Вивьен ли нимфоманка: Главная легенда Голливуда | Статьи

Содержание

Вивьен Ли: На последнем дыхании

Знаменитая фраза Скарлетт О’Хара «я подумаю об этом завтра» Вивьен Ли в жизни не пригодилась. Она была вынуждена думать обо всем, здесь и сейчас: нервные срывы, проблемы с мужчинами, нападки критиков и болезни накрывали ее волнами.

В шесть лет она заявила маме, что обязательно станет «великой актрисой». Свое обещание Вивьен выполнила: несмотря на то, что она сыграла всего в 12 фильмах. Ее имя сейчас такой же синоним Актрисы с большой буквы, как имена Марлен Дитрих, Греты Гарбо, Ингрид Бергман. Но эта слава далась ей слишком тяжело.

 

Вид на Гималаи
Вивиан Мари Хартли, дочь английского офицера, родилась в Индии, 5 ноября 1913 года. Если верить легенде (а Вивиан очень хотела в нее верить), ее мать во время беременности каждый день любовалась великолепием Гималаев, чтобы ее дочь родилась красавицей. Так и вышло. Когда малышке было шесть лет, родители послали ее в Англию, в закрытую частную школу для девочек. Вивиан почти не общалась с одноклассницами. Единственным ее другом был котенок, найденный на школьном дворе – с тех пор она очень любила кошек. Они красивы, умны и независимы – именно такой будущая Скарлетт О'Хара представляла саму себя.

Мать редко навещала Вивиан – вообще отношения между ними были сложными. Гораздо позже актриса скажет: «Помните ту сцену из «Унесенных ветром», в которой Скарлетт говорит: «Хорошо, что умерла моя мать, и не видит, во что превратилась ее дрянная девчонка»?! Так вот, это обо мне». Однако во время этих редких визитов Гертруда Хартли возила дочь в лондонский Вест Энд, смотреть ту или иную пьесу. Иногда они заглядывали и в кинотеатр. Больше всего юной Вивиан нравился актер Лесли Ховард (тот самый, что потом сыграет Эшли в «Унесенных ветром»). Поэтому, когда она познакомилась с Хербертом Ли Хорманом, продавцом кофе, бывшим на 13 лет ее старше, но как две капли воды похожим на Лесли, она не раздумывала долго. Они поженились, вскоре у пары родилась дочь Сюзанна. Роды были тяжелыми, девочка появилась на свет недоношенной. В конечном итоге актриса придет к выводу, что она «просто не создана быть матерью».

 

Смена настроений
Несмотря на сопротивление мужа, Вивиан продолжала упорно идти к своей мечте. Она понемногу играла на сцене, получая протекцию за свое на редкость красивое лицо. Она поменяла свое «обыкновенное» имя на более эффектное Вивьен Ли. Первое признание пришло в 1935 году, после спектакля «Маска добродетели». Один из критиков заметил «удивительно быструю смену настроений» молодой актрисы. Впоследствии именно эмоциональность и резкая смена настроений станет фирменным знаком Вивьен Ли, и, одновременно, ее проклятием, симптомом надвигавшейся душевной болезни.

«Маска добродетели» была так успешна, что спектакль попробовали перенести на более крупную сцену. Но тут Вивьен подвел ее слабый голос: дальше десятого ряда артистку было просто не слышно. Не помогли даже занятия по сценической речи, которые Вивьен брала по четыре раза в неделю, до конца жизни. Это был ее главный недостаток, который  критики использовали, как основной аргумент, чтобы доказать ее несостоятельность как актрисы.

 

Оливье&Ли
В Лоуренса Оливье, красавца-актера и гордость английской сцены, Вивьен влюбилась во время съемок фильма «Пламя над Англией». Его жена не давала развода, отказался разводиться и Херберт Ли. В первый раз Вивьен окунулась в затяжную депрессию: Оливье вспоминал, что она могла ни с того ни с сего накричать на него, потом внезапно замолчать и уставиться в пустое пространство. Она, разумеется, объясняла это работой над ролью: как раз в то время Вивьен репетировала Офелию.

Когда прошел слух, что в Голливуде планируют экранизировать «Унесенных ветром», Вивьен Ли безапелляционно заявила: «Я буду играть Скарлетт, даже если Лоуренс не будет Реттом Батлером. Я знаю, что рождена для этой роли. Так и передайте мистеру Селзнику». Дэвиду Селзнику, знаменитому продюсеру, передали. И она получила эту роль, несмотря на то, что в числе претенденток были такие звезды как Бетт Дэвис, Джоан Кроуфорд и Кэтрин Хепберн. Несмотря на то, что пробы были отвратительными, все вокруг считали, что Скарлетт должна быть американкой, и, главное, несмотря на то, что Кларку Гейблу (главной заявленной звезде картины), Вивьен абсолютно не понравилась. Впрочем, это чувство было взаимным. Тяжелее всего Ли давались сцены поцелуев: она жаловалась, что от Гейбла пахнет сигаретами. И при этом сама выкуривала по четыре пачки в день!

 

По битому стеклу
У нее был тяжелый характер, но при этом она умела работать на износ. По семь дней в неделю, часто даже по ночам. «Если это будет необходимо для роли, она, кажется, пройдет и по битому стеклу», – сказал про нее режиссер Элиа Казан. За «Унесенных ветром» 26-летняя Вивьен получит свой первый «Оскар» (второй будет за «Трамвай «Желание»). Это, пожалуй, был один из редких моментов, когда она была счастлива: к тому же, супруга Лоуренса Оливье, наконец, согласилась на развод.

Но это продолжалось недолго. Пресса раскритиковала их спектакль «Ромео и Джульетта», смаковала «непотребный» роман, и даже обвиняла чету Оливье в трусости: в то время как Англия участвовала во второй Мировой войне, они «отсиживались» в Америке. Своеобразной индульгенцией послужила картина «Леди Гамильтон», пронизанная патриотическими настроениями – в ней Лоуренс Оливье сыграл адмирала Нельсона, а Вивьен Ли – влюбленную в него Эмму Гамильтон. Фильм был одинаково популярен в Америке, Англии, и даже в СССР. Известно, что Уинстон Черчилль называл ее одной из самых своих любимых картин. Хотя однажды, пригласив Оливье на чай, он по-приятельски советовал ему: «Брось Вивьен, она чокнутая».

 Психическое состояние актрисы, к тому время, действительно ухудшилось. Она страдала от бессонницы, сидела на таблетках. Перед спектаклем могла отказаться выходить на сцену, и тогда Оливье при всех отвешивал ей пару-тройку пощечин. Они так вымотались друг с другом, что однажды, когда журналист запросил двойное интервью у супругов, Лоуренс ответил: «Вам придется говорить с парочкой живых трупов».

 

Омут безумия
На сцене она играла леди Макбет, Антигону и Бланш Дюбуа – возможно, самые психологически сложные женские роли мирового репертуара. Особенно тяжело актрисе далась Бланш. Она сыграла 326 спектаклей. «Отныне Бланш завладела мною, - говорила Вивьен и, подумав, добавляла – завладела, и все больше вовлекает в безумие».

Потом продюсеры решили перенести «Трамвай «Желание» на большой экран. У 38-летней Вивьен к тому времени развилась паранойя, ее депрессию лечили электрошоком, а перерывы, когда ее настроение было «нормальным», сделались невозможно редкими. Она, к тому же, заявила Лоуренсу Оливье, что больше не испытывает к нему романтических чувств, и любит его исключительно как брата. Когда она пришла в себя, то, разумеется, призналась, что все это ложь.

Однако к Марлону Брандо (Стэнли Ковальски) Вивьен испытывала чувства далеко не платонические – он, в свою очередь, признавал, что у Вивьен «идеальная задница». Позже Брандо признался, что не переспал со своей партнершей только из уважения к ее мужу. У Вивьен к тому времени уже была репутация нимфоманки. Чтобы оградить ее от опасностей и одновременно держать Вивьен под контролем, Оливье сам нашел ей любовника – актера Питера Финча.

1948 год был для Вивьен Ли переломным: как писал в дневнике ее друг, писатель Ноэл Коуард: «становилось все хуже и хуже». Вивьен неожиданно возненавидела свои руки – «руки прачки», как она считала, и начала прятать их под перчатками (в общей сложности у нее было 150 пар). Оливье уже не справлялся с Вивьен в одиночку, на помощь ему пришел… первый муж актрисы, Херберт Ли Хорман. Мужчины возились с 40-летней актрисой как с ребенком, а она с каждым месяцем впадала во все более глубокую депрессию. «Повезло Эве Перрон, она умерла в 32 года, а мне уже 45», – сказала она как-то.

Жить Вивьен Ли уже не хотелось.

 

…Которую любили все

В 1958-м Лоуренс Оливье, наконец, ушел от Вивьен – к актрисе Джоан Плоурайт. Вивьен сочтет это предательством, но фотография «дорогого Ларри» останется на ее прикроватном столике. Когда к ней будут обращаться «мисс Ли», она будет церемонно поправлять: «леди Оливье». И это несмотря на то, что рядом с ней к тому времени уже был другой актер, Джек Мериваль, готовый быть и отцом, и нянькой, и мужем. Но… «лучше прожить короткую жизнь с Оливье, чем длинную – с кем-то другим». Она сама себе напророчила. Внезапный приступ туберкулеза прервет ее жизнь 7 июля 1967 года. Ей было 54 года… Если верить легенде (а Вивьен Ли очень хотела, чтобы мы верили в легенды), перед смертью, глядя на Мериваля и Оливье (оба они были в этот момент с нею), она произнесла: «Слава Богу, что меня еще любят».

Тысяча и одна жизнь, HELLO! Russia

У меня есть стойкое убеждение, что все мы можем прожить столько жизней, сколько захотим: есть один, то есть даже множество секретов полишинеля, как это сделать - наши мечты, книги, искусство, театр и, конечно, кино.

Сейчас, когда в прокат один за другим выходят такие прекрасные и такие разные фильмы ("Горько!", "Нимфоманка", "Трудно быть Богом", "Венера в мехах", "Выживут только любовники"), идет ММКФ, и все мы погружены в прекрасную киножизнь, особенно хочется писать про кино, смотреть кино, мечтать о кино.

Кино завораживает меня еще с детства.

Анастасия РоманцоваМихаил Куснирович и Анастасия Романцова

Первая жизнь

В Ретта Батлера я влюбилась именно благодаря Кларку Гейблу. И до сих пор для меня есть два абсолютно разных Ретта - Ретт из книги Маргарет Митчелл и Ретт Кларка Гейбла. Два разных персонажа по характеру, судьбе, поведению, но абсолютно одинаковых по внешности.

А вот Пьер Безухов един, и он может выглядеть и говорить только так, каким мы его видим в представлении великого Сергея Бондарчука, так же как и Элен - это только Ирина Скобцева.

А Бланш из "Трамвая "Желание" - это только Вивьен Ли.

А шут короля Лира - это целый персонаж великого Олега Даля.

А Камышев в Чеховской "Драме на охоте" - это Олег Янковский.

А вот Барон Мюнхгаузен книжный и "Захаровский" - опять совсем разные люди и жизни, и смыслы, и судьбы.

Сергей Бондарчук в фильме "Война и мир" Вторая жизнь

Великое кино для меня - это когда кино "не актеров"! Когда мы не узнаем - "О,
это тот-то или тот-то". Это когда мы говорим: "Как маленькому Сереже повезло с папой!". И никогда я не думаю, что папа Сережи из одноименного фильма по повести Веры Пановой и Пьер Безухов - это один актер.

Или Князь Болконский и рядовой из "Они сражались за родину", или "высокопоставленный пенсионер" из "Любви с привилегиями" - это все великий Тихонов.

А Скарлетт, Бланш, Майра, Леди Гамильтон, Анна Каренина - это все Вивьен Ли.

Это когда мы смотрим "Ищейку" с неповторимым Лоуренсом Оливье и потрясающим молодым Майклом Кейном, а спустя 35 лет пожилой Майкл Кейн оказывается на месте Лоуренса Оливье, а его место занимает молодой Джуд Лоу. И один великий актер дарит нам такие разные великие жизни.

Когда есть Скарлетт, Леди Гамильтон, Бланш, Майра - а не Вивьен Ли.

Когда Анна Каренина всегда разная! Одна у Вивьен Ли, другая у Греты Гарбо, третья у Татьяны Самойловой...  десятая у Киры Найтли - и всегда она другая, всегда мы по-разному воспринимаем ее и проживаем ее судьбу, ее трагедию.

Когда Марлон Брандо - прекрасное животное в "Трамвае "Желание" и жалкий вымысел в "Последнем Танго в Париже".

Марлон Брандо в фильме "Последнее танго в Париже" Третья жизнь

Мы живем кино, мы обсуждаем кино, мы думаем о кино.

Это когда до утра можно рыдать, что завтра была война, а старики не вернулись из боя.

Когда завтрак у Тиффани заканчивается надеждой, а не страшной книжной безысходностью.

Когда Ваня в "Судьбе человека" находит папу.

Когда мы смеемся шуткам Кости из "Покровских ворот" и цитируем Мягкова из "Служебного романа" или Юрского и Нину Дорошину из "Любовь и Голуби".

Это когда всегда утверждаем, что "Ирония судьбы" с детства "набила оскомину", но не можем отойти от экрана, случайно увидев этот фильм по ТВ 31 декабря.

Это когда в джазе не только девушки, а сказки великого Александр Роу - это другие сказки, которые ничего общего не имеют с книгами, которые просто завораживают, очаровывают, околдовывают...

Когда мы смотрим "Не горюй" и смеемся, и плачем, и плачем, и смеемся.

Кадр из фильма "Завтрак у Тиффани" Четвертая жизнь

А еще есть кино как "Старикам здесь не место", "Нимфоманка", "Трудно быть Богом", "Орландо", "Амаркорд", и для меня все-все фильмы Феллини - кино, в которое можно "нырять" бесконечно. И будет бесконечное количество смыслов, вначале ты пытаешься отгадать, что хотел сказать режиссер, потом начинаешь искать свой смысл, потом находишь еще множество смыслов и все переосмысливаешь, проживаешь, анализируешь.

"Нимфоманка" Пятая жизнь

Это когда кино нам дарит неповторимую музыку. Которая живет сама по себе, сама по себе отдельная жизнь.

Мы живем под Вальс Евгения Доги из "Мой ласковый и нежный зверь", мы осознаем весь ужас гражданской войны под песню "Белой акации гроздья душистые" из "Дней Турбиных", когда финальная песня из "Барона Мюнхгаузена" Марка Захарова переворачивает все внутри вас, а магические ритмы из "Выживут только любовники" просто затягивают нас внутрь кино, так же как и "Мечты Аризоны" становятся частью тебя под магическую песню Кустурицы.

Вампиры в "Выживут только любовники" Шестая жизнь

Когда фильмы пересмотрены, проанализированы, продуманы, мы начинаем мыслить целыми киноэпохами.

Отчасти благодаря неповторимому Хамфри Богарту и его прекрасной жене Лорен Бейкон в "Глубоком сне" создается целый киножанр - нуар.

А сейчас в МГИМО студентам, прежде чем изучать международные отношения, настоятельно советуют посмотреть "Касабланку".

Марлен Дитрих, Мэрилин Монро, Любовь Орлова диктуют эпохи, создают их.

А "Заводной апельсин" Кубрика для меня даже не равнозначен, а намного сильнее книги любимого мною Берджесса.

И я до сих пор не понимаю, как в СССР Соловьев создал ни на что не похожий, тонкий, завораживающий фильм "Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви".
Мэрилин МонроСедьмая жизнь

Это когда мы прожили целую жизнь всего за два часа и просто поражены ВСЕМ, и размышляем над всем сказанным и показанным, и подмечаем малейшие детали. Когда все-все, независимо от того, когда смотрят эти фильмы, хотят безупречную внешность великих актеров Золотого Голливуда, великих советских фильмов и шедевров наших дней.

Мне, как дизайнеру, особенно близок Золотой Голливуд. Когда каждый фильм - это стилистически завершенная коллекция. Детали одежды у всех персонажей продуманы - это гениальный показ мод с самыми гениальными моделями.

Но и костюмы "Великого Гэтсби" с Робертом Редфордом и Мией Фэрроу, "Эдварда Руки-Ножницы", "Мулен Руж", "Завтрака у Тиффани", "Барбареллы", "Основного инстинкта", "Пятого элемента" - это тоже целые судьбы. Удивительные судьбы костюмов и костюмеров, дизайна и дизайнеров.

Кадр из фильма "Великий Гэтсби" Восьмая жизнь

Я понимаю, почему Одри Хепберн и Ингрид Бергман стали и продолжают быть иконами стиля и вкуса, вдохновением для дизайнеров.

Я обожаю модные показы, ценю и уважаю работу моделей, но платье начинает жить именно на актрисах, с их 1001 жизнью.

Так одна из моих любимых актрис Светлана Иванова была для меня Принцессой из любимейшего Дома Солнца, а потом стала другой в "Поклоннице", а Рената Литвинова - это какая-то сюрреалистическая сублимация всех ролей, а вот Инна Чурикова - это что-то неземное. Ей важна каждая деталь во всем, поэтому и героев ее всегда можно рассматривать до каждой детали. Юля Пересильд это огонь в жизни и пронзительная незащищенность в "Параджанове", Елена Лядова - это честность, порывистость, излом, Полина Кутепова - драма, Ксения Раппапорт. ..

Я могу перечислять их бесконечно - и все они дают жизнь нарядам на дорожке. Видимо, давать жизнь - это миссия, которую получает решивший стать актером и которую волей или неволей несет ее всю жизнь и во всех сферах.

Елена Лядова в фильме "Географ глобус пропил" 1001 жизнь

Мне кажется, кино настолько полно дает картину миллиона жизней не только потому, что в гениальном кино играют гениальные актеры. Мы получаем множество прочтений от множества талантов - писателя, автора сценария, режиссера, актеров, костюмера, оператора. Ведь когда гениальным людям дается даже одна задача, они проживают и переосмысливают ее по-разному, а в результате мы получаем счастье быть сопричастными к прекрасным, непредсказуемым, фантастическим жизням.

Афиша Воздух: «Нимфоманка»: послесловие – Архив

Сколько можно? Ждать этот фильм, смотреть его, думать о нем, писать… Вопрос, достойный зануды Селигмана, сыгранного Стелланом Скарсгордом еврея-антисиониста из триеровской «Нимфоманки», который постоянно перебивает свою гостью — подобранную в соседнем дворе женщину трудной судьбы по имени Джо — на самом интересном месте. Можно столько, сколько нужно, и чем дольше, тем лучше. В этом кино, как в любой уважающей себя сексуальной практике, продление процесса и оттягивание финального удовлетворения — особое искусство. Если фильм длится пять с половиной часов, почему бы его премьере не растянуться на год? Именно столько минуло с тех пор, когда мир авторского кино, разогретый намеками, тизерами и дразнящими обещаниями от провокатора Ларса фон Триера, ожидал первого показа «Нимфоманки» в Венеции, но не дождался. Премьера сокращенной версии состоялась вне фестивалей в Копенгагене под Рождество. Очевидно, в декабре 2014 года в кинотеатрах, наконец, покажут полную авторскую версию картины, удлинившуюся в общей сложности на полтора часа, — с порносценами и без купюр. На этом закончится год «Нимфоманки».

Триера можно понять — он впервые в жизни снимал фильм вне каких бы то ни было конъюнктур: с кем хотел и как хотел, презрев условности и законы рынка, не жалея времени и сил, как чужих, так и собственных. Поэтому порно (его давняя мечта, со времен «Идиотов»), поэтому такая несуразная длительность. Но можно объяснить и действия продюсеров, которые хотели как-то вернуть потраченные деньги. Отсюда стратегия многократного выпуска: разорванный на две части и сокращенный в полтора раза фильм, чтобы его смогли переварить кинотеатры, заинтригованный, но не удовлетворенный до конца зритель и последовавшие за прокатом премьеры двух частей картины в ее нецензурированной версии на крупнейших фестивалях — сперва в Берлине, потом в Венеции, демонстративно минуя Канны, когда-то объявившие Триера персоной нон грата. В общем, ясно, зачем с «Нимфоманкой» так обошлись ее создатели. Осталось разобраться в том, что с этого получила публика.

Прежде всего, потрясающий фильм, выполняющий заветную мечту любого синефила — чтобы он продолжался вечно, не заканчиваясь. Если «короткая» четырехчасовая версия оставляла впечатление невероятно длинной, но при этом демонстративно схематичной картины, то полный вариант — зрелище не затянутое, а затягивающее. Его издевательски неторопливый ритм, скрупулезное копание в подробностях, поэтические репризы и неожиданные скачки в хронологии заставляют человека в зале полностью идентифицироваться с Селигманом, слушающим Джо с полуночи до самого рассвета (выходит, действие разворачивается в реальном времени, хотя и занимает целую жизнь). Ты входишь в транс и растворяешься в фильме. Это ощущение гораздо важнее, чем перечисление фактических изменений. Ну да, здесь стало гораздо больше диалогов. Эротические эпизоды обрели порнографическую физиологичность и стали длиннее. Появилось с десяток новых дигрессий, в которых фигурируют, в частности, Томас Манн и Гитлер, а еще обсуждается право женщины на аборт. Есть и новая сцена, жестокая и натуралистичная, вплоть до полной невыносимости, — нетрудно понять тех, кто решил вырезать ее из прокатного варианта фильма. Но главное все-таки не это, а превращение «Нимфоманки» в восхитительно единое целое.

Фотография: Venice Film Festival

Информационная перенасыщенность, обеспеченная критическими ремарками, сносками и комментариями Селигмана к эпическому рассказу Джо, превращает картину в своеобразную энциклопедию. Это возвращает нас к просвещенческому роману XVIII века — жанру, уже успешно использованному полтора года назад Абдельлатифом Кешишем в другой сексуальной одиссее одной женщины, «Жизни Адель». Если там имелась в виду сентиментальная «Жизнь Марианны» Мариво, то здесь перед нами нечто среднее между «Тристрамом Шенди» Стерна и «Жаком-фаталистом и его хозяином» Дидро, в которых рассказчик никак не дает сам себе рассказать линейную историю до конца, без конца углубляя и усложняя собственный рассказ побочными линиями и избыточными деталями. Разумеется, с изрядной примесью «Жюстины» и «Жюльетты» маркиза де Сада, экстремальность которых была оборотной стороной рационального Просвещения.

Одним из наследников этой антинарративной традиции в ХХ столетии стал Марсель Пруст, чей труд всей жизни «В поисках утраченного времени» вдохновил Триера, по его признанию, на «Нимфоманку». В полной версии к Прусту отсылает не только имя сына главной героини — Марсель, но и важная ремарка Селигмана, уподобляющего вкус печенья «Мадлен» вкусу шоколада, смешанного со спермой, который навсегда определил сексуальное поведение и судьбу Джо. Есть в длинной версии и сны наяву маленького Марселя, коротающего ночи в одиночестве, и это явно что-то очень личное для режиссера. Возможно, вся «Нимфоманка» — не только рациональная конструкция, но и его детская греза, смешанный с воспоминаниями сон. В любом случае, как и прустовский труд (или как роман Руссо, верной ученицей которого можно считать стремящуюся к естественности и единению с природой Джо), — в изрядной степени это исповедь автора.

Недаром в «Нимфоманке» есть прямые цитаты и реминисценции из подавляющего большинства предыдущих фильмов Триера, а сюжет, например, со смертью отца Джо явственно отсылает к смерти матери режиссера, о которой он многократно рассказывал в интервью. Сам Триер — не только книжник и иронист Селигман, не только буйная и неполиткорректная Джо, но и все остальные персонажи фильма — от анекдотически приверженного науке и природе отца главной героини до сыгранного Джейми Беллом профессионального садиста, вяжущего сложные узлы на самодельных плетках и подкладывающего под живот добровольной жертвы для удобства толстые телефонные справочники. Другими словами, «Нимфоманка» — бесконечно личный фильм, лирический сеанс самоанализа, пронизанный чисто триеровским эксгибиционизмом. И в этом качестве она невероятно ценна и интересна.

Хотя, конечно, не всем, а только тем, для кого имя «Ларс фон Триер» — не пустой звук. Однако даже неофит вынесет из «Нимфоманки» кое-что важное для себя. Все-таки при всей интимности этот фильм универсален — как любое произведение гения.  

Фотография: «Централ Партнершип»

«Нимфоманка» — завершение брошенной на полпути диссертации, которую писала на чердаке своего летнего домика безымянная героиня «Антихриста», сыгранная той же Шарлоттой Генсбур. Это впечатляюще полный труд о природе человека и суд над ней (о чем Селигман заявляет напрямую: «Я лучший судья, чтобы решить, порочны ли вы»). Поэтому в фильме так много деревьев, рыб, птиц, земноводных и млекопитающих, поведение которых гораздо лучше объясняет суть человека, чем все достижения построенной им цивилизации. Триер, так удачно манипулировавший своими зрителями на протяжении тридцати лет, демонстративно обнажает свою технику и отказывается от нее. Его главный враг — и в этом он солидарен с Джо — сентиментальность. Если основа любого гуманизма, как говорится в фильме, это эмпатия, то «Нимфоманка» в целом — крестовый поход Триера против гуманизма, состоящего, по Триеру, наполовину из прагматичного лицемерия, а наполовину из добровольного самообмана.

Стоит ли удивляться тому, что «Нимфоманка» — нескончаемый фрагментарный каталог всех возможностей кинематографа, от выразительности немого кино до изощренности компьютерной графики (без нее не были бы осуществлены пресловутые порносцены), — настолько вызывающе антикинематографична? Иллюзия непрерывности и идентификации со страдающей героиней прерывается на каждом шагу, убивая эмпатию и включая аналитический аппарат вместо эмоциональных зрительских инстинктов. Именно в этом, а не в мифической приверженности нацизму, ересь Ларса фон Триера, его капитальный грех. За это его боится, почитает, презирает, обожает, ненавидит современное кино, для которого Триер — некто вроде Гитлера. Если и так, то этот Гитлер — не победоносный диктатор, завоевавший мир и убивший миллионы невинных, а забившийся в свой бункер безумец-визионер, который не испугался сказать вслух то, о чем другие побоялись бы даже думать.

Поэтому никто не удивился, когда в Венецию на премьеру ожидавшийся там Триер не приехал, сославшись на паническую атаку: что с психа взять. С другой стороны, подобно одному своему соотечественнику, датский режиссер безумен только при норд-норд-весте. В другую погоду он, похоже, нормальнее большинства из нас.

Хам трамвайный: Как Марлон Брандо заставил весь мир терпеть себя :: Впечатления :: РБК Стиль

Кинозвезды 30-40-х годов даже в рискованных ролях, будто защищаясь, держали себя перед аудиторией аккуратно. Брандо же действовал без маски, выставлял душевные раны напоказ и не разграничивал актерскую карьеру и личную жизнь. Брандо как актер и как человек был одним целым — сложным, опасным и уязвимым.

На премьере пьесы «Трамвай «Желание» 3 декабря 1947 года зрители были в шоке: молодой актер Марлон Брандо в роли жеребца-антигероя Стэнли Ковальски, разбив тарелку в одной сцене, продолжал диалог, выковыривая осколки фарфора из окровавленных пальцев, уходя в трагическую роль с головой.

Главным источником трагедии в жизни Брандо была его семья — холодный, жестокий отец и несчастная, потерявшаяся в алкоголическом тумане мать. С самого детства Марлон Брандо-старший постоянно твердил своему единственному сыну, что тот ничего не добьется в жизни. Несмотря на то что Марлон не раз доказал обратное, ущерб был причинен, и возместить его не могли ни похвалы критиков, ни обожание зрителей, ни финансовый успех. Он бросил трех жен и многочисленных любовниц в страхе, что они бросят его первыми. Он любил всех своих одиннадцать детей, но, когда они подрастали, не мог найти с ними общий язык. Как будто этого было недостаточно, он добровольно взвалил на себя бремя вины белого человека — будучи политическим активистом левых убеждений, он поддерживал радикальных «Черных пантер», бившихся за права афроамериканцев, и выступал за американских индейцев.

«Трамвай» быстро стал собирать аншлаги. Когда Брандо появлялся на сцене в облегающих синих джинсах и рваной майке, у людей просто захватывало дыхание — ничего более угрожающе-сексуального американская сцена еще не видела. Его роль Ковальски совершила революцию в актерском мастерстве. Женщины в аудитории начинали дышать учащенно, и гримерка Брандо на какое-то время стала общественным центром театра: вдохновленные дамы слетались туда, как мотыльки на пламя свечи. Однажды туда вошла Марлен Дитрих и, не произнеся ни слова, исполнила Брандо искусный минет, по воспоминаниям актера, «лучший в жизни». Он развлекал как молодых актрис, так и знаменитых — Ингрид Бергман, Джоан Кроуфорд, Веронику Лейк и Хеди Ламарр, чьими партнерами были Гитлер и Муссолини, – Брандо был в хорошей компании.

Устав от роли Ковальски (постановка шла больше года), Брандо, тем не менее, согласился играть его в экранизации пьесы, когда узнал, потому что главную роль играла новая актриса, Вивьен Ли, сама Скарлетт О’Хара из «Унесенных ветром». Ее личная жизнь в то время была до ужаса похожа на жизнь Бланш Дюбуа, героини пьесы Теннеси Уильямса: мучимая депрессией, Ли слыла нимфоманкой и быстро шла к психическому срыву. Однажды Брандо спросил у нее, почему от нее все время пахнет духами. «Мне нравится, когда от меня пахнет хорошо. А тебе?» Брандо ответил, что он и ванну принимает нечасто, как правило, просто плюет в воздух и старается, чтобы на лицо попало. Общественность переживала, что эта пара вряд ли споется. Но на съемках между ними возникла химия, Брандо наматывал круги вокруг Ли, словно тигр в клетке, и признавался в письмах друзьям, что хотел «трахнуть ее так сильно, что зубы сводило». В то же время появились слухи, что Брандо затеял роман с Мэрилин Монро.

 

«Кем ты была в XVII веке?»

 

Вообще Брандо в Голливуде развлекался как мог — ездил по Сансет Стрип с поддельной стрелой, торчащей из головы, пририсовывал статуям в парке усы, крепко пожимал руку могущественному продюсеру, держа в руке сырое яйцо, и не давал соседям спать, стуча по африканским барабанам ночи напролет. Голливудские традиции он не уважал. Легендарные журналистки шоу-бизнеса писали о Брандо, что «у него манеры шимпанзе и раздутая голова размером с дирижабль». Такие строчки разрушили бы чью-угодно карьеру, но только не Брандо. В интервью он утверждал, что родился во Внешней Монголии и что на завтрак ест глаза газели. А потом резко спрашивал журналистку: «Какое белье на тебе надето сейчас?» или «Кем ты была в XVII веке?».

 


 

«Правда, к самой статуэтке «Оскара» он относился презрительно и блокировал ею домашнюю дверь, пока ее кто-то не украл».

 


 

Сыграв у Элии Казана в фильме «В порту», Брандо был крайне недоволен собственной работой и даже перестал разговаривать с режиссером. Однако фильм стал большой коммерческой удачей и получил восемь «Оскаров», в том числе за лучший фильм и лучшую мужскую роль. Бомонд ждал, что Брандо превратит церемонию вручения наград в хаос, будет качаться на люстре или прилюдно спариваться с актрисами, однако он произнес вполне пристойную речь, принимая награду. Правда, к самой статуэтке «Оскара» он относился презрительно и блокировал ею домашнюю дверь, пока ее кто-то не украл.

В 1950-е спрос на Брандо был велик как никогда. Актер браковал сценарии один за другим, в том числе к фильму «К востоку от рая». Вместо него на экране дебютировал некий Джеймс Дин. Когда картина вышла в прокат, критики единогласно подметили схожесть игры Дина и Брандо. Более того, Дин носил джинсы той же фирмы, что и Брандо, ездил на мотоциклах и какое-то время встречался с теми же девушками, среди которых была будущая девушка Бонда, Урсула Андресс. В 1990-х Марлон, засев за автобиографию, позвонил Андресс и спросил, был ли у него с ней роман. Ее бывший муж, услышав об этом, рассвирепел: «Кто может забыть о романе с Андресс? У Брандо, судя по всему, Альцгеймер». А в пятидесятых Брандо и Дин все-таки пересеклись однажды на вечеринке, где Дин вел себя, словно безумец. Брандо отвел его в сторону и, увидев, что их личные демоны схожи, дал ему номер своего психоаналитика, которого посещал пять дней в неделю. «Иди к нему скорее, тебе нужна помощь». Воспользовался ли этим советом Дин, неизвестно.

 

Чревоугодие славой

 

Любовь Брандо к еде вошла в легенду еще до того, как его вес перевалил за 150 килограммов. Уже к концу 50-х его аппетит принимает угрожающие формы: перед съемками он садился на жесткую диету, но по окончании съемок снова поглощал завтраки из кукурузных хлопьев, сосисок, яиц, бананов и сливок, заедая все это горой оладьев, пропитанных сиропом. А на обед он съедал два стейка, картошку, два яблочных пирога и запивал все это литром молока.

На съемках его фильма «Одноглазые валеты» в день рождения рядом с тортом поставили табличку «Режиссера не кормить!». Это было забавно, но борьба Брандо со своим весом только начиналась. Позже его женам приходилось запирать холодильник на замок — чтобы с утра обнаружить, что Брандо опять вскрыл его ломом. Его стали реже приглашать на роли, под бременем неудач для актера прошли все 1960-е.

И только «Крестный отец» в 1972 году положил конец серии ужасных кинопровалов. Фильм изменил судьбу режиссера Копполы и сделал звездами практически всех актеров, снимавшихся в нем. Но картина принадлежит Брандо целиком и полностью, роль Вито Корлеоне стала образцовой и полюбилась настоящим мафиози за то достоинство, с которым Брандо исполнил крестного отца. Долгие годы после этой роли Брандо не давали расплатиться по счету ни в одном ресторане Маленькой Италии — причем поначалу Брандо отказал Копполе, потому что не хотел сниматься в фильме, который бы прославлял мафию, но изменил решение, прочитав сценарий.

В фильме «Последнее танго в Париже» того же года сниматься не хотел никто — Делон, Трентиньян и многие другие великие французские актеры отказались, Жан-Поль Бельмондо назвал сценарий «порнографией». Режиссер Бернардо Бертолуччи в отчаянии связался с Брандо и договорился о встрече, на которой объяснил историю и персонажа, которого тот должен был сыграть. Марлон внимательно выслушал его и согласился, даже не попросив сценарий. Правда, позже он признался, что не понял смысл фильма: «Бертолуччи ходил везде и рассказывал, что этот фильм о реинкарнации моего члена», говорил Марлон. «Что это вообще значит, черт подери?»

Выйдя на экраны, картина мгновенно заработала репутацию самого скандального фильма за всю историю. Но его громовой успех — он вышел следом за «Крестным отцом» — сделал Брандо величайшим актером поколения: он попал на обложку журнала Time, который годы спустя включил его в список 100 самых влиятельных людей всех времен, и… ушел из кино на три года. Марлон признался Бертолуччи, что ни на одних съемках еще не страдал так сильно, и потому принял решение никогда больше не разрушать себя перед камерой. Это обещание он сдержал: в дальнейшем он играл исключительно техникой и никогда не пытался передавать эмоции своих героев, чтобы «как можно меньше опустошать себя в эмоциональном плане».

До самого конца жизни Брандо настаивал на том, что ничего особенного не сделал, — на его взгляд, актерское мастерство не было видом искусства, а актеры были обычными рабочими, вроде водопроводчиков или пекарей. И это не было ложной скромностью — он действительно верил в то, что говорил. Но свой талант он не смог уничтожить, ни отдаляясь от поклонников, ни принижая свои актерские достоинства, ни выкидывая эксцентричные фокусы с коллегами по киноиндустрии, ни стремительно набирая вес. Под конец жизни Марлона Брандо спросили, что бы он изменил, получив возможность прожить жизнь еще раз. Ответом было «Я бы никогда не женился и убил бы отца». Брандо ушел из жизни десять лет назад, 1 июля 2004 года, от дыхательной недостаточности.

 

 

5 НЕИЗВЕСТНЫХ ФИЛЬМОВ

С МАРЛОНОМ БРАНДО

 

① «ИЗ ПОРОДЫ БЕГЛЕЦОВ»

1959 г.

За роль беглого гитариста Валентайна Ксавьера в пиджаке из змеиной кожи (большой привет «Диким сердцем» Дэвида Линча), застрявшего в маленьком городишке между двумя женщинами, Брандо в еще одной экранизации пьесы Теннесси Уильямса получил гонорар в один миллион долларов, став первым киноактером, получившим за роль семизначную сумму. Сумма эта не сделала съемки в фильме для него проще — ему пришлось в прямом смысле отбиваться от поползновений 51-летней итальянской кинодивы Анны Маньяни по прозвищу Волчица, а перед камерами изображать страсть с ней же. Критики почувствовали неладное и обозвали всех героев фильма, а заодно и автора пьесы, подонками.

② «ОДНОГЛАЗЫЕ ВАЛЕТЫ»

1961 г.

Сначала Брандо хотел, чтобы этот вестерн о мести снял Стенли Кубрик, и несколько месяцев они потели над сценарием. Однажды Кубрик сказал: «Марлон, я все никак не могу понять, о чем этот фильм». «Он о тех 350 тысячах долларов, что я уже потратил», — ответил Брандо. Тогда Кубрик ушел снимать фильм «Спартак», а Брандо сам занял кресло директора и несколько часов мог ждать, когда на небе появятся облака правильной формы, чтобы начать съемки. Бюджет фильма вырос до 6 миллионов долларов, студия занервничала, но никак не могла контролировать Брандо. Фильм провалился в прокате, но нашел потом свою культовую аудиторию, крайне малочисленную. Некоторые считают, что если бы в прокат вышла полная версия фильма (четырехчасовая), то это было бы новым словом в киноязыке.

③ «СЛАДКОЕЖКА»

1968 г.

Самое дно карьеры Брандо пришлось на психоделичную комедию о приключениях наивной юной блондинки из космоса по США, в которой приняла участие масса кинозвезд и нет ни одной смешной шутки. Брандо исполнил роль мистического гуру, путешествующего по миру внутри фуры, но больше напоминал в гриме какого-нибудь персонажа российской эстрады, вроде Валерия Леонтьева. Исполнительница главной роли, Ева Олин, впала в глубокий шок, когда Брандо попытался заняться с ней реальным сексом при съемочной группе и включенной камере.

④ «КЕЙМАДА»

1969 г.

Имя режиссера Джилло Понтекорво было у всех на устах после полудокументального эпоса в ч/б «Битвы за Алжир», и Брандо моментально согласился сниматься в его масштабном полотне о вымышленном перевороте на Карибском острове в XIX веке. По прошествии съемок в Южной Америке Понтекорво, по мнению Брандо, оказался законченным садистом, коммунистом, расистом, фетишистом и лицемером. Режиссер заставлял Брандо делать по сорок дублей, за что актер хотел его убить, вырвав роговицы глаз. В результате Брандо блеснул в роли британского подстрекателя, но марксистский урок по колониальной истории прошел тихо, а Понтекорво после этого практически ничего не снял.

⑤ «НОЧНЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ»

1971 г.

Все 1960-е напролет Брандо снимался в чем попало, чтобы оплатить счета, и после серии из десяти провалов его имя в Голливуде было предано анафеме. Поэтому Брандо и согласился пересечь океан и сняться у режиссера Майкла Уиннера в воображаемом приквеле классического фильма «Невинные» Джека Клейтона (и романа Генри Джеймса «Поворот винта») о призраках в особняке. В «Ночных посетителях» рассказывается история пылкой страсти (с налетом садомазохизма) гувернантки и садовника. Особенно Брандо понравилось сниматься в постельных сценах с британской актрисой Стефани Бичем — правда, он настоял на том, что не будет в них снимать резиновых сапог. А во время съемок на площадке появился габаритный бородач, его звали Фрэнсис Форд Коппола, и он сделал Брандо предложение, от которого тот не смог отказаться. 

7 кинопар, которые ненавидят друг друга - Новости

1. Райан Гослинг и Рэйчел МакАдамс, «Дневник Памяти»

Мелодрама «Дневник Памяти» получила премию канала MTV за лучший поцелуй. Правда премию стоило давать не за романтику, а за то, с какой стойкостью герои этот поцелуй выдержали, потому что Гослинг и МакАдамс терпеть не могли друг друга. Райан даже просил режиссера поменять Рэйчел на другую девушку, говоря, что работать с ней невыносимо. Так, снимаясь в фильме о чистой и крепкой любви, актеры выясняли отношения, кричали друг на друга, постоянно срывая съемочный процесс. фотография: New Line Cinema

2. Клэр Дэйнс и Леонардо ДиКаприо, «Ромео + Джульетта»

Вопреки шекспировскому сюжету, страдать актерам фильма «Ромео + Джульетта» приходилось не от разлуки, а от того, что они вместе. Клэр Дэйнс не воспринимала юного ДиКаприо всерьез, которому на момент съемок было всего 22 года. Также актриса выходила из себя из-за бесконечных дерзких шуток ДиКаприо, которого раздражало, что она чересчур напряжена. После окончания съемок актриса, видимо, решила больше никогда не сталкиваться с ДиКаприо, отклонив предложение о роли в «Титанике». фотография: Bazmark Films

3. Патрик Суэйзи и Дженнифер Грей, «Грязные танцы»

Несмотря на то, что актеры исполнили один из самых страстных танцев в мировом кинематографе, их отношения были далеко не романтичными. Суэйзи постоянно называл свою коллегу глупой и неопытной, а в предыдущей совместной работе своей критикой он не раз доводил актрису до слез. Поэтому уговорить Грей сниматься с ним в еще одном фильме стоило большого труда. фотография: Great American Films Limited Partnership

4. Мэрилин Монро и Тони Кертис, «В джазе только девушки»

У Монро и Кертиса были отношения до фильма «В джазе только девушки», но к началу съемок в комедии Билли Уайлдера актеры уже остыли друг к другу. «Это было все равно, что целовать Гитлера», — отзывался о поцелуях с секс-символом 50-х годов Тони Кертис. Вспоминая позже о съемках сцены на яхте, он сказал: «Это было ужасно. Она чуть намеренно меня не задушила, засовывая язык мне в горло». фотография: Ashton Productions

5. Вивьен Ли и Кларк Гейбл, «Унесенные ветром»

Фильм «Унесенные ветром» сняли по роману Маргарет Митчелл. Он получил восемь «Оскаров» и запомнился, как одна из лучших историй о любви. С выбором главного героя проблем не возникло — на роль Ретта Батлера позвали Кларка Гейбла, а вот актрису на роль Скарлетт О’хары было подобрать сложнее. На эту роль претендовали примерно полторы тысячи девушек, в том числе и жена Кларка Гейбла — Кэрол Ломбард. Когда роль досталась Вивьен Ли, многие были возмущены тем, что американку будет играть девушка из Англии, которая на тот момент была еще молодой и неопытной актрисой. Гейбл не замечал ее и относился к ней снисходительно, но и Вивьен не уступала ему, относясь к знаменитому актеру без уважения. фотография: Selznick International Pictures

6. Уильям Болдуин и Шэрон Стоун, «Щепка»

Фильм должен был стать таким же страстным и чувственным, как «Основной инстинкт», но этому помешали напряженные отношения между актерами. Шэрон Стоун издевалась над Уильямом, шутила, что была бы в восторге от съемок, только если бы на месте Уильяма был его брат — Алек Болдуин. Позже она и вовсе попросила режиссера, чтобы все сцены снимали раздельно. Однажды она так сильно укусила актера за язык, что он два дня не мог ничего произнести. фотография: Paramount Pictures

7. Энтони Дэниелс (C-3PO) и Кенни Бейкер (R2-D2), «Звездные войны»

Если бы актерам, которые играли роботов в космической саге «Звездные войны» пришлось бы спасать Вселенную не на экране, а в реальной жизни, они бы ни за что не смогли сработаться. Дело в том, что Энтони Дэниелс (C-3PO) и Кенни Бейкер (R2-D2) не ладили на съемочной площадке. Дэниелс смотрел на Бейкера свысока, не звал его на общие вечеринки и не раз оскорблял. Однажды Бейкер предложил ему устроить гастроли их персонажей, чтобы заработать денег, на что Дэниелс ответил: «Я не буду участвовать в этом цирке, пошел прочь, карлик».

Благо контактировать им практически и не приходилось: сквозь костюмы сложно было не только увидеть друг друга, но и услышать. фотография: Lucasfilm

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Вивьен Ли и ее ароматы ~ Авторские очерки


«Только Англия могла создать ее. Она была прекрасна, как английская роза. Когда открывалась дверь, и в комнату входила она, весь мир вокруг замирал, настолько она была изысканно красива», — писала Диана Вриланд в ту пору, когда она работала колумнистом в Harper’s Bazaar.


Предметом ее восхищения была Вивьен Ли.
Роза – первое сравнение, которое возникало при виде Вивьен Ли, потому что от нее пахло розами. Она обожала розы. Сажала их в своем саду, когда у нее появился дом, и всю жизнь носила духи с запахом роз. Она всего три раза меняла духи, которыми пользовалась, но главной нотой у всех трех была роза.

В начале ХХ века считалось, что ароматы для настоящих леди – это роза, вербена и фиалка. Бесспорно, Вивьен Ли была настоящей леди. По рождению и по воспитанию, по манере вести себя и одеваться. Она была гениальной актрисой и при этом оставалась настоящей леди. Во всем. Даже в выборе парфюмерии.

А между тем, самые знаменитые роли Вивьен Ли – Скарлетт О’Хара в «Унесенных ветром», которая выжила благодаря тому, что не была «настоящей леди», и Бланш Дюбуа в «Трамвае ˮЖелание», которая находила спасение в том, чтобы изображать из себя леди, хотя жизнь швырнула ее в грязь, да еще и придавила тяжелым кулаком Стэнли Ковальски, чтобы сломать хребет, чтобы уж точно не поднялась...

В СССР Вивьен Ли знали преимущественно как «Леди Гамильтон», которая тоже была совсем не леди, а куртизанка, ставшая сначала женой лорда, а потом – возлюбленной адмирала Нельсона.

Вивьен Ли почти все время играла женщин, которые пытаются вести себя, как леди, но происхождение или обстоятельства им мешают, или – леди по рождению, которых любовь толкает к падению: так произошло с Майрой Лестер в фильме «Мост Ватерлоо», с Анной Карениной в экранизации романа Толстого и с Карен Стоун в фильме «Римская весна миссис Стоун».

И все же свое природное благородство актриса полностью спрятать не могла. Поэтому ее Скарлетт была куда обворожительнее и нежнее, чем героиня книги. Поэтому ее Бланш Дюбуа была так трепетна и уязвима, что не могла вызвать ничего, кроме сострадания, хотя пьеса Теннеси Уильямса неоднозначна, и образу главной героини разные актрисы давали разные трактовки. А те, кто видел Вивьен на сцене, вспоминали, что впечатление было еще более яркое, чем от ее ролей в кино.

…Как же я жалею, что нет записи спектакля «Сон в летнюю ночь» 1937-го года, в котором двадцатичетырехлетняя Вивьен Ли играла Титанию, королеву фей. Осталось всего несколько фотографий. Но глядя на них, понимаешь, что ни одна другая актриса не была так в этой роли так ослепительно красива, а главное – так похожа на настоящую фею, существо не человеческой природы.


«Ее красота была безупречна, грациозна и аристократична; ее лебединая шея, прозрачная кожа и тонкие совершенные черты придавали ей воздушность, которые, казалось, отрицают существование земли, крови и огня. И еще эта смесь была эротична», — писал о ней Дэвид Нивен.


Вивиан Мэри Хартли – так звали девочку, родившуюся 5 ноября 1913 года в Калькутте. Отец, Эрнст Хартли, был англичанином. Мать, Гертруда Якджи, — наполовину ирландка, наполовину француженка, с примесью испанской и даже армянской крови. Гертруда считалась красавицей, но ее дочь уже в годовалом возрасте поражала окружающих совершенно ангельской внешностью.


«Англичане побаиваются женской красоты и не доверяют ей. Иностранкам позволено быть красивыми, англичанкам – нет. Красивые англичанки считаются особами сомнительными», — не то иронизируя, не то всерьез заявляла Вивьен Ли.


Мать воспитывала ее строго, во многом – из-за того, что девочка везде, где бы не появлялась, привлекала слишком много внимания, и много лет спустя Вивьен вспоминала ее поучения:


«Поступай так, как хочет хозяин, только тогда тебя будут приглашать вновь и вновь». Если гости приходили к нам, мама говорила: ˮДелай то, чего ждут от тебя гости: только так ты станешь хорошей хозяйкойˮ. Я спросила: ˮА когда я смогу делать то, что хочу сама?ˮ Ответа ее я не помню, но помню, что я поняла сразу и навсегда: обладать хорошими манерами — значит никогда не делать того, чего тебе хочется».


Хартли вернулись в Англию и отдали малютку Вивиан в возрасте шести лет в католический пансион при монастыре Святого Сердца, где она провела восемь лет. Потом родители перевели ее в монастырский пансион в Швейцарских Альпах, чтобы юная леди обучилась иностранным языкам. Монахини «отполировали» ее манеры, а природа завершила работу над формированием ошеломляющей красоты. В 1931 году Вивиан начали вывозить «в свет», на вечера для дебютанток.

Наверняка именно тогда – вряд ли раньше, это было бы неприлично! – у Вивиан Хартли появились первые духи.

Фотография White Rose из музейного комплекса в Царском Селе


Гертруда Хартли пользовалась «White Rose», самыми знаменитыми духами от Atkinsons. Эти духи были популярны во всем мире. Их обожала последняя русская императрица, Александра Федоровна Романова, она говорила, что «White Rose»: «прозрачны, без всякой примеси и бесконечно ароматны».

Эти духи были популярны во всем мире, и русский поэт «серебряного века» Андрей Белый в поэме «Первое свидание» писал:


«Я, Майей мира полонен,
В волнах летаю котильона,
Вдыхая запах “poudre Simon” ,
Влюбляясь в розы Аткинсона».


«White Rose» считался аристократическим ароматом, и Atkinsons использовали его успех, выпустив одеколон, соль для ванны, мыло, пудру – все с этой композицией, различавшейся только насыщенностью.

Вивиан очень нравились духи, которыми пользовалась ее мать, и она тоже выбрала для себя «White Rose».

Я пробовала «White Rose», но мое единственное знакомство было неудачным: винтаж плохо сохранился, и я не почувствовала ни прозрачности, ни того райского благоухания, которое наверняка источали духи сто лет назад, так что ими восхищались и царица, и поэт… И юная фея Вивиан Мэри Хартли.


…Спустя много, много лет, в одном из интервью, будучи уже очень знаменитой киноактрисой, она скажет: «Если бы мне дали шанс прожить жизнь заново, я уверена в двух вещах. Во-первых, я бы стала актрисой намного раньше. Во-вторых, сразу после этого я бы вышла замуж за Лоренса Оливье: в случае необходимости я бы сама просила его руки». И как всегда, в ее словах, под флером иронии светилась правда. Но она и так стала актрисой и сделала карьеру достаточно быстро.

В 1931 году Вивиан поступила в Королевскую академию драматических искусств. Семья не возражала, домашние спектакли были популярным светским развлечением… Через год Вивиан вышла замуж за адвоката Генри Ли Холмана. Он был старше на тринадцать лет, но являл собой прекрасную партию. Ничто не могло помешать Вивиан идти на зов своего призвания, своей истинной судьбы: ни брак с Холманом, ни рождение дочери Сюзанны.

***

В 1934 году Вивиан сыграла эпизодическую роль в кино и влюбилась в театрального актера Лоренса Оливье. Она сказала подруге: «Вот человек, за которого я когда-нибудь выйду замуж». И Вивиан, и Лоренс в это время были несвободны, но она словно предвидела будущее…

Вивиан была настоящей леди, как хотела ее мать, как ее воспитали, но при этом решила, что будет поступать не так, как требуют хорошие манеры, а так, как хочется ей самой. Правда, она по-прежнему пользовалась аристократическими «White Rose». Она воспринимала их как свой запах, и, как многие женщины тех времен, не планировала никогда менять «White Rose» на другие духи.

В 1935 году Вивиан впервые вышла на сцену в пьесе «Маска добродетели» и получила свой псевдоним: наборщик сделал ошибку и ее имя на афише выглядело как «Вивьен». Ей понравилось. Она оставила мужу – дочь, себе — часть его фамилии в качестве творческого псевдонима. И полностью ушла в мир творчества.

Вивьен Ли практически не знала неудач. Нет, конечно же, некоторые ее роли подвергали критике. Но красота всегда выручала Вивьен. Настолько, что актриса ненавидела сами эти слова – «красивая» и «хорошенькая». Она хотела, чтобы ее ценили за талант, а не за внешность. Но ничего не могла поделать с восхищением, которое вызывала у каждого, кто ее видел.


«Она изящна как цветок, стройна как ива, экзотична как тигровая лилия. Ее подбородок воинственен, что придает ее личику в форме сердца заостренность, выразительность и невероятную привлекательность. У нее зеленые завораживающие глаза, обрамленные густыми, изогнутыми черными ресницами. Ее темные брови уходят резкой линией вверх. Есть что-то дерзкое, безрассудное и бесстрашное в ее лице; что-то необузданное и бунтарское в ее натуре», — писал о ней Дэвид Левин.


В том же году, когда актриса обрела псевдоним, она встретила «своего» режиссера и продюсера, Александра Корду, и была представлена мужчине своей мечты, Лоренсу Оливье.


«В ее магической красоте было что-то терзающее: хрупкость в сочетании с жесткой линией подбородка, изумительного разреза изумрудные глаза, мягкий излом бровей и взгляд пантеры», — вспоминал Лоренс Оливье первую встречу с ней.

Воспоминания разных людей расходятся. Одни говорят, что флакон «Bellodgia» Caron Вивьен Ли привез из Парижа Александр Корда, от которого актриса принимала и подарки, и даже материальную помощь во время войны, что позволило ей вывезти мать и дочь из Англии в Америку, подальше от бомбежек. Другие утверждали, что в ту пору, когда Вивьен сменила прозрачный и чистый аромат «White Rose», на великолепный, сложный букет «Bellodgia», она еще не принимала подарков ни от кого, кроме мужа, а значит – духи подарил ей Генри Ли Холман.

Винтажные «Bellodgia» мне попробовать удалось, причем довоенные, и аромат хорошо сохранился, так что я могу судить о нем. И у меня есть флакон: конечно, не ровесник того, который был у Вивьен Ли, когда она начинала свою актерскую карьеру, — но все же созданный еще при ее жизни.

Меня удивляет, когда «Bellodgia» называют гвоздичным ароматом. Может, когда-то, после многочисленных реформулировок, он и стал таким, но в винтажной версии цветут медовые чайные розы, их так много, что своим нежным, чуть ладанным ароматом они исхитрились затмить цветы с более сильным запахом: остро-сладкие белые гвоздики, влажные лесные фиалки и даже густой, томный, чуть ванильный, чуть солоноватый запах белых лилий. Окутывает весь этот гигантский букет облако тончайшей гелиотроповой пудры. Когда привыкаешь к роскоши и удивительной согласованности нот изначально не гармонирующих между собой цветов, чувствуешь в базе благородный сандал и гвоздику в виде пряности.

«Bellodgia» словно рассказывает про утонченную роскошь былых времен, про женщин нежных, будто они созданы из пены морской, а не из плоти… Про кружево ручной работы и диадемы от Рене Лалика, про шляпки, расшитые перьями колибри, и про нити отборного морского жемчуга, обвивающие шею в три ряда. Но главное — он рассказывает про чувства такие сильные, что ради них можно легко отказаться не только от кружева и жемчуга, но даже от надежного будущего и крыши над головой. А поскольку нежные женщины не могут выжить, пожертвовав всем этим, «Bellodgia» — про смерть из-за любви.

Героини Вивьен Ли не раз из-за любви умирали. Майра Лестер бросилась под колеса автомобиля, Анна Каренина – под поезд, Эмма Гамильтон спилась… Но все они остались Незабвенными. Как и сама Вивьен Ли.

Вивьен Ли и Лоренс Оливье в фильме «Огонь над Англией»


В 1936 году Вивьен Ли и Лоренс Оливье сыграли в фильме Александра Корды «Огонь над Англией». И поняли, что любят друг друга. Но официально они оставили свои семьи только в 1937 году, а пожениться смогли три года спустя, когда наконец были оформлены оба развода. Генри Ли Холман и Сюзанна долго не могли простить Вивьен ее предательство. Джилл Эсмонд, бывшая жена Оливье, напротив, не демонстрировала враждебности к мужу и даже к его новой возлюбленной. У Вивьен сложились более теплые отношения с пасынком Тарквинием, нежели с родной дочерью.

Вивьен Ли и Лоренс Оливье безумно любили друг друга. Их называли «возлюбленными Божьей милостью». Общество простило им и адюльтер, и разводы, настолько сильной и прекрасной была их любовь, так сияли их глаза, когда они смотрели друг на друга. Они обожали вместе играть, особенно на сцене, ведь там они проживали за несколько часов жизнь своих героев. Ли всегда сожалела о том, что не Лоренс сыграл Ретта Батлера в «Унесенных ветром», а Оливье – что не Вивьен играла Кэти, возлюбленную его героя Хитклиффа в «Грозовом перевале».

Играть в театре и в кино, любить Лоренса и быть им любимой: вот и все, что было смыслом ее жизни, вот и все, что имело значение.

Главными духами в ее жизни стали «Joy» Jean Patou. Этот парфюм, созданный после биржевого краха 1929 года, словно цветочный щит, который должен был защитить привыкших к роскоши женщин от ужасов Великой Депрессии, очаровал всех. Он был любимым и для Оливии де Хэвилленд, которая сыграла Мелани Уилкс в «Унесенных ветром», и – спустя десятилетия – для Жаклин Кеннеди, жены самого молодого президента США. И для Вивьен Ли, которой драгоценный хрустальный флакон с драгоценнейшей жидкостью подарил Лоренс Оливье.

Любители делят «Joy» на «розовую» и «жасминовую» версии. Я пробовала обе, причем винтажи, я пробовала «Joy» того времени, когда им могла пользоваться Вивьен Ли. На мой взгляд, версия всегда одна, только в некоторых чуть сильнее ощущается аромат жасмина.

И все же «Joy» — это розы. Взрыв роз. Море роз. Великолепные, чуть терпкие розы, слегка оттененные деликатным жасмином и сладким, нежным, телесным ароматом мускуса. Однако и жасмин, и мускус застенчиво растворяются в море роз, и их присутствие только слегка придает теплоты и сложности этому розовому орнаменту. Роза в «Joy» — поистине королевская. Одна капля – и вокруг образовывается плотное облако из аромата роз. Оно такое стойкое, что кажется: когда возвращаешься в комнату, где наносила на себя «Joy», оно тебя там встречает.

Носить «Joy» — словно постоянно жить в розарии. И нести вокруг себя аромат роз: не масла, а живых цветов.

Неудивительно, что он так нравился Вивьен, но все же… Я думаю, что для нее важнее было, что подарил эти духи ей Ларри – так называла она Оливье. Это был его выбор. И Вивьен не рассталась с «Joy» даже тогда, когда рассталась с любовью всей своей жизни.

***

Вивьен Ли могла бы стать абсолютно счастливой женщиной… Если бы не такой огромный талант и не такое хрупкое здоровье. При ее красоте ей хватило бы и среднего актерского таланта, но Вивьен Ли была гениальной актрисой. И возможно, так велик и уникален был ее талант именно из-за психической болезни, помогавшей Вивьен не просто играть, а проживать каждую из ролей – и на какое-то время становиться своей героиней: Майрой, Эммой, Джульеттой, Скарлетт, Офелией, Клеопатрой…

Ее талант с годами рос, но и болезнь захватывала Вивьен все глубже. Она была больна туберкулезом и перенесла два выкидыша: потеряла двух желанных детей, о которых они с Ларри мечтали. Горе этих утрат наносило сокрушительные удары по неустойчивой психике актрисы. У Вивьен начались затяжные депрессии, сменявшиеся приступами неконтролируемой ярости. Ее лечили электрошоком. Иногда сразу после «процедуры» она ехала в театр и играла… Восхитительно играла! Но болезнь оставалась неизлечимой.


«Должно быть, все знают, что я такая же сумасшедшая, как Шляпник из ˮАлисыˮ». — говорила она врачам.


…Вивьен Ли могла сыграть сильную женщину, но лучше всего у нее получались образы нежных, как ландыши, женщин из хрустального мира, которые сталкиваются с миром обыденным и суровым, и из-за этого погибают морально или физически.

Удивительно, что все недуги, терзавшие душу и тело Вивьен, не сказывались на ее красоте.


«У нее кошачье лицо, кошачья грация, кошачьи повадки, кошачья дерзость, кошачьи глаза и когти. Она совершенно виртуозна в умение по-кошачьи цапнуть или закатить истерику. Она дерзкая, бойкая, властная. Сэр Лоуренс назвал ее “Кошечка”. Я прекрасно могу вообразить ее всеохватывающее кошачье царство в рамках недели, как если бы, скажем, в понедельник, она была игривым маленьким котенком, а на выходные взрослой тигрицей», — вспоминала Илейн Данди.

Цветы и кошки. Дом Лоренса Оливье и Вивьен Ли был полон цветов и кошек. Супруги называли друг друга «Кот» и «Кошечка».

И все же Оливье не выдержал. Он оставил Вивьен, чтобы спустя некоторое время обрести покой в обществе другой женщины, актрисы Джоан Плаурайт. Она родила ему троих детей. Они даже были счастливы. Но не таким ослепительным, ошеломляющим счастьем, которое Лоренс познал с Вивьен. Однако он не сожалел. Он помнил, как ему пришлось за это счастье платить.

Вивьен тоже нашла себе другого… Актера Джона Меривейла. Оливье взял с него слово, что он позаботится о Вивьен.

Но это было невозможно. Потому что без Ларри невозможна была ее жизнь.
Тарквиний, навещавший Вивьен в легочном санатории незадолго до ее смерти, вспоминал их последний разговор:


— Ли Холман научил меня тому, как надо жить, твой отец научил меня тому, как надо любить, а Джон Меривейл научил меня одиночеству. Лучше несколько дней прожить с ним, чем целую жизнь, но без него…
— С кем «с ним»? — спросил Тарквиний.
— С Ларри, — выдохнула Вивьен и, закрыв глаза, отвернулась к стене.

…Почти как в финале «Леди Гамильтон», когда спившаяся, неузнаваемая Эмма Гамильтон рассказывает о своей любви к адмиралу Нельсону, о его гибели. И умолкает… А на вопрос собеседника: «А что потом? Что было после?» — отвечает: «Ничего. Не было никакого ˮпослеˮ…»

У меня есть «Bellodgia» и «Joy». Два особенных аромата, потому что это были ее духи. Пусть не тех же лет и не в тех же флаконах, но все же – мои флакончики были выпущены, когда Вивьен Ли еще жила в этом мире, еще дышала, еще улыбалась, когда это требовалось, еще даже играла на сцене.

И когда я их ношу, я думаю о ней.
Вспоминаю ее роли.
И обязательно наношу один из этих парфюмов, когда пересматриваю фильмы, в которых она играла.

Удивительная история Хеди Ламарр - красавицы, Голливудской дивы сороковых годов, и великого изобретателя прошлого века! / Разное. Интересное / Бэйбики. Куклы фото. Одежда для кукол

«Любая девушка может быть обворожительной. Все что нужно – это стоять смирно и выглядеть глупенькой.»
Эти слова принадлежат Хеди Ламарр голливудской звезде сороковых годов, заслужившей негласный титул «самой красивой девушки в мире».
Принято считать, что красота и ум – понятия несовместимые. В этой связи трудно поверить, что в годы Второй мировой войны эта блистательная красавица изобрела сигнальное устройство, с помощью которого обеспечивалась секретность военной связи. Без ее изобретения – технологии «прыгающих частот» – не летали бы сейчас военные спутники и не работали бы GPS навигаторы, Bluetooth с WiFi и сотовые телефоны стандарта GSM. Именно ее портрет изображен на упаковке программного продукта CorelDraw.
А вообще судьба ее удивительна: вся жизнь Хеди Ламарр полна невероятных событий, легенд и скандалов.

Хедвига Ева Мария Кислер родилась в еврейской семье пианистки Гертруды Лихтвиц и директора банка Эмиля Кислера. (отец родом из Львова, мать из Будапешта) в Вене.
Все в доме называли ребенка «маленькая принцесса Хеди», и эта принцесса с родителями побывала едва ли не во всех странах Европы. С девочкой занимались специально нанятые учителя танцев, музыки и иностранных языков, позднее она окончила престижную частную школу в Вене. Хеди посещала театральную школу, занималась балетом, играла на фортепиано, любила изучать математику и очень рано начала сниматься в кино, сбежав в 16 лет из дома.

Дебютировала Хеди в немецком фильме «Девушка в ночном клубе» (1930). Но мировую известность принес ей чехословацко-австрийский фильм «Экстаз» (1933). В этом фильме, впервые в истории полнометражного художественного кинематографа была показана десятиминутная сцена обнаженного купания в лесном озере, и в котором актриса изображала неподдельный оргазм, что было просто немыслимой дерзостью по тем временам.
Фильм запрещали, проклинали, резали, но это уже было неважно, Европа узнала новое имя — Хеди Кислер. К слову, вполне невинная (по современным меркам), картина была запрещена к показу во многих странах и вышла в прокат лишь через несколько лет с цензурными купюрами.

После съемок скандального фильма родители решив положить конец богемной карьере дочери, выдали девятнадцатилетнюю Хедвигу замуж за, 33-летнего австрийского миллионера и фабриканта Фрица Мандла — еврея, перешедшего в католичество. Он так ревновал свою жену, что не только запретил ей сниматься в кино, но и требовал, чтобы она сопровождала его во всех поездках. На военных заводах мужа она смогла изучить принципы действия многих видов оружия, что очень пригодилось ей позже…
Хеди Кислер также приняла католицизм и стала Хеди Мандл. Молодожены поселились в шикарном замке под Зальцбургом, их окружали прекрасные ландшафты, породистые лошади, шикарные автомобили. Хеди получила всё, о чем может мечтать женщина: богатый дом, роскошный выезд, деньги и драгоценности. Что еще нужно в жизни? Но ей этого было мало. Она скучала на светских раутах, с безразличием присутствовала на переговорах мужа с политиками, учеными, бизнесменами.

Между тем, дом Фридриха был тусовкой мировых знаменитостей. Здесь за одним столом могли оказаться такие разные по своим взглядам личности, как Зигмунд Фрейд, Бенито Муссолини и Адольф Гитлер. Хеди не сразу поняла, что ее мужа не зря называли «продавцом смерти»: он поставлял оружие всем, кто хорошо платил. А основную часть своего состояния Мандл приобрел, продавая оружие Германии и Венгрии в нарушение Версальского договора. Госпожа Мандл фашизм ненавидела, и политические взгляды мужа были ей омерзительны.
Кроме того, Фринц Мандл был очень властным человеком и вынудил Хеди оставить актерскую карьеру. Властность и ревность Мандла дошла до того, что он пытался скупить все копии фильма «Экстаз», чтобы никто не увидел его жену в откровенных сценах. Впрочем, этим он только подогрел к фильму общественный интерес.

Жизнь Хеди в замке Мандла в окружении многочисленных слуг, среди шикарных драгоценностей и модных нарядов могла показаться безоблачной, но актриса со временем поняла, что стала лишь коллекционным приобретением Мандла наряду с породистыми лошадьми и дорогими автомобилями.
В 1937-м, подсыпав снотворное горничной, переодевшись в ее платье и прихватив с собой сумочку с драгоценностями, Хеди бежала!!! Получив развод в Париже, Она отправилась в Лондон, где недолгое время подрабатывала певицей, а оттуда на пароходе «Нормандия»в Нью-Йорк.
Благодаря фильму «Экстаз», ей не пришлось обивать пороги в Голливуде — ее кинодебют был слишком громким, чтобы его не оценили предприимчивые американские кинематографисты. Правда, чтобы не вызвать аналогичных ассоциаций у пуританской публики США, ей порекомендовали взять псевдоним. Именно так Хеди Кислер стала Хеди Ламарр.

Прямо на «Нормандии» она подписывает выгоднейший контракт с самим основателем студии MGM Луисом Мейером. Новый виток карьеры разворачивается головокружительно.
• В 1940 году Хеди снимается вместе с Кларком Гейблом и Спенсером Трейси в фильме «Шумный город».
• В том же году Ламарр опять же с Гейблом снимается в фильме «Товарищ Икс».
• В 1942 году Хеди снялась в фильме «Равнина Тортилья» c Трейси и Джоном Гарфилдом и в фильме «Белый груз», ставший наиболее известным из фильмов Ламарр во время ее сотрудничества с MGM.
• Из MGM Хеди ушла в 1945-м году, а наиболее успешным фильмом с ее участием стала вышедшая в 1949-м году картина «Самсон и Далила».
За свою голливудскую карьеру Хеди довелось сыграть более чем в 55 популярных фильмах и завоевать титул «самой красивой женщины мира».
После выхода комедии «Мой любимый шпион» карьера актрисы прошла свой пик, и после 1950 года Ламарр редко появлялась на экране. Но в финансовом плане Хеди беспокоиться было не о чем — в общей сложности Хеди Ламарр заработала на киносъемках $30 млн.

В 1953 году Хеди получила американское гражданство. Она шесть раз выходила замуж, но с мужьями, по словам Ламарр, ей не везло — один из них угрожал ей бейсбольной битой, а после шестого брака она лишилась всего своего состояния. От второго и третьего брака она родила троих детей.
Kарьера и признание не приносили Хеди удовлетворения. «Моя красота — мое проклятие, — говорила она. — Мне подсовывали роли глупых кукол, а как только я заикалась о серьезной роли, режиссеры начинали надо мной хохотать».

История изобретения Хеди Ламарр
А между тем в Европе разгорался пожар войны, германский нацизм пожирал Европу. Хеди очень близко к сердцу принимала все, что происходило на ее родине. Она ведь сама была еврейкой. Хеди иногда вспоминала о муже-еврее, который поставлял оружие нацистской Германии.
Она припоминала все разговоры, свидетелем которых ей довелось быть. Лаборатории Мандла работали над созданием управляемых вооружений различного рода. Вариант управления по проводу, опробованный на пушечных снарядах, оказался неприменим в водной среде, и для торпед было предложено соединение по радио. Да, да, в памяти Хеди всплывали фрагменты этих споров, технические термины постепенно складывались в мозаику.
Но кроме Голливуда была у Хеди и совсем другая жизнь. Когда-то в доме Фридриха Мандла во время званых обедов ей приходилось слышать разговоры немецких и австрийских военных, обсуждавших проблему точного наведения торпед для поражения подводных кораблей противника. Их-то и припомнила в начале 1940-х Хеди, к тому времени сменившая фамилию Мандл на Маркей.

В этот период развернулась ожесточенная битва за Атлантику — в Атлантическом океане, в основном от германских подводных лодок, погибли около 75 тыс. моряков союзников и были потоплены перевозившие военные грузы транспортные средства общим водоизмещением около 14 млн тонн. Говорят, что Уинстон Черчилль даже признался, что единственное, чего он боялся в годы Второй мировой, были именно немецкие подводные лодки.

Хеди принимала участие в распространении облигаций военного займа, вместе с другими известными артистами устраивала бесплатные обеды для солдат, танцевала на благотворительных вечерах с моряками и летчиками, одаривая защитников родины своими поцелуями. И вряд ли кто мог догадаться, какие мысли при этом были у нее в голове. Ведь абсолютно невозможно было предугадать, что 10 июня 1941 г. в патентном ведомстве Вашингтона будет зарегистрирована ее заявка, а 11 августа 1942 г. ведомство выдаст гражданам США Хеди Маркей (Ламарр) и Джорджу Антейлу патент № 2292387 на секретную коммуникационную систему. Кстати, соавторы подарили его правительству, отказавшись от всех возможных выплат.


Принцип «механического пианино»
Удивительно, что идея решения проблемы, над которой бились научные умы множества стран, осенила голливудскую актрису. Не менее удивительно то, что партнером ее изобретения стал… композитор.
Как пишут биографы актрисы, толчком к изобретению стало случайное знакомство Хеди Ламарр с авангардным композитором Джорджем Антейлом. Во время игры с ним в четыре руки на рояле Ламарр вспомнила, как в беседах с ее бывшим мужем немцы жаловались, что им не удается посредством радиосигнала наводить торпеды на цель, так как корабли противника глушат сигналы помехой на той же частоте.
Хеди предположила, что можно посылать часть сигнала на одной частоте, а затем переходить на другую для передачи следующей части сигнала. При согласовании передатчика и приемника в отношении перескока частот получалось бы что-то вроде игры в четыре руки, и сигнал мог бы стать устойчивым к помехам при глушении. Ламарр также предположила, что механическое согласование передатчика с приемником могло бы происходить посредством детали, похожей на валик механического пианино. Валик со штырями и приводом от хронометра выглядел достаточно компактным, чтобы поместиться в корпусе морской торпеды. Кроме того, по мнению Ламарр, система могла использовать набор из 88 радиочастот — согласно числу клавиш фортепиано.
Из бесед соавторов изобретения родилась особая система передачи информации, получившая название псевдослучайной перестройки рабочей частоты (Frequency Hopping Spread Spectrum). Проверка на 12 механических фортепиано, участвовавших в постановке «Механического балета» Джорджа Антейла, подтвердила работоспособность системы.
• В 1940-м идея была представлена Национальному совету изобретателей Америки. Его председатель Чарльз Кеттеринг, являвшийся главой исследовательского отдела компании «General Motors», ранее изобрел систему зажигания, безопасное стекло и еще многое другое, отобрал изобретение Ламарр из сотен тысяч других предложений. В дальнейшем это изобретение было доработано под его руководством, Ламарр и Антейл получили рекомендацию подать заявку на патент.

• В августе 1942 Ламарр и Антейл получили патент №2 292 387 «Секретная система связи (Secret Communication System)». Патент описывает секретные системы связи, включающие передачу ложных каналов на разных частотах. О том, что ее автором является голливудская актриса, узнали только в 1997 г. так как в патенте она была указана под фамилией мужа.
• Хеди Ламарр и Джордж Антейл подарили свое изобретение правительству, отказавшись от всех возможных выплат.
Вскоре с техникой псевдослучайной настройки были ознакомлены представители флота. В ВМС США попытались осуществить замысел изобретателей на практике, но механическое управление посредством перфоленты оказалось затруднительным. Реакцию мужчин угадать нетрудно, ей со снисходительной улыбкой посоветовали лучше использовать свое обаяние для продажи облигаций оборонного займа.
Ну и что? Вы думаете, она оскорбилась и топнула ногой? Хеди слишком ненавидела войну. У нее отлично получалось использовать свой звездный статус для продажи облигаций военного займа. Известно, что Хеди как-то удалось собрать $7 млн лишь за один вечер. Секрет успеха был прост: актриса разрешала каждому купившему облигации на $25 тыс. поцеловать себя, чем вызывала необычайный ажиотаж.

Вторая жизнь системы связи Хеди Ламарр
Технология, изобретенная Ламарр не была востребована во время войны, но ее патент стал основой для коммуникационных систем, которые сегодня используются повсюду — от мобильных телефонов до Wi-Fi.
В 1957 году инженеры фирмы «Сильвания» стали экспериментировать с идеей «Системы секретных сообщений» и использовать полупроводниковые компоненты вместо механических. Появился термин «широкополосный сигнал», и идея Ламарр оказалась настолько плодотворной, что уже в 1962 году американские войска использовали новую радиоаппаратуру во время кубинского кризиса.
Наиболее масштабное воплощение технология получила в многомиллиардном проекте военной спутниковой связи «Милстар» – части программы «звездных войн». В середине 1980-х годов Пентагон рассекретил ряд патентов, и достоинства ШПС стали доступны для гражданского применения. Наиболее известным примером применения изобретения Хеди Ламарр на сегодняшний день является стандарт радиотелефонной связи GSM.
И вот перед нами не просто красотка и воплощенная женственность, а гениальная Леди Очарование, чьими изобретениями мы пользуемся каждый день. Без изобретения Ламарр сейчас не летали бы военные спутники и не работали бы сотовые телефоны, а уж про системы навигации и говорить не стоит. Да, наверное, все это изобрел бы кто-нибудь другой, но это сделала она, голливудская кинозвезда.

• Эта Леди на снимке изобрела то, что сейчас лежит в основе систем GSM, GPS, Bluetooth и Wi-Fi 802.11.
• Эта Леди разработала принципы шифрования информации для постоянных незакрытых каналов связи.
• Благодаря ей вы сейчас сидите в сети по Wi-Fi, не опасаясь, что кто-то еще сядет на ваш канал, потому что технология Secret Communication System не позволяет никому со стороны «вклиниться» в такой канал связи.


В 1998г. символом Corel Draw (программа векторной графики) стал портрет Хеди Ламарр. Рисунок её портрета стал победителем на конкурсе на лучшую графическую работу, устроенном корпорацией Corel. Портрет Хеди, работа над которым длилась около шести месяцев, состоял более чем из 5000 графических объектов. Хеди Ламарр подала в суд исковое заявление на Corel, однако позже отозвала его и дала компании полное право использовать её портрет.

Вспоминайте ее имя, когда пользуетесь мобильным телефоном или интернетом — во многом эти технологии обязаны великолепной женщине, актрисе и гениальной изобретательнице Хеди Ламарр, которая на многие годы опередила свое время.

Энтузиасты беспроводных компьютерных сетей, случайно раскопав ее невероятную историю, пытались представить Хеди Ламарр к Медали Чести Конгресса и к награде IEEE, но их усилия не увенчались успехом. Только в 1997 году Тнаграда нашла своего героя. «Самое время» — такова была ее реакция, но пожилая женщина отказалась присутствовать на церемонии и не пожелала принять журналистов: «Не думайте, что я плохо выгляжу, просто не хочу никого видеть.» Награду фонда Electronic Frontier получил ее единственный сын Энтони Лоудери, который, по иронии судьбы, владеет магазином радиотелефонов в Лос-Анджелесе, где половина продаваемых аппаратов использует технологию его матери.

Остаток своих дней она провела в доме для престарелых во Флориде. Умерла 19 января 2000 г. Свой прах завещала развеять над Австрией.


А еще эта актриса впервые сымитировала на экране оргазм, ее называли «мисс секс», на Аллее звезд в Голливуде у Ламар есть персональная звезда. Она шесть раз выходила зауж и пять раз разводилась.
В день рождения актрисы — 9 ноября в США и Европе отмечают День изобретателя в честь Хеди Ламарр!

Голливуд Netflix и настоящая история Вивьен Ли

Биполярное расстройство во взрослой жизни Ли называлось маниакально-депрессивным расстройством, и это длительное заболевание, с которым нужно бороться на протяжении всей жизни. Симптомы серьезны и отличаются от того, что можно списать на колебания настроения. Заболевание головного мозга часто развивается в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте, и его нелегко обнаружить, потому что симптомы часто кажутся отдельными проблемами.

Ли находился в психологическом напряжении, пытаясь соответствовать репутации Оливье на сцене.Они были спарены в постановке Двенадцатая ночь режиссера Джона Гилгуда, и обзоры уделяли больше внимания Оливье, чем Ли. Играя леди Макбет вместе со своим мужем в постановке на Стратфордском фестивале шотландской пьесы Шекспира, она отразила безумие своего персонажа. Режиссер Энтони Куэйл сказал, что Ли «подпитывала трагедию своей собственной манией…». Она завораживала », - говорится в книге Александра Уокера Вивьен: Жизнь Вивьен Ли .В 1944 году, за год до выкидыша, Ли перенесла свой первый тяжелый случай туберкулеза и взяла годовой перерыв. Оливье был посвящен в рыцари в 1947 году, а Вивьен стала леди Оливье.

Она получила еще один «Оскар» в 1951 году за еще одну роль южной красавицы в фильме « Трамвай под названием« Желание » ». Бланш Дюбуа, героиня Теннесси Уильямс, была зеркальным отражением актрисы, сыгравшей ее. Она была гиперсексуальной, ранимой, склонной к маниакальным и депрессивным колебаниям и вспышкам паранойи.Ли сыграл эту роль, когда она дебютировала в лондонском Вест-Энде в 1949 году, и появилась в 326 спектаклях, прежде чем попасть в экранизацию Элиа Казана вместе с Марлоном Брандо, сыгравшим роль Стэнли Ковальски на Бродвее. Ли отождествляла себя с психологией Бланш до тех пор, пока «игра с ней не довела меня до безумия», согласно Уокеру Вивьен: Жизнь Вивьен Ли .

В 1953 году, во время съемок в Шри-Ланке следующего фильма Ли, Прогулка на слонах , актриса на съемочной площадке стала беспорядочной и параноидной.У нее ухудшилась хроническая бессонница, и она жаловалась, что страдает галлюцинациями. Об инцидентах сообщили в автобиографиях Оливье и партнеры по фильму Дэвид Нивен и Стюарт Грейнджер. Люди с биполярным расстройством могут испытывать периоды психоза, когда кто-то не может отличить реальность от того, что происходит в их голове. Элизабет Тейлор продолжила играть роль.

На обратном пути в Лос-Анджелес Ли попытался выпрыгнуть из самолета. Вернувшись в Голливуд, она, как сообщается, кричала строчки из Трамвай «Желание» и отказывалась выходить из раздевалки.Актрисе было введено успокоительное и доставили обратно в Англию. Оливье поместил ее в эксклюзивную психиатрическую лечебницу Фейрден-Нетерн в Колсдоне, графство Суррей. Поскольку в то время было мало лекарств от психических заболеваний, ее лечили электросудорожной терапией - процедурой стимуляции мозга, при которой через мозг пропускают небольшие электрические токи. Она провела три месяца в психиатрической больнице. По сообщениям, Ли появилась на сцене с видимыми следами ожогов от электрошоковых пластин на висках.

Бланш Дюбуа всегда полагалась на доброту незнакомцев и находила утешение в нежных поцелуях в губы в самых случайных встречах.Одним из симптомов расстройства Ли было повышенное либидо, которое привело к нескольким внебрачным связям. У нее был роман с австралийским актером Питером Финчем, и она рассказала эту историю сценаристу Теренсу Раттигану, который использовал ее в качестве основы для фильма V.I.P. , в котором снимались Ричард Бертон и Элизабет Тейлор.

Двойная жизнь Вивьен Ли

Топы журнала
Февраль 1955 г.

Лондонская публика, заполнившая театр, чтобы увидеть, как Вивьен Ли играет Бланш в шипящей пьесе « Трамвай« Желание »», никогда не забудет ее совершенно реалистичное изображение сексуальной женщины.

Любители игр сидели в молчании, поглощенные вниманием, пока она совершала необузданные сексуальные движения нимфоманки.

«Вожделение мисс Ли, - писал один критик, - скатывается со сцены, как тропическое грозовое облако, вызывая смутное волнение у старых болванов, далеких от их расцвета».

Но это были заключительные минуты пьесы, которые позже будут иметь такое глубокое значение - когда обезумевшая от секса героиня, неспособная удовлетворить свою тягу ко все более и более похотливым приключениям, терпит полный психический срыв.Крах Вивьен Ли из реальной жизни, произошедший много лет спустя, похоже, во многом похож на ее роль в "Трамвае " .

На лондонской сцене в роли Бланш Дюбуа

Даже на пике ее успеха в этом спектакле близкие друзья актрисы уже отмечали, с какой страстью она бросалась в роль. Жестом, голосом и другими способами Вивьен даже разыграла роль измученной женщины со сцены .

То, что Вивьен Ли вела странную двойную жизнь, впервые стало известно несколько месяцев назад, когда стало известно, что актриса совершила поездку в Париж в компании драматурга Теренса Раттигана.

Но парижское приключение Вивьен было не единственным инцидентом, заставившим лондонских болтунов в Вест-Энде сплетничать о двойственности личности актрисы.

На самом деле все началось, когда она получила роль в новой пьесе, в которой снималась одна из самых быстрорастущих молодых звезд Англии, Лоуренс Оливье.

Хотя Вивьен уже была замужем и была матерью красивой маленькой девочки, она не смогла устоять перед вниманием Оливье. Во время успешного показа спектакля « Пожар над Лондоном» [Пожар над Англией] , несомненно, самые жаркие любовные сцены происходили за кулисами.

Друзья Вивьен, зная о происходящем, беспокоились о ней. Они уже знали, что для нее любовь была всеобъемлющим и непреодолимым чувством. Если она достаточно возбуждена, она сможет избавиться от следов своей прошлой жизни.

Она сделала. Она развелась с мужем, со слезами на глазах попрощалась с дочерью и закончила первый акт своей реальной драмы, бросившись в нетерпеливые объятия Оливье.

Какое-то время все было спокойно. Оливье быстро стал величайшим актером Англии, кульминацией которого стал его замечательный спектакль « Гамлет ». За свое превосходное мастерство он был посвящен в рыцари. И Вивьен автоматически стала леди Оливье.

Но теперь на Пикадилли ходили ужасные слухи о том, что она не ведет себя по-женски.

Еще ходили слухи о том, что сэр Лоуренс держал в узде свою возлюбленную в отчаянной попытке удержать ее на прямом и узком пути.

Публика впервые почувствовала, что грозовые тучи бушуют в доме Оливье, когда Paramount Pictures отправила паре предложение сыграть в фильме « Elephant Walk », который будет сниматься на Цейлоне.

Оливье взглянул на сценарий и тут же отказался. В этом не было ничего необычного - Оливье всегда принимал решения о том, какие пьесы или сценарии они будут делать.

Но потом Вивьен взбунтовалась - и приняла главную женскую роль в фильме!

Ее действие было вызвано искренним желанием сыграть роль? Или это была уловка, чтобы выйти из-под бдительного взгляда мужа?

Сам Оливье подтвердил это подозрение, настаивая на том, чтобы на снимке был назначен общий друг, Питер Финч, чтобы следить за Вивьен.

Вивьен Ли, Питер Финч и Лоуренс Оливье

Финч, очевидно, относился к своей внеклассной работе с большой долей скепсиса.Дана Эндрюс, которая заменила Оливье в главной роли, была повсюду с ней. А Вивьен вела себя как изменившаяся женщина - счастливая, беззаботная, настроенная на развлечения.

Затем что-то случилось. Точные детали, возможно, никогда не будут известны, но сообщается, что Эндрюс, ее постоянный спутник, был глубоко обеспокоен ее поведением. Он убедил ее обратиться к психиатру. При этой мысли Вивьен подвернула свой прекрасный нос.

«Психиатры доставляют больше проблем, чем любые другие люди в мире.Я не верю в них », - резко сказала она.

На этом этапе Питер Финч, по-видимому, решил, что дело зашло слишком далеко. В конце концов он рассказал факты сэру Лоуренсу, который, не теряя времени, полетел на Цейлон.

Что произошло в уединении комнаты, где совещались сэр Лоуренс и его леди, - еще один аспект этой драмы, который может быть навсегда окутан тайной. Конечным результатом стало то, что Вивьен, Дана Эндрюс и остальная часть компании ушли, чтобы закончить фильм в Голливуд ... Сэр Лоуренс в одиночку улетел в Англию.

И теперь скандалам и разносчикам слухов действительно было над чем поработать.

Один художник-глазок буквально прокричал свое открытие, что, хотя Вивьен должна была жить одна в арендованном доме, на самом деле она проводила большую часть своего времени в квартире никого иного, как доверенного друга Оливье, Питера Финча!

Другой обнаружил, что Вивьен также довольно часто видится с Джоном Бакмастером, английским актером, который когда-то был женат на Яне Стерлинге. Бакмастер и Вивьен, как гласит история, часами проводили вместе, пока он учил ее тайнам йоги.

Даже для технических специалистов студии было очевидно, что реальная драма Вивьен быстро приближается к своей кульминации.

Поломка произошла на съемочной площадке, где она упала в истерике. Вызвали психоаналитика. И состояние Вивьен Ли стало достоянием общественности. Она была вынуждена отказаться от своей роли в Elephant Walk , и ее заменила Элизабет Тейлор.

Возвращение в Англию

Чего публика не знала, так это того, что психическое расстройство Вивьен стерло ее личность как Вивьен Ли.Она стала нимфоманкой в ​​фильме «Трамвай« »« Желание »- вплоть до знойного южного акцента.

Двойная жизнь Вивьен Ли слилась в кошмарное единое целое - сексуальную Бланш из пьесы.

К счастью, у реальной драмы Вивьен Ли типичный голливудский финал. Актриса сейчас совершенно здорова - в основном благодаря преданной любви и привязанности, которые ей оказывал в самые мрачные моменты ее муж Лоуренс Оливье.

Но вряд ли Вивьен Ли когда-нибудь забудет те ужасные недели, которые она провела фантастической двойной жизнью.

Задняя обложка журнала Tops

Красавица и чудовище мании

В 1935 году это был самый дорогой фильм из когда-либо созданных. По словам голливудского биографа Патрика МакГиллигана, запугивающий, безжалостно амбициозный продюсер Дэвид О Селзник пристрастился к верху, «раздавливая бензедрин и вылизывая кусочки с ладони, по крупинке за раз». Одного режиссера (Джорджа Кьюкора) уже уволили из проекта, и чрезмерно растянутую студию охватило беспокойство.

В центре всего этого была 26-летняя Вивьен Ли, прибывшая британская актриса, потрясающе красивая, и из-за своей плоской груди она произвела фурор на производственной встрече. Кризисные переговоры были вызваны из-за того, что Вивьен не смогла наполнить чаши знаменитого красного платья, которое вскоре станет культовым. Новый режиссер Виктор Флеминг настаивал на том, что без достаточного декольте, чтобы обозначить опасную сексуальность ее персонажа, сцена обречена.Решением было прикрепить ее грудь скотчем к выступающей полке. Вивьен жаловалась, что едва дышит, и ругала Флеминга.

Это был всего лишь один, маленький пример ежедневных пыток для Вивьен Ли жизни на съемках «Унесенных ветром».

Всего на роль Скарлетт О'Хара прошли прослушивание 1400 женщин.Ли была выпускницей Рады и опытной театральной актрисой. Но, в конечном итоге, роль выиграла ее лицо. «Я взглянул и понял, что она права», - вспоминает Селзник. «Ее тесты показали, что она может играть роль вплоть до земли, но я никогда не оправлюсь от этого первого взгляда».

В этом взгляде, я думаю, он, должно быть, увидел все качества, которые она привнесла в фильм и в каждую роль, которую она играла после этого; хрупкость, высокие эмоции, бурлящие рядом с ее идеальной скульптурной поверхностью, и сквозь все это лента прохладной, острой стали.

Вивьен, возможно, была молода или психически больна, но она не была слабаком. Ее выдающимся качеством как актрисы было ее умение убедительно изображать разваливающихся женщин, сохраняя при этом необходимое равновесие, даже высокомерное. И все же к тому моменту, когда обернули «Унесенные ветром», психологически хрупкая Ли сама рассыпалась по швам. У нее случился небольшой срыв, вызванный стрессовой обстановкой на съемочной площадке.Оливия де Хэвилленд, сыгравшая Мелани Гамильтон, заметила: «Она дала этому фильму что-то такое, чего, я не думаю, она когда-либо вернула».

В конце концов, ее первый срыв привел к другому, на этот раз более изнурительному и завершившемуся периодом пребывания в психиатрической больнице. С этого момента для Вивьен Ли оставался лишь небольшой шаг к полномасштабному биполярному расстройству, состоянию, которое в эпоху до появления эффективных фармакологических методов лечения захватило большую часть ее жизни.Это омрачало и запятнало ее 20-летние отношения с Лоуренсом Оливье, как дым на стекле.

Но дни «Унесенных ветром» были ранними, но все еще обнадеживающими - временем всепоглощающего и взаимного увлечения двух звезд. Они оба были уже женаты, когда познакомились в Лондоне. Ли все еще была относительно неизвестной актрисой и моделью Vogue, когда она увидела выступающего Оливье на сцене в Лондоне и сразу заявила: «Я выйду замуж за этого человека."То, что она уже вышла замуж за адвоката, одобренного ее родителями, казалось случайным и определенно не препятствием для ее достижения.

Ходили слухи, что многообещающий Оливье женился на своей первой жене Джилл Эсмонд не столько из-за желания получить доступ к ее контактной книге (у нее были хорошие связи в театре и были близкие друзья с Ноэлем Кауардом), сколько из-за контакта с ее.В любом случае Эсмонд была лесбиянкой, а брак - фарсом. Оливье тоже считал свое семейное положение простой деталью, особенно после того, как увидел Ли.

Когда неопытная Ли была выбрана для роли Офелии рядом с Гамлетом Оливье, жребий был брошен. Это был опыт, который определил жизнь Ли во многих отношениях. Это сделало ее преданной и признанной критиками шекспировской актрисой.Позже она продолжила свое исполнение Офелии с другими классическими ролями, такими как Клеопатра в кино, а затем вернулась на сцену в Лондоне вместе с Оливье в роли Леди Макбет в 1955 году в постановке Королевской шекспировской труппы.

Но в 1935 году она находилась под юрисдикцией голливудских студий как их самая многообещающая новая звезда. Что бы они с Оливье ни думали об их отношениях, руководители Metro-Goldwyn-Mayer были обеспокоены.Во время съемок отношения между ними пришлось держать в секрете. Они открыто жили в Лондоне, но, поскольку официально все еще состояли в браке со своими партнерами, считалось, что их лучше всего держать отдельно, чтобы скандал, связанный с супружеской неверностью, не поставил под угрозу успех фильма.

Итак, пока Вивьен Ли была в Калифорнии, над ее размером чашки насмехался производитель таблеток, Оливье был за много миль, работая на Бродвее, и доступ к нему был возможен только в конце междугородной телефонной линии.Это была настоящая эмоциональная буря, и в результате произошла бурная история.

Ли родился в Дарджилинге, Индия, в 1913 году, был единственным ребенком Эрнеста Хартли и Гертруды Якджи. В детстве ее отправили обратно в Англию, чтобы получить образование в монастыре в Рохэмптоне.

Ей было 19 лет, когда она вышла замуж за Герберта Ли Холмана и родила своего первого и единственного ребенка, Сюзанну, опыт, который она отметила в письме к подруге со словами: «У нее родилась девочка.Никогда больше, это грязный бизнес! »

Возможно, она никогда не была создана для моногамии. Она прожила с Гербертом всего пару лет. И хотя она и Ларри оставались вместе 20 лет, они оба хронически неверны. Их страсть зародилась в нарциссизме и разгорелась из-за незащищенности.

Между ними разгорелась профессиональная конкуренция, а также сексуальное соперничество.«Они оба были красивы, и оба хотели большего», - написали авторы биографии 2010 года под веселым названием «Проклятие тебя, Скарлетт О'Хара». «Вивьен любила мучить Оливье своими делами, особенно после того, как она стала еще более психически больной, депрессивной и маниакальной».

Оливье, конечно, всегда считали настоящим художником, в то время как Ли, несмотря на два «Оскара», несправедливо более известна как более яркая, но менее респектабельная звезда кино.Несмотря на свои награды, она оставалась в некоторой степени в его тени.

Публично ее нельзя было увидеть, чтобы затмить его - критики восхищались ее красотой, но часто не обращали внимания на ее талант. В то время как Оливер всегда был по сути сценическим животным, прозрачные взгляды Ли сияли на серебряном экране.

Сам Оливье не мог не видеть в ее огромном таланте угрозы.

Когда она получила «Оскар» за свою Скарлетт О'Хара, месяцы пыток, наконец, окупились, Оливье в ярости признался, что схватил Оскара Ли в машине. «Я сошел с ума от ревности. Это все, что я мог сделать, чтобы удержаться от нее, - вспоминал он.

Их отношения кипели насилием.Актриса Сара Майлз, которая утверждает, что у нее был роман с Оливье на протяжении всего его брака с Вивьен, говорит, что он признался ей, что «прежде, чем они с Вивьен расстались навсегда, он оттолкнул ее во время ссоры, и она случайно споткнулась и упала в камин, ударившись головой о пожарную собаку ». На мгновение ему показалось, что он убил ее.

Они поженились в 1940 году, в ту самую минуту, когда у них появилась возможность сделать это, ускользнув в Санта-Барбару с едва высохшими чернилами на соответствующих документах о разводе.Это было торопливое и простое дело. Кэтрин Хепберн была подружкой невесты. Ни одному из них не была предоставлена ​​опека над своими детьми - у Оливье был сын от Эсмонда, что давало им обоим полную свободу полностью посвятить себя друг другу. В какой-то момент Ли, должно быть, пересмотрела свое отношение к родам. Она забеременела во второй раз ребенком Оливье в 1944 году, но у нее случился выкидыш, снова погрузивший ее в темноту.

В 1943 году Ли и Оливье вернулись в Великобританию, в Нотли-Эбби, их семейный дом.Это был красивый и величественный августинский монастырь XIV века на берегу реки с бассейном, который стал культурным центром за пределами Лондона. Вивьен и Оливье регулярно устраивали официальные вечеринки, которые посещали великие и хорошие люди - их друзья из лондонского театрального мира и даже один или два гостя из Голливуда. Постоянным посетителем был Ноэль Кауард, гостем там были писатель и актер Дэвид Нивен, а также Хамфри Богарт, Лорен Бэколл, Бетт Дэвис, Орсон Уэллс, Джуди Гарланд и Мэрилин Монро.Ли была знаменитой хозяйкой и, очевидно, любила водить гостей на полуночные прогулки по саду.

Когда их не было дома, они были постоянными гостями в Соггс Парва, поместье, расположенном на границе Кент-Сассекс и описанном в одной газете как «передовое место отдыха на выходных для актерской и социальной элиты шестидесятых и семидесятых».

Чарльз Кастл, владелец поместья и создатель документальных фильмов, вспоминает, как Вивьен выделялась среди гостей не только своей грацией, щедростью и красотой, но и своим чувством высокой культуры.«Она могла назвать каждый цветок в саду на латыни», - сказал он. «Она много читала и прекрасно разбиралась в театре. И у нее был отличный вкус».

Но, несмотря на то, что они вместе были ведущими светилами британской культурной жизни, которой они оба были искренне привержены, у Оливье и Ли были сложные отношения.

Оливье был прихотливым и ревнивым мужем.Вивьен тем временем металась между эпизодами мании и бездонными впадинами отчаяния. «На протяжении всего периода одержимости этим сверхъестественным злым чудовищем, маниакальной депрессией с ее постоянно сужающимися спиралями, - вспоминал Оливье в своей автобиографии, - она ​​сохраняла свое личное чутье - способность скрывать свое истинное психическое состояние от почти всех, кроме меня, ибо от которого вряд ли можно было ожидать, что она возьмет на себя труд ".

Если ее состояние разрушало ее личную жизнь, на публике она успешно использовала это в своих выступлениях.Она получила свой второй «Оскар» за роль Бланш Дюбуа в «Трамвае« Желание »» Теннесси Уильямса, в котором она сыграла с Марлоном Брандо, с которым, как говорят, у нее также был роман. Уильямс, говоря о своем выступлении в Street Car, описал ее как «демоническое существо - размер ее чувств был слишком велик, чтобы она могла сдерживаться без ускользнувшего безумия».

В 1953 году, во время съемок «Прогулки на слонах» в Шри-Ланке, она возобновила свой увлекательный роман с суровым актером Питером Финчем, который продолжался несколько лет, и положил конец браку Финча с балериной Тамарой Финч.

И хотя в общественном сознании Вивьен оставалась в безопасности как «идеальная английская роза», как описывала ее редактор Vogue Диана Вриланд, в газетах начали появляться признаки того, что все не так. Ее отношения с Питером Финчем окружали безумные слухи.

По мере того, как она становилась все более обеспокоенной, на Слоновьей прогулке ее заменила Элизабет Тейлор.Сообщения о ее электрошоковой терапии появились в лондонских газетах. Из классических голливудских болезней зависимости, безумия и плохой любви жизнь Ли была затронута двумя из трех. В конце концов, в 1960 году они с Лоуренсом развелись. Связь Ли с Финчем была одним из факторов, и Оливье позже сказал, что, если бы они не расстались, они бы убили друг друга.

Несмотря на раскол и тот факт, что к 1960 году Ли была в отношениях с Джеком Меривейлом, мужчиной, который стал последней большой любовью в ее жизни, пылкий пыл между ней и Оливье никогда не угас, а скорее разгорелся.«Я очень сильно люблю Джека Меривейла и глубоко ему благодарна, - писала она Оливье в том же году, - но это не меняет того факта, что я буду любить тебя всю свою жизнь, с нежностью и уважением, вот и все». обнимая ".

Меривейл, который тоже был женат, когда они встретились с Вивьен, казалось, приносил ей некоторую степень счастья. «Ли научила меня жить, твой отец - любить, а Меривейл - быть одной», - сказала она сыну Оливье Тарквину.

В 1967 году, когда ей было всего 53 года, она заболела туберкулезом, которым неоднократно болела с раннего детства. Но она всегда была эмоционально, а также физически чахотка. На экране персонажи, которых она играла, были хрупкими, сломленными, отчаявшимися. В жизни она тряслась угрозой психологического разрыва.

К тому времени она стала известна во внутренних кругах Голливуда своими ненасытными сексуальными аппетитами.Неясно, была ли она прирожденной распутницей или кем-то, чье стремление к острым ощущениям можно назвать сухой патологией как «распущенность», так часто ассоциируемую с психическим заболеванием. В некоторых кругах ее также изображали как «нимфоманку».

Скотти Бауэрс - голливудский посредник, который утверждал, что устраивал встречи для Кэри Гранта и Рока Хадсона, также писал о Ли в своих мемуарах «Полный сервис», «Тайная сексуальная жизнь звезд».Он утверждает, что организовал для нее сексуальные контакты как с мужчинами, так и с женщинами, организованные в борделе, маскирующемся под заправочную станцию, где был один насос (без каламбура) по юридическим причинам. Он председательствовал там на протяжении сороковых годов; фиксатор, сутенер и жиголо - покровитель блудодеяния.

«У вас редко бывает такой рулон сена, как с Вивьен Ли», - сказал Бауэрс.Хотя он также сказал, что Кэтрин Хепберн была лесбиянкой, переодевавшейся в трансвеститы, так что делайте из этого что хотите.

Авторы Damn You Скарлетт О'Хара, кажется, соглашаются, утверждая, что у нее было по крайней мере три любовника-лесбиянки и особая привязанность к «грубому промыслу». Согласно источнику, цитируемому в New York Post: «В 1940-х годах самая узнаваемая звезда в мире приезжала к Скотти со своим другом Джорджем Кьюкорем, первым режиссером« Унесенных ветром », и они оба выбирали молодых людей для ночь.

«Они платили мужчинам подарками, такими как портсигары, драгоценности или даже акции и облигации. Она полагалась на профессиональное усмотрение мужчин, чтобы не хвастаться, что они только что обслужили Скарлетт О'Хара».

Подобно Мэрилин Монро, находящейся где-то на пути к славе и позору, Ли потеряла право на свою собственную историю.Факты и вымысел сливаются воедино, и становится трудно понять, заслуживают ли доверия самые возмутительные истории о ней, или же они являются продуктом индустрии, которая, посмертно добывая обломки ее жизни, время от времени находит самородки дурацкого золота.

В 1961 году, пораженная туберкулезом, она приняла роль Карен Стоун, обеспокоенной вдовы, которая на одном из этапов действия бросает ключи от дома молодому жиголо, которого она никогда не встречала.Возможно, это был слишком убедительный спектакль. Поскольку так много ее жизни и ее работы совпадали, нам трудно не поверить, что отвержение и страдания Скарлетт О'Хара, изнасилование Бланш Дюбуа, а также отчаяние и одиночество Карен Стоун происходили и с Вивьен.

Воскресенье Индепендент

Вивьен Ли, интимный портрет Кендры Бин (2013) - Классический киноман

«Ее Скарлетт О’Хара и Бланш Дюбуа.. . остаются настолько могущественными сегодня, потому что она проявила себя в каждом из этих персонажей, и тем самым дала нам реалистичное представление о человеческих условиях ». - Эпилог автора

В новой полубиографической книге Кендры Бин с картинками, Вивьен Ли , «Интимный портрет», последняя, ​​но ни в коем случае не последняя книга о Вивьен Ли, читатель почти сразу же сталкивается с довольно устрашающей красотой актрисы на фотографии - двухстраничной здесь - сделанной в расцвете сил фотографом MGM Ласло Виллингером. .На снимке - уверенный и соблазнительный взгляд, но также и самая соблазнительная ее черта - глаза, которые, если бы на снимке были цветные, были бы зелеными.

Эта ошеломляющая красота, соблазнявшая многих мужчин разными способами, противоречит почти животной, кошачьей, а иногда и хищной силе, которая питала две половины ее жизни. Первой была профессиональная половина, борьба, безуспешная, за достижение вершины в своих выступлениях и известность Gone With the Wind ; вторая была личной половиной, стремлением с неоднозначными результатами обладать, сохранять и по-прежнему любить - после того, как страсть умерла - центром ее жизни, Лоуренсом Оливье.

В своей глянцевой книге с толстыми листами Бин тратит только двадцать семь страниц - помня, что по крайней мере половина из них - фотографии - за первые двадцать пять лет жизни Вивьен, чуть меньше половины ее жизни, поскольку это в первую очередь период ее жизни. иллюстрированная книга, журнальный столик о знаменитостях и настоящая знаменитость для Вивьен - двадцать шесть лет. В семь лет она сказала своей девятилетней подруге Морин О'Салливан, что хочет стать актрисой, а в двадцать два года ее желание начало сбываться, когда она произвела фурор в своей второй лондонской пьесе, английском переводе Карла. Стернхейм Маска добродетели .

Итак, автор Бин быстро готовится к высшим достижениям Вивьен, знакам ее славы и известности.

В ожидании ее будущего - хорошего и плохого - пришел этот мужчина в ее жизни. Вопреки предполагаемому мнению, что она впервые встретила Оливье на съемочной площадке, Вивьен сначала встретила его в ресторане отеля Savoy в Лондоне. Только что увидев ее в «Маска добродетели », Оливье был потрясен ее красотой, но, как пишет Бин, «он признался, что в то время мало думал о ее способностях как актрисе.И это могло быть темным секретом в их отношениях, лежащей в основе морщины, никогда сознательно не признаваемой, что огромное эго Оливье никогда не могло рассматривать ее как равную себе, не говоря уже о своем превосходстве.

Ближе к концу своей жизни Оливье все еще отчетливо помнил, как впервые увидел ее: «За исключением того, что увидел ее на сцене, я впервые увидел это изящное лицо. Да, она тоже меня видела. Но она была с молодым человеком, который выглядел очень влюбленным, и я предположил, что они, грубо говоря, «за это».«У Вивьен всегда были интрижки, и в этой книге четко не указано, что она - нимфомания. В тот день ее любовником за обеденным столом, хотя она все еще была замужем за Гербертом Ли Холменом, был Джон Бакмастер, сын Глэдис Купер.

Примерно в это время вышло Пожар над Англией , первый из трех фильмов, которые Вивьен и Оливье собирались снимать вместе. Сюжетная линия была сосредоточена вокруг Флоры Робсон в роли королевы Елизаветы I, а у Рэймонда Мэсси, Лесли Бэнкса и самого Оливье были более крупные роли, чем у Вивьен.Но продюсер Александр Корда почувствовал магнетизм между двумя его молодыми звездами и сыграл это в рекламе фильма. Возможно, в этом не было необходимости, поскольку магнетизм на экране между Вивьен и Оливье был весьма ощутимым, и практически в мгновение ока они стали экранными любителями дня, особенно в Англии.

Странно. По сценарию Дэвида Томсона в документальном фильме 1988 года «Создание легенды: , унесенного ветром », Дэвид О. Селзник, просматривая Fire Over England во время поисков Скарлетт, «не мог видеть огонь внизу елизаветинские костюмы.

Двадцать один день вместе был вторым фильмом, снятым двумя звездами вместе - это в 1937 году, но Корда так мало думал об этом - а это плохой фильм - что он отказался от его лондонских и американских выпусков до тех пор, пока 1940.

Тротуары Лондона был последним фильмом Вивьен, а Серена Блэндиш ее последней пьесой перед отъездом в США, решившей сыграть Скарлетт. Она читала книгу несколько раз и считала себя естественным и очевидным - единственным - выбором для решительной героини.«Все говорили, что я сошла с ума, пытаясь получить Gone With the Wind , - сказала она позже в 1960 году, - но я хотела этого и знала, что получу». Только когда Селзник встретил ее во время съемок подожженной Атланты - и увидел тот первый экранный тест - он понял, что нашел Скарлетт своей и Маргарет Митчелл.

Через две недели после начала съемок в феврале 1939 года режиссер Джордж Кьюкор внезапно отказался от участия в фильме. Причина никогда не была ясна. Спустя годы даже Кьюкор признался, что был озадачен, что было странным признанием для такого умного человека.Ходили слухи, что партнер Вивьен по фильму Кларк Гейбл возмущался этой «женщиной-режиссером», которая якобы отдавала предпочтение дам, Вивьен и Оливию де Хэвилленд, которые играли Мелани. Скорее всего, Селзнику не понравилась медленная скорость, которую он видел в бегах, и он заменил Цукора своим противником, «мужским директором» Виктором Флемингом и, по совпадению, приятелем Гейбла. Это изменение значительно ускорило темп работы экрана и количество съемок в день. Хотя другие снимали отдельные сцены, в том числе Сэм Вуд и Уильям Кэмерон Мензис, Флеминг получил исключительное право на экран.Работа Кьюкора осталась в фильме.

С уходом Кьюкора ушло и удовольствие Вивьен от съемок. Несомненным утешением стало ее получение «Оскара» за лучшую женскую роль Скарлетт.

После большого возмущения критиков и киноманов по поводу того, что англичанка была выбрана для роли южной красавицы, когда результаты были видны на экране, как Вивьен так убедительно взяла на себя роль, мнение изменилось. После премьеры в Атланте в конце 1939 года похвалы разошлись со всего мира, но автор Митчелл, похоже, подвел итог лучше, чем любой длинный, исчерпывающий обзор.«Она моя Скарлетт», - сказала она. Какое лучшее одобрение требовалось?

Незадолго до начала съемок последнего фильма Вивьен с Оливье, Эта женщина Гамильтон , она развелась с Холменом с февраля 1940 года, пара сбежала и поженилась на тайной церемонии в Санта-Барбаре, Калифорния, 30 августа 1940 года. через два дня после того, как декрет Оливье о разводе с Джилл Эсмонд стал окончательным. Гарсон Канин и Кэтрин Хепберн были шафером и фрейлиной.

Вскоре молодожены вернулись в Англию - в Лондон в разгар авианалета - и начали сценическую работу и вносили свой вклад в дело войны.Появление Вивьен в фильме Джорджа Бернарда Шоу «Дилемма доктора » имело существенный успех. Через два месяца после открытия книги Торнтона Уайлдера «Кожа наших зубов », вскоре после Дня Победы в мае 1945 года, ей поставили диагноз туберкулез, который у нее был в детстве. После непродолжительного пребывания в лондонской больнице, она провела остаток выздоровления в недавно приобретенном доме супругов в Бакингемшире, монастыре XII века Нотли-Эбби.

Примерно через год начали проявляться первые симптомы маниакальной депрессии, теперь известной как биполярное расстройство - перепады настроения, грубый характер, вопиющий взгляд и, конечно же, острая депрессия.Еще в 1937 году Алек Гиннесс вспомнил шепот о ее психическом здоровье: «Я никогда не видел жестокости или холодности в Вивьен - даже ее амбиции и ее потребности были выполнены чарующе и мило. . . В очень молодом возрасте она превратилась в прекрасный стебель мела, и началось отслаивание, и вы были там, чтобы увидеть отслаивание.

После одного провального фильма Цезарь и Клеопатра (1945) с Клодом Рейнсом в главной роли, Вивьен через три года сняла еще один, Анна Каренина , напротив Киерона Мура в роли ее возлюбленного графа Вронского.Она не могла смотреть ни один фильм.

После очень успешного, но физически и эмоционально утомительного тура по Австралии в 1948 году, в котором были поставлены три пьесы, в том числе Ричард III , Оливье вернулись в Англию. Джорджина Джумель, дублер Вивьен, вспоминала, что во время тура «что-то между ними остыло». Как пишет автор Бин: «Вскоре после их возвращения она сказала [Оливье], что больше не любит его; что теперь она видела в нем больше брата, чем любовника.Она объяснила, что больше никого нет, и в разводе нет необходимости ».

Вскоре после этого Вивьен, всегда стремившаяся проявить себя как драматическая актриса, сделала то, что многие считали в то время смелым и неразумным выбором для своей следующей сценической роли. Она будет еще одной южной красавицей, Бланш Дюбуа, в фильме Теннесси Уильямс «Трамвай« Желание »», поставленном Оливье в Лондоне. Психически неуравновешенная Бланш была слишком похожа на собственное психическое состояние Вивьен.Оливье, конечно, знал об этой параллели, но также знал, что, как только его жена приняла решение, ее уже не остановить, поэтому он полностью поддержал.

После более чем трехсот выступлений - пробег был увеличен, потому что врачи настояли на том, чтобы она уменьшила количество выступлений, но она все еще должна была выполнить свой контракт - спектакль закрылся, и Вивьен уехала в Нью-Йорк в августе 1950 года, Оливье - через неделю. Во время поездки на поезде в Голливуд она и режиссер Элиа Казан рассмотрели сценарий киноверсии трамвая .Он руководил бродвейской премьерой пьесы и руководил ею на протяжении двух лет.

Весь бродвейский состав, за исключением Джессики Тэнди, сыгравшей Бланш, будет сохранен для фильма: Марлон Брандо, Ким Хантер и Карл Малден. Все получат Оскар за свои роли, кроме Брандо; хотя и был номинирован на лучшую мужскую роль, он проиграл Хамфри Богарту за фильм "Африканская королева" . Грир Гарсон приняла статуэтку за лучшую женскую роль за Вивьен, которая была в Англии.

Во время съемок на Цейлоне своей следующей картины, Elephant Walk , Вивьен начала горячую любовную связь со своим партнером по фильму Питером Финчем. Вскоре после того, как актеры и съемочная группа вернулись в Голливуд для завершения съемок, ее неконтролируемое поведение вынудило заменить ее Элизабет Тейлор. Последовал полный срыв, который привел к мучительному перелету в Англию, во время которого ей пришлось принять успокоительное и по прибытии поместить в психиатрическую больницу в Суррее.

После выздоровления Вивьен, которое было временным, и возвращения пары на лондонскую сцену в отдельных пьесах, пятидесятилетний Оливье влюбился в 28-летнюю Джоан Плорайт, когда они выступали вместе. в The Entertainer .Вивьен и Оливье развелись в 1961 году. «Вивьен оплакивала то, что когда-то было у них с Оливье, - пишет Бин, - а не то, чем в итоге стали их отношения. Если бы он остался, никто бы не был счастлив, но значительная часть личности Вивьен была связана с ним ».

Поскольку у них было много одних и тех же друзей, они поддерживали контакт, часто спрашивая, как дела у другого, и Оливье навещал, когда у нее были трудные времена. Вивьен начала отношения с актером Джеком Меривейлом, который хорошо относился к ней, заставляя ее посещать врачей и даже проходить курс лечения электрическим током, когда он считал это необходимым.

В 1961 году Вивьен вернулась на экран и снова в Теннесси Уильямс - его новеллу «Римский источник миссис Стоун ». И снова тема работы близка к дому: миссис Стоун - стареющая актриса, которая играет с жиголо, которого играет Уоррен Битти, его второй театральный фильм.

Вивьен предоставили перерыв во время съемок, чтобы вернуться в Атланту на столетие гражданской войны и еще одну «премьеру» фильма Унесенные ветром . Она, Оливия де Хэвилленд и Дэвид О.Селзник были единственными выжившими фигурами из фильма; Кларк Гейбл умер четырьмя месяцами ранее, а Лесли Ховард погиб в 1943 году, когда его пассажирский самолет был сбит нацистскими истребителями.

Вивьен появится еще в нескольких пьесах, а в 1965 году снимется в своем последнем фильме « Корабль дураков » с Ли Марвином и Симон Синьоре. Вивьен тактично отреагировала на то, что ее не номинировали, хотя Синьоре сказал: «О, я сделал все это», имея в виду два Оскара, которые она уже получила.

В мае 1967 года, когда она появлялась в Нью-Йорке в фильме Антона Чехова Иванов , она заболела, как она думала, гриппом: туберкулез вернулся, и она вернулась в Англию, прикованная к постели. Она умерла в ночь на 7 июля 1967 года.

К счастью, автор Кендра Бин опускает несколько мрачные подробности того, как Меривейл нашла тело Вивьен и так далее. В этой сокращенной биографии это тоже хорошо. Для более глубокого изучения Вивьен Ли и для тех, кто хочет выйти за рамки того, что по сути является книжкой с картинками, существует ряд хорошо написанных биографий - Энн Эдвардс, Александра Уокера и, совсем недавно, Хьюго Виккерса.

«Я не могу вспомнить время в своей жизни, когда я не любил бы фильмы», - пишет Бин во вступительной части. «Когда я был впечатлительным подростком, меня поразила сага о Скарлетт О'Хара, и я начал поглощать любую литературу, которая могла бы рассказать мне больше о постановке и ее звездах». Получив степень магистра Королевского колледжа в Лондоне, она пишет если не блестяще, то исправно, опираясь на полную библиографию, включая трех цитируемых авторов. Она страстно пишет о своем предмете и хорошо передает раскаленную магию, огненную и нематериальную, которой была Вивьен Ли.Автор якобы является первым биографом Ли, имеющим доступ к архивам Оливье, которые были выпущены в 1999 году.

Адекватный указатель, как правило, является слабым местом для книг такого рода, но непростительно упустить центральную личность. Доступ к некоторым моментам из жизни Вивьен можно было бы получить с помощью индекса Оливье, хотя даже он ограничен.

Как и Бин, Клэр Блум в своем предисловии охватывает обе крайности двойственности личности Вивьен. Две актрисы познакомились во время постановки «Дуэли ангелов » Жана Жиро в 1958 году, и именно в это время Вивьен услышала первые слухи о баловстве Оливье с актрисой вдвое моложе.Вивьен позвонила Клэр и сказала, что «она была дома, в своей ванне, и пыталась погрузить голову в воду и утопиться». Она задавалась вопросом, придет ли она. Клэр обнаружила, что здесь много людей, и поняла, что мало что может сделать.

С положительной стороны, Клэр говорит от имени многих людей, которые знали Вивьен и помнят многочисленные добрые и вдохновляющие качества этой самой неуловимой из звезд-женщин: «Она любила тех, кого любила всем своим сердцем, и любила безоговорочно.Мне повезло, что меня приняли в друзья. Это была немалая привилегия ».

(Посещено 2472 раза, сегодня 4 раза)

Тайный любовник Лоуренса Оливье раскрывает, что актер сознался в насильственном ссоре со своей неверной женой Вивьен Ли

«Ларри думал, что убил ее»: тайный любовник Лоренса Оливье 20 лет раскрывает как актер признался в жестоком ссоре со своей неверной женой Вивьен Ли


  • У Сары Майлз были постоянные отношения с Лоуренсом Оливье в течение 20 лет
  • Пара были вместе на протяжении всего брака Оливье с Вивьен Ли
  • «Ларри» признался своей возлюбленной, что толкнул Ли в камин
  • Он также сказал, что в следующий раз результат был бы хуже

Сара Майлз

Опубликовано: | Обновлено:

В течение почти двух десятилетий я старался избегать разговоров о своих 20-летних отношениях с Лоуренсом Оливье.Но теперь, из-за того, что вокруг разносится множество историй, большинство из которых, кажется, в пользу его проблемной жены Вивьен Ли, я хочу защитить его правду, как я ее знаю.

Впервые я встретил Оливье на съемках фильма 1962 года «Срок судебного разбирательства», но я влюбился в него за много лет до этого, когда он сыграл Хитклифа в «Грозовой перевалке». Мне было всего 11 лет, и я мечтала о нем, пока в 18 лет я не снялась в главной роли напротив него.

Нам пришлось ехать в Париж снимать на натуре - и там все мои мечты наконец осуществились.Это было началом периодической любви, которая продлилась 20 лет, не считая двух моих браков с Робертом Болтом.

Цена славы: Лоуренс Оливье признался, что случайно столкнул свою тогдашнюю жену Вивьен Ли в огонь

В 1963 году он попросил меня присоединиться к его новому Национальному театру Олд Вик, чтобы сыграть Эбигейл в «Горниле» Артура Миллера, которое он ставил. . Однажды утром в перерыве между репетициями он заметил, насколько я устал, и спросил, что случилось.

Я рассказал ему о своей саге о Ноне.Нона была такой же студенткой RADA, которая искала меня и обнаружила, что теперь я живу в доме в Челси, однажды днем ​​ворвалась в мою парадную дверь со своим чемоданом и спросила, может ли она остаться со мной, пока она не сориентируется.

По всей видимости, у нее не было семьи - и она оставалась там три года.

Когда я сказал Ларри, что ей поставили диагноз маниакально-депрессивной, шизофренической нимфоманки - не было ничего необычного в том, что на ступеньках моего дома стояли трое мужчин, ожидающих, чтобы `` развлечь '' Нону, - его глаза открылись от удивления.

«Маниакально-депрессивный, шизофреник, нимфоманка, а. . ? - повторил он тихо. «Ну-ну, какое совпадение. . . Далее он рассказал мне, что Вивьен поставили точно такие же три диагноза.

Первая встреча: Сара Майлз и Лоуренс Оливье на испытательном сроке в 1962 году, когда у них возникли 20-летние взаимные отношения

В течение следующих 25 лет Ларри поделился множеством историй Вивьен, иногда изображая ее в очень тревожных образах. , жестокий свет.Он тоже не всегда появлялся, пахнущий розами.

Например, он рассказал, как однажды, прежде чем они с Вивьен расстались навсегда, он оттолкнул ее во время ссоры, и она случайно споткнулась и упала в камин, ударившись головой о огненную собаку.

Ларри думал, что убил ее. Когда Вивьен пришла в себя, он поклялся, что, если не расстанется с ней, в следующий раз обязательно убьет ее.

Чем больше мы сравнивали записи, тем ближе мы становились, поскольку мы оба разделяли крайнее отчаяние, невообразимое разочарование и безнадежность борьбы с двумя такими жалкими существами, хотя и не одновременно.

Но поскольку я все еще переживал эру Ноны, Ларри часто давал мне бесценный совет. Нона трижды пыталась покончить жизнь самоубийством, проглотив снотворное. В двух случаях мне удавалось доставить ее в больницу в самый последний момент.

Но в третий раз, увидев ее лежащую там, как Офелию, с гривой почти бледно-зеленых волос, струящейся по белой подушке, я прошептал ей на ухо: «Нона, прыгай, если действительно хочешь умереть». Несколько месяцев спустя она сделал.

Ларри признал, что период после разрыва с Вивьен был самым мрачным и одиноким временем в его жизни.В самом деле, если бы не тот факт, что Вивьен всегда угрожала покончить с собой, пока они были вместе, он мог бы покончить с собой, поскольку в то время он серьезно потерял равновесие.

Ларри был слишком джентльменом, чтобы открыто говорить о сексуальной зависимости Вивьен. Но я точно знаю, что Вивьен получит удовольствие, если будет следить за тем, чтобы время своих «увлечений» совпало с возвращением Ларри в их дом в Челси или в аббатстве Нотли, в их загородное поместье в Бакингемшире.

Ревность была распространена между парой, но Вивьен стала неуправляемой, когда Ларри начал наносить удары за ударом.Она хотела быть Ларри.

Она потребовала, чтобы он использовал свое влияние, чтобы создать для нее возможности стать дамой, и чувствовала, что Ларри недостаточно помогает ей в этом.

Но он сказал мне: «Правда в том, что в театре она была недостаточно хороша. Она никогда даже не потрудилась прийти на уроки озвучивания.

«Так вот, если бы она продолжала сниматься, она получила бы Оскара после Оскара, но этого было недостаточно для Вивьен - она ​​была полна решимости обыграть меня в моей игре.’

Я работал с Вивьен в 1959 году, задолго до того, как встретил Оливье.

Примадонна: Вивьен Ли в роли Скарлетт О'Хара в «Унесенных ветром» потребовала, чтобы Саре не разрешалось носить любой цвет, кроме черного, когда они работали вместе.

Когда мне было 16, и я все еще работал в RADA, мой агент Робин Фокс ... патриарх актерской династии Фоксов - посоветовал мне получить свой первый опыт работы на киностудии, и он обеспечил меня ролью в «Римском источнике миссис Стоун» с Вивьен и Уорреном Битти в главных ролях.

Это было устрашающе, даже страшно - пройти через ворота Elstree Studios в 5 утра и попросить у портье ключ от моей гардеробной, как и проинструктировал Робин.

Я был несколько озадачен, обнаружив, что, хотя номер на двери совпадает с номером на моем ключе, имя на двери читается как Лотте Леня, которая тогда была музыкальной легендой. Произошла какая-то ошибка?

Я еще раз проверил свой ключевой номер. Это было правильно, поэтому, полный уверенности, я вставил ключ в замок, только чтобы получить три резких удара по плечу, когда я это сделал.

«Ты не можешь туда войти, это гримерка Лотте Лени!» - прошипела маленькая дама позади меня, ее ослепительные глаза горели конфронтацией.

Я стоял на своем. «Доброе утро, мисс Ли», - ответил я так ласково, как только мог. «Это гримерка Лотте Лени», - повторила она, глаза горели как никогда.

«Носильщик, очевидно, дал вам не тот ключ, вам не следует здесь находиться. Прохожие внизу, в раздевалках статистов ».

Ее острый язык и ослепительные глаза начали оказывать на меня влияние.В конце концов, мне было всего 16 лет, так какое же право имела великая леди терроризировать меня таким образом?

«А теперь беги рысью и узнай свой ключевой номер у носильщика», - потребовала она. Я показал ей свой ключ. «Послушайте, числа совпадают, но, если хотите, вы можете посоветоваться с носильщиком», - предложил я, открывая дверь и входя.

Туалетный столик Лотты был заполнен ее личными атрибутами. . . может быть, Вивьен была права, может, это была ошибка. Тем не менее, я доверял Робину, моему волшебнику-агенту; он, вероятно, представлял и Лотту Леня, и все это заранее устроил.

Я сел, как велел Робин, ждать прибытия художника по костюмам, Бамбла Доусона, который должен был меня одеть.

Бамбл в то время был лучшим другом Вивьен. Внезапно влетела мисс Ли и сунула мне в руку лист бумаги.

«Это список цветов, которые нельзя носить», - объявила она, прежде чем снова вылететь. В этом списке были все цвета, кроме черного.

Восходящая звезда: Сара в 1965 году, три года отношений с Лоуренсом Оливье

Бамбл отвернулся от меня, прочитав длинный список Вивьен.«Сука», - пробормотала она себе под нос, думая, что я ничего не слышала. «Мы ей покажем. . . ’

Действительно, так и было. Для моей роли Бамбл одел меня в чрезвычайно мягкий, роскошно сексуальный черный кожаный костюм, намного опередив свое время. В тот момент, когда я появился на съемочной площадке, Уоррен сделал двойной дубль, и Вивьен поймала его.

Затем он взял номер журнала Esquire, положил его перед своим лицом, прошел по сцене и устремился ко мне.

Он стоял прямо передо мной, показывая крупным планом свое лицо на обложке журнала.Внезапно он отбросил его, открыв свое настоящее лицо.

«Привет, меня зовут Уоррен Битти, - сказал он. Он слегка поклонился, прежде чем вернуться в кресло и на ходу взглянуть на Вивьен.

С тех пор я чувствовал себя явно некомфортно, когда лисицы глаза Вивьен весь день смотрели либо на Уоррена, либо на меня.

Для меня было очевидно, что у них роман. Если бы я только мог умиротворить Вивьен, сказав ей, что ухаживания Уоррена ничего для меня не значат - он был совсем не в моем вкусе - день мог бы обернуться совсем, совсем иначе.Но я обнаружил, что Вивьен явно хрупкая, смуглая и ревнивая женщина.

Так как это был мой первый день в мире кино, я предположил, что такое эгоистичное поведение должно быть нормой.

По воле судьбы, через несколько лет меня пригласили на чаепитие в дом актера Роберта Морли в Хенли. Я помню, что это был прекрасный день, и в саду было полно представителей шоу-бизнеса. Примерно в середине дня по лужайке неслась дама в черном. Сопровождающий привел ее к стулу в тени под деревом.

Я выждал время, затем подошел с тарелкой пирожных и предложил ей один. Она озадаченно посмотрела на меня.

«Мы встречались раньше?» - спросила она несколько усталым голосом.

«Да, на« Римском источнике миссис Стоун », - ответил я. «Ты сказал мне, что я могу носить только черное».

«Конечно. . . - ответила она и, вспомнив, как бы смущенно пожала плечами. Наше внимание привлекла ее одежда. «Тебе идет черный цвет», - честно сказал я ей.

Я никогда не забуду безутешную хрупкость ее улыбки, восхитительную красоту, опустошенную жизнью.

Какой бы ни была правда об отношениях между Лоуренсом Оливье и Вивьен Ли - а правда, будучи такой податливой сущностью, всегда где-то посередине - одно можно сказать наверняка: когда Ларри и Вивьен разделились, большинство болтающих классов встало на сторону с ней.

Сара Майлз, в фильмах которой снимались «Надежда и слава», «Леди Кэролайн Лэмб» и «Белая беда», превратила свой особняк в Сассексе в убежище для исцеления и медитации. Для получения дополнительной информации посетите chithurstmanorhealing.com.

Мой роман с фильмами: Вивьен Ли

Немногие актрисы были так знамениты, как Вивьен Ли. Она, безусловно, входит в пятерку лучших актрис Золотого века. В ее собственной стране ее, вероятно, больше почитали за сценическую работу. В Америке она гораздо более известна своей работой в двух фильмах, где она играла невротичных южных женщин, в глубине которых горит огонь ... и получила "Оскар" за оба фильма.

Марлона Брандо, главной мужской роли в фильме « Трамвай под названием« Желание »как на сцене, так и в кино, однажды спросили, кто из Бланш лучше всех - Джессика Тэнди на Бродвее или Вивьен Ли в фильме.Он не упустил ни секунды своим ответом. Вивьен, конечно, потому что она действительно была Бланш .

Правда в том, что помимо душераздирающей красоты и колоссального таланта, помимо милосердной хозяйки, живого собеседника, обаяния, изящества и элегантности, Ли мучила тяжелая психическая болезнь. Она была маниакально-депрессивной, избалованной, контролирующей и саморазрушительной. Она нанесла физический удар, когда ее гнев высвободился, а ее жестокость не знала границ.В центре была бушующая нимфомания, с которой она никогда не могла справиться.

Вивиан Хартли родилась в Индии в 1913 году в британской семье из высшего сословия. Единственный ребенок, она считалась принцессой со дня ее рождения. Ее отец был брокером, а ее мать, также родившаяся в Индии, имела семью, когда родилась Вивиан. В три года она впервые выступила в фильме Little Bo Peep . Мама была предана искусству, чтению и общению и делала все, что могла, чтобы привить их дочери.


















В шесть лет Вивиан увезли в Англию и записали в частный интернат. Она на всю жизнь подружилась со школьной подругой, будущей актрисой Морин О'Салливан (мать Миа Фэрроу) и два года не видела родителей. Вместо того, чтобы говорить о том, как сильно она скучала по ним, позже она говорила, что ей нравилась дисциплина. Там она преуспела в исполнительском искусстве, несмотря на свой юный возраст, и сказала О'Салливан, что однажды станет великой актрисой.

На пороге того, чтобы стать подростком, родители забрали ее из школы, и тройка отправилась в мировое турне, которое продлилось четыре года. Она училась в различных школах и научилась говорить по-французски и по-итальянски. К тому времени, когда семья вернулась в Англию, все, о чем она могла говорить, было о том, чтобы стать актрисой. Отец записал ее в Королевскую академию драматического искусства.

В 1932 году, когда ей было 19 лет, она вышла замуж за адвоката Герберта Ли Холмана, который был на 13 лет старше ее.Делала она это в основном для того, чтобы выйти из дома и выйти из-под присмотра родителей. Она была без ума от актера Лесли Ховарда, как ее Скарлетт от его Эшли Уилкса. Друзья не могли не заметить, насколько ее новый муж похож на Ховарда. Вскоре она бросила учебу и родила единственного ребенка, дочь. По собственному признанию Вивиан, она никогда не была хорошей матерью.

В женском отделе она тоже не собиралась завоевывать награды. Она отложила актерскую игру на задний план, чтобы нанести удар по домашнему хозяйству, пока друзья не посоветовали ей вернуться к своей мечте и сыграть немного.Это рассердило ее мужа, который очень мало думал о шоуменах.

Она впервые появилась на экране и на сцене в 1935 году. Какой бы талантливой она ни была в своей новой профессии, она сняла всего 19 фильмов (упомянем только 13). В качестве новой фамилии она взяла второе имя мужа и сменила его. написание ее имени.

















На ее первом сценическом выступлении присутствовал Лоуренс Оливье, и они почти сразу стали любовниками, несмотря на то, что каждый был женат (он на актрисе Джилл Эсмонд).Они были не так осторожны, как думали. Белый жар их страстей проникал во все, что они делали и говорили. Она ворковала, что он был самым магнитным человеком, которого она когда-либо знала. В то же время каждый считал другого величайшим актером. По крайней мере, Ли никогда не испытывала ничего более опьяняющего.

Однако было еще одно, что привлекло ее внимание. В перерывах между играми с Оливье Ли безумно читал гигантский бестселлер Маргарет Митчелл «« Унесенные ветром ».

Новые возлюбленные приступили к съемкам первого из трех фильмов, которые они собирались снимать вместе, - костюмированной елизаветинской драмы « Пожар над Англией » (1937). Те, кто был на съемочной площадке, сообщали, что производство часто приостанавливалось, в то время как они довольно шумно обедали в своих гримерных.

Когда им приходилось расстаться для другой работы или других обязанностей, никто из них не мог этого вынести. О, моя дорогая маленькая любовь, я так скучаю по тебе, , - написал он. Ой, кровь моя, без тебя невыносимо .Они безумно любили друг друга, но ни один из них не был способен на верность ... ни со своими супругами, ни друг с другом. Это было просто не в их характере. Они не скрывали друг от друга таких вещей. Оба знали, во что ввязываются. Ну вроде как.

В эти дни Ли не так плохо себя чувствовала, как могла бы. Попыток суицида или угроз пока не было, но эпизоды были. Оливье мог сначала отмахнуться от них, потому что с самого начала знал, что она возбужденная актриса.

У него были свои истины. Он был нервным актером. В его мире с ним будут обращаться как с королевской семьей. Лучшего актера не было и никогда не будет. Получилось довольно пьянящее. Лично я согласен с похвалами, но всегда думал, что их нужно немного подрезать. Были и другие актеры, которыми я восхищался больше.

















Так получилось, что Ли и Оливье собирались сниматься в многообещающих фильмах.Зная, что он будет в Калифорнии, пока она снимается в Англии, она плохо себя вела, но это длилось недолго. Она решила, что, поскольку ее фотография закончилась первой, она могла присоединиться к своему возлюбленному и в то же время практиковать свой южный акцент. У нее было прослушивание, которое она планировала.

Однако сначала был A Yank в Оксфорде (1938). Спродюсированный MGM, по сути, это было знакомство Ли с американской аудиторией ... и они, затаив дыхание, ждали увидеть эту богиню, о которой газеты и журналы о фильмах не могли перестать суетиться.Она проявила первые признаки темперамента на работе, считалась неразумной и трудной для общения. Никто не знал, что ей было труднее, чем обычно, справляться с болезнью. Она не искала помощи.

Она будет в паре с Робертом Тейлором, кораблем мечты, который хотел изменить свой имидж. Этим фильмом во многом можно приписать это. Приятель детства Ли, Морин О'Салливан, сыграла главную женскую роль. Ли сыграет кокетливую жену владельца книжного магазина. Сексуальность ее персонажа обычно была в центре внимания, но наверняка это обеспечило ей хорошую репутацию для той роли, которую она так желала.

Между тем, St. Martin's Lane (1938) открылись за границей и получили хорошие отзывы. Это восхитительная комедия об уличных музыкантах (уличных артистах), в которой Чарльз Лотон декламирует драматические отрывки, а Ли танцует и роется в карманах. Рекс Харрисон усложняет ситуацию, когда влюбляется в Ли, и мы все весело проводим время. Дама доказала, что у нее такой же талант к комедии и танцам, как и к драме, но мало что из этого сделала.

Оливье написал ей ... Я проснулся в ярости от желания тебя, любовь моя.О боже, как я хотела тебя. Возможно, вы гладили свою любимую личность . Она ответила, что любит его особой душой .

Игра Скарлетт О'Хара стала навязчивой идеей Вивьен Ли. Она прекрасно понимала, что никогда не было такого годичного всемирного поиска талантов, как никогда раньше (или после). Она все это отслеживала. Она была счастлива, когда пару хороших кандидатов рассматривали, но не принимали во внимание и в целом думали, что некоторые попытки были ошибочными.

Она знала, что у них со Скарлетт много общего, и именно поэтому ее тянуло к этому. Ну, это было помимо ожидаемой ошеломляющей славы. Оба были упрямы, действовали импульсивно, не имели никакого чувства последствий, были похотливыми, беспокойными и красивыми. О да, ей просто нужно было получить эту роль.

Входят братья Селзник, Льюис и младший брат Дэвид. Льюис был одним из крупнейших агентов Голливуда, а Дэвид был отважным, независимым продюсером и главным руководителем проекта GWTW .Льюис был агентом Оливье и стал агентом Ли за пять минут до того, как его представили Дэвиду. Это произошло на участке RKO (принадлежащем Дэвиду) для первой сцены фильма - сожжения Атланты. Самый амбициозный фильм когда-либо начинался без главной героини.















Брат встретил брата с линией Эй, гений, познакомься со своей Скарлетт О'Хара . Братишка не сомневался.Он бросил один взгляд на лицо фарфоровой куклы, кошачью улыбку, длинные красивые волосы, темные глаза и ресницы. Если бы он еще не был продан ей, предложив злую линию с поднятой бровью и с привлекательным южным акцентом, несомненно, закрепили бы сделку. Он определенно знал, насколько она известна и что американская публика требовала увидеть ее побольше. Селзник знал, что Вивьен Ли будет так же хороша для GWTW , как и фильм для нее. Подпишите здесь.

Скарлетт О'Хара будет признана самым известным женским персонажем в истории американских фильмов.Если и были какие-то сомнения относительно вечной славы Ли, то все закончилось, когда она сыграла эту роль. Она по праву получит Оскара, став первой британской женщиной, которая сделает это.

Бедный Оливье ... он не мог скрыть своей ревности. В конце концов, он приехал, чтобы снять небольшую романтическую историю под названием « Грозовой перевал », которую люди, похоже, приняли, и он был номинирован на «Оскар» за свои усилия.

Конечно же, MGM хотели продолжить с Ли, и, поскольку студия была так довольна их первой парой, Роберт Тейлор вернулся.Мост Waterloo Bridge (1940) был не только лучше их первого фильма, но и до сих пор остается трогательной историей любви. Тейлор думал о ней, но он признался, что был немного озадачен, когда стал свидетелем нескольких ее маниакальных моментов. Он сказал, что она может быть действительно пугающей. Ли всегда утверждала, что это ее любимый фильм.

21 день вместе «» (1940), второй фильм о Ли и Оливье, снятый ранее, наконец-то вышел на экраны. Он убивает кого-то в порядке самообороны, но решает не рассказывать своей девушке, и конфликт возникает из-за этих фактов.Были свои моменты, но должно было быть лучше.

Ли и Оливье поженились в живописной Санта-Барбаре, штат Калифорния, в 1940 году, а Кэтрин Хепберн работала подружкой невесты. Ли был в восторге. Она получила своего мужчину. Его бывшая жена назвала Ли корреспондентом по делу о разводе.

















Они сняли особняк в Бель-Эйре по соседству с комиком Дэнни Кей.У них с Оливье начнется роман, который продлится годами, хотя и носит спорадический характер. Ли знала о бисексуальности своего мужа и его бывшей жены. Ли все исправила, что, с одной стороны, странно, учитывая ее собственническую любовь, но ей тоже нужно было, чтобы он что-то понял. Ей нужно было гораздо больше секса, чем он был готов, чтобы она брала любовников. (На самом деле, вероятно, она бы завела любовников независимо от сексуальных способностей Оливье.) До сих пор это был случайный секс, секс на одну ночь, хотя в 1948 году все изменилось.

Вскоре после их свадьбы случилось немыслимое. Благодаря своей известности они решили потратить большую часть своих денег на бродвейскую постановку «Ромео и Джульетты
» на Бродвее. И это серьезно провалилось. Она впала в глубокую депрессию, и он сделал все, что мог, чтобы облегчить нагрузку своей возлюбленной. Казалось, она пролежала в постели неделями, но собралась с силами, чтобы начать репетиции своего следующего фильма. К счастью, Оливье был бы ее напарником.

Я считаю, что « That Hamilton Woman » (1941) - одна из лучших работ Ли.Она изображает актрису Эмму Гамильтон, которую помнят гораздо больше как любовницу знаменитого военно-морского капитана лорда Горацио Нельсона. Оба были женаты на других, и их отношения вызвали скандал. Неудивительно, что Оливье оба были такими хорошими ... это была страница из их собственной жизни.














Некоторые называют их настоящей звездной парой ... красивой, талантливой и всегда в новостях.Конечно, вместе, вне зависимости от того, замужем ли она или нет, она стала считаться самой королевской особой, что усилилось, когда она стала леди Оливье после вознесения ее мужа на престол лорда. По сути, члены королевской семьи были их друзьями. Их скандальный роман едва не соперничал с любовью герцога и миссис Симпсон и определенно подготовил почву для саги о Лиз и Дике в начале 60-х, за которой последовало еще много.

Оба Оливье провели большую часть следующих четырех лет, ступая по доскам в одной игре за другой, некоторые друг с другом, некоторые нет.Они были большими любителями вечеринок ... Ли их обожала. Приглашения желали все, кто был кем угодно. Никогда не знали, с кем можно потрудиться, возможно, даже с Черчиллем. Но у Ли было все больше и больше мрачных моментов.

Однако эпизод мог настигнуть ее в любой момент, и на одной из вечеринок она могла стать распутницей, непрестанно ругаться и даже скинуть одежду. Попытка успокоить ее могла быть совершенно опасной, и часто гости прощались с Оливье или просто тихонько уходили.

На нее было приятно смотреть как на одну из главных звезд сериала Цезарь и Клеопатра (1943), но Джордж Бернард Шоу, в последний раз увидев одну из его пьес, публично прокомментировал, что она не подходит для этого . Я не думала, что Клод Рейнс подходит для этого. Он был прекрасным характерным актером, но в главной роли? Я никогда не мог этого увидеть. Производство длилось девять месяцев, что часто затруднялось бомбардировками. Она была очень подавлена ​​во время съемок и перенесла нервный срыв после выкидыша.Ей удалось сплотить некоторых, когда у нее был роман со Стюартом Грейнджером. С этого момента ее припадки и срывы будут происходить чаще.

Развлекая войска в Африке, Ли начал терять вес. У нее также был кашель, от которого она не могла избавиться, хотя она приписывала это четырем пачкам сигарет, которые она выкуривала в день. Тем не менее, она сделала то, чего почти никогда не делала ... она обратилась к врачу. Мрачные новости пришли, когда он обнаружил серьезное пятно туберкулеза на ее легком.Он настоял на том, чтобы она пошла в санаторий для длительного лечения, но она отказалась. Однако она вернулась домой и провела в постели (в основном) девять месяцев.

В 1945 году она сказала опустошенному Оливье, что больше не любит его. Она сказала, что относилась к нему, как к брату. Она также сказала, что не собиралась с ним разводиться. Для всего мира никто не узнает и не увидит, что что-то изменилось. Она напомнила ему, что они чертовски хорошие актеры, поэтому они будут играть. Их дела увеличились, но ее дела были чрезмерными.Ее сексуальные влечения были неконтролируемыми ... и опасными. Она занималась сексом с совершенно незнакомыми людьми, часто с теми, кого она преследовала в общественных парках. Ей нравилось грубо ... давать и получать.

В 1948 году Ли был подписан контракт на роль Анны Карениной . Она думала, что сможет привнести что-то в прочную роль женщины, которая бросила мужа и ребенка из любви к другому мужчине. Это был хороший спектакль, но съемки сопровождались маниакальными эпизодами, из-за которых производство иногда прекращалось.

В том же 1948 году Оливье были в Австралии, разыгрывая пьесу, когда их поведению уделялось слишком много внимания. У нее был припадок из-за того, что она не нашла свои туфли, и когда он больше не мог этого выносить, он ударил ее перед актерами и командой, и она ударила его в ответ.















Там Оливье нанял австралийца Питера Финча в свою театральную труппу. Оливье узнал великого актера, когда увидел его.Вечно возбужденный Финч и сексуально ненасытная Ли завязали страстный роман, который длился до конца 50-х годов. Судя по всему, между двумя мужчинами все было довольно цивилизованно. Ли сказала своим приятелям, что Финч был волшебным в постели. Она никогда не знала мужчину, который мог бы за ней не отставать. Каждому также нравились их жестокие ролевые игры.

Ли любила играть трагических героинь, и в 1949 году Теннесси Уильямс пригласил ее на роль в лондонской постановке «Трамвай« »под названием« Желание »». Он также играл на Бродвее с Джессикой Тэнди, Брандо, Ким Хантер и Карлом Малденом.Удовольствие от получения роли Ли еще больше усилил ее режиссер ... Оливье. Она не была так взволнована с тех пор, как взяла Скарлетт. По всем стандартам это было великолепное выступление. Она надеялась, что ей удастся сыграть Бланш в фильме.

После четырех лет отсутствия на экране она была подписана на производство «Элиа Казан» 1951 года - трамвая . Девять человек из спектакля повторили свои роли. Не все актеры были особенно добры к Ли. Она была незваный, она была душно британцами и сначала они были настроены не так, как ей.Но все изменилось, несмотря на то, что у нее было несколько эпизодов на съемочной площадке Голливуда. Другие находили ее одновременно жесткой и хрупкой, учитывая момент, и всех развлекал ее кокетливый юмор.














Драматург, у которого были собственные проблемы с психическим заболеванием, сказал, что Leigh привнес в роль, которую я задумал, и многое, о чем я никогда не мечтал. Тем не менее, ей было больно играть такую ​​роль.Игра Бланш заставила Ли взглянуть на себя поближе, и ей не понравилось то, что она увидела, и она плохо с этим справилась. И персонаж, и актриса были на грани срыва. Позже она скажет, что съемки привели ее в безумие . Оливье, который также снимал фильм в Голливуде, посетил съемочную площадку (и, как сообщается, имел роман с Брандо) и сказал, что, по его мнению, роль испортила ее .

Жесткий критик Полин Кель сказала, что выступления Ли и Брандо были двумя из лучших, когда-либо снимавшихся в кино.Ли объявил бы Брандо вторым лучшим актером, которого я когда-либо знал . Она получит свой второй «Оскар», столь же заслуженный, как и первый. Оливье, чья ревность к ее первой победе на Оскаре была огромной, несколько ослабла после того, как он выиграл за Гамлет в 1948 году. Но вот теперь был ее второй Оскар, и он с трудом мог его выдержать, каким бы заслуженным он ни считал его.

Она была подписана Paramount на главную роль в Elephant Walk (1954). Это довольно ничем не примечательный фильм, за исключением того, что в нем есть несколько захватывающих сцен с топающими толстокожими животными, особенно внутри особняка.Ли была взволнована поездкой на Цейлон главным образом потому, что она сыграла жену Финча. Но, как это часто случалось, они не ладили так хорошо, и ее психическое заболевание и связанное с этим поведение разразились до такой степени, что студия уволила ее, и роль взяла на себя Элизабет Тейлор. Вернувшись домой, Ли перенесла серию шоковых процедур, и она будет проходить их еще много раз. Роман с Финчем тоже скоро закончится. Он не мог больше выносить безумие.

Она сняла британский фильм « Глубокое синее море» (1955) Угадайте, о чем он? Женщина средних лет в бесстрастном браке уходит от мужа к более молодому мужчине.Костар Кеннет Мор публично заявил, что не хочет играть с ней, и она поняла это, что привело к холодным рабочим отношениям и так себе фильму.

В 1959 году ей предложили роль вместе с Лоуренсом Харви в «Комнате на вершине », но она чувствовала себя недостаточно хорошо, чтобы работать. Симона Синьоре сыграла ее и получила Оскар. Также в 1959 году она переехала к актеру Джону Меривейлу. Он знал ее много лет. Я подозреваю, что его любовь была смешана с чувством жалости к ней и необходимостью защитить ее от самой себя.Это произошло с благословения Оливье. Он доходил до того, что тоже больше не мог этого выносить.

Ли и Оливье развелись в 1961 году. У него был роман с актрисой Джоан Плорайт и женился на ней через два месяца после того, как развод с Ли стал окончательным. Это будет его самый продолжительный брак. Ли хранил свое фото у постели до конца своей жизни. В Англии, по крайней мере, к ней всегда будут обращаться как к леди Оливье ... она настаивала на этом.

Также в 1961 году он вернулся к кинопроизводству через шесть лет благодаря еще одному предложению Теннесси Уильямса.Он позволил всем своим личным демонам написать Римская весна миссис Стоун и снова знал, что Ли идеально подходит для роли Карен Стоун. Он любил говорить, что Карен было , проходя через средний возраст эмоций . Это касается недавно обеспеченной вдовы, которая снимает роскошную квартиру в Риме и встречается с жиголо (смущающее выступление Уоррена Битти), которого она почти не знает. После того, как все закончится, она готова встретиться с любым мужчиной, который придет.

Фильм не очень хорошо собирал кассовые сборы, но мне он понравился, и я подумал, что она великолепна.Различные болезни, чрезмерное курение и употребление алкоголя сказались на ее красоте. Она выглядела старше, чем мы видели ее раньше на экране, но все же была привлекательной.

















Она не работала еще четыре года, когда Стэнли Крамер попросил ее присоединиться к большому составу «Корабля дураков » (1965). Ли, Синьоре, Ли Марвин, Хосе Феррер, Оскар Вернер, Элизабет Эшли и Джордж Сигал были среди пассажиров корабля, направлявшегося в Германию из Мексики в начале 30-х годов.У него были свои мотивы к мыльной опере, но великолепные актеры держали его на плаву.

Как обычно, у Ли были напряженные моменты. У нее были галлюцинации, много поведения дивы, и актеры думали, что она сошла с ума. Большинство ее сцен были с Марвином, и она критиковала его за пьяное дыхание. В конце концов они стали друзьями. Несмотря на то, что она была высоко оценена, она не играла такой большой роли, как некоторые другие. У нее действительно есть сцена, в которой она издевается. Это будет ее последний фильм.

В 1967 году Вивьен Ли потеряла сознание и умерла в своем доме от приступа туберкулеза.Скарлетт и Бланш можно было увидеть в любое время, но красивой Вивьен, леди Оливье, больше не было. Ей было 53 года.

Джек Меривейл был убит горем, хотя наверняка что-то в нем должно было почувствовать облегчение от того, что безумие закончилось. Оливье тоже был убит горем и помог Меривейлу с организацией похорон. Очевидно, Оливье стоял в одной точке своей спальни и молился о прощении всех зол, которые возникли между нами . Пятью неделями ранее он написал ей письмо, которое подписал « искренней любви, дорогой, твой Ларри ».

Позже он сказал, что все еще женат на Плаурате, что Ли была большой любовью его жизни. Лежа на смертном одре в 1989 году, он попросил кого-нибудь сыграть для него один из ее фильмов.

Это была настоящая жизнь, не так ли? Тем не менее, я не могу удержаться от слов «о скрипка ди ди».


Следующая запись:
Нуар с TnT

Самая прекрасная и самая трагическая актриса Великобритании

Сорок лет назад сегодня вечером умерла величайшая британская актриса.
Вот мой отрывок из сегодняшней Daily Express о мучительной жизни покойной великой Вивьен Ли.

Она увековечена как звезда фильма «Унесенные ветром», одного из самых успешных фильмов всех времен и единственной британской женщины, получившей два «Оскара» за лучшую женскую роль. Она и ее муж Лоуренс Оливье были первой золотой парой знаменитостей в Великобритании. А Вивьен Ли была поразительной красавицей в период своего расцвета. Только в прошлом году она была признана самой красивой британской женщиной всех времен, победив таких, как Диана, принцесса Уэльская, и Кэтрин Зета Джонс.И все же жизнь Вивьен Ли была трагичной. Она умерла 40 лет назад в эти выходные в возрасте всего 53 лет. Брак с Оливье закончился горем. Она страдала туберкулезом (который убил ее) и, что более важно, маниакальной депрессией. Последнее привело к ее резким перепадам настроения и неконтролируемому поведению, временами граничащим с безумием. Что еще хуже, ее психическое заболевание часто проявлялось в нимфомании, из-за чего она занималась сексом с незнакомцами в лондонских парках.

Конечно, ее позолоченная ранняя жизнь ничего не говорила о предстоящих проблемах. Она была ребенком Империи, и во время беременности ее мать проводила полчаса в день, глядя на Гималаи в надежде, что часть их красоты будет передана ее ребенку. Ее вера окупилась: даже в раннем возрасте было ясно, что Вивиан (позже она изменила написание своего христианского имени) будет потрясающе красивой. Это была привилегированная жизнь; ее родители были обеспечены, и слуги ждали ее по рукам и ногам.Когда она была единственным ребенком, мать постоянно напоминала ей, что она особенная. Однажды, когда она спросила, почему 5 ноября запускают фейерверк, ей ответили: «Это на твой день рождения, дорогой». Но ее изнеженное детство внезапно закончилось, когда ее отправили в монастырскую школу в Англии в возрасте всего лишь шесть с половиной. Ее биограф Александр Уолкер считал, что это изменение сильно повлияло на психическое здоровье Вивьен: она была на два года моложе всех других детей и не видела свою мать почти два года.Но именно в монастыре у нее начался интерес к драматическому искусству. «Когда я выйду из школы, я стану великой актрисой», - призналась она подруге, впервые продемонстрировав свою неистовую целеустремленность.

Вивьен также знала, чего именно она хотела, когда дело касалось поиска мужа. В 1932 году, когда ей было 18 лет, она увидела красивого мужчину верхом на лошади во время местной охоты. «Я выйду за него замуж», - сказала она своей подруге. Не имело значения, что этот мужчина, Ли Холман, был на 13 лет старше ее и уже помолвлен: Вивьен, не в последний раз, добилась своего.Но стремление к семейной жизни не интересовало юную актрису. Когда у нее родилась дочь Сюзанна, она просто написала в дневнике «родила ребенка - девочку». Вивьен приставала к мужу, чтобы он разрешил ей вернуться в театральную школу; чтобы получить его одобрение, она взяла его христианское имя в качестве своей сценической фамилии. Ее большой прорыв произошел в постановке «Маски добродетели» в Вест-Энде в 1935 году. «Ошеломляюще красивая» молодая актриса получила восторженные отзывы, и вскоре о ней заговорили в театральном мире Лондона.

Примерно в это же время она впервые увидела молодого актера по имени Лоуренс Оливье. «Это человек, за которого я выйду замуж», - еще раз сказала она другу. Ей снова указали, что ее последняя жертва была замужем. Но снова Вивьен была полна решимости пойти на все, чтобы получить то, что она хотела. Она пошла за кулисы, чтобы навестить Оливье в его гримерной, и на глазах у изумленных зрителей поцеловала его в плечо. И когда она узнала, что Оливье с женой едут на Капри в отпуск, она тоже поехала туда, взяв с собой друга своего мужа в качестве прикрытия.Вскоре у Ли и Оливье был роман. Первый фильм, который они сняли вместе, - «Пожар над Англией», где они сыграли роли влюбленных. Наконец, появившись вместе в постановке «Гамлета», они объявили, что покидают своих супругов и вместе переезжают в дом. Эта новость возмутила консервативную в социальном отношении Британию 1937 года.

Даже после поимки Оливье ультра-амбициозной Вивьен предстояло взобраться еще на несколько гор. Голливуд начал поиск талантов, чтобы найти актрису, которая сыграет роль Скарлетт О'Хара в киноверсии бестселлера «Унесенные ветром».Несмотря на то, что она приобрела известность в Британии, Ли все еще оставалась неизвестной в Голливуде. И все же Ли не унывал. Она погрузилась в роман Маргарет Митчелл, заучивая отрывки из него наизусть. Она поехала в Америку, якобы для того, чтобы быть с Оливье, снимавшим «Грозовой перевал», а на самом деле - для встречи с его агентом Майроном Селзником, братом продюсера «Унесенных ветром» Дэвида О. Селзника. Ли уговорил Майрона взять ее, одетую как Скарлетт, на съемочную площадку «Унесенных ветром» и познакомить с продюсером фильма.Селзник был очарован молодой красивой британской актрисой. «Вся ее жизнь была своенравной, как и Скарлетт», - говорит историк кино Тони Сломан. «Она сделает все, что ей нужно, чтобы получить то, что она хочет, как и Скарлетт». Завораживающая игра Ли принесла ей в 1939 году премию Оскар за лучшую женскую роль, один из восьми «Оскаров», полученных фильмом.

И все же, хотя она достигла мировой известности в возрасте 26 лет, личное удовлетворение оказалось труднодостижимым. Во время съемок фильма «Цезарь и Клеопатра» в 1944 году Ли, тогда беременная, поскользнулась и упала, потерпев выкидыш.Стресс вызвал психический срыв, и Ли вошла в маниакально-депрессивное состояние, которое должно было омрачить ее остаток жизни. «Когда она была под кайфом, она была действительно под кайфом и почти не поддавалась контролю; когда она была под кайфом, она была склонна к самоубийству», - пишет Александр Уокер. В 1951 году Ли получила свой второй «Оскар» за роль невротичной Бланш Дюбуа в фильме Теннесси Уильяма «Трамвай« Желание »». Многие критики считают ее выступление одним из лучших в истории кино, но оно оказалось катастрофическим для ее психического здоровья.Позже Ли утверждал, что игра Дюбуа, которого в конце фильма уводят в сумасшедший дом, «довела меня до безумия». Она даже начала произносить фразы персонажа из фильма в реальной жизни. Побочным продуктом психического заболевания Ли было ненасытное желание секса. В 1948 году во время гастролей в Down Under со своим мужем она закрутила роман с молодым австралийским актером Питером Финчем. Ее роман с Финчем возобновился на съемках фильма 1953 года «Прогулка на слонах», когда Ли перенесла нервный срыв, и ее пришлось лететь обратно в Великобританию.

У Ли также были частые сексуальные контакты с незнакомцами. Она предлагала водителям такси и курьерам. «Она жестоко относилась к сексу», - вспоминает ее подруга Джоан Тринг. «Однажды она позвонила мне и попросила выпить с ней чаю. Я приехал через полчаса, но Вивьен не было. В конце концов, она вернулась. Шел дождь - она ​​была измазана, вся в грязи и выглядела ужасно. был на площади с кем-то. Такие вещи происходили постоянно ".

Хотя внешне сэр Лоуренс и леди Оливье все еще были золотой парой британского мира театра и кино, их брак все больше подвергался напряжению.Оливье не мог удовлетворить сексуальный аппетит своей жены, и происходили частые ссоры, иногда жестокого характера. Наконец, в 1960 году, после 23 лет совместной жизни, большой роман закончился. Пара развелась, и Оливье женился на актрисе Джоан Плорайт. Ли был убит горем. Она обвинила Плаурата в разрыве, забыв о своем романе с Питером Финчем. Маниакальная депрессия продолжала мучить ее. Сегодня страдающим депрессией можно прописать таблетки или записаться в дорогую клинику.Во времена Ли единственным лечением была ЭСТ (электросудорожная терапия), при которой электроды накладывались на виски пациента. Подруга Ли пошла навестить ее после одного такого сеанса лечения и вспоминает, как видела, как великая оскароносная актриса ползла по земле и копала руками. Ли даже не узнал ее.

И все же, хотя временами с Ли было невозможно жить, в остальном она была добрым и щедрым человеком. «У нее все время была энергия и энтузиазм», - вспоминает Сирил Кеган-Смит, куратор костюмов в Королевской шекспировской труппе.«Она была очень дружелюбным человеком и совсем не сдерживаемым. Мы все ее любили».

Последним фильмом Ли был «Корабль дураков», снятый в 1965 году. В тяжелом физическом и психическом состоянии она сыграла разводящуюся невесту, сыграв столь трогательную игру, что многие сочли, что она заслуживает третьего «Оскара». Параллели между ее персонажем и Ли в реальной жизни казались слишком реальными. «Я Скорпион», - сказала она однажды. "И они съедают себя и выгорают. Я колеблюсь между счастьем и несчастьем.Я говорю то, что думаю, не притворяюсь и готов принять последствия своих действий ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *