Джорджо де кирико – Де Кирико, Джорджио (1888 — 1978). Картины художников — Журнал по дизайну и культуре

Giorgio de Chirico - Biography, Interesting Facts, Famous Artworks

Джорджо де Кирико (итал. Giorgio de Chirico, 10 июня 1888, Волос, Греция — 20 ноября 1978, Рим) — итальянский художник, основатель метафизической живописи, предшественник сюрреалистов.

Особенности творчества художника Джорджо де Кирико: Живопись де Кирико своеобразна и выразительна. Вкладывая в бездушные предметы тайное значение, стремясь раскрыть их истинный замысел, совмещая несовместимое и играя с подсознанием, он стал предвестником одного из масштабных направления в искусстве ХХ века — сюрреализма. Особое влияние античности и Возрождения отличало работы художника и стало его индивидуальной особенностью.

Известные картины Джорджо де Кирико: «Гектор и Андромаха» 1912, «Красная башня» 1913, Портрет Гийома Аполлинера, 1914, «Меланхолия и тайна улицы» 1914, «Орфей — уставший трубадур» 1970.

Джорджо де Кирико — знаковый и необычный художник Италии, чье творчество гармонично и одновременно шокирующе совмещает в себе впитанную с детства архитектуру Греции, искусство Возрождения и метафизическую, ирреальную живопись. Критики того времени писали: «Два явления доминируют в искусстве ХХ века: Пикассо и Кирико». Его творчество в течении всей жизни трансформировалось, принимая те или иные формы от классических образов Тициана до переосмысления собственных ранних работ.

Джорджо де Кирико: гармония классики и немецкая философия

Джорджо де Кирико родился в греческом городе Волос. Его мать была родом из Генуи, а отец — сицилиец, который в Греции руководил постройкой железной дороги. Тяга к живописи, возникшая довольно рано, привела будущего художника в Высшую художественную школу в Афинах, где он закончил несколько классов. Его учителями были выдающиеся того времени греческие художники: Георгиос Яковидис и Георгиос Ройлос.

После смерти отца семья была вынуждена вернуться в Италию, а де Кирико в 1906 году отправляется на учебу в Академию художеств в Мюнхене. Здесь он испытывает сильное влияние своего учителя — немецкого символиста Макса Клингера. Именно здесь, под воздействием новой для художника философии Ницше, Артура Шопенгауэра, Отто Вейнингера и музыки Вагнера зарождается его особое творческое мировоззрение, которое стало основой его будущей метафизической живописи. Хорошее образование и знание языков позволяли ему переводить Ницше на итальянский, а значит еще больше углубиться в таинственный смысл его работ.

Три года спустя де Кирико возвращается в Италию и останавливается во Флоренции. Здесь он пишет фантастические городские пейзажи, бесконечные колоннады, одинокие фигуры вождей, опустошенные улицы, освещенные ярким, практически электрическим светом. Контраст и неестественность погружают зрителя в тяжелое видение или как-будто затянувшийся сон. «Загадка Оракула» — одно из первых его метафизических произведение, где собрана суть его творческих исканий: воспоминания детства, впечатления от греческой культуры, литературы и современные ему философские настроения. На своем автопортрете 1911 года он сделал надпись: «Что еще мне любить, как не загадку?» — кредо всего творческого пути де Кирико.

Франция: в мире загадок

Приехав к своему брату Андреа в Париж, де Кирико знакомится с Пьером Лепрадом — членом жюри на Осеннем салоне. Это позволило ему выставить «Загадку оракула», «Загадку одного дня» и «Автопортрет». Слово «загадка» в открытую теперь фигурирует в самих названиях произведений. Де Кирико писал, что он старается выразить в живописи ощущение таинственности, то самое чувство, которое он испытывал при прочтении работ Ницше.

Выставляемые работы привлекли к себе внимание самого Пикассо, а поэт Гийом Аполлинер познакомил его со знаменитым арт-дилером Жан-Поль Гийомом. С ним де Кирико впервые заключил контракт. На собственной выставке, организованной Аполлинером в 1913 году, де Кирико продал свою первую работу «Красная башня». Модернистский мир Парижа с восторгом принял нового художника, его работы попали в коллекцию Поля Элюара и Андре Бретона. Париж полностью захватил молодого новатора, но не совратил, а дал ему новую пищу для вдохновения. Хвалебные отзывы критиков, интерес коллег и всей творческой интеллигенции не привлекали живописца. В своих письмах он с сарказмом отзывался о субботних сборах у Аполлинера — ярого сторонника современной живописи. Однако именно этот поэт впервые назовет его картины «метафизической живописью», и благодаря его статьям к художнику придет настоящая слава.

Де Кирико создал знаменитый, многим казавшийся пророческим портрет Аполлинера (около 1914 г.). На холсте изображена античная статуя в солнцезащитных очках, а сам поэт — это только тень профиля на стене в виде мишени. Обведенным оказалась именно та часть головы, в которую попадет снаряд во время войны несколько лет спустя.

Игра с масштабом, совмещение несопоставимых предметов на одном холсте, искажение формы и ломанная перспектива — «фирменные» отличия де Кирико, которые зародились в парижский период его жизни.

Джорджо де Кирико: снова Италия

Война вернула Джорджо де Кирико в Италию, в Феррару, где он сразу же завербовался в армию. Но по состоянию здоровья он оказался непригодным к войне и был вынужден лечиться в госпитале. Ферарра произвела особенное впечатление на художника, он нашел ее формы наиболее близкими к метафизике, называя ее «городом снов». Здесь художник познакомился с футуристом Карло Карра, который стал его сообщником в основании эстетики и теории собственного течения и выпуска журнала «Метафизическая живопись». Формулируя свое творчество, де Кирико писал: «Нынешняя европейская эпоха несет в себе бесчисленные следы предшествующих цивилизаций и их духовных отпечатков и неотвратимо рождает искусство, отражающее древние мифы».

«Радость возвращения» 1916 года — это переходящие из картины в картину тревожно-застывшие архитектурные формы: арки, площади, башни без какого-либо следа «живой» жизни. Странные города де Кирико — это не только плод фантазии и особая философия, но и реальные места: Ферарра, Турин и место рождения художника — город Волос.

Героями картин де Кирико этого периода являются не только архитектура, но и странные фантомы, манекены без лиц. «Разрушение муз», «Гектор и Андромаха» — неживые, вызывающие недоумение и ужас фигуры, с протезами вместо рук и ног, непонятными на первый взгляд бездушными деталями. Эти таинственные образы несут для автора свой особый смысл, потому что весь мир для метафизической живописи — это «бесконечный музей странностей».

В 1918 году Де Кирико переезжает в Рим, где впервые была организована выставка «метафизиков». А тем временем, по всей Европе активно выставляются его работы, и автор набирает все большую популярность. Философия его живописи оказала огромное влияние на великих «столпов» сюрреализма. Дали, Магритт, Дельво — все они вышли из метафизики де Кирико.

«Возвращение мастерства» или метаморфоза де Кирико

Окончание войны позволило художнику вновь побывать в музеях Парижа и Флоренции, а работы Тициана в Вилле Боргезе произвели на него особое впечатление.

Статья «Возвращение мастерства» в журнале «Valori Plastici» стала отправной точкой его новой метаморфозы, резкого поворота творческого пути. Де Кирико писал, что классическая живопись — отныне его единственная цель, и она должна быть целью каждого настоящего художника. Он призывал вернуться к живописной манере старых мастеров, ставя в пример Рафаэля. И теперь признанный гений авангарда писал по-латыни: «Pictor classicus sum» («Я классический художник»), копировал Рубенса, Фрагонара, Курбе. Картины этого периода — это мифологические сюжеты, обнаженная натура, изображения всадников, натюрморты и многочисленные автопортреты.

Возвращение в Париж окончательно оторвало его от сюрреалистов. Резкий разворот в сторону классики в открытую порицался, а восхвалявший его ранее А. Бретон писал гневные статьи.

В Риме во время постановки балета «Истории солдата» Де Кирико знакомится со своей первой женой — Раисой Самоиловной Гуревич — главной балериной постановки. Свадьба произойдет в 1924 году, однако вскоре они разойдутся. В 1930 году де Кирико встречает свою будущую вторую жену и музу, тоже русскую эмигрантку Изабеллу Паксвер.

В 1929 году де Кирико создает декорации к Дягелевскому балету «Бал». Успех его был настолько ошеломительный, что публика после спектакля требовала его наравне с артистами.

Несмотря на творческие разногласия художника и поэта, 1930-х годах де Кирико выпускает иллюстрации к книге Аполлинера «Каллиграммы».

В 1944 году де Кирико окончательно переезжает в Рим. Он становится членом Королевского общества британских живописцев и избирается во Французскую академию художеств. Критики находили его живопись бунтарской в любом проявлении, потому что писать в стиле Тициана в 1930-х — это был такой же вызов общественности, как и метафизическая живопись в 1910-х.

Последние двадцать лет своей жизни де Кирико обращается к… самому себе. Он копирует свои ранние работы, добавляя в них новые детали, привнося новый смысл. Такое открытое самоцитирование вызвало настоящие насмешки и ожесточение старых сообщников. Положительно настроенная критика назвала этот период неометафизическим, объясняя его особым пониманием идеи «вечного возвращения» философии Ницше. Это свежее переосмысление старых образов относит его к особой вехе актуального искусства.

Джорджо де Кирико умер в Риме 20 ноября 1978 года. До конца своих дней он оставался чрезвычайно плодовитым и самодостаточным художником. В одном из своих последних интервью, на вопрос, кто является лучшим художником ХХ века, он ответил: «Я».

Автор: Людмила Лебедева

artchive.ru

Кирико, Джорджо де. Все картины художника

ТЕРРИТОРИЯ ЗИККУРАТА
1
Нам пресное досталось время –
Его никак не полюбить –
Однообразна суета.
Уж лучше прошлого варенье
Употребляя, позабыть,
Что всё проходит, всё тщета.

И вот пригрезятся просторы,
Где торжествует зиккурат.
Плутают улиц коридоры,
Проходит воин, бородат.
Коль мысли суть рабыни вздора,
Мудрец – ты сам в том виноват.

Привет тебе – о, Вавилон!
Громоздкость стен! Размах колонн!
Действительность необычайна!
Мы в воды прошлого войдём –
Они расскажут о своём,
И станет – их – понятна тайна.

2
Так высоко и птицы не летают.
Приходит ночь. Потом грядёт рассвет.
И люди в перспективу попадают,
Которой нет.

Сознанье отбирает краски –
Те, что ему близки.
Как зиккураты высоки –
Они, поди, из мира сказки.

А как ничтожен дольний мир
С его вознёю муравьиной.
И появляется причина

Ценить фантазий каждый миг.

3
(…есть Венеция – как образ
красоты…Есть мистика и вера.
А неверье суть разбитый остов
Бытия – разбитый властью зверя.

Чёрный-чёрный лак стекла ночного.
Веры нет объёму инкунабул.
Помню я зачем, что полвосьмого
Ручка вдруг упала на пол?

Иль неверье погруженье в недра
Плоти – всё вокруг материально!
Ночь отнюдь не исключает ветра.
Есть волокна мысли – инфернальны.

Ночь – движенье мерное к рассвету.
Истина движенья сколь известна?
Из того, что жив реальность эту –
Что окрест – не вывесть, если честно...)

4
(…шпионские страсти – в туалете аэропорта
на туалетной бумаге беглая надпись.
Проститутка-агент. Как тебе? Сикось-накось.
Пейзаж интереснее натюрморта.
Кто-то катит в чужую страну за кафедрой
И благополучьем. Сколь дилижанс надёжен?
Обнажённые ветки кажутся графикой.
Мозг в ассоциациях непредсказуемо-сложен.
Приехавший обосновался,
Оставшийся выиграл нечто.
Сколь неверие слепота, а сколь
Страсть к себе? С чем ты остался –
Живший всегда бессердечно,
Считавший – выдумана чужая боль?
Актёр играет на сцене не по-настоящему.

Синий цвет неба сулит потьму.

Зло наползает подобно древнему ящеру,
Но победу одержать неспособно, и знаю я почему…)

5
Я восходил на эти стены
В ярчайшем уголке вселенной,

Оттуда солнце наблюдал,
А о грядущем сколь мечтал?

И ведал тайну сокровенну,
А также – истинную цену

Всему, что видел я вокруг.
И воздух был весьма упруг,

Пластами окружая башню,
Чей день, мистически-вчерашний,

Забыт реальностью, забыт.
И косный торжествует быт.

gallerix.ru

Меланхолия и метафизическая живопись. Джорджо де Кирико

Пустынные площади больших городов, разморённые под полуденным солнцем или уставшие после заката… Античные колонны и арки, гордо и одиноко возвышающиеся над землей… Статуи, безмолвно взирающие на эту меланхолию… Картины Джорджо де Кирико (Giorgio de Chirico) пропитаны не только краской, но и тайной, тревогой, тишиной.

Художник говорил: «Не надо забывать, что картина должна быть отражением внутреннего ощущения, а внутреннее означает странное, странное же означает неизведанное или не совсем известное»

.

 

Многие считают, что действие в картинах де Кирико происходит в измерении снов. На этих полотнах всё так же правдоподобно и ирреально одновременно, как в «ночных видеороликах подсознания». Странные сочетания предметов, странная атмосфера, фантастическая реальность. На самом деле, всё это не просто так. Всё это − черты изобретенного де Кирико направления в искусстве − метафизической живописи.

Это движение художник основал вместе со своим другом Карло Карра в начале XX века. Популярная «Википедия» даёт следующее объяснение метафизической живописи: «В метафизической живописи метафора и мечта становятся основой для выхода мысли за рамки обычной логики, а контраст между реалистически точно изображенным предметом и странной атмосферой, в которую он помещен, усиливал ирреальный эффект».

К сожалению, уже в начале 20-х годов метафизическая живопись прекратила своё существование. В 1921 и в 1924 годах в Германии прошли две последние выставки этого направления искусства. Впрочем, детище де Кирико не умерло, а лишь переросло в нечто большее – в великий Сюрреализм. Отец этого направления, Анри Бретон, говорил, что только произведения де Кирико дали возможность выразить программу сюрреалистов средствами живописи. А ещё он называл художника «творцом современной мифологии».

 

 

Зной, тишина, тревога… Душная тяжелая атмосфера и вымерший город. Маленькая девочка с обручем стремительно бежит по безлюдной площади прямо навстречу зловещей тени, выглядывающей из-за угла. Белое здание с характерными для художника арками, нарисованное будто по линейке, уходит вдаль. Пустой фургон на переднем плане зловеще ухмыляется открытой крышкой. Интересно, что изображение девочки совершенно нетипично для живописи де Кирико. Многие искусствоведы считают, что ребенок на этой картине появился из-за выставки Сёра, проходившей в то время во Франции. Говорят, что де Кирико впечатлился работой «Воскресный день на острове Гранд-Жатт» и перенёс маленькую девочку к себе на полотно – персонажи действительно очень похожи. Также интересно, что объекты в картине «Тайна и меланхолия улицы» изображены в разных проекциях: фургон в геометрической, а дома в перспективной. У них разный коэффициент искажения, за счет чего усиливается эффект странности.

Но вернемся к сюжету. Что же происходит? Куда делись все взрослые? Почему этот ребенок невозмутимо катит обруч навстречу опасности? Что хотел сказать этой картиной автор? Ответы на эти вопросы вы должны найти самостоятельно. В собственном подсознании.

Джорджо де Кирико считал, что реальный мир – это всего лишь тонкая оболочка, под которой скрывается тёмный и загадочный мир подсознания. Он хотел раскрыть тайный смысл вещей через привычные глазу предметные и материальные формы. Задача живописца, по мнению художника, − быть проводником и посредником между зрителем и его скрытыми от сознания символами.

 

Великий кубист Пабло Пикассо величал художника «певцом вокзалов». Всё из-за того, что на его картинах слишком часто встречаются поезда и вокзалы. Вот, например, полотно «Пьяцца д’Италия: меланхолия». Мы видим пустынную площадь, статуя Ариадны, арки. Многие искусствоведы считают, что в этом сюжете есть интерпретация мифа об Ариадне и её нити. Кстати, эту же героиню мы видим на другом произведении – «Ариадна, молчаливая статуя». Вновь всё те же составляющие мозаики: арки, тени, статуя, башня, заострённые углы и схематичность изображения. Кто-то может разглядеть в этом подражание Пикассо, с которым художник был дружен. Еще существует и другая картина – «Пьяцца д’Италия с конной статуей». На ней изображено всё то же самое, отличается лишь скульптура. Вообще, многие работы художника на метафизические темы очень похожи друг на друга. Между собой перекликаются «Счастье возвращения», «Меланхолия», «Загадка дня» и «Красная башня», а также вышеописанные картины итальянской площади.

Что же касается поездов, интересно, что отец Джорждо де Кирико руководил строительством железной дороги по линии «Афины-Солоники». Возможно, все эти паровозы – какой-то своеобразный привет собственному детству или самоанализ душевных травм. Не зря живописец зачитывался трудами Ницше.

«Я начал писать картины, в которых мог выразить то мощное и мистическое чувство, открывшееся мне при чтении Ницше: итальянские города в ясный осенний день, меланхолию полудня… Я не представляю себе искусство по-другому. Мысль должна оторваться от того, что мы называем логикой и смыслом, освободиться от всех человеческих привязанностей, чтобы увидеть предметы под новым углом, высветить их неведомые ранее черты», − говорил художник.

artifex.ru

Джорджио де Кирико. Повелитель снов

Джорджио де Кирико, выдающийся итальянский художник-сюрреалист, основатель метафизической живописи, родился  и вырос в Греции, и, возможно, именно этот факт делает его таким отличным от своих коллег по цеху.
Де Кирико, скорее, даже не сюрреалист – он ирреалист, его действительность не сюрреальна, она ирреальна, как во сне. Он – повелитель снов, в не создатель иной действительности. Действие на его полотнах происходит в другом измерении – в измерении снов.

Де Кирико «Меланхолия и мистерия улицы», 1914 г. – blog.i.ua

Почему-то первое, что приходит на ум при знакомстве с картинами Джорджио де Кирико – это их сходство с романами Владимира Набокова. То же раздвинутое, бесонечное пространство, то же отсутствие звука: картина есть, а звука нет. Сколько раз вам доводилось беззвучно кричать во сне? Оказываться в помещении – без стен, потолка и пола?

Когда смотришь на картины де Кирико ни на минуты не возникает ни недоумения, ни тяжелого чувства: они светлы, как светла строгая, скупая на краски греческая Античность, на которой де Кирико был воспитан, появившись на свет в греческом городе Волосе на берегу Пагасейского залива.


Де Кирико «Ностальгия по бесконечному» – http:/blog.i.ua

Мы сделали Джорджио де Кирико «Лицом недели» сразу по нескольким причинам: во-первых, потому что он связан с Грецией пуповиной, как сын с матерью, и эта связь красной нитью проходит в его искусстве, во-вторых, потому что в этом году отмечаются сразу два юбилея де Кирико – 130 лет со дня его рождения и 35 лет со дня его смерти, ну а в-третьих – потому, что личная жизнь де Кирико имела и отношение к России ... через двух его русских жен!

Ну а, если уж быть совсем откровенными, то образ Джорджио де Кирико всплыл в нашей памяти в связи с недавним ночным путешествием легендарного поезда «Мудзуриса» («Коптелки») по исторической железнодорожной ветке, связывающей в начале XX века деревни горы (и полуострова) Пилион, где в мифологические времена жили кентавры.

Какая связь между мэтром живописи, итальянцем де Кирико и провинциальной «Коптелкой», мы расскажем чуть ниже.
 

Живая мифология


Родился Джорджио де Кирико 10 июля 1888 года в семье Эваристо де Кирико, сицилийского аристократа, инженера-строителя железных дорог, перебравшегося в Грецию, получив заказ на строительство фессалийской железнодорожной линии.

Это Эваристо, имя которого и по сей день поминают добрым словом в греческой Фессалии, построил ветку в Пилионе, среди густых сосновых, дубовых, кедровых лесов, где, как уверяют старожилы, и по сей день особо чуткие уши слышат цоканье копыт кентавров. Это благодаря Эваристо де Кирико от деревеньки к деревеньке Пилиона побежал «Мудзурис», «Коптелка», облегчая передвижение жителям Пилиона.


Автопортрет. Фото с сайта - uploads4.wikipaintings.org

Из двух сыновей семьи де Кирико ни старший Джорджио, ни младший Андреа инженером не стал, как того желал строгий отец. Строгий, но не тиранический: увлечению искусством своих детей он не только не препятствовал, но, напротив, поощрял занятия живописью, музыкой, литературой. И, если бы прожил чуть дольше – а Эваристо умер в 1905 году – то, наверняка, гордился бы своим педагогическим талантами и родительской терпимостью. Джорджио стал выдающимся живописцем, Андреа, принявший псевдоним Альберто Савиньо, сделался известным писателем, теоретиком метафизического искусства, музыкантом и художником. Правда, Андреа, бывший всего лишь на 3 года младше Джорджио, прожил на белом свете на 26 лет меньше: он умер в 1952 году, в возрасте 61 года. Именно краткостью своей жизни он и был похож на отца...

И все-таки Эваристо был художником. Пусть художником в металле, художником живых картин, которые двигались на фоне живого, изумительно красивого пейзажа. Он был творцом, укротителем природы.

«Свои первые годы я провел на земле Классицизма, играя на берегах, помнящих еще отправляющийся в путешествие корабль «АРГО», у подножия горы, бывшей свидетельницей рождения быстроногого Ахиллеса и мудрых наставлений его учителя, кентавра», - писал в своей автобиографии Дорджио де Кирико, как и Ахиллес воспитанный на древнегреческой мудрости.

Оба великих брата де Кирико глубоко в душе задержались в своем детстве, которое закончилось даже не с переездом в Афины в 1899 году, а со смертью отца и отъездом в Мюнхен. Греция для обоих останется символом невинности, безоблачного счастья, тем самым периодом, в котором, как и в произведении искусства «не должно быть логики», как утверждал Джорджио де Кирико. О «трагедии детства», точнее – утерянного детства, точно утерянного рая - рассказал своим читателям и Андреа де Кирико, точнее – Альберто Савиньо в 1919 году в своем одноименном стихотворении:

«Молчи и отдыхай. Здесь затихает
Сам голос жизни. Древнего рыданья
Вернётся позже гаснущее эхо,
В тот миг, когда умрёт очарованье.
Склонись перед покоем неизменным,
В котором тает, магию теряя,
Напев Сирены.
Быстрее, чем к зовущим побережьям
Причалишь ты, отправятся в изгнанье,
Укрытые туманом, Состраданья
Любимейшие дочери – надежды
                            

                                                      Перевод Катерины Канаки

Мы не знаем, как сложилась бы творческая судьба Джорджио де Кирико, если бы он остался в Греции и доучился бы в Политехникуме, у выдающихся греческих педагогов-живописцев Йоргоса Яковидиса и Константина Волонакиса, в мастерских которых он провел два года, с 1903 по 1905 гг.  Во всяком случае, переезд в Мюнхен и Мюнхенская академия художеств реалистического художника из Джорджио де Кирико не сделала. Его завоевал Париж, куда он переехал к брату, и где он познакомился с Андре Бретоном, Гийомом Аполлинером, Пабло Пикассо.


Де Кирико «Археологи».  Фото с сайта – smallbay.ru/chirico.html

Античное искусство, мечта о Греции, воспоминания и острое чувство одиночества, стертые границы между явью и снами стали тем материалом, из которого Джорджио де Кирико делал свои картины. В середине жизненного пути – вместе со своей русской женой Раисой Гуревич, а последние 45 лет жизни – с женой русского происхождения Изабеллой Паксзвер.

 

Русские жены Джорджио де Кирико

С первой женой, балериной Раисой Гуревич Джорджио де Кирико познакомился в 1923 году в Италии, в театре Пиранделло, во время постановки спектакля Игоря Стравинского «История солдата»: художник делал декорации, балерина танцевала. На следующий год они поженились, переехали в Париж, и Раиса оставила балет, чтобы посвятить себя более талантливому мужу. Но роль домохозяйки не вполне подходила ей: увлекшись археологией, она окончила отделение классической археологии в Сорбонне. Творческая женщина не могла довольствоваться только лишь ролью жены гения: у нее хватало сил, чтобы внести свой вклад, пусть не в искусство, но в науку, и она его внесла.

 

Расставшись с де Кирико в начале 30-ых годов, бывшая балерина и состоявшаяся археолог переехала в Италию. Последний брак Раисы Гуревич с директором археологической экспедиции, выдающимся итальянским археологом Гвидо Кальца, был более плодотворным: Раиса Гуревич Кальца стала и сама выдающимся ученым-историком, чей вклад в науку был высоко оценен итальянским правительством, удостоившим ее золотой медали за вклад в итальянскую культуру.

 

Примечательно, что Раиса Гуревич-Кальца, овдовевшая через неполных 10 лет после замужества, в 1946 году, пережила Джорджио де Кирико всего на год, и была, как и художник, похоронена на римском кладбище.

Расставшись с Раисой Гуревич, Джорджио де Кирико женился во второй раз в 1933 году на Изабелле Паксзвер, женщине с русскими корнями, с которой он прожил до конца жизни.

 

О ней нам практически ничего не удалось найти. Разве что только в небольшой статье Константина Корелова «Парадоксы живописи». В ней не указывается имя «супруги де Кирико», но речь идет именно об Изабелле Паксзвер:

 

«Борис Мессерер, сейчас – народный художник России, а в 60-х годах прошлого века начинающий театральный декоратор, побывал в свое время в гостях у Джорджо де Кирико в Риме. Воспоминания Мессерера ярко характеризуют последние годы итальянского художника.

 

«Войдя в квартиру, мы были потрясены роскошью обстановки. На стенах – огромные картины в золотых рамах, где изображены какие-то кони и обнаженные женщины на этих конях, куда-то несущиеся. Сюжеты барочного содержания, никакого отношения к метафизической живописи не имеющие. Совершенно другой Кирико – салонный, роскошный, но абсолютно никаких авангардных идей».

 

Переводчицей при встрече служила супруга Кирико, но разговора как такового не получилось. Гости просили показать им «те самые» картины, сделавшие живописцу имя, но супруга упорно тыкала пальцем в висящую на стенах академическую мазню, утверждая, что это и есть истинный Кирико.


Де Кирико «Школа гладиаторов» – http://blog.i.ua

«Вдруг синьор де Кирико куда-то удаляется и неожиданно выносит сначала одну картину – маленькую метафизическую композицию, потом вторую, третью, четвертую и ставит их просто так, на пол в передней. Он понял, о чем речь! Мы потрясены, это те картины, которые мы хотели видеть! Супруга его была очень недовольна всей этой ситуацией. А потом уже выяснилось, что она дружила с Фурцевой, нашим министром культуры того времени, и они говорили на одном языке, языке соцреализма. У них была дружба идеологического рода, и мадам не хотела знать никакого авангардизма...»

Вот так история! Изабелле Паксзвер была подругой Екатерины Фурцевой!

Воистину пути господни неисповедимы!

Как и пути искусства!

Фильм «Парадокс» о Джорджио де Кирико. Источник - www.youtube.com / paradoxirina

Теги: новости греции, новости греции сегодня

www.ilovegreece.ru

Кирико Джорджо Картины биография Chirico Giorgio

Джорджо де Кирико (Giorgio de Chirico) (1888–1978), итальянский художник и теоретик искусства, считается одним из предвестников сюрреализма в современной живописи. Джорджо де Кирико родился в греческом городе Волос 10 июля 1888 года. Учился в Высшей художественной школе в Афинах и в 1906 году в Академии художеств в Мюнхене. Увлечение философией Фридриха Ницше и аллегорической живописью Бёклина способствовало появлению у художника интереса не к принципам академического реализма, а к толкованию загадочных символов, снов и галлюцинаций.


Красная башня, 1913
Фонд Пегги Гуггенхэйм, Венеция
Ариадна, 1914
Метрополитен-музей, Нью-Йорк
Завоевание философа, 1914
Институт искусств, Чикаго
Песня любви, 1914, Музей
современного искусства, Нью-Йорк
Меланхолия и мистерия улицы,
1914, Частное собрание
Неопределенность поэта,
1913, Частное собрание, Лондон

В 1908–1911 годах Джорджо Кирико жил в Италии, в основном во Флоренции, с 1911 – в Париже, где сблизился с Пикассо и Аполлинером. С началом Первой мировой войны вернулся в Италию. Между 1908 и 1917 годами живописец создал свои самые значительные произведения – серию видов пустынных городских площадей и натюрмортов, состоящих из совершенно не связанных друг с другом предметов. Даже названия этих работ, такие, как "Ностальгия по бесконечности" (1913) и "Меланхолия  улицы" (1914), указывают на стремление автора наполнить самые обыденные ситуации ощущением опасности и ирреальности. В 1917 году в военном госпитале Феррары Кирико познакомился с художником-футуристом Карло Карра.

В 1917–1919 годах художники Джорджо де Кирико и Карло Карра сформулировали теоретическое обоснование своего нового взгляда на изобразительное искусство, положив начало течению метафизической живописи в итальянском искусстве. В 1920-е годы художник обратился к созданию романтических вариаций на классические сюжеты.


Неприятие запретов, 1917
Метафизический интерьер, 1917
Археологи, 1917
Андромаха, 1917
Разрушение муз, 1918
Пророк, 1917

Ранние работы Джорджо де Кирико оказали существенное влияние на формирование сюрреализма и творчество таких его представителей, как Макс Эрнст, Ив Танги, Сальвадор Дали. По словам его основателя и идеолога Андре Бретона, только необычные произведения итальянского живописца дали возможность выразить программу сюрреалистов средствами живописи. В 1945 художник опубликовал автобиографию "Воспоминания о моей жизни". Скончался Джорджо де Кирико в Риме 20 ноября 1978 года.


Станция Монпарнас, 1914
Великий метафизик, 1917
Гектор и Андромаха, 1917
Ностальгия по бесконечности
Гладиаторы и лев, 1927

smallbay.ru

Джорджо де Кирико и Сальвадор Дали

Захотелось собрать в одном месте некоторые “метафизические” пейзажи Джорджо де Кирико, написанные в 10-х и 20-х годах прошлого века, и сюрреалистические пейзажи Сальвадора Дали, созданные на пятнадцать-двадцать лет позже. Интересно проследить, как идеи де Кирико отразились в творчестве Дали. Тем более, что Дали в России знают все, а де Кирико – относительно немногие.

Итальянский художник Джорджо де Кирико (Giorgio de Chirico, 1888 – 1978) прославился своими работами в стиле так называемой «метафизической живописи». Основным методом метафизизма стал контраст между реалистически точно изображенным предметом и странной атмосферой, в которую он помещен, что создавало ирреальный эффект. Родоначальником этого направления был сам де Кирико, позднее образовалась небольшая группа художников-единомышленников. В начале 20-х годов ХХ века метафизическое движение, по сути, сошло со сцены.

Сразу оговорюсь, что мои комментарии – это вовсе не претензия на искусствоведческий анализ, а лишь попытка изложить свои впечатления, не более того.

Вот одна из первых известных работ де Кирико:

Джорджо де Кирико. Загадка прибытия и после полудня, 1912

Пейзаж подчеркнуто геометричен, небо аккуратно закрашено ровными горизонтальными мазками, утрированно прямые линии теней и шахматная клетка гротескно подчеркивают следование законам перспективы – все это придает пейзажу завораживающую безжизненность и отдаляет, отгораживает его от живой реальности. Фигуры двух погруженных в себя людей создают эффект сновидения.

Джорджо де Кирико. Меланхолия прекрасного дня, 1913

Утрированная перспектива, закрашенное ровными штрихами небо. Здесь мы видим два элемента, присутствующих на множестве пейзажей де Кирико: колоннаду и статую. Отметим еще, что элементы пейзажа (здание, человек, статуя) размещены на практически идеальной геометрической плоскости. Из-за этого создается впечатление, будто пейзаж распадается на отдельные артефакты – возникает ассоциация не с реальностью, а с экспозицией скульптур в выставочном зале.

Джорджо де Кирико. Piazza d’Italia, 1914, и Piazza d’Italia (Осенняя меланхолия), 1914

И снова – утрированная перспектива, ровное небо, колоннады, статуи, идеальная плоскость ландшафта. Отметим еще два повторяющихся в картинах де Кирико элемента – ротонду и развевающиеся флажки (и то, и другое присутствует, например, на картине 1912 года, приведенной выше).

Чтобы еще больше подчеркнуть плоскую поверхность, де Кирико часто размещает объекты на чем-то вроде дощатого помоста, либо просто расчерчивает саму плоскость:

Джорджо де Кирико. Беспокойные музы, 1916, и Великий метафизик, 1917

* * *

Сальвадор Дали впервые появился в Париже в 1926 году и, видимо, примерно в то же время увидел работы де Кирико. Вскоре Дали меняет свой художественный стиль: он прекращает упражнения в духе кубизма и начинает рисовать пейзажи, композиционно напоминающие картины де Кирико:

Сальвадор Дали. Фантасмагория, 1929

Бесконечная разлинованная плоскость, на которой размещены колонны, статуи и странные объекты – все это мы видели у де Кирико.

Сальвадор Дали. Фонтан, 1930

Сальвадор Дали. Параноидальная женщина-лошадь, 1930

На последней картине, кстати, мы видим прямые отсылки к де Кирико: красную башню на дальнем плане слева вверху и основание гигантской красной колонны. Вот как это выглядит у де Кирико:

Джорджо де Кирико. Красная башня, 1913, и Завоевание философа, 1914

Объединив столь любимый де Кирико образ красной башни/трубы и хулиганскую пушку с двумя ядрами из картины «Завоевание философа», Дали рисует вот такую композицию:

Сальвадор Дали. Красная антропоморфная башня, 1930

Не забыт и типичный для де Кирико флажок на верхушке… гм-гм… строения. В общем, Дали любил пошутить – это общеизвестно.

Приведем еще один пример переклички тем у де Кирико и Дали (тема – археология, образ – гибрид человеческих фигур и строений):

Де Кирико, Археологи, 1927, и Дали, Археологический отголосок «Анжелюса» Милле, 1935

Еще пример переклички художественных образов де Кирико и Дали:

Джорджо де Кирико. Вознаграждение предсказателя, 1913, и Загадка и меланхолия улицы, 1913

Сальвадор Дали. Морфологическое эхо, ок.1936

Арка в правой части картины вызывает ассоциации с аркой из «Вознаграждения предсказателя», а девочка с обручем превратилась в девочку со скакалкой – образ, присутствующий у Дали на нескольких полотнах (вослед де Кирико, Дали приобрел привычку повторять полюбившийся ему образ на разных картинах). В «Морфологическом эхе» Дали использовал один из своих излюбленных приемов: один и тот же объект представлен в разных ипостасях (силуэт колокола в проеме арки почти точно повторяет силуэт девочки со скакалкой). Этот же прием мы видим на одной из самых знаменитых картин Дали:

Сальвадор Дали. Метаморфоза нарцисса, 1937

Обратим внимание на площадку с шахматной клеткой в правой части картины – возникает прямая ассоциация с картиной де Кирико 1912 года, приведенной в самом начале этой статьи.

А вот просто пейзаж в духе де Кирико, который Дали начал рисовать в 1935 году – но не закончил:

* * *
Начиная с 1920 года, Джорджо де Кирико постепенно отходит от «метафизического» пейзажа в чистом виде, композиции его картин усложняются, стиль становится более классическим:

Джорджо де Кирико. Романская площадь (Меркурий и метафизики), 1920

Джорджо де Кирико. Отплытие аргонавтов, 1921

Джорджо де Кирико. Странные путешественники (романский пейзаж), 1922

Джорджо де Кирико. Берег Фессалии, 1926

На картинах «Романская площадь», «Романский пейзаж» и «Берег Фессалии» мы видим новые (по сравнению с картинами 10-х годов) повторяющиеся элементы: статуи и люди на крышах.

Начиная с конца 20-х годов, де Кирико рисует в основном пейзажи в стиле необарокко. Впрочем, он до глубокой старости любил время от времени создавать копии работ своего раннего периода.

nezvanov.livejournal.com

Джорджо де Кирико: жизнь и творчество художника

Джорджо де Кирико (10 июля 1888, Волос, Греция — 20 ноября 1978, Рим) — итальянский художник, близкий к сюрреализму.

Содержание

Биография Джорджо де Кирико

Творчество Джорджо де Кирико

Работы художника

Картины Джорджо де Кирико

Библиография

Биография Джорджо де Кирико

Родился в Греции в итальянской семье. Учился живописи в Афинах и Флоренции, в 1906 году переехал в Мюнхен, посещал занятия в Художественной академии. Открыл для себя Шопенгауэра и Ницше, живопись Клингера и Бёклина.

В 1910 году приехал в Париж, сблизился с Пикассо и Аполлинером. С началом Первой мировой войны вернулся в Италию.

В 1917 году в военном госпитале Феррары подружился с художником Карло Карра, основал вместе с ним движение метафизической живописи.

Творчество Джорджо де Кирико

С 1911 по 1915 он работал, а также представлял свои картины на выставках в Париже.

На его сильных, волнующих полотнах использовалась крутая перспектива, фигуры манекенов, пустые места, различные формы. Такими методами Кирико создавал атмосферу загадочности, одиночества.

Его работы осуществили большое влияние на художников эпохи раннего сюрреализма, но в тоже время никогда не были удачно копированы.

В Ферраре, Италия, в биографии Джорджо де Кирико было развито направление, названное автором метафизической живописью. В подобных своих картинах он использовал символизм искусства.

Работы Кирико представлены в лучших галереях по всему миру.

Наиболее известен «метафизический» период творчества Кирико (1909—1919), когда его работы «Ностальгия по бесконечности» (1911), «Меланхолия и тайна улицы» (1914), «Ностальгия поэта» (1914), «Метафизический интерьер» (1917), «Большая башня» привлекли внимание Ива Танги, Сальвадора Дали, Рене Магритта.

В 1930-е годы пришёл к академизму.

Работы художника

  • «Меланхолия и мистерия улицы», 1914 
  • «Ностальгия по бесконечному»
  • «Археологи»
  • «Школа гладиаторов»
  • Песня любви, 1914
  • Красная башня, 1913
  • Археологи, 1917
  • Пророк, 1917
  • Гладиаторы и лев, 1927
  • Станция Монпарнас, 1914
  • Метафизический интерьер, 1917

Библиография

  • Holzhey M.Giorgio de Chirico, 1888—1978: the modern myth. Köln; Los Angeles: Taschen, 2005
  • Гуттузо Р. Де Кирико, или О живописи // «Искусство», 1988, № 9. — Пер. с итальянского К.А. Чекалова.
  • Бонфуа И. Джорджо де Кирико // Пространство другими словами: Французские поэты XX века об образе в искусстве. СПб: Изд-во Ивана Лимбаха, 2005, с.204-207
  • Тараканова Е.В. Объекты природы как образ высказывания (Растительные мотивы в метафизической живописи Джорджо де Кирико //
  • Итальянский сборник. № 2. СПб., 1997. С. 113-121.

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: all-biography.ru, ru.wikipedia.org

Если вы нашли неточности или желаете дополнить эту статью, присылайте нам информацию на электронный адрес [email protected], мы и наши читатели будем вам очень благодарны.

Джорджо де Кирико: картины художника


Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Джорджо де Кирико: жизнь и творчество художника

Проголосуйте

allpainters.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о