Жака де башера: Disney снимет сериал о личной жизни дизайнера Карла Лагерфельда — Российская газета

Содержание

«Денди в тени» или… — Стилист-имиджмейкер Anna Mykhaylenko

«Денди в тени» или Как любовника делили. История Жака де Башера.

В 1989 году умер Жак де Башер, единственная любовь Карла Лагерфельда. Потеряв спутника, Карл поклялся, что будет хранить ему верность, и слово сдержал: не завел ни семьи, ни детей, ни нового бойфренда. После смерти Жака Карл не рассказывал о нем. Разговорить Лагерфельда удалось Мари Оттава, которая готовит к выходу книгу «Жак де Башер: Денди в тени».

Жак де Башер был видной фигурой в Париже 70-х, постоянным гостем вечеринок и героем любовных приключений. «Я был настоящим пуританином в то время, но приключения Жака меня забавляли», — рассказал Лагерфельд.

По словам Карла, их отношения оставались платоническими: «Я бесконечно любил его. Мы были знакомы 18 лет, 12 из которых провели вместе, но за это время мы ни разу не занимались сек*ом. Хотя его физический шарм меня привлекал».

Из-за Жака Карл навсегда поссорился с Ивом Сен-Лораном. Он сам познакомил их, и у Жака и Ива начался роман. Отношения де Башара и Сен-Лорана, в отличие от романа с Лагерфельдом, носили сек*уальный характер (Жак и Ив устраивали вечера в стиле БДСМ). «Конечно, я знал об этой связи. Мы с Ивом дружили больше 20 лет. Но я хотел видеть только светлую сторону Жака. Он мог бы рассказать мне, чем занимался, когда меня не было рядом. Но я предпочитал не спрашивать об этом», — описал тот период Карл Мари Оттаве.

Карл Лагерфельд и Жак де Башер познакомились в 1971 году. В 1983 году Жак ушел от Карла Лагерфельда к Иву Сен-Лорану. Спустя еще шесть лет де Башер умер от СПИДа.

Карл Лагерфельд в своём завещании даже написал , чтобы его прах смешали с прахом Жака де Башера.

Еще при жизни сам модельер отмечал, что хотел бы, чтобы его кремировали, а прах смешали с прахом его матери и любимой кошки Шупетт, в случае если она умрет раньше. Домашний питомец пережил своего хозяина (теперь ее называют чуть ли не главной наследницей Лагерфельда), а вот часть праха де Башера была захоронена как раз с прахом матери Лагерфельда Элизабет Бальманн.

@ Там, где живёт Счастье

Карл Лагерфельд: прах легендарного дизайнера смешают с прахом бывшего партнера

Стало известно обо всех деталях прощальной церемонии со знаменитым кутюрье.

Хотя официальный завет Карла Лагерфельда еще не обнародован, но французское информационное агентство новостей AFP уже узнало некоторую информацию. По словам журналистов, самой церемонии прощания не будет, поскольку тело Карла подвергнут кремации. Еще при жизни Лагерфельд хотел, чтоб его тело кремировали без всех торжественных почестей и смешали его прах с прахом матери Элизабет Бальманн и прахом любимой кошки Шупетт, если бы та умерла раньше него.

Также стало известно, что вместе с прахом Лагерфельда будет смешан еще прах его бывшего партнера Жака де Башера, с которым он был вместе 18 лет. Их отношения завязались еще в 1971 году и продолжались вплоть до смерти Жака, поскольку тот в 1989 году в возрасте 38 лет умер от СПИДа.

Цитаты Карла Лагерфельда: о красоте, о жизни, о моде

Что известно о романе Карла Лагерфельда и Жака де Башера?

Любимый Карла Лагерфельда родился в 1951 году во Вьетнаме. Незадолго после переезда в Париж он познакомился с тогда уже известным дизайнером и с первого знакомства очаровал Карла. Несмотря на то, что Карл Лагерфельд почти 20 лет любил Жака, любую интимную близость он отрицал.

Жак де Башер (слева) и Карл Лагерфельд (справа)

«Мне не нравится спать с людьми, которых я действительно люблю. Я не хочу спать с ними, потому что секс не может длиться долго, но привязанность может длиться вечно. Я думаю, это прекрасно, – рассказывал в одном из интервью Карл Лагерфельд.

10 великолепных муз ветреного Карла Лагерфельда (Фото)

Но в СМИ часто поговаривали, что ловелас Жак де Башер имел также взаимоотношения с другим известным дизайнером Ив Сен-Лораном. Хотя один знаменитый французский промышленник Пьер Берже много лет назад отмечал, что Лагерфельд специально организовал роман де Башера с Сен-Лораном, чтобы дестабилизировать положение модного дома последнего.

Ив Сен-Лоран (слева) и Карл Лагерфельд (справа) до ссоры относительно Жака де Башера

Жак де Башер (слева) и Карл Лагерфельд (справа)

Смерть именитого дизайнера: реакция знаменитостей

Впрочем, правда это или нет, но в последние дни жизни гультяя Жака де Башера Карл Лагерфельд оставался с ним и поддерживал его. После его смерти дизайнер дома Chanel вел довольно замкнутую жизнь и с тех пор не имел никаких отношений. Одно из имений, в котором проживал французский модельер с 1991 по 1998 год, было названо Villa Jako – в честь бывшего любимого Жака. Роскошный особняк расположен в гамбургском районе Бланкенезе, Германия, и в июне 2018 года его выставили на продажу за 10 миллионов долларов.

Поделиться с друзьями

Поделитесь с друзьями в соцсетях

Где и рядом с кем похоронят Карла Лагерфельда: детали

Хотя официальный завет Карла Лагерфельда еще не обнародован, но французское информационное агентство новостей AFP уже узнало некоторую информацию. По словам журналистов, самой церемонии прощания не будет, поскольку тело Карла подвергнут кремации. Еще при жизни Лагерфельд хотел, чтоб его тело кремировали без всех торжественных почестей и смешали его прах с прахом матери Элизабет Бальманн и прахом любимой кошки Шупетт, если бы та умерла раньше него.

Читайте также: Что произойдет с кошкой Карла Лагерфельда после его смерти: неожиданные подробности

Также стало известно, что вместе с прахом Лагерфельда будет смешан еще прах его бывшего партнера Жака де Башера, с которым он был вместе 18 лет. Их отношения завязались еще в 1971 году и продолжались вплоть до смерти Жака, поскольку тот в 1989 году в возрасте 38 лет умер от СПИДа.

Что случилось с Карлом Лагерфельдом?Во время последнего показа Chanel 22 января в мире моды заподозрили о недуге дизайнера, ведь впервые с 1989 года его не было на модном событии. В этот день его заменяла помощница Виржини Виар, которую вчера, после новостей о смерти Карла Лагерфельда, назначили новым креативным директором модного дома. Вечером 19 февраля стало известно, что немецко-французский дизайнер умер от рака поджелудочной железы. У него не осталось прямых наследников кроме кошки Шупетт и крестника Хадсона Кронинга, которым он, вероятно, оставил все наследство.

Что известно о романе Карла Лагерфельда и Жака де Башера?

Любимый Карла Лагерфельда родился в 1951 году во Вьетнаме. Незадолго после переезда в Париж он познакомился с тогда уже известным дизайнером и с первого знакомства очаровал Карла. Несмотря на то, что Карл Лагерфельд почти 20 лет любил Жака, любую интимную близость он отрицал.


Жак де Башер (слева) и Карл Лагерфельд (справа) / Энциклопедия моды

«Мне не нравится спать с людьми, которых я действительно люблю. Я не хочу спать с ними, потому что секс не может длиться долго, но привязанность может длиться вечно. Я думаю, это прекрасно, – рассказывал в одном из интервью Карл Лагерфельд.

Но в СМИ часто поговаривали, что ловелас Жак де Башер имел также взаимоотношения с другим известным дизайнером Ив Сен-Лораном. Хотя один знаменитый французский промышленник Пьер Берже много лет назад отмечал, что Лагерфельд специально организовал роман де Башера с Сен-Лораном, чтобы дестабилизировать положение модного дома последнего.


Ив Сен-Лоран (слева) и Карл Лагерфельд (справа) до ссоры относительно Жака де Башера / Энциклопедия моды

Впрочем, правда это или нет, но в последние дни жизни гультяя Жака де Башера Карл Лагерфельд оставался с ним и поддерживал его. После его смерти дизайнер дома Chanel вел довольно замкнутую жизнь и с тех пор не имел никаких отношений. Одно из имений, в котором проживал французский модельер с 1991 по 1998 год, было названо Villa Jako – в честь бывшего любимого Жака. Роскошный особняк расположен в гамбургском районе Бланкенезе, Германия, и в июне 2018 года его выставили на продажу за 10 миллионов долларов.


Жак де Башер (слева) и Карл Лагерфельд (справа) / Энциклопедия моды

Сен-Лоран. Стиль – это я — отзывы и рецензии — Кинопоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 1025

11—20 из 22

Mata 5Hari9

‘.

.Что тленной красоты — навеки сберегу я И форму, и бессмертный строй.’

Скажите же червям, когда начнут, целуя,
Вас пожирать во тьме сырой,
Что тленной красоты — навеки сберегу я
И форму, и бессмертный строй.

С этих строк Бодлера возрождается век гедонизма. На смену романтизму революций и самоотверженной преданности идеи, приходит время возвеличивания чувств, желаний и наслаждений. Искусство больше не служит ни религии, ни морали, ни идеи. Искусство существует ради искусства, а творчество, вырождается акт поклонения Красоте. Художник, поэты, музыканты панически боятся реальности, заменяя ее наркотической галлюцинацией. Их жизнь протекает среди персидских ковров, антикварной мебели, античных статуй и японских гравюр. Таким был мир богемы девятнадцатого века, искусственно созданный, не терпящий изъянов, возвышающий Красоту и страстно желающий наслаждений.

Таким Бонелло в своем фильме показал мир Ив Сен — Лорана, только стой разницей, что вместо картин прарафаэлитов, по стенам развешаны картины Модриана и Уорхола.

Парадокс заключается в том, что фильм «Святой Лоран» нельзя рассматривать с точки зрения привычной биографии, в нем вытеснено все, что может нам рассказать о Лоране — человеке. Бонелло снимает кино не о персоне Кутюрье, а его культе. Именно поэтому в финальной сцене Лоран не умерает, а возрождается, поэтому во второй половине фильма Бонелло отказывается от линейного повествования, Лоран — Кутюрье, превращается в Святого Лорана, создав свои бессмертные творения, он переходит границу жизни и вступает в вечность. Образ кутюрье лишается всего человеческого, становится культом в глазах всего мира.

Режиссер рассматривает личность Лорана только как инструмент, с помощью которого он исследует взаимосвязь художника, творчества и окружающего мира. Для Бонелло одиночество Ив Сен-Лоран — это цена его гения, цена которую должен заплатить каждый, кто становится на путь преображения мира.

Психологическая сторона истории Лорана не интересует режиссера, он не снимает драму, а показывает лишь закономерность такой жизни. Так предметам, которые окружают великого кутюрье, Бонелло уделяет намного больше внимания, чем людям, актеры это часть декораций, они такие же прекрасные и безучастные, как и платья на манекенах. Все что происходит с Лораном, происходит внутри, внешняя жизнь, только антураж внутреннему миру.

«Святой Лоран» не биография в привычном понимании, а размышление режиссера на тему творчества, для него художник — заложник своего творчества он принадлежит ему полностью, при этом сама личность творца растворяется в его искусстве.

Своим фильмом Бонелло говорит о том что, для подлинного художника первая и единственно важная цель искусства, создавая лишить смерть ее разрушительной силы.

прямая ссылка

02 ноября 2014 | 20:17

Фильм прекрасен. Как мной и предполагалось, он на несколько порядков мощнее того, что был снят силами товарищей из Comedie-Francaise и Жалиля Леспера. Это не биография, это скорее оживший fine art или что-то вроде того.

Первая половина фильма (в отличие от предыдущего, где первая половина скучна и затянута) идет на одном дыхании, снята-смонтирована безупречно, сценарий написан как положено со всем turn points на подходящих для них местах. Леа Сейду (Лулу), Эмили Валаде (Бетти), Валерия Бруни-Тедески, Жереми Ренье (Пьер Берже) (кстати, прекрасный актер, на его игре и строится фильм фактически, особенно отрясающий он в сцене, когда продает часть империи и YSL британским партнерам- потрясающе написанная и снятая сцена). Ренье, в целом, гораздо более мощный, чем Ульель, актерски, хотя от Ульеля весь фильм глаз не отвести, настолько он хорош, просто безупречен, как образ Маэстро, но он там не более, чем ‘дымок-мираж’ (по меткому выражению гениального Рощина), актерской игры там почти нет, он — безупречная модель, но никак не характер).

С появлением в кадре младшего Гарреля все начинает рассыпаться. С одной стороны, его порочное обаяние и вклинивание в жизнь маэстро привносит в картину ‘свежую кровь’ и драму (наконец-то понятно, почему по нему сходили с ума и Лоран, и Карл Лагерфельд (ну, и еще масса менее знаковых персонажей 70-х ). Однако вся эта скандальность и ‘темная сторона’ мсье Лорана не так уж много добавляет к его образу, ведь он парил в собственном эфире.

После его ухода из кадра и из жизни YSL фильм начинается скатываться в череду сцен, снятых, чтобы как-то продержаться до появления в кадре великого Хельмута Бергера. С его’ входом’ кино вновь обретает плоть и кровь (хотя без сцен с его участием можно было и обойтись, но он настолько знаковая фигура этого периода европейской истории, что его появление в роли стареющего и умирающего Лорана — более чем закономерность.

За костюмы и декорации — нижайший поклон в пояс, над всем этим трудились такие мастера, творцы и художники, что нет слов передать, как все это прекрасно и безупречно.

Некоторые сцены картины — абсолютный шедевр даже не киноискусства, а где-то и изобразительного искусства (чего стоит ‘ожившая картина’ комнаты Пруста).

OST и отдельно Мария Каллас — идеальны. Девушка- DP -Жози Дешайе — потрясающий профи. Собачку жалко, негоже таблетки по квартире раскидывать. Ульель тут нежная, манерная, жеманная и прекрасная девочка, когда речь о личных отношениях с Берже, де Башером и прочими лицами мужского полу и совершенно парящий над грубой реальностью Художник, Мастер, Демиург, практически эльф, без плоти и крови.

Скорее всего, месье Лоран таким и был (или его не было, он нам приснился). Вот за ‘дымок, мираж’ и парение Ульелю трижды ура.

За фразы после продажи части активов ‘наконец-то смогу купить себе (в первом случае) Матисса, (во втором) — Ротко’ и ‘из меня не получился художник, пришлось стать модельером’ — кланяюсь низко, это потрясающе.

Равно как и за то, как ‘дедушка’ Бергер смотрит на себя молодого и прекрасного себя у Висконти в ‘Гибели Богов’ и неопластицизм Мондриана (откуда и взялся ‘расчерченный на квадратики’ полиэкран).

То, что в этой версии кино про Лорана лучший финал (возможно, за всю историю кинематографа, а, возможно, лишь за последний десяток лет — не суть это важно) — за это я ручаюсь.

Восхитительное произведение искусства, несколько испорченное Гаррелем-младшим (но такова уж его планида, не надо было начинать у Бертолуччи и так задирать планку). Тем не менее, как сказал неистовый Виссарион устами не менее неистовой Татьяны Дорониной в культовом неореалистском шедевре советского периода: ‘Ступайте в кинотеатр (прим. автора — на Saint Laurent), живите и умрите в нем, если сможете’. Фактически это приказ.)

прямая ссылка

04 ноября 2014 | 02:56

В далеком ныне 1967 году не было ни во Франции, ни за ее пределами человека, который бы не знал, кто такой Ив Сен-Лоран. Вундеркинд от мира высокой моды, ворвавшийся на Олимп haute couture стремительно, блистательно, в одночасье сбросив старых идолов и сам став им, на равных, даже затмив своим блеском и стилем ту архаичную кройку и скованность. Творцом новых форм, экспериментатором и провокатором. Нескладным высоким человеком в больших очках, в глазах которого неиссякаемой грусти и незатаенного печалования было намного больше, чем практически детского озорства. Логотип YSL взирал с баннеров, с неоновых вывесок, со стен бутиков, призывая и обольщая, а сам Творец мучился от одиночества, разделенной и неразделенной любви, творил, страдал и ежеминутно умирал в объятиях. С 1967 года начался расцвет империи знаменитого Ива. и не было тех, кто бы не произносил с придыханием: ‘Месье Ив Сен-Лоран’.

Вторая по счету за 2014 год кинобиография знаменитого французского модельера Ив Сен-Лорана, уже официально непризнанная и практически скандальная в отличии от вышедшего намного ранее фильма режиссера Джалиля Леспера, благословленного партнером Сен-Лорана по будуару и подиуму Пьером Берже, но в котором все свелось преимущественно к гомосексуальному промискуитету и только, фильм ‘Сен-Лоран. Стиль — это я’ известного французского режиссера Бертрана Бонелло, впервые представленный на Каннском кинофестивале и удостоенный премии Пальмовой собаки, гораздо более точен и интересен, нежели предшественник, несмотря на то, что фильм совсем не претендует на полновесность в освещении жизненного пути модельера, предпочитая выхватывать наиболее интересные детали его биографии в период с 1967 по 1977 года, не упуская при этом из виду главного и не пускаясь во все тяжкие незамысловатой замыленной поверхностности. Увы, жизнь великого модельера была многогранна, насыщенна и слишком непроста, чтобы можно было ее воспроизвести в рамках сугубо прямолинейного кинематографического повествования, потому Бонелло застает своего героя уже свершившимся и полноценным — сформировавшимся Личностью, Художником, Творцом, который пробует новые формы, новые ткани, испытывает и провоцирует публику, которая, кажется, готова ему простить все. Ошибки первого фильма, начертанного предельно грубо и просто, без изысков, Бонелло учтены. К сугубо личному конфликту Лорана, когда он встретил на своем жизненном пути и Пьера Берже, но намного раньше — Жака де Башера, Бонелло подмешивает конфликт творческий. Неудовлетворенность приводит Лорана к новому источнику вдохновения, и теперь каждое его новое творение не несет в себе отпечатка утилитарности, неизбежного устаревания. Это то искусство, которое обессмертит имя Лорана. Режиссер стремится во что бы то ни стало вместить в событийный ряд фильма все то, что делало Ив Сен-Лорана именно Ивом Сен-Лораном, начисто обойдясь без спекулятивности или манипулятивности по мелодраматическому принципу, не давя на жалость в минуты кризиса и не выжимая концентрированное восхищение в минуты его творческой экзальтации. Фильм целен, точен, предельно изыскан, моментами нарочито конкретизирован в своей хронотопической принадлежности и в достаточной степени реалистичен, чтобы прослыть ценным документом как показанной эпохи, так и подтверждением личности самого Ива Сен-Лорана. Ностальгия играет яркими красками, но форма не довлеет над содержанием, а лишь его дополняет. Здесь Сен-Лоран тоскует, пытается постичь свое место в искусстве, творит это самое искусство, влюбляется и ненавидит, а также цитирует своего самого любимого писателя Марселя Пруста, канонично становясь при этом одной из икон Энди Уорхола. И периферийное режиссерское зрение умело выхватывает малозначительные на первый взгляд детали, которые призваны создать единое целое мнение о Сен-Лоране — перфекционисте и творце с уникальным чутьем стиля.

Бонелло отчетливо идет по тропе многословности, изысканных полупьяных рефренов и эротических экзерсисов, рифмуя частную историю отдельной личности с универсальной историей любого стоящего художника, у которого весь мир лежал в ногах, а он был у ног своего любовника. Просто нельзя о мире моды рассказывать нарочито блекло, бесцветно и безжизненно. Бонелло со своим врожденным чувством такта, стиля и драмы вслед за своим героем повторяет художественную палитру его творений, и Ив Сен-Лоран в картине Бертана Бонелло буквально повсюду. Но Бонелло не превращает свой фильм в трагедию, или в фарс, или в глянцевый набор фотографий с обложки Elle или Cosmopolitan, хотя фильм неоднократно грозится провалиться в бездну симптоматичных гламурных очевидностей и превращаясь в еще одну из многих ЛГБТ-притч, в которых Имя есть лишь приманкой, но за этим Именем не видно самого Человека, это имя себе создавшем. Бонелло чрезвычайно аккуратен в освещении гомосексуальных пристрастий месье Ива, говоря о любви и только — смешной и трагической, странной и жестокой, но в этом любовном дуэте, иногда заостряющемся до состояния треугольника, Ив Сен-Лоран у Бонелло завоевывает право первой скрипки.

19 июля 2015 | 14:36

Если рассматривать рецензии сугубо в качестве рекомендаций, то первый вопрос, который вам задаст данная “рекомендация”, а нужен ли вам этот фильм? Допустим, а что, если вы ни представитель ЛГБТ, ни фанат французского кино, ни увлекаетесь раскопками внешнего и внутреннего мира известных личностей и, более того, ничего не смыслите в моде?! Ответ будет примерно таким же, что и вопрос – не знаю. Более того сомневаюсь. Я бы даже уточнил, что если вы тот зритель, который просто ходит на всё подряд в кинотеатр, но желаете хоть сколько-нибудь сэкономить денег – проходите мимо.

Как вы наверно догадались по первому абзацу – я не такой зритель, а по сему, мнение моё достаточно субъективно, как и многое из того, что вы читали или ещё прочтёте. Более того, я люблю моду и в частности YSL, современное французское кино, биопики и меня уже не испугать гей-тематикой, несмотря на традиционную ориентацию. В общем, вы услышите мнение человека, в которого, по сути, целился фильм; попал ли – вопрос другой.

Ив Сен Лоран – наверное, тот редкий случай, когда безумно талантливый и не менее безумно дивиантный человек сумел не просто прославиться на один час, а прожить долгую успешную яркую жизнь, создав настоящую империю, вопреки тому, что на роду у него было написано умереть от передозировки в ночном клубе в обнимку с очередным любовником. И если его Moujik “прожил” четыре жизни, то гений моды и стиля только одну, но какую! Именно поэтому Yves Saint-Laurent и ни словом меньше!

Важнейшей составляющей личности главного героя являются два его любовника – Жак и Пьер, которые как будто являют собой куски характера самого Ива, переродившиеся в отдельных персон. И нет никаких сомнений, что Жака в Иве определённо больше, как и не вызывает сомнений тот факт, что самому кутюрье явно больше хочется быть Жаком. Но как бы на зло (а по факту во благо) жизнь заставляет его быть Пьером, что и спасло как самого Сен-Лорана, так и его империю. Жак – скорее его бессознательное, а Пьер – супер-эго если вам проще по Фрейду. И если во внутреннем мире Ива победу скорее одерживает Жак, то в реальности Пьер ни оставляет ему никаких шансов.

Не буду судить о том, является ли картина что называется “заказной”, продвигающей меньшинства или её хотели больше предоставить как мэйнстримовый проект, красивую картинку и тому подобное – каждый сам решит это для себя. Приятно, однако, отметить выбор самой личности, история жизни и творчества которой перед нами раскрываются. Армани как ни банально – ещё жив, Диор – слишком похож на обычного человека, остальные – менее популяры. Именно Ив Сен-Лоран являет собой одновременно и историческую, и невероятно интересную своими противоречиями фигуру, которой можно и восхищаться, и презирать, но весьма глупо отрицать или не признавать вовсе его успеха и влияния на индустрию моды.

Успех – следствие неудовлетворённости предыдущими результатами, над которыми проделана работа над ошибками. Никакой талант ничего не представляет собой без кропотливого труда и серьёзного отношения к делу. Как ни наоборот: никакой труд не позволит заполучить феноменальный успех при отсутствии дара. Любовь и работа – порой не совместимы в высших своих проявлениях – чем-то хоть немного, да придётся жертвовать.

Возможно, примерно эти выводы автор, в лице Бертрана Бонелло, хотел донести до нас. По крайней мере, их считал я – вам может показаться совсем другое. Думаю эта одна из приятнейших прелестей искусства, которой можно насладиться! Как и зловещей (запомнившейся ещё по роли Ганнибала Лектора) улыбкой Гаспара Ульеля, констатирующей для нас последний вывод – когда ты стал ходячей историей, уже не так важно жив ты или мёртв – монстр, которого ты создал, будет жить дальше!

“Heroes come and go, but legends are forever”

Kobe Bryant

7 из 10

прямая ссылка

07 октября 2015 | 01:30

Байопик о легендарной личности в мире высокой моды не мог пройти мимо широкой общественности, хотя бы потому что эта картина о Сен-Лоране уже вторая по счету и практически одного года с ним. Ту версию, которую мы сейчас рассматриваем, снятая арт-хаусным, фестивальным режиссером Бертраном Бонелло, заругали по самое не могу и критики и современники, на нее даже навесили неприятный ярлык «неофициальная», что в принципе интерес вызывает даже больший, чем картина со статусом «официальная». Скандальность картины Бонелло проходит проверку на прочность, поскольку спорить там есть, о чем. А если есть, о чем спорить, значит фильм, ни много ни мало, стоит того.

От сравнения версии Бонелло с предыдущей, «официальной» Джалиля Леспера, удержаться практически невозможно. Уж слишком свежо впечатление от предыдущей картины, и даже страна-производитель – одна и та же (не говоря уже о главном герое:). И в битве двух историй картина Бонелло выигрывает однозначно. Просто потому что его картина, несмотря на всю фестивальность, неоднозначность, некоторую затянутость и символичность, запоминается и ярким пятном входит в сознание. Полотно Леспера же блеклое и абсолютно невнятное, хотя изначально оно имело цель расставить все точки над «i».

Ну в конце концов, картина, на мой взгляд, гораздо более полно раскрывает личность самого Ива Сен-Лорана. Все-таки не так полно, как хотелось бы лично мне, но, по сравнению с всё тем же Леспером, своеобразно, да, противоречиво, да, но годно же! Я о том, что споткнись, но запомнись. При чем версия Бонелло выступает в роли не простого байопика, служащего одной цели – рассказать о центральной личности, – но и самостоятельным кино-полотном с множеством интересных художественных образов. Ну взять, к примеру, тех же змей, о сцене с которыми, вы вряд ли забудете, если досмотрите фильм до конца. Ведь змеи для многих отождествляют все самое противное и греховное в этом мире. И такой яркий образ, работающий на отвращение, на самом-то деле, является проекцией самого Сен-Лорана. Но при этом мы понимаем, что сами по себе змеи – обычные живые существа, ужас и зло которым приписал сам Человек, по своей сути невинны. Это внешнее безобразие не всегда гарантирует внутренний духовный разлом.

В чем, собственно, скандальность. Сам Берже закрыл доступ к множеству информации людям, пытающимся сделать этот фильм. И думается мне, из-за того, что слишком личные стороны их совместной жизни с Лораном собирались затронуть коварные кинематографисты, влезть во все самое грязное, при живом-то участнике этих событий. Его позицию и понять-то можно. Однако, как оказалось, сделать «сглаженную», компромиссную работу, в которой все их отношения проиграли вскользь, недостаточно, чтобы фильм был удачен и хоть мало-мальски интересен. В пример вам работа Леспера (да-да все тот же!). Так вот, стоит говорить об откровенности. Порой от тел, показанных совсем не завуалированно никуда не деться. Есть сцены очень бьющие по нервам, есть менее. Стоит поговорить о хорошо развитой теме отношений с любовником Сен-Лорана – Жаком де Баше. Я так поняла, в этом и был камень преткновения Берже со сценаристом. Стоит поговорить и о наркомании модельера и днях его падения, тоже весьма ярко отраженных в картине.

Благодаря внушительному хронометражу (что выступает как плюсом картины, так и минусом), Бонелло удается раскрыть все эти темы и сделать вполне себе объемный потрет Ив Сен-Лорана и его творчества, эффектный такой трибьют. О процессе творчества тоже не забыли, он здесь пронизывает все повествование, от начала до конца. Все-таки, главное – ремесло художника, то, чем он вдохновляется. И в данном случае, вкрапления с такими фактами, как комната Марселя Пруста, переписка с Энди Уорхолом, делает историю более осязаемой и более увлекательной. Да и само обилие нарядов и стильная операторская работа, пригламуренная, элегантная, в стиле VOGUE, делает картинку визуально-вкусной. Да и вообще весь фильм сугубо визуален, он и общается со зрителем исключительно с помощью зрительных образов и личных зрительских ассоциаций. Он играет с фактами и предметами. Вот почему он более ценен, чем работа Леспера. И вот почему он точнее.

Что же касается атмосферы, она роскошная. 1970-е, отраженные с помощью главных индикаторов времени – моды и музыки – получились неимоверно. Саундтрек просто потрясающий. Сочетание культового рока 1970-х и оперы (превалирует Мария Каллас – еще один источник вдохновения Сен-Лорана) просто, вызываясь не литературно, срывает башню. Причем разрыв шаблона в том, насколько впечатляюще подобран видеоряд (те же танцы Бетти Котро в исполнении Эмилин Валаде) к этой музыке.

Актерская работа гораздо интереснее, ежели в версии Леспера. Хотя бы потому что людям есть, что играть. И что это за люди? Цвет молодого французского кино. Гаспар Ульель все это время как-то проходил особнячком, играя на втором плане, являясь в общем-то стоящим актером. Настолько яркий прорыв – наконец-то – его заслуженный удел. Его Сен-Лоран – зрелище, которое стоит увидеть. Жереми Ренье в роли Пьера Берже также убедителен. Ну а Луи Гаррель в роли Жака де Баше это вообще…один из ярчайших образов, хоть он эпизодичен. Высокий, безупречно одетый, усатый, в белоснежном костюме Гаррель, усмехающийся и совращающе-флиртующий…Долгожданная с моей стороны роль. И было чего ждать. Потрясающий актер, давно показавший свою бесстрашность и прекрасный драматический талант. Леа Сейду в роли Лулу де ла Фалез тоже magnifique, как говорят французы. Вообще, должна сказать, что каст подобрался волшебный. Та же мной впервые открытая Эмилин Валаде – настоящая энергия свежины, которая ворвалась в моду с коллекциями Ив Сен-Лорана, символ независимой элегантной женщины, носящей брюки как нечто самое женственное в мире.

Если говорить о том, чего не хватило картине, абстрагируясь от фильма Леспера, то это безусловно какая-никакая чувственность, чтобы не было такой дистанции между нами и главным героем (даже если он был таким гением, каким тебе никогда не стать, ха-ха), чтобы можно было отождествлять себя с героем (хотя бы в некоторых аспектах).И некоторая затянутость для меня скорей минус. Постоянно ощущение того, что перед тобою финальная сцена, а это не так, исключает возможность какого-либо катарсиса (этому способствует фэйковая закольцовка композиции – сцена, повторяющаяся в начале и, как оказалось, не в самом конце).А так, в целом,«Сен-Лоран» Бертрана Бонелло – на удивление цельный, яркий, стильный и мощный фильм-биография, где и проявляется вся сила и прелесть французской кино-традиции.

8 из 10

P.S.Ну а название в русском прокате продолжает традицию «абсурд всегда жив, как рок-н-ролл».«Стиль – это я»?Серьёзно?Я понимаю, если в фильме о Дали фигурировало бы похожее название, это, как мы знаем, в его стиле. Но, при всей своей любви к славе, Ив Сен-Лоран никогда не страдал такими амбициями и такой неимоверной любовью к себе, как Дали. Ох, позабавили, кинопрокатчики,as always,господа.

прямая ссылка

25 октября 2014 | 21:10

В далеком ныне 1967 году не было ни во Франции, ни за ее пределами человека, который бы не знал, кто такой Ив Сен-Лоран. Вундеркинд от мира высокой моды, ворвавшийся на Олимп haute couture стремительно, блистательно, в одночасье сбросив старых идолов и сам став им, на равных, даже затмив своим блеском и стилем ту архаичную кройку и скованность. Творцом новых форм, экспериментатором и провокатором. Нескладным высоким человеком в больших очках, в глазах которого неиссякаемой грусти и незатаенного печалования было намного больше, чем практически детского озорства. Логотип YSL взирал с баннеров, с неоновых вывесок, со стен бутиков, призывая и обольщая, а сам Творец мучился от одиночества, разделенной и неразделенной любви, творил, страдал и ежеминутно умирал в объятиях. С 1967 года начался расцвет империи знаменитого Ива. и не было тех, кто бы не произносил с придыханием: ‘Месье Ив Сен-Лоран’.

Вторая по счету за 2014 год кинобиография знаменитого французского модельера Ив Сен-Лорана, уже официально непризнанная и практически скандальная в отличии от вышедшего намного ранее фильма режиссера Джалиля Леспера, благословленного партнером Сен-Лорана по будуару и подиуму Пьером Берже, но в котором все свелось преимущественно к гомосексуальному промискуитету и только, фильм ‘Сен-Лоран. Стиль — это я’ известного французского режиссера Бертрана Бонелло, впервые представленный на Каннском кинофестивале и удостоенный премии Пальмовой собаки, гораздо более точен и интересен, нежели предшественник, несмотря на то, что фильм совсем не претендует на полновесность в освещении жизненного пути модельера, предпочитая выхватывать наиболее интересные детали его биографии в период с 1967 по 1977 года, не упуская при этом из виду главного и не пускаясь во все тяжкие незамысловатой замыленной поверхностности. Увы, жизнь великого модельера была многогранна, насыщенна и слишком непроста, чтобы можно было ее воспроизвести в рамках сугубо прямолинейного кинематографического повествования, потому Бонелло застает своего героя уже свершившимся и полноценным — сформировавшимся Личностью, Художником, Творцом, который пробует новые формы, новые ткани, испытывает и провоцирует публику, которая, кажется, готова ему простить все. Ошибки первого фильма, начертанного предельно грубо и просто, без изысков, Бонелло учтены. К сугубо личному конфликту Лорана, когда он встретил на своем жизненном пути и Пьера Берже, но намного раньше — Жака де Башера, Бонелло подмешивает конфликт творческий. Неудовлетворенность приводит Лорана к новому источнику вдохновения, и теперь каждое его новое творение не несет в себе отпечатка утилитарности, неизбежного устаревания. Это то искусство, которое обессмертит имя Лорана.

Режиссер стремится во что бы то ни стало вместить в событийный ряд фильма все то, что делало Ив Сен-Лорана именно Ивом Сен-Лораном, начисто обойдясь без спекулятивности или манипулятивности по мелодраматическому принципу, не давя на жалость в минуты кризиса и не выжимая концентрированное восхищение в минуты его творческой экзальтации. Фильм целен, точен, предельно изыскан, моментами нарочито конкретизирован в своей хронотопической принадлежности и в достаточной степени реалистичен, чтобы прослыть ценным документом как показанной эпохи, так и подтверждением личности самого Ива Сен-Лорана. Ностальгия играет яркими красками, но форма не довлеет над содержанием, а лишь его дополняет. Здесь Сен-Лоран тоскует, пытается постичь свое место в искусстве, творит это самое искусство, влюбляется и ненавидит, а также цитирует своего самого любимого писателя Марселя Пруста, канонично становясь при этом одной из икон Энди Уорхола. И периферийное режиссерское зрение умело выхватывает малозначительные на первый взгляд детали, которые призваны создать единое целое мнение о Сен-Лоране — перфекционисте и творце с уникальным чутьем стиля.

Бонелло отчетливо идет по тропе многословности, изысканных полупьяных рефренов и эротических экзерсисов, рифмуя частную историю отдельной личности с универсальной историей любого стоящего художника, у которого весь мир лежал в ногах, а он был у ног своего любовника. Просто нельзя о мире моды рассказывать нарочито блекло, бесцветно и безжизненно. Бонелло со своим врожденным чувством такта, стиля и драмы вслед за своим героем повторяет художественную палитру его творений, и Ив Сен-Лоран в картине Бертана Бонелло буквально повсюду. Но Бонелло не превращает свой фильм в трагедию, или в фарс, или в глянцевый набор фотографий с обложки Elle или Cosmopolitan, хотя фильм неоднократно грозится провалиться в бездну симптоматичных гламурных очевидностей и превращаясь в еще одну из многих ЛГБТ-притч, в которых Имя есть лишь приманкой, но за этим Именем не видно самого Человека, это имя себе создавшем. Бонелло чрезвычайно аккуратен в освещении гомосексуальных пристрастий месье Ива, говоря о любви и только — смешной и трагической, странной и жестокой, но в этом любовном дуэте, иногда заостряющемся до состояния треугольника, Ив Сен-Лоран у Бонелло завоевывает право первой скрипки.

8 из 10

07 октября 2014 | 17:07

tataiva1

Слава — это блестящий траур по счастью (Ив Сен Лоран)

Фильм Банелло ‘Сен Лоран. Стиль — это я’ не обманул моих ожиданий. По сравнению с картиной Леспера ‘Ив Сен Лоран’ вышедшей чуть раньше. Но сравнивать их не имеет смысла, просто потому, что сюжеты у них различны. Второй — чистый байопик, освещающий жизнь великого модельера почти хронологически (если вообще это возможно сделать при ограниченно хронометраже) и слишком уж прилизанный, приглаженный — явно сделанный на заказ. Я ничего не имею против прав Пьера Берже на все, что касается имени человека, бывшего любовью всей его жизни — он может желать и требовать от киноколлектива чего хочет. Леспер, похоже, аккуратно выполнил все пожелания и потому… фильм получился какой-то искусственный, безжизненный. Актерских попаданий я в нем так же не увидела. Поэтому картина Банелло порадовала и большей достоверностью, и замечательными актерскими работами.

Те, кто ждал в ней симфонии красок, тоже получил радость для глаз — в фильме использованы эскизы и костюмы, воссозданные чуть ли не по памяти очевидцев, поскольку Берже закрыл коллективу Бонелло доступ к любым документам и архивным материалам. Сейчас, когда сам он покинул сей мир, история канула в Лету и осталась только радость, что съемочному коллективу все же удалось воссоздать удивительный по трагичности и яркий по эмоциональности период жизни модельера, именуемый его биографами, как кризисный. Причем, и в творчестве, и в личной жизни.

Кроме того, мало кто вообще касался до сих пор подробностей взаимоотношений Лорана и Бошера — тема самая болезненная в биографии не только Ива, но и не менее именитого его коллеги, имя которого в фильме называется. Недавно он тоже покинул нас — четырехугольник, так волновавший мир моды в первой половине семидесятых, окончательно рухнул.

Меня удивили некоторые критические отзывы о фильме, авторы которых возмущены ‘обилием чернухи’, в которую периодически окунался модельер. А куда, скажите, деваться от правды, если под прицелом объектива именно этот период жизни Лорана? Говорят Бошар сыграл в ней почти ту же роль, что и граф Дуглас в судьбе Уальда. И несколькими весьма сильными сценами режиссер сумел показать тот омут, в который окунула Лонара связь с Жаком. А блестящее исполнение этого знаменитого парижского гедониста Луи Гаррелем заслуживает самой высокой похвалы. Это просто высший пилотаж. Вообще, дуэт Ульель-Гаррель — настоящий мастер-класс существования актера в заданных обстоятельствах!

Да и весь актерский ансамбль заслуживает восклицательных знаков. Жереми Ренье, Лейла Сейду, Амира Касар, Хельмут Бергер, Эмилин Валаде, даже мимолетно промелькнувшая Валерия Бруни-Тедески — великолепны и органичны в этом сказочном мире богемы и шика. И конечно же отдельных восторгов заслуживает Гаспар Ульель, продемонстрировавший вполне зрелую игру и точное попадание в образ. По-моему, именно он — это 90 процентов удачи фильма. Все остальные великолепно работают на развитие его образа, делая его не просто объемным, но и максимально достоверным, снимая с него глянцевый лоск модных журналов, чем сильно грешит заказная картина Леспера.

Лоран здесь не просто творец и художник, исчерпавший, кажется, себя до дна и ищущий запретных стимуляций и эпатажных мотиваторов, но гений, вынужденный расплачиваться перед некими силами, одарившими его талантом. ‘Я сам создал чудовище и теперь вынужден с ним жить’ — говорит он и это не красивая фраза, а вымученная истина. Алкоголь, наркотики, угарные вечеринки и бесконечные случайные связи — это не гедонизм светского бонвивана, а попытка заполнить дыру в душе, созданную творческим опустошением. Чтобы не просто жить дальше, а творить, создавать новые эскизы и коллекции. Как обойти эти жизненные факты, если не было в натуре Ив Сен Лорана ни педантичной целеустремленности и жертвенности Берже, ни циничной сдержанности и житейской мудрости Лагерфельда? Это был чистый талант — оголенный нерв, без чувства самосохранения, при явной склонности к саморазрушению. Это показано великолепно. И что самое важное — такая откровенность образа не вызывает отторжения, а, напротив, сочувствие и понимание. И именно в этих ощущениях, на мой взгляд, самая большая удача фильма. Помимо его общей эстетичности.

Конечно, в один фильм не возможно вместить всю жизнь великого мастера, богатую на события, поэтому режиссеру пришлось обозначать некоторые из них схематически, но удачный монтаж все же делает это многослойное повествование более-менее цельным, акцентируя основное внимание на способах преодоления творческих мук (как бы пафосно это не звучало) и движению к новым модным открытиям.

Практически все мои друзья этот фильм уже посмотрели и дали ему самую высокую оценку. Так что мне ничего другого не остается, как поставить ему

10 из 10

прямая ссылка

04 марта 2019 | 23:21

Viktoria Lymar

У меня не осталось конкурентов и в этом моя трагедия.©

О том, что Ив Сен-Лоран был великим кутюрье знают, кажется, все без исключений, а вот каким он был человеком, остается загадкой для большинства. Этим объясняется внимание режиссеров к этой легендарной личности.

Бертран Бонелло, известный своими фестивальными работами, попытался найти свой ответ на вопрос о том, каким же он был, человек, изменивший мир моды.

Главное отличие этой картины от фильма с Нинэ то, что Гаспар Ульель поразительно похож на модельера. Относительно же вообще актерского состава, можно сказать, что все молодые звезды французского кинематографа собрались вместе и это уже само по себе событие.

Визуальная часть фильма, яркая и необычная, такая же прекрасная, как и работы самого Сен-Лорана, не отстает и музыкальное сопровождение.

Сама структура фильма отсылает зрителя к разным годам из жизни модельера, которые во второй половине фильма чередуются, как воспоминания. Интересно еще и то, что сам режиссер не удержался от камео и исполнил небольшую роль журналиста в конце фильма.

После показа я слышала несколько отзывов относительно того, что в фильме слишком много показали о пристрастиях Сен-Лорана к наркотикам, алкоголю и сексуальных предпочтениях. Такие зрители говорят, что можно было обойтись и без этого.

На что хочется ответить, что кино-искусство, изображающее жизнь во всех ее проявлениях. И из жизни Сен-Лорана не вычеркнуть всех этих эпизодов. Они — это он сам, и без всего этого, возможно, никогда бы не были созданы прекрасные коллекции и революционные идеи в мире моды. Поэтому будьте готовы к правде, вы же за ней пришли?

прямая ссылка

24 октября 2014 | 14:59

Zaimis

Евангелие от святого Лорана

1 июня 2008 года не стало человека, благодаря которому женщина стала свободной. Именно Ив Сен-Лорану пришло в голову одеть женщину в смокинг и при этом показать то, что женщина вольна быть мужественной, в тоже время оставаясь женственной. Женственность, которую предложил великий французский кутюрье – это именно та женственность, которая навсегда поборола патриархальные стереотипы старшего поколения.

Его андрогинный образ женщины, про которую Вирджиния Вульф бы сказала: «Я – не мужчина, и не женщина».

Сен-Лоран – это целая эпоха, благодаря которой женщины стали сами выбирать как им выглядеть и что одевать. Неудивительно, что потом женщины пошли намного дальше: одежда, университеты, престижные должности. Женщина более не оставалась красивым аксессуаром мужчины, а свобода выбора в одежде положила начало великого освобождения европейской женщины, жизнь которой, по мнению мужчин, должна была состоять из трех «К»: Kinder, Kuche, Kirche (нем. детей, кухни, церкви).

Ясное дело, что богов надо знать и чтить. Фильм повествует о жизненном пути скромного юноши, который в 21 год стал наследником великого Кристиана Диора, о беспросветных ночах тяжелой работы и совершенно непростой жизни. «Ив родился с депрессией», — говорил спутник и компаньон Ив Сен-Лорана, Пьер Берже. Это история показывает нам, что недостаточно быть гением от рождения – приходится работать не покладая рук и, естественно, расплачиваться за успех, когда «с жизнью и реальным миром его связывал только его французский бульдог по кличке Мужик» (по словам Берже).

В роли молодого Ив Сен-Лорана – актер Гаспар Ульель, а в роли пожилого мэтра сыграл непревзойденный актер, муза Лукино Висконти и во времена своей молодости признанный самым красивым мужчиной Европы, Хельмут Бергер. Хотелось бы отметить непередаваемую игру Бергера, блеск его пронзительных синих глаз, через которые проглядывают его знаменитые роли Людвига Баварского и Дориана Грея в экранизациях Висконти.

В роли музы Карла Лагерфельда, Жака де Башера, сыграл очаровательный Луи Гаррель, игра которого настолько яркая и неистовая, что он мог бы вообще не говорить – он играет одними глазами.

В фильме идеально подобрана музыка (в том числе и классическая, которую так любил слушать «для расслабления» в мастерской Ив Сен-Лоран), множество приятных мелочей, вроде кинохроники Парижа с параллельным показом эволюции творений великого кутюрье.

Два с половиной часа полного восторга и мурашек по коже.

10 из 10

прямая ссылка

17 октября 2014 | 23:23

Фильм повествует нам о жизни одного из величайших кутюрье не только Франции, но и мира 20-21 веков. Не смотря на множество трудностей в съемках, а это и ограниченные материалы и сведения, и личное неодобрение фильма лучшим другом Ив Сен Лорана, режиссёр все-таки отснял эту картину, чем я ему безусловно благодарна.

Ив Сен Лоран. Личность неординарная, заслуживающая внимание к своей персоне. Благодаря ему мировая мода сделала огромный шаг в развитии, миллионы женщин благодарны ему за брюки и смокинги. Однако кем он был в личной жизни? не для кого не секрет, что он страдал зависимостью от алкоголя и наркотиков, был гомосексуалистом и на протяжении всей жизни страдал депрессией. Но значит ли это, что он был плохим человеком? Стоит ли судить его за жизнь, которая некоторым может показаться неправильной?

Фильм мне очень понравился, он показывает именно ту сторону Сен Лорана, о которой не знали. Его пагубные пристрастия. И фильм вовсе не жесток и аморален, как говорян. Он помогает нам увидеть гения изнутри. Если и это не убедило вас посмотреть фильм, то может убедит то, что исполнитель главной роли красавчик Гаспар Ульель. Этого актёра я полюбила ещё по фильму ‘Ганнибал: Восхождение’ (к слову, я большой поклонник всей серии фильмов о Ганнибале Лектере).

Лично я уже добавил этот фильм с список любимых. Надеюсь и вам он понравится.

прямая ссылка

21 октября 2014 | 13:37

показывать: 1025

11—20 из 22

великий кутюрье и его музы в «Сен-Лоран. Стиль — это я»

25 Ноября 2021 | Настя Щербакова

Сегодня французскому актеру Гаспару Ульелю исполняется 37 лет. Вспоминаем одну из его самых запоминающихся ролей — Ива Сен-Лорана

Фильм Бертрана Бонелло 2014 года сильно разозлил Пьера Берже, партнера Ива Сен-Лорана. Причина была простая — режиссер решил сосредоточиться на страстных отношениях Ива Сен-Лорана и Жака де Башера. Из-за конфликта команде фильма было запрещено пользоваться архивами бренда, все наряды пришлось создавать с нуля по фотографиям и видео. А создавать было что. В фильме нам показывают период с 1967 года по 1977 год, время, когда Ив Сен-Лоран употребляет запрещенные вещества, проводит много времени в парижских клубах, влюбляется в Жака де Башара и немного сходит с ума и теряет связь с реальностью, но при этом продолжает создавать потрясающе коллекции. 

Исполнителю главной роли Гаспару Ульелю пришлось поработать над своей речью, привыкнуть к парику, а также похудеть, чтобы лучше выглядеть в костюмах в стиле 70-х, узких кожаных «сигаретах» и свободных рубашках. Всю одежду для актера предоставил один из самых известных коллекционеров наследия Ива Сен-Лорана, Оливье Шатене. Кстати, недавно его собрание, в которое вошло около четырех тысяч предметов, созданных с 1966 по 1985 год, выкупил креативный директор Saint Laurent, Энтони Ваккарелло. Сейчас оно хранится в архивах бренда. Из украшений Ив Сен-Лоран в фильме предпочитает простое золотое кольцо на безымянном пальце, часы с коричневым ремешком и очки в роговой оправе. Еще один дуэт любимых аксессуаров — пачка сигарет и зажигалка, которые он постоянно сжимал в руках. Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я» Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я»Чуть больше украшений появляется, когда дизайнер увлекается наркотиками и все свое время проводит в клубах, окутанный наркотической дымкой. Но даже тогда все ограничивается лишь золотым браслетом, кольцом покрупнее и рубашками поцветастее. Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я» Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я» Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я»За яркость, украшения и цвет в фильме отвечают модели Сен-Лорана и его музы и подруги — Бетти Катру и Лулу де ла Фалез. Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я»Катру и де ла Фалез вовсе были не похожи по стилю. Первая была моделью Габриэль Шанель, которая после знакомства с Ивом стала образцом для его моделей. Длинные ноги, платиновые волосы, андрогинная внешность — все это будто было создано для того, чтобы носить геометричные платья и знаменитые черные смокинги. Лулу де ла Фалез же в этом трио всегда отвечала за яркость и цвет. Множество крупных украшений, тюрбаны на голове и излишество во всем. Она вдохновляла дизайнера на эксперименты и отхождения от лаконичных форм. В фильме это прекрасно показано с помощью аксессуаров и костюмов героинь. Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я» Кадр из фильма «Сен-Лоран. Стиль — это я»

Роскошные кэтсьюты, жакеты в стиле 1980-х и другие тренды на шоу Saint Laurent Читать

Софи Марсо и другие самые красивые французские актрисы Читать

Женский смокинг, платье-сафари и другие легендарные произведения Ива Сен-Лорана Читать

5 французских актеров, которые украдут ваше сердце Читать

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Подпишитесь на рассылку InStyle.

ru


Instyle

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Прах Карла Лагерфельда развеют с останками его первой любви

Прах креативного директора модного дома Chanel, стилиста и фотографа Карла Лагерфельда, который умер от рака поджелудочной железы 19 февраля, будет рассеян вместе с прахом его близкого друга Жака де Башера, в которого Лагерфельд был влюблен на протяжении 18 лет.

При жизни кутюрье неоднократно упоминал, что он не хочет своих похорон и настаивал, чтобы после смерти его тело кремировали, а прах развеяли.

«Я желаю просто исчезнуть, как умершее животное в диком лесу. Это ужасно, заставлять людей заботиться о своих останках», – говорил Лагерфельд в 2015 году.

С Жаком де Башером Карл Лагерфельд оставался компаньоном на протяжении 18 лет. Он уверял, что интимной связи между ними никогда не было, но после того, как избранник скончался от СПИДа, Лагерфельд так и не завел новых отношений. Известно, что параллельно с Лагерфельдом у де Башера были отношения и с другим знаменитым дизайнером Ив Сен-Лораном.

После смерти часть праха де Башера была захоронена с прахом матери модельера Элизабет Бальманн, а вторую часть Лагерфельд продолжал хранить у себя. Свой дом в родном Гамбурге Карл назвал Villa Jako в память о возлюбленном.

Как сообщалось, Карл Лагерфельд скончался 19 февраля 2019 года в возрасте 85 лет. 

Стало известно, что место креативного директора модного дома Chanel после смерти Лагерфельда займет глава креативной студии Chanel Виржини Виар.

«Похорон не будет. Я лучше умру» – Последняя воля Карла Лагерфельда

О смерти, пожалуй, самого известного и обсуждаемого творца в мире haute couture стало известно во вторник 19 февраля 2019 года. Новость стала главным заголовком недели во всех французских и мировых СМИ: “ночью был доставлен в больницу, и скончался тем же утром”. Официальная причина смерти не обнародована, что вызвало шквал пересудов.

Оставил подробные распоряжения

Строгий творец, Карл Лагерфельд заранее определил, что и как следует сделать после его смерти. В интервью апрельскому номеру журнала Numéro дизайнер сообщил о своей воле ясно и со свойственным ему остроумием: «Похорон не будет. Я лучше умру».

Смешать прах с прахом матери, первого возлюбленного и любимой кошки

Ранее он уже сообщал, что хочет, чтобы его кремировали, а прах смешали с прахом его матери и первого возлюбленного Жака де Башера: оба праха по словам Лагерфельда “хранились в секретном месте”.

В другом интервью Карл указал, чтобы его прах также смешали с прахом любимой кошки Шупетт — если та умрёт раньше. Однако, этого не случилось: Шупетт не только жива, но и унаследовала от кутюрье $ 200 000 000. Впрочем, как отмечает BBC со ссылкой на самого Лагерфельда, кошка и сама довольно состоятельна: только за 2014 год она заработала более € 3 000 000 на показах мод.

Запретил любые похоронные церемонии

Строго-настрого запретив любые похоронные церемонии, Карл Лагерфельд также сообщил французскому новостному агентству AFP, что “его пожелания будут соблюдены”. Своим коллегам в Chanel Карл оставил весьма детальные указания по всем посмертным и памятным процедурам. О пышных похоронах дизайнер отзывался коротко и ясно: “Ужас”.

Выставить в витринах магазинов Шанель белые розы высотой ровно 47 дюймов

Вместо любых церемоний он завещал освободить все витрины магазинов Шанель от товара, поставив туда «купленные рядом белые розы». В своём посмертном руководстве он чётко указал, что стебли роз должны быть высотой ровно 47 дюймов (120 см), а поместить их следует в простую и строгую белую или прозрачную вазу.

Сам сформулировал правильный ответ на все соболезнования

Он также сформулировал и правильный ответ на все соболезнования: “Спасибо за ваше соболезнование” и “Это тяжёлое время для всех нас”.

Простились Анна Винтур, Донателла Версаче и королевские семьи Европы

Как и желал Лагерфельд, никакой похоронной церемонии не было, но всё же проститься с дизайнером во время кремации приехали многие известные люди, его друзья и близкие: от главного редактора журнала Vogue Анны Винтур до известного итальянского дизайнера Донателлы Версаче и представителей нескольких королевских семей Европы.

Прах Лагерфельда отбыл в неизвестном направлении

Как сообщает People, после кремации прах отбыл в неизвестном направлении — как того и желал дизайнер.

#RIPKarlLagerfeld

Свои соболезнования о смерти Карла Лагерфельда выразили многие: социальные сети пестрят хештегом #RIPKarlLagerfeld и подобными. Так, на своих страницах о смерти кутюрье высказались Виктория Бэкхем, Диана Крюгер и Гиги.

Знаменитая модель Клаудия Шифер написала: “из чего Уорхол делал искусство, из того Карл делал моду; он незаменим. Он единственный человек, который смог сделать чёрно-белое цветным”.

Первая Леди США Мелания Трамп в своём твиттере поделилась фотографиями дизайна одежды, который Лагерфельд разработал для её первого официального появления в Белом Доме: “Сегодня мир потерял гения творчества. Мы будем скучать по тебе, Карл!”.

Возможно, вам будет интересно:

1 марта 2019

скандальная история Жака де Башера, бывшего бойфренда Карла Лагерфельда

Жак де Башер позирует для своего брата Ксавье де Башер. Фото предоставлено Xavier de Bascher

Эта статья была первоначально опубликована i-D France.

В 2008 году, с выходом книги Алисии Дрейк « Beautiful People » — внушительной саги, охватывающей четыре десятилетия парижской моды и рассказывающей о возвышении Карла Лагерфельда и Ива Сен-Лорана — появился забытый персонаж с ангельским лицом. из пепла.Его звали Жак де Башер. Этот возвышенный, неотразимый денди был партнером Карла Лагерфельда на протяжении 18 лет, и его декадентский образ жизни станет его величайшим достижением. Он был извращенным темным ангелом, который соблазнил Ива Сен-Лорана, вызвав гнев Пьера Берже и раскол между кланами Лагерфельдов и Сен-Лоранов. Вместе с ним он похоронит эпоху немыслимых излишеств конца 70-х и начала 80-х — ушедшую эпоху, которая, тем не менее, является частью истории моды, и над которой Жак де Башер, сказочный жиголо, парит, как дурное предзнаменование.Это персонаж, которого журналистка Мари Оттави решила исследовать в своей новой книге, изданной во Франции. Такие биографические фильмы, как « Ив Сен-Лоран » Джалиля Лесперта и « Сен-Лоран » Бертрана Бонелло нарисовали карикатуру на де Башера, но Оттави решил пролить на него новый свет. Она взяла интервью у тех, кто знал его и общался с ним в то или иное время, приподняв завесу над самым сокровенным секретом парижской моды, и разобралась в биографии отвратительного, притягательного персонажа, чья жизнь была отмечена гедонизмом и отсутствием амбиций.По его собственным словам: «Декаданс — это не падение, это спад».

По теме: Как Гаспар Ульель стал наркоманом, неустойчивым Ивом Сен-Лораном

Вездесущий призрак

Что, если бы Жака де Башера никогда не существовало? Что, если он, в конце концов, был вымышленным героем, помесью прустовского денди, сексуального хищника, модного светского человека и свидетеля ушедшей эпохи — короче говоря, призрака? Это теория, которую рассматривает автор Мари Оттави: «Как мы собираемся рассказать историю человека, который не оставил следов, который ничего не сделал в своей жизни, который ничего не построил? Это был интересный вызов — прежде всего, потому что все говорили мне что никто не стал бы говорить со мной о нем, опасаясь реакции Карла Лагерфельда или Пьера Берже, а во-вторых, потому что это требовало придания сущности персонажу, которого, по мнению некоторых, не было. Я помню, как кто-то сказал мне: «Зачем тебе писать книгу, которую прочитают только [приблизительно] 200 геев в Париже?» Этот комментарий оставался со мной на протяжении всего процесса написания. Я сказал себе, что мне нужно написать эту книгу не для того, чтобы продать тонны копий, а чтобы рассказать историю этого человека. И доказать, что его история вызывает интерес у большего числа людей, чем можно подумать».

Неотразимый секс-символ

«Он был самым классным французом, которого я когда-либо знал», — вспоминает Карл Лагерфельд в книге.Впервые Лагерфельд согласился подробно рассказать о человеке, который был его партнером и единственной любовью всей его жизни. «Жак де Башер в молодости был дьяволом с лицом Гарбо […]. Он одевался не так, как все, он был впереди всех. Он смешил меня больше, чем кто-либо. Он был моей противоположностью. … Он также был невозможным и презренным. Он был идеальным. Он вызывал невероятные случаи ревности». Рано, в подростковом возрасте, соблазнив одного из своих школьных учителей, де Башер понял, что его неотразимая красота и физическое поведение, от которых и мужчины, и женщины теряли сознание, были бесценным оружием в мире, который прославляет совершенство. Эти активы открыли бы ему все двери, которые иначе были бы для него закрыты. «Когда он понял, что имеет преимущество над другими, — объясняет Оттави, — он увидел возможность и понял, что благодаря его личности и красоте у него всегда все получится».

Мирской хищник

Красивый, молодой, культурный, интеллигентный, воспитанный и хорошо одетый де Башер, который в какой-то момент сменил опрятную внешность на изысканный гардероб, легко сделал себе имя. для себя среди легкомысленной, богатой, модной элиты того времени.В 1970-е годы он тусовался в Café de Flore, популярном в то время месте для интеллигенции, а также прибежище для альфонсов, а в 7 лет — в гей-клубе на улице Сент-Анн, открытом Фабрисом Эмэром (который впоследствии прославиться спустя годы созданием ночного клуба Palace), где смешались разные социальные классы — богатые и бедные, геи или гетеросексуалы, старые и богатые или молодые и без гроша в кармане. В 7 лет де Башер быстро стал частью ночной жизни и модной элиты. Он подружился с окружением Уорхола, которое проводило время в Париже, а затем тяготело вокруг Карла Лагерфельда и Ива Сен-Лорана и их свиты существ — сногсшибательных мужчин и женщин, чья жизнь состояла из того, чтобы быть красивыми, танцевать, смеяться, хорошо одеваться и, конечно же, , принимать наркотики и трахаться, трахаться и еще трахаться…

Прустовский денди

«Жак де Башер был архетипом денди, почти карикатурным. Его безразличие к миру было поразительным. уступить своим обязательствам. Деньги, работа и обычные реалии не были среди его забот», — пишет Оттави. Встреча де Башера с Лагерфельдом, который в то время еще не был кайзером моды, которым он станет позже, определила его судьбу, а также способствовала его праздности и ярко выраженному гедонизму.Очень быстро Лагерфельд сошел с ума по нему и сделал своей музой. За 18 лет де Башер и Лагерфельд превратились в странную, ультрасовременную пару, непотопляемый дуэт, который исключил секс из картины (Лагерфельд утверждает, что они никогда не спали вместе), в котором не было места ревности или собственничеству и который работал под девизом «тот, у кого есть деньги, платит», используя изящную фразу Лагерфельда. «Кто еще говорит такие вещи сегодня?» — спрашивает Оттави. «Карл не социалист, и он столько раз говорил, но я знаю очень мало левых с такой щедростью!»

Ненасытный мужчина для удовольствий

Секс играл важную роль в жизни де Башера.Ему нравилось трахаться как с мужчинами, так и с женщинами, и он не сдерживался. В любом случае, эпоха была связана с сексуальным освобождением, с появлением противозачаточных таблеток, феминизма и освобождения геев. Он никогда не был активистом, но во времена, когда многие прятались за бородами, не оставлял сомнений в своей гомосексуальности. Он выложил все это на стол и находил забавным шокировать других во время мирских обедов, превознося свои завоевания. «Ему нужно было, чтобы они все были в его сети», — объясняет Оттави. «Полицейский, лишенный сана священник, теннисист, усатый актер, оруженосец из конноспортивного клуба и вся пожарная часть.Он открыто флиртовал с другими на улице и устраивал оргии у себя дома, где зеркала сверкающего нового Harley Davidson были вывернуты вверх, чтобы служить поверхностями для нюхания кокаина. Его часто можно было заметить в темных комнатах, появившихся в Париже. в ту эпоху. Он сел на самолет «Конкорд», чтобы потрахаться в «Шахте» в Нью-Йорке, клубе для геев, где был застрелен Круиз , и где он познакомился с Мишелем Фуко. Я с такой же вероятностью возьмусь за Тома Селлека с густыми усами, как и за женатого копа, который только что выписал ему штраф.

Кто может обвинить де Башера в том, что он беззастенчиво принял сексуальную вседозволенность эпохи? Однако он не знал, что это приведет его к собственной смерти в виде вируса ВИЧ, который начал появляться в гей-сообществе в начале 80-х. Он умер в 1989 году в возрасте 48 лет. Его имя будет добавлено к постоянно растущему списку первых жертв. Под конец он отрезал себя от всего, не выдержав своего физического упадка. Но Лагерфельд никогда не покидал его и никогда не оправился после его исчезновения.

Нарциссический извращенец

Вначале секс стал для де Башера не просто вопросом удовольствия, но и средством усиления его власти над другими. Это была извращенная игра, которая принимала множество форм, раздвигая границы провокации. Его вечер «Черный мораторий» является одним из примеров: 24 октября 1977 года 1500 человек, каждый более снобистский, чем другой, одетые в запрошенный и «абсолютно обязательный трагический черный наряд», стали свидетелями первого в истории мирского траха кулаками.«Он был извращенцем», — комментирует в книге один свидетель. «У него также было извращенное телосложение, которое говорило само за себя». Де Башеру нравился декаданс во всем его великолепии, будь то наркотики, секс или алкоголь, которые он потреблял ежедневно и безмерно. Он был очарован гей-сценой садо-мазохизма, покорными отношениями, сексом как средством достижения власти. «У Жака было много любовниц, — говорит фотограф Филипп Эрто, который был очень близок с ним. «Но мне интересно, был ли секс важнее этого.Завоевание было настоящей целью. Чем больше что-то было недосягаемо, тем больше это его возбуждало». Вероятно, именно эта склонность к трансгрессии привела его к соблазнению и стал любовником Ива Сен-Лорана, вызвав ревность между Берже и Лагерфельдом, которая тлела годами. чтобы наконец всплыть на поверхность. Мир моды, который когда-то радостно обнимался, трахался и танцевал как один, был разделен на два лагеря, которые теперь ненавидели друг друга. Де Башер закончил, подняв средний палец, просто так как этот раскованный, бессовестный пузырь вот-вот лопнет, и эта ушедшая эпоха, пляшущая на вершине вулкана, будет вынуждена бороться с извержением СПИДа.По словам одного свидетеля: «Наша вселенная стала темной, неясной, негативной. Наша жизнь погрузилась в тень. Было слишком много секса, слишком много свободы, слишком много наркотиков, слишком много вечеринок». И праздник должен был закончиться.

Мари Оттави, Жак де Башер, денди де л’омбре (Editions Séguier)

 Жак де Башер сфотографирован для журнала Vogue Алексом Шатленом. Фото предоставлено Алексом Шателеном

Жак де Башер и Карл Лагерфельд в 1979 году в Париже.Фото предоставлено Гаем Марино. Фото предоставлено Филиппом Морийоном. , ведь человек, который когда-то назвал Мерил Стрип «гениальной актрисой, но и дешевизной тоже нет?»

Но когда дело доходит до его бывшего бойфренда 18 лет Жака де Башера, Лагерфельд более откровенен: для новой книги о покойном де Башере Лагерфельд провел два отдельных откровенных разговора с французской журналисткой Мари Оттави об их отношения, охватывающие десятилетия. Лагерфельд — одна из многих в окружении де Башера, с кем Оттави консультировалась, когда писала « Жака де Башера, денди де л’омбре ». Она также говорила с Кензо Такада, Бетти Катру, Пэтом Кливлендом и другими.

Но, по-видимому, именно Лагерфельд сделал несколько откровений: например, он сказал Оттави, что за почти два десятилетия их отношений они с де Башер так и не завершили свои отношения. «Я бесконечно любила этого мальчика, но у меня не было с ним физического контакта.Конечно, я был соблазнен его физическим обаянием», — сказал он о де Башере, согласно WWD, , который анонсировал книгу. Де Башер, со своей стороны, был известен своей распущенностью, вечеринками и организацией оргий, а также печально известной вечеринкой на тему садо-мазохизма «Moratoire Noir(e)», которую финансировал Лагерфельд.

«Я абсолютный пуританин, но приключения Жака забавляют меня», — говорит Лагерфельд Оттави. «Мы не могли быть дальше друг от друга. Я кальвинист по отношению к себе и полностью снисходителен к другим.

Бурные отношения Лагерфельда и де Башера включали роман де Башера с Ивом Сен-Лораном — роман, который также вбил клин между Лагерфельдом и давним романтиком и деловым партнером Сен-Лорана Пьером Берже, который утверждал, что Лагерфельд «спроектировал» роман, чтобы разрушить дом Сен-Лорана (по словам Лагерфельда, во всяком случае). Лагерфельд оставался рядом со своим бойфрендом, когда тот заразился ВИЧ, буквально устроив койку в своей больничной палате, до самой своей смерти от осложнений СПИДа в 1989 году.

Хотя Лагерфельд «всегда отказывался присутствовать на похоронах», согласно WWD , он также отвечал за мессу де Башера после его смерти.

Сага о де Башере, Лагерфельде и Сен-Лоране ранее была изложена в книге Алисии Дрейк 2006 года « Прекрасная осень » (книга, из-за которой Лагерфельд подал на Дрейка в суд, «требуя возмещения ущерба за вторжение в его частную жизнь»). York Times написал в то время), и он был изображен французским актером Луи Гаррелем в фильме 2014 года Saint Laurent . Он не был особенно известен за пределами своей модной среды до публикации The Beautiful Fall , согласно WWD , но он был печально известен среди модников; его страница в Википедии теперь описывает его как члена «французской элиты», и вам будет трудно найти упоминание о нем, которое не включает также слово «денди». Возможно, он жил через несколько поколений после Оскара Уайльда, но он также предшествовал современным звездам Instagram, среди которых он мог бы процветать.

«Если бы он был жив сегодня, возможно, он был бы влиятельным человеком», — сказал Оттави WWD .

Кэти Перри призналась, что плакала под некоторые из своих песен:

Кто был Жак де Башер? Новые подробности о давнем любовнике Карла Лагерфельда

Смерть Карла Лагерфельда 19 февраля вызвала волну во всем мире. Гигант моды, наиболее известный тем, что возродил Chanel в 1980-х годах, сформировал роскошную моду, а также сделал высокую моду более доступной для масс. После смерти Лагерфельда появляется все больше и больше подробностей о его жизни. Скорее, Лагерфельд был довольно откровенен в своей жизни, особенно в последние годы. Он не казался поэтапным смертью — скорее, она не беспокоила его и не казалась ему неминуемой. Однако после его смерти от осложнений рака поджелудочной железы многие вновь вспоминают жизнь легенды моды.

Мало что известно о том, что будет с Лагерфельдом и его наследием — то есть его состоянием — после его смерти. Некоторые предполагают, что его крестник Хадсон Крёниг унаследует состояние Лагерфельда, оцениваемое в 195 миллионов долларов.Поскольку у Лагерфельда не было ни детей, ни семьи, кроме сестры в Соединенных Штатах, которую он не видел много лет, имеет смысл передать деньги молодому приятелю «дяди Карла». Однако Лагерфельд считал свою любимую кошку Шупетт своей «наследницей». В интервью 2015 года он сказал: «Если со мной что-то случится, человек, который позаботится о ней, не будет в беде». По словам Лагерфельда, его кошка заработала на модели более 3 миллионов долларов. Преданный владелец кошки нанял горничных для ухода за ней и назвал ее работой на полный рабочий день — как ребенка.

Что касается похорон, Лагерфельд не хотел их: Лагерфельд, известный своим грубым, едким языком, однажды сказал: «Похорон не будет. Я скорее умру!» Вместо этого Шанель заявила, что Лагерфельд будет кремирован. Его прах, скорее всего, будет развеян с прахом его матери и Жака де Башера, как сообщает Daily Mail .

Кем был Жак де Башер? Он мог показаться фоном жизни Лагерфельда, но оказал огромное влияние на модельера.

СВЯЗАННЫЕ С: Как умер Карл Лагерфельд? Новые подробности о смерти культового модельера

1. Он был «печально известен» в мире высокой моды.

Де Башер известен почти исключительно своей дикой природой. Он был страстным потребителем секса, наркотиков и алкоголя. Он родился в аристократической семье и некоторое время работал в Air France в качестве стюарда. Слово «денди» часто ассоциируется с де Башером, которого сравнивают с Оскаром Уайльдом и называют «ужасным ребенком».

Он также лелеял фантазию написать книгу и интересовался титулами и генеалогией вместе с Лагерфельдом.

2. Лагерфельд утверждает, что никогда не спал с де Башер.

Они познакомились, когда де Башеру было всего 19 лет; Лагерфельду тогда было 37 лет, он был на 18 лет старше. В то время Лагерфельд уже работал с Fendi и Chloe. Дизайнер быстро влюбился в молодого человека. «Я бесконечно любил этого мальчика», — сказал Лагерфельд Оттави, написавшей биографию де Башера.«Я был соблазнен его физическим обаянием».

Однако в том же ключе Лагерфельд сказал, что у него никогда не было «физического контакта с ним».

Несмотря на это, оба были активны в парижской сексуальной сцене. Лагерфельд, возможно, называл себя сексуально сдержанным, но он финансировал легендарную вечеринку, устроенную де Башером, Моратуар Нуар(е) на тему садомазохизма в 1977 году.

занимательный. Мы не могли быть дальше друг от друга. Я кальвинист по отношению к себе и полностью снисходителен к другим.

В 2010 году он сказал Vice, что будет платить за проституток, но не будет спать с теми, кого любит.

«Лично мне нравятся только высококлассные эскорты. Я не люблю спать с людьми, которых действительно люблю. Я не хочу с ними спать, потому что секс не может продолжаться, но привязанность может длиться вечно. Я думаю, что это здорово».

3. У де Башера был роман с Ивом Сен-Лораном.

Алисия Дрейк впервые рассказала об отношениях в своей скандальной книге Прекрасная осень: мода, гений и славная роскошь в Париже 1970-х , что де Башер была связана с модным врагом Лагерфельда.Лагерфельд подал на Дрейка в суд из-за книги, по которой был снят фильм.

По словам Оттави, которую Лагерфельд и другие открыли для ее книги 2017 года, «Де Башер завязал тайный роман с Сен-Лораном, которого он запирал в туалете в рамках их секс-игр БДСМ».

СВЯЗАННЫЕ: 17 лучших цитат Карла Лагерфельда о жизни, моде и тяжелой работе

4. И Лагерфельд знал об этом.

Пьер Берж, партнер Сен-Лорана, утверждал, что Лагерфельд использовал де Башера, чтобы проникнуть в лагерь Сен-Лорана и добиться падения модного дома.Лагерфельд сказал Оттави, что ему хорошо известно о причастности де Башера к Сен-Лорану.

Подпишитесь на нашу рассылку.

Эй, ты! Хотите больше лучших статей YourTango , серьезно захватывающих гороскопов и лучших советов экспертов ? Подпишитесь, чтобы получать нашу бесплатную ежедневную рассылку!

«Конечно, я знала об этом романе… Я дружила с Ивом более 20 лет. Раньше мы встречались с Анн-Мари Муньос и Викторией Дутрело.Пьер разбил его вдребезги. Он сказал, что я организовал их связь, чтобы дестабилизировать дом Сен-Лорана.

5. Де Башер заразился ВИЧ в 30 лет, и Лагерфельд оставался с ним до самой его смерти в 1989 году.

Когда де Башер оказался в больнице после заражения СПИДом, Лагерфельд спал на раскладушке рядом с его кроватью. После того, как де Башер умер в возрасте 38 лет, Лагерфельд организовал его панихиду. В 1990 году Лагерфельд купил дом в своем родном Гамбурге, который назвал «Яко» в честь своей возлюбленной; в 1998 году он выпустил одноименный аромат.

После смерти де Башера Лагерфельд пережил период набора веса. Затем, как он сказал Telegraph в 2004 году, «мне вдруг захотелось носить одежду, разработанную Эди Слиманом, который раньше работал на Saint Laurent, а теперь создает коллекции Dior Homme». Лагерфельд опубликовал книгу «Диета Карла Лагерфельда» в 2005 году. Новые подробности о жене Уилла Феррелла, в том числе о том, почему их брак в беде.

‘Жак де Башер’, групповая выставка в Трейзе, Париж

Jacques de Bascher — это выставка о великом художнике, единственным произведением которого была его жизнь. Де Башер умер молодым (1951-1989), но стал жизненно важной фигурой 70-х и 80-х годов. Он был известным обольстителем, сияющим славой и окутанным мраком. Он был романтичным эстетом, ненасытной ночной совой и музой декадентства. Он сыграл особенно важную роль в жизни гения моды Карла Лагерфельда, который из любви и сублимации заботился о нем до самой смерти.

От его материальной жизни мало что осталось: несколько рукописных писем, меховая куртка, пятнистая фланелевая пижама. Его профессиональная жизнь так же непонятна: фильм для Fendi, несколько статей в L’Uomo Vogue, письменный след его участия в театральной адаптации «Кожаного человека». На протяжении всей своей жизни он играл множество ролей: простого каноиста, чопорного англофила времен, когда французские писатели не мыслили себя без друга по переписке через Ла-Манш, прусского солдата, воплощающего имперскую фантазию побежденной Средней Европы, fin-de Эфирный наркоман и девиантный аристократ, присягающий на верность Жилю де Рэ, «кожаному мальчику» в перчатках с улицы Кастро, на этапе утверждения своей гомосексуальности. Он основывал свои маски, костюмы и жеманство на головокружительном арсенале отсылок, таких как Дюрталь, антигерой из « Ла-Ба» Гюисмана; Барон Максимилиан фон Хойне; мессы лорда Лиллиана; или грязные сцены в Жезус-ла-Кай. Его идеалы очаровали его потомков и продолжают выделять его сегодня.

70-е годы были ускоренными временами, и его жизнь была тесно связана с этой эпохой и в то же время настолько анахронична. Этот временной парадокс придавал ему некую серьезность, даже ощущение трагедии.Из этого напряжения он черпал беспримерную энергию и магнетизм. Наэлектризованная спермой, маслом и кокаином, его жизнь была почти моторизованной, в постоянном сгорании, вырезавшем аэродинамические линии в его телосложении. Он мчался туда и обратно по клубам, местам своих расходов. Он достиг своего апогея со своим «Черным мораторием» в La Main Bleue, где рыболовные сети, трах кулаками и фольга тонули в запахе, исходящем от бутылок с амилнитритом.

Жак де Башер был одним из тех так называемых неразумных людей, которые предпочли умереть, чем работать без духа и удовольствия. Ценой истощения и разрушения он сделал дело своей жизни, свое творчество об усиленном настоящем. Пытался ли он сказать Андре Леону Тэлли в Журнале Интервью , что его жизнь приближается к прекрасному падению? Он сказал: «Декадентство происходит от латинского cadere, что означает падение. Быть декадентом — это способ упасть в красоте. Это очень медленное движение, очень красивое. Это может быть формой самоубийства в красоте». Жак де Башер, или Одна секунда вечности для покровителя небытия.

Интервью Карла Лагерфельда с Жаком де Башером

Гетти Изображений

Карл Лагерфельд редко говорит о своих бывших или нынешних любовных отношениях, но в новой книге он рассказал о своем бывшем парне Жаке де Башере.

Новый фолиант Мари Оттави , Жак де Башер, денди де л’омбр («Жак де Башер, теневой денди») представляет собой портрет образованного, аристократичного француза, известного своей элегантностью, развратными вечеринками и острым языком.

Однако в отрывке, опубликованном WWD , Лагерфельд говорит, что, несмотря на то, что они были вместе в течение 18 лет в 70-х и 80-х годах, у них никогда не было секса.

«Я бесконечно любил этого мальчика, но у меня не было с ним физического контакта. Конечно, я был соблазнен его физическим обаянием», — сказал он.

Креативный директор Chanel оставался верным своему бойфренду (несмотря на его известный роман с Ивом Сен-Лораном) до тех пор, пока он не умер от СПИДа в 1989 году в возрасте 38 лет. Он спал в койке рядом с больничной койкой Башера.

Лагерфельда привлекала декаданс и непреодолимая дикость Башера; они были полными противоположностями.

«Я абсолютный пуританин, но приключения Жака забавляют меня», — объясняет дизайнер в книге. «Мы не могли бы быть дальше друг от друга. Я кальвинист по отношению к себе и полностью снисходителен к другим».

«Конечно, я знала о романе с Сен-Лораном. Я дружила с Ивом более 20 лет. Раньше мы встречались с Анн-Мари Муноз и Викторией Дутрело.Пьер [Берж, давний партнер Сен-Лорана] разбил это в пух и прах. Он сказал, что я организовал их связь, чтобы дестабилизировать дом Сен-Лорана», — добавил он.

Несмотря на то, что он знал о сумасбродстве своей партнерши, он закрывал глаза на распущенность и извращенные наклонности своей партнерши, включая запирание Сен-Лорана в шкафу в рамках их секс-игр БДСМ.

«Я не привлекал его к ответственности. Я только хотел увидеть светлую сторону Жака», — сказал он. «Я не знал, что он держал в тени.Он рассказывал мне о том, что он делал, когда меня не было рядом, но я не задавал вопросов.»

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Жак де Башер – cheriecity.

co.uk

40 лет Ива Сен-Лорана в моде будут отмечены на крупной ретроспективе в Малом дворце в Париже в следующем месяце.

Выставка, организованная давним жизненным и деловым партнером Сен-Лорана Пьером Берже и под патронажем первой леди Франции Карлы Бруни-Саркози, охватывает 40 лет творчества, с 1962 по 2002 год. На выставке будет 300 экспонатов. линии высокой моды Saint Laurent и инновационной линии прет-а-порте Rive Gauche.

Выставка охватывает период от начала Ива Сен-Лорана в Dior в качестве преемника Кристиана Диора (включая его дебютную коллекцию трапеций) в 1950-х годах до коллекции Scandale после парижских беспорядков в мае 1968 года и его вечерних платьев незадолго до его смерти в 2002 году.

Ив Сен-Лоран перевернул правила стиля с ног на голову и произвел революцию в парижской моде, применив мужскую одежду для женщин. Его фирменный смокинг Le Smoking переосмысливался десятки раз, и он также отвечает за популяризацию костюма сафари и образа битника. Пьер Берже однажды сказал: «Шанель освободил женщину, но Ив Сен-Лоран дал им силу».

Также будет представлен ряд рисунков, фильмов и фотографий, рассказывающих об истории дома Ива Сен-Лорана, в том числе изображение фотографа Жанлу Сьеффа, на котором Ив изображен частично обнаженным для его рекламной кампании туалетной воды, и весь портрет французской кинозвезды Катрин Денев. Гардероб Ива Сен-Лорана.

Выставка также проливает свет на влияние Ива Сен-Лорана, такое как опера, кино, театр (его ранние коллекции отсылают к театральным декорациям Кристиана Берара) и живопись — его . Его путешествия в Марокко, Китай и Россию хорошо задокументированы в коллекциях «Шинуазри» и «Опиум», представленных на выставке.

На Ива Сен-Лорана повлияли Марк Джейкобс, Жан-Поль Готье и Том Форд. Дом Yves Saint Laurent до сих пор процветает под руководством талантливого Стефано Пилати, чье глубокое уважение к эстетике Сен-Лорана проявляется в коллекциях. В отличие от Тома Форда до него, Пилати понимает утонченную сексуальность сильной парижанки, но не боится продвигать дом вперед с помощью футуристических отсылок.

Предметы одежды взяты из коллекции, насчитывающей более 5000 предметов, в Фонде Пьера Бержа – Ива Сен-Лорана в бывшем ателье Сен-Лорана на авеню Марсо.

Выставка проходит с 11 марта по 29 августа в Малом дворце. Билеты стоят 11 евро.

www.yslretrospective.com

9782840496472: Жак де Башер — Денди де л’омбре — AbeBooks

La premier biographie d’un mtore qui a chang l’histoire de la mode.Un petit matin de 1971, Jacques de Bascher sort du Sept o le Tout-Paris des arts, des lettres et du prt-porter s’encanaille. Ce petit club de la rue Sainte-Anne va lui servir de piste de lancement dans le monde clos de la jet-society et de la mode. Il ne sait pourtant ni dessiner ni coudre. Mais son allure d’aristoccrat, son got trs sr, et sa feront de lui la muse rve de Karl Lagerfeld, et, un temps, de son grand конкурент, Ив Сен-Лоран. Жак де Башер изображает дух высокомерия, возмутительные фарсы и красоту Виконтьена.Ce livre est une plonge dans les annes quatre-vingt, ces annes folles qui consumrent Paris et ses troupes, et dont Jacques de Bascher fut l’un des tenards.

«Синопсис» может принадлежать другому изданию этого названия.

Об авторе :

Мари Оттави — журналист Libration. Elle y crit sur la mode et la поп-культура, les contre-cultures et tout ce qui se rattache nos nouveaux modes de vie. Auteure de nombreux портреты, elle s’intresse aux personnalits hors normes, inclassables, excentriques.

«Об этом заголовке» может принадлежать другому изданию этого заглавия.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.