Джин луиза финч: Джин Луиза Финч

Содержание

Герой Джин-Луиза Финч (Jean-Louise Finch), список книг. Сортировка по году написания

Главная героиня, которая живёт со своим старшим братом Джимом и их отцом Аттикусом, пожилым адвокатом. Редактировать описание

Пока ничего нет, Обсудить

Список электронных книг на LibreBook, всего 1

To Kill a Mockingbird
драма реализм социальный психологический
Один из самых читаемых романов в мире. Общий тираж составляет более 30 миллионов экземпляров. Лауреат Пулитцеровской премии 1961 года. Занимает шестую строчку двухсот лучших книг по версии ВВС. Действие романа протекает на американском юге, в маленьком городке Мейкоб, штат Алабама, во времена Великой Депрессии, и раскрывается через призму сознания шестилетней Джин-Луизы Финч. Три года из истории интеллигентной семьи Финч. Отец девочки –Аттикус, воспитывает ее и старшего брата один. Дети большую часть времени предоставлены своим играм и обычным шалостям. В трудную, но размеренную жизнь семьи вторгается страшное происшествие. В городе совершено изнасилование, в котором обвиняют чернокожего парня. Аттикус берется защищать его в суде. Население раскалывается на два лагеря…

(c)MrsGonzo для LibreBook 

Убить пересмешника

Online

Харпер Ли.

Критика. Убить пересмешника анализ. Роман Харпер Ли

И. Левидова

Роман Харпер Ли — первое произведение молодой американской писательницы — еще раз подтверждает, что в литературе нет банальных тем и сюжетов, есть только банальные приемы.

Маленький знойный городок на Юге США, в Алабаме, такой маленький, что жители знают друг друга по голосам. Воспоминания о далеком детстве, полном радостей, открытий и необычайных происшествий. Таинственный затворник, в финале спасающий двух ребят от ножа убийцы — самого гнусного типа во всей округе. И школа, в которую не очень-то хочется идти. И чопорная тетя, безуспешно пытающаяся привить детям правила хорошего тона. И суровая, но преданная черная няня, которая заменяет детям мать. И бесконечные игры, не одобряемые взрослыми, и ночные эскапады, и побеги, и комические приключения… Все это в тех или иных вариантах словно бы столько раз было в американской литературе, начиная с классики, с «Тома Сойера» и «Гекльберри Финна».

Не менее знакома и основная драматическая ситуация книги: судебный процесс нал негром, ложно обвиненным в насилии; испытания, выпавшие на долю честного и смелого, но беспомощного перед натиском вековых, расистских предрассудков адвоката, взявшегося защищать обвиняемого…

Весь этот немало уже «поработавший» жизненный и литературный материал помог Харпер Ли написать радующую свежестью и самостоятельностью книгу. Своеобразна сама повествовательная манера автора: рассказ ведется от лица героини — восьмилетней Джин-Луизы, и все происходящее дано через восприятие ребенка — занятного, наблюдательного, независимого в суждениях, но в общем обыкновенного, наивного ребенка. Время от времени, незаметно перебивая девочку, в рассказ вступает уже взрослая Джин-Луиза — умная, ироничная и, очевидно, не потерявшая былой независимости суждений женщина. Этот «подвижный» угол зрения позволяет писательнице, не прибегая к затертому уже в западном современном романе приему «разных рассказчиков», выходить за рамки детского восприятия и в то же время говорить о самых серьезных и самых забавных вещах, сохраняя все обаяние непосредственности.

В рассказанной Джин-Луизой истории активнейшим образом действуют трое ребят: она сама, ее двенадцатилетний брат Джим и приятель их, семилетний Дилл. Но книгой для взрослых и о взрослых делает этот роман отец Джин-Луизы и Джима — Аттикус Финч, адвокат, главный герой повествования, герой в самом точном и полном смысле этого слова. Впрочем, по внешнему облику и повадкам он абсолютно «антигероичен», этот тихий полнеющий вдовец лет под пятьдесят, всегда немного усталый, по вечерам сидящий в кресле, уткнувшись в газету или книгу, «ничего не умеющий» по сравнению с другими отцами, как горестно заметила его дочь. Однако с присущей Финчам объективностью (и нелюбовью к сентиментам) Джин-Луиза, представляя отца читателям, говорит о нем коротко и ясно: «Мы с Джимом считали, что отец у нас неплохой: он с нами играл, читал нам вслух и всегда был вежливый и справедливый».

Джин-Луиза не обманывает, ее можно упрекнуть лишь в чрезмерной сдержанности. Еще до того, как ее отец, восстановив против себя чуть не весь город, берется защищать обреченного негра Робинсона, убеждаешься, что Аттикус Финч — человек того самого сорта, который, очевидно из-за обилия суррогатов, принято называть «настоящим».

Он действительно наделен самыми высокими качествами разума и сердца, и при этом — вот где проверка артистичности Харпер Ли, ее чувства художественной меры — читателя это нисколько не гнетет. Мы быстро проникаемся симпатией к Аттикусу и весело сочувствуем его полной превратностей и сюрпризов (большей частью неприятных) доле счастливого отца двух милейших отпрысков, несколько перенасыщенных энергией и изобретательностью.

Лишь один раз в жизни Аттикусу пришлось взять в руки ружье — по улице бежал бешеный пес, и тогда выяснилось, что, несмотря на плохое зрение, Финч в юности был лучшим стрелком города. Лишь один раз за всю свою профессиональную жизнь Аттикус Финч согласился вести почти безнадежное дело, которое, как он знал, принесет много тяжелых переживаний не только ему, но и его детям. Он не искал этого испытания, но не уклонился от него.

За всю свою жизнь Аттикус не произнес ни одной пышной или демагогической фразы. Внушая что-либо своим ребятам или отвечая на их весьма рискованные подчас вопросы, он обычно прибегал к несколько пародийному, сухо юридическому стилю. И когда в суде, полностью разбив построенную обвинителями Тома Робинсона версию, он произносит свою речь, в ней тоже нет громких слов, нет стремления разжалобить, нет нагнетания эмоций. Он излагает и сопоставляет факты, апеллирует к здравому смыслу присяжных, напоминает им о равенстве всех перед законом, просит исполнить свой долг по совести. Присяжные, в большинстве своем окрестные фермеры, угрюмые, ожесточенные депрессией (действие происходит в середине тридцатых годов), не представляющие себе, как можно поверить «черномазому» и не поверить белому, каков бы он ни был, признают Тома Робинсона виновным. Позже он погибает в тюрьме при попытке убежать, не дождавшись результата апелляции, поданной Финчем, не поверив в возможность благополучного исхода своего дела. И все же выступление Финча, его спокойное, немногословное мужество не оказалось совсем безрезультатным. Выясняется, что присяжные не были единодушны, они много часов спорили — беспрецедентный факт на такого рода процессах, происходящих в южном штате.

Память о совершенной несправедливости осталась жить в душах многих граждан Мейкомба. Иные из них когда-нибудь сделают из этого свои выводы.

Аттикус Финч всего лишь не уклонился от выполнения гражданского, человеческого, профессионального долга. Но выполнил он этот долг в полной мере, без внутренних компромиссов, потому что всю жизнь чувствовал (и детям передал это чувство) глубокое презрение к «подонкам», которые не видят в негре человека, всегда готовы обмануть и обидеть его. Финч не искал случая похвастаться своей смелостью. Однако, когда в ночь перед судом ему сообщили, что Робинсону, запертому в маленькой мейкомбской тюрьме, грозит линчевание, Аттикус взял лампочку на длинном шнуре, книгу, стул из своей конторы, пристроил лампочку над дверью тюрьмы и уселся читать. Старые, разбитые «фордики» с линчевателями действительно подъехали. Разговор, завязавшийся между мрачными, хлебнувшими для храбрости фермерами И Аттикусом, не предвещал ничего доброго, и, если бы не драматическое появление ребят, разрядившее атмосферу, дело могло окончиться печально.

.. «Что бы там ни было, а всякая толпа состоит из людей», — философствует по этому поводу Аттикус на другое утро за завтраком. И еще одну сентенцию произносит он уже на последней странице книги, укладывая спать дочку, в ту самую трагическую ночь, когда Боб Юэл — обвинитель Тома Робинсона, не простивший Аттикусу своего позора на суде, — едва не убил обоих ребят, а Джима покалечил на всю жизнь: «Почти все люди хорошие, Глазастик, когда их в конце концов поймешь».

Процент хороших людей здесь явно завышен, хотя прекраснодушный идеализм вовсе не характерен для Аттикуса Финча, человека, много передумавшего и не боящегося правды. Автор сам делает необходимые поправки к декларации своего героя. Вернее, поправки неизбежно возникают из самого содержания романа.

Аттикус Финч — не бунтарь, не чужак в своем городке, в своем округе, где живет уже пять поколений Финчей, некогда — богатых землевладельцев, ныне существующих на весьма ограниченные заработки юристов, врачей, фермеров.

То, что Аттикус Финч, мирный, уживчивый, внимательный сосед, воплощение деликатности и терпимости, оказался в какой-то мере изгоем, говорит о подспудных силах диких предрассудков и бессознательной жестокости, еще существующих во внешне ленивой, идиллической атмосфере патриархального городка. Мрачные традиции живут потаенно и зловеще, как несчастное семейство Рэдли в своем «проклятом» доме за наглухо закрытыми ставнями. Сильнее добрососедских уз, сильнее личной порядочности, сильнее разума оказывается вековая формула: «Черномазых надо держать на месте». Очень сдержанно, не в публицистическом комментарии, а с помощью фактов — важных и мелких, увиденных широко открытыми, беспощадными в своей непредубежденности глазами ребенка, — Харпер Ли затрагивает главное в тугом узле проблем, связанных с так называемым «негритянским вопросом» на Юге США. Она показывает, как самые обыкновенные, по-своему неплохие, а подчас и чем-то импонирующие люди по косности, невежеству или просто душевному малодушию оказываются соучастниками преступления против человечности — расовой дискриминации.

Об этом писательница говорит без экивоков, прямо и резко. Однако в отличие от многих своих коллег-южан она не стремится сделать тему жестокости и нравственного смятения доминирующей. Повествование ведет удивительно славная, здоровая духом и телом Джин-Луиза, по прозванию Глазастик, и это, разумеется, определяет его общий мажорный вопреки трагическим эпизодам тон. Именно с Джин-Луизой, Джимом и Аттикусом связано все, что представляется самым удачным, самым сильным и привлекательным в этой первой книге американской романистки. Сама история с обвинением Тома Робинсона все же несет на себе отпечаток литературного стереотипа, быть может, потому, что несколько стереотипен «хороший негр» (то есть послушный, знающий свое место «потомок дяди Тома») Том Робинсон. Семейство браконьера и пьяницы Боба Юэла, «принципиально» живущего за счет благотворительности, в состоянии, близком к скотскому, изображено весьма выразительно, в той лаконичной и острой манере, которая присуща писательнице. Но «стопроцентное злодейство» Юэла приобретает несколько мелодраматический оттенок, когда, не довольствуясь мелкими гадостями и публичными угрозами, он пытается в отместку Финчу убить его ребят. Это попросту малоправдоподобно и, похоже, понадобилось автору главным образом затем, чтобы довести до кульминации и как-то разрешить сюжетную линию, связанную с таинственной фигурой Страшилы Рэдли.

Само заглавие книги — «Убить пересмешника…»— выражает главное в авторском замысле.

Пересмешник — птица забавная и безобидная, она не портит посевов, убить ее считается в Алабаме грехом. Когда дядя дарит Джин-Луизе и Джиму духовые ружья, отец, не слишком довольный таким подарком, предупреждает еще раз об этой охотничьей заповеди. В этом есть и символический смысл: не убить пересмешника — значит не совершать бессмысленно жестоких поступков. Однако нравственный кодекс, который неприметно и непрерывно и в повседневном житейском опыте, и в минуты кризисов вырабатывается в семье Финчей, разумеется, куда богаче. В основе его лежит один принцип: правда. В этой семье на все вопросы отвечают с разной степенью детализации, но всегда правду. Уважение к детям, вовсе не исключающее дисциплины и требовательности, пронизывает отношения Аттикуса с сыном и дочерью, отношения, на обывательский взгляд несколько причудливые, но по существу очень близкие и нежные.

Младшие Финчи знают, быть может, несколько больше, чем положено им по возрасту. Но это не мешает им в полной мере сохранить чистоту и подлинную детскость жизневосприятия. Глазастик и Джим бегают в местную школу, где рядом с ними сидят за партами, играют и дерутся на школьном дворе босоногие, а подчас и голодные дети безработных и фермеров. Первые школьные впечатления Джин-Луизы иногда забавны (очень смешно рассказано в книге о том, как молодая, беспомощная учительница, энтузиастка «системы Дьюи», читает сказочки скептическим и житейски более умудренным, чем она, первоклассникам), иногда — тревожны и огорчительны. Но отец хорошо понимает всю резкость разрыва между миром дома и школы и дает дочери первые уроки того, как надо «жить с людьми» — то есть уметь «влезть в чужую шкуру и походить в ней». Чуткость, ум, лукавый и добрый юмор отца, не смягчая неразрешимых противоречий реальности, помогают ребятам ориентироваться в ней, самостоятельно решать свои собственные нравственные проблемы. Дидактикой в доме Финчей не пахнет; здесь живут непринужденно, ссорятся и мирятся, но добрые чувства, ясную голову и твердую руку — эти качества Джин-Луиза и Джим приобретают «с младых ногтей».

«Мейкомб — город старый, — вспоминает взрослая Джин-Луиза, — когда я его узнала, он уже устал от долгой жизни. В дождь улицы раскисали и под ногами хлюпала рыжая глина; тротуары заросли травой, здание суда на площади осело и покосилось. Почему-то в те времена было жарче, чем теперь: черным собакам приходилось плохо; на площади тень виргинских дубов не спасала от зноя, и костлявые мулы, впряженные в тележки, яростно отмахивались хвостами от мух. Крахмальные воротнички мужчин размокали уже к девяти утра. Дамы принимали ванну около полудня, затем после дневного сна в три часа и все равно к вечеру походили на сладкие булочки, покрытые глазурью из пудры и пота».

Переводить книгу Харпер Ли далеко не так просто, как может показаться, когда читаешь эту прозу — ясную, четкую, легкую. Очень трудны переходы от Джин-Луизы маленькой к Джин-Луизе взрослой: меняется лексика и ритм речи — и все же надо сохранить индивидуальность героини. Переводчикам удалось достичь этого. В переводе есть множество отличных находок. Когда Джин-Луиза, например, замечает о брате, что, вспоминая умершую мать, он «иногда посреди игры вдруг длинно вздыхал, уходил за гараж и играл там один» — это «длинно» говорит нам что-то и о рассказчице, и о Джиме. Это надо было почувствовать, потому что в английском языке «длинно» и «долго» выражаются одним словом. Хорошо найдено и слово «чернолюб» — nigger lover — по русскому звучанию и выразительности. Впрочем, в оригинале это выражение звучит резче, оскорбительнее, потому что nigger — это не просто «черный». Может быть, «любитель черномазых» было бы здесь больше на месте. Об этом стоило бы подумать при отдельном издании книги. А издать ее отдельно следует.

В современном американском романе есть немало интересных явлений, и обычно то, что наиболее интересно, отмечено очень мрачным, подчас болезненным взглядом на жизнь. «Убить пересмешника…» — довольно редкое исключение из этого правила.

Дешевого оптимизма и слащавой гуманности на страницах книг популярных американских авторов сколько угодно — для этого есть свой «рынок», как и для всего прочего. Но здесь не раскрашенная картинка, здесь жизнь во всех ее контрастах, отнюдь не приводимых к благополучному «общему знаменателю». И то, что в гуще ее мы видим доброго, смелого, вдумчивого человека, которого хочется иметь своим соседом и с детьми которого хочется познакомить наших детей, вызывает чувство признательности к автору этой книги.

Л-ра: Новый мир. – 1963. – № 6. – С. 264-268.

Биография

Произведения

Критика


Новый роман Ли выйдет через 50 лет после «Пересмешника»

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Харпер Ли, которой сейчас 88 лет, говорит, что она «польщена и приятно удивлена» тем, что ее первая книга наконец будет напечатана

Американская писательница Харпер Ли, автор одного из культовых романов XX века «Убить пересмешника», спустя 50 лет после его выхода издаст роман, начатый еще раньше.

Новый роман Харпер Ли, названный словами из библейской Книги пророка Исайи «Пойди, поставь сторожа» (Go Set a Watchman) поступит в продажу 14 июля. Он представляет собой сиквел «Пересмешника», хотя и написанный раньше знаменитого романа.

Книга была закончена в 1950-е годы, однако по настоянию редактора Ли не стала ее публиковать.

Редактор посоветовал Ли сначала выпустить книгу, в которой главная героиня Джин Луиза Финч по прозвищу Глазастик — еще ребенок.

Харпер Ли, которой сейчас 88 лет, говорит, что она «польщена и приятно удивлена» тем, что ее первая книга наконец будет напечатана.

Ли считала, что рукопись ее первого романа была утеряна. Она была найдена прошлой осенью в том же конверте, что и отпечатанный текст «Убить пересмешника».

Действие «Пойди, поставь сторожа» разворачивается в том же вымышленном городе Мейкомб, штат Алабама, где происходят и события «Пересмешника».

Джин Луиза Финч возвращается домой из Нью-Йорка, чтобы повидаться со своим отцом Аттикусом Финчем.

«Сделала то, что мне было сказано»

Как говорится в пресс-релизе издательства Harper Collins, «она вынуждена рассмотреть личные и политические вопросы, пытаясь понять отношение своего отца к обществу и свои собственные чувства к месту, где она родилась и провела детство».

Автор фото, AP

Подпись к фото,

Фильм «Убить пересмешника», в котором играл Грегори Пек, получил «Оскара»

В 1950-е годы редактор Харпер Ли убедил ее написать роман из сцен возвращения к прошлому в «Пойди, поставь сторожа», и именно так появился на свет «Убить пересмешника».

«Это был мой первый роман, и я сделала то, что мне было сказано», — говорит Харпер Ли.

«Я не подозревала, что рукопись сохранилась, и была удивлена и очень обрадована, когда моя знакомая, адвокат Тоня Картер ее обнаружила».

«После долгих раздумий и сомнений я показала [рукопись] нескольким людям, которым я доверяю, и была очень рада, что они считают, что она заслуживает публикации», — рассказала Ли.

Harper Collins планирует первый тираж в два миллиона экземпляров.

Роман «Убить пересмешника» был опубликован в июле 1960 года и получил Пулитцеровскую премию. Два года спустя он был экранизирован. Фильм, в котором играл Грегори Пек, получил премию «Оскар».

Харпер Ли практически никогда не давала интервью, и, насколько известно, не будет принимать участия в рекламе своего «нового» романа.

Убить пересмешника (1962) — отзывы и рецензии — Кинопоиск

  • /
  • To Kill a Mockingbird, 1962

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075

21—30 из 54

Nikitos515

Чтобы я мог жить в мире с людьми, я прежде всего должен жить в мире с самим собой.

«Мужество — это когда заранее знаешь, что ты проиграл, и все-таки берешься за дело и наперекор всему на свете идешь до конца. Побеждаешь очень редко, но иногда все-таки побеждаешь.»

Перед нами один из тех немногих фильмов, когда происходит совершенно необъяснимое и с тем такое приятное сочетание невероятно качественной актерской игры и безусловно привлекательного сюжета. Для меня лично, «Убить пересмешника» — один из самых необычных фильмов второй половины ХХ столетия. Не будь «Крестного отца», я бы без угрызения совести сказал, что это лучшее кино о семье, семейных взаимоотношениях, отношениях между отцом и сыном, отцом и дочерью, братом и сестрой (хотя у Харпер Ли главная роль все же была отведена несколько иной проблематике). Это один из тех немногих фильмов, который должен посмотреть абсолютно каждый человек. И если в большинстве случаев вышеуказанное выражение может быть произнесено сгоряча или под очень большим впечатлением, тот тут все-таки случай именно такой, это кино смотреть нужно, ибо что-то лучше в этом специфическом для современного кинематографа жанре найти что-то лучше взаимоотношений отцов и детей ну очень сложно.

Маллиган снял настолько доброе, душевное, одухотворенное кино, в котором смотрит на многие социальные проблемы взглядом ребенка. На протяжении двух с лишним часов режиссер предлагает нам порассуждать над вопросом, что такое хорошо, что такое плохо, однако делать это нужно с точки зрения подрастающего поколения. Это кино на протяжении всего времени учит главных героев отличать эти понятия, оно учит их жить в мире и гармонии, прежде всего в мире и гармонии с самими собой, ну а потом уже со всем остальным миром. Ну а самое привлекательное в фильме разговоры, как говорится, по душам между отцом и дочерью, в которых глава семейства и помогает своему чаду разобраться с его проблема, объясняет ему те или иные явления, происшествия, на которые сама дочурка ответы бы нашла ой как не скоро.

Ну и поскольку действие картины происходит на землях Алабамы, в начале ХХ столетия, не могли создатели картины, как собственно и сам автор первоисточника Харпер Ли не затронуть рассовую проблему. Эпизод, в котором глава семейства в зале суда защищает обвиняемого в изнасиловании белой женщины темнокожего Тома Робинсона является чуть ли не ключевым во всем этом великолепном повествовании. Несправедливость этого мира проявляется для человека уже с первых лет его существования, и пусть эта несправедливость касается порой не нас самих, задевает она порой заживое, и делает причастными. Такая вот несправедливость постигнула и деток нашего дорого Аттикуса Росса в исполнении блестящего Грегори Пека. Несмотря на все, казалось бы, нелепое обвинение без каких-либо вещественных доказательств и освидетельствований, основанное на расходящиеся показания свидетелей, справедливость так и не восторжествовала.

Ну а что касается исполнения ролей, тот тут порядок полнейший. Грегори Пек – легендище, настоящий талантище здесь исполнил, на мой взгляд, свою лучшую роль за всю свою продолжительную блестящую актерскую карьеру. Пек выдал нам одну из лучших ролей в истории мирового кинематографа. Настолько харизматичного, настолько грамотного, сдержанного адвоката нужно еще поискать. И ведь казалось бы, ничего особенного, за исключением эффектной сцены в зале суда, здесь ему играть то и не пришлось, но насколько он цепляет, насколько сильно он приковывает к себе внимание, что не перестаешь этому поражаться. Свой «Оскар» Пек заслужил, здесь даже без вопросов. Не уступало Пеку и молодое поколение. Я не любитель детской актерской игры, но вот работа Мэри Бэдхем, мне лично, понравилась. Энергичная, бойкая девчушка у нее получилась прекрасна, за что собственна она была удостоена номинации на «Оскар», что, согласитесь, уже большущий успех.

«Убить пересмешника» — самая настоящая классика мирового кино. Это фильм, который хочется смотреть, и хочется пересматривать. Прекрасная адаптация и превосходный кастинг привели к созданию одного из самых заметных кинополотен 60-х годов.

10 из 10

прямая ссылка

22 февраля 2012 | 20:15

Monk Iron

‘Убить пересмешника — это грех'(с)

Что сказать по поводу этого фильма… По настоящему интересная и захватывающая судебная история с элементами семейной драмы и охватывающая много социальных проблем, таких как неравенство по цвету кожи, издевательство над людьми, которые не такие как все, отношения между родителями и детьми… И не смотря на все это фильм смотрится довольно легко и непринужденно. Можно даже рекомендовать для семейного просмотра.

Фильм также порадовал великолепной актерской игрой. Детские роли очень запоминающиеся и яркие. В этом, конечно, велика заслуга и сценариста и автора романа, но дети играют очень хорошо, на уровне со взрослыми актерами этого фильма. Грегори Пек просто великолепен в своей роли, но, по моему, Оскара за эту роль он не совсем заслуживает, особенно когда в номинации был Питер О’Тул с ролью Лоуренса Аравийского… Но, как все знают, Академики зачастую делают неправильный выбор. Но, в принципе, понятно, за что Грегори Пек получил Оскар. Его герой признан самым положительным героем кинематографа, и академики просто не могли обойти это стороной и присудили ему долгожданный и желанный Оскар.

В общем, фильм определенно стоит того, чтобы его посмотрели. Особенно проникновенный и влияют на сознание сцены суда над чернокожим. Почти до слез доводят эти сцены. Посмотрите, не пожалейте. У меня просто ничего определенного по фильму сказать не получается, а он производит неизгладимое впечатление.

8 из 10

прямая ссылка

20 апреля 2010 | 11:57

Queen_Anna_R

О прекрасном отце и несовершенном мире…

США, 30-ее годы XX века. Маленький провинциальный городок Мейкомб на юге в штате Алабама. Вымышленный, разумеется, но имеющий вполне реальный прототип во многих уголках этой страны. Он похож на воспетый Элизабет Гаскелл столь же не существующий английский городок Крэнфорд. И пусть Мейкомб не так чопорен, как Крэнфорд, его жители тоже весьма консервативны и жадны до информации, в особенности касающейся личной, частной жизни его обитателей. Все друг друга знают, и хоть не так уже сильны сословные различия, любое, даже незначительное происшествие в жизни одного человека, сразу же становится достоянием общественности.

Примерно в такой обстановке растет героиня романа Харпер Ли «Убить пересмешника» маленькая девочка Джин Луиза Финч, соответственно и главная героиня самой известной одноименной экранизации 1962 года. Она постигает мир и смотрит на него своим во многом наивным детским взглядом. На протяжении фильма, равно как и романа, она учится жить в этом жестоком мире, делать нравственный выбор, сталкивается с понятием социального неравенства, с силой и глубиной общественных предрассудков. Ее брат Джим старше и опытнее, а поэтому он более болезненно воспринимает несправедливость и фальшь, которые наблюдает рядом с собой, он мучается от внезапного осознания того, сколь несовершенен этот мир.

Роман, как и фильм, ценен своей многоликостью. Детскими глазами нам показаны важнейшие нравственные проблемы человеческого общества ибо, что уже является аксиомой, «устами младенца глаголет истина». А потому проблема расовой дискриминации – это лишь малая часть тем, которые подняты в романе и фильме, это лишь то, что лежит на поверхности. Для меня история семьи Финч – это, прежде всего, рассказ о прекрасном отце, который, невзирая на все жизненные невзгоды, воспитывает своих детей не розгой и запугиванием, а любовью и личным примером. Легко ли растить разнополых детей 12-ти и 7-ми лет, будучи вдовцом и имея такую публичную работу, как адвокат? Он не отвечает оскорблением на оскорбления (а есть ли бесчестье хуже, чем плевок в лицо при свидетелях?), не страшится общественного осуждения, когда, вопреки мнению большинства, берется защищать обвиняемого, в невиновности которого убежден («Как бы я мог смотреть в глаза своим детям, если бы отказался?» — объясняет он свою позицию брату).

Когда я увидела, что роль Аттикуса Финча играет Грегори Пек, была немного в недоумении. Для меня образ этого актера ассоциировался, прежде всего, с обаятельным журналистом из шедевра У. Уайлера «Римские каникулы». По роману Аттикус Финч «почти пожилой» (так бы сказали его дети) человек 50-ти лет. Но Грегори Пек – воистину талант мирового масштаба. Трогательно и очень заботливо его герой общался со своими детьми (очень понравился момент, когда, уставший после тяжелого рабочего дня, он заботливо беседовал с дочерью, сидящей у него на коленях), стойко и без злобы переносил несчастья и несправедливость, наветы и недоброжелательное отношение. Образ получился цельным и очень искренним!

Эх, если бы у всех детей, живущих сегодня, были такие правильные родители, если бы в современном обществе не проявляли предубеждение по отношению к внешнему виду, материальному положению и религиозной принадлежности человека! Проблемы, поставленные романом и фильмом, по-прежнему актуальны и нуждаются в решении. И будет просто прекрасно, если кто-нибудь, прочитав роман, посмотрев фильм, в очередной раз задумается об этом. Не в этом ли созидающая сила искусства?

прямая ссылка

12 ноября 2013 | 00:28

«Пересмешник — самая безобидная птица, он только поёт нам на радость. Пересмешники не клюют ягод в саду, не гнездятся в овинах, они только и делают, что поют для нас свои песни. Вот поэтому убить пересмешника — грех». – Гарпер Ли «Убить пересмешника».

США, штат Алабама, городок Мейкомб, 1930-е гг. Гигантский спрут Великой депрессии, кажется, никак не нарушает вялого спокойствия горожан этого небольшого округа, что утопал в море удушающей жары и освежающих сплетен: там, где все знают друг друга и знают все друг про друга, каждая личная тайна должна обрасти гроздью фальшивой гротескности, которая неизбежно передается из уст в уста, каждый раз видоизменяясь и совершенствуясь в своей абсурдной яркости. Людям не приходится никуда спешить, и сутка кажется на несколько часов длиннее. Пугаться им особо нечего: «незадолго перед тем округу Мейкомб объяснили, что ему нечего бояться, кроме страха».

Аттикус Финч – среднего возраста вдовец, образцовый отец двоих детей, местный адвокат, галантный и справедливый. Джем и Скаут – дети Аттикуса, неусидчивые сорванцы и дебоширы. Джем – бравый 10-летний мальчик, лидер. Скаут – 6-летняя «пацанка» с большими и любознательными глазами. Дилл – ровесник Скаут, задорный сорвиголова, который приезжает с мамой в Мейкомб на летние каникулы. «Страшила» Бу Рэдли – чудовище, живущее через два дома, ест сырых котов и белок, пережевывая их желтыми, гнилыми зубами, а ночью своими выпуклыми глазами заглядывает в окна к спящим детям (но его, к сожалению, никто из них еще не видел). Том Робинсон – молодой статный негр, которого обвиняют в изнасиловании.

Зал судебных заседаний до отказа переполнен разношерстным простонародьем: в Мейкомбе не так много развлечений, чтобы пропустить одиозный судебный процесс над чернокожим негодяем, который позволил себе посягнуть на честь бедной белой девушки. Впрочем, действительно ли всё было так, как о том утверждает сторона потерпевшей? Никто из бледнолицых не сомневается в этом, кроме Аттикуса Финча, защитника обвиняемого афроамериканца. Доводы адвоката о невиновности мистера Робинсона весомые и конкретные. Том не смог бы схватить здоровую женщину и совершить над ней какое-либо насилие, поскольку является полуинвалидом и может двигать только одной рукой. Не было проведено даже медицинской экспертизы, результаты которой подтвердили бы факт изнасилования. Единственным свидетелем «преступления» был отец девушки – Боб Юэлл, который любил напиваться и не производил впечатление порядочного человека. К тому же, показания отца и дочери немного отличаются. Аттикус логично и последовательно пытается убедить присяжных, что инцидент спровоцировал не Том, а как раз наоборот, мисс Юэлл, которая обратилась в суд с иском с целью избавиться от того, кто стал причиной её стыда. Но силу общественного стереотипа преодолеть нелегко, и большинство остается глухим к языку всех аргументов, кроме аргумента цвета кожи.

Сцена суда тянется оправдано долго и интересно, особенно для детей Аттикуса, которым повезло проскользнуть на балкон, отведенный тёмнокожим зрителям. Модель тогдашнего американского общества предстает во всей красе и силе. Для того, чтобы быть приговоренным к смертной казни или к многолетнему заключению, достаточно было родиться с темной пигментацией эпителия. Стать же адвокатом афроамериканца означало обречь себя на всеобщее осуждение общественности. Хотя рабство отменили еще полвека назад, расовая сегрегация часто приводила к жестоким расправам над неграми без суда и следствия; линчевание было распространенной и общепринятой практикой. Аттикус объясняет детям, почему он защищает человека, которого ненавидит весь народ Мейкомба: иначе он «не мог бы держать высоко голову и запрещать им (Джему и Скаут) что-либо делать». Цельный и идеализированный образ Аттикуса Финча постепенно выходит на уровень персонифицированной справедливости, которая призвана разрешать коллизии между законом и моралью, долгом и ответственностью, истиной и стереотипом.

Другая персонификация развивается в русле второй сюжетной линии, извилины которой проходят вокруг дома Рэдли и окружают его мистично-загадочной дымкой. В духе лучших томсойеровских традиций Джем, Скаут и Дилл развлекаются тем, что пытаются различными способами выманить из дома таинственного Бу (имя, видимо, неслучайно ассоциируется с восклицанием в английском языке, которым пользуются, чтобы неожиданно испугать кого-либо). Богатое и уязвимое детское воображение рисует самые разные версии того, как должен выглядеть сумасшедший затворник, который наводил ужас даже на взрослых. Аллегоричность фигуры Бу Рэдли кристаллизируется в сцене детского путешествия через лесные чащи и окончательно – в отказе шерифа открывать судебный процесс по факту убийства, ведь нападающий «упал на собственный нож».

Застенчивый чудак Бу Рэдли, как и афроамериканец Том Робинсон, – жертва всеобщей травли, которая неизбежно распространяется там, где возникает проталина в лёдяном монолите социальных предрассудков. И дорого заплатит каждый Аттикус Финч, который осмелится растопить этот лед разговорами о справедливости или о чем-нибудь подобном. Нужно иметь много отваги, чтобы быть способным предостерегать людей не убивать пересмешников.

прямая ссылка

29 октября 2014 | 01:15

Поставил этой экранизации высшую оценку!

В далеком 1962 году авторам картины удалось то, что в настоящие дни не могут сделать современные киношники, имея в наличии многомиллионные бюджеты и компьютерные технологии.

Во-первых, фильм поставлен по всем правилам драматургии. В рассказанной истории есть внятная посылка: социальные предрассудки ведут к несправедливости. Повествование начинается с тщательно подобранного начального момента — поворотный пункт в жизни почти всех персонажей — обвинения негра в изнасиловании белой девушки. И это не просто обвинение в преступлении, это знаковый процесс белой цивилизации над распоясавшимися и так ‘легко’ получившими свободу из рук Линкольна неграми. Для адвоката — это дело чести и веры в правосудие, для обвинителей — это вопрос репутации и самооправдания, для обвиняемого — вопрос жизни и смерти, для детей адвоката Финча — но об этом надо сказать отдельно… Нас знакомят с героями истории, и мы уже с первых минут просмотра глубоко погружаемся в экспозиции их жизни. Трехмерные мотивированные характеры и прекрасная оркестровка персонажей захватывают зрителя, а убедительное единство противоположностей характеров, вплетенных в конфликт, предполагают, что противостояние будет острым, т. к. для каждого героя на кон поставлено что-то действительно очень важное, и примирения быть не может.

Повествование ведется из уст маленькой девочки Скаут, оставшейся с братом Джимом после смерти матери на попечении отца — всеми уважаемого джентльмена Атикуса Финча. В силу своей интеллигентности мистер Финч не приемлет насилие и грубость, он глубоко убежден, что закон и правдивое слово способно на большее. Однако интеллигентность и всеобщее обожание к отцу вовсе не вдохновляют Джима, который хочет видеть в Атикусе пример для подражания — сильного мужественного и жесткого. Скаут же напротив восхищается отцом, но противиться тому, что бы из драчливой пацанки превращаться в леди, как того требует общественный уклад и сам Атикус. В этом хитром сплетении извечной темы ‘отцы и дети, личность и общество’ автор заложил еще один ни менее захватывающий, но, уверяю, не последний конфликт.

Второй сюжетной линией в фильме служит история Страшилы. Превратившись для большинства горожан в ‘психопата-монстра’, он, став изгоем для общества, вынужден прятаться в своем доме. Он тайно оставляет для ребят ‘ценные’ безделушки в дупле дерева и таким образом общается с ними. Мы начинаем понимать, что страшила не так ужасен, как его рисовало воображение ребят, скорее он жертва умственного недуга и всеобщей травли. Только через знакомство с его финальным подвигом приходит осознание, что по сути Страшила является таким же несправедливо осужденным, как и негр Том, и что ему не стоит рассчитывать на понимание и непредвзятость большинства.

Повествование не перегружено диалогами, герои говорят и делают именно то, что диктует им их характеры, мотивы и обстоятельства, а не прихоть сценариста. Поступки и слова естественным образом произрастают из личностей, они тесно связаны с главным конфликтом и составляют единое целое с сюжетом. Отдельные сцены зарождают свой миниконфликт — кризис — кульминацию и развязку. Эти фоновые конфликты ярко раскрывают образы персонажей, и поднимают повествование на новую более высокую ступень развития. Мы наблюдает за живыми людьми, чувствуем атмосферу того непростого времени, дышим вместе с героями, сопереживаем, радуемся и грустим вместе с ними.

Благодаря грамотным переходам конфликт развивается постепенно, без скачков. Не отпуская внимание зрителя на долго, режиссер тонко чувствует потребность аудитории, он дает нам чуть-чуть отдохнуть перед новым витком событий, и когда наступает время нового поворотного момента, мы полностью вовлечены в происходящие на экране. Нарастание конфликта и неразрывность противоположностей характеров ведет повествование к острому кризису (слушание дела и убийство обвиняемого), неожиданной кульминации (нападение на детей Атикуса) и логической развязке (сокрытие преступления, совершенного Страшилой), уверенно и непринужденно доказывая посылку произведения: расовые и социальные предрассудки неминуемо приводят к несправедливости, превращая общество в толпу, делая ее слепой, бессердечной и нетерпимой.

Во-вторых, история фильма актуальна и по сей день. Проблема расового, национального и социального неравенства в свете современных событий стоит ни менее остро, чем в начале ХХ в. Социум разделен на ‘белых’ и тех, кто вынужден делать за них всю грязную работу. В странах вспыхивают войны из-за безнаказанности олигархов, неспособности судебной системы защитить права простого человека, а мир с содроганием следит за тем, как под прикрытием справедливого протеста поднимает голову нацизм и фашизм, финансируемые в интересах отдельных лиц (стран).

Глубокий смысл социального неравенства, добра и зла, правды и лжи мы постигаем глазами ребенка. Не от этого ли данные проблемы, затронутые автором, нам кажутся такими большими и душещипательными?

Пойдет ли Атикус Финч на противостояние с общественным мнением, и победит ли он предвзятость суда присяжных; чем завершится его конфликт с обвинителем; сохранит ли он веру в правосудие; сможет ли он завоевать авторитет у сына и стать для него примером; что важнее справедливость или закон; и в конце концов, что же на самом деле означает ‘убить пересмешника’?!

Все это вы узнаете, если посмотрите этот замечательный фильм!

прямая ссылка

01 апреля 2014 | 18:27

Ммиля

Про детей, для детей со взрослыми

Читала Харпер Ли еще в школе. Но четко помню все мелочи романа. Впечатлил в свое время тем, что в главных ролях были дети, их взаимодействие с окружающим миром, миром взрослых. Рассказывать сюжет нет смысла, все его знают наизусть, а вот пару мыслей, возникших при просмотре – напишу.

Во-первых, фильм полностью снят полностью по книге, те же диалоги, ситуации. И это, по крайней мере, не разочаровывает. Во-вторых, мало кто будет с детьми читать «Пересмешника», обсуждать детали, а создать домашний просмотр фильма с высказыванием мнений – проще и очень даже важно. Размеренная черно-белая картина (будто снятая так, чтобы усилить контраст расовой проблемы) обязательно оставит след в детских сердцах. Покажет где, кто прав/не прав, как следует вести себя с отцом, относится брату к сестре и наоборот, любя дразнить соседа, лгать, творить добро и т.д.

Единственное, что смущает, что Аттикус – идеальный человек и отец. Смотря картину вместе с детьми смогу ли я быть с ним равной?

прямая ссылка

21 июля 2013 | 15:40

Kohane

Классика по классике

Первое слово, которое приходит на ум после просмотра ленты – восхитительно. Заметьте это тот редкий случай, когда режиссер и автор книги соединились в одно русло, и у первого получилось создать ту неповторимую атмосферу, над которой трудился второй. Одноименная книга Х. Ли « Убить пересмешника» была обязательной в моей школьной программе. Однако тогда мне как-то было безразлично, почему ее считают такой великолепной, что ж со временем вкусы меняются и в голову как ни странно приходит толк. Да все-таки «Убить пересмешника», не просто детский рассказ, это целая борьба с противоречиями и конфликтами, связывающими сообщество. И где, как ни в Америке эта борьба была ярко выражена и продемонстрирована посредством передачи ее из уст ребенка, почувствовавшего все тягости на собственной шкуре.

Почему я считаю, этот фильм замечательным и так щедро оцениваю его? Ну, может быть потому, что он сохранил все те традиции старого формата, и почти не сбившись с курса, пошел по страницам книги. Роберт Маллиган выбрал самые запоминающиеся и ценные эпизоды книги, которые может быть и не достоверно, но точно передают нам переживания детей за единственного родителя. Отнюдь не считаю ленту затянутой, в самый раз она охватывает суть, и раскрывает полный сюжет. Все это закрепляет удачно подобранный актерский состав. Думаю, что первый о ком я напишу, будет Грегори Пек, да именно таким я представляла себя Атикуса. Спокойный, уравновешенный и сосредоточенный на работе. Его мягкие черты лица в точности передают те самые черты литературного героя, и он показался мне таким мягким и добрым, что просто невозможно представить кого либо другого в этой роли. Адвокат Пека получился далеко не тем проворным и хищным специалистом, которого мы привыкли ожидать, но может быть потому, что виденье этой роли было именно таковым и придает актеру некую мягкость и легкость. Мэри Бэдам в роли Глазастика, была вылитой хулиганкой и задирой. Коротко подстриженная девчушка ничем не отличалась от толпы мальчишек, но в этом были свои плюсы. Глазастик или как принято в англоязычной версии Скаут, не похожа на обычных чопорных девочек в юбочках с бантиками, она маленькая дебоширка и в тоже время очень умная девочка. Свою роль Мэри сыграла отлично, хотя и было немного нелепо все время выдавать один и тот же возраст главной героини. Ее коллега по съемочной площадке Филлип Элфорд, теперь отложится в моей памяти как братец, а самым милым лицом и прекрасной мимикой. Да что не говори, но дети иногда играли даже лучше взрослых, ограничиваясь не таким уж и большим опытом в актерской игре. Главным заданием маленьких актеров была задача преподнести зрителю всю ту атмосферу расовой ненависти и в то же время показать справедливость и благородство. Ведь они дети адвоката, который не был сухим человеком, а наоборот умел находить общий язык и сходится на компромиссах. Вырастая в атмосфере любви в пределах дома, и атмосфере несправедливости за ним, малолетние Финчи познают жизнь. И какой бы она не была тяжелой, они всегда могут опереться на своего отца, защитника и просто любящего семьянина.

Сейчас это конечно покажется трудным, для человека, не читавшего книги, и не имеющего понятия о тех временах, пытаться понять этот фильм. Любопытный современный зритель, ждущий хлеба и зрелищ вряд ли оценит по достоинству труд Р. Маллигана и сочтет картину серой и скучной. Это, наверное, уже совсем не то время, когда можно трезво оценивать шедевры одержавшие Оскар, и задаваться вопросом «за что?». Но все, же я думаю, что те из немногих которые сначала читают книги, а уже потом сравнивают их с кинолентами, поймут, что для далекого 62- года эта экранизация была действительно выдающейся кино работой. Она показала Америке, что проблема расизма разрушает и ломает жизни, даже не смотря на отмену рабства, а люди могут быть жестокими в независимости от цвета кожи. И только те, кто очутился в их собственной шкуре, способны увидеть пробелу и ее решение.

Я редко расщедриваюсь хорошими балами, особенно когда дело касается черно белых лент. Но «Убить пересмешника», тот счастливый случай, когда я опять с полной уверенностью могу сказать, что старые фильмы еще умеют удивлять и дают фору современным напичканным спецэффектами лентам. Вердикт: книга — прекрасна на все времена, а фильм — шедевр. Читайте и смотрите достойное вас кино.

10 из 10

прямая ссылка

21 февраля 2013 | 00:53

Прочитав в многочисленных рецензиях, что фильм об адвокате и судебном процессе, не хотела его смотреть. Я уже посмотрела ’12 Angry Men’, и это было лучшее, что я видела про суд присяжных. Тема была раскрыта полностью.

Но когда я натыкалась на упоминание фильма ‘Убить пересмешника’ снова и снова, решила, что, наверное, это знак, и посмотреть надо. Если что — на быстрой перемотке. Фильм смотрела в полглаза и теперь жалею… В связи с чем выражаю своё порицание неверным рецензиям.

Поэтому хочу сказать потенциальным зрителям, что судебный процесс в фильме есть, но занимает от силы минут десять из двухчасового фильма. И это весьма эффектные минуты.

Но всё-таки большая часть фильма — это возврат в детство, ведь рассказ ведётся от лица ребёнка. Тут и дома на деревьях, и вылазки в чужой сад и драки в школе. И как бы между прочим на фоне всего этого раскрывается трагедия человеческих отношений и обстоятельств.

В общем, забудьте про слова ‘легенда’, ‘шедевр мирового кинематографа’ и прочую мишуру, и смотрите его как добрый, но грустный фильм с неожиданным концом.

прямая ссылка

29 марта 2010 | 23:01

Whesley

‘Нельзя узнать человека, не побывав в его шкуре’

‘Убить пересмешника’ — это черно-белая классика, экранизация, которой не нужны ремейки. Не просто снять такой фильм, даже имея на руках блестящий рассказ Харпер Ли в качестве сценария. Но это именно тот случай когда все удалось. все актеры словно созданы для своих ролей (так было например с отечественными экранизациями ‘Золотого теленка’ М. Швейцера и ‘Собачьего сердца’ Бортко). Особенно стоит выделить Грегори Пека, актера воссоздавшего на экране хрестоматийный образ Аттикуса Финча, человека, наперекор всему обществу защмщающего в суде несправедливо обвиненного чернокожего Тома Робинсона.

Фильм особенно хорош тем, что освещает темы расизма и предубеждений в обществе, темы которые не потеряли актуальности даже спустя полвека(!) после выхода картины на экраны.

Фильм начинается в духе приключений Тома Сойера, но быстро перерастает в своеобразный манифест против расизма. Особенно впечатляет сцена в зале суда, когда в воздухе висит такое напряжение, что кажется вот-вот разразится буря.

Подонки есть всех цветов, и не стоит признавать человека виновным из-за своего невежества и страха перед лицом перемен. Хочется, чтобы было больше таких людей как Аттикус Финч, не боящихся защищать невиновных, даже если это не по нраву остальному обществу.

Немногие фильмы заслуживают высшего балла, но это именно тот случай.

10 из 10

прямая ссылка

26 мая 2010 | 06:07

Когда речь идет о культовой экранизации не менее знаковой книги американской писательницы Харпер Ли, трудно оставаться непредвзятым. Ведь на потенциального зрителя и на меня, в том числе, до просмотра, уже оказывает влияние общественное мнение, и уверенно звучат такие эпитеты, как «один из лучших», «классический». В любом случае, перед нами действительно классика мирового кинематографа, которая на протяжении полувека настаивались в общественном сознании, как вино. Действительно, фильм трудно сравнивать с современными драматическими фильмами – по ощущениям стоит обособленно.

В то время как картина возглавляет авторитетный список «лучших судебных драм» от AFI, конкретно судебной тяжбе между штатом Алабама и чернокожим рабочим Томом Робинсоном, здесь, как и в оригинальной книге, уделено второстепенное значение. Это семейная, по-сути, бытовая драма о детях одной улицы Американского Юга. На дворе 1935 год и местное общество еще обгладывает тему давно минувшей Гражданской войны, пренебрежительно относится к тем, кто отличается от окружения, и приспосабливается к последствиям Великой депрессии. Можно предположить, что фильм проповедует старые, уже не актуальные, нравы, но это верно лишь отчасти. В то время как ваши глаза будут воспринимать происходящее, как ретро повествование, мозг не сможет успешно побороть назревающие параллели с современным миром. Есть аутентичные для любой эпохи вопросы и темы, такие как классовое, расовое, половое и другие неравенства, отношения подрастающих чад со своими родителями, профессиональная этика, воспитание и его отсутствие. Фактически «Убить пересмешника» постулирует мысль, что каждый человек – продукт своего окружения, но это не обязательно формирует общество по одному лекалу.

Всегда найдутся белые вороны, которых, с разной долей неодобрения, будут встречать в любом коллективе. История приводит нам сразу несколько таких примеров и среди них, конечно, главный мужской персонаж по имени Аттикус Финч. Если в романе Харпер Ли мы большую часть времени проводим вместе с девочкой Джин Луизой (ведь ведется рассказ от ее лица), то в культовой экранизации отец семейства уверенно вышел на первый план. Он – образец достойного поведения настоящего мужчины, отца, человека, в конце концов. По отношению к этому фильму легко формируется известный вопрос о том, чему же он может нас научить. Я не поскуплюсь употребить такое прилагательное, как высокоморальное кино. Именно это, будьте уверены, обеспечит проекту еще долгую и памятную жизнь на экранах по всему миру. Грегори Пек в культовой роли действительно вышел очень убедительным и располагает к себе. Он невероятно сдержан, терпелив и готов прийти на помощь слабым – современный вариант рыцаря из детской прозы.

Если говорить о визуальной части самого фильма, то он производит, как я уже сказал, ощущение ретро стилистики. Конечно, в 1962 году уже давно использовалась цветная видеосъемка и решение передать историю в сером тоне, с высоты прошедшего времени, оказалось удачным. Мы словно берем кисточки собственных эмоций от увиденного, и наносим яркие мазки на это бесцветное полотно. Кто-то назовет фильм скучным и затянутым – все зависит от вашей усидчивости и, конечно, предпочтений. Действительно, история рассказывается очень медленно и вкрадчиво, без особо ярких поворотов. «Убить пересмешника» будет интересен любителям вдумчивого кино, поклонникам классики ХХ века и тем, кто читал книгу. Как по мне – это одна из лучших экранизаций литературы прошедшего столетия, отмеченная, как известно, рядом престижных наград, в том числе, киноакадемией.

8 из 10

прямая ссылка

23 октября 2015 | 22:12

показывать: 10255075

21—30 из 54

«Убить пересмешника» за 6 минут.

Краткое содержание романа Х. Ли

30-е годы XX-го века. Город Мейкомб, штат Алабама. Повествование ведётся от имени девятилетней девочки Джин Луизы Финч по прозвищу Глазастик.

Часть первая

Глазастик жила в небольшом доме, расположенном на главной улице города Мейкомба. Семья Финчей была одной из самых старинных в округе и состояла из трёх человек. Глава семьи, Аттикус, юрист, работал защитником в суде и держал собственную адвокатскую контору. Он овдовел несколько лет назад, и один воспитывал двоих детей. Разница в возрасте между Глазастиком и её старшим братом Джимом равнялась четырём годам. Воспитывать детей Аттикусу помогала темнокожая служанка Кэлпурния, женщина строгая, но добрая. Дети её немного побаивались.

Продолжение после рекламы:

Эта история случилась в тот год, когда брат Джим сломал руку, а началось всё со Страшилы Рэдли. Эти Редли, жившие по соседству с Финчами, были нелюдимой семьёй. Старшие члены этой семьи очень редко выходили из дому, а их сына вообще никто не видел уже очень давно. Когда-то парень связался с нехорошей компанией, и отец запер его в доме. Именно Рэдли-младшего и называли Страшилой. Его боялись все дети в городе, и обходили запущенный дом стороной. Об этом человеке ходило много легенд, а дом Рэдли считался проклятым.

Легенда о Страшиле очаровала нового соседа Глазастика. Мальчик по имени Дилл приехал к тётке на летние каникулы и подружился с Финчами. Всё лето новые друзья пытались выманить Страшилу из дому, но их попытки успехом не увенчались.

Осенью Глазастик пошла в школу. Теперь ей каждый день приходилось ходить мимо «проклятого дома». Возле дома росли высокие виргинские дубы. Однажды Глазастик нашла в дупле одного из дубов пакетик жвачки, а чуть попозже — коробочку с двумя «счастливыми» пенни. От кого эти подарки, дети только догадывались.

Брифли существует благодаря рекламе:

На следующее лето снова приехал Дилл, и дети вернулись к своему любимому занятию — выманиванию Страшилы из дому. Это продолжалось, пока Аттикус не запретил детям приставать к соседям и разыгрывать сценки из их жизни. Несмотря на запрет, детям всё же удалось влипнуть в историю. Перед отъездом Дилла снова потянуло к дому Страшилы. Он попытался подобраться к нему в темноте и заглянуть в окно. Разумеется, он был не один. Компанию ребятишек застукал Рэдли-старший. Он принял их за воров и начал палить из ружья. Убегая, Джим застрял под изгородью из колючей проволоки и вернулся домой без штанов. Когда он пришёл к изгороди за своей одеждой, то обнаружил штаны аккуратно сложенными и неуклюже заштопанными.

Осенью дети снова находили в дупле подарки, пока мистер Рэдли не замазал тайник цементом. Зима в том году выдалась очень холодная. Дома приходилось топить, и однажды ночью загорелся дом по соседству с Финчами. Аттикус вывал детей на улицу. Пока Глазасттик смотрела на пожар, кто-то заботливо укрыл её одеялом. Дети догадались, что это был Страшила.

Продолжение после рекламы:

Вскоре после пожара Аттикусу поручили защищать чернокожего парня, якобы изнасиловавшего белую девушку. Бросить это дело Аттикус не мог, поскольку верил в невиновность своего подзащитного. Горожане и жители округа не любили чернокожих и осуждали Аттикуса. Это отразилось и на детях. Они не могли слышать, как оскорбляют их отца, и приходили домой в синяках.

Часть вторая

Наступила весна, и семья Финчей увеличилась на одного человека — к ним переехала жить тётя Александра. Раньше она жила на семейной ферме недалеко от города, но Глазастик подрастала, и Александра решила перебраться к брату и поддержать его. Тётя навела в доме свои порядки и даже попыталась уволить темнокожую служанку Кэлпурнию, но Аттикус ей этого не позволил.

Через некоторое время к компании детей снова присоединился Дилл. Он сбежал от матери и отчима. Через неделю Тома Робинсона, которого защищал Аттикус, перевели в городскую тюрьму. В первую ночь двери тюрьмы охранял сам Аттикус. Фермеры, съехавшиеся со всей округи, намеревались линчевать несчастного. Ситуацию спасли дети, которым захотелось узнать, куда ушёл их отец. Глазастик узнала одного из фермеров, и они не смогли совершить задуманное на глазах у ребёнка.

Брифли существует благодаря рекламе:

На суд съехались почти все жители округа. Во время судебного заседания Аттикус доказал, что Том невиновен. На самом деле девушка добивалась расположения Тома. Боб Юэл застал дочь за этим занятием и избил её, свалив вину на чернокожего парня. Несмотря на косвенные доказательства невиновности, присяжные не оправдали Тома. До сих пор в Мейкомбе ещё не оправдывали негра, если он противостоял белому. Традиционно белый человек всегда прав, поэтому Тома приговорили к смертной казни и отправили на тюремную ферму. Как правило, такие приговоры выносились за считанные минуты, но в этот раз присяжные совещались несколько часов и с трудом пришли к согласию. Аттикус считал это своей маленькой победой и был уверен, что сможет спасти Тома от электрического стула. К сожалению, Том погиб, пытаясь сбежать из тюрьмы.

Юэл, которого Аттикус выставил дураком на суде, угрожал всем участникам заседания. Он приставал к вдове Тома, залез в дом к судье. Дети боялись за отца, но тот не относился к этому серьёзно.

На День Всех Святых в школе состоялся праздник и костюмированное представление. Глазастик представляла в нём окорок. По дороге домой на детей напал Боб Юэл. Только костюм на проволочном каркасе спас девочку от смерти. Именно тогда Джим и сломал руку. Дети не вернулись бы домой, если бы им не помог незнакомый человек. Он убил Юэла и отнёс домой Джима, потерявшего сознание от боли. Этим человеком оказался Страшила Рэдли — робкий, пугливый и больной человек. Шериф оформил смерть Юэла как самоубийство. Он не мог выставить на всеобщее обозрение Рэдли, ведь это тоже самое, что убить пересмешника, беззащитную певчую птицу.

Автор романа «Убить пересмешника» скончалась на 90 году жизни — Российская газета

В США на 90 году жизни скончалась писательница Харпер Ли, автор знаменитого романа «Убить пересмешника». Ли умерла в городке Монровилл, где и родилась в 1926 году.

Харпер Ли можно назвать автором одной книги — «Убить пересмешника», изданной впервые в 1960 году. Он написан от лица дочери адвоката Скаут, защищающего в суде чернокожего, несправедливо обвиненного в изнасиловании белой женщины. Роман, посвященный проблемам расового неравенства, включен в обязательную программу почти во всех американских школах. В 1961 году Харпер Ли получила за него Пулитцеровскую премию. В 1962 году он был экранизирован, а Грегори Пек, исполнивший главную роль, получил за эту работу «Оскара» и «Золотой глобус».

Роман написан неспроста. Так называемое Скоттсборское дело оставило неизгладимое впечатление у совсем юной Ли. И много лет спустя она использовала его сюжет как основу для работы над своим дебютом.

Ей было всего пять лет, когда в 1931 году в небольшом городке Скоттсборо (штат Алабама) состоялись первые суды по делу предполагаемых изнасилований двух белых женщин девятью молодыми чернокожими. Подзащитным, которых чуть было не линчевали, услуги защитника были предоставлены только с момента, когда началось рассмотрение дела в суде. Несмотря на медицинское заключение, согласно которому женщины не были изнасилованы, суд присяжных, состоявший лишь из людей белой расы, признал виновными и приговорил к смертной казни всех обвиняемых, за исключением самого младшего, тринадцатилетнего. На протяжении последующих шести лет в апелляционном процессе большинство из этих обвинений было снято и все обвиняемые за исключением одного были освобождены.

Конечно, эти события нашли отражение в романе Харпер Ли значительно позже. После окончания школы в Монровилле Ли поступила в женский колледж Хантингдон в Монтгомери. Затем училась юриспруденции в Алабамском университете, опубликовала несколько рассказов и около года была редактором юмористического журнала «Реммер-Джеммер». Университет так и не окончила. Поселилась в Нью-Йорке и работала в авиакомпании.

В 1956 году, написав несколько рассказов, Ли нашла себе литературного агента. И буквально за год, получив в подарок от друзей оплаченный отпуск на 12 месяцев, написала черновик «Убить пересмешника». Роман был доработан с редактором и опубликован в 1960 году. Он моментально стал бестселлером. В 1999 году книга была названа «Лучшим романом столетия» в опросе проведенном в США «Библиотечным журналом».

В 2015 году всех поклонников «Пересмешника» взбудоражила новость — в продажу поступил новый роман Харпер Ли «Пойди, поставь сторожа». Конечно, назвать его настоящей новинкой можно было с натяжкой: 89-летния старушка Ли просто, скорее всего, забыла о нем. Это был ее первый литературный опыт и, по мнению редактора, не особо удачный. «В середине 1950-х я написала книгу «Пойди, поставь сторожа», в которой речь идет о взрослой героине Скаут. Мой редактор был зачарован флэшбэками о ее детстве и убедил меня написать роман, который позже получил название «Убить пересмешника», от лица маленькой девочки», — объясняла Ли. Считается, что рукопись была утеряна и обнаружена только осенью 2014 года.

Название романа «Пойди, поставь сторожа» — цитата из книги пророка Исайи: «Ибо так сказал мне Господь: пойди, поставь сторожа; пусть он сказывает, что увидит». Главная героиня осталась прежней — Джин Луиза Финч по прозвищу Скаут. Она возвращается из Нью-Йорка домой, в штат Алабама, чтобы повидать отца. И тут уже пытается лучше узнать себя: понять, какие чувства она испытывает к родному месту, и разобраться в отношение своего отца к обществу и его устройству. Книгу под 300 страниц ждали миллионы читателей… Но, увы, эта новинка из прошлого не оправдала ожиданий. Скорее всего, это был тот самый черновик знаменитого «Пересмешника», который и по сей день остается в списке бестселлеров в США с более чем 30 миллионами печатных копий.

Книголюбы оценят | The Paragraph Magazine

Харпер Ли – «Убить пересмешника»: Пожилой адвокат защищает чернокожего, обвиненного в изнасиловании белой женщины.  В книге встречаются выраженные автобиографические моменты, что создаёт впечатление, что автор прочувствовал на себе все мысли героя…

“Пересмешник – самая безобидная птица,

он только поет нам на радость.

Пересмешники не клюют ягод в саду,

не гнездятся в овинах,

они только и делают, что поют для нас свои песни.

Вот поэтому убить пересмешника – грех”.

Действие романа происходит в 30-ые годы 20-ого века в маленьком городке Мейкомб штата Алабама на юге Америки. Еще в разгаре расовая дискриминация и притеснение чернокожих и эта проблема остро стоит в произведении.

Повествование ведётся от лица младшей дочери Аттикуса Финча – адвоката, которую зовут Джин Луиза, но все ее называют Глазастик.
Глазастик рассказывает не только много интересных историй об играх и забавах со старшим братом Джимом, переплетов в которые они попадают, но и о работе своего отца. А в частности о последнем деле, в котором Аттикус защищает чернокожего мужчину Тома Робинсона, обвиняемого в изнасиловании белой женщины.

Все жители Мейкомба знакомы друг с другом, как и с обвиняемым, так и с семьёй потерпевшей. Но никто из них никогда не встанет на защиту чернокожего, хотя все они и понимают, что он, по всей видимости, ни в чем не виновен. Аттикус же не идет на поводу у общественного мнения в отношении чернокожих людей. Он, действительно, за правду и справедливость и понимая, что дело заведомо проигрышное, он всё равно берется за него. «Мужество — это когда заранее знаешь, что ты проиграл, и всё-таки берёшься за дело и наперекор всему на свете идёшь до конца» и это не просто лозунги, для Аттикуса Финча – это его жизненное кредо.

Знакомство с Аттикусом Финчем дает представление о том, какими и должны быть адвокаты – умными и честными, свободными от предрассудков и житейски мудрыми, а главное – с врожденным чувством справедливости.

В целом роман, не смотря на легкость изложения, неожиданно многогранен:

– это и судебная драма, и психологический роман о жизни в обществе. Когда эта книга была написана, ее главный акцент, конечно же предполагалось сделать на определении места чернокожих в жизни американского общества в 30-х годах 20-ого века. На отсутствии прав у одного человека по сравнению с другим. Сейчас же в 21 веке, когда права выровнялись, и вопрос дискриминации прав чернокожего населения стоит не так остро, основным в книге видится другое.

Помимо расовой дискриминации и судебных заседаний, не малое внимание автор уделяет и семье, а именно воспитанию детей. И нужно отметить, что Харпер Ли хорошо понимает внутренний мир ребенка – их интересы, переживания, шутки и проделки, понятные только детям. В данном случае автор выступает в роли хорошего детского психолога. Несмотря на то, что в книге обсуждаются такие важные темы как изнасилование и расовая дискриминация, сама книга наполнена положительной атмосферой. Автору удалось описать эти проблемы детям, без пугающих подробностей или стресса. Аттикус, один воспитывая дочь и сына, старается дать правильное понимание жизненных ценностей, правильные моральные устои. Сделать так, чтобы дети всегда думали своей головой, а не смотрели на окружающих. Он всегда готов ответить на любой их вопрос, каким бы сложным он не был, и всегда готов поддержать дочь и сына в сложных ситуациях, отложив все свои дела на потом. В глазах Джин Луизы и Джима – он истинный пример для подражания. Ведь в воспитании детей главное – это не приказы и не только советы, главное и самому быть достойным примером для детей. И очевидно, что как Глазастик, так и Джим вырастут такими же достойными людьми, как их отец Аттикус.

Однако, не смотря на легкость изложения и четко прослеживаемые моральные ценности, в романе нет happy end. Автор оставила место философско-житейским мудростям:

– добро не всегда побеждает зло, но это не останавливает жизнь, а самые странные на первый взгляд и пугающие люди не всегда таковыми являются на самом деле.

В 1961 году Харпер Ли получила Пулитцеровскую премию за роман «Убить пересмешника». В 1962 году он был экранизирован, а Грегори Пек, исполнивший главную роль в фильме, получил за эту работу “Оскара” и “Золотой глобус”. У романа есть продолжение, книга под названием – “Пойди, поставь сторожа” – цитата из книги пророка Исайи: “Ибо так сказал мне Господь: пойди, поставь сторожа; пусть он сказывает, что увидит”. Главная героиня осталась прежней – Джин Луиза Финч, правда теперь ее называют Скаут, а не Глазастик.

 

Светлана Шмигельская

 

 

 

 

 

 

Убить пересмешника: Скаут Джин Луиза Финч | Анализ персонажей | Учебное пособие | Освещенная заметка

Анализ персонажей Скаут (Джин Луиза) Финч

То, что молодой рассказчик «Убить пересмешника » носит прозвище «Разведчик», очень уместно. В этой истории Разведчик действует и как вопрошающий, и как наблюдатель. Скаут задает сложные вопросы, определенно вопросы, которые не являются «политкорректными», но она может задавать эти вопросы, потому что она ребенок.В детстве Скаут не понимает всего значения того, что происходит вокруг нее, что делает ее объективным наблюдателем и репортером в прямом смысле этого слова.

Однако читатель должен иметь в виду, что в «Убить пересмешника» на самом деле представлены два разведчика: маленькая девочка, переживающая историю, и взрослая Джин-Луиза, рассказывающая историю. Женщина, рассказывающая эту историю, очевидно, признает, что ее отец исключительный человек. Однако ребенок-разведчик жалуется: «Наш отец ничего не сделал.. . он никогда не ходил на охоту, не играл в покер, не ловил рыбу, не пил и не курил. Он сидел в гостиной и читал». Ребенок-разведчик удивляется, что ее отец знал, что она слушает его разговор с дядей Джеком; взрослая Джин-Луиза удивляется, что он хотел, чтобы она подслушала разговор.

Хотя действие истории происходит в течение трех лет, Скаут усваивает за это время уроки на всю жизнь. Здесь тоже читатель должен помнить, что во многом « Убить пересмешника» — это мемуары Скаута — взрослая Джин-Луиза лучше понимает влияние различных событий, чем переживающий их ребенок.

Разведчик ненавидит школу, потому что во многих смыслах она мешает ей учиться. Ее учитель потрясен тем, что она уже умеет читать, вместо того, чтобы отметить этот факт. Ей скучно ждать, пока остальная часть класса догонит ее уровень навыков, и у нее нет ничего, кроме мимолетного уважения к любому из учителей, которых она описывает в истории.

Максимальное сочувствие, которое она может проявить к измученной мисс Кэролайн, это замечание: «Если бы она относилась ко мне более дружелюбно, я бы пожалел ее.И ее оскорбляют комментарии мисс Гейтс об афроамериканцах после ее твердой и подвижной поддержки евреев в гитлеровской Европе. Однако в знак ее зрелости в конце рассказа она понимает, что у нее не так уж много больше, чтобы выучить «кроме, возможно, алгебры», и для этого ей нужен класс.

Скаут сталкивается со многими проблемами на протяжении всего романа, но одна из самых затянувшихся для нее — это вопрос о том, что значит «быть леди». Скаут — сорванец. Иногда ее брат критикует ее за то, что она «ведет себя как девочка», иногда он жалуется, что она недостаточно девчачья.Дилл хочет жениться на ней, но это не значит, что он хочет проводить с ней время. Многих мальчиков в школе пугает ее физическая сила, но ей говорят, что она должна научиться вести себя по-женски. Как ни странно, женщины в ее жизни предъявляют к ней более жесткие требования, чем мужчины. Сорванец Скаута сводит тетю Александру с ума; Мисс Кэролайн считает прямоту и честность Скаута дерзостью. По иронии судьбы, человек, которому она больше всего хочет понравиться, Аттикус, меньше всего беспокоится о том, как она ведет себя определенным образом.На самом деле она говорит Джему: «Я спросила его [Аттикуса], являюсь ли я проблемой, и он сказал, что не так уж много, самое большее, что он всегда может решить, и не беспокоить меня ни секунды, беспокоя его». Однако в конце концов, когда она объясняет, почему шериф не может обвинить Бу в убийстве Боба Юэлла, она становится из тех людей, которыми ее отец очень, очень гордится.

Еще один урок, который Скаут действительно может включить в свое мировоззрение, — это необходимость ходить в чужой обуви.Аттикус начинает учить ее тому, как важно смотреть на вещи с точки зрения другого человека в самом начале истории. Он указывает на ее собственные недостатки в этой области и демонстрирует свою точку зрения в своем общении с другими людьми. В конце истории Скаут может поставить себя на место Бу Рэдли, человека, которого она больше всего боялась на протяжении всей истории.

Джин Луиза Финч (Разведчик) в фильме «Убить пересмешника»

Джин Луиза Финч (Разведчик)

Честь разведчика

Скаут может быть любовницей, а может и не быть, но она определенно боец.В начале «Убить пересмешника » борьба — это ее решение всего: она идет за Уолтером Каннингемом после того, как у нее возникают проблемы из-за него в первый день в школе, она избивает Дилла, когда думает, что он не уделяет должного внимания к ней, и она пинает члена линчевателей (где это считается, не меньше), когда он хватает Джема. Когда новости о том, что Аттикус защищает Тома Робинсона, доходят до школьного двора, неудивительно, что она отвечает кулаками на уродливые обзывания детей.

Так почему вспыльчивый? Ну, во-первых, она, кажется, выигрывает свои бои большую часть времени, так что эта техника работает на нее. С другой стороны, если сила делает правоту, то ей не нужно беспокоиться о более сложном деле выяснения морального права: праведность достается тому, кто лучше борется. Боевые действия Скаут показывают ее вспыльчивость и отсутствие самоконтроля, но также предполагают, что она простака, когда дело доходит до моральных вопросов. Она хочет быстрого решения сложных вопросов.(Честно говоря, ей шесть.)

В то время как Скаут не видит проблем с ее подходом Mortal Kombat к общению с людьми, Аттикус думает иначе и говорит Скауту больше не драться. Скаут ворчит, но иногда справляется, начиная со своей одноклассницы Сесил Джейкобс.

Я присмотрелся к нему, вспомнил, что сказал Аттикус, потом опустил кулаки и пошел прочь: «Скаут — трус!» звон в моих ушах. Это был первый раз, когда я ушел из боя.

Каким-то образом, если бы я дрался с Сесилом, я бы подвел Аттикуса. Аттикус так редко просил Джема и меня сделать что-то для него, что я могла вынести, когда его называли трусом. Я чувствовал себя чрезвычайно благородно за то, что вспомнил, и оставался благородным в течение трех недель. (9.30-31)

Урок №1: Моральное превосходство приятно. Урок № 2, который следует позже: причин против борьбы больше, чем послушание Аттикусу и стремление почувствовать себя благородным. Однако даже в этом случае она поддерживает несколько частных исключений: «Я буду драться с кем угодно, начиная с троюродного брата и старше, не на жизнь, а на смерть» (10.6).

Что ж, надо где-то провести черту.

Девочки Правило

Как вы могли догадаться, Скаута не слишком интересуют стереотипные женские вещи, вроде кукол и платьев. Ее мальчишеский характер сводит чопорную тетю Александру с ума, и тетя приезжает к своему брату и его семье отчасти для того, чтобы попытаться сделать из Скаута настоящую маленькую девочку. Первая задача: сдать комбинезон.

Тетя Александра была фанатичной в отношении моего наряда. Я не могла бы надеяться стать леди, если бы носила бриджи; когда я сказал, что ничего не могу делать в платье, она ответила, что я не должна делать то, что требует штанов.Видение тети Александры моего поведения включало в себя игру с маленькими печками, чайными сервизами и ношение жемчужного ожерелья, которое она подарила мне, когда я родился; кроме того, я должен быть лучом солнца в одинокой жизни моего отца. (9,74)

Разведчик принимает крестовый поход тети Александры против ее штанов, а также против ее свободы, и она, кажется, не за горами. Для Скаута быть ученицей означает отказаться от всего, что ей нравится делать, и заменить этим то, что другие ожидают от нее, и она не допустит ничего из этого: «Я чувствовала накрахмаленные стены розового хлопкового тюрьма надвигалась на меня, и я второй раз в жизни думал о побеге» (17.24).

Хотя Скаут никогда не отказывается от своих пацанских манер, она все же осознает, что быть леди имеет определенную ценность. Когда тетя Александра делает вид, что играет, чтобы вернуться на свое чаепитие, узнав о смерти Тома, Скаут гордится тем, что следует ее примеру: «В конце концов, если тетя могла быть леди в такое время, то и я мог» (24.93). ). Хотя ей все еще не нравятся правила, которым должны следовать женщины, и навыки, которые они должны развивать, Скаут все же усваивает примеры сильных женщин в своей жизни (не только грозной тети Александры, но и ее острой на язык). , деловая соседка мисс Моди), чтобы как-то примириться со своим полом.

Бу!

Джем и Дилл могут сказать, что боятся Бу, но они старше: им нравится испытывать себя, пытаясь установить непрямой контакт с Бу. Не Скаут. Она отстраняется, боясь обрушить на них гнев монстра. Когда она втягивается в их планы, то расплачивается за это бессонными ночами.

Каждую ночь звук, который я слышал с моей койки на заднем крыльце, усиливался в три раза; каждый шорох ног на гравии был Бу Рэдли, жаждущим мести, каждый проходящий Н****, смеющийся в ночи, был Бу Рэдли, вырвавшимся на свободу и преследующим нас; насекомые, шлепающиеся по экрану, были сумасшедшими пальцами Бу Рэдли, разрывающими провод на куски; китайские деревья были злобными, парящими, живыми. (6,84)

В сознании Скаута весь мир становится опасным, каждый звук сигнализирует об угрозе. А позже, когда Скаут понимает, что это Бу принес ей одеяло, ее чуть не тошнит, как будто она понимает, что только что шла по краю обрыва в темноте и выжила только случайно. Конечно, отчасти это всего лишь страх каждого ребенка перед монстром под кроватью. (И не эти монстры.) Но это также, похоже, связано со страхом Скаута, что в знакомом могут скрываться неизвестные опасности — например, уродливый расизм, кипящий под поверхностью Мейкомба.

Время идет, и Разведчик сталкивается с более реальными угрозами, Бу перестает казаться таким страшным. Он таится в ее воображении не как чудовище, а как сосед, который кажется знакомым, хотя на самом деле она никогда его не видела.

Но я все равно искал его каждый раз, когда проходил мимо. Может быть, когда-нибудь мы его увидим. Я представил, как это будет: когда это произойдет, он просто будет сидеть на качелях, когда я приду. «Hidy do, мистер Артур», — говорил я так, как будто я говорил это каждый день в своей жизни.«Добрый вечер, Джин-Луиза, — говорил он так, как будто говорил это каждый день в моей жизни, — у нас сейчас чудесное заклинание, не правда ли?» «Да, сэр, очень красиво», — говорил я и продолжал. Это была только фантазия. ( 26.5-6) ​​

Это изменение отражает, к сожалению, более широкий опыт Разведчика; теперь, когда она повидала таких, как Боб Юэлл, бедняжка Бу больше не предлагает ничего хорошего в том, что касается озноба. Столкнувшись со злом, исходящим от реальных людей, она просто не может напугаться, казалось бы, безобидного затворника.Или, может быть, ее меняющееся отношение к Бу как-то связано с изменениями в ее представлениях о сообществе и о том, что делает ее хорошими соседями после суда.

Добрый сосед

Когда Скаут наконец встречает Бу, она уже достаточно взрослая, чтобы хорошо поговорить с собой:

Соседи приносят еду со смертью и цветы с болезнью и мелочами между ними. Бу был нашим соседом. Он подарил нам двух мыльных кукол, сломанные часы и цепочку, пару монет на удачу и наши жизни.Но соседи дают взамен. Мы никогда не возвращали в дерево то, что взяли из него: мы ничего ему не дали, и мне стало от этого грустно. (31.23)

Другими словами, видя Бу, Скаут начинает видеть себя по-другому. И она не обязательно рада этому. Аттикус, возможно, был прав в том, что, поставив себя на место другого человека, вы сможете лучше его понять, но он забыл упомянуть, что это может также помочь вам немного лучше понять себя.

Разведчик, возможно, немного преувеличивает, когда думает: «Когда я шла домой, я думала, что мы с Джемом вырастем, но нам больше нечему было учиться, кроме, возможно, алгебры» (31.31). (Например, как насчет исчисления?) Но она многому научилась не только за этот вечер, но и за четыре года книги. Вопрос в том, что она будет делать с этим знанием? Каким человеком она станет?

    

Джин-Луиза «Скаут» Финч в фильме «Найди сторожа»

Джин-Луиза «Скаут» Финч


Девушка-скаут

Джин-Луиза Финч — вы знаете ее лучше как лоскутного разведчика в комбинезоне — возвращается домой в Мейкомб, Алабама. Мы не видели ее около 17 лет в книжном времени (и 55 лет в реальном времени).

Да, за время между Убить пересмешника и Иди, поставь сторожа , она состарилась до колоссальных двадцати шести лет. Но разве она выросла ?

Сейчас она живет в New York City Lives, где «круглый год выбивает себе мозги» (2.51). Что делать, мы понятия не имеем. Но она по-прежнему делает все, что хочет, иногда в ущерб себе. На первых двух страницах книги она «игнорирует запрет» (1.3) пристегнуть раскладушку в поезде, и она оказывается в ловушке.Это ее собственная вина.

Она продолжает свой бунт против самого общества, переодевшись в свою «Мейкомбскую одежду» (1.5), состоящую из монохромных брюк, блузки и лоферов, униформу, которая служит двойной цели: быть удобной и раздражать традиционную тетю Джин Луизы, Александру. .

Она по-детски флиртует со своим кавалером Генри, который говорит ей: «Не будь таким чертовым ребенком, Джин-Луиза» (1.69). И мы часто получаем воспоминания о ее юности, которые только иллюстрируют, как мало она выросла. Но, ммм, поведение, которое было милым для девятилетнего, не так уж и мило для двадцатишестилетнего. Ее наглость. Ее потребность тыкать и подталкивать людей только для того, чтобы побаловать себя.

Ей нужно повзрослеть.

(И да, мы редактируем.)

Голубая джинса

И она вырастет. Маленький. Может быть.

Она страдает от угрызений совести во время прохождения Иди, поставь сторожа , когда она видит своего отца, Аттикуса, на расистском городском собрании.В некотором символизме, перекликающемся с Пересмешником, Джин Луиза становится свидетелем этого с цветного балкона здания суда округа Мейкомб, где в этой книге она наблюдала, как ее отец защищает невиновного чернокожего мужчину от обвинений в изнасиловании лживая белая женщина.

Сцена в Watchman существенно отличается. Здесь, вместо того, чтобы видеть в своем отце героического белого спасителя, Джин-Луиза видит расистские мотивы своего отца. Это мучительное откровение для этой молодой женщины, которая боготворила своего отца (и для каждого читателя, который боготворит Аттикуса):

Каждый нерв в ее теле взвизгнул, а затем умер. Она онемела. (8.72)

«Это так больно, что я не могу этого вынести.» (10.25)

Она настолько сбита с толку этим открытием, что ее буквально рвет. (Вкусное мороженое тоже. Какая потеря.)

Однако не обязательно расизм Аттикуса беспокоит Джин Луизу. Дело в том, что он думает иначе, чем она. Кажется, ее даже не волнует борьба за гражданские права чернокожих на Юге. (Да ладно, Разведчик. Ты лучше этой апатии.) Фактически, она и ее отец согласны в своей неприязни к NAACP. Что беспокоит Джин-Луизу, так это то, что ее мир меняется:

Она ощутила резкую отчужденность, разлуку не только с Аттикусом и Генри. Шли часы, и весь Мейкомб и округ Мейкомб покидали ее, и она автоматически винила себя. (12.130)

Это важная, болезненная и трудная часть взросления — отделение себя от родителей и поиск своего места в мире, которому вы принадлежите.Но Джин-Луиза не уверена, где это.

Боже Луиза

Так где же ее место? В конце концов, мы не уверены. Джин-Луиза противостоит лицемерию своего отца, едва касаясь своего собственного. Видите ли, Джин-Луиза в ее собственных глазах идеальна. Расширенная сцена о первых месячных иллюстрирует чистую совесть Джин-Луизы:

Она ненавидела себя, она ненавидела всех. Она никому не причинила вреда. Она была ошеломлена несправедливостью происходящего; она не имела в виду никакого вреда. (11.55)

Да, понятно! Она прекрасна!

Аттикус, однако, дает более сжатую оценку своей дочери: «Ты непоследовательна, — мягко сказал ее отец» (17.78). Их аргумент затуманен акцентом Джин-Луизы на расе, что в лучшем случае непоследовательно. Несмотря на то, что Джин-Луиза злится на Аттикуса за его расистские убеждения, ей также комфортно, поскольку он игнорирует настоящую борьбу чернокожих и ставит себя на первое место.

Она использует их как инструменты, но по-другому.Менее злобный, менее ненавистный, конечно. Но по-прежнему тревожная и лицемерная… в том же, в чем она обвиняет своего отца.

В конце концов, Джин-Луиза, кажется, принимает своего отца, потому что отвергнуть его означало бы отвергнуть себя. T

Но что дальше для этих двоих? Родственники Джин-Луизы хотят, чтобы она осталась в Мейкомбе, но она никогда не принимает решения. Как и ее расовая политика, ее будущее шатко и неопределенно.

Джин Луиза (Разведчик) Финч в фильме «Убить пересмешника» | Цитаты, черты характера и описание Скаута в фильме «Убить пересмешника» — видео и стенограмма урока

Scout Finch Черты характера

В начале романа читатель сразу же проникается совестью молодого рассказчика, чья жизнерадостность делает историю беззаботной среди тяжести событий.Более того, ее повествование никогда не выглядит инфантильным. Скаут — это круглый персонаж , поскольку она преображается и учится распространять справедливость на других, когда видит, что мир лишен справедливости. Аттикус — ее путеводная звезда, помогающая ей принимать реальность такой, какая она есть, и никогда не оценивать человека на основании слухов и первоначальных представлений.

Джин Луиза (Разведчица) Финч — главная героиня романа

.

Способность Скаут читать и ее интеллект неприемлемы для мисс Кэролайн, которая хочет, чтобы дети учились с помощью ее методов, и просит Скаута постоять в углу до полудня.Тем не менее Скаут вступается за Уолтера Каннингема, когда мисс Кэролайн, которая не знает семей в округе и их бедности, пытается заплатить за его обед. В тот же день, когда Уолтер приходит к ней домой, Кальпурния упрекает ее за то, что она осуждает его манеры за столом. Она также иногда находит Кальпурнию раздражающей. Ближе к середине романа, когда тетя Александра приходит в гости в миссионерский кружок, Скаут заставляют надеть свое розовое воскресное платье и посетить мероприятие. Однако она старается ничего не пролить на свою одежду, так как это расстроит Кальпурнию — случай, когда Разведчик появляется тактично .

По мере развития сюжета Аттикус берется за дело Тома Робинсона, которого обвиняют в изнасиловании белой женщины. Пока весь город ждет приговора, дети также, затаив дыхание, посещают заседание и видят, как их отец отстаивает невиновность Тома. К сожалению, события, которые следуют за судом, разворачиваются против Тома, которого в конце концов убивают. Это откровение для детей, особенно для Скаута, который начинает видеть мир в оттенках серого. Она озадачена тем, как расовая несправедливость укоренилась вокруг нее, и учится сохранять бдительность, чтобы не попасть в водоворот дискриминации и насилия.

Сюжет, идущий параллельно этому инциденту, связан с Артуром Рэдли, которого зовут Бу Рэдли. Мейкомб подверг его остракизму как убийцу с пестрым прошлым, возлагая на него даже мелкие преступления. Скаут всегда бежит так быстро, как только может, когда достигает дома Рэдли, останавливаясь только после того, как доберется до дома. Дети даже подошли к нему домой, чтобы потрогать дом, и вернулись, чтобы продемонстрировать свое мужество. Однако в конце концов Скаут и читатели узнают о чистой доброте Бу Рэдли к детям; складывать в дуплах детей жевательные резинки и монеты, шить Джему штаны, которые застряли в его заборах, и спасать их жизни от мистера Блэка. Юэллс.

Самая большая трансформация характера Скаут происходит во время ее встречи с Артуром. Значение слов Аттикуса о том, что человека можно понять только тогда, когда он думает с его точки зрения, доходит до нее, когда она сопровождает его до его дома и стоит на его крыльце. Внешность и сплетни вводят в заблуждение и могут затуманить восприятие. В конце истории Скаут говорит Аттикусу: «… Аттикус, он был очень милым …», на что тот отвечает: «Большинство людей, Скаут, когда ты наконец их видишь.»

Скаут Финч Цитаты

Наблюдения, которые Скаут делает в романе, заслуживают внимания, поскольку они дают представление о ее характере.

  • »Он выключил свет и вошел в комнату Джема. Он будет там всю ночь, и он будет там, когда Джем проснется утром».

Эти заключительные строки романа описывают любовь и заботу Аттикуса о своих детях. Он помог Скауту подготовиться ко сну после прочтения главы из книги Серый призрак .Она объясняет, как персонаж обвиняется в преступлении, которого он не совершал, и отмечает, что он был милым. Отправив ее в постель, Аттикус садится рядом с Джемом, вышедшим из тяжелого испытания, от которого Артур спас ему жизнь. Роман заканчивается на ноте спокойствия, поскольку дети в безопасности под присмотром отца.

  • »Аттикус был прав. Однажды он сказал, что никогда по-настоящему не узнаешь мужчину, пока не встанешь на его туфли и не будешь ходить в них. Достаточно было просто стоять на крыльце Рэдли».

Строки — это мысли Скаута после ночных событий, которые заставляют ее увидеть доброту Бу Рэдли к Скауту и ​​Джему.Здесь Скаут рассматривает остальную часть Мейкомба и его жителей с точки зрения Бу — детей, которых он видит, людей, которые проходят мимо, и времена года, которые появляются и исчезают перед его глазами. Скаут впервые видит события и течение времени из своего дома и понимает жизнь, которую ведет.

Джин-Луиза Финч также называлась Разведчицей, так как она одновременно и задающая вопросы, и наблюдающая


  • »Выслеживая добычу, лучше не торопиться. Ничего не говори, а то он, как яйца, проявит любопытство и вылезет».

Во время визита к тете Александре ее внук Фрэнсис раздражает Скаута, сравнивая ее дружбу с Диллом с бродячими собаками и называя Аттикуса «любителем негров». Разведчик преследует его и просит взять свои слова обратно. Он продолжает улюлюкать и забегает на их старую кухню. Разведчик решает поймать его и терпеливо ждет снаружи. Последующие события показывают, что она бьет Фрэнсиса, который неоднократно оскорбляет Аттикуса без какой-либо провокации с ее стороны.Эпизод показывает Скаут как бесстрашную маленькую девочку, которая не выносит, когда кто-то оскорбляет ее отца или то, что он представляет.

  • »Ты очень милый, дядя Джек, и я люблю тебя даже после того, что ты сделал, но ты плохо понимаешь детей»

Ссора между Фрэнсис и Скаут выходит за рамки допустимого, когда она бьет его по лицу, и старейшины приходят ему на помощь. Дядя Джек выслушивает жалобу Фрэнсиса на то, что она назвала его шлюхой и напала на него, за что дядя Джек ее бьет. Ее никто не слушает. Когда она приходит домой, ее навещает дядя Джек, и она говорит ему, что он несправедлив. Справедливость Скаута позволяет ей сказать ему, что любит его, но он не проявляет сочувствия, чтобы выслушать обе стороны истории. Разведчик всегда видел, как Аттикус слушает ее версию и версии Джема, когда они поднимают шум. Линии указывают на то, как Аттикус воспитывает детей, заставляя Скаута добиваться беспристрастности от взрослых.

  • »Я ни с того ни с сего почувствовала, что начинаю плакать, но не могла остановиться.Это был не мой отец. Мой отец никогда не думал об этом. Мой отец никогда так не говорил».

Когда тетя Александра приезжает и остается с ними, она полна решимости научить Джема и Скаута вести себя социально приемлемым образом вместо того, чтобы бегать по окрестностям. Она не может принять Скаута в комбинезоне и пытается научить ее быть леди. Аттикус никогда не просил своих детей гордиться своей фамилией, в то время как тетя Александра хочет, чтобы они это делали. Его заставляют говорить об этом со своими детьми.Скаут понимает, что он был под принуждением ее тети, и отвлекает себя от разговора, проводя расческой по краям стола. Это раздражает Аттикуса, который просит ее остановиться. Она плачет и обнимает Аттикуса, который успокаивает своих детей, что нет причин расстраиваться из-за того, что он сказал.

Персонаж Скаута в романе динамичен. От молодой девушки, которая быстро осуждала своего учителя и соседа и реагировала на сложные ситуации, она учится быть непредубежденной. Опубликовано в связи с движением за гражданские права в США.S., она выражает надежду на сохранение невозмутимости и справедливости среди расовых беспорядков.

Краткое содержание урока

Книга Харпер Ли «Убить пересмешника » повествует о детстве Джин Луизы Финч , также известной как Скаут Финч, держащей зеркало против Америки в 1930-х годах. Период, опустошенный расизмом и дискриминацией, просеивается глазами ребенка в возрасте шести лет , который первоначально кажется наивным и импульсивным . Как Bildungsroman , Скаут растет в течение трех лет, указанных в романе, в течение которых ее отец Аттикус учит ее читать и придает важность терпимости и справедливости. Он не возражает против того, чтобы она играла с Джемом и Диллом, и предоставляет своим детям достаточно места для их личного роста. Он принимает свою дочь как сорванца и не просит ее принять одежду и поведение, соответствующие женским ролям . Разведчик держит Аттикуса в восхищении за то, что он доказывает свою храбрость, защищая невиновность Тома Робинсона, которого ложно обвиняют в изнасиловании белой женщины, несмотря на насмешки и критику, доказывая свою храбрость, которой восхищается Разведчик.События показывают, как она начинает понимать таких людей, как мисс Кэролайн и Бу Рэдли, благодаря чему она зарабатывает сочувствие и зрелость. В конце романа Скаут сохраняет свою бодрость вместо того, чтобы чувствовать себя подавленной. Ее опыт квалифицирует ее как кругового персонажа , который осознает наличие расовой несправедливости в обществе, тем самым превращаясь в чувствительную и внимательную девушку.

6 важных уроков, которые Джин Луиза Финч усвоила 20 лет спустя, и у которых мы тоже можем учиться читатели 20 лет спустя как более формальная «Жан-Луиза» в

Go Set A Watchman , выпущенном во вторник.Несмотря на мучительную битву «читать или не читать», которую читатели и коллеги-писатели ведут уже несколько месяцев, во вторник в 6:15 утра я стоял возле книжного магазина, ожидая, чтобы забрать экземпляр. Мне не терпелось узнать, что стало с моими обожаемыми Скаутами, Джемом, Диллом, Аттикусом и Бу.

Но читатели, которые искали удовлетворительное завершение истории, начавшейся в 1933 году, когда Скауту было всего 6 лет, не найдут его в «Иди, поставь сторожа ». Во многих смыслах Watchman предлагает даже меньшее завершение, чем Mockingbird , заканчиваясь страстной Джин Луизой, которая только начинает вступать в муки очень взрослой взрослой жизни.Во многом это может быть связано с тем, что — ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, СПОЙЛЕР — знаменитое судебное дело Аттикуса (во многих случаях оно было определяющим элементом «Убить пересмешника») имеет совершенно другую концовку в «Иди, поставь сторожа ». Том Робинсон не только выжил, но и был оправдан, а это означает, что убеждения 26-летнего Скаута о расизме, равных правах и справедливости еще не прошли проверку.

Увы, вместе с болезнями роста приходит и рост, и именно здесь читатели воссоединяются с Джин-Луизой эпохи 1950-х: молодой женщиной, которая только начинает заново усваивать некоторые уроки, которые Скаут усвоила в 6 лет.Возможно, в результате Джин-Луиза стала немного более реальной — я знаю, что было много уроков из моего собственного детства, которые мне пришлось пересмотреть в свои 20 лет. Вполне естественно, что Скаут тоже.

Вот 6 важных уроков из Иди, поставь сторожа , которые Джин Луиза Финч усваивает в свои 20 лет, и из которых мы тоже можем извлечь уроки.

Вы можете вывезти девушку из ее родного города, но вы не можете вывезти… Ну, вы знаете

Первые страницы Идите, поставьте сторожа найти Джин Луизу в поезде, возвращающемся из нее в Мейкомб самодельный новый дом в Нью-Йорке. Как и в случае с каждым молодым городским переселенцем, ее друзья и семья вслух удивляются, когда она планирует отказаться от города и навсегда вернуться в свой родной город. 26-летняя Джин-Луиза много борется со своей идентичностью — то проводит время со старыми подругами, то осознает, что ее городской опыт заставил ее перерасти их, но также и вырывает страницу из книги Скаута во время импровизированной ночи, достойной сплетен. время плавать со своим любовным интересом, Генри Клинтоном. Иногда она не может представить себе возвращение в Мейкомб навсегда, но, тем не менее, она знает, что этот город у нее в крови.

Твои родители не могут быть твоими героями навсегда

Это драма в центре Иди, поставь сторожа : Отношения Джин-Луизы с отцом развиваются, начиная с детства, когда она понимала его как богоподобную фигуру, к ее взрослому осознанию того, что он такой же сложный и глубоко ущербный человек, как и все остальные. Хотя эта динамика разыгрывается на фоне десегрегации и Движения за гражданские права, проблема, лежащая в основе Watchman , кажется, не столько о расе, сколько об отношениях между отцом и дочерью, и о том, что происходит, когда наши близкие терпят неудачу. нас.

Вы должны быть готовы «положить свои деньги куда глаза глядят»

Когда Джин-Луиза и ее отец обсуждают автобусные забастовки Движения за гражданские права, Аттикус расспрашивает ее о ее мыслях о NAACP. Джин Луиза отвечает:

Я ничего не знаю об этой группе, кроме того, что в прошлом году какой-то заблуждающийся клерк прислал мне несколько рождественских печатей NAACP, поэтому я наклеила их на все открытки, которые отправила домой.

Именно это отношение типа laissez faire будет преследовать Джин Луизу на протяжении всей серии Go Set A Watchman . знание текущих событий и политики, необходимое для их поддержки.Когда приходит время защищать свои утверждения отцу, разбирающемуся в судебных процессах, Джин-Луиза кажется немного растерянной.

Отношения намного сложнее, чем кажутся…

После исторического решения Брауна против Совета по образованию, которое объявило сегрегацию в государственных школах неконституционной и отменило право отдельных штатов поддерживать сегрегацию на уровне штата , Аттикус Финч присоединился к Мейкомбскому «Гражданскому совету», организации, которую, по мнению Джин Луизы, поддерживает сегрегация и выступает против гражданских прав. Она в ужасе от общения с Аттикусом и клянется навсегда разорвать отношения с отцом. Во время эпической скаутской схватки на улице возле здания суда Мейкомба Аттикус пытается объяснить, что его присутствие в Гражданском совете не так расистски, как считает Джин-Луиза (хотя в значительной степени так оно и есть). Джин-Луиза сталкивается со сложным решением, сможет ли она продолжать любить своего отца, обнаружив, что он не тот человек, которым она всегда его знала.

…Кроме тех случаев, когда они не

Джин-Луиза сталкивается с такой же проблемой со своим давним возлюбленным, Генри Клинтоном. Хотя она начинает Go Set A Watchman , говоря Генри: «У меня будет роман с тобой, но я не выйду за тебя замуж», она не совсем уверена, что верит в это. Однако она принимает решение, обнаружив, что Генри придерживается тех же убеждений в пользу сегрегации, что и ее отец, и мучительно думает, что делать с ее потенциальной помолвкой. Она спрашивает своего дядю Джека, что она собирается делать, и, невозмутимый, он отвечает: «Что ты в конце концов сделаешь», он же легко подвел его. Так что, по крайней мере, об этом позаботились.

И, наконец, все меняется

Когда читатели узнают, что Разведчик из Убить пересмешника сильно отличается от Джин Луизы из Иди поставь сторожа , Джин-Луиза узнает, что ее любимый Мейкомб не также остались нетронутыми временем. Город единственной асфальтированной дороги расширил границы своего асфальта. Дом ее детства исчез: продан и превращен в кафе-мороженое. Ее семья не так цела, как в дни ее пересмешников дня.Дорогой Укроп ушел на войну в Италию и остался там. А Аттикус, пожалуй, самый важный для нее из всех, стал совершенно незнакомым человеком. Поучительный урок для читателей Джин Луиз и Харпер Ли: все меняется. Ты просто должен смириться с этим.

Изображения: Giphy(4)

Кем был Аттикус Финч?

Сказка о двух отцах

«Убить пересмешника», получивший в 1961 году Пулитцеровскую премию по литературе и закрепивший Ли место в американском каноне, предлагает идеализированный взгляд на Аттикуса глазами молодого Скаута: он глубоко моральный, справедливый и добрый, человек, который заслужил уважение афроамериканского сообщества за свою работу по защите Тома Робинсона, отца, который направляет своих детей, чтобы они пошли по его стопам.

«Книга занимает почти уникальное место в нашей массовой культуре, поскольку она служит своего рода учебником для многих белых молодых людей в изучении истории расовой дискриминации и расового неравенства в американской Юг, но и с этой моделью расовой морали», — говорит Креспино.

Таким образом, для многих читателей контраст между Аттикусом из «Убить пересмешника» и Аттикусом из «Иди, поставь сторожа» оказался болезненно неприятным, почти как предательство, объясняет он.

Аттикус из «Сторожа» «снисходительно относится к своей дочери, он говорит эти ужасные вещи об афроамериканцах в 1950-х годах, он против происходящих изменений — это такая полярная противоположность с точки зрения Atticus, которую мы узнали и полюбили», — говорит Креспино.

Но вместо двух отдельных персонажей эти версии Аттикуса должны рассматриваться как две стороны одного и того же человека — и отца Харпер Ли, Амассы Коулман «А. С.” Ли, был источником вдохновения для обоих, он объясняет.

«Одна из вещей, которые я обнаружил, вернувшись назад и проведя исследование отца Харпер Ли, это то, что он был сложной личностью, которая могла вдохновить обе версии Аттикуса», — говорит Креспино.

Как и Аттикус, А. К. Ли был юристом и законодателем штата; он также был владельцем и издателем газеты в Монровилле, штат Алабама, городе, в котором базируется Мейкомб.

«В его собственном прошлом есть много благородных вещей, когда он занимает моральную позицию и высказывается на редакционной странице в поддержку таких важных принципов, и все же он также белый южанин, живущий в сельской Алабаме. во время великих перемен, который возмущается и выступает против многих драматических политических и социальных изменений, которые преображают его дом», — говорит Креспино.

Письма, хранящиеся в настоящее время в Эмори, дают важные сведения о чувствах Харпер Ли к ее отцу и, следовательно, к ее известному персонажу.

Они написаны из Монровилла, сначала когда она уехала домой в 1956 году, чтобы помочь ухаживать за своим отцом после серьезного кризиса со здоровьем, а затем из более поздних посещений. Также адресовано ее другу Гарольду Кофилду, архитектору из Нью-Йорка. как Майкл и Джой Браун, которые помогли финансировать ее писательскую жизнь, письма попеременно остроумны и нежны, показывая Ли, борющуюся с осознанием смертности ее отца.

«Сынок, я думаю, мы все так или иначе попадаем в ситуации: я сделал для него вещи, которые я даже отдаленно не думал, что мне придется делать для кого-либо, даже для детей Брауна, но я полагал, что есть правда в том, поговорка что вы не возражаете, если они ваши, — пишет Ли Кофилду 16 июня 1956 года, добавляя позже, — он справится с этим, но на это потребуется время, время, время, и именно здесь я я нужен, и вот где я останусь, пока не буду нужен.

Она предлагает аналогичную точку зрения в более позднем послании, озаглавленном «Воскресное письмо» Кофилду: «Обдумывая, что сказать тебе, я поймала себя на том, что смотрю на его красивое старое лицо, и внезапная волна паники пронзила меня. меня, что, я думаю, было отголоском страха и отчаяния, которые наполняли меня, когда он был почти мертв», — пишет Ли. «Прошли годы с тех пор, как я жил с ним изо дня в день, и эти месяцы с ним укрепили моя привязанность к нему, если таковая возможна.

Это еще одно свидетельство привязанности Ли к ее отцу прямо говорит об обоих романах, говорит Креспино.

«Одна из вещей, которую мы узнаем из этих писем, это то, что мы получаем прекрасный портрет глубины ее чувств и любви к отцу», — объясняет он. «Конечно, ее отец — ключевая фигура в обоих романах, которые она написала.»

В письмах Ли и в дальнейших исследованиях Креспино мы видим как восхищение ее отцом, которое формирует мнение молодого разведчика об Аттикусе в «Убить пересмешника», так и напряженность в отношениях с ее отца, которые являются сутью взгляда старшей Джин-Луизы на Аттикуса в «Иди, поставь сторожа», где Аттикус также стареет и теперь нуждается в помощи с повседневными делами.

«Мы можем предвидеть то, как она будет думать, и захотят отразить в своих произведениях очень сложный набор чувств, которые она испытывает к своему отцу», — отмечает Креспино.

Черты характера Скаута из фильма «Убить пересмешника»

Джин Луиза Финч  или просто Скаут Финч  — шестилетняя дочь мистера Аттикуса Финча, юриста, живущего в маленьком американском городке . Как мы узнаем из прочтения истории, ее прозвище Скаут многое говорит о ее личности.Несмотря на то, что Скауту всего шесть лет, она внимательна и любопытна, как… разведчик, скажем так.

Она также очень умна для своего возраста, делает логические выводы и правильно связывает события в уме. Любознательность, ум и врожденное чувство правильного и неправильного явно унаследованы от ее отца, мистера Аттикуса, но невероятная наивность и отсутствие опыта принадлежат ей. Эта черта вызывает у нее много ссор со старшим братом Джемом, который, будучи таким же идеалистом, является почти молодым взрослым человеком со всем грузом социальных ожиданий, возложенных на него.

Осторожно! Этот образец может быть использован кем угодно…

Закажите свой собственный уникальный образец на тему «Черты характера разведчика
из «Убить пересмешника» и получите результатов в течение 3 часов.

Заказать мой уникальный образец

*Услуги предоставляются нашим партнером Gradesfixer.

Диалоги между Джемом и Скаутом, его циничный подход и ее идеи, свободные от каких-либо социальных стандартов, составляют большую часть эзопа романа.На протяжении всей истории мы видим, как меняется характер Скаут Финч , как она взрослеет и лучше понимает себя и окружающий мир. Случай с Томом Робинсоном, с одной стороны, подрывает ее нетрадиционную веру в человечество, но, с другой стороны, укрепляет ее и заставляет переосмыслить свое отношение, все еще не пресытившись.

Сначала мы видим Скаута как культового сорванца. Любую проблему можно решить старым добрым кулачным боем. В начале романа мы видим, как она (и это определяющий момент) преследует Уолтера Каннингема и пинает его навсегда в свой первый день в школе.Она не плачет и не обзывает других, она сразу бросается в бой.

Иногда это заходит слишком далеко, например, когда она гуляла с Джемом и Диллом , она затеяла драку с Диллом за то, что он не обращал на нее внимания — странный признак привязанности, но это то, о чем Скаут. Другой пример, когда храбрость просто перевешивает инстинкт выживания, — это когда Скаут бьет члена толпы линчевателей, пришедшей за Томом (и делает это довольно успешно для шестилетнего ребенка!).

Даже в начале рассказа эта тенденция очень беспокоит ее отца, мистера Финча. Когда Скаут начинает очередной бой, он разговаривает с ней, прося ее (и Джема тоже) искать другие решения их проблем. Скаут настолько уважает своего отца, что соглашается и заставляет себя вести себя прилично в течение трех недель (те, у кого есть дети или младшие братья и сестры, могут себе представить, что три недели значат для шестилетнего ребенка: почти вечность).

Вызов Скаут лиц ярко описан в ее цитате: «Я присмотрелась к нему, вспомнила, что сказал Аттикус, затем опустила кулаки и ушла: «Скаут — трус!» звон в моих ушах.Это был первый раз, когда я ушел из боя. Так или иначе, если бы я дрался с Сесилом, я бы подвел Аттикуса. Аттикус так редко просил Джема и меня сделать что-то для него, что я могла вынести, когда его называли трусом. Я чувствовал себя чрезвычайно благородно за то, что вспомнил, и оставался благородным в течение трех недель».

Здесь мы видим, как сильно она заботится о словах своего отца – она готова пожертвовать своей ужасной репутацией и даже терпеть обзывания. Она находит еще один вид высшего благородства в том, чтобы избегать драк, как будто это служит высшей цели.

Эти три недели многому научили Скаута. Раньше она думала, что любую проблему можно решить очень быстро и кто сильнее ударит, тот и прав. Но после того, как ей приходится искать другие пути, Скаут Финч  начинает задумываться об истинном значении справедливости, дипломатии и превосходстве ума над физической силой. Хотя у нее все еще вспыльчивый характер, она начинает свой путь к овладению своими эмоциями и мышлением, прежде чем действовать. В конце концов, она соглашается, что есть много других вариантов улаживания ссоры, и они иногда лучше.Тем не менее, она оставляет себе место для своего любимого, как мы можем видеть из ее цитаты: «Я бы дралась с кем угодно, начиная с троюродного брата и выше зубами и когтями».

Как сорванец, Скаут сталкивается с очевидными трудностями, когда она сама сталкивается с общественными ожиданиями. Она, как девочка, должна быть нежной, нежной, любить кукол и готовить, а также у нее нет рядом матери, которая учила бы ее женственности. Когда ее тетя Александра на некоторое время переезжает жить к мистеру Финчу, чтобы компенсировать отсутствие для нее образца для подражания, она слишком сильно давит на бедного Скаута.

Тетя Александра начинает с того, что снимает все штаны Скаута и одевает ее по-девчачьи. Естественно, симпатичной девушке Джин Луизе Финч трудно бегать, лазить по деревьям и пинать людей в пышной юбке. Она сразу же восстает против своей тети, борясь за свою свободу, воплощенную в штанах. Она ненавидела стереотипные девчачьи штучки (хотя они были не так плохи, как ей представлялось) и даже описывала свою жизнь с Александрой яркими и отчаянными словами: второй раз в жизни я думал о побеге».

Но позже, когда Дело Тома Робинсона заканчивается смертью Тома, Скаут видит пример леди, не связанной с розовыми платьями и кулинарией. Несмотря на потрясение, тете Александре удается восстановить самообладание и вернуться к чаепитию, не расплакавшись. Это, а также пример ее соседки, мисс Моди, которую, несмотря на ее грубое поведение, мистер Финч также называет дамой, показали Скауту, что настоящее женственное поведение заключается не только в том, чтобы быть красивой, но и в силе воли, силе и самообладании. – черты Scout Finch ценятся так же, как и ее отец.Это помогает ей смириться со своим полом.

Но самым важным событием в развитии личности Скаут стало начало ее отношений с Бу Рэдли. Она много думает о нем, даже не зная, кто он на самом деле. Она начинает с бесконечного страха от страшных историй, рассказанных Джемом и Диллом : «Каждую ночь звук, который я слышал с моей койки на заднем крыльце, усиливался в три раза; каждый шорох ступней по гравию означал, что Бу Рэдли жаждал мести, каждый проходящий мимо негр, смеющийся в ночи, был Бу Рэдли, вырвавшимся на свободу и преследующим нас; насекомые, шлепающиеся по экрану, были безумными пальцами Бу Рэдли, разрывающими провод на куски; китайские деревья были злобными, парящими, живыми.

Но по мере развития сюжета Скаут все больше думает о его настоящей личности. Когда, наконец, она видит зло настоящих людей и наблюдает за судьбой бедняги Тома, Скаут понимает, что Бу Рэдли не монстр, по крайней мере, не такой, как настоящие злые люди. Когда Бу спасает жизнь ей и Джему, она наконец понимает, что некоторые из ее прежних идеалов и мыслей о мире были ошибочными. Думая об Артуре Рэдли, Скаут находит себя гораздо более взрослой и ответственной и открывает в себе что-то новое.

Вот цитата из заключительной части книги, которая иллюстрирует ее мысли: «Соседи приносят еду со смертью, цветы с болезнью и мелочи между ними. Бу был нашим соседом. Он подарил нам двух мыльных кукол, сломанные часы и цепочку, пару монет на удачу и наши жизни. Но соседи дают взамен. Мы никогда не возвращали в дерево то, что взяли из него: мы ничего ему не дали, и это меня огорчило».

За четыре года жизни, описанные в повести, Скаут сильно выросла.Из сорванца, готового бороться за все и верного своим идеалам, она превращается в непокорную девушку, которая пытается доказать свои идеалы всему миру, но вдруг понимает, что у мира есть возражения. Ее убеждения в черно-белом мире с добрыми соседями и страшным Бу Рэдли рушатся и несколько раз менялись.

Она смирилась со своим полом после того, как получила несколько положительных примеров сильной женственности от двух разных женщин: грубой и грубой мисс Моди и утонченной тети Александры.Все Дело Тома Робинсона  и реальная личность Юэлла, готового убивать невинных детей, чтобы отомстить их отцу, показывают ей, что каждый в мире может быть не таким, каким он выглядит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.