Хех ханна: Ханна Хёх — женщина, которую забыли.

Содержание

Ханна Хёх — женщина, которую забыли.

В 20-ые годы прошлого века, когда искусство перевернули и поставили с ног на голову, когда появились такие течения, как кубизм, футуризм, дадаизм и прочие измы, Ханна Хёх была пионером фотомонтажа. Ханна работала с такими художниками и декораторами, как Джордж Гросс, Джордж Хартфилд, Рауль Хаусманн.
Только вот когда Рихард Хюльзенбек, одна из знаковых фигур дадаизма, писал историю Дада, он даже не упомянул имени Ханны Хёх, «забыл».
Мужчины того времени привыкли все лавры забирать себе. Только сейчас имена женщин, работавших бок о бок с этими мужчинами, начинают, наконец, выходить из тени.
Габриэль Мюнтер, подруга Василия Кандинского, Софи Таубер, жена Жана Арпа, Любовь Попова, соратница Александра Родченко, и конечно же, Фрида Кало, сейчас более известная, чем ее муж Диего Ривера.
Через много лет вышла из тени и Ханна Хёх.


Ханна Хёх (Hannah Höch) родилась в городе Гота (Тюригия, Германия) в 1889 году в семье страхового агента. Мама Ханны была художником-любителем.
В 15 лет Ханне пришлось бросить школу, чтобы ухаживать за братьями и сестрами.
Но в 1912 году Ханна продолжила учиться, Она поступила в берлинскую Школу прикладного искусства.
У Ханны «всегда был экспериментальный склад ума», и она искала новые формы в искусстве.
А еще у Ханны, по ее собственным словам, был «безрассудный характер». Когда она познакомилась с Раулем Хаусманном, то увлеклась им не только, как художником, но и как мужчиной. Хаусманн был женат, но это не помешало ему вступить с молоденькой Ханной в любовную связь.

Хёх и Хаусманн вместе с другими художниками с энтузиазмом восприняли дадаистские принципы.
Хаусманн рассказывал, что к открытию фотомонтажа его привел случай. Однажды они с Ханной увидели странную фотографию, на которой лицо сына хозяина пансионата, в котором они жили, наложилось пять раз на лица других солдат, которые его окружали. Это стало одним из самых известных методов дада.
Но позже, когда исследователи читали письма Ханны и Рауля друг к другу, выяснилось, что Хаусманн в основном пропагандировал этот метод, а большинство работ выполняла Ханна.
Женщина занималась рутинной работой, а мужчина продвигал. Но нет никакого сомнения, что эта пара разработала фотомонтаж в тандеме.
Как таковой фотомонтаж был известен еще с середины 19 века, но фотохудожники того времени старались свои манипуляции замаскировать, а Рауль и Ханна превратили фотомонтаж в концептуальное искусство, главной целью которого было оглушить, шокировать, вызвать эмоции.

Ханна Хёх и Рауль Хаусманн

Работы самой Ханны Хёх гораздо оригинальнее и интереснее, чем работы Хаусманна, но ей пришлось довольствоваться вторыми ролями, чтобы не травмировать хрупкое эго любимого человека, в то время как тот, получал львиную долю славы.
Но в конце концов после двух абортов Ханна предложила расстаться. В 1922 году Хёх и Хаусман расстаются.
В 1924 году Ханна приезжает в Париж и продолжает развиваться как художник.
В 1926 году Ханна знакомится с писательницей Тил Бругман, с которой живет и работает в течение 10 лет.

Хёх и Бругман

Зарабатывала деньги Ханна в основном работая для издательского концерна Ullstein. В том числе она разрабатывала узоры для вязания и вышивок в дамских журналах.
Благодаря работе в издательстве, у Ханны был доступ к разным журналам, из которых она делала вырезки для своих коллажей и группировала их по темам.
В творчестве Ханны Хёх преобладали две темы, которые сливались в один сюжет: женщина и медиа. Еще одной большой темой творчества Ханны был вопрос веры.
Художница пародировала власть, которую с помощью изображений имели печатные издания (с помощью иллюстраций газеты и журналы усиливают влияние печатного слова на мозг читателя).
В 20-ые годы рождалась новая массовая культура, ориентированная на зрелище — фотографию. Медиа присваивали контроль над изображением реальности, а значит и над самой реальностью.
Ханна выбирала известные, узнаваемые всеми картинки, соединяла их, создавала новый смысл. Ассоциации ее картин были понятны современникам, но не всегда понятны нам, нынешним.
Так, одной из тем модных журналов была Новая женщина, эмансипированная, раскрепощенная, имеющая право голоса, главный потребитель товаров и услуг. Но Ханна в своих картинах показывала, что на женщине попрежнему лежит вся домашняя работа, трудоустроиться ей сложно так же, как и раньше, мужчины не считают ее ровней себе, а общественность порицает за свободный нрав.
Фотоколлажи Хёх нарочито небрежные и грубоватые. Ханна сознательно выбрала такую манеру, не желая сглаживать острые углы.
Медийный образ красоты, женщина и общество, поиски собственной индивидуальности, брак, сексуальность, отношения полов, возможность контролировать свою жизнь — большинство картин Ханны посвящены этим темам.

В 30-40-х годах Ханне было запрещено заниматься художественной деятельностью. Работы её были объявлены относящимися к дегенеративному искусству, их было запрещено выставлять.
ханна жила в это время в пригороде Берлина и прятала свои работы на дне высохшего колодца.
в 1938 году она выходит замуж за пианиста Курта Маттиса, с которым живёт до 1944 года. В 1965 Ханну Хёх принимают в Берлинскую академию художеств.
Ханна все-таки дожила до признания ее вклада в искусство 20 века. В 1976 году прошли две крупные выставки ее работ в Париже и Берлине.

Ханна Хёх в своей студии в 1976 году

Свое признание Ханна встретила так же невозмутимо, как когда-то ранее пренебрежение и покровительственные и даже враждебные отношения к себе коллег-мужчин.
— Женщины-художницы были для них лишь очаровательные и талантливые любительницы, которым они отказывали в реальном профессиональном статусе. Трудно было быть художницей в Германии 30 лет назад, — сказала Ханна.
Умерла Ханна Хёх в 1978 году.


Ханна Хёх. Женщина-художница, которую ненавидели мужчины | Издательство СЛОВО/SLOVO

В ноябре в издательстве СЛОВО выходит долгожданное продолжение книги Альфредо Аккатино «Аутсайдеры в искусстве» — «Истории непризнанных гениев». Как и в первой книге «Таланты без поклонников» Альфредо рассказывает o о художниках-аутсайдерах XX века — гениальных, самобытных, таких разных и забытых. Вы, скорее всего, не найдете ни одного из их имен в классических учебниках по истории искусства.

Публикуем главу, посвященную трагической судьбе немецкой художницы Ханны Хёх.

Ханна Хёх в 1920 году с куклами, изображающими ее вымышленных дочерей Пакс и Ботту. Фотография Вилли Рёмера

Ханна Хёх в 1920 году с куклами, изображающими ее вымышленных дочерей Пакс и Ботту. Фотография Вилли Рёмера

Ханна не была обманщицей. И, клянусь, не была стервой. Дело в том, что если мужчины правда ненавидят женщин, то представьте, как они ненавидят художниц, которые претендуют на то, что могут выйти из статуса обожательниц или «очаровательных и талантливых любовниц», как Ханна подчеркнула в одном интервью, рассуждая на тему положения женщин в среде авангардистов.

Коллеги мужчины настолько пренебрегали ею и недооценивали ее, что Ханс Рихтер определил ее просто как «хорошую девочку», которую ценили за ее способность раздобыть бутерброды и напитки во время собраний дадаистов, к которым Ханна присоединилась.

Скажем все как есть: она была одним из ведущих мастеров техники фотомонтажа — ее можно считать абсолютным первопроходцем — и, несомненно, одним из движущих умов дадаизма. И тем не менее даже Георг Гросс и Джон Хартфилд — ее друзья только на бумаге — не одобрили ее кандидатуру на участие в Первой международной дада-ярмарке 1920 года, на которой она все же стала единственной женщиной-экспонентом. Для всех она была всего лишь «женщиной Рауля Хаусмана». Реальность такова, что ее гротескные и сатиричные фотоколлажи, созданные совместно с партнером, вскрывают абсурдные противоречия культуры того времени и зависимую роль женщины, которую все же пересмотрели при Веймарской республике.

Ханна Хёх. Разрезание дадаистическим кухонным ножом пивного брюха культурной эпохи Веймарской республики. 1919. Сатирический коллаж на социальную тему, составленный из вырезок из пропагандистских журналов.на ярмарке дада,

Ханна Хёх. Разрезание дадаистическим кухонным ножом пивного брюха культурной эпохи Веймарской республики. 1919. Сатирический коллаж на социальную тему, составленный из вырезок из пропагандистских журналов.на ярмарке дада,

Свою четкую позицию Ханна продемонстрировала на ярмарке дада, где выставила коллаж «Разрез кухонным ножом» — жесткую критику современного общества, принижающего социальный статус женщины. На небольшой карте обозначены европейские страны, которые имеют право голоса, благодаря сопоставлению мужских и женских тел они приобретают форму двусмысленных изображений, подрывающих привычные представления о половой идентичности. Ханна вносит основополагающий вклад в технику коллажа и деколлажа, используя фотографии из популярных журналов и вставляя расписанные и доработанные куски бумаги.

Бурные и неистовые отношения с Хаусманом закончились спустя семь лет из-за его постоянных отказов оставить жену. Гений, который встряхнул мир искусства своей работой «Механическая голова» (известной также как «Дух нашего времени»), продолжал пренебрегать своей любовницей не только из-за ее желания выйти замуж, что он заклеймил как «мещанскую склонность», но также из-за ее взглядов на творчество. Такое лицемерие побудило Хёх написать в 1920 году «краткую едкую историю» под названием «Художник», в которой ключевой тезис звучит так: «Художник проваливается в глубокий духовный кризис, когда жена просит его помыть тарелки».

Ханна (Иоганна) Хёх родилась в 1889 году в Готе, в центре Германии, в буржуазной семье, которая предоставила ей возможность учиться в школе прикладного искусства в Берлине, что было редкостью по тем временам. В 1916 году она начинает работать в издательстве «Ullstein», для которого создает виньетки и иллюстрации. В 1919 году Ханна входит в круг дадистов и участвует в выставках Ноябрьской группы.

Весной 1921 года, устав от постоянного унижения, Ханна окончательно расстается с Хаусманом, разделив с ним первые смелые опыты в области фотомонтажа, который она постоянно развивала в собственном независимом стиле. Впоследствии Хаусман будет стремиться всячески преуменьшить ее роль.

Ханна Хёх. Закалка. 1925

Ханна Хёх. Закалка. 1925

Ханна путешествует по Франции и России и знакомится с голландской писательницей Тиль Брюгман, в которую она постепенно влюбляется и с которой в 1926 году переезжает в Гаагу, а затем, в 1929-м в Берлин. Их девятилетние отношения никогда не определяли как лесбийские, а называли «частными», но они вызывали негативное отношение со стороны таких пророков авангарда, как Тео ван Дусбург и Курт Швиттерс (в его доме они и познакомились). Негласное обвинение в «извращении» (что сейчас кажется невероятным применительно к художественной среде, из которой оно и берет начало), на самом деле помешает ей выставляться в течение многих лет. Ханне оперируют щитовидную железу: ее жизнь спасена, но плата за операцию превращается в кучу долгов.

В 1935-м ей уже сорок шесть лет, но несмотря на возраст, во время экскурсии по Доломитам она влюбляется в пианиста и предпринимателя Курта Маттиеса, моложе ее на двадцать один год, с которым у нее начинается то, что сегодня определили бы как «сложные отношения». Эта история принесет Ханне много боли. В 1937-м Курта приговаривают к принудительной кастрации и году заключения за сексуальные домогательства к несовершеннолетним. Об этом событии, которое ее переворачивает, от стыда она не упомянет даже в своих «Дневниках». Ханна ухитряется поручиться за него перед нацистскими властями. Выбор, который, должно быть, дается ей тяжело. В 1939 году она выходит за него замуж, но все очень быстро заканчивается.

Домик среди зелени в Хайлигензее, на окраине Берлина, где скрывалась Ханна Хёх и в саду которого она спрячет работы своих друзей из группы Дада и школы Баухаус.

Домик среди зелени в Хайлигензее, на окраине Берлина, где скрывалась Ханна Хёх и в саду которого она спрячет работы своих друзей из группы Дада и школы Баухаус.

Во время войны, к концу их отношений, Ханна отдаляется от мира в своего рода «внутреннюю эмиграцию». В изоляции, забытая, она смогла пережить режим, по ее воспоминаниям, только в своемдомике среди зелени в Хайлигензее, на окраине Берлина, где ее никто не знает как «дегенератку» и «большевичку». Ей также удается сохранить документы дадаистов и работы своих бывших друзей-художников, закопав их в многочисленных ящиках в саду. Она пишет: «Я должна была исчезнуть, как если бы я отправилась жить под землю». Одинокая, на грани нищеты, она продолжает творить только для себя, создавая в 1950-х годах маленькие, драгоценные графические работы, и учить молодых людей, «которые по-настоящему просты и бессознательны, чтобы мыслить свободно, иметь независимый и открытый взгляд». Это то, что пишет Ханна Хёх, вспоминая собственную жизнь:

«Женщине было непросто утвердиться в Германии как современному художнику. […] Большая часть наших коллег-мужчин долго продолжала относиться к нам как к очаровательным и одаренным дилетанткам, мысленно отрицая в нас хоть какой-то реальный профессиональный статус».

Она умрет 31 мая 1978 года.

Обложка второй книги Альфредо Аккатино «Аутсайдеры в искусстве»

Обложка второй книги Альфредо Аккатино «Аутсайдеры в искусстве»

Hanna Hoch (Hoech) — Agnes Vogeler — LiveJournal


Я тут иногда пишу статьи в журнал «Фотомастерская». Думаю, многие его знают. :))
http://www.photo-mast.ru/
А вот блог журнала. «Фотомастерская» и её сотрудники живут насыщенной культурной жизнью, о чем и пишут.:)
Иногда я буду выкладывать кое-что из своих статей здесь. Конечно, это не формат ЖЖ, поэтому тяжеловато. Постараюсь сокращать. Вот, например, из этого текста про Ханну Хёх я убрала кусок, в котором объясняется, что такое дадаизм:)и еще некоторые места. Но пассаж про фотомонтаж решила не убирать. Просто, некоторые темы кажутся мне настолько интересными, что, я надеюсь, читатели проявят снисхождение к занудству изложения и хотя бы картинки посмотрят с удовольствием.:))) Надеюсь, со временем мой стиль станет легче.:))


Фотомонтаж – одна из самых ярких, парадоксальных и впечатляющих форм художественного творчества, идеально выражает породившую его эпоху. Двадцатые годы двадцатого века – время активных экспериментов в искусстве, политике, общественной жизни — наполнены пафосом утверждения нового, конструктивного, революционного. Парадокс состоит в том, что новое искусство не только созидает новые миры, но одновременно разрушает старый, оказавшийся таким лживым, бесчеловечным, циничным и лишенным смысла.

Разрушение и созидание, рациональность и абсурд, конструктивизм и дадаизм – в том, что касается фотографии – эти полярные противоположности складываются в общую картину узнаваемых зрительных образов этого яркого периода.

Строго говоря, фотомонтаж — не изобретение 20-х годов. Так называемая композитная фотография, созданная с помощью нескольких негативов с разными изображениями, или склеенная из вырезанных фрагментов готовых отпечатков – активно практиковалась с середины 19 века. Но художники прошлого стремились замаскировать свои манипуляции, так, чтобы их сложносоставное произведение не противоречило реальности. Принципиальное отличие фотомонтажа первых десятилетий 20-века состоит в том, что теперь никто не пытался создать спокойное жизнеподобное изображение. Наоборот – главной целью было вызвать яркий эмоциональный отклик, шокировать зрителя, оглушить его неожиданными контрастами, невероятными сопоставлениями.

Собственно и сам термин «монтаж» появился в 20-е годы (и получил широкое распространение после выхода фильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин»). Понятие монтажа в это время связано не только с фотографией, но и с кино, живописью и даже литературой. Монтировать – означает брать привычные объекты из самых разных областей – политики, искусства, промышленности, повседневного быта, смешивать, соединять и сопоставлять их самым неожиданным образом и получать совершенно новый объект, наполненный новым смыслом. Фотомонтаж позволял «манипулировать самыми острыми контрастами и достигать равновесия», — по выражению Рауля Хаусманна.

«Все искусства и их техники нуждаются в фундаментальных и революционных изменениях, чтобы соответствовать жизни в нашу эпоху».

Из-за своих ярких форм, способности привлекать внимание, соединять несоединимое в парадоксальные, но гармоничные конструкции, фотомонтаж стал отличным средством пропаганды. Прогрессивные иллюстрированные издания заговорили с массовой аудиторией на языке фотомонтажа. Реклама, политическая пропаганда и политическая сатира, — во всех этих областях этот новый язык применялся с одинаковым успехом. Информационная насыщенность фотомонтажа, его способность ярко и лаконично передавать сложные мысли и ассоциации делала его весьма привлекательным для конструктивистов. Возможность столь же зрелищно транслировать разнообразный абсурд и создавать ироничные гротески идеально подходила дадаистам. Фотомонтаж начался именно с дадаизма, а герой этой статьи – художница Ханна Хёх была одним из мастеров, которые первыми стали применять его в качестве осознанной творческой практики, которая прочно вошла в язык искусства 20 века.

Пример творчества Ханны Хёх показывает, насколько действенными явились новые формы искусства для художника, касающегося глубоко личных вопросов на фоне больших политических и общественных событий.
Ханна Хёх была единственной заметной женщиной-художником в кругу берлинских дадаистов, и единственной женщиной, выставлявшейся на их выставках и участвовавшей в эпатажных дадаистских перформансах-«вечерах». Фотомонтаж для Ханны Хёх, в отличие от ее коллег, постепенно охладевших к нему, остался любимой техникой на всю жизнь.

Конец 1910-х и 1920-е годы стали временем массового развития и распространения популярной иллюстрированной периодики. Три дня в неделю Ханна Хёх работала для издательского концерна Ullstein, который выпускал, в числе прочего, дамские журналы по рукоделию, для которых Хёх составляла узоры для вязания и вышивок.
Благодаря работе в издательстве, она имела доступ и к другим журналам и газетам, из которых брала материал для своих коллажей. Всю жизнь художница собирала коллекции вырезок, тщательно группируя их по темам.

Какие же темы были предметом исследования для Ханны Хех? Некоторые ее работы касаются злободневных политических вопросов, но главными для нее были два больших сюжета, которые органически сливаются в один: Женщина и Медиа. Вопросы веры в «фотографическую правду» также волновали художницу. Читатели газет не знали, что монтаж, ретушь и подобные манипуляции с фотографиями, которые сопровождают любые статьи – о моде или о последних политических новостях – обычная практика.

Фотографии изменяют: усиливают контрасты, монтируют, убирают ненужное или вставляют дополнительные детали, чтобы придать большую зрелищность и драматичность. Фотоколлажи Хёх обычно нарочито «небрежны», грубоваты, края вырезок острые, неровные, и соединены друг с другом как-то нервно и порывисто, без малейшей попытки сгладить углы. Из-за этой брутальной манеры конструировать изображение, многие зрители описывают работы Хёх как «жесткие» или даже «жестокие».

Все манипуляции, которые Хёх производит в своих фотомонтажах, демонстративны, выставлены напоказ. Их грубость не дает зрителю забыть о том, что перед ним искусственная конструкция. Демонстрируя и пародируя власть над изображением, которую имеют журналы и газеты, Ханна Хёх одновременно критиковала и эксплуатировала тот мир медиа, частью которого являлась сама, язык которого формировался на ее глазах. В эпоху Веймарской республики правила игры, в которую были вовлечены популярная пресса и массовая аудитория читателей только развивались, но развивались весьма активно.

Рождалась новая массовая культура, ориентированная на зрелище, изображение – фотографию. Медиа присваивали контроль над изображением реальности, а значит и над самой реальностью, гламуризируя новые технологии, рекламируя прекрасные товары, подстегивая внедрение потребительского образа жизни в традиционный уклад, закрепляя значение изображения подписью, лозунгом и другими изображениями, помещенными рядом.

Ханна Хёх, выбирая известные и узнаваемые картинки из разных областей, сталкивала и соединяла их, создавая новый контекст, сопоставляя старые и новые смыслы. Политические и социальные ассоциации ее фотомонтажей хорошо считывались и были понятны современникам, отчасти именно из-за узнаваемости конкретных образов.

Одной из тем, которую принесли с собой бурные двадцатые, актуальной для модных журналов того времени, была Новая Женщина – neue Frau. Новая женщина в бурно меняющемся мире имеет право голоса, сексуально эмансипирована, может свободно выбирать почти любую работу и достойно зарабатывать. Она носит короткую стрижку и брюки. Она – активный участник общественной жизни, ответственный работник и потребитель товаров и услуг. Такую женщину прославляли иллюстрированные журналы, новый идеал женственности утверждал кинематограф. В то же время, на ней по-прежнему оставался весь груз домашней работы, а возможности трудоустройства в реальности были ограничены. Она также подвергается глухому общественному порицанию за андрогинность и за то, что своим поведением ставит под сомнение традиционные гендерные роли.

В своем творчестве и личной жизни Ханна Хёх постоянно балансировала между Старым и Новым, традиционализмом и модернизмом. Будучи активным участником эпатажных дадаистских акций, Хёх серьезно интересовалось такой традиционной и «приземленной» формой творчества, как рукоделие. Его выразительные возможности интересовали ее не только как сотрудницу дамских журналов, но и как художника, в студенческие годы изучавшего промышленное и декоративно-прикладное искусство. Можно также предполагать, какой душевной и творческой энергии стоило ей подтверждение своего статуса в кругу берлинских коллег-художников.

Несмотря на активную вовлеченность Хёх в дадаистские игры и роль новатора во многих областях, которая принадлежит ей по праву, мужчины из группы подавляли ее (включая даже Рауля Хаусманна, который некоторое время был ее возлюбленным). Великие деятели немецкого авангарда – Хаусманн, Георг Гросс, Джон Хартфилд, считали, что женщина едва ли может претендовать на статус профессионального художника. Ханна Хёх вспоминала, что на словах многие из них были за социальные преобразования, свободу и права женщин, но на деле непорядочно обращались со своими женами и любовницами.

Противоречие между их пафосной риторикой и шовинистическим поведением, заставляло Хёх переживать и осмысливать эту проблему, как естественное порождение других проблем противоречивого и лицемерного социума в целом.
Считая себя частью женского движения двадцатых годов, Ханна Хёх уже в это раннее время задумывалась о формировании медийного образа красоты и несоответствия его реальности. Эти темы станут привычным предметом для художников второй половины 20 века, так же, как и для социологов, антропологов и т. п. Женщина в обществе, общественные представления о женщине и возлагаемые на нее ожидания, поиски собственной индивидуальности, брак, сексуальность, отношения полов, возможность контролировать свою жизнь – все эти темы интересовали Ханну Хёх уже в самом начале двадцатых, и к ним же она возвращалась в шестидесятые и семидесятые.

Хёх часто соединяет мужчину и женщину в одно целое или сопоставляет идеалы красоты, характерные для разных народов и культур, или конструирует причудливые гибриды из атрибутов повседневной жизни, витающих где-то в общественном бессознательном. Интересно, что многие монтажи Хёх, сделанные в первой половине века выглядят очень современно (например, серия «Из этнографического музея»). Вполне можно предположить, что они принадлежат художнику конца двадцатого века. Возможно, универсальность тем и глубина анализа делает их такими.


Ханна Хёх прожила интересную творческую жизнь, продолжая работать и выставляться до самого ее конца. В пятидесятые она увлеклась абстрактными коллажами, но в семидесятые вернулась к излюбленной женской теме. Кроме десятилетнего периода, между серединой двадцатых и первой половиной тридцатых, проведенного ей между Германией и Голландией, всю жизнь художница провела в Германии. В отличие от многих коллег, которые не эмигрировали и были репрессированы нацистским режимом в качестве дегенеративных художников, Ханне Хёх повезло. Во время войны она жила в небольшом доме в пригороде Берлина, спрятав свои старые работы на дне высохшего колодца.



Ханна Хёх | Немецкий художник

Ханна Хёх , урожденная Анна Тереза ​​Йоханна Хёх , (родилась 1 ноября 1889 года, Гота , Тюрингия, Германия — умерла 31 мая 1978 года, Западный Берлин, Западная Германия (ныне часть Берлина, Германия), немецкая художница, единственная женщина, связанная с Берлин Дадаизм группа , известная своими провокационными фотомонтажными композициями , в которых исследуются представления о гендерных и этнических различиях веймарской эпохи .

Британника исследует

100 женщин-первопроходцев

Познакомьтесь с выдающимися женщинами, которые осмелились выдвинуть на первый план вопросы гендерного равенства и других вопросов. Этим историческим женщинам есть что рассказать, от преодоления угнетения до нарушения правил, переосмысления мира или восстания.

Хёх начала свое обучение в 1912 году в Школе прикладных искусств в Берлине-Шарлоттенбурге, где она изучала дизайн стекла с Гарольдом Бенгеном, пока ее работа не была прервана началом Первой мировой войны. Она вернулась в Берлин в 1915 году и повторно поступила в школу. прикладного искусства, где она изучала живопись и графический дизайн ( гравюра на дереве и печать линолеума) сЭмиль Орлик до 1920 года. В 1915 году она познакомилась и у нее завязались романтические отношения с австрийским художником.Рауль Хаусманн , который в 1918 году познакомил ее с берлинским кружком Дада, группой художников, в которую входили Джордж Гросс , Виланд Херцфельде и старший брат Виланда, Джон Хартфилд . Хёх начал экспериментировать с необъективным искусством — нерепрезентативными работами, не имеющими отношения к миру природы — через живопись, а также с коллажами и фотомонтажами — коллажами, состоящими из фрагментов изображений, найденных в газетах и ​​журналах. (Принято считать, что интерес Хоха к фотомонтажу зародился в 1917 году, когда она и Хаусманн отдыхали на Балтийском море.и, таким образом, предшествовала ее ассоциации с кругом Дада.) С 1916 по 1926 год, чтобы содержать себя и оплачивать свое обучение, Хёх работала неполный рабочий день в Ullstein Verlag, берлинском издательском журнале, для которого она писала статьи и разрабатывала шаблоны для «Женские» ремесла — в основном вязание , вязание крючком , вышивка . Эта должность дала ей доступ к огромному количеству изображений и текста, которые она могла использовать в своей работе.

Те, кому приписывают использование и превращение коллажей в изобразительное искусство, а именно Пикассо и Жорж Брак , включили некоторые фотоэлементы, но Хёх и дадаисты были первыми, кто воспринял и развил фотографию как доминирующую среду монтажа. Хёх и Хаусманн вырезали, накладывали друг на друга и сопоставляли (обычно) фотографические фрагменты дезориентирующим, но значимым образом, чтобы отразить неразбериху и хаос послевоенной эпохи. Дадаисты отвергли современную мораль.порядок, жестокость войны и политические конструкции, которые привели к войне. Их цель состояла в том, чтобы ниспровергнуть все условности, включая традиционные способы создания искусства, такие как живопись и скульптура. Использование ими фотомонтажа, основанного на материалах массового производства и не требующих академической художественной подготовки, было преднамеренным отказом от преобладающей эстетики немецкого экспрессионизма и задумывалось как своего рода антиискусство. По иронии судьбы это движение было быстро и с энтузиазмом поглощено миром искусства и нашло признание среди ценителей изобразительного искусства в 1920-х годах.

В 1920 году группа провела Первая международная ярмарка Дада , которая приняла традиционный формат художественного салона, но стены площадки были оклеены плакатами и фотомонтажами. Хоху разрешили участвовать только после того, как Хаусманн пригрозил снять свою работу с выставки, если она не будет участвовать. Крупномасштабный фотомонтаж Хёха«Разрез кухонным ножом сквозь последнюю веймарскую эпоху культуры пивного живота в Германии» (1919 г.) — убедительный комментарий, особенно по гендерным вопросам, вспыхнувшим в послевоенной Веймарской Германии, — был одной из наиболее широко представленных и хорошо принятых работ шоу. . Несмотря на ее успех у критиков, как единственную женщину в группе, Хёх обычно покровительствовала и держалась на обочине берлинской группы. Следовательно, она начала отдаляться от Гроса и Хартфилда и других, включая Хаусманна, с которым она разорвала отношения в 1922 году. Группа Дада также распалась в 1922 году. Одна из последних работ Дада Хёха, Мои домашние высказывания (1922) — это искаженная версия традиционной немецкой гостевой книги, которая вместо добрых пожеланий гостей, написанных при их отбытии, исписана высказываниями дадаистов и немецких писателей, включая Гете и Ницше . Например, одно высказывание поэта дадаизма Ричарда Хюльзенбека гласило: «Смерть — это полностью дадаистское дело».

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Именно озабоченность и критика построенных гендерных ролей Хох отличали ее работы от работ ее современников в период Дада. Хох заинтересовался представлять — и воплощать — «Новую женщину», которая носила короткие волосы, зарабатывала себе на жизнь, могла делать свой собственный выбор и обычно избавлялась от оков традиционных женских ролей в обществе. Ведь она уже несколько лет содержала себя. Между 1924 и 1930 годами она создалаИз Этнографического музея , серия из 18-20 составных фигур, бросающих вызов как социально сконструированным гендерным ролям, так и расовым стереотипам . Провокационные коллажи сопоставляют изображения современных европейских женщин с «примитивными» скульптурами, изображенными в музейном контексте . С 1926 по 1929 год Хёх жила в Гааге с голландской писательницей Тиль Бругман, которая поддерживала и поощряла ее искусство. Их романтические отношения, скандальные для того времени, заставили ее продолжить изучение традиционных гендерных ролей, культурных условностей и построения идентичности. Она произвела много андрогинных фигур, таких как фигураУкротитель ( ок. 1930), фотомонтаж большой женской головы манекена на мускулистом мужском теле со скрещенными на груди руками. Голова манекена смотрит вниз на хитроумного морского льва в углу композиции . Хотя человеческая фигура намного больше, по выражению лиц этих двоих неясно, кто кого «укрощает».

Хёха также особенно интересовало изображение женщин в виде кукол , манекенов и марионеток, а также продуктов для массового потребления . Во время своего периода Дада она конструировала и выставляла мягкие куклы, которые имели преувеличенные и абстрактные черты, но явно определялись как женские. В конце 1920-х годов она использовала рекламные изображения популярных детских кукол в нескольких несколько тревожных фотомонтажах, в том числе «Мастер» (1925) и « Любовь» ( около 1926).

В 1934 году нацисты назвали Хёха «культурным большевиком». Чтобы продолжить заниматься искусством во время Второй мировой войны , она перебралась в коттедж в Хайлигензее, на окраине Берлина, где оставалась инкогнито, пока не стало безопасно всплыть на поверхность. В 1938 году она вышла замуж за гораздо более молодого пианиста Курта Маттиса, который жил с ней там до развода в 1944 году. Этот коттедж был ее домом на всю оставшуюся жизнь, и она занималась творчеством и садоводством. В дополнение к уходу за растениями, Хёх использовала свой сад, чтобы сохранить множество спорных материалов, связанных с дадаистами, в частности, работ Хаусмана иКурт Швиттерс , с которым у нее были близкие отношения с тех пор, как она встретила его в 1919 году.

После Второй мировой войны Хёх много работала, чтобы оставаться актуальной и выставлять свои работы, выходя из укрытия и участвуя в выставках уже в 1945 и 1946 годах. До конца своей жизни Хёх работала с новыми способами выражения, но регулярно ссылалась на нее. прошлое тоже. Она вернулась к влияниям и художественным практикам из своей ранней карьеры, таким как дизайн текстиля и узоров, которым она научилась с Орликом и на своей работе в Ullstein Verlag. Ее опыт работы с текстильным дизайном можно увидеть в работах Red Textile Page (1952; Rotes Textilblatt ) и Around a Red Mouth (1967; Um einen roten Mund). ). Оба вышеупомянутых коллажа показывают все более широкое использование Хохом цветных изображений, которые стали более доступными в печатных публикациях. В дополнение к более широкому использованию цвета, с возвращением художественной свободы после войны, ее работы стали более абстрактными, как в « Поэзии вокруг дымохода» (1956; Poesie um einen Schornstein ). вырезать фрагменты так, чтобы их можно было читать не как изображения из реального мира, а как формы и цвета, открытые для многих интерпретаций. В 1960-х годах она также повторно использовала фигурные элементы в своих фотомонтажах. В цветовой сборкеГротеск (1963), например, две пары женских ног стоят на мощеной улице; одна пара поддерживает фрагментированные черты лица женщины, другая — очкастые глаза мужчины и морщинистый лоб.

Поскольку плодотворная карьера Хох длилась шесть десятилетий, ее наследие можно лишь частично отнести к ее участию в недолговечном движении Дада. Ее желание использовать искусство как средство нарушить и расстроить нормы и категории общества оставалось неизменным повсюду. Вполне логично, что она использовала коллаж для создания ретроспективы: вLife Portrait (1972–73; Lebensbild ), она собрала собственное прошлое, используя свои фотографии, сопоставленные с изображениями прошлых коллажей, которые она вырезала из выставочных каталогов. В конце 1960-х — начале 1970-х годов ее работа стала привлекать новое внимание благодаря совместным усилиям ученых и художников-феминисток по раскрытию, переоценке и восстановлению искусства, созданного Хёх и другими женщинами в начале 20 века.

Феминизм, гендер и другие провокационные темы на картинах в стиле безумного дадаизма: Ханна Хёх

Ханна Хёх — легендарная немецкая художница, которая является единственной женщиной, ставшей пионером в искусстве фотомонтажа в берлинском Дада. В своих провокационных работах она исследует множество различных тем, связанных с жизнью, а также затрагивает представления веймарской эпохи о гендерных и этнических различиях. Акцентируя на этом внимание и «сея хаос», её творчество вызывает неподдельный интерес как у зрителей, так и у критиков.

Ханна Хёх. \ Фото: twitter.com.

Дадаизм начался в 1916 году в кабаре Вольтер в Цюрихе, Швейцария. Однако дадаисты были активны и в таких городах, как Берлин и Нью-Йорк. Ханна была единственной женщиной-художницей берлинского дада. Во время своей карьеры она увлекалась феминистскими произведениями и всегда исследовала идеи, связанные с гендерными ролями. Тот факт, что она работала в издательстве, означал, что у неё был большой опыт работы с патриархальной медиакультурой Веймарской республики.

Краткая биография

Любовь в кустах, Ханна Хёх, 1925 год. \ Фото: google.com.

Она родилась в 1889 году в маленьком городке в Германии под названием Гота, в богатой семье, в которой её мать, в соответствии со своим социальным статусом, проявляла интерес к искусству. Когда ей было двадцать три года, Ханна переехала в Берлин, чтобы изучать графический дизайн в Школе прикладного искусства. Когда началась Первая мировая война, школа была закрыта, и девушка вернулась в свой родной город, где работала в Красном Кресте.

Рауль Хаусман и Ханна Хёх, 1920 год. \ Фото: brewminate.com.

После окончания войны немецкая художница вернулась в Берлин, где познакомилась с Раулем Хаусманом, коллегой-дадаистом и её будущим любовным увлечением. Ханна была независимой женщиной, которая сама себя содержала. Она работала в издательстве Ульштейна, где разрабатывала модели для вязания, печатавшиеся в женских журналах. Ульштайн Пресс была известной компанией, которая издавала популярные немецкие журналы, такие как Berliner Illustrirte Zeitung и Die Dame. Ханна также получала дополнительные деньги за разработки дизайна обложек для книг.

Дадаизм в Берлине

Разрезание дадаистическим кухонным ножом пивного брюха культурной эпохи Веймарской республики, Ханна Хёх. \ Фото: infobae.com.

Немецкое отделение движения было образовано в 1917 году, через год после официального начала Dada в Цюрихе. Группа действовала до 1923 года. Берлинский дада был очень политическим движением, члены которого были либо близки к анархизму, либо к коммунистическим идеалам. Работы немецких дадаистов были вдохновлены их разочарованием в Первой мировой войне, новым политическим хаосом, вызванным ноябрьской революцией, и средствами массовой информации новообретённой Веймарской республики. Художники, участвующие в движении, включают Джорджа Гроша, Джона Хартфилда, Ханну Хёх, Рауля Хаусмана и Йоганнеса Баадера.

Исследование для человека и машины, Ханна Хёх. \ Фото: sohu.com.

Ханна была впервые представлена берлинским художникам Дада Раулем Хаусманом. Он в то время был женат и имел ребёнка, но это никоем образом не помешало ему и Ханне завести роман, который продлился до 1922 года. Как и многие другие женщины-художники, занимающиеся дадаизмом, Ханна создавала кукол из разных тканей, называемых «Dada Puppets». Её интерес к текстилю также проявляется в её эскизе коллажа 1922 года для Important Lace Shirt, выполненной из узоров вышивки. Художники Dada всегда демонстрировали критический подход к политическим и социальным темам, но Ханна пошла другим путём. В своей работе она часто уделяла особое внимание гендерным вопросам. Будучи единственной женщиной в берлинской группе художников Dada, она имела другой опыт, чем её коллеги-мужчины.

Джей Би и его ангел, Ханна Хёх. \ Фото: pinterest.ca.

Самым важным событием Берлинского Дада стала Первая Международная ярмарка Дада в Берлине в 1920 году. Одной из самых известных работ, созданных для этой выставки, был «Прусский Архангел». Работа состояла из куклы-человека со свиным лицом, одетой в военную форму, подвешенной к потолку. Произведение было создано Джоном Хартфилдом и Рудольфом Шлихтером.

Хартфилд и Гросс сначала отказались позволить Ханне участвовать в выставке, пока Хаусман не пригрозил убрать все их работы с выставки. Наконец, Ханна выставила восемь своих работ на Первой международной выставке Dada. В своей пьесе «Да-Денди» она с юмором обратилась к мужской идентичности своих коллег-дадаистов, смешав слова «Дада» и «Денди» в одно целое.

Фотомонтаж

Смотреть, Ханна Хёх. \ Фото: sohu.com.

Несмотря на возражения Гросса и Хартфилда, у Ханны всё ещё было много друзей в кругах Дада. Она была близка с художниками Куртом Швиттерсом, Жаном Арпом и Софи Тойбер-Арп. По словам Хёх, Швиттерс и Арп были одними из немногих коллег-мужчин, которые серьёзно относились к женщинам-художникам.

Дадаисты в Берлине часто создавали фотомонтажи. Техника была похожа на коллажи. В фотомонтажах фотографии и вырезки из газет использовались для создания новых произведений искусства, которые в случае дадаистов несли политический посыл. Во время Веймарской республики, которая длилась с 1918 по 1933 год, росло количество печатной прессы, которая вдохновляла художников использовать этот материал в своих работах.

Ханна и Рауль начали делать фотомонтажи, когда они отдыхали на Балтийском море в 1918 году. И Ханна, и Рауль рассматривали фотомонтаж как разновидность статической плёнки.
Она описывает фотомонтаж как новую волшебную территорию, где свобода является первой предпосылкой. Ханна продолжала практиковать метод фотомонтажа в течение пяти десятилетий, даже после окончания дадаизма. Однако её самые известные фотомонтажи сделаны в период берлинского Дада.

Сверху, Ханна Хёх. \ Фото: wordpress.com.

Одна из самых известных её работ — это фотомонтаж «Cut with the Kitchen Knife Dada» 1919 года. Феминистские взгляды немецкой художницы видны при взгляде на юмористическое название работы. Ножницы, которые использовала Ханна, названы в честь кухонного ножа, указывающего на пространство, обычно связанное с женщинами. В этом фотомонтаже технология склеивает изображения кинозвёзд, танцоров, художников и таких деятелей, как Карл Маркс и Альберт Эйнштейн. Она также продемонстрировала своё чёткое феминистское послание, добавив в правом нижнем углу карту, на которой были изображены европейские страны, где женщины имели право голоса.

Серия фотомонтажей Этнографический музей

Марлен, Ханна Хёх, 1930 год. \ Фото: curatingthecontemporary.org.

В серии фотомонтажей, названных по имени Этнографического музея, немецкий художник смешал медийные изображения с изображениями племенного искусства. Серия состоит из семнадцати фотомонтажей, созданных в период с 1924 по 1930 год. Ханна была вдохновлена своим посещением этнографического музея в Нидерландах. В работе из этой серии под названием «Индийская танцовщица» она объединила фотографию актрисы Рене Фальконетти и изображения деревянных масок из Камеруна.

Вечеринка, Ханна Хёх. \ Фото: lofficielvietnam.com.

На другом фотомонтаже из этой серии под названием «Мать» изображена беременная женщина, чьё лицо было заменено маской, принадлежащей племени квакиутль. В этой серии Ханна объединила старое с новым, знакомым и чужим. Она также задала вопрос о том, кто создаёт стандарты красоты, и кто решает, что мы считаем красивым. Немецкая художница также использовала изображения из средств массовой информации для своего проекта 1934 года под названием «Альбом», состоящий из сотен страниц, многие из которых взяты из различных журналов.

Новая женщина Веймара

Индийская танцовщица, Этнографический музей, Ханна Хёх. \ Фото: arthistoryproject.com.

В своих работах она также рассматривала идею Новой женщины, или Новой свободы, которая появилась в 1920-х годах. Новые женщины были независимыми, предприимчивыми, одевались по андрогинной моде и вели нетрадиционный образ жизни. Новые женщины также должны были быть равны мужчинам, хотя на практике это оказалось не совсем так. Так называемые Новые женщины Веймара были символами современности. Они были уверенными в себе, модными, курили сигареты и ходили в ночные клубы.

В прессе Новую Женщину часто представляли как мужчину или андрогина. Ханна исследовала идеи о том, что именно делает женщин – женщинами, а мужчин – мужчинами. Было ли дело в том, как они одевались и вели себя, или это были их права или отсутствие прав? В своей работе она смешивала женские и мужские фигуры вместе, стирая границы между ними.

Вокруг красного рта, Ханна Хёх. \ Фото: periodicoirreverentes.org.

Её фотомонтажи были сделаны из изображений, взятых из средств массовой информации. Поскольку она работала в издательстве Ульштайн и создавала контент для читательниц, немецкая художница хорошо понимала, как СМИ относятся к женщинам. В её фотомонтаже 1920 года «Красивая девушка» изображено женское тело, представленное как объект или товар. Таким образом, она показала Новую Женщину в виде машины, размещённой рядом с другими потребительскими товарами, такими как знаки BMW. Многие дадаисты, как в Берлине, так и в Нью-Йорке, были очарованы идеей человека как машины, поэтому выбор Ханны показать человека как киборга не так уж удивителен.

Пол также рассматривается в её фотомонтаже 1920 года «Отец». В этой работе голова, которую мы видим, мужская, но тело состоит из вырезанных женских частей. Женское тело отца также держит на руках ребёнка. В ее пьесе «Марлен» женские ноги приклеены к основанию колонны. В некотором смысле Марлен представлена как памятник раскрепощённости, на который пристально смотрят двое мужчин в правом нижнем углу.

Жизнь после дада

Космический полёт, Ханна Хёх. \ Фото: falsi-d-autore.it.

После разрыва с Хаусманом и окончания Dada её следующими важными отношениями были с голландской поэтессой Тиль Бругманом, которые длились девять лет. Она познакомилась с ней во время отпуска с Куртом Швиттерсом и его женой в 1926 году. Фотомонтаж Хеха «Вагабунден» того же года может относиться к её отношениям с Тилем. В этом фрагменте мы видим двух женщин, держащихся за руки и путешествующих вместе.

Штраус, Ханна Хёх. \ Фото: elasestaoaquinaarte.com.br.

Когда Гитлер пришёл к власти в 1933 году, многие художники-авангардисты, в том числе Хёх, были названы культурными большевиками. Выставки их работ также были запрещены. Предстоящая выставка Ханны в Баухаусе в Дессау была отменена. Новый политический климат повлиял на решение многих художников покинуть Германию. Однако, она осталась и переехал в дом в пригороде Берлина. Ханна вышла замуж за бизнесмена Курта Маттиса, который был на двадцать лет моложе её. Эта разница в возрасте между двумя партнерами была довольно необычной для того времени, но таковыми были и большинство интимных отношений Ханны.

Маленькое солнце, Ханна Хёх. \ Фото: argonline.it.

Можно с уверенностью сказать, что она создала целый комплекс работ, которые очень важны для понимания медиакультуры Веймарской Республики, немецкой гендерной идентичности и гендерных отношений внутри берлинского движения Дада.
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/210821/50535/

путеводитель по выставке – Архив

Ханна Хех

Ханна Хех. Праздник может начинаться, 1965

Иллюстрация: VG Bild-Kunst, Bonn

Ханна Хех начала свою карьеру еще до Второй мировой войны — она была единственной женщиной в движении немецких художников-дадаистов. Возлюбленным Ханны Хех был Рауль Хаусман, австрийский художник, член берлинской ячейки дадаистов — вместе они делали работы в стиле фотомонтажа, экспериментировали с коллажем и рисунками. В 20-е годы она активно участвовала в авангардных выставках, в том числе в СССР и в США, посещала Пита Мондриана и других выдающихся художников. Нацисты называли таких, как она, «дегенеративными художниками», и в период с 1933 по 1945 год Ханна Хех официально не занималась искусством и не выставляла свои работы, а жила в берлинском пригороде в скромном домике с садом. На выставке показаны ее коллажи 60-х годов, которые по технике мало отличаются от довоенных работ, а некоторые из них даже кажутся коллажами 20-х. Именно в 60-е годы Ханна Хех вновь стала популярной художницей благодаря вниманию к ней со стороны молодых художников европейского авангардного движения «Флюксус». Представители этого направления видели в творчестве дадаистов исторический источник своих идей — таким образом история немецкого искусства заново началась в 60-е годы с возвращения к дадаистским корням.

Арно Фишер

Арно Фишер. Западный Берлин, 1957

Фотография: Estate of Arno Fischer

Один из главных берлинских фотографов всех времен. Первым сумел запечатлеть экзистенциальное одиночество разделенных Берлинской стеной немцев с помощью повседневных фотографий с берлинских улиц. После войны Арно Фишер оказался в Западном Берлине, но в 1953 году переехал в Восточный, где стал основателем собственного направления в фотографии. В его фотографиях всегда есть подтекст, отсылающий зрителя к реальным историческим или политическим событиям. Женой Арно Фишер была фотограф Сибилле Бергеман, чьи работы тоже есть на выставке. Она была ученицей Арно Фишера и после нескольких лет журнальных публикаций получила госзаказ на фотодокументирование процесса сооружения памятника Марксу и Энгельсу в Берлине. Этот памятник должен был стать главным идеологическим монументом в ГДР, однако когда его открыли в 1986 году, стало очевидно, что это художественный провал. Серия фотографий Бергеман «Памятник» приобрела культовый статус после того, как была опубликована. Вместо процесса создания монументальной скульптуры на снимках Бергеман мы наблюдаем будто бы процесс ее деконструкции — от торжественного бронзового памятника к деревянному остову для глиняного эскиза.

Маттиас Флюгге (один из кураторов выставки): Арно Фишер снимал послевоенную атмосферу, но у него была любимая поговорка: «Если я фотографирую мужчину на автобусной остановке в ожидании автобуса, это всегда больше, чем мужчина на автобусной остановке в ожидании автобуса».

Вообще фотография в Восточном Берлине, по моему опыту, была самым важным из искусств, потому что ее не подвергали цензуре. То есть неугодные фотографии могли не публиковать официально, как это было со снимками Сибилле Бергеман, но всегда были какие-то частные пространства, где это можно было увидеть. Быть художником было сложно, потому что если ты не был членом Союза художников, тебе было очень сложно достать краски и другие инструменты — почти так же как в Советском союзе. Однако купить фотоаппарат и начать снимать мог себе позволить каждый. Все, включая меня, фотографировали, проявляли снимки дома. а потом отправляли их как открытки своим друзьям и знакомым из какого-то оппозиционного круга. Я не был фотографом, но когда мне несколько лет было запрещено публиковаться в 80-е годы. я зарабатывал деньги фотографией.

Йозеф Бойс

Йозеф Бойс. Крест для метания, 1952

Фотография: Uwe Walter. VG Bild-Kunst, Bonn

История немецкого послевоенного искусства, разумеется, не может обойтись без Йозефа Бойса, самого известного немецкого художника второй половины XX века. На выставке о нем упоминается буквально в двух словах — войлок, железная рельса и телефон из двух банок в витрине — это узнаваемые объекты перформанса времен его участия в движении «Флюксус», а напротив на стене висят рисунки раннего периода. (Подробно об элементах мифологии мира Бойса «Афиша» уже писала.)

Нам Джун Пайк

Нам Джун Пайк. Чудеса Будда Бог дьявол, 1990

Фотография: Nam June Paik Estate

Соратник Бойса Нам Джун Пайк — уроженец Южной Кореи, который переехал в Германию в 50-е годы, чтобы работать в студии электронной музыки телерадиокомпании WDR. В 1957–1958-х годах он последовательно познакомился с двумя величайшими композиторами-авангардистами XX века — Карлхайнцем Штокхаузеном и Джоном Кейджем. После этого Нам Джун Пайк стал устраивать музыкальные перформансы в рамках движения «Флюксус» и через музыку пришел к мультимедийным инсталляциям. Одним из первых он начал использовать в творчестве телевизор и видеотехнику, создавая с их помощью скульптуры, инсталляции и перформансы. Его работа «Чудеса Будда Бог дьявол» 1990 года, которая участвует в московской выставке, снабжена тремя экранами, которые с помощью трансформатора изначально ловили местные аналоговые телеканалы.

Маттиас Флюгге: «Сегодня, когда эта работа демонстрируется в Германии, все три экрана показывают только помехи, потому что телевидение давно перешло на цифровое вещание. Однако в России два из экранов внезапно поймали какие-то аналоговые каналы — и мы были очень рады, ведь работа по-настоящему вернулась к жизни!»

Ребекка Хорн

Ребекка Хорн. Большое колесо из перьев, 1997

Фотография: Attilio Maranzano. VG Bild-Kunst, Bonn

Одна из самых известных немецких художниц продолжила в 70-е годы тему тела как скульптуры, впервые актуализированную Йозефом Бойсом. Она добавляла к своему телу различные предметы — крепила на пальцы длинные когти и перья, заключала свое тело в клетку, навешивала на лицо карандаши. На выставке есть фотографии с ее перформанса «Райская вдова» 1975 года. Она соорудила высокий металлический каркас, усеянный черными петушиными перьями. Посетитель выставки мог зайти в каркас и вместе с ним ходить по залу, испытывая непривычные ощущения скованности, — как будто примеряя на себя роль другого существа.

Бернд и Хилла Бехер

Бернд и Хилла Бехер. Надшахтные копры, 1979

Фотография: Bernd and Hilla Becher

Преподаватели Дюссельдорфской академии искусств создали целую фотографическую школу. Среди их учеников был Андреас Гурски — автор самого дорогого снимка в истории аукционов (работа «Рейн II» была продана на Christie’s в 2011 году за $4,4 млн), Маттиас Хох, Кандида Хефер и другие известные немецкие фотографы. Сами учителя начинали в 1950-е годы с рисования старых немецких промышленных объектов. А когда поняли, что многие из них доживают буквально последние дни, стали снимать свои объекты на широкоформатную камеру. При этом они предпочитали черно-белую пленку, вид спереди и по возможности симметричную композицию. В результате их снимки оказывались максимально приближены к рисункам (если не гравюрам). Бесконечные промышленные башни супруги Бехер называли «анонимными скульптурами». В дальнейшем Бернд и Хилла снимали архитектуру промышленных районов Нидерландов, Бельгии, Франции, Великобритании и США.

Маттиас Флюгге: «В 1991 году супруги Бехер получили «Золотого льва» на Венецианской биеннале в номинации «Скульптура» за свои «анонимные скульптуры» в заброшенных промышленных районах».

Герхард Рихтер

Герхард Рихтер. Абстрактная картина, 1996

Фотография: Friedrich Rosenstiel

В одном из интервью Герхард Рихтер рассказывал, что основой для его абстрактных картин служит природа: «Когда я смотрю в окно, я вижу реальность, которая снаружи проявляется в разных оттенках, красках и пропорциях». Когда в 2000 году Рихтер готовился к выставке «Обзор», которая была организована Институтом связей с зарубежными странами, он попытался изменить отношение к себе как прежде всего к живописцу. На выставке были самые разные жанры и техники: от живописи и фотографий до раскрашенных фотографий. В работе «128 фотографий одной картины» 1998 года, которая есть на выставке в Москве, он сделал под разными углами и с разной фокусировкой и освещенностью 128 снимков своей собственной картины и составил снимки вместе в виде панно. Получился абстрактный ландшафт, напоминающий снимки Луны.

Мартин Хонерт

Мартин Хонерт. Летающая классная комната, 1995–1997

Фотография: Virgilio Fidanza. VG Bild-Kunst, Bonn

В 80-е годы молодые немецкие художники вернулись к фигуративным скульптурам, которые казались архаичными их предшественникам из 70-х. В 1995 году на Венецианской биеннале Мартин Хонерт показал работу «Сценическая модель» «Летающей классной комнаты». «Летающая классная комната» — название повести популярного детского писателя Эриха Кестнера, которую Хонерт превратил в композицию из рельефов и отдельно стоящих фигур, похожих на увеличенные оловянные фигурки. Перед нами одновременно предстают и герои повести, и персонажи их игры — фараон, белый медведь и Святой Петр. Вся повесть спрессована в одной сцене, которую мы можем обвести одним взглядом. Если смотреть на картину немного издалека, она выглядит как правильная картина, но, если подойти поближе, изображения искажаются, и иллюзия разрушается. Это противоречие напоминает процесс воспоминаний — если человек пытается углубиться в сложившуюся картину памяти, конкретные воспоминания начинают из нее выпадать.

Маттиас Флюгге: «Мартин Хонерт — мой ровесник, он преподаватель в Дрезденской академии, мы с ним коллеги. Мы выросли на книгах Эриха Кестнера. Мартин родился в очень религиозной католической семье. Ребенком он был служкой в церкви, и все, что он делает, имеет отношение к его детским переживаниям, к подавленным и скрытым эмоциям, связанным с религией. Одна из моих любимых работ у него называется «Учитель английского» — это маленькая фигурка человека в пиджаке и с очень злым лицом».

Вольфганг Тильманс

Вольфганг Тильманс. Moby (lying), 1993

Фотография: Wolfgang Tillmans and Galerie Buchholz, Berlin/Cologne

Фотограф Вольфганг Тильманс, житель Берлина и Лондона, был из тех художников, которые в 90-е годы подвергли сомнению необходимость выставок и способность искусства порождать новые смыслы. В начале 90-х он прославился серией фотографий своих друзей и знакомых и представителей техно- и гей-сообщества Лондона. Его фотографии часто публиковали модные журналы, в частности, британский I-D. Его герои — это люди нового времени, одновременно андрогинные и сексуальные, красивые и свободные от условностей. 

Юлиан Редер

Юлиан Редер. The Summits. Протесты против саммита «Большой восьмерки» в Глениглсе, Шотландия, 2005

Фотография: Julian Röder

Протест против капиталистического глобального общества находит отражение в работах Юлиана Редера, который с 2001 года регулярно снимал саммиты «Большой восьмерки», где проходили протесты антиглобалистов. Это злободневная репортажная фотография, снятая с максимально близкого расстояния, которая при этом по композиции напоминает классические исторические полотна. Например, работа из серии Summits, где двое конных полицейских догоняют демонстранта в поле, кажется либо кадром из исторического фильма, либо произведением какого-нибудь баталиста XIX века.

Маттиас Флюгге: «Редер был членом антиглобалистского движения, и поэтому у него была возможность делать эти эмоциональные фотографии с близкого расстояния. Вот, например, очень забавная фотография активиста, который уже набрал камней для акции, но не знает, куда идти, и смотрит в карту, потому что он в чужом городе».  

  • Где ММСИ на Петровке, 25
  • Когда до 7 сентября
  • Билеты 250 р — стандартный, 100 р — для студентов

Ханна Хох: Дадаистка, известная своими фотомонтажами

Также известен как Джоан Хох, Йохан Хох

Ханна Хох Биография

Ханна Хох родилась в Готе Йоханной или Joanne Höch. Ей пришлось покинуть школу в 15 лет, чтобы заботиться о сестре, и она не могла возобновить учебу, пока ей не исполнилось 22 года.

Она изучала дизайн стекла в Берлине с 1912 по 1914 год в Kunstgewerbeschule. Первая мировая война временно прервала ее учебу, но в 1915 году она начала изучать графический дизайн в Государственном музее Staatliche Kunstgewerbemuseum, работая на издателя. С 1916 по 1926 год работала дизайнером и писателем на женских поделках.

В 1915 году она начала романтическое и художественное партнерство с Раулем Хаусманном, венским художником, которое продолжалось до 1922 года. Через Хаусмана она стала частью Берлинского клуба Дада, немецкой группы дадаистов, художественного движения, датируемого примерно 1916 годом. Другие члены кроме Хоха и Хаусмана были Ганс Рихтер, Джордж Грош, Виланд Херцфельде, Йоханнес Баадер и Джон Хартфилд. Она была единственной женщиной в группе.

После первой мировой войны она также была вовлечена в политический радикализм, хотя сама Хёх выразила себя менее политически, чем многие другие в группе.

Дадаистский социально-политический комментарий часто был сатирическим. Работа Хоха известна более тонким исследованием культуры, особенно пола и изображением «новой женщины», фразой, описывающей экономически и сексуально освобожденных женщин той эпохи.

В 1920-х годах Хёх начал серию фотомонтажей, включая изображения женщин и этнографических объектов из музеев.

Фотомонтаж сочетает в себе изображения из популярных публикаций, техники коллажа, живописи и фотографии. Девять из ее работ были в 1920 году на Первой международной ярмарке Дада. Она начала выставляться чаще, начиная с конца 1920-х годов.

Одна из ее самых известных работ была Разрез с кухонным ножом Дада через последнюю веймарскую пивную культурную эпоху Германии , изображая немецких политиков в отличие от (мужчин) дадаистских художников.

С 1926 по 1929 год Хёх жил и работал в Голландии. Несколько лет она жила в лесбийских отношениях с голландским поэтом Тилом Бругманом, сначала в Гааге, а затем с 1929 по 1935 год в Берлине. Изображения об однополой любви появляются в некоторых ее работах тех лет.

Гёк провела годы Третьего рейха в Германии, которой было запрещено выставляться, потому что режим считал дадаистские работы «вырожденными». Она пыталась оставаться спокойной и на заднем плане, живя в уединении в Берлине. Она вышла замуж за гораздо моложе бизнесмена и пианиста Курта Мэттиса в 1938 году, развелась в 1944 году.

Хотя ее работа не получила признания после войны, как это было до появления Третьего рейха, Хох продолжала производить свои фотомонтажи и выставлять их на международном уровне с 1945 года до своей смерти.

В своей работе она использовала фотографии, другие бумажные объекты, кусочки машин и различные другие объекты для получения изображений, обычно довольно больших размеров.

Ретроспектива 1976 года была представлена ​​в Музее современного искусства Парижа и Национальной галерее Берлина.

О Ханне Хёх

  • Категории: художник, фотомонтаж, дадаист
  • Организация: Дадаизм, Берлинский клуб Дада
  • Места: Берлин, Германия, Голландия
  • Период: 20 век

Печать библиографии

  • Ханна Хох. Фотомонтажи Ханны Хох , Составлено Питером Босвеллом.

Электронная почта и телефон Ханны Хех

Мы установили стандарт поиска электронных писем

Нам доверяют более 10,5 миллионов пользователей и 95% участников S&P 500.


Нам не с чего было начинать. Прочесывание сети в любое время ночи не поможет.RocketReach дал нам отличное место для старта. Наш рабочий процесс теперь имеет четкое направление — у нас есть процесс, который начинается с RocketReach и заканчивается огромным списком контактов для нашей команды продаж. Это, вероятно, экономит Feedtrail около 3 месяцев работы с точки зрения сбора лидов. Теперь мы можем отвлечь наше внимание на то, чтобы на самом деле преследовать клиента!

Отлично подходит для создания списка лидов.Мне понравилась возможность определять личные электронные письма практически любого человека в Интернете с помощью RocketReach. Недавно мне поручили проект, который касался связей с общественностью, партнерства и информационно-разъяснительной работы, и RocketReach не только связал меня с потенциальными людьми, но и позволил оптимизировать мой подход к поиску на основе местоположения, набора навыков и ключевого слова.

Брайан Рэй , Менеджер по продажам @ Google

До RocketReach мы обращались к людям через профессиональные сетевые сайты, такие как Linkedln. Но нас раздражало то, что нам приходилось ждать, пока люди примут наши запросы на подключение (если они вообще их принимали), а отправка обходится слишком дорого. огромное количество контактов, которые мы смогли найти с помощью RocketReach, платформа, вероятно, сэкономила нам почти пять лет ожидания.

Это лучшая и самая эффективная поисковая система электронной почты, которую я когда-либо использовал, и я пробовал несколько.Как по объему поиска, так и по количеству найденных электронных писем я считаю, что он превосходит другие. Мне также нравится макет, который удобен для глаз, более привлекателен и эффективен. Суть в том, что это был эффективный инструмент в моей работе как некоммерческой организации, направленной на руководство.

До RocketReach процесс поиска адресов электронной почты состоял из поиска в Интернете, опроса общих друзей или поиска в LinkedIn. Больше всего разочаровывало то, сколько времени все это занимало. Впервые я воспользовался RocketReach, когда понял, что принял правильное решение. Поиск электронных писем для контактов превратился в разовый процесс, а не в недельный процесс.

Поиск электронных писем для целевого охвата был ручным и отнимал очень много времени. Когда я попробовал RocketReach и нашел бизнес-информацию о ключевых людях за считанные секунды в простом и беспроблемном процессе, я попался на крючок! Инструмент сократил время установления контакта с новыми потенциальными клиентами почти на 90%.

Анализ геометрической конфигурации гемодиализной артериовенозной фистулы и ее связи с созреванием и повторным вмешательством

Цель: Артериовенозная фистула (АВФ) является предпочтительным сосудистым доступом для хронического гемодиализа; однако частота нарушений созревания АВФ и повторных вмешательств остается высокой. Мы исследовали геометрические параметры АВФ и их связь с физиологическим созреванием АВФ и повторным вмешательством в проспективном многоцентровом исследовании.

Методы: В период с 2011 по 2016 год были набраны пациенты, перенесшие операцию по созданию АВФ со стороны вены на стороне артерии верхней конечности. Бесконтрастное сканирование темной крови и фазово-контрастная магнитно-резонансная томография (МРТ) выполнялись с использованием 3.0T-сканеры для получения геометрии просвета АВФ и скорости кровотока, соответственно, в послеоперационный день, 6-ю неделю и 6-й месяц. Угол артериовенозного анастомоза, неплоскостность и извилистость фистулы рассчитывали в соответствии со средними линиями просвета. АВФ считали физиологически зрелыми, если по данным МРТ на 6-й неделе скорость кровотока составляла ≥500 мл/мин, а минимальный диаметр просвета вены ≥5 мм. Оценивали ассоциации этих геометрических параметров с созреванием АВФ и повторным вмешательством по поводу перианастомотического и срединного стеноза в течение 1 года.

Результаты: В общей сложности 111 пациентов прошли МРТ-сканирование в 1-й день, причем у большинства из них были АВФ плеча (n = 73). По сравнению с АВФ предплечья, АВФ плеча имели большие углы анастомоза (P < 0,001), большие отклонения от плоскости (неплоскостность; P = 0,002) и более выраженную извилистость (P = 0,038) в 1-й день. Эти параметры значительно увеличивался между 1-м днем ​​и 6-й неделей в АВФ плеча.Напротив, существенных изменений этих параметров в АВФ предплечья не наблюдалось. Скорость созревания составила 54% и 86% для АВФ предплечья и плеча соответственно. Ни один из геометрических параметров на 1-й день не был связан с созреванием АВФ в любом месте. Частота повторных вмешательств составила 24% и 30% для АВФ предплечья и плеча, соответственно, с большим углом неплоскостности в 1-й день, связанным с меньшим количеством повторных вмешательств (30° ± 15° против 21° ± 10°; P = 0,034) в только АВФ плеча. Это соотношение не изменилось после поправки на возраст, пол, расу, статус диализа или диабет.

Выводы: В нашем исследовании свищи на плече имели больший угол анастомоза, были более неплоскими и имели более извилистые вены, чем свищи на предплечье. Для свищей на плече больший угол неплоскостности связан с меньшей частотой повторных вмешательств в течение 1 года. После подтверждения сосудистые хирурги могут рассмотреть вопрос об увеличении угла неплоскостности за счет плавного изгиба без натяжения в проксимальном сегменте мобилизованной вены, чтобы уменьшить количество повторных вмешательств при создании фистулы на плече.

Ключевые слова: угол анастомоза; созревание свища; стеноз свища; гемодиализные артериовенозные фистулы; Угол непланарности.

Люк П.

сказал Ханне, что любит ее на девичнике?

Когда дело доходит до отношений Люка П. с Ханной, это практически любовь с первого взгляда. Во время The Bachelorette в понедельник вечером 24-летний уроженец Джорджии поставил на карту свое сердце во время первого группового свидания.Соревнуясь в конкурсе «Мистер Право» с остальными мужчинами, Люк использовал свой талант в конкурсе, чтобы рассказать Ханне. . . он искренне влюбляется в нее. Да, мы находимся на второй неделе конкурса, и Люк П. знает Ханну всего 48 часов, но он уже влюблен.

Люк П. уже раскрывает свои чувства к Ханне! #TheBachelorette pic.twitter.com/XnQ3SuJwUk

— Девичник (@BacheloretteABC) 19 мая 2019 г.

В то время как все были шокированы его откровением (включая Ханну), оно явно пошло ему на пользу, так как в конце концов он был коронован как «Мистер Робот».Верно». Вскоре после конкурса Ханна воспользовалась моментом, чтобы разобраться во всем, пока Люк отвел ее в сторону на какое-то время один на один. Когда она спросила, правда ли то, что он сказал, добавив, что «слова так важны» для нее. , он признался, что то, что он чувствует, определенно настоящее. На самом деле, он сказал, что начал испытывать чувства к ней еще до того, как они встретились. Подождите, что?

Несмотря на то, что Ханна казалась довольно убежденной (после этого они обменялись страстным поцелуем), остальные участники были настроены немного более скептически.Когда Люк вернулся к группе, мужчины задались вопросом о его мотивах. Как заметил один из парней, он провел с ней всего два часа во время свидания.

Во время церемонии роз еще больше обострилось. После того, как Люк предложил сделать Ханне массаж во время их встречи один на один (да, правда), их игривый массаж быстро превратился в страстный сеанс поцелуев. И тут все стало неловко! Когда Люк начал снимать рубашку, в комнату вошел Джед. Хотя Ханна была явно смущена ситуацией, Джед справился со всем на удивление хорошо (как и тот, кто только что застал двух людей, целующихся в банке).

Неудивительно, что Люк получил розу во время церемонии, но то, что произошло после , было довольно удивительным. После того, как все разошлись по своим комнатам, Люк прервал исповедальное видео Ханны, чтобы еще раз поговорить один на один. Когда она снова задалась вопросом о его мотивах, он дал ей понять, что он «на 100 процентов реален» с ней и что «все волшебно», когда он с ней. Хм.

Куда дальше пойдут отношения Люка П. и Ханны? Мы предполагаем, только время покажет.

Как Чапел-Хилл провалил контракт со звездой

Отказавшись от должности преподавателя в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, Николь Ханна-Джонс во вторник дала подробный отчет о боли и разочаровании, которые она испытала во время затянувшегося процесса пребывания в должности. завершился на прошлой неделе. В заявлении из 4000 слов журналистка, получившая Пулитцеровскую премию, резко нацелилась на руководителей университетов, которые, по ее словам, не проявили мужества, когда против нее выстроились могущественные силы.

«Когда у руководства была возможность выступить, — писала Ханна-Джонс, — оно этого не сделало».

Ханна Джонс, темнокожая, описала в своем заявлении сокрушительное решение, принятое в феврале, согласиться на бессрочное назначение на должность рыцарского председателя Chapel Hill по гонкам и журналистским расследованиям. По ее словам, она сделала это без публичного протеста, вместо того чтобы «столкнется с унижением, позволив всем узнать, что я буду первой рыцарской кафедрой в университете, которой будет отказано в должности». (Три предыдущих стула Knight в кампусе были белыми.)

На прошлой неделе в Чапел-Хилл, The Chronicle поговорил с руководителями кампуса, включая ректора, ректора, декана факультета журналистики и доверенное лицо, тесно связанное с этим делом. Из этих разговоров сложилась картина процесса найма, который начался с большого оптимизма и закончился неуверенностью и молчаливостью. На этом пути ключевые лица, принимающие решения в Чапел-Хилл, предпочли компромисс настойчивости и решительность сопротивлению. В итоге показать им было нечего.

Ханна-Джонс объявила во вторник, что вместо того, чтобы приезжать в Чапел-Хилл, она поступит на факультет Университета Говарда, исторически сложившегося колледжа для чернокожих, где она поможет основать Центр журналистики и демократии в качестве первой рыцарской кафедры института по расовым и журналистика.

Ее заявление было сделано через несколько дней после того, как Совет попечителей Чапел-Хилла под огромным общественным давлением проголосовал 9 голосами против 4 в пользу ее пребывания в должности. Правление ранее отказывалось голосовать за Ханну-Джонс, чья авторская работа «Проект 1619» стала горячей точкой в ​​спорных политических дебатах о том, как раса и история преподаются в колледжах и школах.

Приостановив голосование по делу Ханны-Джонс о сроке пребывания в должности, которое было поддержано факультетскими комитетами и ректором, правление кампуса вызвало критику за то, что в игру вмешивалась политика. Члены совета назначаются контролируемым республиканцами законодательным органом и системным советом, имеющим тесные связи с этой партией.

Поскольку дело попало в национальные новости, мало что было слышно публично от высокопоставленных академических руководителей кампуса: Кевина М. Гускевича, канцлера Чапел-Хилл, и Роберта А. (Боба) Блуэна, ректора.

Тишина ужалила, сказала Ханна-Джонс в своем заявлении.

«Зачем мне преподавать в университете, — сказала она, — чье высшее руководство предпочло хранить молчание, отказываться от прозрачности, не выступать публично за то, чтобы со мной обращались так же, как со всеми остальными креслами Knight Chair до меня? Или для университета, находящегося под наблюдением совета, который так бессердечно ставит политику выше того, что лучше для университета, который мы все любим? Эти времена требуют мужества, и те, кто обладал наибольшей силой в этой ситуации, продемонстрировали ее меньше всего.

Мы договорились об обходном пути, который в итоге не выдержал.

Срок пребывания в должности — это кадровый вопрос, который, по словам руководителей кампуса, ограничивает возможности обсуждения этого дела. Судебный процесс также все еще рассматривается, сообщил во вторник The Chronicle адвокат Ханны-Джонс.

В последние недели, по мере того как набирало обороты стремление совета директоров рассмотреть дело Ханны-Джонс о пребывании в должности, некоторые преподаватели в Чапел-Хилл полагали, что лучшее, что администраторы могут сделать публично, — это заткнуться и постараться не отметьте всех попечителей или законодателей.Но это дипломатическое молчание дорого обошлось. Это сделало непрозрачной правду о том, как разворачивалось дело Ханны-Джонс, и породило мнение, что руководители университетов в частном порядке соглашались на моральный компромисс и терпимо относились к политическому вмешательству.

Только в свете прожекторов что-то изменилось.

В офисе Сьюзен Кинг полный бардак.

Стены кабинета декана Школы журналистики имени Хассмана увешаны фотографиями в рамках, сделанными в Вашингтоне, где она проработала два десятилетия журналистом.На одном фото она борется за место среди толпы репортеров, протягивая микрофон Рональду Рейгану. В другом Кинг разговаривает с президентом Рейганом о борте номер один.

В четверг, на следующий день после того, как правление утвердило Ханну-Джонс в должности, Кинг указала на еще один сувенир на ее книжной полке: копию рекламы, опубликованную в The New York Times в 2018 году в ознаменование получения Ханной-Джонс премии Джона Премия канцлера за выдающиеся достижения в области журналистики Колумбийского университета.

«Он пожелтел», — сказал Кинг, указывая на газетную страницу.

Старая газетная вырезка, по мнению Кинга, не просто сувенир, а доказательство. По ее словам, это доказательство того, что Ханна-Джонс была на радаре декана в течение многих лет — еще до того, как был опубликован «Проект 1619», не говоря уже о том, чтобы стать политической дубиной для консерваторов. Наем Ханны-Джонс, сказал Кинг, не был попыткой навязать это республиканцам или спонтанным решением. По ее словам, это было многолетнее стремление.

Кинг, которая стала деканом в 2012 году, сказала, что она «никогда не видела лучшего пакета» для пребывания в должности, чем тот, который представила Ханна-Джонс. Но когда дело зашло в тупик, Кинг предложила альтернативу, которая, по ее словам, при ближайшем рассмотрении оказалась несостоятельной. По контракту Ханна-Джонс будет получать зарплату в размере 180 000 долларов с возможностью пересмотра ее кандидатуры на более поздний срок. По словам Кинга, чтобы подсластить сделку, проректор согласился предоставить дополнительные 100 000 долларов, которые Ханна-Джонс могла бы использовать для найма аспирантов или других лиц для работы с ней.Но как только сделка была воспринята как «второсортная», по словам Кинга, она стала «невыполнимой».

«Мы договорились об обходном пути, который в итоге не выдержал», — сказала она. — И я беру на себя полную вину за это.

В своем заявлении Ханна-Джонс похвалила Кинг, которая «в вакууме лидерства продемонстрировала мужество, принципиальность, честность и отказ от издевательств, даже если это стоило ей».

Дело Ханны-Джонс представляло некоторую неловкость для Кинга. Пока он проходил через процесс утверждения комитетом, Кинг слышал критику по поводу найма со стороны Уолтера Э. Хассман-младший, издатель газеты из Арканзаса, в честь которого названа школа журналистики. Хассман, который пообещал школе 25 миллионов долларов, отправил электронные письма со скептическим отношением к найму Ханны-Джонс не только декану, но также ректору и вице-канцлеру по развитию университета, . Ассамблея впервые сообщила в мае. Хассман также подтвердил, что связывался по крайней мере с одним членом совета директоров.

— Я не согласен с Уолтером, — сказал Кинг. — Я сказал ему, в чем не согласен.

Участие Хассмана в деле подняло более глубокие вопросы о влиянии доноров.Кинг, однако, отказался отвечать на вопросы о том, когда и где донор мог переступить черту. Было ли неправильно поднимать свои возражения перед ней? С другими?

— Я просто не буду отвечать, — категорически сказала она.

(Хассман сказал The Chronicle , что он не думал, что оказывал какое-либо чрезмерное давление в деле Ханны-Джонс. Но когда он попросил Кинга публично заявить, что он не оказывал на нее давления, она отказалась это сделать, сказал Хассман. .)

Издатель является поборником журналистской объективности, и он утверждал, что работа Ханны-Джонс выглядит целенаправленной.У Кинга есть мысли по поводу этой идеи, которые могут не совпадать с идеями Хассмана: жизненный опыт людей, освещающих новости, суммируется, и его не следует подавлять.

«Я видел перемены в журналистике, потому что в нее пришла целая группа женщин, — сказал Кинг. «Я хочу черных мужчин и женщин. Я хочу латиноамериканских мужчин и женщин. Я хочу азиатских мужчин и женщин. Я хочу геев мужчин и женщин. Я хочу, чтобы в отделе новостей была вся палитра нашего общества, потому что мы получим гораздо более объективные новости, если они будут отражать все разные точки зрения.

«Объективность не означает, что один человек решил, что это за история, и, следовательно, он владеет всей правдой».

В прошлую среду днем ​​Чарльз Дж. Дакетт был в темно-синем костюме и ярко-желтом галстуке на специальном заседании правления в исторической гостинице «Каролина». Казалось, все в комнате хотели его выслушать, так как коллеги-опекуны отвели его в сторону для разговоров до начала официального разбирательства. Мало кто, вероятно, знает так много о том, что происходило за кулисами с делом Ханны-Джонс о продлении срока пребывания в должности, как Дакетт, срок полномочий которого истек сразу после голосования на прошлой неделе.

Дакетт был председателем комитета совета по делам университетов, который первым получил рекомендации от ректора по вопросам пребывания в должности. В этой роли он был в состоянии затормозить утверждение Ханны-Джонс в должности, что он и сделал.

В конце концов, Дакетт проголосовал за назначение Ханны-Джонс, видимо, удовлетворенный после нескольких месяцев задержки тем, что она его заслужила. (Сообщается, что вопросы Дакетт о деле Ханны-Джонс связаны с ее опытом преподавания в классе , среди прочего.)

Когда собрание закончилось, Дакетт направился по коридорам отеля к парковке, попутно ответив на несколько вопросов от The Chronicle . По его словам, он «никогда не подвергался какому-либо политическому давлению» с целью сорвать голосование, но у него были вопросы, на которые до недавнего времени не было удовлетворительных ответов.

Первоначально эти вопросы были названы причиной задержки голосования, но сроки никогда не были полностью ясны. Когда Дакетт задавал вопросы и кому? Остались ли эти вопросы без ответа в ноябре, когда правление, по словам Ханны-Джонс, впервые должно было голосовать? Или в январе, когда правление снова отказалось действовать? Или когда-нибудь после этого?

Я хочу, чтобы в отделе новостей была представлена ​​вся информация о нашем обществе, потому что мы получим гораздо более объективные новости, если они будут отражать все разные точки зрения.

Когда его спросили об этом, Дакетт сказал, что только после заседания правления в мае, когда полемика была в самом разгаре, он направил конкретные вопросы о Ханне-Джонс проректору. Его ответ, кажется, подрывает аргумент о том, что правление, пытаясь проявить должную осмотрительность в отношении кандидата на постоянную должность, не действовало, потому что администрация не ответила на законные запросы.

Вот как закончилась эта часть интервью.(Беседа была слегка отредактирована для ясности.)

Хроника: Я думал, что вся причина того, что в январе не было голосования, была в том, что у вас были вопросы.
Дакетт: Да. Меня никто никогда не спрашивал, что это такое.
Хроника: Кто-нибудь знал, что у вас есть вопросы?
Дакетт: Да, я отправил письмо по этому поводу.

(Примечание: Хроника подала многочисленные запросы на публичные записи для электронных писем, связанных с этим делом.)

Хроника: Вы сказали проректору какие вопросы были в январе?
Дакетт: Нет, я сказал ему, что у меня есть вопросы. Это создает дискуссию.

Но это не вызвало дискуссии, которая привела к голосованию за сохранение должности. Скорее, проректор позже сказал The Chronicle , это создало «задержки, и эти задержки вызвали неопределенность».

«В моем общении с попечителем Дакеттом он указал, что у него есть вопросы», — сказал проректор Блуэн в интервью на прошлой неделе.«Но до самого последнего времени он никогда не указывал мне на специфику любого из этих вопросов. Я был полностью готов ответить, как это принято, на все вопросы в рамках обычного собрания попечителей».

(Ссылаясь на конфиденциальность кадровых вопросов, Блуэн сказал, что не может обсуждать вопросы Дакетта). полностью — с пребыванием в должности или без него.

— У нас было мало времени, и мы очень хотели, чтобы Николь приехала, — сказал Блуэн.

В свете разногласий, вызванных этим делом, Блуэн сказал, что ему интересно, могло ли все сложиться иначе, если бы он был более напористым или более настойчивым.

«Может быть, мне лучше рискнуть и просто включить это в повестку дня мартовской встречи?» он сказал. «Конечно, я много думал об этом. Но, посоветовавшись с канцлером и обратив внимание на то, что происходит вокруг нас, мы более или менее решили, что это будет более безопасный путь.

Более безопасный маршрут привел Чапел-Хилл к бурному пути, нанес ущерб его репутации, породил опасения по поводу того, что цветные преподаватели покидают кампус, и закончился тем, что Ханна-Джонс направила свои таланты в другое место. Это также оставляет открытой возможность будущей судебной тяжбы.

«Дискриминация имела место», — сказала Джин Хи Ли, юрист Фонда правовой защиты и образования NAACP, который помогает представлять интересы Ханны-Джонс. «Что бы ни случилось потом, это не отменяет того факта, что она страдала от дискриминации как по расовому, так и по половому признаку, а также из-за выраженных ею взглядов.”

На прошлой неделе дело произвело фурор, поскольку протестующие были физически удалены с заседания правления, отказываясь уйти, поскольку попечители перешли на закрытое исполнительное заседание для обсуждения дела. Как только протестующие были удалены, они собрались в коридоре, по очереди с мегафоном, чтобы проклясть попечителей и канцлера.

«Они не хотят, чтобы у нас была постоянная должность», — сказал один из протестующих, чернокожий. «Они не хотят, чтобы мы были здесь. И мы получили сообщение громко и ясно сегодня.

«Мы не забудем», — добавила она. «Мы не замолчим».

Пэрис Миллер-Фуши, секретарь NAACP Чапел-Хилл-Каррборо, была среди протестующих на митинге. По ее словам, даже тогда, до того, как Ханна-Джонс отказалась от этой работы, этот эпизод выявил неудачи Чапел-Хилл в отношении расы и справедливости.

«Если для получения пребывания в должности требуется все это — судебный процесс, демонстрации и недели протестов — это никоим образом не указывает на прогресс», — сказал Миллер-Фуши.

В среду, перед тем, как Дакетт сел в черный BMW и уехал, Хроника спросила его, сожалеет ли он о боли, которую причинил этот случай. Он казался ошеломленным.

«Как кто-нибудь может отказаться от этого?» он сказал.

Дело Ханны-Джонс — это последний скандал в Чапел-Хилл. В последние годы в кампусе велись ожесточенные споры о судьбе памятника Конфедерации, известного как Молчаливый Сэм, который был снесен протестующими в 2018 году.Крупный академический скандал, связанный со спортсменами, зачисленными в фиктивные классы, также не за горами.

Но для Гускевича, который был назначен канцлером в 2019 году, дело Ханны-Джонс, вероятно, станет решающим кризисом. После голосования совета директоров в среду он выскользнул через заднюю дверь гостиницы «Каролина» и начал работу над сообщением для кампуса о недавних тяжелых неделях в Чапел-Хилл. В нем он сказал, что «рад, что вопрос пребывания Николь Ханны-Джонс в должности был решен, и я считаю, что она может принести большую пользу нашему университетскому сообществу.

Заявление канцлера, посвященное разрешению дела, не содержало ни малейшего намека на критику решения совета. В интервью в четверг, когда Гускевич прямо спросили, сделало ли правление что-то не так, Гускевич не высказал критики.

«Я работаю в сложной структуре управления, — сказал он. «Я ценю уникальную точку зрения, которую каждый из этих членов совета директоров предлагает для решения проблем, с которыми мы столкнулись».

Часть работы канцлера, по словам Гускевича, заключается в ознакомлении членов правления, которые обычно приходят извне, с передовым опытом крупных исследовательских университетов, таких как Чапел-Хилл.

«Речь идет об информировании членов нашего совета о том факте, что канцлеры и ректоры не нанимают преподавателей», — сказал он. «Преподавательский состав таких великих университетов, как наш, устанавливает учебную программу. Они находятся в авангарде найма преподавателей и принятия решений о том, кто лучше всего может выполнить эту учебную программу, вместе с заведующими кафедрами и деканами».

Гускевич, который не был доступен во вторник для последующего интервью, сказал в своем заявлении, что он «разочарован» тем, что Ханна-Джонс не присоединится к факультету Чапел-Хилл. Он сказал, что кампус должен поддерживать своих чернокожих студентов, преподавателей и сотрудников, которые «помогли нам понять их гнев и разочарование по поводу этого процесса и их опыта в нашем кампусе».

Канцлер нередко избегает публичной критики своего правления. Альтернатива, как правило, хороший способ быть уволенным. Но дело Ханны-Джонс было сосредоточено на критически важных вопросах разнообразия, справедливости и контроля преподавателей над академическим предприятием. Это был момент, который взывал к смелости, которой Ханне-Джонс не хватало у лидеров Чапел-Хилл.

Голосование могло бы вообще не состояться без настояний президента студенческого совета Чапел-Хилла Ламара Дж. Ричардса, который официально потребовал созыва специального собрания попечителей для рассмотрения этого вопроса. В силу своей должности Ричардс, который является чернокожим, является членом правления с правом голоса.

В сообщении, опубликованном в Твиттере во вторник, Ричардс сказал:

Борьба никогда не была за то, чтобы она приехала в UNC, это всегда было больше, чем это. История запомнит это как начало революции. Поздравляем, @nhannahjones ❤️

— Ламар Ричардс (@lamarrichards_) 6 июля 2021 г.

В ответ Ханна-Джонс сказала, что она «благоговеет» перед Ричардсом, который вел «там, где прятались более влиятельные люди».

Эффективность вакцин против COVID-19 против рассматриваемых вариантов, Канада

РЕФЕРАТ

Цели Оценить эффективность вакцин BNT162b2 (Pfizer-BioNTech), mRNA-1273 (Moderna) и ChAdOx1 (AstraZeneca) против симптоматической ТОРС Инфекция -CoV-2 и тяжелые исходы (госпитализация или смерть от COVID-19), вызванные альфа-инфекцией (B.1.1.7), бета (B.1.351), гамма (P.1) и дельта (B.1.617.2) вызывающие озабоченность варианты (ЛОС) в период с декабря 2020 г. по май 2021 г.

Методы Мы провели тест — исследование с отрицательным дизайном с использованием связанных баз данных по вакцинации всего населения, лабораторных испытаний и административных баз данных здравоохранения в Онтарио, Канада.

Результаты Против симптоматической инфекции, вызванной Alpha, эффективность вакцины при частичной вакцинации (≥14 дней после дозы 1) была выше для мРНК-1273, чем для BNT162b2 и ChAdOx1.Полная вакцинация (≥7 дней после дозы 2) повысила эффективность вакцины против альфа-BNT162b2 и мРНК-1273. Защита от симптоматической инфекции, вызванной бета/гаммой, была ниже при частичной вакцинации против ChAdOx1, чем против мРНК-1273. Против дельты эффективность вакцины после частичной вакцинации, как правило, была ниже, чем против альфа для BNT162b2 и мРНК-1273, но была сходной с альфа для ChAdOx1. Полная вакцинация BNT162b2 повысила защиту от дельта до уровней, сравнимых с альфа и бета/гамма.Эффективность вакцины в отношении госпитализации или смерти, вызванной всеми изученными ЛОС, в целом была выше, чем в отношении симптоматической инфекции после частичной вакцинации всеми тремя вакцинами.

Выводы Наши результаты показывают, что даже однократная доза этих 3 вакцин обеспечивает защиту от хорошей до отличной от симптоматической инфекции и тяжелых исходов, вызванных 4 циркулирующими в настоящее время вариантами вакцины, и что 2 дозы, вероятно, обеспечат еще более высокую защиту .

Заявление о конкурирующих интересах

KW является генеральным директором CANImmunize и входит в состав совета по безопасности данных для испытания вакцины Medicago против COVID-19. Остальные авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Заявление о финансировании

Эта работа была поддержана Канадской исследовательской сетью по иммунизации (CIRN) через грант Агентства общественного здравоохранения Канады и Канадских институтов исследований в области здравоохранения (CNF 151944). Этот проект также финансировался Агентством общественного здравоохранения Канады через Справочную группу по надзору за вакцинами и Целевую группу по иммунитету к COVID-19.Это исследование также было поддержано ICES, который финансируется за счет ежегодного гранта Министерства здравоохранения Онтарио (МЗ). JCK поддерживается Премией клиницистов-ученых Департамента семейной и общественной медицины Университета Торонто. PCA поддерживается премией Mid-Career Investigator Award от Heart and Stroke Foundation.

Декларации авторов

Я подтверждаю, что соблюдены все соответствующие этические нормы и получены все необходимые разрешения IRB и/или комитета по этике.

Да

Подробная информация о IRB/надзорном органе, предоставившем разрешение или освобождение для описанного исследования, приведена ниже:

ICES является юридическим лицом, уполномоченным в соответствии с Законом Онтарио о защите личной медицинской информации (PHIPA). Раздел 45 PHIPA уполномочивает ICES собирать личную информацию о здоровье без согласия с целью анализа или сбора статистической информации в отношении управления, оценки или мониторинга, распределения ресурсов или планирования для всего или части здоровья. система.Проекты, в которых используются данные, собранные ICES в соответствии с разделом 45 PHIPA, и не используются никакие другие данные, освобождаются от проверки REB. Использование данных в этом проекте разрешено в соответствии с разделом 45 и одобрено ICES Privacy and Legal Office.

Получено все необходимое согласие пациента/участника, и соответствующие институциональные формы заархивированы.

Да

Я понимаю, что все клинические испытания и любые другие проспективные интервенционные исследования должны быть зарегистрированы в утвержденном ICMJE реестре, таком как ClinicalTrials.правительство Я подтверждаю, что любое такое исследование, указанное в рукописи, было зарегистрировано, и предоставлен идентификатор регистрации исследования (примечание: если публикуется проспективное исследование, зарегистрированное ретроспективно, укажите в поле идентификатора исследования заявление, объясняющее, почему исследование не было зарегистрировано заранее) .

Да

Я выполнил все соответствующие инструкции по отчетности об исследованиях и загрузил соответствующие контрольные списки отчетов об исследованиях сети EQUATOR и другие соответствующие материалы в качестве дополнительных файлов, если это применимо.

Да

Доступность данных

Набор данных этого исследования надежно хранится в закодированной форме в ICES. Хотя юридические соглашения об обмене данными между ICES и поставщиками данных (например, организациями здравоохранения и правительством) запрещают ICES публиковать набор данных, доступ может быть предоставлен тем, кто соответствует заранее установленным критериям конфиденциального доступа, доступным на сайте www.ices.on. .ca/DAS (электронная почта: [email protected]). Полный план создания набора данных и лежащий в его основе аналитический код можно получить у авторов по запросу, при том понимании, что компьютерные программы могут полагаться на шаблоны кодирования или макросы, которые являются уникальными для ICES и поэтому либо недоступны, либо могут потребовать модификации.

Городская статуя колониальной женщины, убившей местных жителей, вызывает дебаты: NPR

Статуя Ханны Дастон в G.A.R. Парк в Хаверхилле, штат Массачусетс, стал предметом ожесточенных публичных дебатов. Джесси Коста/WBUR скрыть заголовок

переключить заголовок Джесси Коста/WBUR

Статуя Ханны Дастон в G. А.Р. Парк в Хаверхилле, штат Массачусетс, стал предметом ожесточенных публичных дебатов.

Джесси Коста/WBUR

Статуя женщины возвышается над участком нарциссов в городском парке в Хаверхилле, штат Массачусетс. Свирепо нахмурившись, она наклоняется вперед, сжимая топорик.

Статуя посвящена Ханне Дастон, английской колонистке 17-го века, которая, как полагают, убила 10 коренных американцев, чтобы сбежать из плена во время войны короля Вильгельма.Это стало горячей точкой в ​​​​продолжающихся в стране дебатах о расистских памятниках, поскольку местные жители переоценивают легенду Дастона.

«Предполагается, что этот топор — тот самый, которым она на самом деле использовала, цитирую без кавычек, «скальпировать воинов», — говорит Рон Пистри из Исторической комиссии Хаверхилла.

Пистри объясняет, как популярная легенда, в которой Дастон действовала в целях самообороны от группы индейских воинов, похитивших ее, противоречит историческим свидетельствам. Несколько скальпов, за которые Дастон позже получил награду, по его словам, принадлежали детям.

Ученые полагают, что это потому, что к тому времени, когда Дастон сбежал, она уже путешествовала не со своими первоначальными похитителями, а с семейной группой — вероятно, абенаками — которые, возможно, планировали выкупить ее обратно ее семье, что было обычной практикой в ​​то время. . События разворачивались в 1697 году, во время одного из многочисленных конфликтов той эпохи между английскими и французскими колонистами и их союзниками по рождению.

Пистри говорит, что памятник, построенный почти через 200 лет после поимки Дастона, был пропагандой, оправдывающей экспансию на запад.

«Пропагандистская история подпитывает идею судьбы белых манифестов, подпитывает ненависть к коренным американцам», — говорит он.

Выросший в 1960-х, Пистри, наполовину хауденосауни (широко известный как ирокез), лично ощутил на себе последствия этого предубеждения. Он вспоминает, как его семье отказали в отеле.«[Клерк] посмотрел на мою маму и на нас, четверых детей, и сказал: «Извините, мы здесь не обслуживаем таких, как вы», — говорит Пистри. «Эта [статуя] — корни, часть фундамента философии, которая создала OK ».

Рон Пистри из Исторической комиссии Хаверхилла говорит, что памятник был пропагандой, оправдывающей экспансию на запад. Амелия Мейсон/WBUR скрыть заголовок

переключить заголовок Амелия Мейсон/WBUR

Рон Пистри из Исторической комиссии Хаверхилла говорит, что памятник был пропагандистским, чтобы оправдать экспансию на запад.

Амелия Мейсон/WBUR

В прошлом году призывы убрать статую Хаверхилла вызвали ожесточенные общественные дебаты. В этом месяце городские власти решили оставить статую, но изменить некоторые оскорбительные выражения на основании, убрать топорик и выделить место в парке для памятника коренным американцам.

«Я рад, что они оставили его там, где оставили», — говорит 79-летний Лу Фоссарелли, выросший в Хаверхилле, а сейчас живущий в соседнем Ньюберипорте.»Но я не рад тому, что в городе собираются построить памятник индейцам. … Я знаю историю. Другой версии нет».

Тем временем, в часе езды к северу от Хаверхилла в Боскавене, штат Нью-Гэмпшир, уже разрабатываются планы переписать версию истории, известную большинству людей. Там государственное управление парков и отдыха намерено перепроектировать место еще одного памятника Дастону.

Крейг Ричардсон, прямой потомок Дастона, который работает в консультативном комитете проекта, считает, что нужно рассказать более полную историю.Комитет рассматривает «изменение вывески, изменение названия парка», говорит он, а также добавление мемориала жертвам Дастона и информации об истории абенаков.

«С одной стороны, как представители коренных народов, мы не хотим статуи в честь Ханны, но, с другой стороны, нам нужен выход, чтобы поделиться истинной историей региона», — говорит член комитета Дениз Пулио, ведущая женщина-спикер группы Cowasuck Band народа Pennacook-Abenaki.(Главная женщина и мужчина-оратор делят между собой обязанности лидера племени.)

Хотя Пулио находит статую оскорбительной, она считает, что это ее лучшая возможность внести ясность.

«Сколько исторических книг было написано на основе этого ложного повествования, которое я больше не могу стереть с полок?» она сказала.

В частности, Пулио надеется опровергнуть версию истории, популяризированной пуританским писателем Коттоном Мазером, в которой похитители Дастон жестоко убили ее новорожденного ребенка.Ученые теперь сомневаются в этой истории.

Четыре рельефа сбоку от статуи изображают историю Ханны Дастон из Хаверхилла, штат Массачусетс. Джесси Коста/WBUR скрыть заголовок

переключить заголовок Джесси Коста/WBUR

Четыре рельефа сбоку статуи изображают историю Ханны Дастон из Хаверхилла, Массачусетс.

Джесси Коста/WBUR

Но Барбара Каттер, профессор истории Университета Северной Айовы, утверждает, что, решая, что делать со статуями Дастона, люди не должны слишком сосредотачиваться на том, что могло или не могло произойти в 1697 году.

«Я думаю, действительно важнее подумать о том, что имели в виду люди, когда поддерживали установку этой статуи», — говорит она. «И это было не о [Дастоне]. Это было о попытке скрыть насилие колонизации и империализма. »

Как мы должны судить Ханну Дастон — это неправильный вопрос, говорит Каттер. Вместо этого мы должны спросить себя, как мы выбираем, кого увековечить и какие истории мы пытаемся рассказать.

Тайлер С. Говорит, что он и Ханна Б. «боролись» после «Холостячки»

Прошло уже больше года с тех пор, как сезон Ханны Браун Девичник подошел к концу, но, похоже, между ней и занявший второе место Тайлер Кэмерон. Оказывается, хотя фанаты месяцами размышляли о статусе их отношений, они оба были так же сбиты с толку своими чувствами, как и мы.Во время разговора с Us Weekly, Тайлер признал, что его отношения с Ханной после Bachelorette были борьбой, и они сами не могли дать четкого определения.

«Нам нужно научиться дружить. Если вы понимаете, о чем я? Как будто мы боролись, знаете ли, с нашими отношениями и пытались понять, что это такое», — объяснил Тайлер изданию, по-видимому, намекая на их карантинную команду. «Сейчас мы в прекрасном месте друг с другом, и здорово иметь возможность тусоваться, знаете, поужинать, это весело. Ханна — удивительный человек, и хорошо быть в лучшем месте, чем мы были».

Тайлер был готов сделать предложение Ханне в конце ее сезона Девичник ; однако он покинул сериал с разбитым сердцем, когда она в конце концов решила вместо этого быть с Джедом Вяттом. Вскоре после этого они с Джедом расстались, что привело к тому, что она пригласила Тайлера на свидание во время специального выпуска After the Final Rose . Позже Тайлер была замечена выходящей из своей квартиры после ночевки, и они вдвоем провели вместе карантин в течение нескольких недель в начале пандемии.Тем не менее, они никогда не делали ничего официального и не указывали, что у них романтические отношения, хотя им определенно нравилось морочить нам голову по этому поводу.

Джон Флинор/ABC

«Мы просто пытались быть друзьями, но тогда даже не могли этого понять», — заявил Тайлер в отношении их совместного пребывания на карантине в марте. Так может ли еще быть надежда для них двоих в романтическом смысле? Тайлер ничего прямо не подтвердил, но и не отрицал возможности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.