Индийский ресторан жизнь пи: цены, меню, адрес, фото, отзывы — Официальный сайт Restoclub

Содержание

индийская кухня, забронировать — рецензии, отзывы, фото, телефон и адрес

Спустя более чем полтора года после громкого и яркого открытия, после ажиотажа в прессе, забитых залов, безумства с бронированием столов, громких разговоров о грядущей моде на индийскую кухню, ресторан, который являлся частью исчезнувшего «Ресторанного Синдиката», продолжает жить своей тихой жизнью, только жизнь эта совсем уже не та, что раньше.


Редкий солнечный будний вечер. Перед стеклянным входом тихо и пусто. У винтовой лестницы грустят две девушки и один молодой человек. При виде меня, посетителя, на их лицах вначале проскальзывает недоумение, а потом неподдельная радость — «вот он, гость!». С этой радостью в глазах меня провожают на второй этаж, где в огромном пространстве, заполненном столами и броскими декорациями, царят «нирванные» спокойствие и тишина. Из нескольких десятков столов заняты три, и меня подсаживают к ним, наверное, чтобы было не так скучно.

При дневном свете зал смотрится иначе, светло, потрепанно и совсем не по-индийски. По залу бродят два официанта, бродят медленно, скучающе, даже безучастно.

Меню пытается рассказывать об Индии. Многие позиции звучат незнакомо, но помогают достаточно содержательные описания. В принципе заказ сформировать не сложно, но помощь персонала не помешала бы, а ее нет, молодым людям явно советовать лениво, это видно по их взглядам и по манере общения. В 18:00 они уже устали и хотят домой.

Еда в «Жизнь Пи» уже совсем не индийская. Если полтора года назад она была хоть и адаптированная, но насыщенная специями и намеками на Индию, то сейчас она монотонная и намеренно упрощенная.

ВЗЯТО НА ПРОБУ ПО МЕНЮ

Лепешка «Плейн наан»

хлеб

150 ₽

Суп с курицей «Мург Кумб»

суп

350 ₽

Чили Чикен

горячее

580 ₽

Сыр в томатном соусе «Сахи Панир»

горячее

470 ₽

Креветки «Джинга карри»

горячее

950 ₽

Вода Maniva с/г 0. 75

напиток

450 ₽

Пиво Lucky Buddha 0.33

напиток

380 ₽

Рис «Мург Брияни» с цыпленком

гарнир

490 ₽

Подробнее о наценке на воду Лепешка «Плейн наан» — тонкая, свежая, но совершенно пресная и совсем без сливочной маслянистости. На традиционный наан она не походила и больше напоминала лаваш. Суп с курицей «Мург Кумб» даже внешне с Индией никак не увязывался и отсылал куда-то в Среднюю Азию. Неплохо, но не Индия, а Чайхана. Цыпленок в соусе чили, он же «Чили Чикен» имел скорее около-китайский вкус нежели индийский, без особых пряностей, слегка островатый, немного завядший и тягучий. Никакого взрыва специй, никаких сложных переплетений.
Сыр в томатном соусе «Сахи Панир» — вкусный, мягкий, с сытным, густым соусом, но снова об Индии он рассказывал метафорами. Рис «Мург Брияни» с цыпленком прибыл теплый снаружи и холодный внутри, с комками, с пресной курицей. Даже креветки «Джинга карри», судя по вкусу, о карри читали лишь в детских книжках по географии. Соус густой, зеленоватый, но кроме банальной однотонной остроты в нем ничего не улавливалось. Креветки же были жесткие, хвостатые и свежестью не отличались.

Как я уже упомянул, сервис в «Жизнь Пи» немного ленивый, чуточку отстраненный, слегка уставший, но вежливый.

Итог таков:

В заведении царит уныние. Такое ощущение, будто у всего персонала, от управляющих до поваров, иссякло желание двигаться вперед. Они все стоят на месте, хотя нет, они, как и герой фильма «Жизнь Пи», сидят на плоту и плывут по течению, а рядом рычит тигр московской суровой реальности ресторанных закрытий.

«Жизнь Пи» – настоящий индийский ресторан в центре Москвы

Без статуи Ганеши, конечно же, не обошлось. Не обошлось и без картинок из Камасутры в туалете. Но на этом набор штампов, без которого не обходится ни один ресторатор, принимающийся за индийское заведение, заканчивается. Вновь отчетливо Индия проступает лишь в антураже открытой кухни – сверкающие медные кастрюли и тарелки, которые вспоминает каждый, кто бывал на полуострове, несколько покрытых изразцами тандуров и смуглые и усатые головы поваров.

Обнадеженный национальным составом работников кухни, я заказываю десяток закусок, лепешки наан, полурагу-полусуп из чечевицы и чай масала. Последний в общем и целом неплох, но, конечно, до сокровенного «как там» не дотягивает. Зато никаких нареканий не вызывает палак-панир, сыр со шпинатом – который на сто процентов повторяет лучшие его аналоги, съеденные мной в Индии. Его брат, шахи-панир, сыр в томатном соусе, тоже неплох. Рабоче-крестьянскую закуску алу-гоби, кашеобразную смесь цветной капусты и картошки, здесь превращают в аккуратное вегетарианское жаркое. Дал, чечевичная похлебка, благоухает и приятно острит, лепешки – опять-таки, как в Индии – обильно смазаны маслом. Момо – североиндийские жареные пельмени – тоже весьма достойны. Особенно те, что с бараниной. И обязательно, обязательно закажите овощные самосы – хрустящее масляное тесто, клейкий ком овощной начинки внутри, ощетинившийся маленькими палочками зиры. Заказывать, разумеется, все надо большой компанией, на всех.

Из основных блюд безупречной мне показалась мург-тикка – кусочки маринованной в йогуртовом соусе курицы, приготовленной в тандуре. А вот кебаб из баранины оказался как-то вяловат. И совсем не удались повару десерты. Вместо нутовых помадок с кусочками пищевого золота, вымоченных в розовом сиропе молочных шариков гулаб-джамун и мармелада из плодов кешью здесь какие-то малопонятные попытки примирить индийские вкусы с европейскими подачами. Так что под конец трапезы лучше выпейте ласси – он, в отличие от сладостей, великолепен.

Ресторан «Жизнь Пи»

8 (499)

678 3181, Facebook

Москва, Б. Саввинский пер., 12/6

Фото: пресс-материалы

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Хороший вкус с Екатериной Пугачевой: все многообразие индийской кухни в ресторане «Жизнь Пи»

Многообразие индийской кухни — с мясом и морепродуктами в тандыре, вегетарианскими блюдами и необычными десертами — представлено в ресторане «Жизнь Пи», открывшемся не так давно в Большом Саввинском переулке.

Фото: Jan Coomans

Аутентичное меню,

деликатно адаптированное к европейскому вкусу,
изучала Екатерина Пугачева.

Место

Благодаря стараниям дизайнера Влада Андреева и фотографа Сергея Мальцева новый ресторан Кирилла Гусева и братьев Цыгановых как будто сделан для съемок современной версии «Индианы Джонса». Созданная светом, цветом и музыкальным фоном атмосфера погружает в некий загадочный затерянный мир, который позволяет на время забыть о мире реальном. Таинственности атмосфере добавляют детали, придуманные специально для ресторана: подсвеченные колонны с замысловатым орнаментом; фотоколлажи Сергея Мальцева, передающие впечатление автора от такой яркой и разной Индии; разноцветный «планктон» мерцающий под огромными стеклянными куполами; канделябры и сундуки в колониальном стиле; невероятно красивый хрусталь в баре и аутентичная посуда, струящаяся форма официантов.

Команда

Для того чтобы открытие ресторана «Жизнь Пи» состоялось, его бренд-шеф Павел Петухов скрупулезно на практике изучал аутентичные рестораны и блюда в самой Индии и их адаптированную лондонскую версию. Практическое исполнение того, что отобрал или создал Павел, было возложено на Раджандара Сингха, который, благодаря многолетней работе в сети отелей Taj, понимает, как адаптировать родную кухню к европейскому вкусу. Помимо Раджандара на кухне трудятся еще несколько индийских поваров.

Концепция

Очутившись в Индии, вы понимаете, что кухня каждого региона и каждой религиозной или этнической группы отличается ингредиентами и техникой исполнения. Например, кухня Гоа, где так любят морепродукты, мясо и кокосовое молоко и в которой заметно влияние португальских колонизаторов, будет сильно отличаться от кухни горного Ассама, где добавляют меньше специй, зато щедро используют местные ароматные травы, сушеные и ферментированные продукты. Даже, казалось бы, соседние Тамил и Керала, несмотря на обилие вегетарианских блюд и специй, скорее не родные братья, а кузены.

Естественно, что в каждом регионе Индии есть свои хиты, которые стали частью большого бренда «индийская кухня». Именно пан-индийскую кухню (с довольно большой долей вегетарианских блюд), а не кухню отдельного региона, и было решено представить в ресторане «Жизнь Пи». Длительные дегустации перед открытием ресторана выявили фаворитов, которые вошли в первоначальное меню. Благодаря отзывам первых гостей было также решено снизить градус остроты, зато теперь его можно отрегулировать по собственному желанию в диапазоне адаптированный — средний — аутентичный: официант должен спросить о ваших предпочтениях.

Пока вкусовую палитру в «Жизнь Пи» расширяют с осторожностью сапера, однако, надеюсь, скоро меню ресторана станет смелее и острее во всех смыслах.



Ингредиенты

В ресторане «Жизнь Пи» не готовят из мяса, которое исключено из рациона большинства этнических и религиозных групп Индии, — свинины и говядины. Его с лихвой заменяют баранина, куриное мясо, рыба, морепродукты и овощи. Правда, для общего колорита мне немного не хватило экзотических овощей и фруктов.

Меню

В «Жизнь Пи» лучше приходить компанией. Во-первых, концепция меню такова, что практически все блюда подходят для того, чтобы ими делились, во-вторых, атмосфера и размер столов больше располагают к встрече друзей, чем к романтическому ужину.

Дегустировать блюда можно в любой последовательности — здесь все со всем (кроме десертов, конечно) сочетается. Например, кусочек традиционной лепешки можно макнуть как в любой соус, так и в суп или карри. Палак панир (обжаренный с имбирем, чесноком и кинзой домашний сыр с соусом из шпината) или сабджи корма (обжаренные в ореховом соусе овощи) отлично дополняются блюдами тандури.

«Палак панир»

О тандырах, которые используют в ресторане, следует сказать отдельно. Готовить в них могут только индийские повара. Они на интуитивном уровне понимают, при какой температуре и как долго будет готовиться блюдо. Сыр, мясо, рыбу или морепродукты сначала маринуют, потом нанизывают на длинную шпажку и погружают в тандыр, разогретый до 340-350 градусов. Маринад (к каждому блюду свой) делает мясо восхитительно нежным, а высокая температура позволяет приготовить его таким образом, чтобы образовалась ароматная корочка и сохранилась сочность. Мне особенно пришлось по вкусу филе цыпленка, маринованное в соусе из сметаны, индийских специй, горчичного масла, чили, зиры, карри, сметаны и сока лайма (в меню — мург тикка). Умеренно индийский вкус усиливается благодаря обязательному йогуртовому соусу со свежими огурцами, кинзой и зирой.

Блюда карри получились более пряными (особенно если попросить приготовить их поострее) и насыщенными. К ним стоит заказать пирожки момо (с овощам, цыпленком или ягненком — кому что больше нравится) и лепешку с сыром и чесноком, чтобы собрать остатки соуса карри.

Два, на мой взгляд, удачных изобретения ресторана — это салаты и десерты. Первые в принципе не распространены в Индии, однако здесь их смогли сделать вполне аутентичными благодаря соусам и специям. Десерты, созданные Виктором Аперковым, и на вид, и на вкус выглядят совершенно индийскими и, что важно, лишены излишней сладости. Понравилась и разгула (шарики домашнего творога в кисловатом соусе из маракуйи), и джалеби (традиционный хворост со сметано-медовым соусом с добавлением гарам масала), и гаджар халва (халва из моркови и кешью, запеченная с нежной меренгой), но больше всего — ореховая помадка из фисташек, миндаля, сухого и сгущенного молока (в меню — бурфи: ассорти кокосовой, кунжутной и ореховой помадок).

Отмечу еще пряные фирменные коктейли, которые прекрасно перекликаются с меню.

«Бурфи»

«Джалеби»

«Гаджар халва»

Insider’s Tip

Чтобы определиться, что вам больше нравится в индийской кухне в интерпретации ресторана «Жизнь Пи», закажите тали — ассорти знаковых блюд — и тандури плато: мясное ассорти блюд, приготовленных в тандыре.

Детали от Posta-Magazine
Б. Саввинский пер., 12, стр. 6 (вход с Саввинской наб.)
Тел.: +7 (499) 678 31 81
Еще недавно ресторан работал со среды по воскресенье. Сейчас «Жизнь Пи» открыт 7 дней в неделю.

 

 

 

«Жизнь Пи» – настоящий индийский ресторан в центре Москвы

Большой новый проект «Ресторанного синдиката».

Без статуи Ганеши, конечно же, не обошлось. Не обошлось и без картинок из Камасутры в туалете. Но на этом набор штампов, без которого не обходится ни один ресторатор, принимающийся за индийское заведение, заканчивается. Вновь отчетливо Индия проступает лишь в антураже открытой кухни – сверкающие медные кастрюли и тарелки, которые вспоминает каждый, кто бывал на полуострове, несколько покрытых изразцами тандуров и смуглые и усатые головы поваров.

Обнадеженный национальным составом работников кухни, я заказываю десяток закусок, лепешки наан, полурагу-полусуп из чечевицы и чай масала. Последний в общем и целом неплох, но, конечно, до сокровенного «как там» не дотягивает. Зато никаких нареканий не вызывает палак-панир, сыр со шпинатом – который на сто процентов повторяет лучшие его аналоги, съеденные мной в Индии. Его брат, шахи-панир, сыр в томатном соусе, тоже неплох. Рабоче-крестьянскую закуску алу-гоби, кашеобразную смесь цветной капусты и картошки, здесь превращают в аккуратное вегетарианское жаркое. Дал, чечевичная похлебка, благоухает и приятно острит, лепешки – опять-таки, как в Индии – обильно смазаны маслом. Момо – североиндийские жареные пельмени – тоже весьма достойны. Особенно те, что с бараниной. И обязательно, обязательно закажите овощные самосы – хрустящее масляное тесто, клейкий ком овощной начинки внутри, ощетинившийся маленькими палочками зиры. Заказывать, разумеется, все надо большой компанией, на всех. Из основных блюд безупречной мне показалась мург-тикка – кусочки маринованной в йогуртовом соусе курицы, приготовленной в тандуре. А вот кебаб из баранины оказался как-то вяловат. И совсем не удались повару десерты. Вместо нутовых помадок с кусочками пищевого золота, вымоченных в розовом сиропе молочных шариков гулаб-джамун и мармелада из плодов кешью здесь какие-то малопонятные попытки примирить индийские вкусы с европейскими подачами. Так что под конец трапезы лучше выпейте ласси – он, в отличие от сладостей, великолепен.

Ресторан «Жизнь Пи»  
8 (499) 678 3181, Facebook  
Москва, Б. Саввинский пер., 12/6  


Тхали – «Еда»

«Тхали» дословно переводится с хинди как «поднос», что исчерпывающе говорит о его внешнем виде. Это большое металлическое блюдо, на котором подаются несколько мисок с разными закусками. В древности тхали подавали на банановых листах, да и сейчас в некоторых регионах Индии эта традиция еще сохраняется. Тхали едят чаще всего на обед, который начинается в полдень. А еще подают на свадьбах — только меняется количество составляющих: домашнее повседневное тхали — это 3–5 блюд, а праздничное может расширяться до 25. В Индии его обычно едят руками, высыпая на середину подноса рис и обливая его разными добавками. Блюдо это очень сытное, и у индийцев даже есть по этому поводу поговорка: «М ужчины едят тхали, чтобы быть сильными, а женщины — чтобы быть толстыми и красивыми».

Тхали популярно по всей Индии. Оно обязательно включает в себя рис и несколько видов традиционных лепешек (самые распространенные — это чапати и нан, которые пекутся в специальной печи — тандыре), а вот состав закусок в зависимости от региона очень отличается. На юге Индии, например, больше овощных закусок, на севере — мясных (чаще всего из баранины), а на западе используют все многообразие рыбы и морепродуктов. Но чаще всего тхали, конечно, делают вегетарианским. Ведь большинство индийцев — лактовегетарианцы: они не едят мясо и рыбу, но употребляют молочные продукты. И есть несколько закусок, которые встречаются в тхали практически везде. В «Жизни Пи» мы используем три самые популярные вегетарианские: дал, палак-панир и ведж-корма.

Дал — отличный суп-пюре из разваренных бобов. Сытный, острый, всегда очень пряный. Вариаций дала множество: зеленый делают из зеленого маша, мунг-дал — из чечевицы с имбирем, дал-махани — из красной фасоли и черного маша (мы в ресторане именно этот дал используем). Готовится дал довольно просто, хотя и долго: бобовые требуют предварительного замачивания (около 8 часов) или же длительной варки. Этот суп вы найдете в любом индийском кафе или ресторане, его едят всегда и везде — и в будни и в праздники.

Теперь про палак-панир. Панир — это название домашнего индийского сыра. Он нежирный, пресный по вкусу и пористый по текстуре, благодаря чему хорошо впитывает в себя разные вкусы и ароматы, поэтому обычно его подают в густых соусах — томатном, сливочно-томатном с орехами или — в случае палак-панира — в соусе из шпината («палак» переводится с хинди как «шпинат»). Палак-панир — совсем не острая, очень вкусная и, главное, простая закуска. Шпинат нужно пробить в блендере, а затем обжарить на сливочном масле (если у вас есть гхи, топленое масло, — еще лучше) со всеми необходимыми специями. Панир можно заменить тофу или адыгейским сыром: нарезать на кубики и смешать с соусом. Палак-панир часто подают как отдельное блюдо, которое едят с помощью лепешек, но и как гарнир он хорош: например, к курице тандури.

В нашем тхали есть также ведж-корма — это смесь овощей в сливочном соусе с кешью. Овощи могут быть самые разные — в зависимости от сезона и от того, что найдется под рукой у индийской хозяйки. Мы делаем ведж-корму из брокколи, цветной капусты, фасоли, шампиньонов и зеленого горошка. Все это тушится на медленном огне в сливках с орехами, специями и соусом чоп-масала. Соус этот можно купить готовым, а можно приготовить самим: помидоры, репчатый лук, имбирь и чеснок мелко нарежьте и обжарьте на сковороде.

К более-менее традиционному составу тхали мы также добавили две мясные закуски: мург-макхани и кейма-матар из северных регионов Индии. Мург-макхани — это нежное куриное мясо в сливочно-томатном соусе с кешью; в нем минимум остроты, хотя используется целый букет специй и пряностей. Кейма-матар готовится из бараньего фарша с горохом («матар» это как раз «горох»), имбирем и зеленью — все это в густом томатном соусе. А еще мы добавили в состав тхали салат из зеленых листьев и авокадо. Это уже совсем нетрадиционная для Индии вещь, но и мы не совсем аутентичный индийский ресторан. А этот салат разбавляет остро-пряные сочетания остальных закусок.

доставка еды и бронирование столиков в ресторанах Санкт-Петербурга

Пред­ставь­те, рес­то­ран — те­атр, по­ва­ра — ак­те­ры, а кух­ня — глав­ная сце­на. Хо­ти­те уви­деть гас­тро­но­ми­чес­кий спек­такль сво­ими гла­за­ми? Чи­тай­те на­шу под­бор­ку рес­то­ра­нов с от­кры­той кух­ней и за­ни­май­те мес­та в пер­вых ря­дах!

«Фа­рен­гейт» — сов­ре­мен­ный и по-хо­ро­ше­му дер­зкий про­ект Ан­дрея Дел­ло­са на Твер­ском буль­ва­ре. Яр­кая кух­ня и сме­лые эк­спе­ри­мен­ты здесь ста­но­вят­ся по­нят­ны­ми и дос­туп­ны­ми каж­до­му.

В «Фа­рен­гей­те» ца­рит «муж­ская» ат­мос­фе­ра — не­ош­ту­ка­ту­рен­ный кир­пич, до­ща­тые сте­ны, пот­рес­кав­ши­еся вин­таж­ные пос­те­ры, за­вод­ские лам­пы. Все, ко­неч­но, про­ду­ма­но до ме­ло­чей.

По­ка вы ужи­на­ете в «Фа­рен­гей­те» ваш взгляд не­из­беж­но прив­ле­чет от­кры­тая кух­ня, твор­чес­кое прос­транс­тво шеф-по­ва­ра Ан­дрея Кра­со­ва. По­ка он соз­да­ет ше­дев­ры, вы смо­же­те зап­рос­то по­де­лить­ся с ним впе­ча­тел­не­и­ями.

Ме­ню — на­ход­ка для тех, кто лю­бит не­обыч­ные со­че­та­ния. Пал­тус с ри­зот­то по­да­ют с кре­мом из зе­ле­но­го го­рош­ка, цит­ру­со­вым мас­лом и парм­ской вет­чи­ной; ути­ную нож­ку «Кон­фи» — с пер­ло­вой кру­пой, тимь­яном, со­усом из чер­нос­ли­ва и то­ма­рин­да, ин­дий­ско­го фи­ни­ка; ло­пат­ку яг­нен­ка — с кус-ку­сом, мят­ным пес­то и со­усом из се­зон­ных слив.

В суб­бо­ту и вос­кре­сенье в «Фа­рен­гей­те» про­хо­дят бран­чи. Тра­ди­ци­он­ные аме­ри­кан­ские поз­дние зав­тра­ки. По­да­ют яй­ца бе­не­дикт с коп­че­ным ло­со­сем, ка­пер­са­ми и зе­ле­ной саль­сой, сви­ные реб­ра BBQ с яб­лоч­ным кре­мом, сыр­ни­ки со сме­та­ной и ма­ли­но­вым со­усом и, ко­неч­но, кок­тей­ли.

«Ши­нок» — гос­теп­ри­им­ный рес­то­ран ук­ра­ин­ской кух­ни в Мос­кве. Это юж­ный ко­ло­рит, до­маш­няя ат­мос­фе­ра и ис­клю­чи­тель­но на­ту­раль­ные про­дук­ты.

Ви­зит­ной кар­точ­кой за­ве­де­ния стал ин­терь­ер в сти­ле эко-лофт: де­ре­вян­ная ме­бель, у­ют­ные ди­ва­ны со сла­вян­ски­ми узо­ра­ми, кир­пич­ные сте­ны. Глав­ная изю­мин­ка рес­то­ра­на — уго­лок жи­вой при­ро­ды в зас­тек­лен­ном ат­ри­уме: здесь оби­та­ют пав­ли­ны, фа­за­ны и кро­ли­ки.

Ме­ню соз­да­но в луч­ших юж­ных тра­ди­ци­ях. Де­ру­ны из кар­то­фе­ля со сме­та­ной, за­пе­чен­ная нож­ка мо­лоч­но­го по­ро­сен­ка с ту­ше­ной ка­пус­той и чер­нос­ли­вом, ук­ра­ин­ский борщ с пам­пуш­ка­ми, кро­лик по-до­маш­не­му с кар­то­фель­ным пю­ре в хрус­тя­щей бу­лоч­ке — го­то­вят на от­кры­той кух­не.

Смак ук­ра­ин­ской кух­ни — са­ло и со­ленья. «Ши­нок» пред­ла­га­ет том­ле­ное в ме­ду са­ло с тра­ва­ми, про­тер­тое са­ло и да­же са­ло в шо­ко­ла­де; мо­че­ный ар­буз с яб­ло­ка­ми, пе­рец в ме­де, ма­ри­но­ван­ную сли­ву.

Ре­ко­мен­ду­ем соб­рать­ся всей семь­ей, рес­то­ран сла­вит­ся се­мей­ны­ми зас­толь­ями и обе­да­ми. По вы­ход­ным с деть­ми за­ни­ма­ет­ся ня­ня. Ес­ли вы ре­ши­ли про­вес­ти вре­мя с близ­ки­ми, об­ра­ти­те вни­ма­ние на при­ят­ные се­мей­ные ак­ции и пред­ло­же­ния — а мы заб­ро­ни­ру­ем для вас сто­лик.

Флаг­ман­ский рес­то­ран Ар­ка­дия Но­ви­ко­ва на Твер­ском буль­ва­ре — мос­ков­ская адап­та­ция од­но­имен­но­го за­ве­де­ния в Лон­до­не. Как и ев­ро­пей­ский соб­рат, «Novikov Restaurant & Bar в Мос­кве» — это ла­ко­нич­ный шик и сто­лич­ная рос­кошь.

Кон­трас­тный ин­терь­ер, тем­ные сте­ны, яр­кий чер­но-крас­ный узор ме­бе­ли, не­обыч­ные люс­тры, вит­раж­ные ок­на и жи­вые зе­ле­ные рас­те­ния, от­кры­тая круг­лая кух­ня, ко­то­рую ук­ра­ша­ют мо­реп­ро­дук­ты на ль­ду и све­жие ово­щи и фрук­ты — все как в Ан­глии.

Кух­ня по­хо­жа на бар­ную стой­ку, по пе­ри­мет­ру кру­га — мес­та для гос­тей. Ме­ню — па­на­зи­ат­ское и ев­ро­пей­ское. Со­ве­ту­ем хрус­тя­щие цук­ки­ни со сре­ди­зем­но­мор­ским со­усом Ай­оли, ос­трые жа­ре­ные эда­ма­мэ — ва­ре­ные в струч­ках нез­ре­лые со­евые бо­бы, кар­пач­чо из тун­ца с трю­фе­лем фуа-гра.

От­дель­но­го вни­ма­ния зас­лу­жи­ва­ет вы­бор мо­реп­ро­дук­тов. Смот­ри­те, как их го­то­вят для вас на от­кры­той кух­не — до­ра­до в тай­ском сти­ле, лоб­стер ва­са­би, си­бас на гри­ле с са­ла­том чер­ри, груп­пер на па­ру. Сто­лик сто­ит за­ка­зать за­ра­нее, по­то­му что ве­че­ром «Novikov Restaurant & Bar в Мос­кве» со­би­ра­ет пол­ный зал.

Рес­то­ран с мод­ным наз­ва­ни­ем «Selfie» в Но­вин­ском пас­са­же рас­кры­ва­ет ку­ли­нар­ные тай­ны. Рос­кош­ная от­кры­тая кух­ня и ре­гу­ляр­ные встре­чи с из­вес­тны­ми шеф-по­ва­ра­ми — обыч­ное де­ло в  «Selfie».

Ин­терь­ер — клас­си­чес­кий. Бе­же­во-кре­мо­вая гам­ма, свет­лое де­ре­во, у­ют­ная ме­бель и кар­ти­ны на сте­нах.

Ру­ко­во­дит кух­ней Ана­то­лий Ка­за­ков, один из са­мых зна­ко­вых пред­ста­ви­те­лей сов­ре­мен­ной мос­ков­ской кух­ни. Мы выб­ра­ли для вас са­мые вкус­ные и не­обыч­ные ком­би­на­ции от мас­те­ра: ути­ный паш­тет с чер­ным трю­фе­лем и ва­рень­ем из по­ми­до­ров, кам­чат­ский краб с пше­ном и мо­ло­дым ща­ве­лем, щи с бе­лы­ми гри­ба­ми и чер­кес­ской гру­шей, пал­тус с нь­ок­ка­ми из тык­вы и пар­ме­за­но­вым мо­лоч­ком.

На де­серт: мо­ро­же­ное из жи­мо­лос­ти с мус­сом из овечь­его мо­ло­ка и ла­ван­до­вой во­дой, бри­ошь с клуб­ни­кой и мо­ро­же­ным из ва­ре­но­го сгу­щен­но­го мо­ло­ка и че­ре­му­хо­вый ме­до­вик.

В «Selfie» соб­лю­да­ют се­зон­ность. Вес­на — это вре­мя для бе­ло­мор­ской ко­рюш­ки. Обя­за­тель­но поп­ро­буй­те фор­шмак из ко­рюш­ки с ик­рой си­га и ан­то­нов­ским яб­ло­ком, уху из ко­рюш­ки с лу­ком се­вок и ма­ри­но­ван­ную ко­рюш­ку со стра­ча­тел­лой и пе­че­ным пер­цем.

«Madame Wong» — про­ект Дмит­рия Зо­то­ва. Мас­тер рес­то­ран­но­го де­ла здесь и вла­де­лец рес­то­ра­на, и шеф по­вар.

За­ве­де­ние за­ду­мы­ва­лось как рес­то­ран япон­ской кух­ни, но в ито­ге по­лу­чи­лась аль­тер­на­тив­ная гон­конг­ская кух­ня в ав­тор­ском проч­те­нии.

Ди­зайн на­по­ми­на­ет сов­ре­мен­ные гон­конг­ские рес­то­ра­ны: тем­но, стиль­но, се­рые сте­ны, ге­омет­рич­ные люс­тры, бам­бу­ко­вые пе­ре­го­род­ки и ни­че­го лиш­не­го.

Са­мая ожив­лен­ная зо­на рес­то­ра­на — ог­ром­ная от­кры­тая кух­ня с гри­ля­ми и вок-стан­ци­ями. Здесь мож­но наб­лю­дать, как рож­да­ют­ся ав­тор­ские блю­да.

Ес­ли вы на­чи­на­ете зна­комс­тво с Ази­ей, поп­ро­буй­те пал­тус, гла­зи­ро­ван­ный в ми­со, хрус­тя­щие кре­вет­ки с мин­даль­ным май­оне­зом, стейк из до­маш­не­го то­фу в со­усе кар­ри с ово­ща­ми и кешью и лап­шу по-син­га­пур­ски с мо­реп­ро­дук­та­ми.

Кок­тей­ль­ную кар­ту в «Madame Wong» оп­ре­де­ля­ют Ека­те­ри­на Ба­бич и Ири­на Го­лу­бе­ва. Ра­ду­ет боль­шой вы­бор са­ке: клас­си­чес­кое, фрук­то­вое, ав­тор­ское и да­же иг­рис­тое, апе­ри­ти­вов, креп­ких на­пит­ков и ли­ке­ров.

«Жизнь Пи» — ин­дий­ский рес­то­ран Ки­рил­ла Гу­се­ва и брать­ев Цы­га­но­вых в Боль­шом Сав­вин­ском пе­ре­ул­ке. Ин­дий­ские тра­ди­ции бе­реж­но сох­ра­не­ны да­же в одеж­де офи­ци­ан­тов и по­да­че блюд.

Ин­терь­ер рес­то­ра­на, как и са­ма ин­дий­ская куль­ту­ра, яр­кий и брос­кий. По­зо­ло­та, ста­туя Га­не­ши, стек­лян­ные, мер­ца­ющие в тем­но­те, ко­лон­ны, раз­ноц­вет­ные со­су­ды на пол­ках с не­оно­вой фи­оле­то­вой под­свет­кой.

На от­кры­той кух­не с тан­ды­ром, гли­ня­ной ин­дий­ской печью, го­то­вят по­ва­ры из Ин­дии под ру­ко­водс­твом ше­фа — Рад­жан­да­ра Син­гхи.

Ин­дий­ская кух­ня все же адап­ти­ро­ва­на под мос­ков­ские пред­поч­те­ния — ме­нее ос­трая. Со­ве­ту­ем «Саб­джи тан­ду­ри» — ово­щи, за­пе­чен­ные в тан­ды­ре с кур­ку­мой, им­би­рем и ку­ми­ном, «Мат­тон тик­ка» — мя­коть яг­нен­ка, ма­ри­но­ван­ную в й­огур­те, «Саб­джи» с ово­ща­ми — ин­дий­ское овощ­ное ра­гу.

Кок­тей­ль­ная кар­та сос­тав­ле­на с уче­том ин­дий­ских тра­ди­ций — а зна­чит, в кок­тей­ли до­бав­ля­ют пря­нос­ти, мас­ла и спе­ции. Со­ве­ту­ем «Sorbe tandoori» на ос­но­ве ро­ма, ли­мон­но­го сор­бе­та, пер­си­ка, ли­мо­на, кам­па­ри и спе­ции тан­ду­ри и «Spicy colors» — микс джи­на, ма­ли­ны, ме­да, кар­да­мо­на, ли­мо­на и им­бир­но­го ли­мо­на­да.

8 новых ресторанов ноября

Бургерная, индийский ресторан, два грузинских и китайский, вареничная , кафе и утиная гастроферма, — все то, что открылось в последние несколько недель и куда стоит сходить на разведку в эти выходные.   

Жизнь Пи

В Большом Саввинском переулке открылся ресторан индийской кухни «Жизнь Пи», новый проект Кирилла Гусева и братьев Артема и Максима Цыгановых.

За кухню отвечает команда прибывших из Индии поваров, которую возглавляет шеф Раджандар Сингх – этнический индус, долгое время работавший в сети отелей Taj Group в Дели. Бренд-шефом проекта стал Павел Петухов, знакомый всем по проектам Nabi и BeefВar. За барную карту отвечает Алексей Мочнов (BarProfi). 

В меню есть, пожалуй, все основные позиции индийской кухни: традиционные лепешки, масала, блюда, приготовленные в тандуре. Большая часть блюд вегетарианская. 

  • Большой Саввинский пер., 12, стр. 6, тел.: +7 (499) 678 3181

Китайская грамота. Бар и еда

Один из самых успешных проектов Александра Раппопорта выбрался за МКАД. В Барвихе открылся ресторан «Китайская грамота. Бар и еда».
В основе меню кантонская кухня — самая распространенная китайская кухня за пределами Китая. Ее особенность — минимальная тепловая обработка продуктов и ограниченное использование соусов.

Меню «Китайской грамоты» в Барвихе ничем не отличается от московских ресторанов сети: моллюск абалон с черным трюфелем, томленые акульи плавники, жаркое из черепахи, трепанг, утиные язычки, древесные грибы и т.д.

  • Одинцовский район, деревня Барвиха, д 114 строение 2, тел.: 8 495 545 07 17

Табуле

Недалеко от м. «Цветной бульвар» и театра кукол им. Образцова открылось кафе теплой кухни «Табуле». Под «теплой кухней» владельцы заведения подразумевают сытную грузинскую кухню, которая должна согреть не только тело, но и душу. 

Шеф Коба Букия пишет стихи в свободное время. В Грузии издано уже семь сборников его стихотворений, и готовится еще один, но уже в России.
Его фирменное блюдо – салат «табуле». В ресторане он подается в трех видах: классический, с сыром и курицей.

  • Садовая-Самотечная, д. 13, строение 1, тел.: +7 495 684 45 42

TRUE burgers 

Совсем недавно появилась возможность приглашать гостей в небольшой бургер-бар на Большой Доргомиловской 12А от TRUE burgers.

Проект TRUE burgers начинался с небольшого окошка на Бауманской. Теперь у проекта появилось небольшое помещение на Дорогомиловской, рядом с закрывшейся «Маленькой Японией».  Барная стойка, где наливают крафтовое пиво, и пять скромных столиков. Все, что нужно, чтобы быстро перекусить. 

Бургеры, кстати, здесь готовятся из-под ножа, а в меню появились салаты и закуски. 

  • Б. Дорогомиловская, 12А, тел.: +7 (965) 105 44 99

Грузин

На Большой Садовой открылся негрузинский ресторан с грузинской кухней, где по-европейски просто.

Ресторан занимает два этажа, каждый из которых работает в своем формате. Первый — терминал, где можно быстро перекусить, выпить кофе и заказать еду с собой. Второй — непосредственно ресторан.

Кухню проекта возглавляет грузинка Нонна Липартия, за плечами которой 27 лет работы поваром. Меню на 85 % представлено блюдами грузинской кухни: лобио, сациви, хинкали, хачапури на мангале и т.д. Остальные 15 % делят между с собой кухни государств-соседей.

Владелец проекта, Феликс Берман, решил глубоко не погружаться в этнику и оставил в интерьере лишь тонкие намеки на «национальность». Основной акцент здесь создан самой архитектурой здания — панорамные окна, высокие потолки, большое количество света и пространства. Дизайн лишь подчеркивает эти особенности.

  • Большая Садовая, 6/2, тел.: 8 (968) 386-44-4

Утки и вафли

Гастроферма «Утки и вафли» на Большой Никитской на месте Osteria Montiroli – это несколько нестандартный проект. Уток тут не разводят, ими только угощают. Есть танцпол и полноценный бар, которым руководит Андрей Долотказин. Заведение открыли Дмитрий Шуршаков, Евгения Нечитайленко и Марек Маркович (ранее известные по ресторану «Мюсли»). 

В основе меню птица и вафли, а еще много субпродуктов. Вафли здесь выступают как самостоятельные блюда. Их можно встретить в разделе закусок, горячих и гарниров. 

  • Большая Никитская, 60 стр. 2, тел.: 8 (495) 799-55-90

«Вареничная №1» 

Еще одна «Вареничная №1» открылось в начале Никольской улицы, в двух шагах от Красной площади и ГУМа.

Новое кафе расположилось на двух этажах и рассчитано на 140 посадочных мест. Интерьер, как и во всех кафе сети, выполнен в стиле советской квартиры – с баяном, самоварами, кассетным магнитофоном и пластинками отечественной эстрады на стенах. 

В первый месяц работы кафе действует оригинальная акция: каждого, кто приносит раритеты эпохи СССР для украшения интерьера, угощают порцией вареников.

  • Никольская, 11-13 стр.2, тел: +7 (962) 988 41 63

«Руккола» 

Третья «Руккола» открылась в Климентовском переулке. Новое кафе расположилось на втором этаже двухэтажного здания и состоит из двух залов: основного на 96 мест, где можно наблюдать, как готовят вашу пиццу, и просторного балкона, который вполне можно назвать зимним садом. Застекленные стены и потолки в нем задрапированы легкой воздушной тканью шоколадного цвета, а сам зал удобно зонирован живыми растениями в ящиках и салатовыми диванами, создающими летнее настроение.

  • Климентовский переулок, дом 10, строение 2, тел: +7 (915) 007 07 86

 

 

Life of Pi Food Quotes

Отражение

Жизнь Пи рассказывается в отражениях , что означает, что это история, рассказанная через воспоминания и память. Писцин рассказывает свою историю журналисту, и благодаря этому мы можем услышать о его нынешней жизни в Канаде и о том, как сложное путешествие по океану повлияло на него в наши дни. Пи рассказывает о том, как впервые попробовал еду из дома после того, как был в Канаде. Он говорит:

«В первый раз, когда я пошел в индийский ресторан в Канаде, я использовал свои пальцы…. Мои пальцы, которые секунду назад были вкусовыми рецепторами, смаковавшими еду немного впереди моего рта, стали грязными под его взглядом ».

Его любовь к Индии, людям и еде очевидна на протяжении всей книги. Он может любить Канаду и ту жизнь, которую он там создал, но он все еще скучает по достопримечательностям и ароматам дома. Он говорит:

«Я скучаю по жаре Индии, по еде, по домашним ящерицам на стенах, по мюзиклам на киноэкране, по коровам, бродящим по улицам, по карканью ворон, даже по разговорам о матчах по крикету, но я люблю Канада.’

Lost At Sea

Когда Пи выбросили с корабля, ему повезло, что у него есть спасательная шлюпка, в которой достаточно еды и воды на несколько месяцев. Однако, поскольку он так долго находится в море и делит запасы еды с очень большим тигром, он очень быстро становится очень голодным. Он начинает представлять себе еду:

«Я дотянулся до восхитительных сплющенных шариков пропаренного риса и чуть не коснулся их в своем воображении. Он погрузил пальцы в их дымящуюся горячую плоть … Он образовал шар, пропитанный соусом… Это поднесло ко рту … Я жевала … О, это было невероятно больно!

Интересно, что даже еда в шкафчике спасательной шлюпки становится для Пи такой же вкусной, как индийская еда для него. Он говорит об этом так же подробно, как описывает виды и вкусы еды, на которой он вырос. Он заявляет:

«Это печенье было потрясающе вкусным. Они были пикантными и нежными на вкус, ни слишком сладкими, ни слишком солеными. Они разбились под зубами с восхитительным хрустом.Смешанные со слюной, они сделали гранулированную пасту, которая зачаровывала язык и рот ».

В Риме

Хотя Пи — вегетарианец, ему приходится иметь дело с текущими проблемами, пока он находится в спасательной шлюпке в глуши и мало надеется на спасение. Он изо всех сил пытается убить свою первую рыбу и не любит, когда его заставляют есть живые существа, но он также понимает, что если он этого не сделает, то умрет в мгновение ока. Таким образом, он становится мастером ловли и поедания черепах, что было для него основной частью пропитания в его путешествии.Он говорит:

«Было страшно, насколько полный живот способствует хорошему настроению. Один будет следовать другой мере за мерой: столько еды и воды, столько хорошего настроения. Это было ужасно непостоянное существование. Я был во власти черепашьего мяса для улыбок ».

Ричард Паркер

Несмотря на то, что Ричард Паркер имеет право принять решение съесть Пи в любое время, ему и молодому человеку удается создать отношения, основанные на взаимном уважении, во время их совместной жизни.Это, очевидно, сохраняет Пи в живых, но дружеские отношения также сохраняют его в здравом уме. Однако, когда у Пи заканчиваются запасы, у него появляются галлюцинации. Он считает, что Ричард Паркер на самом деле разговаривает с ним, и, конечно же, они говорят о еде. Пи фантазирует о вегетарианских застольях, а тигр рассказывает о них плотоядно. Пи говорит с Ричардом Паркером о том, съест ли он морковь, и тигр отвечает: «Я слышал тебя. Если честно, если бы у меня был выбор, я бы не стал. У меня нет особого желания к такой еде.Я нахожу это довольно неприятным ».

Резюме урока

Жизнь Пи рассказывается в размышлениях , то есть это история, рассказанная через воспоминания и память. Эти воспоминания, сделанные Пи во время интервью с канадским журналистом, изобилуют подробностями о еде. Поскольку Пи находится на корабле со своей семьей, когда он тонет, оставив его, и только тигру по имени Ричард Паркер осталось вынести 227 дней, застряв в спасательной шлюпке, пытаясь выжить за счет небольшого количества доступной еды и воды.Пи, сторонник индуизма (преобладающая религия в Индии и Южной Азии), вегетарианец , что означает, что он не будет есть мясо, но считает, что он должен принять решение есть мясо в море, чтобы выжить. Он увлекается ловлей и поеданием черепах, что становится одним из его основных ресурсов в море. Тем не менее, размышления Пи также включают различные ароматы еды в Индии, что усиливает его любовь к дому и семье, которую он потерял, что он обсуждает с Ричардом Паркером во время галлюцинации, вызванной голодом.

Жизнь Pi + Dhal Soup

Я редко перечитываю книги, в первую очередь потому, что есть так много новых, которые я хочу прочитать. Мой список TBR никогда не перестает расти — и с тех пор, как я начал вести блог, он стал только хуже. Однако в последнее время я подумал, что хотел бы перечитать больше моих любимых. Или, более конкретно, книги, которые мне так понравились, что я купил копию (с намерением прочитать их еще раз или дать другим прочитать). В любом случае, когда в конкурсе «Книжное испытание Эрин» была включена категория «книги, которые происходят в транспортном средстве», первая книга, которая пришла на ум, была «Жизнь Пи » Янна Мартеля «».Задача допускает только одно перечитывание, и это был тот, который у меня был — и я помню, как понравился, поэтому я решил попробовать еще раз.

На протяжении большей части истории, а точнее на 227 дней, Пи выживает в спасательной шлюпке с попутчиком Ричардом Паркером, который оказался бенгальским тигром. Пи и его семья путешествовали из Индии в Канаду на грузовом корабле, полном животных зоопарка, когда он потерпел кораблекрушение, посадив Пи на мель с необычным товарищем по лодке. Хотя предпосылка обещает приключения, потребовалось немного времени, чтобы вникнуть в него — рассказчик описывает, как он наткнулся на Пи и узнал его историю.Пи также проходит небольшое духовное исследование перед своим запланированным путешествием, которое замедляет ход событий, даже обеспечивая немного юмора.

И все же я ушел, восхищенный прекрасным и удивительным рассказом Мартеля. Думаю, это описывается как фантастический роман, но я вошел в него, думая, что это рассказ о магическом реализме. (Может быть, это все еще обсуждается — те, кто ее читал, что вы думаете?) В любом случае, я так рад, что решил снова взять эту книгу в руки.

Нельзя было ожидать, что в романе о человеке, выжившем на спасательной шлюпке, можно найти много еды, и вы были правы.Пища, питавшая Пи, в основном поступала из океана и поэтому была сырой. Однако, как можно догадаться, когда вы голодаете, ваш разум начинает сосредотачиваться на еде. Пи часто снилась еда, которую он любит есть — кокосовое чатни, оотхаппам и масала досай. В какой-то момент он начал придумывать еду абсурдных размеров:

Ганг супа дал. Горячие чапати размером с Раджастан. Миски с рисом размером с Уттар-Прадеш. Самбарз наводняет весь Тамил Наду. Мороженое завалили до Гималаев.

Я решил попробовать свои силы в супе дал, одной из немногих вещей, на которые я посмотрел, но которая не была настолько устрашающей, что меня напугала. Дхал — это индийский термин, обозначающий чечевицу, горох или фасоль, и является обычным ингредиентом индийской кухни. Я нашел рецепт от Genius Kitchen.

Сначала в большой кастрюле я нагрел немного оливкового масла и обжарил нарезанный кубиками лук и толченый чеснок. К этому я добавил свои специи — куркуму, гарам масала, тмин и порошок чили. Смесь превратила мой лук в прекрасный желтовато-красный оттенок.

Я размешал в большой банке нарезанных кубиками помидоров, лимонного сока, овощного бульона и кокосового молока и довел суп до кипения. Когда он закипел, я добавил одну чашку разрезанной красной чечевицы и уменьшил ее до кипения. Я даю готовиться минут 20, пока чечевица не станет мягкой.

Я подавал его вместе с нагретым чесночным нааном (мне больше всего нравится замороженный наан от Trader Joe’s, который я всегда стараюсь держать под рукой).

Оно было действительно ароматным и даже лучше, когда мы его ели в следующий раз, потому что ароматы могли смешаться друг с другом.Я рад, что Пи познакомил меня с этим рецептом. 000

Суп Дхал

Ингредиенты

  • 2 столовые ложки оливкового масла
  • 2 измельченных зубчика чеснока
  • 1 луковица
  • 1 чайная ложка куркумы
  • 1 чайная ложка гарам масала
  • ¼ чайная ложка порошка чили
  • 1 чайная ложка молотого тмина
  • 28 унций консервированных помидоров петит
  • 1 стакан красной чечевицы
  • 1 столовая ложка лимонного сока
  • 2½ стакана овощного бульона
  • 1 банка кокосового молока 13. 66 унций
  • 1 чайная ложка соли
  • ½ чайной ложки свежемолотого перца

Инструкции

  • В большой кастрюле разогреть оливковое масло и добавить чеснок и лук. Обжарить, помешивая 2-3 минуты. Добавьте куркуму, гарам масала, порошок чили и тмин.

  • Добавьте помидоры, лимонный сок, овощной бульон, кокосовое молоко и доведите до кипения.

  • Добавьте чечевицу. Уменьшите огонь до минимума и тушите без крышки 20-30 минут или пока чечевица не станет мягкой.

  • Подавать теплым, с хлебом наан. По желанию можно украсить дольками лимона и кинзой.

Этот пост содержит партнерские ссылки. Полное раскрытие здесь .

Связанные

Жизнь Пи, часть 1 (Торонто и Пондичерри), главы 1

Роман открывается неизвестным рассказчиком, который пытается написать хорошую историю для своей следующей книги. Он слышит о человеке, у которого есть интересная история жизни, и решает взять у него интервью. Остальная часть романа представляет собой повествование этой истории.

Глава 1 начинается с Писцины Пателя, который рассказывает о своих исследованиях в Торонто и причинах выбора ленивцев в качестве темы своей диссертации по зоологии. Он говорит, что ленивцы спокойны, тихи и задумчивы, и дает краткую информацию об их образе жизни, делая вывод, что их поведение, сопровождаемое творческой жизнью, недоступной для науки, напоминает ему о Боге.

Затем он вспоминает о еще неизвестном событии и упоминает, как сильно он скучает по Ричарду Паркеру.Хотя до сих пор нет подсказки, кто такой Ричард Паркер, позже в романе вы узнаете, что на самом деле это не человек, а бенгальский тигр, получивший человеческое имя из-за ошибки в оформлении документов. Он говорит, что люди в больнице в Мексике были очень добры к нему, а также интересовались его случаем и хотели сфотографироваться с ним. Затем он прыгает вперед, к следующему воспоминанию о своем первом ужине в индийском ресторане в Канаде, когда официант, увидев, как он ест пальцами, спросил его: «Ты только что сошел с лодки?» который ударил Писцина так сильно, что его руки начали дрожать. Становится очевидным, что он попал в какую-то морскую аварию, но до сих пор нет никаких намеков на то, что произошло на самом деле.

Глава 2 представляет собой навязчивое описание рассказчиком маленького человека, живущего в Скарборо, с темным лицом, который носит зимнюю куртку мягкой осенью.

Глава 3 возвращается к Писцину. Он говорит, что его назвали в честь бассейна, хотя его родители ненавидели воду. Их друг, Фрэнсис Адирубасами, которого Писчин назвал Мамаджи, чтобы выразить любовь и уважение, был великим пловцом и чемпионом Южной Индии.Он был тем, кто научил Писцина плавать и вдохновил родителей Писцина дать ему это имя.

В молодости Франциск уехал учиться во Францию. Поскольку все его рассказы касались плавания, он поделился историей о бассейнах во Франции, которые были грязными, за исключением одного бассейна, Piscines Molitor, как внутреннего, так и открытого бассейнов с чистой водой, деревянных домиков, бара и пляжа с настоящим песком. . Описание настолько поразило отца Писцина, что он решил назвать своего ребенка в честь этого прекрасного бассейна.

Затем Писчин переходит в 1954 год, представляя зоопарк, который содержал его отец, описывая всех животных и атмосферу зоопарка. Чтобы передать, как тяжело было управлять зоопарком, он сравнивает его с отелем, где гости грубят и жалуются, никогда не выходят из него, где для каждого гостя, который никогда не оставляет чаевых, готовят еду. Однако для него зоопарк был раем на земле для его красивых животных, которые милостиво жили своей жизнью, несмотря на истории о том, что зоопарк считается тюрьмой с несчастными животными, лишенными свободы.Писин считает это смешным, и у него есть хорошее объяснение. Животные территориальны, и, получив территорию, они считают ее своим домом. В зоопарке их территория — это свободное от врагов пространство, на которое никто не вторгнется, поэтому они могут расслабиться. В дикой природе животные вынуждены постоянно сражаться за свою территорию и пищу, что никогда не заканчивается битвой. В подтверждение этого утверждения Писцин упоминает несколько случаев, когда животные сбегали из зоопарка только для того, чтобы вернуться в свои клетки, где они чувствуют себя в безопасности.

Глава 5 снова переходит к имени Писцины.Он объясняет, с какими неприятностями он столкнулся в школе из-за того, как пишется его имя. Дети дразнили его, придумывая шутки, в которых использовалось слово «писает», поскольку произношение его имени было болезненно похоже на это слово. Чтобы предотвратить это, как только он был принят в среднюю школу, он решил представить себя таким образом, чтобы избежать ассоциации с мочеиспусканием, написав свое имя на доске «Пи Патель», добавив π = 3,14. Как раз когда он подумал, что проделал отличную работу, представившись таким образом, его старший брат Рави, который учился в той же школе, подошел к Пи и спросил его о его новом прозвище «Лимонный пирог».

Глава 6, еще одно навязчивое повествование о кулинарных навыках человека, который, очевидно, живет западным образом жизни, хотя он из Индии.

Глава 7 восходит к повествованию Писцина. Он рассказывает о мистере Сатиш Кумаре, его учителе биологии, который его вдохновил. Чтобы изучать зоологию. Г-н Сатиш Кумар был постоянным гостем в их зоопарке, но Пи слишком боялся своего авторитета, чтобы подойти к нему. Однако однажды он сделал это и узнал, что на самом деле он атеист, нашедший религию » тьма »по сравнению с наукой, где все ясно.Пи был озадачен этим, надеясь, что г-н Кумар перестанет говорить такие вещи, прежде чем он начнет сомневаться в своей вере. Это воспоминание приводит его к другому предмету повествования — Человеку. Он считает людей самыми опасными животными в зоопарке. У животных есть свои обычаи, но они не хотят никому вреда специально, а люди не так уж и редко приходят причинить животным вред без всякой причины. Он упоминает много случаев отравления и ранения животных просто для развлечения, когда некоторые животные умирали. Чтобы привлечь внимание к человеческой порочности, отец Писцина разместил знаки, указывающие на место, где его посетители могли увидеть самое опасное животное в зоопарке.Любопытные люди следовали указателям только для того, чтобы найти зеркало за занавеской.

Однако Пи считает, что его отец знал об одном животном, даже более опасном, чем люди. Это был Ричард Паркер, бенгальский тигр. Чтобы доказать это, он настоял на том, чтобы его дети смотрели, как тигр ловит живую козу и убивает ее, чтобы они никогда не забыли об этом. Это очень расстроило мать Пи, Пи и Рейва, но, очевидно, цель достигнута.

Глава 9 рассказывает о расстоянии, которое животные переносят.Пи говорит, что ключ к содержанию зоопарка состоит в том, чтобы заставить животное терпеть присутствие человека, поэтому важно уменьшить расстояние полета животного, упомянув, что у его отца не было никакой техники для этого, кроме как угадывать, что было на уме у животного. данный момент.

Отрывок из «Жизни Пи»

Глава первая

Мои страдания оставили меня грустным и мрачным.

Академическая учеба и постоянная, внимательная религиозная практика постепенно приводили меня к вернуться к жизни.Я остался верным индуистом, христианином и мусульманином. Я решил остаться в Торонто. После года обучения в средней школе я поступил в Университет г. Торонто и получил двойную степень бакалавра. Мои специальности были религиозными этюды и зоология. Моя диссертация на четвертом курсе по религиоведению касалась некоторые аспекты космогонической теории Исаака Лурии, великого Каббалист шестнадцатого века из Цфата. Моя диссертация по зоологии была функциональной. анализ щитовидной железы трехпалого ленивца. Я выбрал ленивца, потому что его манера поведения — спокойная, тихая и задумчивая — кое-что успокоила мою разбитую себя.

Есть двупалые ленивцы и есть трехпалые ленивцы, причем определяется передними лапами животных, так как у всех ленивцев по три когтя на их задние лапы. Однажды летом мне повезло изучать трехпалый ленивец in situ в экваториальных джунглях Бразилии. Это очень интригующий существо. Его единственная настоящая привычка — праздность. Спит или отдыхает в среднем двадцать часов в день. Наша команда проверила привычки сна пяти диких трехпалых ленивцев. возложить им на голову ранним вечером после того, как они заснули, ярко-красная пластиковая посуда, наполненная водой.Мы нашли их все еще на месте поздно На следующее утро вода из посуды кишит насекомыми. Ленивец в он наиболее загружен на закате, если использовать слово «занят» в самом непринужденном смысле. Это движется вдоль сучья дерева в своем характерном перевернутом положении при скорость примерно 400 метров в час. По земле он ползет к следующему дерево со скоростью 250 метров в час, при наличии мотивации, что в 440 раз медленнее, чем мотивированный гепард. Немотивированный, он покрывает четыре-пять метров в час.

Трехпалый ленивец плохо осведомлен о внешнем мире. По шкале от 2 до 10, где 2 означает необычную тупость, а 10 — крайнюю остроту зрения, Биби (1926) оценил вкус, осязание, зрение и слух ленивца на 2 балла, и его обоняние — оценка 3. Если вы наткнетесь на спящего трехпалого ленивец в дикой природе, двух или трех толчков должно хватить, чтобы разбудить его; тогда это будет сонно смотрите во все стороны, кроме себя. Почему это следует искать, это неуверенный, потому что ленивец видит все в тумане, похожем на Магу.Что касается слуха, ленивец не столько глух, сколько не интересуется звуком. Биби сообщил, что стрельба из ружья рядом со спящими или кормящимися ленивцами вызвала незначительную реакцию. И не следует переоценивать чуть лучшее обоняние ленивца. Они есть говорят, что он может обнюхивать и избегать гниющих веток, но Баллок (1968) сообщил что ленивцы падают на землю, «часто» цепляясь за сгнившие ветки.

Как он выживает, спросите вы.

Именно из-за того, что он такой медленный. Сонливость и леность уберегут его от вреда. Кстати, вдали от внимания ягуаров, оцелотов, орлов-гарпий и анаконд.А Волосы ленивца укрывают водоросли, коричневые в сухой сезон и зеленые в сезон дождей, поэтому животное сливается с окружающим мхом и листвы и выглядит как гнездо белых муравьев или белок, или ни на что не похожее все, кроме части дерева.

Трехпалый ленивец ведет мирную вегетарианскую жизнь в полной гармонии. со своим окружением. «Добродушная улыбка навсегда на его губах», — сообщил Тирлер (1966). Я видел эту улыбку собственными глазами. Я не один проецировать человеческие черты и эмоции на животных, но во многих случаях месяц в Бразилии, глядя на отдыхающих ленивцев, я чувствовал, что нахожусь в присутствии перевернутые йоги в медитации или отшельники в молитвах, мудрые существа чьи интенсивные образные жизни были вне досягаемости моих научных исследований.

Иногда я путала свои специальности. Ряд моих коллег-религиоведов запутанные студенты-агностики, не знавшие, какой путь наверху, в плену Причина, это дурацкое золото для ярких напомнило мне трехпалого ленивца; а также трехпалый ленивец, такой прекрасный образец чуда жизни, напоминал я от Бога.

У меня никогда не было проблем с моими коллегами-учеными. Ученые дружелюбны, атеистические, трудолюбивые, пьющие пиво, чьи умы заняты сексом, шахматы и бейсбол, когда они не озабочены наукой.

Я был очень хорошим учеником, если можно так сказать. Я был на вершине школы Св. Michael’s College четыре года подряд. Я получил всевозможные студенческие награды от кафедра зоологии. Если бы я не получил ничего от Департамента религии Учеба, это просто потому, что на этом факультете нет студенческих наград. (Награда за изучение религии не в руках смертных, мы все это знаем). я получил бы Академическую медаль генерал-губернатора, Университет г. Высшая награда бакалавриата Торонто, среди которой немало выдающихся Канадцы были реципиентами, если бы не розовый мальчик, поедающий говядину, с шея, как ствол дерева, и темперамент невыносимого бодрости.

Я все еще немного сообразителен. Когда вы много страдали в жизни каждая дополнительная боль и невыносима, и пустяна. Моя жизнь похожа на картина memento mori из европейского искусства: у меня всегда есть ухмыляющийся череп сторона, чтобы напомнить мне о глупости человеческих амбиций. Я издеваюсь над этим черепом. я смотрю на это, и я говорю: «Вы ошиблись. Возможно, вы не верите в жизнь, но я не верю в смерть. Двигайся! »Череп хихикает и приближается, но это меня не удивляет.Причина, по которой смерть так тесно связана с жизнью, не биологическая необходимость — это зависть. Жизнь так прекрасна, что в нее пала смерть. любовь с этим, ревнивая, собственническая любовь, которая хватается за все, что может. Но жизнь легко перепрыгивает через забвение, теряя лишь кое-что, не имеющее значения, и мрак — лишь мимолетная тень облака. Розовый мальчик также получил одобрение от Стипендиальный комитет Родса. Я люблю его и надеюсь, что его время в Оксфорде было богатый опыт. Если Лакшми, богиня богатства, однажды щедро одобрит меня, Оксфорд занимает пятое место в списке городов, которые я хотел бы посетить, прежде чем уйду. после Мекки, Варанаси, Иерусалима и Парижа.

Мне нечего сказать о своей трудовой жизни, только то, что галстук — это петля, и даже если он перевернут, он все равно повествует человека, если он не будет осторожен.

Я люблю Канаду. Я скучаю по жаре Индии, по еде, по домашним ящерицам на стены, мюзиклы на киноэкране, коровы, бродящие по улицам, каркают вороны, даже говорят о матчах по крикету, но я люблю Канаду. Это отличный страна слишком холодная для здравого смысла, населенная сострадательными, умными люди с плохой прической.В любом случае, мне не к чему идти домой в Пондичерри.

Ричард Паркер остался со мной. Я никогда не забывал его. Осмелюсь сказать, что я скучаю по нему? Я делаю. Я скучаю по нему. Я до сих пор вижу его во сне. Это кошмары в основном, но кошмары с оттенком любви. Такова странность человеческого сердце. Я до сих пор не могу понять, как он мог так бесцеремонно бросить меня, без всяких прощаний, ни разу не оглядываясь назад. Эта боль похожа на топор, который рубит мое сердце.

Врачи и медсестры в больнице в Мексике были невероятно добры ко мне.И пациенты тоже. Жертвы рака или автомобильной аварии, как только они услышали мои рассказывая историю, они прихрамывали и повернулись, чтобы увидеть меня, они и их семьи, хотя никто из них не говорил по-английски, а я не говорил по-испански. Они мне улыбались, трясли рука, похлопала меня по голове, оставила подарки еды и одежды на моей кровати. Они доводил меня до неконтролируемых приступов смеха и плача.

За пару дней я мог встать, даже сделать два-три шага, несмотря на тошнота, головокружение и общая слабость.Анализы крови показали, что у меня анемия, и что у меня очень высокий уровень натрия и низкий уровень калия. Мое тело сохранилось жидкости и мои ноги сильно опухли. Я выглядел так, будто меня привили с парой слоновьих ног. Моя моча была темно-желтого цвета, коричневый. Примерно через неделю я мог нормально ходить и носить туфли, если я не зашнуровал их. Моя кожа зажила, хотя на моих шрамах остались шрамы. плечи и спина.

Когда я в первый раз включил кран, его шумный, расточительный, чрезмерный поток был такой шок, что я потерял сознание, и мои ноги рухнули подо мной, и я потерял сознание на руках медсестры.

В первый раз, когда я пошел в индийский ресторан в Канаде, я использовал свои пальцы. Официант критически посмотрел на меня и сказал: «Вы только что сошли с лодки?» я бланшированный. Мои пальцы, которые секунду назад были вкусовыми рецепторами, смакуя еда немного впереди моего рта, стала грязной под его взглядом. Они замерзли как преступники пойманы с поличным. Я не осмелился их лизать. Я виновато вытер их моя салфетка. Он понятия не имел, насколько глубоко меня ранили эти слова. Они были похожи гвозди вбиваются в мою плоть.Я взял вилку и нож. Я едва когда-либо пользовались такими инструментами. Мои руки дрожали. Мой самбар потерял вкус.

 

Взято из Жизнь Пи Янн Мартель Авторские права © 2001 Янн Мартель
Выдержка с разрешения. Все права защищены. Нет часть этого отрывка может быть воспроизведена или перепечатана без разрешения в письмо от издателя.


НАЗАД НАЗАД

Жизнь Пи — WikiSummaries

«Информационная книга»
название Жизнь Пи
изображение
подпись к изображению Американское издание в мягкой обложке Жизнь Пи
автор Янн Мартель
страна Канада
язык Английский
жанр Роман
издатель Knopf Canada
дата выпуска сентябрь 2001
тип носителя Мягкая обложка, книга в твердом переплете и аудиокнига
стр. 336
исбн 0676973760 (первое издание, твердый переплет), 0156027321 (издание в мягкой обложке для США) 1565117808 (аудиокнига, Penguin Highbridge)
, которому предшествует Себя
, за которым следует Мы ели детей последними

Роман начинается с того, что автор описывает в примечании автора свое путешествие в Индию, где он встречает человека по имени Фрэнсис Адирубасами в кофейне в Пондичерри.Его ответ на утверждение автора о том, что ему нужно вдохновение: «У меня есть история, которая заставит вас поверить в Бога». После чего он отсылает автора к Писчине Патель в Торонто, которая сразу же начинает рассказывать свою историю, начиная с первой главы.

Подростком в Пондичерри, Индия, Пи Патель описывает свою семью — себя, своих родителей и своего брата Рави. Он постоянно исследует новые возможности и узнает много странных и захватывающих вещей. Его отец — владелец зоопарка Пондичерри, где Пи много узнает о работе и выращивании животных.Мать Пи — заядлый читатель, она знакомит его с многочисленными литературными произведениями, из которых он познает радости многочисленных школ мысли. В его школе работают замечательные учителя, один из которых, мистер Кумар, является источником вдохновения для Пи.

Получив свое полное имя (Piscine) от всемирно известного бассейна во Франции, его родители дружат с Фрэнсисом Адирубасами (из примечания автора), пловцом мирового класса, который часто путешествует по Piscine Molitor в Париже. Вместо этого он идет под именем Пи, потому что его одноклассники придают большое значение тому, что вместо этого называют его «писающим», поскольку это звучит похоже.Все они принимают это имя, и с этого момента его зовут не Писцин, а Пи.

Пи вырос индусом, но открыл католическую веру в четырнадцать лет от священника по имени отец Мартин. Он скоро крестится. Затем он встречает г-на Кумара, мусульманина с определенным статусом и обращенного в ислам. Поэтому он открыто и жадно исповедует все три религии. Когда три религиозных учителя встречаются с его родителями в зоопарке, они требуют, чтобы он выбрал единую религию, но он заявляет, что не может.В этом разделе Пи обсуждает множество религиозных вопросов, а также свои мысли о культуре и зоологии.

В шестнадцать лет отец Пи решает, что политические действия г-жи Ганди (лидера Индии) сомнительны, и закрывает зоопарк, чтобы переехать в Торонто. Он продает большинство животных зоопарка различным зоопаркам Америки. Животных погружают в ту же лодку, что и семья, чтобы добраться до Виннипега, Канада. По пути в Северную Америку лодка тонет.

Как единственный выживший после кораблекрушения, он застрял в спасательной шлюпке с умирающей зеброй и гиеной.Пи видит еще одного выжившего, плавающего в воде, и только после того, как бросил им спасательный круг и потащил на борт, он понимает, что «Ричард Паркер» на самом деле 400-фунтовый тигр из зоопарка его отца. Он сразу же прыгает за борт, пока не понимает, что поблизости есть акулы.

Итак, вернувшись в лодку, он заклинивает брезент веслом и решает, что сможет выжить, если сможет остаться наверху и удержать Ричарда Паркера под ним. В течение следующей недели прибывает орангутанг, и четыре животных осторожно взаимодействуют друг с другом, поедая друг друга, пока не останется только Ричард Паркер.

В течение следующих семи месяцев на борту спасательной шлюпки Пи прячется на импровизированном плоту за лодкой и начинает процесс приручения Ричарда Паркера с помощью свистка и угощений с моря, а также отмечает свою часть лодки. Он начинает приближаться к тигру, развивая связь, которую делает зоопарк со своим зверинцем. Через некоторое время Пи учится убивать и есть из моря, делясь с тигром. Однако эти двое почти не едят и со временем заболеют.

В какой-то момент эти двое становятся настолько голодными и больными, что теряют зрение и также сталкиваются с другим слепым, плывущим в океане. Они немного разговаривают о еде, и в конце концов слепой пытается сесть на лодку Пи, намереваясь съесть его. Однако, когда он садится в лодку, ничего не подозревающий мужчина подвергается нападению Ричарда Паркера и съедается. Слезы от этой ситуации в конечном итоге проясняют видение Пи, и они продолжают одиноко в лодке.

Все еще плывя в одиночестве и в отчаянии, эти двое наткнулись на остров, сделанный из водорослей.Они выходят на берег, и Пи начинает есть водоросли, восстанавливая силы в течение дня и спит на лодке. Ричард Паркер восстанавливает свои силы, поедая сурикатов, которые живут на острове и спят по ночам на деревьях. В конце концов, Пи понимает, что они уходят ночью из-за кислоты, производимой островом в ночные часы. В конце концов он замечает зуб среди водорослей, свидетельство смерти другого человека на острове. Они уезжают быстро, поскольку остров явно плотояден.

Наконец, после большего количества времени, проведенного в плавании в океане, достопримечательности Пи приземляются в Мексике и высаживаются. Ричард Паркер немедленно убегает в лес, а Пи вытаскивают двое мужчин из судоходной компании, которым принадлежала затонувшая лодка вместе с его семьей. Он рассказывает им историю своих 227 дней на лодке, но они не совсем верят его фантастической истории о выживании с бенгальским тигром и встрече со слепым в океане.

Итак, Пи рассказывает им вторую историю вместо своей матери, моряка со сломанной ногой и повара-людоеда, на этот раз без животных и волшебных островов.История очень похожа на первую, но без всякой фантазии, и один из мужчин указывает на это. Однако эти двое игнорируют финальную историю в пользу лучшей истории и записывают ее в своем отчете после того, как Пи упоминает, что это не имеет значения, поскольку оба приводят к одному и тому же результату.

Описание персонажей

Piscine Patel (Pi)

Главный герой и рассказчик романа Пи — индийский мальчик-подросток. Его отец владел зоопарком, и он исповедует три основные религии — христианство, ислам и индуизм.Знания о животных, которые дает ему отец, являются ключом к его выживанию в спасательной шлюпке с Ричардом Паркером, 400-фунтовым тигром.

Ричард Паркер

450-фунтовый тигр и 227-дневный спутник Пи на спасательной шлюпке, Ричард Паркер становится не только заклятым врагом Пи, но и его ближайшим другом и единственной причиной остаться в живых на лодке. Ричард Паркер, часто приобретающий множество человеческих качеств, является неоднозначным немым персонажем на протяжении всего романа.

Автор

Только присутствующий в качестве голоса в первой главе (непосредственно) автор здесь — рассказчик, а также человек, ищущий историю, которую он находит в Пи.Позже он описывает отрывки из жизни Пи, а также взаимодействие со взрослым Пи, когда он рассказывает историю.

Фрэнсис Адирубасами

Близкий друг семьи Пателей и пловец мирового класса, именно Фрэнсис несет ответственность за имя Пи, а также отправил автора в Торонто, чтобы послушать историю Пи.

Отец Пи

Работник зоопарка с твердыми политическими взглядами и привычкой рассказывать своему сыну все, что он может, о животных и их психологии. Он умирает после того, как корабль затонет.

Мать Пи

Заботливая женщина и прирожденный педагог, мать Пи много читает и делится с сыном, чем может. В первой истории Пи она умирает на лодке. Во втором случае она одна из выживших, которые в конце концов умирают на лодке.

Рави

Брат Пи, который становится всем, чем Пи не является, популярным и спортивным. Они очень близки, прежде чем он погибнет при кораблекрушении.

«Сатиш Кумар»

Учитель биологии Пи и выдающийся ученый, который учит Пи большей части его жажды знаний.Он прирожденный атеист и учит Пи вере атеиста, а также желанию изучать зоологию в колледже.

Г-н Сатиш Кумар (Суфи)

Другой Сатиш Кумар, лавочник в мусульманской части города, знакомит Пи с исламом.

Отец Мартин

Католический священник, знакомящий Пи с Иисусом Христом и католической верой. Они часто встречаются и рассказывают о делах Христа, взращивая в Пи желание принять множественные вероисповедания.

Томохиро Окамото и Ацуро Чиба

Двое мужчин из Министерства транспорта Японии, прибывшие от имени тонущего Цимцум, чтобы расспросить Пи о его истории выживания.Они не сразу верят ему, но соглашаются записать его историю в своем отчете.

Краткое содержание главы

Примечание автора

Автор прибывает в Индию, уставший и недовольный текущими успехами в романе. Он решает, что это не работает, и отправляет заметки о нем на поддельный адрес в Сибири. Обдумывая свой роман в Пондичерри, он встречает в кафе человека по имени Фрэнсис Адирубасами.

У этого человека есть история для автора, такая, «которая заставит его поверить в Бога.«Сначала неуверенный, автор думает, что человек религиозный чокнутый. Однако Фрэнсис отсылает автора к человеку из Торонто по имени Патель. Он приезжает туда и начинает узнавать историю от Пателя.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

Роман меняется на голос Пи Пателя, рассказанный от первого лица в мемуарах. Рассказчик сначала представляется как выпускник религиоведения и зоологии Университета Торонто. Он описывает свою диссертацию о щитовидной железе трехпалого ленивца и подробно останавливается на нем.Ему уделяли большое внимание его познания в области зоологии, но его сдерживали из-за его неспособности разделять религию и науку.

Он описывает богиню Лакшми, индуистское божество, и то, как он скучает по Индии, несмотря на свою любовь к Канаде. Он также описывает, как скучает по Ричарду Паркеру (которого мы не знаем). Далее он упоминает свое пребывание в Мексике и ситуацию в индийском ресторане в Канаде. Анекдоты до сих пор в значительной степени разрознены и не связаны между собой.

Глава вторая

Возвращаясь к повествованию автора, мы узнаем, что Пи Патель живет в Скарборо и является невысоким мужчиной лет сорока.Он говорит очень быстро и начинает свой рассказ. Эта глава напоминает читателю, что первая глава была началом интервью, которое сейчас продолжится.

Глава третья

Пи рассказывает о Фрэнсисе Адирубасами, друге семьи Патель. Как чемпион мира по плаванию, он всегда пытался научить семью Пателей плавать, но ему это удалось только с Пи, который полюбил своего «дядю» Фрэнсиса.

Мы также узнаем, что Фрэнсис был большим поклонником бассейнов Парижа, в том числе одного, в частности, Piscine Molitor, в честь которого его семья впоследствии назвала Пи.Только здесь читателю дается полное имя Писцине Молитор Патель.

Глава четвертая

Писцин описывает автору прекрасный зоопарк Пондичерри, которым управляет его отец, бывший гостиничный оператор. Он сравнивает содержание зоопарка с содержанием отеля и то, насколько животные похожи на обитателей отеля.

Выросшая в зоопарке, Писцина многое познает в мире природы. Он любит красоту и совершенство всего этого и считает животных счастливыми, имея свои собственные территории.Он утверждает, что животные в дикой природе на самом деле не имеют свободы, потому что они продиктованы их хищниками и ограничениями пространства. Затем он сравнивает проблемы людей с зоопарками с их проблемами с религией в том, что они неправильно понимают каждого из них.

Глава пятая

Писцин в детстве был недоволен своим именем, поскольку его часто неправильно произносили как «писающий», когда предполагалось произносить его как «на горошине». По этой причине, когда он вырастает и переходит на следующий уровень школы, он делает вид, что подпрыгивает во время переклички и объявляет классу, что его зовут «Пи», даже показывая это математическим символом на доске.Это быстро приживается и делает его вполне счастливым.

Глава шестая

Автор снова вмешивается, описывая кулинарные способности Пателя во взрослом возрасте и его запас еды, достаточный, чтобы «выдержать блокаду Ленинграда».

Глава седьмая

Пи встречается с Сатишем Кумаром, его очень особым учителем — коммунистом, атеистом, учителем биологии и одним из любимцев Пи. Во время конкретного посещения зоопарка Пи описывает Сатишу Кумару, что в вольере носорога нужны козы, чтобы составить компанию носорогу.

Сатиш Кумар начинает выражать свою веру в то, что все можно описать с научной точки зрения, описывая его схватку с полиомиелитом и то, как медицина спасла его в детстве, а не Бог. Пи не может примириться с этой историей, пока он не научится принимать убеждения Кумара как веру сама по себе. Он комментирует, что атеисты более приемлемы, чем агностики, которые полны сомнений.

Глава восьмая

Посетители зоопарка несут ответственность за множество ужасных вещей с животными, объявив людей худшими из всех животных.Он снова упоминает Ричарда Паркера и глупость антропоморфизации животных и людей.

Отец Пи однажды решил продемонстрировать Пи и Рави опасность животных. Он показывает мальчикам тигра, которого не кормили три дня — стандартное состояние в дикой природе. Наблюдение за тем, что происходит, когда козу вводят в клетку, пугает его до смерти «живого вегетарианца». Его отец продолжает описывать силу каждого животного в зоопарке против людей, за исключением, конечно, морских свинок.

Глава девятая

Начиная с этого места, Пи описывает некоторые аспекты науки о зоологии и содержании зоопарков. Здесь он рассказывает о дальности полета и о том, как далеко животное будет держаться от врага. Это расстояние можно уменьшить, предложив достаточно еды, воды и укрытия.

Глава десятая

Пи описывает животных, которым не понравится плен, тех, которые были пойманы и доставлены в зоопарк, или тех немногих созданных в зоопарках существ, которые временно чувствуют инстинктивный призыв уйти.Он описывает, как животные оставляют что-то, не ища чего-то, когда они убегают.

Глава одиннадцатая

В качестве примера Пи рассказывает о леопарде в горах Швейцарии, который выжил там два месяца.

Глава двенадцатая

Возвращаясь к автору, мы узнаем, что Пи часто чем-то расстраивается, что кем бы ни был Ричард Паркер, он все еще «преследует свои мысли». Он упоминает, что часто навещает Пателя и что каждый раз, когда он там, Пи готовит очень острую еду.

Глава тринадцатая

Снова сосредотачиваясь на дрессировке животных, Пи обсуждает приручение львов. Он обсуждает акт установления господства над львом с помощью кнута и установления статуса альфа-самца. На самом деле большинство животных успокаивает, зная свое место в порядке вещей. Без неизвестных им не о чем беспокоиться.

Глава четырнадцатая

Рассказывая о дрессировке львов, Пи описывает, как чем ниже социальный статус животного, тем легче его дрессировать.Он будет преданным и любящим с дрессировщиком, потому что дрессировщик предлагает ему защиту и еду, то, что все существа ищут в природе. Он служит для демонстрации того, как животное, явно более сильное, чем человек, могло бы подчиниться человеку, которого оно могло бы легко убить.

Глава пятнадцатая

Автор возвращается, описывая дом Пи как очень религиозный, похожий на храм. Есть множество религиозных артефактов, представляющих множество различных религий, от индуизма до христианства и ислама.Он только описывает местность, не делая комментариев. В этой главе начинается обсуждение различных религиозных дискуссий в следующих нескольких главах.

Глава шестнадцатая

Первый визит Пи в индуистский храм в детстве полон чудес и ритуалов поклонения. Он описывает детали ритуалов и их значение в религии. Он очень религиозный человек и наслаждается этим, но объясняет, что фундаментализм ошибочен историей об исчезновении Кришны перед собственническими доярками.Он упоминает как христиан за их веру в любовь, так и мусульман за их осознание Бога во всем. Он очень окольным образом описывает, насколько разные религии и тем не менее, как с другой шляпой они полностью взаимозаменяемы.

Глава семнадцатая

Во время поездки в Муннар Пи замечает три холма, на каждом из которых есть храм, церковь или мечеть. Увидев троих на равном расстоянии друг от друга и осознав свое основание в индуистской вере, он идет навстречу Иисусу Христу.Он видит священника издалека и поражается его любовным поступкам. Он сбит с толку, но все равно входит в церковь, гадая, какая статуя изображает католического бога.

На следующий день он встречает отца Мартина на обратном пути и узнает больше о христианстве, о природе Иисуса и его жертве. Пи пытается понять, сравнивая индуистские божества с христианской верой, но ему это не удается. В течение дней они часто встречаются, и Пи отвечает на многочисленные вопросы, пытаясь узнать больше.Многие ответы заканчиваются «любовью» как простым ответом, и Пи начинает связывать христианство с понятием любви. Он решает, что станет христианином, молится в церкви, затем возвращается в индуистский храм и молится за то, что помог ему найти католическую веру.

Глава восемнадцатая

Проходит год, и Пи испытывает такое же любопытство, когда становится свидетелем Великой мечети. Он видит это, но боится войти, поэтому вместо этого заходит в местную пекарню. Во время разговора с владельцем пекарни муэдзин (мужчина в мечети, называющий время для молитвы) вызывает его на молитву.Он становится свидетелем расслабленных, повторяющихся молитвенных движений владельцев пекарни, а позже размышляет над этим, молясь в католической церкви.

Глава девятнадцатая

Он возвращается в пекарню, чтобы задать пекарю вопросы о религии, и его проводят в мечеть, где он участвует в поклонах и молитвах с другими мусульманами.

Глава Двадцать

Пи сообщает, что пекаря также зовут Сатиш Кумар, то же самое, что и его учитель биологии, и он является суфийским или мусульманским мистиком.Он начинает видеть дом Кумара как святое место и, помолившись с ним некоторое время, чувствует глубину этих молитв и повествует о том, что в настоящее время он ежедневно практикует все три религии. Он даже описывает случай, когда он стал свидетелем Девы Марии в Канаде.

Глава двадцать первая

Автор снова возвращается, чтобы обсудить свои дни с Пи. Он обдумывает слова Пи, рассказанные в следующей главе о религии и атеизме.

Глава двадцать вторая

Пи думает о том, как атеист может испытать смерть после этого последнего откровения.Он еще раз вспоминает о своем недовольстве агностицизмом и о том, как агностик в смерти может цепляться за «сухую, бездрожжевую реальность» и упускать «лучшую историю», упомянутую автором в двадцать первой главе. Он не ценит их отсутствие воображения и веры.

Глава двадцать третья

Прошла пара лет с момента последнего упоминания Пи о событиях в его жизни, и он практиковал свои религии в трех экземплярах в течение пары лет, сейчас шестнадцать. На пляже появляются все трое религиозных лидеров, с которыми учится Пи, и знакомятся с его семьей.Он знает, что его выбор религиозной множественности не будет принят, и когда священник говорит, что Пи — хороший христианин, другие смущенно реагируют. Они немного спорят, объявляя Пи своим, пока не соглашаются, что для него нормально быть таким религиозным и искателем Бога. Однако в конечном итоге они решают, что он не может принадлежать ко всем трем религиям и должен выбрать одну. Его ответ: «Я просто хочу любить Бога» успокаивает их всех, и они уходят. Семья идет с мороженым, и вопрос остается в покое.

Глава двадцать четвертая

Рави продолжает дразнить Пи по поводу встречи и его множественности. Он шутит о религиозных праздниках и о том, что Пи более или менее воспринимает каждый день как праздник, признавая три религии.

Глава двадцать пятая

Пи восстает против тех, кто открыто не принимает его религиозный выбор. Он комментирует их близость. Несмотря на то, что он думает, ему не разрешают посещать какие-либо стандартные церкви, храмы или мечети, и он вынужден молиться самостоятельно.Он решает, что религия разыгрывается внутри, а не снаружи.

Глава двадцать шестая

Пи идет к отцу за религиозными принадлежностями. Он просит христианское крещение и исламский молитвенный коврик. Отец Пи продолжает говорить о различиях между религиями, пытаясь разубедить сына, но его останавливает перечисление подробностей каждой религии. Его отец заявляет, что они индийцы и что он должен быть индуистом, на что Пи отвечает, что и христианская, и мусульманская вера существовали в Индии веками.Его родители начинают передавать его взад и вперед и неоднократно меняют темы. Его мать пытается познакомить его с новыми книгами, и когда он показывает несколько паспортов Фрэнсиса, он только еще больше ее беспокоит.

Глава двадцать седьмая

Обсуждая просьбы Пи, его родители сравнивают его духовные поиски с изменениями политического статуса Индии при Индире Ганди. Они сравнивают их обоих как глупость и решают, что Пи в конечном итоге преодолеет это (как они надеются, Ганди), в конце концов уступив его просьбам.

Глава двадцать восьмая

Пи выносит молитвенный коврик на улицу и впитывает красоту природы. Семья наблюдает за ним со смесью любопытства и смущения, включая его радость от крещения. В конце концов, родители приняли его, несмотря на насмешки брата.

Глава двадцать девятая

Несмотря на серьезные проблемы на политическом ландшафте (которые он понимает, но не заботится) Пи доволен своей жизнью в зоопарке и с Богом.Однако его отец очень расстроен захватом правительства Ганди и тем, как это повлияет на его зоопарк. Поскольку все больше и больше кажется, что зоопарк в Индии потерпит неудачу, отец Пи решает уехать из Индии в Канаду.

Глава Тридцать

Возвращаясь к автору, он рассказывает о встрече с женой Пи, канадской фармацевткой из Индии во втором поколении. Тогда он понимает, что дом заполнен не только религиозными свидетельствами, но и свидетельствами брака. Он думает, что, возможно, жена Пи приготовила для него ужасные острые блюда, но позже узнает, что на самом деле это был Пи.

Глава тридцать первая

Ожидая г-на Кумара (суфия) в зоопарке своего отца, Пи беспокоится, потому что не может узнать его, протирая глаза, чтобы оправдать то, что не увидел, как он прибыл. Когда он приходит, они гуляют и обсуждают разных животных и их взаимодействие, особенно зебр. Приходит другой мистер Кумар, и Пи позволяет им кормить зебр морковкой. Все они восхищаются красотой этого опыта. Два Кумара, представляющие науку и религию, одинаково взаимодействуют с природой в этой сцене.

Глава тридцать вторая

Зооморфизм — это когда животное воспринимает другое как свое. Пи снова объясняет это с точки зрения укротителя львов и того, как лев будет рассматривать укротителя-человека как альфа-существо. Он приводит множество примеров, например, как мышь живет в мире со змеей в течение нескольких недель. Змея по какой-то причине не ест мышь. В конце концов, мышь съедает вторая, более молодая змея. Он подробно описывает процесс и то, как змея должна сожалеть о том, что съела мышь.

Глава тридцать третья

Автор возвращается, глядя на старые фотографии Пи. Большинство из них принадлежат к Пи в Канаде, но четверо остались с детства Пи. Ричард Паркер изображен на одной картине, хотя и неузнаваем, поскольку читатель еще не был представлен Ричарду Паркеру. Пи комментирует, что, по его словам, он не может вспомнить свою мать, поскольку у него нет ее изображения.

Глава тридцать четвертая

Отец Пи продает животных в зоопарки за океаном, многие из которых находятся в Америке.Пи сравнивает себя и своего брата с животными, которые вскоре будут отправлены за границу. На подготовку к отъезду уходит больше года из-за большого количества документов для такого существенного перевода. В конце концов семья Патель готовится к отъезду, и американцы приезжают, чтобы проверить животных.

Глава тридцать пятая

Дата отъезда семьи Пи указана как 21 июня 1977 года на японском грузовом судне «Цимцум» вместе с животными в их клетках. Он невероятно рад уходу.В этой главе представлены последние прекрасные описания Индии и родины Пи для книги.

Глава тридцать шестая

Автор снова перебивает, рано прибыв в дом Пи и никого там не обнаружив. Сын Пи выбегает, опаздывая на тренировку, после чего Пи приносит извинения за то, что не познакомил автора со своим сыном, его четырехлетней дочерью, собакой и кошкой. Он заявляет, что «у этой истории счастливый конец», наконец открыв автору, что в его жизни есть и другие люди.Это последний раз, когда автор вмешивается, поскольку это последняя глава в первой части книги.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава
Глава тридцать седьмая

После того, как «Цимцум» тонет, Пи застревает на борту спасательной шлюпки с зеброй, у которой сломана нога. Он видит Ричарда Паркера в воде, зовет его к себе и помогает забраться на борт. Удивительно, но Пи совершенно здоров, у него нет физических травм, но он в беспорядке, думая о своей семье и животных зоопарка, которые наверняка утонули. Когда он наконец понимает, что делает, он видит, что помог доставить на борт Ричарда Паркера, 450-фунтового бенгальского тигра.Пи сразу же прыгает за борт, чтобы убежать.

Глава тридцать восьмая

Возвращаясь к своим дням на лодке, Пи описывает путешествие на Цимцум. Он описывает шимпанзе и ее бананы, а также живой интерес Рави к машинному отделению, где он думает, что что-то не так. Однажды поздно ночью Пи слышит взрыв и пытается разбудить брата. Он терпит неудачу и поднимается наверх, чтобы посмотреть, что произошло. Когда он пытается спуститься вниз, лестничный пролет блокируется водой, поэтому он бежит к трем китайским членам экипажа, которые дают ему спасательный жилет и свисток и бросают его за борт.Корабль тонет.

Глава тридцать девятая

После того, как его бросили, он приземляется на брезент спасательной шлюпки, теряя спасательный жилет. Однако ему удается сохранить свисток. Когда он пытается прийти в себя, китайские члены экипажа начинают на него кричать. Сразу после этого на борт падает «Зебра», а затем лодка вырывается из грузового судна и падает на воду.

Глава Сорок

Вернувшись в воду после прыжка от Ричарда Паркера, Пи цепляется за буй, надеясь держаться подальше от Ричарда Паркера, чтобы его не съели.Однако он видит, что в воде водятся акулы, поэтому, когда он не видит Ричарда Паркера под брезентом, он втыкает под него весло и вылезает из воды. Он вытаскивает буй из воды и затем вокруг себя.

Глава Forty-One

Пи подходит все ближе и ближе к лодке на весле и решает, что, если Ричард Паркер окажется под брезентом, он не выйдет с Пи из виду. Пи заходит на борт и комментирует, как потрясающе выглядит зебра, недоумевая, почему ее еще не съели.Он видит еще одно животное на борту — пятнистую гиену. Он цинично думает, что члены экипажа могли выбросить его за борт, чтобы избавиться от гиены и спастись. Он предполагает, что тигр упал за борт, потому что тигр и гиена не могут существовать вместе.

Глава сорок вторая

Плавая в океане, Пи встречает самку орангутана по имени Апельсиновый сок. Он хватает банановую сеть, на которой она дрейфует к нему, и забирается на борт лодки, заставляя гиену кричать.

Глава сорок третья

В то время как Пай думает про себя, что его, вероятно, ищут сотни спасателей, что он и Апельсиновый сок будут спасены из их океанской тюрьмы, гиена продолжает шагать по лодке, в какой-то момент прыгнув на брезент на мгновение раньше. убегает в страхе. Он начинает лаять и бегать вокруг зебры на мгновение, в то время как Пи сидит в страхе, размышляя о том, насколько беспокоит гиена как существо. В конце концов гиена рвет и ложится.

Глава Forty-Four

Когда восходит солнце, Пи все еще сидит на весле, боясь войти в лодку с хищниками. Он задается вопросом, что сделает с животными темнота, прежде чем услышит лай гиены и кряхтение орангутана. Под лодкой продолжают шуметь водные хищники. Пи окружен.

Глава сорок пятая

С восходом солнца Пи тщетно ищет спасательный корабль, который, как он уверен, должен искать его. Он видит внизу, что гиена наконец поедает зебру, хотя зебра все еще жива.Когда лодка качается, Пи начинает тошнить. Когда он двигается, он видит, что Апельсиновый сок тоже выглядит больным, недоумевая, почему она все еще в безопасности, еще не убитая гиеной.

Глава сорок шестая

На его памяти вторая ночь на борту лодки была худшей из всех, несмотря на 226 других ночей. Он видит больше акул в воде и наблюдает, как Апельсиновый сок ищет ее сыновей (пока он передает ей эмоции). Поскольку зебра продолжает протестовать против того, чтобы ее съели, гиена приходит в ярость и с шумом врывается в животное.

Гиена скользит и скользит в крови, поедая зебру изнутри, пока она еще жива. Вид злит Апельсиновый сок, заставляя ее рычать, на что гиена рычит в ответ. Когда зебра фонтанирует кровью, акулы реагируют на это в собственном бешенстве, и это приводит к еще большему шуму. Наконец, после долгого времени сильного шума, все прекращается, и Пи остается со своими мыслями, он плачет в ночи из-за потери всего, что он знает.

Глава Сорок Седьмая

Когда снова заходит солнце, Пи видит, что зебра все еще движется.Он не умирает до полудня, но как только он умирает, гиена атакует апельсиновый сок. Двое сражаются некоторое время, пока Апельсиновый сок атакует гиену, избивая его. Он также вспоминает, что когда-то она была домашним животным, которое стало слишком большим для своих хозяев. В конце концов гиена цепляется за горло, и, поскольку Пи боится, что он будет следующим, он движется к гиене, чтобы сделать все, что он может. При этом он видит, что Ричард Паркер все еще находится под брезентом. Он с трудом поднимается наверх и всю ночь впадает в бред.

Глава сорок восьмая

Наконец, мы узнаем, почему Ричард Паркер получил человеческое имя. Когда полдюжины человек находят мертвыми в горном районе Бангладеш, нанимают охотника, чтобы поймать пантеру, которая, по их мнению, это сделала. Оказывается, Тигрочка со своим детенышем. Охотник ловит двоих и отправляет их в зоопарк Пондичерри. В документах имена охотника и тигренка (Жажда) перепутаны, и отец Пи находит достаточно забавным оставить все как есть.

Глава сорок девятая

Наконец, Пи понимает, что не спал и ничего не ел и не пил в течение трех дней. По какой-то причине ситуация с Ричардом Паркером, какой бы безнадежной она ни казалась, оживляет Пи, который начинает искать источник питьевой воды. Он больше не боится гиены из-за присутствия тигра, и теперь он выясняет, что прежнее странное поведение других животных, вероятно, было реакцией на присутствие тигра. Однако он не может понять, почему тигр ведет себя так странно, если предположить, что это либо успокоительные, либо морская болезнь.

Глава пятьдесят

Здесь Пи в мельчайших подробностях описывает каждый аспект спасательной шлюпки, от размера до формы и места, которое Ричард Паркер занимает под брезентом. Он отмечает, что у него пять весел, но у него нет сил грести.

Глава Пятьдесят первая

Продолжая искать, Пи приходит в отчаяние и отстегивает брезент, чтобы посмотреть, где прячется Ричард Паркер. Он замечает несколько спасательных жилетов, которые принимает за тигра, и снова напуган.В конце концов он открывает отсек, который был под брезентом, который при открытии блокирует проход в логово Ричарда Паркера. Он находит там множество припасов для выживания. Он немедленно выпивает четыре банки воды и отказывается от вегетарианской диеты, чтобы съесть печенье с повышенным содержанием животного жира. Изучив имеющиеся в его распоряжении материалы, он решает, что у него достаточно еды на 93 дня и воды на 124 дня.

Глава пятьдесят вторая

Pi проводит инвентаризацию спасательной шлюпки, находит: еду, воду, веревки, дождевики, записную книжку и многое другое из шкафчика.Наконец-то он хорошо выспался.

Глава пятьдесят третья

Пи пытается решить, что для него лучше: верная смерть, если он останется на лодке, и уверенная смерть, если он прыгнет за борт. Он снова впадает в отчаяние из-за своих потерь, и единственное, что его поддерживает, — это короткая молитва, которую он постоянно повторяет себе: «Пока Бог со мной, я не умру. Аминь.» Он решает построить плот из спасательных жилетов в лодке и веревок в шкафчике. Он ставит буй посередине и прикрепляет его к носу лодки.Гиена в панике, и Пи надеется закончить, пока не стало слишком поздно.

Именно тогда Ричард Паркер наконец достигает своего полного размера и быстро убивает гиену. Тигр стонет от раскачивания лодки, явно страдая морской болезнью, и поворачивается лицом к Пи. Боясь за свою жизнь, Пи все же умудряется отметить красоту тигра. Когда крыса пробегает по голове Пи, Ричард Паркер пытается атаковать. Однако он не может этого сделать из-за движения лодки, и это дает Пи, чтобы бросить крысу в тигра.Довольный своим угощением, Пи может отступить и избежать нападения тигра. Вскоре после этого он замечает, что Ричарда Паркера вырвало прямо в его помещении.

В отведенное ему время Пи быстро заканчивает плот и садится на борт. Он держит ее близко к спасательной шлюпке, но она плавает и является безопасным средством, позволяющим держаться подальше от тигра. Когда начинается дождь и Пи идет за ловушкой для дождя, Ричард Паркер слышит и идет в атаку, заставляя Пи быстро оттолкнуться от лодки.

Глава пятьдесят четвертая

В холодную и сырую погоду Пи не может заснуть, а поскольку море ухудшается, а дождь усиливается, он беспокоится, что плот не выдержит.Он решает, что ему нужны новые планы, из которых ему удается разработать пять. Ни один из них не сработает, поэтому он решает, что может выиграть у Ричарда Паркера за счет истощения. Он думает, что сможет просто пережить тигра, у которого не будет воды и еды.

Глава пятьдесят пятая

После полной ночи и полдня под дождем Пи вымотан и едва помнит, о чем думал раньше. В конце концов он засыпает, когда наконец приходит солнце. Он видит, как Ричард Паркер прыгает по водной глади и нападает на него, и вспоминает, что тигры могут пить соленую воду. В конечном итоге он приходит к выводу, что план 6 изначально обречен.

Глава Пятьдесят Шесть

Пи размышляет о природе страха и о том, что независимо от того, насколько вы умны, страх уничтожит вас. Он атакует все части тела и победит вас. Он решает, что страх — его величайший противник.

Глава пятьдесят седьмая

Ричард Паркер кажется сытым и полившимся и издает мурлыкающий звук, который, по словам отца, является удовлетворением. Он решает, что единственный способ выжить — это выжить им обоим.Единственный способ добиться этого — приручить тигра. Он понимает, что теперь у него есть способ победить страх и остаться в живых.

Он вытаскивает свой свисток и огромными жестами и артисткой цирка заставляет тигра отступить и съежиться. По крайней мере, на мгновение Пи вселяет страх в тигра. Создан его седьмой план, чтобы сохранить жизнь Ричарду Паркеру.

Глава пятьдесят восьмая

Пи находит руководство по выживанию и начинает перечислять из него подсказки. Есть множество полезных советов и несколько конкретных способов выжить во время дрейфа, но не место для обучения тигров или сосуществования с 450-фунтовым хищником.Он должен создать свой собственный план тренировок, начиная с диктовки территории, создания укрытия и многого другого.

Глава пятьдесят девятая

Пи начинает отмечать влияние своего движения на спасательную шлюпку и плот и то, как они маневрируют в море. Когда он подтягивает лодку ближе, лодка раскачивается и волнуется, что расстраивает Ричарда Паркера. Пока Ричард Паркер воет, последние остатки жизни крысы и тараканы покидают лодку.

Когда Пи возвращается к брезенту, он замечает, что Ричард Паркер отметил свою территорию только под крышкой.Он берет немного дождевой воды, которая собралась, и пьет ее, затем заменяет ее своей собственной мочой и отмечает верхнюю часть брезента, чтобы заявить права на свою территорию.

Его следующий шаг — вытащить солнечные кадры и повесить их за лодкой. Он добавляет к плоту сиденье и небольшое укрытие и наблюдает за тигром. Когда плот у него достаточно укомплектован, он выпускает его и смотрит на Ричарда Паркера издалека.

Наблюдая за происходящим, он замечает внизу, что в море под ним обитают десятки различных существ.Он видит, что существ даже больше, чем он думал изначально, когда видел только дельфинов на лодке.

Глава шестидесятая

Проснувшись посреди ночи, Пи сравнивает красоту своего окружения с индуистской историей, которую он помнит из своей юности, о Маркандейе, который видит космос, когда падает изо рта Вишну. Эта мысль заставляет Пи чувствовать себя очень маленьким по сравнению со вселенной, и он молится перед сном.

Глава шестьдесят первая

Пи чувствует себя намного сильнее и лучше в своей ситуации, когда он пытается ловить рыбу, чтобы поймать еду, используя свою обувь.После неудачи он ищет в шкафчике еще наживку, но все равно ничего не находит. Когда он замечает, что Ричард Паркер смотрит на него, он замирает, пока летучая рыба не попадает ему в лицо. Он видит рыбу, плещущуюся внутри шкафчика, и бросает ее Ричарду Паркеру. К сожалению, тигр скучает по рыбе, но все больше рыб начинает выпрыгивать из воды, спасаясь от хищников. Пока Пи ругают рыбой, Ричард Паркер пользуется шансом съесть рыбу и обильно покормиться. Прежде чем отправиться обратно к своему плоту, Пи хватает одну из рыбок для себя.

Когда он мучился из-за убийства рыбы для использования в качестве приманки, он до слез сравнивал себя с Каином в его преступлении. Однако летучая рыба прекрасно работает в качестве приманки, и ему удается поймать трех больших дорадо. На этот раз у него нет проблем с убийством рыбок, как для Ричарда Паркера. Он кормит Ричарда Паркера и использует возможность, чтобы дать свисток и еще раз показать свое превосходство.

Глава шестьдесят вторая
У

Пи проблемы со сном, и он решает уделить время Ричарду Паркеру.Он отмечает, что, вероятно, хочет пить, и начинает искать способ доставить тигру воды, не копаясь в собственном запасе воды. Тем не менее, солнечные установки, которые он установил, преуспели в создании большого количества воды, поэтому он наливает воду в ведро и добавляет немного морской воды для Ричарда Паркера. Он кидает рыбу тигру и прикрепляет ему ведро к скамейке. Когда он идет за рыбой и замечает воду, Пи дает свисток, смотрит Ричарду Паркеру прямо в глаза и заставляет его бежать.После очередной рыбалки Пи больше не добивается успеха, но замечает морскую черепаху, к которой ему, возможно, придется обратиться в будущем. Прошла неделя с тех пор, как затонуло грузовое судно.

Глава шестьдесят третья

Пи немного отходит от своего повествования и сравнивает свои 227 дней с продолжительностью других потерпевших крушение в истории. Он превосходит их всех и отдает должное тому, насколько занятым он был. Его молитвы были большой частью этого, так же как и Ричард Паркер. Ричард Паркер, в свою очередь, держится подальше из-за жары и движения лодки.Он также упоминает, что не помнит никаких конкретных дат или времени по порядку, а только начало и конец своего путешествия.

Глава шестьдесят четвертая

Пи описывает, как его одежда разваливается, и его кожа начинает ощущать ущерб, нанесенный его днями в море. Его фурункулы и язвы не заживали из-за того, как ужасно было на коже морская вода и солнце.

Глава шестьдесят пятая

Пи безрезультатно читает инструкции по навигации в своем руководстве по выживанию, не совсем понимая их без обучения плаванию или навигации.Он осознает, что может контролировать свою жизнь, но абсолютно не может контролировать, в каком направлении он идет или как изменить это направление.

Глава шестьдесят шестая

После некоторого времени неудачной ловли на крючок и удочку Пи решает начать их пронзить. Отвращение, которое он чувствовал вначале, прошло, и у него больше нет проблем с их убийством. Иногда полезно использовать банановую сеть с лодки, и он ловит так много рыбы, что чувствует себя покрытым их чешуей. Он даже дошел до убийства черепах и борьбы с ними на борту.

Глава шестьдесят седьмая

Дневные отвлекающие факторы становятся все более важными, поскольку монотонность и скука начинают настигать Пи. Он становится свидетелем экосистемы водорослей, червей, слизней, креветок и рыб, которые растут и живут на его плоту или вокруг него. В конце концов он начинает есть крабов и ракушек, обитающих на спасательной шлюпке или вокруг нее.

Глава шестьдесят восьмая

Ричард Паркер, вероятно, больше всего отвлекает, поскольку Пи наблюдает за режимом и стилем сна тигра, в то время как сам он не может спать.

Глава шестьдесят девятая

Вдалеке виднеется слабый свет, из-за которого Пи зажигает вспышки, пахнущие специями. Это напоминает ему его дом и его семью, и его охватывает глубокая депрессия. Свет освещает море, и он, и тигр наблюдают за ним с отчаянием, что его никогда не спасут.

Глава семьдесят

Здесь Пи подробно рассказывает о том, как зарезать морскую черепаху. Он должен сделать это на спасательной шлюпке. Он надеется, что жара удержит Ричарда Паркера при себе.Он убивает черепаху, разрезая себе шею топором и сливая кровь в мензурку. Он пьет кровь и ножом срезает скорлупу. Когда он наконец достает панцирь из своего живота после долгой работы и не может убить черепаху, он бросает ее Ричарду Паркеру и возвращается к своему плоту. Он решает, что должен перестать так усердно работать для тигра и действовать как «альфа».

Глава семьдесят первая

Пи повторяет игру за игрой, в которой он смог приручить тигра на спасательной шлюпке.Для начала первый шаг — спровоцировать животное, почти до точки нападения не совсем. Держите зрительный контакт, и когда тигр приблизится, дайте свисток и бросьте якорь, чтобы раскачивать лодку, пока тигр не заболеет. После этого отступите в свою область и оставьте тигра в покое. Спустя время у тигра звук свиста должен ассоциироваться с невероятной болезнью, и понадобится только свист.

Глава семьдесят вторая

Когда Пи начинает пытаться запугать Ричарда Паркера на их тренировках, он использует щит из черепашьего панциря и тут же падает в воду.Через какое-то время он выздоравливает и продолжает пытаться, используя все больше и больше панцирей черепахи. В конце концов, с пятым щитом он может запугать тигра и выйти победителем.

Глава семьдесят третья

Пи размышляет о том, насколько прекрасной была бы книга, которую можно читать снова и снова и каждый раз получать по-разному. Он хочет, чтобы Священное Писание читалось, и сравнивает себя с такими же заблудшими индусами. Он также думает о Библии Гедеона, которую он нашел в гостиничном номере, и о том, как прекрасная идея распространять веру в местах отдыха.Он даже зашел бы так далеко, что наслаждался бы романом в этот момент, но единственное, что у него осталось для чтения, — это руководство по выживанию и его собственный изменчивый дневник, написанный крошечными буквами для экономии бумаги. Все в порядке и дни не каталогизируются. Скорее, это просто беспорядок его идей, когда они приходят к нему, и опыта, который он пережил.

Глава семьдесят четвертая

Пи использует свои религиозные обряды, чтобы успокоить себя, независимо от того, насколько тяжело их выполнять. В худшие моменты он больше всего выражает свою любовь к Богу.Однако его вещи и его дух быстро разваливаются, и достаточно только мысли о его семье, чтобы зажечь немного надежды.

Глава семьдесят пятая

Пи поет «С Днем Рождения» своей матери, и день, который он предположил, будет ее днем ​​рождения.

Глава семьдесят шестая

Pi находится в процессе очистки фекалий Ричарда Паркера, отмечая, как редко они теперь попадают на столь ужасную диету. Он также отмечает, что Ричард Паркер начал скрывать их в знак уважения к Пи и демонстрации преклонения перед господством Пи.Катая фекалии и глядя на Ричарда Паркера, он может еще больше доминировать над тигром.

Глава семьдесят седьмая

Еда становится все меньше с каждым днем, поэтому Пи начинает еще больше нормировать свое печенье, есть черепах и все части рыбы, которые организм может переварить. Он заходит так далеко, что представляет себе различные излишества индийской кухни вместо съедаемых частей рыбы. В припадке абсолютного голода и отчаяния Пи пытается съесть фекалии Ричарда Паркера, собирая их в чашку и добавляя воды.Однако, когда он пытается съесть это, он понимает, что там нет ничего, что можно было бы получить, никаких питательных веществ, только отходы, поэтому он выбрасывает все остальное. Ему продолжает становиться хуже.

Глава семьдесят восемь

Погода сильно различается, от облаков до дождя. Он обдумывает различные звуки моря, ветра и луны, а также все те многие ночи, проведенные в дрейфе. Для него все — круг, без земли на горизонте, и только солнце каждый день палит. Он размышляет, есть ли там кто-нибудь еще, «также попавший в ловушку геометрии, также борющийся со страхом, гневом, безумием, безнадежностью, апатией.”

Все происходящее вызывает одновременно и радость, и отчаяние. Солнце причиняет боль, но оно лечит мясо, чтобы Пи мог есть, и приводит в действие кубы, которые создают пресную воду. Ночь приносит облегчение, но она холодная и неизвестная. Когда ему жарко, он хочет быть мокрым, а когда мокрый, он хочет быть сухим. И все это ему одновременно ужасно скучно и совершенно напугано.

Глава семьдесят девять

В водах вокруг спасательной шлюпки всегда обитают многочисленные виды акул.Пи наслаждается их красотой как приятным отвлечением. Он решает поймать одну, и когда акула Мако плюхается в лодку, Ричард Паркер злобно атакует ее. Акуле удается укусить тигра за ногу, и свирепость его рыка и атаки отправляют Пи на плот. После того, как Ричард Паркер наконец убивает акулу, Пи может забрать кусочки мяса, хотя в будущем он решает, что он будет ловить маленьких акул ударом в глаз для быстрого убийства.

Глава восемьдесят

Прибывает еще одна группа летучих рыб, и когда Пи прячется за панцирем черепахи, Ричард Паркер съедает их прямо в воздухе.Одна из дорадо сама летит в спасательную шлюпку и приносит Пи огромную радость. Ричард Паркер тоже видит рыбу, и двое смотрят друг на друга, пока Пи не может смотреть на тигра, доказывая, что он действительно полностью овладел тигром. Теперь он чувствует себя более комфортно в спасательной шлюпке в качестве альфы.

Глава восемьдесят первая

Пи вспоминает, как удивительно, что он выжил. Он думает о том, что Ричард Паркер — тигр из зоопарка, а не дикий, что означает, что он полагается на Пи исключительно для своей еды и воды.Он до сих пор не может поверить в свои отношения с тигром.

Глава восемьдесят вторая

Единственная и самая важная цель его жизни — найти и сохранить пресную воду. Он очень бережно хранит его и добавляет соли Ричарду Паркеру. Но воды для питья бывает редко. Еда еще сложнее, поскольку Пи отдает большую часть пойманной рыбы Ричарду Паркеру. Он ест все, что ловит, как можно быстрее, чтобы тигр не успел до него добраться. Он сравнивает себя с животным, которое со временем опускается ниже, чтобы выжить.

Глава восемьдесят третья

Когда случается чудовищный шторм, подобный которому, вероятно, может потопить спасательную шлюпку, Пи решает, что рискнет провести ночь с Ричардом Паркером в спасательной шлюпке. Он залезает под брезент и закрывает его поверх лодки, крепко держась, чтобы его не швырнуло на тигра. Когда шторм утихает, плот Пи и большая часть его еды ушли. К счастью, вода осталась. Когда наступает день, Ричард Паркер появляется и наблюдает, как Пи ремонтирует сломанные части лодки и сливает с нее воду.Похоже, он не заинтересован в том, чтобы беспокоить Пи.

Глава восемьдесят четвертая

Когда мимо проплывает кит, Пи думает о них как о проводниках океана, разделяющих его бедственное положение со всем океаном. Сами киты, однако, уже были загарпунены, вероятно, японским кораблем, и когда несколько дельфинов проплывают мимо, он не может дотянуться до них своим багром. Когда он видит птиц, он надеется, что они имеют в виду, что поблизости есть земля. Тем не менее, он ловит один и поедает его органы, а остальные бросает Ричарду Паркеру.

Глава восемьдесят пятая

Появляется яркая гроза и немного развлекает Пи. Он надеется, что Ричарду Паркеру понравится вместе с ним, но тигр напуган до дрожи. Пи, однако, ошеломлен, но не боится, хваля Аллаха и пытается еще больше помочь Ричарду Паркеру насладиться этим.

Глава восемьдесят шестая

Пи наконец видит корабль, отправляя его в экстатические мечты о своей семье в Канаде. Когда он наконец понимает, что корабль — это танкер, слишком большой, чтобы увидеть его в воде, он едва успевает уйти с его пути, как его разбивают.Едва избегая вектора танкера, Пи может маневрировать в сторону, посылая при этом сигнальную ракету с борта корабля. Ричард Паркер просто дремлет с легким интересом к происходящему. Пи клянется спасти тигра, будучи счастливым со своим единственным верным спутником.

Глава восемьдесят седьмая

Используя тряпку во сне, которая представляет собой не что иное, как влажную ткань, Пи закрывает лицо и предотвращает попадание воздуха в легкие, погружая его в глубокий сон, который дает ему немного облегчения.

Глава восемьдесят восемь

Проникая в большую массу дурно пахнущего мусора, Пи может вытащить из беспорядка бутылку вина, написать короткое сообщение, объясняющее его ситуацию, и бросить ее обратно в воду.

Глава восемьдесят девять

Все, что собрал Пи, быстро распадается. Его спасательные жилеты побелели, а солнце даже испортило запах. Ричард Паркер истощен так же, как и Пи, и его ручка, наконец, заканчивается, заканчивая записи в дневнике.Эта последняя запись о его собственном истощенном состоянии и его предположении, что и он, и Ричард Паркер скоро умрут. Небольшой дождь приносит ему надежду, но этого недостаточно, и когда Ричард Паркер не двигается, он тыкает его, чтобы проверить, жив ли он еще, предполагая, что не надолго.

Глава девяносто

Когда Ричард Паркер теряет зрение, проходит совсем немного времени, прежде чем Пи тоже. Более того, Пи больше не может стоять и есть. Его физически избивают, так что оскорбление слепоты почти невыносимо.

Однако из ниоткуда Пи слышит голос, сначала думая, что это его воображение, а затем ведет полноценный разговор с этим голосом о еде. Голос обсуждает радость от поедания мясных блюд с Пи, на что Пи отвечает, что морковь тоже подойдет. Он понимает, что другой голос — мясоед, и полагает, что он, возможно, «разговаривает» с Ричардом Паркером. Когда он спрашивает, убил ли голос мужчину, голос отвечает, что он убил не только мужчину, но и женщину, и съел их обоих.Пи быстро меняет тему.

Через некоторое время он понимает, что в голосе есть французский акцент, и думает, что там действительно должен быть кто-то другой. Он называет голосом свое имя и получает ответ, прося еды. Оба они полностью слепы от недостатка питания и продолжают обмениваться рассказами о еде. Пи говорит человеку, что у него нет еды, когда другой предлагает обмен, и оба продолжают сочувствовать, пока Пи не приглашает его на борт, чтобы обсудить вещи ближе, чтобы насладиться обществом друг друга.В конце концов, другой парень поднимается на борт, и когда они обнимаются, становится ясно, что он пытается убить и съесть Пи, а не подружиться с ним. Ричард Паркер быстро отвечает, убивая и съедая другого потерпевшего кораблекрушение. Ричард Паркер спасает жизнь Пи, но Пи полностью огорчен этим поступком и доведен до слез.

Глава девяносто первая

Порывшись в другой лодке, Пи находит немного воды и еды. Слезы, вызванные смертью другого мужчины, немного вернули ему зрение.Он промывает их дальше, и через два дня они полностью выздоравливают. Когда его зрение возвращается, он видит окончательные результаты нападения Ричарда Паркера на тело другого потерпевшего кораблекрушение. В последнем признании он признает, что использовал кусочки плоти мертвеца в качестве приманки и даже сам ел небольшие высушенные кусочки.

Глава девяносто вторая

Эти двое прибывают на остров, полностью состоящий из растительной массы. Есть только зеленый, который Пи считает успокаивающим как его любимый цвет и оттенок ислама, но Пи считает это иллюзией, пока не наступит на него и не почувствует запах растений.Он падает на землю и решает попробовать водоросли, сладкий налет и соленый внутри. Он плачет от радости из-за того, что нашел пищу после того, как посидел в тени дерева.

Ричард Паркер также покидает лодку, со всей силой, которую он может собрать, и отправляется на середину острова. Боясь тигра, заявившего, что остров принадлежит ему, Пи возвращается в лодку после еды и отдыха, чтобы позже к нему присоединился гораздо более оживленный и накормил Ричарда Паркера.

На следующий день они возвращаются на остров и снова едят.После того, как Пи возвращается в лодку, на него бросается Ричард Паркер. Он пытается остановить его свистком, но дискомфорт тигра заставляет его опускаться в воду, где он вместо этого плывет к лодке.

На следующий день эти двое выходят за одним и тем же, восстанавливая свои силы. Пи снова пытается ходить, и они чувствуют себя намного лучше. Спустя еще один день Пи решает немного исследовать остров, увидев всевозможные пруды, деревья и тысячи крошечных сурикатов.Сурикаты ютятся вокруг пруда, ловя рыбу снизу, и вскоре к ним присоединяется Пи, вымачивая пресную воду пруда. Вскоре прибывает Ричард Паркер и уничтожает сурикатов. Они просто позволяют это, ничего не зная о хищниках на своем острове из водорослей.

Еще через несколько дней Пи очищает спасательную шлюпку и исследует остров дальше. Он решает, что это должно быть около 7 миль в диаметре и 20 миль в окружности. Он продолжает и делает дальнейшие научные выводы о водорослях на острове.

По прошествии времени эти двое восстанавливают большую часть своего здоровья и силы. Когда тигр набирает столько сил, Пи решает возобновить тренировки, чтобы обезопасить его. Он учит тигра прыгать через обручи, но не может научить его более сложным трюкам с перекатыванием обруча.

В определенную ночь Пи решает спать на дереве с тысячами сурикатов, которые каждую ночь лазают на них. Утром от него сползают все пушистые зверюшки и направляются к прудам.В конце концов он приносит припасы и продолжает спать на деревьях, наслаждаясь компанией сурикатов. Однажды ночью он замечает в пруду мертвую рыбу, из-за чего сурикаты кричат. Утром мертвой рыбы нет.

В дальнейших путешествиях по острову Пи обнаруживает, что остров может быть плотоядным из-за дерева с человеческим зубом. Он проверяет это, бросая на ночь суриката на водоросли и наблюдая, как тот суетится обратно по дереву. Он решает, что по ночам остров выделяет какую-то кислоту, чтобы переварить все, что на нем осталось.Пора покинуть остров. Когда он уходит, он приносит много воды, сурикатов и рыбы, а также немного водорослей (хотя ночью они растворяются в кислоте). Он ждет Ричарда Паркера и, когда тигр возвращается, снова отправляется бродить по морю в своей лодке.

Глава девяносто третья

Поскольку все вокруг заканчивается, у Пи не хватает ресурсов. Пока он достигает самой низкой точки и решает обратиться к Богу.

Глава девяносто четвертая

Спасательная шлюпка выходит на берег в Мексике, и Пи вылетает на берег.Ричард Паркер следует за ним и устремляется в джунгли, не оглядываясь. Пи чувствует себя одиноким, брошенным тигром, пока он не сравнивает пляж с Богом и не чувствует его объятия. Когда он плачет из-за потери Ричарда Паркера, люди находят Пи на пляже, отчаявшись, что он не попрощался должным образом, чтобы закончить историю. Он сожалеет в тот самый день, когда рассказывает автору историю, что не попрощался. Бог с тобой », — обращался к Ричарду Паркеру.

В местную деревню люди на пляже берут Пи, чтобы его искупали и накормили.Он ест несколько дней и в конце концов попадает в больницу, а затем к приемной матери в Канаду. История Пи заканчивается особой благодарностью всем, кто помогал ему на этом пути.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава
Глава девяносто пятая

Автор наконец возвращается, обсуждая прибытие г-на Окамото и г-на Чибы в Томатлан. Прибыв сначала в Томатан, не тот город, они проезжают более 1500 км на пароме и сломанной машине, чтобы добраться до Томатлана, их фактического пункта назначения. После 41 часа неприятностей они прибывают в лазарет Бенито Хуареса и часами беседуют с Пи, все записывая.В конце они передают автору копию всей ленты и копию отчета.

Глава девяносто шестая

Пи встречает японцев, представляя себя интервьюерами от имени Японии, пытаясь узнать о затоплении Цимцум. Они говорят ему, что в перерывах между разговорами на японском у них была хорошая поездка. Они передают Пи печенье и начинают интервью.

Глава девяносто седьмая

«Рассказ».

Глава девяносто восемь

После того, как японцы попросили перерыв и дали Пи еще одно печенье, они обсуждают, что они думают о том, что Пи сумасшедший.Они также отмечают, как Пи копит печенье, предлагает ему еще одно и временно выходит из комнаты.

Глава девяносто девятая

Двое японцев возвращаются и сообщают Пи, что его история неправдоподобна. Он спрашивает, почему, и они упоминают, что бананы не плавают, на что Пи доказывает, что они ошибаются, перемещая перед ними два банана. Второй их момент — плотоядный остров, что кажется невозможным. Пи утверждает, что маловероятно, что некоторые другие растения имели бы смысл, если бы их никогда не видели, например, ловушка Венеры.Пропавший тигр — третий аргумент, в котором Пи упоминает, что животные постоянно убегают и их никогда не находят. Он злится, что в его историю «трудно поверить», и они снова отходят в сторону, комментируя, что он украл у них весь обед.

Когда г-н Окамото пытается обсудить гибель корабля, Пи ничего не понимает, и они продолжают спорить о правдивости истории Пи. Разговор дергается взад и вперед, заканчивая праздным разговором, чтобы снять стресс.

Наконец, Пи сердито начинает рассказ, созданный так, чтобы не «удивить вас».Это подтвердит то, что вы уже знаете ». Он рассказывает им вторую историю без животных, в которой французский повар, моряк со сломанной ногой и мать Пи находятся с ним на спасательной шлюпке. Повар отрезает матросу ногу, а когда он умирает, съедает его, сильно беспокоя Пи и его мать. Некоторое время спустя мать Пи и повар спорят, и повар убивает мать Пи, бросив ее голову Пи. После этого Пи убивает повара и, наконец, в одиночестве обращается к Богу.

Г-н Окамото указывает на параллели в рассказах и аналогичных ситуациях, и они оба не знают, чему верить.Они продолжают настаивать на подробностях фактического затопления корабля и продолжают раздражать Пи, который может сказать только плохое об экипажах корабля.

Поскольку ни одна из историй не предлагает другого результата, Пи просит их выбрать, какая история им больше всего нравится. Двое мужчин наслаждаются первой историей, за которую Пи благодарит и начинает плакать. Двое мужчин наконец поблагодарили Пи и ушли, заявив, что они скроются от Ричарда Паркера. Пи комментирует: «Он прячется где-то, и вы его никогда не найдете.”

Глава сто

Когда г-н Окамото, наконец, представляет свой отчет, он не объясняет, почему корабль затонул, и в конце он делает сноску с комментарием, в котором говорится, что Пи Патель — это великолепная история удивительного выживания, когда он выжил «в компании взрослого бенгальского». тигр ».

Extreme Summary

Мальчик и бенгальский тигр выживают в спасательной шлюпке 227 дней.

Внешние ссылки

: Художественная литература

: Опубликовано в 2001 г.

Life of Pi

23 классических индийских ресторанных блюда, которые можно приготовить дома

  1. Еда
·

Дайте перерыв в доставке еды на вынос. Вы можете приготовить отличные индийские блюда дома.

1. Алоо Тикки

pinchofyum.com

Думайте о алоо тикки как о вкусных индийских картофельных оладьях. Эти закуски или закуски готовятся из картофельного пюре и различных специй, формуются в пирожки, а затем обжариваются в масле. Вы найдете их продаваемыми на улицах Северной Индии и в меню местных закусок.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

2. Манго Чатни

frugalfeeding.com

Эта типичная индийская приправа используется для украшения многих индийских закусок и сделана из манго, уксуса, сахара и специй. Чатни из манго , вероятно, самый узнаваемый и самый широко доступный чатни, но чатни можно приготовить из ряда других ингредиентов, включая мяту и тамаринд.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

3. Самоса

Джеймс Ропер / saveur.com

Думайте о самос как о индийской версии эмпанада. Это любимая закуска из слоеного теста с обильной начинкой из картофеля и овощей. Их складывают в треугольники, жарят и подают с чатни.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

4.Raita

budgetbytes.com

Raita — ваш лучший друг, если вы впервые едите индийскую кухню. Не совсем уверены, насколько острым будет ваше блюдо? Думаете, вы не сможете с этим справиться? Не бойся. Раита тебя поддержит. Этот охлаждающий соус из йогурта с огурцом и мятой снизит температуру, если он станет слишком горячим.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

5.Momos

vegrecipesofindia.com

Momos — это просто индийские пельмени. Специи, используемые в начинке и соусе, более характерны для индийской кухни, чем для китайской кухни, но, как и пельмени, момо готовят на пару или жарят и идут с различными овощными и мясными начинками.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

6. Пакора / Бхаджи

Шри / food52.ком

Pakora и bhaji — два термина для овощей в кляре и во фритюре, вроде темпуры. Лук — один из самых популярных сортов пакора и бхаджи, но и другие овощи готовятся таким же образом. Это довольно убедительный способ получить 3-5 занятий в день.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

7. Палак Панир / Сааг Панир

Cookrepublic.ком

Palak paneer — это то, что Попай ел бы, если бы ел индийскую еду. Это приготовленный шпинат с мягким свежим белым сыром под названием панир, и это потрясающе. Возможно, вы также знаете это блюдо как saag paneer . «Палак» на хинди означает спинич, а «сааг» означает зелень, поэтому эти два термина частично совпадают.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

8. Хана Даль

vegrecipesofindia.ком

Хана дал — это блюдо, состоящее в основном из нарезанного нута, тушенного со специями, такими как куркума. Дал также относится к другим бобовым, таким как горох, фасоль и чечевица, и, возможно, вы также можете найти эти сорта в меню вашего ресторана.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

9. Алоо Гоби

veganricha.com

Алоо гоби — это ароматное блюдо, приготовленное из картофеля и цветной капусты, приготовленных с чесноком, имбирем, куркумой и другими специями.Обычно он более острый и более сухой, потому что, в отличие от многих основных блюд, его не подают в виде тушеного мяса или в соусе.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

10. Курица тандури

lecremedelacrumb.com

Традиционно цыпленка тандыр жарят в глиняной печи, называемой тандыр. Курицу замариновывают в йогурте и специях на ночь, прежде чем она отправится в тандыр на длинных шпажках.Если на вашей кухне или в месте, где можно купить еду на вынос, нет глиняной печи, решите проблему с помощью гриля или жаровни.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

11. Цыпленок Тикка Масала

chewoutloud.com

Цыпленок тикка масала — это классическое индийское блюдо на вынос, которое является отличительной чертой индийской, а также британской кухни. Он настолько популярен, что его даже неофициально называют «национальным блюдом США».K. «Кусочки цыпленка тандури нарезаются и тушатся в насыщенном, остром томатном соусе, состоящем из смеси специй, называемой гарам масала. Если вы впервые едите индийскую кухню, это хороший вариант для начала.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

12. Куриное Масло

Клячи / Cookingandme.com

Цыпленок в масле очень похож на цыпленка тикка масала, но можно использовать целые кусочки курицы на костях.Однако в большинстве случаев курица тикка масала и курица в масле почти взаимозаменяемы.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

13. Баранина Роган Джош

jamieoliver.com

Lamb rogan josh родом из Пакистана и региона Кашмир на севере Индии, и сегодня его можно купить в большинстве индийских ресторанов на вынос по всему миру.После того, как мясо замаринулось в йогурте, чесноке и имбире, оно готовится с луком, перцем и множеством специй. Кардамон, гвоздика, корица, кориандр, семена фенхеля, гарам масала и этот список можно продолжить.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

14. Цыпленок Виндалу

Лэндон Нордеман / saveur.com

Виндалу отличается более жидким, обычно более острым соусом, приготовленным с добавлением уксуса.Эти блюда также обычно имеют более острый оттенок с добавлением смеси острого перца чили, поэтому действуйте осторожно.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

15. Куриная Корма

Пенни Де Лос Сантос / saveur.com

Если острая еда не ваша игра, более безопасным вариантом будет корма . Это блюдо карри часто готовят из кокосового молока и измельченного миндаля или кешью, которые придают соусу приятный ореховый вкус и мягкость.Мягкость соуса позволяет сиять аромату более мягких специй.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

16. Цыпленок Джалфрези

ivillage.com

Цыпленок jalfrezi отличается большими кусочками лука, а также красным и зеленым перцем, которые делают это блюдо похожим на жаркое. Мясо и овощи готовятся в масле и специях, затем добавляются помидоры, чтобы получился густой соус с кусочками.Сойди с ума, jalfrezi.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

17. Бирьяни

AmandaInOz / indian.food.com

Если джалфрези похожа на индийское жаркое, то бирьяни похоже на индийский жареный рис. Рис — это основной ингредиент, в который добавляется любое сочетание мяса, овощей, сухофруктов, орехов и специй. Некоторые бирьяни содержат изюм, который придает сладость остальному и ароматному блюду.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

18. Наан

Фотография Ингаллса / saveur.com

Наан — это хлеб, которым вы будете впитывать весь соус, оставшийся на вашей тарелке. Обычно он мягкий, теплый, с добавлением масла и трав. Вы можете персонализировать свой наан, добавив несколько различных добавок, и чеснок всегда подойдет вам.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

19. Роти

Journeykitchen.com

Роти — это еще один вид лепешек, но поскольку тесто не содержит дрожжей, оно намного тоньше, чем наан. Они похожи на лепешки, а в некоторых ресторанах их даже используют для приготовления бутербродов с карри.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

20.Райс Хир

Лэндон Нордеман / saveur.com

Рисовый кхир — это индийская версия рисового пудинга, но поскольку индийская еда потрясающая, рисовый пудинг из нее получается лучше. Рис кхир приправлен шафраном и кардамоном, украшен фисташками и миндалем и заслуживает места в зале славы десертов.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

21.Кулфи

kurryleaves.blogspot.com

Если ваше основное блюдо было слишком острым, выпейте кулфи , чтобы остудить. Этот замороженный десерт сделан из молока, которое было сварено, подслащено, ароматизировано и заморожено в формах. Это похоже на эскимо мороженого и бывает с традиционными ароматами, такими как роза, фисташки и манго. Да, пожалуйста.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

22.Манго Ласси

Фотография Ингаллса / saveur.com

Манго ласси — еще один способ остыть, если у вас была тяжелая рука с перцем чили. По сути, это молочный коктейль из манго или смузи, приготовленный из молока, йогурта, свежего мангового пюре и нескольких ароматных специй. Потому что в индийской кухне во всем есть хоть немного специй.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

23.Масала Чай

Тодд Коулман / saveur.com

Конечно, вы слышали о чае, но знаете ли вы, как его делают? Традиционный чай масала , или то, что большинство американцев называют просто чай, представляет собой черный чай и молоко в сочетании со смесью корицы, кардамона, имбиря, гвоздики, черного перца, фенхеля и звездчатого аниса. Прекрасное завершение любой великолепной индийской трапезы.

Попробуйте приготовить его дома по рецепту здесь.

Вкусный

Получите все лучшие вкусные рецепты в своем почтовом ящике! Подпишитесь на рассылку Tasty сегодня!

Как Ян Мартель начинает «Жизнь Пи» | автор: Как начинается роман

(Это эссе также доступно в виде видео на YouTube .)

Жизнь Пи начинается со смерти — смерти романа:

«Это несчастье, свойственное потенциальным писателям. Ваша тема хороша, как и ваши предложения. Ваши персонажи настолько румяны жизнью, что им практически нужны свидетельства о рождении. Сюжет, который вы для них наметили, грандиозен, прост и увлекателен. Вы провели исследование, собрали факты — исторические, социальные, важные, кулинарные — которые придадут вашей истории ощущение подлинности. Диалог мчится, потрескивая от напряжения.Описания наполнены цветом, контрастом и выразительными деталями. На самом деле ваша история может быть только великолепной. Но все это ни к чему не приводит. […] Отсутствует элемент, та искра, которая оживляет реальную историю, независимо от того, правильная ли история или еда. Ваша история эмоционально мертва, вот в чем ее суть «.

Провалившись в одном романе, автор Янн Мартель рассказывает о том, как он затем путешествовал по миру в поисках искры вдохновения для нового. Это история его поисков той искры, которая втягивает нас в роман, который мы держим в руках, прямо с первого абзаца, в конечном итоге приводя его (и нас) к жизни Пи.

Я думаю о том, как начало великих романов зацепляет читателей. Янн Мартель говорит о «искре, которая оживляет реальную историю», и я работаю над этой искрой в своей собственной работе. Что сразу бросается в глаза в Life of Pi , так это использование Янном Мартелем рассказчика от первого лица. Но мне интересно, насколько рассказчик, даже очаровательный, действительно может захватить читателя.

Итак, давайте посмотрим, что мы можем узнать о силе повествования от первого лица в открытии романа Янна Мартеля «Жизнь Пи ».

Я немного испорчу Life of Pi : на первых 85 страницах ничего особенного не происходит. Итак, вы знаете, все мои тетради. Они говорят, что первая глава романа должна начинаться с непреодолимого конфликта прямо с первой строки, потому что, знаете ли, внимание уделяется и так далее. Люди не читают.

И все же люди действительно прочитали Жизнь Пи . В год, когда он выиграл Букеровскую премию, я жил в Монреале. Судя по новостным статьям и информации об авторе в конце книги, очевидно, так поступил и Ян Мартель.Повсюду — в автобусе, в парке — на меня смотрел тигр с обложки Life of Pi .

Вероятно, это было сочетание местной гордости и главной литературной награды, которая привлекла внимание многих людей. Но я также думаю, что читателей зацепила эта замечательная посылка: что-то о тигре, мальчике, спасательной шлюпке и Тихом океане.

Но когда мы открываем первые страницы романа, мы находимся так далеко от Тихого океана, насколько это возможно.

Книга начинается с примечания автора.Похоже на довольно стандартное введение, вроде мелкого шрифта. Я читаю это, потому что я одержим этими вещами и читаю книги от корки до корки, от посвящений до благодарностей, но, возможно, другие пропустили это. Может быть, они просто хотели добраться до «реальной» истории — что бы «реальное» ни значило для романа.

В примечании автора Янн Мартель рассказывает о своем писательском процессе, как если бы он написал научно-популярную книгу.

Он говорит, что написал плохой роман, а потом выбросил его. Потом он путешествовал.Он оказался в Индии, в городе Пондичерри, в кафе. Он завязал разговор с дружелюбным стариком и сказал ему, что он писатель. Тогда старик сказал: «У меня есть история, которая заставит вас поверить в Бога».

Старик рассказал эту историю Янну Мартелю. Затем Янн Мартель вернулся домой в Канаду и нашел человека в центре этой истории. Янн Мартель — или, по крайней мере, рассказчик Янн Мартель — нашел своего главного героя. Он выслушал свой рассказ от начала до конца, а затем согласился, что это «действительно история, которая заставит вас поверить в Бога.С этим астрономическим заявлением мы переходим к главе 1, где Ян Мартель позволяет главному герою рассказать свою историю.

Новый рассказчик болтает о своем учебе в университете по зоологии. Он исследовал функцию щитовидной железы трехпалого ленивца и забавляет нас подробностями об одном из самых медленных и нехаризматичных существ в царстве животных.

Он упоминает, как он был отличным учеником, который только следовал за тем, кого он называет «розовым мальчиком, поедающим говядину», мальчиком, которого он любил. Рассказчик говорит, что скучает по Ричарду Паркеру, который ушел, так и не попрощавшись, и который живет в кошмарах рассказчика.

Он неопределенно намекает на трагедию и на пробуждение в больнице в Мексике. Он говорит, что вернулся домой в Канаду.

В индийском ресторане он закусывал еду руками. «Только что с лодки?» — саркастически сказал официант, как будто рассказчик был недавно прибывшим с плохими манерами за столом. От стыда рассказчик потерял аппетит.

Глава 2 прерывает рассказ. Оно состоит из одного абзаца, нескольких строк и набрано тем же курсивом, что и примечание автора.Это снова Янн Мартель. Он делится своими впечатлениями от главного героя, его выразительным лицом и восторженным, беспокойным поведением, когда он рассказывает свою историю. «Никаких светских разговоров. Он устремляется вперед ».

Главный герой снова рассказывает и упоминает, как он был назван в честь бассейна. Все началось с его почетного дяди, человека, которого Янн Мартель встретил в кафе в Индии. Этот дядя был пловцом мирового класса, который когда-то жил в Париже. Дядя мало что говорил о городе, но он романтизировал его общественные бассейны.

Самым грандиозным из них был Piscine Molitor, бассейн Molitor, piscine , что по-французски означает бассейн . Экзотическое французское имя Piscine Molitor произвело впечатление на отца нашего рассказчика, и поэтому он назвал своего сына, нашего рассказчика, Piscine Molitor Patel.

Отец Писцины владел зоопарком в ботаническом саду Пондичерри. Это было волшебное место для роста. Каждый день по дороге в школу Писцин встречал рептилий, кошек и слонов в джунглях, цветы и фруктовые деревья, пышную растительность и песни птиц.Он говорит, что животные не хотят жить на просторах природы. Они предпочитают домашний распорядок своих зоопарков, почти так же, как люди предпочитают жить в домах, чем на улице. Он предполагает, что неограниченная свобода может быть устрашающей.

В конце концов он пошел в школу. Его имя, Piscine, быстро превратилось в слово Pissing на школьном дворе. Остальные дети безжалостно дразнили его.

Итак, в следующем учебном году, прежде чем кто-либо смог назвать его Писающий , он подошел к доске и написал, что его зовут Писцин Молитор Патель, или для краткости Пи.Затем он объяснил, что такое пи: буква греческого алфавита и математический символ. В классе за уроком он повторял этот распорядок, пока каждый из его однокурсников не выучил его наизусть. Вскоре другие студенты стали называть себя греческими буквами, такими как омега и эпсилон. После этого дня никто больше не называл его Писающий . Он был и всегда будет Пи. «В этом неуловимом, иррациональном числе, с помощью которого ученые пытаются понять Вселенную, я нашел убежище».

Термин рассказывание историй используется во всех контекстах.Я видел его использование в рекламе и маркетинге в социальных сетях. Создатели фильма говорят о визуальном повествовании. Много лет назад я работал на радио, и мы говорили о гостях на интервью, которые были «прирожденными рассказчиками».

Но настоящее повествование — это не идеальные предложения и трехактные дуги или теории коммуникации и убеждения. Это потому, что наиболее естественным образом мы сталкиваемся с историями не через телевидение, книги, фильмы или подкасты. Это через людей в нашей жизни.

Там рассказывается о рассказах историй.Знаешь: «Никогда не угадаешь, с кем я столкнулся». Кто-то, кто нам небезразличен, рассказывает нам о событии в своей жизни. Это момент уязвимости, близости и взаимопонимания. В этот момент связи мы теряем бдительность. Как только это произойдет, мы готовы мириться со многими странными поступками этого человека, который нам небезразличен. Мы готовы принять ложь, боль и любовь.

Самонадеянность, стоящая за Life of Pi , заключается в том, что это беседа или интервью, имитирующее акт обмена от первого лица.Повествование от первого лица кажется нам совершенно естественным и знакомым, и мы согласны с этим. «Вы никогда не угадаете, что со мной случилось» превращается в «У меня есть история, которая заставит вас поверить в Бога». Может быть, разные слова, но это одно и то же обещание слушателю, исходящее из схожей точки зрения от первого лица.

У Янна Мартеля на самом деле есть два рассказчика, которые оба говорят нам — слушатель, читатель — что мы не поверим тому, что с ними произошло. Для рассказчика Яна Мартеля это история о том, как он нашел вдохновение.Для Пи это история о том, как он был назван в честь бассейна, вырос в зоопарке и пережил ужасную трагедию.

Обе эти истории основаны на харизме их рассказчиков. Но достаточно ли этой харизмы, чтобы удержать нас на 85 страницах, где ничего не происходит?

Несколько лет назад я был на конференции сценаристов, на которой с докладом выступил голливудский писатель и учитель Кори Манделл. Он сказал, что есть два типа писателей, каждый из которых обладает разными сильными сторонами.

Концептуальные писатели сильны в структуре и предпосылках, но слабее в эмоциях и тонкости. Интуитивные писатели, тем временем, лучше разбираются в психологии персонажей и наблюдательности, но, как правило, им не хватает сильных зацепок и структуры. Зрелый писатель объединяет эти два способа — концептуальный и интуитивный.

Я хочу сказать, что ранние части Life of Pi склоняются к этому интуитивному режиму. Но этот ярлык кажется немного плоским, потому что с Life of Pi происходит что-то еще, помимо того, что указано на странице.

В первый раз, когда я прочитал книгу, я был похож на рассказчика Янна Мартеля: я шлепнулся на эту встречу с человеком, историю которого я смутно слышал.Вымышленный Янн Мартель услышал это от старика в кафе. Я слышал эту предпосылку из обзоров и освещения в СМИ. Мы оба хотели знать, что за человек был Пи и что эта поездка должна была с ним сделать. Итак, мы оба оказались в одном месте: перед Пи.

Затем мы погрузились, так сказать, в жизнь Пи — вроде, всю жизнь, с самого начала. Это не случайное название. Он бессвязно рассказывает о своем захватывающем, необычном детстве и своем очаровательном необычном имени. Он беспокойный и спокойный.Он смутно духовен с намеком на мудрость. И мы просто ждем, когда он прольется под эту поверхность и доберется до тигриной твари. Мы ждем окупаемости этой замечательной предпосылки.

Мы уже знаем, что первая глава — не первая глава истории. Но, может быть, первой главы даже нет в книге. Может быть, дело в письме-запросе, которое читает редактор, или в копии обложки, которую мы просматриваем в книжном магазине, или в синопсисе, который мы читаем в Интернете.

И это все за пределами того, что автор мог бы считать своим литературным произведением.Но, возможно, автор Янн Мартель пользуется преимуществом этой саморефлексивной петли того, как мы узнаем истории и потребляем их. Я не знаю. Это роман, который тоже о себе самом, и это также о том, как читатель узнал о романе. Жизнь Пи начинается раньше Жизнь Пи . В авторской заметке вымысел и реальность свободно смешиваются.

В общем, это все концептуальные вещи. Это часть того, что в сценарии и издательском деле называют «высокой концепцией».«Вы знаете, отличная предпосылка, отличная идея.

Но есть огромная разница между отличной идеей и отличной историей. Между моим кратким изложением сюжетов тех первых глав и написанием Яна Мартеля огромная разница. Разница в том, где проявляются его искусство и сила повествования от первого лица.

Конечно, ожидание узнать о приключениях Пи привело нас сюда, и оно приглашает нас отправиться в путешествие. Это то, что привело нас на страницу 1, и она, очевидно, огромна.Но мы готовы перейти на страницу 2 или страницу 350 только потому, что человек, который ведет нас в этом путешествии — страница за страницей, анекдот за анекдотом — оказывается тем, с кем нам действительно нравится проводить время.

Письмо присутствует и удерживает наше внимание, как зрительный контакт. В нем есть искра жизни. Мы социальные существа, настолько одержимые жизнью, что даже готовы отправиться на Марс, чтобы найти ее побольше.

И именно поэтому в кадре «Жизнь Пи » Янн Мартель рассказывает о том, как он путешествовал по миру в поисках искры: то, что воплощает в жизнь сюжет, характер и описание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *