Арановский мама: мама! / mother! (2017, фильм)

Содержание

Даррен Аронофски объяснил все, что вы не поняли в «маме!»

Режиссер Даррен Аронофски дал несколько интервью, в которых рассказал, что происходит в фильме «мама!». Мы приводим выдержки с ответами на самые главные вопросы.

Почему название «мама!» написано с маленькой буквы?

«Чтобы понять, почему название написано со строчной буквы «м», обратите внимание на букву в финальных титрах, которая не сразу бросается в глаза. Спросите себя, а каково имя другого персонажа?», — написал Даррен Аронофски во время сессии «вопрос-ответ» с пользователями Reddit.

На самом деле, у персонажа Хавьера Бардема нет имени. Его имя — «Он». И это безусловно еще один библейский мотив — написание слова «Бог» с заглавной буквы в знак особого преклонения. Так что идея возвышения главного героя, перед которым «мама» кажется слишком земной, заложена еще в самом названии.

Откуда там восклицательный знак?

«Первое, что я написал, перед началом работы над сценарием, это шесть букв слова «mother». А потом я на секунду остановился. Я очень четко это помню: я нажал

shift+1 и поставил восклицательный знак. Такой заголовок появился еще до того, как я написал что-либо еще», — рассказал режиссер в интервью Entertainment Weekly.

Какие в фильме отсылки к Библии?

По словам Аронофски, лента вместила себя как Ветхий, так и Новый заветы, и библейские мотивы легко просматриваются.

Дом, как говорит сама героиня Дженнифер Лоуренс, их личный рай. На самом верху расположено Его святилище, откуда Он творит, а внизу, в подвале, вечная тьма и горит пламя.

Герои Эда Харриса и Мишель Пфайффер — это Адам и Ева, где у него кровоточит рана, потому что ребро удалено, а она разбила (вкусила) запретный плод (кристалл), после чего начались все проблемы.

Их подравшиеся сыновья — это Каин и Авель, и первый убивает второго.

Прорванная труба — отсылка к великому потопу.

«Даже некоторые диалоги дословно взяты из Библии», — добавил режиссер.

Однако вдохновением для него послужила не только Библия. В интервью Reddit и Variety Аронофски также упомянул книги «Женщина и природа» (

Woman and nature) Сюьзан Гриффин и «Щедрое дерево» (The Giving Tree) Шела Силверстайна, а также кинофильм «Ангел-истребитель» Луиса Бунюэля.

Впрочем, финал картины, от и до прошитой религиозными метафорами, осознанно опущен до реальности, знакомой зрителю. Аранофски зациклил историю, что в полной мере раскрывает нарциссизм главного героя. Кроме того, режиссер показал цикличность самой жизни от рождения до смерти.

Связана ли «мама!» с современными событиями?

В разговоре с Vanity Fair Даррен Аронофски затронул тему эксплуатации природы человеком. В фильме, по его словам, главную героиню можно рассматривать как олицетворение «Матери Земли», ресурсы которой мы бесконечно черпаем, ничего не отдавая взамен.

Является ли «мама!» автобиографичной?

Несмотря на то, что многие зрители восприняли работу Аронофски как аллюзию на самого себя (ведь он — тоже своего рода творец, а Дженнифер Лоуренс — его муза), сам режиссер отрицает какую-либо связь со своей биографией.

«Я больше основывался на том, каким хочу видеть персонажа в исполнении Хавьера. Я думаю, что это просто результат натурально сыгранного нарциссического характера», — поделился он с Vulture.

А вот на самый интересный вопрос, что это за желтый порошок, который постоянно пила героиня, пока не забеременела, Аронофски так и не ответил. «Этим я не поделюсь ни с кем. Но, если вы посмотрите фильм несколько раз, вы поймете», — пообещал он.

Рецензия на фильм «мама!»

В большом старинном доме в живописной глухомани живут он и она. Он (Хавьер Бардем) – известный поэт, который уже долго не может написать ни строчки. Она (Дженнифер Лоуренс) – его верная спутница, у которой лишь две заботы – восстанавливать дом после пожара и виться вокруг мужа, предупреждая каждое его желание. Идиллия прерывается визитом неожиданного гостя (Эд Харрис) – тот представляется местным ортопедом, и Он приглашает его погостить. На следующий день к гостю заявляется любопытная и бесцеремонная жена (Мишель Пфайффер), следом приезжают их сыновья и постепенно тихий и уютный домик превращается в бедлам.

Кадр из фильма "мама!"

Это первый полнометражный фильм Даррена Аронофски, на котором режиссер обошелся без услуг своего постоянного композитора Клинта Манселла. Просто потому, что в «маме!» вообще нет музыки

Даррен Аронофски всегда был непростым режиссером – и дело не столько в его постановочной технике, сколько в том, за какие истории он брался и каким образом их раскрывал. Удивив мир своим «Черным лебедем», Аронофски встроился в «голливудский конвейер» 125-миллионным библейским эпиком «Ной», но, несмотря на неплохие сборы, вернулся в сравнительно скромное авторское кино с «мамой!», которая вполне может стать для него одним из определяющих фильмов карьеры.

Кадр из фильма "мама!"

Трейлеры «мамы!» подают ее как психологический триллер или даже хоррор и, хотя фильм ничем из этого не является даже отдаленно, после сеанса понимаешь, что выбора у маркетологов не было – «мама!» максимально далека от любой жанровости и куда ближе даже не столько к кино в традиционном смысле этого слова, сколько к арт-инсталляции, перфомансу, экспириенсу, если угодно.

Это аллегорическая реплика с религиозными обертонами на тему гендерных отношений, перенесенная в формат обобщенно-обезличенной притчи – что-то в духе «Антихриста», хотя человеконенавистничества фон Триера у Аронофски, к счастью, не наблюдается.

Кадр из фильма "мама!"

Одной из ключевых авторских находок Аронофски в «маме!» стало решение намертво привязать зрителя к главной героине в исполнении Дженнифер Лоуренс. В картине много крупных планов ее лица, а когда актриса куда-то идет, оператор неотступно и почти вплотную следует за ней, словно мы наблюдаем за происходящим из-за ее плеча (актриса с честью выдерживает это внимание, хотя в ряде сцен со своим участием ее все-таки переигрывает удивительная Мишель Пфайффер). Это позволяет лучше сродниться с героиней, что очень важно, потому что примерно с середины «мама!» начинает напоминать «наркоманский» анекдот про ежика, который шел, шел, шел, шел, шел… и полетел. И к этому моменту вы должны быть максимально настроены на ее волну.

Кадр из фильма "мама!"

Не углубляясь в спойлеры, но помогая не готовому к метафорическим головоломкам зрителю нащупать некую отправную точку, можно уточнить, что в своих героях Аронофски иносказательно моделирует отношения между творческим мужчиной и приземленной женщиной с точки зрения последней. Она вьет гнездо, окружает избранника заботой и ревностно относится к вторжениям в их уютный заповедник. Он искренне ей за все признателен, но творить в тепличных условиях не выходит, поэтому он тянется навстречу к новым людям и впечатлениям – которые ее напрягают и пугают. И чем дальше в лес, тем более безумным становится происходящее, пока не превращается в вязкую, бьющую по всем органам чувств линчевскую фантасмагорию, где некогда такой уютный и спокойный дом то становится местом массового паломничества, то окрашивается в постапокалиптические тона, то превращается в поле боя с участием полиции и спецназа.

Кадр из фильма "мама!"

Тонкая, как кружевной тюль, ткань религиозной иносказательности «мамы!» (в первых визитерах можно с ходу и не заметить аллюзии на Адама без ребра и нахальную Еву) постепенно грубеет, превращаясь к финальному акту в бронебойный молот – с ним, с одной стороны, все кристально ясно, но, с другой, сопротивляться его мощи невозможно, остается только завороженно наблюдать за тем, как точно и смачно Аронофски наносит сокрушительные удары по и без того трещащему союзу мужского эго, подсевшего на иглу «искусства» (и тут сложно не увидеть исповедальные нотки от самого режиссера), и того, что принято называть «женским началом».

Религиозные обертоны никуда не уходят, но фильм все же шире, глубже и свободнее – в этом смысле крайне показательна сцена, в которой герой Бардема восхищается тем, что его новую поэму каждый из ее читателей воспринимает и трактует по-своему.

Концовку вплоть до последней детали угадываешь еще до финала (благо уже первые кадры ленты содержат намеки на развязку), но то, как красиво постановщик к ней подводит, восхищает – убедившись в своей правоте, не разочарованно вздыхаешь, а восторженно хлопаешь в ладоши. Чистая поэзия! И хотя тех, кто «маму!» возненавидит, гарантированно будет немало (это фильм, который очень легко обвинить и в переборе, и в напыщенности, и даже в дурновкусии – и нельзя забывать о тех, кто вообще-то пришел в кинотеатр посмотреть на ужастик с Дженнифер Лоуренс), равнодушным она не оставит никого – перед нами совершенно точно один из самых запоминающихся фильмов года.

С 14 сентября в кино.

 

Не хоррор, не притча и не триллер: фильм "мама!" Даррена Аронофски

В прокат вышел фильм "мама!" (название фильма официально пишется со строчной буквы — прим. ТАСС)  Даррена Аронофски, который ранее освистали на Венецианском кинофестивале. Кинокритик Алексей Филиппов — о том, чего ожидать от этого фильма.

Безымянные поэт (Хавьер Бардем) и его молодая супруга (Дженнифер Лоуренс) живут в обветшалом доме где-то посреди леса. Их отношения кажутся почти идиллическими, но есть тревожные детали. Он с болезненным упоением целыми днями мучается от творческого кризиса после издания первого сборника.

Она любит его до безумия, готовит завтрак, одиноко просыпается на двуспальной кровати, неспешно шпаклюет стены сгоревшего при неизвестных обстоятельствах дома, который она же и реконструировала.

Еще более нервно становится, когда в дверь посреди ночи стучится незваный гость (Эд Харрис), который представляется врачом и делает вид, что перепутал дом поэта с гостиницей. Вместе с ним в райский уголок врываются его стервозная жена (Мишель Пфайфер), а затем и сыновья (одного играет Донал Глисон).

Хрупкий покой начинает трещать по швам, жена поэта в ужасе от беспардонности гостей, а тот и рад выслушать чужие горести, из которых, думается, сможет высечь искру для новой поэмы.

Оскандалившийся новый фильм Даррена Аронофски освистали на Венецианском кинофестивале, где почти десять лет назад режиссер получил главный приз за "Рестлера". Пытаться рассматривать "маму!" через ту же призму правдоподобия — пустая трата времени: строго говоря, Аронофски всегда искал лазейку в реальном, чтобы выскользнуть в пространство метафорического.

Начиная с дебютного "Пи", каждая его картина — более-менее громоздкая притча об устройстве мира, человеческих отношениях и прочем самом главном. Три года назад режиссер снял "Ноя", где перенес главу из Торы в неявно постапокалиптическое будущее и повторил историю с потопом, намекая на цикличность тирании бога (каким бы он ни был) и его избранников.

"маму!" легко (и логично) рассматривать в том же ключе (концентрация библейских отсылок разной степени очевидности зашкаливает), но, думается, Даррен Аронофски решил пойти еще дальше. Ему явно мало ернически пересказать Ветхий и Новый заветы, разыгрывая в старом доме краткую историю человеческой приверженности разным культам.

Он придумал отповедь идее творца как такового — будь то бог, поэт, отец семейства или он сам (фильму не откажешь в ледяной автоиронии). Для этого режиссер выбрал наиболее подходящий ракурс — с позиции возлюбленной, музы, матери, девы Марии, которая отдает всю себя, но оказывается лишь пешкой в творческом процессе.

Ему явно мало ернически пересказать Ветхий и Новый заветы, разыгрывая в старом доме краткую историю человеческой приверженности разным культам. Он придумал отповедь идее творца как такового

Постоянный оператор Аронофски Мэттью Либатик виртуозно передает мировосприятие героини Лоуренс. Камера фиксирует, как закипает уют. Поначалу "мама!" напоминает болезненную разговорную драму (вроде "Кто боится Вирджинии Вульф?"), затем переключается в режим параноидального триллера из 70-х ("Ребенок Розмари"), где героиня Лоуренс видит сердце дома и его раны (как и в "Черном лебеде", Аронофски не теряет интерес к телесности метафор). Затем и вовсе начинается беспощадный хаос.

Именно вторая половина фильма ожидаемо возмутительна: прикидываясь до поры до времени то ли драмой, то ли триллером, то ли даже хоррором (дом посреди леса, незваные гости, убийство!), "мама!" наконец расправляет плечи и начинает посыпать зрителя мощными сюжетными ударами.

"Каждый понимает поэму правильно, но каждый по-своему", — шепчет с горящими глазами Бардем, не очень убедительный в роли мужа и поэта, но стопроцентное попадание в образ демонического нарцисса, питающегося чужими горестями. "Поэт велел делиться!" — вторят ему все новые и новые прихожане дома в лесу.

Здесь же бросается в глаза и слабое место новой картины Даррена Аронофски, которую в Венеции успели сравнить с "Антихристом" (нет, "мама!" не так радикальна). Для одной категории зрителей фильм окажется слишком запутанным в своей метафоричности, для других — слишком топорным и навязчивым.

И все же "мама!" по-своему завораживает — особенно там, где Аронофски и Либатик заставляют зрителя кожей чувствовать отчаяние и отвращение героини Лоуренс. Все-таки побыть в чьей-то шкуре — главное, что может подарить кино.

Показ фильма «мама!» Даррена Аронофски и дискуссия с кинокритиком Долиным — Сноб

Приглашаем участников проекта «Сноб» обсудить с Антоном Долиным самый скандальный фильм года, новую картину режиссера «Реквиема по мечте» и «Черного лебедя»

Фото предоставлено пресс-службой

Фильм «мама!» освистали на Венецианском кинофестивале, в России многие обозреватели буквально гадали по трейлеру и составляли списки возможных отгадок к шифрам, которые спрятаны не только в самом фильме, но и в постерах к нему. Сюжет такой: дом, где живет пара без имен, предположительно гениальный поэт в творческом кризисе (Хавьер Бардем) и его жертвенная жена (Дженнифер Лоуренс), наводняют непрошенные гости и устраивают хаос.

Критик Антон Долин, который посмотрел картину в Венеции, сопоставил ее содержание с Библией и защитил ее от нападок недовольных такими словами: «Неверным было бы видеть в “маме!” только напыщенный библейский пафос. В конечном счете, перед нами самый сакральный из существующих сюжетов, пересказанный в жанре малобюджетного хоррора. А эта комбинация настолько остроумна, нахальна и свежа, что сразу хочется простить ей все условности, длинноты и сюжетные провалы, которыми тоже грешит удивительный фильм Даррена Аронофски. Да, он не безупречен. Но посмотрите на сотворенный Богом мир. Он что, лучше?»

25 сентября Антон Долин разовьет эту мысль после специального показа фильма в кинотеатре «Октябрь». Во время дискуссии у вас будет возможность задать критику свои вопросы. Судя по реакции зрителей в Европе, обсуждение будет горячим.

Кинопоказы с участием экспертов проходят в кинотеатрах сети «КАРО» на регулярной основе в рамках проекта «КАРО. Арт». Зрители получают уникальную возможность одновременно с просмотром лучших новинок проката подробнее разобраться в их содержании: по окончании сеансов проводятся увлекательные дискуссии с участием создателей фильма, психологов, кинокритиков и экспертов в других областях, соответствующих тематике фильма.

Материал доступен только участникам проекта «Сноб»

Оформить подписку

или

Войти

Рецензия на фильм «мама!» Даррена Аронофски

Лес, одинокий старый дом, двое не спят. Он (Хавьер Бардем) — поэт в кризисе. Она (Дженнифер Лоуренс) — его молодая жена, которая отстроила этот дом (когда-то наполовину сгорел). У них вроде бы все хорошо, но муж одержим творческой импотенцией, жена одержима возлюбленным — и в воздухе витает что-то нездоровое. Когда к паре без имен посреди ночи постучится еще один безымянный человек (Эд Харрис) и представится врачом в поисках несуществующей гостиницы, у женщины случится приступ паники, а мужчина напротив расцветет. Дальше про отношения пары друг с другом и окружающим миром вскроются еще более жуткие подробности.

В какой-то момент герой Бардема говорит о читателях свежеиспеченной поэмы, что каждый понял её по-своему, и каждый понял правильно — и это, безусловно, инструкция к просмотру и восприятию «мамы!» Даррена Аронофски. Фильма, который освистали в Венеции и про который лучше ничего не знать заранее, чтобы не подцепить чужое восприятие. Режиссер «Пи» и «Черного лебедя» снова снял картину, которая — как написали бы в рекламном буклете — никого не оставит равнодушным. Большинство, думается, она поставит в тупик, раздражит или шокирует. Впрочем, кто Триера смотрел, тот на Аронофски вряд ли вздрогнет.

Если не вдаваться в любопытные, но чреватые спойлерами подробности, то «мама!» — это душный и телесный триллер, сшитый из библейских отсылок и высказываний режиссера о насущных темах. Кто-то выделит в нем богоборческую составляющую (вспоминаем «Ноя»), кто-то — семейные отношения, которые также укладываются в библейскую концепцию, лишь в первой половине для проформы прикидываясь реалистичной драмой.

Топлива для споров о содержании «мама!» предоставляет зрителям и критикам предостаточно — только спичку поднеси. Однако в случае Аронофски не стоит забывать про примат формы. Даже в «Рестлере», самой прозаичной, казалось бы, картине визионера и фантазера, одутловатый Микки Рурк, которого лупцевали почем зря, интересовал Аронофски как по-своему красивый кусок мяса и часть грустного пейзажа.

Теперь в кадре солирует естественная, как солнечный зайчик, Дженнифер Лоуренс, у которой завязался с немолодым режиссером роман, и «мама!», со всей очевидностью, снята от лица её героини. На простейшем уровне это всё объясняет субъективностью восприятия на манер «Ребенка Розмари»: и варварское нахальство гостей, и истеричный нарциссизм мужа, и дом, у которого периодически кровоточат вполне телесные раны. Всё происходящее обретает метафизическое измерение, если взглянуть на Лоуренс не как на жену или даже музу, а как на вдохновение в человеческом обличии.

Среди источников вдохновения самого Аронофски (помимо Лоуренс) логично выделить не менее скандального Романа Полански. Большого мастера выковыривать из обыденного паранойю и психологические травмы, а также всячески выдергивать из-под человечества стул цивилизованности. В какой-то момент в фильм врывается Мишель Пфайффер в роли жены персонажа Харриса, которая напоминает расхристанно-роковую Эммануэль Сенье в, скажем, «Горькой Луне».

И если Полански, которого периодически ругали за дурновкусие, мало где позволял себе прямое высказывание, то Аронофски этого ни в коем случае не стесняется. В последней трети картины, отвлекая внимание тотальной вакханалией и парой жестоких эпизодов, он выкрикивает несколько обличающих лозунгов. Трудно назвать это неожиданностью: Даррен Аронофски всегда задавался большими вопросами, находил для каждого эффектную форму и получал долю критики за претенциозность. Что не помешало ему номинироваться на «Оскар» и взять приз Венецианского кинофестиваля. Просто в этот раз он решил еще и спровоцировать публику. А взбешенный зритель, как известно, все равно лучше равнодушного.

ОТПРАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Объяснение смыслов и символов фильма Мама! Даррена Аронофски

Картина Даррена Аронофски «Мама!», кажется, возбудила всех. Народ резко поделился на тех, для кого это явный шедевр и для кого это полный бред. Такая же история с критиками – одни захлёбываются в похвалах и восторге, другие называют картину не только худшей года 2017, но и всего тысячелетия. Метафоры Аронофски не всем по вкусу, также не по зубам смешение жанров в картине и смена тона. В результате – полное замешательство и путаница и частое ругательство в комментариях, типа «motherfucker» и производные от него, но обязательно присутствует «мать». Я не видела этот эпохальный фильм, и даже если бы видела, не думаю, что проникла бы своим умишком в библейское творение режиссёра, а потому просто предлагаю прочитать статью из collider.com, где сидят гиганты мысли. Эта статья – пошаговый спойлер «Мамы!» Если я отважусь её смотреть, буду пользоваться этой инструкцией по применению. Она бесценна. Не шучу. О спойлерах предупредила.

«Мама!» это аллегория о Боге и Земле. Персонаж Хавьера Бардема, которого я называю Поэтом, это Бог.

 

Дженнифер Лоуренс, которую я называю Матерью, это Мать Земля. Их дом – это окружающая среда. Отсюда вся эта история претендует на параллель с Новым и Старым Заветом, коротко пересказанной с ненавистнической точки зрения на всю историю человечества.

Персонаж Эда Харриса представляет собой Адама. Когда его рвёт в туалете, сразу видно рану, где его ребро. Потом появляется его жена (Мишель Пффайфер), представляющая Еву. Им разрешено бродить по всему дому, исключая кабинет Поэта, но они это всё равно делают, а Ева разбивает огненный кристалл. Их оттуда изгоняют, и они занимаются сексом во всех углах дома, тем самым, олицетворяя первородный грех и падение человека в немилость после поедания запретного плода с древа познания в саду Эдема.

Потом появляются сыновья Адама и Евы (братья Брайан и Донал Глисон) – они ругаются по поводу отцовского завещания. В споре один брат убивает другого (Каин Авеля). Поэт и его родители выносят тело Авеля из дому, а брат-убийца убегает. Затем все сидят у гроба, а в дом заходит всё больше и больше гостей, чтобы погоревать. Поминки плавно перетекают в вечеринку, наполненную хаосом с раковиной, из которой начинает хлестать вода. Смерть Авеля вызывает потоп.

После того, как вода залила дом, гости уходят, Мать попрекает Поэта, что он отказывает ей в сексе. Занимаются сексом. Утром она объявляет о своей беременности. Он обомлел от такой новости, но его внезапно настигло вдохновение, что совершенно в голом виде он отправляется к своему столу творить. Когда он закончил своё творение, он показал его ей. Она сочла это прекрасным. Они решают посидеть в тишине и пообедать вдвоём, но люди опять начинают наводнять дом к вящему негодованию Матери.

В этом месте фильм слегка отходит от библейского повествования и даёт исторический ракурс в виде Нового Завета. Будущий ребёнок это Иисус. Но до его рождения Мать проходит через жуткие испытания, прежде чем Поэт, наконец, возвращается и даёт ей возможность родить сына в своём кабинете. Словно бы Бог на  какое-то время забыл о Земле, пока не родился мессия. Человечество опять подкачало и принялось грешить – ребёнка похищают, убивают, пожирают его плоть, при этом в полном поклонении Поэту. Они нападают на Мать, срывают с неё одежды, забивают её до потери сознания, пока она не вырывается и не убегает от них в подвал, где стоит бочка с маслом, которое охватывает огнём весь дом. Когда отчаявшаяся мать, видя, как люди только и делают, что убивают и издеваются над ней,  а Бог опять отсутствует, поджигает себя со всеми вместе.

Поэт достаёт бьющееся сердце из обугленной груди Матери. Она обращается в пепел, а её сердце становится новым огненным кристаллом. Он ставит новый сувенир на место старого, и всё словно обращается вспять. В их супружеской кровати просыпается женщина, но это совсем другая женщина. То есть, Земля и человечество погибли, но Бог попросту завёл шарманку опять – он нуждается в созидании и жаждет любви от тех, кого создаёт.

На протяжении всей картины Мать замирает, когда её обуревают чувства и трогает руками стены, где ей видится медленно гибнущее сердце. Дом всё время кровоточит, крошится и распадается на части. На ум приходит аналогия с природой, которая гибнет у всех на глазах в то время, люди забиваются в дом, обращая его в место хаоса.

 

Эти аллюзии неудивительны для атеиста Аронофски, известного защитника природы. Эта же тема гибели Земли при полном попустительстве Бога является ключевой в его «Ное».

Если честно, то не всё в фильме «Мама!» можно полностью соотнести с Библией или историй человечества, особенно вторую его часть. Что значит профессия врача для персонажа Эда Харриса? Почему война и хаос предшествуют рождению Христа, а не наступают после? Разве они не существовали всегда?

Еще вопросы к создателям фильма:

Есть ещё пара-тройка вопросов по поводу символизма в картине. Что может означать жёлтая жидкость в стакане, которую постоянно пьёт Мать? Она часто разводит водой желтый порошок из склянки, когда ей становится особенно плохо, но после того как она беременеет она его высыпает в туалет. Зачем?
Почему на её звонки отвечает служба МЧС? Куда в реальности звонит Мать Земля, когда ей плохо? Но кроме таких незначительных моментов, совершенно ясно, что это история об отношениях Матери Земли и Бога, окружающей среды и человечества, которое Аронофски считает чумой на теле Земли.
Часть ответов – что за желтый порошок, который пьет Мама вы найдете в этом видео:

А что вы думаете о фильме Мама!? Считаете ли вы высказанное выше правильным?

Напишите свое мнение в комментариях – давайте обсудим этот замечательный фильм и его смысл или даже смыслы!


PS: Читайте так же результаты нашего просмотра культового фильма “Фонтан” Даррена Аронофски 2006 года, который так же изобилует множеством смыслов:
https://yaokino.ru/filmy-nevozmozhno-smotret

Даррен Аронофски: людей нужно провоцировать

— Может быть, вам надо было родиться на несколько десятков лет пораньше?

— Я думаю, "мама!" — это тот фильм, который требует времени. Через несколько лет на него взглянут совсем по-другому. И мне кажется, когда нужные люди наткнутся на него, он действительно их тронет. Так случилось с "Фонтаном", я им гордился так же, как и "мамой!", потому что именно такой фильм я хотел сделать. Но когда вышел "Фонтан", это была катастрофа. С "мамой!" все было не так плохо в плане сборов.

— Сейчас многие режиссеры увлеклись телевидением и начали снимать или продюсировать сериалы. Не привлекает эта идея?

— Я уже сделал документальный фильм, который называется "One strange rock" для National geographic с Уиллом Смитом. Там десять серий, и я очень им горжусь.

— А художественный сериал?

— Да, есть такая идея, мы сейчас находимся в процессе разработки.

— Судя по вашим картинам, у вас довольно пессимистичный взгляд на человечество. Как вы думаете, доходит ли посыл ваших фильмов до зрителя и могут ли они заставить людей опомниться и изменить свое отношение к тому, что творится в мире, стать более осознанными?

— У меня все-таки есть надежда, что мир опомнится, но, к сожалению, это довольно сложная мысль, чтобы сразу ее осознать. И, в общем, для того, чтобы люди все-таки изменили свое поведение, должны случиться какие-то очень нехорошие вещи. Но я думаю, у нас есть способности к тому, чтобы изменить ход событий и спасти себя.

— Вы говорили, что хорошая история должна заставлять людей или плакать, или смеяться, или бояться до потери пульса. Многие ваши фильмы заставляют людей плакать и пугают изрядно. А хотели бы вы их насмешить?

— Ну, в общем, в моих фильмах много смешных моментов, в "маме!", например.

— Да, я понимаю, но я говорю про чистый жанр, про комедию, может быть.

— У меня есть такие мысли, пока не могу сказать ничего конкретного. Мне интересен этот жанр, осталось это облечь в интересную для меня форму.

Мать Даррена Аронофски! и искусство голливудской секретности | Film

Какой новый фильм Даррена Аронофски Мать! о? Он не хочет вам говорить. Или, скорее, он хочет сказать вам, что не хочет говорить вам. В недавних интервью Аронофски настаивал на том, что он хочет сохранить детали фильма в секрете, прежде чем описать его как «стрельбу крылатой ракетой по стене», «очень напряженную поездку», с «элементами вторжения в дом» и т. Д. такие намеки, на всякий случай, если вы подумали, что это может быть продолжение Mamma Mia !.

«Секретность» - довольно эластичный термин, когда речь идет о кино. Многие режиссеры стали одержимы тем, чтобы держать все в секрете - обычно это те люди, чьи фильмы основаны на великих тайнах и поворотах. Это стандартная практика - присягать, чтобы заставить замолчать и охранять сценарии, как если бы они были ядерным кодом. Например, Кристофер Нолан дал Гансу Циммеру только одну страницу информации об Interstellar, когда он поручил ему сделать партитуру. Кто-то, кто работал над «Аватаром» Джеймса Кэмерона, сказал мне, что соглашение о неразглашении было размером с телефонную книгу и содержало фразу «в этой или любой другой вселенной» - и им, вероятно, даже не разрешили это раскрыть.

Смотрите трейлер "Мама!"

Но в то же время они хотят, чтобы мы знали о фильме, не так ли? Итак, «секретность» стала частью маркетинговой стратегии. За годы до релиза мы послушно следим за подсказками: установленный на съемочной площадке Instagram здесь, загадочное интервью с фан-сайтом там, 30-секундный тизер-трейлер, возможно, некоторые предварительные кадры - каждая из них дает точно откалиброванный объем новой информации, которую необходимо сохранить. мы спекулируем и пускаем слюни. Часто такие фрагменты полностью портят сюрпризы фильма.Иногда все равно было нечего испортить. Акция превратилась в настоящий детективный триллер; возможный фильм - это просто подведение итогов дела.

Вероятно, во всем виноват Альфред Хичкок. Он знал, что интрига началась задолго до выхода фильма. Он скупил все копии романа, на котором был основан «Психо», чтобы никто не узнал поворотов сюжета. Он сообщил зрителям, что «никто… НО НИКТО… не будет допущен в театр после начала каждого спектакля», и предупредил их, чтобы они не разглашали секреты Psycho.Впрочем, для наглядности Хичкок также записал шестиминутный пролог, путешествуя по локациям фильма, как щепетильный агент по недвижимости. «Они все это убрали», - говорит он, осматривая ванную комнату Джанет Ли. И все же Психо все же доставил обещанный шок.

Будем надеяться, мама! тоже, потому что комментарии Аронофски и последний трейлер уже многое выдают.

Мать! выходит 15 сентября

мама Аронофски! и странности католицизма

Что общего в недавнем фильме Даррена Аронофски « мать!» и католическая церковь общего?

Они оба действительно странные.

Фильм представляет собой уникальную и тревожную интерпретацию истории взаимоотношений Бога с человечеством. Символизм Аронфского очевиден:

  • Хавьер Бардем - Бог, поэт, творчески создавший двухчастный эпос, в котором он играет ведущую роль.
  • Дженнифер Лоуренс - это слияние Матери-Земли и Девы Марии. Она Мать-Земля в своей роли хранительницы дома, символа вселенной. Она - Мария в роли матери ребенка, которым Бардем и человечество приносят в жертву в конце Нового Завета поэта.
  • Эд Харрис - Адам, первый человек, вошедший в дом, во вселенную.
  • Мишель Пфайффер - Ева, жена Адама и мать двух сыновей, Каина и Авеля (которых играют Домналл и Брайан Глисон).

Сказка, которая их связывает, таинственна и эпична, иногда прекрасна, а зачастую и жутка.

Так что же, помимо библейских персонажей, делает фильм странным и католическим? Назову три причины:

Человечество убивает сына Дженнифер Лоуренс .Впоследствии последователи Хавьера Бардема начинают есть его плоть. Это не очень красивая картинка, но это явная отсылка к католическому таинству Евхаристии. В конце концов, мы действительно утверждаем, что наш самый священный ритуал - это трапеза из плоти и крови Иисуса.

Люди, которых создал Бардем, склонны к ужасному злу . Они настолько злые, что возникает вопрос, зачем он вообще их создал. Они убивают друг друга и, наконец, убивают собственного сына. Тем не менее, Бардем прощает их, не моргнув дважды.Его милосердие loco щедрое. Церковь повторяет одну и ту же историю на протяжении всей библейской истории спасения. Адам и Ева трагически согрешили, и один из их сыновей убил другого. Человечество отравлено с самого начала, но Бог посылает своего сына любить их, даже если он знает, что они убьют его. Эта любовь ошеломляет, даже скандальна.

Ученики Бардема метят друг другу на лбы странное вещество . Если вы пойдете в церковь на Пепельную среду или конфирмацию, вы увидите то же самое.Они зажигают сотни свечей в темных местах. Если вы посетите католический храм, вы увидите то же самое. Они молятся перед изображением самого Бардема. Если вы посмотрите на католическую икону Иисуса, вы увидите то же самое.

Эти сходства поразительны. Аронофски явно надеется высказать свое мнение о католицизме - возможно, религии в целом - и это, несомненно, отрицательное мнение. Фильм выглядит в лучшем случае кощунственным, а в худшем - воинственно атеистическим, главным образом потому, что Бог, которого играет Бардем, - абсолютный психопат.Как эгоист, он испытывает крайнее удовольствие от похвалы человечества и отказывается вмешиваться, когда вселенная сгорает. В статье и видео епископ Роберт Бэррон из Лос-Анджелеса ответил на торжественную критику Бога в фильме. Он прав, указывая на то, что христианский Бог не нуждается в похвале человечества, будучи совершенно счастливым в себе как сообществе трех божественных личностей.

Я бы добавил к критике Бэррона, подчеркнув приманку фильма, касающуюся отношений между Богом и его сыном.В фильме Бардем передает своего ребенка миру для принесения в жертву, как будто он полностью отделен и эмоционально отстранен от своего сына. Эта деталь имеет большое значение в мире. Это заставляет Бога казаться жестоким и холодным. Кто с улыбкой отдаст своего ребенка убийцам?

По сути, в мама! Бог мучитель, причина зла в мире. Однако в христианском учении Бог - это сын , и сам этот Богочеловек входит в мир для его спасения.Ему небезразличны страдания мира; скорее, он становится одним из нас, чтобы лично показать нам путь к миру и справедливости. В христианстве человечество истязает себя как свободный агент, способный выбирать добро и зло. Это различие может показаться немного сложным, но это просто теология школьного уровня, с которой Аронофски, похоже, совершенно не знаком.

Несмотря на теологическую ошибку в фильме, его нужно обязательно посмотреть. Он возвращает на свои места самые интересные и странные вопросы о Вселенной.В мире, который все более безразличен к религии, фильм Аронофски похож на пощечину, в которой говорится: «Проснись! На карту поставлено что-то серьезное. В поколении «нонов» и «мехов» мать! ставит зрителя лицом к лицу с первозданной, ошеломляющей и жуткой истиной: «Если Бог существует, то все меняется, ».

Конечно, послание Аронофски ближе к фразе: «Если Бог существует, тогда все - кошмар», но это только начало. Фильм получает пятерку по искусству, но пятерку, если мы говорим о точности в восьмом классе по религии.Но с точки зрения соединения странностей, которые их связывает, это только начало.

Мы с Ароновским не можем согласиться по деталям.

- // -

Фотография на обложке любезно предоставлена ​​Jennifer Lawrence Films из Flickr Creative Commons.

мама! Рецензия на фильм и краткое содержание фильма (2017)

«мама!» Это обманчиво простой фильм с точки зрения постановки, действие которого происходит полностью в удаленном доме, который не так давно сгорел в огне.Два человека, которых звали только Он (Хавьер Бардем) и Мать (Дженнифер Лоуренс), работали над реконструкцией принадлежащего ему дома. Он когда-то был известным писателем, но потерял желание творить. Она явно отвечает за большинство решений по дому, выбирая цвета для окраски одной из все еще ветхих комнат.

Однажды ночью в дверь постучали. Насколько мы можем судить, эти два человека находятся в милях от цивилизации - Аронофски делает невероятную работу, заставляя дом чувствовать себя опасно удаленным, - и ясно, что она не ожидает и не хочет посетителя, но он спешит ответить на него.Человек, идентифицированный только как Человек (Эд Харрис), входит с историей, и хозяин дома предлагает ему остаться на ночь. На следующий день приезжает Женщина (Мишель Пфайффер). В то время как персонаж Лоуренса не решается впустить этих людей в свой дом, Бардем, похоже, готов и в конечном итоге даже рвется. Конечно, помогает то, что Мужчина показывает, что он действительно большой поклонник своего творчества. Нет ничего лучше, чем легкое поглаживание мужского эго.

Сказать, что отсюда вещи получают незнакомец , было бы большим преуменьшением.Ничего не портя, фильм, который начинается в одном регистре - кажется, будто это может быть такой фильм, как «Ребенок Розмари» - становится чем-то совершенно другим, нарушая все правила реализма. Честно говоря, Аронофски намекает на это рано. Мать кладет руку на стену, и мы приближаемся к дому, чтобы увидеть нечто похожее на умирающее сердце. На полу не совсем то пятно крови. В этом фильме есть нечто большее, чем вы можете себе представить, и Аронофски становится еще более метафоричным по мере того, как фильм переходит к одной из самых просто потрясающих кульминаций за очень долгое время.В и без того заметной карьере пик безумия установил кусок «мама!» может быть самым выдающимся достижением Аронофски на сегодняшний день.

Насчет того, какая "мама!" вот о чем, следует предупредить, что это далеко не традиционный фильм ужасов. Аронофски с самого начала дает понять, что он не будет играть по правилам, и использует эту свободу для изучения гендерных ролей и различий между художественным и буквальным творчеством. Писатель Бардема регулярно заявляет, что его вдохновляют другие люди, но он больше любит брать, чем кто-либо другой, тот, кто любит поощрение так же сильно, как сочувствие или эмоции.Жена Лоуренса всегда убирает за людьми в своем доме, строит дом, а не просто показывает карьеру своего мужа. Конечно, в слове «мать!» Удивительно легко вложить немного саморефлексии - действительно ли Аронофски тот, кто игнорирует безопасность домашнего очага и неприкосновенность частной жизни? Люди будут писать длинные интерпретации, некоторые из которых будут противоречить друг другу, и я думаю, что это основная часть того, что здесь хочет Аронофски - работать в стиле, который допускает различные прочтения фильма и не дает легких ответов.Тем, кто ищет откровенный фильм ужасов, обязательно стоит поискать в другом месте.

Что такое «Мать!» о? Пояснения к новому фильму Даррена Аронофски.

В общих чертах: Хавьер Бардем играет известного поэта (в титрах указан как «Он»), переживающего писательский кризис, а его жена (Дженнифер Лоуренс, «мать») - в буквальном смысле домохозяйка, посвятившая себя мужу и с любовью восстанавливает свой уединенный мечтательный фермерский дом, который ранее был разрушен. Появляется незнакомец (Эд Харрис, «мужчина»), вскоре за ним следует его жена (Мишель Пфайффер, «женщина»).Поэт воодушевлен их присутствием, игнорируя протесты и нужды своей жены .

История продолжается под рекламой

Но это не просто фильм ужасов о вторжении в дом. Когда его спросили, есть ли неправильная интерпретация фильма, Аронофски сказал HuffPost: «Любой, кто думает, что это тьма ради тьмы, - неверная интерпретация. На самом деле они не думают. В этом фильме мы ни в коем случае не попустительствуем насилию.

«Мы всегда знали, что через это проходит несколько метафорических линий», - добавил он.

Лоуренс сказал Джимми Фэллону, что, когда его спросили, о чем фильм, «Я даже не знаю, что сказать людям. Я предпочел не говорить ничего, а просто рассказать всем все ".

Итак, вот наша попытка сориентироваться в некоторых из этих возможных скрытых значений:

Предостерегающая история об окружающей среде

Дом в фильме «представляет Землю», - выпалил Лоуренс Фэллон, которая отругала ее за разглашение сюжетных моментов. «Я чувствую, что метафоры такие хорошие, а люди не знают!» она продолжила.

История продолжается под рекламой

Люди, которые стекаются в дом, беспечны. Они заходят в комнаты и места, где им не рады. Они игнорируют предупреждения матери о том, как обращаться с домом - даже не признают, кто она такая, не говоря уже о уважении ее авторитета - и создают большой беспорядок. Есть даже люди, которые думают, что помогают ей красить стены и потолок.

Позже, когда фильм достигает апогея, люди буквально разрывают дом на части и разбегаются с кусочками.Когда мама спрашивает, зачем они это делают, один человек отвечает: чтобы показать, что он был там. Вскоре взрываются бомбы, зажигаются пожары. В критический момент мать разрушает дом и (почти) всех в нем.

«Я действительно хотел создать подобную аллегорию о Матери-природе, нашем месте и нашей связи с нашим домом», - сказал Аронофски New York Times, добавив, что он назвал Лоуренса «этим духом».

История продолжается под рекламой

Затем режиссер упомянул книгу Сьюзан Гриффин 1978 года «Женщины и природа», оказавшую большое влияние на фильм, предполагая, что фильм представляет Мать-Землю и разрушение персонажа Лоуренса «мать» и дом символизирует то, как люди относятся к окружающей среде.«Я думаю, что существует абсолютная связь», - сказал он о том, как обращаются и с женщинами, и с окружающей средой. «Америка - шизофреник. Мы переходим от поддержки парижского климата [соглашения] к восьми месяцам позже отказа. Это трагично, но во многих отношениях мы раскрыли, кто враг, и теперь можем атаковать его ».

Библейская аллегория

Аронофски сказал, что помимо написания рассказа о Матери-природе, он хотел «рассказать историю человечества, истории из Библии.

В фильме много намеков на библейские отсылки. Лопается раковина, вызывая наводнение (может, Великий потоп?). Кристалл, которым ценится персонаж Бардема, от которого герои Харриса и Пфайффера велели держаться подальше и в конечном итоге разбить его, может быть своего рода «запретным плодом».

Харрис и Пфайфер, играющие «мужчину» и «женщину», могут быть заменой Адаму и Еве. Мы видим согнувшегося, больного человека с раной сбоку на спине - может быть, это остаток удаленного ребра, чтобы сделать Еву? На следующий день женщина стучит в дверь, и персонаж Лоуренса в замешательстве спрашивает поэта: «Вы знали, что у него была жена?» Он выглядит сбитым с толку."Нет."

История продолжается под рекламой

Не только это, но и у этого мужчины и женщины (как их персонажи упоминаются в титрах) двое сыновей, которые приезжают, препираясь из-за наследства. В припадке ревности и гнева старший сын убивает младшего - намек на сыновей Адама и Евы и на то, как Каин убил Авеля. В фильме старший сын исчез после убийства, возвращается в дом, но снова уходит, блуждая.

Персонаж Лоуренса, «мать», также может представлять Мэри, играющую противоположность «Ему», персонажу Бардема, Богу.Вместе у них родился ребенок. «Я его отец», - говорит персонаж Бардема в одной ключевой сцене. "Я его мать!" - отвечает персонаж Лоуренса, который хочет, чтобы люди ушли, кто не хочет делиться с ними своим ребенком - возможно, Мэри, которая не хочет, чтобы ее сын приносили в жертву?

Но - и если вы видели фильм, вы знаете, что это скоро - ребенок в конечном итоге забирается отцом, передается людям, убивается и съедается. (Причастие? Кто знает?) Мать теряет его, и когда люди бьют ее, герой Бардема приходит ей на помощь.Он плачет вместе с ней, но также настаивает на том, чтобы они простили людей за то, что они сделали. Он постоянно проявляет немедленное прощение - наряду с непрекращающимся желанием быть любимым и обожаемым.

История продолжается под рекламой

В конце концов мать развязывает адский огонь, взрывая все вокруг. Только персонаж Бардем остается невредимым, и творчество начинается заново, благодаря ее последней жертве.

Исследование мужчины-художника

Самая очевидная история здесь - это история мужчины-художника, чье эго не может быть удовлетворено, который просто берет и берет у музы-женщины - все ради своего творчества.

Мы видим гораздо более старшего, восхваляемого гения художника с более молодой красивой партнершей, которая служит музой. Она также сама по себе творец; по словам героя Бардема, она «вдыхает жизнь» в дом. А потом ее живот вырастает из ее собственного творения, ребенка. Некоторые зрители, которые смотрят, как Лоуренс разыгрывает это на экране, не могут не вспомнить собственную романтическую историю Аронофски; 48-летний знаменитый режиссер начал встречаться со своей 27-летней звездой после съемок фильма «Мама!»

История продолжается под рекламой

Как только «Он» Бардема получает вкус фэндома, это его подпитывает.И не может отвернуть обожающие массы, даже когда они начнут разрушать его дом и причинять вред его жене. Даже в самый худший момент он отказывается отослать их и просит прощения за их проступки.

Бардем в интервью E! Сказал, что одно из прочтений фильма - это то, что он «показывает разрушение творчества - один человек во имя творчества может уничтожить все, что у него есть, потому что он уделяет больше внимания. к тому, что он хочет создать, а не к тому, что существует на самом деле ».

«Ты никогда не любил меня», - говорит ему персонаж Лоуренса.«Тебе просто понравилось, как я любил тебя».

Супер темная версия «Дающего дерева»

Аронофски написал на Reddit, что одним из самых больших вдохновителей при написании этого фильма был «Дающий дерево» Шела Сильверстайна.

История продолжается под рекламой

В детской книге 1964 года рассказывается история дерева, которое жертвует всем, даже самой собой, из любви к мальчику. Этот мальчик стареет и продолжает просто брать, брать, брать. Это одна из самых вызывающих разногласий детских книг, поскольку из-за расхождений в толковании одних она стала любимой, а другими - высмеивалась.Это сказка о красоте и счастье, которые приходят с безусловными жертвами и щедростью? Или демонстрация очень нездоровых отношений, и что происходит, когда вы отдаете себя другому?

Аронофски выделил одну страницу, в частности, имеющую отношение к его фильму:

Концовка «Мать!»: Что все это значит?

Мать! вдохновитель Даррен Аронофски сказал, что он открыт для зрителей, интерпретирующих его сюрреалистическую кошмарную драму, премьера которой состоится в пятницу, по-разному.Он лично описал фильм как «нападение» и «лихорадочную мечту». Звезда Дженнифер Лоуренс признала, что это не столько ужастик, сколько гигантская аллегория, и что фильм был классифицирован как ужастик только потому, что они хотели мысленно подготовить аудиторию к зверствам, графически изображенным на экране. А на прошлой неделе, на премьере кинофестиваля в Торонто, партнер по фильму Эд Харрис () пошутил: «Я все еще не совсем уверен, что обо всем этом думать». Бесстрастный Хавьер Бардем: «По сути, я не знал, что делаю.. . Я даже не говорю по-английски ».

[ Впереди спойлеры: не читайте, если не видели фильм! ]

Но что, , можно сделать с символикой фильма? И что означает суровый финальный 25-минутный опус, в котором героиня Лоуренса, мать-Земля, сожжена, избита и разорена до неузнаваемости? Впереди мы ищем подсказки в наших интервью с Аронофски, Лоуренсом и художником-постановщиком Филиппа Мессина , а также в разговорах в других местах.

БОЛЬШАЯ КАРТИНА

По словам Лоуренса, фильм «изображает изнасилование и мучения Матери-Земли. Это не для всех », - предупредила она The Telegraph. «Тяжело смотреть. Но людям важно понять задуманную нами аллегорию. Они знают, что я представляю Мать-Землю; Хавьер, чей персонаж - поэт, представляет собой форму Бога, творца; __Michelle Pfeiffer)) - Ева Адама Эда Харриса; есть Каин и Авель; и обстановка иногда напоминает Эдемский сад.

НАЗВАНИЕ

Аронофски сказал, что странная пунктуация в названии является ключом к головокружительному 25-минутному завершению фильма - его кинематографический восклицательный знак представляет собой последовательность, в которой персонаж Лоуренса, Мать, пробивается сквозь кульминационный момент. , пятичастный лихорадочный сон об ужасах, обрушившихся на ее заветное творение.

The Washington Post указывает на это, прежде чем остановиться на Mother! в качестве названия, Аронофски поигрался с еще одной подсказкой, дав своему фильму рабочее название Day Six - намек на день в книге Genesis , на котором Бог создал человечество и дал ему власть над Землей.

The Telegraph основывается на параллелях Бытие , добавляя следующий контекст:

Видите ли, творения Бога имеют тенденцию сходить с ума, что приводит его к постоянно смывайте его работу и начинайте заново снова и снова, пока дела идут более гладко.

Персонаж Бардема тоже одержим таинственным кристаллом, который он держит в своем кабинете, к которому никому не разрешается прикасаться, и часто берет преимущество доброго характера Лоуренса. Но она принимает это спокойно, настаивая на том, что ее муж - особый гений и нуждается в время и место для создания его следующей работы.

ПОСЕТИТЕЛИ

Сначала на пороге Лоуренса и Бардема появляется аллегорический Адам Аронофски, уговаривая его временно остановиться в гостевой спальне пары. Похоже, он умирает, и в одной из сцен Лоуренс заходит к Харрису, согнувшемуся пополам в агонии - его ребро заметно ушиблено.

Вскоре после этого Лоуренс оказывается в ванной, когда туалет забивается. Она погружает его, но в унитазе всплывает красный орган. В то время как некоторые зрители предполагали, что часть тела была сердцем, художник-постановщик Мессина интерпретировал деталь сценария как «момент в Библии, когда Бог берет ребро Адама и создает женщину.Моя интерпретация заключалась в том, что это был отрезанный кусок Адама. Потому что [Бардем] был в ванной с хирургом. На его спине и на грудной клетке явно есть рана. А на следующее утро появилась его жена. Я не говорю, что это было то, что было, но это была моя интерпретация ».

«Мать» изобретения: Чаще всего требовательный режиссер Аронофски получает то, что хочет - Развлечения и жизнь - The Lake News Online

«Мать!» Даррена Аронофски открывается на этой неделе и уже вызвал споры из-за его темных тем, манерного тона и из-за того, что главную актрису Дженнифер Лоуренс подвергали ненужным унижениям.Но эта критика свидетельствует о неправильном понимании резкого стиля Аронофски и его склонности к театральному искусству.

Его почти 20-летняя карьера может дать некоторое понимание. Все упомянутые фильмы доступны в потоковом режиме и стоят вашего времени.

Мир получил проблеск видения юного Аронофски с «Пи» 1998 года, небюджетным рассказом о математическом гении, который обнаруживает числовой образец, раскрывающий различные экзистенциальные загадки. Он становится все более параноиком относительно могущественных сил - правительства, религиозных деятелей - которые могут быть после него и его открытия.

Даже с бюджетом в 60 000 долларов Аронофски передавал технические навыки с помощью нервной камеры и монтажа. Он продолжил это своим прорывом «Реквием по мечте» - ужасающим взглядом на разрушительные последствия зависимости.

Здесь он также начинает демонстрировать сильную способность управлять актерами. Эллен Берстин, одинокая и одержимая мама, дает одно из лучших выступлений за последние несколько десятилетий. Также сильную поддержку оказывают Дженнифер Коннелли и Джаред Лето. Но с этого фильма он начал свою уродливую репутацию жестокого обращения с ведущими леди.Что касается того, что Аронофски делает с персонажем Коннелли в конце фильма, об этом лучше не говорить.

Зрители ждали шесть лет до выхода «Фонтана» после серии запусков и остановок производства из-за проблем с бюджетом. Хью Джекман и Рэйчел Вайс играют нескольких персонажей в разные сроки в поисках вечной молодости.

Многие назвали амбициозный фильм пафосным; тем не менее, история изящно раскрывает хитрые идеи о романтизме и научной фантастике, которые расширяются на темы из «Пи» для более богатого опыта.«Фонтан» - одна из утраченных современных классических произведений, которые стоит пересмотреть. Или в гостях.

После финансового краха «Фонтана» Аронофски вернулся к малобюджетным рассказам об одержимых мужчинах в «Рестлере», невероятной демонстрации для Микки Рурка об исчезнувшем персонаже, имеющем дело с разрушительным действием возраста и преследуемой, неудачной жизнью . Рурк во многом полагается на свою репутацию, чтобы создать несовершенного персонажа, вызывающего у нас симпатию.

Пожалуй, самыми запоминающимися были сцены борцовского трека «на заднем дворе», где мы буквально наблюдаем, как Рурк превращается в кровавую кашу.Эксплуатирующий, но мучительный, Аронофски взял навязчивую потребность в актуальности, ударил ее нам в лицо и сделал невозможным забыть «Рестлера».

Физическая жертва ради выступления также является темой «Черного лебедя», на первый взгляд манерной балетной драмы, невероятно хорошо сыгранной в качестве фильма ужасов. Вместо того, чтобы сосредоточиться на танцах, Аронофски усилил потрескивание костей и волдыри на ступнях, чтобы показать, как далеко зайдет персонаж обладательницы Оскара Натали Портман в главной роли в «Лебедином озере».«Здесь есть нелепые элементы - поросшие крылья Портмана - это немного ... много, - но фильм предлагает множество внутренних острых ощущений.

Благодаря успеху этого фильма Аронофски получил зеленый свет на высокобюджетный фильм «Ной». Доводя библейский рассказ до логического завершения, мы наблюдаем, как Ной Рассела Кроу убежден, что он должен убить свою собственную семью, чтобы удовлетворить волю Бога, чтобы начать все сначала. Провокационный и неправильно понятый, фильм не совсем привлек евангельских зрителей в театр, но он действительно доказал, что режиссер не потеряет своего преимущества даже с бюджетом в 100 миллионов долларов.Фильм не вернул много денег, но он намного лучше, чем рекламируется.

С «Мамой!» режиссер снова возвращается к тому, чтобы находить ужас и ужас в творчестве художника, больше похожем на «Рестлера» и «Черного лебедя». Использование ироничного восклицательного знака в названии, часто зарезервированного для комедий более широкого круга, не снимает беспокойства.

Но Аронофски и раньше бросал вызов условностям своим жанровым стилем. Его канон последователен и служит хорошим предзнаменованием для всех, кто ищет технически ослепляющую деконструкцию человеческого бытия.

Если вы можете оценить траекторию его более ранних работ, этот фильм стоит посмотреть. Если вы просто ищете обычный фильм ужасов, «Мама!» почти наверняка напугает вас, вернувшись в холл за возмещением.

В реальной жизни Джеймс Оуэн - юрист и исполнительный директор группы по энергетической политике Renew Missouri. Он создавал / писал для Filmsnobs.com с 2001 по 2007 годы, прежде чем продолжал работать в качестве эфирного кинокритика для KY3, филиала NBC в Спрингфилде. Канзас-Сити Стар назвала его в двадцатку лучших артистов в возрасте до 30 лет, когда он был намного моложе, чем сейчас.

Смотри мама! | Prime Video

ТЯЖЕЛЫЕ СПОЙЛЕРЫ НИЖЕ. ВАС ПРЕДУПРЕЖДАЛИ

Этот фильм расстроит многих людей, которые не знают, чего ожидать от него, но мне он понравился. Игра великолепна, кинематография превосходна, и я действительно ценю тот факт, что в этом фильме вы должны искренне думать, а не раскладывать вещи на тарелке. Я также был счастлив, что для слушателей не нужны были громкие звуки и дешевые отпугивания от прыжков.Вместо этого история создает интригу, рассказывая нам ровно столько, чтобы вызвать наш интерес. Я признаю, что в течение первого часа ритм может казаться медленным, но этого было более чем достаточно, чтобы меня зацепить. До последних 30 минут я был полностью сбит с толку тем, что происходило, и буду удивлен, если многие люди поймут, к чему ведет история до 3-го акта.

Вот спойлеры для тех, кто не видел фильм:

Сначала я не понимал, почему какому-либо персонажу дали настоящее имя, но теперь я понимаю, почему.Судя по рецензиям, многим кажется, что основная тема фильма - это религия и отвращение режиссера к человечеству, но не уловили деталей и не сложили всю картину воедино. Я попытаюсь дать свою интерпретацию: совершенно ясно, что это должно рассказывать историю творения от начала до конца. Предполагается, что Дженнифер Лоуренс представляет некую версию Гайи или «матери-земли», а дом - это земля. Она изо всех сил пытается восстановить и сохранить рай, а также свои отношения с «писателем» (Богом).Но затем появляется Адам (Эд Харрис), затем мы на короткое время видим, как ему удалено ребро, за которым следует Ева (Пфайффер). В это время «Бог» общается и ходит с Адамом в саду. Затем Адам и Ева роняют камень и все портят (начинается падение человека). Писатель запирает их из своего кабинета, изображая их изгнанием из Эдема. Младший сын убивает старшего сына (Каина и Авеля), потому что он не получил благосклонности. Затем «мать» беременеет, что вдохновляет «писателя» (Бога) закончить свою следующую большую работу, которая становится Библией.После этого мы видим подъем цивилизации и организованной религии. Затем общество полностью разваливается, и никто не уважает дом (землю), и они начинают сносить дом по частям, оправдывая это словами «писателя» и утверждая, что он принадлежит всем. Очевидно, что все идет по спирали оттуда, и мы видим Иисуса, рожденного, чтобы принести спасение людям, люди земли убивают его, его съедают (очевидно, очень религиозный символ причастия) и так далее, пока мать не принесет апокалипсис и Бог удаляет ее сердце и снова запускает цикл.

Это ОЧЕНЬ насыщенный фильм, который оставит неприятный привкус во рту многих - я полностью понимаю; Тем не менее, как самостоятельный рассказ я могу оценить видение Аронофски, и его подход к повествованию здесь потрясающий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *