бриллиантом, одним из самых редких в мире, а также панорамный настенный аквариум из 68-килограммового 24-каратного золота.

4

Встроенные функции включают iPhone, обернутый в 500 бриллиантов. Кредит: Newsteam

. 7.Розовый бриллиант весом 4 карата и редкий бриллиант 8 карат.

Если вы обдумывали покупку, то уже слишком поздно.

Яхта была куплена анонимным малазийским бизнесменом за 2,53 миллиарда фунтов стерлингов еще в 2011 году. Хьюзу так и не удалось встретиться с ним, но он сказал, что хотел бы этого.

4

Яхта была куплена анонимным малазийским бизнесменом за 2,53 миллиарда фунтов стерлингов еще в 2011 году. Фото: Newsteam.

С момента создания лодки History Supreme остается «королем роскоши в открытом море», и ни один другой роскошный лайнер, как сообщается, не превзошел его гигантскую цену.

Видео Boat International отмечает лучшие в мире суперяхты для продажи и роскошные яхты для чартера

Вторая зарегистрированная «самая дорогая яхта в мире» принадлежит российскому миллиардеру Роману Абрамовичу.

Его роскошный лайнер Eclipse стоимостью 252 миллиона фунтов стерлингов имеет собственную систему противоракетной обороны и подводную лодку.

Эта история была первоначально опубликована на News.com.au и переиздана с разрешения.

Gold-Clad History Великолепная мегаяхта творит историю, а не

Когда Baia представила свою Baia One Hundred в 2008 году, никто не ожидал, что владелец захочет иметь золотую яхту.Настоящая золотая яхта , а не просто цветная краска. Но три года спустя дизайнер из Великобритании утверждает, что он и малазийский владелец History Supreme сделали это.

Проблема в том, что эта история просто не соответствует действительности.

Многочисленные онлайн-статьи за последнюю неделю описывали History Supreme как самую дорогую яхту в мире стоимостью 3 миллиарда фунтов стерлингов (около 4,9 миллиарда долларов). Они также утверждают, что это в три раза больше стоимости Eclipse Романа Абрамовича. Поскольку объявленная стоимость сборки Eclipse осталась в сфере слухов, это было легко опровергнуть. Но как ни странно, на сайте Стюарта Хьюза появилась предполагаемая стоимость History Supreme. Он известен тем, что украшает кажущуюся обыденной электронику, от мобильных телефонов до телевизоров, золотым покрытием и бриллиантами. Стюарт, пожалуй, наиболее известен своим iPhone, инкрустированным 500 бриллиантами, который продается за 5 миллионов фунтов стерлингов, или около 8,1 миллиона долларов. На своем веб-сайте Стюарт заявляет, что он одет в золото History Supreme .

Учитывая стоимость iPhone с бриллиантовым покрытием, стоимость History Supreme не казалась слишком уж завышенной. Но количество золота, нанесенного на ее корпус и на все ее палубы, все еще имело значение. Снова на своем веб-сайте Хьюз заявляет, что он использовал около 100 000 килограммов (220 462 фунтов) чистого золота и платины в течение History Supreme . Это включает в себя палубы яхты, рельсы и даже якорь. Предположительно, стол в обеденной зоне также сделан из металла, как и акценты в главной спальне.Он добавляет, что верфь в Малайзии, родной стране владельца, выполняла работу в течение трех лет.

Водоизмещение Baia One Hundred составляет 80 тонн. Как же тогда она сможет справиться со 110 американскими тоннами лишнего веса в золоте?

Мы дважды обращались к Хьюзу за разъяснениями по этому и другим вопросам, но ответа не получили. Мы также связались с Байей, которая еще не ответила на момент публикации. Однако вчера Марио Борселли, менеджер по продажам строителя, сказал Motor Boat & Yachting, : «Кто бы мог подумать, что на борту лодки 100 тонн золота? Они взяли несколько фотографий с нашего сайта без нашего разрешения.Он добавил: «Мы напишем ему письмо с просьбой снять их, но мы не думаем обращаться в суд. Это такая глупая история, что она того не стоит».

Доказательств для нас достаточно. Теперь мы также не можем не задаться вопросом, правда ли все, что упоминает Хьюз. На его веб-сайте говорится, что он использовал костную стружку тираннозавра в декоративной стене в главной каюте.

Если вам интересно, как в целом выглядит обычная Baia One Hundred, посмотрите видео от европейского дилера строителя:

Родственные

Здание Верховного суда | Архитектор Капитолия

Главный судья Уильям Ховард Тафт стоял за усилиями по предоставлению Суду собственного здания, переехавшего из США.С. Капитолия, где он собирался с 1801 года. Однако суд не продвинулся далеко. Его новое местоположение было через дорогу и было выбрано так, чтобы оставаться рядом со станцией Юнион, что было удобно для юристов из других городов.

Архитектор Верховного суда Касс Гилберт из Нью-Йорка использовал классическую форму римского храма в качестве основы для нового здания суда. Портик с высокими коринфскими колоннами, к которому ведет широкий пролет широких ступеней, придает зданию монументальный вход.Нижние крылья примыкают к центральному храму и помогают связать его с менее масштабными зданиями близлежащего района Капитолийского холма.

В проекте здания Верховного суда удалось достичь баланса между классическим величием и тихим достоинством, подходящим для высшего суда страны. В отличие от расположенного по соседству здания Библиотеки Конгресса имени Томаса Джефферсона (хрестоматийный пример яркого стиля изящных искусств), Верховный суд был спроектирован в более спокойном и сдержанном стиле, который теперь называется неоклассическим возрождением.

Здание представляет собой стальную каркасную конструкцию, облицованную белым мрамором. Фасад был шириной около 300 футов с центральным павильоном, похожим на храм, перед которым стоял монументальный портик из 16 коринфских колонн, поддерживающих сложный антаблемент. Командная центральная часть была окружена нижними крыльями ионического ордера. Четыре просторных двора снабдили интерьер неожиданными источниками света и воздуха. План тщательно и преднамеренно отделил рабочие зоны судей от публики, обеспечив уединение и тишину.

Хотя зал суда мог быть больше, Тафт хотел сохранить большую часть близости, которая ему нравилась в зале суда в здании Капитолия США. Над двором находится юридическая библиотека, элегантная комната, отделанная дубовыми панелями с резными изображениями соответствующих эмблем и аллегорических фигур.

Архитектор юрисдикции Верховного суда Капитолия (AOC) отвечает за содержание зданий и территории, сохранение исторического наследия, структурный и механический уход, изменения, проектирование и строительство новых объектов.Все обязанности и работа, необходимые для ухода и содержания Верховного суда, выполняются под руководством маршала Верховного суда и Управления управляющего учреждением AOC соответственно. Эксплуатационные потребности состоят из услуг по управлению объектами, таких как ежедневный уход за конструкциями и механическими элементами, а также обслуживание зданий и территории.

История и строительство

В 1921 году Верховным судьей Соединенных Штатов был назначен Уильям Говард Тафт, занимавший пост 27-го президента страны.Какое-то время у него была идея перевести суд в отдельное здание, и он начал продвигать эту идею, как только приступил к своим новым обязанностям. Он писал письма членам Конгресса, жалуясь на неадекватность помещений Суда в Капитолии США, и указывал, что большинство судов низшей инстанции приспособлены гораздо лучше, чем Верховный суд. Не было комнат, где адвокаты могли бы просмотреть свои дела или повесить пальто. Юридическая библиотека была переполнена книгами, и большинство помощников судей сочли необходимым работать из дома.Он не сказал политикам, что неофициально попросил Касса Гилберта, известного нью-йоркского архитектора, начать исследования для нового здания. (Когда Тафт был президентом, он назначил Гилберта членом Комиссии по изящным искусствам.)

В декабре 1928 года Конгресс отреагировал на инициативу Тафта, создав Комиссию по зданию Верховного суда США. Тафт был назначен председателем, к нему присоединились помощник судьи Уиллис Ван Девантер, а также председатели и высокопоставленные члены комитетов по общественным зданиям Палаты представителей и Сената, а также архитектор Капитолия.В апреле 1929 года комиссия официально наняла Гилберта для проектирования здания Верховного суда.

Комиссия по зданию Верховного суда Соединенных Штатов одобрила выбор места для нового здания суда на Первой улице на востоке, прямо напротив Капитолия между Мэриленд-авеню и Ист-Капитолий-стрит. Кассу Гилберту не нравилось место напротив Капитолия из-за его подчиненного положения и из-за того, что Мэриленд-авеню, одна из диагональных улиц Л’Энфан, делала его неправильным. Ему также не нравилась идея строительства рядом с баронской Библиотекой Конгресса.Но главному судье Тафту и другим членам комиссии по строительству понравилось расположение на Первой улице, особенно из-за его непосредственной близости к вокзалу Юнион. Проект был одобрен, и 25 мая 1929 года спикеру сообщили, что новое здание Верховного суда будет стоить 9 740 000 долларов.

Средства были выделены 20 декабря, и вскоре после этого начался снос жилых строений на участке. 3 февраля 1930 года, когда финансирование было обеспечено, а проект шел полным ходом, больной главный судья ушел из суда и из комиссии.Через месяц Тафт умер.

Президент Герберт Гувер заложил краеугольный камень здания 13 октября 1932 года. Работы продолжались в разгар Великой депрессии, и приближалось время рассмотреть мебель, когда умер сам Гилберт. Завершение великой работы было поручено сыну Гилберта Кассу-младшему и его помощнику Джону Р. Рокарту. Несмотря на некоторые забастовки, строительство было завершено 4 апреля 1935 года, его окончательная стоимость составила 9 395 566 долларов.

Хартманн, Том: 9781523085941: Амазонка.com: Books

Том Хартманн — четырехкратный лауреат премии Project Censored Award, автор бестселлеров по версии New York Times, автор 25 книг, которые в настоящее время издаются более чем на дюжине языков на пяти континентах.

Хартманн также является всемирно известным докладчиком по культуре и коммуникациям, писателем и новатором в области психиатрии, экологии и экономики.

Соучредитель (вместе со своей женой Луизой) и бывший исполнительный директор Салемской детской деревни Новой Англии (1978 г.) и школы охотников (1997 г.), он руководил национальными инновациями в области лечения детей, подвергшихся насилию, и частное/государственное образование для детей с ограниченными возможностями обучения.

Он помогал создавать больницы, программы помощи голодающим, школы и центры для беженцев в Индии, Уганде, Австралии, Колумбии, России и США в рамках немецкой программы Salem International. Ранее зарегистрированный в штате Вермонт как психотерапевт, основатель Мичиганского центра исцеляющих искусств и получивший лицензию тренера НЛП от Ричарда Бэндлера (написавшего предисловие к одной из книг Тома), он был создателем революционного "Охотника" /Фермерская гипотеза" чтобы понять психическое состояние, известное как синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ).

Приглашенный преподаватель Годдард-колледжа в Вермонте, он также синтезировал модель «молодой/пожилой культуры». за описание основ — и возможных решений — мирового экологического и социально-политического кризисов, предполагая, что многие из наших проблем основаны на культурных «историях»; которые уходят в прошлое на тысячи лет.

Леонардо Ди Каприо был вдохновлен книгой Тома «Последние часы древнего солнечного света». снять фильм "11-й час" (в котором появляется Том), а также серию экологических видеороликов, рассказанных Хартманном и ДиКаприо, доступных на сайте Green World Rising.

Журнал Talkers Magazine назвал Тома Хартманна самым важным прогрессивным ведущим ток-шоу в Америке за последнее десятилетие и в течение трех из последних пяти лет самым важным прогрессивным ведущим №1 в своем рейтинге «Тяжелая сотня». Его радиошоу транслируется на коммерческих радиостанциях по всей стране WYD Media, на некоммерческих и общественных станциях по всей стране Pacifica, на всем североамериканском континенте на спутниковом радио SiriusXM, на кабельных системах по всей стране кабельной радиосетью (CRN) и Free Speech TV на собственном канале YouTube, через подкасты по подписке, по всему миру через сеть американских вооруженных сил США и через приложение Тома Хартмана в App Store. Радиошоу также одновременно транслируется по телевидению в режиме реального времени почти в 60 миллионов домов в США и Канаде с помощью сети Free Speech TV Network в Dish Network, DirectTV и системах кабельного телевидения по всей стране.

Как предприниматель он основал несколько успешных предприятий, которые работают до сих пор, жил и работал со своей женой Луизой и их тремя (теперь уже взрослыми) детьми на нескольких континентах.

Он родился и вырос в Мичигане и сохраняет тесные связи со Средним Западом, хотя они с Луизой жили в Нью-Гэмпшире, Вермонте, Джорджии, Германии, Вашингтоне и Орегоне.

Ежегодник общества / Архивы журналов

Предыстория : Журнал истории Верховного суда — это междисциплинарный журнал, финансируемый Историческим обществом Верховного суда, в котором публикуются статьи по истории Верховного суда, написанные профессорами права, историками, политологами, кураторами, юристами, судьями, библиотекарями и историки-любители. Когда оно было выпущено в 1976 году как ежегодное издание, оно называлось Ежегодник Исторического общества Верховного суда 1976 года .Он изменил свое название на Журнал истории Верховного суда в 1990 году и стал выходить два раза в год в 1996 году. Журнал стал трехместным изданием в 1999 году, а в следующем году Wiley стал его издателем.


Подписка : Чтобы подписаться на Журнал истории Верховного суда (ISSN 1059-4329), пожалуйста, станьте членом Исторического общества Верховного суда. Для институциональных подписчиков: [email protected]

Отдельные выпуски журнала доступны в Интернете по адресу Онлайн-библиотека Wiley .Посетите онлайн-библиотеку Wiley , чтобы найти статьи и зарегистрироваться для получения уведомлений по электронной почте с содержанием.

Реферирование и индексация : Журнал индексируется или реферируется в следующих разделах: ABC-Clio; Академический поиск Премьер; Америка: история и жизнь; Кембриджские научные рефераты Всемирные рефераты по политическим наукам; Ловкое слово; EBSCO Academic Search Premier; Юридическая коллекция EBSCO; Исторические рефераты; Указатель юридических периодических изданий и книг; Пользовательский InfoTrac; InfoTrac OneFile; Ингента; Рефераты по международным политическим наукам; ДЖСТОР; ЛегальныйТрак; Интернет-центр компьютерной библиотеки ArticleFirst; Интернет-центр компьютерной библиотеки Указатель юридических периодических изданий и книг; и социологические рефераты.


Редактор

Тимоти С. Хюбнер

Главный редактор

Клэр Кушман, Директор отдела публикаций Исторического общества Верховного суда

Редактор-консультант

Марк Килленбек

Редакция

Тимоти С. Хюбнер, Председатель

Росс Э. Дэвис

Лаура Ф. Эдвардс

Крейг Джойс

Пол Кенс

Хелен Дж.Ноулз

Л. А. Пау-младший

Майкл А. Росс, Заместитель редактора

Брэд Снайдер

Дональд Гриер Стефенсон-младший

Мелвин И. Урофски, Почетный редактор



РУКОВОДСТВО ДЛЯ АВТОРОВ


Представления

Журнал истории Верховного суда выходит три раза в год: в марте, июле и ноябре. Он принимает рукописи на постоянной основе в течение года.Представленные материалы рассматриваются членами редакционной коллегии, и авторы обычно уведомляются в течение шести недель о том, принята ли статья к публикации. Авторы не ограничены в одновременном представлении материалов в другие журналы. Журнал будет рассматривать статьи на любую тему, касающуюся истории Верховного суда и его членов, хотя статьи чисто доктринального или статистического характера, как правило, не приветствуются.


Рукописи

Особых требований к объему нет, хотя предпочтительнее статьи объемом примерно 30 страниц с двойным интервалом. Журнал использует концевые сноски вместо сносок и не рекомендует использовать прозу в концевых сносках. Приемлемы различные стили примечаний, если в статье есть единообразие. Таблица стилей может быть предоставлена ​​по запросу. Поскольку каждая статья содержит от пяти до десяти иллюстраций, мы рекомендуем авторам представить список желаемых иллюстраций и, если возможно, фотокопии любых иллюстраций, которые им конкретно нужны. Исследованием иллюстраций и разрешениями занимается персонал Journal .

Пожалуйста, отправляйте статьи по адресу:

Клэр Кушман , Главный редактор

Указатель томов 1-44 доступен здесь. (PDF)

Достопримечательности Верховного суда | Суды США

Школьный округ Вефиля № 43 против Фрейзера (1987)
Удержание:
Учащиеся не имеют права произносить непристойные речи в школе в соответствии с Первой поправкой.

Мэтью Н. Фрейзер, ученик средней школы Вефиля, был отстранен от занятий на три дня за то, что произнес непристойную и провокационную речь перед учащимися.В этой речи он выдвинул кандидатуру своего одноклассника на выборную школьную должность. Верховный суд постановил, что его право на свободу слова не было нарушено.

*Этот случай касается студентов.


Совет по образованию Независимого школьного округа № 92 округа Поттаватоми против Эрлса (2002 г.)
Удержание:
Выборочные тесты на наркотики учащихся, участвующих во внеклассных мероприятиях, не нарушают Четвертую поправку.

В деле Школьный округ Верония против.Acton (1995) Верховный суд постановил, что выборочные тесты на наркотики у студентов-спортсменов не нарушают запрет Четвертой поправки на необоснованные обыски и конфискации. Затем некоторые школы начали требовать проверки на наркотики всех учащихся во внеклассных мероприятиях. Верховный суд в Эрлсе поддержал эту практику.

*Этот случай касается студентов.


Браун против Совета по образованию (1954 г.)
Удержание:
Отдельные школы не равны.

В Plessy v.Ferguson  (1896 г.) Верховный суд санкционировал сегрегацию, поддерживая доктрину «отдельные, но равные». Национальная ассоциация содействия развитию цветного населения не согласилась с этим постановлением, оспаривая конституционность сегрегации в школьной системе Топики, штат Канзас. В 1954 году суд отменил свое решение о Плесси, заявив, что «отдельные школы по своей сути неравны».

Узнайте больше об этом деле.

Уважайте важных фигур, участвующих в связанных делах Brown v.Совет по образованию  и Мендес против Вестминстера  с использованием театральной презентации для читателей.


Купер против Аарона (1958 г. )
Решение:
 Штаты не могут аннулировать решения федеральных судов.

Несколько правительственных чиновников в южных штатах, в том числе губернатор и законодательный орган Алабамы, отказались следовать решению Верховного суда Браун против Совета по образованию . Они утверждали, что штаты могут аннулировать решения федеральных судов, если они считают, что федеральные суды нарушают Конституцию.Суд единогласно отклонил этот аргумент и постановил, что только федеральные суды могут решать, когда нарушается Конституция.


Энгель против Витале (1962 г.)
Холдинг : Молитва, инициированная школой в системе государственных школ, нарушает Первую поправку.

В школьной системе Нью-Йорка каждый день начинался с внеконфессиональной молитвы о признании зависимости от Бога. Это действие было обжаловано в суде как неконституционное государственное учреждение религии в нарушение Первой поправки.Верховный суд согласился, заявив, что правительство не может спонсировать такую ​​религиозную деятельность.

*Этот случай касается студентов.


Гидеон против Уэйнрайта (1963 г.)

Гидеона обвинили в совершении уголовного преступления. Будучи неимущим, он ходатайствовал перед судьей о предоставлении ему бесплатного адвоката. Судья отклонил его просьбу. Верховный суд вынес решение в пользу Гидеона, заявив, что Шестая поправка требует, чтобы неимущим обвиняемым по уголовным делам бесплатно предоставлялся адвокат.

Узнайте больше об этом случае.


Госс против Лопеса (1975 г.)
Удержание:
Студенты имеют право на определенные процессуальные права.

Девять учеников государственной школы штата Огайо были отстранены от занятий на 10 дней за деструктивное поведение без должной правовой защиты. Верховный суд вынес решение в пользу студентов, заявив, что, как только государство обеспечивает образование для всех своих граждан, оно не может лишить их его без обеспечения надлежащей правовой защиты.

*Этот случай касается студентов.


Grutter v. Bollinger (2003)
Холдинг: 
Колледжи и университеты имеют законный интерес в поощрении разнообразия.

Барбара Грюттер утверждала, что ее права на равную защиту были нарушены, когда попытка юридического факультета Мичиганского университета привлечь разнообразный студенческий состав привела к отклонению ее заявления о приеме. Верховный суд не согласился и постановил, что высшие учебные заведения имеют законный интерес в поощрении разнообразия.

*Этот случай касается студентов.


Hazelwood v. Kuhlmeier (1988)
Холдинг: 
Администраторы могут редактировать содержание школьных газет.

Директор средней школы Хейзелвуд-Ист отредактировал две статьи в школьной газете «Спектр», которые он счел неуместными. Студенты-авторы утверждали, что это нарушило их право на свободу слова, закрепленное в Первой поправке. Верховный суд не согласился, заявив, что администраторы могут редактировать материалы, отражающие школьные ценности.

*Этот случай касается студентов.

Узнайте больше об этом деле.


Mapp v. Ohio (1961)
Удержание:
 Незаконно полученные материалы не могут быть использованы в уголовном процессе.

При обыске дома Доллри Мапп сотрудники полиции обнаружили материалы непристойного содержания и арестовали ее. Поскольку сотрудники милиции так и не предъявили ордера на обыск, она утверждала, что материалы должны быть засекречены как результаты незаконного обыска и выемки.Верховный суд согласился и применил к штатам правило исключения из дела Уикс против Соединенных Штатов (1914 г.).

Узнайте больше об этом случае.


Марбери против Мэдисона (1803)
Холдинг:
Установил доктрину судебного надзора.

В Законе о судебной власти 1789 года Конгресс предоставил Верховному суду право издавать определенные судебные приказы. Конституция не наделяла суд такими полномочиями. Поскольку Конституция является высшим законом страны, суд постановил, что любой противоречащий ей закон Конгресса не имеет силы. Способность федеральных судов объявлять законодательные и исполнительные действия неконституционными известна как судебный надзор.

Расскажите учащимся о значении дела Марбери против Мэдисона , в котором устанавливается концепция судебного пересмотра.


McCulloch v. Maryland (1819)
Приказ:
 Конституция наделяет федеральное правительство определенными подразумеваемыми полномочиями.

Мэриленд ввел налог на Банк Соединенных Штатов и поставил под сомнение способность федерального правительства выдавать уставы без явных конституционных санкций.Верховный суд постановил, что налог противоречил конституции федеральному верховенству, и постановил, что Конституция наделяет федеральное правительство определенными подразумеваемыми полномочиями.


Миранда против Аризоны (1966 г.)
Удержание:
 До допроса полиция должна информировать подозреваемых об их правах.

После многочасовых допросов в полиции Эрнесто Миранда признался в изнасиловании и похищении людей. На суде он пытался скрыть свое признание, заявив, что ему не сообщили о его праве на адвоката и право хранить молчание.Верховный суд согласился, постановив, что полиция должна информировать подозреваемых об их правах до допроса.

Узнайте больше об этом случае.


Нью-Джерси против Т.Л.О. (1985)
Холдинг : У учащихся меньше требований к уединению в школе.

Учитель обвинил T.L.O. курения в ванной комнате. Когда она отрицала обвинения, директор обыскал ее сумочку и нашел сигареты и принадлежности для марихуаны. Суд по семейным делам признал Т.Л.О. правонарушитель. Верховный суд постановил, что ее права не были нарушены, поскольку учащиеся стали менее требовательны к уединению в школе.

*Этот случай касается студентов.

Узнайте больше об этом деле.


New York Times против Салливана (1964)
Холдинг : Чтобы доказать клевету, должностное лицо должно показать, что сказанное против него было сделано с реальным злым умыслом.

На New York Times подал в суд комиссар полиции Монтгомери, штат Алабама, Л.Б. Салливан за публикацию рекламы, содержащей ложные утверждения. Верховный суд единогласно вынес решение в пользу газеты, заявив, что право на публикацию всех заявлений защищено Первой поправкой.

Узнайте больше об этом случае.


Ропер против Симмонса (2005 г.)
Холдинг
: Казнь лиц за преступления, совершенные ими до 18 лет, является жестоким и необычным наказанием.

Мэтью Симмонс был приговорен к смертной казни за убийство женщины, когда ему было 17 лет.В деле Томпсон против Оклахомы 1988 года Верховный суд постановил, что казнь лиц за преступления, совершенные в возрасте 15 лет и младше, представляет собой жестокое и необычное наказание в нарушение Восьмой поправки. Ропер утверждал, что «развивающиеся стандарты приличия» предотвращают казнь человека за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет. Большинство членов Верховного суда согласились с Ропером и постановили, что казнь его за его преступление будет нарушением Восьмой поправки.

*Этот случай касается студентов.


Независимый школьный округ Санта-Фе против Доу (2000 г.)
Решение:
Учащимся не разрешается использовать школьную систему громкоговорителей для вознесения молитвы по инициативе и по инициативе учащихся.

Перед футбольными играми члены студенческого сообщества средней школы Техаса выбрали одного из своих одноклассников для обращения к игрокам и зрителям. Эти обращения звучали через школьные громкоговорители и обычно сопровождались молитвой. Участие в этих мероприятиях было добровольным.Трое учеников подали в суд на школу, утверждая, что молитвы нарушают пункт об учреждении Первой поправки. Большинство судей отклонило аргумент школы о том, что, поскольку молитва была инициирована учениками и проводилась учениками, а не официально спонсировалась школой, она не нарушала Первую поправку. Суд постановил, что это действие представляло собой спонсируемую школой молитву, поскольку громкоговорители, которые ученики использовали для своих призывов, принадлежали школе.

*Этот случай касается студентов.


Терри против Огайо (1968 г.)
Удержание:
Остановка и обыск не нарушают Конституцию при определенных обстоятельствах.

Наблюдая, как Терри и другие подозрительно ведут себя перед магазином, полицейский пришел к выводу, что они могут его ограбить. Офицер остановился и обыскал мужчин. У Терри было найдено оружие, и он был осужден за ношение скрытого оружия. Верховный суд постановил, что этот обыск был обоснованным.


Техас против.Johnson (1989)
Holding:
 Даже оскорбительные высказывания, такие как сжигание флага, защищены Первой поправкой.

В знак протеста против политики администрации Рейгана Грегори Ли Джонсон сжег американский флаг возле мэрии Далласа. Он был арестован за этот поступок, но утверждал, что это была символическая речь. Верховный суд согласился, постановив, что символическая речь защищена конституцией, даже если она оскорбительна.

Узнайте больше об этом деле.


Тинкер против.Де-Мойн (1969)
Холдинг : Учащиеся не оставляют свои права у дверей школы.

В знак протеста против войны во Вьетнаме Мэри Бет Тинкер и ее брат ходили в школу с черными нарукавными повязками. Опасаясь сбоев, администрация запретила носить такие повязки. Тинкеров исключили из школы, когда они не выполнили требования, но Верховный суд постановил, что их действия защищены Первой поправкой.

*Этот случай касается студентов.

Узнайте больше об этом случае. Расскажите учащимся о значении дела Тинкер против Де-Мойна, в котором рассматриваются права учащегося в соответствии с Первой поправкой.


США против Никсона (1974 г.)
Удержание:
Президент не выше закона.

Специальный прокурор по делу Уотергейта вызвал в суд аудиозаписи разговоров в Овальном кабинете. Президент Никсон отказался передать записи, заявив о привилегиях исполнительной власти. Верховный суд постановил, что право подсудимых на потенциально оправдательные доказательства перевешивает право президента на исполнительную власть, если не будет поставлена ​​под угрозу национальная безопасность.


Zelma v. Simmons-Harris (2002)
Удержание:
 Некоторые программы школьных ваучеров являются конституционными.

Программа стипендий для пилотов штата Огайо позволила некоторым семьям штата Огайо получать помощь от штата на обучение. Это помогло бы компенсировать стоимость обучения в частных, в том числе приходских (религиозных) школах. Верховный суд отклонил возражения против программы, связанные с Первой поправкой, и заявил, что такая помощь не нарушает пункт об учреждении.

*Этот случай касается студентов.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.