Жан паоло барбьери: Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Джан Паоло Барбьери

Содержание

Соблазненный модой – Культура – Коммерсантъ

В Москве стартовала IX международная биеннале «Мода и стиль в фотографии—2015», выставки будут идти до конца июня. Программу грандов мировой fashion-съемки в Мультимедиа Арт Музее открыла экспозиция «Мода и вымысел» фотографа Джана Паоло Барбьери. Рассказывает ЕЛЕНА КРАВЦУН.

Заниматься модной фотографией Джан Паоло Барбьери начинал в послевоенной Европе, когда в итальянских кинотеатрах царил неореализм, а Антониони, Де Сика и Росселлини проповедовали пренебрежение красивостью. Сегодня сложно поверить, но тогда в Италии не было крупнокалиберного глянца — ни Vogue, ни Elle. И тогда Барбьери, как и многие южные европейцы, желающие получить пропуск в мир high fashion, отправился в Париж, чтобы стать стажером в журнале Harper’s Bazaar, а вернулся, чтобы снять обложку для первого итальянского издания Vogue.

С момента своего появления на модной арене Барбьери стал работать в тесном сотрудничестве с дизайнерами. Своими снимками он увековечил начало эры pret-a-porter, снимал для рекламных кампаний Valentino, Versace, Armani, Ferre и многих других.

Ему удавалось проникнуть в замысел модельера, стать его глазами с помощью камеры, вместе они творили мифологию брендов. Барбьери мог заставить зрителя захотеть жить так, как модели на его снимках,— заливисто и ярко. Впервые это получилось с Valentino в 1967 году, в команде с дизайнером они изобрели современную концепцию рекламных кампаний, набором деталей олицетворяющих дух модного дома. На снимке, открывающем экспозицию и предоставленном автором из личного архива, скуластая модель Мирелла Петтени, которая стартом своей карьеры с дальнейшими фотосессиями у Хельмута Ньютона и Ирвинга Пенна обязана именно Барбьери, невозмутимо сидит в устрично-розовом одеянии прямого кроя и в сферической шапочке-шлеме на фоне бескрайней пустыни, как посланница неведомых галактик — дань господствовавшему тогда футуризму. Для Versace Барбьери создает холодное агрессивное свечение, которое мы знаем по появившимся гораздо позднее фотографиям Стивена Кляйна, отражающее хищную сердцевину ДНК бренда и минималистичный антураж, оттеняющий статику моделей.

Но больше всего знойный итальянец любит эпатажную императрицу панка Вивьен Вествуд, и это особенно четко читается в ее черно-белом портрете. Барбьери демонстрирует ее зрителю в образе королевы Елизаветы I, правда, без знаменитого воротника-раф, но с узнаваемой прической с непременным логотипом «орбита-держава» в волосах и в избыточных жемчугах. За свою многолетнюю карьеру Барбьери создал целую галерею икон моды и див киноиндустрии. Знаменитая немка модель Верушка в объективе фотографа предстает идеальной любовницей, великой в своей животной нагой красоте, а молодая Моника Беллуччи с фигурой Венеры Милосской, по-матерински раздавшаяся в бедрах, таит во взгляде первопричину чувственности. Казалось бы, такой статичный жанр, как портрет, у Барбьери полон динамики, складки накидок из органзы колышутся, волосы героинь живописно развеваются, а те, кто одет в меха, как Софи Лорен или Стиви с леонардовской грацией, выглядят еще более обнаженными, чем их коллеги по цеху, снятые ню.

Самые интересные снимки Барбьери существуют за гранью обычной fashion-съемки и на стыке с сюрреализмом, он заигрывает с визуальными эффектами, создавая смазанную иллюзию ускользающего движения.

Такие кадры получались бы у Магритта, если бы тот вдруг взял в руки фотоаппарат. Отчаянно заигрывает Барбьери и с кино — модель в гримасе ужаса закрылась от разбушевавшихся птиц, явная отсылка к Хичкоку, но при всем этом хаосе ноги ее блестят от бронзатора, а зубы сверкают белизной. Хозяин глянцевой фотографии остается модным фотографом с хорошим вкусом всегда и везде. Вот Симонетта Джанфеличи, муза Valentino и Thierry Mugler с роскошным шейным бантом застыла в голливудском поцелуе, имитирующем прощальный поцелуй из «Касабланки». Еще секунда — и кто-то наподобие Хамфри Богарта пообещает ей: «Возможно, не сегодня, возможно, не завтра, но скоро и до конца своей жизни». Но мы-то знаем, что у этой парочки всегда будет только Париж.

Цветочные мотивы: капсульная коллекция Elena Miro и фотографа Жана Паоло Барбьери к 30-летию марки

23 февраля в миланском концептуальном магазине Miroglio Piazza Della Scala состоялась презентация совместной коллекции фотографа Жана Паоло Барбьери и Elena Miro, созданной в честь тридцатилетия бренда, и книги Fiori — собрания 46 лучших работ маэстро.

В 2016 году марка Elena Miro празднует свое тридцатилетие. В честь этого бренд создал капсульную коллекцию Fiori совместно с мастером фотографом Жаном Паоло Барбьери (Gian Paolo Barbieri). Он известен благодаря портретам таких кинозвезд и топ-моделей, как Верушка (Veruschka), Джерри Холл (Jerry Hall), Мирелла Петтени (Mirella Petteni), Моника Беллуччи (Monica Bellucci) и Одри Хепберн (Audrey Hepburn). 

Платья, туники, сумки и шарфы украсили принты на основе трех работ маэстро — фотографий цветов гибискуса, каттлеи и этлингера. Лицом цветочной коллекции стала 31-летняя plus-size модель Кэндис Хаффин (Candice Huffine). 

23 февраля в миланском концептуальном магазине Miroglio Piazza Della Scala состоялась презентация капсульной коллекции Fiori и одноименной эксклюзивной книги с 46 фотографиями Жана Паоло Барбьери, выпущенной ограниченным тиражом.

 

Жан Паоло Барбьери

Также в этот день открылась выставка лучших работ знаменитого фотографа —все они будут транслироваться на специальном дисплее магазина, а сама экспозиция будет работать до 24 марта.

Источник: glamour.ru

Между иллюзией и реальностью | The Art Newspaper Russia — новости искусства

Джанпаоло Барбьери. Лилли Бистратен в Pomellato. Vogue Italia. 1971. © GIANPAOLO BARBIERI. Courtesy Gian Paolo Barbieri

Биеннале, организатором которой является Мультимедиа Арт Музей, Москва (МАММ), давно перерос свое название. В программе можно обнаружить выставки, вовсе не имеющие тематических связей с модой в узком смысле этого слова. Проект победительницы

European Publishers’ Award 2014 Алисы Резник — документальная по сути история про улицы и жителей Берлина (Московский музей современного искусства, до 29 марта). А коллекция портретов, сделанных отцом и сыном, Феликсом и Полем Надарами, в их парижской студии, — это, скорее, коллективный портрет французского светского общества и богемы XIX–XX веков (МАММ, с 13 марта).

Словом, «моду и стиль» не стоит воспринимать буквально — дело в общих настроениях в мире фотографии, и в этом смысле фестиваль старается не отставать от последних веяний. В этом году его тема — «Между реальным и воображаемым» — разыгрывается в самых разных тональностях. От полного юношеской неуверенности в себе вопроса «я красива?», с помощью которого фотограф Марго Овчаренко разбирается в навязанных образах женской красоты, до сложных интерпретаций творчества Фрэнсиса Бэкона в исполнении Мишеля Платника

(Манеж, с 5 марта).

И все же фестиваль не обойдется без выставок, демонстрирующих, насколько тесными были и остаются связи моды и фотографии. Одна из них — Как рождается мода (МАММ, с 28 марта) — посвящена более чем 100-летней истории fashion-фотографии, собранной из архивов Conde Nast. Именно с этим издательским домом связано официальное начало «модной фотографии». Это случилось в 1913 году, когда Conde Nast нанял в Vogue, а затем и в Vanity Fair известного портретиста барона Адольфа де Мейера. Он стал первым в истории штатным fashion-фотографом, а его работы служат точкой отсчета всей выставки. Журнал Vogue долгое время оставался первопроходцем в области fashion-съемки, печатая практически всех известных авторов ХХ века. На выставке представлены снимки Эдварда Стайхена, художника, рано сделавшего выбор в пользу технических и изобразительных возможностей фотографии. И Ги Бурдена, чьи неожиданные ракурсы и композиция делали каждый кадр похожим на ребус. И современных авторов, таких как С

ольве Сундсбо или Себастьян Ким, на примере которых можно оценить, какое огромное влияние на модную съемку оказывают компьютерные технологии.

Робер Дуано, вошедший в историю фотографии как «репортер» Парижа, на короткое время тоже попал под влияние ауры модного мира (МАММ, до 10 мая). Но как прирожденный уличный фотограф он искал свои сюжеты и героев в городе, вылавливая их из толпы. Даже когда Дуано начал работать для Vogue в 1949 году, он снимал закулисные моменты подготовки моделей к дефиле, ателье и мастериц за работой. Конечно, не обошлось и без fashion-снимков. Но и здесь чувствуется интерес фотографа к событийности, а не к моде как таковой. В конце концов Дуано предпочел модной съемке уличную стихию. Но краткое знакомство с миром моды не прошло бесследно: в разное время героями его снимков становились

Коко Шанель, Кристиан Диор, Юбер де Живанши, Жан-Поль Готье. Творчество же Джан Паоло Барбьери (МАММ, до 15 марта), напротив, с самого начала было связано с миром моды. Фотограф-самоучка, очарованный образами «сладкой жизни» Рима, каким тот запечатлен в знаменитом фильме Федерико Феллини, в начале 1960-х в погоне за этими образами отправляется в Вечный город, где начинает снимать моделей и дам из высшего общества. Вскоре он перебрался в Париж, получив стажировку в журнале Harper’s Bazaar, а в 1964 году открыл в Милане свою фотостудию, которая до сих пор остается лабораторией идей, где синтез моды и фотографии работает в полную силу.

Ранние кадры Барбьери целиком сконструированы им самим. В отсутствие армии стилистов и fashion-редакторов фотограф должен был придумывать мизансцены, изобретать инвентарь, заботиться о макияже и украшениях моделей. Иногда доходило до анекдотичного: чтобы изобразить жемчужные серьги, он покрасил в белый мячики для настольного тенниса. Изобретательность понадобилась Барбьери и на съемках первой рекламной кампании

Valentino 1967 года. В студии фотографа появилась искусственная пустыня с дюнами, где позировала модель Мирелла Петтени. Позже Барбьери, конечно, отходит от подобных технически устаревших трюков, но не обходится без самых знаменитых моделей: ему неоднократно позировали Джерри Холл, Верушка, Одри Хепберн, Моника Беллуччи.

Коллекция украшений Serpenti Bvlgari | Vogue Ukraine

Празднуя юбилей ювелирного бренда Bvlgari, Vogue.ua вспоминает события и личностей, оказавших влияние на коллекцию Serpenti, и рассказывает о ее главном символе. 

Элизабет Тейлор, самая известная поклонница Bvlgari, с особой любовью собирала свою коллекцию Serpenti. Зная о слабости Тейлор к змеям, ее возлюбленный Ричард Бартона приобрел в бутике Bvlgari один из самых ярких своих подарков – змеиные часы из желтого и белого золота с бриллиантами. Знаменитой актрисе приглянулась их конструкция – хронограф представлял собой браслет-пружину, закованную в ювелирный змеиный панцирь. Браслет венчала голова змеи, в пасти которой помещался крохотный часовой механизм: она распахивалась с помощью едва заметного рычага. 


Элизабет Тейлор во время съемок фильма "Клеопатра", 1962 год

Естественно, что дружба со змеями у Элизабет Тейлор началась с фильма "Клеопатра". Они были талисманами египетской царицы – ее защитницами, символами молодости, красоты и королевской власти. Они обвивали ее руки, а корону венчала вертикально стоящая кобра. 

Немаловажную роль для Serpenti сыграла и главный редактор американского Vogue Диана Вриланд. Один из самых влиятельных редакторов в мире моды общалась со своими сотрудниками при помощи писем и записок, которые она иногда надиктовывала из своей ванной во время омовения. В одной из таких стенограмм, датированных 16 сентября 1968 года, Диана обратилась с просьбой: "Не забывайте Змею... Змея должна быть на каждом пальце, на всех запястьях, всюду... Змея – это мотив времени в ювелирных изделиях... Мы не наблюдаем их в достаточном количестве..." 

 Диана Вриланд предлагает свой способ носить змеи Bvlgari: например пояс из золота, покрытый белой и розовой эмалью, надевать как колье. Снимок авторства Джонатана Бекера сделан в красной комнате нью-йоркских апартаментов главного редактора Vogue 


Бенедетта Бардзини в съемке From Italy: The Absolute Jewels, 1968 год.

Фото: Жан Паоло Барбьери


Мариса Беренсон в цепях и кольцах-змеях Bvlgari, 1969 год, бьюти-съемка The Eye in Italian.

Фото:  Жан Паоло Барбьери

Ювелирным змеям были посвящены не только отдельные съемки в Vogue, как, например, фотоистория под названием From Italy: The Absolute Jewels c Бенедеттой Бардзини. Вриланд дала направление движения самому Дому Bvlgari. В 1970-х появилась знаменитая серия Tubogas – часы-пружина, ремешок которых напоминает своим дизайном извилистые трубки топливного насоса или газовый шланг и отличается лаконичностью и отсутствием декора. 


Рекламная кампания Bvlgari 1970-х годов с браслетами-змеями, покрытыми эмалью, и часами Tubogas

Сегодня коллекция украшений Serpenti представлена в трех сериях: Serpenti High Jewelry (кварцевые часы из 18-каратного желтого золота с бриллиантами, изумрудами и сапфирами с секретным часовым механизмом), Serpenti Jewelry и Serpenti.

Прошедшие мероприятия

Концертный зал «Измайлово»

С 5 по 7 апреля 2018 года прошло главное событие в мире детской моды – Национальный конкурс «Золотая Игла»

Если вам нужны положительные эмоции и уверенность в том, что подрастающее поколение талантливо, а у моды будущего есть свои перспективы, то лучшего мероприятия, чем Национальный конкурс детских театров моды и студий костюма «Золотая Игла» пока еще не придумали. Аналогов ему нет во всем мире! Это Конкурс творческих задумок и мастерства исполнения.

Все – от эскиза до представления собственноручно изготовленных костюмов на большой сцене – дети делают самостоятельно, под чутким руководством своих преподавателей. И не просто делают – а творят в рамках определенных условий и тематики. Задания ежегодно усложняются, но и творческие коллективы год за годом становятся опытнее, поэтому их изделия поражают не только профессиональное жюри, которое возглавляет Вячеслав Михайлович Зайцев, но и всех кто ими любуется.

В течение года детские театры моды и студии костюма готовят свою коллекцию, принимают участие в региональных отборочных турах, чтобы попасть на финал в Москву.

И вот с 5 по 7 апреля 2018 года, в концертном зале «Измайлово», можно было все увидеть своими глазами и проникнуться атмосферой детского творчества. Более 400 призеров и победителей из 50 субъектов Российской Федерации, Казахстана, Белоруссии представили перед жюри и зрителями свои работы, чтобы они выбрали лучших из лучших. В различных номинациях. В различных категориях.

Тема XXII Национального конкурса «Золотая Игла» — «Очарование искусства России». Тема весьма обширна и сложна одновременно, но для детей это как трудная задачка – чем трудней, тем интересней. Именно такая социально значимая тематика ориентирует подростков на выражение своей гражданской позиции, развивает фантазию, мас­терство и содействует раскрытию интеллектуальных и творческих способностей юных дизайнеров, художников, швей, виртуозов вышивки и кружевоплетения, визажистов, парикмахеров. Кроме того, интересное задание рождает шедевры, достойные коллекций мира большой моды.

Помимо творческого развития, Конкурс «Золотая Игла» стимулирует подростков к освоению профессиональных навыков будущих специалистов модной индустрии.

Конкурс проходит по номинациям, которые охватывают практически все этапы подготовки, создания и демонстрации коллекции:

  • научно-исследовательская работа на заданную тему;
  • эскизный проект;
  • кукла и костюм;
  • юный парикмахер;
  • авторский текстиль и др.

Впервые в этом году будут проходить, так называемые, профессиональные пробы. Юные портные покажут свое мастерство при раскрое прямой юбки, а юные модельеры – свою фантазию и умение за 1,5 часа сделать творческий эскиз на заданную перед началом конкурса тему.

В рамках национального конкурса будут проходить творческие мастер-классы и мероприятия для детей и педагогов по различным направлениям, а также насыщенная культурная программа. Такой комплексный подход в рамках образовательного проекта создает творческую учебную среду для талантливых детей страны и помогает им приобрести теоретические и практические навыки, необходимые в современной творческой профессии, а общение с членами жюри — это большой мастер-класс от профессионалов Высокой моды.

Организатор Национального конкурса – Ассоциация детских творческих объединений «Золотая игла». Конкурс проводится при поддержке Министерства образования и науки РФ, Национальной Академии Индустрии моды, СПО-ФДО, Дома моды «Вемина», компании «Гримуар», группы компаний торговой марки  Endea, торговая марка «Котофей». Информационный партнер – издательство «Российский Деловой Реестр» журналы «Мини Мода», «Fashion Хит», «Три Ш: Шапки, Шляпки, Шубки» , платформа Модный magazine

Стать партнером Конкурса очень просто. Для этого нужно быть влюбленными в свое дело и иметь желание видеть прекрасным наше будущее.

Контактная информация:
Тел: 8-916-812-99-89
e-mai: [email protected]
https://www.zolotajaigla.com

Интимный взгляд: vakin — LiveJournal

Когда образы женской красоты в фотографии простираются за рамки явной сексуальности и вуайеризма, кадры пронизывает высокооктановая интимность и ненарочитая эротичность. Они, сделанные с большим изяществом, деликатностью и вниманием, фактически представляют собой оду женскому образу.

Париж, 1971. Фотограф Хельмут Ньютон

Когда образы женской красоты в фотографии простираются за рамки явной сексуальности и вуайеризма, кадры пронизывает высокооктановая интимность и ненарочитая эротичность. Они, сделанные с большим изяществом, деликатностью и вниманием, фактически представляют собой оду женскому образу.

Казалось бы, эротической фотографии незачем выходить за рамки банального и очевидного. Одного мотива достаточно, зачем искать большего? Но тема может раскрываться самым захватывающим образом. Фотографии в этой подборке в значительной степени преуспевают в тонком балансировании между исследованием и созерцанием феномена женской красоты.

Стриптизёрша в Club Samoa, Нью-Йорк, 1950. Фотограф Берт Глинн

Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие – куда захотят. Детройт, 1956. Фотограф Гордон Тенни

Private Rooms, 2004. Фотограф Гвидо Арджентини

Фотограф Игорь Воробей

Патти Сильвия, 1987. Фотограф Памела Хэнсон

Зажим, 1980. Фотограф Жан-Франсуа Жонвиль

Из серии «Глазами любви», Париж, 1952. Фотограф Рене Гробли

В свете солнца, Париж, 1989. Фотограф Жанлу Сьефф

Париж, 1968. Фотограф Марк Аттали

Фотокабина, 1980. Фотограф Жан-Франсуа Жонвиль

Стефани Сеймур для Vogue, 1992. Фотограф Патрик Демаршелье

«Доброе утро Америка», Нью-Йорк, США, 1990. Фотограф Патрик Личфилд

Анджелина Джоли. Фотограф Брэд Питт

«Велосипедная культура», 1968. Фотограф Вернер Бокельберг

«Кажется, есть, кажется, нет». Фотограф Кристиан Коиньи

Моника Беллуччи, Милан, 2000. Фотограф Джан Паоло Барбьери

Фотограф Игорь Воробей

Париж, 1980. Фотограф Жан-Франсуа Жонвиль

«Файнэншл Таймс». Фотограф Владимир Марискал

«Реванш». Фотограф Эллен фон Унверт

Чулки. Автор неизвестен

Эротичный нейлон, 1994. Фотограф Хельмут Ньютон

Завтрак в ночной рубашке. Фотограф Жан-Франсуа Жонвиль

Пляж. Фотограф Ларсен Сотело

Источник - cameralabs.org

ФОТОГРАФИРУЙТЕ. ЭТО УВЛЕКАТЕЛЬНОЕ ЗАНЯТИЕ ПРОДЛИТ ВАШУ ЖИЗНЬ

От mysoulgarden. Ниже- статья о долгожительстве фотографов. “Примерил» сказанное в статье к себе. А ведь и я, в свои 78 лет, в какой-то мере долгожитель! Может, действительно, потому у меня такое долголетие, что начал заниматься любительской фотографией 59 лет назад, и с тех пор без фотоаппарата как без рук…

На снимке:мама моя и двоюродная сестра Надя (этой фотографии"Старость и младость", сделанной простеньким фотоаппаратом "Смена". 54 года):

О ДОЛГОЖИТЕЛЬСТВЕ ФОТОГРАФОВ

Фотограф и преподаватель фотографии в школах Photoplay и Photohelp Андрей Рогозин продолжает рассказывать читателям Look At Me о тонкостях своей профессии. Сегодня он задаётся неожиданным вопросом: почему фотографы живут так долго?

Как-то раз на занятиях студенты меня спросили: почему вы, фотографы, живёте так долго? Не помню, что я тогда ответил: полагаю, как-то отшутился, потому что как можно серьёзно отвечать на подобные вопросы?! Но сейчас, когда этот же вопрос поставила передо мной редакция Look At Me, я задумался: а, может, и правда есть какая-то причина, по которой фотографы живут долго, дольше статистической нормы? Возможно, есть какой-то фактор, что-то связанное с образом жизни?

Вопрос интересный, но прежде чем строить гипотезы, я решил проверить сам факт: правда ли, что фотографы живут долго? Для этого я собрал известных и значимых фотографов, имена которых на слуху у целевой аудитории. В список попали фэшн-фотографы и документалисты, пейзажисты и арт-фотографы. Только военных фотографов я в него не стал включать по понятным причинам, ведь у них срок жизни определяется в большинстве случаев не здоровьем, а нелепыми и трагическими случайностями. Самое удивительное, что после анализа оказалось, что мы, фотографы, и в самом деле живём долго!

Для того чтобы вам не пришлось читать список из 203 позиций, я решил его немного сократить, оставив в нём только очень известных фотографов, чьи имена знает любой человек, имеющий отношение к современной визуальной культуре. И вот что получилось… Средний возраст фотографа составляет 82 года…

А вот несколько персонажей, которые до сих пор живы, а многие из них еще и снимают (долгих им лет плодотворной творческой жизни):

Эллиотт Эрвитт, 1928 г. р.

Уильям Кляйн, 1928 г. р.

Карл Лагерфельд, 1933 г. р.

Дэвид Хёрн, 1934 г. р.

Йозеф Куделка, 1938 г. р.

Дэвид Бейли, 1938 г. р.

Жан Паоло Барбьери, 1938 г. р.

Мэри Эллен Марк, 1940 г. р.

Патрик Демаршелье, 1943 г. р.

Жиль Бенсимон, 1944 г. р.

Питер Линдберг, 1944 г. р.

Паоло Роверси, 1947 г. р.

С такой статистикой на руках отшутиться уже не получится, придётся найти серьёзное обоснование. Что именно влияет на продолжительность жизни фотографа, в чём секрет? Для того, чтобы это понять, необходимо внимательно посмотреть на жизнь фотографа как таковую, на то, что он делает, как именно он это делает, каков его распорядок дня. Да и сам процесс съёмки, вроде бы очевидный и понятный, нужно проанализировать: во многом именно в нём, как мне кажется, кроется ответ на вопрос.

Что же делает фотограф? Снимает? Нет! В первую очередь он двигается, ходит, перемещается, зачастую проводя очень много времени на воздухе. Это очевидно касается и пейзажистов, и стрит-фотографов, и документалистов, хотя в меньшей степени относится к фэшн-фотографам. «Качество ваших фотографий в первую очередь зависит от того, насколько изношены ваши подошвы», — говорил один из величайших документалистов XX века. Или вот цитата на сорок лет свежее: «Я беру камеру и иду в город. Я хожу, смотрю, дышу, и в тот момент, когда я перестаю различать, где город, а где я, начинается съёмка». Это сказал Алекс Вебб — один из величайших современных стрит-фотографов.

О том, сколько времени (причём в любую погоду) проводил на природе, в горах, в лесу гений пейзажной фотографии Энсел Адамс, я думаю, каждый из нас догадывается и так. И вот что интересно: средняя статистика по фэшн-фотографам (если анализировать полную базу из 203 персонажей) чуть хуже — у них средний срок жизни примерно на год меньше, чем в среднем по всей моей выборке, и на три года меньше, чем у документалистов. Оно и понятно: ходить фэшн-фотографу приходится гораздо меньше, да и сама съёмка обычно проходит гораздо статичнее. Кроме того, фэшн-фотографы обычно живут в городе, перемещаются на машинах, их образ жизни в каком-то смысле ближе к образу жизни типичного городского клерка, и статистика сразу показывает нам, к чему это приводит.

О пользе ходьбы написано столько, что даже как-то неудобно рассуждать на эту тему. Пока ты ходишь — ты жив, и этим всё сказано. Интереснее поговорить о другом. Ведь не только документалисты и пейзажисты живут дольше: средний срок жизни фэшн-фотографов тоже не укладывается в «общечеловеческую» статистику. Дело в том, что съёмка — процесс творческий. Снимать и думать одновременно практически невозможно, ведь творчество — отнюдь не левополушарный процесс. Как говорил Картье-Брессон, думать надо до и после съёмки, а в самом процессе съёмки логика только мешает. Можно сказать, что в процессе съёмки хороший фотограф находится в своего рода трансе, он становится един с окружающей реальностью, воспринимает её гармонию как часть себя, как нечто внутреннее, а не как что-то внешнее.

Это состояние транса, своего рода медитация, и есть, как мне кажется, причина продолжительной жизни фотографов. Регулярное целенаправленное созерцание снимает стресс, позволяет вырваться из тисков загнанного и взвинченного темпа жизни, даёт отдых голове и душе. Один из моих знакомых, весьма известный московский фэшн-фотограф, как-то сравнил съёмку с медитацией под водопадом: ты точно так же пытаешься вне логики и расхожих штампов найти ответ на вопрос «Что такое красота, которую я вижу перед собой?», а вокруг носится куча народа, который мешает, отвлекает, дёргает. Главное в этом процессе — не потерять концентрацию и продолжать скорее чувствовать, чем думать.

Итак, причин, по большому счету, две: внешнее, физическое движение и внутренний, душевный покой. Ничего нового мы не открыли: любой тибетский лама или беломорский святой старец скажут то же самое. Но почему-то мы всё время склонны забывать именно такие простые истины. Так что мой вам совет: камеру в руки, расслабляющую музыку в наушники — и вперёд, на улицу, к хорошим фотографиям и 82-летней (в среднем) жизни!

От mysoulgarden. “Примерил» сказанное в статье к себе. А ведь и я, в свои 78 лет, в какой-то мере долгожитель! Может, действительно, потому у меня такое долголетие, что начал заниматься любительской фотографией 59 лет назад, и с тех пор без фотоаппарата как без рук…

МАМА МОЯ И ДВОЮРОДНАЯ СЕСТРА НАДЯ (ЭТОЙ ФОТОГРАФИИ "СТАРОСТЬ И МЛАДОСТЬ", СДЕЛАННОЙ МНОЮ ПРОСТЕНЬКИМ ФОТОАППАРАТОМ "СМЕНА", 54 ГОДА):

Награды Люси | Джан Паоло Барбьери

HONOREE 2018: Достижения в моде

Джан Паоло Барбьери родился на Виа Мадзини в семье оптовых торговцев текстилем. Именно на текстильном складе своего отца он приобретает навыки, которые пригодятся в его модной фотографии.

Он быстро делает первые шаги в театральном поприще, становясь актером, оператором и дизайнером костюмов вместе с «Трио», театральной группой, созданной с двумя друзьями, в римейке некоторых частей известных фильмов, таких как Tobacco Road , Жизнь Тулуз-Лотрека и бульвар Сансет .

Позже Лукино Висконти с Сарой Феррати и Мемо Бенасси доверили ему небольшую неречевую роль в Medea .

Американское кино в стиле нуар составляет для него важную основу, пытаясь понять, как актрисы могут быть такими красивыми с использованием уникального освещения, делающего их еще более очаровательными. Никогда не посещавший ни одну школу фотографии, он проводил бесчисленные эксперименты в своем подвале с лампочками, вставленными в трубу печи.

Фильмы дали ему ощущение движения и возможность перенести итальянскую моду с подножки на белом фоне на улицу, придав ей другую душу.

Имея возможность переехать в Рим и благодаря первым фотографиям, сделанным в чистом климате Dolce Vita, Барбьери принимает предложение поработать в Париже, так как он был признан талантливым в модной фотографии. Таким образом, он начинает свою карьеру в качестве помощника фотографа Harper’s Bazaar , Тома Кублина, на короткий, но напряженный период, поскольку Кублин позже пропустит иктус только через 20 дней.

В 1964 году он возвращается в Милан, открывая свою первую фотостудию, где он начинает работать в сфере моды, снимая простые образцы и публикуя фотоуслуги в журнале Novità , который впоследствии, в 1966 году, станет Vogue Italia .

С этого момента он начинает свое сотрудничество с Condè Nast, а также публикуется в международных журналах, таких как Vogue America , Vogue Paris и Vogue Germany.

В 1968 году журнал Stern включил его в число четырнадцати лучших фотографов моды в мировой панораме.

Знаменитости сцены, такие как Диана Вриланд, Ив Сен-Лоран и Ричард Аведон, являются частью его важной истории, но они также сотрудничают с культовыми актрисами всех времен, от Одри Хепберн до Верушки и Джерри Холл.

Фундаментальным завершением его курса стал опыт работы с Vogue Italy вместе с проведением крупнейших рекламных кампаний для международных брендов, таких как Valentino, Gianni Versace, Gianfranco Ferré, Armani, Bulgari, Chanel, Yves Saint Laurent, Dolce & Gabbana, Вивьен Вествуд и многие другие, с которыми она интерпретировала знаменитые творения 80-х, одновременно с завоеванием Made in Italy и итальянского прет-а-порте.

Девяностые годы заставляют Барбьери совершать различные путешествия к открытию безграничных культур, объединенных с любопытством далеких стран и этнических групп, по природе и к самым разрозненным объектам в соответствии с его вдохновением, давая жизнь чудесным фотокнигам, в которых места и далекие реальности они рассказывают через его безупречный вкус.

Несмотря на то, что фотографии находятся снаружи и часто мгновенные или мимолетные, они оказываются настолько «идеальными», что кажутся снятыми в студии, смешивая спонтанность населения и мест с элегантностью и стилем, которые обычно отмечают его. , сумев переплести спонтанность этнографической фотографии с гламуром фотографии моды.

По сей день Барбьери по-прежнему востребован как фотограф и художник для проведения рекламных кампаний в сфере моды, редакционных статей и выставок своих работ в Музее Виктории и Альберта, в Национальной портретной галерее Лондона, на Кунсфоруме в Вене и в МАММ в Москве. .

Джан Паоло Барбьери Цветы моей жизни АРТБУК

0

ДЖАН ПАОЛО БАРБЬЕРИ

ИЗДАТЕЛЬ


Silvana Editoriale

BOOK Hardcover

BOOK Hardcover

BOOK5 x 12 дюймов / 108 страниц / 130 цветных.

СОСТОЯНИЕ ИЗДАНИЯ
Дата публикации 22.08.2017
Активно

РАСПРОСТРАНЕНИЕ
D.A.P. Эксклюзив
Каталог: ОСЕНЬ 2017 стр. 199

ДЕТАЛИ ПРОДУКТА
ISBN 9788836632909 FLAT40
Прейскурантная цена: 90,00 канадских долларов 120,00 долларов США

НАЛИЧИЕ
На складе

ПРОСМОТРЕТЬ КАТАЛОГ ВЕСНЫ 2021 г. по искусству, фотографии, дизайну, архитектуре, кино, музыке и визуальной культуре.

& nbsp & nbsp

SILVANA EDITORIALE

Стихи Бранислава Янкича.


В этом томе рассказывается о любовной связи известного итальянского модного фотографа Джана Паоло Барбьери (род. 1938) с Эваром, молодым архитектором и моделью, погибшим в аварии на мотоцикле. Портреты Барбьери Эвара сопровождаются стихами Бранислава Янкича.


Бесплатная доставка

ЗЕМЛЯ ИБП НА КОНТИНЕНТАЛЕ U.S.
ДЛЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЗАКАЗОВ ОНЛАЙН

& nbsp

Источник мира искусства для книг по искусству и культуре

& nbsp & nbsp

NEW YORK
Выставочный зал только по предварительной записи
75 Broad Street, Suite 630
New York NY 10004
Tel 212627 1999

ЛОС-АНДЖЕЛЕС
Выставочный зал только по предварительной записи
818 S.Broadway, Suite 700
Los Angeles, CA
Тел. 323 969 8985

ООО «АРТБУК»
D.A.P. | Distributed Art Publishers, Inc.

Авторские права на все содержимое сайта C 2000-2017 принадлежат Distributed Art Publishers, Inc. и соответствующим издателям, авторам, художникам. Для получения разрешения на воспроизведение обращайтесь к правообладателям.

D.A.P. Каталог
www.artbook.com

& nbsp

ФОРМАТ: Hbk, 9.5 x 12 дюймов / 108 страниц / 130 цветных.
СПИСОК ЦЕН: 90,00 долларов США
СПИСОК ЦЕН: КАНАДА 120 долларов
ISBN: 9788836632909
ИЗДАТЕЛЬ: Silvana Editoriale
ДОСТУПНО: 22.08.2017
РАСПРОСТРАНЕНИЕ: D.A.P.
РОЗНИЧНЫЙ ДИСК: FLAT40
СОСТОЯНИЕ ИЗДАНИЯ: Активно
НАЛИЧИЕ: Есть на складе
ТЕРРИТОРИЯ: NA LA ASIA AU / NZ AFR ME

D.A.P. КАТАЛОГ: ОСЕНЬ 2017 г. Страница 199

ИНФОРМАЦИЯ ПО СОСТОЯНИЮ: 14 мая 2019 г.

ЗАПРОСЫ ДЛЯ ПРЕССЫ

Тел .: (212) 627-1999 доб 217
Факс: (212) 627-9484
Электронная почта для запросов прессы: publicity @ dapinc.com

ТОРГОВЫЕ ЗАКАЗЫ НА ПЕРЕПРОДАЖУ
D.A.P. | ИЗДАТЕЛИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИСКУССТВА
Телефон: (212) 627-1999
Факс: (212) 627-9484
Служба поддержки клиентов: (800) 338-2665
Продажа по электронной почте: [email protected]

Джан Паоло Барбьери: Цветы моей жизни

Опубликовано Silvana Editoriale.
Стихи Бранислава Янкича.

В этом томе рассказывается о любовной связи известного итальянского модного фотографа Джан Паоло Барбьери (род. 1938) с Эваром, молодым архитектором и моделью, погибшим в аварии на мотоцикле.Портреты Барбьери Эвара сопровождаются стихами Бранислава Янкича.

ПОДРОБНЕЕ ОНЛАЙН НА: http://www.artbook.com/9788836632909.html

29 Галерея ARTS IN PROGRESS

Джан Паоло Барбьери родился в 1935 году на улице Виа Мадзини в семье торговцев текстилем.

Именно на текстильной фабрике своего отца он впервые приобрел навыки, которые помогли ему в модной фотографии.Он быстро сделал свои первые шаги в мире кино и театра, став актером, оператором и дизайнером костюмов и даже получив небольшую не говорящую роль в «Медее» Лукино Висконти.

Американский фильм-нуар представляет для него важную основу и ориентир, поскольку он узнал, как особое освещение может сделать и без того красивых актрис еще более привлекательными. Через кино он узнал о чувстве движения, но это также дало возможность перенести итальянскую моду с белой сцены и студии во внешний мир, тем самым придав ей совершенно новую душу.

Имея возможность переехать в Рим и благодаря своим первым фотографиям, сделанным в чистом климате «Dolce Vita», Барбьери принимает предложение поработать в Париже, так как он уже считался талантливым в области модной фотографии. Это знаменует начало его карьеры ассистента фотографа Harpers ’Bazaar Tom Kublin, короткий, но напряженный период.

В 1964 году он возвращается в Милан и начинает работать в сфере моды, открывая свою первую фотостудию и работая над простыми модными кампаниями и фотографическими услугами для Novità, журнала , который в 1966 году стал Vogue Italia .С этого момента он начинает свое сотрудничество с Condè Nast , которые публикуют его работы на международном уровне в таких журналах, как Vogue America , Vogue Paris и Vogue Germany .

В 1968 году журнал Stern назвал его одним из четырнадцати лучших модных фотографов мира. Знаменитые знаменитости той эпохи, такие как Диана Вриланд, Ив Сен-Лоран и Ричард Аведон, составляют важную часть его творчества, и он также сотрудничал с самыми знаковыми актрисами и моделями того времени, от Одри Хепберн до Верушки и Джерри Холл.

Он снимал рекламные кампании для крупных международных модных брендов, таких как Valentino, Gianni Versace, Gianfranco Ferré, Armani, Bulgari, Chanel, Yves Saint Laurent, Dolce & Gabbana, Vivienne Westwood и многих других, с которыми он интерпретировал их самые известные творения 80-х годов. одновременно завоевывая Made in Italy и итальянскую моду прет-а-порте.

Работы Джан Паоло Барбьери выставлялись в некоторых из самых важных музеев, включая Музей Виктории и Альберта и Национальную портретную галерею в Лондоне, Художественный форум в Вене, МАММ в Москве и музей Эрарта в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, Королевский дворец в Милане, Музей на набережной Бранли в Париже и коллекция Никола Эрни в Швейцарии. Его фотографии являются частью многих государственных и частных коллекций произведений искусства по всему миру.

В 2018 году Джан Паоло Барбьери получил престижную награду Lucie Award в Нью-Йорке за «Выдающиеся достижения в области моды».

Портрет фотографа: итальянский фотограф высокой моды Джан Паоло Барбьери

Почти 60 лет Джан Паоло Барбьери был в авангарде международной модной и художественной фотографии.В сотрудничестве с Valentino над созданием современной рекламной кампании работы Барбьери украшали страницы итальянской, американской, немецкой, русской и французской версий Vogue, , L’Officiel, GQ, и Vanity Fair.

Новаторские коммерческие кампании Barbieri для: Gianni Versace , Giorgio Armani , Yves Saint Laurent , Gianfranco Ferrè , Valentino и Vivienne Westwood .

Входит в число четырнадцати лучших модных фотографов журнала Stern, Барбьери выставлялся в Музее Виктории и Альберта, в Национальной портретной галерее в Лондоне, в МАММ в Москве, в Национальном музее Цюриха, в Центре современного искусства. Центр Владивостока и Кунсфорум в Вене.

Его стилизованные и сложные изображения были собраны в нескольких книгах, в том числе Искусственный (1982), Мадагаскар (1995), Таитянские татуировки (1998), Экватор (1999), История моды (2001), Body Haiku (2007), Dark Memories (2013) и Skin (2015).Совсем недавно Барбьери вместе с Брансилавом Янкич выпустили серию « Flowers of My Life » (2016), которая дебютировала во время Недели моды в Милане.

Интервью с Алессией Локателли

Как вы открыли для себя свою страсть к модной фотографии?

Это началось, когда я учился в школе с друзьями. Мы сделали бухгалтерский учет за первый год. Нам было шестнадцать, и мы снимали наши встречи. Мы любили кино, театр, начали писать стихи к пьесам, историческим ситуациям, романам - даже переделывали фильмы в формате 8 мм.Я также пошел в Cinecittà в поисках работы, потому что понимал, что мой мир - это мир фотографии и кино, даже если я еще не понимал, что именно это значило для меня. В Риме в качестве оплаты я делал пробные снимки для молодых парней в Cinecittà с помощью моей первой маленькой камеры, а затем проявлял пленку. В гостевом доме, в котором я жила, мне разрешалось пользоваться туалетом по ночам, поэтому я распечатал там фотографии. Я кладу их под кровать, чтобы они высыхали, и доставляла на следующее утро. Затем кто-то увидел мои снимки и сказал моему отцу, что он попросил меня показать ему фотографии, и - хотя они были полностью любительскими - он сказал мне: «У вас потрясающая чувствительность, и вы идеально подходите для модной фотографии.«Я был шокирован, даже не зная, что такое мода. В Италии концепции Fashion еще не существовало, журналы покупали готовые фотосессии, сделанные во Франции. Когда я вернулся в Милан, однажды я получил письмо, в котором мне предлагалось явиться в 11 часов утра в [студию] Тома Кублина - фотографа, который работал на Harper's Bazaar America - в Париже, где я буду работать его помощником. делаю коллекции. Это были самые тяжелые двадцать дней в моей жизни, но я узнал все о фотографии и моде.Он работал ночью, потому что днем ​​одежда была у покупателей. Когда Кублин умер от болезни, я сначала был ошеломлен. Но потом я решил вернуться в Милан, где купил чердак и открыл кабинет, назвав его Studio Barbieri. Оттуда я начал свою карьеру.

Насколько утонченная эстетика и атмосфера ваших снимков - часто на открытом воздухе - связаны сначала с вашим опытом театрального актера, а затем с вашим знакомством с кинематографией Лукино Висконти и Федерико Феллини?

Итальянское кино с неореализмом Висконти, Пазолини и Росселлини помогло мне понять, что с небольшими ресурсами можно создавать шедевры.Американское кино, имея больше возможностей, научило меня понимать важность освещения, расположения камеры и используемых [типов] линз.

Есть ли фотограф из прошлого, который вас вдохновил?

Моим наставником, моим севером и югом, был Ричард Аведон. Я сказал себе: «Я хочу понять, иди в Аведон». Я поехал в Америку, но Аведон не встретился со мной. Спустя пятнадцать лет я встретил Аведона. Я был в Париже за каталогом, и он работал в той же студии.Когда Vogue и Bazaar America работали с Аведоном, они хотели, чтобы все портреты были сделаны только им. Я еще не закончил свою работу. Я был в коридоре, и ко мне подошел директор Vogue America и спросил меня, не «мистер ли я». Барбьери ». Я обернулся, и за ней подошел Аведон и сказал:« Я хотел познакомиться с тобой, Барбьери, я большой поклонник. Я собираю все твои самые красивые фотографии ». Спустя годы Иса Стоппи объяснил мне, что Аведон хранил некоторые из моих фотографий в своей студии и сказал ей:« Я больше не могу тебя фотографировать, потому что я никогда не смогу фотографировать как те, которые Барбьери сняла с вас.’

Пятидесятилетняя красота, запечатленная в модной фотографии

В сорока изображениях, некоторые из которых демонстрируются впервые, выставка воссоздает полувековую карьеру одного из самых важных и знаменитых мировых фотографов моды.

Джан Паоло добивается невероятных результатов, не увлекаясь спецэффектами. Его небольшой шаг назад от реальности позволяет ему трансформировать ее, возвышая ее регистр: с его освещением и выбором именно в нужный момент элегантное платье становится имперским, а красивый глаз - огромным.

Джорджио Армани

Изображения Джан Паоло - это последовательно глаза, сердце и разум.

Джанфранко Ферре

С 23 ноября по 20 декабря 2016 года в галерее 29 ARTS IN PROGRESS в Милане (via San Vittore 13) пройдет выставка, которая прослеживает полувековую карьеру Джан Паоло Барбьери , одного из самых важных и знаменитых в мире. модные фотографы.

Под названием Глаз, сердце и разум: пятьдесят лет красоты, запечатленные в модной фотографии и курируемая Николаос Велиссиотис , выставка включает 40 самых знаменитых работ Барбьери, старинные серебряно-желатиновые отпечатки и поляроиды, а также несколько снимков. которые проходят здесь впервые.

Знаменитый театральностью декораций, Джан Паоло Барбьери запечатлел самую суть модной фотографии во всех ее нюансах, от соблазнения до провокации и от мифа до элегантности.

Известный интерпретатор феномена «Сделано в Италии» Барбьери создал кампании по фотографии для модных домов, среди которых Valentino, Armani, Missoni, Versace, Ferré и Dolce & Gabbana.

Его работа для французского, американского и немецкого изданий Vogue также вовлекла его в партнерские отношения с несколькими международными модельерами, такими как Ив Сен-Лоран и Вивьен Вествуд.

Ив Сен-Лоран официально заявил, что «Джан Паоло Барбьери вкладывает ту же душу, ту же любовь как в роскошную элегантность своих женских портретов, так и в сцены из бедных, неблагополучных кварталов. У него есть секрет, который принадлежит ему - и только ему одному. Я очень восхищаюсь Джан Паоло, потому что фотограф, которого я вижу в нем, чувствителен, гуманен и способен на достойное эмоциональное участие ».

Фотографии, которые он сделал для модных журналов, его студийные портреты и кадры, которые он сделал во время перерывов на съемочной площадке, представляют собой разноцветную фреску, изображающую модную сцену и ее неповторимый образ между реальностью и образами.

Кинозвезды и модели, которые позировали для его объективов, включают Одри Хепберн, Джерри Холл, Вивьен Вествуд, Ева Мальстром, Али Данн, Мэри Джонассон, Верушка, Анжелика Хьюстон и итальянцы Иса Стоппи, Симонетта Джанфеличи, Ивана Бастианелло и Моника.

Выставка, проводимая в рамках мероприятий, запланированных на фестиваль Photo Vogue , предлагает возможность, которую обязательно посетить, проследить лучшее, что фотография смогла выразить на сцене моды, и соприкоснуться с невероятно увлекательным миром. формальной элегантности.

Биографические записи

Джан Паоло Барбьери родился в 1938 году на улице Виа Мадзини, в самом центре Милана, в семье оптовых торговцев тканями. Именно на складе тканей своего отца он научился навыкам, которые были так бесценны в его карьере модного фотографа. Как и в случае с другими великими творцами, такими как Армани, именно театр оказал такое сильное влияние на его воображение, что побудил его с 1956 по 1957 год поступить в актерскую школу при театре Филодрамматики в Милане.Позже ему дали второстепенную роль в фильме Лукино Висконти Medea с Сарой Феррати и Мемо Бенасси.

Американское кино пятидесятых предоставило ему важную отправную точку: пьесы Теннесси Уильямса и актеров уровня Джеймса Дина и Марлона Брандо, а также таких актрис, как Лана Тернер и Ава Гарднер, красивых женщин, освещенных особенным светом. вид света, который делал их еще более привлекательными.

Кинотеатр дал ему ощущение движения и возможность продемонстрировать итальянскую моду на натуре, придав ей иную душу.

Воспользовавшись возможностью поехать в Рим на высоте Dolce Vita , он заработал свое содержание, фотографируя многообещающих звездочек, но вскоре переехал в Париж, где встретил Harper's Bazaar фотограф Том Кублин, помощником которого он стал на короткий, но напряженный период.

В 1964 году он открыл свою собственную студию в Милане и начал работать в сфере моды, создавая образцы книг и добившись успеха в публикации своих фоторабот в журнале Novità , который впоследствии стал Vogue Italia в 1966 году.С этого времени он начал сотрудничать с издателем Condé Nast, и с 1973 года его работы также были представлены в Vogue Paris .

В 1968 году он получил премию Бьянкамано как лучший итальянский фотограф, а немецкий еженедельный журнал Stern включил его в список четырнадцати лучших мировых фотографов моды.

Тем временем он также начал работать над рекламными кампаниями для таких крупных брендов, как Elizabeth Arden, Chanel, Dolce & Gabbana, Mikimoto и многих других, сумев превратить то, что он изображал, в идеальные образы, с постоянными ссылками на серебряный экран кино. тридцатые и сороковые годы.

Важной вехой в его карьере стал его опыт работы с Vogue Italia и великих итальянских модельеров, включая Валентино, Версаче, Ферре и Армани, чьи творения он интерпретировал в восьмидесятые годы, когда итальянский прет-а-порте и «Сделано в Италии» покорили мир.

В девяностые годы он несколько раз побывал в таких тропических раях, как Таити, Мадагаскар, Сейшельские острова и Полинезия, создав удивительные книги по фотографии, рассказывающие о местах и ​​образе жизни, которые находятся на расстоянии нескольких световых лет, но всегда используя свой обычный безупречный талант.Хотя фотографии были сняты на открытом воздухе и часто бывают мгновенными или мимолетными, они кажутся настолько `` идеальными '', что кажутся студийными работами, в которых удачно сочетаются спонтанность его объектов и мест, где они живут, с элегантностью и стилем, всегда были его визитной карточкой. В результате ему удалось совместить спонтанность этнографической фотографии с гламуром ее модного аналога. Эти фотографии были выбраны Дэвидом Бейли для показа в Музее Виктории и Альберта в Лондоне и на Кунстфоруме в Вене и должны считаться во всех отношениях произведениями искусства.

ДЖАН ПАОЛО БАРБЬЕРИ. Глаз, сердце и разум: пятьдесят лет красоты в модной фотографии

Милан, Галерея 29 ARTS IN PROGRESS - Via San Vittore 13

23 ноября - 20 декабря 2016

Открытие по приглашениям: вторник, 22 ноября, 18.00.

Часы работы : вторник-суббота, 11.00 - 19.00

В другие дни и часы по предварительной записи

Без вступительного взноса

Информация

тел.+39.02 94387188; +39.392 1002348

[email protected]

www.29artsinprogress.com

Icons 5.7 Fine Art Box: Джан Паоло Барбьери

ДЖАН ПАОЛО БАРБЬЕРИ

биография

Джан Паоло Барбьери родился в Милане в богатой семье оптовых торговцев тканями, с юных лет обучаясь искусству работы с тканями - знаниям, которые стали очень полезными для его профессии модного фотографа.Но в подростковом возрасте его внимание привлекли бы другие места: в первую очередь театры, которые питали бы и пробуждали его фантастическую жилку; открытие, вскоре после этого, кино, которое оказалось страстью на всю жизнь. Следуя этой страсти, он переезжает в Рим в 1962 году.

В то же время для управления он разрабатывает и распечатывает фотографии будущих звездочек и начинающих див. Только не долго.

Жизнь заберет его куда-нибудь, в Париж, чтобы он работал ассистентом фотографа Тома Кублина.

И именно этот опыт двух «мучительных» месяцев отправил его в мир фотографии.

В 1965 году он присоединился к итальянскому Vogue и выпустил обложку его первого номера. Его работа для итальянских, французских, американских и немецких изданий Vogue привела к рекламной работе с великими модельерами Валентино, Армани, Сен-Лораном, Ферре, Версаче и Dole & Gabbana.

В 1978 году немецкий журнал Stern включил его в четырнадцать лучших модных фотографов.

Его фотографии выставлены в Музее Виктории и Альберта, Художественном форуме в Вене и Национальной портретной галерее Лондона.

Портфель

Джан Паоло Барбьери: модный глаз

Джан Паоло Барбьери - один из самых влиятельных модных фотографов второй половины 20 века.Входит в число четырнадцати лучших модных фотографов мира по версии журнала Stern, его работы выставлялись в лучших музеях мира: Музее Виктории и Альберта и Национальной портретной галерее в Лондоне, Художественном форуме в Вене, МАММ в Москве, Палаццо Реале в Милане и Музей современного искусства Эрарта в Санкт-Петербурге.

Родился в Милане в 1938 году в семье оптовых торговцев текстилем. В подростковом возрасте он уже проявлял интерес к миру театра, где он работал актером и сценографом, а затем переехал в Париж в 1962 году, чтобы работать ассистентом. известному фотографу Harper's Bazaar Тому Кублину.Там он познакомился и полюбил мир кино. В 1964 году Барбьери открыл свою собственную студию, и очень быстро его почти живописное чувство макияжа и укладки волос привлекло внимание международной элиты мира моды, которая пригласила его публиковаться в ключевых международных изданиях, таких как Vogue America и Vogue Italy, где он стал эталоном для фотографов. Barbieri создала многочисленные рекламные кампании для империи моды, которые сыграли ключевую роль в творческом голосе таких брендов, как Versace, Armani, Chanel, Givenchy и Westwood в 80-х и 90-х годах.

2018 год был основан Barbieri Foundation на Via Lattanzio 11 в Милане, как дань уважения городу моды. « Я создал это пространство для продвижения искусства, фотографии и всех форм культурного самовыражения ». Проект продвигает историческую и современную фотографию, но также приветствует самые разнообразные художественные выражения в духе обмена, направленного на поддержку всех форм творческих исследований. Центр инновационного, динамичного и доступного обучения, Фонд задуман как культурный ориентир в секторе изобразительного искусства, стремясь продвигать своего художника-основателя, его фотографические работы и художественно-творческие работы, чтобы вдохновлять его современников и грядущие поколения.Посредством выставок, семинаров, мероприятий, встреч и конвенций Фонд будет развивать свою работу за счет новаторского подхода «творческого интеллекта». Здание - минималистское, яркое и элегантное пространство - служит нескольким целям: от архивирования более миллиона фотографий до сохранения и публикации уникального и разнообразного творческого корпуса, свидетельствующего об эволюции итальянского общества, искусства и культуры. последние 60 лет, предлагая любопытным возможность узнать редкие истории из прошлого.

Публике передается наследие изображений, созданных за более чем 60 лет, охватывающих как общественную, так и частную фотографию: от моды до эротики, от частной жизни художников до их портретов (мы вспоминаем фотографии Одри Хепберн, Джерри Холл и Анжелика Хьюстон), а также глянцевые натюрморты для международных брендов. Визуальное повествование, выходящее за рамки слова, а иногда и изображения, уступающее место пульсу творческой мечты, которая смотрит в будущее, но все еще осознает свое прошлое.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *