Что говорят о мьянме – Что говорят о ситуации в Мьянме обе стороны конфликта. Ридус

Что происходит в Мьянме?

Не хотел отвечать на тему о рохинджа, поскольку не считаю себя достаточно компетентным. Но решил, все же, высказаться - на фоне еще менее компетентных мнений.

Прежде всего, советую почитать блог dragon-naga.livejournal.com, если хотите знать о Мьянме (Бирме) не только то, что сообщают (обычно крайне односторонне и алогично) СМИ после каких-то очередных происшествий или выборов. Не обязательно считать мнение автора блога истиной в последней инстанции, но он знает ситуацию в стране лучше и комментирует события объективнее (когда и если комментирует), чем 99,99% журналистов, не живущих в Мьянме, но "информирующих" о ней. Как минимум, становится ясна предыстория событий и мотивы акторов, которые никогда не являются ни абсолютным злом, ни абсолютным добром.

Конкретно о нынешних событиях автор блога еще ничего не писал (возможно и не напишет - своих дел хватает), но проблема рохинджа имеет давнюю предысторию. Прежде всего, следует знать, что Мьянма - это многонациональное и многоконфессиональное союзное государство (федерация штатов). Наиболее многочисленная этническая группа - бирманцы (типа, как русские в РФ). Основная религия - буддизм (и у бирманцев и у многих других народов страны).

Мусульмане представлены двумя очень разными группами, имеющими мало общего друг с другом и практически не контактирующими. Одна живет, в основном, в Рангуне (бывшей столице и крупнейшем городе страны) и других городах. Это - выходцы из городов Индии, живущие в Мьянме уже не первое поколение и хорошо интегрированные в экономику и общественную жизнь. Уровень жизни представителей этой группы ВЫШЕ среднего по стране и даже, чем у их буддистских соседей-горожан. В основном это ремесленники и торговцы, в некоторых видах экономической деятельности у этих мусульман - фактическая монополия. Особых проблем нет ни у большинства из них с буддистами, ни у большинства буддистов с ними. Хотя среди буддистов есть и разнообразные националисты (необязательно бирманские - народов там много и разных) и политизированные экстремистские течения, которые устроят проблемы с кем угодно и по любому поводу. Кроме того, всегда возможны бытовые конфликты, а в этнически и конфессионально неоднородном обществе любой бытовой конфликт может перерасти в межнациональный и межконфессиональный - по принципу "Наших бьют!". Тем более, что люди в Мьянме живут весьма темпераментные и горячие.

Другая группа мусульман - это рохинджа (или рохинджья). Это уже не зажиточные горожане с хорошей профессией и нормальным (по мьянманским меркам) образованием, а нищие и безграмотные (в основной массе) крестьяне и неквалифицированные работники. Этнически - это беженцы и мигранты из соседней мусульманской страны (из Бангладеш), которая отказывается принять их обратно и не признает своими. Все они живут в Мьянме недавно (максимум - несколько поколений) и фактом своего появления совсем не радуют ни местных жителей-буддистов, ни центральное (союзное) правительство страны. 

Живут эти рохинджа у границы с Бангладеш - в штате Ракхайн. Если считать, что бирманцы в Мьянме (Бирме) - это что-то вроде русских в РФ или СССР, то ракхайнцы - это что-то вроде украинцев или белорусов в СССР. Тоже буддисты (как бирманцы), похожие язык и культура (но не идентичные - есть много отличий; отличия есть и во внешнем виде), живут в "собственном" штате (типа как в "союзной республике" в СССР), названном их именем и считают себя не бирманцами, а отдельным народом - пусть и родственным. В основном - это многодетные сельские жители (горожане, конечно, тоже есть - не богачи и довольно многодетные). И вот эти самые буддисты-ракхайнцы, которых становится все больше (а земли больше не становится) имеют в "своем" родном штате под боком совершенно чуждых им мусульман-рохинджа. Которые "понаехали" совсем недавно - в прошлом веке или в конце позапрошлого (какая-то меньшая часть). Которые, в отличие от "коренных" мьянманских мусульман-горожан, не привыкли жить по соседству с буддистами (соседями, клиентами, а порой - личными друзьями), а относятся к ним как правоверному мусульманину положено относиться к язычникам (обратить в свою веру, или убить). Ну, или хотели бы так относиться, но сил не хватает. Которые тоже многодетны, живут на той же земле и хотели бы отжать побольше земли у соседей-иноверцев. А лучше всего - замутить собственное исламское государство - и уже совсем без ракхайнцев.

А теперь вопрос, как бы вы относились к подобным соседям? Вот ракхайнцы примерно так же и относятся. Любой бытовой конфликт (тем более - политическая провокация) может закончиться взаимным погромом. Нередко им и заканчивается. А поскольку ракхайнцев все же больше раз в 10, то окончательный счет обычно оказывается именно в их пользу. Потом вмешивается армия. Вполне возможно, что 99,99% личного состава (все буддисты, большинство - бирманцы и уж точно ни одного рохинджа, которые даже и не граждане) сочувствует ракхайнцам. Но

армия многонациональной страны не занимается систематическими погромами или геноцидом (иначе уже либо не стало страны, либо она давно перестала бы быть многонациональной), а старается предотвратить дальнейшие погромы и беспорядки с любой стороны. Так было во время диктатуры генералов, так остается и сейчас. Хотя не исключу, что экстремистам-рохинджа и просто случайно подвернувшимся под горячую руку рохинджа достается (при прочих равных) от армии больше, чем их аналогам из числа ракхайнцев. Иного было бы трудно ожидать. Тем не менее, о геноциде - это просто вранье. Достаточно вспомнить, что численность рохинджа постоянно растет, несмотря на годами продолжающийся "геноцид".

Конкретно о нынешних событиях из СМИ известно, что начались они с нападений экстремистов-исламистов из числа рохинджа на полицейские участки и госучереждения. То есть, это даже не очередная вспышка межэтнических и межконфессиональных трений, а прямое нападение экстремистов на органы власти. Естественно, армия ответила - как умеет. Естественно, в районах проживания рохинджа прошли зачистки (а где еще прикажете искать виновных?). Естественно, что и экстремисты из числа буддистского большинства тоже ответили на провокацию - как хотели и умели. Именно всего этого провокаторы и добивались. А теперь они и их братья по разуму в мусульманском мире вопят о "геноциде" бедных ни в чем не повинных мирных рохинджа со стороны злых бирманцев и ракхайнцев.

Все это во многом похоже на "геноцид" палестинцев, всякий раз начинающийся с обстрелов и убийств со стороны палестинских террористов. Реакция "мусульманской уммы" ("наших бьют!") и "прогрессивной общественности" (асимметрия моральных требований и оценок) - тем более похожи.

Я надеюсь, что dragon-naga еще расскажет в своем блоге о деталях и подробностях нынешних событий - как они видятся с мьянманской стороны. А пока дам - в комментариях - тексты или отрывки его текстов прошлых лет. Проблема-то не сегодня возникла.

UPD.
Если вам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО интересно, ЧТО происходит в Мьянме, и - главное - ПОЧЕМУ оно там происходит (и происходило), настоятельно советую прочесть в комментариях мнение (о прошлых событиях) человека, который уже много лет живет в той стране и у которого есть деловые партнеры, знакомые и просто друзья как среди буддистов, так и среди мусульман-горожан.

thequestion.ru

Геноцид или плацдарм для джихада? Что происходит в Мьянме — Сноб

Мьянму обвиняют в этнических чистках мусульманского народа рохинджа. Рупором в поддержку угнетенных внезапно становится Рамзан Кадыров — он записывает гневные видео, заявляет о готовности пойти против позиции России, собирает многотысячные антибуддийские митинги, а потом говорит, что его не так поняли. Журналист-международник, военный переводчик, участник проекта Zangbeto films Дмитрий Зеленов — о том, что на самом деле происходит в Мьянме, при чем здесь ИГИЛ* и Китай и о чем нужно было знать Кадырову, прежде чем делать свои заявления

В марте 2001 года в центральном Афганистане талибы взорвали две статуи Будды. Огромные каменные изваяния высотой в 35 и 53 метра, воздвигнутые еще в VI веке, исламисты уничтожали несколько недель: сначала из артиллерии и зенитных комплексов, затем противотанковыми минами, в конце концов, оставшееся в скальной нише лицо божества долго добивали динамитом.

Шокирующая картинка религиозного вандализма облетела весь мир. С одной стороны невежественный, разрушительный и упрямый в своей агрессии фундаментализм, с другой — молчаливые буддийские святыни, бессмысленная и невинная жертва. До 11 сентября оставалось полгода, но понимание уже приходило: мировое зло находится где-то там, где взорвали Будд.

Буддизм и жертвенность всегда казались тесно связанными понятиями. До вспышки насилия в Мьянме (а это случилось намного раньше постов Кадырова) повестка в мировых СМИ традиционно отводила буддистам роль страдающей стороны. Характерный пример — Тибет, возможно, главная арена буддийской политической активности, где важной формой протеста против Китая стало монашеское самосожжение. То есть, в идеологической войне с противником монахи атакуют самих себя — это мощный и трагичный образ.

И вот теперь все наоборот. Агрессорами оказываются сами буддисты, жертвами — мусульмане. «Страна тысячи пагод», как называют Мьянму в туристических буклетах, обвиняется в государственном терроре и этнических чистках. Исламские активисты говорят даже о геноциде. В ООН и Госдепартаменте США используют более осторожные термины — нарушения прав человека, притеснения, дискриминация, — но оценки тоже весьма жесткие и однозначные.

Вместе с тем в России только Рамзан Кадыров яростно осуждает действия Мьянмы, делая это вразрез официальной позиции МИДа, который буквально на днях выразил «поддержку усилиям правительства Мьянмы», а до этого последовательно блокировал резолюции по конфликту в Совбезе ООН.

Что же происходит на самом деле? 

***

После распада колониальной системы границы между осколками империй чаще всего оставались в том виде, в каком было удобно метрополии. Не стали исключением и два бывших куска Британской Индии — Бирма (будущая Мьянма) и Восточный Пакистан (будущий Бангладеш). Именно на стыке этих двух государств и образовался народ, известный как рохинджа, этнически и лингвистически близкий бенгальцам, коренному населению Бангладеш.

Существует несколько версий, как мусульмане-рохинджа в количестве более миллиона человек (приблизительные оценки 2014 года) оказались в Мьянме, 90 процентов населения которой исповедует буддизм.

Под постоянным давлением правительства Бирмы в Аракане окрепло движение муджахидов, выбравших вооруженный путь сопротивления. Из-за этого вне закона оказался весь народ

Несмотря на то, что сам термин «рохинджа» появился в историографии только в 50-х годах XX века, представители притесняемого сегодня этноса считают историческую область Аракан на западе Мьянмы своей родиной. Отсчет ведется с XV века, когда араканские короли признали вассальную зависимость от султанов Бенгалии. Так в буддийском регионе возникли первые поселения мусульман.

В колониальные времена мусульман в Аракане стало еще больше. За 30 лет — с 1872 по 1911 годы их количество и в процентном, и в абсолютном соотношении выросло вдвое. К 1931 году из миллионного населения буддийского Аракана уже каждый четвертый исповедовал ислам. Бирманские националисты уверены, что рост числа рохинджа — дело рук Британии, завозившей в край дешевую рабочую силу из мусульманской Бенгалии.

Напряженность, неизбежная при компактном проживании одного этноса на территории, где доминирует другой, вылилась в масштабное кровопролитие во время Второй мировой войны. Когда в Британскую Бирму вторглась Япония, будущие рохинджа и коренные араканцы оказались в разных лагерях. Отступившие англичане вооружили мусульман, чтобы те оказали сопротивление японцам, потому что буддийское население этого не делало.

В результате такой политики в 1942 году случилась «Араканская резня». Бирманские историки считают, что мусульмане воспользовались ситуацией и стали захватывать деревни араканцев, убив за несколько месяцев около 50 тысяч буддистов. Сторонники рохинджа эти данные оспаривают, делая акцент на военных преступлениях японцев против мусульман и коллаборационизме буддийского населения.

Как бы там ни было, японское вторжение вынудило покинуть западные области Бирмы десятки тысяч мусульман, которые искали спасение в соседней Бенгалии. Но к тому времени эти люди уже идентифицировали себя как, пусть и близкий к бенгальцам, но самостоятельный этнос — поэтому после объявления независимости Бирмы в 1948 году беженцы хлынули назад в Аракан. Примерно в это время, вероятно, и возникло название «рохинджа», а вместе с ним и национальное самосознание. Не бенгальское, а араканское. 

***

Первые пятнадцать лет были относительно спокойными: мусульмане Аракана получили статус меньшинства и представительство в бирманском парламенте. Вместе с тем в этот же период в район продолжалась иммиграция мусульман из Бенгалии (Восточного Пакистана). По мнению бирманских националистов — нелегальная, что спровоцировало в крае тяжелое социально-экономическое положение и явный демографический перекос. Тогда же среди некоторых рохинджа возникли сепаратистские настроения: выдвигались идеи присоединения края к Пакистану, либо создания независимого от Бирмы мусульманского государства.

Когда в 2016 году вспыхнул очередной кризис, который продолжается и сейчас, госпожа Аун стала называть повстанцев террористами. Повод для такой позиции у властей Мьянмы есть

Собственно, такие настроения среди радикальных рохинджа популярны и сейчас — и в этом кроется, пожалуй, самая сложная составляющая проблемы.

Дискриминация на государственном уровне в отношении рохинджа возникла после 1962 года, когда в результате переворота к власти в Бирме пришли военные. Генерал У Не Вин начинал военную карьеру в японской армии, сражаясь в том числе против мусульман Аракана. Оказавшись во главе государства, он проводил против рохинджа как военные, так и политические операции. При поддержке буддийского духовенства, недовольного «нелегальной иммиграцией».

В 1978 году в Бангладеш были принудительно выселены 200 тысяч мусульман. В 1982 году Бирма приняла закон, который фактически лишил рохинджа гражданства, а также права на свободное перемещение и высшее образование.

Парадокс в том, что все это не помешало населению мусульман в Аракане вырасти еще в четыре раза. Если до Второй мировой ислам исповедовал каждый четвертый житель области, то в 2014 году — каждый второй. Всего — 1,3 миллиона человек. Кроме того, повсеместная дискриминация сильно маргинализировала рохинджа. И речь не только о классической этнической преступности (благодатная почва для ксенофобии). Под постоянным давлением со стороны бирманского правительства в Аракане окрепло движение муджахидов, выбравших вооруженный путь сопротивления.

Из-за этого вне закона оказался весь народ. 

***

Надежды на нормализацию ситуации в Аракане были связаны с Нобелевским лауреатом Аун Сан Су Чжи. Женщина, которая долгое время противостояла военной хунте, сама подвергалась нападению и провела под домашним арестом 15 лет, все еще ассоциируется с демократическими преобразованиями и толерантностью. В 2015 году ее партия, «Национальная лига за демократию», завоевала большинство в обеих палатах парламента. С военными договорились о мирной передачи власти, а сама Аун заняла должность государственного советника и министра иностранных дел.

Когда в 2016 году вспыхнул очередной кризис, который, собственно, продолжается и сейчас, защитники прав рохинджа ждали от госпожи Аун жесткой реакции, однако поначалу примирительные и аккуратные слова сменились тем, что ее офис, как и военные, стал называть повстанцев террористами.

Повод для такой позиции у властей Мьянмы есть.

Началось обострение с того, что возникшая на границе с Бангладеш радикальная «Армия спасения рохинджа Аракана» атаковала несколько пограничных постов. В ответ армейские подразделения Мьянмы провели широкомасштабную карательную операцию. В результате конфликта пострадали — и продолжают страдать — мирные жители, как мусульмане, так и буддисты.

Вероятно, в Бангладеш уже сегодня действуют тренировочные лагеря боевиков, часть которых направляется в Ирак и Сирию, а часть в соседний Аракан — идеальный плацдарм для джихада

Действия военных Мьянмы попали под прицел ООН, Госдепартамента США и различных НПО. По оценкам Amnesty International в результате преследования за период с 2016 по 2017 годы до 90 тысяч рохинджа были вынуждены покинуть Мьянму, 23 тысячи были принудительно переселены в другие районы, несколько тысяч человек убиты.

Вооруженные повстанцы (с точки зрения официального Янгона — террористы) также продолжают борьбу. Совсем недавно, 4 сентября, боевики рохинджа подожгли монастырь и отбили голову Будды в одной из пограничных деревень. Об этом сообщило государственное агентство Myanmar News.

Как раз за пару дней до этого, 2 сентября, у рохинджа возник неожиданный и, возможно, нежеланный союзник в виде йеменского крыла «Аль-Каиды», чей лидер Халид Батарфи призвал мусульман Индии, Бангладеш, Индонезии и Малайзии поддержать «братьев из Бирмы». На этом фоне предположения, будто средства на вооруженную борьбу рохинджа идут из Саудовской Аравии и стран Залива, выглядят логичными, а связи с ваххабитами — не такими уж надуманными.

Сложно игнорировать и то, что людские ресурсы в Аракан поступают в основном из Бангладеш, где в 2015-2016 годах активизировались ячейки Исламского государства. Теракт в Дакке, унесший жизни 24 человек, в основном иностранцев, — лишь один из эпизодов. Вероятно, в Бангладеш уже сегодня действуют тренировочные лагеря боевиков, часть которых направляется в Ирак и Сирию, а часть в соседний Аракан — идеальный плацдарм для джихада.

Итог печален: Мьянма получает весомые аргументы для продолжения жесткой линии под лозунгами борьбы с исламским терроризмом, а рохинджа — поводы озлобиться еще больше и искать сомнительных друзей. 

***

Едва ли Кадыров хотел присоединиться к повстанцам (по другой версии, террористам), но тот факт, что он выступил 3 сентября, через день после «Аль-Каиды», по-своему примечателен. В той самой трансляции в Инстаграм глава Чечни сделал немало интересных заявлений, но главным из них стала готовность пойти против позиции России.

«Если даже Россия будет поддерживать тех шайтанов, которые совершают преступления, я — против позиции России».

У Москвы в отношении Мьянмы действительно более чем умеренная позиция, и свежее заявление Путина («Мы против любого насилия») никак это не меняет, хотя Кадыров и выразил президенту благодарность, как бы сбавляя градус собственного красноречия и показывая, что никаких противоречий нет.

Но они есть.

Во-первых, Россия — стратегический партнер Китая, а Мьянма — третий импортер китайского вооружения (после Пакистана и Бангладеш).

Во-вторых, Россия и сама ведет с Мьянмой активные торговые отношения. Основу российского экспорта составляют машины, оборудование и, разумеется, вооружение. Так, в июне этого года в России с визитом находился главнокомандующий армии Мьянмы, старший генерал Мин Аун Хлайн — активный участник подавления рохинджа — и с ним, например, встречался секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. Кризис в Аракане уже вовсю полыхал, но это не помешало принять генерала.

Вряд ли что-то помешает таким встречам и в дальнейшем. Даже желание Кадырова морально поддержать братьев по вере, для которых такие генералы — главные враги.

______________

* Террористическая организация, запрещенная в РФ

snob.ru

50 фактов о Мьянме - πάπυρος


«Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне
Для меня бренчало банджо и звучало: "Кулло-ла!"
Кличет голос колокольный, и привольно будет мне
Лишь у пагоды старинной, в полуденной стороне
Как слоны бредут к реке
В липкой тине и песке,
Тишь такая - слово стынет у тебя на языке
На дороге в Мандалай...
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!»

Мандалай. Киплинг Редьярд


Мья́нма (до 1989 года — Би́рма) — государство в Юго-Восточной Азии, расположено в западной части полуострова Индокитай. На латинице пишется: Myanmar, Burma.


«Мьянма» (бирм. ) означает «Быстрый», «Сильный» и перекликается со словом «Мья» — изумруд. Происхождение личных имён и географических названий в Мьянме традиционно связано с рекомендациями мьянманских астрологов. Самоназвание основного народа страны бирманцев, составляющего большинство населения — «бама́» (бирм. ).


В октябре 2010 года Мьянма сменила название страны с «Союз Мьянма» на «Республика Союз Мьянма», также были изменены государственные герб и флаг государства.


Мьянма граничит с Индией (1463 км) и Бангладеш (193 км) на западе, Китаем (2185 км) на северо-востоке, с Лаосом (235 км) на востоке и Таиландом (1800 км) на юго-востоке. С юга и юго-запада её берега омываются водами Бенгальского залива и залива Моутама (Мартабан), а также Андаманского моря.


Площадь страны, включая прилегающие острова, составляет 678 тыс. км², длина береговой линии — 1930 км.


Преобладает в основном тропический и субэкваториальный климат. Выделяются три сезона: влажный - с конца мая по конец октября, прохладный — с конца октября по середину февраля, и жаркий — с середины февраля по конец мая.


В январе среднемесячная температура составляет +24° С, в Янгоне, +21° C в Мандалае, максимальная температура летом обычно составляет +41° C. В горных районах гораздо прохладнее (в частности, на Шанском нагорье температуры ночью в зимний период могут иногда опускаться ниже нуля), в долинах температуры января не превышают +15° С. Максимум осадков выпадает в июле.


Основные реки берут начало в горах и относятся к бассейну Индийского океана. Максимум речного стока приходится на сезон муссонных дождей, в этот период часто происходят наводнения, в остальное время многие реки мелеют и пересыхают. Крупнейшими реками Мьянмы являются Иравади, Меконг, Салуин, Ситаун и Чиндуин. Озёр не много, крупнейшее из них — озеро Инле на Шанском нагорье.


Столица Мьянмы — город Нейпьидо (с 27 марта 2006 года)


Самый крупный город и бывшая столица - г. Янгон (Рангун)


Государственный строй – федеративная республика, состоящая из 7 округов и 7 национальных государств (штатов): Чин, Качин, Ракхайн, Кая, Карен, Шан, Мон. 13 Названия штатов соответствуют титульным народам.


Население 48 млн чел. Этнический состав населения: бирманцы — 68 %, шаны — 9 %, карены — 7 %, араканцы — 4 %, китайцы — 3 %, индийцы — 2 %, моны — 2 %, прочие — 5 %.


Мьянма — многоконфессиональная страна, однако подавляющее большинство населения — буддисты (школа Тхеравада). Конфессиональный состав населения: буддисты — 89 %, христиане — 4 %, мусульмане — 4 %, анимисты — 1 %, прочие — 2 %.


Природные ресурсы: нефть, золото, лес, олово, цинк, медь, вольфрам, свинец, уголь, мрамор, драгоценные камни, газ, гидроэнергия.


Сельское хозяйство (70 % работающих, 40 % ВВП) — рис, бобовые, арахис, сахарный тростник.
Промышленность (7 % работающих, 20 % ВВП) — обработка сельхозпродукции; лесобработка; добыча нефти, газа, меди, олова, вольфрама, железа; производство одежды; добыча драгоценных и полудрагоценных камней.


Экспорт (6,7 млрд долл. в 2008) — газ, лесоматериалы, бобы, рыба, рис, одежда, поделочные и драгоценные камни.
Основные покупатели — Таиланд 52,3 %, Индия 12,7 %, Китай 8,9 %, Япония 4,4 %.
Импорт (3,4 млрд долл. в 2008) — нефтепродукты, удобрения, продукция машиностроения, транспортные средства, цемент, стройматериалы, продовольствие.
Основные поставщики импорта — Китай 31,9 %, Таиланд 21,2 %, Сингапур 20,7 %, Малайзия 5,1 %, Индонезия 4 %.


Страна является вторым в мире производителем незаконного опиума (после Афганистана) и входит в так называемый «Золотой Треугольник».


Официальной валютой Мьянмы является Мьянманский кьят, kyat (сокращенно пишется K, по стандарту ISO код MMK), в 1 кьяте 100 пья. Бирманская валюта не конвертируема, министерство финансов США установило её курс 31.03.2012 на уровне 1 доллар США = 815 MMK


Доменная зона в Интернете .mm


Официальный информационный портал: http://www.myanmar.gov.mm/ Правительство (сайт временно не работает)


Глава государства и правительства – президент14 (с 4 февраля 2011 - Тейн Сейн, Thein Sein)


Парламент: двухпалатная ассамблея Союза (палата национальностей и палата представителей)


Разница во времени с Москвой: +2 часа 30 мин


Государственный язык: бирманский


Бирманцы имеют только имена и не имеют фамилий, но перед именем они носят специальные приставки — слова, указывающие на пол, возраст, общественное положение.
Мужчины-бирманцы называют себя мао — показатель скромности — или употребляют только имя. К людям, старшим по возрасту или общественному положению, обращаются с приставкой у, что означает «дядя». К младшим и подросткам применяют приставку мао— «младший брат». К сверстникам и молодежи обращаются с приставкой го — «старший брат».
Прозвище дэчин — означает «хозяин». В обращении к офицерам употребляется приставка по, к врачам и учителям — сайя. Бирманские женщины (замужние и девушки) называют себя ма, что значит «девушка». С такой же приставкой обращаются и к девочкам. К женщинам, старшим по возрасту или общественному положению, обращаются с приставкой ду.


Сэр Джеймс Джордж Скотт, написавший в 1881 году книгу «Бирманец», выдержавшую множество переизданий и до сих пор являющуюся своеобразным «справочником» по этому народу (по крайней мере, в Мьянме она продается на каждом углу), писал, что «замужняя бирманская женщина гораздо более независима, чем любая западная даже в самых передовых государствах… Она может выйти замуж за кого хочет и развестись, когда захочет… При этом все ее приданое, и все, что она заработала за время замужества, принадлежит ей и ее потомкам». В то же время уважаемый сэр отмечал, что женщины Мьянмы не стремятся к образованию, а в пагодах молятся, чтобы в следующей жизни они стали мужчинами. «На этом их неравенство с мужчинами заканчивается».


Подавляющее большинство женщин Мьянмы мажет себе лицо «танакхой», специальным белым составом из растертой в порошок древесины и коры одноименного дерева. У этого «макияжа» (покрываются в основном щеки, а также нос, лоб и руки) есть и практический эффект - это лучшее средство от того, чтобы не сгореть на солнце, к тому же еще и дезинфицирующее. Поначалу эти намазанные щеки вызывают неоднозначное чувство, но уже очень скоро начинаешь понимать, насколько прекрасна девушка с танакхой.


Лучшее время для поездки в Мьянму - период с ноября по февраль, когда в стране стоит сухая и не слишком жаркая погода. Весенние месяцы подходят для путешествий вдоль Бенгальского залива, однако в Мандалае и Багане в это время стоит адская жара.


Фестивали и праздники Мьянмы в основном выпадают на дни полнолуния и представляют собой красочные события, объединяющие ремесленные, музыкальные и спортивные мероприятия.


4 января в Янгоне начинается недельный фестиваль, посвященный празднованию общенационального Дня Независимости.


В середине апреля проходит фестиваль Сингьян, во время которого жители Мьянмы обливают друг друга холодной водой и устраивают карнавальные процессии, отмечая таким образом наступление мьянмарского Нового Года.


В октябре можно понаблюдать за буддистским Фестивалем Света, во время которого верующие зажигают в своих домах бумажные фонари и запускают в небо огненные шары.


В Бирме очень большое разнообразие флоры и фауны. Здесь можно встретить леопардов, оленей, малайских тапиров, опасных кобр, питонов, милых лори и несколько видов летучих мышей. На территории Мьянмы растут араковые и кокосовые пальмы, лианы, бамбуковые леса, орхидеи, древовидные папоротники и мангры.


Мьянму называют "Золотой страной" или "Страной золотых пагод", которых здесь действительно около 2,5 тысяч.


На метрическую систему мер официально перешли все государства в мире, за исключением трёх: Мьянмы в Азии, Либерии в Африке и США.


На территории Мьянмы и Таиланда живёт племя падаунг, имеющее древнюю традицию удлинять своим женщинам шею с помощью латунных колец. Первое кольцо надевается на девочку в 5 лет, затем они добавляются в течение всей жизни и могут достигнуть общего веса 9 кг. Существует миф, что мышцы шеи у этих женщин атрофируются и снятие колец может вызвать удушье. Однако они могут свободно надевать и снимать кольца. Рентгеновские же снимки показали, что сама шея у женщин не изменяется, а опускается плечевой пояс.


Исторические документы подтверждают, что на Бирме издавна жили, так называемые, храмовые животные - кошки, обитавшие в священных местах. Именно поэтому Бирманскую именуют еще и Священной Бирмой. Существует красивая легенда о том, почему Бирманские кошки считаются священными животными и почему у них такой оригинальный окрас. В одном из храмов Бирмы стояла статуя золотой Богини Цун-Кьян-Ксе, которая повелевала душами умерших и, по древним поверьям, "отвечала" за их переселение. У статуи богини были прекрасные синие сапфировые глаза, а в самом храме жила сотня белоснежных кошек-хранителей с янтарно-желтыми глазами. Верховного жреца этого храма, которого звали Мун-Ха , везде сопровождала храмовая кошка Синх. Однажды на храм напали разбойники, и верховный жрец был смертельно ранен. Синх вскочила на тело умирающего, и повернулась к статуе богини,словно пытаясь защитить своего хозяина. В этот момент ее шерсть из белоснежной стала золотистой, глаза стали ярко-синими, как глаза богини, ушки, нос, ноги и хвост приобрели коричневый оттенок, лапки, прикасавшиеся к груди жреца, остались белоснежными, символизируя чистоту и незапятнанность души священника. В ту же секунду все храмовые кошки приобрели тот же окрас. На следующий день священники, оставшиеся в живых были поражены, обнаружив сотню храмовых кошек в их новом обличье. Семь дней спустя Синх скончалась, и ее душа отправилась сопровождать своего хозяина в рай.


Пара бирманских кошек была тайно отправлена во Францию из Бирмы в 1919 году. К сожалению, самец погиб во время путешествия, а беременная кошка Сита, к счастью, выжила и ее дети стали родоначальниками Бирмы в Европе. В 1925 году французские фелинологические ассоциации признали эту породу, но началась Вторая Мировая война. После войны осталось лишь несколько заводчиков Бирмы во Франции и двое в Германии. Понадобилось много лет, чтобы восстановить поголовье. В 1959 году Бирма появилась в Америке, в 1964 – в Англии. В 1966-67 гг. эта порода была официально признана в Великобритании и США.


Национальная бирманская кухня похожа на китайскую и индийскую одновременно - то же обилие острых блюд и большого количества приправ, та же интенсивная термообработка большинства продуктов, то же обилие риса и сои. Соусы здесь менее острые, чем, например, в Индии, но не менее разнообразные. На их приготовление идут перец, куркум, финики, имбирь, чеснок, лук, побеги бамбука и сои, кокосовое молоко, жареный горох, различные местные травы и коренья, большое количество арахисового масла и даже паста из особым образом обработанных креветок (из них готовят крайне популярные здесь "нгапи чау" и "балачан"). Ко многим блюдам подается паста "нгапи", изготовляемая из соли, масла и высушенных (и особым образом приготовленных, чаще всего - сброженных) рыбы или креветок, разновидность такого продукта "нгапия-яй" зачастую используется вместо соли.


В традиционном бирманском застолье мясо - не частый гость. Страна очень бедная, поэтому местные жители могут позволить себе мясные продукты только по праздникам, в основном это мясо птицы и баранина, так как нормы буддизма не позволяют, есть говядину, а ислама - свинину. Но зато в ход идут все части туши - от мяса и жира. Множество мясных блюд вполне европейского вида присутствует в меню ресторанов, но местной экзотикой считаются "жареные воробьи", "свиные ушки", жареная свинина "век-тха" с авокадо или другими овощами и фруктами, копченые воловьи хвосты, змеиное мясо на углях и др. Недостаток белка в пище восполняется зернобобовыми культурами, в первую очередь соей, а также рыбой и морепродуктами, которые здесь готовят поистине роскошно, с большим количеством специй ("сак-дье"), перца, овощей и фруктов.


Также повсеместно потребляют самые разнообразные блюда из насекомых - жареных пауков, кузнечиков, сверчков, личинок древесных червей и т. д. К столу подают лепешки из рисовой муки "нам-бья" и "палата".


Повсеместно пьют чай, часто сдабривая его молоком, большим количеством сахара и зачастую - специями. Популярен и зеленый китайский чай. Сок сахарного тростника со льдом и лимоном - также крайне популярный местный напиток. Местные напитки имеют невысокое качество и довольно дороги, чего не скажешь о разнообразнейших соках, которые здесь готовят зачастую прямо на глазах покупателя.


Пиво ("Тайгер", "Бинтанг", "Мандалай", "Мьянма-Драут", "Дагон", "ABC-Стаут", "Сингха" и "Сан-Мигель" считаются лучшими сортами), пунш из пальмового сока "хта-ей", пальмовый ликер "хта-айет", джин, виски и ром местного производства продаются повсеместно. Импортные алкогольные напитки достаточно дороги, но также продаются в большинстве торговых точек. Кофе не очень популярен, да и качество его довольно посредственное.


Наличием посуды Бирма может похвастаться разве что только в отелях европейского класса, местные жители предпочитают кушать из тарелок и мисок, сделанных из вычищенных тыкв, при этом, не пользуясь столовыми приборами (все едят просто руками).


Если в столице Бирмы еще можно поймать такси, то в провинциальных городах они почти полностью отсутствуют. По той причине, что у населения просто нет денег, чтобы на них ездить. Здесь предпочитают пользоваться услугами велорикш, которые готовы возить и людей, и грузы, и товары на рынок. Конечно, транспорт это не слишком быстрый, но буддистам торопиться и не пристало.


В Бирме долгое время не было никакого другого театра, кроме кукольного. Поэтому искусство управления марионетками здесь достигло больших высот. Старые мастера манипулируют аж шестьюдесятью нитями и с их помощью способны буквально оживить куклу. Приезжие с удовольствием посещают театр марионеток, местная же публика предпочитает кино и телевизор.


Бирманские короли часто меняли столицы. Считалось, что у каждого города есть своя мера счастья. И, рано или поздно, наступает время, когда судьба перестает благоволить к любому месту. Тогда город лучше покинуть, выстроив новый – счастливый. К тому же, каждый новый правитель был твердо уверен, что старый город хранит в памяти мысли и поступки старых правителей, а они отнюдь не всегда благовидны и достойны памяти потомства…


Импорт иностранной валюты не ограничен. При транзите сумма от $2000 декларируется. Экспорт иностранной валюты ограничен. Сумма вывоза не должна быть свыше 25% той что ввозилась. Транзит национальной валюты – невозможен. Сигареты - до 200 шт., сигар - до 100 шт., табака - до 250 гр., спиртные напитки - до 1 л. (независимо от крепости), одеколон (духи) - до 500 гр., продукты питания, предметы и вещи домашнего обихода - в пределах личных потребностей: всё высшее перечисленное можно ввозить без оплаты пошлины.


Туристическая виза либо виза для социального визита (Tourist Visa or Social Visit Visa) - выдается лицам, целью визита которых является туризм, посещение друзей или родственников, участие в благотворительных и культурных мероприятиях. Срок действия такой визы составляет 28 дней. Транзитная виза (Transit Visa) - данная виза выдается лицам, целью визита которых является транзит через территорию Мьянмы в третью страну. Срок действия такой визы - 24 часа.


По прибытиии в страну необходимо обменять как минимум $200 на человека на местную валюту в международном аэропорту/ порту. В дальнейшем обмен иностранной валюты осуществляется в национальной туристической компании "Myanmar Travels & Tours", либо в отелях или Внешторгбанке Мьянмы (Myanmar Foreign Trade Bank).

papyrus-net.livejournal.com

Гид по Мьянме. Или о чём не сказано в Lonely Planet

Здравствуйте, дорогие мои! Ну что, планета продолжает вертеться, люди продолжают любить и воевать и удивительные времена обступают нас со всех сторон. Надеюсь, что все вы благоденствуете, пребываете в хорошем расположении духа и готовы почерпнуть немного путевой информации о Мьянме. Надеюсь, вдохновение посетит меня в ближайшее время, и по горячим следам я напишу развёрнутый пост об этой невероятной стране добрых людей и чудесных храмов. В этом же посте я постараюсь быть крайне лаконичным, информативным и бесстрастным, попробую обойтись без пространных отступлений по поводу Бирмы (вступление не в счёт 🙂 и литературных изысков, ограничиться информацией, которая может помочь будущим путешественникам чуть проще и легче пройти по тропам Золотой Земли.

Итак, совсем недавно я вернулся из Мьянмы (кому удобнее - Бирмы), края удивительного и необыкновенного даже по меркам экзотической Азии. Я искренне полюбил этот волшебный лес пагод и монастырей, и этих людей с очень гармоничным мировосприятием, и это разнообразие ландшафтов и культур (говорят, что в районе 140 нац. меньшинств и большинств проживает в Бирме). Я с радостью вернусь как-нибудь повидать эту страну, ничего не желая предполагать о её будущем, а просто увидеть, какая она станет. Все, кто встречался мне на пути в один голос твердили: "Нам повезло застать эту страну такой какая она сейчас, нетронутой..." И я соглашался. И сейчас соглашусь Поэтому перед тем как написать все нижеследующее и поделиться этим с вами, я хотел бы попросить вас только об одном - ПУТЕШЕСТВУЙТЕ ОСОЗНАННО, особенно в Мьянму. Она действительно похожа на почти нетронутое чудо, которое не хочется спугнуть неосторожным мановением руки иначе всё волшебство растает, рассыпется. Туристическая машина меняет облик не только внешний, но и внутренний, многих мест - я думаю вы видели, что происходит со всеми пляжами и курортами Азии и остального мира, и чем разгульнее туристы, приезжающие туда, тем больше и грязней машина начинает работать. Поэтому, прошу вас, дорогие мои - будьте добры к этой земле и этим людям, будьте осторожны и любознательны, тогда она раскроется всеми красками и дольше останется такой волшебной и приветливой для вас, для меня и для неё самой...

С чего же начать? Если вы читаете это - наверное вам в первую очередь стало интересно, что уже известно о Бирме? Благо Мьянма потихоньку раскрывается, Lonely Planet щедро описала всё, что посчитала нужным (однако не верьте ценам, указанным в Lonely Planet Myanmar 2011 - они выросли раза в 2 в отношении жилья) и путешественники, вроде меня и вас уже во всю пишут отчёты. Из попавшейся мне информации - очень рекомендую почитать dragon_naga - взгляд русского человека, живущего в Бирме, толково и интересно. Сайт - http://webshus.ru/ изобилует полезными книгами по Мьянме, в частности книга И.В. Можейко "История Бирмы", местами чрезмерно подробная, зато познавательная.

Визы и Билеты

Виза. Мой путь в Бирму начинался в Таиланде. По приезду визу в Бирму дают только тем, кто заказал её через Интернет (и то не всем странам, как я понимаю). Информация для размышления - http://myanmar-visa.org/ и http://www.myanmarvisaonarrival.com/. Итак, нужна виза. В Бангкоке по адресу 132, Sathon Nua Rd, Suriyawong, Bang Rak, Bangkok 10500 находиться посольство Мьянмы (http://www.myanmarembassybkk.com/). Рекомендую приходить часов в 7-8 утра, ибо народу к 9 часам может быть уже более 50 человек. Вам понадобятся 2 фотографии на паспорт 4х3, загранпаспорт, копия паспорта и заполненная анкета. Всё это могут сделать буквально за углом - местный канцелярский магазин наверняка ставит в храмах благовония и свечи за здравие туритического бизнеса в Бирме. Если вы хотите оформить визу в день сдачи документов - это обойдется где-то в 1400 бат, на следующий - 1050 бат, и через день - 810 бат. Забирать визу с 15.30 до 16.30. Срок визы - 28 дней, коридор - 3 месяца.

Билеты. Самые дешёвые билеты, найденные мной были у http://www.airasia.com/. Из Дон Муанга (Бангкок) в Мингаладон (Янгон) - 40$ (без багажа). Впрочем, с августа 2013 открыли наземные границы Tarchileik - Mae Sai, Myawady - Mae Sot, Kawthaung - Ranong и Htee Khee - Sunaron. Через все можно проехать, но не всегда вы сможете попасть вглубь страны из-за "restricted areas" - закрытых территорий, населённых невесть какими ужасами, которые власти Бирмы не хотят показывать туристам. Была проверена граница Мае Сот - Маявади. Всё работает, можно пройти, бледнолицых братьев даже пропускают без очереди, обдавая со всех сторон заклинанием "фарана". Правда дорога на Бирманской стороне оставляет желать лучшего и может занять 5-7 часов до Моламьяйна (столица штата Мон) и чуть меньше до Хпа-Ана, милого холмистого городка с пещерами вокруг. Автобус до Моламьяйна - 5$, такси - 10-13$. Так что можно планировать в Мае-Соте переночевать или приехать рано утром. ВНИМАНИЕ: дорога от границы настолько условная, что машину идут в одну сторону в чётные дни, а в нечётные - в другую. Я ехал 20 февраля 2014 В Мае Сот.

На заметку

Деньги
Деньги в Мьянме называются кьяты, kyat (реже чаты). Курс меняется, но в среднем 1$=980 кьят. Менять можно практически везде, курс сейчас более менее одинаковый, что в банках, что на улице в обменниках. Банкноты должны быть новыми - они не всегда принимают потёртые, а если принимают -  по меньшему курсу. Чем меньше номинал, тем меньше дают за каждый доллар. В отелях и туристических достопримечательностях берут без разбору - принимают как доллары, так и кьяты, в остальных местах - kyat only.

Транспорт

Все виды транспорта в Мьянме вы наверняка уже где-то видели.

Автобусы. Между городами удобнее всего перемещаться дневными и ночными автобусами - дешево и сердито. Автобусы разного качества, но все вполне удобны - выдают бесплатную водичку, иногда подушки и одеяла. Бичом азиатских автобусов остается, конечно же, телевизор и громкие колонки - Бирма не исключение - вы успеете полюбить эти наивные бирманские мыльные оперы, которые крутят до 11-12 часов ночи (иногда впрочем крутят индийские фильмы или поп-рок клипы). Рекомендую беруши или наушники в дорогу. По всей стране ценник на междугородные автобусы 10-15$ (в среднем 1$=1 час езды), причем в вашем гест-хаусе или отеле он будет таким же как и на автостанции.
В Янгоне очень удобно передвигаться маршрутными автобусами. Едут они через весь город, народ дружелюбный, виды за окном бывают интересными. Одно непривычно - номера автобусов написаны по-бирмански и расшифровать их сложно - надо спрашивать, благо кондукторы с радостью направят и укажут. Стоит удовольствие - 10-20 центов.

НЕКОТОРЫЕ ЦЕНЫ НА АВТОБУСЫ:
Янгон-Баган -> 10-15$. За 10$ можно уехать с Aung Mingalar Bus Terminal, одна из контор с зелёной вывкой и бирманскими белыми буквами. За 15$ можно уехать на любом автобусе.
Баган-Инле Лэйк (Ньяунг-Шве) ~12$.
Инле-Янгон -> 12-15$.
Янгон-Моламьяйн -> 7-10$.
Маявади (граница с Таиландом)-Янгон -> 13$.

Поезда. Поговаривают, что британцы оставили в стране железную дорогу, по которой до сих пор ездят поезда. Но после часовой поездки по кольцевой ж/д Янгона, я бы не стал рекомендовать этот вид транспорта - узкоколейка жестока к вестибулярному аппарату и человеческому достоинству. Хотя опыта ради я бы всем рекомендовал проехать по кольцевой надземке в Янгоне - очень любопытный пласт жизни Мьянмы. Впрочем, можете попробовать и междугородние сообщения - поезда, вроде дешевле, но идут они ооооочень медленно..

Самолёты - есть. В стране несколько авиакомпаний, которые с радостью летают между самыми популярными туристическими городками. Цены - немалые, но если вы очень сильно спешите...

Паромы. Очаровательный вид транспорта. Поскольку многие интереснейшие места в Южной и Средней Бирме находятся вдоль Иравади, паромы по ней ходят часто. Они медленные, не слишком дешёвые, но при этом позволяют увидеть кусочек жизни бирманцев, а это стоит того. В некоторые места (например Мраук-У) можно попасть только оседлав паром. Например, корабль из Багана в Манадалай плывет 14-17 часов и стоит 10$. Есть побыстрее, но они раза в 4 дороже.

Такси, они и в Африке такси. Цены не очень страшные (из Аэропорта в центр Янгона  - 7$=20 км, из центра в Аэропорт 5$=20 км). Торгуйтесь.

Велосипеды и байки. Да-да, многие места в Мьянме приятно обозревать неспешно и при этом они находятся на порядочном расстоянии друг от друга, поэтому велосипед - удобнейший вид транспорта. Стоит 1-2$ в зависимости от комплектации. Электровелосипеды - 5$. Байки - 8$ (как я слышал, но сам не катался). Есть велорикши.

Язык
Язык и до Мандалая доведет. В связи с непростым колониальным прошлым и радужным туристическим будущим общая масса бирманцев, которые будут вам попадаться в туристических местах знает английский. Иногда архаичный, с трогательной вставкой "yes, sir". Многие интересные персонажи не только знают английский, но и с радостью рассказывают об истории Бирмы, о Будде, о жизни и вообще. Не ожидайте, впрочем, что крестьяне и даже жители малых городов знают великий и могучий - они говорят по-бирмански и с ними получается больше мило улыбаться, нежели разговаривать.

Телефоны и Интернет
Телефон в Мьянме превращается в КПК - sim-карты стоят дорого - из разных источников я слышал цены 20$ и 120$, что дороговато. 5 центов за минуту разговора. Но в целом, даже если вы купите симку - кому вы будете звонить? Почти никто из приезжих не обзаводится дорогой симкой на месяц, а с местными можно поговорить с глазу на глаз. В Мьянме работает старый добрый способ, когда человеку надо позвонить, чтобы договориться, где и когда встретится. Машина времени, не иначе 🙂 Международные звонки не пробовал.
Интернет есть и встречается он достаточно часто. В Янгоне много Интернет-клубов, цена 40-50 центов за час достаточно быстрого Интернета. Wi-Fi обозначает своё присутствие во многих местах, но зачастую он слишком медленный, чтобы им пользоваться.

Жилье
Самая непростая часть Бирманского путешествия может быть связана с жильем. Хорошие комнаты стоят совсем недёшево (20-40$), а за стандартные бэкпекерские 5-10$ можно получить либо матрас на полу, либо колониальный застенок метр-на-метр, состоящий из кровати, стола, стула и вентилятора, с общим туалетом. Иногда попадаются чудесные дешёвые комнаты, но скорее в порядке исключения. Couchserfing работает вяловато, но всякое бывает - меня раз приютили в Янгоне. Можно пойти в монастырь, но только в сельский - в городском вас без разрешения гор.администрации не оставят. Можно обитать в медитационных центрах, но это уже другая история.

Одежда и прочие вещи
Носите то, что хотите, однако помните, что в храмы не пускают с обнажёнными плечами и короткими юбками/шортами, да и вообще местные выглядят так опрятно и местами невинно, что не хочется их развращать западной туристической вседозволенностью.  Погода и одежда конечно зависят от сезона, но в целом днём > +30 C, ночью ~ +15, +25 C. Я был в феврале и должен признаться, что в горных районах и даже в Багане по ночам было прохладно ~ +12, +14 C. Сумки, чехлы и фотоаппараты, похоже, ни в ком особого интереса не вызывают, поэтому можно ходить расслабленно и не бояться, что с тебя что-нибудь сорвут и кинуться напропалую. Ментальность? Религиозность? Закон? Всё вместе...

Вода
Везде, чисто, бесплатно - девизы воды в Бирме. В любом общепите вода бесплатна (только не в бутылках, конечно), по городам и даже между попадаются бутыли с прикованными к ним стаканчиками или бетонные навесы с несколькими глиняными кувшинами чистой, прохладной воды. Никаких проблем с ней замечено не было, однако никогда не теряйте бдительность - хорошая вода вкусна, невкусную не пейте.

Еда
Бирма любит поесть. Не так сильно и красиво, возможно, как Тайланд и не так остро, как Индия - но что-то приятное есть в кухне Мьянмы. Она одновременно напоминает несколько кухонь мира, находясь где-то между индийской и китайской, добавляя славянских солений и чего-то своего. Специи используются умеренно, чили и чеснок часто подают отдельно, многие блюда выглядят как "салат-конструктор" - собери сам. В традиционной кухне много масла. В любой едальне вас всегда ждёт термос горячего бирманского чая, бесплатно и вкусно - со временем я его распробовал и могу сказать, что ничего подобного в жизни не пил. Ресторанов достаточно, но много еды готовят и подают прямо на улице - в целом безопасно, вкусно и дешево.
Самыми необычными блюдами, пожалуй можно считать лэпхет-то - салат из маринованных чайных листьев и шанский тофу, сделанный в отличии от китайского, из турецкого горошка, нута. Еда в местных ресторанчиках и забегаловках вполне дешёвая - за 0,3$ можно поесть лапши с шанским тофу и арахисовой стружкой, за 0,5$ - можно съесть салат (чайный в том числе), за 1$ можно получить плошку риса и несколько овощных соусов. Мясо подороже, раза в 1,5.  Часто на столе стоят ещё какие-нибудь соусы или даже свежие овощи.
Овощи и фрукты неправдоподобно дешевы - за 1$ можно купить (на выбор):
- 3 Огромных авакадо под 1,5 кг;
- 4 Больших яблока
- 0,5 кг клубники;

ВНИМАНИЕ: Если вы вдруг, как и я, обнаружили себя вегетарианцем в этой замечательной стране,то запомните волшебное слово - ТАТАЛО(У) - дословно "безжизненный". Зачастую вас будут понимать и давать овощи и прочее. Впрочем, супы, которые подают почти ко всем блюдам, продолжают быть сваренными на мясном бульоне...

Что привезти из Бирмы?
Чем богата земля Мьнмарская? Во-первых, различными народностями, у которых соответственно свои особенности в традиционных нарядах, предметах и предпочтениях, поэтому и разброс всяческих необычных штучек достаточно велик. Если вы будете много путешествовать, то в разных местах будете встречать различные поделки, изготовляемые продавцами прямо на месте. Ниже, список общедоступных и любопытных подарков.

Лунги (пасоу). Классичекая мужская или женская юбка, представляющая собой отрез ткани, сшитый в трубку. Очень удоюно! Начинаю понимать  шотландцев, бирманцев и женщин.Бывают самых разнообразных дизайнов, цветов и материалов. Попробуйте - вам может очень понравится. Цена: от 2$ за самые простые, клетчатые и выше...
Танака. Местное дерево, ветви которого режут, размалывают на камнях в порошок и наносят на лицо. Говорят очень хорошо помогает от жары, делает кожу эластичной и придает неповторимый бирманский шарм.
Черуты. Это местные сигарки, состоящие из смеси листьев дерева черут и табака, завернутой в лист черута, фильтр - тростник и бирманские газеты. Как ни странно - достаточно ароматные и зачастую не очень крепкие. Бывают разных вкусов. Лучшие - анисовые, с озера Инле.
Рубины, изумруды и ювелирка. Не стану рекомендовать всем, ибо всё-таки в ювелирном деле надо разбираться, подделки в Бирме есть даже в официальных магазинах. Рубины "голубиная кровь" из Магока считаются одними из лучших в мире. Стоят в Янгоне сказочных денег, но может по мировым ценам и не так страшно. Мне называли цену в 15$ за карат. Впрочем,у бабушки на улице можно купит горстку мелких обожжённых рубинов за 2-3$.
Будды, пагоды и колокольчики. Духовной атрибутики в Бирме сказочно много - от крохотных колокольчиков с приятным тоном до огромных мраморных или позолоченных Будд. Приятно добавить к алтарю 🙂
Благовония. Очень неплохие и очень дешёвые местные благовония и палочки из Индии по индийским ценам. 5 пачечек по 10, наверное, штучек - 0,4 $.
Специи. Чудесные специи по очень гуманным ценам. Например 100 г аниса - 0,6 или 0,8$.
Мед. Вкуснейший натуральный мед из горных районов Бирмы (которых немало). За 0,55 литра - 2,5$.
Лэпхет (маринованные чайные листья). Гурманам понравится. Это очень необычная еда и пожалуй самая экзотичная в Мьянме. Могу порекомендовать листья компании Yuzana, у них большой выбор и вполне усреднённый вкус. За 0,33 кг - 1,3$.

Это то, что можно найти почти везде. Особенные штучки типа рисунков на песке, лакированных шкатулочек и чашечек, особенных сумочек и одежек, можно найти по дороге - вы увидите, что местные радостно заняты в производстве сувениров.

Итак. С основными рекомендациями разобрались. Далее вкратце по городам, в основном напишу где остановиться, ибо это один из самых животрепещущих вопросов для путешественников. Я пишу о самых бюджетных вариантах, потому что дорогие вы найдёте без труда 🙂 Достопримечательности прекрасно описаны на сайте http://wikitravel.org/en/Myanmar. В целом много полезной информации по поводу путешествия я почерпнул именно оттуда. Рекомендуется к ознакомлению.

Янгон (Yangon)

Янгон - бывшая столица Мьянмы и один из удивительнейших городов Азии. Я надеюсь ещё написать о нём развёрнутый пост, потому что он стоит этого. А пока - полезная информация.

Где остановиться?
Maha Bandoola Guest House, 453/459 Maha Bandoola Rd, 32 St. Хозяина зовут Пипью, славный малый. Самый дешёвый и географически удобный гест хаус в Янгоне. Дорметори - 4$, одиночный - 6$, двойной - 12$. Никакого шика, только место ддя ночёвки, общения, душевые и немножко Wi-Fi. Зато располагается невероятно удобно - прямо напротив чудесная пагода Суле (3$ или попросить у выходящих бэйджик), парк, City Hall, много ресторанчиков вокруг, 25 минут пешком до Шведагона, совсем недалеко - одна из центровых автобусных станций Янгона. Центр как он есть. Хорошая компания - там останавливаются бывалые путешественники.
Непроверенные, но вроде недорогие места - Daddy's Home, 107 Kon Zay Dan St (между 26 и 27 St.) и Garden Guest House, 441/445 Maha Bandoola Rd.

Где покушать?
Индийская кухня - на Anawratha Rd. - New Delhi и Inguin New South Indian Food Center. Тали, пури, доса и остальные радости южной Индии.
Шанская кухня - 999 Shan Noodles (130B 34 St., за City Hall), Aung Mingalar Shan Noodles (Bo Yar Nyunt St.)
Приятнейшая сеть чайных - Lucky Seven (Anawratha Rd + 49 St.).
И тысячи ресторанчиков и лотков вокруг :))))

Где скупится?
City Mart, Anawratha + 47 St. Один из самых крупных и при этом недорогих супермаркетов Янгона. Там есть и мёд, и чайные листья, и местный чай, и местный алкоголь. Всё в одном месте.
Bogyoke San Market. Здесь Есть Всё. Все поделки и сувениры Бирмы в одном месте. За астрономические деньги. Но если вы знаете, чего вы хотите и умеете торговаться - это самый универсальный рынок Бирмы.
Theingui Zay. Менее туристический рынок, чуть меньше выбор, зато в разы более приятные цены на местные товары, текстиль, специи и еду.

Что посмотреть?
ШВЕДАГОН. Я видел очень много храмов в своей жизни, и это определённо один из мощнейших. С 6 утра до 10 вечера люди приходят сюда помолиться, помедитировать, пофотографироваться и поБЫТЬ. Очень рекомендуется к посещению. Вход стоит 8$. НО, если вы нежно попросите выходящего туриста дать вам бирочку и приклеите её к себе, а потом пройдёте аккуратно мимо поста охраны, стоящего почти в конце лестницы, то вы окажетесь у подножья мощнейшего духовного маяка, а внутри у вас уже никто ничего спрашивать не будет.
И погуляйте по улочкам Янгона - это удивительнейший колониальный город, в котором смешалось всё - китайцы, бирманцы, армяне и англичане; рынки, пагоды, мечети и соборы. Ощущаешь, что здесь мог гулять Киплинг 🙂

Баган (Bagan)

Баган - бывшее величественно королевство Мьянмы, уничтоженное монголами в 13 веке. Руины реставрировали и теперь они молчаливо принимают тысячи туристов, желающих на них посмотреть.

Где поспать?
Golden Myanmar. Комнаты от 15$, НО, если хорошенько спросить у хозяина, то за 6$ он постелит вам прекрасный матрас между комнат (если не занято). Чудесный Wi-Fi и горячий душ.
Shwe Na Di. Комнаты от 10$.
Eden 1 и Eden 2. Дормэтори (матрас на полу) за 10$.

Где поесть?
Toe Toe Win. Приятнейший местный ресторанчик - за 1$ плошка риса, супчик, свежие овощи и штук 5 тарелочек с приготовленными овощами и тофу + чай...Мьянма-тали 🙂
+ множество ресторанчиков в центре.

Что посмотреть?
Очень рекомендую взять велосипед (1$ без передач, 1,5$ с передачами, 5$ - электробайки рядом с Eden 1) и объездить всё. Я 5 дней катался в Багане с утра до вечера и всё равно не увидел всё...но проникся на всю жизнь. Сотни храмов, пусть и реставрированных, но они прекрасны. Очень рекомендую храмы на юге от Голь Клуба - там нехоженые тропы между полей и там гораздо меньше туристов, чем в основных храмах, а то и вовсе только вы, пыль веков и бетон XX века. ВНИМАНИЕ: за пребывание на территории Баган с вас попросят 15$. Во многих гостиницах написано, что без билета вас не поселят, однако меня поселили и вообще не спрашивали. Меня спросили про наличие билета только в храмах Hti-Lo-Min-Lo и Shwe-San-Daw Paya (закатный храм). ВСЁ. Больше нигде. Так что если вы не хотите давать государству 15$ и хотите поиграть в Индиану Джонса - просто не заезжайте в эти храмы, любуйтесь издалека. Впрочем, может где-нибудь ещё проверяют билеты, так что будьте бдительны! Очень рекомендую храмы на юге от Гольф Клуба - там нехоженые тропинки и почти нет (а иногда совсем нет) туристов.

Озеро Инле (Inle Lake)

Прекраснейшее, большое, горное озеро на высоте 875 м. Городок, в котором обитают основные отряды туристов называется Ньяунг Шве. Мирное и красивое место. Много туристов, но никто никому не мешает - озера на всех хватит. Множество местных производств радуют разнообразием - есть фабрика черутов, шанского тофу и даже винодельня. ВНИМАНИЕ: За нахождение на озере Инле с вас попросят 10$, причём прямо в автобусе, в котором вы приедете. Но это только на въезде, и зачастую мзду берут именно с автобусов. Обойти эту контрибуцию можно, если вы въедете в город с кем-нибудь на машине или такси. Впрочем, никаких гарантий, но попробовать можно. Внутри города никто у вас ничего спрашивать не будет.

Где остановиться?
Diamond Star. Комнаты от 10$ + есть дормэтори, правда когда я там жил, там не было света - цена 5$. Чудесный хозяин Нао Ком - терпеливо может помочь с любым вопросом.

Где поесть?
Множество ресторанчиков разбросаны по всему Ньяунг-Шве. Я питался вкуснейшими авокадо, дешевле чем в Мексике 🙂 а по вечерам - Night Market, замечательная местная кухня. Поскольку это штат Шан - можете наслаждаться свежим и вкусным шанским тофу.

Что посмотреть?
Конечно озеро. За 15$ вы можете арендовать лодку (до 5 человек) с 8.00  до 15.00. За дополнительную плату вас могут покатать дольше. В принципе, можете отдаться во власть кормчего - есть стандартные туристические места, типа храмов на воде, фабрик на воде, огородов на воде, по которым вас с радостью будут возить. У нас была очень стандартная программа,, но если поспрашивать местных или почитать - можно просить лодочника отвезти вас именно туда, куда вы хотите.
Велосипед. Вокруг озера тоже всё прекрасно - деревеньки, храмы и горы. Стоит того, чтобы хотя бы денёк покататься.

Какку. В 40 км от Озера Инле есть прекрасный лес пагод - больше 2,500 шпилей в одном месте. Напоминает причудливую грибницу Будды. Добираться -  через Таунджи, там за 3$ вам дают разрешение, а ещё за 5$ - гида в чудесном национальном костюме. Такси от Инле до Какку и обратно ~50$. Есть поезд из Таунджи до Какку, медленный и неумолимый, но не совсем ясно, как вы тогда вернётесь обратно - вокруг Какку нет ни единого гест-хауса. Мне повезло поймать такси канадских путешественников у туристического офиса в Таунджи и они меня подвезли туда и обратно. Дерзайте, оно того стоит 🙂

Пиндая (Pindaya)

Небольшой городок, в часе езды от трассы соединяющей Инле и Мандалай. Тихий горный городок, с озером посередине и пещерой 8000 Будд. Вокруг прекрасные монастыри и горы, леса и храмы - можно гулять и наслаждаться немноголюдностью туристического потока.

Где остановиться?
Myit Phyar Zaw Gji Hotel. От 10$. Лучший отель, в котором я ночевал в Мьянме. Прекрасный вид на озеро, 2 кровати, горячая вода, термос чая в номере, завтрак и даже телевизор, чтобы посмотреть один из 4 каналов Бирманского телевидения.

Где поесть?
Попробуйте обжаренный шанский тофу - в Пиндае его готовят как-то особенно вкусно 🙂

Что посмотреть?
Пещеру тысячи Будд. Это прекрасное место - красивая природная пещера, населённая 8000 Будд. Даже Будда из России есть :).
Погулять по горам вокруг - красивые зелёные горы вокруг, монастыри, пагоды - очень приятно, после туристических центров и городов побыть в таком месте.

Баго (Bago)

Бывшая столица Монского царства.  От Янгона - 2-3$ на автобусе. Красивые пагоды, расположенные чуть ли не вдоль хайвэя. Сам городок жутко шумный и пыльный, но если взять велосипед и углубиться в пыль веков или нанять байкера за 7$, который покажет все храмы - то вполне неплохое место, чтобы провести денёк. Я останавливался в отеле Emperor - 9-10$, неплохая комнатка, горячая вода, хороший Wi-Fi, но часть комнат находится слишком близко к трассе. ВНИМАНИЕ: За нахождение на территории Баго вы тоже должны заплатить 10$. Но билет спрашивают только у Лежащего Будды и в Shwemadaw Pagoda, к которым можно попасть не с центрального входа 😉

Моламьяйн (Mawlamyine)

Первая столица Британской Бирмы. Располагается на побережье, но открытого моря не видно - залив и джунгли. Говорят, что Киплинг и Оруэл тут сидели и творили. Чувствуется. Очень милый колониальный городок с множеством церквей и буддистских храмов, тонущий в пальмовой роще. Милое место, чтобы провести денёк-другой. В частности сюда можно добраться с границы от Маявади, перед тем как продолжить путь вглубь страны. Или если вы направляетесь в медитационный центр Pa-Auk Sayadaw. Отель - Breeze, 7$ за крохотную комнатушку. Зато до залива метров 15 и милейший хозяин, кажется, что он застал ещё Оруэла 🙂

Медитационный Центр Па-О Тая (Meditation Center Pa-Auk Tawya)

Земля Бирманская полна пагод и монастырей. И что особенно замечательно - так это то, что местные жители действительно медитируют, а не только приносят подношения и участвуют в праздничных обедах. В этой связи по всей стране есть медитационные центры,в которых можно посидеть с пользой. Я сидел в замечательном лесном монастыре Па-О Тая, известного, мощного бирманского учителя. В Янгоне есть очень неплохой (как я слышал) центр ещё одного сильного мастера Махаси Саядо (Mahasi Sasana Yeiktha), Panditarama, Chanmyay Yeiktha и другие. Для полноты путешествия в Мьянме и вообще путешествия по жизни очень рекомендую хотя бы на пару-тройку дней, а лучше на неделю сходить помедитировать. Это точно будет время, не потраченное даром. Многие медитационные центры международные, вам достаточно прийти с паспортом и хорошими намерениями и отдаться на волю дхаммы 🙂 В некоторых центрах, впрочем, просят медитационную визу, которую вам могут оформить, если у вас есть письмо из монастыря или центра. Что происходит в центрах? Самопознание, если вкратце. Вам дают технику медитации, чудесные условия для медитации, братьев в дхамме, крышу над головой и еду (правда только до полудня). Все за donation - оставьте столько денег сколько сочтёте нужным. Это бесценный опыт, побыть с собой, в тишине и покое, а не в очередном автобусе, по дороге к очередному невероятному чуду чудному, с фотоаппаратом наперевес и в поисках точки Wi-Fi 😉 Это стоит того!

Вот-с. Это пожалуй  все места в которых я был. Из мест, в которых я не бывал, но слышал хвалебные отзывы (почитайте о них, авось вы туда доберётесь):

Мраук-У (Mrauk-U) - бывшая столика Араканского царства, западная Бирма - развалины и красоты.
Калау (Kalaw) - недалеко от озера Инле, красивый горный городок, с треккингом вокруг.
Хпа-Ан (Hpa-An) - городок среди гор, недалеко от границы с Таем, на востоке Мьянмы - пещеры и холмы.
Пагода Чайттийо (Mt. Kyaiktiyo) - пагода, стоящая на висящем почти в воздухе золотом камне с волосом Будды.
Сипо (Hsipaw) - северо-восточная Бирма, километров 350 от Инле, горная деревушка с чудесными видами, почти без туристов.

Ну что же, вот пожалуй и вся фактическая информация, которой я хотел бы с вами поделиться по поводу Мьянмы. Все суждения, которые вы успели прочитать, конечно же субъективны - я увидел Мьянму такой, и буду рад, если эта заметка облегчит ваш путь и позволит увидеть её ещё более прекрасной и глубокой 🙂 Спасибо за внимание и приятных путешествий! Во благо всех живых существ...

ОМ 🙂

nenavredimka.livejournal.com

Что на самом деле происходит в Мьянме | Блогер mari-mari на сайте SPLETNIK.RU 6 сентября 2017

Петр Козьма – блогер, живущий в Мьянме и ведущий ЖЖ под ником dragon-naga.В эти дни ко мне обратилось много людей, знакомых и незнакомых, с просьбой прокомментировать события в мьянманском штате Ракхайн. Поскольку большинству я рассказываю почти одно и то же, то логично было бы изложить свои комментарии в письменном виде и разместить здесь, в Фейсбуке.

Первое и главное замечание. Обычно, когда пишут о проблеме рохинджа, до кучи упоминают о других сепаратистских движениях Мьянмы. Но дело в том, что для центрального правительства все остальные сепаратисты – это свои же граждане, с которыми можно и нужно договариваться. А рохинджа – совсем другой случай. Для абсолютного большинства мьянманцев речь идет об нелегальных мигрантах из-за рубежа, или (в последнее время, когда группы боевиков-рохинджа начали атаки на военные и гражданские объекты) даже об иностранном вооруженном вторжении террористов. Поэтому для жителей страны речь идет фактически об отражении иностранной интервенции.

Рохинджа действительно являются негражданами Мьянмы. Больше того, самоназвание «рохинджа» мьянманские власти считают незаконным, поскольку по своему языку, обычаям, культуре и внешнему виду эти люди практически ничем не отличаются от читтагонгских бенгальцев, живущих на юго-востоке Бангладеш.

Если дело обстоит так, как это обычно пишут на некоторых сайтах (то есть, что их предки живут тут еще с колониальной эры) – то они спокойно могут получить гражданство – при британцах была хорошо налажена система учета людей, и доказать, что прямые предки того или иного жителя Мьянмы постоянно жили на этой территории, довольно просто (это требование, а также принадлежность к одной из 135 национальных групп Мьянмы – два основных критерия получения гражданства по закону 1982 года). Есть такие люди среди тех, кто считает себя рохинджа. Им достаточно представить нужные дикументы и назвать себя не рохинджа, а бенгальцами – и они тут же получат гражданство. Но в нынешней ситуации эти люди прекрасно понимают, что если они подадут такие документы, то будут вынуждены уехать в другую часть Мьянмы – потому что были случаи физической расправы над подобными людьми со стороны тех, кто фанатично требует называать себя именно «рохинджа». При этом следует констатировать, что само правительство, в свою очередь, тоже не заинтересовано в том, чтобы новообретенные бенгальцы разъезжались по стране, потому что получение гражданства обычно никак не связано с переменой мировоззрения, а это значит – есть риск радикализации традиционной умеренной мусульманской уммы Мьянмы..

Но основная часть рохинджа – это люди, у которых никаких подтверждающих бумаг нет. Большая их часть как раз и есть нелегальные мигранты из Бангладеш (и их прямые потомки, иногда уже – в третьем или четвертом поколении) – маленькой по площади перенаселенной страны, где сначала была борьба за независимость от англичан, потом за отделение от Пакистана, затем были военные перевороты с довольно кровавой гражданской войной и репрессии. Некоторые перебегали в соседнюю страну по экономическим причинам – в Бангладеш для них просто не было места, а в определенные периоды времени в Бирме центральное правительство было очнеь слабым и фактически не контролировало окраины. Но были и такие люди, которые в своей стране конфликтовали с законом – а Мьянмы была для них удобным убежищем. Это были бандиты, убийцы, проповедники радикальных идей, политические диссиденты.

Как к этому относилось правительство Бирмы-Мьянмы? Очень просто: их попытались выдавливать обратно в Бангладеш, не давать им гражданство, а потом – просто заперли основную массу в анклавах. Эта «заморозка» как раз и стала одной из основных причин нынешней ситуации. В этом смысле правительство Мьянмы есть в чем упрекнуть. Во-первых, для властей они были «неграждане» - и значит им не полагались даже школьные учителя, место которых тут же на десятилетия заняли радикальные проповедники. Во-вторых, анклавы были не резиновые, а число их жителей постоянно росло (в семьях рохинджа обычно много детей) – поэтому вскоре там получился такой «мини-Бангладеш» с неизбежной экспансией вовне – где уже жили совсем другие люди. А безработная молодежь, которой нечем заняться, всегда была питательной средой для вербовки боевиков. Плюс – у рохинджа еще со времен Второй мировой войны были напряженные отношения с соседями-ракхайнцами, которые справедливо опасались эскпансии этого народа на их земли – а жизнь в условиях постоянного напряжения с соседями никому не идет на пользу.

Противопоставить этому у мьянманских властей до сих пор ничего не получается: на этой территории лишь совсем недавно появились школьные учителя, но это – привезенные бирманцы-вахтовики, и неформального контакта с детьми у них нет. Зато тех людей из числа рохинджа, кто соглашается сотрудничать с властями, иногда находят в лесу с отрезанными головами (об этом писали в мьянманской прессе).

В итоге пять лет назад эта ситуация вылилась в жестокий конфликт – причем, отличились в нем обе стороны (возьмите хотя бы приводимую международными экпертами цифру разрушенных и сожженных домов – оно примерно одинаковое с обеих сторон конфликта).

То есть, за прошедшие десятилетия на территории штата Ракхайн в Мьянме были созданы все условия для появления территории с боевиками и экстремистскими идеологами, которые очень успешно манипулировали практически неграмотными людьми с промытыми мозгами. При этом, индийские и бангладешские спецслужбы не так давно сообщали о том, что был налажен достаточно масштабный процесс подготовки боевиков – рохинджа в Пакистане, и только блительностью бангладешских спецслужб можно объяснить тот факт, что на этой территории у боевиков относительно мало огнестрельного оружия. В свою очередь, высшие чиновники Мьянмы сообщали о том, что деятельность боевиков-рохинджа активно спонсируют некоторые монархии Персидского залива. А в СМИ Мьянмы и Бангладеш периодически появляются сообщения об обнаружении тренировочных лагерей боевиков-рохинджа по обе стороны границы. Больше того, боевики ликвидируют тех чужаков, кто случайно обнаружит эти лагеря – недавно в мьянманских СМИ был описан именно такой случай.У моих собеседников в Мьянме сложилось впечатление, что сегодня в общинах рохинджа существует своеобразный поколенческий раскол: страшие возрастные группы исходят из понимания того, что «плохой мир лучше хорошей войны» и настроено на более-менее мирное существование в рамках Мьянмы. Но за последние годы выросло новое поколение безработной молодежи, с которой активно начали работы прибывшие из-за рубежа (прежде всего, из Пакистана) люди.

Многие рохинджа еще со времен противостояния СССР в Афганистане были активными участниками боевых действий. Сегодня индийские спецслужбы выражают опасения в том, что вооруженные солдаты-рохинджа находятся на территории Пакистана около ее границы. То есть, недостатка в прибывших из Пакистана в штат Ракхайн инструкторах не было, как не было и какого-то противодействия их идеологии – главная проблема для этих людей заключалась в создании некоей сетевой структуры для координации боевых действий вооруженных отрядов молодых отморозков. Такая структура сегодня действительно есть – это «Араканская армия спасения рохинджа». Руководит ей уроженец пакистанского Карачи по имени Ата Улла. Привлеченная простыми и понятными экстремистскими лозунгами и возможностью почувствовать себя «хозяевами жизни», молодежь рохинджа, прошедшая подготовку в лагерях по обе стороны границы, стала все больше и больше радикализовываться. А потом – совершать скоординированные нападения на военные объекты в штате Ракхайн. При этом в анклавах рохинджа в штате Ракхайн, где уже давно все базируется на праве сильного, агрессивные молодые люди и их лидеры сегодня стали реальной властью, которую все должны слушать и беспрекословно ей подчинятся.

Нужно ли удивляться, что промытые мозги, а главное - страх и покорность боевикам (которые постоянно здесь, рядом, в этой же деревне, в отличие от мьянманских солдат, которые придут и уйдут – а значит, никого не защитят) заставляет рохинджа воспринимать мьянманских военных как угрозу их относительно спокойному существованию. Ясно, что солдаты будут искать боевиков, и, возможно, все кончится стрельбой. Международная комиссия во главе с бывшим генсеком ООН Кофи Аннаном (вряд ли кто-то будет отрицать, что этому человеку незачем быть ангажированным и врать), которая только что представила отчет, признала, что многие случаи поджога деревень, в которых обвиняли силовиков – дело рук самих рохинджа (прежде всего, боевиков, пытающихся таким образом споровоцировать основную массу населения на агрессию по отношению к силовикам). Поэтому есть большой вопрос, от кого рохинджа бегут в Бангладеш – боятся ли они прихода силовиков, или не хотят жить в деревнях, где фактически правят упоенные властью молодые отморозки из числа соплеменников, которые при этом являются воплощенной опасностью того, что в эту деревню для «зачистки» нагрянут отряды мьянманских силовиков.

Страх и безысходность – вот главная характеристика состояния, в котором сегодня пребывают эти люди (прежде всего, ни в чем не повинные женщины и дети), когда из числа имеющихся вариантов для них «оба хуже». При этом обратите внимание на основную массу тех беженцев, которых показывают на фотографиях, гуляющих по Интернету – это в основном старики, женщины и дети. Молодых и здоровых мужчин среди беженцев как раз очень мало.Больше того, как пишут мьянманские СМИ, с малограмотными людьми в анклавах рохинджа активно работают – в том числе выдают им на пути следования иностранных миссий плакаты с текстом, который они сами, в силу неграмотности, никогда бы не написали, а также пускают слухи, что тех, кто пострадал в результате конфликта, переселят в другую, более дружественную им страну. Отсюда – регистрируемые случаи «избиения» тех, кто на самом деле упал с лестницы, и многих фактов «изнасилований» (опять же в местной печати приводился пример одной девушки-рохинджа, которая за пару дней трижды меняла свои показания по поводу того, насиловали ее солдаты, или нет, а под конец призналась, что ей пообещали: если она заявит об изнасиловании – ее отправят жить в одну из мусульманских стран).

Думаю, теперь понятно, почему Бангладеш не торопится помогать рохинджа (а тех, кто в эту страну все же попал, хочет вообще поселить на необитаемый остров), а Малайзия и Индонезия делают это очень дозированно, помещая их, как правило, в фильтрационные лагеря и ограничвая контакты с местным населением.

Я далек от утверждений, что мьянманские военнослужащие - ангелы. Некоторые конфликты при наличии агрессивно настроенного населения, вооруженного в том числе длинными ножами, были фактически неизбежны. И я абсолютно согласен с тем, что с регулярной армии за подобные случаи избиений и издевательств над людьми (прежде всего, над детьми и женщинами!) должен быть особый спрос. Но большая часть гуляющих по Интернету «доказательств» - откровенные фальшивки, причем, к их распространению оказываются причастны не только специально созданные боты в социальных сетях, но и высшие чиновники ряда стран (недавно фальшивые снимки, которые, якобы, свидетельствовали о «геноциде мусульман в Мьянме» появились в аккаунте турецого министра – правда, он вскоре их удалил). Мне, как человеку, живущему в Мьянме, хорошо видно, что гуляющие по Интернету видео и фотографии – в основном примитивные фальшивки. Не могу говорить про все из них, но абсолютное большинство из того, что я видел – это совсем не про Мьянму, но с подписью «Зверства в Бирме». Эти фейковые снимки периодически разоблачают в мьянманских СМИ – но кто их читает?

Я посмотрел несколько видеосюжетов, по которым меня просили высказать свое мнение. Эти сюжеты делятся на два типа. Первый – рассказы беженцев, попавших в Бангладеш о том, что они видели в Мьянме. На мой взгляд, то, о чем свидетельствуют беженцы, должно быть тщательно проверено – хотя понятно, что многие из них говорят то, что, как они считают, должно предотвратить их экстрадицию обратно в Мьянму (а Бангладеш это делает регулярно). Второй – собственно сюжеты об «издевательствах над мусульманами». Большинство таких видео никакого отношения к Мьянме не имеют – человеку, живущему в Мьянме, абсолютно ясно, что они сняты в других странах. Есть, конечно, и ролики, по которым нельзя понять, где они сняты – то есть, это может быть Мьянма, а может какая угодно другая страна. Единственным полностью достоверным эпизодом можно считать видео, снятое мьянманским военнослужащим и хвастливо выложенное им на Фейсбук, где он и его коллеги пинками сгоняют деревенских жителей на центральную площадь. Когда этот ролик появился в социальной сети, снятые в нем военнослужащие были оперативно опознаны и понесли наказание, причем, высшие военные чины Мьянмы заявили, что наказания для тех, кто практикуют подобные методы, будут и впредь. Но с тех пор, насколько я знаю, никаких роликов, доказывающих участие военнослужащих страны к конкретным акциям в штате Ракхайн, так и не было предъявлено – если не считать откровенных фальшивок.

И, наконец, еще один маленький нюанс. Мусульманская умма Мьянмы – очень миролюбива и толерантна. Это как с случае с русскими и татарами в России – все вопросы между ними выяснены много поколений назад, и теперь представители разных религий живут рядом (хотя, конечно, не без проблем). В Янгоне много действующих мечетей, одна из них – через узкую улицу от священной для буддистов пагоды Суле, по преданию возведенной 2500 лет назад (кстати, это как раз бенгальская суннитская мечеть). Для приезжающих в Янгон туристов можно сделать целую экускурсию по мусульманским местам города – начиная от дарги последнего императора Великих Моголов (который считается суфийским святым) и заканчивая знаменитыми на весь город ресторанчиками халяльной кухни (китайцы-мусульмане – непревзойденные кулинары).Мусульмане «вписаны» в жизнь Янгона и свободно себя в нем чувствуют. Никто не мешает муэдзинам звать с минаретов народ к молитве, и многие буддисты делают своим единоверцам замечание, если они прилюдно едят в мусульманском квартале в дневное время в дни рамадана (я это сам пару раз наблюдал). Для буддистского монаха нет никаких препятствий обратиться к мусульманину, сядящему со швейной машинкой на улице, если у его сумки сломалась застежка – и бывает так, что мусульманин, из уважения к служителю релиии, сделает свою работу бесплатно. Янгонским мусульманам никто не запрещает носить их традиционную одежду и совершать религиозные обряды. Кстати, я сам живу в ракхайнско-мусульманском квартале Янгона, и каждый день вижу, как буддисты и мусульмане общаются между собой, покупают что-то друг у друга и имеют общий бизнес. Между прочим, мусульмане есть в в вооруженных силах Мьянмы – правда, соглашусь с тем, что до сих пор они поднимались не выше полковника.

Мусульманских сообществ в Мьянме – великое множество, и абсолютное их большинство является лояльными гражданами страны. В свою очередь абсолютное большинство буддистов нацелены на мирное сосуществование религий и культур. Больше того, власти стремятся противодействовать экстремизму во всех проявлениях, и в законах нет статьи об «оскорблениях буддизма», а есть статья об «оскорблении веры». То есть, человек в равной степени будет наказан, если он неуважительно поведет себя как в пагоде, так и в христианской церкви или в мечети. Примеры и прецеденты есть.

Экстремисты бывают в любом сообществе, как и бытовой национализм. Но нынешний всплеск буддистского экстремизма в Мьянме произошел именно после событий в штате Ракхайн в 2012 году. То есть, некоторые буддисты, глядя на своих друзей-мусульман начали подозревать в них тех же самых экстремистов, какими являются их единоверцы-рохинджа (точно так же, как после появления ИГИЛ у некоторых людей проснулась исламофобия). Но опять же: это до сих пор довольно маргинальные группы (несмотря на бытующее за рубежом мнение), и правительство достаточно жестко пресекает их деятельность, когда она выходит за рамки дозволенного.

А еще один фактор, способствующий росту экстремизма среди буддистов – это то, что за рубежом говорят практически исключительно о «саморм угнетенном народе мира», и вообще не упоминают о примерно таком же числе граждан Мьянмы других национальностей и вероисповедений, пострадавших от рук боевиков-рохинджа. Между прочим, сейчас происходит то же самое – за криками о «страдающих рохинджа» и демонстрациями солидарности с ними никто не замечает сообщения мьянманских СМИ о том, что правительство эвакуировало более 12 тысяч людей из зоны боевых действий. То есть, это люди (ракхайнцы, индусы, бирманцы и представители других народов), у которых боевики-рохинджа сожгли деревни, убили их близких, а их самих держали в заложниках.У них берут интервью, публикуют фотографии их сожженных домов. На снимках – такие же несчастные лица, как и те, которые гуляют сегодня по Интернету с рассказами о притеснениях рохинджа. И все чаще в сообщениях мьянманских СМИ появляюбтся сообщения: «К югу от Маундо больше не осталось ракхайнских деревень... индийских деревень...» А читатели в Мьянме делают выводы, что нынешний всплеск насилия был нужен рохинджа для того, чтобы очистить от прежних жителей себе новые зоны обитания. Что они после этого думают, читая, например, о митингах в поддержку рохинджа по всему миру?Митинг у посольства Мьянмы в Москве.

Что касается штата Ракхайн, то там, помимо рохинджа живут, например, мусульманские общины собственно бирманцев (есть и такие), пантеев (китайцев-мусульман), каманов-лучников (бывших наемников у прежних властителей этих территорий), мьейду (потомков слуг и рабов в буддистских храмах), и, наконец, «старых бенгальцев» (те, кто жил тут еще до миграции рохинджа, или те, у кого хватило смелости натурализоваться и получить гражданство, отказавшись от самоназвания «рохинджа»). Все эти мусульманские общины штата вполне мирно живут с соседями-буддистами (прежде всего, ракхайнцами – больше того, именно у ракхайнцев наиболее богатый опыт совместной жизни и мирного взаимодействия с мусульманами). И только с рохинджа в штате постоянно идут конфликты. А это лишний раз доказывает, что источник конфликта лежит совсем не в религиозной сфере. Больше того, традиционная мусульманская умма Мьянмы с большим подозрением относится к рохинджа, видит в них источник возможных бед (потому что есть такие, кто по ним начинает судить о всех мусульманах) и даже из-за их экстремизма не считает их полностью «своими».

Есть ли решение этой проблемы? Власти Мьянмы считают, что если они дрогнут и под давлением извне пойдут на какие-то уступки – это только ухудшит ситуацию (не говоря уже о политическом самоубийстве тех, кто примет такого решение, что чревато кровавой нестабильностью в стране). Военные Мьянмы и без того, считают, что гражданское правительство Аун Сан Су Чжи зашло слишком далеко, фактически вынеся этот вопрос на международный уровень и пригласив для выработки рекомендаций бывшего генсека ООН Кофи Аннана. По их мнению, именно это воодушевило террористов и привело к нынешним кровавым событиям.

Ситуация осложняется еще и тем, что на стороне рохинджа просто не с кем вести переговоры. Те активисты, которые говорят от имени рохинджа в Бангладеш, или даже в Европе, не воспринимаются властями как люди, которых кто-то будет слушаться и которые способны что-то решить в Мьянме (видимо, так оно и есть). А в самой Мьянме нет какой-то вертикали, стоящей над боевиками – там «сетевая» структура. Единственная «вертикаль», – это некое подобие координации действий против правительственных войск, которое под вывеской «Араканской армии спасения рохинджа» осуществляется людьми, прошедшими подготовку в Пакистане во главе с уроженцем Пакистана. Понятно, что такие люди по определению не могут быть партнерами мьянманского правительства на переговорах.

Поэтому вести дела силовикам и властям приходится на уровне каждой отдельной деревни, и мьянманские военные не скрывают, что договариваться приходится с позиций силы (то есть, в виде «принуждения к миру»). В те деревни рохинджа, которые подписали что-то вроде пакта о мире, сегодня завозят продовольствие и оказывают помощь в восстановлении разрушенных домов. То есть, власти Мьянмы как-то пытаются решить проблему обострившихся межнациональных отношений. Сейчас высказывается идея о том, чтобы создать возле Маундо (основного места расположения анклавов рохинджа) свободную экономическую зону, чтобы поощрить инвестиции из мусульманских стран, в результате которых безработная молодежь получила бы возможность трудоустроиться и забыла бы об оружии. Но для любого диалога нужны как минимум две стороны. Со стороны боевиков-рохинджа такой готовности разговаривать о преодолении конфликта нет – а это значит, что в урегулировании ситуации они не заинтересованы.

Беда властей Мьянмы – в их неумении противостоять массированной зарубежной пропаганде. И дело даже не совсем в том, что у буддистов нет своей «Аль-Джазиры» и что буддисты – весьма неоднородны и размыты (тот же Далай-лама осудил действия буддистов в штате Ракхайн, а российские буддисты не спешал выражать солидарность с действиями своих единоверцев в Мьянме). Дело в элементарной некомпетентности нынешнего пропагандистского аппарата «демократического» правительства Мьянмы и неумении подавать и продвигать информацию. На страницах Министерства информации и Информационного комитета Мьянмы постоянно публикуются сообщения о ситуации в штате Ракхайн, снабжаемые фотографиями. Но подаются они настолько неумело и написаны настолько бездарно, что любая районная газета покажется на их фоне шедевром журналистики. По сути, единственный, кто по мере сил эффективно и убедительно опровергает (на своей странице в Фейсбуке) тиражируемые в международных СМИ фейковые новости и фотографии – это министр информации прежнего правительства Мьянмы Йе Тхут. Чуть ли не один на всю Мьянму!

Вот, собственно, и все, что можно сказать по поводу нынешней ситуации. Я всегда с уважением ооносился к людям, которые неравнодушны к чужой боли и стремятся защитить своих единоверцев. Но, на мой взглад, сострадание в данном случае должно проявляться к жертвам обеих сторон конфликта – в равной степени. И истина о том, что в истоках конфликта, как правило, виноваты обе стороны – она и про события в мьянманском штате Ракхайн. А поддержка исключительно одной стороны обычно ведет к новому витку конфликта.

И, пожалуй, последнее. Ко мне уже обратились несколько СМИ с просьбой дать комментарии. Я спросил журналистов – а что, в России уже повывелись люди, профессионально занимающиеся Мьянмой? Мне ответили, что они все ушли в глубокое подполье. Я спросил у одного из них, почему он не дает комментариев – он-то знает, как в штате Ракхайн обстоят дела на самом деле. Ответ был простым: «Я живу в России, и у меня тут семья». То есть, человек опасается рассказать правду, которая расходится с картиной, нарисованной в чьих-то мозгах – причем, боится он отнюдь не «злобных кровавых буддистов», а совсем других людей.

В общем, есть повод задуматься.

источник Facebook.ком/k.prutkov

www.spletnik.ru

Мьянма: почему молчат новости?: madam_shazly

Пройдусь сейчас по комментариям к предыдущему посту и безжалостно в бан отправлю всех, кто последовал дорожкой редакции ЖЖ. Мой пост о Мьянме вчера нагло выпилили из рейтинга. Можно ли счесть это оправданием терроризма?
Что касаемо информации "на происламских сайтах" и ее отсутствия на остальных - повторюсь, нефти в Бирме нет. Зато есть мертвые люди, которых еще вчера яндекс безжалостно показывал на фото. А сегодня уже нет. Но зато новости пошли гулять по миру. И вот какой комментарий я увидела утром.

Глава ЧР Рамзан Кадыров, заявил, что фашистские душегубки ничто в сравнении с тем, что творится в Мьянме. – Читаю комментарии и заявления политиков по ситуации в Мьянме. Напрашивается вывод, что лицемерию и бесчеловечности тех, кто обязан защищать ЧЕЛОВЕКА, нет предела! Всему миру известно, что в течение ряда лет в этой стране происходят события, которые невозможно не только показывать, но и описать. Подобную жестокость человечество не видело со времён Второй мировой войны. Если это говорю я, человек, прошедший через две страшные войны, то можно судить о масштабах трагедии полутора миллионов мусульман-рохинья,- сказал Глава ЧР. По его словам, прежде всего, следует сказать о госпоже Аун Сан Су Чжи, фактически руководящей Мьянмой. « Её многие годы называли борцом за демократию. Шесть лет назад военных сменило гражданское правительство, Аун Сан Су Чжи, получившая Нобелевскую премию мира, заимела власть, а вслед за этим началась этническая и религиозная чистка. Фашистские душегубки ничто в сравнении с тем, что творится в Мьянме. Массовые убийства, изнасилования, сжигание живых людей на кострах, разведённых под железными листами, уничтожение всего, что принадлежит мусульманам. Осенью минувшего года разрушены и сожжены более одной тысячи домов, школ и мечетей рохинья. Власти Мьянмы стремятся уничтожить народ, а соседние страны не принимают беженцев, вводя смешные квоты. Весь мир видит, что происходит гуманитарная катастрофа, видит, что это открытое преступление против человечности, НО МОЛЧИТ! Генсек ООН Антониу Гуттериш вместо жесткого осуждения властей Мьянмы, просит Бангладеш принять беженцев! Вместо борьбы с причиной, рассуждает о последствиях. А Верховный комиссар ООН по ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Зейд Раад аль-Хуссейн призвал руководство Мьянмы «осудить резкую риторику и разжигание розни в соцсетях». Разве это не смешно? Буддистское правительство Мьянмы пытается объяснить массовые убийства и геноцид рохинья действиями тех, кто пытается оказать вооружённое сопротивление. Мы осуждаем насилие, с чьей бы стороны оно не происходило. Но возникает вопрос, какой иной выбор оставлен народу, который загнали в кромешный ад? Что же сегодня молчат политики десятков стран и правозащитные организации, которые в день дважды делают заявления, если в Чечне кто-то просто чихнет от простуды?», - подчеркнул Рамзан Кадыров.

Кто-то хочет сказать лично главе Чечни, что его пресс-служба - сборище идиотов, начитавшихся происламских сайтов? Или что спичрайтер готовит для него тексты с непроверенной информацией? Или что журналисты в республике все наподбор с фейковым опытом?

Без дальнейших пояснений: терроризму НЕТ ОПРАВДАНИЯ. Ни политического, ни религиозного. Никакого. Закрывая глаза на происходящее и выпиливая материалы из рейтингов, из новостей и отовсюду, вы оправдываете террор. И то, что произошло с моим постом - наглядный пример того, как на не "происламских" сайтах делают то же самое. Поэтому да, новости вы видите именно те, которые редакция сочла нужным показать. А случайно прорвавшиеся материалы подлежат скоростному удалению.

Это никак не отменит того, что вчера увидела я. На фото, ныне выпиленных из российских поисковых систем. Я не могла спать вообще, у меня в четыре часа ночи подскочил мелкий и тоже ревел до утра, видимо, настолько мне было жутко, что эти эманации по всей квартире летали. Мне до сих пор жутко. Повторюсь, что я КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ РЕКОМЕНДУЮ смотреть материалы, в которых стоит пометка 18+ и есть фото из Мьянмы.

madam-shazly.livejournal.com

Что там в Мьянме? | Петр и Мазепа

По поводу ситуации в Мьянме. Попробуем разобраться в конфликте без всех этих округлений и пристрастий

В международных конфликтах самое сложное обычно то, что люди не пытаются в них разобраться, а пытаются солидаризироваться с той или иной стороной по каким-то простым механизмам. Правительство Мьянмы поддерживает Россия? Ату их, с детства за рохинджа! Рохинджа – мусульмане? Ату их, и фото зверств у них поддельные! Ситуация похожа на Донбасс? Или на Сирию? Или на палестинцев в Ливане? Сейчас проведём аналогии, и, исходя из них, скажем, с кем мы…

Попробуем разобраться в конфликте без всех этих округлений и пристрастий. Чай не на футболе.

В чём проблема?

Строго говоря, в истории. Нынешняя Мьянма, ранее Бирма – это древняя страна, но относительно молодое – в этих границах – государство. С XVIII по XX века она была британской колонией, и колониальные границы стали государственными. При этом в стране проживает более сотни разных национальностей. Грубо говоря, Мьянму нельзя считать национальным государством в европейском понимании этого слова. Это конгломерат очень различных сообществ и территорий, объединённых политически, но не культурно. Так получилось.

Но для понимания всего конфликта нам вся Мьянма не нужна. Нам достаточно штата Ракхайн. Это такая узенькая полоска побережья Бенгальского залива на самом западе государства, упирающаяся в Бангладеш. У него немножечко особенная стать: исторически он был отдельным государством, причём довольно сильным – контролировал и соседние бенгальские территории. Но ослабел и был присоединён к Бирме в XVIII веке. Впрочем, в том же веке вся Бирма была подчинена англичанами.

Как это бывает с пограничными территориями, население штата смешанно. Две основные этнорелигиозные группы – аракайн и рохинджа. Аракайн – это субэтнос бирманцев, исповедующий буддизм Тхеравады. Рохинджа – субэтнос бенгальцев, исповедующий суннитский ислам. По мнению аракайнцев, рохинджа здесь пришлые, припёрлись из своей Бенгалии (сейчас Бангладеш) и расселись тут при британском владычестве, чтобы британцам было проще местное население угнетать. По мнению независимых историков, это отчасти правда, но не так чтобы прям на 100% – впервые рохинджа были замечены там ещё до британцев, лет так четыреста тому, так что было время укорениться.

Рохинджа в Мьянме не любят, причём довольно давно. Тут мы вновь на минутку отходим от штата Ракайн и смотрим на страну в целом. После освобождения от британцев в 1948-м и последовавшей за ним гражданской войны там начали строить социализм, и так в этом преуспели, что к концу 1980-х страна стала совсем нищей. После чего в 1988 году произошёл военный переворот… но не произошло своего Пиночета. К власти пришла военная хунта высокой степени отмороженности: в диктатуру – смогла, в просвещённую – уже не получилось. Зато хоть страну переименовали из Бирмы в Мьянму. На рубеже 2010-х годов, впрочем, после ряда протестов прошла демократизация и были выбраны новые лидеры. Лидеры – потому что формально президент страны Тхин Джо (он мужчина), а реально рулит всем лидер его партии «Национальная лига за демократию», лауреат Нобелевской премии мира, министр иностранных дел и «государственный советник» (фактически спецдолжность «под человека») Аун Сан Су Джи (она женщина). Так получилось, потому что у Аун Сан Су Джи супруг и дети – иностранные граждане, а Конституция Мьянмы запрещает при таком условии избираться в президенты. Там вообще длинная красивая история, но если ещё и её пересказывать, статью придётся в трёх томах издавать.

Какое отношение вся эта история имеет к рохинджа?

Сейчас объясним.

Рохинджа, которых в Ракхайне около миллиона, дискриминированы примерно с того момента, как Бирма обрела независимость. Отчасти потому, что никто не любит нацменьшинства. Отчасти потому, что сами виноваты. Во-первых, потому что в них исторически видели пособников британских оккупантов. Во-вторых, потому что во время Второй мировой бирманцы сражались на стороне Японии, а рохинджа – на стороне союзников. Как бы и спасибо им за это, но в процессе они активно резали местное аракайнское население Ракхайна, что уже не в их пользу. В итоге по завершению войны союзники победили, но Британия дала Бирме независимость – и рохинджа остались один на один с теми, кого недавно били. Причём хотя сразу после войны аракайны думали отделяться от основной Бирмы, их соблазнили остаться обещанием помочь в разборках с рохинджа силами основной армии страны. И время от времени помогали. В общем, хреново быть рохинджа в Бирме/Мьянме.

Большинство из них не имеют гражданства страны – упомянутая выше военная хунта тупо не давала им паспортов, исключив их из закона о гражданстве 1983 года. То есть не могут голосовать, учиться и получать государственные медицинские услуги. Это не чёрная легенда, а правда. И это давно и плотно волнует ООН, считающую рохинджа крупнейшим непаспортизированным сообществом на планете. Официально в Мьянме вообще считается, что это какие-то бродяги из Бангладеша, и нации такой не существует.

Почему пошло обострение?

Обострения там случаются довольно регулярно, последнее было в 2012 году. Просто в этот раз оно сильнее взбудоражило мусульман по всему миру и лучше попало на страницы международной прессы. Потому что рохинджа стали лучше коммуницировать.

Как это бывает в подобных случаях, у рохинджа есть собственные вооружённые отряды, эдакие рохинджийские повстанческие армии. Наиболее активная ныне называется Араканская армия спасения рохинджа. В августе она сначала напала на пограничные посты армии Мьянмы, а потом выпустила видеообращение: мол, наш народ 60 лет угнетают, пришла пора положить этому конец, реализуем своё право на вооружённое восстание, идите все в…

Разумеется, армия Мьянмы начала операции против них. И да, в этих операциях начало активно страдать местное население – был запущен ещё один виток гражданского конфликта со всеми его «милыми» особенностями. Но ключевая разница – в том, что это уже делается на виду. Мьянма – вообще не очень «вшитая в мир» страна, но в этот раз внимание оказалось к ней приковано. По ряду объективных и субъективных причин, о которых ниже.

Правда и неправда

Разве бывает так, что буддисты бьют мусульман? – спросит читатель. Обычно же мы привыкли, что это мусульмане кого-то бьют, а буддисты – они мирные…

Бывает, особенно в районе Индийского субконтинента. Помимо Мьянмы, например, на Шри-Ланке. Тут дело не в религиях. Религия лишь выступает стержнем, вокруг которого формируется нация, а когда та уже сформировалась, она уже живёт по своим законам. Автор этих строк не устаёт повторять: если бы идеология хиппи-непротивленцев захватила бы мир, через пятьдесят лет Вооружённые силы Коммуны всеобщей любви выжигали бы напалмом войска Тусовки цветочков и ягодок в боях за территории и ресурсы, попутно объявляя их пацифизм еретической школой. Потому что таковы законы взаимодействий человеческих сообществ.

Таки да, в Мьянме буддисты бьют мусульман. А мусульмане – буддистов, но у буддистов получается явно лучше.

Но всё же определённую роль религия в этом конфликте сыграла. За мусульман в этот раз решило заступиться всё мусульманское сообщество – от Эрдогана и до Кадырова. Во-первых, потому, что мусульмане действительно чувствительны к таким штукам, а во-вторых, потому, что какой же лидер не любит мобилизовать сторонников против далёкого врага за семью морями? Естественно, войска они в Мьянму не отправят (слишком длинный «рычаг» для проекции силы), а Мьянма не отправит войска к ним. Но они активно включились в дипломатический процесс, а заодно и в информационную войну – пошли уже фейки с попыткой выдать старые и просто левые фото за зверства армии Мьянмы.

Тут следует отдельно заметить: то, что армия Мьянмы не особо заботится о мирном населении в зоне конфликта, фиксируют и международные организации. Да и со стороны вполне себе официальных представителей страны вроде главкома вооружённых сил Мин Аунг Хлайна звучит такая риторика в духе «пора исправить исторические ошибки», что не оставляет вариантов для сомнений: бьют и не сильно этого стесняются. Это правда. Но часть фотоматериала с доказательствами зверств военных поддельна – это тоже правда.

Тем временем мирные рохинджа пытаются сбежать от конфликта в соседний Бангладеш – что, в общем-то, вполне совпадает с планами мьянмских военных. Но там страна и так бедная и перенаселённая, так что новоприбывшим предлагается под освоение необитаемый остров Тенгар-Чар. Одна проблемка: во время приливов его затапливает. Вот спасибо! С другой стороны, от конфликта бегут и аракайны, но в меньших масштабах и в более определённом направлении.

Официальное правительство Мьянмы на словах солидаризируется с армией, что уже вызвало шквальную критику Аун Сан Су Чжи с ехидным «надо всё-таки Нобелевки мира давать только посмертно». Но тут есть нюансы. Исторически армия Мьянмы (по иронии судьбы, созданная отцом Аун Сан Су Чжи) – один из ключевых институтов страны, причём так было даже до военной хунты. Сейчас же хунта вроде как и отстранилась, но…

– положение нового правительства – шаткое. Особенно если учесть раздрай в экономике и всю специфику «лоскутной» страны»;

– правительство де-факто, да и де-юре, не имеет полного контроля над армией. Да, вот так. Такая себе Турция курильщика;

– в обществе и в ряде политических и социальных сил бытует мнение, что рохинджа надо… ну вы поняли, по классику: мешок, балка, лом.

В смысле, даже если Аун Сан Су Чжи на самом деле каждый вечер плачет в подушку по поводу всего происходящего, на публике ей надо улыбаться и махать. Всё равно в её ситуации процесс-то особо не остановить.

В общем, гуманитарная катастрофа – есть, этнические чистки – похоже, тоже. Сделать пока ничего нельзя. Переселять некуда, вводить миротворцев неоткуда. Самореплицирующийся процесс взаимного отумачивания.

Напоследок рассмотрим то, как это сказывается на других странах.

Причины да последствия

Влияние на рохинджа ранее имели саудиты – и сейчас они активно высказываются в защиту единоверцев. Но как раз для них обострение конфликта сейчас очень не в тему. Ракхайн – важный элемент транзитного коридора на пути поставок энергоносителей из Саудовской Аравии и Катара в Китай. Обострение в этом регионе бьёт по этому сотрудничеству вне зависимости от того, кто там кого режет.

В свою очередь правительство Мьянмы работает над снижением зависимости от Китая, в чью зону влияния страна де-факто входит. Но вряд ли это могло стать причиной конфликта, хотя может быть одним из значимых его факторов.

Ситуацию в Мьянме используют отдельные лидеры исламского мира для увеличения своей популярности и веса – в первую очередь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Но это скорее попытка ловить момент.

Интересна ситуация в России. РФ давно поддерживает Мьянму – во-первых, в рамках выстраивания хороших взаимоотношений с Китаем; во-вторых, просто на уровне братства силовиков – Кужугетович с Мин Аунг Хлайном разве что в дёсны не целовался. Именно Россия и Китай блокируют в ООН все попытки приструнить правительство Мьянмы.

Но тут внезапно это стало фактором внутренней политики – Рамзан Кадыров требует от родного правительства решительно осудить Мьянму и поддержать рохинджа. Зная, что для родного правительства это стало бы прямым конфликтом с Китаем – собственно, почему Кремль до сих пор пытается сделать вид, что его здесь нет. Да, автор слышал версию, что именно Кремль за этим и стоит, но, если честно, пока не очень похоже – особенно если учесть, какой эффект происходящее спровоцировало в самой России.

А оно выглядит очень любопытным, если сделать смелое допущение, что Рамзан Ахматович на самом деле клал на рохинджа и их проблемы. В таком разрезе это больше похоже на желание начать определять внешнеполитическую повестку всей России. То есть резко увеличить свой и без того немалый политический вес, а заодно и мобилизовать сторонников под это священное дело.

Бахнуло в Ракхайне – отозвалось в Москве. Интересно бывает жить в глобализованном мире.

Виктор Трегубов

petrimazepa.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о