Балет нижинский: Человек-бабочка: 10 фактов о Вацлаве Нижинском

Содержание

Человек-бабочка: 10 фактов о Вацлаве Нижинском

Вацлав Нижинский стал известен всему Петербургу после первой же своей роли. А через несколько лет он уже блистал на европейских сценах: доводил зрителей до безумных оваций своими танцевальными партиями и до криков негодования — авангардной хореографией своих постановок. Читайте, за что Нижинского уволили из Мариинского театра, как он создавал свои новаторские спектакли и каким необычным образом артист сделал предложение своей невесте.

«Прыгучий чертенок»

Вацлав Нижинский. Санкт-Петербург, 1907–1911 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Белого раба и Анна Павлова в роли Армиды в балете Михаила Фокина «Павильон Армиды». Мариинский театр, Санкт-Петербург, не ранее 1907 года. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Раба в балете Николая Сергеева и Мариуса Петипы «Царь Кандавл». Мариинский театр, Санкт-Петербург, 1908–1909 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский танцевал с самого юного возраста: его отец и мать были артистами, держали собственную балетную труппу и гастролировали с ней по городам. Когда отец оставил семью, мать отдала младших детей — Вацлава и Брониславу Нижинских — в Императорское балетное училище.

Нижинский не проявлял интереса практически ни к каким дисциплинам, кроме танца. Он был сильным и выносливым, легко повторял за преподавателями сложнейшие движения. Визитной карточкой легкого пластичного юноши были высокие прыжки: он прыгал дальше всех в своем балетном классе и зависал в верхней точке, словно левитируя над полом.

Вацлав Нижинский дебютировал на сцене Мариинского театра в 15 лет — в балете «Ацис и Галатея». Это был первый спектакль, который балетмейстер Михаил Фокин ставил на сцене Мариинки. И балет уже был новаторским: хореограф разместил артистов на нескольких уровнях — некоторые из них сидели и лежали на сцене, — и отказался от традиционного в те годы симметричного рисунка танца. Но консервативные зрители были потрясены не столько постановкой, сколько дебютантом Нижинским: после его выступления публика кричала «Браво!» и вызывала «прыгучего чертенка» на бис.

Премьер русского балета

Вацлав Нижинский в роли Греческого раба в балете Михаила Фокина «Эвника». Мариинский театр, Санкт-Петербург, 1908–1909 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Юноши в балете Михаила Фокина «Шопениана». Мариинский театр, Санкт-Петербург, 1908–1910 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Белого раба в балете Михаила Фокина «Павильон Армиды». Мариинский театр, Санкт-Петербург, 1907–1909 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

До Вацлава Нижинского русский балет был преимущественно женским: мужчины не исполняли главных ролей, были второстепенными персонажами, которые в нужный момент лишь поддерживали танцовщиц и создавали фон для их партий. Такую традицию поддерживал Мариус Петипа, главный балетмейстер Мариинского театра в конце XIX — начале XX века. Его сменил Михаил Фокин, который стал обновлять репертуар и реформировать балет в целом. В постановках Фокина появились яркие мужские роли, в них-то и блистал юный Нижинский. Он стал первым премьером русского балета с начала XIX века.

Ромола Нижинская, будущая жена артиста, вспоминала, как она впервые увидела его в балете:

«Вдруг на сцену вылетел стройный, гибкий, как кошка, Арлекин. Хотя его лицо было скрыто раскрашенной маской, выразительность и красота тела заставляли осознавать, что перед вами — выдающийся танцовщик… Невесомость, непередаваемая отточенность движений, фантастический дар подниматься и застывать в воздухе, а потом опускаться вдвое медленнее вопреки всем законам притяжения сразу же позволили ему обрести магическую власть над публикой… Забыв обо всем, зрители в едином порыве поднялись с мест; они кричали, рыдали, забрасывали сцену цветами, перчатками, веерами, программками, одержимые неописуемым восторгом»

Изгнание из Мариинского театра

Вацлав Нижинский в роли Альберта и Тамара Карсавина в роли Жизель в балете Михаила Фокина «Жизель». Париж, Франция, 1910 год. Фотография: Берт Август / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Арлекина и Лидия Лопухова в роли Коломбины в балете Михаила Фокина «Карнавал». Париж, Франция, не ранее 1910 года. Фотография: Стрелецки де Жан / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Альберта в балете Михаила Фокина «Жизель». Париж, Франция, 1910 год. Фотография: Берт Август / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Но первую театральную сцену империи артисту вскоре пришлось покинуть. Ходили слухи, что Вацлав Нижинский стал жертвой закулисных интриг: например, Сергей Дягилев, имевший вес в обществе и связи, мечтал переманить его в свою европейскую антрепризу. Как бы то ни было, в одной из постановок «Жизели» молодой танцор появился на сцене в весьма откровенном костюме — облегающем трико, без традиционной повязки на бедрах. Этот образ для него создал Александр Бенуа, который хотел привнести в танец дух Средневековья. Балет пытались остановить, однако Нижинский отказался переодеваться и отыграл свою партию. На спектакле присутствовала вдовствующая императрица Мария Федоровна. Вскоре Михаилу Фокину передали приказ — уволить Вацлава Нижинского.

Читайте также:

Провальные балеты хореографа Русских сезонов

Вацлав Нижинский в роли Фавна в своем балете «Послеполуденный отдых фавна». Париж, Франция, 1915 год. Фотография: Стрелецки де Жан / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский (слева) и антрепренер Сергей Дягилев. Ницца, Франция, 1911 год. Фотография из архива Александры Боткиной / russiainphoto.ru

Вацлав Нижинский в роли Фавна в своем балете «Послеполуденный отдых фавна». Париж, Франция, 1912 год. Фотография: Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина, Москва

Сергей Дягилев почти сразу пригласил Нижинского в Русские сезоны. На парижскую сцену в 1911 году Нижинский впервые вышел в балете «Призрак розы», который сразу же прославил молодого танцора.

А уже через год артист представил здесь собственный спектакль — «Послеполуденный отдых фавна». Его хореография была далека от традиционной: без изысканных сложных движений, с угловатыми статичными позами — на их создание Нижинского вдохновили изображения с древнегреческих ваз. Нимфы были обуты в сандалии и начинали шаг с пятки, а не с носка, как в классическом танце.

В Париже разразился настоящий скандал. Город разделился на два лагеря. Владелец газеты «Фигаро» Гастон Кальмет опубликовал в ней статью «Ошибка»: «Мы увидели фавна, необузданного, с отвратительными движениями скотской эротики и совершенно бесстыдными жестами. И всё. Заслуженные свистки сопровождали чересчур экспрессивную пантомиму похотливого животного, омерзительного спереди и еще более омерзительного в профиль. Подобные анималистические реалии истинный зритель никогда не приемлет». Огюст Роден, поклонник Русского балета и Нижинского в частности, писал в ответной статье: «…ни в одной роли Нижинский не был так бесподобен и восхитителен, как в «Послеполу­денном отдыхе фавна». Никаких прыжков, никаких скачков — ничего, кроме мимики и жестов полусон­ного животного… Он обладает красотой античных фресок и статуй; он — идеальная модель, по которой тоскует каждый художник и скульптор».

Балет «Весна священная» был еще более неожиданным для публики. Его сюжет рассказывал о языческом ритуале весеннего жертвоприношения, в котором девушка, которую «дарили» земле, исступленно танцевала до смерти. Авангардную музыку к балету — с диссонансами и резкими переходами между тональностями — написал Игорь Стравинский. Декорации и кричащий грим придумал Николай Рерих. А Нижинский выстроил хореографию: балерины танцевали с завернутыми внутрь носками и вздернутыми плечами.

«Люди свистели, оскорбляли актеров и композитора, кричали, смеялись… Споры зрителей не ограничились словесной перепалкой и в конце концов перешли врукопашную. Богато разодетая дама, сидевшая в ложе бенуара, встала и дала пощечину молодому человеку, свистевшему рядом… Принцесса П. покинула ложу со словами: «Мне шестьдесят лет, но из меня впервые осмелились сделать дуру». В этот момент разъяренный Дягилев крикнул из своей ложи: «Прошу вас, господа, позвольте закончить спектакль»… Я бросилась за кулисы — там было не лучше, чем в зрительном зале. Танцовщики стояли чуть не плача, их била нервная дрожь… Един­ственный спокойный момент наступил, когда пришло время танца Избранницы. Исполненный такой неописуемой силы и красоты, он обезоружил даже неукротимую аудиторию. Эту партию, требующую от балерины неимоверных усилий, превосходно станцевала Мария Пильц»

Нижинского по-прежнему превозносили как танцора, но его авангардные балеты зрители приняли лишь со временем. «Послеполуденный отдых фавна» и «Весна священная» вошли в постоянный репертуар Сезонов через несколько лет. А улицу в швейцарском городе Монтре, где работал Игорь Стравинский, даже назвали в честь балета — улицей Священной Весны.

«Человек-птица»

Вацлав Нижинский в роли Золотого раба в балете Михаила Фокина «Шехеразада». Берлин, Германия, позднее 1910 года. Фотография: Берт Август / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Слева направо: Александр Орлов в роли Арапа, Тамара Карсавина в роли Балерины и Вацлав Нижинский в роли Петрушки в балете Михаила Фокина «Петрушка». Париж, Франция, 1911 год. Фотография: Берт Август / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в «Сиамском танце» в балете Михаила Фокина и Вацлава Нижинского «Ориенталии». 1910–1914 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

При жизни Нижинского, которого называли человеком-птицей, человеком-бабочкой, многие подозревали, что тайна его дара кроется в особом строении ног. Еще в детстве они были необыкновенно сильными. И это при том, что Нижинский никогда серьезно не занимался спортом: артистам балета разрешали только несколько видов активностей. В Императорском училище мальчикам можно было фехтовать и играть в русскую лапту, а позже, когда начались театральные выступления, — только плавать.

Позже, когда у известного танцора появился личный массажист, он жаловался на то, что ужасно устает, массируя «стальные мышцы».

«Ноги Вацлава — очень крепкие, мускулистые — и в самом деле поражали. Он мог пользоваться ногами так же, как руками, мог даже ухватиться за брусок или веревку пальцами ноги, словно птица за жердочку. Лодыжки были такими тонкими, что, казалось, когда сама нога спокойна, мышцы все равно подергиваются. Его ноги напоминали ноги прекрасной породистой скаковой лошади»

Позже Ромола Нижинская вспоминала, что однажды хирург, который обследовал ее мужа после травмы в театре, был поражен рентгеновским снимком его ног. Якобы по строению они напоминали конечности птицы. Однако врачи, которые осматривали тело артиста после смерти, не нашли в его ногах ничего необычного.

Знакомство с Огюстом Роденом

Прыжок Нижинского. Балет «Ориенталии», 1910

Роден был одним из самых преданных поклонников Нижинского — и как танцора, и как хореографа. После спектакля «Полуденный отдых фавна» скульптор подошел к артисту со словами: «Мои мечты осуществились. И это сделали вы. Спасибо».

Благодаря скульптору, который привел в театр знакомого с кинокамерой, появилась единственная видеозапись с танцем Вацлава Нижинского. Дягилев всегда был категорически против съемок. Он считал, что балет — слишком сложный вид искусства, чтобы его можно было смотреть с экрана, тем более качество записи в те годы было весьма низким.

Позже Огюст Роден захотел слепить скульптуру с известного танцора. Нижинский приходил к нему в мастерскую, скульптор делал эскизы и зарисовывал его мышцы в разных положениях. Он остановился на позе Давида Микеланджело.

«Нижинский терпеливо позировал часами, а когда уставал, Роден усаживал его и показывал свои наброски. Поскольку из-за языкового барьера они не могли разговаривать, скульптор рисовал то, что хотел объяснить. Вацлав отвечал с помощью движений. Может быть, для окружающих их код был слишком сложен, но оба отлично понимали друг друга»

Однако скульптуру парижский мастер так и не создал: Дягилев считал, что артист Русского балета проводит необоснованно много времени вне театра. Сеансы пришлось прервать.

Пантомима — предложение руки и сердца

Вацлав Нижинский на репетиции в театре Le Palais du Soleil. Монте-Карло, Монако, 1911 год. Фотография из архива Александры Боткиной / russiainphoto.ru

Вацлав Нижинский (шестой слева) с артистами балетной труппы Сергея Дягилева на палубе парохода «ARON» по пути на гастроли в Южную Америку. 1913 год. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский с женой Ромолой Пульской. 1916 год. Фотография: Библиотека Конгресса, Вашингтон, США / wikimedia.org

Вацлав Нижинский женился в 1913 году — на балерине, венгерской аристократке Ромоле де Пульска. Она влюбилась в артиста практически сразу, когда увидела его на сцене — устроилась к Дягилеву, ездила с Русским балетом по всем гастролям и даже отправилась в Буэнос-Айрес, куда многие танцовщицы ехать отказались: нужно было плыть через океан 21 день.

Ромола позже вспоминала, как она пыталась обратить на себя внимание Нижинского: намеренно сталкивалась с ним на палубе, часами сидела на репетициях, просила ее представить. Танцор долгое время не мог ее запомнить, не выделял из толпы и даже не всегда здоровался. Но Ромола Пульска не сдавалась, и на 16-й день плавания Вацлав Нижинский сделал ей предложение. Сначала через организатора гастролей Дмитрия Гинцбурга, а чуть позже — лично.

«…Было полодиннадцатого, когда я вышла на палубу. Неожиданно, словно ниоткуда, появился Нижинский. «Мадемуазель, — сказал он по-французски, — не хотите ли, вы и я?» — и изобразил пантомиму, указывая на безымянный палец левой руки, где полагалось носить обручальное кольцо. Я утвердительно кивнула, замахала руками и быстро проговорила: «Да, да, да»

Они поженились в Буэнос-Айресе: первую церемонию провел мэр города в ратуше, а вторая, вечерняя, традиционно прошла в церкви.

Последователь Льва Толстого

Вацлав Нижинский в «Сиамском танце» в балете Михаила Фокина и Вацлава Нижинского «Ориенталии». Мариинский театр, Санкт-Петербург, 1907–1910 годы. Фотография: Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина, Москва

Вацлав Нижинский (стоит справа) с труппой Сергея Дягилева в буфете Немецкого клуба. Санкт-Петербург, 1910 год. Фотография: Иван Александров / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский. Санкт-Петербург, 1907–1909 годы. Фотография: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Ромола Нижинская писала, что одно время ее муж увлекался идеями толстовства — религиозно-этического учения, которое создал Лев Толстой. Его последователи исповедовали любовь к ближнему, постоянную работу над своей нравственностью и опрощение — стремление к минимализму во всех сферах жизни. Нижинская вспоминала, что муж упрекал ее, когда она расстраивалась из-за потерянного багажа или платьев, которые погрызли мыши:

«Я дарю тебе меха, драгоценности и все, что ты пожелаешь, — мягко сказал Вацлав, — но разве не глупо придавать этому такое значение? Неужели ты никогда не задумывалась о том, как жестоко убивать этих животных? И как опасно занятие ловцов жемчуга: ведь у них тоже есть дети, и все же они ежедневно подвергают себя опасности ради украшения женщин»

Некоторое время Вацлав Нижинский даже придерживался вегетарианской диеты, согласно учению Толстого. Уже заболев, он писал в своем дневнике о жене: «Она не исправляется, ибо любит есть мясо. Я много раз говорил, что мясо есть скверно. Меня не понимают. Они думают, что мясо необходимая вещь. Они хотят много мяса».

«Лошадка устала». Психическое заболевание артиста

Вацлав Нижинский в последние годы жизни. Австрия, 1945–1950 годы. Фотография: Морголи де Ник / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Вацлав Нижинский в роли Призрака розы в балете Михаила Фокина «Видение розы». Позднее 1911 года. Фотография: Берт Август / Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург

Последний прыжок Вацлава Нижинского. 1939 год. Фотография: Жан Монзон

После Первой мировой войны Нижинские поселились в Швейцарии. Здесь проявились первые серьезные признаки тяжелой психической болезни: танцор то впадал в меланхоличное настроение, то становился вспыльчивым и раздражительным, а однажды столкнул жену с дочерью с лестницы. Ромола Нижинская, которая привыкла к мягкому и деликатному обхождению мужа, долго не могла понять, что с ним происходит. Диагноз поставил доктор швейцарской клиники — тогда, когда Нижинский уже почти не узнавал родных.

Последний раз танцор и хореограф выступал на сцене в 1919 году. Жене про свой спектакль он сказал: «Это будет мое венчание с Богом». Нижинский танцевал странные пугающие партии, делал на сцене крест из бархата, а в конце произнес: «Лошадка устала».

«Публика пришла веселиться. Она думала, что я танцую для веселья. Я танцевал вещи страшные. Они боялись меня, а поэтому думали, что я хочу их убить. Я не хотел никого убивать»

Близкие не оставляли надежды вылечить Нижинского. Жена следила за медицинскими предписаниями, Дягилев узнал о болезни и приехал, чтобы вернуть ему разум с помощью театра. Импресарио водил артиста на спектакли, но он был равнодушен к выступлениям.

Последний прыжок Нижинского

В 1939 году — танцор болел уже почти 20 лет — в клинику приехал Серж Лифарь, знаменитый артист Русского балета, главный балетмейстер парижской Гранд-Опера и поклонник Нижинского. Лифарь привез аккомпаниатора и фотографа. Артист собирался танцевать для Вацлава Нижинского лучшие партии из своих балетов — так сильно он верил, что любовь к искусству поможет танцору пробудиться от болезни. Для представления освободили отдельную комнату, в которой Серж Лифарь выступал несколько часов. И в один момент Вацлав Нижинский встал и подпрыгнул. Фотографу удалось снять этот момент и снимок вошел в историю балета под названием «Последний прыжок Вацлава Нижинского».


Автор: Диана Тесленко

Биография Вацлава Нижинского — РИА Новости, 01.03.2020

В 1908 году Нижинский познакомился с русским предпринимателем Сергеем Дягилевым, который пригласил его как ведущего танцовщика для участия в первом «Русском балетном сезоне» в Париже 1909 года. Выступление танцора имел большой успех у парижской публики. В 1909-1913 годах Нижинский являлся ведущим солистом «Русских сезонов».

Талант Нижинского проявился в таких спектаклях-постановках балетмейстера Михаила Фокина, как «Павильон Армиды» на музыку Николая Черепнина, «Клеопатра» на музыку Антона Аренского и дивертисмент «Пир». Огромным успехом пользовалось в его исполнении па-де-де из «Спящей красавицы» Петра Чайковского. В 1910 году он блистал в «Жизели» Адольфа Адана, балетах Фокина «Карнавал» и «Шехерезада» на музыку Николая Римского-Корсакова.

Фокин поставил для танцовщика партии юноши-поэта в «Шопениане» на музыку Фредерика Шопена, главную партию в «Видении розы» на музыку Карла Вебера, Петрушки в одноименном балете Игоря Стравинского и Нарцисса в одноименном балете на музыку Николая Черепнина, а также партию Дафниса в «Дафнисе и Хлое» на музыку Мориса Равеля.

В 1911 году Нижинский был уволен из Мариинского театра результате скандала. Поводом послужил его выход на сцену в слишком откровенном костюме в спектакле «Жизель», который посетила вдовствующая императрица Мария Федоровна. С этого времени танцовщик стал постоянным членом дягилевской труппы.

Нижинский, поощряемый Дягилевым, попробовал свои силы и как хореограф. Его первая работа «Послеполуденный отдых фавна» на музыку Клода Дебюсси (1912) поразила публику, которая не привыкла к хореографии, строящейся на профильных позах, угловатых движениях. Для следующих постановок Нижинского был характерен антиромантизм и противостояние привычному изяществу классического стиля.

В 1913 году Вацлав Нижинский поставил «Игры» Дебюсси, тогда же появилась его самая значительная работа — «Весна священная» Игоря Стравинского.

В 1913 году, находясь на гастролях в Южной Америке, Нижинский женился на венгерской танцовщице Ромоле Пульски. Это привело к разрыву отношений между танцором и Дягилевым, в результате чего Нижинский был вынужден покинуть труппу.

Он отверг предложение возглавить балет «Гранд Опера» в Париже, решив создать собственную антрепризу. Ему удалось собрать труппу из 17 человек (в нее вошла сестра танцора Бронислава с мужем, также оставившие Дягилева) и заключить контракт с лондонским театром «Палас». Репертуар составили постановки Нижинского и, частично, Фокина («Призрак розы», «Карнавал», «Сильфиды», которые Нижинский переделал заново). Однако гастроли не имели успеха и закончились финансовым крахом, что повлекло за собой нервный срыв и начало душевной болезни артиста.

В 1914 году первая мировая война застала супругов, возвращавшихся в Петербург с новорожденной дочерью, в Будапеште, где они оказались интернированы до начала 1916 года.

В апреле 1916 года Нижинский станцевал свои коронные партии в «Петрушке» и «Видении розы» на сцене нью-йоркской «Метрополитен-опера» в возобновленном с Дягилевым контракте гастролей «Русского балета» в Северной и Южной Америке.

23 октября 1916 года в нью-йоркском театре «Манхэттен-опера» была показана премьера последнего балета Нижинского «Тиль Уленшпигель» Рихарда Штрауса, в котором он исполнил главную партию. Спектакль, создававшийся в спешке, несмотря на ряд интересных находок, провалился.

В 1917 году Нижинский окончательно покинул сцену и вместе с семьей обосновался в Швейцарии. Здесь в 1918 году он начал вести свои дневниковые записи.

19 января 1919 года в отеле «Сувретта-хаус» в Сен-Морице Нижинский танцевал для публики в последний раз.

Страдая неизлечимой психической болезнью, 30 лет Нижинский провел в больницах и санаториях.

8 апреля (по другим данным, 11 апреля) 1950 года Вацлав Нижинский скончался в Лондоне. В 1953 году тело его было перевезено в Париж и похоронено на кладбище Сакре Кер рядом с могилами легендарного танцовщика Гаэтана Вестриса и драматурга Теофила Готье, одного из создателей романтического балета.

В браке с Ромолой Пульски у танцора родились дочери Кира и Тамара.

Сестра Нижинского — балерина и хореограф Бронислава Нижинская в 1920-е годы ставила балеты в труппе Дягилева, наиболее известный из них «Свадебка» на музыку Стравинского.

Записи танцовщика впервые были опубликованы в сокращенном варианте под названием «Дневник Вацлава Нижинского» в 1936 году в Лондоне в английском переводе. В 1953 году парижское издательство «Галлимар» опубликовало «Дневник Вацлава Нижинского» в переводе с английского языка на французский. В 1978 году дочери Нижинского дали согласие на полный перевод записок отца, который был напечатан во Франции.

В 1971 году известный французский хореограф Морис Бежар поставил балет «Нижинский, клоун божий» на музыку Пьера Анри и Петра Чайковского.

О танцовщике также был снят фильм «Нижинский» (1980) режиссера Херберта Росса. Среди многочисленных спектаклей, посвященных Нижинскому в России, — «Нижинский, сумасшедший божий клоун», поставленный Андреем Житинкиным в 1999 году в Московском драматическом театре на Малой Бронной.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Журнал Театр. • В Цюрихе покажут балет о Вацлаве Нижинском

9 марта в Ballett Zürich пройдет премьера новой версии балета «Нижинский» в постановке хореографа Марко Гоке. Впервые балет был показан в 2016 году в «Gauthier Dance» в Theaterhaus Stuttgart.

После постановок «Deer Vision» и «Petruschka» Марко Гоке вновь представит балет в Ballett Zürich, где расширенную версию «Нижинского» покажут по пьесе Эстер Дризен-Шабак. Музыкальную основу балета составили прелюдии Клода Дебюсси «à l’après-midi d’un faune» и два фортепианных концерта Фредерика Шопена в исполнении швейцарского пианиста Адриана Отикера.

Музыкальным руководителем стал Павел Балеф, сценический дизайн и костюмы создал Микаэль Спрингер, а дизайн освещения — Удо Хаберланд.

«После двадцати лет хореографии я все еще пытаюсь избавиться от балласта знаний и подходить к предмету настолько наивно, насколько это возможно. Вы должны сохранить эту наивность и невинность, даже если вы хотите иметь дело с такой пугающей личностью, как Нижинский, — рассказал хореограф Марко Гоке в интервью для MAG 66. — С самого начала я знал, что хочу поставить хореографию эмоциональной танцевальной пьесы, которая черпает вдохновение в характере Нижинского, но я обязательно должен был выйти за узкие рамки байопика. <…> Танцевальная пьеса требует решения, отличного от фильма или балета. Поэтому я ограничился Нижинским по четырем личностям. Помимо матери, друга Исаифа и жены Ромолы, это Сергей Дягилев, который был не только импресарио Русских Балетов, но и величайшим покровителем Нижинского. Об этих отношениях сказано так много различий, что они все еще оставляют много места для интерпретации.


Работая над пьесой, я много думал о том, как медленно развивается танец. Как хореограф, Нижинский всегда искал новые способы выражения. Один из них используется 100 лет спустя. <…> Актерский состав будет немного больше, чем в Gauthier Dance. Нелегко поручить работу другой компании. Самое главное — относиться к ней так, как если бы она была создана именно для этих танцоров, то есть для балетного Цюриха».

Балет посвящается взрослению, становлению и короткой творческой жизни великого новатора танца и хореографа Вацлава Нижинского, которого критики называли «восьмым чудом света». Нижинский открыл стиль экспрессионизма в искусстве танца и новые возможности пластики. Он так же был одним из ведущих участников Русского балета Дягилева и поставил серию балетов: «Весна священная», «Послеполуденный отдых фавна», «Игры» и «Тиль Уленшпигель».

Фото с официального сайта театра.

Все гениальное сложно – Газета Коммерсантъ № 83 (4868) от 11.05.2012

Гастроли балет

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко спектаклем «Нижинский» в постановке Джона Ноймайера завершились гастроли Гамбургского балета в Москве. ТАТЬЯНЕ КУЗНЕЦОВОЙ еще не доводилось видеть столь всеобъемлющего и эпичного балетного байопика.

Вацлав Нижинский сопровождает Джона Ноймайера всю его жизнь: в 11-летнем возрасте американский парнишка прочел биографию гениального безумца и с тех пор поставил знак равенства между искусством балета и ослепительным, но кратким периодом творчества этого танцовщика и хореографа. «Психологически я легко соотношу себя с ним»,— заявил Джон Ноймайер на пресс-конференции в Москве, и, судя по глубоко личной интонации балета «Нижинский», это не пустые слова.

Трехчасовой байопик хореограф поставил только в 2000 году, к 50-летию со дня смерти своего героя,— раньше не решался, хотя всю жизнь собирает все, что прямо или косвенно связано с личностью Нижинского и наверняка знает о нем больше всех присяжных исследователей. Балет, сочиненный на музыку Шопена, Шумана, Римского-Корсакова и Шостаковича, целиком авторский: лично составивший музыкальный ряд хореограф Ноймайер является также автором сценария, сценографом, художником по костюмам и свету (благо наделен талантами во всех этих областях). По его словам, легче сделать все самому, чем объяснить посторонним то сложнейшее переплетение ассоциаций, атмосферы, человеческих характеров и фантомов воображения, поэтических метафор и реалистических деталей, которое составляет плоть этого эпического повествования.

Разделенный на два акта, густонаселенный балет раскручивается неспешно и нелинейно: действие начинается 19 января 1919 года в швейцарском отеле, где состоялось последнее публичное выступление Вацлава Нижинского, названное им «Свадьба с Богом», и заканчивается там же, среди пустопорожней светской публики, неспособной понять артиста. В промежутках — вся жизнь Нижинского: от первых па в императорском училище до фантасмагории Первой мировой (согласно Ноймайеру, трагическое предчувствие этой бойни наполняло его довоенные роли и постановки; наряду с помешательством старшего брата Станислава и изменой жены война стала одной из причин безумия артиста). По аналогии с эпопеей Толстого первый акт балета посвящен «миру» — балетным и житейским воспоминаниям, творческим поискам Нижинского, обстоятельствам его женитьбы.

Второй отдан «войне», внешней и внутренней: гигантским эпизодам, в которых мировые битвы приравнены к эсхатологическим сценам безумия Станислава Нижинского.

Трудно сказать, что открывается в этом исполинском балете нормальному зрителю, не обремененному глубокими познаниями о Нижинском. Помимо вполне доступных сюжетных ходов — типа материализации и активного участия в действии сценических персонажей танцовщика (Фавн, скажем, практически заменяет Нижинского в его бурном скоротечном романе с Ромолой, будущей женой) — в действие включены такие малоизвестные жизненные детали, как желание Дягилева обзавестись еще одним мальчиком для любовных игр. Прочитать это в балете под силу только специалистам: цитаты из балета Нижинского «Игры», исполненные, как положено, двумя девушками в белых платьицах и юношей с теннисной ракеткой, переходят в трио Дягилева, Нижинского и этого юноши — намек на Леонида Мясина, преемника артиста, слишком тонкий, чтобы его оценили зрители.

Зашифрованными сведениями балет буквально фонтанирует, заставляя следить за событиями с неусыпным вниманием. Каждый танцовщик исполняет по нескольку ролей, связанных глубинными ассоциациями: Патриция Тихи играет и послушную Брониславу, сестру Нижинского, и Избранницу из его «Весны священной», танцующую свою смертельную пляску на фоне полуголых парней в мундирах — у Ноймайера обезумевшее воинство Первой мировой заменило алчущую крови первобытную толпу балета Стравинского. Эдвин Ревазов танцует и эгоцентричного отца Нижинского, оставившего его мать с тремя детьми на руках, и порочного Доктора, предающегося любовным утехам с Ромолой на глазах у ее мужа. Сильвия Аццони в ролях дягилевской примы Тамары Карсавиной, фокинской Сильфиды, Балерины из «Петрушки» олицетворяет искусство, поэзию, творческий экстаз — словом, все самое светлое в жизни артиста. И лишь главные персонажи балета не дробятся на лики и личины.

Хореограф Ноймайер из тех авторов, которые так точно подбирают артистов на центральные роли, что после них трудно представить себе кого-то лучшего. Совершенно прекрасен Иван Урбан — мудрый, скорбный, страдающий Дягилев. Превосходна Анна Поликарпова—Ромола: тонкая, такая разная — самоуверенная и потерянная, эротичная и сентиментальная. Натуралистичен до оторопи (и при этом безупречен по качеству танца) маленький Алекс Мартинес — безумный Станислав. Изумительна старая гвардия Ноймайера — Ллойд Риггинс в роли Петрушки, Карстен Юнг (Фавн). И лишь Нижинского хотелось бы видеть другого (Отто Бубеничек, второй исполнитель этой партии, получил травму и не выступал). Александр Рябко танцевал Нижинского великолепно, страдал искренне, выкладывался на 200%. Но его пластика слишком складная и ладная, реакции слишком предсказуемы и однозначны, мимика слишком однообразна — словом, вся психофизика этого уравновешенного и гармоничного артиста сопротивляется роли сумасшедшего гения.

Публике, впрочем, такие претензии показались бы мелочными придирками: циклопический балет захватил зал, как какая-нибудь «мыльная опера». Стоячая овация обрушилась на Гамбургский балет, и слезы чувствительных зрительниц смешались со слезами Джона Ноймайера, тронутого столь горячим приемом на родине своего кумира.

Вацлав Нижинский. Бог танца. Waclaw Nizynski

УСЛОВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЛАТЕЖЕЙ

Публичная оферта о заключении договора пожертвования денежных средств

1. Настоящая Публичная оферта о заключении договора пожертвования денежных средств (далее – «Оферта») является официальным предложением Автономной некоммерческой организации Центр Андриса Лиепы по развитию проектов и программ в области культуры и просвещения «Андрис Лиепа Продакшн» (далее – «Организация») заключить договор пожертвования денежных средств (далее также – Договор) с неопределенным кругом физических лиц являющихся гражданами Российской Федерации (далее – «Жертвователь») на условиях и в порядке, предусмотренных настоящей Офертой.

2. Акцептом настоящей Оферты признается перечисление Жертвователем денежных средств на расчетный счет Организации при условии указания в платежном поручении в графе «Назначение платежа» следующей информации: «Передача Пожертвования в соответствии с условиями Публичной оферты на содержание Организации и ведение ее уставной деятельности». Акцепт настоящей Оферты Жертвователем равносилен заключению договора пожертвования в письменной форме на условиях, изложенных в оферте, и означает, что Жертвователь ознакомился и согласен со всеми условиями настоящей Оферты.

3. Принимая условия настоящей Оферты, Жертвователь подтверждает добровольный и безвозмездный характер пожертвования.

4. Данное предложение является публичной офертой в соответствии с положениями п. 2 ст. 437 Гражданского кодекса РФ.

5. Публичная оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на сайте Организации в сети Интернет по адресу: https://www.andrisliepa.com.

6. Оферта действует бессрочно. Организация вправе отозвать Оферту в любое время без объяснения причин. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на сайте. Недействительность одного или нескольких условий предложения не влечет недействительности всех остальных условий предложения.

7. Местом заключения Договора является город Москва, Российская Федерация.

8. Согласно условиям Оферты, Жертвователь безвозмездно в качестве добровольного пожертвования в целях содержания Организации и ведения ее уставной деятельности передает Организации собственные денежные средства путем перечисления на расчетный счет Организации. Сумма пожертвования определяется Жертвователем самостоятельно.

9. Соглашаясь с настоящей Офертой, Жертвователь дает согласие на получение писем на указанный им адрес электронной почты, подтверждающих совершение платежа.

10. Жертвователь по своему усмотрению вправе выбрать разовое пожертвование или ежемесячное пожертвование в сумме, определяемой Жертвователем.

11. При выборе ежемесячного пожертвования Жертвователь дает свое согласие на ежемесячное списание указанной им суммы с его счета. Жертвователь вправе в любой момент до перечисления денежных средств изменить сумму пожертвования, дату списания денежных средств с его счета или отказаться от ежемесячного списания денежных средств, известив об этом Организацию по электронной почте по адресу: [email protected] com

12. Датой совершения пожертвования считается дата поступления денежных средств от Жертвователя на счет Организации.

13. Организация вправе в любое время до передачи ей пожертвования отказаться от его получения.

14. Если использование Пожертвования на цели, указанные в пункте 8 Оферты становится вследствие изменившихся обстоятельств невозможным, пожертвование может быть использовано по другому целевому назначению лишь с согласия Жертвователя. Использование пожертвования не в соответствии с указанным Жертвователем назначением дает право Жертвователю, его наследникам или иному правопреемнику требовать отмены Пожертвования.

15. В соответствии с Федеральным законом «О защите персональных данных» № 152-ФЗ, принимая условия настоящей Оферты, Жертвователь дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения Договора. Организация не передает персональные данные третьим лицам. Согласие действует в течение срока действия Договора, а также в течение 3 (трех) лет с даты его прекращения и может быть отозвано путем направления Одаряемому письменного уведомления в свободной форме не менее чем за 10 календарных дней до момента отзыва согласия.

16. Предоставляемые Жертвователем персональные данные (имя, фамилия, адрес электронной почты, номер банковской карты) является конфиденциальной информацией и не подлежит разглашению. Данные банковской карты Жертвователя передаются только в зашифрованном виде и не сохраняются на сайте: https://www.andrisliepa.com.

17. Реквизиты Организации:

 

Полное название: Автономная некоммерческая организация Центр Андриса Лиепы по развитию проектов и программ в области культуры и просвещения «Андрис Лиепа Продакшн»

Сокращенное название: АНО «Андрис Лиепа Продакшн»

ИНН/ КПП 7733337350/773301001

ОГРН 1197700003016

Расчетный счет 40703810038000013599

ПАО Сбербанк г. Москва

БИК 044525225

Кор. счет 30101810400000000225

Балет «Нижинский» Джона Ноймайера | Николай Цискаридзе

Вацлав Нижинский

Вацлав Нижинский

Я с большим удовольствием представляю вам балет «Нижинский» в постановке Джона Ноймайера. Этот спектакль поставлен о судьбе и творчестве одного из выдающихся артистов рубежа XIX–XX века – Вацлава Нижинского.

Этот уникальный танцовщик является кумиром Джона Ноймайера с самого детства. Ноймайер родился в городе Милуоки в США. В шестом классе он прочитал одну из книг, посвященную биографии Нижинского, которую написал одноклассник Вацлава. Ноймайер так проникся этой историей, что всю свою жизнь он посвятил тому, что он стал не только восхищаться, читать что-либо и узнавать о своем кумире, но и собирать огромную коллекцию, связанную с его творчеством и личной жизнью.

Мне доводилось бывать в гостях у Джона и видеть часть этой коллекции. Она выставлялась много раз в разных европейских столицах и музеях.

Еще в самом начале своего пути, когда Джон ребенком мечтал о балетной вершине, о том, чтобы стать танцовщиком, он очень проникся судьбой и биографией Нижинского. И вот когда он ставил свой балет, то указывал, что это не биографический спектакль, а именно спектакль о душе Нижинского, о тех переживаниях, которые он испытывал.

Сам Джон Ноймайер учился в Копенгагене и в Лондоне, танцевал в Германии, но очень проникнут русской культурой. Джон много раз приезжал гастролировать и ставил свои спектакли на российских сценах, но каждый раз, когда он приезжал в Санкт-Петербург, то всегда приходил в школу на улицу Зодчего Росси, бывшую улицу Театральную, где учился Нижинский, где он воспитывался. Также тогда в этом здании, была репетиционная база Мариинского театра, поэтому вся жизнь выдающихся артистов, почти до конца ХХ века, проходила именно на этой улице и в этом здании. И когда-то абсолютно бескорыстно Ноймайер поставил номер для ленинградской школы, в дань уважения своему кумиру.

Спектакль «Нижинский» начинается с очень интересной сцены: бальный зал одного из отелей города Сент-Мориц, 19 января 1919 года. Все биографы подчеркивают, что это было последнее выступление Нижинского как танцовщика. К сожалению, дальше его судьба сложилась очень трагично, потому что очень долгое время у него было психическое расстройство. Разные люди пишут свои труды, почему это произошло, но дело в том, что и у его старшего брата, и у его отца были такие психические отклонения, которые в дальнейшем психиатры назвали «шизофренией».

Вот весь спектакль – это такой диалог балетмейстера со своим кумиром о его жизни, о состоянии его души. И одного исполнителя, который исполняет Нижинского… В балете несколько танцовщиков исполняют разные части из разных спектаклей, разные моменты жизни. Иногда на сцене присутствует сразу четыре исполнителя, которые изображают Нижинского в разных ситуациях. Весь спектакль поставлен на музыку четырех композиторов: это Римский-Корсаков, Шопен, Шуман и Дмитрий Шостакович.

Джон Ноймайер

Джон Ноймайер

Мне довелось видеть весь спектакль, и он очень похож на шедевр Бориса Эйфмана «Красная Жизель», который тоже поставлен по трагической биографии одной из выдающихся балерин начала ХХ века Ольги Спесивцевой, которая тоже, к сожалению, получила психическое расстройство и достаточно большое количество времени была вынуждена проводить в лечебнице.

Почему я провел параллель между «Нижинским» и спектаклем «Красная Жизель»? Потому что очень важную роль в биографии этих двух людей сыграла революция и Первая мировая война, события которых очень сильно на них отразились. Важный момент занимают сцены военного вторжения, при этом показано, как человек очень тяжело переживает разрыв не только с близкими людьми, но и со своей родиной.

Нижинскому никогда не суждено было вернуться в Россию. Очень много лет он вообще не мог узнать никого из родных. Засвидетельствован случай, когда его приводили на спектакли, которые были поставлены для него, чтобы он смотрел на других исполнителей. Была надежда, что хотя бы благодаря музыке и балету Нижинский хоть что-то почувствует и подаст признаки сознания. Но, к сожалению, это не возымело успеха и пишут, что он никого так и не признал.

Конечно, есть очень много фильмов и спектаклей о Нижинском, ведь сама его жизнь и то, как он «взлетел», его взаимоотношения с Сергеем Павловичем Дягилевым, любовный треугольник между ним, его женой и Дягилевым, очень часто освещается в разных постановках. Но вот данный спектакль, и Ноймайер это подчеркивает, это никакие не биографические истории. Это прежде всего диалог с его душой. Он хотел сделать спектакль, показав метания великого человека, который во многом изменил ход классического танца, представление зрителя о мужском танце. Ведь именно с Нижинского в ХХ веке начинается список выдающихся танцовщиков.

19 января 1919 года было столетие той знаковой даты, когда Нижинский в последний раз вышел на сцену, не подозревая об этом. Вот с таким интересным спектаклем я приглашаю вас ознакомиться и вспомнить одного из самых выдающихся артистов ХХ века – Вацлава Нижинского.

«Нижинский» Балет Джона Ноймайера : Московская государственная академическая филармония

Джон Ноймайер представляет великого танцовщика зрителю во многих его сценических созданиях: Арлекин из «Карнавала», Призрак розы из одноимённого балета, Юноша из «Игр» и легендарный Петрушка. Главная тема балета — раздвоение личностей Вацлава и Ромолы Нижинских. Она превращается в Нимфу и Зобеиду, а он — в Фавна и Золотого Раба. Как и в жизни, герои знакомятся на корабле, который шёл в Южную Америку и вёз труппу «Русского балета» на гастроли. Дягилев, боявшийся морских путешествий, остался в Европе, и его отсутствие дало возможность «Фавну» увидеть «Нимфу», а «Зобеиде» соблазнить «Золотого Раба».

Великолепная сценография и костюмы выстроены на эскизах Льва Бакста и Александра Бенуа к дягилевским балетам. Это помогает почувствовать эпоху Нижинского. Война — самое главное событие в судьбе Нижинского — становится лейтмотивом балета. В ожидании конца войны и возвращения на родину в Россию Нижинский исполняет перед случайными зрителями свой знаменитый, гениально-безумный танец на бархатном кресте. Война иллюстрируется в балете музыкой Одиннадцатой симфонии Шостаковича, в то время как биографическая линия балета развивается под музыку Роберта Шумана («Венский карнавал») и Сонаты для альта и фортепиано Дмитрия Шостаковича. Фрагменты из «Шехеразады» Николая Римского-Корсакова и Двадцатая прелюдия Фредерика Шопена звучат как воспоминания о ролях легендарного танцовщика.

«По сложности и совокупности актёрских и танцевальных задач партия Нижинского требует от исполнителя неимоверной самоотдачи и может быть приравнена к подвигу. На главного героя Ноймайер возложил колоссальную драматургическую и эмоциональную нагрузку. Его хореографически развёрнутая и напряжённая персональная жизнь в спектакле трактована как жизнь, прежде всего, артиста, подвижника искусства, неустанно совершенствующего своё мастерство в балетном классе. Экзерсис в своих опорных па — его молитва, его убежище, его образ мыслей, источник его артистического и балетмейстерского вдохновения».

Наталья Зозулина, балетовед

«В „Нижинском» Ноймайер выделяет два сложных лейтмотива: Ромола, Золотой Раб, Фавн, Русские сезоны Дягилева, „Игры» — для I акта и „Сильфиды», Петрушка, революция, война, „Весна священная», безумие брата Станислава — для II акта. Сумасшествия, как затяжной болезни, в балете нет, есть причины и следствия, логические выводы. Ключевой образ второго акта — Петрушка, но это не просто роковая роль, которая свела танцовщика с ума. Скорее — это театральное отражение того, что с ним случилось в реальном мире. Из балета Фокина, страдающее от безвыходности (нет выхода, сплошная стена) и нелюбви тряпичное существо попадает в беспредельное раздолье войны и ситуацию, когда отсутствует властная рука патрона (Дягилева). Вот эта ненужная свобода, вторая беспомощность оказываются сильнее сумасшествия. Выброшенный из вертепного театра в чистое поле Петрушка, гениально исполненный Ллойдом Риггинсом, — самая сильная и по-настоящему театральная находка Ноймайера. Еще один интересный ход — неисторичность Дягилева, он появляется только в диалогах с Нижинским, только в поле его зрения, чтобы выполнить некую функцию. Пересказывая историю Нижинского, Ноймайер боялся впасть в исторический реализм кинематографа и пожертвовал персоной Дягилева, превратив его в тень — с тонким профилем, бестелесную и белокурую. Зато усилил материальность Ромолы — пышной и красивой, разведя, таким образом, два полюса в судьбе Нижинского».

Екатерина Беляева, критик

Американский театр балета — Вацлав Нижинский

Родившийся в Киеве в 1890 году, Вацлав Нижинский был вторым сыном Фомы Лаврентьевича Нижинского и Элеоноры Береды; оба его родителя были знаменитыми танцорами, а его отец особенно славился своей виртуозностью и огромными прыжками. У Нижинских была собственная танцевальная труппа, и они выступали по всей Российской империи. Детство Нижинского в основном прошло на Кавказе, где в детстве он танцевал со своим братом Станиславом и младшей сестрой Брониславой.Отец, заметив большую склонность ребенка к танцам, дал ему первые уроки.
В возрасте девяти лет Нижинский поступил в Императорскую танцевальную школу в Санкт-Петербурге, где его выдающиеся учителя вскоре обнаружили его необыкновенный талант. Когда ему было 16 лет, его уговорили окончить школу и поступить в Мариинский театр. Нижинский отказался, предпочитая отработать обычный срок учебы. В то время его уже провозгласили «восьмым чудом света» и «вестрисом Севера».В школьные годы выступал в Мариинском театре, сначала в составе кордебалета, позже в небольших партиях.
Нижинский окончил школу весной 1907 года и 14 июля 1907 года поступил в Мариинский театр в качестве солиста. Его первое появление было в балете La Source с русской балериной Юлией Седовой в качестве его партнерши; публика и балетная критика сразу же взорвались бурным энтузиазмом. Как благородный танцор танцевал все ведущие партии в Мариинском театре и в Большом театре в Москве, где был приглашенным исполнителем.Его успех был феноменальным.
В 1909 году Сергей Дягилев, бывший помощник администратора Императорских театров, по поручению великого князя Владимира организовал балетную труппу из артистов Мариинского и Большого театров. Весной Дягилев решил привезти труппу в Париж и попросил Нижинского присоединиться к ней в качестве солистки. Его первое представление состоялось 17 мая 1909 года в Театре дю Шатле. Нижинский взял Париж штурмом. Выражение и красота его тела, его легкая как перышко легкость и стальная сила, его огромная высота и невероятный дар подниматься и как бы оставаться в воздухе, его необыкновенная виртуозность и драматическая игра сделали его гением балета.
В 1912 году начал свою карьеру балетмейстера. Он создал для Русского балета Дягилева балеты L’Aprés-midi d’un faune, Jeux, и Le Sacre du printemps. Till Eulenspiegel был произведен в США без личного контроля Дягилева. Его работы в области хореографии вообще считались дерзко оригинальными.
В 1919 году в возрасте 29 лет Нижинский ушел со сцены из-за нервного срыва, которому поставили диагноз шизофрения.Он жил с 1919 по 1950 год в Швейцарии, Франции и Англии и умер в Лондоне в 1950 году. Нижинский похоронен рядом с Огюстом Вестрисом на кладбище Монмартр в Париже.

Вацлав Нижинский | Русский танцовщик

Вацлав Нижинский , русский полностью Вацлав Фомич Нижинский , (род. 12 марта [28 февраля по старому стилю] 1890, Киев — ум. 8 апреля 1950, Лондон), уроженец России, артист балета почти легендарная слава, прославленная своими впечатляющими прыжками и чувственными интерпретациями.После блестящей школьной карьеры Нижинский стал солистом Мариинского театра в Санкт-Петербурге в 1907 году, сыграв в таких классических балетах, как «Жизель», «Лебединое озеро», и «Спящая красавица». В 1909 году он присоединился к Русскому балету Сержа Дягилева, и балетмейстер труппы Михаил Фокин специально для него создал балеты «Видение розы», «Петрушка», «Шехеразада», и другие балеты. Собственные работы Нижинского как хореографа включают L’Après-midi d’un faune и Le Sacre du printemps .

Вацлав был вторым сыном Фомы Лаурентьевича Нижинского и Элеоноры Береды; оба его родителя были знаменитыми танцорами, а его отец особенно славился своей виртуозностью и огромными прыжками. У Нижинских была собственная танцевальная труппа, и они выступали по всей Российской империи. Детство Нижинского в основном прошло на Кавказе, где он танцевал в детстве со своим братом Станиславом и младшей сестрой Брониславой. Отец, заметив большую склонность ребенка к танцам, дал ему первые уроки.

В возрасте восьми лет, в конце августа 1898 года, Нижинский поступил в Императорскую танцевальную школу в Санкт-Петербурге, где его выдающиеся учителя того времени вскоре обнаружили его необычайный талант. Когда ему было 16 лет, его уговорили окончить школу и поступить в Мариинский театр. Нижинский отказался, предпочитая отработать обычный срок учебы. В то время его уже провозгласили «восьмым чудом света» и «Вестрисом Севера» (в отношении Огюста Вестриса, известного французского танцора 18 века).В школьные годы выступал в Мариинском театре, сначала в составе кордебалета, позже в небольших партиях. Танцевал в Петербурге перед царем в Китайском театре Царского Села и Эрмитажном театре Зимнего дворца.

Нижинский окончил школу весной 1907 года и 14 июля 1907 года поступил в Мариинский театр в качестве солиста. Его первое появление было в балете La Source с русской балериной Юлией Седовой в качестве его партнерши; публика и балетная критика сразу же взорвались бурным энтузиазмом.Среди его партнерш в Мариинском театре были три великие балерины: Матильда Кшесинская, Анна Павловна Павлова и Тамара Платоновна Карсавина. Как благородный танцор, он танцевал ведущие партии во многих балетах, в том числе Иваночка, Жизель, Лебединое озеро, Спящая красавица, и Шопениана. С 1907 по 1911 год Нижинский танцевал все ведущие партии в Мариинском театре и в Большом театре в Москве, где был приглашенным исполнителем. Его успех был феноменальным.

В 1909 году Сергей Дягилев, бывший помощник администратора Императорских театров, по поручению великого князя Владимира организовал балетную труппу из артистов Мариинского и Большого театров. Весной Дягилев решил привезти труппу в Париж и попросил Нижинского присоединиться к ней в качестве солистки. Его первое представление состоялось 17 мая 1909 года в Театре дю Шатле. Нижинский взял Париж штурмом. Выражение и красота его тела, его легкая как перышко легкость и стальная сила, его огромная высота и невероятный дар подниматься и как бы оставаться в воздухе, его необыкновенная виртуозность и драматическая игра сделали его гением балета.С 1907 по 1912 год работал с балетмейстером труппы Михаилом Фокиным. Благодаря своему феноменальному таланту к характеристикам, он создал некоторые из своих самых известных ролей в «Карнавале» Фокина, «Сильфидах » (редакция Шопениана ), «Призрак розы», «Шехеразада», «Петрушка», «Голубая любовь», «Дафнис и др.». Хлоя, и Нарцисс. Его более поздние балеты: Мефисто Вальс, Вариации на музыку Иоганна Себастьян Бах, «Ночные папийоны», и Менестрель. До 1917 года Нижинский выступал по всей Европе, в Соединенных Штатах и ​​в Южной Америке. Его звали le dieu de la danse .

В 1912 году начал свою карьеру балетмейстера. Он создал для Русского балета Дягилева балеты «Послеполуденный отдых фавна», «Игра», и «Весна священная». Till Eulenspiegel производился в США без личного контроля Дягилева. Его работы в области хореографии вообще считались дерзко оригинальными.

Нижинский женился на Ромоле, графине де Пульски-Любочи-Челфальва, в Буэнос-Айресе 10 сентября 1913 года. Во время Первой мировой войны и снова во время Второй мировой войны он был интернирован в Венгрии как русский подданный. В 1919 году, в возрасте 29 лет, он ушел со сцены из-за нервного срыва, который был диагностирован как шизофрения. Он жил с 1919 по 1950 год в Швейцарии, Франции и Англии и умер в Лондоне в 1950 году. Нижинский похоронен рядом с Огюстом Вестрисом на кладбище Монмартр в Париже.

Нижинский и Дягилев | Австралийский балет

Опубликовано 07 ноября 2016 Автор: Alexia Petsinis

Бурные и беспокойные отношения между могущественным импресарио и хрупким гением были центральным элементом жизни Нижинского — в хорошем и плохом. В «Нижинском» Джона Ноймайера Дягилев предстает сказочной фигурой, одновременно зловещей и эротической, крадущейся в воспоминаниях и галлюцинациях Нижинского.

Сергей Дягилев, харизматичная и неустанно энергичная сила, стоявшая за созданием «Русского балета», был намного старше Вацлава Нижинского, когда встретил его в Санкт-Петербурге.Он мгновенно влюбился в взрывоопасную талантливую танцовщицу, и они стали любовниками. Хотя позже Нижинский напишет в своем дневнике, что пожилой мужчина вызывал у него отвращение и что этот роман был для него вопросом карьерного роста, невозможно догадаться о сложности их отношений. Помимо трудоустройства молодого Вацлава в «Русский балет» и отвоза его в Париж, где он стал сенсацией, Дягилев выступил в роли его наставника, познакомив его с картинами, музыкой и ведущими художниками того времени.Он поощрял Нижинского к созданию работ для Русского балета, в том числе «Весна священная» , которая удовлетворила Дягилева, вызвав бурю споров (и огласки). Баланс сил между ними, должно быть, был интересным. У Нижинского были молодость, талант и известность; Дягилев обладал культурным влиянием и держал в руках деньги (он не платил своему звездному танцовщику зарплату, а только оплачивал все его счета). Он также был яростно ревнив, и когда Нижинский женился на своей поклоннице номер один Ромоле де Пульски, это вызвало раскол между двумя мужчинами, который привел к исключению Нижинского из Ballets Russes.Его карьера так и не оправилась от этого. Вскоре после этого он поддался безумию, которое поглотит остаток его жизни.

В балете Ноймайера Дягилев сначала появляется как призрачная фигура на балконе, медленно хлопая в ладоши. Нижинский взбирается на балкон и прыгает ему на руки. Этот образ — Дягилев, баюкающий Нижинского, как младенца, — будет повторяться на протяжении всего балета вместе с моментами жестокости, принуждения, ярости, нежности и меланхолического прощания.

Нижинский (1980) — IMDb

Какими бы ни были факты, сценаристы здесь решили интерпретировать конец блестящей карьеры Нижинского и его скатывание в безумие как вызванные окончанием его романтических отношений с Дягилевым.Интересная предпосылка: то, что большинству людей казалось простым случаем «грязного старика», эксплуатирующего амбиции молодого человека (или, возможно, амбициозного молодого человека, эксплуатирующего похоть пожилого мужчины), на самом деле было настоящим любовным романом. Они не использовали друг друга, они искренне любили друг друга.

К сожалению, в 1980 году создателям фильма не хватило смелости исследовать это достаточно полно, чтобы фильм получился. Герои много говорят о страсти, но мы мало ее видим. Действительно, единственная любовная сцена между двумя мужчинами включает в себя пару коротких поцелуев с носовым платком, поднесенным к губам! Как замечательно было бы увидеть этих двух мужчин, искренне увлеченных друг другом — физически и духовно — и как им удалось превратить эту страсть в великие произведения искусства.Таким образом, мы могли бы понять опустошение Нижинского, когда Дягилев отвергает его. В нынешнем виде кажется, что оно появилось из ниоткуда.

Это не вина актеров. И Алан Бейтс, и Джордж Де Ла Пенья делают все, что могут, со сценами, которые у них есть. Какая жалость, что фильм не был снят несколько лет спустя, когда отношения геев можно было более полно исследовать на экране. Это мог бы быть адский фильм. Как бы то ни было, балетные реконструкции превосходны, а костюмы превосходны. Спектакль сильный, за исключением, возможно, Лесли Браун, которая здесь немного не в своей тарелке в роли коварной богатой девушки, преследующей Нижинского. В более раннем балетном фильме Герберта Росса «Поворотный момент» ей удавалось намного лучше.

Герберт Росс был потрясающим кандидатом на роль режиссера фильма, поскольку он был профессиональным балетмейстером и хореографом, и в фильме прекрасно чувствуется эпоха и великолепный стиль. Но сердца не хватает. Учащенное сердцебиение двух мужчин и двух великих художников, безумно влюбленных друг в друга.

Спорный шедевр: прелюдия к полудню олененка

Сергей Дягилев, основатель знаменитого Русского балета, был одним из самых влиятельных и важных представителей искусства 20-го века. Выдающийся русский импресарио, он стал центральной фигурой в художественном мире Парижа, Лондона, Рима, Берлина и Мадрида в конце 1800-х — начале 1900-х годов.

Самым известным танцором Дягилева был Вацлав Нижинский, который стремился попробовать свои силы в хореографии. Композиция Клода Дебюсси « Прелюдия к полудню фавна » была основана на стихотворении поэта Стефана Малларме. Дебюсси и Малларме изначально задумали пьесу как театральный проект, который так и не был реализован. Музыка, премьера которой состоялась в 1894 году, осталась практически незамеченной. Премьера балета Нижинского произвела бы противоположный эффект.

Именно Дягилев предложил Нижинскому использовать для своего первого балета партитуру Дебюсси, ныне считающуюся квинтэссенцией музыкального импрессионизма.Для этого было две причины: он уже существовал и, следовательно, требовал меньших вложений, чем заказ нового музыкального произведения, и он был коротким — примерно 10 минут, — поэтому в случае неудачи новый балет можно было легко удалить из программы. без необходимости замены.

Дягилев хорошо знал об отсутствии у Нижинского музыкального образования и направлял его к более театральному аспекту хореографии. Дягилев продвигал теорию швейцарского музыкального педагога Эмиля Жака-Далькроза о том, что «в танце музыка подчинена движению и должна пониматься через него, а не наоборот. Дягилев также организовал для Нижинского обучение у Далькроза, влияние которого сомнительно, поскольку к тому времени Нижинский уже набросал большую часть своего нового балета.

Нижинский вместе с Леоном Бакстом, создавшим декорации и костюмы, был очарован древнегреческим и египетским искусством. Нижинский был вдохновлен на постановку «движущегося барельефа», танцевал в профиль (подумайте, «похож на египтянина»). Кто-то может счесть его первое усилие больше движением, чем танцем.

Нижинский остался верен сказочной атмосфере стихотворения Малларме.Часть стихотворения переводится следующим образом: «Не оставляй меня в покое; Не убивай мой трепет; Я ждал тебя; Не оставляй меня в покое».

Сюжет балета таков: фавн — получеловек-полукозёл из греческой легенды — просыпается ото сна и встречает в лесу прекрасных нимф, неуловимых объектов его желания. Пораженные его наблюдением, лесные нимфы убегают, одна из них теряет свой шарф. Фавн достает шарф как любовный трофей, гладит его, любовно расстилает на скале и ложится на него.

Когда балет достигает кульминации, фавн тоже. Последняя оргазмическая дрожь завершает балет. Именно этот заключительный жест вызвал такие дикие споры (и билеты были проданы). Премьера балета Нижинского произвела фурор. Согласно историческим свидетельствам, внимательная публика замолчала во время представления, но как только оно закончилось, разразились восторженные аплодисменты, сопровождаемые в равной степени возгласами аплодисментов и насмешками.

Премьера 1912 года вызвала абсолютный скандал, который поддерживался в течение нескольких дней благодаря статьям на первых полосах газет, которые разделились на два лагеря, классифицировав новый балет Нижинского либо как мусор, ни как сокровище.Некоторые считают движение звериным по своему эротизму, Нижинский смягчил последний жест во втором представлении балета. Слегка переработанная версия была хорошо принята, с криками «Encore!» Хотя известному воодушевляющему финалу балета было уделено много внимания, причина, по которой « Фавн » занял такое важное место в истории танца, заключается в аналитическом подходе Нижинского к движению и его открытии двери к абстракции в танце.

Рудольф Нуриев, благородный танцор, считается одним из величайших танцоров балета 20 века и первой суперзвездой балетного мира со времен Нижинского.Воспитанный и обученный в России, во время гастролей по Европе с Кировским балетом он, как известно, сбежал на Запад, где наслаждался творческой свободой.

Нуреев был известен как своей огненной виртуозностью, так и харизматичным, страстным темпераментом. Он добился большой известности в 1960-х годах благодаря известному партнерству с балериной Марго Фонтейн в Королевском балете и, в конце концов, танцевал в Америке с балетом Джоффри и с Американским театром балета.

Роберт Джоффри, основатель и художественный руководитель балета Джоффри, очень уважал Дягилева.Первым профессиональным балетом, который он увидел, была постановка «Русских балетов» Петр ушка во время гастролей в Сиэтле. Джоффри вылепил из себя современного Дягилева, стремящегося как сохранить историческую работу, так и заказать передовые современные работы. Он сохранил активность многих балетов Ballets Russes, включив их в репертуар Джоффри, и даже реконструировал «утерянные» балеты того периода, в том числе «» Нижинского «Весна священная» . За время моего пребывания на посту исполнительного директора Джоффри мне довелось увидеть несколько дягилевских балетов, а «Прелюдия к полудню фавна» была показана во время сезона, посвященного 50-летию труппы.

Было бы правильно, если бы Нуриев выбрал балет Джоффри в качестве труппы, которую он станцевал бы роль, созданную Нижинским в Прелюдии к  После полудня фавна . Первоначально эта постановка была показана специальным ограниченным тиражом на Бродвее, а затем была показана по телевидению на канале PBS в 1981 году как «Нуреев и балет Джоффри/Посвящение Нижинскому» в рамках презентации «Танец в Америке».

Воспользуйтесь приведенной ниже ссылкой, чтобы познакомиться с Нижинского «Прелюдия к полудню фавна» .Наслаждаться!

любимых вещей: «Весна священная» Нижинского

— Николь Даффи Робертсон ничего не подозревающая публика Belle Époque была потрясена. Премьера «

Sacre » стала легендарной: публика шипела и выкрикивала непристойности, а танцоры были ошеломлены и не могли слышать музыку Игоря Стравинского, что побудило хореографа Вацлава Нижинского бежать из дома к кулисам, выкрикивая графы для них. быть в состоянии продолжить танец.Скандальный балет был показан всего девять раз (включая генеральную репетицию), а затем исключен из репертуара на протяжении большей части двадцатого века.

После долгих лет пребывания в воображении танцевального мира, где оно достигло почти мифических размеров, Роберт Джоффри вернул легенду на сцену. Исследовательница Миллисент Ходсон, работавшая более десяти лет, поставила Sacre для балета Джоффри, вызвав еще один спор — о целесообразности восстановления танцевального прошлого только по малейшим фрагментам: устной истории, фотографиям, воспоминаниям, аннотированной партитуре.С годами программы Джоффри прошли путь от объявления « Весны священной Нижинского» до « Весны священной после Нижинского». Тем не менее, эта версия продолжает превосходить сотни попыток хореографии музыки Стравинского, и, хотя прошло столетие, балет не утратил своего странного, сбивающего с толку воздействия на зрителей или танцоров, чьи тела вновь исполняют его.

Балетный танец — это отчетливо индивидуальное стремление к совершенству посредством строго кодифицированной западной классической формы, однако Sacre требует противоположного: анонимный танец в мешковатых костюмах, с раскрашенным лицом и в париках, организованный в асимметричные группы, выполняющий антиклассические движения — угловатые, повернутый, согнутый в коленях, плоскостопый, громкий и жестокий.Это было шоком для первых танцоров, и мое поколение не стало исключением. Балет начинается с «Поклонения земле» — танцовщицы выстраиваются в несколько круговых групп по половому признаку (юноши, кто в медвежьих шкурах, кто с бородой; юные девы в красном или синем) лицом друг к другу, сгорбившись или сидя на корточках, неподвижный и напряженный, как толпа перед футбольным матчем. Наша тишина во время первых нот одинокого мелодичного фагота была подобна затишью перед бурей: вот-вот должен был начаться колоссальный выброс физических усилий и коллективного ритуала.Когда группа молодых людей начала стучать ногами по полу, всем нам показалось, что мы только что сели в скоростной поезд без тормозов [3:00]. Как девушка в голубом, свернувшаяся в крошечный клубок на коленях, на полу, я могла чувствовать вибрацию их ударов по половицам, когда я, затаив дыхание, считала каждую ноту, ожидая, чтобы дать волю своему первому движению и присоединиться к яростной драке, добавляя моя собственная интенсивная энергия группе. Остальные четыре женщины из моего круга сделали то же самое; мы чувствовали себя как единое целое, готовое взорваться [5:25].

Короткая и долгожданная передышка встроена в первый акт, где энергия опускается на ступеньку ниже, и мы много раз наклоняемся, чтобы коснуться земли, словно возделывая почву [7:58]. Но вскоре затишье проходит, и мы снова начинаем гонку, бежим толпой, как группа участников марафона, то громко топая, то кружась на месте [12:18]. Позже, сразу после того, как Старый Мудрец целует землю и «выходит солнце» [13:50], любимый момент: «соло», когда мы прыгали, тряслись, катались по полу и бились в хореографических движениях, но в место, все мы сразу, в то время как рев труб и грохот кимвалов.В балете нет другого подобного момента: абсолютно разнузданного, дикого, но структурированного хаоса и свободы движения [14:10].

Идея инсценировки древнерусского ритуала пришла Стравинскому «во сне». Вдали от родины – Ballets Russes никогда не выступали в России – в первые годы они создавали балеты, пропитанные ностальгией по мифическому русскому прошлому. Видение Нижинского Sacre связано с сообществом: представлением о том, что сила группы может вызвать космические изменения.Хотя в кульминационном финале танцует одинокая женщина — Избранная, ее индивидуальность полностью поглощается тяжестью ее миссии. Ее соло не о ней, а о красоте ее самоотверженности [24:20]. Она преодолевает свои страхи и танцует до смерти, принимая свою судьбу на благо своего народа — резонансная тема в мире на грани катастрофического конфликта тогда и сейчас.

Танцевать Sacre с необходимой интенсивностью было неудобно, а иногда и больно, особенно во время длительных репетиций – не было «разметки» шагов: все или ничего.Выполнение резкости и угловатости движения при сохранении счета до дьявольски сложной партитуры Стравинского держало нас сосредоточенными и напряженными. Но исполнять его было волнующе: в окружении этого оркестрового цунами, смешанного с бушующими, кружащимися телами моих товарищей по танцору, я чувствовал себя как серфинг на вершине огромной волны: абсолютная свобода, которая в любой момент может обернуться катастрофическим кувырком. Танцы Sacre приносили странное удовлетворение: отправляясь вместе в эпическое путешествие, мы чувствовали себя объединенными нашим выживанием в процессе, странностью нашей задачи и нашей ролью в воссоздании истории.

(Нажмите здесь, чтобы посмотреть « Весна священная » Нижинского в исполнении балета Джоффри).
 

 


Национальный балет Канады и «Нижинский» Ноймайера приезжают в Сан-Франциско

Национальный балет Канады в «Нижинском» Ноймайера.
(© Bruce Zinger) приглашенная труппа

«Постановка Национального балета Канады по балету Джона Ноймайера Нижинский — это триумф на всех фронтах.
— Канада The Globe and Mail

В то время как Балет Сан-Франциско занят подготовкой к своей эпопее * Unbound Фестиваль новых работ с двенадцатью захватывающими новыми заказами, сцена Военного мемориального оперного театра передается Национальному балету Канады и их представлению Нижинского Джона Ноймайера. Глядя на этот превью шедевра Ноймайера, все, что я могу сказать, это: «О, вау. Дай мне больше. И больше!» Взгляните на себя.

Хореограф Джон Ноймайер — многолетний художественный руководитель Гамбургского балета, которому он поставил этот балет в 2000 году. Ноймайер — не только один из самых важных голосов современного балета, он также является мировым авторитетом в жизни и творчестве Вацлава Нижинского, на всю жизнь сохранил интерес к художнику. На веб-сайте Национального балета Канады рассказывается о харизматичном Нижинском, который ошеломлял и очаровывал публику в течение коротких десяти лет, прежде чем уйти со сцены в возрасте двадцати девяти лет.«Известный своим незабываемым сценическим мастерством, удивительной техникой и новаторским подходом к хореографическому выражению, Нижинский на все времена разрушил не только господствующие представления и ожидания танцора-мужчины, но и ограничения, которые условность наложила на диапазон драматических возможностей в сам танцуй».

Балет «

» Ноймайера основан на нескольких аспектах жизни Нижинского, представленных в медитативной, нелинейной форме, что в конечном итоге отражает безумие, которое придет, чтобы поглотить его.Действие балета начинается сразу после Первой мировой войны в отеле в Санкт-Морице, Швейцария, где реальный Нижинский предложил публике свое последнее выступление в качестве танцора. Благодаря этому мы, другая аудитория, становимся причастными к воспоминаниям этого человека, его гениальности, его хореографии, важным отношениям и жизненным событиям, предчувствиям, а также безумию, которое, казалось, охватило мир.

Гийом Коте в «Нижинском» Ноймайера.
(© Erik Tomasson) гостевая компания

Музыка, сопровождающая постановку, для моих читателей-энтузиастов классической музыки включает Прелюдию до минор Шопена, первую часть Шумана Faschingsschwank aus Wien , роскошную Schéhérazade Римского-Корсакова Части I, III и IV), часть «Адажио» из Сонаты для альта и фортепиано Шостаковича, а также его Симфонию № 1.11.

Вот что говорят о постановке критики:

  • «Триумф драматического напряжения… Национальный балет принимает вызов, представляя Нижинского Джона Ноймайера, захватывающую, растянутую, сюрреалистическую и часто сногсшибательную дань уважения самому легендарному танцовщику балета». — Торонто Стар
  • « Нижинский  воспаряет до невероятных высот… богато детализированная постановка» — National Post
  • «Под просвещенным и требовательным руководством Карен Кейн, бывшей великой звезды международного балета, труппа заслужила свое место на самом высоком уровне, значительно обогатив свой репертуар благодаря сотрудничеству с величайшими хореографами нашего времени» —  Danses Avec La Plume

Танцор Национального балета Канады Феликс Паке объясняет, что от него требуется, когда он изображает Нижинского в образах Фавна и Золотого раба — обе знаковые роли Нижинского, представленные в балете Ноймайера. интересно и познавательно смотреть.

Хотите пойти? Вот некоторые детали для вас:

Где? Мемориальный военный оперный театр, 301 Ван Несс, Сан-Франциско
Когда? С 3 по 8 апреля 2018 г., всего 7 спектаклей
Как?
Приобрести билеты онлайн ЗДЕСЬ или позвонить по телефону (415) 865-2000
Продолжительность 2 часа 25 минут, с одним антрактом

Объявлен основной кастинг на даты производства в Сан-Франциско!

Вацлав Нижинский
Guillaume Côté (3 и 6 апреля в 19:30/8 апреля в 14:00)
Skylar Campbell (4 апреля в 19:30/7 апреля в 14:00)
Francesco Gabriele Фрола (5 апреля в 19:30/7 апреля в 19:30)

Ромола Нижински
Хизер Огден (3 апреля в 19:30/8 апреля в 14:00)
Соня Родригес (4 апреля в 19:30/7 апреля в 14:00)
Светлана Лункина (Апрель 5, 7, 19:30)
Сяо Нань Юй (6 апреля, 19:30)

Сергей Дягилев
Бен Рудизин (3, 6 апреля в 19:30/8 апреля в 14:00)
Петр Станчик (4, 5, 7 апреля в 19:30/7 апреля в 14:00) )

Литье может быть изменено

* Балет Сан-Франциско  Unbound: Фестиваль новых работ    is   новаторский праздник инноваций в балете, включающий двенадцать новых комиссий и мировые премьеры, которые проходят в четырех программах с 20 апреля по 6 мая 2018 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.