Джеймс гольдштейн: Крокодил Данди — человек-загадка | BURO.

Содержание

Крокодил Данди — человек-загадка | BURO.

Наверное, каждый, кто хотя бы раз посещал Russian Fashion Week, видел того странного немолодого человека, затянутого в брюки из экзотической кожи, в экстравагантной шляпе, с массивным ремнем и многими другими элементами одежды, которые указали бы на его полное безумие. Конечно, на Российской неделе моды сложно кого-то чем-то удивить, но этот мужчина всегда вызывает недоуменные взгляды, смешки и легкий шок. 

Портрет Джеймса Гольдштейна, сделанный Оливье Замом (Olivier Zahm)

С каждым годом ему все тяжелее и тяжелее искать себе спутниц, но московские львицы явно теряют сноровку, потому что этот загадочный персонаж - мультимиллионер Джеймс Гольдштейн (James Goldstein). Его внешний вид не должен смущать, ведь человеку с такой биографией сложно придумать более подходящий образ.

Личность Джеймса Гольдштейна покрыта завесой тайны: всем известно, что он сказочно богат, но никто не знает, чем именно он зарабатывает на жизнь. Все знают его, но никто не знает ничего конкретного из его биографии. Однако Джеймса это устраивает, ему нравится ловить на себе удивленные взгляды.

Фотографии Джеймса для Interview magazine 

Сложно отследить все его передвижения: из Лос-Анджелеса он летит в Милан, затем в Париж и Лондон, после чего обратно в Америку, но уже в Нью-Йорк. Он постоянный гость первого ряда самых модных показов. Жан Поль Готье, чьи шоу Гольдштейн посещает с отменной регулярностью, говорит, что у него необыкновенная страсть к моде. 

Джеймс в первом ряду Gucci и Balmain

Первый ряд Karl Lagerfeld и Fendi

В первом ряду Balmain и Bottega Venetta

Джеймс Гольдштейн человек разносторонний: кроме увлечения модой, он, оказывается, ярый поклонник баскетбола. Перемещается из города в город, чтобы присутствовать на всех матчах NBA: "Пожалуй, никто в мире не вкладывает столько денег в билеты", - говорит о Гольдштейне комиссионер NBA Дэвид Стерн.

Любитель моды и спорта, а так же отменных вечеринок, Джеймс Гольдштейн еще и обладатель уникального, легендарного дома в Лос-Анджелесе. В его "скромной" обители происходили съемки фильмов "Ангелы Чарли" и "Большой Лебовски". Модные журналы (Vogue, Purle Magazine, POP) не раз печатали этот особняк на своих страницах.

Джеймс у себя дома

Стеклянный дом открывает потрясающий вид на город. Приобретенный в 1972 году, дом претерпел тысячи изменений, которые длились почти 30 лет, как признается Джеймс. Этот дом - мечта любого холостяка: телевизоры на потолках, проглядывающие через стеклянную часть крыши джунгли, фотографии знаменитостей, обнимающих Джеймса, на стенах. В особняке, который продолжает расширятся и совершенствоваться, побывали многие звезды и прошла не одна шумная вечеринка.

Джеймс и Брюс Уиллис

Адриана Лима и Джеймс

Джеймс с Жизель Бундхен и Кейт Мосс

Меган Фокс и Джеймс Гольдштейн

Джеймс Гольдштейн и Хью Хефнер


Джон Гальяно и Джеймс Гольдштейн

` }

В гостях у Джеймса Гольдштейна: знаменитый стеклянный дом на холме в Голливуде | Vogue

Лос-анджелесские клубы стали меня удручать: люди не танцуют, музыка так себе. А ведь в поездках я хожу на вечеринки каждую ночь. И тогда я решил построить свой клуб, где все как мне нравится», — говорит мне Джеймс Гольдштейн, окидывая взором свои владения в джунглях Беверли-Крест. Звучит музыка, каменные своды окрашиваются то в лиловый, то в желтый, кроме нас ни души. Чтобы попасть сюда, мы вышли из дома и спустились по лестнице на плато, откуда открылся панорамный вид на Город ангелов. Слева — Downtown с его небоскребами, центральный деловой и жилой район города, основанный в XVIII веке. Правее — Century City: домики лего, построенные в конце прошлого века на территории киностудии «Двадцатый век Фокс». Хозяин говорит, что днем виден даже океан в Санта-Монике.

Вы можете не знать, кто такой Джеймс Гольдштейн, но вы точно уже где-то видели его дом. Здесь снимали рекламу марок от Dior и Gucci до Bottega Veneta и Hugo Boss. А еще в доме Гольдштейна любят фотографироваться звезды. Например, недавно я сама брала здесь интервью для русского Vоgue у Агнесс Дин — пока она позировала в зарослях Патрику Демаршелье, поодаль ее терпеливо дожидалась мама. А до этого встречалась с Дженнифер Лоуренс — после ее падения на ступеньках «Оскара» все боялись, как бы она не свалилась с горы. Потому что этот дом не только красив, но и опасен. «Все из-за того, что жилое пространство сливается с нежилым, — говорит мне Гольдштейн. — Это один из важнейших принципов постройки — стерты границы между внутренними и внешними помещениями, так же как между интерьером и природой».

В гостевых спальнях, где обычно раскидывается модельный табор, от цветных нарядов и украшений рябит в глазах. Но Джеймс уверяет, что это совсем не страшно. Он так любит моделей и все, что с ними связано, что съемки для него естественная среда обитания. «Меня часто спрашивают: «Как ты терпишь постоянное присутствие в доме чужих людей?» Но мне всегда есть где уединиться. Я могу пойти на теннисный корт или в свою спальню. Да, повсюду стеклянные стены. У меня есть комната с зеркальной дверью, через которую видно, что происходит снаружи, но не видно, кто внутри».

Главный принцип постройки – слияние жилого пространства с нежилым. Здесь стерты границы между внутренними и внешними помещениями, так же как между интерьером и природой.

С модой у Гольдштейна давние отношения, вот уже несколько десятков лет он завсегдатай показов по всему миру. Помню, как на Неделе моды в Париже он явился в последний момент, облаченный с ног до головы в кожу — то ли ковбой, то ли байкер, — в компании двух длинноногих красавиц и уселся в первый ряд. За глаза его часто называют загадочным миллионером — никто не знает, как именно он сколотил свой капитал. Единственный ребенок в семье владельца универмага, Джеймс отказался продолжить дело отца, поступил в Стэнфордский университет и навсегда покинул родной штат Висконсин.

«Я всегда был лучшим учеником в классе, особенно любил точные науки. Но студентом, изучая математику и физику, понял, что не хочу быть ни ученым, ни инженером, я хочу зарабатывать деньги». Поработав в инвестиционной компании, Гольдштейн ушел в свободное плавание и теперь скромно говорит, что, хотя он и не миллиардер, но достаточно успешен, чтобы заниматься тем, чем хочется. Например, домом.

Примостившийся на скале, нависающей над каньоном Бенедикт, дом-пещера, известный как резиденция Шитс-Гольдштейн, — главное детище Гольдштейна, у которого нет ни семьи, ни детей. В 1963 году по заказу супругов Шитс его построил американский архитектор Джон Лаутнер, его называют представителем австрийского модернизма в Калифорнии или учеником архитектора новатора Фрэнка Ллойда Райта, превзошедшим учителя. Елена Шитс, по профессии художница, хорошо разбиралась в современной архитектуре и была поклонницей Райта, поэтому также участвовала в разработке дизайна этого футуристического дома на склоне холма в Беверли-Хиллз. После покупки Гольдштейн сохранил имя Шитсов в названии, добавив к нему свое.

Я купил дом в начале 1970-х из-за собаки. Я жил в отличной квартире многоэтажного дома, но у меня была афганская борзая, а таким животным нужно много места. Я был еще молод, но точно знал, что мне нужно: современная архитектура, вид и большой участок земли. Через два года мне улыбнулась удача: несмотря на то что дом был построен из дешевых материалов и совершенно неправильно декорирован, я сразу понял — это шедевр. И вот уже тридцать пять лет у меня продолжается ремонт. Почему так долго? Я всегда был терпеливым и никогда не соглашался на что-то второсортное. Вместо того чтобы удовлетвориться чем-то посредственным, я лучше подожду, пока смогу добиться самого лучшего».

Сначала переустройством дома руководил сам архитектор, в итоге он разработал не только устройство дома, но и мебель и весь интерьер. «С 1980 года и до самой смерти Джона, то есть на протяжении пятнадцати лет, мы с ним встречались каждую неделю, чтобы обсудить, что еще можем сделать, чтобы эта постройка приблизилась к идеалу. Не мудрено, что, работая с ним бок о бок столько лет, я кое-чему научился и, когда его не стало, начал руководить работами самостоятельно».

Итог всех этих трудов действительно прекрасен. Всего в доме пять спален и четыре панорамные ванные. Лично мне больше всего нравится спальня Джеймса — если нажать кнопку, стеклянные стены бесшумно скользнут в сторону, и свежий ветер с холмов ворвется внутрь. А еще кабинет: он представляет собой зависший над обрывом стеклянный куб. Внутри огромное кресло и пустой письменный стол. На стенах снимки хозяина с супермоделями. «Кстати, я много путешествую и могу сказать, что самые красивые — русские, не важно, манекенщицы они или нет. Забавно, но когда я вижу женщин с прекрасными длинными волосами в Лос-Анджелесе или Майами, они оказываются из России».

Модели — не единственная причина его интереса к показам, он на самом деле страстно увлечен с модой. Критики отмечают, что последний мужской показ Эди Слимана для Saint Laurent был навеян стилем Джеймса: кожаные куртки с богатой отделкой, узкие брюки и шляпы. «Вы никогда не увидите меня в деловом костюме с галстуком, скорее в чем-то прямо противоположном. Я люблю уникальные вещи. Моими любимыми дизайнерами всегда были Жан-Поль Готье и Джон Гальяно. Но сейчас я предпочитаю одежду Saint Laurent и американских дизайнеров Сельмы Рок и Боба Маки, известных своими нарядами для звезд шоу-бизнеса. Кроме того, около двух лет назад я основал собственную линию одежды James Goldstein Couture и теперь занимаюсь дизайном».

Отдавая этот дом музею, он хочет оградить его от любых напастей и бед, да хотя бы от жалоб именитых соседей вроде Джулии Робертс и Руперта Мердока.

Вскоре после нашего интервью я узнала, что Джеймс Гольдштейн передал свой дом в дар Художественному музею округа Лос-Анджелес LACMA, знаменитому на весь свет своими выставками современного искусства. Услышав об этом, я испытала шок: решила, что мой приятель обанкротился, не иначе! Этот дом — труд всей его жизни, его детище, он не мог добровольно отдать его в чужие руки! Но потом я поняла, что все обстоит с точностью до наоборот: отдавая его музею, он хочет оградить его от любых напастей и бед. Да хотя бы от жалоб именитых соседей вроде Джулии Робертс и Руперта Мердока.

Тем более что сам Гольдштейн в ближайшее время никуда переезжать не собирается: он останется жить в своем стеклянном доме на холме, несмотря на то что там будут проходить выставки, экскурсии, конференции. Но ему ведь не привыкать.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: ROGER DAVIS

71-летний мультимиллионер влюбился в 25-летнюю русскую модель

71-летний американский мультимиллионер Джеймс Гольдштейн нашел свою русскую любовь – сердце седовласого ловеласа покорила 25-летняя российская модель.

Фото: SPLASH NEWS

В полку горячих ценителей русской красоты прибыло: один из самых известных богачей планеты не устоял перед чарами россиянки. 71-летний американский мультимиллионер Джеймс Гольдштейн нашел свою русскую любовь – сердце седовласого ловеласа покорила 25-летняя российская модель. Накануне миллионер и его девушка, работающая в Нью-Йорке под псевдонимом Анна Сергеевна, появились вместе на пляже в Майами и произвели там настоящий фурор.

Миллионер и его девушка, работающая в Нью-Йорке под псевдонимом Анна Сергеевна, появились вместе на пляже в Майами и произвели там настоящий фурор.

Фото: SPLASH NEWS

Папарацци не преминули запечатлеть странную пару с большой разницей не только в возрасте (46 лет!), но и в росте. Джеймса нельзя назвать высоким (его рост – всего 160 сантиметров, за что в голливудской тусовке его прозвали Гном), тем не менее его всегда сопровождают рослые блондинки модельной внешности. Красота Анны произвела неизгладимое впечатление на американские таблоиды, которые опубликовали снимки пары и философски заметили – кто знает, может быть это любовь… Причем не только к деньгам.

Папарацци не преминули запечатлеть странную пару с большой разницей не только в возрасте (46 лет!), но и в росте.

Фото: SPLASH NEWS

Джеймс Гольдштейн на Западе - фигура более чем примечательная, он слывет одним из самых эксцентричных богачей планеты. Миллионер дружит с голливудскими звездами, его особняк в Лос-Анджелесе считается одним из самых стильных домов Америки – в нем, например, снимали фильмы «Ангелы Чарли» и «Большой Лебовски». Фотографии стеклянного дома с потрясающим панорамным видом на город не раз печатали Vogue и другие журналы.

Джеймса нельзя назвать высоким (его рост – всего 160 сантиметров, за что в голливудской тусовке его прозвали Гном), тем не менее его всегда сопровождают рослые блондинки модельной внешности.

Фото: SPLASH NEWS

Джеймс – завсегдатай всех модных мероприятий, будь то Неделя моды в Париже, Милане или в Нью-Йорке, он неизменно сидит в первых рядах. И неизменно одевается в вещи из кожи экзотических животных, за что получил прозвище Крокодил Данди. Гольдштейн не пропускает и Московские недели моды, обязательно прилетая посмотреть на творения российских дизайнеров. На фоне чопорной московской публики Крокодил Данди выглядит особенно экзотично и его легко можно принять за городского сумасшедшего, однако он никогда не изменяет своему стилю. Гольдштейн – друг и клиент многих известных модельеров, в том числе Жана-Поля Готье и Карла Лагерфельда, его снимают для глянцевых журналов, с ним охотно позируют актрисы и модели.

Со своей русской любовью Анной Сергеевной Джеймс засветился на арт-выставке в Базеле...

Фото: SPLASH NEWS

...и на показе Версаче в Милане.

Фото: SPLASH NEWS

Другое страстное увлечение миллионера – баскетбол. Он не пропускает ни одной игры НБА, перелетая из города в город, чтобы посмотреть матчи. Чем именно Гольдштейн зарабатывает на жизнь – точно неизвестно: миллионер обожает окружающую его атмосферу таинственности и никогда не говорит об источниках своих доходов. Сколько он «стоит» - тоже тайна. Предположительно, Гольдштейн занимается недвижимостью, а так же владеет несколькими трейлерными парками.

Гольдштейн И неизменно одевается в вещи из кожи экзотических животных, за что получил прозвище Крокодил Данди.

Фото: SPLASH NEWS

Крокодил Данди слывет одним из самых эксцентричных богачей планеты.

Фото: SPLASH NEWS

Джеймс Гольдштейн Биография, возраст, рост, подруга, жена, собственный капитал, дом и Instagram

Джеймс Гольдштейн биография и вики

Джеймс Голдштейн - американский бизнесмен, который каждый сезон посещает более ста игр Национальной баскетбольной ассоциации (НБА), обычно на местах у кортов, в том числе примерно 95 процентов домашних игр за Лос-Анджелес Лейкерс, а также за Лос-Анджелес Клипперс. Он родился 5 января 1940 года в Милуоки, штат Висконсин, США, как Джеймс Ф. Голдштейн, у своих родителей Нанетт Гамсе Голдштейн и владельца универмага Милуоки К. Эллиса Голдштейна.

Голдштейн также ездит из города в город, чтобы посмотреть игры, особенно во время плей-офф НБА, и часто посещает послематчевые пресс-конференции. Страсть Гольдштейна к НБА была освещена в USA Today, Detroit Free Press, Wall Street Journal, Boston Globe и ESPN the Magazine.


«Голдштейн так много вложил в наш спорт», - сказал бывший комиссар НБА Дэвид Стерн. «У Гольдштейна, вероятно, самые большие инвестиции из всех фанатов в Америке, поэтому мы получаем от него удовольствие. У Гольдштейна отличное чутье, и мы любим его как своего рода суперфана ». В 2020 году сообщалось, что он зарабатывал деньги на недвижимости, в частности, упаковывая парки передвижных домов и подавая в суд на муниципалитеты в интересах прекращения контроля над арендной платой. Он отказывается раскрывать свой источник дохода.



Джеймс Гольдштейн Возраст

По состоянию на 2020 год Гольдштейну 80 лет, он родился 5 января 1940 года в Милуоки, штат Висконсин, США, как Джеймс Ф. Голдштейн. Свой день рождения он отмечает каждый год 5 января.

Джеймс Гольдштейн Высота

Гольдштейн стоит на высоте 5 футов 8 дюймов (1,73 м). и он весит 70 кг 154 фунта.



Джеймс Гольдштейн Подруга

Голдстейн состояла в отношениях с российской моделью Анной Эргевной в 2014 году. Но, безусловно, в 2019 году съемка была завершена, и теперь она получила статус «Статистка».

Джеймс Гольдштейн жена

Гольдштейн никогда не был женат и не имел детей. Гольдштейн заявил, что не верит в брак.

Челси хрустящая дата рождения

Джеймс Гольдштейн Чистая стоимость

Состояние Goldstein на 2020 год составляет 300 миллионов долларов. Сюда входят его активы, деньги и доход. Его основной источник дохода - карьера бизнесмена. Благодаря различным источникам дохода Гольдштейн смог накопить хорошее состояние, но предпочитает вести скромный образ жизни.



Джеймс Гольдштейн Фото

Джеймс Гольдштейн Измерения и факты

Вот несколько интересных фактов и размеров тела, которые вы должны знать о Джеймсе Гольдштейне.

мелисса макбрайд замужем за дэнни макбрайд

Джеймс Гольдштейн вики

  • Полные имена: Джеймс Ф. Гольдштейн.
  • Популярные как : Бизнесмен
  • Пол: Мужской
  • Род занятий / Профессия : Бизнесмен
  • Национальность : Американский
  • Раса / этническая принадлежность : Нет в наличии
  • Религия : Неизвестный
  • Сексуальная ориентация: Прямой

День Рождения Джеймса Гольдштейна

  • Возраст / сколько лет? : 80 лет по состоянию на 2020 год.
  • Знак зодиака : Быть обновленным
  • Дата рождения : 5 января 1940 г.
  • Место рождения : Милуоки, Висконсин, США
  • День рождения : 5 января, каждый год.

Джеймс Гольдштейн обмеры тела

  • Рост / Насколько высокий? : 5 футов 8 дюймов (1,73 м) в высоту.
  • Масса : 70 кг 154 фунта.
  • Цвет глаз : Нет в наличии
  • Цвет волос : Нет в наличии
  • Размер обуви : Нет в наличии

Джеймс Гольдштейн Семья и отношения

  • Отец (папа) : К. Эллис Гольдштейн
  • Мать : Нанетт Гамсе Гольдштейн
  • Братья и сестры (братья и сестры) : Быть обновленным
  • Семейный статус : Незамужняя
  • Жена / Супруг : Нет в наличии.
  • Знакомства / Подруга : Одинокий
  • Дети : Никто

Джеймс Голдштейн Нетуорт и зарплата

  • Чистая стоимость : 300 миллионов долларов
  • Зарплата : На рассмотрении
  • Источник дохода : Бизнесмен

Джеймс Гольдштейн Дом и автомобили

  • Место жительства : Быть обновленным
  • Легковые автомобили : Марка автомобиля будет обновлена

Дом Джеймса Гольдштейна

Дом Гольдштейна, известный как Sheats Goldstein Residence, был показан в Architectural Digest, журнале DOLCE, The New York Times, Robb Report, а также в Town & Country. Дом был спроектирован в 1963 году Джоном Лотнером, учеником Фрэнка Ллойда Райта.

Он приобрел недвижимость в 1970-х годах у предыдущих владельцев, которые не содержали дом в хорошем состоянии. Джеймс поручил Лотнеру внести в дом изменения и улучшения. Ниже главной резиденции находится инсталляция художника по свету Джеймса Террелла, известная как «Небесный космос» или «Небесный ящик».


Гольдштейн тесно сотрудничал с Лотнером и Дунканом Николсоном, которые вступили во владение после смерти Лотнера в 1994 году. Николсон теперь является главным архитектором. «Я хотел переделать дом именно так, как хотел бы его Джон [Лотнер], а также внедрить технологии, которых не было тридцать лет назад», - объяснил Джеймс.

Загрузка ... Загрузка ...

В соседнем имении также был дом, спроектированный Лотнером, который Джеймс купил и снес, чтобы построить дом для вечеринок, теннисный корт и офис. Гольдштейн продолжает совершенствовать. В 2016 году Голдштейн пообещал, что дом в конечном итоге станет собственностью Художественного музея округа Лос-Анджелес.

Резиденция также снималась в нескольких фильмах, включая «Ангелы Чарли: полный газ», «Французский выход», а также «Большой Лебовски».

Джеймс Гольдштейн Карьера

Гольдштейн сказал, что начал смотреть игры НБА в десятилетнем возрасте. В возрасте 15 лет он был нанят для ведения статистики игр «Милуоки Хокс». «Как только я сделал это и сидел на корте для игр, я был полностью зацеплен», - сказал он. «С тех пор вся моя жизнь была посвящена профессиональному баскетболу.

У меня такая страсть к игре. Я думаю, что в баскетболе проявляется больше атлетизма, чем в любом другом виде спорта ». Он окончил среднюю школу Николет в Милуоки, штат Висконсин, где Гольдштейн играл в баскетбольной команде. Затем Гольдштейн учился в Стэнфордском университете и с тех пор остается в Калифорнии.

Побывав более чем в 2000 играх, он подружился с несколькими нынешними и бывшими игроками НБА, включая Уилта Чемберлена, Клайда Дрекслера, Хакима Оладжувона, Шакила О’Нила, Сэма Кассела и Денниса Родмана. Гольдштейн утверждает, что у него нет любимой команды, несмотря на его абонементы на «Лейкерс» и «Клипперс». Гольдштейн описывает себя как поклонника НБА в целом.

Он отказывается раскрывать, как он заработал состояние или свой собственный капитал. The Wall Street Journal предположил, что Голдштейн заработал миллиарды на недвижимости (в частности, Сенчури-Сити в Лос-Анджелесе). Когда его спрашивают, Гольдштейн обычно отвечает: «Скажем так, у меня были довольно неплохие инвестиции». «Я стараюсь не думать о стоимости», - сказал Гольдштейн. 'Это того стоит для меня'.

В 2020 году Hollywood Reporter сообщил, что Гольдштейн зарабатывал деньги на парках передвижных домов, «упаковывая группы собственности в инвестиционные средства, а затем подавая иски на муниципалитеты ... если они помешают его попыткам положить конец контролю за арендной платой». Карсон, городской прокурор Калифорнии Санни Солтани назвал его тактику «судебным терроризмом», обвинил его в том, что он сколотил свое состояние «на спинах самых уязвимых людей в обществе», а также, по оценкам, города потратили миллионы на борьбу с ним.

Гольдштейн никогда не был женат и не имел детей. Он заявил, что не верит в брак.

Эми Мэтьюз чистая стоимость

Часто задаваемые вопросы о Джеймсе Гольдштейне

Кто такой Джеймс Гольдштейн?

Джеймс Голдштейн - американский бизнесмен, который каждый сезон посещает более ста игр Национальной баскетбольной ассоциации (НБА), обычно на местах у кортов, в том числе примерно 95 процентов домашних игр за Лос-Анджелес Лейкерс, а также за Лос-Анджелес Клипперс.

Сколько лет Джеймсу Гольдштейну?

По состоянию на 2020 год Гольдштейну 80 лет, он родился 5 января 1940 года в Милуоки, штат Висконсин, США, как Джеймс Ф. Голдштейн.

Эйнсли Эрхардт Уилл Проктор

Какой рост у Джеймса Гольдштейна?

Гольдштейн имеет высоту 5 футов 8 дюймов (1,73 м).

Джеймс Гольдштейн женат?

Гольдштейн никогда не был женат и не имел детей.


Статьи о здоровье
1. Польза яблок для здоровья
два. Польза бананов для здоровья
3. Польза меда для здоровья
Четыре. Польза имбиря для здоровья
5. Польза чеснока для здоровья
6. Польза лимона для здоровья
7. Польза тыквы для здоровья
8. Польза арбузов для здоровья
Статьи о здоровье
1. Сахарный диабет
два. Лечение диабета
3. Рак
Четыре. Рак молочной железы
5. Артериальное давление
6. Острое сердечно-сосудистое заболевание
7. Почка
8. Головные боли

Сколько стоит Джеймс Гольдштейн?

Состояние Голдштейна составляет 300 миллионов долларов.

Сколько зарабатывает Джеймс Гольдштейн?

Состояние Голдштейна составляет 300 миллионов долларов.

Где живет Джеймс Гольдштейн?

Гольдштейн живет в Лос-Анджелесе.

Джеймс Гольдштейн жив или мертв?

Гольдштейн жив и здоров. Сообщений о том, что он был болен или имел какие-либо проблемы со здоровьем, не поступало.

Где сейчас Джеймс Гольдштейн?

Гольдштейн - американский бизнесмен, который каждый сезон посещает более ста игр Национальной баскетбольной ассоциации (НБА), обычно на местах у кортов, в том числе примерно 95 процентов домашних матчей за «Лос-Анджелес Лейкерс» и «Лос-Анджелес Клипперс».

Контакты Джеймса Гольдштейна в социальных сетях

Связанные биографии.

Вы также можете прочитать Был , Карьера , Семья , Отношение, Размеры тела , Чистая стоимость , Достижения, и еще о:

  • Давид Юрман
  • Лаура Шустерман
  • Сьюзен Джонсон

Ссылка:

Мы подтверждаем следующие веб-сайты, на которые мы ссылались при написании этой статьи:

  • Википедия
  • IMDB
  • FaceBook
  • Twitter
  • Instagram и
  • YouTube

#ДжеймсГольдштейн Instagram posts (photos and videos)

Первый раз я увидела его на Mercedes Benz fashion Week Moscow несколько лет назад. Многие смотрели и думали , кто же он??? кто этот эпатажный человек в блестящих куртках и кожаных брюках и шляпе? Когда начинаешь спрашивать у людей, все знают, что он сказочно богат, и эксцентричен, но никто не знает, чем он зарабатывает на жизнь! Его личность окутана тайной. Вот так нужно создавать имидж! Хочу рассказать вам о нем) Им оказался американский мультимиллионер Джеймс Гольдштейн @jamesfgoldstein , завсегдатай всех модных показов. Вот что я нашла на просторах интернета о нем: Единственный ребенок в семье владельца универмага, Джеймс отказался продолжить дело отца, поступил в Стэнфордский университет и навсегда покинул родной штат Висконсин. Все говорят о его шикарном доме, в котором прошло много фотосессий для модного мирового глянца, а также съемки фильмов «Ангелы Чарли» и «Большой лебовски». Здесь снимали рекламу марок от Dior и Gucci до Bottega Veneta и Hugo Boss. В его доме постоянные люди и съемки, в его доме миллион моделей. И это не удивительно. Ведь его вторая страсть — мода и модели!!!! Он следует за неделями моды по всеми миру. из Лос-Анджелеса он летит в Милан, затем в Париж и Лондон, потом Москва!  после чего обратно в Америку, но уже в Нью-Йорк. Он постоянный гость первого ряда самых модных показов. Жан Поль Готье, чьи шоу Гольдштейн посещает с отменной регулярностью, говорит, что у него необыкновенная страсть к моде. Вот что говорит сам Гольдштейн: «На протяжении многих лет, друзья и фанаты делали мне комплименты по поводу моего стиля и настаивали, чтобы я создал собственную линию. Мне не очень хотелось начинать новую карьеру в столь преклонном возрасте. Но когда недавно два моих лучших друга пришли ко мне со своим планом по созданию нового бренда одежды, названного в честь меня, я не мог отказать им и стал главным дизайнером дома своего имени”. И в 2013г. он основал собственную линию одежды James Goldstein Couture Показ первой его коллекции прошёл в выставочном зале на улице Виа Монтенаполеоне в Милане. Экстравагантный и очень стильный мужчина👍🏽 Согласны?😉 #джеймсгольдштейн #mbfw #mbfwrussia #moscow #trend #millioner

71-летний мультимиллионер с 25-летней русской подругой на пляже. ФОТО

Гольдштейн прославился не только своим неповторимым стилем в одежде, из-за которого он получил свое прозвище, но и тем, что является суперфаном Национальной Баскетбольной Ассоциации — он посетил более 2000 матчей и его в США называют не иначе, как суперфаном НБА.

Другим увлечением Гольдштейна, биография и происхождение богатства которого покрыты завесой тайны, является посещение Недель моды — его всегда можно встретить на показах ведущих дизайнеров в Париже, Лондоне, Милане и Москве. Непременным атрибутом имиджа пожилого мачо стало и наличие молодой спутницы модельной внешности, которая обычно моложе его не менее чем на полвека и выше на полголовы, причем девушки меняются практически каждый сезон.

В 2013 году на Парижской неделе моды он позировал в обнимку с сербской моделью Ваней Йосич, до нее была немка Лилиана Матеус (26), а ей предшествовали регулярные выходы в свет с 24-летней датчанкой Амали Вихман. Теперь же Гольдштейн проводит время с новой дамой сердца — в Майами он принимал солнечные ванны в обществе 25-летней россиянки по имени Анна.

Джеймс Гольдштейн с подругой на пляже Эксцентричный мультимиллионер Джеймс Гольдштейн Марина Голубева, фото All Over Press
Рекомендуем

"Живем в разных номерах на гастролях, дома у каждого своя спальня": Агутин об отношениях с Варум

"Речь шла о трепанации черепа": Надежда Бабкина рассказала о впавшем в кому после жуткого ДТП сыне

17-летний сын Авербуха отреагировал на беременность его 26-летней жены

В парижских интерьерах Валентин Юдашкин показал, что будет носиться этой осенью и предстоящей зимой

Кирилл Клейменов

У Валентина Юдашкина показ в Париже. Вот это имя, Валентин Юдашкин, оно на любого нормального человека действует одинаково. Одинаково тепло. И одинаково радостно. Юдашкин — это наше национальное достояние. И в моде, и в жизни. 

В мировой моде и в нашей очень непростой и удручающе монохромной жизни. А благодаря Вале, она, жизнь, не то что бы становится сразу цветной, она становится не серой, а стильной. Его персональная яркость и теплота работают так. Как парусник на стальной поверхности моря. Как яркое пятно на темном фоне. Из Парижа — Жанна Агалакова.

Уже почти 30 лет Валентин Юдашкин показывает свои коллекции в Париже. Дольше, чем кто-либо из российских дизайнеров. Модный отель в самом центре. Хрусталь и бронза. За окном Вандомская площадь со знаменитой колонной. И резким контрапунктом к этому образцу классицизма — пожалуй, самая радикальная из всех коллекций Юдашкина.

«Для меня это то, что женщина еще не успела взять у мужчины. Она взяла его костюм, она взяла его обувь. Она стала более энергичной. Более, может быть, жесткой в чем-то, в своих правах», — говорит модельер.

Суровые пиджаки в полоску искусно заужены в талии. От этого плечи кажутся еще шире. Это дань моде 80-х, которая сейчас на самом пике. Темные, строгие цвета. Много черного. Кстати, он доминирует практически во всех представленных на Модной неделе коллекциях. Ботинки на низком каблуке с высокой шнуровкой. И плюс нарочитое отсутствие макияжа — только чуть блеска на скулах и немного теней над ресницами. Женщине от Юдашкина не нужно утверждаться за счет румян и яркой помады. Она и так в центре внимания.

«Я думаю, мы привыкли, что женщина в первую очередь женственна, но здесь эта нарочитая маскулинность замечательно работает наоборот», — отмечает обозреватель журнала Vogue Малкольм Матюзик.

«Вначале мне показалось, что все очень уж сурово, а потом я совершенно проникся. Отличная коллекция. Мне очень понравилась», — признается модный критик Джеймс Гольдштейн.

Длинные полы пиджака безжалостно обрезаны почти под грудь. Мужские брюки, сшитые по всем канонам, завязаны бантом вокруг бедер. Юдашкин раскладывает на составляющие самый консервативный наряд — современный мужской костюм. И делает из него остромодный и очень женственный образ.

«Эта коллекция сложна тем, что, чтобы создать ощущение, что женщина взяла мужской костюм, надо было сшить мужской костюм и переделать его в женский», — поясняет Валентин Юдашкин.

Здесь использованы современные ткани из органических материалов: шерсть с примесью льна, бамбука и даже с конопляной нитью, которая придает особый оттенок и ощущение уже немного пожившей вещи. Есть здесь и любимый дизайнером кутюрный шелк. Из него выполнена вечерняя группа.

«Мне особенно понравился комплект с бомбером, мне показалось, что это действительно очень интересный контраст — такой свежий и современный. И еще замечательная вышивка», — отмечает блогер Мишель Сау.

Пышные юбки на кринолине с блестящей нитью, повторяющей полоску офисных костюмов. Или тонкая, очень деликатная вышивка без намека на сентиментальность. Головокружительные мини с ассиметричным шлейфом. Его нужно уметь носить. Торжественные платья из золотой парчи. Почти в каждом комплекте талия затянута в тугой корсет. Или вот — узкая длинная юбка из костюмной шерсти плюс очень сложного кроя топ с инкрустацией.

«Видите время изменилось, мода меняется. И здесь мы видим: вот эта вечерняя юбка, мужской жилет и бомбер спортивный, так вечернее платье еще мало кто показывал. Но женщине и девушке молоденькой нужна свобода», — говорит Валентин Юдашкин.

Новую коллекцию Валентина Юдашкина встретили с энтузиазмом. Создавать женское из мужского нужен особый такт. И это очень символично. Ведь Еву тоже сотворили из ребра Адама.

Кто, черт возьми, такой Джеймс Гольдштейн?

Джеймса Гольдштейна легко выделить из толпы. Это худощавый джентльмен постарше, повседневная форма которого состоит из обтягивающего зауженного костюма из какой-то экзотической кожи - может быть, питона, может быть, страуса, - и увенчанного сложной шляпой, которая также часто сделана из экзотической кожи. Однако жизнь Гольдштейна стала своего рода легендой, рожденной тремя, казалось бы, разрозненными занятиями, загадочно прописанными на его визитной карточке: мода, архитектура и баскетбол.

За последние несколько десятилетий - мы точно не знаем, сколько, и Гольдштейн не говорит, - он ездил из своего дома в Лос-Анджелесе в Нью-Йорк, Лондон, Милан и Париж, чтобы посмотреть международные коллекции модной одежды, и он стал неотъемлемой частью событий и вечеринок, которые их окружают. Его дом в Лос-Анджелесе - один из легендарных жилых домов архитектора Джона Лотнера. Он снимался в таких фильмах, как Большой Лебовски (1998) и Ангелы Чарли: Полный газ (2003).Он также был обладателем сезонного абонемента на «Лейкерс» с тех пор, как команда переехала в Лос-Анджелес в начале 60-х, и большую часть баскетбольного сезона проводит, путешествуя по стране, чтобы посетить игры в разных городах. «Джеймс Голдштейн - наш самый крупный инвестор в билеты НБА в мире», - говорит Дэвид Стерн, комиссар НБА. «И он самый необычно одетый фанат». «У него настоящая любовь к моде», - добавляет Жан Поль Готье, показы которого Голдштейн посещал много лет. «Это отражается в его уверенной и уникальной манере одеваться.”

Как свидетельствует образ жизни Гольдштейна, он - человек со значительными средствами, но он скрытно относится к тому, как он зарабатывал деньги и что его мотивирует, что породило множество теорий о нем - что у него когда-то был роман со знаменитым Голливудом. pinup, что он зарабатывал деньги на бизнесе трейлерных парков - с подтверждением только разрозненных фрагментов его биографии и его собственного признанного восторга от возмутительной тайны всего этого.

Скромная обитель Гольдштейна расположена высоко на холмах

.Первоначально построенный Лотнером в 1963 году, дом выступает в виде бетонных треугольников и прозрачных стеклянных ромбов над панорамным видом на город. Гольдштейн купил это место в 1972 году и с 1980 года ремонтировал, обновлял и расширял его. В нем есть все атрибуты пожизненного холостяцкого дома: телевизионные экраны выходят из потолка, иллюминаторы в бассейне смотрят в его спальню, находится небоскреб Джеймса Террелла. у подножия холма части прозрачной стеклянной крыши убираются, открывая частные джунгли, посаженные вокруг особняка, а фотографии Гольдштейна, позирующего с известными людьми, украшают стены интерьера.«Последние 30 лет строительство велось буквально каждый день», - говорит Гольдштейн. Его последний мегапроект - это новое строение на заднем дворе, которое в конечном итоге будет включать его офис, полностью функциональный ночной клуб, боковую террасу и комнаты для гостей - все это будет расположено под теннисным кортом.

Я встретил Гольдштейна в его доме солнечным калифорнийским днем ​​в ноябре. Когда он позвонил, чтобы сообщить мне дорогу, он сказал мне, что дверь будет открыта, и я смогу найти его у бассейна. Разумеется, проехав по его длинной извилистой подъездной дорожке, я обнаружил его сидящим в складном стуле у воды в желтой футболке John Galliano и ярко-розовых шортах Galliano, которые идеально сочетались с его желтыми, синими и синими шортами. розовые кроссовки Niketennis.Он провел меня по дому, а затем мы вернулись к бассейну, чтобы поболтать.

ДЕРЕК БЛАСБЕРГ: Это странное интервью для меня. Обычно я разговариваю с друзьями или людьми, которых я очень хорошо знаю. Но я не мог найти никого, кто знал бы о тебе много, Джим.

ДЖИМ ГОЛДШТЕЙН: Я могу дать вам список людей, которые могли бы дать вам некоторое представление, если хотите. Обо мне знают многие.

БЛАСБЕРГ: Это правда. Но, согласно моим исследованиям, не многие люди знают вашу настоящую историю.

ГОЛЬДШТЕЙН: Я понимаю, что стал чем-то вроде легенды, да. И это принесло с собой истории. . . . Но мне это нравится.

BLASBERG: Значит, вы знаете о некоторых из хороших? Например, что вы заработали состояние, продавая трейлерные парки, или что в 70-х вы были порнорежиссером? Какие из них верны?

ГОЛДШТЕЙН: Я никогда не снимался в порно и не снимался дома. Я никогда не был связан с Голливудом или миром развлечений. Мир моды? Да. Но моды в Голливуде очень мало.

Фото: Джеймс Гольдштейн в Лос-Анджелесе, ноябрь 2009 г. Вся одежда: собственная одежда Гольдштейна. Куртка и брюки: Gucci. Футболка: Джон Гальяно. Шляпа: Жан-Пьер Триц. Шарф: Эшли Ашофф. Ремень: Роберто Кавалли. Ботинки: Жан-Мишель Газне.

На моих визитках написано: МОДНАЯ АРХИТЕКТУРА БАСКЕТБОЛ. Когда люди спрашивают меня, чем я занимаюсь, они обычно спрашивают, как я зарабатывал деньги, а не какова моя работа. На мой взгляд, все, что я делаю, это эти три вещи. Джеймс Голдштейн

БЛАЗБЕРГ: Значит, ни одна из историй не соответствует действительности?

ГОЛЬДШТЕЙН: Вы слышали о романе, который у меня был, когда я был очень молод, с очень известной женщиной?

БЛАЗБЕРГ: Это была Джейн Мэнсфилд? Я видел ее на одной из картинок на твоей стене.Это история?

ГОЛЬДШТЕЙН: Это правда! Но история такова, что я был связан с Мэрилин Монро. Или, когда я езжу в Сен-Тропе, я слышу, как будто я был с Брижит Бардо.

БЛАСБЕРГ: Мне нравится, что здесь мы устанавливаем рекорд. Какой была Джейн Мэнсфилд?

ГОЛЬДШТЕЙН: Она была очень забавной и очень умной. Но у нее были небольшие проблемы с алкоголем, и она сильно сходила с ума по ночам. Однако для меня это был очень волнующий опыт - я все еще учился в колледже, я только что переехал в L.А., и я никогда не имел никакого отношения к голливудскому гламуру. Я встретил ее в Whisky a Go Go on Sunset, который только что открылся. Я попросил ее потанцевать, и она попросила меня пойти с ней домой.

BLASBERG: Как складывались отношения?

ГОЛЬДШТЕЙН: В то время она была замужем, и у меня были мучительные переживания, когда моей жизни угрожали и меня избивали. Но затем она покинула страну в длительном личном турне. И, наконец, когда она вернулась в США, все было по-другому.

БЛАЗБЕРГ: Я так понимаю, тебе нравился такой гламур. Вы разместили в рамке свои фотографии с известными людьми в каждой комнате своего дома.

ГОЛДШТЕЙН: Из-за моего участия в мире моды и всех модных показов, которые я посещаю, я определенно предпочел высокие стройные модели. Вы живете в Нью-Йорке, где так много моделей, но я обнаружил, что в остальных Соединенных Штатах не так высоко ценят высокие стройные фигуры, которые я люблю.В Лос-Анджелесе преобладают женщины невысокого роста с грудными имплантатами.

BLASBERG: Пока мы проясняем ситуацию и говорим о Лос-Анджелесе, давайте уточним, как именно вы здесь оказались: где вы выросли?

ГОЛЬДШТЕЙН: Я вырос в Милуоки. Я приехал в Калифорнию в 18 лет, чтобы поступить в колледж, а потом остался здесь.

BLASBERG: Что вы изучали в колледже?

ГОЛЬДШТЕЙН: Я начал в Стэнфорде и очень хорошо разбирался в математике.Итак, я начал изучать это и физику. Но я решил, что на самом деле это не то, чем я хочу заниматься в своей жизни, поэтому я занялся экономикой и финансами и в конечном итоге оказался в сфере инвестиций здесь, в Калифорнии. Это сработало для меня очень хорошо - и потребовало очень мало времени и позволило мне делать то, что мне действительно нравится.

БЛАСБЕРГ: Итак, с тех пор вы здесь. . .

ГОЛЬДШТЕЙН: С 18 лет.

БЛАСБЕРГ: И вы живете в этом доме с 1972 года.

ГОЛЬДШТЕЙН: Верно. До этого я жил в квартирах в Западном Голливуде.

БЛАЗБЕРГ: Почему вы купили этот дом?

ГОЛЬДШТЕЙН: Первоначальной мотивацией для покупки дома было то, что у меня была афганская борзая - Наташа, любовь всей моей жизни, - а эти собаки любят бегать. Она была заперта в моей многоэтажной квартире, поэтому я решил, что мне нужно найти дом с большей площадью.

БЛАСБЕРГ: Что особенного в этом доме?

ГОЛДШТЕЙН: Я вырос в Висконсине, и на меня очень сильно повлиял Фрэнк Ллойд Райт, который тоже был из Висконсина.Мой хороший школьный друг жил в доме Райта в квартале от того места, где я жил, а бизнес моего отца находился недалеко от завода Johnson Wax, который был спроектирован Райтом. Еще до того, как я завершил покупку, я связался с Лотнером и узнал о нем больше - как будто он работал на Фрэнка Ллойда Райта и придерживался того же менталитета.

BLASBERG: Чем занимался ваш отец?

ГОЛЬДШТЕЙН: Мой отец владел небольшим универмагом в Расине, штат Висконсин. Он заставил меня одеваться в молодом возрасте.Но он был очень консервативным костюмером, поэтому я быстро отказался от того, что ему нравилось.

BLASBERG: Вы всегда были ярким костюмером?

ГОЛЬДШТЕЙН: Да. Я помню, когда мне было около 13, розовый стал модным, и все носили розовые рубашки. Я пошел дальше и купил розовый костюм. Я всегда старался быть впереди всех в моде, и в подростковом возрасте мне очень нравилось, как я одеваюсь. Когда мне было чуть больше двадцати, я впервые поехала в Париж, и это действительно сильно повлияло на мое понимание моды.С этого момента я значительно усилил его, и я все еще чувствую, что все больше и больше продвигаюсь в своем облике.

BLASBERG: Где вы сейчас делаете покупки?

ГОЛЬДШТЕЙН: Я хожу по магазинам в основном в Париже и Милане. Все, что я покупаю, - у европейских дизайнеров.

BLASBERG: Кто вам больше всего нравится? Я вижу, что вы сегодня в Гальяно.

ГОЛЬДШТЕЙН: Да. Я люблю Джона Гальяно. Покупаю Gucci, Dior, Roberto Cavalli. Время от времени покупаю Dolce & Gabbana.

BLASBERG: Вы встречали некоторых из этих дизайнеров?

ГОЛЬДШТЕЙН: Я знаю всех дизайнеров, которые ношу.Многие годы я носил в основном Жан-Поля Готье, и я дружу с ним. До этого я часто носила Claude Montana. Когда Роберто Кавалли впервые начал разрабатывать мужскую одежду - что, на мой взгляд, было его пиком, - я каждый сезон покупал почти всю линию Cavalli. Я был очень известен тем, что ношу Cavalli - до такой степени, что некоторые другие дизайнеры не разрешали мне приходить на свои показы.

BLASBERG: Когда ты начал ходить на концерты?

ГОЛЬДШТЕЙН: Насколько я помню, я начал ходить на показы дизайнеров, чью одежду я носил по крайней мере 20 лет назад, особенно Жана Поля Готье.

BLASBERG: Как вы получите приглашения?

ГОЛДШТЕЙН: Изначально мой друг, Томми Перс, владелец компании Maxfield здесь, в Лос-Анджелесе, начал присылать мне приглашения на шоу Готье. А потом, когда я стал больше интересоваться другими шоу, он присылал мне больше приглашений. А потом, когда меня все чаще и чаще узнавали в Париже и Милане, я дошел до точки, когда я мог просто появиться, и меня впустили.

BLASBERG: Вы когда-нибудь думали о том, чтобы стать более вовлеченным в моду, помимо того, чтобы просто срывать показы?

ГОЛЬДШТЕЙН: В последние годы, когда я стал более известен в мире моды и стал чаще появляться на показах мод, я стал настолько узнаваемым, что теперь модные фотографы кишат вокруг меня, когда я хожу на эти показы.

БЛАЗБЕРГ: Но вам нравится внимание.

ГОЛЬДШТЕЙН: Мне это нравится. Я не делаю этого по денежным соображениям. Я делаю это для развлечения.

БЛАЗБЕРГ: Давайте поговорим подробнее об этом доме, который вы построили.

ГОЛЬДШТЕЙН: Я мало что знал о Лотнере, когда наткнулся на этот дом, но я знал, что хочу его. У кого-то еще был контракт по контракту, и когда он попытался пересмотреть условия покупки, я вмешался и купил его. Когда я был готов приступить к работе над домом, я пригласил Лотнера посмотреть его.Он был потрясен, увидев, что с ним случилось. Один из предыдущих хозяев только что снес это место - он покрасил бетонные потолки в зеленый и желтый цвета. Итак, мы работали вместе почти 15 лет, прежде чем он умер, и я думаю, что он был действительно в восторге от возможностей, которые я ему предоставил. Насколько я знаю, это был первый раз, когда ему была предоставлена ​​возможность спроектировать мебель и по-настоящему поработать над всем домом, внутри и снаружи, и раскрыть его весь потенциал.

БЛАЗБЕРГ: Ремонт дома был дорогостоящим делом?

ГОЛЬДШТЕЙН: Я никогда не давал Лотнеру каких-либо бюджетных ограничений.Всегда был вопрос: как это сделать лучше всего?

БЛАЗБЕРГ: Никакого бюджета?

ГОЛЬДШТЕЙН: Никогда. У меня до сих пор нет бюджета на добавление этого ночного клуба. Все, что нужно.

Фото: Жакет: Dior Homme. Футболка: Джон Гальяно. Штаны: Gucci. Шляпа: Жан-Пьер Триц. Шарф: Эшли Ашофф. Ассистент стилиста: Карен Кайзер. Производство: NORTH6.

БЛАСБЕРГ: Итак, скажите мне, этот дом является вашим постоянным занятием прямо сейчас?

ГОЛЬДШТЕЙН: На моих визитных карточках написано: МОДНАЯ АРХИТЕКТУРА БАСКЕТБОЛ.Когда люди спрашивают меня, чем я занимаюсь, они обычно спрашивают, как я зарабатывал деньги, а не какова моя работа. На мой взгляд, все, что я делаю, это эти три вещи. Они занимают у меня большую часть времени: мода, хожу на все недели моды и фанатично выбираю одежду, стараюсь быть в последней моде. Архитектура, которую вы можете увидеть здесь, с этим домом. И баскетбол, это еще одно для меня постоянное занятие.

BLASBERG: Сколько времени может занять баскетбольный фанат?

ГОЛДШТЕЙН: Я хожу на четыре или пять игр в неделю в течение регулярного сезона здесь, в Лос-Анджелесе.А потом, когда начинается плей-офф, я уже около семи недель каждый день в пути, садясь в самолет.

BLASBERG: Вы всегда были фанатом «Лейкерс»?

ГОЛЬДШТЕЙН: Нет! Я не фанат "Лейкерс". Я действительно выступаю за команды гостей. Я считаю себя фанатом НБА, потому что слежу за каждой командой одинаково. Я просто живу в Лос-Анджелесе. Я думаю, что где бы я ни жил, я не был бы болельщиком домашней команды. Если все отдают предпочтение одной команде, я всегда иду другим путем.

BLASBERG: Но вы все равно ходите на каждую игру?

ГОЛЬДШТЕЙН: Я не просто хожу на игры в L.А. Плей-офф - такое захватывающее время в моей жизни. Я получил признание как фанат баскетбола номер один. Но я делаю это не ради славы - моя баскетбольная слава возникла случайно. Я просто пошел, потому что мне это очень понравилось - признание пришло само по себе. То же самое произошло и в моде.

BLASBERG: Как бы вы описали, как вы выглядите?

ГОЛЬДШТЕЙН: Во-первых, я бы сказал, что не хочу быть похожим на кого-либо еще, но я хочу сделать это со вкусом и стильно. Я хочу быть в курсе последних возможных стилей, поэтому каждый сезон я делаю все возможное, чтобы найти что-то новое, чего никогда не делали раньше, но которое соответствует последнему стилю, будь то ткани или экзотическая кожа.Что касается моего образа, я хочу быть максимально модным, и в то же время мне нужна одежда, которая мне хорошо смотрится. Я чувствую, что мне удалось довольно хорошо поддерживать свою фигуру.

BLASBERG: Вы когда-нибудь говорили, сколько вам лет?

ГОЛЬДШТЕЙН: В последние годы я не разглашал свой возраст.

БЛАЗБЕРГ: Но я видел вас в городе, и я не имею в виду это неуважительно, но вы часто самый старый человек в комнате. Безусловно. Типа, я видел вас вчера вечером на открытии галереи моего друга, а моему другу 24 года.

ГОЛДШТЕЙН: Забавно, что мы столкнулись друг с другом на той вечеринке, потому что почти все там были молоды. Но мне казалось, что я вписываюсь в эту сцену прошлой ночью, как перчатка. Я отлично провел время; все подходили ко мне направо и налево. Я чувствую, что принадлежу к этой толпе. Если бы я был с людьми моего возраста? Забудь это. Я все еще чувствую, что мне за 20. Я до сих пор делаю то, что делал тогда. У меня все та же энергия, которой люди не могут поверить. Я путешествовал все лето и осень по Европе, и в течение четырех месяцев я каждую ночь ходил в клубы и никогда не уставал.

БЛАЗБЕРГ: Ну, это правда, что, наверное, только молодой человек захочет иметь ночной клуб на заднем дворе.

ГОЛЬДШТЕЙН: Совершенно верно.

BLASBERG: Чем вы собираетесь снабдить штангу?

ГОЛЬДШТЕЙН: Все.

BLASBERG: Что вы пьете, когда выходите на улицу?

ГОЛДШТЕЙН: Я не употребляю алкоголь. Пью свежий сок. Это мой секрет.

Узнайте больше и Джеймс Гольдштейн на его веб-сайте.

Дерек Бласберг - модный журналист и писатель из Нью-Йорка.Он является одним из старших редакторов V Magazine и одним из редакторов style.com.

Внутри особняка диких вечеринок в Лос-Анджелесе суперфана НБА Джеймса Голдштейна

Джеймс Гольдштейн, самый непримиримый 80-летний бонвивант города (и постоянное лицо «Лейкерс»), устраивает вечеринки с моделями и Леонардо Ди Каприо, когда он спешит закончить свое архитектурное наследие: «Злодеи всегда живут в современных домах».

В прошлом году на вечеринке в честь Хэллоуина 80-летнего Джеймса Гольдштейна до 4 часов утра бушевала тысяча человек.Двумя днями позже единственный ведущий, который, как никто другой в Лос-Анджелесе, занимается развлечениями, стилем, спортом, искусством и архитектурой, наткнулся на Леонардо Ди Каприо на гала-концерте LACMA Art + Film.

«Я сказал:« Я хотел пригласить вас, но у меня не было вашего номера », - вспоминает Гольдштейн. «Он говорит:« Я был там в маске ». Оказывается, Джейми Фокс тоже был там в каком-то неузнаваемом костюме ". Очевидно, что на мероприятии не присутствовала соседка Гольдштейна по Беверли Крест Сандра Баллок, которую он пригласил.Основываясь на истории их отношений, Гольдштейн предполагает, что она могла быть ответственна за вызов копов с жалобой на шум, хотя: «Я не могу сказать никаких доказательств».

С вьющимися волосами и пружинистыми ступнями, из дизайнерской кожи с головы до ног - или, когда дома, в ярко контрастирующей теннисной экипировке - Гольдштейн является образцом восьмидесятилетнего человека определенного типа, которого одни считают достойным восхищения, а другие - отталкивающим. Инвестор в недвижимость, он оценивает свой собственный капитал "приблизительно" в 100 миллионов долларов.Более важным является то, что позволяет это состояние: свобода развивать то, что когда-то называлось беззаботностью, а теперь среди молодой и модной толпы, которой он себя окружает, является философией IDGAF. Показательный пример: он проводит большинство ночей на кортах в Staples Center в своем фирменном костюме павлина, часто на свидании, достаточно молодом, чтобы быть его внучкой.

Это будний день, и, поскольку с 70-х годов он, возможно, стал самым продолжительным в городе актом ремонта собственности, он ухаживает за своим всемирно известным домом, Sheats-Goldstein Residence, спроектированным известным архитектором середины века Джоном. Лотнера и считается шедевром модернизма (хотя наиболее известен своим появлением в 1998 году The Big Lebowski ).Как всегда, есть подрядчики, которых нужно искать, и чертежи, которые нужно проверять, особенно когда он стремится, наконец, завершить строительство соседнего развлекательного комплекса в стиле Лотнера, который он начал около 15 лет назад. Для этого Гольдштейн сбил настоящего Лотнера, стоявшего на стоянке. Защитники побледнели. Гольдштейн говорит, что архитектор, умерший в 1994 году, дал ему свое благословение.

Построенный поэтапно, на верхнем этаже комплекса находится теннисный корт с бесконечным краем. Ниже представлена ​​дискотека в европейском стиле, которую он назвал Club James.Его первым праздником стал день рождения-сюрприз, который он устроил для Рианны в 2015 году. На первом этаже находится ультратонкий бассейн с дорожками, который скоро будет достроен. «Когда я проектировал этот бассейн, стиль был не очень распространен», - вздыхает он. «К тому времени, как я закончу, они уже были у всех этих спек-домов стоимостью 30 миллионов долларов».

Гольдштейн, заплативший 182 000 долларов в 1972 году за главный дом, недоволен тем, что он воспринимает как представление о том, что все эти годы он провел просто в акте «реставрации», указывая на оригинальную версию, разработанную семьей Шитс. включает в себя много нахальства вкуса, вроде зеленого ворсистого ковра от стены до стены «почти комично, что это было так плохо.«Заключительный этап строительства нового комплекса будет включать в себя театр, где будут показывать игры НБА, которые он не сможет посетить, и гостевой дом.« В моем возрасте меня беспокоит, что мне не хватит времени, чтобы завершить их » Гольдштейн говорит.

Между тем, главный дом по-прежнему забронирован для съемок - в основном моды и рекламы - несколько дней в неделю. (Стоимость сильно варьируется в зависимости от постановки.) Недавно он позволил этому месту провести свою первую свадебную церемонию, но решил, что никогда больше не будет. «Я не хочу, чтобы это была часовня», - говорит Гольдштейн, никогда не состоящий в браке и не склонный к браку, который в 90-х годах устраивал на месте съемки фильмов для взрослых.«После вечеринки, я открыт для этого».

Дом долгое время считался логовом беззакония, фантастическим убежищем для рэперов вроде Snoop Dogg и G-Eazy в их музыкальных клипах или порнографа Джеки Трихорна в The Big Lebowski . «Люди всегда приходят сюда в костюмах персонажей из этого фильма», - говорит Гольдштейн, которого вполне устраивает, что фильм ассоциируется с злодеями кино. Фактически, он «не понимает», почему в 25 фильмах люди Джеймса Бонда еще не спросили об использовании того, что, по его мнению, является таким типичным местом для логова злодея.Сам Гольдштейн, который, несмотря на свою яркую внешность, обладает сдержанной личностью и говорит сдержанным дроном, чувствует себя комфортно, когда его воспринимают как злодея, будь то сторонник сохранения архитектуры или ненавидящий свой родной город баскетбольный болельщик. сутяжный бизнесмен или пожилой распутник.

«Злодеи всегда живут в современных домах, а герои живут в доме с белым частоколом», - говорит он. «Так оно и есть».

***

Гольдштейн проводит в разъездах до восьми месяцев в году, в основном посещая игры НБА - иногда пять месяцев в неделю, обычно 100 в год.Каждый сезон он тратит 500 000 долларов на места. Будучи спортивным психом с детства, он когда-то следил за другими лигами, но понял, что «зря тратит свое время», когда в тот же день в 1988 году он посетил игру Dodgers World Series и предсезонный турнир Lakers и обнаружил, что последние гораздо больше его привлекают. . Гольдштейн не раскрывает, сколько он внес, но он внес значительный вклад в реконструкцию Зала баскетбольной славы в Массачусетсе для галереи суперфанатов Джеймса Ф. Гольдштейна, которая должна дебютировать в июне, с постоянной выставкой, посвященной ему, а также материалами, каталогизирующими другие известные сторонники игры, в том числе покойная Пенни Маршалл.

Гольдштейн заработал себе репутацию каблука благодаря своей преданной посещаемости «Лейкерс», но без поддержки «Лейкерс». Когда он в Staples Center, он сидит у корта рядом со скамейкой для посетителей. «Я оставлю это на усмотрение других, чтобы делать психологические выводы, но независимо от того, в какую игру я пойду, я болею за посетителя», - объясняет он. «Я не хочу быть частью того, что я называю« массами ». Все движутся в одном направлении, а я - в другом ». Он действительно допускает, что его раздражает чувство собственного достоинства, присущее фанатам «Лейкерс»: «Есть высокомерие:« Мы заслуживаем Леброна ».«Мы заслуживаем Энтони Дэвиса». «(Как оказалось, фильм« Space Jam 2 »с участием Леброна Джеймса, действие которого происходит в июле 2021 года, был частично снят на теннисном корте Голдштейна, преобразованном для этого случая в баскетбольную площадку.)

Его отсутствие гордости за родной город привело к отчуждению среди придворной клики. Хотя он в хороших отношениях с Джеком Николсоном, по его словам, радиомагнат Норм Паттис «глубоко ненавидит меня. Помимо игнорирования меня в VIP-комнате, однажды мы сидели рядом друг с другом во время финала, и он наклонился над ним. так что я не мог видеть.Я очень робко сказал ему: «Норм, не могли бы вы сесть, чтобы я мог видеть?» Он сказал: «Пошел ты». Вот как это плохо ».

Гольдштейн, давно не принадлежащий к Лакерому, также поддерживал колючие отношения с Коби Брайантом. Но когда он узнал, путешествуя за границу, о смерти Брайанта («Я, должно быть, получил 30 текстовых сообщений за пять минут»), это сильно ударило. «Дело не только в том, что он умер, но и в том, как это произошло: глупая ошибка», - говорит он. «Это действительно меня задело».

***

На недавнем матче с «Лейкерс» номинированная на «Оскар» актриса Дайан Кэннон, постоянный игрок на кортах, по-доброму огорчила Гольдштейна из-за одного из его других хорошо известных пристрастий - встречаться с едва законными женщинами.«Я пригласил на игру 19-летнюю девушку, которая является моделью», - говорит он. «Когда Дайан проходил мимо, она сказала мне:« Охрана ищет тебя ». Я сказал: «Почему?» Она сказала: «Потому что ты с девушкой 13 лет». «(Когда он проводит модель по своему дому, он ставит ее ступеньку на весы, спрятанные под полом его спальни, чтобы он мог оценить ее вес.)

Однажды Гольдштейн познакомился с известной пожилой женщиной: Джейн Мэнсфилд. Будучи 24-летним аспирантом, поступившим в бизнес-школу Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в 1964 году, он познакомился с актрисой, которая была на восемь лет старше его, в Whisky a Go Go в Западном Голливуде.Они начали «шестимесячный роман» - несмотря на то, что она тогда была замужем за Микки Харгитей, Мистером Вселенная (и отцом с Мэнсфилдом из Law & Order: SVU , звезда Маришка Харгитей). Гольдштейн упорствовал в этом романе. даже после нападения, когда Харгитей обнаружил пару вместе. «Он начал бить меня по голове, - говорит Гольдштейн. «Она стояла там и кричала. Я умолял сохранить свою жизнь».

Гольдштейн объясняет свой интерес к стилю своим отцом, владельцем небольшого универмага, который «заставил меня заняться одеждой в юном возрасте.«Тем не менее, - он был очень консервативным костюмером, поэтому я быстро отказался от того, что ему нравилось. - В 13 лет, когда другие носили розовые рубашки», я сделал еще один шаг и купил розовый костюм. Я всегда старался быть впереди всех ».

Теперь Гольдштейн, который ежегодно посещает десятки модных показов, одевается в кожаную смесь Gaultier, Cavalli, Galliano и Balmain. Дизайнер Saint Laurent Эди Слиман считает его музой. Colette, бывший парижский концептуальный бутик, когда-то продавал футболки с изображением его лица.

Его эстетика была описана в СМИ как «ковбой от кутюр», ярлык, который он раздражает. «Ковбойская шляпа с поднятыми полями, - говорит он. - Сутенерская шляпа с опущенными полями». Кроме того, «на американском Западе нет ничего в том, чтобы делать шляпы из питона».

***

Goldstein - это игра, в которой можно часами рассуждать о своих блестящих страстях. Тем не менее, он отключается, когда его спрашивают о работе, которая их финансирует. «Вы попадаете в область, о которой я не хочу говорить», - говорит он.

Таким образом, большинство СМИ описывают его как загадочного человека. «Мне это нравится», - признает он. Он рассматривает свою «приносящую доход работу», на которую, по его словам, требуется всего «пару часов в неделю», как второстепенную часть своей жизни - «средство для создания того, что я действительно люблю делать». Он говорит, что его чистая стоимость могла бы быть намного больше, если бы это было его основной целью.

Гольдштейн, изучавший математику и физику в Стэнфорде, прежде чем получить степень магистра делового администрирования в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, на самом деле является авторитетом в калифорнийском парке мобильных домов, который сколотил свое состояние на упаковке нескольких объектов недвижимости в инвестиционные инструменты и затем подал в суд на муниципалитеты, такие как Палм-Спрингс и Палм-Дезерт, если они препятствуют его попыткам положить конец контролю за арендной платой.Большинство городов заселяются. Но его настойчивые юридические усилия против города Карсон, недалеко от Лос-Анджелеса, привели к знаменательному решению Верховного суда штата в 2015 году против него.

«Его замок был построен на спине самых уязвимых людей в обществе», - говорит Санни Солтани, городской прокурор Карсона, который оценивает, что его усилия затронули около 2 000 жителей. По ее данным, с 2005 года безуспешная кампания Гольдштейна по «судебному терроризму» против Карсона обошлась ей в 3 миллиона долларов судебных издержек.

По мнению Гольдштейна, он просто еще один американец, вступивший в благородный конфликт с мэрией. «Я чувствовал, что происходили несправедливые вещи, что города использовали меня в своих интересах», - говорит он. «Так что я хотел бороться с ними, чего бы это ни стоило и сколько времени это длилось».

Какое-то время Голдштейн, выросший в Расине, штат Висконсин (местные дома Фрэнка Ллойда Райта пробудили в нем любовь к архитектуре) и не имеет наследников, намеревался передать свое поместье после своей смерти Национальному историческому фонду.Но его новая голова, равнодушная к модернизму, оставила его равнодушным, и он нашел нового поклонника в лице директора LACMA Майкла Гована. По словам Гована, их сделка предназначена не только для сохранения собственности, но и для того, чтобы она оставалась активной и актуальной. «Речь идет о том, чтобы он оставался живым, чтобы он не запылялся», - говорит он. «Продолжайте съемки, события. Это никогда не должно быть историческим домом. Это всегда может быть вещью, смотрящей в будущее». Гольдштейн, который оценивает состояние поместья в настоящее время в 75 миллионов долларов, был вынужден пожертвовать еще 17 миллионов долларов LACMA в качестве благотворительного фонда для обслуживания.

Джон Макилви, коммерческий директор, который восстановил свою собственную резиденцию Лотнера на Голливудских холмах, считает, что Гольдштейн заслуживает похвалы за то, что он сохраняет собственность открытой для публики, будь то ночные вечеринки или пешеходные экскурсии под руководством доцента. «Есть и другие, которые покупают дом и держат его при себе, закрывая его, - говорит он, - и мир что-то теряет».

Другие владельцы экспонатов Лотнера восхищаются терпимостью Гольдштейна к непрекращающимся внутренним потрясениям. (Он вспоминает, недоуменно пожимая плечами, несколько лет, которые он провел, «в основном, живя на улице» во время одного этапа ремонта, когда в гостиной было удалено все стекло.) «Эта модель Голдштейна поместила бы меня в психиатрический дом», - говорит сценарист и продюсер Митч Глейзер, отремонтировавший свой собственный Голливуд-Хиллз Лотнер в 90-х. «Мне не терпелось вывести этих [строительных] парней и посмотреть футбол».

В развлекательном комплексе Goldstein, недалеко от Club James, есть альков с библиотекой, который служит VIP-комнатой во время вечеринок. В нем представлена ​​тщательно отобранная подборка его фотосессий и прессы. «У меня никогда не было пиарщика», - говорит он. «Слово просто распространяется». Здесь Гольдштейн рассматривает идею быть похороненным на месте в еще одной структуре, небольшом мавзолее.«Я подумал, что если бы это было законно, - размышляет он после минуты молчания, - это было бы неплохо». Затем он проходит мимо своей дискотеки, еще раз оценивающе взглянув на то, что он построил, его руки замахиваются на поместье из стекла и бетона. «Это, - говорит Гольдштейн, - создано, чтобы длиться вечно».

Эта история впервые появилась в номере журнала The Hollywood Reporter от 11 марта. Нажмите здесь, чтобы подписаться.

Внутри НБА: Потрясающе знаменитый дом в Лос-Анджелесе Джимми Голдштейна: эксцентричный миллионер с гордостью хранит наследие Лотнера среди незабываемых вечеринок со знаменитостями

Если бы эти стены могли говорить, они бы рассказывали истории о Снуп Догге и Ангелах Чарли , голливудский гламур 1960-х и эпос звездные вечеринки, которые до сих пор происходят регулярно, высоко над холмами Голливуда.Это беспрецедентная резиденция Шетс-Голдштейна, шедевр 1963 года, спроектированный Джоном Лотнером, который раздвигает границы научно-фантастического сюрреализма, изящного минимализма и инновационных технологий.

Сегодня крупный владелец и смотритель поместья - магнат недвижимости, приверженец моды и супер-фанат НБА Джеймс Голдштейн - построил грандиозную репутацию дома, превратившись из символа решающего дизайна середины века в беспрецедентный символ гедонистическая культура Южной Калифорнии.

Добро пожаловать домой, ангелы.

Эффектный дом Шетса-Гольдштейна более 50 лет преобладал в качестве культурного эталона, его космическая архитектура сегодня так же вечна, как и тогда, когда архитектор Джон Лотнер задумал его в 1963 году. Большой Лебовски , Углы Чарли: Full Throttle и Bandits были сняты под его консольной крышей. Снуп Догг сделал это место местом для своего музыкального клипа «Let's Get Blown», а Марк Ронсон и Джейми ХХ праздновали здесь перед церемонией вручения премии «Грэмми» 2016 года.

В 2015 году Рианна выбрала этот дом для празднования своего 27-летия в присутствии Леонардо Ди Каприо. Джеймс Гольдштейн, колоритный владелец дома с 1972 года, вспоминает печально известную вечеринку, когда огромная пробка образовалась в нескольких кварталах от дома, когда люди пытались добраться до дома - Джек Николсон, выпив в руке, вышел из своей машины и направил движение.

Hollywood Houses

Голливуд всегда восхищался яркими футуристическими творениями Лотнера. Шпионский фильм о Джеймсе Бонде 1971 года, Diamonds Are Forever , был снят в резиденции Элрода, спроектированной Лотнером, - чудо конической формы из бетона, невидимо спрятанное на скалистом склоне холма над Палм-Спрингс.

Body Double проходил в впечатляющей резиденции Лотнера Malin Chemosphere Residence, панорамном стеклянном восьмиугольнике, возвышающемся над пейзажем Голливудских холмов на стальном постаменте, как марсианский космический корабль. Смертельное оружие и Less Than Zero были сняты в других домах Лотнеров - и этот список можно продолжить.

«Прошло пятьдесят лет, кажется, пять или десять - и я не знаю, что, черт возьми, произошло, потому что я был вовлечен», - однажды сказал Лотнер о своей плодотворной карьере.

В середине 20 века Лотнер построил почти 200 домов и коммерческих зданий по всей Южной Калифорнии. Он внес большой вклад в жанр коммерческой архитектуры, известный как Googie, ультрасовременные придорожные здания 50-х и 60-х годов, названные в честь дизайна Лотнера для кофейни Googie на бульваре Сансет.

Дома Джона Лотнера известны тем, что водные элементы сочетаются с архитектурой.

Тем не менее, несмотря на сотни разработок и внимание Тинселтауна, Лотнер не добивался известности среди своих коллег или архитектурной прессы до своей смерти в 1994 году.Архитектура Googie, которую критики когда-то высмеивали как вульгарную и поверхностную, теперь считается частью американского культурного духа времени. Некоторые дома Лотнера в Лос-Анджелесе признаны историческими памятниками культуры.

Лотнер родился в Мичигане в 1911 году. Он был учеником архитектора Фрэнка Ллойда Райта в своем легендарном доме и школе в Аризоне Taliesin West. За шесть лет работы в этой компании Лотнер помог Райту реализовать ряд проектов. Как и Райт, Лотнера интересовали отношения между людьми, космосом и природой, и его здания часто объединяли воду и природные ландшафты в дизайн.

Но работа Лотнера развивалась не так, как у Райта. Дома Лотнера представляли собой сочетание фантазии и минимализма с широкими линиями крыш, стенами со стеклянными панелями и стальными балками. Он часто подчеркивал геометрические формы, такие как круги и треугольники, и использовал последние технологические инновации. Использование современных материалов, таких как бетон, позволило ему вписать свои конструкции в калифорнийский пейзаж, разместив свои научно-фантастические творения на скалистых склонах холмов, пляжах и пустынях.

Архитектор Барбара-Энн Кэмпбелл-Ланге, написавшая исчерпывающую книгу о Лотнере, описывает его так: «Джон Лотнер был высоким человеком с щедрой улыбкой, который хорошо смотрелся в красном. Его стол всегда был полон вещей, о которых он думал в тот день: узорчатая раковина, изображение изгибающейся египетской богини, отрывок текста о сущности красоты. Обожаемый всеми, кто его знал, Лотнер оставил в наследство малоизвестные работы, говорящие о безграничном потенциале архитектуры.”

Дом Шитса-Гольдштейна

Дом Шитса-Гольдштейна, расположенный недалеко от Беверли-Хиллз, был первоначально построен в 1963 году для профессора университета Пола Шитса и его жены Хелен Шитс, художницы.

Вырезанный на уступе песчаника холма, его самой яркой особенностью была обширная гостиная, которая была полностью открыта на террасу снаружи и защищена от холода только завесой принудительно нагретого воздуха. Нет кондиционера; Дом полностью охлаждается за счет вентилируемых окон.Выдвижные потолочные окна на кухне, открытая обеденная зона для трапез под звездным небом и стеклянная терраса - все это было необычно для того времени и помогло усилить ощущение дома и снаружи.

Когда калифорнийский барон недвижимости Джимми Голдштейн купил дом в 1972 году, он уже дважды переходил из рук в руки и находился в аварийном состоянии. Воздушная завеса с подогревом никогда не работала очень хорошо, и предыдущий владелец ограждал гостиную стеклом, в котором перекрещивались стальные столбы, мешавшие обзору.

Лотнер внес большой вклад в жанр коммерческой архитектуры «Гуги».

Вначале Гольдштейн нанял Лотнера, чтобы заменить его безрамным стеклом. Его почти невидимые швы открываются и закрываются одним нажатием кнопки.

«С этого проекта я никогда не останавливался», - говорит Гольдштейн о работе над домом с Лотнером. Дуэт продолжал сотрудничать до смерти архитектора 22 года спустя.

«Он и я были на одной волне по каждому предмету», - говорит Гольдштейн. «Что бы я ни предлагал, он мог сразу же предложить несколько различных решений, даже не выходя из своего офиса.”

Минимализм был ключевой концепцией Лотнера. «Все скрыто, все просто - и в то же время красиво», - говорит Гольдштейн.

Деревянный потолок открывается, чтобы поставить огромный телевизор в кабинете. В главной ванной установлена ​​стеклянная раковина без крана. Вода по мановению руки вытекает из скрытого носика и стекает за окно.

Работать вокруг существующей архитектуры часто было труднее, чем построить что-то с нуля, добавляет Гольдштейн: ремонт одной только главной спальни занял четыре года.

Джимми Голдштейн, не обычный эксцентрик

Джимми Голдштейн выглядит эксцентрично. У 70-летнего белые волосы до плеч и склонность носить черные кожаные штаны и шляпу из змеиной кожи. У него есть собственная коллекция мужской одежды, и, пожалуй, он наиболее известен как преданный поклонник баскетбола, который ежегодно посещает более 100 игр НБА. Он смотрит баскетбольные матчи каждую ночь из своего логова, спроектированного Лотнером, по 135-дюймовому телевизору.

Всегда будучи поклонником современной архитектуры, Гольдштейн потратил два года на поиски идеального дома, прежде чем обнаружил этот.Это единственный дом, в котором он живет с тех пор. В то время как Сантьяго Калатрава и Заха Хадид - еще двое из его любимых архитекторов, Гольдштейна навсегда запомнят как покровителя, который сделал Джона Лотнера популярным.

На протяжении двух десятилетий Голдштейн привлекал архитектора ко всем аспектам ремастеринга дома, включая проектирование всей мебели, ковров и освещения. Гольдштейн уверяет, что ни один другой проект Лотнера не предусматривает такого активного участия архитектора. Раньше четыре акра дома были покрыты тропическими джунглями, для содержания которых теперь требуется четыре садовника.

Удивительная инсталляция Джеймса Террелла «Небесное пространство» возникла после того, как Гольдштейн восхитился другими работами Террелла, которые он видел в музеях и частных домах. Через Ace Gallery в Лос-Анджелесе Гольдштейн организовал сотрудничество Лотнера и Террелла; и когда архитектор умер посреди процесса, Гольдштейн вмешался.

Названный Above Horizon , сооружение построено из тех же материалов, что и дом, и расположено на крутом склоне ниже жилого дома. В нем есть два портала, сделанные аэрокосмическим инженером, и тысячи скрытых светодиодов, которые каждый вечер заполняют территорию для светового шоу.

С таким большим количеством запросов на использование дома, Голдштейн построил альтернативное место для вечеринок, Club James, через дорогу. Разработанный протеже Лотнера Дунканом Николсоном, он включает в себя офисы, конференц-залы и частный ночной клуб. К входу в дом были пристроены раздевалки для съемок фильмов и фотосессий, а на крыше Гольдштейна построили бесконечный теннисный корт, которым он регулярно пользуется.

«Дом - это постоянная радость», - говорит он.

В 2016 году Гольдштейн передал свой знаменитый дом, его содержимое и окружающее его поместье площадью четыре акра Музею искусств округа Лос-Анджелес.Помимо дома и мебели, спроектированных Лотнером, в подарок входит небоскреб Turrell и работы художников Эда Руша, ДеВейна Валентайна, Бернара Венета и Кенни Шарфа.

В то время как изменения в самом доме закончены, Голдштейн работает над множеством будущих проектов в других частях дома, включая большую террасу, дополнительный бассейн, гостевой дом и кинозал.

«Кто знает, что еще я придумаю», - говорит Гольдштейн, чье наследство оценивается в 40 миллионов долларов и включает 17 миллионов долларов на поддержку и программирование для посетителей и ученых.Экскурсии по дому будут доступны по предварительной записи на ограниченной основе, пока Гольдштейн живет там.

Иногда он сам проводит экскурсии.

«Я считаю, что это моя обязанность - показать удивительную архитектуру Джона Лотнера всем, кто хочет ее увидеть», - говорит он.

Джеймс Гольдштейн и его волшебный дом

Возможно, не случайно самый загадочный человек Лос-Анджелеса живет в одном из самых известных домов города.У Джеймса Гольдштейна лицо, которое вы не забудете, заметите ли вы его у корта на игре Lakers, в первом ряду на шоу Saint Laurent или проезжаете по Голливудским холмам на своем винтажном кабриолете Rolls Royce (единственная машина, которой он когда-либо владел с тех пор, как он переехал в Лос-Анджелес в 1960-х). У него серебряные волосы до плеч, обрамляющие лицо, как у старой рок-звезды, и соответствующая чванство; он одевается с ног до головы и никогда не бывает без одной из своих многочисленных фирменных кожаных шляп и шляп из змеиной кожи (и редко без горячей молодой штучки на руке).

В Лос-Анджелесе ходят легенды о мистере Гольдштейне. Люди размышляют о его возрасте, его бывших любовниках и в основном о том, как он зарабатывал деньги. Но есть одна вещь, которая не подлежит сомнению, и это его дом: это один из самых впечатляющих в Лос-Анджелесе.

Расположенный на четырех акрах тропических ландшафтов в Беверли-Крест, этот дом является жемчужиной в короне американской органической архитектуры. Построенный в 1963 году архитектором Джоном Лотнером, дом настолько органично вписан в окружающую природу, что не всегда очевидно, внутри вы или снаружи, наверху или внизу.Естественный свет проникает через окна от пола до потолка и 750 стеклянных люков в крыше, размещенных там во время строительства первоначальным владельцем Полом Шитсом, который схватил своих детей и забрался на крышу, где они провели день, запихивая стаканы в отверстия в потолке. Желаемый эффект был достигнут: гостиная создает ощущение тенистого дерева. Свет проникает сквозь потолок, как если бы он был отфильтрован сквозь лиственные ветви. С прекрасным видом на Лос-Анджелес, окнами на стороне бассейна, которые выходят в логово (первоначально это была художественная студия Хелен Шитс, где она могла работать и одновременно смотреть, как дети плавают), почти полное отсутствие 90 -градусные углы и непонятный объем налитого бетона - в доме нет ничего не впечатляющего.

Лотнер, который изначально построил дом для семьи Шитсов, был отозван обратно в 1972 году, когда г-н Гольдштейн купил его в каком-то аварийном состоянии. В течение следующих 20 лет они вместе работали над тем, что Гольдштейн называет «усовершенствованием» дома, перестраивая и надстроив его. Большинство магических элементов дома было добавлено за эти двадцать лет сотрудничества эксцентричного Гольдштейна и Лотнера, мыслящего космической эрой. От встроенной бетонной мебели до крышных и стеновых панелей, которые открываются одним нажатием кнопки, дом одновременно является намеком на ультрасовременную эпоху, в которую он был построен, и доказательством стойкости хорошего дизайна.Неудивительно, что Гольдштейн, несмотря на его огромные богатства и частые поездки в Европу, не владеет другим домом. Лучше этого дома просто не найти.

Теперь, после четырех десятилетий почти ежедневного строительства, дом расширился и теперь включает плавучий теннисный корт, который находится над «Club James», полностью функционирующим частным клубом, в котором ранее в этом году проходила вечеринка по случаю 27-летия Рианны, на которой присутствовали Наоми Кэмпбелл и Мик Джаггер. , Бейонсе и Джей З.Инсталляция Джеймса Террелла «Небесный космос» спрятана у подножия холма. Бетонная комната под названием Above Horizon, спроектированная Турреллом, включает в себя утопленную кожаную кровать в центре комнаты и панели на потолке и стене, которые открываются, открывая небо. Тщательно откалиброванный свет и музыка играют, пока гости откидываются на кровати и смотрят на небо. Гольдштейн говорит, что в день проводится два шоу по 40 минут, одно на рассвете и одно на закате. Комната сбивает вас с толку; звук и свет здесь разные, и два раза в день вокруг солнца строится целое мероприятие.

Гольдштейн никогда не был женат, и без семьи, о которой можно было бы говорить, дом стал чем-то большим, чем просто дом: он как его ребенок. Дом привлекает его внимание и ресурсы в обмен на безмерное хвастовство и возможность устроить адскую вечеринку.

Автор: @erinspens (twitter.com/erinspens)

Как Джеймс Гольдштейн стал центральным элементом фэндома, стиля и недвижимости Лос-Анджелеса

Помимо поверхностных преимуществ, сидение так близко от места действия помогло Джеймсу завязать дружбу с одними игроками и бесчисленное множество других.Эти отношения гарантируют, что у него всегда будет дружелюбное лицо, даже когда он в одиночку путешествует из города в город во время плей-офф, «потому что никто не может угнаться за мной», - говорит он.

«[Мой график поездок] становится рутиной, и на самом деле он меня не так сильно истощает», - добавляет он. «Я привык читать в самолете».

Поскольку «Клипперс» выбыли из плей-офф, а «Лейкерс» так и не вышли в квалификацию, Джеймс проведет остаток весны, сканируя газеты от корки до корки, в перелетах от одного места у корта до другого.Но как бы хороши ни были эти помещения, его домашняя обстановка также впечатляет.

И не только проекционный экран в его шикарной гостиной. Сам дом является идеальным местом для холостяков - от пруда с карпами за пределами его кухни до полноразмерного «бесконечного» теннисного корта (где играли Роджер Федерер и другие звезды), который находится на вершине его частного ночного клуба, который он назвал (конечно) Клуб Джеймса.

Как рассказывает Джеймс, история Residence Goldstein начинается с Наташи - не одной из многих моделей, с которыми он составлял компанию на протяжении многих лет, а скорее афганской борзой, которую друг подарил ему в конце 1970-х годов.Наташе было не очень приятно застрять в его многоэтажной квартире.

«Ей нужно было место, чтобы побегать, - говорит он, - поэтому я стал искать дом».

Но не любой дом подойдет. Как поклонник работ знаменитого архитектора Фрэнка Ллойда Райта, Джеймс хотел что-то с современным дизайном. Он также настоял на месте с бассейном и видом на город.

После почти двух лет поисков он нашел дом, который, хотя и не в отличном состоянии, имел все, что он хотел, включая бассейн с видом.

«Как только я увидел дом, я понял, что он особенный для меня из-за острых углов дизайна, высокого потолка в гостиной, фантастического вида на город и окружающие холмы», - говорит он.

Проблема в том, что у кого-то уже был дом, спроектированный учеником Фрэнка Ллойда Райта Джоном Лотнером, по контракту. К счастью для Джеймса, этот покупатель попытался изменить цену.

«Я вмешался и купил его, - говорит он, - и это, несомненно, была одна из самых важных вещей, которые я когда-либо делал.”

В альтернативной вселенной Джеймс мог бы вложить все свои ресурсы в создание команды НБА. В этом он посвятил свое время, энергию и деньги расширению и переоборудованию своей собственности в местную достопримечательность - такую, которая будет принадлежать Музею искусств округа Лос-Анджелес после его смерти.

В течение первых полутора десятилетий своего владения Джеймс сотрудничал с первоначальным архитектором, чтобы модернизировать дом - от замены пластика и формики более прочными материалами до улучшения вида из знаменитой гостиной (как показано в The Big Lebowski ) с модернизированным стеклом.После смерти Джона в 1994 году Джеймс стал более активно участвовать в процессе проектирования и купил соседний участок, на котором в настоящее время располагаются его теннисный корт и ночной клуб. Добавьте украшения - большая часть которых - это либо произведения искусства в его изображении, либо статьи о нем в рамке - и не будет никакой ошибки, чей это дом.

Джимми Голдштейн Собственный капитал | Чистая стоимость знаменитостей

Собственный капитал Джимми Голдштейна: Джимми Голдштейн - американский застройщик и суперфан НБА, состояние которого составляет 300 миллионов долларов.Джеймс Ф. Голдштейн родился 5 января 1940 года в Милуоки, штат Висконсин. Его отец владел в Расине универмагом Zahn's. Он учился в Стэнфордском университете, затем получил степень магистра делового администрирования в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. После окончания Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в 1964 году он присоединился к компании Rammco Investment Corporation. Rammco заработала состояние в конце 60-х, купив дешевые сельхозугодья на окраинах Лос-Анджелеса, а затем превратив их в районы. Работа Джимми заключалась в поиске объектов для приобретения в Риверсайде и Сан-Бернардино. Благодаря этой работе Джимми познакомился с удивительно прибыльным миром владения парком на колесах.В начале 1980-х Джимми основал свою собственную инвестиционную компанию в сфере недвижимости и приступил к приобретению недвижимости. Сообщается, что по сей день он владеет как минимум дюжиной парков передвижных домов как в Северной, так и в Южной Калифорнии, что является его основным источником дохода. Например, в 2007 году он купил парк мобильных домов в Карсоне, штат Калифорния, за 23 миллиона долларов, используя финансирование на сумму 18 миллионов долларов.

Джимми вызвал споры по поводу своего стиля управления в некоторых из этих парков передвижных домов. Парки передвижных домов обычно контролируются, но Джимми постоянно борется за повышение арендной платы за свои владения.Он успешно подал в суд на несколько городов, которые пытались заблокировать повышение его арендной платы. Он также вызвал проблемы, приняв закон 1893 года, который позволяет землевладельцам делить свою собственность на отдельные города. Используя эту стратегию, Джимми смог заставить своих арендаторов либо выкупить свою недвижимость у Джимми, либо съехать, после чего он волен поднять арендную плату.

В некоторых интервью Джимми намекал, что он продал землю под тем, что в конечном итоге стало роскошным торговым центром Century City, но это не подтверждено.На визитной карточке Джимми написано «Мода, архитектура, баскетбол».

Гольдштейн, вероятно, наиболее известен как постоянный участник игр НБА, где его можно увидеть на лучших местах в чрезвычайно яркой одежде. Обычно он посещает более 100 игр за сезон как в своем родном штате Калифорния, так и по всей стране. Его можно увидеть в сторонке, как правило, в возмутительной одежде. Сообщается, что Джимми ежегодно тратит более 500 тысяч долларов на покупку билетов на спортивные мероприятия и поездки на игры.У него есть места на полу по сезонным билетам на игры LA Lakers и LA Clippers.

Джимми также известен тем, что владеет роскошным домом на Голливудских холмах. Дом, который называется «Резиденция Шетс Гольдштейн», был спроектирован известным архитектором Джоном Лотнером. Он был построен в 1963 году. Джимми купил его в 1972 году за 185 001 доллар. Это то же самое, что 1 миллион долларов в сегодняшних долларах. Предыдущие владельцы не содержали собственность в хорошем состоянии, поэтому Гольдштейн обратился к Лотнеру, чтобы помочь ему вернуть ей первоначальную славу.Со временем он также приобрел близлежащие участки, чтобы создать частные джунгли площадью четыре акра в центре престижного Беверли-Хиллз. Дом был показан во многих фильмах и телевизионных постановках, в первую очередь в «Большой Лебовски» и «Ангелы Чарли». В отеле есть «пейзажный теннисный корт» на прилегающем участке с видом на горизонт Лос-Анджелеса. Прямо под теннисным кортом находится полностью функционирующий подземный ночной клуб Club James. В клубе побывали многие знаменитости. Рианна провела там свой 27-й день рождения, на котором присутствовали такие участники, как Мик Джаггер, Леонардо Ди Каприо и многие другие.Если бы он когда-либо был выставлен на продажу, он, вероятно, стоил бы к северу от 80 миллионов долларов. Если вы когда-нибудь думали о покупке, то, к сожалению, вам не повезло, потому что Джимми жертвует особняк музею LACMA после своей смерти. Так что вы сможете совершить экскурсию!

Коронавирус покинул суперфан Лос-Анджелеса за пределами пузыря НБА

Это вид на Лос-Анджелес, который стоит не менее 50 миллионов долларов с террасы Джеймса Гольдштейна, весь Лос-Анджелес, сияющий на солнце под одним из самых знаковых домов города.А для 80-летнего Гольдштейна это идеальное место для телевидения.

Конечно, в логове Гольдштейна есть экран диагональю 130 с лишним дюймов, который идеально подошел бы для баскетбола НБА, но с солнечным светом и играми, которые проходят по 10 или около того часов в день, почему бы также не поймать лучи?

«У меня одновременно и эта точка зрения, и игра», - сказал Гольдштейн в телефонном звонке на прошлой неделе.

Но даже один из лучших способов смотреть баскетбол в мире - а терраса в доме Гольдштейнов «должна быть одним из них», по словам бывшего там руководителя НБА, - не может удовлетворить самого мультимиллионера. потребляющее хобби.Он пристрастился к посещению игр НБА.

И он с радостью променял бы свое восьмизначное представление на место в лиге Орландо, штат Флорида, мыльный пузырь.

Впервые за два десятилетия плей-офф НБА пройдет без кортов Гольдштейна, без его модной кожаной куртки и брючных костюмов, фирменных шляп и шейных платков, которые сделали его одним из самых узнаваемых фанатов НБА.

В обычный год он в среднем посещал 35 игр плей-офф. И в этом году он почти наверняка никого не приедет.

«Я действительно не понимаю, что это со мной сделает», - сказал он.

Джеймс Голдштейн наблюдает, как игроки разминаются перед пятой игрой финала НБА 2017 года между Golden State Warriors и Cleveland Cavaliers в Окленде.

(Марсио Хосе Санчес / Associated Press)

В служебной записке, разосланной командам в среду, НБА изложило свои планы по приглашению игроков в баббл после первого раунда плей-офф. Согласно правилам, игроки могут приглашать только членов семьи или людей, с которыми у них есть давние отношения.Деловые партнеры и агенты входят в число запрещенных. Похоже, что и магнаты в сфере недвижимости нуждаются в исправлении НБА.

Отвечая на вопрос о возможности участия Голдштейна в играх плей-офф в какой-то момент, руководитель НБА сказал, что ситуация должна кардинально измениться.

Это больше, чем просто поход на баскетбол и возвращение принадлежащих ему мест у корта возле скамейки для посетителей игр «Клипперс» и «Лейкерс». Это нечто большее, чем мультимиллионер, которому некуда податься.Как и в случае со многими другими людьми, речь идет о человеке, который не может пользоваться некоторыми из своих самых ценных связей из-за коронавируса.

Джеймс Гольдштейн обменивается рукопожатием с нападающим «Денвер Наггетс» Полом Миллсэпом после игры против «Лейкерс» 22 декабря 2019 года в Staples Center.

(Майкл Оуэн Бейкер / Associated Press)

«Я очень скучаю по нему», - сказал Гольдштейн. «Потому что для меня поход на игру - это больше, чем просто просмотр игры, потому что у меня сложились такие тесные отношения со всеми командами гостей.Я разговариваю с игроками перед игрой, общаюсь с тренерами. Я разговариваю с представителями СМИ. У меня отношения, которые так близки всем в НБА. А теперь внезапно я отрезан от этого ».

Часто можно увидеть, как величайшие звезды НБА отрываются от своих предигровых разминок, чтобы поболтать с Гольдштейном перед играми, часто позируя с ним для фотографий. Для некоторых это не большая игра, если не будет Голдштейна, одетого в черную кожу, с молодой моделью на руке.

Джеймс Голдштейн пожимает руку охраннику из Юты Доновану Митчеллу перед началом игры плей-офф первого раунда между Jazz и Houston Rockets 22 апреля 2019 года в Солт-Лейк-Сити.

(Рик Боумер / Ассошиэйтед Пресс)

Клипперс попросили Гольдштейна стать виртуальным фанатом одной из их игр с раздачей, но после первоначального согласия он обнаружил, что технология слишком сложна.

«Я начал смотреть, что они показывают по телевизору, с виртуальными фанатами. И я думаю, что это так нелепо выглядит, что я рад, что не смог понять этого, если честно, - сказал Гольдштейн.

Это может быть к лучшему, потому что вряд ли будет менее виртуальный фанат НБА, чем Голдштейн.Он посетил аж 39 игр плей-офф за один постсезон. Ночью он будет у корта, а утром летит на юго-запад, чтобы отправиться на лучшую игру той ночи.

Его любовь к НБА - любовь, которая прослеживается 65 лет назад, когда Гольдштейн работал с радиокомандой Milwaukee Hawks, помогая поддерживать статистику - превратилась в привычку на 600 000 долларов в год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *