Ян фабр работы: 10 фактов о художнике и выставке

Содержание

#Ян Фабр. Перфомансы и игры разума.

 

 

Великий и провокационный, бунтарь в мире современного искусства, Ян Фабр раздвигает горизонты каждого жанра, на который обращает свой творческий взгляд. Красота и жестокость – его эстетические принципы. А с помощью своих произведений он пытается громко и глубоко рассуждать о жизни и смерти, физических и социальных метаморфозах и о природе жестокости, присущей как  животному, так и человеческому миру.

 

 

Потомок знаменитого французского энтомолога, классификатора насекомых Жана Анри Фабра, родился в Антверпене в 1958 году, учился там в Муниципальном Институте Декоративных Искусств и Королевской Академии Изящных Искусств.

Дерзкое творческое поведение – основная характеристика Фабра – графика, скульптора, драматурга и режиссера театра и оперы, а также хореографа и сценического художника.

Еще в семидесятых он рисовал собственной кровью и устраивал “денежные” представления, на которых сжигал деньги публики. Акция “Русская рулетка”, в ходе которой Фабр предложил шести критикам, представлявшим разные искусства, стрелять в него из револьвера обрела невероятный успех. Об акциях Яна Фабра даже писали в книгах по современному танцу и искусству.

 

 

Уже в начале восьмидесятых он прославился постановкой собственных пьес «Сила театрального безумия» и «Это театр, каким он должен быть в ожидании и предвидении». Обе пьесы были приняты с восхищением и смущением. Все были в шоке от того, что Фабр не следовал законам ни традиционного, ни того авангардного театра, который развивался по брехтовской модели. Все его пьесы – авангардная коллекция миниатюр с открытым стилем творчества. Он порвал с кодексом существующего театра, представляя спектакли в реальном времени («Реальное тело в реальном времени»), иногда называемые «живыми инсталляциями», а также исследовал радикальные хореографические возможности для обновления танца.

 

 

Его обьектом исследований с ранних восьмидесятых и до сего дня остается тело во всех его ракурсах. В таких постановках, как «Звук одной хлопающей руки»; трилогия тела «Сладкие искушения»; «Мерцающие иконы»- не скромно рассматриваются физические, духовные и эротические измерения тела. Известной стала постановка «Универсальные права», в которой своего фламандского коллегу, хореографа Вима Вандекейбуса, он заставил путешествовать по анатомическому Музею тела и размышлять о пластической хирургии.

Последний этап его творческой деятельности – это великолепная коллекция театральных монологов, в основном для его музы актрисы Эльс Декекелир, в ряду которых находится и соло, “Мои движения одиноки, как бездомные псы”.

В октябре 2016 года в Государственном Эрмитаже прошла масштабная выставка Яна «Рыцарь отчаяния – воин красоты», куратором которой является сам художник вместе с Дмитрием Юрьевичем Озерковым, заведующим Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа. Она вызвала шквал противоречий у зрителей и критиков.

 

 

Специально для выставки, насчитывающей более двухсот объектов, Фабр создал ряд новых работ. Произведения Фабра на время проведения выставки становятся частью постоянной экспозиции Эрмитажа и вступают в диалог с признанными шедеврами мирового искусства. Подготовлена большая образовательная программа, включающая демонстрацию фильмов, цикл лекций, мастер-классов и серию публичных дискуссий.

На Эрмитаж обрушился шквал критики. Бурные обсуждения продолжаются до сих пор. Противники современного искусства нашли уязвимое место выставки. Дело в том, что посетителей возмутили мертвых животные, подвешенных на крючках! Но музеем сразу было разъяснено: Фабр подбирал трупы на обочинах автострады, где были сбиты животные, выброшенные своими хозяевами…

Искусство не всегда должно доставлять эстетическое удовольствие. Фабр «кричит» о том, что происходит в мире. Нужно просто задуматься о том, что хотел сказать художник.

Генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский в своей статье для газеты «Санкт-Петербургские ведомости» написал: «Современное искусство — вызов. Провоцируя, оно заставляет людей задуматься. Этому надо радоваться, а не огрызаться. Если кому-то такое искусство не нравится или не все его понимают — это нормально».

 

 

В интервью изданию Forbes художник рассказал о выставке и своем отношении к старым мастерам:

– Я абсолютно убежден, что между искусством классическим и современным нет никакой разницы. Есть искусство хорошее и не хорошее. Ничего сложного. Моя миссия как рыцаря – это доказывать и популяризировать классическое искусство.

– Я нередко слышу о том, что кому-то неприятно смотреть на мои работы. Люди испытывают страх и даже брезгливость. Боятся мертвых и дрожат при виде насекомых. Не стоит так реагировать. Вспомните, практически у всех народов мира есть поверье: если в доме живут пауки, – значит в доме все хорошо.

 

 

– Я преклоняюсь перед Рубенсом. У него была огромная мастерская, в которой работали десятки людей. Что нисколько не умаляет его заслуг перед мировой художественной культурой. Но у меня, в отличие от Рубенса или моего современника Дэмьена Хёрста, у которого сотни работников в мастерской, нет такого количества помощников.

Ян Фабр называет свое творчество «движением одного человека», потому что он никогда не искал укрытия в каком-либо коллективном движении. Поклонник Леонардо да Винчи, Фабр создал яркий, уникальный и самодостаточный мир.

АВТОР || Анастасия МАЛАХОВА 

 

Ян Фабр - фото, биография, личная жизнь, новости, творчество 2021

Биография

Ян Фабр с ранних лет любил познавать окружающий мир. Это сформировало особый взгляд на искусство, которое может вызвать как положительные, так и отрицательные эмоции, но никого не оставляет равнодушным.

Детство и юность

Ян Фабр родился 14 декабря 1958 года в городе Антверпен, Бельгия. В детстве мальчик интересовался миром животных и насекомых, посещал местный зоопарк. Согласно его утверждениям, он увлекся энтомологией благодаря родственным связям с Жаном-Анри Фабром.

JAN FABRE IN VENICE, La Biennale di Venezia Official portrait of Jan Fabre in 1984, when he was represented at the...

Опубликовано Angelos/Jan Fabre Пятница, 10 мая 2019 г.
Ян Фабр в молодости

Другим интересом Яна было творчество. Он изучал искусство в Муниципальном институте и Королевской академии родного Антверпена. В этот период молодой человек приступил к написанию сценариев для театральных постановок и начал рисовать картины, преимущественно шариковой ручкой Bic.

Творчество

Фабр известен умением эпатировать и шокировать публику. В возрасте 20 лет он создал серию картин, используя собственную кровь. Позже парень начал выступать с перформансами на улицах города. Во время наиболее резонансного представления художник собрал у зрителей бумажные купюры, а затем сжег их, чтобы пеплом написать слово money (деньги).

Jan Fabre with a great friend and visual arts curator Eckhard Schneider. They worked together on different solo exhibitions amongst others at Kunstverein Hannover, Kunsthaus Bregenz , PinchukArtCentre Kiev.

Опубликовано Angelos/Jan Fabre Суббота, 24 августа 2019 г.
Ян Фабр и искусствовед Экхард Шнейдер

Также Ян провел серию перформансов с использованием Bic. Он запер себя в помещении с белыми стенами и потолком, которые расписал шариковыми ручками. В конце 90-х в рамках проекта Tivoli художник украсил особняк, используя только чернила.

Другим увлечением мастера стал театр. Его дебютный спектакль состоялся в 1982 году под названием «Это театр: как ожидали и как предвидели». Постановки Фабра, как и все образцы его творчества, поражают зрителей оригинальностью, экстравагантностью и порой жестокостью.

Актерам пьесы «Сила театральных глупостей» пришлось бить на сцене друг друга и самих себя. В середине 1980-х Ян основал в Антверпене группу Troubleyn, получившую название по фамилии матери художника. Проект прославился за счет театральных и хореографических постановок, созданных по сценарию Фабра.

Читайте также7 звезд, выступающих против натурального меха

В скульптурах мастера раскрываются три основные темы его творчества: стратегия войны, тело человека и мир насекомых. Он известен благодаря произведениям, изготовленным из надкрылий златок. Материал Ян получал у владельцев ресторанов, в которых жуки подаются как деликатес. По заказу королевы Паолы мужчина оформил в брюссельском дворце экспозицию «Небо восхищения» — потолок и люстра были покрыты панцирями насекомых.

Для работ Фабр часто использует человеческие выделения, подручные предметы и чучела животных. В 2016 году в Эрмитаже состоялась его скандально известная выставка, на которой в отдельном зале с возрастным ограничением 16+ были представлены образцы таксидермии.

Jan Fabre working on 'The mystic contract'. One of the tree permanent altarpieces, installed at the Augustinian church / current music centre AMUZ. Photo: Attilio Maranzano

Опубликовано Angelos/Jan Fabre Четверг, 26 июля 2018 г.
Художник Ян Фабр

Вскоре после того, как творения скульптора представили российской публике, в «Инстаграме» началась «война хештегов». Пользователи требовали закрыть выставку, обвиняя Яна в жестокости к животным. В ответ руководители музея запустили тег #кошкизафабра и пояснили, что художник использует только трупы собак и кошек, найденные на обочине дороги. Таким образом мастер хочет показать потребительское отношение к домашним любимцам, которых люди выбрасывают из окон машин.

Скандалы в биографии Фабра связаны не только с его творчеством. Осенью 2018 года 20 танцовщиц театра Troubleyn обвинили мужчину в сексуальных домогательствах. Об этом сообщалось в открытом письме, которое было опубликовано изданием Rekto Verso.

Личная жизнь

Творческий деятель предпочитает не говорить о личной жизни, уделяя внимание искусству.

Ян Фабр сейчас

В ноябре 2019-го в Большом драматическом театре имени Георгия Товстоногова стартовал фестиваль, посвященный работам художника. На сцене состоялся показ его постановок «Ночной писатель», «Воскресение Кассандры» и Preparatio Mortis.

Читайте также6 "золотых" пропорций тел знаменитостей

Сейчас Ян продолжает творить. Он делится с поклонниками новостями и фото на официальном сайте.

Работы

  • 1978 – «Мое тело, моя кровь, мой пейзаж»
  • 1978 – «Я, когда я мечтаю»
  • 1979 – «Деньги»
  • 2001 – «Я Кровь»
  • 2002 – «Небо восхищения»
  • 2003 – «Ангел смерти»
  • 2006 – «Я выпускаю себя»
  • 2010 – «Глава I—XVIII»
  • 2016 – «Рыцарь отчаяния – воин красоты»
  • 2016 – «Гора Олимп»

Ян Фабр: «Мне нравится работать руками»

Фото: Павел Герасименко

Незадолго до открытия выставки в Государственном Эрмитаже, которая станет первым показом работ Яна Фабра в России, художник пригласил к себе группу журналистов и больше часа рассказывал и отвечал на вопросы — за это время сигарет в пачке Lucky Strike уменьшилось больше чем наполовину.

Встреча проходила в Troubleyn — творческой лаборатории и офисе художника в Антверпене. Существующий с 2007 года Troubleyn находится в районе, где Фабр родился и долго жил. «Only art can break your heart. Only kitsch can make you rich» — гласит укрепленная у входа блестящая табличка.

Источник звука

Заброшенное здание театра, закрытого после пожара, Фабр превратил в мастерскую с репетиционным залом, студию и свою администрацию разом. Атмосферу, которая царит здесь, так и тянет назвать семейной: во время беседы где-то на первом этаже истошно надрывался младенец, и воображение уже готово было дорисовать жанровую сценку в духе

Якоба Йорданса.

Очень характерная и почти сразу ощутимая черта фламандского жизненного уклада — в неразрывной связи настоящего с прошлым — реализуется через самые обыденные вещи.

Troubleyn весь наполнен современным искусством: специально для этого места свыше 70 известных художников создали свои работы. Например, стену на кухне Марина Абрамович расписала лозунгом, воспользовавшись для этого свиной кровью. В фойе первого этажа Роберт Уилсон установил в зарешеченном люке такой же «источник звука», как в его театральном центре на Лонг-Айленде, связав тем самым две родственные институции.

«Люк Тюйманс, Михаэль Борреманс, Тьерри де Кордье, Берлинда де Брёйкере — все мы из одного поколения и знаем друг друга, они работали в этом здании. В такой маленькой стране невероятные творческие способности в искусстве, поп-музыке, моде, дизайне, литературе», — говорит Фабр.

Фото: Павел Герасименко

Фото: Павел Герасименко

Фото: Павел Герасименко

Фото: Павел Герасименко

Фото: Павел Герасименко

Интернациональная знаменитость местного масштаба

Ян Фабр — один из тех бельгийских современных художников, чье имя известно далеко за пределами страны. В самой Бельгии его работы украшают наиболее значимые общественные пространства. Три сюрреалистических торса под названием «Ангелы-посланники», выполненные художником в 1997-м, с 2009 года находятся в Колонном зале фламандского парламента в Брюсселе. Сделаны они из укрепленных на проволочном каркасе хитиновых панцирей жуков, и этот оригинальный материал давно стал узнаваемой чертой искусства Фабра.

В Королевском дворце в Брюсселе, нынешней рабочей резиденции короля Филиппа, в одном из парадных залов (первоначально он назывался залом Конго, а после того как стены декорировали зеркалами, его называют Зеркальным) плафон и центральная люстра инкрустированы надкрыльями таиландских жуков рода Melanophia, переливающимися в зависимости от освещения и меняющими окраску от изумрудной до пурпурной. Работа «Небеса восторга», на которую ушло свыше полутора миллионов жуков, недаром прозванных «ювелирными», была выполнена по заказу королевы Паолы в 2002 году.

В постоянной экспозиции Музея изящных искусств, на Королевской лестнице Музея старого искусства в Брюсселе под плафоном с вензелем Леопольда II, находится специально заказанная художнику работа «Вглядываясь внутрь себя» («Синий час»): семь пластиковых панелей покрыты штриховым рисунком, выполненным шариковой ручкой BIC и изображающим взгляд человека, птицы и насекомого.

Эта техника тоже давно стала фирменным знаком художника. «Я использую BIC как очень дешевый краситель. Мне интересен этот химический цвет», — так Фабр описывает свое отличие от синего цвета Ива Кляйна и поясняет, что выполнил большую работу при помощи всего трех ассистентов за три с половиной месяца. «Я люблю ремесло, мне нравится самому работать руками», — говорит он.

В соборе Антверпенской Богоматери находится скульптура, сделанная Яном Фабром в 2016 году. «Человек, несущий крест» стала первым произведением современного автора, заказанным бельгийской церковью. Сейчас оно удачно соседствует с триптихом Рубенса «Снятие с креста» и другими шедеврами из Королевского музея изящных искусств, размещенными в храме до завершения ремонта в музее в 2017-м.

Скульптуры, «синие рисунки» шариковой ручкой, сделанные из насекомых драгоценности, а также видео, рельефы, графика — все это будет представлено на выставке Яна Фабра в Эрмитаже «Рыцарь отчаяния — воин красоты».

При всей своей известности на вопрос, как он чувствует себя в статусе национального достояния, художник отвечает: «Я всего лишь карлик на плечах гигантов. Вспомните Босха, Рубенса, Йорданса, Ван Дейка, Снейдерса — все эти великие художники родом из Бельгии. Это очень маленькая страна, но здесь, во Фландрии, изобрели масляную живопись. Я не ощущаю культурного давления, а вдохновляюсь ими, потому что многие работы этих художников важнее и значительнее современного искусства».

Мастер синтеза

Фабр, который, по его признанию, соединяет в своем творчестве художественное с научным и природным, утверждает, что этические принципы находятся в согласии с эстетическими ценностями.

Реакция автора оргиастического перформанса «Гора Олимп» (это последняя и уже ставшая широко известной 24-часовая сценическая постановка Фабра по мотивам древнегреческих мифов с участием 30 актеров) на пересказанные ему российские сюжеты о цензуре обнаженного тела в искусстве была предсказуемой и естественной: «Весь эрмитажный Рубенс — про плоть, про эротизм и красоту тела. Можете тогда запретить его!»

Одним из главных элементов выставки в Петербурге станет перформанс Фабра под названием «Любовь — это высшая сила». Он снимался в Эрмитаже непрерывно в течение двух часов с помощью пяти камер, а в итоговую версию вошло 20 минут. Одетый в 40-килограммовые рыцарские доспехи художник движется по галерее фламандской живописи и целует встречающиеся на пути музейные предметы, рамы, картины — то трепетно, как святыню, то с добродушием старого друга.

Наверное, самым главным и часто возникающим в рассказе Фабра именем оказывается Рубенс. Родившийся в бедной семье художник вспоминает, как копировал великого предшественника и учился понимать искусство. «Рубенс был Уорхолом за 400 лет до Энди: у него была мастерская, хорошие помощники, он работал в различных техниках и жанрах и оставил после себя вагоны быстро написанных картин».

Фабр не раз подчеркивает: между классическим искусством и современным нет никакой разницы — человек, который смотрит классическое искусство, лучше понимает современное. Отечественному зрителю еще предстоит понять эту истину.

Ну и где тут живодерство? Обещали же...

Текст: Анна Матвеева 17.11.2016   26657

Выставка «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты», проходящая в Эрмитаже, в прошлый уикенд «проснулась знаменитой»: общественность снова дооскорблялась до мышей, причем в буквальном смысле. Зрители возмутились тем, что Фабр в своих объектах и инсталляциях использует чучела животных, и громогласно требует запретить выставку «этого живодера». Анна Матвеева сходила в Эрмитаж и составила краткий путеводитель по выставке Фабра, разочаровавшей ее отсутствием какого-либо живодерства.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

Выставка Фабра в Эрмитаже разнесена на два места: часть ее проходит в исторических залах Зимнего дворца и Малого Эрмитажа, где работы Фабра вступают в диалог с полотнами Рубенса, Снейдерса, Ван Дейка и других старых мастеров, а часть — в заточенном под показ современного искусства здании Главного штаба, куда, впрочем, перенесли несколько необходимых для рифмовки с работами Фабра старинных картин. Рифмовка здесь — ключевое понятие: как отмечают практически все критики (посоветуем, например, недавнюю статью Анны Толстовой в «Коммерсантъ Weekend»), Фабр совсем не новатор. Его главная цель — диалог с великими художниками былых времен, и в прямом соседстве с полотнами Рубенса или Йорданса его работы на своем месте, а в одиночестве теряются. Иного места, чем Эрмитаж, для такой выставки и быть не могло: цель Фабра — поговорить с великими предшественниками в одной из лучших коллекций мира, а вовсе не эпатировать современную публику. Пройдемся же по музейным залам.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

Фабр представляет в Эрмитаже не только объекты и скульптуры, но и видео, которые чаще всего являются документацией перформансов. К чести кураторской команды Эрмитажа, им удалось объединить непосредственно творчество и его документацию так, чтобы разрыв между ними почти не чувствовался. Мониторы с видео на выставках часто теряются в сравнении с «настоящими вещами», однако даже в помпезном, битком набитым суперзрелищными историческими экспонатами — чучелами лошадей, рыцарскими латами, — Рыцарском зале Эрмитажа экраны с совместным перформансом Фабра и Марины Абрамович «Дева / Воин» уверенно берут на себя груз нарратива: даже уверенней, чем выставленные там же объекты Фабра, представляющие собой как латы из стали (почти неотличимые от исторических), так и латы и оружие из переливчатых надкрылий жуков; по мнению Фабра, природный экзоскелет насекомых может служить метафорой той психологической брони, которую каждый из нас наращивает в ходе жизни, чтобы противостоять ударам судьбы.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

«Эй, какое приятное безумие!»

Безумием у Фабра заведуют его любимые птицы — совы. Он переворачивает символику совы как символа мудрости: совершенный мудрец может позволить себе вести себя как дурак, да еще и скажет, что ему это приятно. «Безумие» у Фабра — не сумасшествие, а именно что недостаток ума, малоумие, глупость. В этом смысле он прямо наследует традиции фламандской живописи с ее бесчисленными деревенскими дурачками, извлекаемыми «камнями глупости» и назиданиями, как не надо делать. Стеклянные совы сидят на фальшстенах в Рубенсовском зале, золотые совы пялят глаза из витрин в Аполлоновом зале, и в Южном павильоне Малого Эрмитажа «Обезглавленные вестники смерти» — семь сов, опять же сделанных из настоящих совиных перьев (хотя это не чучела, а рукодельные скульптуры размером много больше реальных совиных голов), — вперяют леденящий взгляд стеклянных глаз в зрителя и дальше. Дальше, кстати, прямо напротив павильона, находится эрмитажный зал с одним из самых популярных экспонатов музея — часами «Павлин», а павлины у Фабра тоже присутствуют в зале Рубенса как освященные веками символы тщеславия.

Ян Фабр. Карнавальный шатер. 2016. Хромолитография, карандаш, цветной карандаш, уголь. Фото: Пат Вербрюген, © Angelos bvba / Jan Fabre

«Карнавал»

Очень симпатичная, уютная серия малоформатной графики раскидана по Петровской и Романовской галереям. Крошечные, буквально «шесть на девять» цветные рисунки Фабра напоминают винтажные открытки. Для увеличения очаровательности они взяты в паспарту из красного бархата в золоченых резных рамках и снабжены латунными табличками с подписями, такие в Эрмитаже сопровождают живопись, приобретенную в XVIII–ХIХ веке. Серия «Карнавал» представляет собой зарисовки карнавала — и прелестно рифмуется с выставленными здесь же Брейгелями, а симметричная серия, иллюстрирующая поговорки — «Заставь кота сметану сторожить», «Кот из дома — мыши в пляс», — и вовсе без швов продолжает цикл «Фламандских пословиц». Фабр не отказывает себе и в самоиронии: его «В поисках утопии» изображает самого художника в образе маленького мальчика, который оседлал черепаху и пытается подгонять ее кнутом. Фабр любит этот сюжет: в 2003 году он сделал такую же, только очень большую, скульптуру из полированной бронзы, которая выставлялась во многих городах мира, от Флоренции до Праги.

Ян Фабр. Преданный экстаз смерти. 2016. Дерево, надкрылья жуков. Фото: Ливен Герреман, © Angelos bvba / Jan Fabre

Мозаики

Мозаики в зале Йорданса висят выше собственно Йорданса, а также двух картин его современников, выбранных Фабром специально для этой выставки: «Адама и Евы» Гендрика Гольциуса и «Кефала и Прокриды» Теодора ван Ромбоутса. От Йорданса здесь «Бобовый король» и «Пир Клеопатры». На всех картинах — грешные излишества, сексуальные и желудочные. Им Фабр противопоставляет свои мозаики — очень красивые, поскольку сделаны они из переливчато-зеленых надкрылий жуков-златок. В большинстве картин, от которых Фабр отталкивается, фигурируют собаки, но в мозаиках Фабра они становятся главными героями: наравне с часами и черепами, обязательными участниками vanitas, собаки у него повсеместны. Они, как и в классической живописи, символизируют верность и преданность, но на мозаиках они одиноки, так что возникает вопрос: преданность — кому? Где хозяин? Он мог умереть, мог просто бросить пса — и пес из олицетворения любви и верности превращается в олицетворение одиночества.

Здесь же, в центре зала две симметричных скульптуры Фабра: скелеты собак, опять-таки выложенные зелено-перламутровыми панцирями жуков, сжимают в зубах чучела попугаев ара: попугаи символизируют тщеславие, за внешней яркостью которого ничего не стоит.

Ян Фабр. Джоанна Гентская. Из серии «Мои королевы». 2016. Белый каррарский мрамор. Фото: Пат Вербрюген, © Angelos bvba / Jan Fabre

«Мои королевы»

Эрмитажный зал Ван Дейка задумывался как входной зал Нового Эрмитажа: зрители должны были с лестницы попадать прямо туда. Так что зал служил еще и залом русской славы: он украшен по всему периметру профилями выдающихся фигур культуры — здесь и Брюллов, и Угрюмов, и Лео фон Кленце. Фабр вдохновился этим оммажем культурным деятелям и сделал свой собственный пантеон культурных деятелей: его большие рельефы драгоценного каррарского мрамора — профили его собственных кумиров. Ассистентов, точнее ассистенток, самого художника. Обычные женщины, почти все немолодые, морщинки, очки, — одна у него отвечает за скульптуру, другая — за перформанс, третья — за видео, и без их безымянных и невидимых зрителю усилий Фабр бы не состоялся. Чтобы снизить пафос, Фабр наряжает их в карнавальные колпаки. А посередине зала стоит статуя девочки-подростка в джинсах — это и правда королева (правда, будущая) Бельгии: принцесса Елизавета Тереза Мария Елена Бельгийская, сейчас ей пятнадцать лет. Фабр возносит своих незаметных ассистенток, а принцессу крови изображает обычной девочкой, уравнивая их в почтении: даже каррарский мрамор у него начинает выглядеть как демократичный гипс.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

«Я позволяю себе истекать»

Скульптура, которая встречает зрителя в начале выставки (если идти по ее официальному маршруту) в Аполлоновом зале Эрмитажа — человек в джинсах и пальто, уткнувшийся носом в репродукцию картины Рогира ван дер Вейдена «Портрет турнирного судьи». Это, надо полагать, и есть сам Фабр. В ван дер Вейдена он не просто уткнулся носом, а этот нос себе реально расквасил: на полу под ногами искусственного человека натекла лужица крови. Пожалуй, трудно придумать более прямую метафору того, «что хотел сказать художник» всем своим творчеством: его не столько интересует реакция современников, сколько возможность «влезть» в историю искусства, выяснить отношения с классиками, может, даже как-то слиться с ними. И это не всегда проходит безоблачно — бывают у художников и травмы на этом пути. Фабру травмы не в новинку: многие его рисунки, в том числе и в этом зале, выполнены бурым пигментом — это собственная кровь художника.

Другие его работы тоже представляют собой напряженный диалог: объект Фабра Salvator Mundi («Спаситель мира») — сфера, выложенная его любимыми золотисто-зелеными надкрыльями жуков, с торчащим из нее чьим-то позвоночным столбом, — рифмуется с выставленным здесь же холстом «Христос благословляющий» неизвестного автора XVI–XVII века, где Спаситель тоже держит в руке увенчанную крестом сферу, только отражающую весь мир. А три золотых жука-скарабея, выставленные на высоких, под потолок, подиумах в трех углах зала, несут на себе символы поклонения: крест, оливковое дерево и епископский жезл.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

«Череп с зайцем»

Зал Снейдерса в Эрмитаже увешан натюрмортами. Снейдерс писал продуктовые лавки, его современник и соотечественник Паульвель де Вос — сцены охоты. Именно к одной из «лавок» Снейдерса, где в ожидании покупателя великолепно лежит кишками наружу убитая дичь, Фабр прицепил инкрустированный все теми же его любимыми надкрыльями жуков череп, в зубах у которого болтается чучело зайца. Этот объект, наряду с выставленными в здании Главного штаба чучелами собак и кошек, вызвал возмущение публики: как можно, невинно убиенный зайка в музее?! То, что здесь же на картинах классиков-натюрмортистов невинно убиенные зайки и другие животные представлены гораздо более натуралистично, почему-то никого не волнует. Между тем, зайка и держащий его в зубах череп — лишь часть инсталляции из 17 черепов в этом зале, и у каждого в зубах тоже кто-нибудь дохлый (мышь, курица, но их же не так жалко, как зайку) или клок шерсти — той самой шерсти белок, колонков, свиной щетины, из которой испокон века делаются художественные кисти. В центре зала, усугубляя vanitas, стоят два объекта, тоже сделанные из чучел: на инкрустированных надкрыльями жуков фрагментах человеческого скелета уселись павлин (символ тщеславия) и лебедь (символ глупости). Они так и называются: «Глупость опирается на смертность» и «Тщеславие опирается на смертность».

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

«Карнавал мертвых дворняг» и «Протест мертвых бездомных котов»

Те самые работы Фабра с чучелами домашних животных, что вызвали волну истеричного протеста. Родина Фабра, Бельгия, подписала Конвенцию по обращению с домашними животными (которую, кстати, не подписала Россия), гарантирующую домашним питомцам право на достойную жизнь и достойную смерть. В частности в Бельгии владелец не может просто закопать своего умершего питомца где-нибудь под деревом: он обязан утилизировать труп через специальную службу, что довольно дорого стоит. Последствия оказались неприятны: некоторые бельгийцы, чтобы не платить денег, стали просто выносить своих только что умерших, а иногда и даже еще живых больных животных на дороги, чтобы их переехали машины и животное проходило бы по документам как бездомное, погибшее в ДТП. Вот где жестокость-то, а не у Фабра.

Фабр собирал эти трупы и «возрождал» их путем таксидермии. Неизвестно, сколько из этих погибших на шоссе собак и кошек действительно были бездомными, а скольких выкинули «хозяева». Фабр показывает и жестокость смерти, и человеческую жестокость во всей неприглядности: звери у него застыли в смертных позах. Фабр извиняется перед ними за все непутевое человечество: перед чучелами кошек он ставит мисочки с молоком, перед собаками — со сливочным маслом, пытаясь хоть после смерти дать человеческим спутникам ту заботу, которой они не получили при жизни. Животные, как и модели в «Моих королевах», тоже наряжены в карнавальные колпаки, вокруг них вьются разноцветные ленты серпантина: Фабр подчеркивает, что жизнь и смерть каждого из нас, будь то человек или бездомный кот, так же быстротечна, как карнавал. А дальше ждет смерть.

Ян Фабр, Илья Кабаков. Встреча. 1997. Кадр из видео. Фото: © LIMA

«Встреча»

В 1997 году Ян Фабр встретился с Ильей Кабаковым. Два знатных любителя насекомых решили поговорить о них. Художник и модель, так сказать. Фабр нарядился в костюм жука — того самого жука, чьи переливчатые надкрылья стали его излюбленным материалом, а Кабаков, конечно же, в костюм мухи. И вот они готовы были часами разговаривать о жуках и мухах, о том, что строение тела жука совершеннее анатомии человека, о том, что мухи боятся жуков, о том, что муха — олицетворение коммунального быта, а жук — сверхчеловек, экзоскелет которого намного надежнее защищает жучьи внутренности, чем наше несовершенное тело защищает нашу ранимую душу... Диалог, начинавшийся как душевный разговор на так любимой Кабаковым кухне, сам собой перешел в перформанс, перформанс повлек за собой серию рисунков, и все это можно увидеть в здании Главного штаба, где, кстати, в постоянной экспозиции имеется «Красный вагон» Кабакова, так что всё к месту.

В оформлении материала использован фрагмент фотографии Валерия Зубова, сделанной на выставке «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты» в Государственном Эрмитаже.

 

Ян Фабр вернулся в Петербург

Бельгийский художник Ян Фабр вернулся в Петербург. Спустя три года после нашумевшей эрмитажной выставки «Ян Фабр: рыцарь отчаяния — воин красоты» в Петербурге проходит мини-фестиваль имени Фабра. Принимает художника на этот раз БДТ, а бельгиец после музейных стен осваивает многоуровневые пространства драматического театра. Фестиваль «Любовь — высшая сила» (Love Is the Power Supreme) проходит со 2 по 16 декабря, при этом одна из постановок останется в репертуаре БДТ.

Всего в Петербурге представят три постановки: это «Воскресение Кассандры» на сцене Каменноостровского театра, «Ночной писатель» в «Фанерном театре» и хореографическая работа «Приготовление к смерти» на Основной сцене, а в подвале главного здания БДТ на Фонтанке показывают видеоинсталляцию Пьера Кулибефа «Воины красоты». По словам художника, он перевел театральный мир Яна Фабра в формат видео; это фантазия, в которой люди посвящают себя странным и абсурдным ритуалам. Ради инсталляции театр выделил место, куда еще не ступала нога зрителя, — подвальное помещение с низким потолком, которое теперь называют «Пространство 59».

«Воскресение Кассандры» — моноспектакль Стеллы Хеттлер, представляющий жизнь в пяти элементах: туман и роса, ветер, огонь и дым, пар, дождь. В руках героиня держит черепах, которых Ян Фабр считает (наряду с жуками) «посланниками» своего искусства. Дал художник и более конкретный комментарий к метафорам: «“Воскресение Кассандры” — это история женщины из моей команды, актрисы и художницы, с которой мы работаем много лет. Это ее жалобы на современную жизнь, на то, что происходит в обществе, в ее жизни, с ее родителями. Для Кассандры, безусловно, очень важны стихии, соединение с ними; мне было важно связать с ними сетования конкретного человека. В постановке вы это увидите». Текст «Кассандры» написал Роджеро Капуччи, спектакль будет идти на немецком языке с русскими субтитрами.

Кадр из фильма-перформанса Яна Фабра «Любовь — высшая сила» (2016)© Анастасия Семенович

«Ночного писателя» уже показывали в Италии и Франции, теперь текст перевели на русский язык. Для постановки актеры Александр Молочников и Андрей Феськов на неделю ездили в Антверпен, где репетировали с Фабром. «Писатель» единственный из фестивальной программы останется в репертуаре БДТ, а в марте его переведут из «Фанерного театра» в Каменноостровский. Театр анонсирует «личные дневники, полные провокационных и интимных автобиографических подробностей о художнике», сам Фабр высказывается проще:

«“Ночной писатель” — это частично мои дневники, размышления на различные темы — о красоте, искусстве, художнике. Также там есть несколько элементов драматических произведений, написанных с 70-х годов до нынешнего времени. Это не психологические тексты, а манифесты, то есть выражение моего мнения и моего взгляда, моих сомнений. Представлять их будут два очень талантливых молодых актера. Мы с ними прошли вместе все тексты, причем, когда мы осваивали материал на разных языках, я понял одно очень важное слово по-русски — “воображение”».

Кадр из фильма-перформанса Яна Фабра «Любовь — высшая сила» (2016)© Анастасия Семенович

«Приготовление к смерти» — чисто хореографическая работа, над которой Фабр начал работать еще в 2005 году. «Она хорошо пахнет, там много цветов», — добавляет Фабр. По мнению художника, смерть в современном обществе табуирована, приравнена к чему-то холодному и бесприютному. В перформансе могила выложена пышным слоем желтых, красных, белых цветов, и это «одеяло» дышит. Очевидно, нам вновь намерены предложить альтернативную точку зрения: ведь Фабр недвусмысленно намекает, что смерть буквально «дышит» жизнью. «Я постоянно гонюсь за посмертным этапом жизни», — заметил Фабр.

Эрмитажу художник в этот визит подарил фильм-перформанс, снятый в 2016 году в преддверии выставки. Речь о записи «Любовь — высшая сила», той самой, где художник ходит по пустому Зимнему дворцу, обнимает и целует экспонаты. По этому поводу Фабр припомнил работу с Эрмитажем, которую назвал «приключением»: три года подготовки к выставке, затем идея перформанса, которая появилась за полгода до открытия. Фабр будто подвел итог спорам (почти скандалам), сопровождавшим эрмитажную экспозицию. Он заметил, что в перформансе выражает любовь, преклоняется перед традиционным искусством (и логично приходит в залы земляков-фламандцев). Да и сами работы Фабра существуют именно во фламандско-бельгийской традиции; защищая ее, он оберегает и себя. «Красота — сила в моем понимании, но сила уязвимая, которая требует защиты, — сказал Фабр. — В своих театральных постановках я часто обращаюсь к Рубенсу. Любая картина Рубенса — это мизансцена, эти вещи лучше, чем многие голливудские фильмы. Рубенс — мой земляк, я рано впервые увидел его работы. Но уже тогда — а мне было десять лет — отец говорил мне, что Рубенс лучше многих современных художников, даже Уорхола. Традиция в искусстве очень важна, без нее бы не было авангарда».

Художественный руководитель БДТ Андрей Могучий рассказал, как получилось, что друг Эрмитажа Ян Фабр перекочевал в другую мощную петербургскую институцию — БДТ.

«Как идея, проект возник на Венецианской биеннале, где русский павильон делал Эрмитаж, — сказал Могучий. — А БДТ плотно сотрудничает с Эрмитажем. В Венеции произошла встреча с Яном, и она вылилась в фестиваль, который сейчас проходит в БДТ. Взаимодействие театра и музея, явлений, по-моему, отчасти конфликтующих, идет очень плодотворно. Я вообще последние год-два живу под знаменем взаимопроникновения музея и театра — например, как в проекте “Хранить вечно”. Это очень важный диалог».

В общем, кажется, оживленную дискуссию вокруг выставки Фабра в Петербурге сочли добрым знаком. А поскольку Андрей Могучий всеми силами работает на творческую полифоничность вверенного ему векового театра, Ян Фабр в БДТ к месту как никогда. Эксцентричный бельгиец хорошо впишется в насыщенную жизнь модернизированного театра, который живет, будто боясь не успеть сказать что-то важное, — надеемся, Фабр поможет.

ИСКУССТВО: ВЫБИРАЙТЕ ГЕРОЕВ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Выставка Ян Фабр. Рыцарь отчаяния — воин красоты – Афиша-Музеи

Право выбора выставок в Эрмитаже, безусловно, принадлежит его сотрудникам, но, тем не менее, вольно или невольно возникает вопрос, почему Яну Фабру доверена честь вести диалог со старыми мастерами от лица нового искусства. Очевидный ответ нашелся в зале Ван Дейка, где Фабр представил великолепные скульптурные портреты своих подруг и покровительниц, демонстрируя высокий уровень владения средствами своего ремесла. По качеству исполнения рельефы не уступают работам старых мастеров, а в чем-то даже и превосходят. Виртуозно обработанная поверхность каррарского мрамора передает мельчайшие особенности лиц и фактуры тканей, легкие завитки волос. Виртуозно выполнены сложные детали - глаза под очками, серьги, почти полностью отсоединенные от поверхности. Кажется, еще несколько мгновений, и образы начнут оживать как Галатея Пигмалиона. Фабр венчает своих королев шутовскими колпаками вместо корон, поскольку королевство вымышлено. Шутовские колпаки, возрастные особенности, точная передача неровностей кожи ничуть не умаляют достоинства личностей. Образы согреты симпатией и любовью Фабра. Воспринимая это личное чувство, тоже начинаешь любить их. Там, где нет личного чувства, образ превращается почти в карикатуру, как девочка-подросток, будущая бельгийская королева. В зале рядом с работами Фабра – репрезентативные портреты придворного художника Ван Дейка, выполненные, безусловно, превосходно, но персонажи кажутся бездушными. Статус проигрывает личности человека, придворное искусство – свободному художнику.
Диалог – поединок между Фабром и старыми мастерами XVI-XVII веков зачастую приобретает острые формы. Фабр провоцирует старое искусство снять маски. В галерее нидерландского искусства расположили рисунки Фабра на тему карнавала, выполненные в манере, близкой «праздникам» художников XVI века. Рисунки Фабра акцентируют «праздники» таким образом, что они оказываются не более чем китчем пятивековой давности, но при этом фамилия Брейгелей по прежнему вызывает почтение.
Сколько бы не убеждали искусствоведы, что в натюрмортах Снейдерса выражена радость жизни, от ощущения «тошнотворного запаха бойни и смерти» в мясных лавках никуда не деться. Инсталляции Фабра в виде черепов из златок, держащих чучела несчастных птиц и животных, являются символическим выражением этого ощущения и напоминанием о том, что человеческая цивилизация истребила бесчисленное множество живых существ, многие виды исчезли навсегда. Мы стараемся забыть, что «искусство требует жертв», чтобы в нем не разочароваться. Некоторые черепа держат кисти как напоминание о том, что произведения искусств не вечны, а многие художники умирали раньше времени, не признанными обществом.
Тема бренности жизни в явном виде или символической форме присутствует в большинстве картин XV-XVII веков. Фабр продолжает тему vanitas в аллегорических изображениях, выполненных на дереве из надкрыльев насекомых вида златок, в технике, изобретенной не им. Златки давно использовались в Индии в украшениях, одеждах, картинах, в XIX веке в Европе как ювелирный материал. Рельефы – картины Фабра изумрудно-аметистовым переливами златок украсили один из эрмитажных залов. Картины старых мастеров, имеющие этический смысл, также не переставали быть при этом украшениями залов.
В зале Рубенса Фабр возвращает почти утраченную непосредственность восприятия. Проходя мимо картин, выполненных в мастерской Рубенса, обычно сосредотачиваемся на некоторых из них, забывая, что ни в каком другом зале нет такого количества обнаженной натуры и буйства плоти. Работы Фабра, выполненные шариковой ручкой на фотобумаге, довольно деликатно об этом напоминают.
В переходе между Зимним дворцом и Новым Эрмитажем «обезглавленные вестники смерти», стражи истины совы смотрят на Висячий сад, где когда-то было много живых птиц, и до сих пор сохранились голубятни.
Искусство стремится вызвать у зрителей определенные ощущения. В Главном штабе Фабру удалось вызвать экстраординарные, неиспытанные до сих пор «алхимические» ощущения. В «Карнавале животных» он «воскрешает» кошек и собак, подобранных мертвыми на дороге, куда хозяева отвели их умирать. Надо полагать, дама на эрмитажном автопортрете надеялась воскреснуть вместе с любимой кошкой.
Ян Фабр ведет диалог со старым искусством умело, смело, разнообразно, провокационно, как и подобает одному из самых значительных мастеров молодого современного искусства.

Художник Ян Фабр подарил Эрмитажу видеоперформанс

Сегодня один из ведущих художников современности Ян Фабр передал в дар Государственному Эрмитажу видеоперформанс «Любовь – высшая сила».

Этот подарок бельгийского художника главному музею страны неслучаен. Именно Эрмитаж стал первым российским музеем, который в 2016 году представил выставку работ Яна Фабра. И хотя она вызвала весьма противоречивые и больше негативные отзывы, в музее уверены, что все сделали правильно. А организованная после этого дискуссия, в которой музей ответил на все вопросы посетителей и объяснил смысл работ Фабра, сгладил противоречия и примирил публику с «разрушителем стереотипов», как назвал его заместитель директора Эрмитажа Георгий Вилинбахов.

По словам заместителя директора Эрмитажа, именно диалог – между музеем и художником, музеем и гражданами лежит в основе всего и в дальнейшем помогает людям понять и полюбить современное искусство.

«Фильм, который подарил нашему музею Ян Фабр, – это его поклонение Эрмитажу и предметам искусства, которые там хранятся», – сказал он. 

А сам видеоперформанс оказался, что называется, на любителя. В нем Ян Фабр, облаченный в рыцарские доспехи (позже он признался, что они изготовлены по его собственному проекту), приходит в Эрмитаж, чтобы поцеловать – в буквальном смысле этого слова – встречающиеся ему на пути раритеты. Огромные вазы он обходит по кругу, прикладываясь к ним с разных сторон. Колонны, статуи обнимает, а потом прикладывается к ним губами. Картины и витрины обхватывает руками так, как будто хочет их унести с собой. И поскольку это не удается (хотя сигнализация, судя по всему, отключена), тяжело наклоняясь и громыхая латами (непросто носить на себе 42 килограмма железа), целует раритеты.

После просмотра фильма Ян Фабр признался, что готовился к нему 6-7 месяцев.

«Я встаю на колени, я целую предметы, преклоняясь перед красотой. Это сила, которая в то же время уязвима и нуждается в защите», – объяснил бельгийский художник.

Он рассказал: несмотря на то что он причислен к разряду современных художников, чтит традиции. И очень любит работы Рубенса.

«Надо опираться на традиции», – изрек Фабр. И объяснил, чем так дорог ему этот художник. «Если посмотреть на его картины – это мизансцены. В них очень важен свет, который падает именно на те детали, которые и должны привлечь внимание зрителя».

Присутствовавший на церемонии и смотревший вместе со всеми фильм «Любовь – высшая сила» художественный руководитель БДТ имени Г А. Товстоногова Андрей Могучий сообщил, что как раз в эти дни в БДТ проходит фестиваль, на котором демонстрируются театральные опыты – инсталляции и спектакли бельгийского художника.

14, 15, 16 декабря в Фанерном театре БДТ состоится российская премьера «Ночного писателя» – версия спектакля создана специально для сцены БДТ. «Ночной писатель» станет первой репертуарной режиссерской работой Фабра в России.

5, 6 и 7 декабря здесь же состоится мировая премьера спектакля Resurrexit Cassandra («Воскресение Кассандры»). Ее покажут на Второй сцене БДТ, в Каменноостровском театре.

А 13 и 14 декабря на Основной сцене театра дадут постановку Preparatio Mortis («Приготовление к смерти»). По словам Яна Фабра, вторая история связана с женщиной, которая много лет работала в его компании. В спектакле женщина жалуется на жизнь, а художник связывает ее стенания с природными стихиями – воды, огня, ветра.

Первый и третий спектакли во многом автобиографичны, в них используются страницы дневника художника.

«Это мои размышления на различные темы плюс фрагменты произведений о культуре, красоте, художнике. По сути, это манифест искусства, взгляд на красоту», – заявил Ян Фабр.

Он также рассказал: хотя в искусстве он работает уже больше 40 лет, перед премьерой все равно волнуется, как примут его работы в Петербурге.

Видеоперформанс Яна Фабра «Любовь  – высшая сила» смогут посмотреть все петербуржцы и гости города. Его покажут на Дворцовой площади 7 декабря с 10:30 до 22:00 в рамках проекта «Эрмитаж 20/21». Вход свободный

FABRE JAN - EDM Productions

Ян Фабр (Антверпен, 1958) считается одним из самых новаторских и разносторонних художников своего времени. За последние 30 лет он продюсировал работы как художник, театральный художник и автор. В конце 1970-х молодой Ян Фабр произвел фурор как артист перформанса. В 1982 году работа «Это театр», как и следовало ожидать и предвидеть, а два года спустя Сила театрального безумия бросила вызов основам европейского театрального истеблишмента.Хаос и дисциплина, повторение и безумие, метаморфозы и анонимность - неотъемлемые составляющие театра Фабра. Тело во всех его формах всегда было центральным объектом его исследований. Такие произведения, как Je suis sang, Angel of Death, Quando l'uomo Principale è una donna, Orgy of Tolerance, Preparatio Mortis и Prometheus-Landscape II, заслужили Фабра. международное признание. В 2005 году Ян Фабр был артистом Авиньонского фестиваля. Затем он создал Histoire des Larmes для Cour d’honneur, где уже исполнил Je suis sang в 2001 году и пересдал Je suis sang в 2005 году.В 2007 году Ян Фабр создал Requiem für eine Metamorphose для Felsenreitschule Зальцбурга. Его последние выступления, впечатляющая гора Олимп. Прославить культ трагедии. Круглосуточное выступление и Бельгийские правила / Правила Бельгии по-прежнему гастролируют по всему миру. Как автор, он написал несколько театральных текстов, которые были переведены по всему миру, в том числе «Нам нужны герои сейчас», «Еще один сонный пыльный дельта-день», «Я - ошибка», «Племя - это я», «Король плагиата», «Etant donnés ... для горы Олимп». он написал несколько текстов о сне и снах: «Остатки».

За годы своего существования Ян Фабр создал исключительное искусство как визуальный художник. Широкой публике он стал хорошо известен благодаря замку Тиволи (1990), Небесам наслаждения (2002), в которых потолок Зеркальной комнаты в Королевском дворце в Брюсселе нарисован крылышками-щитами жемчужных жуков, а его открытые - воздушные скульптуры, в том числе «Человек, измеряющий облака» (1998 г.), «В поисках утопии» (2003 г.) и «Тотем» (2000–2004 гг.). Ключевые персональные выставки бельгийского художника включают: От подвала до чердака - От ног до мозга (Kunsthaus Bregenz, 2008; Венецианская биеннале, 2009), The Hour Blue (Художественно-исторический музей, Вена, 2011), Pietas (Венецианская биеннале, 011) и стигматы.Действия и представления 1976-2013 (MAXXI, Рим, 2013; M HKA, Антверпен, 2015; Лион, 2016; Leopoldmuseum, Вена, 2017; CAAC, Севилья, 2018). Ян Фабр был первым живым художником, представившим свои работы в Лувре в Париже (L’Ange de la metamorphose, 2008). Он был приглашен Государственным Эрмитажем в Санкт-Петербурге для создания масштабной выставки в 2016 году. В том же году Ян Фабр представил Духовную гвардию в трех исторических местах Флоренции. В 2018 году Фабр представил свое исследование мозга на сегодняшний день в Fondation Maeght и представил сложную подборку новых и редко встречаемых произведений искусства во время Яна Фабра.Ecstasy & Oracles ’(Монреале - Агридженто, Сицилия). Среди недавних проектов можно упомянуть Oro Rosso, Золотые и коралловые скульптуры, рисунки кровью, который открылся в 2019 году в нескольких местах в Неаполе, и Человека, который измеряет облака (Монумент меры неизмеримого) в Венеции, установленный Садом Палаццо Бальби Валье и виден с Гранд-канала.

потрясающих общественных работ современного бельгийского художника Яна Фабра

«В поисках утопии» Яна Фабра | © Themil / Pixabay

Он сбросил кошек со ступеней мэрии (никто не пострадал) и облепил университетский лекционный зал кусочками копченой ветчины, но, пожалуй, наиболее интригующим в творчестве Яна Фабра являются его постоянные работы, созданные для общественных мест.Эти пять произведений известного бельгийского современного художника, как правило, менее шокирующие и изобилующие грандиозными идеями, не могут не говорить с воображением.

«Это приношение, дань уважения моему мертвому брату Эмилю Фабру», - сказал Фабр о Человеке, который измеряет облака. В поэтическом жесте бронзовая скульптура изображает самого Фабра, балансирующего на маленькой стремянке, вытянув обе руки в попытке сделать что-то невозможное: измерить облака, подняв школьную линейку.

Статуя - одна из самых известных работ художника, и Фабр несколько раз воспроизводил ее с момента ее создания в 1998 году.Большинство покупателей, таких как Antwerp De Singel, S.M.A.K. в Генте. Музей и Японский музей 21 века разместили работы на своих крышах для дополнительного эффекта, хотя лицо, которое больше похоже на лицо его брата-близнеца Эмиля, чем его собственное, из-за этого становится неотличимым.

Человек, измеряющий облака | общественное достояние / Flickr

На потолке Зеркального зала бельгийского королевского дворца наклеена великолепная блестящая зеленая мозаика со слегка жутковатыми резонансами.Материал для захватывающей дух экспозиции - 1,6 миллиона тушек драгоценных жуков. Фабру и его армии из 29 помощников потребовалось четыре месяца, чтобы собрать переливающийся потолок и одну люстру. Его название, «Небеса восторга», перекликается с «Садом земных наслаждений» Иеронима Босха, но приобретает более темный смысл, когда мы узнаем о более поздних объяснениях произведения Фабром.

По словам постоянного провокатора, в мозаике жуков спрятаны секретные символы: отрубленные руки, черепа и ноги жирафа.Фабр заявил, что они присутствуют здесь как критическое замечание о роли бельгийской монархии как некогда колонизатора Конго, хотя большинство посетителей до сих пор не заметили никаких фигур, кроме буквы «P» Паолы, королевы-энтузиаста искусства, которая заказала шедевр.

Небеса восторга | © Tomoaki INABA / Flickr

Эта массивная блестящая черепаха дебютировала на пляже бельгийского морского городка Ньивпорт во время первого триеннале Бофор на берегу океана в 2003 году. Это творческий автопортрет (Фабр едет на глубине моря. существо), воплощающее в себе самые мечтательные стороны эстетики художника.В Ньюпорте 5,5-тонный мамонт шириной семь метров (23 фута) сначала стоял, глядя на горизонт океана и оттуда высматривая Утопию. Неумолимая смесь ветра, дождя и песка взяла верх над Фабром и его черепахой.

После реставрации скульптура будет установлена ​​на новой площади в Ньюпорте, спроектированной в сотрудничестве с Фабром. Конечно, транспортировка в другую часть общественного пространства обязательно сильно изменит смысл произведения искусства, получившего название «В поисках утопии». В качестве примера можно привести копии, сделанные Фабром, одна из которых в настоящее время смотрит на Намюр с его Цитадели, а другая - на Пьяцца делла Синьория во Флоренции, Италия.

В поисках утопии | общественное достояние / Pixabay

На просторной площади Ладезеплейн, напротив впечатляющей университетской библиотеки исторического студенческого городка Левен, игла высотой 23 метра (75,5 футов) ведет глаз вверх. Он пронзает гигантского жемчужного жука, лежащего на спине, его ползунки направлены в небо. Произведение искусства было подарком городу Левенским университетом, который в начале 2000-х годов отмечал свое 575-летие и дал Фабру карт-бланш по этому случаю.

Несмотря на первоначальное сюрреалистическое впечатление, выбор художника в отношении жука-драгоценного камня, тем не менее, основывается, по общему признанию, на логике Фабра.Он считает древнее существо одним из первых компьютеров природы, механизмом, полным радаров и технологий, «своего рода памятью о природе» - не похожей на содержимое большой университетской библиотеки.

Тотем | © FaceMePLS / Flickr

Последний блестящий автопортрет Яна Фабра, стоящий напротив эпического триптиха Питера Пауля Рубенса «Снятие с креста» в соборе Богоматери в Антверпене, вступает в прямой диалог с фламандским мастером и с религиозным искусством в целом. . «Человек, несущий крест» показывает Фабра немолодого и не старого.Он обыкновенный человек, элегантно балансирующий с большим крестом на ладони правой руки.

Работа не превозносит христианство, как Рубенс, но и не отвергает его. Он просто держит ее в руках, размышляя о значении религии для себя, возможно, даже предлагая удивленному посетителю сделать то же самое. На видео ниже показана установка скульптуры в 2015 году, первого произведения современного искусства, добавленного к самому большому собору в Нижних странах с 1924 года.

»Ян Фабр. Духовная стража Muse Firenze

Ян Фабр. Духовная стража
Площадь Синьории и Палаццо Веккьо, 15 апреля - 2 октября
г. Форте Бельведер, 14 мая - 2 октября
Арт-директор, Серджио Рисалити
Выставка под кураторами Джоанны Де Вос и Мелании Росси.


Forte Belvedere во Флоренции готовится принять в этом году ежегодное мероприятие с большим искусством.После двух международных выставок, демонстрирующих искусство Джузеппе Пеноне и Энтони Гормли, в бывших бастионах крепости Медичи в этом году будут представлены работы Яна Фабра , одного из самых новаторских и важных фигур на сцене современного искусства. «Тотальный» художник, Фабр, родившийся в Антверпене в 1958 году, позволяет своему воображению буйствовать в самых разных сферах скульптуры, рисования и инсталляции, перформанса, кино и театра

Выставка под названием Ян Фабр.Духовная стража , продвигаемая Comune di Firenze, будет проходить между Forte Belvedere , Palazzo Vecchio и Piazza della Signoria . Фактически, это будет одна из самых сложных и многогранных выставок, которые этот фламандский художник и автор когда-либо создавал в любом общественном месте Италии. Впервые живой художник будет излагать свое искусство сразу на трех площадках выдающейся исторической и художественной значимости. На выставке будут представлены около ста работ Фабра, датируемых 1978–2016 гг., В том числе бронзовые и восковые скульптуры, перформанс-фильмы и работы из футляров драгоценного скарабея.Фабр также представит две новые работы, специально разработанные и произведенные для этого случая. Премьера станет событием выдающегося визуального воздействия с сильной символической коннотацией: утром года 15 апреля года две бронзовые скульптуры Фабра будут - временно - присоединены к музею под открытым небом по адресу Piazza Signoria . Одна из них, исключительно большая работа под названием Searching for Utopia , будет взаимодействовать с конным памятником Великому герцогу Козимо I, шедевром эпохи Возрождения Джамболоньи, а вторая - Человек, который измеряет облака (американская версия, 18 лет старше) , будет гордо стоять на Аренгарио за пределами Палаццо Веккьо между копиями Микеланджело Давид и Донателло Джудит .В обеих работах наблюдатели смогут идентифицировать собственные черты художника в его двояком качестве рыцаря и хранителя, посредника между небом и землей, между природными и духовными силами. Против искусства, которое поставило себя на службу политической и финансовой власти - искусство Пьяцца делла Синьория с ее мраморными гигантами (Давид, Геркулес и Нептун) и его библейскими, мифологическими и местными персонажами (Юдифь, Персей и марзоко-лев из Флоренции) ) - Ян Фабр изображает искусство, стремящееся изобразить и воплотить силу воображения, миссию художника как «духовного стража».И он делает это на площади, спроектированной и используемой со времен Возрождения в качестве образной агоры и декорации, площади, которая стала культовой парадигмой взаимоотношений между искусством и общественным пространством и в которой символическая и зрелищная функция Современный памятник выполнен образцово-показательным языком. Также с 15 апреля , Palazzo Vecchio будет размещать серию скульптур, взаимодействующих с фресками и артефактами, размещенными в некоторых комнатах, открытых для публики, в частности, Quartiere di Eleonora , Sala dell'Udienza и Sala dei Gigli .Представленные работы будут включать в себя огромный глобус диаметром 2,5 метра, полностью покрытый переливающимися крыльями жуков, его форма и размер идеально сочетаются со знаменитым глобусом в Sala delle Mappe geografiche , созданным Игнацио Данти в 16 век.

В следующем месяце состоится открытие выставки в Forte Belvedere , , 14 мая, , где на бастионах и вилле будет представлено около шестидесяти произведений искусства из бронзы и воска, а также ряд фильмов. акцентируя внимание на некоторых исторических перформансах художника.Кураторы Мелания Росси и Джоанна Де Вос вместе с арт-директором проекта Серджио Рисалити выбрали Forte Belvedere в качестве тематического сердца Jan Fabre. Духовные стражи выставки как по своим пространственным характеристикам, так и по своим историческим коннотациям. Когда-то крепость служила не только для защиты Флоренции от нападения извне, но и для защиты семьи Медичи в трудные времена, поэтому она была оплотом как для внешней, так и для внутренней защиты, предлагая путешествие по жизни, амбициям и горестям могущественного Медичи. лорды и ссылаясь на противоположные человеческие восприятия и ощущения, такие как контроль и заброшенность, но также и на противоположные потребности и желания, такие как вооруженная защита и духовный подъем, настолько глубокие и укоренившиеся, что влияют на форму архитектуры и конфигурацию природного пространства, особенно здесь, в Форте Бельведер, где особенно легко осознать потребность в защите, осознавая свою беззащитность.

Эти двусмысленности, которые составляют не только историю, но и весь жизненный опыт человечества, будут представлены двумя скульптурными рядами, состоящими из семи бронзовых скарабеев, размещенных на смотровых постах форта, и серией автопортретов художника в полный рост - все из них сохранен оригинальный цвет силиконовой бронзы, по этой причине у них есть свечение, отражающее окружающую сельскую местность, как духовный ореол, который будет заполнять углы бастионов за пределами виллы, окружая ее.

Скарабеи - это ангелы метаморфозы, хранители, которые своим непрерывным движением символизируют в древних религиях, а также на фламандских и итальянских картинах vanitas переход между земным измерением и загробной жизнью. В то же время у них есть великолепный панцирь, который разительно подчеркивает уязвимость этого «царственного» тела. Таким образом, также Ян Фабр, который определяет себя, живет и выражает себя как рыцарь отчаяния и воин красоты , который сбрасывает и надевает свое оружие, развернув свою армию в сияющих, переливающихся доспехах в самой высокой точке Флоренции. .

Этот легион призван сюда, чтобы рассказать о преданности жизни, защитить хрупкую и чистую красоту, которую способно создать искусство, от невидимого врага, который приходит одновременно изнутри и снаружи, всегда готовый нанести удар и ранить.

Выставка продолжится на первом этаже виллы, которая снова будет открыта для публики впервые за много лет, с восковыми скульптурами и фильмами о перформансах художника в обстановке непрерывности и преемственности как с работами. на выставке снаружи и с великолепным флорентийским городским пейзажем.

Эффектная бронзовая интеграция на Пьяцца делла Синьория и работы, выполненные с крыльями из драгоценных скарабеев, выставленные в Палаццо Веккьо, будут взаимодействовать с городской тканью и с одним из самых посещаемых исторических дворцов в городе, образуя идеальное визуальное и концептуальное дополнение на выставку. Девиз и цель выставки - Духовная стража - следует истолковывать как поощрение к героической жизни, будь то на войне или без оружия для защиты воображения и красоты.

Здесь стоит вспомнить, что Ян Фабр на протяжении своей долгой карьеры, которая началась в 1970-х годах, имеет долгую историю взаимодействия с Флоренцией, где его работы были показаны на многих коллективных выставках и куда он также привез несколько своих работ. его постановки для театра. Два его бронзовых бюста из серии Chapters , в которых он изображает себя с удивительными рогами и ослиными ушами, вошли в коллекцию Уффици в 2012 , в то время как он получил Премию Микеланджело за скульптуру во втором издании. Settimana Michelangiolesca в 2015 году.


Биография

Более тридцати пяти лет Ян Фабр (1958, Антверпен) был одной из самых новаторских и важных фигур на международной арене современного искусства. Как художник, театральный художник и автор, он создал очень личный мир со своими собственными правилами и законами, а также со своими персонажами, символами и повторяющимися мотивами.

Под влиянием исследований, проведенных энтомологом Жаном-Анри Фабром (1823-1915), он был очарован миром насекомых и других существ в очень молодом возрасте.В конце семидесятых, во время учебы в Королевской академии изящных искусств и Муниципальном институте декоративного искусства и ремесел, он изучил способы расширения своих исследований в области человеческого тела, его хрупкости и защиты. Его собственные выступления и действия с 1976 года по настоящее время были важны для его творческого пути. Язык Яна Фабра включает в себя множество материалов и расположен в его собственном мире, населенном физическими, эротическими и духовными телами в балансе между противоположностями, которые определяют естественное существование.Метаморфоза - ключевая концепция любого подхода к мысли Яна Фабра, в которой человек и животные находятся в постоянном взаимодействии.

Он раскрывает свою вселенную посредством авторских текстов и ночных заметок, опубликованных в томах его «Ночного дневника». Как художник по консилиуму, он объединил перформанс и театр. Ян Фабр изменил идиому театра, перенеся на сцену реальное время и реальное действие. После своей исторической восьмичасовой постановки «Это театр, как и следовало ожидать и предвидеть» (1982) и четырехчасовой постановки «Сила театрального безумия» (1984) он поднял свою работу на новый уровень в исключительной и монументальной горе Олимп: «Чтобы» прославить культ трагедии, 24-часовой спектакль (2015).

Ян Фабр получил признание мировой публики благодаря замку Тиволи (1990 г.) и общественным работам в местах исторической важности, таких как «Небеса восторга» (2002 г.) в Королевском дворце в Брюсселе, «Взгляд внутри» («Голубой час») ( 2011–2013) на Королевской лестнице Музея изящных искусств в Брюсселе и его последняя постоянная инсталляция в соборе Антверпена «Человек, несущий крест» (2015). Он известен своими персональными выставками, такими как Homo Faber (KMSKA, Antwerp, 2006), Hortus / Corpus (Музей Креллера-Мюллера, Оттерло, 2011) и Stigmata: Actions and Performances, 1976–2013 (MAXXI, Rome, 2013, M HKA). , Антверпен, 2015; MAC, Лион, 2016).Он был первым живым художником, представившим масштабную выставку в Лувре в Париже (L’ange de la metamorphose, 2008). Известная серия «Синий час» (1977–1992) экспонировалась в Художественно-историческом музее в Вене (2011), в Музее современного искусства Сент-Этьена (2012) и в Пусанском художественном музее (2013). Его исследования «самой сексуальной части тела», а именно мозга, были представлены в персональных выставках «Антропология планеты» (Palazzo Benzon, Венеция, 2007 г.), «От подвала до чердака», «От ног до мозга» (Kunsthaus Bregenz, 2008; Arsenale Novissimo, Venice, 2009) и PIETAS (Nuova Scuola Grande di Santa Maria della Misericordia, Венеция, 2011; Parkloods Park Spoor Noord, Антверпен, 2012).Две серии мозаик, выполненных с надкрыльями драгоценного скарабея «Дань уважения Иерониму Босху в Конго (2011–2013 гг.) И« Дань Бельгийскому Конго »(2010–2013 гг.), Были показаны в PinchukArtCentre в Киеве (2013 г.) и во Дворце изящных искусств. -Искусство в Лилле (2013) и поедет в Хертогенбос в 2016 году на празднование 500-летия Иеронима Босха. Фабра также пригласили создать большую выставку в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге (2016).

Ян Фабр: ода художника Бельгии

Ян Фабр, родившийся в Бельгии в 1958 году, уже более четырех десятилетий является одним из самых обсуждаемых имен на международной арене современного искусства.Известный мультидисциплинарный художник до сих пор живет и работает в своем родном Антверпене, где он также руководит собственной театральной труппой Troubleyn. Мы связались с Фабром, чтобы узнать больше о последней постановке группы: «Бельгийские правила» / «Бельгийские правила». Спектакль, состоящий из музыки, танца и текста, представляет собой глубокое исследование излюбленной родины творца с участием международных исполнителей, ищущих бельгийскую идентичность.

В настоящее время гастролируют по Европе, группа Belgian Rules / Belgium Rules прибудет в Бенилюкс в следующем месяце с выступлениями на престижных площадках, включая Concertgebouw Bruges и Stadsschouwburg Amsterdam.С музыкой Раймонда ван Хета Груневуда и текстом Йохана де Боуза в спектаклях Фабр празднует - а также критикует - место, которое он называет своим домом. «Бельгия - это страна, в которой я родился. Это абсурдная, сюрреалистическая страна Монти Пайтона. Например, у нас больше всего министров в Европе. Эта крошечная территория разделена на три части: Фландрию, Валлонию и немецкую часть. У нас три официальных языка! Мы разрываемся бюрократией. Бельгия - искусственное государство, - начинает Фабр.«Но это еще и красивая страна! В то же время Бельгия - это что угодно, только не государство-неудачник. Мы мультикультурны и многонациональны. Мы едины в наших различиях. Со времен средневековья мы были относительно богатой и развитой страной.

Бельгия всегда была плодотворной площадкой для искусства, от фламандских художников-классиков и полифонистов до сюрреализма 20-го века и бельгийских мультфильмов. «Это произведение станет данью уважения Бельгии. Как Феллини сделал с Римом, я хотел сделать нечто подобное с моей родной страной, Бельгией.Ода, которая одновременно является увеличительным стеклом: показано все прекрасное уродство и уродливую красоту Бельгии. Это красочный праздник и одновременно критический анализ. Например, мы говорим о том, что бельгийцы сделали в Конго, что долгое время было табу. Это будет праздничная встреча, столкновение слова и образа на моем визуальном и театральном языке. Как Феллини со своим фильмом «Рома: критическое признание в любви».

Принц Антверпена

В ноябре Бельгийские правила / Бельгийские правила будут представлены в Toneelhuis в Антверпене, городе, где родился Фабр и развил его страсть к искусству.В детстве он был очарован Домом Рубенса; бывший дом в Антверпене фламандского мастера Питера Пауля Рубенса. «Мой отец передал мне свой талант к рисованию. Он взял меня совсем молодым парнем десяти лет в Дом Рубенса, чтобы я делал наброски и рисунки. Еще он водил меня в зоопарк, чтобы я рисовал как животных, так и людей. Он познакомил меня с учением о физиогномике Лафатера, - вспоминает Фабр.
Мать Фабра также оказала большое влияние на его творчество. «Моя мама дала мне любовь и страсть к языку.Она переводила мне, когда я был еще совсем молод, классиков: Бодлера, Рембо, Верлена. А также «шансонье», такие как Эдит Пиаф, Люсьен Делиль, Жорж Брассенс и Жак Брель ».

Фабр был учеником уважаемой Королевской академии изящных искусств Антверпена, которая была основана в 1663 году и насчитывает таких, как Эмиль Клаус, Форд Мэдокс Браун и Панамаренко, среди ее выпускников. Голландский мастер Винсент Ван Гог даже провел там несколько месяцев до отъезда во Францию. Второй город Бельгии, давно известный своим процветающим искусством и модой, оказал огромное влияние на Фабра.«Я принц Антверпена. Я люблю Антверпен в Соединенных Штатах. Каждый уголок и сточные канавы этого города у меня в крови », - утверждает он. «Я очень провинциальный художник. Возможно, поэтому моя работа универсальна. У меня нет болезни, которая называется «интернационалитом». Обожаю антверпенский диалект. Я люблю гулять по кладбищу Антверпена. Как молодой художник, я ненавидел свою страну. Но в начале 80-х я полтора года жил в Нью-Йорке. Находясь в Америке, я полюбил Бельгию и начал глубоко уважать культурную историю и традиции Бельгии и Европы.”

Анархисты и художники

Вместе с такими художниками, как Люк Тюйманс и Михаэль Борреманс; Фабр остается одним из самых известных бельгийских имен на международной арт-сцене. Несмотря на свой глобальный успех, Фабр по-прежнему живет в своем родном Антверпене, как и Туйманс, в то время как Борреманс продолжает жить и работать в Генте. Что делает Бельгию такой привлекательной для художников? «Бельгия никогда не имела реальной экономической или военной мощи. Бельгия никем не правит - наоборот. За нашу более чем 2000-летнюю историю мы почти всегда были оккупированы иностранными державами: римлянами, испанцами, австрийцами, французами, голландцами, немцами ... Многие войны велись на нашей территории.Это также причина того, что Бельгия населена анархистами и художниками. Мы, естественно, критически относимся к авторитету и скептически относимся к правилам. Это индивидуалистическое отношение к правилам также является важной темой спектакля. Ирония, например, здесь важное оружие, а подрывная деятельность в Бельгии является генетической », - объясняет Фабр.

«Искусство всегда было подрывной деятельностью в Бельгии. Возьмите Иеронима Босха: он был хорошо образованным человеком и католиком. Но в своих картинах он атаковал власть и церковь.Мы правим в искусстве. Картина маслом была изобретена в Бельгии! Здесь мы не доверяем закону, правилу, слову. Здесь образ направляет нас ». Фабр является большим поклонником своих современников, таких как Борреманс и Тюйманс, которых он хвалит за «свою вселенную и свой собственный стиль». Он также является поклонником бельгийского концептуального художника Криса Мартина и голландских художников, в том числе Хенка Виша, Ханса Ван Хаувелингена и Роба Шольте. «Все эти художники создавали прекрасные постоянные работы в Troubleyn / Laboratorium в Антверпене, студии для моей театральной работы.”

Создание истории

Фабр выставлялся по всему миру, а в начале этого года у него была персональная выставка в знаменитом Эрмитаже в Санкт-Петербурге, Россия. «Я был первым живым современным художником, у которого в этом музее прошла большая персональная выставка», - рассказывает он. Названный Рыцарем Отчаяния / Воином красоты, он представил более 200 экспонатов. «Я работал над этой выставкой
три года и создал для нее целую серию работ. Было невероятно приятно работать там, среди всех фламандских шедевров в Зимнем дворце, а также в новых помещениях, спроектированных Ремом Колхасом.Между тем, в рамках 57-й Венецианской биеннале до 26 ноября в L’Abbazia di San Gregorio продлится выставка «Стеклянные и костяные скульптуры 1977–2017», на которой представлена ​​серия работ Фабра из стекла и кости. Выставка представляет собой философское, духовное и политическое размышление о жизни и смерти, сосредоточенное вокруг концепции трансформации.

«Причина объединения стекла, а также человеческих и животных костей связана с воспоминаниями моей сестры, когда она играла с маленьким стеклянным предметом.Это заставило меня задуматься о гибкости, присущей человеческой кости и стеклу. Некоторые животные и все люди выходят из матки, как расплавленное стекло из плавильной печи. «Каждого можно формировать, гнуть и формировать с удивительной степенью свободы», - заключает художник.

ТЕКСТ: АННА ВИЛЛЕЛЕГЕР | ФОТО: © ANGELOS BVBA PHOTO / FRANK BAHNMULLER

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте наш ежемесячный информационный бюллетень по электронной почте

Янв Fabre Онлайн

Jan Fabre Works Online

Категории и аннотации



Коммерческие галереи: Галереи: Мы приглашаем вас зарегистрироваться и разместить свой сайт (эта услуга бесплатна)
Оригинальные работы Яна Фабра доступны для покупки в художественных галереях по всему миру


Домашняя страница:
Ангелос | Ян Фабр: Изобразительное искусство

Troubleyn | Ян Фабр: исполнительское искусство


Музеи и публичные художественные галереи по всему миру:
Centro per l'Arte Contemporanea Луиджи Печчи, Прато, Италия
Наведите указатель мыши на список имен художников «AF», затем нажмите «Fabre»

Художественный музей Базеля, Швейцария
По алфавиту под «F»

Rijksmuseum Twenthe, Энсхеде, Нидерланды (на голландском языке)

S.М.А.К. (Stedelijk Museum voor Actuele Kunst), Гент, Бельгия
8 работ

Studio Esseci, Италия (на итальянском языке)
Нажмите «Immagini», чтобы увидеть большое изображение с выставки 2005 года.

Valtion Taidemuseo (Финская национальная галерея), Хельсинки, Финляндия


Art Market:
(например, отчеты о прошлых продажах на аукционах; сайты, содержащие образцы подписи художника)
Архив прошлых продаж Christie's
(база данных восходит к 1991 году; изображения относятся к 1999 году)

Sotheby's Sold Lot Archive
(база данных восходит к 1998 году; изображения, разрешенные авторским правом, доходят до назад как 2001)


Фотографии из архивов изображений:
Дополнительные инструменты поиска изображений:
(для SafeSearch установлено значение «strict»; перейдите к Advanced Search (Flickr / Google) или Preferences (Bing), чтобы изменить)

Разные сайты:
Ян Фабр на 52-й Венецианской биеннале, 2007

KunstNET Österreich (на немецком языке)
Брюгге, 3003 (Ангел)


Статьи и справочные сайты:
Список имен художников Союза (Музей Гетти)
Справочный лист с основной информацией о художнике и указателями на другие ссылки.

Википедия, энциклопедия открытого содержания

Art et Mémoires (на французском языке)

Газета Guardian, Великобритания
"Супер летающий парень", 2003 обзор Адриан Сирл


Ангел метаморфоз - ВИДЕТЬ

Ян Фабр, фото Йеруна Мантеля, ® Angelos bvba, любезно предоставлено художником и галереей Ronchini.

Бельгийский художник Ян Фабр всемирно известен своей междисциплинарной практикой, которая включает в себя живопись, скульптуру, видео, публичные инсталляции и перформансы для конкретных мест.Его работы были представлены во многих музеях, в том числе в MAXXI в Риме, где он представил свою основополагающую работу Стигматы, Действия и выступления (1976–2013) и Годы часового синего цвета: рисунки и скульптуры ( 1977–1992) Художественный музей Пусана в Южной Корее в 2013 году. Он был первым из ныне живущих художников, представленных в Лувре в Париже в 2008 году с серией Ангел метаморфозы, продолжением его провокационных работ, которые были описаны как «акции» и «частные выступления», которые проходили во фламандских, голландских и немецких галереях среди исторических шедевров, представленных в составе коллекции . Среди других проектов - Pietas , проходившая в Nuova Scuola Grande di Santa Maria della Misericordia в Венеции (2011 г.) - серия из пяти больших мраморных скульптур, переосмысляющих Пьета Микеланджело, организованная для приурочивания к 54 -й Венецианской биеннале - и масштабная инсталляция Heaven of Delight в Королевском дворце в Брюсселе. Совсем недавно Фабр представил 24-часовой перформанс Mount Olympus, , показанный в разных местах, и его первую персональную выставку в Лондоне в Ronchini Gallery в начале этого года.

Я пригласил Фабра обсудить его работу, вдохновение и будущие проекты - ниже приводится транскрипция нашего разговора, в котором обсуждались его методы, ассоциации с религией и теологией, а также мифологические повествования.


КОСТАС ПРАПОГЛОУ : Ваша первая персональная выставка, открывшаяся ранее в этом году в галерее Ронкини в Лондоне, охватывала весь спектр работ, охватывающих период 1992–2013 годов. Какова была реакция местной публики, многие из которых, вероятно, впервые увидели ваши работы в галерее?

ЯН ФАБРЕ : Ответ был очень хорошим.Впервые выставка была показана в Galleria Il Ponte во Флоренции - том же городе, где также будет представлена ​​крупномасштабная выставка под названием Spiritual Guards , которая будет проходить в Форте Бельведере, на площади Синьории и во Палаццо Веккьо, которая откроется в мае и закроется. в конце октября. Работы, представленные в Knight of the Night [как часть этой лондонской выставки], заимствованы из коллекции Лучано Маджини и вращаются вокруг темы придворного романа - центральной темы в моих работах.Выставка охватывает многие разные эпохи моего творчества, а также хорошо отражает мое творчество. Мы включили перформанс Lancelot (2004), а также серию черепов, покрытых драгоценными жуками, а также некоторые избранные рисунки шариковой ручкой Bic blue, которые не часто показывались. Доспехи, сделанные из скарабеев в Salvator Mundi (1998), ранее были выставлены в Лувре как часть моей выставки L’Ange de la Métamorphose (2008).

Ян Фабр, Heaven of Delight (2002), надкрылья жуков Buprestidae на потолке, постоянная установка, Зеркальный зал, Королевский дворец, Брюссель.Фотография Дирка Брекмана, любезно предоставлена ​​художником и галереей Ronchini.

KP : Часть вашего визуального словаря связана с творческим использованием насекомых, начиная от небольших работ и заканчивая крупными инсталляциями, такими как Heaven of Delight , созданными для Королевского дворца в Брюсселе в 2002 году. Как возникло это увлечение появляться?

JF : Я интересовался миром насекомых с самого раннего возраста. Я построил небольшую лабораторию в саду моих родителей, The Nose / Nose Laboratory (1978–1979), чтобы проводить свои эксперименты как энтомолог-художник.В это время пришел мой дядя Яак и спросил: «Вы знаете, что кто-то в семье уже изучал насекомых?» и он дал мне прекрасные книги, рукописи и рисунки Жана-Анри Фабра. Он открыл для меня новый мир, который повлиял на мою художественную вселенную.

Я использую скарабеев [в своей работе] с 1990-х годов, которые я собираю через свои энтомологические контакты, в качестве художественного материала. Для меня они воплощают идею метаморфозы - процесса, который очень важен для моей работы в целом.Кроме того, рисунки, сделанные шариковыми ручками Bic из серии The Hour Blue, , вращаются вокруг темы метаморфоз, так же как тысячи цветов, которые вы можете увидеть в жуках [включенных в скульптуры], естественны; они меняются в зависимости от позиции, с которой вы на них смотрите. Такого рода «живопись» светом с использованием насекомых в качестве материала можно найти и в моих прошлых работах, как на потолке Королевского дворца, где я сделал Heaven of Delight по королевскому заказу в 2002 году, так и совсем недавно в серии, которую я создал для Дань Бельгийскому Конго (2010–2013) и Дань Иерониму Босху в Конго (2011–2013).

Ян Фабр, Ланселот (2004), натюрморт, 16-миллиметровая пленка, ® Angelos bvba, любезно предоставлено художником, любезно предоставлено художником, Лиссабон, Centro de Arte Moderna José de Azeredo Perdigao, Lyon, musée d’Art contemporain и Ronchini Gallery.

KP : Вы часто создавали произведения, связанные с религией и теологией. Считаете ли вы себя религиозным человеком и в какой степени вы считаете, что ваши личные убеждения являются посредниками в вашей практике?

JF : Моя работа основана на духовности; некоторые элементы очень важны.Например, крест, древо жизни, но также модель Христа и стигматы очень важны. Я многому научился [из этого рассказа] от своей матери, которая за ужином рассказывала свои версии библейских историй. В молодом возрасте я воспринял множество этих счетов и символов. Как художник, моя позиция состоит в том, чтобы взять эти элементы и переосмыслить их - например, модель стигматов была перевернута моим изучением насекомых. По сути, я разработал модель будущего человечества с экзоскелетом, непроницаемым, не способным кровоточить.У этого нового человека новый способ чувствования и мышления, новая философия.

Я думаю, что мои личные убеждения диктуют мою работу, потому что я всегда переосмысливаю эти убеждения. Человек, несущий крест (2015), который сейчас постоянно проживает в соборе Богоматери в Антверпене, демонстрирует это. Это портрет человека (фигура дань уважения моему дяде Яаку), держащего крест в руке - он балансирует эту огромную тяжесть и рассматривает ее. На портрете изображен не человек, уверенный в своей правоте, а «обыватель», балансирующий между своими идеями и убеждениями.

Сцена с горы Олимп в прославлении культа трагедии (круглосуточный спектакль) Траблёна / Яна Фабра, на фото исполнители: Каспер Ванденберг, Стелла Хёттлер, Маттео Седда, Мелисса Герэн, © фото: Вонге Бергманн, © Troubleyn / Jan Fabre.

KP : Mount Olympus - это 24-часовой спектакль, который был представлен в различных европейских странах и исследовал понятия времени, а также изменение повествований. С греческой мифологией в качестве главного источника вдохновения, каковы были цели и задачи такого монументального проекта?

JF : Мой театр восходит к истокам трагедии.Трагедия возникла из дионисийских ритуалов, в которых опьянение соответствует разуму и правилам. Для меня важный принцип - катарсис. В этом произведении зритель сталкивается с одними из самых мрачных отрывков из истории человечества. Их уводят в путешествие через крайнюю боль и ужас. Столкнувшись с этим глубоким страданием, их разум очищается. В своих постановках я стараюсь делать то же самое - атаковать публику. Я беру их с собой в путешествие. Я показываю зрителям образы мужчин, которых они подавляли или о которых они забыли.Я обращаюсь к их порывам насилия, к их мечтам, их похоти. Следовательно, театр действует как чума, как и сказал Арто в отношении Августина, который назвал театр эпидемией чумы, которую необходимо уничтожить любыми средствами.

В некотором смысле я пытаюсь докопаться до сути трагедии. Я хочу, чтобы мои зрители и актеры учились через страдания. Мой театр - это своего рода очищающий ритуал. Я провоцирую процесс изменения. Не только метаморфозы актера, но и зрителя.

KP : Есть ли планы показать это на других континентах?

JF : В ближайшие месяцы мы выступим на Венском фестивале, Иерусалимском фестивале, Афинском фестивале и Венецианской театральной биеннале - позже мы также поедем в Буэнос-Айрес и Сантьяго-де-Чили.

KP : В прошлом вы привлекали внимание средств массовой информации за использование нетрадиционных методов работы, таких как 8000 ломтиков ветчины, которыми были накрыты столбы Университета Аула в Генте, Бельгия в 2000 году.Насколько далеко вы зайдете, чтобы проверить границы человеческой природы и аспекты ее уникальных характеристик?

JF : Провокация - это пробуждение ума. Проблема в том, что многие критики и журналисты начинают использовать слово «провокация» как нечто очень негативное. Когда я начинаю новое творение, я никогда не думаю о том, чтобы спровоцировать зрителей. Скорее, я выбираю [элементы презентации] систематически и по мере необходимости как для исследования, так и для эксперимента.Для меня то, что является естественным и вполне нормальным, может быть для внешнего мира более провокационным. Это говорит больше об обществе, чем о духе моей работы. За последние несколько лет я участвовал во многих интервью, в которых писатели спрашивали меня, почему я создал новые видения - я никогда не думаю в этом смысле; Я никогда не думаю о «новом», «оригинальном» или «шокирующем». Я просто делаю то, что лично считаю необходимым.

Сцена с горы Олимп в прославлении культа трагедии (круглосуточный спектакль) Трубина / Ян Фабр, © фото: Вонге Бергманн, © Troubleyn / Ян Фабр.

KP : Какое место вы мечтаете для выступления?

JF : Мой предстоящий сольный перформанс под названием « Любовь - сила Всевышняя » находится в фантастическом месте - на площади перед Государственным Эрмитажем в Санкт-Петербурге по случаю моей крупномасштабной выставки «. Рыцарь отчаяния / Воин красоты , открытие в октябре в музее. .

KP : Недавно вы были назначены художественным руководителем престижного Афинского фестиваля в Греции, на котором проводятся самые современные мероприятия, представления, театральные постановки и художественные шоу в городских и исторических местах.Каким вы видите свое личное участие в качестве ведущей фигуры фестиваля, особенно во время этого лихорадочного политического и социально-экономического кризиса в истории Греции?

JF : Я буду художественным куратором фестиваля следующие четыре года. В этом смысле кураторство для меня - это не просто программирование - курирование фестиваля - это попытка найти трения и связи между работами художников, которых я представлю в рамках фестиваля. Это будет упражнение на согласованность.В первый год темой будет Бельгия, так как я очень хорошо знаю художественную сцену своей страны. Что касается театра и танцев, например, я решил представить Франца Маринена, Яна Лауэрса и Яна Декорта, но я также приглашаю к участию еще много молодых театральных деятелей и хореографов. Для изобразительного искусства и перформанса я выбрал Люка Тюймана, Михаэля Борреманса, Тьерри де Кордье и других, а также многих молодых бельгийских художников. Я также приглашаю писателей, композиторов классической музыки и авторов современной поп-музыки.Музей Бенаки также представит выставку моих работ Stigmata : Действия и выступления (1976–2013) , которую курирует Джермано Целант. Программно, конечно, мы будем создавать вечера, посвященные политической ситуации в Греции и проблеме беженцев.


Ян Фабр (род. 1958, Антверпен, Бельгия) - бельгийский многопрофильный художник, драматург, постановщик, хореограф и дизайнер. Учился в Муниципальном институте декоративного искусства и Королевской академии изящных искусств в Антверпене.Между 1976 и 1980 годами он написал свои первые сценарии для театра и выступил с дебютными спектаклями.

Более миллиона жуков в Королевском дворце Брюсселя

Бельгийский художник Ян Фабр, родившийся в Антверпене в 1958 году, является одним из самых харизматичных персонажей современной арт-сцены. Междисциплинарный художник, который создает скульптуры, моделирует, готовит хореографию и пьесы или делает ценные рисунки, используя только популярные ручки BIC.

Его считали enfant ужасным бельгийского современного искусства , поскольку он делал собрания, состоящие из сжигания денег, или рисовал, используя свою собственную кровь и даже свою сперму.Не говоря уже о том, что в некоторых случаях его обвиняли в жестоком обращении с животными из-за его аудиовизуальных произведений. И хотя все это время с ним ведутся споры, в наши дни его престиж огромен, а его работы высоко ценятся.

Небеса восторга Яна Фабра

Чтобы составить представление о нем, достаточно знать два факта. Например, в 2008 году он был первым живым художником, у которого была персональная выставка в Лувре в Париже. А до этого, в 2002 году, он уже выполнил интересующую нас работу здесь , Heaven of Delight, сделал не что иное, как заказ королевы Паолы в Королевском дворце Брюсселя.

Королевский дворец в Брюсселе

Королевский дворец Брюсселя расположен недалеко от центра столицы Европейского Союза. В настоящее время бельгийских королей здесь не живут, они живут во дворце Лакен, на севере города. Но правда в том, что Королевский дворец по-прежнему является их местом работы, , потому что здесь находятся кабинеты монархов и место, где проводятся официальные приемы для высших иностранных сановников.

Монументальный вид Королевского дворца Брюсселя

В связи с официальным использованием, большую часть года его можно увидеть только снаружи, пока вы гуляете по его красивым садам. Тем не менее, летом года Королевский дворец в Брюсселе открывает свои двери для и публики бесплатно.

Именно тогда путешественники могут войти в шикарные холлы и столовые дворца, где выставлено множество произведений искусства. Здесь находится бесчисленных скульптур, изящных гобеленов, старинной мебели, роскошных ламп или картин первого уровня, в том числе некоторые подписаны Франсиско де Гойя.

Утес слепого и другие работы Гойи в залах Бельгийского королевского дворца

Короче говоря, экскурсия по множеству сокровищ, накопленных бельгийской королевской семьей за долгое время. Очаровательный и удивительный маршрут, включающий множество интересных мест. Хотя один из самых больших сюрпризов преподносится при входе в так называемый Зеркальный Зал.

Зеркальный зал

Этот зал был недостроен после смерти короля Леопольдо II в 1909 году. Именно этот монарх положил конец давней королевской традиции.Традиция заключалась в том, что каждый король или королева должен был пригласить художника того времени для работы в дворце . То, что не было сделано в течение двадцатого века, но когда мы вступаем в XXI век, королева Паола решила вернуться к этой привычке.

Зеркальный зал, украшенный более 1 миллиона четырехсот тысяч жуков

Фактически, она была тем, кто поддержал, что скандальный Ян Фабр проведет уникальное вмешательство, которое изменит Зеркальный Зал в Небесах Восторга.

Небеса наслаждения

Художник решил кардинально изменить облик зала. Для этого он залил крышу ярко-переливающейся зеленью. Покрасить? Нет. Он использовал тушу примерно полумиллиона жуков, привезенных из Юго-Восточной Азии, в основном из Таиланда.

Жук-драгоценный камень и его хроматические разновидности

Фабр использовал насекомых в своих работах и ​​в других случаях, но на этот раз он решил использовать жемчужного жука не только из-за его цвета, но и потому, что это очень многочисленный вид и, следовательно, не охраняется.Более того, в химическом составе туши мы находим хитозан, вещество, которое, по словам Фабра, предотвращает потерю яркости этих скорлуп с течением времени.

Каркасы образуют гобелен цвета и света

В зале своей обычной ручкой BIC он нарисовал множество фигур, включая глаза рептилий или крылья птицы, а также огромную букву «П» в честь своей покровительницы королевы Паолы. Эти рисунки представляют собой образец, по которому его 29 помощников месяцами наклеивали туши жуков, создавая эффектный отпечаток как на куполе зала, так и на одной из его ламп.

Светящееся удовольствие

Результат этого вмешательства, несомненно, вызвал много ожиданий с самого начала и с годами завоевывает престиж как одно из величайших художественных произведений нашего века.

Деталь светильника, полностью покрытого жуками

Когда гуляешь по комнате, сначала удивляешься, что, , хотя мы и находимся в королевском дворце, над нашими головами мы находим более миллиона ошибок. Это своеобразный парадокс.Но после устранения предрассудков и, для еще большего страха, отвращения, мы можем наслаждаться работой.

Современное искусство Фабра интегрировано в историческую лепнину дворца

Нам нравится его цвет, сочетающий изумрудно-зеленый с переливающимся блеском, зеленовато-синий с голубовато-зеленым, соединяющий металлический фиолетовый с золотыми штрихами.

Рай удовольствий!

Одноцветный, чрезвычайно насыщенный и естественный цвет, зная свое происхождение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *