Генсбур шарлотта интервью: «Я не знаю, что такое стыд»

Содержание

«Я не знаю, что такое стыд»

Что вы чувствуете, когда видите себя на экране без одежды?

Ш. Г.: Я принимаю себя в гораздо большей степени, чем раньше. Долгое время видеть себя было для меня кошмаром. Но теперь стало лучше. Есть много такого, что мне в себе не нравится. Но раньше мое тело мне не нравилось, потому что я в нем не жила. Это не связано с тем, какое оно в действительности, соответствует моде или нет. Просто надо принять себя. Принять, что ты вот такой. Это первый этап — принять себя, ну просто для физического комфорта. А вот второй — о себе как будто забыть. Не придавать такого чрезмерного значения физическому. Меня этому научила сестра, Кейт, может быть, самый близкий мне человек. Она профессиональный фотограф. Она научила меня фотографировать. Но и фотографироваться тоже! Кейт снимала меня, иногда и без одежды. Она показывала мне меня, обнаруживала во мне характер. Снимки были далеко не всегда комплиментарные, но я научилась узнавать в них себя. И признавать себя. Теперь я одновременно и стыдлива, и совершенно не стыдлива. Мне нравится, когда на меня смотрят, нравится быть перед камерой. На самом деле мне нравится, когда на меня смотрит кто-то другой, не я. Когда я могу спрятаться за ролью и за словами — не своими, — я могу поступать так, как в жизни никогда и ни за что не поступлю. Обрести свободу.

Как актриса вы очень отважны. Играете экстремальную обнаженность. Не боитесь сцен экстремального насилия. И при этом как-то учитываете, что у вас есть дети, что они могут увидеть эти ваши роли?

Ш. Г.: Мои родители никогда не мешали себе делать, что им хотелось. «Я тебя люблю… Я тебя тоже нет», фильм, который отец снял как режиссер и где мама играла, я увидела только в 18 лет, и мне он очень понравился. Фильм внешне про то, как гомосексуалист бросает любовника ради похожей на мальчика барменши и занимается с ней анальным сексом, потому что другого не знает. А на самом деле про то, что не все способны любить. Было бы жалко, если бы родители, опасаясь нас шокировать, не сняли его. Но им же удавалось держать нас в стороне от своих экспериментов!

Как бы вы отнеслись, если бы ваши дети стали актерами, как и вы, в детстве?

Ш. Г.: Без удовольствия. Но я всегда считала, что у ребенка в любом возрасте должна быть собственная жизнь, которая протекает отдельно от родителей. У человека, даже маленького, должна быть зона свободы, потому что свобода воспитывает, как никакой взрослый. Я вот хотела бы брать детей с собой на съемки, быть с ними таким образом больше. Но у них есть школа, друзья, собственная жизнь. Я уже не имею права отрывать их от нее… И противодействовать их решениям не буду. Но теперь дети-актеры — сначала актеры, а уж потом дети. Это я могла сниматься в 10 лет и рассказывать: «Ха-ха-ха, на каникулах я актриса». Тут мне недавно один маститый критик напомнил, как он был начинающим журналистом и его послали брать интервью у девчонки, которая в 12 лет «здорово играла у Клода Миллера» и нехотя отвечала на его вопросы, потому что математику делала… Это была я. Но сейчас все не так — дети в кино полностью «в бизнесе». Так что я от этой идеи буду не в восторге. А уж их отец встанет насмерть! Он не потерпит в семье «еще одну звезду». Иван (Иван Атталь, актер и режиссер, муж Шарлотты Генсбур. — Прим. ред.) уже однажды снял фильм, в основе которого наша жизнь. И даже имена у героев наши — Иван и Шарлотта. Он так и называется — «Моя жена — актриса». И… заметьте — это комедия.

Факты о Шарлотте Генсбур

Дочери знаменитых родителей и одной из любимейших актрис Франции сегодня исполнилось 50 лет. InStyle рассказывает главные факты о Шарлотте Генсбур

Шарлотта Генсбур не была любимицей родителей 

Джейн Биркин и Серж Генсбур с дочерью Шарлоттой, 1971Единственная дочь французского хулигана Сержа Генсбура и британской иконы стиля Джейн Биркин родилась на родине мамы, в Лондоне, в 1971 году. Родители ждали мальчика, поэтому Серж расстроился, когда узнал, что стал папой девочки. Он не хотел, чтобы дочь унаследовала его черты (так и вышло), но еще не подозревал, что ей передались его харизма и музыкальный талант. В детстве Шарлотта мало времени проводила с родителями, оставаясь один на один с дочерью Биркин от прошлых отношений, Кейт Барри. «Несмотря на то, что мы с сестрой объективно были для них на втором месте, у меня ощущение абсолютно счастливого детства», — призналась она как-то в интервью. Зато Генсбур и Биркин часто брали их то на съемочную площадку, то в студию звукозаписи, и девочки с ранних лет могли узнавать индустрию изнутри.

История любви Сержа Генсбура и Джейн Биркин Читать

Ее карьера началась с провокации

Шарлотта и Серж ГенсбурКогда Шарлотте было 12 лет, она записала с отцом свою первую песню, Lemon Incest. Провокационное название композиции вызвало неоднозначный резонанс (хотя, если вслушаться в текст, станет ясно, что дуэт просто поет о бесконечной любви отца к дочери и дочери к отцу), но это не остановило Генсбура от съемок еще более скандального клипа с Шарлоттой. В музыкальном видео полуобнаженные отец и дочь вместе лежат на кровати, чувственно напевая «Un zeste de citron» (в переводе с французского «лимонная цедра»). Сама Шарлотта до сих пор не видит в песне ничего предосудительного: «Я горжусь этой работой, там нет ничего, чего стоило бы стыдиться».

Генсбур пробилась в кино сама

Осознав свой творческий потенциал, через год после дебюта в клипе отца Шарлотта впервые снялась в кино. «Однажды девочкой я нашла записку от мамы: если хочешь пойти на кастинг, то вот адрес. Мама тогда снималась у Жака Дуайона, с которым жила. В их фильме была героиня — девочка чуть постарше меня. Я смотрела на актрису, которая ее играла, мою ровесницу, и завидовала. Наверное, поэтому и захотела попробовать сама», — рассказывала Генсбур в одном из интервью. Ее первой ролью стала Шарлотт, дочь Марго (героини Катрин Денев), в музыкальной драме «Слова и музыка».

Причем на съемочной площадке она оказалась без протекции родителей, чем до сих пор очень гордится. Интересно, что 30 лет спустя Денев и Генсбур вновь оказались в тех же ролях в мелодраме «3 сердца», сыграв мадам Бергер и ее дочь Сильвию. 

Гражданскому браку актрисы уже 30 лет

Шарлотта Генсбур и Иван АттальВ 19-летнем возрасте Шарлотта Генсбур познакомилась с актером Иваном Атталем. В 1991 году они съехались и с тех пор не расставались. Атталь появлялся в фильмах «Мюнхен», «Неуловимый» и «Нью-Йорк, я люблю тебя» (в котором также работал режиссером), а недавно сосредоточился на роли сценариста и режиссера, сняв комедию «Блестяще», которая в 2018 году получила «Сезар». У Шарлотты и Ивана трое детей: 24-летний Бен (его можно увидеть в фильме «Моя собака Идиот», в котором юноша снялся в одной из центральных ролей вместе с родителями), 18-летняя Алис (девушка как-то снималась с мамой в рекламной кампании Comptoir des Cotonniers) и 10-летняя Джо (которую Шарлотта родила за 5 дней до своего сорокалетия).

В 2013 году Атталь сделал Генсбур публичное предложение, но год спустя они отменили помолвку, объявив, что хотят и дальше быть вместе без штампов в паспорте. 

Накануне 50-летнего юбилея Шарлотта сняла свой первый фильм

Шарлотта Генсбур и Джейн Биркин на Каннском кинофестивале-2021В этом году Шарлотта представила в Каннах свой режиссерский дебют, документальный фильм о Джейн Биркин Jane par Charlotte («Джейн глазами Шарлотты»). Главные роли в проекте, мировая премьера которого запланирована на 27 октября 2021 года, исполнили сами мать и дочь. По признанию Шарлотты, она затеяла съемки Jane par Charlotte, чтобы восстановить отношения с Джейн. Дело в том, что после гибели Кейт Барри (в 2013 году она покончила жизнь самоубийством, выбросившись из окна своей парижской квартиры) обе женщины тяжело переживали трагедию и потеряли связь. Задумка Шарлотты, похоже, удалась: мать и дочь счастливо позировали вместе на красной дорожке фестиваля, хотя их фильм и не получил наград.

Итоги 74-го Каннского кинофестиваля Читать

«У меня не слишком открытый характер, но я от этого не страдаю»

ELLE Чего вы ждали от переезда в Америку?

ШАРЛОТТА ГЕНСБУР До переезда я совсем не была влюблена в Нью-Йорк, а потом он с каждым днем нравится мне все больше. Поначалу было не очень легко: я ощущала себя чужаком, иностранкой. А потом поняла, что все мы тут в какой-то степени эмигранты. Здесь каждый говорит со своим акцентом, но с удовольствием подскажет какой-нибудь любимый адрес, поделится секретом, даст совет. Здесь люди помогают.

ELLE А по Парижу не скучаете?

Ш.Г. Пока что нет, но знаю, что когда-нибудь туда вернусь. Большое видится на расстоянии. Во Франции остались мама, моя сестра Лу. Со мной здесь только младшие дети Алис и Джо, а старший, Бен, — в Англии. Ну в общем, это нормально, ему все-таки 19 лет! (Смеется. ) А если серьезно, то в Нью-Йорке я наконец смогла себя почувствовать по-настоящему собой. В Париже в последнее время мне это не очень удавалось.

ELLE Из-за чего? Что мешало — ваш имидж, известное имя?

Ш.Г. Ну конечно, имя, а здесь у меня абсолютная анонимность! Я каждый раз удивляюсь, когда меня кто-то узнает. И даже тогда люди со мной говорят о ролях, о фильмах Ларса фон Триера, а не о моих знаменитых родителях, как это всегда бывает во Франции. Быть прежде всего дочкой Сержа Генсбура и Джейн Биркин — в 45 лет это даже как-то неловко. (Смеется.) Мне хотелось не сбежать от популярности, а просто вернуться к себе.

ELLE И как теперь выглядит ­ваша повседневная жизнь?

Ш.Г. Очень просто — семья, школа. Поскольку Иван (актер и режиссер Иван Атталь, гражданский муж Шарлотты Генсбур. — Прим. ELLE) из-за работы часто бывает в разъездах, я много времени провожу с детьми, они ходят в американскую школу. ­Готовлю, рисую, занимаюсь спортом. Наше жилье — это лофт в Трайбека, на Манхэттене, который я очень люблю. Мне нравится бывать на улицах Нью-Йорка. В Париже у меня был велосипед, но я им практически не пользовалась. А здесь езжу буквально повсюду, я ­просто наслаждаюсь свободой! Могу и пешком пройти много километров, сама того не замечая, в любое время года. Здешний климат довольно резкий, но это хорошо освежает мозги! (Смеется.)

ELLE Свой пятый альбом вы начали записывать три года назад. Когда же будет премьера?

Ш.Г. Да, надо признать, что на этот раз процесс оказался гораздо более долгим. Работая над другими альбомами, я все-таки оставалась в роли ведомой, а сейчас мне хочется быть по-настоящему автором. Знаете, очень трудно остановиться, когда никто не скажет тебе: «Стоп! Записали, отлично». Всегда хочется сделать лучше, что-то еще исправить. Особенно собственный голос! (Смеется.)

ELLE А что скажете насчет новых ролей в кино?

Ш.Г. Теперь мне стало немного сложнее сниматься. Моей дочери 13, просто так школу не прогуляешь. И если Иван в Париже, то как все наши расписания состыковать? Но это и к лучшему: есть повод пересмотреть свои приоритеты. В свое время у меня была настоящая булимия в плане съемок, а сейчас это проходит. Только что закончились три месяца, которые я целиком провела на площадке «Обещания на рассвете» (в фильме Эрика Барбье по культовому роману Ромена Гари партнером Шарлотты Генсбур стал французский актер Пьер Нине. — Прим. ELLE). Выложилась настолько, что сейчас совсем не готова думать о новых проектах.

ELLE Зато вы опять снимаетесь для моды — стали лицом новой кампании Gerard Darel. В прошлый раз вы сотрудничали с маркой с 2003-го по 2005 год…

Ш.Г. Даниэль Дарел, новый креативный директор бренда, увидела меня в одном из журналов, ей понравилась моя новая прическа, и она мне позвонила. Признаюсь, это очень приятно. Как и с Николя Гескьером, креативным директором Louis Vuitton, в этих отношениях я больше всего ценю личные, человеческие связи.

ELLE А в Нью-Йорке у вас появились новые друзья, знакомые?

Ш.Г. Пожалуй, нет. Но у меня и в Париже была не слишком активная светская жизнь. Меня не тянет на веселые вечеринки, у меня не слишком открытый характер, меня вряд ли кто назовет очень общительной. Но я от этого не страдаю.

ELLE Вы говорили в своих интервью, что родители просто вам не привили вкус к празднику…

Ш.Г. Здесь надо уточнить: в творчестве у них, конечно, была склонность к темным тонам, однако в 1970-х и начале 1980-х годов они жили бесконечно легко и беззаботно. Они непрерывно общались с друзьями, все время что-то праздновали, там было сплошное веселье. Вот чему они точно меня не научили, так это заботиться о себе самой. Все эти «любить и принимать себя такой, как ты есть» — ну совершенно не про меня!

ELLE И все-таки вы же где-то бываете в Нью-Йорке. Можете поделиться хотя бы парочкой любимых адресов?

Ш. Г. Конечно. Например, я люблю музей Neue Galerie возле Центрального парка: там бывают потрясающие выставки австрийского искусства. На рынке в Челси можно отлично пообедать, к тому же там лучший в Нью-Йорке рыбный прилавок. А спортивные вещи я покупаю в Outdoor Voices. В Париже я никогда не вышла бы на улицу в такой одежде, а здесь чувствую себя в ней чуть больше американкой.

Интервью с Шарлоттой Генсбур — Афиша Daily

На прошлой неделе в Россию с концертами приезжала Шарлотта Генсбур. Все билеты на ее выступления были проданы. По случаю концерта «Афиша Daily» задала свои вопросы певице в эфире радиостанции «Культура» об альбоме «Rest», книге, жизни в Нью-Йорке и жизни в турне.

— Что лучшее и что худшее в гастрольной жизни?

— Лучшее — я нашла отличную команду. Это впервые так. То есть у меня был замечательный опыт и раньше. Может, потому что группа росла вместе со мной: сперва был один человек, потом еще и еще. И вот это впечатление, когда ты являешься частью рабочего процесса, участвуешь в творчестве. И мы так хорошо поладили. Это лучшее… А худшее — то, что мы путешествуем, в автобусе, впятнадцатером

(смеется). Это весело, но я единственная женщина.

— Альбом «Rest» — очень личный альбом, и первый, для которого вы написали большую часть песен. Что было отправнной точкой для его написания?

— Когда я закончила предыдущий тур с Коннаном Мокасином (новозеландский продюсер и сонграйтер. — Прим. ред.), он сказал, что пойдет со мной куда угодно, лишь бы я попробовала: «Я не понимаю французский, не понимаю того, что ты поешь, но попробуй». Он терпеливо работал со мной, сочинял мелодии. Я пыталась сочинять тексты. Это был долгий путь. Я всегда хотела писать, я всегда пыталась — без особого успеха. И вот впервые у меня было несколько песен, которые мне понравились, и вот это было отправной точкой.

То есть у нас не было намерения написать альбом, было просто несколько песен. А потом я услышала SebastiAn (французского продюсера и музыканта, продюсера альбома «Rest» — Прим. ред.). Мне хотелось записать альбом с электронным звуком.

— Как у вас устроен сочинительский процесс?

— У меня нет методов. Вот почему я нервничаю из‑за этого: мне хочется все сделать быстро, а сочинение песен занимает так много времени. У меня нет каких‑то особых инструментов. С каждой песней все происходит по-разному. В 2013 году моя сестра (Кейт Барри. — Прим. ред.) умерла. Это было шоком для меня. Я решила покинуть Францию. Я перебралась на какое‑то время в Нью-Йорк, там я могла писать, находясь в определенной изоляции. И весь альбом посвящен ей [сестре].

Главная и самая известная песня Генсбур на альбоме с изящным клипом в духе «любви все возрасты покорны»

— Вы говорили, что нервничаете при создании песен.

А приходилось ли вам прибегать к самоцензуре в эти моменты?

— На альбоме я говорю об очень личных, интимных вещах. Но это единственный способ что‑то сделать. Моя жизнь приоткрыта для людей, так что я не смущаюсь, что заставила кого‑то чувствовать себя некомфортно. Я не раскрывала никаких секретов, я просто была очень честной. Эта идея честности, откровенности важная для меня, потому что иногда мне кажется, что это единственное, что я могу сделать.

— Как сочетаются ваша актерская и музыкальная карьера?

— Между ними нет связи, что довольно странно. Потому что ты снимаешь клипы, делаешь визуальное оформление к альбомам, а параллельно снимаешься в фильмах… Люди в этих индустриях не связаны друг с другом. И мне это нравится: я могу переходить из одного мира в другой, и, скажем, в музыкальном мире, меня знают с одной стороны, а в кинематографическом — с другой. Это восхитительно иметь два разделенных мира.

—А есть еще и третий мир. Вы собираетесь выпустить книгу в этом году.

— Она уже вышла во Франции. Это скорее не книга, а такой альбом. Смотрите. Сперва я выпустила альбом. Это был первый шаг. Потом, с помощью моих друзей, я решила выпустить видео. Это был следующий шаг. Одна из подруг увидела, что я рисую и фотографирую. И она сказала: «Было бы классно сделать книгу». Я была заинтересована этом. Но я в итоге отдала все мои работы, и их уже публиковали без меня, я не хотела этого ощущения, что я делаю книгу. Это было бы для меня слишком претенциозно.

— Но вам нравится результат?

— Да. Это такое другое лицо альбома. Это все, что я делала во время его создания. Это автопортреты, Нью-Йорк… Это такое саморазоблачение.

Это видео дает определенное представление о том, как звучит вживую Генсбур. Грандиозно звучит.

— Вы упоминали уже Нью-Йорк. Каково стать его жительницей?

— Я ей себя не чувствовала. Мне нравилось быть иностранкой. Я окружена иностранцами. Это город, где тебя привечают, но… Мне кажется, пять лет спустя я поняла, откуда я родом и как я скучаю по Европе. Так что я вернусь. Не знаю когда, но вернусь. Что мне нравится в Нью-Йорке — я все еще открываю для себя что‑то новое. Очевидно делать творческие вещи здесь, потому что каждый здесь творец. Здесь все менее серьезно. Если бы я выпустила книгу во Франции, то ощущала бы давление на себе. А в Нью-Йорке я этого не чувствую, потому что никто меня не знает.

Подробности по теме

Шарлотта Генсбур — про «Обещание на рассвете», переезд в Нью-Йорк и свои концерты

Шарлотта Генсбур — про «Обещание на рассвете», переезд в Нью-Йорк и свои концерты

Шарлотта Генсбур: свежие новости и фото 2021

Шарлотта Генсбур: свежие новости и фото 2021 | СПЛЕТНИК Теги
  • Полное имя:Шарлотта Генсбур (Charlotte Gainsbourg)
  • дата рождения: (50 лет)
  • место рождения:Англия, Лондон
  • пол:женский
  • профессия:актриса
  • цвет глаз:карие
  • цвет волос:брюнетка

Неделя моды в Париже: Карла Бруни, Шарлотта Генсбур, Росси де Пальма на показе Saint Laurent

Венеция-2021: Мария Шарапова, Шарлотта Генсбур и другие звезды на вечерних премьерах

Хейли Бибер, Аня Рубик, Шарлотта Генсбур посетили показ Saint Laurent в Венеции

Канны-2021: плетка, клоги и много белого — обсуждаем уличный стиль Кьяры Ферраньи, Джоди Тернер-Смит, Шарлотты Генсбур и других

Канны-2021: Шарлотта Генсбур вместе со своей матерью Джейн Биркин на фотоколле фильма «Джейн глазами Шарлотты»

Канны-2021: Шарлотта Генсбур, Джейн Биркин, Хелен Миррен на вечерних премьерах

Тина Кунаки, Венсан Кассель, Ева Грин, Шарлотта Генсбур и другие звезды на вручении премии «Сезар»

Неделя моды в Париже: Кайя Гербер, Кейт Мосс, Катрин Денев, Джейн Биркин, Шарлотта Генсбур на показе Saint Laurent

Бьюти-новинки июля: «мелки» для губ, коллекция косметики от Шарлотты Генсбур, монотени, водостойкая помада и не только

Марион Котийяр, Шарлотта Генсбур и другие на фотоколле фильма «Призраки Исмаэля» в Каннах

Дочь Шарлотты Генсбур Элис Атталь дебютировала в роли модели

Шарлотта Генсбур в новой фотосессии для Grazia

Битва платьев: Шарлотта Генсбур против Яны Рудковской

Модная битва: Шарлотта Генсбур против Виктории Бекхэм

«Самба»: Шарлотта Генсбур на фотоколле в Сан-Себастьяне

Шарлотта Генсбур для The Edit: о дизайнерском дебюте, «Нимфоманке» и Гескьере

Шарлотта Генсбур и другие в рекламе Louis Vuitton

Канны-2014: Шарлотта Генсбур на премьере ленты «Непонятая»

Шарлотта Генсбур и Zara выпустили совместную коллекцию :: Впечатления :: РБК Стиль

© Shutterstock

Автор РБК Стиль

03 октября 2021

Коллаборация Генсбур и Zara появится в продаже 7 октября на сайте бренда. Диапазон цен пока неизвестен

Актриса и певица Шарлотта Генсбур выпустила совместно с брендом Zara капсульную коллекцию, сообщила Генсбур в интервью Vogue. 

За основу был взят повседневный стиль актрисы, в гардеробе которой можно увидеть джинсы, футболки, рубашки, лонгсливы, свитера, майки и максимально удобное нижнее белье.

«Я действительно так одеваюсь каждый день, — рассказала Генсбур. — Я не хочу тратить на подбор одежды больше 10 минут утром. У меня дети в возрасте от 10 до 24 лет, и я всегда ползала за ними на коленях. Мне нравится так жить. Я не могу носить при своем образе жизни каблуки или юбки, так что эта коллекция стала по-настоящему идеальной для меня».

Генсбур отмечает, что их работу с Zara можно считать поистине «самым честным» сотрудничеством в мире моды, так как мир изменился, и после долгого пребывания дома люди стараются окружить себя комфортом и за его пределами, поэтому удобство стало первостепенным критерием в выборе одежды.

В 2020 году Генсбур приняла участие в рекламной кампании Zara Home. Если сотрудничество окажется успешным, актриса не исключает, что в будущем примет участие в создании коллекций для Zara Kids и Zara Home.

50-летняя англо-французская актриса и певица Шарлотта Генсбур — дочь актрисы Джейн Биркин и поэта Сержа Генсбура. Широкую известность получила благодаря ролям в фильмах Ларса фон Триера «Антихрист» и «Нимфоманка». За роль в «Антихристе» удостоилась премии Каннского кинофестиваля за лучшую женскую роль. 

Zara — торговая сеть конгломерата Inditex, основанная в 1975 году и принадлежащая испанскому магнату Амансио Ортеге, который также владеет брендами Massimo Dutti, Pull&Bear, Oysho, Zara Home, Uterqüe, Stradivarius, Lefties и Bershka.   

Шарлотта Генсбур: «Верните мне мои морщины!»

За что мы любим француженок, так это за то, что они принимают старение, как естественный ход вещей, а не теряют сознание от каждой новой морщинки. Еще одним подтверждением такого здорового отношения к ходу жизни стало интервью Шарлотты Генсбур, приуроченное к проекту Harper’s Bazaar #WomenWhoDare – о женщинах, которые следуют за своей мечтой, а не оглядываются на общественное мнение.
46-летняя наследственная актриса и певица рассказала об обратной стороне своей профессии: «Когда тебе исполняется 40, ты начинаешь физически ощущать спад в карьере. Как говорил мой бывший агент – это начало конца. В Голливуде все хотят видеть тебя вечно молодой и красивой, и в тот момент, когда ты видишь свои фотографии, отретушированные до неузнаваемости – тебе хочется кричать: «Верните мне мой возраст! Да, у меня есть морщины, ну и что! Мне уже давно не двадцать лет».

Об искренности: «С подросткового возраста я даю интервью, но до сих пор не понимаю, что это значит – промотировать фильм или альбом. Я не люблю отвечать на вопросы, я же интроверт. Если начинаю открываться, то мне важно быть искренней, быть собой, а не пытаться «продать» себя во что бы то ни стало. Распыляться всеми этими заученными фразами снова и снова – это скучно. Так и в кино: чтобы сыграть ту или иную эмоцию, нужно прожить ее, впустить в себя. Фальшь всегда чувствуется. И в результате – отталкивает».

О своих родителях, Серже Генсбур и Джейн Биркин: «С возрастом я все больше замечаю свое сходство не с мамой, а с отцом. Я такой себе Серж Генсбур в юбке! Конечно, мне жаль, что я так мало унаследовала от мамы, но как говорит Ларс фон Триер, недостатки делают нас особенными. То же говорил мой отец, но уже в контексте музыки: «Если у тебя нет голоса, то не пытайся обрести его на уроках вокала, не полируй его и не насилуй себя. Найди в нем то, что отличает тебя от других».
Шарлотта Генсбур с отцом, Сержем Генсбур, и матерью, Джейн Биркин. 1973 год

Мечтатель: Шарлотта Генсбур — Интервью, журнал

«Я всегда была немного стеснительной», — говорит Шарлотта Генсбур в видеоинтервью, которое она дала нам в 2012 году. Когда она говорит, она сидит в номере нью-йоркского отеля, небрежно прижав одну ногу к ее стулу — почти по-детски. поза — в то время как ее руки порхают вокруг нее, изящно, но немного нервно, возможно, бегая, как и ее челка. В ее голосе есть тишина и ясность признания, нежная сплетня, и как бы она ни пыталась прикрыться, откинуться на спинку стула, она не может не казаться совершенно незащищенной.«Мне трудно смотреть на людей, — говорит она, — по-настоящему смотреть на них».

Как певица, дочь Сержа Генсбура и Джейн Биркин часто может звучать немного скрытно, отстраненно, рассеянно за простынями джазовой статики и занавесками трелей гитар — как будто она прячется от других людей. Но на экране, по крайней мере, в ее частом сотрудничестве с режиссером Ларсом фон Триером, Генсбур не имеет такой возможности. В Антихрист (2009), Меланхолия (2011) и Нимфоманка (2014), фон Триер явно получает озорное удовольствие, разнуздывая ее, подвергая ее боли, вовлекая ее в порнографическую среду или давая ей диковинные , наглые исповедальные монологи исполнять.И, честно говоря, он что-то понимает — в крайнем случае, как в импровизированном интервью или в задней части студии звукозаписи, откровенность Генсбур поражает, ее эмоции ясны и убедительны. Как бы трудно ей ни было смотреть на другого, нам почти невозможно отвести взгляд.

Но внимание — это то, с чем Генсбур всегда приходилось иметь дело, по крайней мере, с 12 лет, когда она дебютировала с отцом и снялась в своем первом фильме. Может быть, сейчас, в 44 года, она только осваивает это.Этим летом она появится в продолжении эпоса о нападении инопланетян Роланда Эммериха «День независимости , », и она уже работает над еще несколькими фильмами, включая адаптацию Томаса Альфредсона романа Джо Несбо «Снеговик » (с Майклом Фассбендером в главной роли), а также адаптацию романа Гэри «Обещание на рассвете ». Как говорит ей ее приятель, музыкальный продюсер Дэнджер Маус, независимо от наследия ее чрезвычайно известных родителей, независимо от унаследованных талантов, денег, ожиданий или пристального внимания — или ее желания убежать и спрятаться от всего этого — Шарлотта Генсбур, безусловно, делает себе имя и делает это по-своему.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Была ли нимфоманка последней, в чем я тебя видел? Это было… в 2013-м?

ШАРЛОТТА ГЕЙНСБУРГ: Ага. Я знаю, потому что прямо перед тем, как Ларс прислал мне сценарий, я сказал ему, что мою дочь зовут Джо, и он сказал: «Какое совпадение — моего персонажа зовут Джо». Я прочитал сценарий и сказал: «Ммм … не могли бы вы изменить?» Он сказал: «Нет, это важно. Мне нужно мужское имя, и я хочу, чтобы у меня была песня «Hey Joe».

DANGER MOUSE: Он предлагал вам изменить имя вашей дочери?

ГЕЙНСБУРГ: Ага! [ смеется ]

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Я так и думал.Я предполагаю, что он написал эту роль для вас. Вы тоже так думали?

ГЕЙНСБУРГ: Думаю, да, но не думаю, что он знал. Я был для него как бы подходящим инструментом, но не думаю, что я его вдохновлял.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Но он не рассылал ее разным людям, Меланхолия или Нимфоманка .

GAINSBOURG: Нет. Я сделал Antichrist , а потом мне только что позвонил он и сказал: «Я пишу другой сценарий.Это была Меланхолия . А потом, когда мы были в Каннах на Melancholia , он сказал журналистам: «Мой следующий фильм — это порнофильм с ними» — Кирстен Данст и я. [ оба смеются ]

DANGER MOUSE: Как вы продвигаете эти вещи? Я видел Антихриста . Вы сидите в кинотеатрах и вместе со всеми смотрите его во время Канн?

ГЕЙНСБУРГ: Пришлось, да. Что касается Antichrist , я очень нервничал из-за того, что люди освистывают, потому что моя мать пошла на фильм 20 лет назад и ужасно провела время, когда люди освистывают, свистят, поэтому я знал, что в Каннах люди могут стать агрессивными.Я думал, что у нас будет худшее, но они были очень уважительны. Я даже был немного разочарован! [ смеется ]

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Верно, возможно, она не зашла достаточно далеко. О, черт возьми, я думаю, этого было достаточно! Вы думаете, когда вы работаете с другими режиссерами, они думают: «Ну, может быть, мы можем пойти немного дальше, потому что она все сделает»? Например: «Что она может сказать? Она снялась во всех этих фильмах; мы можем заставить ее делать все, что мы хотим от нее! »

ГАЙНСБУРГ: Я получил сценарий — и я снял фильм [ True Crime ], в котором очень много говорилось о сексе и жестокости, и я знал, что да, они видели фильмы Ларса.

DANGER MOUSE: Что это был за фильм?

ГЕЙНСБУРГ: Еще не вышло. Это что-то вроде триллера. В нем есть Джим Керри. Он главный герой. Я вроде как жертва.

DANGER MOUSE: Вы предпочитаете сниматься в фильмах, потому что они не живут на глазах у людей, как если бы вы были в туре?

ГЕЙНСБУРГ: Ага. Мне не нашлось удобного места на сцене. Я уверен, что это не должно быть удобно, но я очень нервничаю и не получаю удовольствия от жизни.

DANGER MOUSE: Значит, театра для тебя нет?

ГЕЙНСБУРГ: Я проделал это однажды, и мне очень понравилась эта работа.Я не ходила в актерскую школу, поэтому было здорово иметь возможность репетировать месяц или два, проводить семинары и быть с режиссером, который даже давал мне актерские упражнения. Это было очень давно, во Франции. Детей у меня не было. Думаю, мне было 22. Это была игра Дэвида Мэмета под названием Олеанна , довольно сложная игра. Мне понравилось, но мне стало скучно.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Как долго длилась пробежка?

GAINSBOURG: Это было три месяца, может быть, сто выступлений.

DANGER MOUSE: Какие были нервы до первых двух?

ГЕЙНСБУРГ: Я думал, что рухну.Но на самом деле это было очень полезно. В начале спектакля я должен был нервничать перед профессором. А потом, постепенно, я набирал все больше и больше энергии, так что было весело играть.

DANGER MOUSE: Помимо песен, вы пишете?

ГЕЙНСБУРГ: Нет, я веду дневник, но сейчас мне это очень скучно, потому что я веду это уже 20 лет.

DANGER MOUSE: Вы когда-нибудь оглядывались назад, черт возьми, на 10 лет назад?

ГЕЙНСБУРГ: Я знал.Когда мне было 15 лет, я писал фальшивые записи для своего любовника. Я изобретал разные вещи, и у нас был ритуал: каждый раз, когда мы встречались, он должен был читать мой дневник. Так что это было похоже на открытое письмо. А потом я прочитал это… и это было так глупо.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Она еще у тебя?

ГЕЙНСБУРГ: Нет, слава богу. Было наводнение, и все они расплавились и блг . Но забавно оглядываться назад. В течение многих лет после смерти отца я писал только отчаянные, удручающие мысли.А потом у меня появились дети, и я начал о них писать. И я подумал, что на случай, если они когда-нибудь их найдут, или в случае, если однажды я решу вернуться к ним, я выбрал только хорошее, чтобы написать о них. Но я думаю, что все это немного эгоцентрично.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Я имею в виду, что люди много знают о вашем отце и вашей матери, поэтому люди захотят кое-что узнать о них и о вас, независимо от того, находитесь вы здесь или нет. Присутствовать на собственных похоронах — это мечта каждого, и это потрясающе, и все там присутствуют… »Эй, они действительно поняли, и они действительно меня любят.«Так что, если вы напишете о себе, я думаю, люди захотят это увидеть. А при достаточном количестве времени и расстояния это романтично. Например, через сто лет все, что вы напишете, будет чрезвычайно романтичным, в отличие от того, что вы написали вчера или даже два года назад.

GAINSBOURG: Я бы хотел снова иметь возможность писать, но я такой повторяющийся. И все дело в страхе. Никогда не положительно. Просто снисходительный к моей печали.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Вы ходили в психиатры или что-нибудь в этом роде?

ГАЙНСБУРГ: Я ходил к этому очень старику во Франции с 18 лет, пока не переехал сюда.На 25, 30 лет.

DANGER MOUSE: Вы когда-нибудь пробовали кого-нибудь еще?

GAINSBOURG: Я попробовал кого-то очень хорошего здесь, но не то чтобы он сопровождал меня все эти годы. Это был тот, кого я уважал, но в конце концов я знал, что он собирался сказать. [ смеется ]

DANGER MOUSE: Когда вы были моложе, вы думали, что то, что делают ваши отец или мать, было искусством?

ГЕЙНСБУРГ: Они всегда недооценивали это. Он всегда говорил, что его песни — это не искусство.По-французски мы говорим, что классическая музыка — это главное искусство, а он всегда говорил, что то, что он делал, было второстепенным. И моя мама всегда говорила, насколько она плохая в фильмах, всегда чувствуя, что она недостаточно хороша. Но очень открыто, как способ разобраться с тем фактом, что они были хорошо известны. В то же время мой отец был крайне претенциозным, но очень забавным. Он всегда думал — и был прав, — что он лучший среди всех. В то время он не был «гением», которого считают сейчас, поэтому он был забавным, просто был одержим собой и каждый день покупал газеты, чтобы проверить, не был ли он в них.

DANGER MOUSE: Это забавно, потому что сейчас многие люди в социальных сетях и Instagram так себя чувствуют. Это очень легко; они могут проверить, говорят ли о них люди.

ГЕЙНСБУРГ: Я был смущен. Я думал, что это было так эгоцентрично.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Ну, этого никогда не хватит, верно? Я имею в виду, что вы никогда не дойдете до того момента, когда вы скажете: «Хорошо, теперь я счастлив».

ГЕЙНСБУРГ: Он был законной одержимостью тем, что люди думают о нем.И он никогда не мог понять, когда я начал сниматься в фильмах и иметь обложки журналов, что мне все равно. Я ненавидел то, что выгляжу физически. И он не мог понять, почему я не в восторге от того, что мое лицо появляется в журнале.

DANGER MOUSE: Итак, когда вы снимались в кино и появлялись на обложке журнала, было ли странно пойти в школу на следующий день?

ГАЙНСБУРГ: Я думаю, что у меня сложилась очень замкнутая личность. У меня действительно не было друзей. Я каждый год менял школу.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Специально?

ГЕЙНСБУРГ: Специально.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Вы сказали: «Я не хочу больше этим заниматься».

ГАЙНСБУРГ: Да, я спросил. В то время у вас был выбор из всех школ вокруг вас, поэтому выбор был довольно большим. А потом пошла в интернат. Каждый раз, когда я менялся, я как будто специально не хотел, чтобы кто-то знал обо мне слишком много, о чем, конечно, теперь жалею, потому что я закрылся для всего. Но это был мой способ справляться с вещами. Надеюсь, я был хорошим человеком; просто я был очень тихим.У меня было два старых друга, но я потерял их довольно рано, и поскольку у меня был этот роман, который был тайным — потому что он был намного старше — все было тайной, всегда, даже для моих родителей.

DANGER MOUSE: Как долго длились эти отношения?

ГЕЙНСБУРГ: пять лет — с 14 до 19 лет.

DANGER MOUSE: Вы когда-нибудь думали о том, чтобы уйти в одиночку, куда-нибудь в мире, сбежать или просто разлучиться со своей семьей?

ГЕЙНСБУРГ: Никогда. Теперь да, но в то время нет, я был очень привязан к своей семье, когда умер мой отец.Мне было 19. Это было время, когда он мне был нужен, потому что этот роман прекратился, и я был в плохом состоянии. Я собирался жить с отцом, когда он умер, так что это было очень тяжело. Я держался за любую семью, какую мог. А потом я встретил Ивана [Аттала]. Он не мой муж, потому что мы не женаты, но мы вместе с 19 лет. Думаю, я встретила его, когда мне было 18, но мы были вместе через месяц после смерти отца. И он был таким терпеливым, потому что я потерпел крушение. Я плакала каждый божий день. Каждый раз, когда он что-то делал, я падала в обморок.А потом, когда у меня родился первый ребенок, мне было 25, мир открылся. Однажды он сказал, что я смотрю в смерть, а когда рожала, я смотрела на жизнь. Я создавал свою новую семью, но я был так привязан к своему происхождению, к русской стороне, к английской стороне. Это что-то значит для меня.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Где сейчас живет твоя мама?

ГЕЙНСБУРГ: В Париже. Когда я потерял свою сестру [Кейт Барри, в 2013 году], это было так тяжело, что я впервые в жизни просто ушла.Я нуждался в. Вы сделали что-то подобное?

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Да. Я переехал в Лондон, никого не зная, когда мне было 23 года. Я вырос в пригороде Нью-Йорка и Атланты, ребенком из пригорода. Я поступил в университет и там начал заниматься музыкой, но чувствовал, что должен уйти. Я почти не думал, что смогу сделать это в одиночку. Я думал, что должен сделать что-то действительно драматичное, и тогда это просто произойдет.

ГЕЙНСБУРГ: Вы остались ни с чем?

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Ничего.Я никого не знал. Я прожил там почти два года, работая в пабе, сочиняя музыку, пытаясь получить контракт, и в конце концов я это сделал, но я не хотел возвращаться к этому. Я практически выдохся в Лондоне. Это было слишком удручающе. Я часто был наедине со своими мыслями. Мне нравится депрессивная музыка, мне нравятся депрессивные фильмы — я был рядом с ними все время. [ Генсбур смеется ] И находиться в Лондоне, где постоянно идут дожди, было слишком много. Я приехал в Лос-Анджелес для записи. В декабре было около 75 градусов тепла, и это было дешевле, чем в Лондоне, поэтому я подумал: «Я просто собираюсь переехать в Л. А. ненадолго и посмотрим, что произойдет ». Я подумал, что было бы неплохо, и, знаете ли, там есть симпатичные женщины. Я здесь уже 13 лет. Думаю, я никогда не уходил. Вы когда-нибудь снимали какие-нибудь фильмы в Лос-Анджелесе?

ГЕЙНСБУРГ: Нет. Мне было бы очень любопытно там поработать, потому что каждый раз, когда я работал с Беком, мне нравилось быть там активным. Но как только ничего не произошло, я впал в депрессию.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Где я впервые тебя встретил? Это было за кулисами вашего первого выступления в Нью-Йорке?

ГЕЙНСБУРГ: Да.Это было моим первым чем-то. Что ж, я думаю, что провел одну ужасную презентацию в Париже, где подумал: «Это конец. Это не мое «. А потом это был второй.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Я думала, это хорошо. Я думал, что все прошло хорошо.

ГЕЙНСБУРГ: Я не очень хорош. [ Danger Mouse смеется ] Я не хочу быть претенциозным, понимаете? Что касается производительности, я думаю, вы должны просто сделать это просто. Но проблема со мной в том, что я делаю что-то, просто в том, что я чувствую, что меня недостаточно. Все это очень неловко.

DANGER MOUSE: Но если бы вы сделали это так, как вам было проще, у вас бы захотелось делать это еще больше, не так ли?

ГЕЙНСБУРГ: Я уверен.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: А сейчас все распространяется довольно быстро. Если бы людям не нравилось шоу, и вы делали это так, как хотели, по крайней мере, вы бы знали.

ГЕЙНСБУРГ: Это правда. [ смеется ]

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Но людям она может понравиться. И, по крайней мере, она у вас в заднем кармане, как для эксперимента.

GAINSBOURG: Вы смотрите, что люди говорят в Интернете?

ОПАСНАЯ МЫШЬ: У меня довольно крепкая кожа. Честно говоря, я думаю, что люди относились ко мне лучше, чем следовало бы, за эти годы…

ГАЙНСБУРГ: Но вы читаете социальные сети и все такое?

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Нет, не в этом смысле. Я просто имел в виду, что когда я выставляю пластинку, я буду знать, были ли отзывы хорошими или нет, и по большей части у меня все в порядке. И обычно это потому, что я работаю с кем-то, кто уже хорош. Например, Джеймс Мерсер, он великолепен. Конечно, когда он поет, люди хотят это слышать. Так что я в основном прикрываю свою задницу. [ Генсбур смеется ] Но мне сейчас 38 лет — я все еще хочу, чтобы людям это нравилось, но иногда мне кажется, что я не зашел достаточно далеко, потому что у меня не было достаточно сильной негативной реакции.

ГЕЙНСБУРГ: Понятно.

DANGER MOUSE: Как вы думаете, вы когда-нибудь снимете фильм?

GAINSBOURG: Что ж, что касается этого альбома, потому что он очень личный, мой хороший друг, который помогает мне с множеством изображений, сказал: «Ты должен снимать материал сам.Ты должен попробовать.»

ОПАСНАЯ МЫШЬ: С актерами?

ГАЙНСБУРГ: Я думаю, она просто хочет попытаться выразить себя с помощью камеры.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Вы фотографируете?

ГЕЙНСБУРГ: Я рисую. Но я бы хотел снять фильм. Я хотел бы иметь возможность сосредоточиться на том, что меня волнует при просмотре актеров. Возможно, однажды. У меня нет карьерного плана. Я никогда этого не делал. Что-то случается случайно, и мне повезло. У меня нет тонны скриптов, в которых я не знаю, что выбрать, и пытаюсь вычислить.Либо я что-то читаю и у меня возникает желание это сделать, либо, встречаясь с кем-то, я хочу работать с ним, но это всегда было очень очевидно. Мне повезло, потому что я начал работать очень рано. А мой отец был очень богат, и мне не нужно было работать. Я снимался в своих фильмах. Мне очень хорошо платили с учетом моего возраста, и я мог сделать выбор, решить не сниматься в фильме в течение шести месяцев и ждать, пока я получу то, что нужно. Знаете, из-за чего я стал настоящим трусом. Так легко отказаться от всякой ерунды, а потом, через некоторое время, очень трудно вернуться к ней.

DANGER MOUSE: Но похоже, что сейчас вы работаете больше, чем когда-либо. Как вы думаете, почему это так? Это дети?

GAINSBOURG: Я думаю, что будучи актрисой, вы знаете, что стареете. Мне 44 года. Когда мне исполнилось 40, один агент сказал: «Лучше не пойдет».

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Правая. «Надеюсь, тебе было весело». [ смеется ]

GAINSBOURG: Может быть, в глубине души я думаю, что должен сделать столько, сколько смогу. Это прекратится.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Вы в бегах.У вас будут все эти фильмы, много чего происходит…

GAINSBOURG: Мне было так весело и так интересно находиться здесь, потому что я прожил 30 лет, просто меня узнают мои родители.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: И только твои родители, точка, во Франции. Это огромная тень.

ГЕЙНСБУРГ: Это потрясающе. Это каждый день. Это наследие. Но приезжая сюда, это просто такая свобода. И если люди узнают меня, они просто благодарят меня за мои фильмы, чего никогда не происходит во Франции.Так что это настоящее открытие.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Я помню, как впервые услышал ваше имя и понял, что вы существуете. Было ли это 5:55 ? Я подумал, что альбом отличный, и подумал: «О, у Сержа есть дочь!» А потом я подумал: «Круто. И она поет! » И я думал, тебе около 22, из-за твоего голоса. А потом я подумал: «Ну, это непросто. Какого черта она поет? Как ты собираешься дожить до этого? » И альбом мне очень понравился! Но подумайте об этом по сравнению с тем, кем сейчас является Шарлотта Генсбур в 2016 году? Это так по-другому.Я имею в виду, что вы окажете огромное влияние на многих женщин и молодых актрис, основываясь на ролях, которые вы взяли на себя и что вы делали, — и в какой-то сложной ситуации, когда у вас есть знаменитые родители, что вы превратили это в довольно круто.

ГЕЙНСБУРГ: Мне помогли.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Это очень специфическая вещь, которую вы смогли сделать. У вас есть то, что вы делаете.

ГАЙНСБУРГ: Я имею в виду, что это всегда сотрудничество, и это то, что мне нравится. Я не люблю быть один.Я счастлив встречаться с людьми и сотрудничать.

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Вот как мне это сошло с рук. Но я хочу посмотреть, что произойдет в ближайшие пару лет. В вас будут кидать много всякой всячины. Вам придется больше ничего не говорить. [ оба смеются ] Будете. Я тоже хочу знать, как вы собираетесь смешать это с музыкой. Я хочу это услышать.

ГЕЙНСБУРГ: Я хотел бы узнать вашу реакцию. Вчера я впервые заставила маму послушать.Она была здесь неделю, и я так нервничал, заставляя ее слушать. И она села там, и я должен был показать ей тексты песен. И мне было так неудобно — так неудобно. И она видела, как я нервничаю. Ах!

ОПАСНАЯ МЫШЬ: Ей понравилось?

ГЕЙНСБУРГ: Да.

DANGER MOUSE — ПОБЕДИТЕЛЬ ГРЕММИ, ПРОИЗВОДИТЕЛЬ, ПЕСНИК И МУЗЫКАНТ ИЗ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА.


Чтобы узнать больше о Queens of Cool, щелкните здесь.

Шарлотта Генсбур берет интервью у своей матери, Джейн Биркин, в Новых Каннах Doc

Шарлотта Генсбур — это не только многогранная женщина эпохи Возрождения, актер, модель, певица; она также французская королевская семья, дочь французского поп-певца Луш Сержа Генсбура и модель / актриса / певица Джейн Биркин. Она также стала режиссером, сняв свой первый документальный фильм « Джейн от Шарлотты, », в котором все эти идеи объединены. Ее режиссерский дебют, который скоро состоится на Каннском кинофестивале, представляет собой документальный фильм, в котором показаны ее сложные отношения с матерью Биркин.

ПОДРОБНЕЕ: Предварительный просмотр Каннского кинофестиваля в 2021 году: 25 фильмов для просмотра

Очевидно, у них есть багаж, и слезы начинают течь в этом первом трейлере довольно рано (Генсбур впервые стала известна публике благодаря участию в песне с печально названным «Lemon Incest» со своим отцом, и можно утверждать, что вы могли бы сделать это. весь документ о том, что Шарлотта все еще злится на Джейн за то, что она позволила своему отцу терпеть это).«В детстве ты была устрашающей, — говорит Биркин дочери. Слава тоже должна быть большой частью этого, поскольку она стала частью идентичности всей семьи и, возможно, отвлекала Биркина как матери и человека.

ПОДРОБНЕЕ: Первые взгляды на Канны: «Красная ракета», «Сувенир II», «После Янга», «Титан» и др.

Вот официальный каннский синопсис «Джейн Шарлотты»:

ПОДРОБНЕЕ: Первые взгляды на Канны: «Красная ракета», «Сувенир II», «После Янга», «Титан» и др.

С течением времени Шарлотта Генсбур начала смотреть на свою мать Джейн Биркин так, как никогда не делала, преодолевая общее чувство сдержанности.Через объектив камеры они открываются друг другу, начинают отступать, оставляя место для развития отношений матери и дочери.

Мировая премьера фильма «Джейн Шарлотта» состоится во время Каннского кинофестиваля, который стартует завтра. Обязательно следите за нашим обзором этого и всего нашего репортажа.

Шарлотта Генсбур противостоит родословной шоу-бизнеса в интимном документальном фильме

КАННЫ, Франция, 7 июля (Рейтер) — Первый выход актрисы Шарлотты Генсбур в качестве режиссера чуть не упал при первом препятствии, по ее словам, когда ее мать Джейн Биркин, движущая сила, стояла за ней. документальный фильм, остыл.

Генсбур, чей покойный отец Серж Генсбур — легенда сочинения песен во Франции и за ее пределами, долгое время пытался вырваться из тени своих знаменитых родителей. 49-летняя женщина сказала, что сначала ей пришла в голову идея поговорить с Биркиным на видео, чтобы исследовать некий резерв между ними.

«Это было своего рода предлогом подойти к ней поближе, посмотреть на нее, чтобы не торопиться», — сказал Генсбур в интервью агентству Рейтер перед премьерой «Джейн Шарлотты» на Каннском кинофестивале. Французская Ривьера в среду.

Биркин, 74 года, сначала сказала, что она больше не хочет продолжать после первого интервью, и документальный фильм начал всерьез только два года спустя, когда английская актриса-певица и ее дочь снова просмотрели отснятый материал.

Генсбур, также певица и известная по ролям в фильмах Ларса фон Триера «Антихрист» и «Нимфоманка», наконец, купила собственную камеру, чтобы продолжить работу над проектом.

История любви Сержа Генсбура и Джейн Биркин завораживала Францию ​​с конца 1960-х, а ее небрежно шикарный вид и взлохмаченная челка сделали ее образцом стиля.Пара вместе написала песни, в том числе откровенно сексуальный «Je t’aime … moi non plus».

74-й Каннский кинофестиваль — Показ фильма «Джейн пар Шарлотта» (Джейн Шарлотты), представленный в рамках Каннской премьеры — Прибытие на красную дорожку — Канны, Франция, 7 июля 2021 года. Режиссер Шарлотта Генсбур и актер Джейн Биркин позируют . REUTERS / Gonzalo Fuentes

Дочь Шарлотта сказала, что ей нужно было бежать из их ауры, а также из Парижа и Франции, особенно после смерти в 2013 году ее старшей сестры Кейт Барри, которая родилась от брака Биркина с композитором музыки к фильму Джоном Барри.

«Персонажи настолько сильны, что мне нужно было сбежать», — сказала Генсбур о своем шестилетнем пребывании в Нью-Йорке. «Теперь я чувствую себя намного спокойнее . .. Я уже достаточно пережил из своего собственного опыта. Мне снова может быть любопытно их».

Документальный фильм, в котором Генсбур обращается к серьезным темам, таким как смерть ее сестры, очень сильно привязан к настоящему.

В то время как тень Сержа Генсбура присутствует, фильм больше углубляется в отношения матери и дочери, в обменах, которые перескакивают из Японии в Нью-Йорк и включают взаимодействия с одной из собственных дочерей Шарлотты Генсбур.

«Когда у меня было трое детей, я пытался не иметь истории, чтобы они чувствовали себя свободными, не иметь того веса, который есть у твоего дедушки», — сказал Генсбур.

«Теперь я считаю, что для них настал момент узнать, кто был их дед, а кто их бабушка, наша история».

Отчет Майка Дэвидсона; Написано Сарой Уайт; Редакция Ричарда Чанга

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Шарлотта Генсбур обсуждает работу своего отца и #MeToo в новом интервью

Шарлотта Генсбур говорила о реакции на свою работу в среде, которую она называет «политически корректной» культурой, и предположила, что искусство, созданное ее отцом — легендарным певцом, актером и режиссером Сержем Генсбуром — сегодня подверглось бы жесткой цензуре.

Выступая перед The Guardian в новом интервью, музыкант и актер обсудили, как такие песни, как «Lemon Incest» ее отца, вызвали бы гораздо больше возмущения в сегодняшней обстановке. Генсбур дебютировала в музыкальном клипе в возрасте 12 лет, в котором она растянулась на кровати со своим топлес-отцом. Записанная в 1984 году, песня в то время обвинялась в гламурном оскорблении и педофилии, но достигла 2-го места во французских чартах.

Серж Генсбур и Джейн Биркин

«Инцест такой шокирующий и табуированный», — заявила она в интервью.«Как будто он развлекался этим. Но когда вы слушаете лирику, он просто говорит о безграничной любви отца к дочери и дочери к отцу — и это нельзя осуждать. Потому что нет ничего физического.

«Итак, да, он говорит, что инцест, но это все… Вы слышите слово« инцест », и разговор прекращается. Диалога нет ». Посмотрите музыкальный видеоклип Шарлотты Генсбур на «Rest» ниже.

Несмотря на разногласия вокруг видео «Lemon Incest» в то время, певец «Deadly Valentine» считает, что сегодня протесты будут намного сильнее.«Все сейчас так политкорректно. Так скучно. Так и ожидалось. И все так боятся того, что будет, если они зайдут слишком далеко. Несколько твитов, и все готово … их карьера окончена «.

Шарлотта Генсбур выпустила свой последний альбом «Rest» в 2017 году, в это время она также исполняла «Runaway» Канье Уэста вживую.

Порывы Шарлотты Генсбур | Office Magazine

O — Есть ли другие режиссеры или актеры, с которыми вы чувствовали подобную связь? Судя по звуку, вы даже не почувствуете, что с Ларсом, от фильма к фильму, каждый — это свое маленькое приключение.

CG — Полностью. Дело в том, что когда мне удалось поработать с ним три раза подряд вот так [над Антихристом, Меланхолией и Нимфоманкой], а также с его командой, было что-то вроде семьи, которая снова собиралась вместе, и я хочу У меня было то же самое с другими режиссерами. Это случилось с Клодом Миллером, с которым я работал над L’effrontée и La Petite Voleuse, и это тоже росло. Это замечательно — иметь возможность по-разному изучать вещи с одними и теми же людьми.Я считаю, что сотрудничество с каждым разом становится все богаче. Может быть, потому, что мне нужно так много времени, чтобы чувствовать себя комфортно с людьми, когда ты снимаешь второй фильм с кем-то, уже есть много препятствий, которых больше нет, и речь идет только о работе. Вам не нужно так много работать над собственными трудностями, это более открыто. Я бы хотел снова поработать с некоторыми режиссерами, на самом деле этого никогда не было. Я знаю, что во Франции у людей есть что-то вроде кинематографических семей в фильмах, режиссеры снова и снова просят одних и тех же актеров. У меня такого никогда не было, но я скучаю по нему.

O — Что заставляет вас подписаться на такой фильм, как День независимости — Возрождение? Похоже, для тебя это было чем-то вроде отъезда, было ли это весело?

CG — Было очень весело. Во-первых, масштаб фильма, я никогда не вдавался в подробности. Это было совершенно ново и удивительно. Это был большой продюсер и все такое, но он не был ошеломляющим, он не был похож на этот огромный американский фильм, в котором я чувствовал бы себя муравьем в процессе.Думаю, это благодаря Роланду Эммериху. Он тоже иностранец, и для меня это важно, потому что он очень аутентичный. Ему нравится то, что он делает, и он как ребенок, исследующий эти сосуды. На это просто интересно смотреть и быть частью этого открытия. Я снялся в нескольких комедиях, и съемки самые легкие. Я делал это не часто, но в День Независимости было ощущение легкости. Было просто весело. Дело в том, что мне нравился мой персонаж, и я знал, для чего я был там. Я не пытался сыграть кого-то другого — я знал, что нормально быть только собой.Также мне удалось сыграть с Джеффом [Голдблюмом], потому что динамика моего персонажа сильно сосредоточена на нем, и он был таким замечательным актером, с которым можно было работать. Он очень игривый. Так что с ним была настоящая игра, в которой каждая секунда того стоила.

O — Звучит как долгожданный контрапункт к вашей более торжественной работе. Но вам кажется, что вы тяготеете к тяжелому материалу, а может быть, он тяготеет к вам. Знаете ли вы, что вы можете предоставить, например, Ларсу, что заставляет его возвращаться к вам за такими ключевыми ролями в своих фильмах?

CG — Честно говоря, я не знаю, почему он вернулся ко мне.Для Антихриста я не знал, почему он выбрал меня. У меня создалось впечатление, что у него была другая актриса, и в последний момент ничего не вышло, поэтому ему пришлось кого-то выбрать. Я увидел, что производство было немного в панике. Я встретился с ним только однажды, и эта встреча была очень неловкой. Я не чувствовал себя комфортно — мне было комфортно с ним, но я не чувствовал, что что-то происходит. Я не знала, что он знал обо мне, видел ли он фильм или что-то еще. Это то, что мне нравилось, то, что я был полностью анонимным, без каких-либо дискуссий, даже о моих родителях.Было прекрасное ощущение, что он просто выбирал кого-то на ровном месте. Потому что вы настолько обнажены, мысленно, с ним, что вам не нужна предыстория, вам не нужна история. Когда он перезвонил мне из-за Меланхолии, я был очень удивлен. В восторге, конечно, но очень удивлен. А потом, когда мы показывали «Меланхолию» в Каннах, перед большой драмой, он сказал Кристен и мне: «О, я собираюсь сниматься в этом порнофильме с вами обоими». Это была провокация, но опять же случайность. Я не чувствовал, что он говорил мне: «О, я люблю тебя, я хочу снова с тобой работать.«С ним все не так. Это что-то вроде шутки, очень неприхотливой и кажется очень случайной. И тогда вы получаете сценарий … [смеется] Тогда вы понимаете, что вас ждет.

Шарлотта Генсбур говорит, что Серж будет бороться с сегодняшней цензурой

Дата выдачи:

Париж (AFP)

Шарлотта Генсбур не любила обсуждать своего отца, трубадура-новатора Сержа Генсбура, когда она изо всех сил пыталась поделиться своим личным горем с публикой, которая до сих пор почитает его как воплощение французского распутника.

Сейчас, в 30-ю годовщину его смерти, она, наконец, отпускает, распахивает его дом и может наслаждаться потоком дани, исходящей от артистов и фанатов, молодых и старых.

«Я долго воздерживалась от интервью о нем», — сказала она AFP из своего дома в Париже. «Я сказал себе, что юбилеи были слишком болезненными.

« Но люди меня не ждали, и это хорошо. Заявления такие красивые. Я сказал себе: «Может быть, я тоже смогу об этом поговорить» ».

Поток переизданий альбомов, документальных фильмов, книг и подкастов подчеркнул, с каким почтением все еще относятся к Сержу Генсбургу, когда Франция отмечает годовщину его смерти во вторник. .

Шарлотте было всего 19, когда ее отец перенес сердечный приступ со смертельным исходом, но если есть одно утешение, то, возможно, ему было бы неловко в сегодняшнем легко обижаемом мире.

«У него было так много граней. Он выражал свою темную сторону. Он не хранил секретов», — сказала она.

«Сегодня мы живем в мире, который подвергается такой цензуре — интересно, как бы он с этим справился. Его бы запретили показывать на телевидении? для провокации.Мы этого больше не видим ».

-« Такой класс »-

Шарлотта, сейчас 49 лет, очень успешный актер и автор песен, говорит, что она« невероятно тронута »трибьютами. особенно от молодых художников.

«Я считаю это невероятным. Только сегодня я действительно это осознаю. Раньше я был в своем горе, своей боли. Теперь я понимаю, какое влияние он оказал на поколения и поколения, и что оно не прекратилось », — сказала она.

« Мой отец не попал в ловушку одной эпохи, потому что он затронул так много стилей и с таким классом. .Он был мастером классического и модернистского письма, и делал это с юмором. Это то, о чем мечтаешь уметь, это утонченность, такая подвижная гимнастика. Это установило очень высокую планку ».

Время и расстояние также позволили ей завершить давно откладывавшийся проект по открытию для публики семейного дома на улице Верней на парижском левом берегу.

« Это было все. Я ушла от него, поэтому держалась за него, как за сокровищем », — сказала она.

« Но когда я уехала в Нью-Йорк шесть лет назад, у меня было некоторое расстояние, и я понимала, что это нужно сделать — потому что общественность, но и ради моего психического здоровья мне нужно отпустить.Это должно быть место французского наследия, доступное ».

— Везде всякие вещи —

Открытие дома, в котором Серж жил с 1969 года до своей смерти, должно было произойти в марте, но было перенесено на конец года — пандемия.

«Это он, его личность», — сказала Шарлотта о доме.

«У нас есть изображение художников в огромных, светлых помещениях, но это довольно скромно. Это бывшая конюшня, поэтому потолки невысокие — это не классическая парижская квартира.Маленькая кухня.

Атмосфера была безукоризненно сохранена, от статуй в стиле барокко до пепельниц, все еще наполненных окурками Gitanes.

Для Шарлотты Генсбур наиболее трогательным предметом является бюст ее матери, актера Джейн Биркин: «Это слепок ее тела, он очень и очень красив.

» Во времена моей матери было не так много вещей. Позже повсюду становилось все больше и больше. Он превратил его в музей, наполненный предметами.Стало трудно ходить, не сломав чего-нибудь ».

Что касается ее собственной музыки, она подтверждает, что глубоко увлечена своим новым альбомом, который она начала во время первой блокировки год назад.

« Я очень счастлива. Наконец-то это начинает обретать форму. Он должен выйти в 2022 году — он должен! »

© 2021 AFP

Шарлотта Генсбур, Интервью, — СЕБАСТЬЯН КИМ

  • Редакционная
    • От редакции I
    • Редакция II
    • От редакции III
    • От редакции IV
    • От редакции V
  • Портреты
    • Исполнители
    • Художники
    • Музыкантов
    • Спортсменов
  • Знаменитости
  • Крышки
  • Движение
  • Контакт
  • Редакционная
    • От редакции I
    • Редакция II
    • От редакции III
    • От редакции IV
    • От редакции V
  • Портреты
    • Исполнители
    • Художники
    • Музыкантов
    • Спортсменов
  • Знаменитости
  • Крышки
  • Движение
  • Контакт
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.