Выставка яна фабра: 10 фактов о художнике и выставке

Содержание

Что нужно знать о выставке Яна Фабра в Эрмитаже

В пятницу в Эрмитаже открывается выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния — воин красоты» — большая ретроспектива одного из самых известных современных художников. Проектов, подобных по масштабу (а под выставку будут задействованы залы Зимнего дворца, Нового Эрмитажа и Главного штаба), до сих пор не удостаивался ни один современный автор. Причин, по которым музей предоставляет Фабру особые права, несколько, но главная кроется в его трепетном отношении к классическому искусству, в диалоге с которым он строит большинство своих инсталляций.

Опыт подобных эрмитажному проектов у Фабра тоже есть. Восемь лет назад он уже делал нечто подобное в Лувре: в зале парадных портретов раскладывал надгробные плиты, среди которых полз гигантский червяк с человеческой головой, в другом — выставлял железную кровать и гроб, инкрустированные переливающимися жуками-златками, были там и чучела животных, и позолоченная скульптура и рисунки.

Фабр — внук знаменитого французского энтомолога Жана-Анри Фабра, которого Виктор Гюго называл «Гомером насекомых». Это важно держать в голове при виде панцирей, скелетов, рогов и дохлых собак, чучела которых он часто использует, — чтобы понять, что все эти шокирующие неподготовленного зрителя предметы — не самоцель, но естественный способ осмысления реальности человеком, который с детства был окружен коллекциями заспиртованных тварей в колбах.

Чучела неизбежно станут самыми обсуждаемыми экспонатами. Например, сразу несколько работ из серии «Черепа», Фабр размещает в зале Снейдерса рядом с его натюрмортами, изобилующими дичью, рыбой, овощами и фруктами, как бы намекая на тлен, что стоит за ломящимися от яств столами. Но чучела — лишь малая часть того, что покажут в Эрмитаже в рамках выставки художника.

The Village составил краткий гид по творчеству Фабра и попросил ассистента куратора Анастасию Чаладзе прокомментировать отдельные работы.

"Манеж" в Петербурге представит выставку Яна Фабра, в которую войдут его новые работы - Культура

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 22 марта. /ТАСС/. Центральный выставочный зал "Манеж" в Санкт-Петербурге откроет осенью масштабную персональную выставку знаменитого бельгийского художника Яна Фабра. В экспозицию войдут в том числе новые работы автора, которые будут созданы специально для этого проекта, сообщила на пресс-конференции ТАСС в понедельник советник директора "Манежа" по международному сотрудничеству Анна Кирикова.

"В 2021 году мы ожидаем выставку - первую столь крупную соло-выставку - бельгийского художника Яна Фабра, которая состоится осенью этого года. Что примечательно, для этой выставки Ян Фабр создает новые работы, то есть это что-то, еще не виденное нигде", - сказала Кирикова.

Директор "Манежа" Павел Пригара отметил на пресс-конференции, что готовящийся выставочный проект не будет классической ретроспективой художника. "Он, скорее, самостоятельно представит себя как творца, причем как очень разнообразного творца и мыслителя", - добавил он.

В 2016 году Эрмитаж стал первым российским музеем, показавшим творчество Фабра. Выставка "Рыцарь отчаяния - воин красоты", включившая более 200 работ художника, прошла в Зимнем дворце, Новом Эрмитаже и Главном штабе. Проект, в рамках которого в пространствах музея демонстрировались среди прочего чучела животных, вызвал тогда большой интерес среди посетителей и оживленную дискуссию в интернете.

"У меня от проекта в Эрмитаже осталось впечатление недосказанности - что мы не увидели Фабра как большого художника и большого мыслителя, каким он является на самом деле. Когда появилась такая возможность выстроить с ним первый разговор, мы предложили ему этот проект - <…> проект в виде такого абсолютно персонального высказывания, исключенного из музейного контекста. Мы предложили ему абсолютную свободу в выборе материала как презентации собственного творчества", - рассказал Пригара. Предполагается, что на выставке публике представят эксперименты Фабра в области перформанса и театральных проектов, а сам автор выступит и как художник, и как скульптор, и как мыслитель.

Кристиан Болтански и Российская императорская гвардия

В "Манеже" также рассчитывают в 2022 году показать крупную выставку известного французского концептуального художника Кристиана Болтански. "Сейчас этот проект на стадии разработки, мы ведем переговоры с художником, со студией художника", - отметила Кирикова.

Также в планах петербургской площадки - масштабная выставка, посвященная Российской императорской гвардии. "Руководить этим проектом будет Георгий Вадимович Вилинбахов, заместитель генерального директора Государственного Эрмитажа по научной работе (а также государственный герольдмейстер РФ)", - рассказала заведующая выставочным отделом "Манежа" Елизавета Павлычева.

Русская скульптура и опера

24 марта "Манеж" откроет для широкой публики выставку "(Не)подвижность. Русская классическая скульптура от Шубина до Матвеева", которая готовилась совместно с Государственным Русским музеем в партнерстве с Эрмитажем, Третьяковской галереей, Санкт-Петербургской академией художеств и Мариинским театром. В проекте прияли участие более 30 музеев страны. Посетители смогут увидеть 150 самых редких и самых значимых для отечественного искусства скульптурных произведений 65 скульпторов", - отметила Павлычева.

"Нам очень захотелось на нашей выставке выдвинуть скульптуру на первый план и в прямом смысле сделать ее основным действующим лицом. И для этого поместить ее на сцену. Поэтому архитектурное решение пространства "Манежа" строится по ассоциативному принципу с отсылкой к Санкт-Петербургским академическим императорским театрам - это Мариинский театр, Эрмитажный театр, Михайловский театр и Александринский театр. На "сценах" этих театров можно будет увидеть скульптуру", - сказала Павлычева, которая также выступает куратором проекта.

Организаторы выставки решили соединить два направления искусства - скульптуру и оперу. В создании проекта принял участие известный оперный режиссер Василий Бархатов. В пространстве "Манежа" будут звучать фрагменты из 15 опер, в числе которых - "Дон Жуан", "Саломея", "Норма", "Дон Кихот" и другие.

О "Манеже"

Центральный выставочный зал "Манеж" - одно из крупнейших экспозиционных пространств в центре Петербурга. На его площадке представляются проекты, демонстрирующие российское и мировое искусство, проводятся образовательные мероприятия для разных аудиторий. 16 марта этого года "Манеж" стал музеем года по версии газеты об искусстве The Art Newspaper Russia. Его отметили "за умение делать зрелищные выставочные хиты, привлекающие публику и смелыми концепциями, и современным экспозиционным дизайном".

В петербургском «Манеже» пройдет выставка Яна Фабра

© Центральный выставочный зал «Манеж»

Осенью 2021 года в Центральном выставочном зале «Манеж» в Петербурге откроется выставка бельгийского художника Яна Фабра.

Об этом сообщила на пресс-конференции в ТАСС советник директора ЦВЗ «Манеж» по международному сотрудничеству Анна Кирикова.

«Для этой выставки Ян Фабр создает новые работы, — отметила она, — то есть это что-то, еще не виденное нигде».

По словам директора ЦВЗ «Манеж» Павла Пригары, петербургская выставка не будет классической ретроспективой художника. «Он, скорее, самостоятельно представит себя как творца, причем как очень разнообразного творца и мыслителя», — пояснил Пригара.

Первую в России выставку Яна Фабра провел в 2016 году Государственный Эрмитаж. В Зимнем дворце, Новом Эрмитаже и Главном штабе было показано более 200 работ — графика, скульптура, инсталляции и фильмы.

«У меня от проекта в Эрмитаже осталось впечатление недосказанности — что мы не увидели Фабра как большого художника и большого мыслителя, каким он является на самом деле. Когда появилась такая возможность выстроить с ним первый разговор, мы предложили ему этот проект - <...> проект в виде такого абсолютно персонального высказывания, исключенного из музейного контекста. Мы предложили ему абсолютную свободу в выборе материала как презентации собственного творчества», — рассказал Пригара. На выставке в «Манеже» будут представлены эксперименты Яна Фабра в области перформанса и театральных проектов, а сам автор выступит и как художник, и как скульптор, и как мыслитель.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Рыцарь отчаяния – воин красоты

В пятницу в Эрмитаже открывается выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - воин красоты» - большая ретроспектива одного из самых известных современных художников. Проектов, подобных по масштабу (а под выставку будут задействованы залы Зимнего дворца, Нового Эрмитажа и Главного штаба), до сих пор не удостаивался ни один современный автор. Причин, по которым музей предоставляет Фабру особые права, несколько, но главная кроется в его трепетном отношении к классическому искусству, в диалоге с которым он строит большинство своих инсталляций.

Опыт подобных эрмитажному проектов у Фабра тоже есть. Восемь лет назад он уже делал нечто подобное в Лувре: в зале парадных портретов раскладывал надгробные плиты, среди которых полз гигантский червяк с человеческой головой, в другом - выставлял железную кровать и гроб, инкрустированные переливающимися жуками-златками, были там и чучела животных, и позолоченная скульптура и рисунки. Фабр - внук знаменитого французского энтомолога Жана-Анри Фабра, которого Виктор Гюго называл «Гомером насекомых». Это важно держать в голове при виде панцирей, скелетов, рогов и дохлых собак, чучела которых он часто использует, - чтобы понять, что все эти шокирующие неподготовленного зрителя предметы - не самоцель, но естественный способ осмысления реальности человеком, который с детства был окружен коллекциями заспиртованных тварей в колбах.

Чучела неизбежно станут самыми обсуждаемыми экспонатами. Например, сразу несколько работ из серии «Черепа», Фабр размещает в зале Снейдерса рядом с его натюрмортами, изобилующими дичью, рыбой, овощами и фруктами, как бы намекая на тлен, что стоит за ломящимися от яств столами. Но чучела - лишь малая часть того, что покажут в Эрмитаже в рамках выставки художника.

The Village составил краткий гид по творчеству Фабра и попросил ассистента куратора Анастасию Чаладзе прокомментировать отдельные работы.

Наука и искусство

В 2011 году на Венецианской биеннале Фабр представил реплику микеланджеловской «Пьеты», в которой фигура Смерти держит на коленях тело художника с человеческим мозгом в руках. Выставка тогда наделала много шума: кому-то не понравилось заимствование канонического христианского образа, кто-то увидел в работе лишь попытку шокировать публику. В реальности идею следует объяснять тем неподдельным восторгом, который у Фабра вызывает призрак средневекового художника-ученого. При этом, учитывая, что со времен да Винчи наука шагнула вперед и реально способствовать научному прогрессу современные авторы не могут, Фабру остается одно - идеализировать и романтизировать образ человека, познающего мир.

«Человек, который измеряет облака» (1998)

комментарий Анастасии Чаладзе:

«Это первая работа, которую видит зритель, если начинает знакомство с выставкой с Зимнего дворца: скульптура встречает людей еще во дворе, сразу за центральными воротами. На мой взгляд, этот образ отлично раскрывает Фабра как сентиментального человека и художника. Мы привыкли к тому, что современные авторы часто обращены к политической и социальной сферам жизни общества, а Фабр остается романтиком: кому-то образ человека, измеряющего облака линейкой, может показаться глупостью, но для него этот герой - символ служения своей идее и мечте».

Кровь

Одна из первых выставок Фабра, которую он показал в 1978 году, называлась «Мое тело, моя кровь, мой пейзаж» и состояла из картин, написанных кровью. Идея использовать собственное тело для работы уже не была нова, однако, возможно, именно Фабр первым сумел перенести опыт из плоскости художественного эксперимента в область осознанного высказывания, не просто намекая на собственную исключительность, но и подчеркивая жертвенную природу искусства. Помимо ранних работ кровью, в Эрмитаж привезли современную инсталляцию «Я позволяю себе истекать» - гиперреалистичный силиконовый автопортрет-манекен, который стоит, уткнувшись носом в репродукцию картины Рогира ван дер Вейдена «Портрет турнирного судьи».

«Я позволяю себе истекать» (2007)

комментарий Анастасии Чаладзе:

«Это метафора вторжения современного художника в историю искусств. С одной стороны, результат печальный: кровотечение из носа - иллюстрация поражения современного художника перед мастерами прошлого. С другой - инсталляция будет размещена между двумя полихромными порталами с изображением сцен из жизни Христа, и это придает всей композиции новый смысл, намекая на то, что Фабр мыслит себя Спасителем от мира искусства. Это довольно смелое заявление, но в нем нет ничего принципиально нового: начиная со Средневековья, у художников было принято переносить на себя муки, чтобы испытать состояния священной истории, отказываясь от богатства и развлечений, чтобы быть ближе к состоянию персонажей, которых они изображали на своих картинах».

Мозаики из панцирей жуков

Одна из наиболее известных техник Фабра - это мозаики, которые он выкладывает из переливающихся панцирей жуков-златок. Ими он выкладывал потолки и люстры королевского дворца в Брюсселе и бесчисленное количество более компактных инсталляций и скульптур. Жуков Фабр совершенно искренне считает чуть ли не самыми совершенными живыми существами и восхищается природной логикой, сумевшей так просто и эффектно защитить этих весьма хрупких существ от опасностей.

«После пира короля»
(2016)

комментарий АНАСТАСИИ ЧАЛАДЗЕ:

«Ванитас - феномен, который был очень популярен в XVII веке, это такое отрицательное, негативное восприятие развлечений, намек на то, что радости жизни - это пустое и надо думать о каких-то более важных вещах. В зале висит знаменитое полотно Якоба Йорданса „Бобовый король“ с изображением пира, а рядом - работа Фабра „После пира короля“, которая не является прямым комментарием, но в каком-то смысле показывает то, что происходит после праздника. Мы видим здесь пустоту, кости и мух, слетевшихся на падаль, и посреди этого одинокую собаку, которая осталась верна неизвестно чему».

Рисунки шариковой ручкой Bic

Еще одна необычная техника в коллекции Фабра - рисунки, которые он делает с помощью простых шариковых ручек Bic. Самая известная работа в этой технике - гигантское панно «Синий час» из коллекции Королевского художественного музея Бельгии. Для Эрмитажа художник нарисовал специальную серию реплик на работы Рубенса, которые во время выставки будут висеть в одном зале с оригиналами. Ценность их особенно высока, поскольку Рубенс в судьбе Фабра играет особую роль. Собственно, именно после посещения в детстве дома Рубенса в Антверпене у Фабра, по его признанию, и возник интерес к искусству.

21 октября в Эрмитаже открылась выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - воин красоты», подготовленная Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа в рамках проекта «Эрмитаж 20/21». Один из крупнейших мастеров современного европейского искусства бельгийский художник Ян Фабр представил в Эрмитаже двести тридцать работ: графику, скульптуру, инсталляции, фильмы. Выставка вызвала неоднозначную реакцию у посетителей музея, что говорит о безусловном интересе петербургской аудитории к творческим высказываниям автора. В Эрмитаж поступают письма от посетителей музея с критикой произведений Фабра и просьбой убрать некоторые работы художника из экспозиции. Мы подготовили ответы на наиболее часто задаваемые нам вопросы.

– Почему Фабр экспонируется не только в Главном штабе, который зрители уже привыкли ассоциировать с современным искусством, но также и в Главном музейном комплексе?

Действительно, работы Фабра . Идея представить Фабра в Эрмитаже – в диалоге с фламандскими мастерами XVII века, возникла семь лет назад, когда директор музея, Михаил Борисович Пиотровский, и Дмитрий Озерков, заведующий Отделом Современного искусства, побывали на выставке Яна Фабра в Лувре, где инсталляция художника соседствовала с шедеврами Рубенса. По словам куратора проекта Д. Озеркова, «это не вторжение. Фабр, современный художник, приходит в наш музей не для того, чтобы с ним соперничать, а чтобы преклонить колено перед старыми мастерами, перед красотой. Эта выставка не про Фабра, она про энергии Эрмитажа в его четырех контекстах: живопись старых мастеров, история зданий, колыбель революции и место, где жили цари» (The Art Newspaper Russia).

Фотография Александра Лаврентьева

Мерцающие зеленые композиции бельгийца, созданные в жанре vanitas vanitatum (суета сует) на мотив memento mori (помни о смерти), внедряются в стены Нового Эрмитажа (Зал фламандской и голландской живописи). Ян Фабр – тонкий колорист. В Двенадцатиколонном зале он работает в цветах серого мрамора и декоративной позолоты. Его драгоценные изумрудные панно напоминают зрителю об эрмитажных малахитовых чашах и столешницах, о декоре Малахитовой гостиной Зимнего дворца.


Фотография Кирилла Иконникова

Его рисунки ручкой "Bic" близки к лазуриту ваз Больших просветов Нового Эрмитажа.

Лаконичные и строгие рельефы Фабра с «королевами» соседствуют с парадными портретами английской знати и придворных дам кисти Антониса ван Дейка.

Удачно соседство Фабра с «Лавками» Снейдерса, современный художник не цитирует фламандского мастера, а лишь осторожно добавляет мотив черепа – очевидный для историка искусства смысл: тему тщеты и суеты бытия.


Фотография Валерия Зубарова

Сам Фабр на встрече с петербуржцами в Атриуме Главного штаба рассказал о том, что его работы в залах искусства Фландрии призваны заставить зрителей «остановиться, уделить время искусству». «Посетители проходят мимо Рубенса, как мимо витрин большого магазина, они не смотрят на детали», – говорит художник.

– Обращаюсь ко всем службам Государственного Эрмитажа! Как зоозащитник и волонтер я считаю недопустимым для выставления напоказ всем возрастным категориям и губительным для детской психики чучело собаки на крюках! Выставка Яна Фабра – это бескультурье. Особенно это безнравственно в свете огромного отклика на случаи живодерства в Хабаровске. Пожалуйста, уберите из экспозиции чучела животных!

Ян Фабр не раз рассказывал журналистам о том, что собаки и кошки, которые появляются в его инсталляциях – это бездомные животные, погибшие на дорогах. Фабр пытается дать им новую жизнь в искусстве и, таким образом, победить смерть. «Многие мои работы посвящены жизни после смерти. Смерть – это часть жизни, я уважаю смерть», – говорит знаменитый бельгиец. Мертвый пес в инсталляции Фабра – это метафора, своеобразный автопортрет художника. Фабр утверждает: «Художник – это бродячая собака».

Фабр призывает к бережному отношению к животным, которые многие столетия сопровождали человечество, войдя в историю и мифологию. Сегодня отношение человека к животным потребительское. Кошек оставляют на дачах. Старых собак выгоняют из дома. Акцентируя кошек и собак в старом искусстве, Фабр показывает, что по всем своим качествам они подобны людям, а потому их любовь и радость, их болезнь и смерть подло вытеснять из нашего сознания.

Представляя чучела домашних животных, Фабр вместе с зоозащитниками всего мира выступает против потребительского отношения к ним.

Зачастую мы любим не животных, а свою любовь к ним. Называя их нашими меньшими братьями, мы часто не понимаем, насколько жестоко относимся к ним. Мы готовы избавиться от них при первой возможности, стоит животному заболеть или состариться. Против этого выступает Ян Фабр. Найденные им вдоль автострад тела сбитых машинами животных он превращает из отходов потребительского общества – в укор человеческой жестокости.

– Почему Фабр не мог использовать искусственные материалы вместо чучел животных? Современные технологии позволяют делать их совершенно неотличимыми от настоящих.

«Почему мрамор, а не пластик?», – спрашивает Фабр, отвечая на этот вопрос на встрече в Главном штабе. «Мрамор – это традиция, Микеланджело, это тактильно другой материал. Материал – это и есть содержание». Этот тезис Фабра можно сопоставить с мыслью русских формалистов о единстве формы и содержания.

Для Яна Фабра очень важны «эротические отношения с материалом», чувственная составляющая. Он вспоминает о том, что фламандские художники были алхимиками, для изготовления красок они использовали кровь и измельченные человеческие кости. Художник рассматривает тело как «удивительную лабораторию и поле битвы». Для него тело – это «нечто прекрасное и очень мощное, но при этом уязвимое». Создавая своих монахов для инсталляции «Умбракулум», Фабр использует кости – полые, «духовные тела» его персонажей имеют «внешний скелет», их нельзя ранить, они находятся под защитой.


Фотография Валерия Зубарова

– Чучелам не место в Эрмитаже, они должны находиться в Зоологическом музее.

В Рыцарском зале Нового Эрмитажа представлены кони из Царскосельского Арсенала Николая I (это конские шкуры, натянутые на деревянную основу). В Зимнем дворце Петра I (Конторке Петра Великого) экспонируется чучело собаки, это левретка, одна из любимиц императора. Их нахождение в Эрмитаже не кажется посетителям странным или провокационным, не вызывает страха и возмущения.


Фотография Валерия Зубарова

Художник использует те или иные средства, исходя из принципа внутренней необходимости и собственной сверхзадачи. Для восприятия современного искусства недостаточно беглого взгляда, оно требует (от каждого из нас) внутренней работы и духовного усилия. Это усилие бывает связано с преодолением стереотипов, предубеждений, страха, идеологических и психологических клише, религиозных установок. Оно требует отваги и терпения, заставляет нас расширять границы нашего восприятия. Современное искусство – это то, к чему нельзя быть полностью готовым. Сам Фабр говорит, что его работы «связаны с поиском примирения и любовью. Любовь – это поиск интенсивного диалога и вежливости».


Фотография Валерия Зубарова

Текст: Цибуля Александра, Дмитрий Озерков

Предлагаем Вам также познакомиться со следующими материалами:

«Наша цель достигнута, люди говорят о защите животных»: Дмитрий Озерков - о скандале вокруг чучел на выставке в Эрмитаже (Бумага)

Ян Фабр выглядит безупречно - в лаковых черных паркетных туфлях, в темно-сером костюме и длинном сером пальто с серым же меховым воротником, серебряные густые волосы и графическая черная оправа очков. Совершенно не обязательные для современного арт-деятеля вкус и стиль делают его еще более современным - он вне всяких штампов о художнике, как романтических, так и нонконформистских. В нем нет ни специальной «богемности», ни показного антиконсьюмеризма, ни скучной буржуазности. Он понимает, что одежда для современного человека - такая же характеристика, как выбор музыки, как выбор любимого художника, как вообще любой интеллектуальный выбор. В Москве во время public talk на фестивале «Территория» он был в классных джинсах с аккуратной потертостью, белой рубашке и плотном синем свитере - и тоже безупречного вида. Фабр идеально чувствует, в чем нужно сидеть в маленьком зале «Гоголь-центра», а в чем - бегать туда-сюда по Дворцовой площади (одна часть его выставки - в Зимнем дворце и Новом Эрмитаже, другая - в Главном штабе). Фабр вообще идеально чувствует время и место, форму и содержание.

Он ходит по залам Эрмитажа накануне открытия, где еще не все этикетки развешаны и не все ограждения расставлены, и терпеливо отвечает на одни и те же вопросы журналистов - произносит заученный текст про то, какие работы он специально сделал для Эрмитажа (серия мраморных барельефов «Мои королевы» в залах Ван Дейка, серия маленьких картин «Фальсификация секретного торжества IV» в Романовской галерее), повторяет свое любимое самоопределение - «Я карлик из страны гигантов», рассказывает остроумную историю про любимого Рубенса, «который был Энди Уорхолом 500 лет назад». И все это - в 125-й раз - с живейшей энергией, эмоционально и зажигательно, как будто в первый. «Искусство - это не опыт, а любопытство», - говорит Ян Фабр и демонстрирует, насколько блестяще владеет этим профессиональным качеством.

«Я позволяю себе истекать», 2006 год

«Я карлик в стране великанов!» Серия маленьких картин «Фальсификация секретного торжества IV», 2016 год

Перформанс «Любовь - высшая сила » , 2016 год

Для Эрмитажа это, конечно, беспрецедентная выставка - никогда еще среди его стен и коллекций современное искусство не смотрелось так убедительно, а не было просто расставлено, и никогда еще современное искусство не вступало в настоящий диалог с искусством старым, а не просто заслоняло его. Фабр в этом смысле идеальный художник - особенно для Эрмитажа. Он вырос в Антверпене, где жил рядом с домом Рубенса и ходил туда копировать его картины, обучаясь живописи и рисунку. Он говорит, что директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и куратор выставки Дмитрий Озерков предоставили ему возможность выбирать любые залы, и он сразу же решил, что выберет родных фламандцев, среди которых вырос: «У вас лучший Рубенс, прекрасный Йорданс, великолепный Ван Дейк, отличный Снейдерс». Дмитрий Озерков объясняет принципы работы с эрмитажными картинами - полотна можно было сдвигать вправо-влево и вверх-вниз, но нельзя было менять местами, хотя некоторые картины, например, в зале Рубенса, были убраны, чтобы повесить на их место синие полотна Фабра - «Появление и исчезновение Бахуса», «Появление и исчезновение Христа», «Появление и исчезновение Антверпена», где изображения проступают, только если навести на них камеру смартфона или фотоаппарата. Нигде это высказывание Фабра про роль старого искусства в современной арт-жизни не смотрелось бы более уместно, чем рядом с рубенсовским «Союзом Земли и Воды», «Вакхом» и «Христом в терновом венце». «Авангард всегда укоренен в старом искусстве. Не бывает авангарда без старого искусства», - говорит Ян Фабр.

«Преданный проводник тщеславия». Серия Vanitas vanitatum, omnia vanitas , 2016 год


«Появление и исчезновение Антверпена I», 2016 год. Зал Рубенса

То, с каким почтением и с какой иронией развешаны и расставлены вещи Фабра среди великого эрмитажного собрания, трогает чрезвычайно. В зале Снейдерса висят фирменные фабровские черепа из жуков-скарабеев (их панцири закупают в ресторанах Юго-Восточной Азии), в зубах которых - чучела птиц и животных и словно потекшие, в стиле Дали, художественные кисти. Специально для Эрмитажа сделанная группа - скелет из скарабеев и чучело лебедя в его объятиях - парит в воздухе на фоне такого же лебедя со знаменитой картины «Птичий концерт». И понимаешь, что не просто следишь за остроумной игрой Фабра со старыми мастерами, но и самого этого Снейдерса видишь вдруг совершенно свежим взглядом - взглядом человека, выросшего рядом с этими картинами, часами копировавшего их, впитавшего с этих картин каждое перышко каждой птицы и каждую чешуйку каждой рыбы. То есть видишь их с большой любовью и благодарностью.

Серия Gravetomb and skulls, 2000 год

Один из лучших залов выставки Фабра - это зал Ван Дейка. Там расставлены огромные барельефы из каррарского мрамора «Мои королевы» - это реальные женщины, знакомые и подруги Фабра, все в современной одежде, с выступающими из барельефа, свободно висящими в их ушах сережками и карнавальными колпаками на головах: «Бриджит Антверпенская» или «Хельга Гентская», например. А в центре на высоком постаменте стоит будущая бельгийская королева Елизавета - наследница престола, которой сейчас 14 лет, хрупкая мраморная девочка в джинсах и футболке и в таком же колпаке. И весь зал, наполненный парадными вандейковскими портретами с их выхолощенным лоском (сразу вспоминаешь пушкинское «В чертах у Ольги жизни нет. Точь-в-точь в Вандиковой Мадонне»), сразу превращается в живой и убедительный гимн современным женщинам с их силой и хрупкостью, свободой и борьбой - всем тем, про что обычно пишут в пресс-релизах к своим коллекциям прогрессивные фэшн-дизайнеры, но что так трудно выразить без до дыр затертых штампов. Фабр это умеет - говорить понятные вещи свежо и убедительно: «Моя цель - защита уязвимости человеческого существа».

Серия «Мои королевы», 2016 год

То, что показывают в Главном штабе - большие инсталляции и большие скульптуры - совершенно другого рода. Это две большие инсталляции - «Красный трансформер» и «Зеленый трансформер» - и масштабные пространственные объекты. В огромных залах, рядом с «Красным вагоном» Кабакова и с колоссального размера Рубенсом на стене, Фабр выглядит строго концептуально и социально. Самое захватывающее тут - видеть, как у произведения, помещенного в новой контекст, появляется новый смысл. Например, инсталляция с чучелами кошек и собак, которую Фабр сделал когда-то для Женевского музея и для которой он собирал погибших животных по обочинам шоссе: на полу, под висящими среди мишуры чучелами животных, лежат развернутые пачки сливочного масла. Фабр говорит, что имел в виду алхимическое значение масла как медиатора, а собака тут, как в фламандский живописи XVII века, - символ верности и преданности. У нас же это выглядит как остросоциальное высказывание на тему человеческой ответственности и громких историй с отравлениями бездомных собак. И это живая жизнь искусства, которая разворачивается прямо здесь и сейчас, перед зрителем.

«Главы I-XVIII » , 2010 год

«Человек, который измеряет облака», 1998 год

То, что у нас открылась выставка Фабра - это не просто радость. Это еще и знак того, что мы наконец-то начинаем узнавать современное искусство параллельно со всем миром - потому что Ян Фабр сегодня один из самых актуальных его деятелей. И не просто художник, чьи выставки проходят в гранд-музеях мира, но и режиссер, чей 24-часовой перформанс «Гора Олимп» стал главным театральным событием последних лет, и автор пьес, и создатель видео, и вообще ренессансных масштабов гуманист. Увидеть его - значит увидеть главное в современном искусстве. А увидеть его в России - значит увидеть Россию в контексте главного современного искусства. И то, как выглядит маленькая фигурка золотого человечка с линейкой в руках - «Человек, который измеряет облака» - во дворе Эрмитажа, это совсем не то, как она выглядела только что в крепости Бельведер во Флоренции. Потому что, как говорит Фабр: «Каждый раз разрушаешь, а потом строишь заново».

Редакция Buro 24/7 благодарит Kempinski Hotel Moika 22 за помощь в организации материала.


Уже довольно давно в Эрмитаже проходит выставка Яна Фабра . То, как эта выставка организована для меня в новинку: помимо залов, где представлены только работы автора, произведения Фабра интегрированы в постоянные экспозиции главного музея Петербурга. Причем сделано это так, что постоянная экспозиция и экспонаты выставки перекликаются, дополняя друг друга, а часть работ художник создал исключительно для Эрмитажа.

Конечно, самые скандальные экспонаты, наиболее обсуждаемые в прессе и в обществе - «Карнавал мертвых дворняг» и «Протест мертвых котов» - зал, где среди ярких гирлянд и мишуры на крюках висят чучела собак и кошек. Честно говоря, выглядит немного пугающе, особенно собаки.И ведь действительно интересно, что в пространствах зоологического музея сотни чучел не выглядят отторгающе, не вызывают ни у кого возмущения. А вот в качестве арт-объекта (?) уже нервируют.

Некоторые произведения удивляют, например, работы, выполненные синей ручкой BIC. Поражает масштаб, но смысл остался для меня загадкой.

Но знаете почему я очень хотела сходить на эту выставку? Из-за нескольких работ, выполненных в необычной технике. Пару лет назад я рассказывала про , о котором мы узнали в Таиланде. В Эрмитаже выставлялись несколько "картин" Фабра из этих же материалов. А уж когда я узнала, что автор зелёного потолка из надкрылий в одном из залов брюссельского королевского дворца всё тот же Фабр, мне непременно стало нужно увидеть его работы.

Осмотр мы с doktor_watson начали с Главного Штаба.
Текст, выделенный курсивом с сопроводительных табличек выставки.

В 1997 году Яном Фабром и Ильёй Кабаковым был устроен перфоманс «Встреча». Фабр создал для себя костюм жука, а для Кабакова – мухи. Эти насекомые предстали в качестве творческих альтер-эго мастеров. Выбор был не случаен. Для Кабакова муха была важным героем, назойливой обитательницей его коммунальных пространств. Фабр же интересовался насекомыми с юности (...). Художника впечатлило, что жуки-скарабеи имеют более совершенную структуру тела нежели люди. Человеческий скелет облачен в мягкую и уязвимую плоть, а у жуков она спрятана под жестким панцирем. Фабр делает костюмы-панцири для совершения метаморфозы - создания сверхсущества, совмещающего тело насекомого и разум человека. Облачившись в костюмы, художники беседуют об искусстве и истории.

Инсталляции «Карнавал мертвых дворняг» (2006) и «Протест мертвых котов» (2007) можно соотнести с картиной фламандских мастеров XVII века Пауля де Воса и Якоба Йорданса "Повар у стола с дичью". Персонажи инсталляций - умершие уличные животные. Фабр "возвращает" их к жизни путем включения в макабрический карнавал в традициях средневековой алхимии, целью которой всегда было осуществление перерождения одушевленного или неодушевленного объекта.

В следующем зале собраны ранние скульптуры Фабра.
Художник отдаёт дань своему деду-энтомологу Жану-Анри Фабру, показав фигуру, работающую за микроскопом. В этом произведении он вновь говорит об одиночестве, замкнутости и отрешенности как о необходимых состояниях для художника. Вся поверхность скульптуры покрыта гвоздями. Этот приём, широко распространенный в скульптурной и инсталляционной практике 1970-х годов, создаёт удивительный эффект - размытости, неясности очертаний и формы. Тот же герой с поникшей головой и в котелке безвольно завис над землёй в работе "Повешенный II" (1979-2003). Завороженность смертью пронизывает всё творчество Фабра.

Шёлковый занавес под названием "Дорога от Земли до звёзд не вымощена" (1987), расписанный шариковой ручкой словно отделяет реальный мир от мистического мира ночных видений.

Умбракулум - жёлто-красный шелковый зонт, в католичестве символизирующий Базилику Минор, но понимаемый шире, как место, где человек может укрыться от материального мира, думать и работать вдали от повседневности. Ян Фабр наполняет этот образ множеством смыслов, представляя его и как место вне времени, где прекращается цикличность жизни и смерти, и как мир таинственной духовности, заставляющий задуматься об уязвимости человеческого существования. Это и дань современной философии, согласно которой, человек - лишь образ, созданный познанием, неустойчивый и недолговечный. Мишель Фуко предсказывал, что культура будет освобождена от этого образа в результате сдвига в пространстве знания, и тогда “человек исчезнет, как исчезает лицо, начертанное на прибрежном песке”.
Детали инсталляции созданные из костей, - лишь сквозные оболочки, не скрывающие своей пустоты. Новый костяной “скелет”, вынесенный вовне - аналог панциря жука, скрывающего бескостное тело. Вновь Фабр говорит о том, что человек нуждается в некотором прочном “укрытии”. Образ музея в некотором роде тоже можно трактовать как умбракулум. Эрмитаж, созданный Екатериной, тоже “укрыл” коллекцию художественных произведений и стал в наши дни подлинным пристанищем искусства.

Надкрылья покрупнее. Все эти костыли и коляски - по сути ведь экзоскелет, как твёрдые оболочки жуков.

Теперь переберёмся в главное здание Эрмитажа. Во дворе вознёс руки к небу "Человек, который измеряет облака". Что ж, в Петербурге всегда найдётся для него работа.

Залы Эрмитажа красивы и без экспонатов:)

Самое популярное произведение на выставке – это человек, разбивший нос о картину. Манекен стоит в луже фальшивой крови, упершись в написанную Фабром копию прекраснейшего, совершенного мужского портрета Рогира ван дер Вейдена. Если вдруг найдется зритель, сомневающийся в смысле произведения, название развеет его сомнение: «Я позволяю себе истекать (карлик)». Смысл искусства в самом искусстве, тайна его непостижима, как ни бейся.

Держава.

Залы, где постоянная экспозиция перемешана с работами Фабра. Работы миниарюрны, ярки, относятся к нескольким сериям. Красный фон позволяет легко выхватывать взглядом "чужеродные" работы и одновременно фокусирует внимание на изображении.

Есть и странные работы. "Человек с палочкой, намазанной птичьим клеем" (1990г), шариковая ручка BIC. Разглядывавший изображение мужчина задумчиво изрёк: "А где же палочка?.."

"Появление и исчезновение Антверпена I". Всё та же шариковая ручка + глянцевая фотобумага. Чтобы рассмотреть изображение, нужно приближаться к нему под острым углом, тогда из синей темноты появляются очертания.

Совы - герои инсталляции "Обезглавленные вестники смерти" (2006), обустроенной наподобие алтаря, - устремили свой холодный взгляд на зрителя, своим молчаливым и торжественным присутствием напоминая о пограничном существовании в стадии посмертного бытия, о переходе от жизни к смерти. Это послание усиливается зимними пейзажами Гейсбрехта Лейтенса (1586-1656), из собрания Эрмитажа, которые размещены по сторонам композиции.

Вот он, тот самый холодный взгляд!

И, наконец, изображения, ради которых я сюда пришла.
Собака - символ верности, искренности и послушания - присутствует на многих полотнах постоянной экспозиции зала. Представленные здесь работы Фабра обращены к этому образу. Восемь зелёных мозаик с изображениями собак, окруженных предметами vanitas (черепа, кости, часы), помещены среди четырёх выбранных Фабром картин из коллекции музея: “Адам и Ева” Хендрика Гольциуса, “Бобовый король” и “Пир Клеопатры” Якоба Йорденса, “Кефал и Прокрида” Теодора Ромаутса.
По мнению Фабра в них нарушается внутреннее психологическое равновесие, приводящее к трансгрессии, которую художник понимает как некий акт излишества, ведущий за собой опыт греха, предательства и обмана. Соотнесенная с ним тема vanitas отражает не только несовершенство мира и его скоротечность, но и идею наказания, связанную с чувством вины. Две скульптуры Фабра, созданные специально для выставки, представляют собой украшенные надкрылья златок и скелеты собак с попугаями в пастях - символ "укуса смерти", который неизбежно прерывает полноту жизни. (...) Зелёный цвет, по мысли Фабра, сочетается с зелёными тонами пейзажей в картинах зала и символизирует верность, присущую собаке.

"Преданные сфинксы метаморфоз и непостоянства" (2016)

"Преданность стережёт Время и Смерть" (2016) из серии "Суета сует, всё суета"

Зал задумывался Николаем I как аванзал Нового Эрмитажа. Он был призван знакомить посетителей с историей русского искусства. Напоминанием об этом служат рельефные профильные портреты известных отечественных деятелей искусства, которые стали источником вдохновения Фабра для создания новой серии "Мои королевы". Героини серии - женщины XXI века, подруги и покровительницы мастерской Фабра, которых художник воспринимает как муз. Величественность погрудных портретов из каррарского мрамора нивелируется ироничной выходкой Фабра - он надевает на своих моделей шутовские колпачки.

Зал фламандских мастеров, где, на мой взгляд, произведения Фабра вписались наиболее органично. Я бы даже оставила эту экспозицию постоянной. Инсталляция ярко показывает, что восприятие изображенной мертвой натуры и непосредственно мёртвой натуры значительно различается.

По дороге к Рыцарскому залу выставка продолжается. Как вам такое платье?

У меня оно вызывает некоторое отторжение: тут уже нет аккуратной упорядоченности, тела жуков представляют собой мешанину.

В рыцарском зале снова возникает ювелирная точность.

Интересно, что панцири, созданные для защиты, здесь украшают оружие нападения. Хотя, может, в этом и есть смысл: использовать оружие только для защиты?

По обеим сторонам от рыцарей появились новые обитатели зала:

В этих доспехах Фабр вместе с Мариной Абрамович устраивал перфоманс под названием "Дева/Воин", в котором два рыцаря, закованные в латы как жуки в панцири, вели нескончаемые ритуальные бои внутри стеклянной витрины. "Для меня быть рыцарем - это самое романтичное, из всего что я могу себе представить, - говорит Фабр. - В творчестве есть надежда. Это всегда вера в надежду, что художник создаёт лучший мир. Когда я не смогу улучшать мир вокруг себя или кого-нибудь, я перестану быть художником"

В Эрмитаже очередь, люди идут смотреть на Яна Фабра.

Только ленивый в эти дни не сходил в Эрмитаж, который подготовил столько выставок к культурному форуму в декабре 2016, что хватило бы и на год. Но большинство идет на скандальную выставку бельгийского художника Яна Фабра "Рыцарь отчаяния - воин красоты".

Я "зацепила" несколько работ художника, когда ходила смотреть на "Географа" Вермеера Делфтского. Поскольку фотоаппарат был в руках, а работы Яна Фабра разрешено фотографировать, в отличие от других временных выставок, появились фотографии, которыми я и делюсь.
В Интернете, в периодике, и даже по радио об этой нашумевшей и раздражающей акции Эрмитажа сказано достаточно. Эрмитаж подготовил цикл лекций, просвещающих население относительно ценности современного искусства в лице Яна Фабра.

О самом художнике написано много лестного в СМИ: он и самый известный, и знаменитый, и выставки в самых крупных музеях мира. Его дедушка был знаменитым энтомологом, наверняка отсюда идет любовь художника к натуральным материалам естественного происхождения: а это чучела животных, их шерсть и перья, крылья насекомых и т.д. Все это он использует как материал для своего творчества.

А мы смотрим фотографии. Их немного, так как работы художника находятся в разных залах, и мне попалось на глаза всего лишь несколько.

В залах с, так и хочется сказать "традиционным" искусством, работы Яна Фабра замечаешь сразу, они намеренно выставлены так, чтобы бросаются в глаза, не аккомпанируя старым мастерам, а "перекрикивая" их визгливым цветом.

Вот такие сине-зеленые переливающиеся картины выполнены из крыльев жуков-златок. Их много.

Тут же стоят скульптурные группы, наверное так это надо назвать. Если бы такая работа была представлена в зоологическом музее, никому бы не пришло в голову считать это искусством.

Этикетка к работе: "Верность и повторение смерти". Бельгия, 2016. Пластиковый скелет собаки, панцири златки, чучело попугая, металлическая проволока, металлический каркас.

Пояснительный текст к экспонату:
"Собака - символ верности, искренности и послушания - присутствует на многих полотнах постоянной экспозиции зала. Представленные здесь работы Фабра обращены к этому образу. Восемь зеленых мозаик с изображениями собак, окруженных предметами vanitas (черепа, кости, часы), помещены среди четырех выбранных Фабром картин из коллекции музея: "Адам и Ева" Хендрика Гольциуса, "Бобовый король" и "Пир Клеопатры" Якоба Йорданса, "Кефал и Прокрида" Теодора Ромбаутса.

По мнению Фабра, в них нарушается внутреннее психологическое равновесие, приводящее к трансгрессии, которую художник понимает как некий акт излишества, влекущий за собой опыт греха, предательства и обмана. Соотнесенная с ним тема vanitas отражает здесь не только несовершенство мира и его скоротечность, но и идею наказания, связанную с чувством вины. Две скульптуры Фабра, созданные специально для выставки, представляют собой украшенные надкрылья златок и скелеты собак с попугаями в пастях - символ "укуса смерти", который неизбежно прерывает полноту жизни. Переливчатый блеск златок уже в XIX веке привлекал ювелиров и костюмеров Европы, куда мода пришла из Индии. Там крылья златок на протяжении многих веков используют как для украшения церемониальной одежды и тюрбанов, так и при создании картин. Зеленый цвет, по мысли Фабра, сочетается с зелеными тонами пейзажей в картинах зала и символизирует верность, присущую собаке."

В узком коридоре висят другие шедевры художника: надписи, сделанные шариковой ручкой на ткани. Табличка поясняет: "Из серии 29 рисунков "Ткань-BIC". 1978-2006. Ткань, чернила BIC.
Любуемся, осознаем, проникаемся, идем дальше.

""Человек с пером и птенцами орла". Бельгия, 1986. Бумага, шариковая ручка BIC. Частная коллекция.

Это фрагмент большой работы художника, созданной той же шариковой ручкой BIC. Ее уже, кстати, назвали "нетрадиционным" инструментом для искусства, как же, сам Ян Фабр ею рисует! А до этого он рисовал собственной кровью. Так, глядишь, и карандаш станет экзотикой, если его возьмет в руки знаменитость.

Но, конечно, это все были "цветочки", а от произведения, созданные с использованием перьев и чучел животных - это действительно шокирует.


Название этой инсталляции (а какое слово тут еще применишь? Выставка фрагментов чучел сов со стеклянными человеческими глазами?) - "Обезглавленные вестники смерти". Бельгия, 2006. Гипс, стеклянные глаза, перья, льняная скатерть. Коллекция КУКО.

Настоящие перья совы и стеклянные глаза человека - да еще и полный эффект отрубленной головы. Бррр. Чтобы там ни говорили именитые искусствоведы о ценности диалога между современным искусством и искусством прошлого, а выглядит это жутковато. Детям лучше не показывать.

Текст поясняет замысел художника, а то ведь не ясно, что он имел ввиду! И это - не ирония, правда не ясно. Кто все понял без подсказки? А кто не понял и с подсказкой в виде текста?
Вот он, читаем: "Совы - герои инсталляции "Обезглавленные вестники смерти" (2006), обустроенной наподобие алтаря, - устремили свой холодный взгляд на зрителя, своим молчаливым и торжественным присутствием напоминая о пограничном существовании в стадии посмертного бытия, о переходе от жизни к смерти. Это послание усиливается зимними пейзажами Гейсбрехта Лейтенса (1586-1656) из собрания Эрмитажа, которые размещены по сторонам композиции.

В средневековой Фландрии сова считалась вестником смерти и несчастья. Ее связывали с рядом смертных грехов: ленью, обжорством, похотью. В то же время сова, беспомощная днем, пробуждаясь в ночи, прозревает невидимое, а ее одиночество отвечает меланхолическом характеру - признаку тонкого интеллекта. Но это и символ скромности: ее неподвижность и молчание свидетельствуют об отсутствии гордыни.

Экспозиция, состоящая из изображений пернатых, напоминает некую птичью клетку. По задумке Ффабра, эта параллель отсылает нас к истории Висячего сада, где по сей день сохранились голубятни Екатерины II, и к истории самого музея: ведь именно картинные галереи вдоль сада положили начало эрмитажному собранию. Особый синий цвет рисунков апеллирует к "синему часу" - моменту в природе, когда ночные существа уже засыпают, а дневные ще не успели пробудиться: это мистическое время, когда на границах жизни и смерти сливаются различные энергии.

В предыдущем сюжете , я цитировала слова Юрия Нагибина о том, что каждый открывает в общем-то любое произведение искусства своим ключом. Мне это суждение кажется верным. Я думаю, что художники, вероятно, стремятся не только бездумно "выделиться" и прославиться, но еще и быть понятыми. И для того, чтобы быть понятым, собственно и творят. Произведение искусства - это всегда послание к зрителю и его надо сделать так, чтобы люди восприняли это послание само по себе, без сопровождающих текстов, лекций, радиопередач и кинопоказов. Искусство Яна Фабра непонятно. Возможно, оно обращено к людям будущего, возможно, художник опередил свое время. Я рискну прослыть несовременным человеком и даже показать свою профнепригодность, но выскажу свое мнение: работы Яна Фабра вызывают у меня недоумение, смешанное с отвращением.

На днях я снова собираюсь в Эрмитаж, на этот раз в здание Главного Штаба. Боюсь случайно встретить за поворотом шедевры Яна Фабра.

Выставка Яна Фабра "Рыцарь отчаяния – воин красоты"

22 октября 2016 года в Государственном Эрмитаже открывается масштабная выставка самого знаменитого современного фламандского художника Яна Фабра «Рыцарь отчаяния – воин красоты», куратором которой является сам художник вместе с Дмитрием Юрьевичем Озерковым, заведующим Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа.

Идея этой выставки возникла после создания Яном Фабром временной экспозиции в залах фламандской и голландской школ в Лувре. В пространствах эрмитажных залов этот «эскиз» разрастется в монументальное художественное событие, которое безусловно и несомненно вызовет большой интерес и немало споров, площадкой для которых станет очередной интеллектуальный марафон-дискуссия. Выставка будет сопровождаться циклами лекций, мастер-классов и круглыми столами. На экспозиции будут демонстрироваться восемь фильмов, в том числе и фильм-перформанс, снятый в Зимнем дворце с участием художника в июне 2016.

Специально для выставки, насчитывающей более двухсот объектов, Фабр создал ряд новых работ.

Ян Фабр (р. 1958, г. Антверпен), художник и режиссер, с помощью своих произведений пытается громко и осязаемо рассуждать о жизни и смерти, физических и социальных метаморфозах и о природе жестокости, присущей как  животному, так и человеческому миру.

Внук знаменитого энтомолога, Ян Фабр широко использует эстетику животного мира. Он оперирует панцирями жуков, скелетами, рогами, чучелами и изображениями животных в различных материалах. Этим не исчерпывается список необычных материалов, среди них – кровь и синие чернила шариковой ручки BIC. 

Как подчеркивает сам художник, и это признают исследователи и критики, его искусство уходит корнями в традиции классической фламандской живописи, которой он восхищается. Питер Пауль Рубенс и Якоб Йорданс – главные источники его вдохновения, в чем смогут убедиться посетители выставки (или не смогут). Произведения Фабра на время проведения выставки становятся частью постоянной экспозиции музея и вступают в диалог с признанными шедеврами мирового искусства. 

Фестиваль Яна Фабра в Санкт-Петербурге продлится до 16 декабря

Фестиваль Яна Фабра в БДТ им. Товстоногова, Санкт-Петербург, до 16 декабря

В Петербурге Ян Фабр, бельгийский художник и театральный режиссер, соединил творчество Эрмитажа и Большого драматического театра им. Товстоногова (БДТ). Начало ему положил фильм-перформанс "Любовь - высшая сила", который автор принес в дар Эрмитажу. Фильм был снят в залах музея в 2016 году во время скандальной выставки Фабра. Она, устроенная как диалог современного художника с натюрмортами великих живописцев, вызвала оживленную дискуссию.

В фильме сам художник, облаченный в рыцарские латы, проходит по залам Эрмитажа, преклоняет колени перед его шедеврами и целует их как святыни. 20-минутное видео было показано и на Дворцовой площади. В эти же дни в Большом драматическом театре им. Товстоногова открылся одноименный фестиваль Яна Фабра, в котором представлены три авторских спектакля бельгийского художника, три российские премьеры: "Ночной писатель", основанный на его дневниках и мемуарах; хореографический спектакль "Приготовление к смерти" и моноспектакль "Воскресение Кассандры". В последнем мотивы четырех стихий (воды, огня, земли и воздуха) соединяются в монологе современной женщины-художника."Ночной писатель" после фестивального показа войдет в репертуар БДТ.

В рамках фестиваля в БДТ проходят также выставки инсталляций, видеоарта, а еще марафон Эрмитажа, в ходе которого его сотрудники ведут разговор со зрителями о современном искусстве.

"Диалог театра и музея очень плодотворен, - отметил художественный руководитель БДТ Андрей Могучий. - Хотя во многом театр и музей противоположны друг другу".

Об этом же, о необходимости постоянного диалога искусства и зрителя, говорил на презентации фильма заместитель директора Эрмитажа Георгий Вилинбахов.

"Жизнь сегодня меняется очень быстро, а быстрое движение всегда агрессивно, - заявил он. - Такие хрупкие структуры, как музей, должны от этой агрессии защищаться. Как? Только с помощью диалога".

О важности диалога говорит и Ян Фабр. Его преклонение перед красотой - дань уважение к традиции.

"Без традиции нет и не может быть авангарда, - утверждает он и признается, что с детства его любимым художником был Рубенс, у которого каждое полотно как тщательно по-режиссерски продуманная мизансцена.

К слову, 42-килограммовые металлические рыцарские доспехи, в которых он дефилирует в фильме, художник смастерил сам. И нарочно использовал в их дизайне мотив жука-скарабея, мифология которого весьма богата, - это и символ созидательной силы, и любовник, и воин.

А Эрмитаж, по мысли художника, подобен бабочке, распластавшей свои крылья по Петербургу, который приковал ее к своему телу булавкой Александрийского столпа. Выставка Яна Фабра "Рыцарь отчаяния - воин красоты", включившая в себя более двух сотен работ художника, около половины из которых были созданы специально для Эрмитажа, прошла здесь в 2016-2017 году.

Arterritory - Homo Fabre

Павел Герасименко

Ян Фабр. Рыцарь отчаяния – воин красоты. Эрмитаж, Санкт-Петербург
22 октября, 2016 – 9 апреля, 2017

25/10/2016

57-летний бельгиец Ян Фабр – профессионал современного искусства. В Эрмитаже он продемонстрировал класс художественной работы: внедрив свои разнообразные объекты в постоянную экспозицию и выстроив маршрут от небольшого Аполлонова зала до всегда популярного Рыцарского, он точно просчитал все возникающие и меняющиеся на этом пути эффекты восприятия. Придуманный специально для Эрмитажа проект «Рыцарь отчаяния – воин красоты» стал следующим после Лувра выступлением Фабра на территории классического искусства.


Работы Яна Фабра из серии «Суета сует, всё суета» (2016) в Зале Йорданса

Контемпорари-арт отличается трансгрессивностью, и в работе современного художника важно модное понятие «интервенция». Теперь, не с первой попытки, – предыдущих было много, и самой известной стала биеннале «Манифеста» 2014 года – современное искусство заняло Эрмитаж так, что его не миновать. Если от выходящего окнами на Неву Павильонного зала со знаменитыми часами «Павлин» идти вглубь дворца по галереям вдоль Висячего сада, то на середине Романовской галереи произойдёт ощутимая перемена состояния, и дело не только в смене разделов экспозиции Средневековья искусством северного Возрождения. Рядом с давно привычными вещами на стенах и в простенках появляются рисунки Фабра из посвящённого карнавалу цикла «Фальсификация тайного праздника». А дальше, под знакомыми «Зимними пейзажами» фламандца Лейтенса, – «Обезглавленные вестники смерти» в виде семи совиных голов.

Выставка в Эрмитаже в очередной раз зафиксировала пределы «современного искусства в традиционном музее» (уместно вспомнить, что так называется фестиваль петербургского фонда «Про Арте»). Масса приходящих в Эрмитаж людей до сих пор хотят только наслаждаться «вечными ценностями», и музей классического искусства отвечает такому антимодернистскому запросу. Но Фабр выявляет швы между историей и современностью в более широком значении, чем просто история искусства.


Работы из серии «Ткань-BIC» (1978–2006)

По праву рождения Фабр – часть фламандского искусства, и из череды оммажей культурному наследию состоит нынешняя выставка. В узком проходе из Малого Эрмитажа в Новый на грубых тряпках читаешь фразы, написанные шариковой ручкой BIC (это стало фирменной техникой художника): «I'm an art lover» или же «Я голову положу за Якоба Йорданса». Но он хочет не просто быть продолжателем того искусства, которое производилось в Антверпене четыре и пять веков тому назад. В сложно сделанных, многослойных работах он с усилием, явно ощутимым зрителем, старается перетащить в современность своих великих предшественников, сделать их реалистичными и живыми. Что может быть реальнее, чем биологический материал работ Фабра? Картины в эрмитажной галерее фламандской живописи существуют теперь в окружении надкрыльев жуков и чучел животных.


Работа Яна Фабра в Зале Снейдерса

Выставка открыта до следующего апреля, и можно надеяться, что к «насекомой бижутерии» Фабра привыкнут пожилые смотрительницы залов, а с черепами между картин Снейдерса сживутся экскурсоводы – главные ревнители незыблемости эрмитажных устоев. Всем им художник отвечает первой же работой в Аполлоновом зале. «Я позволяю себе истекать (карлик) (I)» – это человек, уткнувшийся в картину и до крови разбивший лицо. В роли обращённого спиной к зрителю манекена – сам автор, на вопрос о собственном месте в искусстве всегда отвечающий «Я всего лишь карлик в стране гигантов», а картина на стене перед ним – «Портрет турнирного судьи» Рогира ван дер Вейдена, хранящийся в антверпенском музее «Дом Рококса». Работа Фабра становится невольным и метким ответом фильму Александра Сокурова «Русский ковчег», где герои нюхают рамы и картины в залах Эрмитажа (в своё время эта сцена вызвала немало насмешек). В витрине рядом у маленькой позолоченной совы из клюва вьётся нить, которая складывается в фразу на фламандском «Эй, какое приятное безумие!», и с этим девизом выставка берёт разбег.


Ян Фабр. Я позволяю себе истекать (карлик) (I), 2007

Произведения Фабра – довольно простые ребусы: нагрудник доспеха, выполненный из жуков и установленный в витрине посередине Рыцарского зала. Или покрытые жуками черепа в зале Снейдерса, держащие в стиснутых челюстях кисти как атрибут живописца и чучела животных: заяц изображен на картине и тут же подвешен рядом в виде чучела. Художник привычно, без уныния и с шутками разыгрывает тему vanitas: одна из работ цикла «Суета сует, всё суета» названа «Преданность писает смерти в рот». Характерные черты и бельгийского национального характера, и бельгийского искусства можно определить хорошо известным делением на юг–север, эрос–танатос, вино–пиво. Фабр их особенно подчеркивает: для него Якоб Йорданс важнее Рубенса, а в Эрмитаже висит одна из лучших его картин, «Бобовый король».


«Принцесса Елизавета» из серии «Мои королевы» (2016)

Показанная в проекте скульптура – сияющие гальванопластикой головы художника с рогами и ушами фантастических существ или бельгийская принцесса Елизавета в натуральный рост из каррарского мрамора в окружении рельефов с «королевами», как названа серия портретов сотрудниц студии Фабра Troubleyn, – невзирая на материал, смотрится пластиковой. Недаром на воротах антверпенской мастерской блестит табличка с одной из заповедей художника: «Only art can break your heart. Only kitch can make you rich».


Работа Яна Фабра из серии «Мои королевы» (2016)

Видео, раскрывающее название проекта «Рыцарь отчаяния – воин красоты», в котором художник в латах бродит по Эрмитажу, обнимая и целуя вазы, картины, рамы в залах музея, уже приобрело широкую популярность. Оно демонстрируется в атриуме Главного штаба, называется «Любовь – высшая сила», длится 20 минут, снималось в течение двух часов с помощью пяти камер, а доспехи весят 40 килограммов.

В Главном штабе Фабр продолжает линию оммажей, но с современной экспозицией он выдерживает совершенно иную дистанцию. Возникает впечатление, что он старательно и буквально выполняет реверансы, заученные на паркетных полах дворца по другую сторону площади. Сменяется амуниция – теперь это не доспехи, а костюмы насекомых. Ян Фабр и Илья Кабаков, облачившись соответственно жуком и мухой, вели диалоги об искусстве во время их перформанса «Встреча», состоявшегося в 1997 году в Японии. Деталями и материалом эти необычные наряды связаны с ещё одним фламандским художником – нашим современником, создателем макетов необычных летательных аппаратов Панамаренко (такой псевдоним Хенри ван Хервеген взял от названия компании PanAm).


Костюм жука для перформанса «Встреча» (1997)

В зал, где устроен «Карнавал мёртвых дворняг» и «Протест мёртвых бездомных котов» – так называются расположенные друг напротив друга инсталляции, – зритель попадает уже вполне подготовленным к искусству Фабра и предупреждённым, что «ни одно животное не пострадало». Художник подбирал на автострадах сбитых собак и кошек, и благодаря ему они избежали кремационной печи, перейдя в состояние вечности в виде чучел в музее, и теперь будут вечно праздновать весёлый карнавал. Собаки и кошки воплощают понятную череду оппозиций, а за развешанным серпантином опять видна фламандская охотничья живопись.

Вышедшее из мастерской Рубенса «Воскресение Христа», недавно отреставрированное и выставленное в Главном штабе, Фабр буквально спас: громоздкий алтарный образ с мускулистым атлетом-Христом он окружил подвешенными в пространстве объектами: костыли, инвалидные коляски, ходунки и протезы – всё в изумрудной чешуе из надкрылок жуков, невесомые фигуры – в капорах из костяных спилов, и в дополнение ко всему несколько ржавых токарных станков. Но художник явно переусложнил этот ребус, ответом на который будет слово «бессмертие».


Ян Фабр в своей мастерской в Антверпене. Фото: Павел Герасименко

Фабр – очень трезвый художник, и эта трезвость может оттолкнуть. Он оправдывает зрительские ожидания, и делает это блестяще, но не более того, и в этом смысле предельно буржуазен. Такое искусство существует в рамках контракта, в котором инвестированные зрителем символические и реальные ценности – от стоимости билета до потраченных времени и эмоций – обмениваются на точно известный и безупречный продукт. Казалось бы, перед нами художник без сверхзадачи, существующий по принципу «сколько заплатили, на столько получите». Однако в «Горе Олимп» – коллективном 24-часовом перформансе – есть такая сцена: актёр, только что выдержавший изнурительные 20 минут прыжков через скакалку, кричит в зал: «На что вы готовы, чтобы победить?» Это оргиастическое действо в прошлом году срежиссировал Ян Фабр – не только изготовитель предметов современного искусства, но и пламенный и увлекающийся романтик.

 

Зачем нужно видеть выставку Яна Фабра в Эрмитаже. Блог Татьяны Кнажицкой "Отчаянный рыцарь - Воительница"

Рекомендуется для детей старше 16 лет. Ян Фабр - один из самых плодовитых и выдающихся художников своего поколения. ОСОБЕННО ДЛЯ ЭТОЙ ВЫСТАВКИ СОЗДАЛ НЕСКОЛЬКО НОВЫХ РАБОТ, КОТОРЫЕ ЧИСЛО БОЛЕЕ 200 ХУДОЖЕСТВЕННЫХ РАБОТ.

КАРНАВАЛЬНЫЙ ГИГАНТ В БРЮССЕЛЕ
Серия .
2016
20,3 x 16,8 см

© Angelos BVBA / Jan Fabre

Жиль Бинш в полных регалиях в масленичный вторник
Фальсификация секретного праздника IV Серия .
2016
20,3 x 16,8 см
HB Карандаш, цветной карандаш и мелки на Chromo
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Появление и исчезновение Антверпена I
2016
124 x 165,3 см
BallPoint (BIC) на Poly G-FLM (Bonjet High Gloss White Flm 200gr), DIBOND
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Явление и исчезновение Христа I
2016
124 x 165,3 см
BallPoint (BIC) на пленке Poly G (белая глянцевая пленка Bonjet 200 г), DIBOND
© Angelos BVBA / Jan Fabre

ЛОЯЛЬНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ VANITY (II / III)
Серия .
2016
227 x 172 см

© Angelos BVBA / Jan Fabre

Верный экстаз смерти
Vanitas Vanitatum, Omnia Vanitas Series.
2016
227 x 172 см
Крылья драгоценного жука на дереве
© Angelos BVBA / Jan Fabre

ELS OF BRUGES.
Мои Королевы. серии.
2016
Каррарский мрамор белый
200 x 150 x 11,5 см
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Ивана Загребская.
Мои Королевы. серии.
2016
Каррарский мрамор белый
200 x 150 x 11,5 см
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Ян Фабр (Антверпен, 1958), визуальный художник, театральный художник и писатель, использует свои работы, чтобы вслух и ощутимо рассуждать о жизни и смерти, физических и социальных преобразованиях, а также о жестоком и разумном воображении, которое присутствует как у животных, так и у человека.

Более тридцати пяти лет Ян Фабр был одной из самых новаторских и важных фигур на международной арене современного искусства.Как художник, театральный деятель и писатель он создал очень личный мир со своими собственными правилами и законами, а также с собственными персонажами, символами и повторяющимися мотивами. Под влиянием исследований, проведенных энтомологом Жаном-Анри Фабром (1823-1915), он был очарован миром насекомых и других существ в очень молодом возрасте. В конце семидесятых, во время учебы в муниципальном институте изящных искусств и муниципальном институте в Антверпене, он изучал способы распространения своих исследований на область человеческого тела.Его собственные выступления и действия с 1976 года по настоящее время сыграли важную роль в его творческом пути. Язык Яна Фабра включает в себя множество материалов и расположен в его собственном мире, населенном телами в равновесии между противоположностями, определяющими естественное существование. Метаморфоза - ключевая концепция любого подхода к мысли Яна Фабра, в которой человеческая и животная жизнь находятся в постоянном взаимодействии. ОН РАЗВИВАЕТ СВОЮ ВСЕЛЕННУЮ С ПОМОЩЬЮ СВОИХ АВТОРСКИХ ТЕКСТОВ И НОЧНЫХ ЗАПИСЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В ТОМАХ ЕГО НОЧНОГО ДНЕВНИКА.Как солидный артист, он объединил перформанс и театр. Ян Фабр изменил идиому театра, привнеся на сцену реальное время и реальное действие. После своей исторической восьмичасовой постановки «Это театр, как того и следовало ожидать и предвидеть» (1982) и четырехчасовой постановки «Сила театрального безумия» (1984), он поднял свою работу на новый уровень в исключительном И монументальный «Гора Олимп. Прославление культа триады. Круглосуточный спектакль» (2015).

Ян Фабр заслужил признание мировой публики благодаря замку "Тиволи" (1990 г.) и постоянным общественным работам в местах исторического значения, таких как "Небеса восторга" (2002 г.) в Королевском дворце в Брюсселе, "The Gaze Worthin" (Синий час) »(2011–2013) в Королевской лестнице Музея изящных искусств в Брюсселе и его последняя инсталляция в соборе Антверпена из фильма« Человек, несущий крест »(2015).

ОН ИЗВЕСТЕН ​​ДЛЯ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ВЫСТАВОК, ТАКИХ КАК «HOMO FABER» (KMSKA, ANTWERP, 2006), «Hortus / Corpus» (Kröller-Müller Museum, Otterlo, 2011) и «Стигматы. Действия и выступления», 1976-2013 (MAXXI , ROME, 2013; M HKA, Antwerp, 2015; Mac, Lyon, 2016). ОН БЫЛ ПЕРВЫМ ЖИВЫМ ХУДОЖНИКОМ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИМ МАСШТАБНУЮ ВЫСТАВКУ В ЛУВРЕ, ПАРИЖ ("L'Ange De La Métamorphose", 2008). Известная серия "Синий час" (1977 - 1992) выставлялась в Художественно-историческом музее в Вене (2011), в Музее современного искусства Сент-Этьена (2012) и в Пусанском художественном музее (2013). ).Его исследование «Самой сексуальной части тела», а именно мозга, было представлено в персональном шоу «Антропология планеты» (Palazzo Benzon, Венеция, 2007) «от подвала до чердака, от ног до Мозг »(Kunsthaus Bregenz, 2008; ARSENALE NOVISSIMO, VENICE, 2009), И« PIETAS »(NUOVA SCUOLA GRANDE DI SANTA MARIA DELLA MISERICORDIA, Венеция, 2011; Parkloods Park Spoor Noord, Антверпен, 2012). Две серии мозаик из футляров драгоценного камня Скарабея «Дань Иерониму Босху в Конго» (2011–2013 гг.) И «Дань Бельгийскому Конго» (2010–2013 гг.) Были показаны в PinchukartCentre в Киеве (2013 г.) и Дворец изящных искусств в Лилле (2013) и отправится в С-Хертогенбос в 2016 году на празднование 500-летия Иеронима Босха.

Как подчеркнуто художником и признано критиками и исследователями, его искусство восходит к традициям классического фламандского искусства, которым он восхищается. Питер Пауль Рубенс и Джейкоб Йорданс - важные источники вдохновения, и посетители увидят (или не захотят) это увидеть. На период проведения выставки работы Фабра войдут в постоянную экспозицию музея и войдут в диалог с абсолютными мировыми шедеврами. Идея выставки возникла после того, как Ян Фабр провел масштабную персональную выставку Яна Фабра.L "Анж де ла Метаморфоз в Залах Фландрии и Нидерландов в Лувре в 2008 году.

В залах Эрмитажа этот «набросок» разовьется в крупное художественное мероприятие, которое вызовет большой интерес и множество дебатов, которые пройдут на очередном марафоне интеллектуальных дискуссий. Выставка будет включать серию лекций, мастер-классов и круглых столов. В экспозиции будет показано восемь фильмов, в том числе перформанс «Любовь - сила верховная» (2016) с участием артиста, снятый в Зимнем дворце в июне 2016 года.Эта работа останется в собрании Государственного Эрмитажа. Ян Фабр, внук известного энтомолога, широко использует эстетику дикой природы. Он использует панцири жуков, скелеты и рога животных, а также чучела животных и изображения животных из различных материалов. Список необычных материалов выходит за рамки этого и включает Blood и Bic Blue Ink.

Выставка организована Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа в рамках проекта «Эрмитаж 20/21».НАХОДИТСЯ ПОД ПАТРОНАЦИЕЙ V ST. Петербургский международный культурный форум.

Выставка, открывшаяся в Эрмитаже, Яна Фабра, прославившаяся скандальными выступлениями, вызвала волну возмущения в Рунете: людей шокировало присутствие на выставке чучел животных.

После открытия экспозиции три недели назад в социальных сетях появились тысячи сообщений с обвинениями художника и известного музея в «жестоком обращении с животными».

В частности, люди возмутились установкой с чурками.
Milliyet 04.07.2014 Die TageSzeitung 03.07.2014 The Independent 08.12.2012 LE MONDE 15/12/2009 «Вешать чучело животных могут только садисты»

«Посетители пришли полюбоваться картинами, но наткнулись на такой ужас» Россиянка возмущается в сети. - Дети в шоке. Только садисты могут вешать чучела животных. «Мертвые животные - это не искусство», - пишет другой. - Позор Эрмитажу.»

Не остался в стороне и депутат Виталия Милонова, известный в российском обществе поборник« нравственных ценностей », который назвал выставку« Усы ».

На официальном сайте представители музея возразили, что« собаки » и кошки в инсталляциях Fabra - бездомные животные, погибшие на дорогах. По словам художника, таким образом он дает им новую жизнь в искусстве и побеждает смерть. «

» Современное искусство - это вызов, - сказал директор музея Михаила Пиотровского.- провоцирует, заставляет задуматься. Его нужно отвергать, а не роптать. Если кому-то это искусство не нравится или не все понимают, это нормально. "

Более 200 работ до апреля

Более 200 работ фламандского скульптора Яна Фабра, в том числе фигурки скарабеев, чучела животных и нарисованные шариковой ручкой, будут выставлены в Эрмитаже до апреля вместе с классикой. образцы европейского искусства.

Поклонники считают, что художник внес радикальные изменения в современное искусство, но его критики недовольны его пристрастием к провокациям, как, например, это было с пошлостью кошек в Антверпене в 2012 году.

Уже тогда спектакль вызвал жуткий скандал, и Фабр был вынужден извиниться: «Я не собирался как-то навредить кошкам. С ними все нормально». Некоторые тогда даже угрожали ему расправой.

Эрмитаж, основанный в 1764 году, является крупнейшим музеем мира: в его залах выставлено более 60 000 произведений искусства, а в хранилищах их число приближается к 3 миллионам.

Ян Фабр.

Родился из Бельгии, один из самых универсальных художников на международной арт-сцене.Он не только директор театра, оперы и балета, хореограф, писатель и сценарист, но и художник.

Понимание искусства

Искусство и жизнь - вещи не тождественны. Искусство нельзя оценивать с точки зрения обыденного мировоззрения. Это метаязык, состоящий из метафоры, культурной надстройки и диалога с историей искусства, философии и религии. Этот язык сложный, он дан не от рождения и не принадлежит каждому по умолчанию, вопреки утверждениям, возникшим во время Октябрьской революции, что «искусство должно принадлежать народу».«

Только люди, обладающие определенными знаниями в этой области и понимающие контекст, могут по-настоящему оценить и понять искусство.

Те, кого шокировали и обидели чучела животных в залах с классической росписью, явно лишены понимания этого контекста. Несомненно, они могут наделать много шума своими хэштегами. Но давайте воспринимать их как часть созванной толпы, которая, не осознавая себя, закрывает выставку своими призывами к ней в гости.

Моральные и этические стандарты

Моральные стандарты не неизменны, они меняются в зависимости от исторической перспективы, из более широкого контекста. Например, отношение к смерти всегда было сложным, неоднозначным, и поэтому для осмысления этой серьезной темы потребовалась культура как посредник.

Мумификация и создание чучел животных всегда были обычным делом, хотя двойное дно они сохранили в себе. Чучела животных служили украшением домов и в советское время: ковры из шкур, оленьи рога вместо вешалок для шляп или просто какой-то пыльный и размазанный термис на шкафу.Однако в квартирах среднестатистических жителей, а также самого близкого сознания, первым делом стали избавляться от этих часто ненужных и немного пугающих предметов.

Смерть стала отдаляться от жизни, становясь чем-то неестественным и запретным. Поэтому из пространства обыденного она перешла в пространство музея. Разве это не последняя изощренность, которая когда-то была жива, прекрасная поляна для консервации, экспериментов и интерпретаций в отрыве от нашей бесплодной и морально непревзойденной реальности?

Тема смерти

Выставка «Дальний» оказалась настолько скандальной, потому что была связана с парадоксально живым и мертвым.То, что в залах с классикой вешают на крючки распятых кошек и собак, заставляет по-новому взглянуть на нас и увидеть классическое искусство: столы, переваренные посудой и наукой, те же свидетельства упали и разложения.

Признайтесь сами: нас раздражают не сами собаки на крючках, а столкновение классического искусства с чем-то новым, спорным и откровенно неприятным.

Выставка «Дальний» оказалась настолько скандальной, потому что была связана с парадоксально живым и мертвым.

Но как раз в этом сравнении живые и мертвые меняются местами. Потому что именно эти собаки и кошки - самое живое искусство: они заставляют нас думать, чувствовать, созерцать, возмущаться. И это живые эмоции на фоне мертвого, гостеприимного искусства, которое в залах музея тоже кажется само мумифицированное чучело.

Правозащитники

Искусство Яны Фамра становится легким объектом моральных спекуляций и пустых риторических фигур.Общество защиты животных легко посылает проклятия художнику, который, однако, использовал в качестве материала то, что уже было мертвым, а не убивал живых. Все эти спекуляции вокруг искусства происходят в обществе, которое потребляет тонны мяса в день, совершенно не жалея мертвых существ.

В целом создается ситуация, при которой номинальная свобода как бы есть номинальная свобода, но первый, кто публично выходит за ее пределы (а это артисты), получает серьезный удар под дымом .

Хорошо быть художником с Запада, существующего в контексте понимания искусства. Но в стране, где общество руководствуется средневековыми концепциями, ни один художник не сможет выжить, ибо идеи современного искусства - просвещение, эксперимент, критическое мышление, болевые точки, расширение восприятия и норм - строго перпендикулярны русским тенденциям.

В этой стране, где общество руководствуется средневековыми представлениями, ни один художник не сможет выжить.

Стоит ли в таком случае создавать общество защиты искусства? Ведь то, как они издеваются над искусством сегодня, завтра вряд ли простит следующему поколению.Вы еще помните ухо Ван Гога?

Carnival

Тем не менее, тема с чучелом напоминает нам кое-чем другое. Все происходящее - странный и немного пугающий карнавал. Что все несерьезно, все притворяется тем, чем кажется, но кажется, что это не так, и так до бесконечности.

Чучела мертвецов, висящие в залах Эрмитажа, призывают зрителей втянуться в эту игру, принять свой вызов, поверить в свою подлинность, свою значимость.Они как привет от этого света. И вы, злой и обиженный зритель, приняли этот вызов. Вы уже занесли этот карнавал, где невозможно разобраться, где живые, а где мертвые, где жуки светятся изумрудом, а где не совсем понятно: а вы сами не мертвы?

Ян Фабр выглядит безупречно - в лакированных черных паркетных туфлях, в темно-сером костюме и длинном сером пальто с серым меховым воротником, серебристыми густыми волосами и графичными черными очками.Совершенно необязательный для современного художника вкус и стиль делают его еще более современным - он выше всяких штампов о художнике, как романтических, так и нонконформистских. В нем нет ни особой «богемности», ни увольнительного антиконфессионализма, ни скучной буржуазности. Он понимает, что одежда для современного человека - такая же характеристика, как выбор музыки, как выбор любимого артиста, как вообще любой интеллектуальный выбор. В Москве во время Public Talk на фестивале «Территория» он был в классных джинсах с аккуратной потерей, белой рубашке и плотном синем свитере - а также безупречного вида.Фабр прекрасно чувствует, что нужно, чтобы сидеть в малом зале Гоголь-центра, а что - бегать там и здесь, на Дворцовой площади (одна часть его выставки находится в Зимнем дворце и Новом Эрмитаже, другая - в главном. штаб-квартира). Фабр обычно чувствует время и место, форму и содержание.

Он ходит по залам Эрмитажа накануне открытия, где не все лейблы общие и не все заборы расставлены, и терпеливо отвечает на одни и те же вопросы журналистов - говорит заученный текст о том, какие работы он специально сделал для Эрмитаж (серия мраморных барельефов «Моя королева» в залах Ван Дэкэ, серия небольших картин «Фальсификация тайного торжества IV» в Романовской галерее) повторяет свое любимое самоопределение - «Я карлик. из страны гигантов », - гласит остроумная история о возлюбленном Рубенсе,« которым 500 лет назад был Энди Уорхол ».И все это - в 125-й раз - с живой энергией, эмоционально и зажигательной, как в первый раз. «Искусство - это не опыт, а любопытство», - говорит Ян Фабр и демонстрирует, как блестяще владеет этим профессиональным качеством.

«Я позволю себе умереть», 2006 г.

«Я карлик в стране великанов!» Серия малых картин «Фальсификация тайного праздника IV», 2016

Спектакль « Любовь - высшая сила » , 2016 год

Для Эрмитажа это, конечно, беспрецедентная выставка - сейчас современное искусство еще никогда не выглядело так убедительно так убедительно, и не было просто размещено, и никогда еще современное искусство не имело права на настоящий диалог с искусством старины, и не разлочил только его.Фабр в этом смысле идеальный художник, особенно для Эрмитажа. Он вырос в Антверпене, где жил недалеко от дома Рубенса и ходил туда копировать его картины, изучая живопись и рисунок. Он говорит, что директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и куратор выставки Дмитрий Озерск предоставили ему возможность выбирать любые залы, и он сразу решил, что выберет родные фламандцы, среди которых выросли: «У вас самые лучшие. Рубенс, прекрасный Йорданс, великолепный ван Дайк, великий Снедерс »Дмитрий Озерсков объясняет принципы работы с эрмитажными картинами - холст можно было сдвигать вправо-влево и вверх-вниз, но нельзя было поменять местами, хотя некоторые картины , например, в Рубенс-холле убрали, чтобы на их место повесить синюю ткань - «Явление и исчезновение Бахуса», «Явление и исчезновение Христа», «Явление и исчезновение Антверпена», где появляются изображения только если они принесут им смартфон или фотоаппарат.Нигде нет высказывания Фабры о роли старого искусства в жизни современного искусства, оно было бы более уместным, чем рядом с Рубенсом «Союз земли и воды», «Вахома» и «Христос в короне крачки». «Авангард всегда уходит корнями в старое искусство. Нет авангарда без старого искусства», - говорит Ян Фабр.

«Смертельная кондукторская суета». Серия Vanitas Vanitatum, Omnia Vanitas , 2016 год


«Появление и исчезновение Антверпена I», 2016 г.Холл Рубенса

Какое благоговение и с какой иронией помещает вещи Фабры среди собрания Большого Эрмитажа, это умиляет безмерно. В Snederes Hall фирменные черепа Fabrov от Жукова-Скарабева (их панцири покупают в ресторанах Юго-Восточной Азии), в зубах которых - чучела птиц и зверей и словно пьяные, стилизовали художественные кисти. Специально для Эрмитажа сделана группа - скелет из скарабеев и чучело лебедя на руках - парящих в воздухе на фоне того же лебедя со знаменитой картиной «Концерт птиц».И понимаешь, что не просто следишь за остроумной игрой Фабры со старыми мастерами, но и видишь очень свежий взгляд - взгляд человека, выросшего рядом с этими картинами, скопировавшего их, впитавшего каждую птицу. с этими картинками и каждым sca Каждую рыбу. То есть вы видите их с большой любовью и благодарностью.

Серия ГРАВЕТОМБ И ЧЕРЕПОВ, 2000

Одна из лучших ярмарок на выставке Famra - Wang Dequean Hall.Огромные барельефы из каррарского мрамора «Моя королева» - это настоящие женщины, знакомые и подруги Фарбри, все в современной одежде, с колонками Baschers, свободно висящими в ушах серьгами и карнавальными чепчиками на головах: «Бриджит Антверпен». или, например, «Хельга Гент». А в центре на высоком постаменте - будущая бельгийская королева Елизавета - наследница престола, которой сейчас 14 лет, хрупкая мраморная девушка в джинсах и футболке и в такой же кепке. И весь зал заполнен парадными видряковыми портретами с их выхлопным блеском (сразу вспоминается Пушкинское «В плане Ольги жизни нет.Ты именно в Мадонне Вандикова »), сразу превращается в живой и убедительный гимн современных женщин с их силой и хрупкостью, Свободой и борьбой - всем тем, о чем обычно пишут в пресс-релизах к их коллекциям прогрессивные модельеры, но это так трудно выразить, не дыша штампами без дырок. Фабр умеет говорить ясные вещи, свежие и убедительные: «Моя цель - защитить уязвимые места человека»

Серия "Моя королева", 2016

То, что показывают в главном штабе - большие инсталляции и большие скульптуры - это совсем другое.Это две большие инсталляции - «красный трансформатор» и «зеленый трансформер» - и масштабные пространственные объекты. В огромных залах, рядом с «красной машиной» Кабакова и с колоссальными размерами Рубенса на стене, Фабр смотрится строго концептуально и социально. Самое захватывающее здесь - видеть, как работа, помещенная в новый контекст, проявляется в новом значении. Например, инсталляция с кошками и собаками, которую Фабр однажды сделал для Женевского музея и для которой он собирал мертвых животных на обочине шоссе: на полу, под висящими среди мишуры животными, лежали пакеты с маслом.Фабр говорит, что я имел в виду алхимическую ценность масла как посредника, а собака здесь, как и на фламандской живописи XVII века, является символом верности и преданности. А еще мы выглядим свидетелями темы человеческой ответственности и громких историй с отравлениями бездомных собак. И это живая жизнь искусства, которая разворачивается прямо здесь и сейчас на глазах у зрителя.

« I-XVIII главы » , 2010 год

«Человек, измеряющий облака», 1998 г.

То, что выставка «Дальний» открылась - не просто радость.Это также знак того, что мы наконец-то начинаем изучать современное искусство параллельно со всем миром, потому что Ян Фабр - один из самых актуальных деятелей. И не только художника, выставки которого проходят в Великих музеях мира, но и режиссера, чей круглосуточный спектакль «Горный Олимп» стал главным театральным событием последних лет, и автора пьесы, и создатель видео, и вообще гуманист в масштабе эпохи Возрождения. Увидеть его - значит увидеть главное в современном искусстве.А увидеть его в России - значит увидеть Россию в контексте главного современного искусства. А как выглядит фигурка золотого человечка с линейкой в ​​руках - «Человек, меряющий облака» - во дворе Эрмитажа, не совсем так она выглядела только во флорентийской крепости во Флоренции. Потому что, как говорит Фабр: «Ты каждый раз разрушаешь, а потом строишь заново».

От редакции BURO 24/7 Благодарим Отель Кемпински Мойка 22 за помощь в организации материалов.

Ян Фабр - стройный седой бельгиец с благородным овалом лица и породистым носом.Старшее поколение стремительной европейской аристократии, загорелые белые люди, стоящие в авторском кино, с одной стороны, и глубоко просвещенная повествовательная традиция - с другой. Не прошло и двух коротких лет, и никто не подумал, как упаковать фабрику в Эрмитаже, который только притворяется Людовиком, а на самом деле остается Византийским дворцом. За это время Фабр успел заняться бизнесом в мире спектаклей и целлюлозы, отечественные культурные процессы сменили вектор, а бюджеты - размах.Именно из-за контраста с трендами и благодаря репутации Эрмитажа Фабр выглядит сочно и свежо. Главный музей страны в силу своего величия и имперских амбиций во многом устарел, но именно он может позволить себе не считаться с сломленными цензорами и «активистами». Наконец, Фабр - бельгиец, и добрую половину второго этажа Эрмитажа занимают его именитые земляки. Здесь сохранен дух Нидерландов, воспетый искусствоведами в плане света и геометрии залов, лучшие позиции по свету и геометрии залов, монументальные натюрморты, ковер.

Однако начинать смотреть Фабру лучше в главном штабе. Уже поднимаясь из гардеробы по уютной лестнице, где на каждой ступеньке кто-то фотографируется, вы видите на экране ролик: Ян Фабр ходит по пустой зиме, берет доспехи и целует экспонаты. Почувствуйте зависть, потому что вы также хотите нарядиться в рыцаря и уединиться с Рембрандтом, почувствуйте винтажные оправы. Но ты лишь скромный знаток, а не уличный художник, твоя участь - дело, толпа туристов, гнев смотрителей, если вдруг что-нибудь прикоснешься.

Государственный Эрмитаж

Фабр действительно отмечает в интервью, что Эрмитаж дал ему гораздо больше свободы, чем Лувр. Именно парижская выставка вдохновила функционеров Эрмитажа на подобное мероприятие в России, и здесь, наверное, есть некоторая конкуренция. Переместить Ван Декана? Конечно, просто скажи мне где. Превратить великолепного старца фламандской живописи в иллюстрацию заочного безумия? Отличная идея!

Но вернемся в главный штаб. Выставка начинается с абсурдного диалога «Жук и блохи», то есть Яна Фабра и Илья Кабакова.«Детский сад, ну, вот и садик», - изящно глиняные каблуки и язычок комментируют две дамы, на вид - Гребцы Фабры. На самом деле да, детский сад. Играть в каких-то личинок может позволить себе только концептуалист и европеец-дегенерат за завышенную цену. И тебе не завидовать.

Перед тем, как отправиться на выставку, вы предупреждаете по всем возможным каналам, что художник является потомком крупного энтомолога Жана-Анри Фабра. Потому что первое впечатление о выставке еще нуждается в обосновании.Как будто спецвыпуск был «в мире животных» из жизни насекомых (а точнее, из смерти). Что-то среднее между иллюстрациями Басена Крылова и «Муравьего человека» Marvel . Даже о влиянии книги на болезни полости рта на Фрэнсиса Бэкона перед выставкой в ​​том же Эрмитаже было не так настойчиво.

Государственный Эрмитаж

Апофеоз экспозиции Генштаба приходится на «Умброкулум», «Карнавал мертвых скал» и симметричную экспозицию с мертвыми кошками.Какая ирония - пока вся страна обсуждает хабаровских девчонок-аллаба, Фабр вытягивает чучела животных под высокий потолок штаба. Вокруг - ленты и конфетти, неклейкие доки одеты в карнавальные шапки. В этом можно усмотреть восприятие натюрморта в сочетании с атеизмом и фламандскими традициями, но для массового зрителя без чувства черного юмора «Карнавал» - просто странное извращение, которое кто-то вложил в Эрмитаж. А «умброкулум» и вовсе надо долго и последовательно расшифровывать.Какие-то привидения в капюшонах из ажурных костяных пластин, летающие чудеса ортопедии. Цвет залитого маслом (дупла крупы, кажется, универсальный материал). Итак, мы подходим к еще одному «острому углу» творчества Фар. Umbroculum в обиходе - желто-красный шелковый зонтик. В символическом измерении это обозначение Базилики, а в католицизме Базилика - названия избранных церквей. Мать Яны Фабри была ревностной католичкой, сам он - «к счастью, атеистом», что позволяет безудержно передергивать символизм.Чучела животных, черепа, кости и другие реальные доказательства смерти для него - лучший материал. И цель экспонатов вовсе не «размышление о смерти», а ее постановка в понимании атеиста, своеобразный фатализм санитарной женщины.

Государственный Эрмитаж

Однако у фабры есть и другое измерение, на котором настаивает Эрмитажная экспозиция. Ее пафосно называют «Рыцарь Отчаяния - Красавица Воительница»; Он романтичен, придворные комплексы подчеркнуты экспозицией в исторических залах.В любимом детском и впечатлительном взрослом рыцарском зале художник соблазнился репродукцией экспозиции и установил Доспехи и Доспехи Жука рядом с коннантами. Чего только стоит еще один перформанс Фарбри: седой артист, одетый в ширму на голом теле, крутится там, а здесь меч. Или меч поворачивает, сложно сказать. Опять же, вы завидуете бельгийцу и тоже хотите облачиться в доспехи. Но самый интригующий игровой момент - случайно найти фабрику в затененных залах Эрмитажа.Это могут быть огромные птичьи головы или кролик-чучело (реверанс Дуреру), череп с кисточкой в ​​руках, наконец, пара эрмитажных шедевров, нарисованных шариковой ручкой. Перестановки в обычных залах, глобальное подчинение пространств современному художнику - инъекция Botox Hermitage как музейного пространства, приглашение нашему консервативному зрителю немного поиграть. И в этом смысле главное - не с какой степенью восторга к выставке отнесутся в арт-сообществе, а что решат тысячи зрителей, наткнувшись на череп и набросившись там, где планировали показать детям, например, Пуританское барокко Ван Дэкэ.


Выставка фламандского художника Яна Фабра в Эрмитаже. Ян Фабр: художник в обществе

12 ноября, 2016, 17:09

Собачьи скелеты, сложенные чучела птиц, чудовищные рогатые жуки неожиданно появились среди позолоченных люстр, картин великих мастеров и белоснежных колонн Парадных залов Эрмитажа. В Зале фламандской и голландской живописи, например, есть два естественных скелета собак, держащих в зубах ярких попугаев. Что это значит, и почему эти монстры появились в Храме классического искусства, который считается Эрмитажем, не могут понять посетители.Экскурсанты удивляются, качают головой, разводят руками, фотографируют.

Жуткие монстры помещены в музей без пояснительных табличек, прямо среди всемирно известных миру скульптур, озадачивая и пугая тех, кто их видел. Но оказывается, что все эти, прямо скажем, устрашающие экспонаты - это не декорации для съемок фильма ужасов, а ... «Художественная выставка» скандально известного бельгийского художника Яна Фабра.

Экспозиция работ Фабры «Рыцарь отчаяния - красавица-воин».Что касается отчаяния, то оно еще возможно - оно охватывает всех, кто пришел в Эрмитаж познакомиться с настоящим искусством, а вместо этого видит каких-то ужасных насекомых и закрытых собак.

В Европе его считают гением. Родился Ян Фабр в Антверпене. Его дед - известный энтомолог Жан-Анри Фабр, автор Книги Насекомых. Отсюда, вероятно, интерес художника к крылатым созданиям. Учился в Городском институте декоративного искусства и в Королевской академии изящных искусств.На Западе он сегодня известен не только как скульптор и художник, но и как писатель и театральный режиссер. «Мировое насекомое, человеческое тело и военная стратегия - три центральные темы, которые он использует в своей работе», - пишет о нем Википедия.

Фабр имеет репутацию волшебника скандальной чуши. Одни считают его гением, другие называют ловким мошенником от искусства. Некоторые свои рисунки для того, чтобы потрясти публику в лесу, он писал собственной кровью. И шок работает.

На их чудовищ, упраздненных во всем мире, и театральные ужасы Фабр дал немалое состояние. У него две фирмы, которые зарабатывают на его выставках большие деньги.

Конечно, под свою работу Маэстро вносит философскую базу. Раковины жуков страховки, по мнению Фабра, выполняют роль внешнего скелета и должны символизировать будущее представление о человеке.

Создал целую коллекцию автопортретов - 36 страшных бюстов в технике бронзового литья, где сам изображен с рогами и ослиными ушами.

Главы i - XVIII . Тщательно и бережно, с большой любовью и нежностью Ян Фабр был отлит из воска и бронзы реалистично к бюстам мелочей с собственным портретом. Более того, модифицированный в духе Мефистофеля и Люцифера со всеми соответствующими атрибутами. Элегантные рожки в ассортименте, растущие не только изо лба автопортрета, но и из носа и темметта, элегантно дополняют и подчеркивают стремительные гримасы и очаровательные вампирские, а может и демонические клыки.Наверное, дань моде на все необъяснимое, мистическое и зловещее, а может автор просто любит играть с потусторонними силами, изображая их в сатирических скульптурах, которые он ранее представлял своим лицом.

Хотя давние поклонники эпатажного творчества Яны Фабра не привыкли. Их любимец издавна относит к себе в современном мистицизме, а потому не стесняется совмещать образы святых с демоническими существами, а символы православной церкви изображаются в необычном, а в некоторых случаях - и неверном. шпон.В сердце скульптора-революционера бушует дух Банлета, который подталкивает его к вызывающим и воспевающим действиям, яркими красками выдерживающими официальную биографию. Так, он украсил свою улицу вывеской с надписью «Ян Фабр здесь живет и работает», собственноручно нарисовал целую серию картин, создал невероятную инсталляцию из 1,5 миллионов скарабеев жуков, а для другой инсталляции - гигантского червя. построил свою копию собственной головы, которая не только моргнула и открыла рот, но даже заговорила.Столь странные рогатые скульптуры из серии «Главы I - XVIII», полностью отлитые из воска и бронзы, это не предел творческой фантазии автора и его нестандартных идей.

Помимо скульптур, картин и инсталляций, Ян Фамон известен как автор музыкальных и танцевальных представлений и хореографических постановок.

Вот, например, спектакль «Оргия толерантности», показанный на последнем фестивале Aviñon - провокационный, резкий сценический пассаж, один из многих, критикующих европейские ценности, идеалы глобализма, общеевропейской интеграции и толерантности.

Глядя на сцену мастурбации, с которой начинается представление, на нескольких мужчин и женщин в белых шортах и ​​рубашках, дрожащих и стонущих на полу и на дорогих кожаных креслах, к которым присоединяются крики тренеров-пулеметчиков, кто-то начал истерически смеяться. В общем, публика собралась на «Оргии», встретила стоны от мастурбации сдержанно, с некоторым сочувствием. Видимо, ждет еще какое-то более сложное и интригующее сценическое эссе.

Шокирующая сцена чемпионата по мастурбации, когда деловые тренеры с автоматами криками («за Родину», «за власть!») Призывают продолжить плачущую работу.Потом две беременные, расселили тележки из супермаркетов и рожали прямо в них ... Чипсы, дезодоранты и пакеты с колбасой. Ужас общества потребления, преподнесенный с такой литературной, в данном случае буквальной точностью, кажется, не особо трогает сердца «спящих россиян» («Русские, проснитесь! И учите, наконец, английский», один из персонажей, которых требует Яна Фабра).

Да, и бдительные европейцы уже не были впечатлены, когда три года назад мы увидели программу Авиньонского фестиваля, составленную по ткани, и потребовали ответа у своего министра культуры.Он даже приехал в Авиньон, чтобы объяснить им значение слова «современное искусство».

В «оргии толерантности» досталось и этому министру, и самому «современному искусству», и католическому безбрачию, и мусульманскому фундаментализму, и гей-директорам фестивалей, и гомофобам, и Бараку Обаме, и Яну Фабро, неизменное выступление на на следующем фестивале, где это снова, они украшают злобных критиков.

В своих разоблачениях общества потребления Фабр подходит к пределу саркастической иронии, когда он делает роскошный кожаный диван вместе с такой же роскошной дамской сумочкой, а прогулочные коляски из супермаркета - танцевать вальс ткани.

Эта оргия тотальной критики, охватившая современную Европу, отмечается сегодня повсюду. Ее следы - в умных романах Мишеля Вуэльбека и Фредерика Бегмедра, фильмах Ларса фон Триера и Тарантино. Но примитивность и буклистизм Фабровского памфлета съедают горечь и соль его откровений, лишают их ярости и силы, составляют часть того самого разложения, которое он глубоко диагностирует.

Однако возникает закономерный вопрос: чтобы рассказать нам об этом и показать своих чудовищ, этого бельгийца, который изображает себя с дьявольскими рогами и приглашен в Эрмитаж? За это его мертвые собаки и рогатые жуки в знак особого уважения к этому пропагандисту «смерти и уродства» находятся в самых престижных залах не только главного здания - филиала Эрмитажа, где выставлено современное искусство, и даже Сам Зимний дворец?

Фабрусом восхищаются на Западе? Считаете гением? Но на Западе сегодня нами восхищаются, даже то, что у нас в России, кроме кучки либеральных эстетов, я никого не люблю.У нас в последнее время огромные очереди стоят на выставках классиков - Серова и Айвазовского, а залы, где есть поделки фигур типа Фабра, пустуют. Почему мы их навязываем? Почему есть места в самом главном музее страны?

В том, что эта выставка вызовет очередной скандал, в Петербурге никто не сомневался. В отделе современного искусства Эрмитажа пишет корреспондент популярнейшей интернет-газеты «Фонтанка», «руки ждут скандала: во всем мире выставки этого автора не обходятся без жарких дискуссий.«

"Подскажите, фотки с этих мест брал на реставрацию, или что это?" - Интересует человек из министра музея, демонстрирующий тушь синих картин Фабри, висящих впереди с основной экспозицией (кстати, ради этой выставки на несколько десятков сантиметров был постоянный рестлер. поднял). В ответ министр только руками разводит.

Еще более скандальные экспонаты Фарбриана ждут посетителей в филиале музея - в главном здании, расположенном напротив Эрмитажа, на той же Дворцовой площади.Здесь молятся арт-объекты в виде инвалидных колясок, костылей и мягких игрушек.

Чтобы заблаговременно в Эрмитаже принять протест возмущенных посетителей, подчеркивают, что они специально уточняли у художника - собак он не убивал, а сотрудничал с службой, собирая трупы животных, сбитых машинами на территории. дороги.

Какой будет скандал, подтвердит и сам Фабр. Во время встречи с журналистами он был одет в средневековые доспехи, и в таком виде перо изумленной акулы для бывших остальных русских императоров было легкостью.

Получается почти как Маяковский, над которым нагло посмеялся в Зимнем Керенский:

Дворец не думал

о вертикальной стойке

не догадывалась, что в постели,

Троян вверено

распространение несколько

присяжный поверенный ...

Почему он это сделал? Я изобразил «рыцарем добра и воином красоты»? Что ж, позвольте себе изобразить, но только Эрмитаж, славные великие традиции мирового классического искусства, где? Неужели это место скалолазания и сомнительных экспериментов для иностранных деятелей со скандальной репутацией?

Увы, скандалы вокруг того, что сегодня происходит в главном музее страны, в последнее время вспыхивают постоянно.На днях в связи с многочисленными жалобами Санкт-Петербурга прокуратуре пришлось проверить скандальную выставку британских братьев Джейка и Диноса Чепманс «Конец веселья». Центральным проектом стали 9 аквариумов-витрин, в которых были маленькие человеческие фигурки из пластика. Большинство из них были одеты в нацистскую форму и причастны к фантасмагорическому насилию: они мучительно уничтожали друг друга.

Кроме того, в произведениях братьев Чапмановых присутствовала христианская символика, распятый Рональд Макдональд, «Бошовские» уроды.Под предлогом показа ужасов нацизма были представлены свастика, трупы, кровавые вестники из пластмассовых фигур, героев западной массовой культуры. Христианские кресты Чепмана запечатлели плюшевые медведи, что вызвало бурю протестов возмущенных верующих. Как сообщила журналистам помощник прокурора Санкт-Петербурга Марина Николаева, из Санкт-Петербурга поступило 117 жалоб.

Однако директор Эрмитажа Михаил Пиотровский наткнулся на Чапманов. Он срочно созвал пресс-конференцию, которая бурно обрушилась на петербуржцев: «Потрясающий пример культурной деградации общества и высоких рассуждений о кресте, для которого нет по сути религиозного, - гневно констатировал руководитель музея.- Только идиоты могут считать, что выставка оскорбляет крест. Речь идет о страшном суде нашего времени. «Это искусство, а что нет, определяет только музей, а не уличную публику», - сказал директор музея, не исключая, что многие письма в Эрмитаж « может написать психически больной» .

То есть, по словам Пиотровского, мы имеем право покупать билеты в Эрмитаж (цены на которые, кстати, в последнее время резко выросли), но у нас недостаточно экспозиции, чтобы оценить экспозицию...

Действительно, из массовых акций протеста против поджогов капелл в Эрмитаже не было сделано никаких выводов. И теперь в парадных залах Зимнего дворца перед искусством предстают ужасные уроды современных западных «почтовых станций».

Не будет лишним напомнить об очередном скандале, который давно показал, что в главном музее страны не все благополучно. Речь идет о крупном хищении произведений искусства, обнаруженном в 2006 году. Как выяснила Счетная палата, музейные ценности и деньги выявили.Из 50, выбранных случайным образом, единиц хранения отсутствовали 47, от выставочной деятельности Эрмитажа государство не допустило якобы сотни миллионов рублей, порядка двухсот тысяч экспонатов не закрепились за материально ответственными лицами. сотни были переведены в другие учреждения и не вернулись обратно.

Как удалось выяснить газете «Известия», у ревизоров в магазинах пропало несколько десятков икон в позолоченной и серебряной окладе, лампады, чаш и другой церковной утвари; Чашки, ведра, стакан, соломинка, вилки - все из серебра и большей частью с эмалью; часы, сигареты, броши, фоторамки - всего 221 предмет.А случилось все очень просто. Экспонаты были украдены сотрудниками музея и проданы не как материальные ценности - «золото, алмазы», ​​а как экспонаты с музейным и научным контекстом.

Тогда Пиотровский красиво «перевел стрелки»: «Это взрыв, это болезнь общества», - сказал он о краже в Эрмитаже. «Я до сих пор в шоке и не могу понять, как это произошло».

Директор Эрмитажа, тогда его разлучили выговорами с тогдашним министром культуры Михаилом Швыдским за кражу музея экспонатов на сумму около трех миллиардов рублей.

Наблюдая за тем, что сегодня выставят в самых престижных залах Санкт-Петербурга, невольно возникает вопрос, а зачем оно нам? «Эти артисты популярны на Западе!» - С презрительным майнером, организаторы своих экспозиций нам в ответ бросают нам ответ, и они прямо назовут вопросы, задающие такие вопросы. «Идиот»

Верно, они действительно есть, будут популярны, потому что сегодня на Западе либеральные глобалисты навязывают свои ценности: гей-парады, однополые «браки», высокомерное пренебрежение моралью и моралью, что служит высшим достижением «Свободы». Общество », и« современное искусство »должно быть этими« принципами ».

А зачем тащить весь этот мусор? Зачем отдавать под выставки монстров и странные, никому не непонятные «Парфюмерии» лучшие залы города и страны?

Позвольте себе задать себе этот вопрос?

А Минкультуры РФ так прокомментировало проходящую в Эрмитаже скандальную выставку Яны Фабра, параллельно отметив, что руководство музея имеет право организовывать различные проекты без согласования их с министерством.

Действительно, выставочный проект «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния - красавица-воин», представленный в Государственном Эрмитаже, вызвал широкий резонанс, контрастируя с признанными шедеврами мирового искусства. Государственный Эрмитаж, как и другие российские музеи, обладая достаточно широкой самостоятельностью и свободой, самостоятельно определяет приоритеты выставочной деятельности, их тематическую направленность, художественное решение и дизайн, - говорится в сообщении министерства, отмечая, что такое доверительное отношение позволило реализовать многие успешные проекты.Однако, уточняют в ведомстве, выставка Яна Фамра стала исключением.

Выставка «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния - воин красоты» - скорее исключение, подтверждение того, что все формы публичного представления - это не только высокая миссия, но и определенная зона музея, для которой можно и нужно быть Удержал ответ, сообщает пресс-служба Минкультуры.

Однако пример Константина Райкина показывает, что все задачи с ответственностью можно решить, просто вставив в их речь жуткое слово цензура !!

И все слова против уже где-то проигрыша..

Рекомендуется для детей старше 16 лет. Ян Фабр - один из самых плодовитых и выдающихся художников своего поколения. ОСОБЕННО ДЛЯ ЭТОЙ ВЫСТАВКИ СОЗДАЛ НЕСКОЛЬКО НОВЫХ РАБОТ, КОТОРЫЕ ЧИСЛО БОЛЕЕ 200 ХУДОЖЕСТВЕННЫХ РАБОТ.

КАРНАВАЛЬНЫЙ ГИГАНТ В БРЮССЕЛЕ
Серия .
2016
20,3 x 16,8 см

© Angelos BVBA / Jan Fabre

Жиль Бинш в полных регалиях в масленичный вторник
Фальсификация секретного праздника IV Серия .
2016
20,3 x 16,8 см
HB Карандаш, цветной карандаш и мелки на Chromo
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Появление и исчезновение Антверпена I
2016
124 x 165,3 см
BallPoint (BIC) на Poly G-FLM (Bonjet High Gloss White Flm 200gr), DIBOND
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Явление и исчезновение Христа i
2016
124 x 165,3 см
BallPoint (BIC) на пленке Poly G (белая глянцевая пленка Bonjet 200 г), DIBOND
© Angelos BVBA / Jan Fabre

ЛОЯЛЬНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ VANITY (II / III)
Серия .
2016
227 x 172 см

© Angelos BVBA / Jan Fabre

Верный экстаз смерти
Vanitas Vanitatum, Omnia Vanitas Series.
2016
227 x 172 см
Крылья драгоценного жука на дереве
© Angelos BVBA / Jan Fabre

ELS OF BRUGES.
Мои Королевы. серии.
2016
Каррарский мрамор белый
200 x 150 x 11,5 см
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Ивана Загребская.
Мои Королевы. серии.
2016
Каррарский мрамор белый
200 x 150 x 11,5 см
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Ян Фабр (Антверпен, 1958), визуальный художник, театральный художник и писатель, использует свои работы, чтобы вслух и ощутимо рассуждать о жизни и смерти, физических и социальных преобразованиях, а также о жестоком и разумном воображении, которое присутствует как у животных, так и у человека.

Более тридцати пяти лет Ян Фабр был одной из самых новаторских и важных фигур на международной арене современного искусства.Как художник, театральный деятель и писатель он создал очень личный мир со своими собственными правилами и законами, а также с собственными персонажами, символами и повторяющимися мотивами. Под влиянием исследований, проведенных энтомологом Жаном-Анри Фабром (1823-1915), он был очарован миром насекомых и других существ в очень молодом возрасте. В конце семидесятых, во время учебы в муниципальном институте изящных искусств и муниципальном институте в Антверпене, он изучал способы распространения своих исследований на область человеческого тела.Его собственные выступления и действия с 1976 года по настоящее время сыграли важную роль в его творческом пути. Язык Яна Фабра включает в себя множество материалов и расположен в его собственном мире, населенном телами в равновесии между противоположностями, определяющими естественное существование. Метаморфоза - ключевая концепция любого подхода к мысли Яна Фабра, в которой человеческая и животная жизнь находятся в постоянном взаимодействии. ОН РАЗВИВАЕТ СВОЮ ВСЕЛЕННУЮ С ПОМОЩЬЮ СВОИХ АВТОРСКИХ ТЕКСТОВ И НОЧНЫХ ЗАПИСЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В ТОМАХ ЕГО НОЧНОГО ДНЕВНИКА.Как солидный артист, он объединил перформанс и театр. Ян Фабр изменил идиому театра, привнеся на сцену реальное время и реальное действие. После своей исторической восьмичасовой постановки «Это театр, как того и следовало ожидать и предвидеть» (1982) и четырехчасовой постановки «Сила театрального безумия» (1984), он поднял свою работу на новый уровень в исключительном И монументальный «Гора Олимп. Прославление культа триады. Круглосуточный спектакль» (2015).

Ян Фабр заслужил признание мировой публики благодаря замку "Тиволи" (1990 г.) и постоянным общественным работам в местах исторического значения, таких как "Небеса восторга" (2002 г.) в Королевском дворце в Брюсселе, "The Gaze Worthin" (Синий час) »(2011–2013) в Королевской лестнице Музея изящных искусств в Брюсселе и его последняя инсталляция в соборе Антверпена из фильма« Человек, несущий крест »(2015).

ОН ИЗВЕСТЕН ​​ДЛЯ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ВЫСТАВОК, ТАКИХ КАК «HOMO FABER» (KMSKA, ANTWERP, 2006), «Hortus / Corpus» (Kröller-Müller Museum, Otterlo, 2011) и «Стигматы. Действия и выступления», 1976-2013 (MAXXI , ROME, 2013; M HKA, Antwerp, 2015; Mac, Lyon, 2016). ОН БЫЛ ПЕРВЫМ ЖИВЫМ ХУДОЖНИКОМ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИМ МАСШТАБНУЮ ВЫСТАВКУ В ЛУВРЕ, ПАРИЖ ("L'Ange De La Métamorphose", 2008). Известная серия "Синий час" (1977 - 1992) выставлялась в Художественно-историческом музее в Вене (2011), в Музее современного искусства Сент-Этьена (2012) и в Пусанском художественном музее (2013). ).Его исследование «Самой сексуальной части тела», а именно мозга, было представлено в персональном шоу «Антропология планеты» (Palazzo Benzon, Венеция, 2007) «от подвала до чердака, от ног до Мозг »(Kunsthaus Bregenz, 2008; ARSENALE NOVISSIMO, VENICE, 2009), И« PIETAS »(NUOVA SCUOLA GRANDE DI SANTA MARIA DELLA MISERICORDIA, Венеция, 2011; Parkloods Park Spoor Noord, Антверпен, 2012). Две серии мозаик из футляров драгоценного камня Скарабея «Дань Иерониму Босху в Конго» (2011–2013 гг.) И «Дань Бельгийскому Конго» (2010–2013 гг.) Были показаны в PinchukartCentre в Киеве (2013 г.) и Дворец изящных искусств в Лилле (2013) и отправится в С-Хертогенбос в 2016 году на празднование 500-летия Иеронима Босха.

Как подчеркнуто художником и признано критиками и исследователями, его искусство восходит к традициям классического фламандского искусства, которым он восхищается. Питер Пауль Рубенс и Джейкоб Йорданс - важные источники вдохновения, и посетители увидят (или не захотят) это увидеть. На период проведения выставки работы Фабра войдут в постоянную экспозицию музея и войдут в диалог с абсолютными мировыми шедеврами. Идея выставки возникла после того, как Ян Фабр провел масштабную персональную выставку Яна Фабра.L "Анж де ла Метаморфоз в Залах Фландрии и Нидерландов в Лувре в 2008 году.

В залах Эрмитажа этот «набросок» разовьется в крупное художественное мероприятие, которое вызовет большой интерес и множество дебатов, которые пройдут на очередном марафоне интеллектуальных дискуссий. Выставка будет включать серию лекций, мастер-классов и круглых столов. В экспозиции будет показано восемь фильмов, в том числе перформанс «Любовь - сила верховная» (2016) с участием артиста, снятый в Зимнем дворце в июне 2016 года.Эта работа останется в собрании Государственного Эрмитажа. Ян Фабр, внук известного энтомолога, широко использует эстетику дикой природы. Он использует панцири жуков, скелеты и рога животных, а также чучела животных и изображения животных из различных материалов. Список необычных материалов выходит за рамки этого и включает Blood и Bic Blue Ink.

Выставка организована Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа в рамках проекта «Эрмитаж 20/21».НАХОДИТСЯ ПОД ПАТРОНАЦИЕЙ V ST. Петербургский международный культурный форум.

Недавно мы посетили нашумевшую выставку бельгийской художницы Яны Фабра под названием « Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - Воин красоты » И первое, что я хотел бы сказать по этому поводу, это из-за чего же весь сыр бор? Ну доспехи из панцирей насекомых, ну картины написанные кровью, ну чучела животных. Во всем этом нет абсолютно ничего криминального, жесткого, антидистефического (хотя бабушки, смотрящие на порядок в залах Hermitage , судя по их лицам, придерживаются иного мнения).

Кто-то из баночки с защитниками животных высказал что-то вроде "Я пошел на выставку и в ужасе пошел - там трупы животных!" Возникает вопрос: почему никто не приходит в ужас от трупов животных в зоологической м
Cascy? Выставленные в специальном месте трупы животных - это нормально, а вот чучело среди картин - позор. И все-таки это все-таки не скульптура из человеческих тел Günther von Hagens , которая действительно может шокировать. Кстати, кони в доспехах, выставленные в Рыцарском зале , Эрмитаж , защитники животных и служители нравственности тоже не вызывают возмущения.Однако скандал вокруг выставки сыграл Эрмитажу и Фабро на руку, так как он вызвал ажиотаж среди туристов. Так что нам стало интересно посмотреть на работы Fabra только из-за ажиотажа вокруг них.

Ян Фабр. - один из самых известных современных художников . Его дед был известным французским энтомологом, что, очевидно, оказало влияние на творчество Фабра - часть насекомых и чучела животных являются наиболее распространенным материалом в его работах.Кроме того, художник известен своими картинами, написанными кровью, а также рисунками, выполненными шариковой ручкой.

Выставка Fabra Б. Эрмитаж Интересен тем, что вписан в постоянную экспозицию музея, а творчество художника словно вступает в диалог с классическими произведениями искусства. Так, например, рядом с натюрмортами фламандских художников Frans Sneiders и Paul De Vra , где изображена убитая дичь, есть ткани чучел, съеденных черепахами.Рядом с рисунком Якоб Йорданс «Бобовый король», изображающий пир, висящий произведение Фабры «после Пира Короля», полностью сделанное из прессованного лоскута.

Кстати на этих фотках Fabra Панцири насекомых впечатляют не менее чучелами. А больше всего, наверное, впечатлила инсталляция «Я позволю себе истечь», которая представляет собой силиконовый копир
самого художника, который как бы врезается в репродукцию картины Rogira van der Vagen .

Вчера в Эрмитаже открылась выставка «» самого известного бельгийского художника современного искусства наших дней, а также театрального режиссера Яны Фабра. На открытии выставки Ян Фабр открыл корреспонденту «Фонтанки» загадочные ценности своих предметов, заложенных в историческую и современную коллекции Эрмитажа.

Этим летом многотонные золотые скульптуры авторства Фарбара появились рядом с великими произведениями классического итальянского искусства во Флоренции, восемь лет назад работы художника выставлялись в Лувре, в прошлом году на громкой театральной премьере Фабры, 24 В Берлине прошел часовой непрерывный марафон «Гора Олимп», который посетили Все ведущие представители мирового театра.Выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - воин красоты» в Эрмитаже вошла в пятерку самых значимых для России событий в области современного искусства.


«Это был очень долгий проект и долгая беседа», - говорит куратор выставки, руководитель отдела современного искусства Государственного Эрмитажа Дмитрий Озерков. «Мы изначально понимали, что выставка должна стать диалогом фламандского художника с фламандским искусством. И в то же время разговором о рыцарстве, о средневековой культуре.Поэтому маршрут естественным образом выстраивается по фламандской части коллекции. Картины и скульптуры Яна Фабри аккуратно встроены в собрание Эрмитажа. Выполнена заваленная филигранная работа. Условием проведения этой выставки было то, что никакие картины из постоянной экспозиции мы убрать не можем. Ян Фабр вложен посередине, в простоте - это состояние игры, основная сложность и, как мне кажется, главный успех в результате. «

Сам Ян Фабр, черпая вдохновение в произведениях Питера Пауля Рубенса, о котором неоднократно заявлял в интервью, указывает на эту техническую необходимость следующим образом: «Я старался не только поставить свою работу, но и заплатить Рубенсу.«

В каком-то смысле вы Наполеон современного искусства и даже больше: не только Франция, Италия, но даже Россия была покорена. Что Вы думаете об этом?


Не думаю, что это художественная терминология - представил. Я не воспринимаю искусство в концепции завоевания, скорее, жизненную необходимость, удовольствие, энергию. Счастлив оказаться в Эрмитаже - фантастическом, великом музее мира. Здесь собраны лучшие коллекции Рубенса, Ван Деку, Снайлера. Я очень люблю русскую культуру, ее глубину.Я на ней вырос, в юности увлекался Гоголем, Достоевским. Для меня быть в России, в Санкт-Петербурге - большая радость. Рубенс - великий художник, в детстве я перерисовывал его картины. В залах Ван Декеан - ученик Рубенса, которого в основном писали члены королевской семьи и знают, я разместил сериал «Моя королева». На барельефах из каррарского мрамора - изображения моих помощниц, принцесс, моей команды. А в центре зала - скульптурное изображение нынешней бельгийской принцессы Елизаветы.Все это моя преданность женщинам, женской силе. Что касается праздничных шапок на головах, то это метафора короны, и одновременно - символ радости и праздника. Из официального объекта корона превращается в бельгийский праздник, праздник. В залах Снейдерса моя новая работа - скульптура с лебедем. На снимках Снейдерса запечатлены только что убитые животные, глядя на которых кажется тепло просто умершим существом. Моя работа - продолжить его дело, диалог.

Во фламандском искусстве помимо праздника и энергии присутствуют агрессия, насилие: это не случайно изображение мертвых животных. Как агрессия и насилие связаны с радостью жизни?

Я не думаю, что это насилие, я думаю, что это праздник жизни. Не забывайте, что кроликов едят в России. И это нормальный процесс, бывает. В Бельгии особое отношение к животным. Мы считаем, что они лучшие философы в мире. И лучшие врачи.Мы, люди, должны их слушать и даже чему-то учиться.

- Кто придумал для выставки такое поэтическое название: «Рыцарь отчаяния - воин красоты»? А что это значит?


Фото: из личного архива Дмитрия Озеркова, заведующего Отделом современного искусства Эрмитажа

Художник. I. Я Рыцарь отчаяния, поэтому чувствую себя Ланселотом, который принимает вызов. Задача состоит в том, чтобы защитить уязвимую красоту нашего человеческого мира.И, конечно же, как художник, я всегда пребываю в отчаянии, потому что оно всегда близко к провалу. По крайней мере, я так чувствую.

- Следовательно, ваши работы, в частности, скелеты животных, черепа - можно считать охранниками?

В любом искусстве животные всегда что-то символизируют. Мое искусство не исключение. Каждый из них - стражник, но еще и обозначение чего-то. Вот такое переплетение. Например, таксированных собак и кошек, которых вы видите на выставке, я убил, конечно, не меня.Они уже были мертвы, когда я нашел их на обочине шоссе. Это уличные, бездомные животные. Кстати, они такие же, как я. В обществе художник существует на тех же правах, что и они. Как только мы выражаем свое нынешнее мнение, общество бросает нас за борт.

- Как вы относитесь к своим работам? Что рождается первым - структура или содержание?

Контент. Но тогда все принимает правильную форму. Например, выставка в Эрмитаже. Ее драма родилась из формы, когда я увидел фотографию музея сверху.Два соседних здания, Зимний дворец и главный штаб, напомнили мне крылья бабочки, а Александрийский столб - иголку, к которой она прижалась. Содержание всегда выражается через форму, а драматургия возникает из содержания.

- Какой самый неоднозначный отзыв о вашей выставке?

Очень люблю, когда на мои выставки ходят дети - это довольно часто бывает в Европе. Я восхищаюсь их реакцией. Верно и честно.Например, среди моих работ есть две позолоченные скульптуры, поверхность которых состоит из торчащих иголок. Вот и дети говорят: «Смотри, этот человек, как ёжик». Они абсолютно правы, потому что художник в период творчества вообще очень уязвим. Все мы должны создать какую-то защиту. Дети реагируют и все объясняют лучше всяких искусствоведов. И самое главное, они смотрят на самую суть.

Олеся Пушкина, "Фонтанка.ру"

Проект «Плюс плакат» реализуется на средства гранта г. Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург

Главный редактор нашего сайта Михаил Стацюк Незадолго до открытия выставки «Рыцарь отчаяния - воинственная красота» в Государственном Эрмитаже посетил своего автора Яна Фабри в его творческой мастерской TRUBLEYN в Антверпене и обсудил, чего ожидать. из своего суперинисажа в России.

Кабинет художника и одновременно его мастерская с репетиционными залами разместились в здании бывшего театра, которое после пожара было заброшено.Перед входом вывеска «Только искусство может разбить ваше сердце. ТОЛЬКО KITSCH МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ВАС БОГАТЫМ». В холле спотыкается о Люке - работе Роберта Уилсона, который как бы соединяет бельгийскую мастерскую с ее Театральной академией Watermill Center.

На втором этаже, пока мы ожидаем Яну, почему-то пахнет свежеприготовленным омлетом или глазурью - кухня находится за соседней стеной, у стены которой поселилась Марина Абрамович Свиная Кровь.

Искусство здесь буквально повсюду - даже на туалет указывает подвешенная неоновая рука, которая мигает, показывая два пальца, затем один.Это работа художника Mix Popas, в которой жест «V» или Peace (мир) относится к женскому началу, а средний палец - к мужскому.

Когда в зале появляется Фабр с сигаретой Lucky Strike, откуда-то недавно раздается детский крик: «Нет, это не репетиция моего нового Perfomance», - шутит артист.


Сразу скажите, как уговорили Михаила Борисовича?

уговаривать не пришлось! Шесть-семь лет назад Михаил Борисович Пиотровский и руководитель проекта «Эрмитаж 20/21» Дмитрий Озерсков видели мою экспозицию в Лувре, и, как мне кажется, она им понравилась.Еще через три года мы встретились с господином Пиотровским, и он пригласил меня сделать выставку в Эрмитаже. Я поехал в Россию и понял, что для этого мне понадобится много места. Мы с Барбарой де Кониндк ( художественный руководитель выставки - прим. Ред. ) сразу остановились в зале с Флемисом - рядом с ними я выгляжу как гном, рожденный в стране гигантов. В конце концов, я вырос рядом с домом Рубенса в Антверпене. Еще шесть лет пытался копировать его картины. Эрмитаж подарил мне хранилище великих фламандцев, которые мной восхищались.Я хотел построить «диалог» с гигантами прошлого Фландрии.

С кем строить диалог?

Для Зала Ван Дека я создал серию мраморных барельефов «Мои королевы» («My Queens»). Это своего рода намек на его парадные портреты важных королевских образцов того времени. «Моя королева» - покровительницы и покровительницы моего творчества из карибского мрамора. Но я шучу, потому что мои подруги в клоунских фуражках.

Новая серия рисунков «Карнавал» о празднике жизни и веселья - в точности, как церковные обряды, к которым меня присоединила мать Католичка, - относящихся к эрмитажным тканям Питера Брейгеля младшего.Смесь язычества с христианством - важный элемент, связанный с традициями бельгийской школы, которые важны для меня. В конце концов, мы маленькая страна и всегда находились под чьим-то влиянием или одержимостью - немецким, испанским, французским. Такие «особенности» - часть нашей личной истории.


Мои «синие» полотна ( речь идет о «БИК-АРТ» - серии работ «Синий час», выполненных синей ручкой марки БИК - прим. Ред.) , которые также представлены в Эрмитаже. , выполнены в особой технике.Я фотографирую картинку, затем с помощью туши добавляю около семи слоев синего - это особый химический цвет, который изменяется под действием света, заставляя картинку «работать».

Отдельно в штаб-квартире Эрмитажа представляю видеопроект «Любовь - высшая сила» («Love - IS A Power Supreme»). Если говорить глобально, вся моя выставка создана в виде бабочки: если работа в зимнем дворце - это крылья, то видео в главном штабе - это ее тело.Благодаря этому я хочу совместить здание «нового» Эрмитажа, где будет показан фильм, со «старым», в котором выставлены мои картины. Планируем передать этот фильм в музей и еще несколько работ.

В современном искусстве было много мусора, но во времена Рубенса было много мусора - где сейчас «мусор», а где Рубенс?


«Рыцарь отчаяния - красавица-воин» - это про вас?

В названии выставки есть своя романтическая идея, которая заключается как раз в защите сухости и чувствительности, которые красота хранит в себе.С другой стороны, это еще и образ доблестного рыцаря, который сражается ради благих целей. Но отчаяние больше касается меня как художника. В глубине души я всегда боюсь «поражений» или «неудач».

Моя семья была не очень богатой. На день рождения отец подарил мне маленькие замки и крепости. От мамы я получила старую помаду, которой она больше не пользовалась, чтобы я могла рисовать. Мне кажется, что моя романтическая душа и желание всегда что-то создавать зародились с детства. Отчасти поэтому у меня было определение меня как «рыцаря».Но я сам художник, который верит в надежду, как бы это ни звучало.

Какая у вас миссия, как рыцарь?

Популяризация классического искусства. Это основа всего, хотя иногда кажется более сдержанной, чем современной. Если обратиться к истории, то классическое искусство всегда находилось под чьим-то присмотром, будь то церковь или монархия. Парадокс, но в то же время это искусство - играли с ними, себя ограничивали.

Вообще искусство в мире только одно - хорошее.Неважно, классический он или современный, между ними нет границ. Поэтому важно научить людей познавать классическое искусство, чтобы они лучше понимали современное. Я, конечно, не отрицаю, что в последнем довольно много мусора, но послушайте, а во времена Рубенса было много мусора - но где сейчас эта фигня, а где Рубенс !?

Ян Фабр - ЗДАНИЕ

Ян Фабр
Гадящие голуби мира и летающие крысы , 2008
Чернила Bic на муранском стекле, мраморе и железе
9 элементов, каждый 20 x 19 x 20 см

«Животное-человеческое, растительное-человеческое, материальное-человеческое и духовное-человеческое символически участвуют в создании образов и загадочных форм навязчивой идеи Фабра« быть или не быть », как в Гадящих голубях мира и Летающих крысах. (2008 г.), выполненная синими чернилами Bic, вручную нанесенными на стекло.Со времен ассирийцев, для которых Семирамида полетела на небеса в виде голубя, живые или мертвые голуби были животными мира, духовности и возвышения чистоты добра и нравственности. Спутник Венеры - голубь; голубь - это пророческое животное, ведущее к золотой ветке, открывающей доступ в Подземный мир, единственное животное, которому разрешено приближаться к храму Дельф, Животного Существа и Тринитарного Духовного Существа. Напротив, Flying Rats , которые не принадлежат к семейству грызунов, - серые, тоскливые и сварливые голуби - темная сторона голубей, которых в Венеции и Берлине называют «небесными крысами», в Париже - «летающими крысами» и Мадрид, или «крысы с крыльями» и «крылатые крысы смерти» в Лондоне.Голуби мира и голуби войны. Существо жизни, а не Существо смерти, Бытие из плоти, а не из костей. Наша твердая структура - кости - ассоциируется со смертью, учитывая, что остальная часть наших тел животных состоит из мягких тканей; это кости, которые сопротивляются времени и, сохраненные тысячелетиями, позволяют нам узнать, кто мы, откуда мы пришли и куда мы идем в цикле рождения, жизни и смерти »[1].

BUILDING BOX посвящает сезон 2019-2020 современному искусству из стекла с помощью проекта Dalla sabbia, opere in vetro [Из песка, произведения искусства в стекле], выставки, которая проводится в течение 12 месяцев, и ее курирует BUILDING в сотрудничестве с Жан Бланшерт.Третье произведение - Гадящие голуби мира и Летающие крысы Яна Фабра.

Название, Dalla sabbia, opere in vetro [Из песка, произведения искусства в стекле], вызывает увлекательную алхимию, вовлеченную в создание этого материала из песка, с использованием воздуха и огня, представляя работы современных художников, которые решили исследовать потенциал, предлагаемый этой средой. Именно экспериментальный подход делает эти работы такими образцовыми и ценными: они созданы художниками, использующими различные техники, некоторые из которых обычно не связаны со специфическими характеристиками стекла.Этот проект перекликается с миссией BUILDING по исследованию менее известных аспектов и экспериментальной стороны мира искусства, а также более известных фигур и практик.

Здесь основное внимание уделяется творческой взаимосвязи между видением художника и мастерством мастеров-стеклодувов. Стекло легко формируется умелыми руками, оно принимает «хрупкие» формы, которые связаны с художественными традициями прошлого и в то же время открывают формальную перспективу, основанную на современной эстетике.Тема проекта заключается в самих произведениях, уходящих корнями в многовековую историю и древнее ремесло, являющихся носителями точного химического сочетания различных элементов, разработанных финикийцами 4000 лет назад и до сих пор обладающих безграничным потенциалом.

В течение 12 месяцев серия работ различных художников будет размещена в независимой витрине, видимой 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, отмечая течение времени и вызывая более широкие размышления о том, как время имеет тенденцию доминировать в пространстве.

Биографические записи

Ян Фабр (р. 1958, Антверпен), чья карьера насчитывает около сорока лет, считается одной из самых новаторских фигур на международной арене искусства. Как визуальный художник, театральный художник и автор, он создает очень личную атмосферу со своими собственными правилами, законами, персонажами, символами и мотивами. Любопытный по своей природе и находящийся под влиянием рукописей энтомолога Жана-Анри Фабра (1823-1915), Ян Фабр в юном возрасте был очарован миром насекомых и других мелких существ.В конце 1970-х, во время учебы в Муниципальном институте декоративного искусства и Королевской академии изящных искусств в Антверпене, он начал изучать способы включения человеческого тела в свои исследования. Визуальный язык Яна Фабра существует в идиосинкразическом мире, который населен телами, которые определяют естественное существование посредством постоянного уравновешивания на тонкой грани между жизнью и смертью. Метаморфоза и постоянное взаимодействие между животным-человеком и человеком-животным - ключевые концепции в ментальном наследии Фабра.Его духовная и физическая вселенная раскрывается в его литературных текстах и ​​его ночных заметках, или так называемых «Ночных дневниках».

Ключевые персональные выставки этого разностороннего бельгийского художника включают Homo Faber (KMSKA, 2006), Hortus / Corpus (Kröller-Müller Museum, Otterlo, 2011) и Stigmata. Действия и выступления , 1976-2013 (MAXXI, Рим, 2013; M HKA, Антверпен, 2015; MAC, Лион, 2016; Музей Леопольда, Вена, 2017; Centro Andaluz de Arte Contemporaneo, Севилья, 2018).Он был первым живым художником, представившим в Лувре масштабную выставку Ангел метаморфозы (2008). Со своим известным ансамблем The Hour Blue (1977-1992) он побывал в Художественно-историческом музее в Вене (2011), Музее современного искусства в Сент-Этьене (2012) и Пусанском художественном музее ( 2013), среди других музеев. Ян Фабр был также приглашен доктором Михаилом Пиотровским для создания масштабной выставки в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге с его проектом под названием Ян Фабр.Рыцарь Отчаяния / Warrior of Beauty (2016-2017). В 2016 году Ян Фабр был приглашен представить Духовных Стражей в трех исторических местах Флоренции: Бельведере, Палаццо Веккьо и Пьяцца делла Синьория. В 2017 году он создал скульптуры из стекла и кости 1977-2017 гг. , которые проходили параллельно с 57 Венецианской биеннале. ЗДАНИЕ в Милане, посвященное художнику в двух местах выставки 2018 Замки в час синий . В 2018 году он также провел выставку в Fondation Maeght в Сен-Поль-де-Ванс под названием Моя нация: воображение , состоящей из скульптур из различных материалов.Также в 2018 году, в Estasi e Oracoli (esiste anche il titolo in inglese), различные места в Агридженто и Монреале (Сицилия) были связаны произведениями искусства Фабра. По случаю 58-й Венецианской биеннале (2019) Ян Фабр разработал 9-метровую золотую версию The Man Who Measures The Clouds . В том же году он создал выставку Oro Rosso. Скульптура в oro e corallo, dipinte col sangue в различных местах Неаполя.

[1] Ян Фабр, скульптуры из стекла и кости 1977-2017 гг. , Джачинто ди Пьетрантонио, Forma Editions, Флоренция, 2017, стр.23.

Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - красавица-воин. Ян Фабр: художник в обществе

Рекомендуется для детей старше 16 лет. Ян Фабр - один из самых плодовитых и выдающихся художников своего поколения. ОСОБЕННО ДЛЯ ЭТОЙ ВЫСТАВКИ СОЗДАЛ НЕСКОЛЬКО НОВЫХ РАБОТ, КОТОРЫЕ ЧИСЛО БОЛЕЕ 200 ХУДОЖЕСТВЕННЫХ РАБОТ.

КАРНАВАЛЬНЫЙ ГИГАНТ В БРЮССЕЛЕ
Серия .
2016
20,3 x 16,8 см

© Angelos BVBA / Jan Fabre

Жиль Бинш в полных регалиях в масленичный вторник
Фальсификация секретного праздника IV Серия .
2016
20,3 x 16,8 см
HB Карандаш, цветной карандаш и мелки на Chromo
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Появление и исчезновение Антверпена I
2016
124 x 165,3 см
BallPoint (BIC) на Poly G-FLM (Bonjet High Gloss White Flm 200gr), DIBOND
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Явление и исчезновение Христа I
2016
124 x 165,3 см
BallPoint (BIC) на пленке Poly G (белая глянцевая пленка Bonjet 200 г), DIBOND
© Angelos BVBA / Jan Fabre

ЛОЯЛЬНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ VANITY (II / III)
Серия .
2016
227 x 172 см

© Angelos BVBA / Jan Fabre

Верный экстаз смерти
Vanitas Vanitatum, Omnia Vanitas Series.
2016
227 x 172 см
Крылья драгоценного жука на дереве
© Angelos BVBA / Jan Fabre

ELS OF BRUGES.
Мои Королевы. серии.
2016
Каррарский мрамор белый
200 x 150 x 11,5 см
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Ивана Загребская.
Мои Королевы. серии.
2016
Каррарский мрамор белый
200 x 150 x 11,5 см
© Angelos BVBA / Jan Fabre

Ян Фабр (Антверпен, 1958), визуальный художник, театральный художник и писатель, использует свои работы, чтобы вслух и ощутимо рассуждать о жизни и смерти, физических и социальных преобразованиях, а также о жестоком и разумном воображении, которое присутствует как у животных, так и у человека.

Более тридцати пяти лет Ян Фабр был одной из самых новаторских и важных фигур на международной арене современного искусства.Как художник, театральный деятель и писатель он создал очень личный мир со своими собственными правилами и законами, а также с собственными персонажами, символами и повторяющимися мотивами. Под влиянием исследований, проведенных энтомологом Жаном-Анри Фабром (1823-1915), он был очарован миром насекомых и других существ в очень молодом возрасте. В конце семидесятых, во время учебы в муниципальном институте изящных искусств и муниципальном институте в Антверпене, он изучал способы распространения своих исследований на область человеческого тела.Его собственные выступления и действия с 1976 года по настоящее время сыграли важную роль в его творческом пути. Язык Яна Фабра включает в себя множество материалов и расположен в его собственном мире, населенном телами в равновесии между противоположностями, определяющими естественное существование. Метаморфоза - ключевая концепция любого подхода к мысли Яна Фабра, в которой человеческая и животная жизнь находятся в постоянном взаимодействии. ОН РАЗВИВАЕТ СВОЮ ВСЕЛЕННУЮ С ПОМОЩЬЮ СВОИХ АВТОРСКИХ ТЕКСТОВ И НОЧНЫХ ЗАПИСЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В ТОМАХ ЕГО НОЧНОГО ДНЕВНИКА.Как солидный артист, он объединил перформанс и театр. Ян Фабр изменил идиому театра, привнеся на сцену реальное время и реальное действие. После своей исторической восьмичасовой постановки «Это театр, как того и следовало ожидать и предвидеть» (1982) и четырехчасовой постановки «Сила театрального безумия» (1984), он поднял свою работу на новый уровень в исключительном И монументальный «Гора Олимп. Прославление культа триады. Круглосуточный спектакль» (2015).

Ян Фабр заслужил признание мировой публики благодаря замку "Тиволи" (1990 г.) и постоянным общественным работам в местах исторического значения, таких как "Небеса восторга" (2002 г.) в Королевском дворце в Брюсселе, "The Gaze Worthin" (Синий час) »(2011–2013) в Королевской лестнице Музея изящных искусств в Брюсселе и его последняя инсталляция в соборе Антверпена из фильма« Человек, несущий крест »(2015).

ОН ИЗВЕСТЕН ​​ДЛЯ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ВЫСТАВОК, ТАКИХ КАК «HOMO FABER» (KMSKA, ANTWERP, 2006), «Hortus / Corpus» (Kröller-Müller Museum, Otterlo, 2011) и «Стигматы. Действия и выступления», 1976-2013 (MAXXI , ROME, 2013; M HKA, Antwerp, 2015; Mac, Lyon, 2016). ОН БЫЛ ПЕРВЫМ ЖИВЫМ ХУДОЖНИКОМ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИМ МАСШТАБНУЮ ВЫСТАВКУ В ЛУВРЕ, ПАРИЖ ("L'Ange De La Métamorphose", 2008). Известная серия "Синий час" (1977 - 1992) выставлялась в Художественно-историческом музее в Вене (2011), в Музее современного искусства Сент-Этьена (2012) и в Пусанском художественном музее (2013). ).Его исследование «Самой сексуальной части тела», а именно мозга, было представлено в персональном шоу «Антропология планеты» (Palazzo Benzon, Венеция, 2007) «от подвала до чердака, от ног до Мозг »(Kunsthaus Bregenz, 2008; ARSENALE NOVISSIMO, VENICE, 2009), И« PIETAS »(NUOVA SCUOLA GRANDE DI SANTA MARIA DELLA MISERICORDIA, Венеция, 2011; Parkloods Park Spoor Noord, Антверпен, 2012). Две серии мозаик из футляров драгоценного камня Скарабея «Дань Иерониму Босху в Конго» (2011–2013 гг.) И «Дань Бельгийскому Конго» (2010–2013 гг.) Были показаны в PinchukartCentre в Киеве (2013 г.) и Дворец изящных искусств в Лилле (2013) и отправится в С-Хертогенбос в 2016 году на празднование 500-летия Иеронима Босха.

Как подчеркнуто художником и признано критиками и исследователями, его искусство восходит к традициям классического фламандского искусства, которым он восхищается. Питер Пауль Рубенс и Джейкоб Йорданс - важные источники вдохновения, и посетители увидят (или не захотят) это увидеть. На период проведения выставки работы Фабра войдут в постоянную экспозицию музея и войдут в диалог с абсолютными мировыми шедеврами. Идея выставки возникла после того, как Ян Фабр провел масштабную персональную выставку Яна Фабра.L "Анж де ла Метаморфоз в Залах Фландрии и Нидерландов в Лувре в 2008 году.

В залах Эрмитажа этот «набросок» разовьется в крупное художественное мероприятие, которое вызовет большой интерес и множество дебатов, которые пройдут на очередном марафоне интеллектуальных дискуссий. Выставка будет включать серию лекций, мастер-классов и круглых столов. В экспозиции будет показано восемь фильмов, в том числе перформанс «Любовь - сила верховная» (2016) с участием артиста, снятый в Зимнем дворце в июне 2016 года.Эта работа останется в собрании Государственного Эрмитажа. Ян Фабр, внук известного энтомолога, широко использует эстетику дикой природы. Он использует панцири жуков, скелеты и рога животных, а также чучела животных и изображения животных из различных материалов. Список необычных материалов выходит за рамки этого и включает Blood и Bic Blue Ink.

Выставка организована Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа в рамках проекта «Эрмитаж 20/21».НАХОДИТСЯ ПОД ПАТРОНАЦИЕЙ V ST. Петербургский международный культурный форум.

21 октября в Эрмитаже открылась выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - воинственная красота», подготовленная Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа в рамках проекта «Эрмитаж 20/21». Один из крупнейших мастеров модерна. Европейское искусство Бельгийский художник Ян Фабр представил в Эрмитаже двести тридцать работ: графику, скульптуру, инсталляцию, фильмы.Выставка вызвала неоднозначную реакцию посетителей музея, что свидетельствует о безусловном интересе петербургского музея.Петербургской аудитории творческие высказывания автора. В Эрмитаж приходят письма посетителей музея с критикой работ Фабра и просьбой убрать некоторые работы художника из экспозиции. Мы подготовили ответы на наиболее часто задаваемые вопросы.

- Почему FabR выставляется не только в главном здании, которое зрители уже привыкли связывать с современным искусством, но и в главном музейном комплексе?

Действительно, фабра работает.Идея представить Фарбри в Эрмитаже - в диалоге с фламандскими мастерами XVII века зародилась семь лет назад, когда директор музея Михаил Борисович Пиотровский и Дмитрий Озерсков, заведующий отделом современного искусства, посетили Яну Фабру в Лувр, где инсталляция художника соседствует с шедеврами Рубенса. По словам куратора проекта Д. Озерковой, «Это не нашествие. Современный художник Фабр приходит в наш музей не для того, чтобы соревноваться с ним, а для того, чтобы преклонить колени перед старыми мастерами, перед красотой. .Эта выставка не о Fabra, а об Ermitage Energy в ее четырех контекстах: живопись старых мастеров, история зданий, колыбель революции и место, где жили короли »(The Art Newspaper RUSSIA).

Фото Александра Лаврентьева

Мерцающие зеленые композиции бельгийца, созданные в жанре Vanitas Vanitatum (тщеславие) по мотивам Memento Mori (вспомните смерть), внедрены в стены нового Эрмитажа (Зал фламандской и голландской живописи). .Ян Фабр - тонкий колорист. В двенадцатиколонном зале он выполнен в цветах серого мрамора с декоративной позолотой. Его драгоценные изумрудные панно напоминают зрителю о малахитовых чашах и столешницах Эрмитажа, об убранстве малахитовой гостиной Зимнего дворца.


Фотография Кирилла Иконникова

Его рисунки с ручкой "BIC" близки к Lazarith ВАЗ большого просвета нового Эрмитажа.

К лаконичным и строгим рельефам Фабры с изображением «Королевы» примыкают парадные портреты английской знати и придворных дам Антониса Бруш ван Дэйка.

Удачно соседствуя с фабрикой и «магазинами» Снейдерса, современный художник не цитирует фламандского мастера, а лишь мягко добавляет мотив черепа - очевидный смысл для историка: тема тщеславия и суеты бытия.


Фото Валерии Зубаровой

Сам Фабр на встрече с петербуржцами в Атриуме Генштаба заявил, что его работы в залах искусства Фландрии призваны заставить публику «остановиться, уделить время искусству». «Посетители проходят мимо Рубенса, как витрины большого магазина, они не обращают внимания на детали», - говорит художник.

- Обращаюсь ко всем службам Государственного Эрмитажа! Как детский сад и волонтер считаю неприемлемым для развертывания во всех возрастных категориях и демонтаж замаскированной психики собаки на крючках! Выставка Ян Фабра благословляет. Тем более это аморально в свете огромного отклика на багажные дела в Хабаровске. Пожалуйста, уберите чучело животных из зоны воздействия!

Ян Фабр неоднократно заявлял журналистам, что собаки и кошки, которые появляются в его сооружениях, являются бездомными животными, погибшими на дорогах.Фабр пытается дать им новую жизнь в искусстве и тем самым победить смерть. «Многие мои работы посвящены жизни после смерти. Смерть - это часть жизни, я уважаю смерть», - говорит известный бельгиец. Мертвая собака в инсталляции Фабры - метафора, своеобразный автопортрет художника. Фабр утверждает: «Художник - бездомная собака».

Фабр призывает бережно относиться к животным, которые веками сопровождали человечество, войдя в историю и мифологию. Сегодня отношение человека к животному-потребителю.Кошек оставляют на дачах. Старых собак изгоняют из дома. Акцентируя внимание на кошках и собаках в старинном искусстве, Фабр показывает, что они во всех своих качествах подобны людям, и поэтому их любовь и радость, их болезни и смерть должны исчезнуть из нашего сознания.

Предлагая чучела домашних животных, Fabr вместе с зооферментами по всему миру выступает против отношения потребителей к ним.

Часто мы любим не животных, а их любовь к ним. Обращаясь к ним с нашими братьями меньшими, мы часто не понимаем, насколько жестоки к ним.Мы готовы избавиться от них при первой возможности, стоит ли животному заболеть или состариться. Против этого - Ян Фабр. Они обнаружили вдоль самолета тела сбитого машинами трупа животного, он превращается из отбросов общества потребления - в порицание в человеческой жестокости.

- Почему Фабр не мог использовать искусственные материалы вместо мягких игрушек? Современные технологии позволяют сделать их совершенно неотличимыми от нынешних.

«Почему мрамор, а не пластик?», - спрашивает Фабр, отвечая на этот вопрос на встрече в главном штабе.«Мрамор - это традиция, Микеланджело, это другой тактильный материал. Материал - это содержание». Этот тезис Фабра можно сравнить с представлением русских формалистов о единстве формы и содержания.

Для Яны Фабра «эротическая связь с материалом» очень важна чувственная составляющая. Он вспоминает, что фламандские художники были алхимиками, для изготовления красок они использовали кровь и раздавили человеческие кости. Художник рассматривает тело как «удивительную лабораторию и поле битвы».«Для него тело - это« нечто красивое и очень мощное, но в то же время уязвимое ». Создавая его монахи для инсталляции Umbroculum, Фабр использует кости - полые,« духовные тела »его персонажей имеют« внешний скелет ». , они не могут быть травмированы, они защищены.


Фото Валерии Зубаровой

- Чучела не место в Эрмитаже, они должны быть в Зоологическом музее.

В Рыцарском зале нового Эрмитажа лошади из Царскосельского Арсенала Николая I (это конские шкуры, натянутые на деревянную основу).В Зимнем дворце Петра I (Контрово Петра Великого) выставлено собачье чучело, это детский дом, один из любимейших императоров. Их находка в Эрмитаже не кажется посетителям странной или провокационной, не вызывает страха и возмущения.


Фото Валерии Зубаровой

Художник использует определенные средства по принципу внутренней необходимости и собственной сверхсчетности. Для восприятия современного искусства не хватает легкого взгляда, он требует (от каждого из нас) внутренней работы и душевных усилий.Это усилие связано с преодолением стереотипов, предрассудков, страха, идеологических и психологических клише, религиозных установок. Требует мужества и терпения, заставляет расширять границы нашего восприятия. Современное искусство - это то, что нельзя полностью подготовить. Сам Фабр говорит, что его творчество «связано с поиском примирения и любви. Любовь - это поиск интенсивного диалога и вежливости».


Фото Валерии Зубаровой

Текст: Цибуля Александр, Озерков Дмитрий

Предлагаем вам также ознакомиться со следующими материалами:

«Наша цель достигнута, люди говорят о защите животных»: Дмитрий Озерсков - о скандале вокруг чучела на выставке в Эрмитаже (Бумага)

Выставка «Ян Фабр.«Рыцарь отчаяния - красавица-воин», проходивший в Эрмитаже, в минувшие выходные «проснулся знаменитым»: публике снова понадобились мыши, причем буквально. Публика возмутилась тем, что FabR в своих помещениях. и инсталляции использует чучела животных, и громко требует запретить выставку «этого стигро». Анна Матвеева отправилась в Эрмитаж и составила краткий путеводитель по выставке Фамры, разочаровавшей своим отсутствием какого-либо благородного имени.

Тип экспозиции выставки «Ян Фабр.Рыцарь отчаяния - красавица-воин »в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

Выставка Fabra в Эрмитаже разделена на два места: часть ее проходит в исторических залах Зимнего дворца и Малого Эрмитажа, где работают работы художника. Фабра вступает в диалог с Рубенсом, Снейдерсом, Ван Дэкэ и другими старыми мастерами, а часть - в заточенном под показ современного искусства здании Главном штабе, где, однако, пострадало несколько необходимых для рифм с произведениями фабруса старинные картины.Рифмы здесь - ключевое понятие: по мнению почти всех критиков (посоветуем, например, в «Коммерсантъ Weekend»), Фабр вовсе не новатор. Его главная цель - диалог с великими художниками старины, а в непосредственном соседстве с полотном Рубенса или Йорданса его работы на его месте и в одиночестве теряется. Другого места, кроме Эрмитажа, для такой выставки быть не могло и быть не могло: цель Fabra - поговорить с великими предшественниками в одной из лучших коллекций мира, а вовсе не пихать современную публику.Садись на музейные стулья.

Фабр представляет в Эрмитаже не только предметы и скульптуры, но и видео, которые чаще всего являются постановкой спектаклей. К чести кураторского коллектива Эрмитажа, им удалось напрямую совместить творчество и его документацию, так что пропасти между ними почти не ощущалось. Мониторы с видео на выставках часто теряются по сравнению с «реальными вещами», но даже в помпезных, набитых суперсильными историческими экспонатами - чучелами лошадей, рыцарскими латами, - Экранами Зала Рыцарского Эрмитажа с совместным выступлением Фабры и Марина Абрамович «Дева / Воин» уверенно Груз Нарабавы берет: даже уверенно, чем ткани тканей, которые одновременно латинские из стали (почти неотличимые от исторических) и латы и оружие из переполненных полых жуков; По словам Фар, естественный экзоскелет насекомых может служить метафорой той психологической брони, которую каждый из нас наращивает в течение жизни, чтобы противостоять ударам судьбы.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния - красавица-воин» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

«Эй, какое приятное безумие!»

Безумие Фабра возглавляет его любимых птиц - сов. Он превращает символику совы в символ мудрости: совершенный мудрец может позволить себе вести себя как дурак, и еще он говорит, что он милый. «Безумие» у Fabra - это не безумие, а именно безумие, малость, тупость.В этом смысле он напрямую наследует традиции фламандской живописи с ее бесчисленными деревенскими дураками, добывающими «камни бессмыслицы» и назидания, чего не следует делать. Стеклянные совы сидят на озере в Рубенс-холле, Золотые Совы Похат Глазами из витрин в Аполлоновом зале, а в южном павильоне Малого Эрмитажа «Защищенные вестники смерти» - семь сов, опять же из настоящих совиных перьев (хотя это не набивать, а скульптуры рукоделие по размеру намного больше настоящих совиных голов), - уходят в окружающие радостные глаза в зрителя и дальше.Далее, кстати, прямо напротив павильона находится Эрмитажный зал с одним из самых популярных музейных экспонатов - часами «Павлин», и Павлины на фабрике тоже присутствуют в Рубенс-зале как освященные веками символы тщеславия.

Янв Фабр. Карнавальная палатка. 2016. Хромолитография, карандаш, цветной карандаш, уголь. Фото: Пэт Вербруген, Ангелос BVBA / Ян Фабр

«Карнавал»

Очень красивая, уютная серия малоформатной графики Раскидана в Петровской и Романовской галерее.Крошечные, буквально «Шесть девять» Цветные рисунки Fabra напоминают старинные открытки. Для увеличения очарования они вынесены на паспорте из красного бархата в золоченых резных рамах и снабжены латунными знаками с подписями, такими как в Эрмитаже сопровождают картины, купленные в XVIII-IX веках. Серия «Карнавал» - это наброски карнавала и очаровательные рифмы с выставленными здесь Брейгелями, а также симметричная серия, иллюстрирующая изречения: «Заставь кота наблюдать за Сметано», «Кот из дома - мышка танцевать» и вообще без швов продолжает цикл «Фламандские пословицы.«Фабр не отказывает себе и в самоиронии: его« В поисках утопии »изображает самого художника в образе маленького мальчика, который оседлал черепаху и пытается настроить ее хлыст. Фабр любит эту историю: в 2003 году он сделал то же самое, только очень большую скульптуру из полированной бронзы, которая выставлялась во многих городах мира, от Флоренции до Праги.

Янв Фабр. Смерть посвящена экстазу. 2016. Дерево, Жуки Outcier. Фото: Ловен Герреман, Ангелос BVBA / Ян Фабр

Мозаика

Мозаика в Зале Иордании висит над настоящими Йорданами, а также две картины его современников, выбранные тканью специально для этой выставки: «Адам и Ева» Гендрика Гольциуса и «Кефала и Принкрида» Теодора Ван Рботса.Из Йордана отсюда «бобовый король» и «пирог Клеопатры». Во всех картинах - греховные излишества, сексуальные и желудочные. Фабр противопоставляет их мозаики - очень красивые, потому что они сделаны из полива и зеленых лошадей бакалейных жуков. На большинстве картин, от которых отталкивается Фабр, они изображают собак, но в мозаиках Фабра они становятся главными героями: наравне с часами и черепахами распространены обязательные участники Ванитаса, его собаки. Они, как и в классической живописи, символизируют верность и преданность, но на мозаиках они одни, поэтому возникает вопрос: преданность - кому? Где хозяин? Он мог умереть, мог просто бросить PSA - и пес из олицетворения любви и верности превратился в олицетворение одиночества.

Здесь, в центре зала, две симметричные скульптуры Фабры: Скелеты собак, снова жуки, выложенные зелено-жемчужным пекулусом, сжимают в зубах чучела попугаев Ара: Попугаи символизируют тщеславие, для внешней яркости которого нет ничего. стоило того.

Янв Фабр. Джоанна Гент. Из серии "Моя королева". 2016. Белый каррарский мрамор. Фото: Пэт Вербруген, Ангелос BVBA / Ян Фабр

"Моя королева"

Эрмитажный зал Ванга Декеана задумывался как вестибюль нового Эрмитажа: чтобы попасть прямо туда, зрители должны были спускаться с лестницы.Так что зал обслуживается еще и залом русской славы: он украшен по периметру профилями выдающихся деятелей культуры - здесь и Буллели, и Мрачный, и фон Лео Кленце. Фабр был вдохновлен этим магическим обращением к деятелям культуры и создал свой собственный Пантеон деятелей культуры: свои большие рельефы из драгоценного каррарийского мрамора - профили его собственных идолов. Помощники, а точнее помощник художника. Обычные женщины, почти все пожилые, морщинки, очки, - одна отвечает за скульптуру, другая - за перформанс, третья - за видео, и без их безымянного и невидимого зрителя усилия Фабра не состоялись бы. .Чтобы уменьшить пафос, Фабр облачает их в карнавальные фуражки. А в центре зала статуя девочки-подростка в джинсах - это правда королевы (правда, будущего) Бельгии: принцесса Елизавета Тереза ​​Мария Елена Бельгийская, сейчас ей пятнадцать лет. Фабр привлекает своего невидимого помощника, а принцесса крови изображает обычных девушек, уравнивая их в уважении: даже каррарский мрамор начинает выглядеть демократичной штукатуркой.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр.Рыцарь отчаяния - красавица-воин »в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

« Я даю себе угаснуть »

Скульптура, встречающая зрителя в начале выставки (если идти по ее официальному маршруту) в зале «Эрмитаж Аполлона» - мужчина в джинсах и пальто, пьяный на репродукции картины Рогирама Ван дер Вайдена «Портрет» судьи турнира ". Это, надо полагать, и сам Фабр. В Ван дер Вайдене он не просто кривился на носу, а этот нос фактически обнаружил себя: на полу под ногами искусственного человека разбилась лужа крови.Пожалуй, сложно придумать более прямую метафору того, что художник хотел сказать всем своим творчеством: его не столько интересует реакция современников, сколько возможность «вписаться» в историю искусства, выяснить родство с классикой, может даже как-то с ними слиться. И не всегда это проходит безоблачно - на этом пути есть артисты и травмы. Травма Фабро не в новинке: многие его рисунки, в том числе в этой комнате, выполнены коричневыми пигментами - это собственная кровь художника.

Напряженным диалогом являются и другие произведения: басня Fabra Salvator Mundi («Спаситель мира») - сфера, выложенная его любимыми золотисто-зелеными петлями жуков, из которой торчит чей-то позвоночный столб, - рифмы с выставленным здесь холстом «Благословение» неизвестного автора XVI-XVII веков, где Спаситель также держит в руке сферу с увенчанным крестом, лишь отражающую весь мир. И три золотых жука-скарабея, выставленные на высоте, под потолок, подиумы в трех углах зала несут символы поклонения: крест, оливковое дерево и епископский жезл.

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния - красавица-воин» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

"Череп с зайцем"

Зал Снедерса в Эрмитаже наполнен натюрмортами. Снедерс написал продуктовые лавки, своего современника и соотечественника Паульвела де Воста - сцены охоты. Это было в одну из «лавок» Снейдерса, где в ожидании покупателя великолепно лежащего кишками к убитой дичи, Фабр все-таки закрыл инкрустацию своей любимой землеройкой Жукова Череп, в зубах которого чучело зайца болтается.Этот объект вместе с выставленными в здании главного штаба чурками собак и кошек вызвал возмущение публики: как же я, невинно убитый кролик в музее ?! То, что здесь на снимках классических пометов, невинно убитых кроликов и других животных изображено гораздо естественнее, почему-то никого не беспокоит. Между тем, кролик и его держащий череп в зубах - только часть установки из 17 черепов в этой комнате, и каждый в зубах тоже кто-то мертв (мышка, курица, но они не так жалки, как кролик) или жучок из шерсти - Та самая шерсть из белка, спикеров, свиной щетины, из которой сделаны художественные кисти века.В центре зала, усугубляющего Ванитас, находятся два предмета, также изготовленные из чучела: на рогатых ступицах перекошены фрагменты человеческого скелета (символ тщеславия) и лебедь (символ бессмыслицы). Их еще называют: «Глупость опирается на смертность» и «тщеславие опирается на смертность».

Вид экспозиции выставки «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния - красавица-воин» в Государственном Эрмитаже. Фото: Валерий Зубов

«Карнавал мертвых скал» и «Протест мертвых бездомных кошек»

Это те самые работы фабра с чучелами домашних животных, которые вызвали волну истерического протеста.Родина Фабра, Бельгия, подписала Конвенцию о домашних животных (которую, кстати, не подписывала Россия), гарантируя домашним животным право на достойную жизнь и достойную смерть. В частности, в Бельгии хозяин не может просто похоронить умершего питомца где-то под деревом: труп он обязан утилизировать через специальную службу, что довольно дорого. Последствия были неприятными: некоторые бельгийцы, чтобы не платить деньги, просто стали терпеть своих единственных мертвых, а иногда и еще живых больных животных на дорогах, чтобы их машины двигались и животное передавало документы в качестве бездомный, погибший в результате несчастного случая.Вот где жестокость, и не от Фабры.

Фабр собрал эти трупы и «воскресил» Таксидермия. Неизвестно, сколько из этих собак и кошек с трассы на трассу оказались действительно бездомными, а сколько бросились «хозяевами». Фабр показывает жестокость смерти и человеческую жестокость во всем неприглядном: его звери застыли в смертных позах. Фабр извиняется перед ними за всю нелюбовь к человечности: перед кошками он ставит миски с молоком, перед собаками - с маслом, пытаясь дать человеческим спутникам, которых они не получали в жизни.Животные, как и модели в «Моей королеве», тоже одеты в карнавальные чепчики, вокруг них разноцветные ленты серпантина: Фабр подчеркивает, что жизнь и смерть каждого из нас, будь то мужчина или бездомный кот , так же быстро, как карнавал. А потом ждет смерть.

Ян Фабр, Илья Кабаков. Встреча. 1997. Кадр из видео. Фото: Лима.

«Встреча»

В 1997 году Ян Фабр познакомился с Ильей Кабаковым. О них решили поговорить двое знатных любителей насекомых.Художник и модель, так сказать. Фабр нарядился в костюм жука - того самого жука, переполненная мякоть которого была его любимым материалом, и Кабаки, конечно же, в костюм мухи. И теперь они были готовы часами говорить о жуках и мухах, о том, что строение тела жука идеально соответствует анатомии человека, что мухи боятся жуков, что муха - олицетворение городской жизни, и Жук - сверхчеловек, чей экзоскелл намного надежнее Защищает насекомых изнутри, чем наше несовершенное тело защищает нашу уязвимую душу... Диалог, начавшийся как мысленный разговор на столь любимой Кабаковом кухне, перешел на сам перформанс, перформанс повлек за собой серию рисунков, и все это можно увидеть в главном здании штаба, где, кстати, в В постоянной экспозиции стоит «красная машина» Кабакова, так что все к месту.

В оформлении материала использован фрагмент фотографии Валерия Зубета, сделанный на выставке «Ян Фабр. Рыцарь отчаяния - красавица-воин» в Государственном Эрмитаже.

В пятницу в Эрмитаже открывается выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния - воинская красота» - большая ретроспектива одного из самых известных современных художников. Проекты вроде по масштабу (а в рамках выставки будут задействованы залы Зимнего дворца, нового Эрмитажа и Главного штаба) ни один современный автор еще не удостоен. Причин для музея Фабро дает особые права, несколько, но главная заключается в его трепетном отношении к классическому искусству, в диалоге с которым он строит большинство своих инсталляций.

Опыт подобных эрмитажных проектов в Фабре тоже есть. Восемь лет назад он уже делал нечто подобное в Лувре: в зале парадных портретов разложили надгробия, среди которых гигантский червяк с человеческой головой, в другом поставили железную кровать и гроб, инкрустированный переливающиеся крупинки зерен, и чучела животных, и позолоченные скульптуры и рисунки. Фабр - внук известного французского энтомолога Жана-Анри Фара, которого Виктор Гюго называл «гомеровскими насекомыми».«Важно держать в голове формы ракушек, скелетов, рогов и дохлых собак, которые он часто использует чучелами, - чтобы понять, что все эти шокирующие неподготовленные зрители не самоцель, а естественный способ понять Реальность человека, с детства окруженного коллекциями Держит существ в колбах.

Чучело неизбежно станет самым обсуждаемым экспонатом. Например, несколько работ из серии «Черепа» Фабр размещает в зале Снедерес возле своих натюрмортов, обильного ребенка, рыбы, овощей и фруктов, как бы намекая на Тлен, стоящий за попрошайничеством на столах.Но чучело - лишь малая часть того, что будет показано в Эрмитаже в рамках выставки художника.

The Village составили краткий путеводитель по работе Fabra и попросили помощника куратора Анастасию Чаладзе прокомментировать отдельные работы.

Наука и искусство

В 2011 году на Венецианской биеннале Фабр представил реплику микеланджийской «Пьеты», в которой фигура Смерти держит в руках тело художника с человеческим мозгом. Выставка тогда наделала много шума: кому-то не понравилось заимствование канонического христианского образа, кто-то увидел в работе лишь попытку эпатировать публику.На самом деле идею следует объяснить тем неподдельным восторгом, который Фамбер вызывает призрак средневекового ученого-художника. В то же время, учитывая, что со времен Винчи наука шагнула вперед и действительно способствовала научному прогрессу. Современные авторы не могут, Фабр остается идеализированным и романтичным к образу человека, знающего мир.

«Человек, измеряющий облака» (1998)

комментарий Анастасия Чаладзе:

«Это первое произведение, которое видит зритель, приступая к знакомству с экспозицией из Зимнего дворца: скульптура встречает людей во дворе, сразу за центральными воротами.На мой взгляд, этот образ прекрасно раскрывает Фабру как сентиментального человека и художника. Мы привыкли к тому, что современные авторы часто обращаются к политической и социальной сферам общества, а Фабр остается романтиком: кому-то изображение человека, измеряющего облака линии, может показаться нонсенсом, но для него это герой - символ служения своей идее и мечте ».

Кровь

Одна из первых выставок Фабры, которую он показал в 1978 году, называлась «Мое тело, моя кровь, мой пейзаж» и состояла из крови, написанной кровью.Идея использования собственного тела для работы больше не была Нова, однако, возможно, Фабру впервые удалось вывести переживания из плоскости художественного эксперимента в область сознательного высказывания, а не просто намекая на свою исключительность, но также подчеркивая жертвенность искусства. Помимо ранних работ, в Эрмитаж в Эрмитаж был доставлен «Я позволяю себе выдохнуть» - гипереальный силиконовый автопортрет-манекен, стоящий, полужирный носом на репродукции картины Рогиры Ван дер Вайдена «Портрет судьи турнира.«

«Я позволю себе умереть» (2007)

комментарий Анастасия Чаладзе:

«Это метафора вторжения современного художника в историю искусства. С одной стороны, результат печален: кровотечение из носа - иллюстрация поражения современного художника перед мастерами прошлого. С другой стороны, инсталляция будет размещена между двумя полихромными порталами с изображением сцен из жизни Христа, и это придаст всей композиции новый смысл, намекая на то, что Фабр считает себя Спасителем из мира искусства. .Это довольно смелое заявление, но в нем нет ничего принципиально нового: со времен средневековья художников заставляли нести муку, чтобы испытать состояния священной истории, отказываясь от богатства и развлечений, чтобы быть ближе к государству. персонажей, которых они изобразили на своих Картинках. «

Мозаика из жуков жуков

Одна из самых известных техник Фабра - мозаика, которую он выкладывает из переливания овощных жуков.Они выложили потолки и люстры Королевского дворца в Брюсселе и бесчисленное множество более компактных инсталляций и скульптур. Жуков Фабр абсолютно искренне считает чуть ли не самыми совершенными живыми существами и восхищается естественной логикой, сумевшей так просто и эффективно защитить этих очень хрупких существ от опасностей.

"После Пира Царя"
(2016)

комментарий Анастасия Чаладзе:

«Ванитас - явление, которое было очень популярно в XVII веке, такое негативное, негативное восприятие развлечений, намек на то, что радость жизни пуста и нужно думать о каких-то более важных вещах.В зале знаменитое полотно Якоба Йорданса «Король бобов» с изображением застолья, а рядом - работа Фабры «После короля Перы», что не является прямым комментарием, но в некотором смысле показывает, что происходит после праздник. Мы видим пустоту, кости и мухи прилетели к Падалю, а посреди этого одинокая собака осталась права неизвестно какая. «

Фигурки с шариковой ручкой Bic

Еще одна необычная техника в коллекции Fabra - рисунки, которые она делает с помощью простых шариковых ручек BIC.Самая известная работа в этой технике - гигантское панно «Синий час» из коллекции Королевского художественного музея Бельгии. Для Эрмитажа художник написал специальную серию реплик по произведениям Рубенса, которые во время выставки будут вывешены в одном зале с оригиналами. Их ценность особенно высока, потому что Рубенс в «Фарбаре» играет особую роль. Собственно, это было после посещения в детстве дома Рубенса в Антверпене, по его признанию, и интереса к искусству.


Довольно давно в Эрмитаже работает выставка Яна Фабра .В том, как устроена эта выставка, для меня новинка: помимо залов представлены только авторские работы, работы Фабры интегрированы в постоянную экспозицию Главного музея Санкт-Петербурга. Более того, это так, что постоянная экспозиция и экспонаты выставки перекликаются, дополняя друг друга, и часть работ, созданных художником исключительно для Эрмитажа.

Конечно, самые скандальные экспонаты, которые больше всего обсуждаются в прессе и в обществе - «Карнавал мертвых скал» и «Протест мертвых кошек» - зал, где среди ярких гирлянд и мишуры на крючках висит чучело. собаки и кошки.Честно говоря, это выглядит немного устрашающе, особенно собак. И действительно интересно, что на просторах Зоологического музея сотни чучел не оглядываются, не вызывают никакого возмущения. Но как арт-объект (?) Уже нервничаю.

Некоторые работы удивляют, например, работа выполнена синей ручкой БИК. Я поражаюсь масштабами, но смысл остается для меня загадкой.

Но знаете, почему мне так захотелось на эту выставку? Потому что несколько работ выполнены в необычной технике.Пару лет назад я рассказывал, о чем мы узнали в Таиланде. В Эрмитаже экспонировалось несколько «картин» Фабра из тех же материалов. И когда я узнал, что автором зеленого потолка из Наккрили в одном из залов Брюссельского королевского дворца является все тот же Фабр, мне непременно нужно было увидеть его работы.

Инспекция Ви С. doktor_watson. Начал с Генштаба.
Текст выделен курсивом из прилагаемых к выставке табличек.

В 1997 году «Встреча» была устроена для Яна Фаброма и Ильи Кабакова. Фабр создал себе костюм жука, а Кабакова - мухи. Эти насекомые появились как творческие мастера альтер-эго. Выбор был не случаен. Для Кабакова муха была важным героем, надоедливым обитателем его общественных пространств. Еще с юности Фабр интересовался насекомыми (...). Художника впечатлило, что у жуков-скарабеев более развитое строение тела, чем у людей.Скелет человека заключен в мягкую и уязвимую плоть, а у жуков он скрыт под жесткой оболочкой. Фабр изготавливает костюмы Panciri для метаморфозы - создания суперсентата, объединяющего тело насекомого и человеческий разум. После костюмов художники рассказывают об искусстве и истории.

Инсталляции «Карнавал мертвых скал» (2006) и «Протест мертвых кошек» (2007) можно соотнести с картиной фламандских мастеров XVII века Поля де Вра и Якоба Йорданса «Кука». за столом с игрой.«Персонажи инсталляции - Мертвые уличные животные. Фабр« возвращает »их к жизни, включив в карнавал из макоткани в традициях средневековой алхимии, целью которой всегда было возрождение одушевленного или неодушевленного объекта.

В следующем зале находятся ранние скульптуры далеких времен.
Художник отдает дань уважения своему деду-энтомологу Жанне-Анри Фабро, показывая фигуру, работающую за микроскопом.В этой работе он снова говорит об одиночестве, укрытии и изобилии как необходимых состояниях для художник.Вся поверхность скульптуры покрыта гвоздями. Этот прием, широко распространенный в скульптурно-инсталляционной практике 1970-х годов, создает удивительный эффект - размытость, неоднозначность контуров и формы. Тот же герой с опущенной вниз головой и в котёнке безвольно зависел от земли в произведении «Нагрев II» (1979-2003). Вальда смерти пронизывает все творчество Fabra.

Шелковый занавес под названием «Дорога от земли к звездам не вымощена» (1987), изображена шариковой ручкой как бы отделяющая реальный мир от мистического мира ночных видений.

Umbroculum - это желто-красный шелковый зонтик, в католицизме символизирующий Малую Базилику, но понимаемый в более широком смысле как место, где человек может укрыться от материального мира, думать и работать вдали от повседневной жизни. Ян Фабр наполняет этот образ множеством значений, представляя его как место вне времени, где прекращается цикличность жизни и смерти, и как мир таинственной духовности, усиливающий уязвимость человеческого существования. Это дань современной философии, согласно которой человек - это лишь образ, созданный знаниями, нестабильный и недолговечный.Мишель Фуко предсказал, что культура высвободится из этого образа в результате сдвига в пространстве знания, и затем «человек исчезнет, ​​как исчезнет лицо, застрявшее в прибрежном песке.
Детали инсталляции, созданные из костей - только сквозь ракушки, не скрывающие своей пустоты. Новый костяной «скелет», сделанный снаружи - аналог панциря жука, скрывающий бранное тело. Новый Фабр говорит, что человеку нужно какое-то прочное «укрытие». Изображение музея в некотором роде тоже можно интерпретировать как калбулум.Эрмитаж, созданный Екатериной, тоже «накрыл» коллекцию художественных произведений и сегодня превратился в настоящий крошечный предмет искусства.

Ворошилка побольше. Все эти костыли и коляски по сути представляют собой экзоскелет, похожий на твердые панцири жуков.

Теперь перееду в главное здание Эрмитажа. Во дворе была рука к небу «человек, измеряющий облака». Что ж, в Петербурге для него всегда есть работа.

Залы Эрмитажа красивые и без экспонатов 🙂

Самая популярная работа на выставке - человек, сломавший нос о картину.Манекен стоит в розовом от фальшивой крови, глядя на копию самого красивого, идеального мужского портрета Рогиры Ван дер Вайдена. Если у зрителя вдруг появляется зритель, сомневающийся в произведении в смысле, название развеивает его сомнения: «Я позволю себе истечь (карлик)». Смысл искусства в самом искусстве, загадка его непостижима, как ни кому.

Мощность.

Зал, где постоянная экспозиция смешана с работами Фабра. Миниюрны работы, яркие, относятся к нескольким сериям.Красный фон позволяет легко уловить взгляд «чужой» работы и в то же время акцентирует внимание на изображении.

Там странная работа. «Человек с палочкой, размазанный птичьим клеем» (1990), шариковая ручка Bic. Я посмотрел на изображение мужчины, задумчиво нахмурившись: «А где же палочка? ..»

«Появление и исчезновение Антверпена I». Та же шариковая ручка + глянцевая фотобумага. Для просмотра изображения нужно подойти к нему под острым углом, тогда из синей тьмы появятся очертания.

Совы - герои инсталляции «Защищенные вестники» (2006), оборудованные как алтарь, холодным взглядом бросили на зрителя своим безмолвным и торжественным присутствием, напоминая о существовании границы в стадии посмертного бытия, о переход от жизни к смерти. Это послание усиливают зимние пейзажи Gacebrecht Lieucenes (1586–1656) из собрания Эрмитажа, расположенные по бокам композиции.

Вот он, очень холодный вид!

И, наконец, изображения, ради которых я сюда пришел.
Собака - символ верности, искренности и послушания - присутствует на многих полотнах постоянной экспозиции зала. Представленные здесь работы Фабры адресованы именно этому образу. Восемь зеленых мозаик с изображениями собак, окруженных Ванитасом (череп, кость, часы), помещенных среди четырех избранных повязок из коллекции Музея: «Адам и Ева» Хендрика Гольциуса, «Боб Кинг» и «Пирог Клеопатры» Джейкоба Йордерса » Кефал и зуд »Теодора Ромаута.
По словам Фарбри, внутреннее психологическое равновесие нарушается, что приводит к проступку, который художник понимает как некий акт чрезмерности, ведущий к переживанию греха, предательства и обмана.Коррелированная тема Vanitas отражает не только несовершенство мира и его руководство, но и идею наказания, связанную с чувством вины. Две скульптуры Фабры, созданные специально для выставки, украшены госетами и скелетами собак с попугаями в пастах - символом «смертельного укуса», который неизбежно прерывает полноту жизни. (...) Зеленый цвет, по словам Фабра, сочетается с зелеными тонами пейзажей в картинах зала и символизирует присущую собаке верность.

«Метаморфоза и несокращение развитого сфинкса» (2016)

«Преданность будит время и смерть» (2016) из серии «Justa fuss, all the sup»

Зал задумал Николай Я как Аванзал нового Эрмитажа. Он был призван познакомить посетителей с историей русского искусства. Напоминание об этом - рельефные профильные портреты известных отечественных художников, которые стали источником вдохновения фабрусов для создания новой серии «Моя королева».Героиня сериала - Женщины XXI века, подруга и покровительница мастерской Фабры, которую артист воспринимает как музыку. Величественность изящных портретов из каррарского мрамора нивелируется ироничными выходами ткани - на своих моделях он надевает юдовские фуражки.

Зал фламандских мастеров, где, на мой взгляд, наиболее органично вписываются работы Фабры. Я бы даже оставил эту выдержку постоянной. Инсталляция ярко показывает, что восприятие изображенной мертвой природы и непосредственно мертвой природы существенно различается.

По дороге в Рыцарский зал выставка продолжается. Как тебе это платье?

Это вызывает у меня некоторое отторжение: аккуратности больше нет, тела жуков - мескан.

В Рыцарском зале снова ювелирная точность.

Интересно, что снаряды, созданные для защиты, здесь украшены ударные орудия. Хотя, может, в этом есть смысл: использовать оружие только для защиты?

По обе стороны от рыцарей появились новые обитатели зала:

В этих доспехах Фабр вместе с Мариной Абрамович устроили перформанс под названием «Дева / Воин», в котором два рыцаря скованы цепями в латах. как жуки в панцири, вели бесконечные ритуальные бои внутри стеклянной витрины.«Для меня быть рыцарем - это самое романтичное из всего, что я могу представить», - говорит Фабр. «В творчестве есть надежда. Это всегда вера в надежду, что художник создает лучший мир. Когда я не могу улучшить мир вокруг него или кого-то. - Я перестану быть художником»

Ян Фабр в M HKA - Art Viewer

Автор: Ян Фабр

Название выставки: Стигматы, действия и выступления 1976–2013 гг.

Куратор: Germano Celant

Место проведения: M HKA, Antwerp, Beglium

Дата: 24 апреля - 27 сентября 2015 г.

Фотография: изображения любезно предоставлены художником Ангелосом и M HKA, Антверпен

M HKA имеет постоянные обязательства перед Jan Fabre .Музей основывает свое исследование творчества художника на его перформансах, которые можно рассматривать как «первоисточник» для всех остальных его работ.

Это был подход двойного проекта на Фабре, реализованного вместе с Королевским музеем изящных искусств Антверпена (KMSKA) в 2006 году, Homo Faber . Раздел, представленный на KMSKA, привел к выставке Ange de la métamorphose в Louvre в Париже в 2008 году и будет представлен в следующем году в Hermitage в Санкт-Петербурге.Петербург. Презентация M HKA стала впечатляющим продолжением выставки, которую Фабр реализовал в 2013 году вместе с легендарным куратором Джермано Целант на выставке MAXXI в Риме: Stigmata, Действия и выступления 1976–2013 . Эта выставка теперь проходит в M HKA и будет проходить от Антверпена до MAC в Лионе. M HKA является основным кредитором этой выставки, на которой все выступления художника представлены в особой аранжировке.К выставке прилагается 644-страничная книга, изданная итальянским издательством Skira.

Stigmata представляет собой обзор выступлений Яна Фабра в совершенно уникальной манере. Экспозиционный подход является радикальным расширением способа представления, который художник уже исследовал в Homo Faber : инструменты из представлений, представленные на столах со стеклянными столешницами на козлах. В Stigmata презентация превратилась в настоящее море из десятков таблиц, на которых собраны самые разнообразные воспоминания о выступлениях; с помощью объектов, которые использовал Фабр, или масштабных моделей, которые он называет «мыслеоделями», а также рисунков, фотографий и всевозможных материалов, которые могут считаться «документальной ценностью».Эти разрозненные предметы обретают в этой установке большое чувство непосредственности, поскольку зритель сталкивается со все новыми впечатлениями через непосредственную физическую близость к таблицам и тому, что на них представлено.

Кое-где из моря столов появляются фигуры вместе с костюмами, использованными в его представлениях. Эта выставка также впечатляет поверхности стен и представляет, наряду с примерно тридцати пленками и видеозаписями, ансамбли монументальных фотографий, которые сами по себе стали изображениями, а также знаменитые напольные покрытия BIC от M Коллекция HKA. Стигматы, действия и выступления 1976–2013 - это щедрый, живой обзор, который задуман не как выставка, а скорее как презентация, мощный формат которой позволяет перформансам оживать и открываться заново.

Выставка реализована в сотрудничестве с Angelos и стала возможной при поддержке At The Gallery и LIMA .

Ян Фабр, Встреча Встреча, Костюм Мухи , 1997, фото Ливен Херреман, © Angelos bvba, любезно предоставлено галереей Deweer

Ян Фабр, Мы чувствуем мозгом и думаем сердцем , 2012, фото Ливен Херреман, любезно предоставлено Ангелосом, © Angelos bvba, коллекция Angelos bvba

Ян Фабр, Встреча Встреча (Тайна искусства) , 1997, © Angelos bvba, любезно предоставлено The Deweer Collection

Ян Фабр, Bic dweilen , 1979, фрагмент, © Angelos bvba, фото M HKA, коллекция M HKA

Ян Фабр, Похоронен - ​​Я в консервной банке , 1979, © Angelos bvba

Ян Фабр, Иллюзия дня , 1977, Муниципальный институт декоративного искусства и ремесел Антверпена, © Angelos bvba

Ян Фабр, I Am The Same Pole , 2010, Musée d’Art Contemporain Lyon, MOT Museum of Contemporary Art Tokyo, © Angelos bvba, collection M HKA

Ян Фабр, ich bin ein Skelettemann , 1988, фото Ливен Херреман © Angelos bvba, коллекция Angelos bvba

Ян Фабр, Ilad of the Bic Art, The Bic Art Room , 1981, рисунок, фото Ливен Херреман © Angelos bvba, коллекция Angelos bvba

Ян Фабр, Ilad of the Bic Art, The Bic Art Room , 1981, Tiba Art Collection, фото Пэт Вербрюгген © Angelos bvba, любезно предоставлено Deweer Gallery

Ян Фабр, Ilad of the Bic Art, The Bic Art Room , инсталляция 1981 года, Салон Одесса, Лейден, Нидерланды, фото Фреда Балхуизена, © Angelos bvba

Ян Фабр, It Is Kill Or Cure , 1982, перформанс Франклина Фернес, Нью-Йорк, фото Патрика Селлитто © Angelos bvba, коллекция Angelos bvba

Ян Фабр, Мое тело, моя кровь, мой пейзаж , 1978, © Angelos bvba, коллекция Angelos bvba

Ян Фабр, Rea (dy) -make of the Money Performance , Антверпен 1980, фото Ливен Херреман, © Angelos bvba, коллекция Angelos bvba

Ян Фабр, Red Lines Performance , 1976, Антверпен, © Angelos bvba, коллекция M HKA

Ян Фабр, Sanguis / Mantis , 2001, любезно предоставлено Ангелосом, фото Maarten Vanden Abeele

Ян Фабр, Sanguis Mantis , 2001, Перформанс Musée d’Art Contemporain Lyon, фото Maarten Vanden Abeele, © Angelos bvba, коллекция M HKA

Ян Фабр, Арабский принц , 1978, перформанс Антверпен, Handelstraat, рынок фруктов и овощей, © Angelos bvba, collection M HKA

Ян Фабр, Девственница-воин , 2006, перформанс с Яном Фабром и Мариной Абрамович, Лионский музей современного искусства, фото Аттилио Маранцано © Angelos bvba, коллекция M HKA

Ст. Художественный музей «Рижская биржа»... миллионер

Символическое количество посетителей было достигнуто в конце 2017 года, на момент проведения выставки «Семимильными сапогами. Стоп - Финляндия. Работы из собрания Киасмы ».

Выставки «12 персонажей из коллекции Прадо», «Магнетизм Прованса», «Гласстресс Рига», «Франсиско де Гойя. «Лос Капричос», «Восточный фарфор» и др. Вызвали наибольший интерес.

Музей обещает, что на подходе более ценные экспозиции.Грандиозная выставка «Ар-деко. Истоки. Влияния. Своеобразие ». состоится в Художественном музее «Рижская биржа» в 2018 году.

На выставке будут представлены работы из коллекций Музея Виктории и Альберта, Стэнфордского университета, Музея д'Орсе, Badische Landesmuseum, Художественного музея М.К. Чюрлениса и Королевского музея изящных искусств Бельгии.

Этой осенью будет представлен фильм «Балтийские дубы», посвященный традициям голландской и фламандской живописи, а в конце года откроется выставка ярких работ современного фламандского художника Яна Фабра.

Художественный музей «Рижская биржа» открыл свои двери для посетителей летом 2011 года и вместе с 3 другими музеями и выставочным залом образует Латвийский национальный художественный музей.

История музея берет свое начало в 1920 году, когда был основан Национальный художественный музей, но его история создания коллекций уходит еще дальше - в Ригу городских советников, купцов и бургомистров.

В Художественном музее «Рижская биржа» четыре постоянные экспозиции.Восточная галерея с широким спектром произведений японского, китайского, индийского и индонезийского искусства, а также единственная египетская мумия в Латвии, надежно охраняемая деревянным саркофагом. В картинной галерее представлены западноевропейские картины XVI – XIX веков, в Западной галерее представлена ​​обширная коллекция западноевропейского фарфора XVIII – XX веков, дополненная немецкими и австрийскими картинами первой половины XIX века, а также бельгийской. картины ХХ века и Серебряный шкаф.

Здание Художественного музея «Рижская биржа» - памятник архитектуры государственного значения. Он был построен в середине 19 века, имитируя формы палаццо в стиле венецианского ренессанса, которые символизируют богатство и изобилие.

Чтобы вернуть зданию былое великолепие, в период с 2008 по 2011 год на Рижской бирже были проведены масштабные работы по реконструкции и реставрации.

В 2013 году Художественный музей «Рижская биржа» получил особую награду Европейского музейного форума, который признал его одним из лучших новых музеев Европы.Эксперты жюри оценили взаимодействие впечатляющей реставрации и удивительной атмосферы, созданной для посетителей музея.

Триеннале Айти вновь открылась благодаря усилиям художников и кураторов

31 января 2020

Айти Триеннале 2019. Посетитель читает открытое письмо, подписанное девятью художниками, якобы подвергавшимся цензуре в Айти Триеннале.Фото: AFP / The Yomiuri Shimbun
Заявление

После предыдущих заявлений, сделанных в отношении Триеннале Айти 2019 года и закрытия выставки После «Свобода слова?» CIMAM хотел бы отметить похвальные действия художников, поддержанных кураторами, которые эффективно работали над восстановлением автономии Триеннале от политического давления, обеспечивая возобновление выставки.

Коллективно сообщество художников и кураторская команда создали открытую платформу для свободного и энергичного обсуждения вопросов, поднятых закрытием выставки, расширив эту дискуссию до публичной сферы посредством активной образовательной программы, а также активно работая над тем, чтобы решить оперативные проблемы, с которыми столкнулась выставка.Их усилия по обеспечению этого открытия, даже в течение короткого периода за шесть дней до запланированной даты закрытия, отражают символическое значение открытия выставки как заявления о противодействии политическому давлению.

CIMAM выражает признательность всем, кто участвует в разрешении этой сложной и сложной ситуации, признавая открытие выставки после «Свобода слова?». как положительный пример для международного художественного сообщества сопротивления политическому давлению и цензуре посредством ответственных коллективных действий художественного сообщества, которое ставит на передний план открытые дебаты и публичную защиту свободы творчества.Дело Aichi Triennale активно демонстрирует важность образовательных программ и публичных дебатов в сфере современного искусства. События вокруг Триеннале в Айти напоминают всем международным музейным профессионалам о сложном обществе, в котором мы работаем, и о важности глубокого и заинтересованного диалога с широким кругом заинтересованных сторон, которые по-разному пересекаются с нашими программами современного искусства.

CIMAM, однако, с глубокой обеспокоенностью отмечает, что Государственное агентство по культуре Японии (ACA) продолжает удерживать финансирование Триеннале в Айти 2019.В своем заявлении от 10 октября 2019 года CIMAM поставил под сомнение причины отказа Агентства в выдаче гранта и призвал Агентство по делам культуры восстановить свой грант на Aichi Triennale 2019. CIMAM повторяет этот призыв в срочном порядке.

31 января 2020 года

Наблюдательный комитет за музеями Совета CIMAM состоит из Барта Де Баэре, Калина Дана, Сары Гленни, Малгорзаты Людвизиак, Виктории Ноорторн, Юджина Тан.

CIMAM - Международный комитет музеев и коллекций современного искусства - является дочерней организацией ICOM - Международного совета музеев.

Для получения дополнительной информации

Заявления CIMAM

→ CIMAM ставит под сомнение решение Японского агентства по делам культуры
приостановить финансирование, предоставленное Триеннале в Айти 2019. 10 октября 2019 г.

→ Глубокая озабоченность по поводу отмены выставка «После« свободы слова? »
27 августа 2019 г.


Фонд биеннале

→ Триеннале Айти проверяет пределы свободы слова в Японии.
15 ноября 2019 г.


Открытое письмо CIMAM в Японское агентство по культуре

→ Письмо Мияте Рёхей. 10 октября 2019.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *