Балеты начо дуато: Современные балеты Начо Дуато в Михайловском театре

Содержание

Современные балеты Начо Дуато в Михайловском театре

В 2011 году впервые в современной истории иностранец возглавил балетную труппу в России. За свои три года в Михайловском театре испанец Начо Дуато поставил десять спектаклей. Он не стал легендой, как предыдущий великий иностранец Мариус Петипа, и не произвел революции в русском балете. Но вклад его переоценить трудно: в числе его заслуг не только новый блеск и слава одного из главных театров Северной столицы, но и несколько потрясающих балетов, которые обязательно нужно смотреть.

Именно в России Дуато впервые в своей практике обратился к классике. Его “Спящая красавица”, “Щелкунчик” и “Ромео и Джульетта” – тема отдельного обстоятельного разговора. А этот будет о современных постановках, настоящих жемчужинах балетной сцены Петербурга.

“Многогранность. Формы тишины и пустоты”


Лаконичные, скульптурные, с фантастически проработанной пластикой – они открывают новую плоскость восприятия музыки.

Посмотрев “Многогранность. Формы тишины и пустоты”, вы по-настоящему поймете, насколько головокружительно сложна музыка Баха. И если и можно создать нечто столь же совершенное, как она, то у Дуато это почти получилось.

“Многогранность. Формы тишины и пустоты”


Впрочем, “понимать” в его хореографии значит куда меньше, чем “чувствовать”. Его творения невозможно смотреть, сохраняя равнодушие, – острота эмоций в них физически ощутима.

В “Без слов” это томительная, печальная чувственность, в “Белой тьме” – мучительная тревога. “Белую тьму” Дуато посвятил своей сестре, умершей от передозировки.

Здесь настоящая смерть и живая боль вибрируют в каждом движении танцовщиков.

Это страшное, страшно правдивое и страшно красивое произведение хореографического искусства – одно сплошное переживание. Нагнетающая музыка Карла Дженкинса, белый порошок, пересыпаемый из рук в руки, мечущиеся в клетках из света на темной сцене то ли собратья-наркоманы, то ли мысли героини, и, конечно, финальный аккорд, попавший на афиши, – все это будто выжигает чудовищную дыру в сердце, и это настолько же больно, насколько прекрасно.

Дуато уверен, что подобные темы нужно поднимать, в том числе в танце, и то, как он это делает, – лучше любых рассказов и обсуждений.

“Белая тьма”


Иоганн Себастьян Бах, герой балета “Многогранность. Формы тишины и пустоты”, проживает целую гамму эмоций – от ощущения вдохновенного всемогущества до жуткой, рвущей душу беспомощности перед лицом Женщины в маске – то ли Смерти, то ли Судьбы, одновременно ласковой и жестокой. В моменте, когда хрупкая барышня, ведомая в танце, внезапно хватает его за горло, впервые раскрывая свою истинную сущность, дыхание перехватывает у доброй половины зала.

Хореограф Начо Дуато: России нужно немного открыться

  • Ксения Гогитидзе
  • Би-би-си, Лондон

Мастер бессюжетных коротких балетов Начо Дуато после трех лет работы в Петербурге признается, что вновь подружился с классикой, не любит, когда его называют «современным» хореографом и обещает до переезда в Берлин поставить в Михайловском театре нового «Щелкунчика».

«Я классик, когда делаю классический балет, как, например, «Спящая красавица», или более современный хореограф, когда ставлю одноактные балеты. Хотя да, это правда, мне ближе абстрактные балеты и меньший формат. Можно поставить «Жизель» свежо и по-новому, а можно поставить что-то «современное», но из него будет песок сыпаться», — объясняет Дуато.

Начо Дуато показывает в Лондоне «новое лицо» Санкт-Петербургского Михайловского театра. Лондонская национальная опера видит Дуато в последний раз в качестве руководителя петербурской балетной труппы: в следующем году маэстро уходит из Михайловского и переезжает в Берлин, где возглавит объединенную труппу государственного балета Staatsballett.

Для него приезд в Лондон примечателен еще и тем, что именно в Лондоне он начал танцевать — в 18 лет в Rambert School.

«У меня совершенно не было денег, приходилось подрабатывать в «Макдоналдсе», потом официантом в баре Food and Wine, спать в ночлежках, вспоминает Начо. — Спустя несколько лет я вернулся в Лондон танцором Cullberg Ballet и позднее приезжал в качестве руководителя Испанской балетной труппы. Жизнь абсолютно непредсказуемая штука».

«Я очень горжусь тем, что приехал сюда с Михайловским балетом. Лондонская публика знает и любит наших танцоров, приглашенных танцоров. Наталья Осипова, Иван Васильев, Олеся Новикова, Леонид Сарафанов, Полина Семионова, Денис Матвиенко — она ждет и любит их. Но, мне кажется, именно сейчас, они увидели не только отдельных танцоров, а весь театр, как нечто целое. Весь театр — сейчас звезда».

Первый иностранец за 100 лет

Два с половиной года назад балетный мир взорвала новость о назначении испанского хореографа на пост главного художественного руководителя одного из старейших театров Петербурга.

Перед Дуато, танцевавшим в труппе Иржи Килиана в Нидерландах, которого Начо до сих пор считает самым лучшим современным хореографом, стояла задача осовременить и вдохнуть новую жизнь в петербургский театр и вывести его из тени всемирно известной Мариинки.

Пригласил известного испанца Владимир Кехман, возглавивший Михайловский театр в 2007 году в качестве гендиректора. Кехман также был совладельцем крупнейшего импортера бананов в Россию — группы JFC, которая недавно была признана банкротом.

Согласившись в январе 2011 года возглавить Михайловский, Дуато не ждал быстрых перемен и не стремился к ним. Как он признает сейчас, у него «не было цели взять и перевернуть все с ног на голову. Нужно двигаться постепенно».

Он не стал увольнять танцоров и не стал ничего кардинально менять.

«Первые три года ты принюхиваешься, присматриваешься, — говорит Дуато, признавая, что можно судить о переменах в театре лишь через несколько лет. — Я увидел перемены в испанском театре после 10 лет работы. Когда я пришел в Михайловский, я сказал Кехману: может быть с этим театром перемены будут видны и раньше, лет через пять-шесть».

«Это же не фабрика, ты работаешь с живыми людьми и их чувствами, с публикой».

Так или иначе, Начо Дуато — первый после француза Мариуса Петипа иностранный хореограф, руководивший российской балетной труппой.

«Мы показали им новое лицо Михайловского театра. Михайловский открыл дверь, ведущую в новое. И мне кажется, это очень хорошо. Мы немного взбудоражили культурную жизнь, хотя бы даже тем фактом, что театром впервые за 103 года руководил иностранец. И публика отнеслась к тому, что мы делали, очень хорошо».

Он пришел к выводу, что подобная совместная работа возможна. Надо только захотеть меняться. А публика, по его словам, уже готова.

Автор фото, The Mikhailovsky Theatre

Подпись к фото,

Михайловский театр на гастролях в Лондоне до воскресенья, 7 апреля. www.eno.org

«Балет не стоит на месте, он развивается и меняется. Не нужно думать, что публика хочет видеть только древнюю классику. Никто не держит балетов столетней давности».

«Танцоры молодые, они хотят пробовать нечто новое, разное, другое. Им понравились мои движения, моя работа, подход, отношение к публике и они хотят продолжать в этом духе. И если они не найдут это в данном театре, они будут пробовать в других местах».

Дуато подарил танцорам Михайловского новые движения и постарался научить их своему хореографическому языку, а взамен вновь «подружился» с классическим балетом.

«До Михайловского я никогда не ставил классические балеты. Я взялся за «Спящую красавицу», потому что меня попросил об этом Кехман. Но я хотел сделать ее по-моему, моим хореографическим языком. Я не хотел копировать ни Петипа, ни кого-то другого. И мне очень понравилось работать над классическим балетом, говорить на классическом танцевальном языке. Балерины танцуют на пуантах, это балет, где есть сюжет. Я следую за музыкой».

Сам Начо Дуато не любит, когда его называют «современным хореографом». «Нельзя точно сказать, когда кончается классика, начинается неоклассика или модерн. Есть три этапа, ты волен делать, что хочешь», — говорит хореограф.

Хореографическое НКО

Прививать новое отношение к современности нужно с младых ногтей, уверен Дуато. В России молодые хореографы, желающие работать в этой сфере, пока не получают должной поддержки, признает он.

«Поэтому я считаю очень важным работу с детьми, юными танцорами. И я надеюсь мое сотрудничество с балетной школой Вагановой продолжится. Я преподаю и в других балетных школах, Австралии, Мадриде, Париже, Новой Зеландии, во многих странах».

Он называет это в шутку своей «некоммерческой организацией «Хореографы без границ»». «Я репетирую с ними, если получается поехать, я отправляю моих ассистентов и бесплатно предлагаю им мои балеты».

Когда Дуато подписывал контракт с Михайловским, то, по собственному признанию, думал, что это на всю жизнь. «Но вот мне предложили нечто новое, и я согласился».

«Сейчас после 20 лет работы в Испании, трех лет в Петербурге, я готов к Берлину. Я готов быть в центре Европы и руководить там балетной труппой. Я думал, что в моем возрасте мне больше никто не прдложит руководить балетной труппой. Но только за время моей работы в Михайловском мне поступило пять предложений. А Берлин зовет меня уже в третий раз. Я просто не мог не согласиться», — говорит 56-летний Дуато, которого называют одним из самых востребованных хореографов.

В Берлине у Дуато почти готово расписание постановок до 2016 года из расчета пять премьер в год. «У меня уже есть даты, время и в каком именно театре будет поставлен балет».

Впереди еще несколько месяцев работы в Петербурге, где хореограф планирует новые премьеры в апреле и мае. Завершить работу в театре Дуато планирует новой постановкой «Щелкунчика», а в будущем обещает приезжать время от времени в качестве хореографа.

Россия постепенно открывается

Одиночка и интроверт Дуато говорит, что сохранит в памяти огромный город с пустыми улицами. «Я люблю проводить время один, я не очень общительный человек. В Петербурге я был еще более одинок. Но это полезно».

Автор фото, The Mikhailovsky Theatre

Подпись к фото,

По словам Дуато, танцорам Михайловского театра понравился его хореографический язык

«Мне повезло работать с выдающимися танцорами современности. Я никогда не забуду ощущения, когда я первый раз репетировал со Светланой Захаровой. Такое чувство, как будто перед тобой (а я не католик) Дева Мария. Это незабываемо. Это же ощущение возникает, когда работаешь с Натальей Осиповой, Леонидом Сарафановым, — одними из лучших танцоров современности».

Конечно, говорит Дуато, он понимает, что «театру, который хочет ставить классические произведения, необходимы громкие имена — никто не сможет смотреть длинные балеты, если у тебя нет в запасе красивых солистов и прим».

«Российские танцовщики более закрытые, относятся к тебе немного отстраненно. Это похоже и на саму страну. Россия все еще закрытая страна, ей немного нужно открыться. Медленно, но это постепенно происходит».

Недавний скандал с нападением на худрука Большого Сергея Филина не должен отпугнуть зарубежных хореографов, уверен Дуато. Это единичный случай, который никак не отражает того, что происходит в балетном мире, говорит он.

«Мы знаем о худших вещах, которые происходят в политике, в бизнесе, где люди просто исчезают. Этот случай [в Большом театре] не часть мира балета. Балетный мир — совершенно не тот, который показан в глупом фильме «Черный лебедь», который я даже не хочу смотреть. Большой — это очень красивый и чудесный театр. А тот, кто совершил этот поступок — просто сумасшедший, и место ему в сумасшедшем доме».

Спектакль В лесу. Прелюдия. Белая тьма

«Без слов» — вторая работа Начо Дуато для знаменитой труппы Американского балетного театра. Для балета Начо Дуато выбрал шесть шубертовских песен, однако, как и обещает название, это инструментальная музыка без слов. Как и композитор, хореограф лишает танец даже налета романтики. Любовь и смерть по логике музыки становятся центральными сюжетами. Новый мир со всеми его возможностями реализован как темное экзистенциальное сценическое пространство, характерное для XX века. В этом балете Дуато перед нами во всей своей спонтанности, прямолинейно и без прикрас, предстает универсальный жизненный цикл. «Прелюдия», по словам автора, — это преломление тех эмоций и впечатлений, которые сопровождают начало нового периода его жизни — в России, в Петербурге, в Михайловском театре. Этот балет, как обычно, не опирается на конкретный сюжет. Его концептуальное ядро — встреча двух разных, но стремящихся к взаимному познанию и взаимному проникновению миров: классического балета и современного танца. Название балета при кажущейся простоте многозначно. Его смысл, конечно же, не сводится к значению термина из музыкального словаря. Можно предположить, что Дуато в своем новом произведении постарался передать все эмоциональные нюансы, сопровождающие сближение двух противоположных начал, в последующем слиянии которых зарождается новая жизнь.

Спектакль выдвинут на «Золотую маску» в 2-х номинациях! В репертуаре Михайловского театра появится одно из самых известных сочинений Начо Дуато — одноактный балет «Белая тьма». Героиня балета, потерявшая веру в любовь, пытается найти забвение; но путь, который она выбрала, вместо радости приносит лихорадочное возбуждение, а дальше — разочарование, отторжение и самоизоляцию. С первых дней пребывания на посту художественного руководителя балета Михайловского театра Начо Дуато планировал поставить на нашей сцене этот знаменитый балет. При этом хореограф всегда подчеркивал, что этого нельзя сделать сразу, что прежде труппа должна в полной мере освоить его стиль и особенности пластики. Теперь, когда в репертуаре театра десять сочинений Дуато, в том числе те, которые специально ставились для нашей труппы, он уверен, что время для «Белой тьмы» пришло и что артисты в полной мере передадут все нюансы сложнейшего танцевального языка. Начо Дуато лично контролирует подготовку премьеры; при его непосредственном участии будут проходить заключительные репетиции.

Одноактные балеты Начо Дуато

16 октября Театр Эстония  
Михайловский театр (Санкт-Петербург)

Одноактные балеты Начо Дуато
12+

БЕЗ СЛОВ
Музыка: Франц Шуберт
Хореография, костюмы, декорации: Начо Дуато
Художник по свету: Брэд Филдс (оригинальная идея − Начо Дуато)
Ассистенты хореографа: Томас Кляйн, Гентиан Дода
Продолжительность 30 мин.

ДУЭНДЕ
Музыка: Клод Дебюсси
Хореография: Начо Дуато
Художник-постановщик: Вальтер Ноббе
Художник по костюмам: Сьюзан Унгер
Художник по свету: Николас Фиштель
Ассистенты хореографа: Тони Фабр, Эва Мария Лопес Кревиллен
Продолжительность 30 мин.

Номинация на Премию «Золотая Маска» 2012 г. – «Лучший спектакль в балете».

NUNC DIMITTIS
Музыка: Арво Пярт, Давид Азагра
Хореография, костюмы, декорации: Начо Дуато
Художник по свету: Брэд Филдс
Художник-технолог по костюмам: Алла Марусина
Репетитор: Кирилл Мясников
Главный хормейстер: Владимир Столповских
Продолжительность 25 мин.

Нет разницы между классическим и современным танцовщиком. Есть разница между хорошим и плохим танцовщиком. Мне не нужны другие артисты, я люблю этих. Мне очень нравится, когда публика хлопает мне как хореографу. Но еще больше нравится, когда я могу научить артиста тому, чего он не знает, раскрыть то, что в нем спрятано.

Начо Дуато,  интервью газете «Коммерсант»

Эволюцию стиля Дуато нельзя приписать возрастным изменениям или возмужанию его дара: поздние произведения «испанского» Дуато отличаются от его русских работ не менее существенно. Тут − впервые в нашей истории − впору говорить о влиянии российской труппы на европейского хореографа. До сих пор все западные авторы, ставившие в России оригинальные балеты, работали с нашими артистами недолго, и ломать свои пластические привычки, подстраиваясь под стиль хореографа, приходилось в первую очередь танцовщикам. А худрук «михайловцев» Начо Дуато не вылезает из петербургских репетиционных залов  и, как чуткий автор, зависимый от материала и среды обитания, обрел отчетливый «петербургский» окрас.

газета «Коммерсант»

Начо Дуато − бескомпромиссный человек, пронзительно музыкальный, поражающий естественным, как дыхание, виртуозным композиционным даром. Это совершенно головокружительное чувство − видеть, как на твоих глазах рождается то, что будет жить, вероятно, и тогда, когда нас не будет. В этом смысле Дуато, конечно, петербургский автор самого высшего класса.

журнал «Афиша. Санкт-Петербург»

«Без слов» – балет на музыку Шуберта для восьми артистов и их теней (сложная работа со светом, придуманная самим Дуато и воплощенная Брэдом Филдсом) сохраняет свойственную хореографу элегическую интонацию, но приобретает больший нерв, тревога в тексте сильнее. В спектакле звучат отчетливый страх смерти и просьба о милосердии. К кому? К кому-то, к кому тянет руки маленькая грустная толпа. 

Взяв религиозную музыку Арво Пярта (Nunc Dimittis; в российских церквях песнь Симеона Богоприимца звучит как «Ныне отпущаеши…») и добавив к ней фрагменты, сочиненные Давидом Азагрой, Дуато хочет поговорить на духовные темы. Симеону было предсказано, что он не умрет, пока не увидит Мессию, – и Симеон, увидев младенца Иисуса, благодарит Господа за выполненное обещание.

журнал «TimeOut»

Балет «Дуэнде» рожден музыкой Дебюсси. Тут отсутствует рефлексия и властвует скорость, сиюминутная природная изменчивость, игра стихий и витальных сил. В общем, импрессионизм. Движения-волны с примесью акробатики похожи на заклинание, они выстроены так, что кажется: мы видим лучи солнечного света, призрачность луны, морской прибой и журчание воды в ручье. Этот балет под звуки флейт и арф сделан о прогибах и острых позах человеческого тела, он вызывает в памяти что-то языческое, античное: может, по мысли Дуато, так веселились нимфы и полубоги?

газета «Новые Известия»

Пожертвовал слоном: Начо Дуато поставил «Баядерку» без экзотики Индии | Статьи

Индийские танцы, золотой княжеский дворец, огнепоклонники и тени — худрук балетной труппы Михайловского театра Начо Дуато знает, чем привлечь публику. После завершения контракта в Государственном балете Берлина прославленный хореограф вернулся в Петербург и представил долгожданную премьеру — «Баядерку».

Балет, созданный Мариусом Петипа для императорской сцены, за полтора столетия претерпел множество трансформаций — потерял целый акт, а вместе с ним заложенную изначально мораль. Дуато не вдавался в исторические изыскания. В споре о судьбах балетного наследия он однозначно на стороне «обновленцев», а не «реставраторов». Об этом свидетельствует его «Спящая красавица», бьющая в Петербурге рекорды кассовых сборов.

Фото: Стас Левшин

Принимаясь за очередное произведение русской классики, испанский мастер хотел поставить спектакль, лишенный архаики и привлекательный для современного зрителя. Но если в «Спящей» каноническая хореография была для Дуато не более чем отправной точкой, разбудившей его фантазию, то в «Баядерке» всё ценное из хореографического текста предшественников он сохранил.

Фактически в неприкосновенности остался третий акт со знаменитой картиной «Тени», но число танцовщиц кордебалета сократилось с 32 до 24, что вызвано скромными размерами сцены. Не изменилась и привычная последовательность сцен и драматургических кульминаций.

Впрочем, худрук Михайловского балета недрогнувшей рукой вырезал из старинного театрального полотна истлевшие фрагменты — мимические сцены, объяснения на языке жестов, продолжительные массовые шествия. «Милые приметы старины», тормозящие действие, заменены щедрым танцевальным орнаментом, в котором пульсирует живая энергия. Дуато пожертвовал даже гигантским бутафорским слоном, появление которого украшало свадебное торжество. Взамен, не скупясь, постановщик наделил азартным танцем персонажей, которые прежде имели в своем распоряжении только статичные позы и «язык глухонемых». Танцуют огнепоклонники — не пигмеи, а статные юноши. Танцует стража во дворце раджи. Вместе с воинами, пренебрегая кастовыми различиями, танцует их повелитель.

Фото: Стас Левшин

Полностью средствами танца решена роль Великого брамина. Важный в драматургии спектакля персонаж прежде воспринимался существом без возраста и пола. В версии Дуато он превратился в сильного, сгорающего от страсти молодого мужчину. Экзотический наряд — сверкающий нагрудник на обнаженном торсе, длинная юбка, полы которой украшены богатым орнаментом, диктуют стиль его мощных амплитудных движений. Сергей Стрелков в этой роли напоминает клокочущий вулкан, его танцевальный диалог с Дугмантой (Андрей Касьяненко) — один из главных эмоциональных узлов.

Столкновение Никии и Гамзатти делает основной конфликт, двигающий действие, еще более рельефным. Никаких недомолвок, страсти обнажены, трагическая развязка неотвратима. Ее предвестником стал характерный «танец барабанщиков» во втором акте. Никаких барабанов нет (в отличие от «индусского танца», восходящего к Петипа), но есть энергетика и изобретательный рисунок. Танцовщиков в черных штанишках-юбочках можно принять за стаю диких птиц, предвещающих беду.

Фото: Стас Левшин

Никию на премьере танцевала Анжелина Воронцова. Каждое ее движение было не просто красиво, а будто подсвечено изнутри. В свободе, с какой она ведет свою партию, немалая заслуга партнера: Иван Зайцев — Солор — вновь подтвердил, что он универсальный танцовщик и надежный партнер, умеющий представить балерину в выгодном ракурсе.

Полноправным соавтором спектакля стала сербская художница Ангелина Атлагич. Представления об Индии она черпала как из истории, так и из современной индийской моды и кинематографа. Декорация княжеского дворца поражает тусклым золотым блеском (художник по свету — Брэд Филдс), на этом фоне завораживающе выглядят костюмы, для которых использованы оригинальные индийские ткани, вышивка и стразы. Восточная роскошь контрастирует с космическим минимализмом «Теней», где танцовщицы одеты в пачки цвета тумана. Оттенок иронии, намек на увлекательную игру у Дуато имеется и он поддержан его соавторами. И в этом — свежесть и прелесть спектакля, который уважает историю, но хочет быть молодым.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Начо Дуато: «Хореография не должна быть застывшей»

На Большой сцене НОВАТа премьерой балета «Баядерка» открылся 76-й балетный сезон. Новую версию классического шедевра представил новосибирской публике прославленный хореограф Начо Дуато. Накануне начала самого долгожданного балетного сезона он рассказал Status о тонкостях подготовки спектакля в Новосибирске после пандемии, особенностями работы над классическими постановками с современными танцовщиками и поделился секретами создания экзотической атмосферы на самой большой театральной сцене России.

— Спектакль, который представлен в Новосибирске, тот же, который видели петербуржцы на сцене Михайловского театра?

— Да, это такая же постановка — те же костюмы, декорации, световая партитура. Но в целом всё сценическое решение масштабнее, так как и сам НОВАТ гораздо больше, чем Михайловский — почти в два раза.

— В качестве вашего основного ассистента, приглашённого педагога-репетитора выступает звезда российской балетной сцены, премьер Михайловского театра Леонид Сарафанов. Почему именно он, в чём его уникальность и особенность?

— Роль Леонида в подготовке премьеры — намного больше, чем ассистента. Кроме того, мы очень давно работаем вместе — он танцевал во многих моих постановках с 2010 года в качестве премьера, в частности, в балетах «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Прелюдия», «Невидимое». Я рад, что сейчас мы совместно можем ставить и корректировать хореографию «Баядерки».

— Можете ли назвать его своей «правой рукой»?

— Да — в России (смеётся). Я восхищаюсь им как танцовщиком, и мне очень легко работать с ним как с человеком. В работе со всеми моими ассистентами — будь то Гентиан Дода, который тоже помогал готовить премьеру «Баядерки» в НОВАТе и уехал преподавать в Академию имени А.Я. Вагановой, или Африка Гузман из Московской государственной академии хореографии — мне, прежде всего, должно быть легко. Они должны нравиться мне как люди, и только потом как постановщики.

Но самое важное — человеческое взаимопонимание, которое у меня есть с каждым из них, это нужно для создания плодотворной творческой атмосферы.

 

— Вернёмся к «Баядерке»: ваша новая постановка в НОВАТе будет максимально приближена к тому, что было первоначально создано Мариусом Петипа?

— Да, это действительно либретто Мариуса Петипа. При этом в моей редакции будут преимущественно первый и второй акты, в которые я внёс изменения. Скажем, шаги совсем другие. Остались разве что некоторые небольшие номера, как танец девушек, вариации четырёх баядерок, но всё остальное — новое прочтение. Лишь третий акт я оставил неизменным, поскольку он слишком красив, чтобы к нему «прикасаться», условно говоря.

— Постановка Петипа состоялась более века назад — как вы знаете, что происходило на сцене в то время?

— Я не знаю и не думаю, что кто-либо знает.

— У музыкантов есть ноты, знаки, чтобы сохранить партитуру, а как это происходит в мире хореографии?

— Действительно, партитура существует сама по себе, как картина художника. Допустим, шедевр «Менины» Веласкеса — шедевр навсегда.

Но самое прекрасное в балете — это живое искусство, форма творчества, которая живёт. Мне очень нравится, что балет меняется с течением времени: сама техника танцовщиков становится лучше, появляется новая хореография, вариации, всё претерпевает изменения — это нормально, особенно когда стараешься усовершенствовать постановку, а не наоборот. Поэтому я считаю это вполне естественным процессом для хореографии, которая не должна быть такой «застывшей», как картины или ноты.

Она представляет собой некий живой организм, как растение или дерево — и за это я очень люблю балет. Сейчас в наше время при наличии всех технических возможностей видео мы можем запечатлеть, «поймать» какую-то хореографию, но, перенеся её на другую сцену с другой труппой, всё равно получить что-то иное, отличающееся — и это чудесно.

 

— Что в новой «Баядерке» такого, чего не было, возможно, никогда?

— Я начал работать над классическими постановками в Михайловском театре, такую задачу ставил мне господин Владимир Кехман. Хотя, я никогда не стремился именно к этому, не мечтал ставить «Спящую красавицу» или «Баядерку». Но затем, начав, я очень сильно это полюбил. Думаю, что неплохо справился, так как зрители не покидали театр во время спектакля (смеётся), да и исполнителям тоже понравилась наша совместная работа.

Считаю, что мои версии классических спектаклей более лёгкие и человечные, они ближе современной публике, зрителям XXI века. Но я всегда делаю это, отдавая дань огромного уважения классике, технике, либретто. Я никогда не меняю историю, иногда слегка сокращаю музыку, но не удаляю сцены.

Например, во втором акте «Баядерки» я урезал медленные мизансцены свадьбы, также появление слона, тигра, так как для меня это выглядит немного старомодным, подходящим больше для Бродвея, чем для серьёзного театра.

— Действие происходит в Индии — задействована ли какая-то специальная жестикуляция?

— Да, разумеется (показывает характерные движения рук и головы). Ни Петипа, ни Минкус, ни вся публика того времени не бывали в Индии. Я же был в Индии, в Мумбаи и на Шри-Ланке, у меня есть индийские друзья, мы смотрим болливудские фильмы — поэтому логично, что на меня эта страна оказала больше влияния, чем на Петипа, который скорее что-то о ней читал, но никогда не имел возможности посетить. Возможно, это даже больше у меня внутри. И абсолютно невероятно, как он смог, никогда не видя Индию своими глазами, создать эту историю. Ведь при этом он, как известно, одно время жил в Мадриде, где постигал местную культуру и видел испанские танцы, которые потом мастерски стилизовал в балетах «Пахита», «Дон Кихот», «Щелкунчик». Но в Индии он не был, а я был и не понаслышке знаю её неповторимую атмосферу.


Леонид Сарафанов
, ассистент хореографа-постановщика, премьер Михайловского театра:
«Балет должен развиваться: развиваются тела, развиваются человеческие возможности, меняются вкусы, эстетика. Даже то, что мы видим на видеозаписях из 1960-ых годов или ещё раньше, выглядит, по крайней мере, забавно для профессионалов настоящего времени. Пришло время этот спектакль осовременить. В новой постановке «Баядерки» в спектакль добавилась динамика, немного сократился хронометраж, тем самым балет стал выглядеть, как современная классика. И основная задача хореографии Начо Дуато — предельная музыкальность, его стиль — особое осмысление музыки».

Текст: Анастасия Никулина
Фото: Никита Давыденко, пресс-служба НОВАТа

Балеты Начо Дуато — Евгений Пономарев — LiveJournal

23 мая
Михайловский театр

Начо Дуато, надо полагать, показал в Петербурге предпоследнюю премьеру. Осенью будет «Щелкунчик», и последнее окно в Европу — вместе с последним глотком свежего воздуха в петербургском балете — закроется. Программа из трех балетов производит удивительно свежее впечатление — на фоне того «гроба с музыкой», который мы видим на прочих балетных представлениях.
Первым показали балет «В лесу» (Na floresta) — балет блестящий и немного знакомый петербуржцам: его исполнила на сцене Михайловского труппа московского театра Станиславского незадолго до назначения Дуато главным балетмейстером. Второй просмотр оставил еще более сильное впечатление. То ли артисты танцевали лучше, то ли я смотрел внимательнее. Раскованность и простота движений создают удивительное ощущение внутренней свободы. Плетение лиан из тел артистов и легкий фовистический колорит, начинающийся декорацией и продолжающийся в музыке Вилла-Лобоса, как бы погружают зрителя в джунгли и растворяют в них — и мы действительно можем испытать толстовско-экологическое растворение в природе. К этому надо добавить традиционное для Дуато следование музыке, наложение движения на музыкальный рисунок, благодаря чему его балеты получают внутренний объем и музыкальность жеста.
Во втором отделении была «Прелюдия» — балет, специально поставленный для Михайловского театра два года назад. Писать о нем уже приходилось (http://evg-ponomarev.livejournal.com/tag/Прелюдия), но скажу вновь: великолепно стилизованный и музыкально аранжированный классический танец обретает в нем поэтику намеков и очень русских по духу указаний в беспредельное. К сожалению, «Прелюдия» так и остается прелюдией. Большого русского балета, который мы так ждали, испанский хореограф, вероятно, уже в Петербурге не создаст. Не исключаю, что «Прелюдия» так и останется лучшим балетом Дуато петербургского периода.
Третий балет — Invisible (Невидимое) на музыку Анджея Пануфника — третий русский балет Дуато, главное событие вечера — снова удивил публику: такого Дуато мы еще не видели. Можно полагать, что это реакция на столетие «Весны священной» и одновременно — погружение в сложную душу соотечественников Достоевского и Ленина (впрочем, сам Дуато говорил совершенно о другом). Главная героиня балета, если так можно выразиться, награждена совершенно чудовищной хореографией: местами это огромная мокрица (в соответствующего цвета костюме), местами в русской традиции так изображают Лихо Одноглазое, ведьм и кикимор. Рядом с героиней шесть танцующих пар, которые ее не замечают, но на которые она оказывает странное влияние. Вероятно, Дуато не слишком читал Достоевского, но что-то — феномен двойничества, например, или свидригайловско-ставрогинских призраков — почувствовал, живя в России и Петербурге. Это радует: значит, живет в наших жилах темная вода петербургской Леты-Невы, только мы давно перестали ее замечать. Концовка балета показалась затянутой, но это свойство хореографии Дуато: идя за музыкой, он не всегда готов резать музыку по живому.
Из исполнителей следует отметить Сабину Яппарову и «В лесу» и в «Прелюдии», Леонида Сарафанова, очень разного в «Прелюдии» и в «Невидимом», и Ирину Перрен, исполнившую главную партию в «Невидимом» так чудовищно, что показалась Екатериной Борченко.
Ностальгический колорит характеризовал всю эту весеннюю премьеру. Балетом «Невидимое» мы, возможно, хоронили недолговечный балет Михайловского театра: без знаменитого хореографа, без Осиповой-Васильева петербургский сезон превратится в нечто блекло-невидимое. А все-таки жаль, что в России все зависит от денежного мешка. Стоит ему прохудиться, в образовавшуюся дыру тут же утекает все самое лучшее — и ничего не поделаешь.

Начо Дуато. Танец. Биография и работа в Испании есть культура.

Хуан Игнасио Дуато Барсия родился в Валенсии в 1957 году. Он обучался в школе Рамбер в Лондоне и продолжил обучение в школе мудр Мориса Бежара в Брюсселе и в Американском танцевальном центре Элвина Эйли в Нью-Йорке. Его профессиональная карьера началась в 1980 году в престижном балете Каллберга в Стокгольме, но именно в Нидерландском танцевальном театре (1981) под руководством Иржи Килиана он впервые обрел известность.Там он написал свою первую хореографию «Jardí tancat» (1983) на музыку Марии дель Мар Бонет. Его балеты и хореография являются частью репертуаров самых престижных международных компаний. Он был художественным руководителем балета Испанского национального Лирический театра в Мадриде, сегодня Национальный Dance Company (1990-2010). В 1999 году он основал Национальный Dance Company 2, с целью подготовки и подготовки танцоров для своей профессиональной жизни. Руководит балетом Михайловского театра в Санкт-Петербурге.

Награды

Золотая медаль за заслуги в области изящных искусств (1999 г. )
Национальная танцевальная премия (2003 г.)
 

Основные работы

  • Увы

    Слияние дисциплин в поисках нового языка. Кино, театр и танец объединяются в этой смелой постановке, созданной танцором и хореографом Начо Дуато и словенским театральным режиссером Томашем Пандуром.

    Больше информации
  • Ареналь

    Народные традиции Средиземноморья отражены в голосе майорканской певицы и автора песен Марии дель Мар Бонет и в хореографии Начо Дуато.

    Больше информации
  • Дуэнде

    Волшебные миры французского композитора Клода Дебюсси становятся наводящим на размышления символическим танцем в руках танцора и хореографа Начо Дуато.

    Больше информации
  • Позолоченные Голдберги

    Одно из кульминационных музыкальных произведений всех времен, «Вариации Гольдберга» композитора Иоганна Себастьяна Баха, послужило источником вдохновения для этой хореографии танцора  Начо Дуато.

    Больше информации
  • Харди Танкат

    Майорканская певица и автор песен Мария дель Мар Бонет постоянно упоминается в работах танцора и хореографа Начо Дуато.

    Больше информации

Начо Дуато | Балетная сумка

Стиль Дуато

Если и есть что-то, что определяет стиль движений Начо Дуато, так это динамика: его язык выразительный, плавный и быстрый.Однако, чтобы правильно понять Дуато, помимо его довольно характерного европейского современного стиля (на который явно повлияла его работа с Килианом), необходимо также учитывать его музыкальность: работа Дуато всегда очень музыкальна, он признает, что музыка на первом месте и важнее. чем танцевать для него (на самом деле, он однажды сказал, что может представить мир без танца, но не без музыки). Музыка является отправной точкой для большей части его творчества (например, музыка Баха для Множественность. Формы тишины и пустоты или Дебюсси для Дуэнде ) и напрямую переводится для него в форме композиции, веса, образов. , даже запах (при создании Jardà Tancat в 1983 году он сказал своим танцорам, что чувствует запах цветов апельсина, когда слышит музыку).

Еще одним ярким элементом стиля Дуато является использование головы и рук. Эти части тела получают большую артикуляцию, не впадая в жестикуляционное движение, или настолько стилизованы, что жесты почти теряют свое первоначальное значение. Однако они остаются чрезвычайно выразительными, и, судя по некоторым клипам постановки Михайловского «Спящая красавица » (см. ниже), кажется, что Дуато переносит это и в свою новую работу в качестве балетмейстера.

Дуато придает большое значение танцору-мужчине, часто ставя соло, дуэты, группы и даже полные произведения исключительно для танцоров-мужчин (например: Ремансо ).Наконец, использование Дуато партнерских отношений также очень характерно: плавные, безупречные, тщательно продуманные последовательности партнерских отношений (также с частыми партнерскими отношениями между мужчинами), которые могут включать структуры pas de trois с двумя танцорами-мужчинами и одной танцовщицей в качестве основной хореографии. элемент.

Все вышеперечисленные элементы можно увидеть в разделе трио Arenal , в следующем видео с CompañÃa Nacional de Danza:

Основные моменты карьеры

Родившийся в Валенсии в 1957 , Хуан Игнасио Дуато Барсия начал свою карьеру в качестве актера в Испании в возрасте 16 лет.

В возрасте 18 лет он по рекомендации друга подал заявление в школу Rambert School в Лондоне, и, несмотря на то, что у него почти не было танцевального опыта, его пригласили в школу (NB: вот это талант!).

Дуато тренировался в Rambert в течение двух лет (его ускорили в середине первого года обучения) и продолжил обучение у Мориса Бежара в Mudra в Бельгии, что стало его первым знакомством с современным обучением, а также с музыкой. и драма. Эти две современные европейские школы оказали явное влияние на хореографию Дуато.

(Нажмите на фотографии, чтобы увидеть подписи и титры)

[однозначный идентификатор = 1274 w = 490 h = 453 float = центр]

Он также обучался в студии Элвина Эйли в Нью-Йорке в качестве получателя стипендии. Ему предложили место в труппе, но из-за проблем с визой вместо этого он подписал свой первый профессиональный контракт с балетом Каллберга в Стокгольме ( 1980 ).

Через год он переехал в Голландию, чтобы работать с Джиома Килиан и Нидерландским танцевальным театром, где, по его собственным словам, он «нашел свой настоящий творческий дом и человека, который должен был стать его наставником».

Опыт Дуато в NDT вдохновил его на создание своего первого произведения для NDT2: Jardà Tancat  ( 1983 ) на каталонскую музыку Марии дель Мар Бонет. С этой пьесой он получил первую премию на Международном хореографическом семинаре в Кёльне и начал свою хореографическую карьеру.

Он создал несколько других произведений для основной компании NDT и других международных компаний и был назначен хореографом-резидентом вместе с Хансом ван Маненом и Джио™Килиан в 1988 .

Дуато также продолжал работать с NDT в качестве танцора в течение десяти лет, пока его не пригласили вернуться в Испанию и руководить там национальной труппой ( 1990 ). Дуато широко известен как причина хорошего международного имени, которым в настоящее время пользуется CND.

[однозначный идентификатор = 1254 w = 490 h = 326 float = центр]

Между прочим, одновременно с предложением возглавить CND от испанского INAEM (Национального института исполнительских искусств и музыки) поступило еще одно предложение от Staatsballet Berlin, балетной труппы, которой он теперь руководит с 2014 .

Спустя 20 лет, после долгих споров и проблем с Министерством культуры, Дуато покинул CND и стал руководить Михайловским театром в Санкт-Петербурге ( 2011 ).

Его балеты входят в репертуар таких трупп, как Парижская опера, Балет Каллберга, Les Grands Ballets Canadiens, Балет Немецкой оперы, Австралийский балет, Штутгартский балет, Балет Гюльбенкяна, Балет Сан-Франциско, Бостонский балет, Готэмбургский балет, Королевский шведский театр. Балет, Национальный балет Португалии, Американский театр балета и др.

Вехи

  • 1983: Международный хореограф Wettbewerb, Кельн, первая премия за Jardà Tancat.
  • 1987: VSCD Gouden Dansprijs (Золотая танцевальная премия в Шаубургене) как исполнитель.
  • 1990: Назначен художественным руководителем CompañÃa Nacional de Danza, национальной компании Испании. Он руководит CND до 2010 года (и CND2 с момента основания)
  • 1995: присвоена степень кавалера ордена искусств и литературы , которая ежегодно присуждается посольством Франции в Испании.
  • – 1998: Золотая медаль за заслуги в области изящных искусств, присужденная Советом Испании.
  • 2000: Приз Бенуа де ла Данс, присужденный Международной танцевальной ассоциацией в Штутгартской опере за хореографию Множественность. Формы тишины и пустоты (Multiplicidad, formas de silencio y vacÃo).
  • 2003: Награжден Национальной танцевальной премией Испании (Premio Nacional de Danza) за хореографию.
  • 2010: Награжден премией Общества искусствоведов в Чили.Его хореография « На Флоресте » номинирована на «Золотую маску» — высшую награду круга российской критики.
  • 2011: Вступает в должность художественного руководителя Михайловского балета в Санкт-Петербурге, Россия.
  • 2013: Назначен художественным руководителем Государственного балета Берлина (Berlin State Ballet) с полномочиями, действующими с 2014 года.

[однозначный идентификатор = 1273 w = 490 h = 327 float = центр]

Темы, влияния и вдохновение

А как насчет тем Дуато? Ранние работы очень сильно основаны на природе или натуралистических темах, идее Средиземноморья и его жителей, и они отражают стремление поделиться всеми этими идеями со зрителем ( Arenal, Jardi Tancat, Por Vos Muero ). Сам Дуато комментирует, как его путешествия повлияли и / или вдохновили его работу, тот факт, что ему пришлось адаптироваться к новым культурам и языкам, которые могли отразиться на его родной культуре в этих первых работах.

Более поздние и современные работы склоняются к абстрактным, более глубоким темам, они более «проницательны», по его собственным словам (такие работы, как JardÃn Infinito , его последняя работа для CND, созданная как абстрактная дань уважения Антону П. Чехову) . Также делается упор на то, чтобы избежать четкого повествования (даже в сюжетных балетах он концентрируется на музыке и постановке каждой сцены, а не на полном повествовании).

Морис Бежар был, по словам Дуато, первым хореографом, с которым он когда-либо разговаривал, и эта встреча пробудила в нем любовь к танцу». Однако Килиан был его настоящим «маэстро». Дуато глубоко восхищается им и как художником, и как человеком, и он также признает, что на его ранние творения очень повлиял стиль Килиана. Однако со временем оба стиля разошлись, и Дуато нашел себя как хореографа. Уильям Форсайт — еще один хореограф, которым восхищается Дуато (по его собственным словам, «у него очень личное направление работы и эстетика, а глобальные концепции его шоу могут быть впечатляющими»).

Выше мы уже упоминали, что музыка является одним из главных источников вдохновения для Дуато при создании новой работы. Очень сильное влияние на него оказывают и две другие художественные дисциплины: литература и живопись. Он говорит, что в живописи он черпает вдохновение в отношении цвета и света, форм и пропорций, а также общих композиционных идей. В литературе он находит очерки или описания персонажей на темы, которые пытается использовать в своих балетах. Кроме того, Дуато признается, что вдохновляется жизнью вообще (в виде разговоров, жестов, бытовых эпизодов) и своими танцорами.

[однозначный идентификатор = 1272 w = 490 h = 345 float = центр]

Некоторые работы Дуато

  • Джарди Танкат (1983)
  • Синафаи (1990)
  • Симфония Индии (1984)
  • Ареналь (1988)
  • Таблицы (1994)
  • Раптус (1996)
  • Консьерто Мадригал (1990)
  • Кор Пердут (1989)
  • Опус Пиат (1990)
  • Rassemblement (1991) — для балета Каллберга
  • Пустой (1991)
  • Собираемся вместе (1991)
  • Средиземноморье (1992)
  • Дуэнде (1992)
  • На Флореста (1993)
  • Каутива (1993)
  • Один, на секунду (1994)
  • Эко (1994)
  • Cero sobre cero (1995)
  • Por vos muero (1996)
  • Я (1997)
  • Remanso (1997) — для АВТ
  • Ромео и Джульетта (1998) – Его первый полнометражный балет
  • Без слов (1998) — для АБТ
  • Множественность. Формы тишины и пустоты (1999)
  • Белая тьма (2001)
  • Чалапарта (2001)
  • Кастраты (2002)
  • Эррумбре (2004)
  • Diecisiete (2005)
  • Увы (2006)
  • Позолоченные Голдберги (2006)
  • Гнава (2007)
  • Хевел (2007)
  • Кобальт (2009)
  • О Домина Ностра (2008)
  • Кол Нидре (2009)
  • JardÃn Infinito (2010)

Cor Perdut (1989) – NDT

Cor Perdut — красивое и плавное pas de deux , вдохновленное каталонской версией песни Bir Demet Ysemen Мары дель Мар Бонет.Дуато создал его в качестве подарка на день рождения майорканскому певцу. Легко увидеть влияние работы NDT, в основном Килиана, в ранних хореографиях Дуато. Текучесть, музыкальность и сложное использование партнерских отношений — вот некоторые из этих общих характеристик.

Ареналь (1988 г.) – NDT

Созданный для неразрушающего контроля, Arenal — одна из самых известных работ Дуато. Arenal олицетворяет собой «необузданную жизнерадостность средиземноморской личности, контрастирующую с повседневной борьбой жизни».Он написан на греческие песни, переведенные на каталанский и майорканский языки Марой дель Мар Бонет. Дуато представляет разные сцены с несколькими группами танцоров (средиземноморских народов), контрастирующих с танцовщицей-соло, которая, как обычно считается, представляет Землю.

Мультипликатор. Formas de Silencio y VacÃo (1999)

Вдохновленный жизнью и музыкой Иоганна Себастьяна Баха, Дуато создал полнометражный балет, в котором ярко выражены костюмы и декорации. Он включает в себя интересные моменты, когда к танцорам относятся как к инструментам, и соло самого Дуато в качестве извинения перед композитором за использование его произведения.

Этот вид работы более характерен для времени Дуато как директора CND, сильно основанного на его музыкальном вдохновении, интимном и близком к очень абстрактному стилю.

JardÃn Infinito (2010)

Создан к 150-летию со дня рождения А. П. Чехова, совместно с Международным Московским театральным фестивалем имени А. П. Чехова, при поддержке Правительства России и Городского Совета Москвы.
2010.

JardÃn Infinito — дань уважения Антону П.Чехова, созданная совместно с Московским Международным театральным фестивалем имени Антона Чехова в ознаменование 150-летия со дня рождения драматурга. Нельзя не думать, что название может быть своего рода комментарием, связанным с его первой работой ( Jardi Tancat , что означает «закрытый сад»; и JardÃn Infinito , что означает «бесконечный сад»), поскольку это также было последняя работа, которую Дуато сделал для CND.

Декорации и тексты — очень сильные элементы, несмотря на отсутствие повествования: «Я пытался проникнуться личностью этого великого писателя, тем, как он жил и что чувствовал к своим собратьям и окружающему миру», — говорит Дуато. этой все еще очень абстрактной работы.

[однозначный идентификатор = 1275 w = 490 h = 311 float = центр]

Видео

Настоящее и наследие

Имя Дуато должно упоминаться при рассмотрении недавней истории современного танца в Европе и тем более в Испании. Он яркий пример европейского современного танца, основанного на балете, и мастер музыкального искусства. Учитывая последние события, он также полон сюрпризов (кто бы мог подумать, что он перейдет к руководству балетными ансамблями, не говоря уже о Государственном балете в Берлине).Может быть, это также объясняет, почему, помимо некоторых общих характеристик движения, с которыми мы столкнулись, можно легко прийти к мысли, что его ранние и последние работы принадлежат творческим умам двух разных людей. Именно это стремление исследовать, эта способность меняться и совершенно не извиняться делает Дуато тем, кто он есть.

Давайте закончим прекрасным клипом из Por Vos Muero , опять же CompañÃa Nacional de Danza, как подходящим примером хореографического мастерства Дуато: