Интервью анджелина джоли – «Мне нравится быть взрослой женщиной». Интервью с Анджелиной Джоли-Питт

"Мне нравится быть взрослой женщиной". Интервью с Анджелиной Джоли-Питт

Нелли Холмс

Сегодня в российский прокат выходит фильм «Лазурный Берег», в котором Анджелина Джоли-Питт не только играет главную роль, но и выступает режиссером. Наш голливудский корреспондент Нелли Холмс встретилась с актрисой, чтобы узнать, как появилась история о двух путешествующих по Лазурному Берегу американцах, легко ли работать на одной площадке с собственным мужем и что происходит, когда она выходит из себя

«Лазурный Берег» — третья режиссерская работа Анджелины Джоли-Питт — отправляет зрителя следить за отношениями американской пары, путешествующей (как и подсказывает русское название ленты) по Лазурному побережью Франции. Все у них не так очевидно, как может показаться на первый взгляд. Неспроста появился и сценарий фильма, который Джоли тоже написала сама. О жизни, браке, семье, здоровье, проблемах с ним и, разумеется, о кино Нелли Холмс поговорила с актрисой. Беседа получилась серьезной, в чем мы и предлагаем убедиться.  

Анджелина, помнится, когда мы много лет назад встретились на интервью в отеле Bel-Air (вы только что снялись в «Александре» Оливера Стоуна), вы познакомили меня со своим на тот момент единственным сыном Мэддоксом. Нам тогда многое удалось обсудить и среди прочего вы сказали, что вряд ли когда-то решитесь родить своих детей, ведь в мире столько брошенных и беззащитных мальчиков и девочек, и им обязательно нужно помогать. С тех пор многое изменилось: и вот вы — мама шестерых детей, троих усыновленных и удочеренных, троих — своих, хотя они все — ваши. Сегодня мы встретились снова, чтобы обсудить ваш фильм «Лазурный Берег», и мне кажется, он во многом посвящен теме материнства. Скажите, как родилась ваша героиня Ванесса? Как появилась эта история, откуда она?
Прежде всего мне хотелось бы поблагодарить вас за правильное восприятие фильма. Тема материнства действительно центральная в ленте, хотя это и не очевидно. Невнимательный зритель может подумать, что фильм всего лишь о сексе и похоти, но идея глубже. Секс — просто способ заглушить ту боль, которую носит в себе главная героиня. Она подсматривает за своими соседями и не может остановиться из-за зависти к этим молодым людям и тому будущему, которое открывается перед их семьей. Она смотрит на молодую женщину и завидует ее здоровью и возможности родить детей. Это что-то вроде сознательного самоистязания: она смотрит, мучится от того, что видит, и продолжает смотреть, чтобы мучиться еще больше. А как родилась эта история... Знаете, ведь она не такая уж и вымышленная. Когда у моей мамы впервые обнаружили рак яичников, она лежала в больнице, а рядом с ней лежала молодая женщина с такой же проблемой. К маме каждый день приходили мы, а у этой женщины не было детей и, учитывая диагноз, их уже не могло быть никогда. Она лежала на больничной койке и в прямом смысле выла от боли, причем не физической, а внутренней, душевной. Этот фильм я посвятила маме и всем женщинам, которым пришлось или приходится иметь дело с такой ужасной трагедией. Эти женщины по-настоящему страдают, хотя часто маскируют свою боль или, наоборот, подвергают себя моральным пыткам и душевным самоистязаниям. Это как раз про мою героиню Ванессу: она сознательно мучит себя, но это ее способ переживать трагедию. Нужно быть внимательным к таким женщинам: они часто бывают намного несчастнее, чем нам кажется на первый взгляд.

Давайте затронем тему вуайеризма, ведь именно так Ванесса изводит себя — она подсматривает за соседями.
Я понимаю, что люди будут комментировать фильм сотней разных способов, и должна сказать, я старалась, чтобы он получился многозначным, поэтому заранее принимаю все интерпретации. Но если говорить о том, чтó закладывала в кино именно я, то я точно не снимала фильм о вуайеризме. Эта лента — попытка изучить человеческое горе и способы его пережить. Иногда мы чувствуем боль, но не можем ее идентифицировать или локализовать внутри себя, а ведь для того, чтобы от боли избавиться, ее нужно осознать и понять причины. Поэтому мы ищем способы или даже инструменты в помощь. В фильме таким способом или инструментом для осознания и переживания горя главной героини стало подсматривание за соседской парой. Но это вовсе не тема «Лазурного Берега». Подсматривание — лишь способ раскрыть тему горя конкретной женщины. Я понимаю, что на протяжении доброй половины фильма зритель будет держать в голове одну конкретную мысль и находиться в заблуждении. Но я искренне надеюсь, что к концу истории он почувствует и поймет, что все было гораздо глубже, чем ему казалось сначала.

Вы посвятили фильм маме и сняли его в год своего 40-летия, что, насколько я понимаю, для вас символично...
Да, это действительно символично. В 40 лет женщины моей семьи начинали серьезно болеть и умирать. Но я собираюсь жить и быть счастливой в 50, 60 и еще очень много лет. Мне нравится становиться старше. Однако я постоянно думаю, как много всего могла бы создать моя мама, если бы не ушла так рано. Я помню, как во время работы над фильмом мне позвонил мой доктор и сказал, что анализы показали высокий риск заболевания раком. Это было очень символично и даже странным образом сродни катарсису. Я начала работать над лентой, думая о моей маме и ее истории, а теперь вдруг оказалось, что эта история в определенной степени и обо мне самой. Я хотела передать эту женскую беззащитность перед такого рода проблемами. Ванесса не такая уж приятная особа, если судить о ней по первым кадрам фильма, но если попытаться почувствовать и понять ее внутреннюю боль, вы вдруг начинаешь воспринимать ее иначе: она становится ближе и вызывает искреннее сочувствие.

Фильм «Лазурный Берег» — настоящий подарок для актера Брэда Питта, но было ли вам сложно или, может, в какой-то степени неловко управлять работой мужа в качестве режиссера?
Это был совершенно новый опыт для нас. Первые пару дней были и правда сложными, не буду скрывать. Но Брэд знает меня настолько хорошо, знает каждый мой жест и понимает каждый взгляд, что очень скоро мы нашли особый творческий язык. Мы открыты и честны друг с другом, и это нам очень помогает как в работе, так и в жизни. Я старалась создать для него особую атмосферу на площадке, чтобы он мог полностью мне довериться. Я пообещала, что буду внимательна к нему в монтажной студии и что ему ни о чем не придется переживать. А сам он очень старался, и я ему за это благодарна.

С какими мыслями после просмотра «Лазурного Берега» люди должны выходить из кинотеатра? Точнее так: какие мысли вам бы хотелось, чтобы поселились в головах у зрителей после просмотра фильма?
Я надеюсь, выходя из кинотеатра, люди будут активно обсуждать увиденное. Знаете, есть такие фильмы, посмотрев которые, мы забываем о происходившем на экране через минуту, а есть такие, которые еще долго вызывают эмоции, споры, разные мнения. Мне хотелось создать фильм из второй категории, хотелось, чтобы зритель говорил о нем всю дорогу из кинотеатра и потом принес частичку этой истории в свой дом. В ленте есть несколько основных посылов, но особенно я стремилась выделить тему переживания горя, которое, увы, неизбежно в жизни каждого человека. Я хотела показать, как важно уметь чувствовать и поддерживать близких, проходящих через все стадии принятия своей потери, с чем бы она ни была связана. Кстати, тема партнерства, брака и поддержки также является одной из основных в фильме. Я постаралась раскрыть суть особенных отношений, в которых, независимо от обстоятельств, люди делают выбор быть вместе, как бы ни штормило вокруг и как бы сильно они ни вредили сами себе и своим отношениям.

Если я не ошибаюсь, вы приступили к работе над этим фильмом как раз после свадьбы, так что съемки совпали с медовым месяцем?
Да, это так.

То есть сразу после свадьбы вам в качестве режиссера нужно было управлять своим новоиспеченным мужем-актером. Каково это было?
Как я уже сказала, первые пару дней мы думали, что это была очень плохая идея в целом. Наверное, если бы мы были в самом начале наших отношений, это вообще была бы катастрофа. Но мы вместе уже довольно долго, поэтому знаем реакции друг друга, знаем, как вести себя во многих ситуациях и как справляться с неизбежно возникающими проблемами. Спустя какое-то время мы искренне верили, что это лучший медовый месяц в истории человечества! Потому что как бы ни было сложно, мы всегда вместе и вместе справляемся с любыми обстоятельствами. Об этом, помимо прочего, и наш фильм.

Когда я смотрела «Лазурный Берег», поймала себя на мысли, что, пожалуй, все пары в какой-то момент переживают надлом в отношениях, но далеко не каждая пара преодолевает его.
Совершенно верно. Ванесса и Роланд могут показаться довольно экстравагантной парой, но на самом деле они намного более обычные, чем вы сперва думаете. Кто-то может выглядеть по-другому и жить по-другому, но глубинные причинно-следственные связи у всех людей похожи. Когда человек внутри разрушен и раздавлен, он начинает крушить и уничтожать внешний мир, будто стараясь привести в соответствие то, что он видит, с тем, что он чувствует.

Некоторое время назад вы сознательно пошли на полную мастэктомию, но в фильме есть сцена, где вы обнажаете грудь. Легко ли было пойти на это?
Сценарий был написан до того, как я решилась на операцию, а когда все уже было сделано, я не стала его переписывать. Да, безусловно, я очень много думала над тем, показывать ли свое тело в этом фильме или нет. Но в определенный момент я осознала, что «Лазурный Берег» во многом история о том, как принимать себя и свое тело, несмотря на его предательство. Я хочу, чтобы другие женщины увидели, что операции бывают разные и что даже если подобная беда затронула одну из нас, то все равно можно оставаться красивой и иметь грудь. Да, это совсем другая грудь, и к ней нужно привыкнуть, но все же она позволяет лично мне оставаться женщиной, и это самое важное.

Чувствовали ли вы себя особенно уязвимой в этой сцене в душе? И как вы обычно справляетесь с чувством уязвимости, незащищенности или страха?
Конечно, я чувствовала себя уязвимой. Но я считаю, что в уязвимости, шрамах и других свидетельствах пережитых трагедий есть особая красота. А как я справляюсь с такими ощущениями? Я просто пишу сценарии, наподобие «Лазурного Берега», и стараюсь принять свою уязвимость и научиться жить с ней.

Вы заставили Брэда Питта говорить по-французски в этом фильме...
О, я не заставляла — он сам очень хотел! Я специально ради него добавила некоторые сцены на французском, чтобы он мог попрактиковаться. Я лично обожаю французский язык и была очень рада пообщаться на нем в качестве режиссера.

«СЦЕНАРИЙ БЫЛ НАПИСАН ДО ТОГО, КАК Я РЕШИЛАСЬ НА ОПЕРАЦИЮ, А КОГДА ВСЕ УЖЕ БЫЛО СДЕЛАНО, Я НЕ СТАЛА ЕГО ПЕРЕПИСЫВАТЬ»

Действия фильма разворачиваются на Лазурном побережье Франции, но, если не ошибаюсь, вы снимали на Мальте?
Не ошибаетесь.

Это решение было продиктовано экономическими соображениями или вы просто не смогли найти нужную натуру во Франции?
Если честно, все дело было в погоде. Солнце и жара — обязательные атрибуты истории, поэтому на момент начала съемок Мальта нам подошла идеально, в отличие от Франции. К тому же на Мальте  было спокойнее и проще снимать.

В титрах «Лазурного Берега» вы значитесь как Анджелина Джоли-Питт. Раньше вы говорили, что оформлять брак совершенно не обязательно, а теперь стали официальной женой со всеми прилагающимися к этому статусу документами и даже новой фамилией. Почему вы поменяли свое мнение относительно брака? И изменило ли это событие что-либо в ваших с Брэдом отношениях?


У всех моих детей фамилия Джоли-Питт, и мне просто захотелось такую же. А если серьезно, то я и сейчас считаю официальный брак совершенно необязательным условием счастливой совместной жизни. Это просто милый ритуал, который становится милым именно в том случае, если для вас он неважен. Для нас с Брэдом брак не был чем-то новым или особенным. Это вовсе не «важнейший день в нашей жизни, который изменил все». Отнюдь. Таким особенным и изменившим все днем для меня скорее стал день, когда Брэд подписал документы об удочерении Захары и усыновлении Мэддокса: именно тогда я поняла, что с этим мужчиной я готова связать свою жизнь. И  тот день был за много лет до нашей свадьбы.

Вы сказали, что работа над фильмом была бы гораздо сложнее, окажись вы с Брэдом едва знакомы. А так проведенные вместе годы дают вам важные знания и позволяют быть терпимее. Но все же наверняка есть какие-то мелочи, которые вас друг в друге раздражают?


Сразу скажу, чтобы все понимали: мы с Брэдом ссоримся так же, как и все пары в мире. У нас, как и у всех, есть проблемы и недопонимания. Иногда мы доводим друг друга просто-таки до белого каления! Например, я постоянно разбрасываю свои солнечные очки и другие вещи по дому, а его это жутко раздражает.

А что вас раздражает?
Миллион вещей! Любой человек, который давно живет с кем-то, знает, как трудно бывает фокусироваться не на раздражающих мелочах, а на важных и позитивных моментах. Я стараюсь думать о хорошем, ведь, в конце концов, это мужчина, с которым я собираюсь прожить до конца своих дней. Но какие-то мелочи всегда есть.

Ваш персонаж — Ванесса — мучится от ревности. Мне интересно: знакомо ли вам это чувство?
Если честно, она не совсем ревнует. Она скорее страдает и завидует. Когда мне кто-то говорит: «О, я только что поболтал со своей мамой», — я также мучусь и также завидую, ведь я не могу этого сделать. Я надеюсь, что женщины, которые посмотрят этот фильм, сумеют почувствовать всю ту боль, которая зарыта под множеством других чувств типа зависти или, как вы сказали, ревности.

Но лично вы когда-либо испытывали ревность? Все-таки ваш муж — Брэд Питт...
Я очень его люблю! Он отец моих детей и одновременно один из самых близких мне друзей. Когда я смотрю на него, я вижу не только своего мужчину, но и своих детей. Я понимаю, что я не единственная женщина в мире, но я доверяю ему и знаю, что он очень ценит нашу семью. А то, что его считают привлекательным столько людей в мире, что ж, это мило и даже забавно.

Чему самому главному вы научились в своих долгих отношениях с Брэдом? И что вы рассказываете об отношениях мужчины и женщины своим детям? Вы вообще говорите с ними о таких вещах?
Нет, мы пока не говорим об этом. Но я воспитываю их так, чтобы при возникновении любого вопроса они могли с легкостью прийти ко мне или Брэду и спросить, что их волнует. А чему я научилась в отношениях? Такие сложные вопросы, будто я на сеансе у психотерапевта... Но вы правы: такие вопросы время от времени стоит себе задавать. Всегда нужно стремиться найти компромисс и каждый день помогать своему партнеру становиться лучше — вот, пожалуй, чему я научилась рядом с Брэдом. Также очень важно иметь общие цели, потому что ничто так не сближает, как совместный путь к ним. В этом плане, конечно, дети — идеальный вариант, если можно так выразиться: они дают вам это чувство единства и стремления к общей мечте, ведь что бы ни происходило вокруг, ваши дети всегда на первом месте для вас обоих.

«У ВСЕХ МОИХ ДЕТЕЙ ФАМИЛИЯ ДЖОЛИ-ПИТТ, И МНЕ ПРОСТО ЗАХОТЕЛОСЬ ТАКУЮ ЖЕ»

Прошло уже около 10 лет с момента выхода вашего первого совместного фильма «Мистер и миссис Смит». Расскажите, как изменились ваши профессиональные отношения за это время? Тем более сейчас вы стали режиссером, то есть, по сути, боссом Брэда на съемочной площадке. Как вы себя чувствуете в этих новых для себя ролях?
Поменялось, конечно, очень многое. Десять лет назад мы были молоды, знали друг друга лишь поверхностно и фильм, в котором мы вместе снимались, был беззаботным и смешным. Но теперь мы стали старше, узнали друг друга лучше и начали делать серьезное кино. Конечно, как режиссер я стараюсь быть очень деликатной с ним, чтобы не перегнуть палку. Я хорошо знаю его возможности и границы этих возможностей, поэтому никогда не прошу его ломать себя. Но тот факт, что мы партнеры не только в кино, но и в жизни, часто провоцирует странные и нелепые ситуации. Например, в сцене, где Ванесса с Роландом ругаются, я ругалась с ним в кадре, а когда камера выключалась, я ругалась с ним уже в бытовом смысле, чтобы донести идею, как со мной в кадре нужно ругаться правильно. Потом камера включалась снова, и я продолжала ругаться, но уже снова как Ванесса. Шизофреническая ситуация, не находите?

Да уж... А что происходит, когда вы выходите из себя? Вы взрываетесь и кричите или, наоборот, замыкаетесь и молчите?
Когда я по-настоящему злюсь, я молчалива и сосредоточена. То есть если кто-то видит, что я замолчала, значит я действительно зла и очень опасна в этот момент. Если же я продолжаю что-то обсуждать или доказывать, значит еще есть надежда. Но я не люблю затягивать решение конфликта — мне нужно сразу расставить все точки над «i». Наверное, это сводит Брэда (как и любого мужчину) с ума, но мне нужно все выяснить прямо здесь и сейчас.

Расскажите, пожалуйста, о том моменте, когда вы решили: «Все, теперь я буду режиссером»...
Честно говоря, я до сих пор очень стесняюсь говорить о себе как о режиссере. Я очень хочу стать мастером в этом деле, но адекватно оцениваю себя и понимаю, что мне предстоит пройти еще очень долгий профессиональный путь. Но раз вы просите меня вспомнить какой-то конкретный момент, когда я решила попробовать, то я точно могу сказать, что это было время работы над сценарием к фильму «В краю крови и меда». Я писала эту историю без какой бы то ни было надежды на экранизацию. Меня задела тема войны в Боснии, и я решила изучить ее, побывав на месте и встретившись с очевидцами. Когда вы работаете над сценарием, вам все готовы помогать, поэтому, признаюсь, для меня это было отчасти «прикрытием», чтобы просто получить возможность глубже изучить описываемую трагедию. Потом кто-то сказал, что готов вложить деньги в экранизацию. Я тогда подумала, что история настолько психологически и политически тонкая, что я не смогу ее никому доверить — и взялась за режиссуру сама. Уже работая, я вдруг ощутила, как мне нравится управлять техническими процессами, придумывать решения возникающих проблем, уточнять что-то для актеров, наставлять их и вообще быть связующим звеном для всей команды.

«я понимаю, что мне предстоит пройти еще очень долгий профессиональный путь»

На что вы ориентируетесь в своей профессиональной жизни и на что в личной, например как мать? Каких ценностей придерживаетесь?
Думаю, я самый обычный родитель, такой же, как большинство людей в мире. Так же, как и большинство родителей, со своими детьми я стремлюсь быть лучшей версией себя. Я всегда честна с ними и стараюсь откровенно рассказывать о жизни вокруг, чтобы в один прекрасный момент они вдруг не оказались раздавленными грудой разрушенных детских иллюзий. Как режиссер я стараюсь создавать фильмы, которые ставят перед зрителями вопросы и заставляют хорошенько подумать, прежде чем дать на них однозначные ответы. Я вообще считаю, это мой способ помогать людям: ставить вопросы и заставлять их искать ответы.

Вы прошли через серьезные проблемы со здоровьем, стали ли вы щадить себя в работе после этого?
Да, я стараюсь себя беречь. Сегодня я работаю только в тех фильмах, которые мне кажутся интересными, в тех, где затрагиваются важные темы, или в тех, которые могут понравиться моим детям. Если что-то в сценарии диссонирует с моим внутренним мироощущением или если съемки надолго разлучат меня с детьми, я откажусь от проекта. Когда я была моложе, мне нравилось проверять себя на прочность, ставить барьеры и преодолевать их. Сегодня моя жизнь сосредоточена на семье, и я счастлива, если у меня получается совместить работу с общением с детьми или мужем. Например, Мэддокс интересуется кинопроизводством, и поэтому на всех деловых встречах он сидит рядом со мной. Пакс увлекается фотографией, а Шайло любит рисовать декорации. Сейчас мы все работаем над фильмом о стране, имеющей отношение к одному из членов нашей семьи. Мы много говорим об этом, и я чувствую, как мы становимся ближе в такой совместной работе. Вот это мой способ беречь себя — делать то, что действительно важно. Я не могу позволить себе просто сесть на край кровати и плакать — это не мой способ.

В фильме ваши герои много пьют и курят. Скажите, что было в бокалах вместо вина?
Да, моя героиня много пьет и употребляет много таблеток. Но действие происходит в 70-е, помните? И мы показали в определенном смысле обычную на то время жизнь богемы. Пагубные пристрастия героев — это наглядная демонстрация их саморазрушения. А в бокалах были какие-то странные коктейли с виноградным соком. Для каждого алкогольного напитка ребята придумали свой коктейль, чтобы в кадре он максимально был похож на то, что мы пьем по сценарию. Для каждого, кроме пастиса: его невозможно имитировать.


Предлагаю поговорить о других ваших партнерах по съемкам. Например Джонни Депп, что можете сказать о нем?
Иногда вы слышите что-то о человеке, представляете его, а при встрече он вас разочаровывает. Так вот Джонни совершенно не из этой категории: он именно такой классный, каким вы его себе представляете. Большую часть нашей первой встречи мы провели, смеясь и обсуждая детей и систему образования. Мы по-настоящему нашли общий язык, и я надеюсь, это видно в нашем общем фильме «Турист». Я бы сказала, он человек эпохи Ренессанса: он во всем художник в самом высоком смысле этого слова. Его картины великолепны, его музыка великолепна, его персонажи в кино вне каких бы то ни было категорий, просто потому что, кроме него, подобных вещей не делает никто. Он действительно особенный.

В течение жизни мы все проходим определенные стадии взросления и развития. В какой из стадий вам было или есть комфортнее всего?
Мне нравится быть взрослой женщиной. Сегодня я чувствую особенный баланс внутри себя, и это придает осознанности всем моим действиям. Но мой возраст не мешает мне оставаться дикой сердцем, как и много лет назад, просто безумства стали другими. Когда вы молоды, вам кажется, что предел непослушания и свободолюбия — набить тату. А когда вы становитесь старше, вы начинаете путешествовать по странам, оказаться в которых уже экстрим. Или вы учитесь управлять самолетом. Или безумно отрываетесь с собственными детьми. Это все свобода другого порядка, и она мне нравится больше.

Что делает вас счастливой?
Когда мне было чуть за 20, я много путешествовала по беднейшим странам и поняла, как все-таки мы должны быть благодарны судьбе за то, что у нас есть элементарные средства гигиены, вода, одежда, что мы можем заниматься любимым делом. Потом я стала матерью — и это ни с чем не сравнимое счастье. Каждое утро я просыпаюсь с мыслью о здоровье своих детей, их спокойном детстве, их возможностях и перспективах. Я также счастлива быть частью киноиндустрии и иметь возможность выразить себя через свою работу. Но важно иметь особый дар чувствовать, что на самом деле значимо. Важно уметь быть благодарным за то, что имеешь. И это главное счастье — понимать, что тебе есть, за что быть благодарным.

«Пагубные пристрастия героев —  наглядная демонстрация их саморазрушения»

В журнале Vogue про вас написали: «Анджелина — женщина, которая может загипнотизировать, просто сидя рядом»....
Вы чувствуете себя загипнотизированной?

О да... Но я продолжу. Так вот, в этом же материале вас сравнивают (разумеется, не внешне) с принцессой Дианой. Вы сами находите ли какие-то сходства с ней?
Мне кажется, любая женщина засмущалась бы, если бы ее начали сравнивать с самой принцессой Дианой. Мне лестно сравнение с этой выдающейся женщиной и филантропом. Сама я считаю, что мне далеко до нее, но я польщена сравнением.

Какая одежда преобладает в вашем гардеробе?
Черная. Я не люблю подолгу выбирать, что надеть, поэтому у меня все брюки, юбки, топы и футболки практически идентичны между собой, и да, в подавляющем большинстве они черные. И совсем не потому, что я мрачно отношусь к жизни или что-то подобное, это просто практично, когда у тебя шестеро детей. Ну и обувь. У меня много удобных ботинок, но есть и потайной ящичек с элегантными шпильками.

Гардероб Брэда больше вашего?
Это вполне возможно.

Как вы думаете, в чем разница между американским и европейским кино?
Американские фильмы могут быть довольно жесткими и грубыми, они всегда стремительные, герои в них всегда куда-то спешат и постоянно находятся в суматохе. В Европе все происходит медленнее. Работая там, вы чувствуете особую связь с историей, намного более древней, чем история Америки. Также в Европе совершенно другое отношение ко всему, другая сенсуальность. Мне лично нравится элегантность, с которой в Европе не только снимают кино, но вообще все делают. Во время работы в Европе я всегда многому учусь и, как мне кажется, становлюсь более развитым в культурном плане человеком.

Какие фильмы в свое время повлияли на вас и какие вы любите?
Мне очень нравится фильм Сидни Люмета «Холм», причем и как произведение киноискусства, и как очень мудрая история. Нравится его же «Собачий полдень» с Аль Пачино. Как актриса я обожаю все фильмы с Джиной Роулендс и особенно «Женщину под влиянием». Еще я люблю масштабное кино, наподобие «Лоуренса Аравийского».

Вы хотели бы сейчас возобновить свою гуманитарную работу под эгидой ООН?
Хм... Сегодня все собираются на саммит или конференцию по вопросам Сирии, завтра пройдут конференции и обсуждения экологических проблем, а потом состоятся новые и новые обсуждения. Мне бы хотелось, чтобы поскорее прошла такая конференция или такой саммит, на котором будет наконец решено, что конкретно делать дальше по тому или иному вопросу. Пока все очень много встречаются и очень мало делают. Многие серьезные люди работают над очень важными вопросами, но так как они не могут даже между собой договориться, всей остальной планете кажется, что они вообще ничего не делают. Что касается меня лично, я сейчас занимаюсь экологическими проектами, потому что драматичные изменения, происходящие с миром, становятся очевидны уже не только узким специалистам. Также я сейчас снимаю фильм о геноциде в Камбодже — об этой трагедии почти ничего не известно, и я хочу открыть людям глаза на ужасные вещи.

www.buro247.ru

Интервью ELLE: Анджелина Джоли | Интервью на www.elle.ru

Фантастическая красотка, многодетная мать и посол доброй воли, она по-прежнему ставит перед собой самые трудные задачи. А по сути, главная миссия Джоли — удивлять и вдохновлять.

Топ из шелка, Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

Где-то в закромах студии Disney хранятся кадры, за которые любой таблоид без колебаний отдал бы миллионы. Это материалы со съемок фильма «Малефисента», ставшего дебютом четырехлетней Вивьен Маршелин Джоли-Питт в большом кино. «В первый день все пошло не так. То она наотрез отказывалась надевать платье, то просила поесть, то решала пойти повозиться в грязи. Стало очевидно: сегодня она все будет делать наперекор», — вспоминает мама юной актрисы с характерной для любого родителя смесью негодования и умиления. Так что Джоли и Питту пришлось перевоплотиться в циркачей на арене, всеми силами отвлекающих ребенка от капризов: «Чего мы только не делали: пели песенки, строили рожицы… В Disney сказали, что это войдет в золотой фонд самых смешных неудавшихся дублей».

Я бы всем советовала ­иногда включать СВОЙ ГОЛОС на ­полную мощность, хотя бы РАЗ В ЖИЗНИ как следует поорать — например, на БЕРЕГУ ОКЕАНА»

Анджелина Джоли рассказывает эту историю, сидя в столовой студии Universal в Лос-Анджелесе, которая только тем и примечательна, что это одно из немногочисленных мест в мире, где голливудская дива может спокойно пообедать у всех на виду, не привлекая к себе особого внимания. Пока она размешивает мед в мятном чае и оживленно рассказывает о своих шестерых детях (сразу видно — ее любимая тема), у меня есть возможность перевести дух и рассмотреть собеседницу. А в случае с Джоли этот процесс, знаете ли, требует времени.

Дело в том, что с ходу гипертрофированно прекрасные черты ее лица осмысленному восприятию просто не поддаются. И вроде бы знаешь, чего ждать: четко очерченные скулы, сочные губы, миндалевидные, безмятежно синие глаза (цвет которых фотоаппарат передать не в ­состоянии). Но когда оказываешься лицом к лицу со всем этим широко растиражированным великолепием, больше всего потрясает неожиданная эфемерность в облике актрисы. Вот она сидит передо мной — субтильное, почти бестелесное создание, облаченное в повседневную униформу из практичных черных брюк и просторной черной футболки, — и только татуировки, вьющиеся змейкой по тонким рукам, напоминают о ее бунтарском прошлом. Впрочем, как известно, внешняя хрупкость бывает обманчива.

Жакет, брюки из габардина, рубашка из шелка, браслет из золота, ремень из кожи, туфли из кожи, все — Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

Тут, пожалуй, самое время упомянуть проект, от которого Анджелина Джоли неохотно отвлеклась ради того, чтобы дать интервью ELLE. Сейчас к выходу на экраны готовится ее вторая режиссерская работа — ­военная драма «Несломленный». Все утро Анджелина провела за изуче­нием сравнительных характеристик американских и японских бомбардировщиков времен Второй ­мировой — занятие вполне под стать мальчишеской, сумасбродной стороне ее натуры. Не говоря уже о том, что Джоли и Питт — дипломированные пилоты. ­Биографический фильм повествует о непростой судьбе американца Луи Замперини — участника гитлеровской Олимпиады 1936 года, а впоследствии военного летчика, который больше двух лет провел в аду японских лагерей для военнопленных и вернулся на родину национальным героем.

Платье, декорированное ­блестками, Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

«Я рада заниматься чем-то, что никак не связано с ­моим физическим присутствием и требует только интеллектуального вклада. Это делает меня очень счастливой. Так мне гораздо комфортнее», — признается Джоли, а между строк читается: «Вот она я, настоящая, в амплуа режиссера». Анджелина не устает повторять, что благодарна за возможность играть в кино, но становится очевидно: работа приносит ей удовлетворение «лишь отчасти».

Глядя на камбоджийских ДЕТЕЙ, я вдруг поняла, что мой сын — в этой стране. Иногда просто чувствуешь: ТЕБЯ ВЕДУТ в нужном направлении — и все проясняется»

Эта женщина за любое дело берется со страстью — будь то игра в кино, борьба за права беженцев или воспитание шестерых детей. В паре с одним из главных секс-символов Голливуда до сих пор демонстрирует миру идеал современной семьи. ­Неудивительно, что и за режиссуру она взялась всерьез, открыв для себя новую профессию. Ее режиссерский дебют — картина «В краю крови и меда» о гражданской войне в бывшей Югославии — породил бурные политические споры, снискал похвалы знатоков за пронзительный реализм и стал для Анджелины пропуском в узкий круг женщин-режиссеров. Но если первый фильм Джоли был относительно скромным авторским проектом, то «­Несломленный» — это уже настоящий голливудский блокбастер, снятый с нешуточным размахом: тут вам и ­нападения акул, и крушения самолетов, и огромные декорации с сотнями статистов. Ставки высоки. Ясно, что для Джоли эта работа станет настоящей проверкой на прочность. Превращение актрисы первого эшелона в серьезного режиссера само по себе явление необычное — кроме Джоди Фостер никто на ум не приходит. А чтобы актриса такого уровня сняла крупнобюджетную ленту на военную тематику... Подобного и вовсе никогда не случалось.

Жакет из атласа, колье из золота, все — Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

Джоли, не игравшая в кино с 2010 года, признается, что заставить ее снова оказаться по другую сторону камеры могло лишь что-то «экстремальное, толкающее за пределы зоны комфорта и настолько необычное, чтобы это не казалось возвращением к рутине». Что ж, «Малефисента» под все эти требования определенно подходит. Когда я говорю Джоли, что в фильме она выглядит просто устрашающе и производит неизгладимое впечатление, актриса довольно улыбается: она явно польщена.

Жакет из кожи, брюки из ­денима, ботильоны из кожи, все — Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

«Малефисента» — приквел к классическому диснеевскому мультфильму 1957 года «Спящая красавица», он рассказывает предысторию злой ведьмы, которая заколдовала принцессу Аврору. Большинство девочек, конечно, симпатизируют златовласой сладкоголосой принцессе, но меня почему-то не удивляет заявление Анджелины о том, что сама она с детства предпочитала колдунью: «Не знаю даже, как так вышло. Наверное, мне нравилось ее ненавидеть. Она пугала меня, но в то же время притягивала».

С детства я ­предпочитала злую ­КОЛДУНЬЮ: мне нравилось ее ­ненавидеть. Она пугала меня и ­ПРИТЯГИВАЛА»

Джоли, хоть и не сидела на этот раз в режиссерском кресле, активно участвовала во всех аспектах работы над фильмом — от создания костюмов до подготовки рекламных материалов. «Хотела убедиться, что Малефисента получится по-настоящему злой», — очень серьезно поясняет она. В старом мультфильме в силу ограниченных возможностей анимации главным орудием устрашения служил характерный голос ведьмы, который преследовал в кошмарах не одно поколение детей. Анджелина, привыкшая основательно готовиться к каждой роли, прошла специальный курс обучения, чтобы освоить этот леденящий кровь рокот: «Актрисам редко приходится «включать» голос на полную мощность. Поначалу мне казалось, что этот жуткий звук исходит не из меня. А вообще, это необыкновенное ощущение, я бы всем советовала попробовать хоть раз в жизни так поорать — на берегу океана, например».

Вживаясь в образ, Джоли даже за ­кадром ни на миг не расставалась с атрибутами канонической диснеевской злодейки: летящей черной мантией, головным убором в виде рогов дьявола и колдовским жезлом. Добавьте к этому контактные линзы зловещего зеленого цвета и накладные скулы — еще более острые, чем у самой Джоли, — и станет ясно, почему на съемках от нее в ужасе разбегались все дети. В такой ситуации просто не оставалось иного выхода, кроме как взять на роль маленькой Авроры младшую дочь Джоли. «Вивьен всегда ходит за мной как хвостик. Ее не смущает, если я в плохом настроении или ворчу, она все равно подбегает ко мне и просит взять ее на ручки. Так что я была уверена: никакой грим ее не отпугнет». А вот другая дочка актрисы, семилетняя Шайло, твердо заявила, что если кого и хотела бы играть в этом фильме, так это «рогатое чудище».

Блуза из ­шелка, юбка из кожи, ­браслеты, все — Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

Судя по тому, с какой гордостью мать рассказывает о мальчишеских замашках Шайло, глубоко безразличной к нарядам и принцессам, девочка явно напоминает саму Анджелину в детстве. Та, хоть и училась бок о бок с золотой молодежью Беверли-Хиллз, была далека от воспетого в американской поп-культуре образа королевы выпускного бала. «В школе я дружила только с мальчиками, девчачьи развлечения меня не прельщали. Я не шлялась по магазинам, не устраивала с подружками пижамные вечеринки и вообще была очень замкнутой».

Джоли всегда боготворила свою мать, которая после разрыва с режиссером Джоном Войтом воспитывала двоих детей в одиночку. Маршелин Джоли скончалась в 2007 году от рака яичников в возрасте 56 лет. Видя, как тяжело матери поднимать семью, Анджелина решила для себя, что никогда не заведет детей. «Я считала, что никогда не полюблю, никогда не встречу того самого человека. Когда растешь в неполной семье, поневоле убеждаешься, что счастливый брак — просто сказка, и перестаешь к нему стремиться».

ФОТОHedi Slimane

В начале актерской карьеры Джоли неустанно развлекала публику своими похождениями: сперва лесбийские отношения, потом ранний брак с Джонни Ли Миллером, еще один ранний брак с Билли Бобом Торнтоном, знаменитый обмен сосудами с кровью, многочисленные признания в пристрастии к сексуальным экспериментам… На фоне столь скандальных историй из жизни внезапное сообщение о том, что Джоли разъезжает по странам третьего мира с гуманитарными миссиями ООН, просто шокировало.

По мнению самой Джоли, ее поведение «зря принимали за бунтарство». «На самом деле это была не потребность в протесте или подрыв устоев, а стремление найти себя, вырваться на свободу. Когда тебе пытаются навязать чужие представления о жизни, начинаешь сопротивляться. Со стороны это может быть неправильно истолковано, но на самом деле ты просто пытаешься понять, кто ты такой».

Я не стремилась к ПРОТЕСТУ или подрыву устоев. Это была потребность НАЙТИ СЕБЯ, вырваться на свободу»

Высказав нежелание использовать проблемы со здоровьем для продвижения «Малефисенты», Джоли отказалась обсуждать пресловутую двойную мастэктомию — сложную и наверняка болезненную процедуру, через которую она прошла в прошлом году, выяснив, что унаследовала от матери раковый ген BRCA1. Впрочем, трудно представить, чтобы актриса могла высказаться еще откровеннее, чем в газете The New York Times, в нашумевшей статье «Мой медицинский выбор», которая дала повод для оживленных дебатов о лечении и диагностике рака. Это смелый поступок для любой женщины — и в особенности для той, чей профессиональный успех зависит от сексуальной привлекательности в глазах общества.

Жакет из ­шерсти, топ из шелка, ­брюки из ­денима, браслет, золото, бриллианты, все — Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

Жакет из шелка, топ из шелка, все — Saint Laurent by Hedi Slimane

ФОТОHedi Slimane

Как раз на этом нелегком жизненном этапе актриса и взялась за съемки «Несломленного». По словам Анджелины, после всего пережитого образ Луи Замперини с его упорством, готовностью к борьбе и позитивным взглядом на жизнь показался ей особенно близким. «Трудно представить историю, которая значила бы для меня больше». Ощущения от первой встречи с 95-летним ветераном она сравнивает с неожиданным решением усыновить ребенка во время одной из поездок с миссией ООН: «Тогда, сидя в кругу камбоджийских детей, я вдруг абсолютно точно поняла, что в этой стране находится мой сын. Бывают такие моменты в жизни, когда чувствуешь, что какая-то неведомая сила ведет тебя в верном направлении, — и все вдруг проясняется. Одним из таких моментов и ­стало знакомство с Луи».

Пока Джоли работала над режиссерским проектом в Австралии, Питт снимался в другой военной драме — «Ярость» — в Англии, так что звездной паре пришлось впервые нарушить родительский пакт: когда один на съемках, второй полностью посвящает себя семье. По словам Анджелины, больше они эту «ошибку» не повторят. Когда я спрашиваю, как изменились ее отношения с Питтом за последние восемь лет, актриса задумчиво отвечает: «Забавно, это один из тех вопросов, которые я сама себе никогда не задаю. Наверное, Брэду тоже было бы любопытно послушать».

Дети спрашивают: ­КОГДА ЖЕ ­СВАДЬБА? ­Забавная ситуация: мы как ­будто женимся все ­ВВОСЬМЕРОМ»

«Что ж, теперь мы... семья», — после секундной паузы продолжает она. Веское заявление для женщины, которая сначала вообще не собиралась обзаводиться семьей, а потом обрела настолько пугающую славу, что рисковала навсегда остаться в одиночестве. «За эти годы у нас накопилось множество совместных воспоминаний, мы столько всего пережили вместе! Общий «багаж» создает совершенно особую близость, тесную дружбу и, конечно, рождает ­глубокую любовь».

Разумеется, мой следующий вопрос, который светские издания мусолят который год, напрашивается сам собой: когда же самая сексуальная и влиятельная пара Голливуда закрепит отношения официально? «А знаете, что самое смешное? — произносит Анджелина. — Иногда мы просто забываем, что помолвлены. Я даже и не помню, как давно…» «Два года назад», — несколько поспешно подсказываю я, недоумевая: как можно забыть об этом, когда у тебя на пальце сверкает столь ослепительное напоминание?!

Конечно, точную дату она не назовет. Но, если вам станет легче, шестеро маленьких Джоли-Питтов находятся в таком же неведении, как и мы все. «О, дети ждут не дождутся свадьбы, — смеется Анджелина. — Они все умоляют сказать: когда, ну когда же?! А мы никак не можем решить. ­Собирались в прошлом году, да вот не сложилось». Но ждать вечно все же не придется, обещает Джоли, добавляя: «Знаете, это ведь очень необычная ситуация. Мы как будто все ввосьмером женимся. Наверное, детям так будет спокойнее и уютнее. Они уже понимают, что такое брак, и им нравится идея того, что мама с папой женаты». А пока что Шайло, хоть и не любительница девчачьих глупостей, охотно репетирует проход к алтарю с корзинкой розовых лепестков.

www.elle.ru

Анджелина Джоли дала неожиданное интервью об образе жизни, детях, ценностях и красоте

41-летняя звезда кино Анджелина Джоли довольно редко дает интервью. Однако последнее время актриса все чаще и чаще появляется на страницах журналов и на экранах телевизоров. Сегодня в прессе было опубликовано очередное интервью, которое вызвало небывалый интерес среди поклонников и журналистов. В нем Анджелина говорила не о кино и благотворительности, а о самых обычных вещах: образе жизни, детях, ценностях и красоте.

Анджелина Джоли

Моя мама меня научила всему

Свое интервью Джоли начала с того, что рассказала о своих приоритетах при выборе одежды и цветов в макияже:

«Знаете, чем старше я становлюсь, то все больше вспоминаю свое детство. Только сейчас я в полной мере отдаю себе отчет в том, что, как я выгляжу, это заслуга того периода жизни. Моя мама меня научила всему, хотя никаких специальных занятий для этого не проводилось. Мне всегда было интересно наблюдать за тем, как моя она накладывает себе макияж. Самой главной вещью в косметичке моей мамы была пудра с нежным ирисово-фиалковым ароматом. Этот запах я помню до сих пор. Кроме этого она всегда старалась быть естественной. Мама никогда не пользовалась яркими помадами и не наносила броские румяна или тени на лицо. Точно так же и я не использую яркие цвета в своем макияже. Я считаю, что естественность - это лучшее, что может предъявить миру женщина. Если Вы посмотрите на мои образы, которые я в показывают на красной дорожке, то увидите, что у меня на лице лежит идеальный тон, глаза подчеркнуты черными стрелками, а губы накрашены красной или нюдовой помадой.

Правда, и у меня есть проблема, с которой я все время борюсь. У меня очень сухая кожа. Из-за этого мне постоянно приходится накладывать увлажняющий крем на лицо, причем в холодное время года - по несколько раз. Кроме этого для снятия макияжа и умывания у меня в арсенале тоже только увлажняющие средства. Если говорить о лете, то в солнечную погоду я не могу себе позволить выйти на улицу без солнцезащитного крема. Что касаемо мелких «неприятностей» на лице, которые надо скрыть, то я, как и многие, пользуюсь корректорами. Пожалуй, это и все, что я могу рассказать о макияже.

Что касаемо одежды, то я отдаю предпочтение женственности. Я могу одеть и платье, и брюки, но только при условии, что я буду выглядеть элегантно и женственно. Думаю, что вы не припомните, когда видели меня в джинсах и кроссовках. Это просто не мой стиль и поэтому я такую одежду не ношу».

Джоли выбирает женственные наряды

Повседневный макияж Джоли

Джоли поведала об образе жизни

Далее актриса рассказала о том, как начинается ее утро, сказав такие слова:

«Мне всегда приписывают анорексию, хотя этим заболеванием я не страдаю. В моей жизни был период, когда я пыталась перейти на сыроедение, однако это не сработало. Я чувствовала себя очень плохо, мне не хватало калорий и сил для полноценной жизни. Тогда я сильно похудела и пресса раздула небывалый скандал из-за этого. Однако сейчас я отказалась от сыроедения и питаюсь полноценно. Мой ежедневный рацион разбит на 8 приемов пищи, которые состоят из маленьких порций. Такой образ питания меня устраивает, ведь стоит мне переесть, как я становлюсь очень ленивой, а мне расслабляться нельзя, ведь у меня не только много работы, но и 6-ро детей. В моем рационе очень много овощей и зелени. Кроме этого я ем красное мясо и курицу. Из жидкости больше всего употребляю воду: около 3 литров ежедневно. Что касаемо завтрака, то он у меня всегда одинаков - ложка кокосового масла и порция овсяных хлопьев.

Сейчас очень многие говорят о пользе физических нагрузок. У меня всего два варианта тренировок. Если мне необходимо снять стресс, то я занимаюсь йогой, если мне нужно избавиться от негатива, то я выбираю кикбоксинг. Больше никаких новомодных тренировок я не практикую».

Анджелина сильно похудела из-за сыроедения

Так Джоли выглядит сейчас

Анджелина рассказала о детях и материнстве

Вот какие слова сказала Джоли о том, что для нее значит быть матерью:

«Я очень горда тем, что я являюсь мамой 6-х детей. Для меня материнство - самая важная миссия, которую я несу в этой жизни. Самое интересное, что еще в 2000-м году я и не думала, что стану матерью. Только одна мысль о беременности и ребенке меня раздражала, а общение с малышами вообще сводило с ума. Однако все изменилось после того, как в Камбодже я увидела Мэддокса. Мне захотелось его прижать к себе и защитить от всего и всех. Именно он перевернул мое сознание.

Мне очень нравится наблюдать за тем, как растут мои дети. Во всех ситуациях я их поддержу, чтобы не случилось. И думаю, что так поступит любая здравомыслящая и любящая мать».

Анджелина Джоли с детьми

Читайте также

Несколько слов об истинных ценностях

В заключение своего интервью Анджелина решила немного рассказать о том, что на самом деле для нее является настоящей ценностью:

«Сейчас мир живет не очень правильно, во всяком случае, мне так кажется. Люди просто помешались на внешней красоте, совсем забыв о внутреннем мире. Что касаемо меня, то для меня очень важно, чтобы моя душа жила только позитивными мыслями. Это выражается и в поступках, и в образе жизни. Каждое утро я просыпаюсь с мыслями о том, что хорошего я могу привнести в этот мир. Думаю, что такая постановка образа жизни идет из детства. Моя мама мне всегда говорила такие слова: «Не гордись тем, что у тебя красивое лицо, а гордись тем, что о твоих поступках говорят люди».

 

womanadvice.ru

Интервью | Анджелина Джоли

В США прошли первые показы новой картины знаменитого Оливера Стоуна - Александр. Одной из самых красивых и популярных звезд Голливуда Анджелине Джоли в нем досталась небольшая, но ключевая роль матери Александра Македонского - колдуньи Олимпии.

- Как вам удается совмещать вашу благотворительную деятельность с обязанностями матери и актерской карьерой?

- Я много путешествую, это правда, но я считаю, что одно в моей жизни дополняет другое. Я занимаюсь благотворительностью потому, что не могу сидеть сложа руки. Могу помочь другим людям, и я в состоянии сделать это потому, что зарабатываю деньги, снимаясь в кино. В мире слишком многое происходит одновременно, и слишком много несправедливости, чтобы сидеть сложа руки.

- Повлияет ли как-то на вашу деятельность в качестве посла доброй воли ООН переизбрание Джорджа Буша?

- Теперь мне придется больше извиняться за своих сограждан-американцев, путешествуя по другим странам. Когда Буш начал войну в Ираке, мне часто приходилось объяснять, что американцы вовсе не такие плохие, какими их считают за границей; что здесь живет много нормальных людей, которые выступают против войны. Но вот большинство американцев проголосовали за Буша, и значит, что были правы те, кто относится к американцам с подозрением. Я живу в Европе, путешествую по Азии и Африке, вижу, как там относятся к Америке. Меня это не радует.

- Вы не собираетесь перебираться обратно в США?

- Только не в ближайшие четыре года. И вообще - я скоро должна получить камбоджийский паспорт.

- Ваша героиня - служительница Аполлона, и потому постоянно находится в окружении священных змей. После этого фильма вы, наверное, их полюбили?

- О да! Сначала я относилась к ним с предубеждением - трудно держать себя иначе, когда что-то такое шипит в паре дюймов от твоих глаз, - но постепенно я привыкла, мы даже подружились. Замечательные создания и очень умные.

- У них были вырваны клыки?

- Нет. Но каждый раз перед съемками их кормили, чтобы, по крайней мере, у них не возникало желания полакомиться человечинкой. Впрочем, иногда я боялась, что нервы у них не выдержат, - когда, например, я стояла на коленях на полу среди всех этих гадов и в ярости кричала, а Оливер, в свою очередь, за камерой орал: «Больше змей! Подбросьте еще змей!» Это, наверное, была самая ненормальная ситуация за всю мою карьеру в кино.

- Вам приходилось проводить время в компании змей - а ведь вы очень любите лошадей, с которыми больше приходилось общаться мужчинам-актерам. Завидовали им?

- Вот чему я по-настоящему завидовала, так это тому, что всем мужчинам устроили трехнедельные военные тренировки в пустыне. Я люблю приключения, к тому же такие ситуации создают совершенно особенное чувство локтя, товарищеский дух и все такое. Я бы хотела это испытать.

- То, что у вас теперь есть сын, помогло вам в создании образа Олимпии?

- Если бы я сама не стала матерью, никогда бы не смогла понять той страсти, с которой Олимпия защищает своего сына и поощряет его. Она говорит ему: «Ты - лучший, ты - особенный, тебе принадлежит мир».

- Почему, по-вашему, она не хотела отпускать его в поход в Азию?

- Надо понимать, что тогда жизнь женщины была гораздо тяжелее, чем сегодня... за редкими исключениями. То, что Олимпия не хочет отпускать Александра, вовсе не означает, что она хотела бы видеть его возле себя в Македонии. Скорее она хочет, чтобы он взял ее с собой, защитил ее. Ведь если он умрет, ее тоже ждет смерть! Так и произошло - через несколько лет после смерти Александра Олимпию закололи ее враги.

- Как вы думаете, такие фильмы, как «Александр», могут помочь америкаловеком, но он совершал равно безнравственные и величественные поступки.

- И как вам работалось с Оливером Стоуном и Колином Фарреллом?

- Они оба ненормальные. А я - самая ненормальная из всех (смеется). Возможно, со стороны казалось, что я - что-то вроде их мамы, роль-то обязывает, но такой груз я бы не потянула. Я видела, как они работают на пределе сил, проводят бессонные ночи, обсуждая, как сделать фильм еще лучше… Надеюсь, публика оценит их работу.

- Сейчас вы снялись в фильме «Мистер и миссис Смит», где вам довелось работать с Брэдом Питтом. Какой из него партнер по площадке, в сравнении с тем же Колином?

- Сложно сравнивать. Ведь с Колином у меня была всего пара сцен, а с Брэдом мы играем мужа и жену, у нас совсем другие отношения. Каждый в этом союзе - сильная личность, что и создает требуемую мрачную атмосферу. В общем, забавное кино.

- А вас не раздражают слухи - например, о том, что из-за вас Брэд Питт собирается развестись?

- Надеюсь, что большинство людей не воспринимают сплетни всерьез. Оглядываясь назад, я смотрю на это с юмором: думаю, не было такого актера в Голливуде, про которого не сплетничали бы, что я с ним встречаюсь. Я, должно быть, была просто нарасхват! (Смеется.) Но забавнее всего то, что сплетники никогда не называли тех, с кем я встречалась на самом деле.

- Последние слухи были о том, что вы собираетесь усыновить ребенка из России…

- Я действительно ездила в Москву, встречалась с детьми из Беслана, была в детских домах, но это не было связано с усыновлением. Журналисты сделали из моего визита целую историю, которая оказалась не вполне правдивой.

- Но вы подумываете об усыновлении или удочерении еще одного ребенка?

- Конечно. Это всего лишь вопрос времени, к тому же я хочу, чтобы это был ребенок одного с Мэддоксом (приемный сын актрисы.) возраста. Во всяком случае, он уже выучил, что такое «брат»: он знает, что у меня есть брат, а еще мы с ним смотрели фильм про тигров, «Два брата», и он был в полном восторге. Правда, камбоджийцы в этом фильме изображены без особенной любви, зато тигрята бесподобны.

- Вы не собираетесь заодно найти и отца для своих детей?

- У меня были отношения со многими мужчинами, но главное, что я сейчас хочу найти в любимом человеке, - это желание и умение быть хорошим отцом.

Гробокопательница в татуировках

Анджелина Джоли родилась в Лос-Анджелесе 4 июня 1975 года в семье знаменитого актера Джона Войта. Училась в Театральной школе Ли Страсберга и в Нью-Йоркском университете, была профессиональной моделью в Лондоне, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Неоднократно входила в число самых красивых и самых сексуальных актрис Голливуда согласно опросам, проводившимся различными организациями. Дважды была замужем (последний супруг - актер Билли Боб Торнтон), ныне разведена. Известна большим числом татуировок на теле. Некоторые из них приходилось во время съемок 'убирать' при помощи компьютеров и грима. Ведет активную правозащитную деятельность, усыновила ребенка из Камбоджи. Снималась в фильмах 'Соблазн', 'Лара Крофт - расхитительница гробниц', 'Забирая жизни' и многих других. Лауреат 'Оскара' ('Прерванная жизнь', 2002).

Источник: Газета.ру

ajolie.biz

"Сейчас мы все пытаемся излечить нашу семью", HELLO! Russia

После развода родителей я очень волновалась за свою маму и не хочу, чтобы мои дети так же переживали за меня, - призналась Анджелина, чья мать Маршелин Бертран и отец Джон Войт развелись, когда она была маленькой. - Я думаю, это очень важно - плакать в ванной, а не в присутстствии детей. Они должны быть уверены: все будет хорошо, даже если ты сама в этом не уверена.

Анджелина Джоли с матерьюТакже Анджелина отметила, что причина их развода с Брэдом Питтом никак не связана с их образом жизни, предполагавшим нахождение в разных странах в течение долгого времени. 

Наш стиль жизни... в этом не было ничего негативного. Это не было проблемой. Это было и остается одной из замечательных возможностей, которые есть у нас и которые мы в состоянии дать нашим детям... Они - шесть очень энергичных, вдумчивых  людей, шесть индивидуальностей. Я очень ими горжусь.

После прошлого лета, когда "все пошло не так", все мы теперь работаем для достижения одной цели, - сказала Анджелина. - Мне бы не хотелось использовать это слово, но все стало трудно...

Обложка августовского номера Vanity Fair, в котором было опубликовано интервью с Анджелиной ДжолиАнджелина Джоли и Брэд Питт с детьми, архивНедавно Анджелина Джоли вместе с детьми переехала в новый особняк стоимостью 25 миллионов долларов, расположенный в районе Лос Фелиз, в 5 минутах езды от виллы Брэда Питта. Когда-то этот дом принадлежал знаменитому режиссеру Сесилу Блаунт Демиллю, снявшему культовый фильм "Величайшее шоу мира" в 50-х. До того, как заехать в дом, как рассказывает Анджелина, они с детьми жили буквально на чемоданах.

Это было труднейшее время, и мы только начинаем свободно дышать. Переезд в этот дом - большой прорыв для нас, мы все пытаемся приложить усилия, чтобы излечить нашу семью. Дети очень храбрые. Они были очень храбрыми. Мы все сейчас пытаемся затянуть раны после случившегося. Не после развода. А после некоторых вещей в жизни.

О том, как проходят их с детьми будни сейчас, Анджелина говорит:

Я просто хочу делать отличные завтраки и ухаживать за домом. Сейчас это моя страсть. По просьбе детей я даже записалась на кулинарные курсы. Перед сном я всегда думаю: как я провела этот день, справилась ли с ролью матери, или у меня вышло это средне. 

Когда-то Анджелина плохо ладила со своим отцом, актером Джоном Войтом, но сейчас в их отношениях наступила новая стадия:

Он хорошо понимает, как детям нужен дедушка. Вчера мне надо было отлучиться на сеанс терапии, и он был рядом с ними. Он знает главное правило: не обязательно играть с детьми, главное просто быть классым креативным дедом, который занимается чем-то интересным, рассказывает истории, читает книги. 

Анджелина Джоли с отцом Джоном ВойтомКликните на фото для просмотра галереиАнджелина Джоли и Брэд Питт, архив

Еще одна тема, которую Анджелина затронула в откровенном интервью Vanity Fair - тема ее здоровья. В 2015 году актриса призналась, что перенесла мастэктомию, операцию по удалению молочных желез, а после удалила еще и яичники. Мать, тетя и бабушка ушли из жизни от рака молочных желез и яичников, Анджелина сдала необходимые анализы и узнала, что вероятность заболеть у нее сверхвысока - 87 процентов из ста, из-за мутации в гене BRCA1. После операции у Анджелины наступила менопауза, подробнее об этом периоде своей жизни она рассказала в интервью. По словам Анджелины, ее кожа стала гораздо более сухой, плюс у нее начали появляться седые волосы. Мысль о том, что для кого-то она до сих пор остается "главным секс-символом", ее удивляет и смешит. 

Несмотря на все это сейчас я гораздо сильнее ощущаю себя женщиной. Я избирательна в своих предпочтениях, я несу ответственность за свою жизнь, семью, за свое здоровье. Это делает меня полноценной женщиной.

Рассказала Анджелина о еще одном недуге, с которым ей пришлось столкнуться недавно. Анджелина призналась, что страдала от паралича Белла - формы паралича мышц с одной стороны лица. Недуг возник у актрисы в 2016 году на фоне повышенного кровяного давления.

Часто замужние женщины забывают о себе до тех пор, пока это не проявится на их собственном здоровье, - сказала Джоли, уточнив, что ей удалось справиться с болезнью с помощью иглоукалывания.

Анджелина Джоли

ru.hellomagazine.com

Анджелина Джоли дала откровенное интервью BBC Radio 4

Актриса открыто заговорила о том, как растут ее дети, о своих операциях и о матери.

Анджелина Джоли с дочерьми Захарой и Шайло

В минувшую пятницу Анджелина Джоли появилась в студии BBC Radio 4 в качестве приглашенного звездного редактора утренней программы Woman’s Hour Takeover. Актриса, которая неохотно общается на личные темы, предпочитая говорить о глобальных проблемах в мире, на сей раз была очень открыта, и откровенно рассказала о том, каково это – быть мамой шестерых таких разных детей. Кроме того, Энджи впервые после длительного молчания вновь заговорила о своей матери и о сложном выборе, который Джоли сделала для себя ради семьи.

Говоря о своих детях, Анджелина Джоли отметила, что ей очень нравится наблюдать за тем, как они растут, проявляя свою индивидуальность. К примеру, сейчас все дети увлечены изучением иностранных языков, но при этом им было дано право выбора, что именно изучать. В итоге 10-летняя Шайло учит язык кхмеров (язык народа Камбоджи, откуда родом старший брат Мэддокс). 12-летний Пакс сосредоточился на изучении своего родного вьетнамского языка, ведь он вырос в англоязычной семье. 11-летняя эфиопка Захара уже говорит по-французски. 7-летняя Вивьен увлеклась арабским, а ее брат-близнец Нокс предпочел учить язык жестов. Дальше всех пошел старший сын: 14-летний камбоджиец Мэддокс сейчас осваивает сразу два иностранных: немецкий и русский. В общей сложности, дети Джоли и Питта сейчас осваивают семь новых языков на шестерых.

Анджелина Джоли с детьми ШАйло, Вивиен, Ноксом, Захарой и Паксом на премьере мультфильма "Кунг-фу Панда-3"

Актриса в своем интервью подчеркнула, что они с мужем помогают детям развиваться в выбранном самими детьми направлении, добавив: «Вы не можете знать, что из себя представляют ваши дети, пока они сами не покажут вам этого. Они просто становятся теми, кем они хотят быть». И, к слову, ни один из детей Джоли-Питт не интересуются карьерой голливудской кинозвезды. «Никто не изъявил желания быть актером. Им нравится процесс создания кино по другую сторону камеры, - уточняет Джоли. – Мэд интересуется киномонтажом. А вот Паксу больше нравится диджействовать».

Анджелина Джоли

В интервью BBC Radio 4 Анджелина заговорила и о своих операциях в 2013 и 2015 годах, которые наделали немало шума в свое время. По словам актрисы, это был тяжелый, но осознанный выбор, и она благодарна возможности поделиться им со всем миром, потому что женщины должны знать о том, что у них есть выбор. «У меня была возможность вовремя получить информацию о своем теле и сделать выбор. Как бы мне хотелось, чтобы такой же выбор был у моей мамы. Как бы мне хотелось, чтобы она смогла вовремя сделать операцию, и, возможно, это дало бы ей шанс провести больше лет вместе с моей семьей».

Актриса подчеркнула, что операция – это «просто вариант», а решение зависит от самой женщины. «Но, если хотя бы одна женщина после моих откровений пойдет и сделает тест, узнает, что у нее рак, или что риск его развития высок, то есть, вовремя поймает болезнь, - это будет очень много значить для меня».

www.marieclaire.ru

Анджелина Джоли: я стану политиком, если это поможет

Анджелина Джоли на премьере

Она не любит тратить время на журналистов, особенно из глянца, у нее есть дела поважнее. Тем ценнее эта короткая встреча. В последний момент Анджелина решила провести с нами гораздо больше времени, чем планировалось заранее. Почему она согласилась дать интервью журналу Marie Claire? «Потому что он того стоит, - улыбаясь отвечает Джоли. - Мне нравится сама концепция Marie Claire. Вы как никто умеете миксовать интересные и порой неожиданные темы, я очень люблю ваш журнал».

- Недавно вы принимали участие в лондонском саммите, главной темой которого стало домашние насилие над женщинами. Похоже, там вы произвели своей речью неизгладимое впечатление. Вам кажется, вы можете поспособствовать каким-то переменам в мире?

- Да, что-то, безусловно, меняется, правда я совсем не уверена, что происходит это благодаря мне. Кстати, не только не только я так много говорю о насилии, которое, к сожалению, имеет место быть не только в семьях. Так, например, уже довольно долгое время всех нас беспокоит насилие над женщинами в условиях войны. Мы должны объединяться, только если все вместе, политики, врачи, общественные деятели, юристы возьмутся за дело, мы сможем остановить и насилие в семьях, и преступления, которые ежедневно совершаются на Ближнем Востоке. Ведь если мы не видим чего-то, не значит, что этого нет.

Анджелина Джоли с детьми из лагеря беженцев в Мьичина, Мьянма, июль 2015 г С сирийскими беженцами в Ираке, 2015 г

- Но всё-таки какие-то положительные изменения происходят уже сейчас?

- Да, конечно. Сейчас главная задача, найти и заключить под стражу лиц, которые причастны к массовым изнасилованиям в таких странах как Конго или Нигерия. Этим занимаются целые отряды специально обученных людей и волонтёров. Каждое утро я получаю от ООН рапорт о преступлениях в отношении женщин, совершающихся прямо сейчас на территории двадцати стран. Только активно взявшись за работу, мы способны остановить варварство…

- Вас не угнетает такая утренняя почта?

- Безусловно, но не более чем, если бы я каждое утро читала газеты или смотрела выпуски новостей по телевизору. Одно я вам могу сказать точно - хорошему настроению это не способствует точно. Вы понимаете, что на сегодняшний день, скажем, число вынужденных переселенцев превышает 50 миллионов. Такого не было со времён Второй мировой войны. И мы практически ничем не можем помочь эти несчастным людям, которые покинули родные края не по своей воле, но по мере возможности я стараюсь способствовать нормализации общей ситуации. Меня часто спрашивают, что значит моя новая татуировка. Это цитата одного из самых загадочных восточных мудрецов Руми, которая переводится как «Свобода и воля».

Заседание ООН по проблемам беженцев, апрель 2015

- Но как сделать свою работу более эффективной?

- О соблюдении закона и порядка нужно беспокоиться больше всего там, где царит хаос. Необходимо задавить криминал в самом его зародыше, юридически, политически, физически, если это необходимо. Если правительство стран, о которых мы говорим, не может урегулировать ситуацию самостоятельно, мы, выходцы из мирных стран, должны помочь ему в этом. Пора перестать быть эгоистами, научиться, в конце концов, работать в одной команде, поодиночке мы ничто. Только осознание того, что работая вместе, мы можем сломить врага, приведёт нас к прогрессу.

- Этого достаточно?

- Конечно, нет. Я работаю в гуманитарной сфере уже двенадцать лет и за эти годы я поняла, подчас мораль и наши собственные законы мешают нам полноценно вмешиваться в дела других государств. Мы проводим слишком много времени, решая, имеем ли мы право на то, чтобы вмешиваться. Я уверяю вас, нельзя рассчитывать только на законные методы, чтобы изменить мир к лучшему.

Анджелина Джоли на встрече с 90-летней женщиной во время поездки в лагерь беженцев в Мьичина, Мьянма, июль 2015 г

- В первую очередь вы защищаете женщин. Они на «линии огня»?

- Да. Именно поэтому, защищая женщин, необходимо воспитывать мораль в мужчинах, будь то отцы, братья или сыновья. Они должны понимать – женщины на уровне законодательства ничем не отличаются от них.

- Правительство вашей страны, Америки, тоже работает над этими проблемами?

- Да, я думаю. Они на государственном уровне стремятся к переменам. Наше правительство, например, способствовало изменению статуса женщин во многих странах третьего мира.

- Вы никогда не хотели пойти в большую политику?

- Мне нравится то, чем я занимаюсь сейчас, но я никогда не знаю, чем я буду заниматься завтра. Если я могу быть чем-то полезной своей стране, миру и для этого нужно стать политиком, то почему бы и нет?

Анджелина Джоли с матерью и братом Анджелина Джоли с детьми

- На ваши моральные убеждения повлияла ваша мать?

- Вне всяких сомнений. Мама была очень нежной, ранимой женщиной, но ради своих детей готова была горы свернуть. Это те черты, которые я уважаю и очень люблю в женщинах – видимая хрупкость в сочетании с удивительной внутренней силой. Она была наполовину индианкой, я помню, как она взяла меня однажды на обед, организованный в честь Интернациональной амнистии. Она всегда пыталась понять этот мир, разобраться досконально во всём происходящем. У неё было большое сердце, может быть именно благодаря этому, она всегда так переживала за все преступления, совершавшиеся в мире. Она всегда молилась за мир во всём мире и не поддерживала никакого насилия.

- Вы верите в жизнь после смерти? Вы чувствуете незримое присутствие матери рядом с вами?

- Я не очень верю во всё это. Я вижу свою мать в собственных детях. Я до сих пор чувствую её влияние на меня, я воспитываю своих детей так, как она воспитывала меня. Да, её влияние на меня велико до сих пор и проявляется во всех сферах жизни.

Анджелина Джоли и Брэд Питт

- У вас с мамой были сложные отношения?

- Мы не могли жить без сложностей. Она уделяла мне не слишком много внимания. Впрочем, сейчас поздновато рассуждать об этом.

- У Брэда всё хорошо?

- У него всё отлично, спасибо, что поинтересовались. Как раз сейчас он берёт уроки французского, время от времени мы болтаем с ним, чтобы попрактиковаться.

- Есть кто-то или что-то, что могло бы поменять мир?

- Международный уголовный суд.

- Вас невозможно сломить?

- Я надеюсь, что невозможно. По крайней мере, сейчас.

Источник фото: Getty Images

www.marieclaire.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о