Пушкинский выставка цая гоцяна – Выставка Цая Гоцяна «Октябрь» 2017 в Пушкинском музее в Москве — цены на билеты, информация о художнике, дата, место и время проведения, отзывы — Выставки — 2do2go

«Октябрь» из Поднебесной: выставка Цая Гоцяна открылась в Пушкинском музее

10:3512.09.2017

(обновлено: 10:58 12.09.2017)

156231

МОСКВА, 12 сен — РИА Новости. Главные экспозиционные площади Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина (ГМИИ) превратились в гигантскую инсталляцию, осмысляющую столетие революции в России, в рамках выставки китайского художника Цай Гоцяна, вернисаж которой состоялся в понедельник.

Китайский художник Цай Гоцян долгое время жил в Японии, сейчас работает в США. Чаще всего он творит в технике пороховой живописи, а также осуществляет масштабные пороховые шоу. Он специально приехал в Москву задолго до открытия выставки, чтобы вместе с многочисленными волонтерами создать уникальные картины для выставки «Октябрь».

Китайский художник Цай Гоцян во время предпоказа выставки «Цай Гоцян. Октябрь» в ГМИИ им. А.Пушкина, приуроченной к 100-летию революции 1917 года в России. 11 сентября 2017

Эмоциональная выставка

Свои работы Цай Гоцян представляет в России впервые, поэтому к делу он, как всегда, подошел с размахом. Не только главные площади Пушкинского музея стали пространством для его работ: масштабная инсталляция под названием «Осень» во дворе полностью скрыла основное здание от глаз посетителей.

Эта огромная конструкция состоит из сотен детских колыбелек и колясок, внутри которых растут настоящие березы в кадках. Сейчас их листья уже пожелтели. Подвластные природе, они продолжат меняться, и в этом есть задумка автора.

«Колыбель — место, где зарождаются наши первые наивные мечты. Инсталляция «Осень» — это памятник мечтам человека о лучшей жизни и мавзолей общественных утопий», — рассказывают в Пушкинском.

На вернисаже в Итальянском дворике музея гостей приветствовали спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, директор музея Марина Лошак и сам Цай Гоцян.

Посетители на выставке «Цай Гоцян. Октябрь» в ГМИИ им. А.Пушкина

«Мы мечтали в течение двух лет о том, что нам удастся сделать на тему революции. Когда мы думали, что нам сказать на тему этой важной даты, то мы решили, что говорить об этом надо самым современным художникам, живым. Увидев и узнав все, что сделал Цай, мы поняли, что именно с ним мы должны войти в эту реку», — сказала Лошак.

По ее словам, работа, проделанная всеми причастными к выставке, была очень сложной, но невероятно интересной. «Мы сделали то, что мы хотели. Мы сделали очень эмоциональную, очень строгую выставку, которая заставит вас всех почувствовать нечто. Я надеюсь, что мы поразим вас», — подчеркнула директор музея.

Швыдкой признался, что завидует тем, кто выставку еще не видел, поскольку она принесла ему огромное удовольствие, которое он хотел бы пережить еще раз.

«Эта выставка — дань огромного уважения великой трагедии, которая принесла великую красоту. Это замечательный музейный проект, который свидетельствует о том, что русские и китайцы могут понять друг друга в каких-то фундаментальных ценностях, которыми мы живем», — сказал Швыдкой. Он подчеркнул, что экспозиция «Октябрь» станет важным этапом в культурных отношениях двух народов.

Выставка «Цай Гоцян. Октябрь» в ГМИИ им. А.Пушкина

Посвящение России

Цая Гоцяна на самом деле связывает с Россией не только продолжительная и очень плодотворная работа над экспозицией «Октябрь». Он признался, что с юных лет вдохновлялся творчеством русских художников, в частности, Исаака Левитана и Ивана Крамского.

«Я рос в далекой провинции, но на меня влияло русское искусство и культура. И особенно старательно я копировал картину «Неизвестная» Крамского, а лучшую копию подарил брату моей жены… Я помню, в молодости мы очень хотели подражать русским художникам, пытались воссоздать их картины», — сказал Гоцян. Кстати, его супруга также присутствовала на вернисаже. При трогательных воспоминаниях о годах юности она не смогла сдержать слез.

Экспозицию составляют двадцатиметровые полотна в трех техниках пороховой живописи — цветной, черно-белой и каллиграфической. Центральной частью выставки является трехчастная инсталляция под общим названием «Народ». Центр композиции — «Земля», символизирующая плодородную ниву, — представляет собой огромное поле колосьев, в центре которого вырезаны советские символы: серп, молот и звезды. Особенно хорошо разглядеть их можно в зеркале на потолке. По двум сторонам расположены пороховые картины черно-белая «Река» и яркий «Сад».

Выставка «Цай Гоцян. Октябрь» в ГМИИ им. А.Пушкина

Гоцян работает в необычной технике: все желающие смогут увидеть процесс создания пороховых картин на документальных кадрах при входе. Короткий ролик демонстрирует, как художник создает трафареты, накладывает их на полотна, засыпает порохом, укрепляет конструкцию и поджигает. Удивительно, но именно так появилась эта экспозиция — в подтверждение этого легкий запах пороха действительно витает в залах музея.

«Большое счастье для меня — иметь возможность поделиться и поблагодарить тот народ, который подарил мне основу для того, чтобы стать мастером. Нас объединяет похожая история, я хотел бы продолжать наш с вами диалог. Я посвящаю эту выставку России и русскому народу», — подчеркнул художник.

Кроме того, в экспозиции представлены другие, не столь масштабные, но не менее интересные работы, обращенные к русским художникам. Например, гости увидят «Селфи на фоне картины Ивана Крамского» и триптих «Малевич и красная звезда над Красной площадью», в котором Гоцян осмыслил главные супрематические произведения Казимира Малевича.

Выставка продлится до 12 ноября.

Китайский художник Цай Гоцян во время предпоказа выставки «Цай Гоцян. Октябрь» в ГМИИ им. А.Пушкина, приуроченной к 100-летию революции 1917 года в России. 11 сентября 2017

ria.ru

Цай Гоцян. Октябрь в Пушкинском

В этом году мы все вольно или невольно пытаемся осмыслить трагедию русской революции и те сто лет, что прожила наша страна после этого колоссального слома своей истории. Как невозможно представить себе искусство, существующее без исторического контекста, так же невозможно не отразить в художественной жизни России такую дату, провоцирующую размышления о самом событии, его последствиях для страны и всего мира и итогах прошедших ста лет. Многие музеи, галереи и другие художественные институции представили свои проекты, приуроченные к столетию русской революции. Завтра в ГМИИ имени Пушкина открывается, возможно, самая провокационная, но, без сомнения, самая яркая экспозиция, связанная с этой темой, — «Октябрь» знаменитого китайского художника и пиротехника Цая Гоцяна.

Почему же один из главных музеев нашей страны с такой темой обратился к современному автору, пусть и именитому, многократно награжденному, востребованному в ведущих мировых музеях, но все же иностранцу? Подобные вопросы вполне объяснимы, но они исчезают, когда видишь, что привез этот автор в Москву и как он показал нам нашу историю со стороны — так, будто прожил ее вместе с нами.

Октябрь одного мальчика

Цай Гоцян родился в 1957 году в Китае в семье историка и художника. В детские годы ему довелось увидеть эпоху больших перемен в Китае и почувствовать последствия русской революции в своей стране, поэтому тема детства и тема переворота остались для него единым воспоминанием.

На мировоззрение художника и его формирование как автора произвело сильнейшее воздействие русское искусство, с которым он был знаком с детства благодаря тесным связам Китая с Советским Союзом. Восторг и почтение перед полотнами Левитана, Крамского, Малевича, Пластова, Моисеенко, Лактионова мастер сохранил по сей день. В своем эссе «Октябрь одного мальчика» Цай Гоцян пишет:

«Какой неохватной казалась тогда русская культура нам, китайцам! Настолько обширной, что для нас она была истинным выражением иностранной культуры, истинным выражением Запада для Востока. <…> И хотя после ухудшения отношений между СССР и Китаем слово «Россия» внезапно исчезло из культурной жизни китайского народа, русская культура оставалась прочной основой, питавшей умы «культурной молодежи».

Константин Максимов. Портрет китайского матроса. 1956. Холст, масло.

Почти трепет испытывал Цай Гоцян перед своим преподавателем в Шанхайской театральной академии Чжоу Бэньи, который в свое время занимался в Академии художеств имени Репина в Ленинграде. А особенно сказалась на пристрастиях мастера история русского живописца Константина Максимова, посетившего Китай в 1955-1957 годах. Советский художник не только обучил лучших китайских студентов приемам масляной живописи, но и серьезно повлиял на несколько поколений мастеров Поднебесной, в том числе и на Цая Гоцяна, который впоследствии собрал впечатляющую коллекцию работ Максимова и совсем недавно исполнил свою мечту, посетил могилу художника в России. Несколько картин Максимова и спичечных коробков с рисунками своего отца господин Цай привез на выставку в Москву.

Цай Жуйцинь. Рисунки на спичечных коробках. Спичечные коробки, перо, чернила.

Понюхать пороху

Изучение сценического дизайна обусловило обращение Цая Гоцяна к различным медиатехнологиям, инсталляции, видео, перформансу и новой для художественного мира технике — пороховой живописи. Живя в Японии с 1986 до 1995 год, мастер начал использовать этот исконно китайский материал неожиданным способом — в создании своих пиротехнических инсталляций.

На выставке в Пушкинском музее показаны несколько масштабных панно, выполненных художником с помощью монохромного или подкрашенного пороха, а также детали подготовительных работ для этих удивительных произведений. Автор задумал их специально для московского проекта и изготовил в присутствии публики в одном из павильонов ВДНХ, официально предоставленном для этого действа. Сам процесс творения впечатляет своей красотой и мощью, когда художник взрывает тщательно подготовленную конструкцию на холсте или шелке, и на глазах у зрителей рождается неповторимая и в большой степени непредсказуемая композиция, по своей силе и выразительности не имеющая аналогов. Наблюдая рождение нового шедевра, не устаешь восхищаться гениальностью мастера, сохранившего в зрелом возрасте детский восторг перед красотой мира и увлеченность своим спонтанным и опасным искусством. Цай Гоцян сам называет себя большим ребенком и считает позитивный и радостный взгляд на жизнь главной движущей силой своего творчества.

Главный экспонат выставки в Белом зале музея представляет собой единую композицию из нескольких элементов, наполненную аллегориями и смыслами. Центр зала занимает двадцатиметровая инсталляция «Земля» из колосьев, на которые нанесен узор в виде серпа и молота, отраженная в таком же огромном зеркале, подвешенном к потолку.

Земля. 2017. Фанера, растения, полимерная зеркальная пленка.

На левой стене простирается пороховая композиция «Река» — извилистый поток образов, тающих в зареве взрывов и потрясений. Повествование начинается как будто с негативов старых дореволюционных фотографий, когда жизнь была спокойной и размеренной. Дальше ритм и интенсивность взрывов учащается, образы смазываются, теряются в пороховом дыму. За коллективизацией и индустриализацией следует почти беспросветно темная полоса — Великая Отечественная война. Следуя дальше, река времени вливается в сегодняшний день, в свете которого можно различить селфи самого Цая Гоцяна в Третьяковской галерее на фоне работы так почитаемого им Крамского.

Река. 2017. Холст, порох.

Жизнь жительствует

Языки пламени, быстрые линии, прочерченные взрывами, и тающие в мерцающей темной массе образы людей волнуют воображение, вызывают бесчисленное множество ассоциаций и эмоций, столь же сложных и многоплановых, как и история нашей страны в XX столетии. Здесь новаторская техника китайского автора как нельзя лучше отражает и трагизм века, и глубину переживания народом тех катастроф и потрясений, с которыми ему пришлось столкнуться. Однако, возможно, в силу своего немного стороннего взгляда, возможно, в традициях китайской философии, очень близкой художнику, при всем многообразии и глубине эмоций он сумел сохранить удивительно мирный и светлый настрой работы. Ближе к концу «реки» отчетливо читается надпись на русском языке «Смерти нет». В контексте этой композиции, да и общей темы выставки эта фраза поражает своей христианской надмирностью и неземным покоем. Пожалуй, именно покой — как кульминация и разрешение всех потрясений — и является на самом деле главной темой этой выставки.

Река. 2017. Холст, порох. Фрагмент.

На правой стене зала размещена двадцатиметровая композиция «Сад», в которой на фоне цветущих растений и многоцветных всполохов проступают изображения детей, старых советских открыток, всего того, что, как цветы сквозь асфальт, прорастало в самые трудные и тяжелые годы. Дети играли на пепелище, деревья расцветали каждую весну, люди любили друг друга и свою многострадальную Родину. Взрывы цвета, где-то совсем прозрачные, нежные, где-то густые и напряженные, как будто составляют эту неуловимую материю памяти, которой и написано это удивительное полотно. По словам художника, изображение сада символизирует также радужные надежды, с которыми порой народ встречал революцию и которые растаяли в жестокой действительности.

Сад. 2017. Холст, порох. Фрагмент.

Центральная композиция «Земля» в таком соседстве звучит особенно пронзительно и до трагичного покорно. Придавленные серпом и молотом колосья олицетворяют русский народ, который вынес все бедствия XX века, а огромное зеркало, как бесконечное небо, отразило с высоты времен его страдания и труд.

Композиции «Земля» и «Сад».

Заключительный штрих картине века придает развевающийся вдали воздушный змей, в котором нетрудно увидеть тонкую аллюзию на образ художника, а через него и каждого человека с его индивидуальностью и душевными стремлениями. И здесь приходит на ум ассоциация с евангельскими строками «Дух веет, где хочет». Среди трагедий и войн рождается красота, любовь и оживотворяющее вдохновение художника.

На колоннаде на большом экране транслируется воссозданная на компьютере модель большого фейерверка, запланированного Цаем Гоцяном на Красной площади в память о революции. По ряду причин это пиротехническое действо не состоялось, но на выставке оно будет демонстрироваться в виде фильма. Под музыку «Октября» П.И. Чайковского мы увидим пронзительные и до глубины души трогающие образы, созданные с помощью цветных фейерверков. Исследуя выразительность новых для искусства технологий, китайский мастер создал удивительно эмоционально насыщенное и выразительное искусство, эфемерное, как дым, но мощное, как порох.

Осень. 2017. Коляски. Детские кроватки, березы.

Последние две недели перед открытием выставки в социальных сетях кипят нешуточные споры, ведь фасад Пушкинского постепенно утонул в масштабной инсталляции «Осень». Действительно, стройный портик почти полностью закрыт 15-метровой горой из советских детских колыбелей и колясок, в которые поместили сотни молодых березок. И этот лес тихо шуршит, желтеет и будет медленно облетать все два месяца работы выставки.

Первое впечатление от этой композиции — какое-то безотчетное детское счастье, смутно волнующее душу своей неуловимостью, неконкретностью и ностальгией по беззаботным и радостным годам. А еще мне сразу пришла в голову цитата из научных трудов одного из первых русских садоводов XVIII столетия, А.Т. Болотова, — «воспитание молодых яблонь». (В ГМИИ «воспитанием молодых березок» занимались два года, а после выставки высадят в уже отведенное для них место.) Трогательные и тоненькие деревья, так нежно расставленные по своим кроваткам, собраны в молодой, но очень величественный лес на склоне горы.

И в этом главная метафора, заключенная в идее Цая Гоцяна: жизнь торжествует всегда, из воспоминаний детства прорастает новая жизнь, своей витальной силой продолжая вечный процесс обновления земли. А наши воспоминания уходят все дальше, обрастая новыми ростками чужих историй. И в этой необратимости и неизбежности жизни с ее радостями и печалями, надеждами и катастрофами — потрясающая сила и умиротворяющий покой. Я счастлива, что у нас есть возможность прикоснуться к этому целительному искусству и, может быть, найти в нем ответы на вопросы нашей истории и нашей жизни.

На обложке — Цай Гоцян на фоне своей работы «Река». ГМИИ. 11 сентября 2017. 

www.matrony.ru

Китайский художник Цай Гоцян с уникальной выставкой-шоу в Пушкинском музее в Москве

Грозное оружие как средство выразить любовь, показать красоту мира и создать произведения искусства. Кто бы мог подумать, что порох можно использовать в таких целях? Китайский художник Цай Гоцян покажет московской публике как рисовать пеплом, как взрыв сделать мирным и доказать, что слеза ребенка перевешивает все исторические катаклизмы.

Белый зал Пушкинского музея, каким вы его еще не видели. Под ногами — символ эпохи. Над головой — отражение эпохи. В одних местах колосок к колоску вытаптывали, в других выпрямляли. У тех, кто монтирует выставку, уже в глазах рябит. А тот, кто ее придумал, полон энтузиазма.

Вот так, под, кажется, бесконечным количеством углов, на советский серп и молот посмотрел китайский художник Цай Гоцян. Вдохновленный революцией 1917-го, привез в Москву выставку. Засеял зал Пушкинского музея — просо. И устроил несколько взрывов в одном из павильонов ВДНХ.

Несколько десятков зрителей и помощников. Ну, не может Цай Гоцян творить в маленькой мастерской. Называет себя мастером пороховой живописи. Взрыв. Полотно засыпано пеплом. Под пеплом трафарет, а значит рисунок появится только там, где надо.

— Я дам знак, когда приступить к тушению, к участкам, которые не охвачены взрывом, подходить не нужно.

Родился в Китае. Жил в Японии. Сейчас творит в Нью-Йорке. Однажды предпочел холсту — воздух, а краскам — порох. Его пиротехнические шоу, словно вырвавшиеся из музейных рам полотна импрессионистов.

И, кажется, дальше границы расширять уже некуда. Но Гоцян едет в Россию.

Холст «Река» — это тоже пороховая техника. Трафареты — 100 фотографий с главными событиями столетия. Смешал в один большой портрет эпохи: и лица солдат на фронте и глаза строителей светлого будущего. Но их тут надо еще отыскать. Думайте о смысле и ищите образы.

«Это про человеческую жизнь, индивидуальная жизнь очень важна. Как у Достоевского, слеза ребенка перевешивает все исторические потрясения», — говорит директор Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина Марина Лошак.

Картина в картине. Здесь Цай спрятал «Портрет Незнакомки» Крамского. Русских художников обожает. Признается, в Третьяковке плачет от восторга. И все время фотографирует.

«В преддверии выставки я решил посмотреть снова картину в Третьяковке. Я был удивлен, когда увидел, что ее кто-то срисовывает и решил сделать селфи на фоне. И вчера, когда я нарисовал свою картину «Река», я решил это поставить в конец реки, чтобы объединить историю моей личной жизни с историей России», — рассказал Цай Гоцян.

Цай делает выставку о революции, а заодно и творит свою. В пространстве. Холодный классицизм здания Пушкинского музея тоже ведь взорвал своими объектами. Не только внутри, но и снаружи.

Классическое искусство спряталось за искусством современным. Вот так теперь выглядит вход в музе: десятки и десятки детских кроваток и колясок. Из них как бы растут березы. Сразу столько символов новой жизни. Этой огромной инсталляцией Пушкинский показывает: готов впустить в свои окна ветер перемен.

«Мы живем в храме, но храм обязательно нужно проветривать. И, конечно, должен быть живой воздух сегодняшней жизни, и конечно на лучших образцах», — говорит директор Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина Марина Лошак.

Спрятанный фасад и теперь закрытый двор, в котором раньше выстраивалась очередь в музей, в Москве обсуждают не меньше, чем будущую выставку. Кто-то понимает, а кто-то нет. Обычное дело для современного художника.

«Был и Рембрандт, и Гойя. Когда они появлялись, они тоже вызывали много вопросов у своих современников. И тут вопрос в том, что художник опережает время, очень тонко чувствуя его», — говорит куратор выставки Александра Данилова.

Одни осуждают, другие помогают мастеру творить. Старые коляски и кроватки сюда принесли москвичи. Тех, кто когда-то качал эти колыбели и тех, кто когда-то в них спал, художник считает своими главными соавторами.

www.1tv.ru

В Пушкинском музее китайский художник Цай Гоцян устроил пиротехническое шоу / Новости культуры / Tvkultura.ru


Известный китайский художник Цай Гоцян приехал в Москву на открытие своей персональной выставки в Пушкинском музее. Вернисаж запланирован на 13-е сентября. Частью экспозиции станет произведение «Река», которое художник создает с помощью пороха. Механизм действия заряда он продемонстрировал нашей съемочной группе. Репортаж Алии Шарифуллиной.

У полотен дежурят пожарные, спасатели, медики − это в прямом смысле взрывное искусство. Цай Гоцян рассыпает пиротехническую смесь, никого близко не подпускает, потом ложится и медитирует. Говорит, нервы на пределе.


«Я очень спокойный и осторожный человек. И, знаете, наверное, поэтому в качестве своего главного инструмента я выбрал порох. Он помогает мне раскрыться, хотя и заставляет понервничать», − рассказал Цай Гоцян.


Играет с порохом Цай Гоцян более 30 лет. Свои первые работы называл «проектами для инопланетян». А сейчас художник обращается к жителям Земли. И ему нравится, чтобы было многолюдно, когда он работает.


«Цай Гоцян − это художник, который работает с неизвестностью и непредсказуемостью, как со своей художественной стратегией. Поэтому ни ты, ни сам художник до конца не бывает уверен в результате, поскольку его нельзя предсказать», − отметила куратор выставки Александра Данилова.


Тринадцать двадцатиметровых полотен. Килограмм пиротехнической смеси. Трафаретов – не счесть. Их художник готовил около двух лет. Все это вскоре превратится в «Реку», шумную, бурлящую, опасную – «Реку» революции. Эти полотна станут частью экспозиции «Октябрь» в Пушкинском музее. 


«У нас он делает очень масштабную выставку, выставку на очень сложную тему, которая не звучит одномерно и включает личный опыт Цай Гоцяна, через который он прошел, будучи маленьким китайским мальчиком, жившим в китайской провинции, во время правления Мао. Это все следы того самого события, которое мы отмечаем — октябрьской революции», − рассказала директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак. 


Всего пара секунд − взрыв, шум, дым. И вот на холсте, будто на пленке, проявляются черно-белые образы людей и судьбоносных событий XX века.

«Я использовал 100 фотографий, сделанных за последний век. Это память. Меня интересуют не общественные системы, а отдельные люди, из которых состоит народ, их мысли, стремления и поступки», − пояснил Цай Гоцян.


До начала выставки в Пушкинском музее Цай Гоцян создаст еще две работы в технике «пороховой живописи»: каллиграфию «Звук» на полупрозрачном шелке и полихромную композицию «Сад».


Новости культуры

tvkultura.ru

Выставка «Цай Гоцян. Октябрь» в Пушкинском музее – Москва 24, 12.09.2017

12 сентября, 2017

Поделиться в социальных сетях:

Выставка «Цай Гоцян. Октябрь» откроется в Главном здании ГМИИ имени Пушкина 13 сентября. Главные экспозиционные площади музея превратили в гигантскую инсталляцию «Октябрь», в рамках которой китайский художник размышляет на тему 100-летия революции 1917 года в России.

Фото: портал Москва 24/Юлия Иванко

  • В сквере у главного входа в музей разместилась инсталляция «Осень»

  • Огромная конструкция состоит из сотен детских колыбелек и колясок

  • По словам Цая Гоцяна, колыбель − место, где зарождаются наши первые наивные мечты

  • Колыбели и коляски были пожертвованы жителями Москвы специально для данного проекта

  • Инсталляция «Осень», по замыслу ее создателя, − это памятник мечтам человека о лучшей жизни, а также мавзолей общественных утопий

  • Над лестницей Гоцян поместил 20-метровое полотно «Звук», где при помощи искусства каллиграфии выведены строки из «Интернационала»

  • Потолок в Белом зале превратился в «зеркальное полотно», а на полу возникло пшеничное поле из двух миллионов колосьев

  • В рамках выставки художник стремится переосмыслить символы советской эпохи

  • Среди работ Цая Гоцяна − инсталляции, видео и перформансы

  • Присутствуют в выставочном пространстве и яркие краски

  • На выставке в ГМИИ имени Пушкина также представили пороховую живопись

  • Масштабные картины были исполнены китайским мастером в технике пороховой живописи

  • Кульминацией выставки стал видеопроект «Октябрь. Дневные фейерверки на Красной площади»

  • Работы художника преобразили знакомые музейные залы

  • В числе наград Цая Гоцяна − «Золотой лев» 48-й Венецианской биеннале (1999) и премия Хиросимского музея современного искусства (2007)

  • Выставка «Цай Гоцян. Октябрь» будет проходить в Москве с 13 сентября по 12 ноября

  • Как подчеркнул Цай Гоцян, основная идея выставки состоит в том, что человек является главным субъектом истории

Поделиться в социальных сетях:

www.m24.ru

Цай Гоцян: фото работ художника и интервью перед выставкой «Октябрь» в Москве | Радости жизни | Новости

Новости

Звезда современного искусства пишет работы горящим порохом, увидеть их в Москве можно будет уже в среду

10 Сентября 2017 ОБНОВЛЕНО 4 Июня 2018
Светлана Сачкова

Цай Гоцян называет себя гражданином Вселенной и живет в старинном доме на Манхэттене

В День города на Красной площади китайский художник Цай Гоцян собирался устроить грандиозный пиротехнический спектакль — вроде того, что он показал на открытии пекинской Олимпиады в 2008 году, и благодаря которому прославился на весь мир, но московские власти не разрешили. Зато 13 сентября в ГМИИ им. Пушкина откроется выставка Цая «Октябрь», посвященная юбилею революции 1917 года.

На улице перед музеем зрители попадут в инсталляцию, а в основном здании будут представлены работы, выполненные в фирменной технике пороховой живописи, в том числе двадцатиметровые картины-свитки «Сад» и «Река». За осно­ву «Сада» Цай возьмет десятки героических ­образов с советских пропагандистских пла­катов, а фотографии обычных граждан СССР станут частью «Реки». Полотна раз­местятся друг напротив друга: и таким образом фантазии отра­зятся в реальности. Видео­запись действа на Красной площади тоже войдет в экспозицию.

«Галлюцинация № 6», 2016

Почему именно он — китаец, живущий в Нью-Йорке и зарабатывающий на жизнь картинами из пороха и пиротехническими инсталля­циями, будет переосмысливать русскую революцию на ее родине в год ее столетия? Чтобы получить ответ из первых уст, я сворачиваю направо с оживленной Второй авеню и оказываюсь на тихой улице манхэттенского Нижнего Ист-Сайда. Тут спокойно, прохожих практически нет, с обеих сторон — старинные трех-четырехэтажные жилые дома из темного кирпича с железными лесенками, нью-йорк­ская классика. Так сразу и не подумаешь, что где-то здесь спряталась студия одного из титанов современного искусства.

Меня встречает ассистентка художника и ведет внутрь. Прост­ранство вдруг раскрывается и оказывается почти бесконечным: непонятно, как может столько всего уместиться в небольшом доме постройки конца XIX века.

«Я открыл здесь студию в начале двухтысячных, — рассказывает Гоцян. — Тогда она занимала только первый этаж. А в 2015 году бюро Рема Колхаса ее перепланировало, и площадь увеличилась в два раза — за счет подвала». Теперь студия похожа на суперсовременный музей: оригинальные стены из камня и кирпича перемежаются огромными панелями из плексигласа, дневной свет просачивается в подвал через световые колодцы и центральную лестницу, объединяющую оба уровня. Здесь есть и кинозал, и конференц-комната, и библиотека, и выставочные площадки. Есть кухня, столовая и даже чайная комната в японском стиле. И офис, похожий на редакцию журнала: все белое, как в фильмах про будущее, за компьютерами работает молодежь — команда Цая. На столе стоит скрупулезно выполненный макет Пушкинского музея с мини-инсталляциями и крошечными картинами внутри. На другом столе еще один макет — несколько залов музея Прадо: буквально через месяц после «Октября» открывается экспозиция художника в Мадриде.

Бамбуковый сад внутри нью-йоркской мастерской символизирует связь времен и напоминает о родном Китае. Инсталляция «Столкновение», 2016

За последние двадцать лет он выставлялся практически на всех главных мировых арт-площадках, в 2008 году Цай Гоцян стал первым китайским художником, удостоенным персональной выставки в нью-йоркском Музее Гуггенхайма. Цай работает в разных техниках, но прославился благодаря пороху. При помощи взрывчатого вещества художник создает не только пиротехнические спектакли, но и живописные полотна, напоминающие одновременно абстракции в духе экспрессионизма и китайскую каллиграфию.

«Можно сказать, что выставка «Октябрь» в Пушкинском — моя ретроспектива. Она показывает мой путь как художника, личную историю, — рассказывает Цай. — В то же время это история революции, мои размышления о ней. Я воспитывался на русской и советской культуре. Читал русскую литературу, учился по картинам русских классиков. Поэтому мой взгляд на российскую историю — это взгляд не совсем постороннего человека. К тому же я сам все это испытал».

Он вырос в эпоху Культурной революции в Китае. Тогда Мао Цзэдун объявил борьбу с рес­таврацией капитализма и начал зачистки, по сути уничтожал интеллигенцию. Отец Цая заведовал крупным книжным магазином, был интеллектуалом и художником-любителем. За три ночи, чтобы не видели соседи, он сжег огромную семейную библиотеку: боялся, что его посадят в тюрьму или казнят. «Я тогда учился в третьем классе и сам был частью пропагандистской машины: ходил на демонстрации, скандировал лозунги, участвовал в травле образованных людей. Сейчас я чувствую себя виноватым, конечно… Но очень скоро я увидел разницу между идеалами и реальностью и начал сомневаться в идеях коммунизма». 

«Воспоминание», часть пиротехнической инсталляции «Девятый вал», Шанхай, 2014

Художнику пятьдесят девять, но выглядит он моложе и постоянно улыбается. Гоцян рассказывает, что еще в юности стал свободомыслящим человеком. Во время учебы на факультете сценического дизайна в Шанхайском институте драмы начал экспериментировать с современным искусством. А в 1986 году, когда Китай объявил об изменении политического курса и открыл границы, уехал в Японию по учебной программе. Там он прожил до 1995 года и переехал в Нью-Йорк, уже получив известность в арт-кругах. Интересный факт: Цай Гоцян так и не выучил английский, потому что в Америке ему не пришлось пробиваться: его сразу завалили предложениями, времени было мало, а средств достаточно, чтобы нанять переводчиков и помощников.

И сейчас все так, только работы еще больше. В его команде четырнадцать человек, которые занимаются абсолютно всем. У художника нет агента или галереи, которая его представляет: все делает команда. Я замечаю, что в студии нет помещения, которое можно было бы назвать мастерской. Оказывается, работа со взрывчатым веществом происходит не здесь, а на территории пиротехнической компании, так как в жилом доме поджигать что-либо запрещено. 

В выставочном зале нью-йоркской студии расположились картины, которые ждут отправки в музеи мира или готовятся к будущим экспозициям

Технология создания картины довольно прос­та, по крайней мере в авторском пересказе. Сначала Цай наносит на холст рисунок, затем покрывает его порохом и поджигает. «Конечный результат — это совместное творчество материала и человека, — говорит художник. — Я долго искал свой подход. Чего только не пробовал: дул на готовый холст феном, держал картину над огнем, даже пускал голубя, чтобы он оставил следы на масляной краске. Как восточному человеку мне важно, чтобы не все поддавалось моему контролю, чтобы в процессе участвовала естественная энергия. И когда я попробовал порох, сразу понял, что это оно. Я с детства боялся открытого пламени, потому что им невозможно управлять. Когда поджигал бенгальские огни, бабушке приходилось держать меня за руку».

Несмотря на то что при создании картин Цай отдается на волю стихий, все остальное у него под строгим контролем. Порядки в студии — как в какой-нибудь финансовой организации: все четко, расписано по минутам. К московской выставке команда готовится уже два года — за это время художник вместе с помощниками трижды побывали в Москве. А ближе к открытию они поедут в Россию почти полным составом, так как произведения будут создаваться практически в последний момент и прямо на месте.

«Цай работает со смыслами, — говорит директор ГМИИ им. А. С. Пушкина Марина Лошак. — Менее искушенному зрителю он дает возможность быть пораженным и сказать внутри себя «Ах!», с более просвещенным говорит на важные обще­человеческие темы. Его вещи концептуально глубокие, но при этом зрелищные. Гоцян — глобально мыслящий художник, для него рабочее пространство — это не музейный зал, а Вселенная».

«Утреннее великолепие», 2015. «Лестница на небеса», Гуанчжоу, 2015

Недаром еще в 1989 году он сделал «Проект для инопланетян № 1»: спустя несколько месяцев после событий на площади Тяньаньмэнь художник соорудил палатку, подобную тем, в которых жили протестующие на площади, начинил ее порохом и поджег. Цай надеялся, что девятисекундный взрыв будет виден из космоса. Потом было еще множество работ, предназначенных для зрителей за пределами Земли. В 1993 году он продлил Великую Китайскую стену на десять тысяч метров при помощи пороха и поджег на закате. В 2015-м построил пятисотметровую лестницу от земли прямо в небо, и она тоже заполыхала в темноте, став его проектом — визитной карточкой.

Он поклонник теории Большого взрыва и уверен: до того, как атомы, из которых состоит наша Вселенная, раскидало в разные стороны, мы все были одним целым. Цаю это важно, и он хочет если не вернуться в то состояние, то хотя бы стать ближе к другим. Например, в студии давно ввели практику совместных ланчей: каждый рабочий день ровно в час сотрудники садятся вместе за стол и обедают тем, что приготовил штатный повар. Журналистов, фотографов и других гостей приглашают присоединиться. Как художник Цай прославился в том числе и благодаря социальным проектам: он часто привлекает десятки, а то и сотни людей поработать вместе с ним. В конце августа более ста москвичей-добровольцев будут помогать ему в создании двадцатиметровых картин, которые станут частью экспозиции в Пушкинском.

Мастерская художника больше похожа на офис, картины создаются на пороховой фабрике, а здесь собраны макеты будущих выставок и коллекция книг об искусстве и самом хозяине

Цай часто возвращается в Китай. Когда он только переехал в США, китайское руководство его не жаловало: предателем напрямую не называли, но в газетных статьях обвиняли в том, что он продался капиталистам и торгует своей «китайскостью». А когда Гоцян превратился во всемирно известный бренд, лидеры КНР сменили гнев на милость. Миллиард человек, посмотревший шоу на Олимпиаде в Пекине, — это абсолютный рекорд для произведения современного искусства.

Впрочем, если встретишь Цая на улице, ни за что не заподозришь в нем богатого и знаменитого человека. Неприметный мужчина в джинсах, скромный и вежливый. Живет неподалеку от студии вместе с женой, тоже выпускницей Шанхайского института драмы, и тринадцатилетней дочерью. Когда художник в Нью-Йорке, они всегда ужинают вместе. Старшая дочь, которой двадцать шесть, живет отдельно, но работает тут же: на первом этаже соседнего дома открыла небольшой концепт-стор. На полках — книги по искусству, холщовая обувь, в которой ходят японские крестьяне, серебряные украшения авторства молодых художников из Бруклина. Есть и несколько эскизов Цая.

Не так давно она написала трогательную книгу об отце, в которой призналась, что в колледже изучала скульптуру и остро чувствовала, что прогрессирует медленнее других — во многом из-за того, что оглядывалась на своего отца. Но зато он научил ее главному — тому, что работа не прекращается никогда. Работу вообще не надо отделять от жизни — только тогда тебя ждет успех.

Костюм и туфли Prada; рубашка Issey Miyake

www.vogue.ru

Выставка «Октябрь» Цай Гоцяна. Пороховая живопись.

Признаться шел на эту выставку в Пушкинском с опаской и даже некоторым внутренним раздражением, увидев ранее в сети фотографию готовящейся инсталляции «Осень», сделанной Цаем и устанавливаемой прямо на входной лестнице в музей. Подумалось- «Блин, опять кучу мусора выдают за искусство. Ну зачем превращать Пушкинский музей в еще один Винзавод или Гараж?».

Вот так выглядела готовящаяся инсталляция «Осень» за пару недель до открытия выставки. Фото из сети.

А вот как инсталляция выглядит сегодня.

В чем смысл инсталляции «Осень»?
Эта рукотворная гора-монумент из берез сложена из более трех сотен детских колясок, кроваток и колыбелей, часть которых жители Москвы пожертвовали специально для проекта. Молодые березки, «растущие» из колясок и колыбелей, образуют на склонах горы подобие леса. Вместе с сезоном, который сменится во время проведения выставки, золотые листья на березах пожелтеют, высохнут и упадут с ветвей, повествуя таким образом о скоротечности и изменчивости человеческой жизни. Созданная при участии жителей города, инсталляция показывает, что человек –главный субъект истории. Она превращает фасад Главного здания в памятник тысячам человеческих судеб. Подобно произведениям конструктивизма, эта работа – дань мечте человечества о лучшем обществе..
Создана инсталляция китайским художником Цай Гоцяном.
Руководство Пушкинского музея пошло на этот беспрецедентный подвиг — поставить огромную инсталляцию напротив портика музея полностью закрыв его вид — потому что Цай всемирно признанная знаменитость, за его проекты борются Лувр, Британский музей, Музей Метрополитен. И вот теперь и Пушкинский музей.
Конечно непривычно видеть такое в классическом, не авангардном музее. Но ведь когда-то и импрессионистов и абстракционистов не воспринимали. А вот прошло время и они стали классиками изобразительного искусства. Так что я бы все-таки не торопился судить строго. Хотя некоторое внутреннее раздражение было, есть и осталось. ))

Все работы Цай Гоцяна полны символики. Посвящены они 100-летию русской революции 1917 года и размещены в главном Белом зале и на балюстраде. Все они написаны … порохом. Оказывается порох может быть выразительным средством для создания живописного произведения.

Звук
Над главной Розовой лестницей смонтирована работа «Звук» – шелковое полотно длиной 20 метров с пороховой каллиграфией . Зрители поднимаются по Розовой лестнице под полотнищем «Звука», и, запрокинув головы, читают на белом шелке строки из «Интернационала» – «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и не герой!»

Две пороховые картины по 20 метров в длину каждая, «Река» и «Сад», висят в Белом зале на стенах друг против друга:

Сад
Река
Земля
В центре Белого зала на полу расположена инсталляция «Земля», символизирующая русскую ниву и состоящая из колосков какого-то злака.
Зеркало потолка
Только в отражении в зеркале потолка зрители видят символы, «спрятанные» на поле — серп и молот,звезды..

На балюстраде висят абстрактно-символические работы художника. Тоже выполненные порохом или смесью пороха и красок. Вот некоторые:

Цветной пороховой тест.

Малевич и Красная звезда над Красной площадью:

В общем выставка оказалась любопытная, интересная, неожиданная и познавательная. Всем рекомендую.
Цай Гоцян впервые в России.

stroganov.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о