Улочка вермеер: Вермеер Ян — Маленькая улица 1658-1660 | Голландский золотой век Барокко

Содержание

Бесценный голландец — РИА Новости, 03.05.2017

В центре картины видна колокольня Новой церкви (Nieuwe Kerk) и ворота Схидам, также не сохранившиеся до наших дней. Рядом с этими воротами находился дом тещи Вермеера Марии Тинс, где в то время и жила семья художника.

Широко известен тот факт, что Вермеер использовал при работе над этой картиной камеру-обскуру, т.е. этот пейзаж можно назвать фотографичным. Кстати, рентгенографические исследования показали, что те же башенки Роттердамских ворот художник сначала изобразил залитыми солнечным светом, однако позже передумал. Голландский исследователь Кеес Кальденбах (Kees Kaldenbach) смог установить, что пейзаж изображает город в начале мая. На первом плане можно увидеть двух женщин, а чуть поодаль рядом с лодкой еще три фигуры. Та же рентгенография помогла установить, что рядом с женщинами был изображен еще мужчина в широкополой шляпе, которого позже Вермеер закрасил.

Картина подписана монограммой IVM на лодке в левой части.

Почти половина произведений Вермеера при его жизни и после смерти была выкуплена местным коллекционером Питером ван Рюйвеном (Pieter van Ruijven). «Вид Делфта» числился в его коллекции с 1674 года, затем переходил от одного голландского коллекционера к другому, пока в 1822 году не был приобретен государством в коллекцию Королевской галереи Маурицхёйс, где картину можно увидеть и по сей день.

«Девушка с жемчужной сережкой»
Около 1665-1667 годов
Королевская галерея Маурицхёйс (Mauritshuis), Гаага

Благодаря фильм Питера Веббера с Колином Фертом и Скарлетт Йоханссон в главных ролях, эту картину можно считать самой известной работой Вермеера. Впрочем, легендами «Девушка с жемчужной сережкой», или «Северная Мона Лиза» как ее иногда называют, обросла еще с конца XIX века. Главная изюминка этой работы – сережка, на которой сконцентрировано внимание. В XVII веке жемчуг был важным символом социального статуса.

© Королевская галерея Маурицхёйс (Mauritshuis)

Ян Вермеер «Девушка с жемчужной сережкой». Около 1665-1667 годов

Эту работу художника относят к жанру «tronie» (от нидерл. «голова», «лицо»), популярному в Голландии XVII века, чаще всего на таких картинах изображены неизвестные люди, иногда с необычным выражением лица, подобная серия автопортретов есть и у Рембрандта.  В 1969 году она была продана на том же аукционе, что и «Вид Делфта», но цена ее тогда составила всего 17 гульденов. Точных свидетельств этому нет, историками установлен факт продажи одного из портретов-tronie на аукционе за эту сумму, но была ли это «Девушка с жемчужной сережкой» вопрос спорный. 

После того аукциона картина исчезла почти на 200 лет, и была обнаружена 1881 году. Коллекционер Арнольдус Эндрис де Томбе приобрел на публичном аукционе за смехотворную цену в 2 гульдена, 30 центов. Картина была в плачевном состоянии, близком к полному уничтожению (кстати, последнюю реставрацию она перенесла сравнительно недавно в 1994 году). После смерти де Томбе в декабре 1902 года согласно его завещанию двенадцать картин из его коллекции были переданы в  галерею Маурицхёйс.

Среди них была и «Девушка с жемчужной сережкой», а в 1903 году картина была признана работой Вермеера. Подпись «IVMeer» находится в левом верхнем углу и она написана чуть более светлым тоном на темном фоне, так что на репродукциях ее практически невозможно увидеть. И хотя пигменты подписи сейчас невозможно проанализировать (слой краски в этом месте сильно вытерт), эксперты галереи настаивают на ее подлинности.

Личность девушки, изображенной на портрете, тоже до конца не ясна. Напомним, что сюжет фильма Веббера, основанный на одноименном романе, — это вымысел. Эксперты же в большинстве своем склоняются к мнению, что на картине изображена старшая дочь художника Мария, которой в период написания картины было 12-13 лет.

Одной из «загадок» этой картины является то, что ее героиня изображена в тюрбане, что довольно необычно: голландские девушки XVII века не носили подобных головных уборов. Исследователи творчества художника считают, что вдохновение для этой работы он черпал не в жизни, а в искусстве, проводя параллели с другой картиной – «Мальчик в тюрбане» Михаэля Свертса был написан за десять лет до «Девушки с жемчужной сережкой», и вполне возможно, что эта работа была знакома Вермееру. Желтые одежды, как жакет, надетый на девушке, часто встречаются на картинах художника. Как предполагают некоторые искусствоведы, этот жакет принадлежал жене Вермеера и его модели, в числе которых была и сама супруга и его дочери, часто надевали его.

Подготовила Наталья Попова

Профессор из Амстердама нашёл улицу, написанную Вермеером: philologist — LiveJournal

Новые архивные исследования позволили определить точное местоположение всемирно известной «Маленькой улочки в Дельфте» Яна Вермеера. Поклонникам искусства впору петь песню «Вот эта улица, вот этот дом», а гидам дополнять маршруты и показывать туристам «вид, запечатленный на шедевре». Будете в Нидерландах — сфотографируйтесь там непременно!

Франс Грийзенхаут, профессор истории искусств в Университете Амстердама, нашёл координаты по записям XVII века, которые раньше не использовались. До сих пор учёные не могли прийти к согласию о том, какие же именно дома в своём родном городе изобразил нидерландский художник на картине «Маленькая улочка в Дельфте» (другое название — «Вид дома в городе Дельфт»).

Оказывается, Вермеер написал улицу Фламингстраат (Vlamingstraat) — место, где сейчас находятся дома №№ 40−42. Это открытие стало поводом для выставки, которая проходит в Государственном музее (Рейксмюзеуме) в Амстердаме до 13 марта 2016 года. Затем экспозиция переместится в музей Принсенхоф в Дельфте.


Ян Вермеер. Маленькая улочка в Дельфте. 1659, 53.5×43.5 см.

Неоспоримые доказательства того, что адрес «вида на картине» — верный, Грийзенхаут нашёл в «Реестре дноуглубительных работ в Дельфте» 1667 года. Это записи о том, какой налог каждый домовладелец должен заплатить за поддержание набережной на его улице. В книге с точностью до 15 сантиметров описывается ширина всех зданий и проходов между ними во времена Вермеера. Основываясь на этом, учёный вычислил единственное место, полностью соответствующее картине. Выводы подтвердили и другие источники — в частности, «Регистр причальных сборов» и Карты Google.

Нынешние здания были возведены на этом месте в последней четверти XIX века. Однако сохранились узнаваемые ворота и проход между строениями. Дом справа принадлежал овдовевшей тёте Вермеера, Ариаэнтхен Клас ван дер Минне, сестре отца. Она зарабатывала на жизнь себе и пятерым детям, продавая потроха, и проход рядом с домом назывался «Требушиными воротами». Известно, что мать и сестра художника жили на том же канале — по диагонали. Поэтому вполне вероятно, что Ян Вермеер хорошо знал этот дом, и связывал с ним личные воспоминания.

«Маленькая улочка» — один из двух дошедших до наших дней пейзажей Вермеера. Вторым является «Вид Дельфта», находящийся в Королевской галерее Маурицхёйс в Гааге. Всего в мире известно лишь о 35-ти картинах художника.


Ян Вермеер. Вид Дельфта. 1661, 96.5×115.7 см.

Музей Принсенхоф, где с 25 марта до 17 июля 2016 года будет проходить выставка «Маленькая улочка Вермеера обнаружена», находится неподалёку от всех мест Дельфта, связанных с живописцем.

По материалам официального сайта Рейксмюзеум в Амстердаме
https://artchive. ru/news/1399~Professor_iz_Amsterdama_nashl_ulitsu_napisannuju_Vermeerom

Вы также можете подписаться на мои страницы:
— в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

— в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
— в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Вермеер и Золотой век голландской живописи

В Риме концентрация абсолютных шедевров на один квадратный метр пространства самая высокая в мире, и привезти сюда еще и выставку «Вермеер и Золотой век голландской живописи» было настоящим издевательством над бедными фанатами искусства, у которых от такого количества шедевров просто мутится разум. На Квиринале, где в Scuderie del Quirinale, бывших конюшнях Квиринальского дворца, показывают картины Яна Вермеера Дельфтского, постоянно стоит очередь, но после праздников она выглядит уже не так угрожающе. Восемь картин Вермеера в одном месте — это главная сенсация европейского выставочного сезона: последний раз выставка Вермеера такого масштаба была в Мадриде почти 10 лет назад. Обычно показывают по одной или две его картины — и ради них выстраивается огромная очередь, как это было, например, пару лет назад в парижской Пинакотеке. Собственно, кроме Вермеера там есть и другие, причем замечательные, голландские художники XVII, того самого Золотого века, но Вермеер — это совершенно особенная история.

Проживший все 43 года своей жизни в Дельфте, он был сумасшедшим перфекционистом, буквально помешанным на совершенстве, — писал по две картины в год, никогда не имел не то что мастерской, но даже ни единого ученика, что совершенно невероятно по тем временам. От него остались 34 картины и еще 5 приписываемых ему, чье авторство обсуждается. Да, от Леонардо, например, осталось еще меньше, но миф Леонардо, столь масштабно раскрученный, зиждется не только на его картинах, но и на его репутации универсального ренессансного гения, придумавшего все на свете, от самолета до кофеварки. Миф же Вермеера — это миф о загадочном гении, прожившем жизнь обычного бюргера и написавшем при этом величайшие шедевры. Про Леонардо знает каждый школьник, а про Вермеера до фильма «Девушка с жемчужной сережкой» с Колином Фертом и Скарлетт Йоханссон знали только интеллектуалы. При этом чудо картин Вермеера, в отличие от того же Леонардо, чьи работы все же требуют объяснений, доступно каждому, оно зримо и даже практически осязаемо.

Ян Вермеер «Маленькая улочка», около 1657-1661

Ян Вермеер «Девушка в красной шляпе», 1665-1667

Ян Вермеер «Святая Пракседа», 1655

У Вермеера есть несколько пейзажей Дельфта, есть несколько картин на христианские сюжеты (две из них, ранняя и сомнительная «Святая Пракседа» из Принстона и очень нетипичная, невермееровская «Аллегория католической веры» из нью-йоркского Метрополитена, есть на выставке). Но главные его вещи — это бытовые сцены, и все они были написаны в интерьерах двух комнат дельфтского дома Вермеера. Он, как и прочие голландцы его времени, писал обычную частную жизнь — именно они и открыли этот жанр сцен из повседневного быта среднего класса и простого народа.

Но при этом Вермеер превратил массовый жанр в нечто совершенно невероятное. Это вполне жизненное пространство, с точными деталями, но при этом словно дистиллированное, из которого убрано все ненужное, весь хаос и вся бестолковая суета вещного мира. Этот мир совершенно обыденный — и при этом запечатленный на картине момент выглядит невероятно значительным. Никто не делает ничего особенного, ничего даже сколько-нибудь выразительного — девушка читает письмо или играет на клавесине, мужчина смотрит на карту или разглядывает глобус, — но кажется, будто бы в этот момент происходит нечто метафизически важное, что время буквально остановилось, что герой, в историческом платье и в историческом интерьере, совершенно выпал из времени и пространства.

Габриель Метсю «Женщина, читающая письмо», 1664-1666

И, конечно, то, чем особенно знаменит Вермеер, — это его свет. Он, наряду с Караваджо и Рембрандтом, стал одним из главных мастеров света в старой живописи. Но если свет Караваджо и Рембрандта драматичный и построенный на понятных эффектах, то свет Вермеера вроде бы самый обыденный и при этом абсолютно нездешний. Свет разливается внутри картины — и он исходит от нее. Причем в данном случае это вовсе не метафоры — как сказал один знакомый ценитель искусства, великолепно его знающий и тонко чувствующий, «видно, как воздух обвивается вокруг ножки стула». При всей подчеркнутой красивости сказано очень точно — свет у Вермеера почти физически ощущается, кажется, что ты буквально видишь его корпускулы. И как все эти его девушки смотрят на вас! Их взгляд буквально притягивает и заставляет подойти. Как, например, на фантастической «Девушке в красной шляпе» из Вашингтонской национальной галереи или на очень сдержанной, почти аскетичной «Молодой женщине, сидящей за клавесином» из нью-йоркской частной коллекции, только с 2004 года ставшей доступной публике. И вот ты входишь в большой зал, где много разных картин, — причем таких не последних художников, как Адриан ван Остаде, Питер де Хох, Габриель Метсю, — и Вермеер, размером со спичечный коробок, виден сразу. От него сияние исходит. Буквально.

Увидеть все картины Вермеера в 15 музеях, где они выставлены, для многих становится специальным жизненным проектом — люди переезжают из страны в страну, с континента на континент, от одной картины к другой. И увидеть в одном месте сразу 8 его картин — это совершенно уникальная возможность, которая, в отличие от мороженого Giolitti, кофе Tazzo d’Oro и даже Колизея с Ватиканом, предоставляется совсем не часто. Осталось еще 10 дней работы выставки — она открыта ежедневно до 20.00, а в пятницу и субботу — до 23.00, и даже в это время ее залы заполнены людьми. И если есть хоть малейшая возможность попасть в Рим до 20 января — сделайте это, потому что, скорее всего, следующего такого шанса придется ждать еще 10 лет.

Даниель Восмаер «Вид на Дельфт с лоджии Immaginary», 1663

Ян ван дер Хейден «Ратуша в Амстердаме с плотиной», 1667

Габриель Метсю «Мужчина, читающий письмо», 1664-1666

Текст: Елена Стафьева

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Художники и Фотография — Заметки декоратора — LiveJournal


Ян Вермеер Дельфтский. «Маленькая улочка», ок. 1657-1661


Хоть Фотография как вид искусства возникла в XIX веке благодаря изобретению светочувствительных материалов, первый фотоприбор, способный запечатлеть изображение (было бы на чем!), знали еще в IV веке до н. э.
Речь идет о камере-обскуре.
Первые камеры-обскуры представляли собой затемнённые помещения (или большие ящики) с отверстием в одной из стен. Проходя сквозь это отверстие, свет рисовал на противоположной стене (стенке ящика) перевернутое изображение.
Когда художники стали использовать камеру-обскуру точно не известно. Считается, что и здесь первопроходцем был великий Леонардо да Винчи.
Во-первых, он подробно описал ее в своем «Трактате о живописи», а во-вторых, делал с ее помощью зарисовки с натуры.

Переворот случился в 1686 году, когда Йоганнес Цан (данные из Википедии) создал портативную камеру-обскуру, оснастив ее зеркалом, расположенным под углом 45°. Это зеркало проецировало изображение на матовую горизонтальную пластину, что позволяло художникам без труда переносить пейзажи на бумагу.
С тех пор многие художники использовали камеру-обскуру, создавая с ее помощью пейзажи, портреты, жанровые сценки и даже многофигурные композиции.
Известно, что Вермеер Дельфтский (1632-1675) использовал камеру для построения архитектурных пейзажей на своих полотнах.
Позже в таких устройствах стали применять линзу, что существенно улучшило изображение. С развитием оптики объективы усложнялись, а после изобретения светочувствительных материалов камеры-обскуры стали фотоаппаратами.
Еще одним подспорьем для художников была камера-люцида (изобретена в 1807 году английским физиком Волластоном, однако существуют и более ранние упоминания об устройстве). Этот оптический прибор был снабжен призмой. С помощью камеры-люциды художник мог перенести изображение на бумагу, при этом получая правильное построение перспективы.
Итак, со времен эпохи Возрождения даже великие живописцы не брезговали помощью камеры-обскуры. По сути, художники обводили контуры изображения, создаваемого камерой.
После изобретения первого общедоступного фотоаппарата «Кодак» (1888 год) отношение художников изменилось. Многие (в первую очередь портретисты) заявляли, что фотокамера лишает их работы. Однако другие живописцы с энтузиазмом отнеслись к появлению фотографии, увидев в ней новые возможности и перспективы.
С тех пор художники все чаще писали не с натуры. Примеров тому множество. Взять хотя бы Эдгара Дега. Во-первых, он и сам был талантливым фотографом-любителем, перенесшим многие фотографический приемы в живопись (жесткую композицию, например), кроме того использовал работы Эдварда Майбриджа, который снимал животных и людей в движении.
Кстати, многие художники охотно фотографировали. Так, например, Альфонсу Мухе позировала целая деревня, и по этим фотографиям он создал цикл картин «Славянский эпос» (окончен в 1928 году).
Великолепная живопись прерафаэлитов создавалась также по фотографиям. Данте Габриэль Россетти сделал целую серию фотографий Джейн Моррис, которые стали материалом для будущих полотен.
Постепенно из скромной помощницы живописца фотография стала самостоятельным видом искусства. Хотя живописцы и рисовальщики по-прежнему пользуются фотоснимками, а фотографы используют художественные приемы.


Модель Гогена Тохотуа. Фотография приведена из книги Бенгта Даниельссона «Гоген в Полинезии»

Поль Гоген. Девушка с веером

Данте Габриэль Россетти. Джейн Моррис, 1865

Данте Габриэль Россетти. Одна из картин, на которых изображена Джейн

М.В. Алпатов. О композиции картины «Улочка» Вермеера Дельфтского

М.В. Алпатов. О композиции картины «Улочка» Вермеера Дельфтского 

Хендрик Корнелиц Вроом «Вид Дельфта» 1615

«Домик мастерового в Дельфте, видимый со стороны фасада; крыша, срезанная обрамлением; едва приметный просвет над двором; на первом плане — плиты тротуара; за дверью — сидящая женщина. Ничего, кроме стены и нескольких ничем не украшенных пролетов. Но зато какие краски!» Такими словами «Уличка» Вермеера была впервые описана французским критиком Бюрже-Торе, первым исследователем и почитателем Вермеера. Теми же словами картина Вермеера описывается и по сей день, вызывая общее удивление тем, что, несмотря на обычность представленных предметов, она так восхитительна. Чем же его картина отличается от картин других голландских художников, которые с не меньшим рвением, чем он, изображали тесные улички, темные дворы и облупленные кирпичные стены, а между тем заслужили название «малых голландцев», тогда как эпитет «великий» прилагается лишь к Хальсу, Рембрандту и Вермееру? Или, быть может, по поводу гениальности Вермеера следует ограничиться выражением бессловесного восторга, сама же она не поддается аналитическому изучению и не может быть обнаружена в его создании?
Вермеер жил и работал бок о бок с одним голландским живописцем, который во многих отношениях был его настоящим двойником. Питер де Хоох был всего на три года старше Вермеера. На двадцать втором году своей жизни он перебрался в Дельфт, где почти одновременно с Вермеером был зачислен в гильдию св. Луки. Оба мастера испытали на себе воздействие вкусов чопорного дельфтского бюргерства, с его аристократическими замашками, потугами на утонченность и патрицианское достоинство. Оба они в творчестве так соприкасались, что знатоки и до сих пор не всегда могут решить, кому из них принадлежало первенство в постановке ряда художественных задач. До нас сохранилось несколько произведений Вермеера и Питера де Хооха, сходных по замыслу. «Женщина, взвешивающая золото» де Хооха (Берлинский музей) находит себе ближайшую параллель в картине Вермеера на ту же тему (Англия, частное собрание). Можно подумать, что оба мастера состязались друг с другом.
Впрочем, это состязание носило иной характер, чем соревнование между Гиберти и Брунеллеско с их двумя рельефами «Жертвоприношения Авраама». Флорентийский конкурс 1401 года столкнул двух равновеликих, но различных по направлению мастеров. Вермеер, в сущности, принадлежал к тому же направлению, что и Хоох. Возможно, некоторых ценителей Питера де Хооха удивляло, что другие любители его предпочитали добротной живописи картины Вермеера, которые из-за их малочисленности было трудно достать. Между тем, произведения этих двух мастеров отделяет грань, которая отличает дарование от гения, умелое усердие от подлинного вдохновения.
В своих холстах Питер де Хоох запечатлел интимную жизнь дельфтского бюргерства, его привязанность к домашнему уюту и ровному жизненному распорядку. Питер де Хоох не ограничивался ролью бесхитростного бытописателя и не стремился занятной выдумкой развлечь толпу, как это делал Ян Стен. В отличие от многих других жанристов он почти не изображал происшествий и анекдотов. Как подлинный художник, он стремился на языке самой живописи выразить дух голландского бюргерства. В светлых и приветливых интерьерах Хооха на каменных плитах пола и мебель и люди расставлены, как фигуры на шахматной доске. Кажется, нельзя сделать ни одной перестановки, чтобы не нарушить этого порядка. «Хозяйка и служанка» (ок. 1660) Питера де Хооха в Эрмитаже изображает такой же обыденный, жанровый мотив, как и «Уличка» (Амстердам) Вермеера. Действие происходит на балкончике перед кирпичным домом. Сидя в уютном кресле, немолодая женщина занята вышиванием. Ее служанка появляется из входной двери и спрашивает ее распоряжений. Картина выполнена с большим мастерством; художник выписал каждую плиту пола, каждый кирпичик стены, каждый прутик корзинки; даже деревья и фасад далекого дома переданы с той тщательностью, которую знало только голландское «миниатюрное письмо». Однако любовь к мелочам подчиняется у Хооха строгому порядку. Картина делится на две равные части горизонтальной линией балюстрады; верхняя половина, в свою очередь, делится на три равные части: забор, деревья, небо; нижняя часть — на две равные части. Это придает большую ясность картине Питера де Хооха и соответствует воспетому им бюргерскому духу расчетливости и порядка.
Переведем теперь наш взгляд на «Уличку» Вермеера, и прежде даже чем мы отдадим себе в этом отчет и разберем наше впечатление, нас поразит разительное отличие. Тот же дух голландского бюргерства, дух добропорядочности и чистоты, та же тщательность в передаче деталей, то же «распределение вертикалей и наклонных, пролетов и плоскостей, раскрывающихся перед нашими глазами с наглядностью математического доказательства». И все же какая огромная разница! У Хооха — старательность рассказчика, опасающегося упустить малейшую подробность. У Вермеера — настоящий взлет поэтического вдохновения. Питер де Хоох пересчитывает кирпичи, отмеривает отрезки, Вермеер создает симфонию по законам контрапункта. У Питера де Хооха композиция кажется застылой и глухой, у Вермеера она полна музыкальной гармонии.
Было установлено, что в своей «Уличке» Вермеер увековечил собственный дельфтский домик. Он передал его черты как портретист, не позволяющий себе существенных отступлений от натуры, чтобы не утратить портретного сходства. Мы видим беленый до притолоки двери кирпичный фасад, калитки, крыши, в глубине двор и неторопливую, но деятельную жизнь обитателей дома. Женщины погружены в свой тихий и скромный труд: одна из них за открытой дверью дома вяжет, другая наливает воду в глубине двора. Ни одного постороннего, ни одного прохожего.
Но как ни спокойна и безмятежна эта уютная теснота задремавшего дельфтского переулка, в душе художника живет еще стремление к чему-то иному, отзывчивость к миру за пределами улички. Для обитателей города небо служит главным средством общения с природой. На дворе стоит серый летний день, когда погода ежеминутно меняется, каждую минуту готов заморосить дождь, каждое следующее мгновение может выглянуть солнце. В такие дни можно сказать, что небо хмурится и светлеет, как живое лицо. Глядя на него, легко забыть о серых буднях. В «Уличке» сквозит тот строй переживаний, который в художнике родило сочетание кусочка неба, крыш и стен. Стремление к объединению разнородных мотивов определяет весь замысел картины. С одной стороны, ровный жизненный распорядок, с другой — капризные случайности погоды; неподвижность архитектурных форм и движение проносящихся облаков; разумная целесообразность человеческой жизни и та невыразимая словами жизнь природы, которая в поэтической натуре рождает лирическое волнение.
Впрочем, Вермеер всегда оставался верен заветам голландских живописцев. Он не ставил своей задачей создание на основе жизненных наблюдений мира возвышенного и прекрасного. Вермеер умел выразить искание лучшего, оставаясь в пределах обыденного. Живописец обычно осуществлял эту задачу через отбор предметов изображения и выбор точки зрения. На этом пути Вермеер преодолевает описательность «малых голландцев».
Приступая к своей картине, Вермеер должен был выбирать из нескольких решений. Если бы он хотел увековечить свой дом, и только его, ему пришлось бы расположить его фасад в самом центре картины так, чтобы обрамление не срезало ни одной его части. Если бы он хотел показать дельфтскую уличку, и только ее, он, конечно, нарисовал бы свой дом в перспективном сокращении, чтобы его линии уводили взгляд в глубь картины.
Но Вермеер поставил себе более сложную задачу и потому выбрал другое решение. Он хотел создать такой художественный образ, который выразил бы всю противоречивость его переживаний и его привязанность к родному бюргерскому миру, и желание выйти за его пределы, и трезвость по отношению к окружающему и жажду изысканного, гармонического совершенства.
Когда художник пишет с натуры, он нередко складывает пальцы, чтобы они составили приблизительный формат задуманного этюда, и двигает это воображаемое обрамление перед глазами, выискивая тот кусок природы, который лучше всего может быть запечатлен на холсте. Если Вермеер мысленно производил такой отбор, то он удовлетворился лишь тогда, когда оказавшийся в поле его зрения случайный «кусок» дельфтского переулка облекся в ясную геометрическую форму. Ради этого Вермеер отказался от ракурса и позаботился о том, чтобы контуры дома в его картине соответствовали обрамлению. Вермеер с исключительным чутьем выискивает соотношения, близкие к золотому сечению и к его так называемой функции. Формат картины образует сумму двух положенных друг на друга прямоугольников золотого сечения. Картина делится краем стены по вертикали на две неравные части, которые относятся друг к другу, как функции золотого сечения. Разница в сравнении с Питером де Хоохом очень невелика, но именно эта незначительная разница и придает такое исключительное благозвучие композиции Вермеера. Сочетание геометрической ясности форм и иррациональности их соотношений радует глаз впечатлением как бы скрытого во всем движения. Поскольку оконные переплеты, двери и калитки (может быть, несколько «инструментированные» художником) так же связаны с золотым сечением, как и формат всей картины, они оказываются сродни основному пролету, через который смотрит художник, то есть обрамлению. Говоря другими словами, в «Уличке» Вермеера самая форма художественного восприятия (картина) оказывается соразмерной форме представленных предметов (пролетам и окнам), и это одна из причин, почему нас так привлекает картина; скромный вид дельфтской улички радует сходным ощущением разумности мира. В замысле Вермеера большую роль играет его стремление выбирать такую точку зрения, откуда трехмерные предметы сливаются с плоскостным членением картины. Как и в большинстве других картин Вермеера, в «Уличке» есть известная пространственная глубина, особенно в ее левой части. Мы заглядываем во внутренний двор вермееровского дома, где виднеется женщина в ярко-красной кофте и синей юбке, этими красками она невольно привлекает к себе наше внимание, тем более, что к ней ведет край мостовой. Наверху ряд высоченных кровель и труб также уводят взгляд в глубину осененного облаками простора, все это усиливает движение в глубь картины. Но стремительность знаменитой гоб-бемовской аллеи была чужда уравновешенной натуре Вермеера. Он умеряет это движение, «снимая» перспективную глубину тонким композиционным приемом. Ради этого он выискивает такую точку зрения, откуда кажется, что крыши домов, расположенные в разных планах, образуют одну диагональ, а край самого дальнего дома сливается с очертаниями кирпичного фасада, с зубцами на первом плане. Другими словами, он следит за тем, чтобы элементы пространственной глубины подчинялись плоскостным магистралям картины.
В условиях преобладания плоскостных диагоналей даже уходящий в глубь картины край мостовой приобретает плоскостное значение и этим включается в основное построение картины. В «Уличке» Вермеера большую роль сыграл и другой прием. Мы видим на пороге дома через открытую дверь женщину за шитьем; использование двери в качестве обрамления фигур встречается и у Хооха. Но Вермеер располагает также и фигуру женщины, наливающей воду в глубине двора, с таким расчетом, чтобы она видна была сквозь обрамление калитки и эта калитка нигде не закрывала ее. Вермеер понимал, что если два мотива и сами по себе похожи, то при их симметрическом расположении в картине они становятся еще более сходными. И, действительно, обе женщины кажутся вписанными в прямоугольники, образуют как бы два плоских изображения, два подобия самой картины. Этому плоскостному восприятию немало содействует и то, что рядом с открытым пролетом виднеется калитка, забранная досками, и они также соответствуют друг другу. При таком условии живые люди уподобляются неодушевленным предметам, их бытие кажется чем-то вневременным, все случайное оказывается приобщенным к строгой закономерности. Таким образом, и на этот раз чисто композиционная задача соответствует поэтическому строю картины. Чтобы оценить эту особенность Вермеера, нужно сравнить его «Уличку» с берлинской картиной на сходную тему Терборха, в которой представлено несколько бытовых фигур во дворе, на фоне старой каменной стены. Терборху не под силу передать то гармоническое соответствие, между фигурами и архитектурой, которое самый невзрачный мотив способно превратить в драгоценность, и потому у него все выглядит обыденно, низменно, тяжело и даже неуклюже. У Питера де Хооха преобладают согласованные друг с другом, но четко отграниченные тона, и потому колорит его картин не так уж трудно описать: небо голубое, деревья зеленые, кирпич розовый, плиты мостовой песочного цвета, юбки женщин красные, фартучки синие и т. д. В колорите «Улички» Вермеера заключено такое же взаимодействие красок, что и в соотношениях его композиций. Кирпич стены красный, поблекший, но кое-где вспыхивает черепица, и ставня нижнего окна и кофточка женщины во дворе более насыщенно красные. Небо голубое, тени плюща звучно голубые и юбка женщины синяя, наконец, бледно-голубые тени на мостовой и сколько еще других промежуточных полутонов, которым трудно найти словесное наименование. Все это радует глаз как вибрация света, как выражение богатства жизни, все это вносит в живопись множество внутренних соответствий. Вермеер кисточкой трепетно накладывает светлую краску на красный грунт, чтобы передать границы между кирпичами. Его кирпичная стена дышит, «как живая». Между узором кирпичной кладки и узором плюща протягиваются нити внутреннего родства. Во взгляде на мир Вермеера, как бы со стороны, косвенно сказалось воздействие нравов и обычаев голландского бюргерства того времени. Известно, что самые нарядно обставленные комнаты в голландских домах были нежилыми, они существовали только, чтобы на них смотрели, как смотрят на картины. В своей картине Вермеер изображает людей, но в его картины нельзя войти человеку. Когда Вермеер писал свою «Уличку», он мог вспомнить о Яне ван Эйке, об его архитектурных мотивах. Та же точность натуре в передаче невзрачной кирпичной стены и тот же редкостный дар одухотворенного преображения!

Назад

Ян Вермеер Дельфтский. Забытый на века маэстро : Daily Culture

Нежные девушки, бытовые мотивы, пастельные тона, приятные тени. Неоцененный своими современниками, голландский художник Ян Вермеер в XIX веке обрел оглушительную популярность и стал одним из самых лучших художников «Золотого века». Его непродолжительная жизнь весьма интересна, а его картины вызывают немало восхищения даже у тех, кто достаточно равнодушно относится к произведениям художников. 

Родился Ян Вермеер в голландском городе Делфте, из-за которого и получил свое прозвание – Ян Дельфтский. Точная дата его появления на свет неизвестна, поэтому принято считать день его крещения – 31 октября 1632 года – и его днем рождения. Отец Яна, Янсон Рейнеер, был ткачом по шелку, однако, после женитьбы, переехал с супругой в Делфт из Амстердама, где стал хозяином магазина предметов искусства и владельцем небольшой гостиницы «Мехелен». Кроме того, он состоял в гильдии Святого Луки – объединении художников, скульпторов и печатников. Позже членство в гильдии получил и Ян.


О юношестве Яна известно достаточно мало. У него была старшая сестра, разница в возрасте с которой составляла 12 лет. Мать Яна, Дигне Балтес, управляла семейной гостиницей. Поэтому детство будущего художника назвать бедным никак нельзя. В пятнадцатилетнем возрасте Ян поступает на обучение в художественный класс при гильдии Святого Луки. Около шести лет он должен был отучиться, чтобы приобрести членство, так же как и отец. Во время обучения юный Вермеер знакомится с именитыми голландскими художниками. В Делфт приезжал Карел Фабрициус, бывший учеником Рембранта. Его работы оказали большое влияние на молодого Яна. Кроме того, многое Вермеер перенял и у Питера де Хоха: сочетание красок, положения героев картин, темы. По сути, Вермеер стал последователем жанровой живописи де Хооха.

Когда Яну исполнился 21 год, он женился на девушке из богатой и почитаемой в городе семьи. Ради этого брака Вермееру пришлось сменить веру – из лютеранства он перешел в католицизм. Свою супругу, Катерину Болнес, Ян чуть ли не боготворил. Об этом свидетельствуют полотна художника, где нередко ему позирует жена. 

Уникальность картин художника заключается в атмосфере спокойствия, неспешности, умиротворения, и при этом они очень живые и чувственные. Игра света и теней, яркие краски на пастельном фоне, изображение действия – картины походят на кадры старой киноленты и кажется, будто вот-вот польется молоко у «Молочницы» или «Кружевница» начнет корпеть над своей работой, «Астроном» закрутит глобус, а «Дама, пишущая письмо» начнет шуршать пером по бумаге. Картины будто оживают в нашем воображении. 


Безбедная жизнь позволяла Яну неспешно творить свои шедевры, поэтому за свои двадцать лет творчества он создал только 43 полотна. Также у художника совершенно отсутствовало честолюбие – ему не важна была слава, он работал для себя и своих родных, известен был в небольшом кругу своих знакомых и почитателей его творчества. Так, к примеру, самой большой коллекцией его картин обладал хозяин печатной мастерской Якоб Диссиус, у которого, по некоторым данным, находилось 19 картин художника.


Чета Вермееров жила достаточно счастливо. В 1654 году у Яна и Катарины рождается первая дочь – Мария. Ее назвали в честь матери Катарины. Теща была волевой женщиной, которая очень во многом помогала молодой чете. Мария Тинс нередко финансировала работу Яна, помогала дочери с детьми. В свое время Мария ушла от супруга, который нередко колотил ее и маленькую дочь, и она, верно, не хотела такой же судьбы для Катарины. Поэтому неудивительно, что теща всячески пыталась сохранять в семье позитивную атмосферу и во всем поддерживала молодых. После смерти Катарины она взяла на себя заботу о внуках — у пары было 15 детей, правда, четверо из них умерли в младенчестве.

Вермеер работал неторопливо, создавая в год две-три картины. Хотя в деньгах недостатка у семьи не было (особенно при условии, что после смерти матери и сестры Ян наследовал «Мехелен»), благодаря своему творчеству он смог обеспечить себе место в гильдии Святого Луки. Продажа картин позволила Вермееру сделать взнос для вступления в сообщество, а вскоре он стал главой гильдии – самым молодым руководителем за всю историю ее существования. Позже его второй раз переизбрали на эту должность, где он пробыл до своих последних дней.

Ближе к концу жизни финансовое благополучие семьи пошатнулось. В 1672 году началась Голландская война, из-за которой нарушились экономические отношения Нидерланд и Франции. В связи с этим спрос на творения художников сильно упал, и Вермеер был вынужден влезть в долги и кредиты. Спустя три года он сильно заболел и вскоре умер. 15 декабря 1675 года его похоронили в семейной крипте. Чтобы погасить многочисленные долги мужа, Катарине пришлось отказаться от наследства. Двое ее сыновей стали юристом и врачом, одна дочь удачно вышла замуж, остальные же дети были обречены на скромное существование.

После смерти художника о его творениях забыли на очень долгий промежуток времени. Лишь в начале XIX века к художнику вновь проснулся недюжинный интерес и его картины стали активно разыскиваться по всей Европе, выставляться в галереях и продаваться на аукционах.

Работам Вермеера присущи легкость и поэтичность, при этом все детали на картинах художника выполнены очень точно. Большую роль на картинах художника играет интерьер и свет. Сочетание нежных бежевых оттенков и густых голубых красок создают некую гармонию – будто кусочки яркого неба появляются в рассеянном свете комнат.


Два пейзажа Вермеера, «Улочка» и «Вид города Делфта», также очень необычны. Пушистые, похожие на вату, облака, проносящиеся над городской пристанью, торговые суда с опущенными парусами, легкая рябь на реке Схи – такой вид переносит зрителя на место событий, мы словно смотрим на пристань из окна дома или находясь на высоком холме. Будто бы вскоре над городом пройдет дождь и все притихло в ожидании. «Улочка» же, наоборот, создает ощущение спокойного затишья – люди живут своей жизнью, совершают привычные им ежедневные дело. Может даже показаться, что вот-вот из-за края картины проедет повозка или карета.

На полотна Яна Вермеера можно смотреть долго и каждый раз находить новые детали. Его стиль неповторим, и можно лишь поблагодарить тех людей, которые возродили интерес к его творчеству, но уже не в локальном, а в глобальном масштабе.

Ирина Гюне



Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail.ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Эксперт выяснил реальное местонахождение картины Вермеера «Маленькая улица» | Умные новости

Картина Вермеера «Маленькая улица» в сравнении со зданиями по нынешнему адресу. Йоханнес Вермеер и Оливье Миддендорп через Рейксмузеум

Работы голландского художника Йоханнеса Вермеера отмечены нежным светом, который касается его предметов. Тем не менее, большая часть работы Вермеера происходит внутри, а свет льется через окно. Немногие из его картин отваживаются переступить порог дома.Теперь тщательное исследование показало, где именно Вермеер написал одну из этих работ.

Картина «Het Straatje» или «Маленькая улица» изображает обыденную уличную сцену 17 века в доме Вермеера в Делфте, Нидерланды, но с тщательным вниманием к деталям и свету, которые характеризуют его индивидуальную технику. Хотя оригинальные здания, нарисованные Вермеером, давно исчезли, это не помешало историкам задаться вопросом, нарисовал ли он настоящую или составную улицу. Теперь Франц Гриджзенхаут, профессор истории искусств Амстердамского университета, положил конец разговору, пишет Питер Уокер для Guardian .

Grijzenhout указал на маленькую улицу до участка перед современными домами № 40 и 42 по Фламингстраат, Делфт. За прошедшие годы были предложены другие адреса, сообщается в пресс-релизе Рейксмузеума в Амстердаме, где сейчас проходит выставка, основанная на находке. Грийзенхаут сверился с историческим документом De legged van het deepen der watered binned de star Delft (Журнал дноуглубительных работ в каналах города Делфт), который был опубликован в 1667 году, всего через десять лет после создания картины.Журнал включает в себя расчет суммы налога, которую должен заплатить каждый домовладелец, и фиксирует ширину каждого здания и близлежащих проходов.

Два дома шириной около 20,6 футов с прилегающими проходами шириной чуть менее четырех футов оказались подходящими для домов и дорожек на картине. С тех пор эти здания были заменены – хотя проходы остались – они были там, когда Вермеер хотел их нарисовать. «В то время в Делфте не было другого места, где было бы найдено это созвездие», — сообщается в пресс-релизе.

Вид на дома в Делфте, известные как «Маленькая улица», ок. 1658 Йоханнес Вермеер

Вооружившись адресом, эксперты теперь могут добавить еще несколько деталей об этой улочке в Делфте. Дом справа на картине когда-то принадлежал тете Вермеера, Ариентген Клас ван дер Минне, которая торговала требухой. Небольшой проход рядом с ее домом поэтому назвали Penspoort или Tripe Gate. «Мы также знаем, что мать и сестра Вермеера жили на одном канале, по диагонали напротив», — отмечается в пресс-релизе музея.«Поэтому вполне вероятно, что Йоханнес Вермеер хорошо знал этот дом и что с ним были связаны личные воспоминания».

Возможно, маленькие дети, поглощенные какой-то игрой у скамейки перед домом на картине, были двумя из пяти, которых поддерживала его овдовевшая тетка, торгующая требухой. Могла ли пожилая женщина, склонившаяся над шитьем, быть самой Ариентген Клаас ван дер Минне? Новое открытие не только не отвлекает от интригующего взгляда на повседневную жизнь, но и добавляет очарования картине.Если у Вермеера была личная связь с домом и его жителями, это может объяснить, почему он решил отказаться от интерьера, чтобы нарисовать эту конкретную маленькую улочку снаружи.

Искусство Классные находки

Рекомендуемые видео

Маленькая улица, Ян Вермеер: интерпретация, анализ

 

Близость и Баланс

Картина (также известная как улица в Delft ) передает типичный аспект повседневной голландской городской жизни периода: а именно, тихая застроенная улица, дом и четыре фигурки — две женщины, занятые мирскими делами, и двое играющих детей.Дом показано, чтобы приютить и защитить своих жителей, хотя художник дает зрителю лишь внешний вид их интимного существования. Современники Вермеера, как Питер де Хуч (1629-83) и Ян Стен (1626-79) также расписывал дома и дворы, но без мастерства Вермеера. света, а также его способность позволить зрителю разделить сцену спокойствие и близость. Маленькая улица — сокровище натурализма и баланс.Современные рентгеновские тесты доказывают, что Вермеер намеревался добавить стоящая фигура девушки справа от открытого переулка, но впоследствии стер ее, чтобы не нарушать спокойствие и равновесие композиции. Его обращение с цветом пигменты также являются наглядным уроком сдержанности: обратите внимание на гармонии серых и багряных кирпичных домов и деревянных ставней; белый, подчеркивающий архитектурные формы дверных проемов и перемычек; красные, синие и желтые акценты в переулке и на женщинах; и идеально взвешенный черный цвет, который он использует для создания удивительно реалистичных теневые интерьеры.Использование Вермеером линейных перспектива, как показывает его изображение прохода, тоже образцовый.

Тематика

Здание в Маленькая улица был идентифицирован, вполне правдоподобно, как Старая Женщина и Старая Богадельня человека, которая находилась прямо через дорогу от дома Вермеера. Тот факт, что делфтская богадельня была снесена в 1661 году, можно использовать для поддерживать дату, назначенную этой картине (при условии, конечно, идентификации верно).Кроме того, здание могло привлечь Вермеера. потому что это была богадельня и поэтому хотели использовать ее для морализаторства цель. (Действия маленьких фигур могут быть ключом к Вермееру. смысл: легкомысленные игры двух детей в центре противопоставлены добродетельным трудом двух женщин.) Также возможно, учитывая эти разнообразной деятельности, что Вермеер имел в виду такие традиционные темы, как три возраста человечества.Эта последняя концепция была бы особенно острой и значимым для изображения Делфтского дома для престарелых бедняков, и полностью соответствует морализирующему тону голландского языка XVII в. искусство.

Камера-обскура

Особые элементы обоих The Little Улица и вид на Делфт указывают на то, что компания Vermeer должна для обеих работ использовали камеру-обскуру . Искусствоведы считают что он начал свою серию городских пейзажей из трех частей с крупного плана своего предмет ( Маленькая улица ), затем выполнил еще один городской пейзаж с участием несколько домов (работа сейчас утеряна), прежде чем закончить его большой панорамный городской пейзаж ( Вид на Делфт ). Это развитие будет точно параллельно что нашел в своих жанровых интерьерах вроде Кружевница (1669), в которой также используется камера-обскура .Таким образом, как Солдат и Смеющаяся девочка (ок. 1658, Коллекция Фрика, Нью-Йорк), The Little Улица будет его первой попыткой применить камеру-обскуру . к архитектурной тематике. Более обширный Вид на Делфт можно сравнить с дальнейшим пространственным развитием жанровых интерьеров. как Урок музыки (Леди и джентльмен в Virginals) (1665, Британская королевская коллекция).Если эта гипотеза развития верна, это может дать некоторое представление о том, почему Вермеер написал так мало работ. при жизни: тщательное мастерство и пошаговая композиционная и пространственное продвижение, кажется, указывает на необычайно методичную личность, не заинтересованы в быстрой работе.

Современный Голландские реалистичные городские пейзажи

Архитектурная живопись и городские пейзажи занимают особое место в 17-м голландской живописи века, особенно в творчестве художников Делфта.Уже в 1658 году Питер де Хох начал использовать архитектурные каркасы. похож на тот, что был найден в The Little Street . фигуры Де Хоха, однако — см., например, Горничная с ребенком во дворе Делфта (1658, Национальная галерея, Лондон) и Женщина и служанка с ведром в Двор (ок. 1660, Эрмитаж, Санкт-Петербург) — больше и больше важнее, чем те, что можно найти на двух сохранившихся архитектурных картинах Вермеера. Семья Гриндеров (ок. 1653, Берлин), Джерард Терборх (1617-81), также можно увидеть, предвосхищает полотно Вермеера. Кроме того, работы художника-архитектора из Харлема Питера Янш Санредам (1597-1665), хотя технически не связанный с теми Вермеера, должно быть, послужило толчком к реалистическому изображению архитектурные виды интерьера, а также городские пейзажи, в то время, когда немногие известные художники, специализирующиеся в этом жанре.

В самом Делфте два художника по-разному связаны с Вермеером, Карелом Фабрициусом (1622–1654) и Леонартом Брамером (1596–1667), оба экспериментировали с похожими архитектурными предметами. Вид на Delft (1652, Национальная галерея, Лондон) работы Фабрициуса — это, конечно, рядом с Вермеером, самым известным видом на город. Кроме того, Брамер задокументировано, что он выполнил изображения архитектуры и городских пейзажей. в Делфте.

Картины Вермеера

Для анализа других жанровых картин и мелкомасштабные портреты делфтского художника Яна Вермеера, см. :

Доярка (ок. 1658)
Девушка с водой Кувшин/кувшин (c.1662)
Женщина, держащая весы (1662-63)
Женщина с жемчужным ожерельем (c.1662-64)
Девушка с жемчужной сережкой (Голова девушки в тюрбане) (1664-6)
Девушка в красной шляпе (ок.1666)
Искусство живописи: аллегория (Художник в своей мастерской) (ок.1666-1673)

Маленькая улица, около 1658 — около 1660 — Йоханнес Вермеер

Улица Яна Вермеера изображает небольшой фрагмент Делфта, его родной город и место жительства. Небольшая картина (54,3×44 см) является важной частью творчества Вермеера. Помимо знаменитого Вида на Делфт (ок. 1660-1661), Маленькая улочка является единственным признанным городским пейзажем, созданным Вермеером.Хотя есть записи о другом городском пейзаже, написанном Вермеером, он остается неизвестным и утерянным. Как и знаменитые интерьеры Вермеера, The Little Street воплощает в себе черты интимности и домашнего уюта. Художник показывает красоту обыденности, фигуры женщин и детей, занимающихся своими повседневными делами. Женщины, усердно убирающиеся и занимающиеся рукоделием перед простыми домочадцами, представляют собой идеал домашней добродетели. Виноградная лоза, растущая на здании слева, также имеет отношение к домашнему хозяйству, так как с древних времен считалась символом любви, верности и брака.

Сюжет, возможно, был вдохновлен искусством Питера Де Хоха, такими картинами, как Голландский двор (ок. 1658 г.) и Двор дома в Делфте (1658 г.). Де Хох, голландский художник Золотого века, был современником Вермеера и членом Делфтской гильдии Святого Луки. Поскольку оба проживали в Делфте, вполне возможно, что они были знакомы с работами друг друга, поскольку у них схожие качества с точки зрения подхода и техники. Интересным аспектом в искусстве Питера де Хоха была его тенденция комбинировать архитектурные элементы из разных источников для создания новых пространственных аранжировок. Несмотря на то, что это были воображаемые конструкции, Де Хоу удалось сделать их убедительными и реалистичными. Как и Де Хох, Вермеер, по-видимому, внес аналогичные коррективы в «Маленькая улица », чтобы создать более интересную композицию. Например, дверной проем, в котором сидит женщина, занимающаяся рукоделием, должен быть выровнен по центру здания и находиться на равном расстоянии от двух окон. Вермеер проигнорировал это, чтобы включить красный ставень и часть окна, что придало композиции ощущение завершенности и баланса.Кроме того, предполагалось, что Вермеер соединил два здания, которые на самом деле были разделены.

На протяжении многих лет многие искусствоведы пытались определить реальное место, изображенное на картине Вермеера, но единого мнения достичь не удалось. Недавно новое исследование представило доказательства того, что это Vlamingstraat в Делфте, а точнее современные номера 40 и 42. Идентификация была сделана на основе архивного изучения реестра причальных сборов за 1667 год. Реестр содержал подробные отчеты о ширине всех причалов. дома и проходы вдоль каналов Делфта во времена Вермеера.В настоящее время единственным узнаваемым элементом картины Вермеера является небольшой проход, ведущий во двор или в сад. Также было обнаружено, что дом справа принадлежал овдовевшей тете Вермеера, Ариентген Клас ван дер Минне. Кроме того, известно, что мать и сестра Вермеера жили на одном канале. Следовательно, Маленькая улица , возможно, имела другое измерение, потому что у художника могли быть личные воспоминания, связанные с этим местом.

Более …

Маленькая улица (Het Straatje) — картина голландского художника Йоханнеса Вермеера, выполненная ок. 1657–58. Он выставлен в Государственном музее Амстердама и подписан в левом углу под окном «I V MEER».

Картина написана маслом на холсте и представляет собой относительно небольшую картину: 54,3 сантиметра (21,4 дюйма) в высоту и 44,0 сантиметра (17,3 дюйма) в ширину.

На картине, изображающей тихую улицу, изображен типичный аспект жизни голландского города Золотого века.Это одна из трех картин Вермеера с видами Делфта, остальные — «Вид на Делфт» и ныне утерянный «Дом, стоящий в Делфте». Эта картина считается важной работой голландского мастера.

Прямые углы чередуются с треугольником дома и неба, что придает композиции некую живость. Стены, камни и кирпичная кладка окрашены в густой цвет, что делает их почти осязаемыми.

Вермеер добился реалистичного изображения поверхностей благодаря мастерскому применению относительно ограниченного количества пигментов.Он использовал красную охру и мареновое озеро для красновато-коричневой кирпичной стены, синева неба содержит свинцовые белила и натуральный ультрамарин. Зеленые ставни и листва окрашены азуритом, смешанным со свинцово-оловянным желтым.

Хотя обычно принято изображать современную уличную сцену в Делфте 17-го века, где жил и работал Вермеер, точное местонахождение сцены, нарисованной Вермеером, долгое время было предметом исследований и споров. Вермеер-центр расположен, или Nieuwe Langendijk в современных номерах с 22 по 26.Более поздние архивные исследования, основанные на городском реестре причальных сборов, в котором даны подробные размеры всех домов и проходов того времени вдоль каналов Делфта, привели к выводу, что это была улица Фламингстраат, улица с узким каналом, на современные номера 40 и 42.

Имущество справа на картине принадлежало тете Вермеера, Ариентген Клас ван дер Минне. У нее был бизнес по продаже требухи, и проход рядом с домом был известен как Пенспорт, или Ворота Рубца.Мать и сестра Вермеера тоже жили на том же канале, по диагонали напротив.

Это часть статьи Википедии, используемой в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 Unported License (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее…

«Маленькая улица» Вермеера обнаружена! — Вот как свет попадает в

Это одна из моих любимых картин. Вид на обычные дома на обычной улице, обветренная кирпичная кладка, оконные откосы и деревянные ставни в мельчайших деталях, и несколько случайных деталей повседневной жизни — двое играющих детей, женщина за шитьем в дверном проеме, а сбоку мелькает еще одна. проход, ведущий в бочку.

В Амстердаме, возвращаясь с выставки Bosch в Хертогенбосе в прошлом месяце, заблудившись в Рейксмузеуме, я случайно наткнулся на него в дальней боковой комнате, где он был центральным элементом небольшой, но увлекательной выставки: «Маленький Вермеер». Улица обнаружена!

Йоханнес Вермеер, Вид на дома в Делфте, также известные как Маленькая улица, ок.1660

Картина Вермеера Маленькая улица была написана около 1660 года и является необычной картиной в его творчестве, которое в остальном состоит в основном из портретов женщин в тихих внутренних сценах. Это портрет обычных домов, и, как и картины его современника Питера де Хоха, он определил наше представление о том, как выглядит голландская улица. Приехав прямо со средневековых улиц и переулков старого Хертогенбоса, я мгновенно узнал что-то знакомое.

Картина в первую очередь представляет собой исследование поверхностей и уличной мебели: кирпичи, побелка и трещины домов (возможно, из-за взрыва, разорвавшего сердце Делфта в 1654 году) почти осязаемы, как на современной фотографии.Главное место в этой демократичной по своей сути картине отведено не элегантному каналу или величественному особняку, а старым обветренным домам простых горожан.

Вопрос, который веками ставил в тупик историков: выдумал ли Вермеер это место или, что более вероятно, действительно видел и знал его? И если «Маленькая улица» изображает реальный дом в Делфте, где он находился? Фактический адрес помещения, изображенного Вермеером, давно исследуется, но убедительного ответа не найдено.

Но, как объяснила эта мини-выставка в Рейксмузеуме, новое исследование Франса Грийзенхаута, профессора истории искусств Амстердамского университета, обнаружило, что здания Маленькая улица на самом деле располагались на Фламингстраат в Делфте, место, которое в то время имело особое и личное значение для художника.

На выставке представлены ключевые аргументы, которые Гийзенхаут выдвигает в поддержку своей идентификации, и сравнивается Vlamingstraat, изображенная Вермеером, с улицей, какой она является сегодня.Другие картины показывают, как современники Вермеера изображали город Делфт, иногда совмещая реальность и фантазию.

На картине Вермеера изображены части двух фасадов: старинного здания справа и дома слева. Два узких прохода между ними ведут в густонаселенные дворы, дома и сады сзади. Хотя Делфт 17-го века изобиловал воротами, подобными представленным здесь, они никогда не располагались вплотную друг к другу.

Но налоговый регистр 1667 года показал, что эта уникальная ситуация произошла только на Фламингстраат, узком канале в восточной, менее богатой части Делфта. Профессор Грийзенхаут нашел ответ в бухгалтерских книгах сборов, взимаемых для оплаты дноуглубительных работ в каналах и содержания их причалов и окружающих переулков. Эти водные пути были необходимы для транспорта и дренажа в Нидерландах в то время, поэтому записи велись скрупулезно, с указанием ширины домов людей, поскольку это было основой для взимаемых сумм. В одном налоговом отчете за 1667 год он наткнулся на описание дома на том месте, которое сейчас называется Вламингстраат в Делфте, — дома, где сейчас стоят номера 40 и 42.

Исследования в нескольких других источниках подтвердили, что расположение и размеры передних и задних домов, ворот и всего, что находится за ними, точно совпадают с Маленькая улица . Более того, Вермеер был хорошо знаком с обитательницей дома справа. Его тетя, вдова Ариентген Клас ван дер Минне, жила здесь примерно с 1645 по 1670 год.Так что для него Маленькая улица представляла собой не только визуально очаровательную обстановку, но и вызывала личные воспоминания.

Документы показали, что тетя Вермеера, владевшая домом справа, зарабатывала на жизнь продажей рубца на мясном рынке в центре города, и что эти ворота были известны как «ворота рубца» — вероятно, потому, что она хранила и готовила рубец. кишки там.

Еще одним важным фактом является то, что старшая сестра Вермеера Гертруйт жила через канал на другой стороне улицы, и их мать тоже жила там в последние месяцы своей жизни. И действительно, Вермеер смотрит на сцену с той стороны канала.

В те дни это была несколько более бедная часть города, и профессор Грийзенхаут пришел к выводу, что картина Вермеера отражает образ жизни, который художник оставил после того, как женился на Катарине Болнес, дочери Марии Тинс, которая происходила из знатной семьи. из аристократической семьи в Гауде и Ренье Больнеса, преуспевающего производителя кирпича.

Профессор Грийзенхаут объясняет, почему обнаружение местоположения Маленькой улицы так важно:

Это важно, потому что Вермеер так и остался некой загадкой, и мы так и не вникли в его творчество.Это первый случай, когда мы действительно можем связать произведение искусства, созданное определенно его рукой, с личной историей и его биографией. Это дает лучшее представление о его блестящих технических способностях как художника и его концепции того, что стоит рисовать.

Маленькая улица Вермеера сегодня

Наряду с оригиналом Вермеера Рейксмузеум выставил сегодня фотографию этого угла улицы Фламингстраат. Дома, которые сейчас находятся на этом месте, были построены в последней четверти девятнадцатого века.Единственный аспект, который все еще можно узнать в The Little Street , — это ворота и проход справа.

Иоганн Вермеер, Вид на Делфт, c1660-1661

Сохранилось около тридцати пяти картин Вермеера, среди них только два городских пейзажа. Один из них — Вид на дома в Делфте , самое раннее известное название Маленькая улица в Рейксмузеуме, другой — Вид на Делфт в Маурицхёйсе в Гааге, написанный в то время, когда городские пейзажи не были обычным явлением.

Эгберт ван дер Поэль, «Вид Делфта после взрыва 1654 года», 1654

Наряду с картиной Вермеера кураторы представили соответствующие документы и другие виды Делфта, сделанные в то время. Один из них — A Вид Делфта после взрыва 1654 года , один из ряда таких видов, написанных сразу после разрушительных разрушений, вызванных случайным взрывом порохового склада Эгбертом ван дер Поэлем. Я вспомнил, что видел подобное в Национальной галерее несколько лет назад на выставке под названием «Вермеер и музыка».

Карел Фабрициус, Вид на Делфт с прилавком продавца музыкальных инструментов, 1652

Еще один вид Делфта, который мы видели в тот день, но не на выставке Рейксмузеума, был Вид на Делфт с прилавком продавца музыкальных инструментов , написанный в 1652 году Карелом Фабрициусом, Вермеером. коллега и талантливейший ученик Рембрандта, погибший при взрыве.

Питер де Хох, Женщина с ребенком в кладовой, ок. 1656 – ок. 1660

В Рейксмузеуме есть еще много картин голландских интерьеров и уличных сцен. Женщина с ребенком в кладовой , Питер де Хох, был написан между 1656 и 1660 годами. Питер де Хох несколько лет работал в Делфте одновременно с Иоганном Вермеером, и оба художника были очарованы тем, как передать свет и космос. В этой картине Де Хох изобразил пространство посредством двух «сквозных взглядов» (взглядов через дверные проемы или окна, на которых он специализировался): один на лестницу, другой на прихожую. Он изобразил дневной свет чистой белой краской, чтобы создать идеальную иллюзию внутреннего пространства.

Фигуры во дворе за домом, Питер де Хох, ок. 1663 – ок. 1665

Находясь в Делфте, де Хох обратился к новой теме: ярко освещенные фигуры в саду за домом. Люди, изображенные в «Фигуры во дворе за домом », выглядят так, как будто они чувствовали себя как дома в одном из его интерьеров. Галант (или жених) кокетливо смотрит на девушку, выжимающую лимонный сок в свой стакан: нес ли этот образ тот же груз сексуальных намеков тогда, что и 250 лет спустя в американском блюзе?

Питер де Хох, Мать, избавляющая от плесени своего ребенка, известная как «Долг матери», ок.1658 – ок. 1660

Еще одно сквозное изображение де Хоха, Мать, очищающая волосы своего ребенка (иногда известная как Обязанность матери ), изображает мать, тщательно осматривающую голову своего ребенка на наличие вшей.

Питер де Хох, Мать, очищающая волосы своего ребенка, деталь

Фигуры расположены в сдержанном голландском интерьере с голубой плиткой Делфт и кроватью-ящиком. Справа на переднем плане какстоель или горшок. Через дверной проем можно увидеть солнечную заднюю комнату и сад.

Питер де Хох, Мужчина, вручающий письмо женщине в вестибюле дома, 1670

Мы находимся, пожалуй, в более элегантной передней части такого дома в Мужчина, вручающий письмо женщине в вестибюле дома Дом . Дверь и окно этого вестибюля в амстердамском доме на канале широко открыты. Дневной свет падает на молодую женщину, получающую письмо.

Мужчина, передающий письмо женщине, деталь

Питер де Хох снова связывает интерьер с экстерьером. Наш взгляд перемещается мимо собачки к каналу, на противоположной стороне которого беседуют двое мужчин и смотрит на нас женщина у окна.Шлюз, видимый через правое окно, дает еще один, еще более далекий внешний вид.

Квиринг Герриц. van Brekelenkam, The Tailor’s Workshop, 1661

Картина и художник, с которым я не был знаком, это The Tailor’s Workshop , созданный Quiringh Gerrltsz van Brekelenkam в 1661 году. Туристы, посещавшие Нидерланды в 17 веке, восхищались множеством картин, висящих в дома даже самых скромных ремесленников, таких как портной Квиринг ван Брекеленкам, изображенный здесь в своей мастерской, за работой с двумя учениками, сидящими на чем-то вроде приподнятой платформы.Над ними висит современный пейзаж в черной рамке.

Глядя на Вермеера в Рейксмузеуме

Помимо «Маленькая улица» , в коллекции Рейксмузеума есть еще три картины Вермеера: «Доярка», «Женщина, читающая письмо» и «Любовное письмо». Я помню, как мы с нашей 12-летней дочерью разглядывали эти картины через плечо и поверх голов на супервыставке, которая собрала 21 из 36 известных в мире Вермееров в Маурицхейсе в Гааге в 1996 году.Так много Вермееров не видели вместе с момента продажи в 1696 году, триста лет назад. С тех пор репродукции трех картин, которые мы видели на этой многолюдной выставке, висят у нас дома на стенах: «Доярка», «Женщина, читающая письмо» и «Вид Делфта» .

В Доярка служанка наливает молоко, полностью поглощенная своей работой. За исключением струйки молока, все остальное неподвижно.Вермеер взял эту простую повседневную деятельность и сделал ее предметом великой картины.

Йоханнес Вермеер, Доярка, c1657-8

«Доярка» на самом деле является кухаркой, разливающей молоко. Такие домашние дела нередко восхвалялись в голландской литературе и картинах того периода. Эксперты предположили, что кухарка Вермеера готовит хлебную кашу, которая находит хорошее применение черствому хлебу, смешивая его с молоком и несколькими другими ингредиентами, чтобы приготовить сытную пюре или еду. На столе наверняка много хлеба.

Иоганнес Вермеер, Доярка, деталь

Но здесь они могут быть чем-то большим, чем простое изображение повседневной рутины. Подобно дояркам и кухаркам во многих произведениях нидерландского искусства (и другим молодым женщинам в работах Вермеера), его кухарка, возможно, предназначалась для того, чтобы поощрять любовные размышления зрителя-мужчины и иметь свои собственные мысли о романтике — как предполагает это эссе.

Иоганнес Вермеер, Доярка, деталь

Женщина стоит как статуя в ярко освещенной комнате: свет, играющий на поверхности предметов в комнате, изображен Вермеером сотнями разноцветных точек.

Иоганн Вермеер, «Любовное письмо», ок. 1669 – ок. 1670

В «Любовное письмо» Вермеер выбрал необычную точку обзора на переднем плане — затемненную нишу или прихожую — , чтобы взглянуть на другую комнату с ее домашней сценой. Элегантно одетая женщина вопросительно смотрит на свою служанку, которая только что вручила ей письмо. Морской пейзаж на стене — аллюзия XVII века на тему письма, когда море часто сравнивали с любовью, а влюбленного — с кораблем.

Иоганн Вермеер, Женщина, читающая письмо, ок. 1663

Другая женщина, другое письмо: Женщина, читающая письмо — одна из самых известных картин Вермеера. Каждый элемент в нем способствует рефлексивному настроению женского субъекта в его центре. Неподвижно стоя за столом перед невидимым окном, молодая женщина сосредоточенно читает письмо, возможно, послание от возлюбленного. Она все еще носит свою синюю ночную куртку. Все цвета в композиции вторичны по отношению к сияющему синему цвету лазурита.

Значимость округлого силуэта женщины натолкнула на мысль, что она беременна, хотя в то время это было маловероятно. Другие указывают на картины Вермеера и его современников, на которых эта коническая форма, очень модная в середине 1660-х годов, достигалась за счет ношения расклешенного жакета поверх перевернутой на талии толстой юбки.

Картина является лишь одним из блестящих примеров того, как Вермеер запечатлел эффекты света — в данном случае утреннего света — с необычайной точностью.

См. также

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Вид на дома в Делфте, известные как «Маленькая улица»

WebMuseum: Vermeer, Jan: Вид на дома в Делфте, известные как «Маленькая улица»

Вид на дома в Делфте, известные как «Маленькая улица».


в. 1658; Холст, масло, 54,3 х 44 см; Государственный музей, Амстердам

На мощеной улице стоят два дома с воротами, выходящими на улицу. проход между ними.Женщина сидит в открытом дверном проеме, занята шитьем; двое детей играют на крыльце. Мыльная вода смывает небольшой ручей между брусчаткой — вероятно, женщина в проход только что вычистил свою часть крыльца. Вермеер записал эту повседневную сцену с явной небрежностью. Несмотря на то что всемирно известный, о Вермеере известно немногое. Маленькая улица . По факту первоначальное местонахождение никогда не было идентифицировано, и, возможно, никогда существовали. Но еще важнее атмосфера рисунок.Женщины усердно работают, а дети поглощается игрой. Сцена излучает спокойствие и безопасность.

Наводит на размышления

Вермеер многого добился ограниченными средствами. Деталь из кирпичи над воротами иллюстрируют, насколько наводит на размышления его метод живопись есть. В некоторых местах холст просвечивает сквозь краску, но вместе штрихи цвета объединяются, чтобы создать впечатление полнотелый кирпич. В других местах краска нанесена толстым слоем, как на ставни перед окнами и белые оштукатуренные части стена.Здесь поверхность краски кажется шелушащейся, как штукатурка. а на ставнях она гладкая как будто по дереву нарисована.

Стена над воротами: мазки краски

Мел почти ощутимо отслаивается

Гладко окрашенные ставни

Желоб

Вероятно, вода в желобе стекает в канаву или канал, в перед картиной. Без диагонали желоба картина будет иметь меньшую глубину. А желобом Вермеер рисует зрителя внимание на женщину в коридоре. Очевидно, художник нашел этот сквозной вид важен; как показывает окраска. Первоначально в подворотне была еще и вторая женщина, но потому ее фигура загораживал вид через проход, Вермеер нарисовал ее вне. Вермеер увидел бы подобные взгляды своего коллеги. и горожанин, Питер де Хох. Однако лишь изредка Де Хох использовать эту технику так же успешно, как здесь Вермеер.

Сидящая женщина: рентгеновский снимок

Де Хох: чуть менее тонкий

Женщина Де Хоха, окно и стена

Мрачный, но свежий

На этом снимке небо облачно, а цвета приглушены.Кроме коричневом и красном, в небе есть штрихи голубого, одежды женщина, которая дальше всего, и растение слева. Когда первый нарисованный плющ был зеленее, но желтый пигмент в краске изменился. блеклый. Тем не менее картина кажется свежей благодаря белому штукатурка. На фоне этого приятно выделяются цифры контраст. Слева подпись Вермеера — тоже на белом стена. Цифры кажутся убедительно реальными, хотя, как и кирпичи или булыжники, они не прорисованы в деталях.

Чистящая женщина с оттенком синего

сине-зеленый плющ; подпись

Женщина шьет в дверях

Дорогая улица

Когда Вермеер умер, он оставил не более 34 картин. Они нашли свое попали в частные коллекции и были «забыты». В девятнадцатом век Вермеер был заново открыт. Его работы вскоре стали популярными и цены на его картины взлетели до небес. То Little Street был в коллекция профессора Яна Сикса начала ХХ век.Шесть хотел миллион гульденов (!) за картину, но в в конце он получил всего 625 000. Его купил богатый промышленник, вырвавший его из-под носа у французов покупатели. В 1921 году он подарил его Государственному музею. То Маленькая улица теперь висит рядом с тремя другими Вермеерами в музее: Кухонная горничная , Женщина, читающая письмо и Любовное письмо .

Кредиты: Рейксмузеум, Амстердам.


14 октября 2002 г., Николя Пиох — Вверх — Вверх — Информация
Благодаря Фонду BMW, веб-музею зеркала, партнеры и участники за их поддержку.

Йоханнес Вермеер и расположение Маленькой улицы

Иоганнес Вермеер появился около 1655 года, в возрасте всего двадцати трех лет, и уже полностью сформировался как художник. После нескольких исторических работ к концу десятилетия он завершил большинство своих самых любимых картин: «Девушка, читающая письмо у открытого окна» относится к 1657, «Маленькая улица» и «Доярка» к в следующем году, а великолепный Вид Делфта примерно до 1660 года.

Вермеер женился на Катарине Боленес в двадцать один год, у них было пятнадцать детей вместе, и когда он умер в конце 1675 года в возрасте сорока трех лет, он оставил свою семью в долгах после непродолжительной болезни, которая, по мнению его жены, была вызвана франко-голландской войной и финансовым давлением, связанным с крахом рынка искусства. Только тридцать пять картин остаются определенно приписываемыми ему, и многие факты его карьеры неизвестны, в том числе характер его ученичества и его методы подготовки к началу проекта. У нас есть его искусство.

Всю свою короткую жизнь он провел в Делфте, и на подавляющем большинстве его картин изображены домашние интерьеры с одним и тем же окном, всегда слева от композиции, с теми же полами, с той же мебелью и украшениями и небольшой группой. человек, большинство из которых женщины. Маленькая улица и Вид на Делфт — его единственные сохранившиеся картины внешнего мира. Его практика характеризуется медленным темпом и использованием необычайно дорогих пигментов, особенно натурального ультрамарина, а также свинцово-оловянного желтого, лазурита, марены озерной и киновари; его искусство спокойной грацией его фигур, его яркими цветовыми сочетаниями и его мастерством света.

The Little Street (1658) Йоханнеса Вермеера, холст, масло, 54,3 x 44 см

Точное местонахождение в Делфте мирной сцены, изображенной в The Little Street , уже давно является предметом критических споров. Исследования регулярно предлагали Волдерсграхт, где Вермеер жил до девяти лет, и место, где сегодня находится Центр Вермеера; другие постулировали Nieuwe Langendijk, номера с 22 по 26. Теперь Франс Грийзенхаут, профессор истории искусств Амстердамского университета, разгадал тайну.

Grijzenhout провел два года, консультируясь с архивами семнадцатого века, и наткнулся на De legger van het diepen der wateren binnen de stad Delft Журнал дноуглубительных работ каналов в городе Делфт »), городской реестр. причальных пошлин за 1667 год. В документе записан налог, уплачиваемый каждым домовладельцем в Делфте за углубление канала и содержание причала их собственностью, а также приводятся подробные размеры всех соответствующих домов, проходов и портов.Гриджзенхаут пришел к выводу, что Маленькая улица Вермеера находится на улице Вламингстраат, с узким каналом, в современных номерах 40 и 42.

Размеры двух домов, которые стояли там при жизни Вермеера, прилегающие к ним проходы, их возраст до пожара 1536 года и расположение небольших садов за ними не имеют себе равных в реестре: это единственные два зарегистрированных свойства, которые соответствуют точно с деталями картины Вермеера. Грийзенхаут также отметил , что тетя Вермеера, Ариентген Клас ван дер Минне, жила в доме, показанном справа, занимаясь продажей рубца, с проходом рядом с домом, известным как Penspoort («Ворота рубца»). Мать и сестра Вермеера жили вдоль одного канала, в домах по диагонали друг от друга.

Реконструкция картины Вермеера на Vlamingstraat 40 и 42.

Маленькая улица , первоначально известная как Вид на дома в Делфте , находится в коллекции Рейксмузеума Амстердама вместе с тремя другими работами Вермеера: Доярка , Женщина в синем читает письмо и Любовное письмо .А на прошлой неделе в Рейксмузеуме открылась новая выставка, посвященная открытиям Гриджзенхаута. «Маленькая улочка» Вермеера будет работать до 13 марта следующего года, а затем переместится вместе с «Маленькая улочка» в Музей Принсенхоф-Делфт с 25 марта по 17 июля. Музей Prinsenhof Delft находится в пределах легкой досягаемости от Vlamingstraat, которая уже приняла наплыв туристов.

Питер Рулофс, хранитель картин семнадцатого века в Государственном музее, отметил: «Ответ на вопрос о местонахождении картины Вермеера «Маленькая улица » имеет большое значение для того, как мы смотрим на эту картину, и для нашего образа Вермеер как художник.Чтобы отметить выставку, открытие Грийзенхаута и роль, которую технология Google Maps сыграла в этом, Рейксмузеум подготовил специальный арт-проект Google, посвященный современной Little Street в Делфте.

Найден ли участок «Маленькой улицы» Вермеера? — Новости artnet

Если вы когда-нибудь окажетесь перед улицами Вламингстраат, 40 и 42 в голландском городе Делфт, вы окажетесь на том самом месте, которое изображено на картине Иоганна Вермеера «Маленькая улица » (ок.1658 г.). Франс Гриджзенхаут, профессор истории искусств Амстердамского университета, сделал ключевое открытие относительно одной из 35 известных картин голландского мастера, написавшего только две сцены на открытом воздухе — эту и его « Вид Делфта » (1660–1661).

Государственный музей Амстердама организовал выставку «Обнаруженная маленькая улочка Вермеера», чтобы привлечь внимание к новой находке.

Ключевым документом в исследовании Грийзенхаута был De legger van het diepen der wateren binnen de stad Delft , или бухгалтерская книга дноуглубительных работ на каналах в городе Делфт, в которой были обследованы дома в городе и точность которых составляла примерно шесть дюймы.Бухгалтерская книга использовалась для начисления налогов на городских землевладельцев, которые помогали в углублении каналов.

Документ показал, что два дома, каждый шириной около 20 футов, примыкали к двум проходам, каждый шириной около четырех футов, что соответствовало строениям и проходам, изображенным Вермеером. По данным музея, ни одно другое место в городе не соответствовало этим конкретным размерам. Некогда стоявшие здесь дома были заменены постройками XIX века, но ворота правого проезда узнаваемы.

Дом справа принадлежал овдовевшей тете Вермеера, Ариентген Клас ван дер Минне; она торговала рубцом, и ее профессия дала проходу название Пенспорт, или Ворота Рубца.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.