Тимур новиков художник: Тимур Новиков | Арт-сообщество

Содержание

Московский музей современного искусства - Тимур Новиков

Правительство Москвы
Департамент культуры города Москвы
Российская академия художеств
Московский музей современного искусства

представляют

Тимур Новиков в ММОМА

Портрет Тимура. 1998. Фото Натальи Жерновской

Тимур Новиков. Тимур Новиков Оскар и Бози 1992 -1993. Собрание семьи художника.

Тимур Новиков. Автопортрет. 1979

Тимур Новиков. Ледокол. 1989. Коллекция В. Добровольского

Тимур Новиков. Петроградская сторона. 1983. Собрание семьи художника.

Дата проведения: 19 марта — 14 апреля 2013
Адрес: Гоголевский бульвар, 10

Московский музей современного искусства и куратор Екатерина Андреева представляют масштабную ретроспективу творчества Тимура Новикова (1958 — 2002), самого известного петербургского художника последней трети ХХ — начала XXI вв. Живопись, графика, коллаж, панно, видео, инсталляция, исторические документы из архива Т. Новикова, Музея новой Академии Изящных Искусств, собраний Третьяковской галереи, Русского музея, Музея Art4.ru, частных коллекций Москвы и Санкт-Петербурга.

Выставка организована к 55-летию художника и наиболее полно представляет его творчество и историю его жизни. Это история непрестанного исследовательского поиска, страсти к искусству, резких поворотов судьбы и верности очень рано сделанному эстетическому выбору. Это история короткой и драматической жизни гениального художника, который ослеп в 39 лет и, невзирая на поразившую его болезнь, продолжал быть лидером новейшего искусства. И вместе с тем это история удивительного успеха. Новикову едва исполнилось двадцать пять, когда он стал вождем молодой неофициальной группировки «Новые художники» и сформулировал принципы своего творчества — идею независимости и добра. К тридцати он уже придумал и воплотил в серии «Горизонты» свой «прибавочный элемент» — теорию перекомпозиции и знаковой перспективы. Знаковая перспектива стала языком нового искусства, близкого и современной компьютерной эстетике, и древней иероглифике, искусству архаики, разнообразным социо-эстетическим феноменам (татуировкам, детскому творчеству и т. п.).

Перекомпозиция — создание нового искусства из старого — преобразила жизнь, открыв «Новым художникам» метод работы с источниками современных образов и материалов. Совершенствуя идею перекомпозиции, в 1990-м Новиков приходит к необходимости пропаганды образов классической культуры, так как главная цель искусства — идеальное преображение мира. Оба созданные Новиковым движения становятся массовыми и популярными. В архиве Новикова хранятся письма к нему Марии Спендиаровой, хранительницы традиций русского авангарда; Энди Уорхола, не нуждающегося в представлении; Юргена Хартена, знаменитого куратора; Брайна Ино, гуру техно-музыки.

За неполные 44 года своей жизни Новиков один сделал не меньше, чем целый институт: он создал первые российские художественные сквоты им. Кирилла и Мефодия и галерею «Асса»; передал первоклассные коллекции живописи и фотографии Русскому музею и Эрмитажу; устроил несколько сотен выставок нескольким десяткам российских и зарубежных художников, среди которых были Олег Котельников, Александр Самохвалов, Пьер и Жиль, Карл Лагерфельд, Денис Егельский, Георгий Гурьянов, Владислав Мамышев, Вильгельм фон Глёден, Сергей Шутов; издал около сотни книг, статей и прокламаций; развивал вместе с «Новыми композиторами» музыку техно а вместе с Константином Гончаровым авангардную моду, запустил первый проект отечественного видео-арта «Пиратское телевидение» с Юрисом Лесником. Благодаря Тимуру Новикову никто не сомневался в том, что искусство — это адреналин на всю жизнь. Его творчество и поведение вызывали и вызывают сильнейшие эмоции. Интерес к искусству Новикова за последние 10 лет, прошедшие после его смерти, неуклонно возрастает.

Произведения для выставки в ММОМА предоставляют основные российские музеи и 15 частных коллекций России и Европы. Планируется выпуск каталога с подробной биографией художника, которую готовит Ксения Новикова. В экспозицию включено более 125 произведений. Большая часть из них — около 100 работ — впервые выставляется в Москве и значительная часть впервые будет показана в России. Разделы экспозиции посвящены основным этапам творчества Новикова: экспрессивной живописи и графике 1978- 1980-х; серии панно «Горизонты» 1987-1991; неоакадемизму 1990-х; новой серьезности рубежа 1990-2000-х годов.

Куратор выставки — Екатерина Андреева, ведущий научный сотрудник Государственного Русского музея, автор биографии Т. Новикова «Тимур. Врать только правду!», куратор проекта «Удар кисти» (ГРМ, 2010), признанного лучшей выставкой Русского музея 2010 года.

Основные персональные выставки Новикова проводились в Музее этнографии народов России (Санкт-Петербург, 1992), Стеделийк-музее (Амстердам, 1993), Кунстхалле Дюссельдорфа (1993), Государственном Русском музее (1998), Музее Art4.ru и Государственном Эрмитаже (2008).

Метамодернизм и постсоветский консервативный авангард: Новая академия Тимура Новикова

Maria Engström. Metamodernism and Post-Soviet Conservative Avant-Garde: Timur Novikov’s New Academy

В 2008 году в связи с выходом книги «Тимур. “Врать только правду!”» [Андреева 2007], посвященной лидеру неоакадемического движения Тимуру Петровичу Новикову (1958—2002), известный петербургский литературный критик и поэт Дмитрий Голынко-Вольфсон в своей статье в «Художественном журнале» отметил абсолютную закрытость и неизученность такого явления, как неоакадемизм:

А вот с чем действительно было бы любопытно и важно разобраться подробней — это одно из центральных «произведений» Новикова, эстетический проект «неоакадемизма» и возникшая на его базе игровая институция «Новая Академия Изящных Искусств». К сожалению, в отличие от московского концептуализма, этот проект не обзавелся дистанцированными критическими описаниями и знаком публике, главным образом, по восторженным высказываниям и воспоминаниям его непосредственных участников [Голынко-Вольфсон 2008].

Критическое описание неоакадемизма и сегодня представляется актуальной задачей для исследователей постсоветской художественной и политической ситуации. Прежде всего, потому, что Новиков и его последователи предвосхитили вектор движения современной России в сторону консерватизма и эстетической и политической реакции на 25 лет. Если «Новые художники»[1] Тимура Новикова (Цой, Бугаев-Африка, Гурьянов, Курехин, Котельников, Мамышев-Монро) принимали самое непосредственное участие в культурной революции 1980-х, известной нам как перестройка, то следующий — неоакадемический — проект Новикова подобным образом предугадал правый поворот и «консервативную революцию» наших дней. Ведущие художники консервативного авангарда 2000-х — Алексей Беляев-Гинтовт, Михаил Розанов, Алексей Морозов, Денис Егельский — были в 1990-х в той или иной степени частью неоакадемического сообщества.

Поворот Новикова от программы буколического эротизма раннего неоакадемизма к «новой серьезности» в конце 1990-х стал прообразом поворота российского государства и общества от гламура нулевых к консерватизму 2010-х. В то же время неоакадемизм, будучи трансгрессивным квир-искусством, выступает в локальном российском контексте «западным» проектом, предельно далеким от официозных традиционных ценностей и «скреп». Таким образом, в контексте изучения постсоветского «реакционного постмодернизма» неоакадемизм Тимура Новикова как идеологическая химера квир-визуальности и консерватизма представляется важным художественным и идеологическим течением, заслуживающим внимательного осмысления и разбора.


Неоакадемизм как консервативный квир

Новая академия изящных искусств, основанная Новиковым в 1989 году в городе «Петра, Ильича, Чайковского» (О. Котельников), стала первым квир-сообществом, которое обращается к кэмпу и неоклассике как языку западного консерватизма и постмодернистского фигуративного искусства[2]. Следуя уорхоловским принципам организации художественного процесса, показавшим свою эффективность в период «Новых художников»[3], Новиков в начале 1990-х собирает свою неоакадемическую Фабрику, где молодые и красивые делают революцию в искусстве и жизни, обращаясь к табуированным темам и сюжетам. Эта революция была направлена в первую очередь против арт-истеблишмента того периода — московского концептуализма и «салонного акционизма». Радикально иным и максимально провокативным для начала 1990-х годов был не столько поиск границ сексуальной идентичности, сколько «подозрительное» классицизирующее фигуративное искусство, слишком близко стоящее к тоталитарной эстетике. Московскому интеллектуальному искусству текста Новиков предлагает альтернативу — чувственное искусство тела, «мусорной» эстетике — имперскую строгость, а концептуалистскому репрезентативному перформансу — непрекращающийся и нефиксируемый перформанс жизни, «проживание» искусства[4]. Образцы консервативного квира и дендистского протеста против духа времени Новиков находит не только в петербургском эллинизме начала XX века [Андреева 2011], но и в актуальном западном искусстве (особенно стоит отметить влияние на неоакадемизм творчества Роберта Мэпплторпа и путешествующих во времени МакДермотта и МакГофа).

Первой крупной выставкой-манифестом художников, занятых «поиском содержания через эротические провокации в эстетическом направлении» (И. Мовсесян), стала выставка-конференция — она же первая гей-вечеринка «Молодость и красота» (кураторы Тимур Новиков и Авдотья Смирнова), которая прошла в июне 1990 года в Доме ученых им. Горького на Дворцовой набережной в Ленинграде. В выставке приняли участие Тимур Новиков, Денис Егельский и Владислав Мамышев-Монро. В январе 1991 года в особняке Матильды Кшесинской / Музее революции проходит выставка Беллы Матвеевой «Painting and Petting» (кураторы Олеся Туркина и Виктор Мазин). В 1992 году Новиков организует в Мраморном дворце выставку «Тайный культ», где выставляет фотографии Вильгельма фон Гледена и работы икон гей-арта Пьера и Жиля, с которыми он познакомился во время стажировки в Париже в Институте пластических искусств Понтуса Хультена в 1990 году.

В 1994 году Новиков вместе с Екатериной Андреевой делает в Государственном Русском музее выставку фотографии «Ренессанс и резистанс», посвященную «героям эстетического сопротивления» — Оскару Уайльду, Надару, фон Гледену и Мэпплторпу. Десять лет спустя, в 2004—2005 годах, работы Мэпплторпа в контексте, близком неоакадемическому, понимавшему классику максимально широко, покажет в Эрмитаже куратор ряда неоакадемических выставок Аркадий Ипполитов[5].

Через квир-оптику происходит в неоакадемизме и «перекомпозиция» соцреализма[6]. В 1994 году Новиков организует в Москве в галерее «Риджина» выставку «Сила воли», где были показаны работы Георгия Гурьянова (1961—2013), барабанщика группы «Кино» и профессора Новой академии, представляющие собой ремиксы образов «советской античности», в частности кадров фильма Абрама Роома «Строгий юноша» (1936). В работах Гурьянова, продолжающего традиции Александра Самохвалова (1884—1971), Александра Дейнеки (1899—1969) и Ивана Шагина (1904—1982), ставится тема «советского (гомо)эротизма», а советское искусство эпохи высокого сталинизма/постконструктивизма выступает как неисчерпаемый эстетический и смысловой ресурс:

...видеть перед собой сильное, загорелое, освещенное солнечными лучами и одутое морскими ветрами молодое тело гораздо разумнее, чем уставиться с умным видом в черный квадрат [Гурьянов, цит. по: Lahtela, Eskelinen 1991:19].


Георгий Гурьянов в мастерской на Фонтанке, 145. Начало 1990-х.
Источник: Новая академия. Санкт-Петербург. Каталог выставки в Фонде культуры «Екатерина». Москва. М., 2011. С. 39

Неоакадемический поиск подлинности в «ясной телесности», вдохновленный работами Мэпплторпа, Джеффа Кунса, Синди Шерман, Пьера и Жиля, МакДермотта и МакГофа, игра с классической европейской и советской визуальностью концептуализируются Новиковым при помощи метафоры «Ренессанса»[7]. Этот термин используется как в названиях неоакадемических выставок («Ренессанс и резистанс», ГРМ, 1994), так и в ряде программных статей. К примеру, в «Силе красоты» (1998) Новиков постулирует:

90-е годы ХХ века можно смело назвать новым Возрождением. В разных уголках Европы подлинные художники, не обращая внимания на недоумение коллег, возвращаются к традиции. Постмодернизм теперь воспринимается именно как переходный период. Действительно, еще недавно художник, написавший картину в духе классического искусства, долго раскланивался и извинялся перед критиком: «это шутка, ирония, симуляция», надеясь на прощение. Сегодня он, наконец, может забыть о скучном, неинтересном, а главное, не интересующемся прекрасным так называемом художественном критике. У нас — Ренессанс, а значит, можно показывать картины и скульптуры спортсменам и моделям, рабочим и колхозницам. Они поймут [Новиков 1998: 51—52].

Предвосхищая сегодняшние урбанистические и музейные проекты, Новиков предлагает концепцию «эстетического популизма» и пишет о рекреативной функция музея, противопоставляя ее как советской дидактической, так и социально-критической, принятой в западном левом искусстве. О своих «тряпочках» он говорит, что создает «прикроватное» искусство, т.е. наиболее близкое человеку в часы интимного отдыха. В ряде работ и выступлений он требует стратегической наивности и новой сентиментальности и утверждает, что сегодня простое человеческое отношение к красоте сохранилось исключительно в массовом искусстве, в моде и модной фотографии. Вслед за Уорхолом, который интересовал его как современный манипулятор образами, укорененный в католической традиции, Новиков начинает активно творить апологию глянцу и «демократическому» вкусу масс:

…культ Аполлона сместился в начале 20 в. из области традиционного, посвященного ему элитарного искусства живописи и скульптуры в область фотографии. На протяжении последнего столетия только эта область сохранила в себе признаки поклонения прекрасному образу, к примеру в виде фотографий красивых юношей и девушек из журнала «Вог». Трудно представить себе появление безобразных персон в этом журнале. <…> При посредстве фотографии культ Аполлона возобновляется и становится все более активным.

…Именно массовый зритель сохранил традицию почитания прекрасного человеческого образа [Новиков 1998: 66—67, 68].

Как отмечает искусствовед Андрей Хлобыстин, ученый секретарь Новой академии и создатель ПАиБНИ (Петербургского архива и библиотеки независимого искусства), петербургские трикстеры еще в самом начале 1990-х годов, осознав власть медиальных образов и новых технологий, заменяют «немодное насилие модным соблазнением»:

…ленинградское искусство работало не со старым, нонконформистским, модернистским понятием власти, вписанным в триаду «секс — власть — насилие», а стало работать с той реальной властью, которая на тот момент определилась, — с властью медиальной, которая из репрессивной превратилась в соблазняющую, и ее стали осуществлять массмедиа [Матвеева 2014].

Свою концепцию поворота к консерватизму, античности и аполлонизму для масс Новиков развивает в ряде интервью, выступлений и статей. Тема консерватизма затрагивается, в частности, в интервью Андрею Хлобыстину, опубликованном в неоакадемическом журнале «Художественная воля» в 1994 году:

Андрей Хлобыстин. Тимур, ты считаешь себя консерватором?

Тимур Новиков. В некоторой степени да. <...> Новая Академия в своей деятельности пытается воссоздать образы, то есть она ближе к таксидермии, чем к консервации. Это не музейное хранение объектов, когда-то созданных, а именно сохранение внешнего образа искусства [Хлобыстин 1994].

Фотографирование и рисование классической скульптуры и архитектуры было объявлено Новиковым важнейшими задачами неоакадемической «таксидермии» — сохранения в современности репрезентаций, визуального присутствия образов классического искусства. Любимыми объектами неоакадемических ремиксов и ремейков становятся скульптура и архитектурные ансамбли имперского и сталинского периодов — ВДНХ, Петергоф, площади и дворцы Петербурга и Рима. Неоакадемисты с удовольствием позируют друг другу в образе прекрасных статуй или богов.

Новиков выступает против музеефикации классики и ставит перед актуальным искусством проблему реанимации античности: «Откопанные и возрожденные Ренессансом Венеры и Аполлоны ныне спят в хрустальных гробах музеев непробудным сном. Их бы снова открыть, да как?» [Новиков 1998:11].

В деле реконструкции классических образов Новиков следует теориям экономии/ресайклинга образов Уорхола и деавтоматизации восприятия Шкловского. Принцип перекомпозиции, сформулированный им к 1982 году и ставший основой творчества «Новых художников» и «Новых композиторов», применяется в 1990-х для актуализации исторического наследия. Новиковские работы неоакадемического периода сложно охарактеризовать как образцы «изящного искусства», скорее, здесь мы видим знаки, «иконки», маркирующие принадлежность к традиции (богатые ткани, бисер, нашитые на ткани ретрофотографии Аполлона, Оскара Уайльда, православных святых, пионеров или архитектурных памятников). Эти знаки приобретают у Новикова дополнительную ауру и превращаются в сакральные объекты религиозного поклонения. Здесь отчетливо видна зависимость от ритуальных изображений, не случайно материальным носителем Новиков выбирает ткань. Однако в его «тряпочках», напоминающих знамена или хоругви, триумфальность сочетается с меланхолией и погребальным контекстом.

Важно отметить, что свою революционно-таксидермическую деятельность Новиков видит в эсхатологическом свете, а себя и своих последователей называет обреченной на неудачу «шайкой пигмалионов», ищущей в падшем мире руины красоты. Масштаб этой последней битвы против безóбразного искусства глобальный. В интервью 1996 года Новиков определяет горизонт неоакадемической утопии следующим образом:

— Как же вы представляете себе победу вашего движения и, что интереснее, момент после победы?

— Возрождение классической традиции! Новый Ренессанс в Европе.

— А весь последний период?

— Считать мрачным средневековьем!

<…> Когда-то меня интересовал вопрос «Я и мое место в искусстве», а теперь меня интересует само искусство в чистом виде, его проблемы. Но самое главное, что это дело, достойное Человека. Фронт работ невероятный: борьба со всем мировым искусством… [Новиков 1998: 115—116]

Сложность восприятия неоакадемизма заключается в его фундаментальной амбивалентности, в почти садомазохистском тандеме традиции и трансгресии[8]. Это одновременно и преодоление границ (идеологий, пола, класса), и самозаточение и самоограничение (язык неоклассицизма). Не случайно сочувствующие неоакадемизму петербургские художники Дмитрий Мишенин (Doping Pong) и Андрей Чежин делают в 2000 году проект «Неоакадемизм это садомазохизм», где трансгрессивные телесные практики повторяют архитектурные элементы петербургского ампира.

Doping Pong, Андрей Чежин. «Неоакадемизм это садомазохизм», фрагмент (2000)

Это балансирование продолжается все 1990-е, кэмп и строгая неоклассика сосуществуют у художников неоакадемического сообщества в разных пропорциях. Однако к концу десятилетия Новиков делает окончательный выбор в сторону консерватизма и наследия Второго Рима. Травестийным ритуалом поворота к православию и «новой серьезности» стал неоакадемический перформанс «Сожжение сует» (1998) на кронштадтском форту № 7, посвященный 500-летию казни Джироламо Савонаролы и предвосхитивший православный акционизм 2000-х: в огонь полетели наркотики, порнографические журналы, номера «Птюча» с Мамышевым-Монро на обложке, полотно Олега Маслова «Кончало кончал» и прочие безобразия.

Православная традиция толкуется Новиковым (вслед за Д. Лихачевым) исключительно как европейское наследие:

Сохранить классику для нас, россиян, особенно важно. Ведь в период крушения Византийской империи именно Русь сохранила ценности византийской цивилизации, а сейчас, когда в ходе столетней «модернизации» европейской культуры только в России еще не произошло гуманитарной катастрофы, мы вновь должны взять на себя функцию хранителей классической европейской культуры, к которой наша страна обратилась три столетия назад [Новиков 2003:161].

Сегодня, в связи с наблюдаемым консервативным поворотом в политике и культуре, темы «нового Ренессанса», концепция России как защитницы (катехона[9]) великой европейской культуры от потерявших «цивилизационную память» европейцев, сформулированные Новиковым в середине 1990-х годов, неожиданно становятся актуальными. «Посткрымская» культурная политика отличается не только более жестким контролем над культурным полем, но и выстраиванием гораздо более четкой идеологической линии, где Россия представлена как главный союзник христианской Европы. Культурные инициативы последних лет (прежде всего выставочная политика) свидетельствуют о том, что на первый план в поиске национальной репрезентации выходит дискурс России как «настоящей» Европы, как христианской европейской цивилизации, имеющей корни в античности. В данной конструкции Европа и Запад разводятся (под «Западом» понимается неолиберальная политика мультикультурализма, при которой христианские основы Европы подвергаются, по мнению консервативных идеологов, различным формам политической и культурной репрессии), говорится о Европе без Запада[10], причем приоритет отдается старой католической Европе, прежде всего Италии. Если вплоть до событий в Украине и Сирии эти идеи развивались в неоконсервативных субкультурах (активнее всего, помимо неоакадемизма, в неоевразийстве и отчасти в младоконсервативных кругах), то в последние годы мы наблюдаем их активное присутствие в политическом и культурном мейнстриме. Такая модель позволяет критиковать условный «либеральный», чаще всего протестантский, Запад и одновременно утверждать свою роль в мировом сообществе как «последнего щита» при атаке на традиционные ценности старой европейской культуры. Показательно, что куратором одной из самых громких выставок последних лет, «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо» (Третьяковская галерея, 25 ноября 2016 года — 18 февраля 2017 года), ставшей символом этой новой культурной политики, был Аркадий Ипполитов, друг и соратник Новикова.


Неоакадемизм как метамодернизм

Поворот «ко всему классическому и античному» в годы распада Советского Союза был не просто удачным коммерческим ходом, позволившим Новикову и членам его Академии занять никому не нужную в то время неоклассическую нишу. Неоакадемический проект Тимура Новикова (наряду с национал-большевистской утопией Лимонова, Дугина, Летова и Курехина) в середине 1990-х стал одним из первых опытов постиронических художественных практик в постсоветской России. Отличительная черта постиронии — использование возможностей иронии для реализации серьезного смысла. Как отмечает российский философ и публицист Кирилл Мартынов:

Постирония — это состояние, в котором границы серьезности и иронии оказываются размытыми. Постироник намеренно допускает двусмысленность своей речи, его игра состоит в том, чтобы заставить вас сомневаться: он это серьезно или нет? <…> постирония может вести к «новой искренности», то есть позволять иронику говорить о серьезных вещах. Последний аспект самый примечательный — постирония становится культурным механизмом разрыва с постмодернизмом [Мартынов 2015].

Принцип постиронии как основной неоакадемический метод Новиков формулирует в телевизионной передаче «Мое раскаяние Малевича» в 1995 году:

Поскольку борьба за идеалы красоты в разгаре и мы все еще сидим по горло в фельетонной эпохе, пророк новой очистительной идеи надевает на эту идею маску фельетона, жанра, особо любимого массами, во благо которых он пророчествует, заодно к тому удовлетворяя, как говорил Гессе, гигантский спрос на ничтожную занимательность [Новиков 2003: 127].

Действительно, при более внимательном изучении неоакадемизма становятся очевидными его отличия от постмодернизма. Новая академия изящных искусств — это не просто архивирование и карнавальное обыгрывание традиционных форм репрезентации[11]. В неоакадемизме нет постмодернистского универсального сомнения, а призыв «Врать только правду!» (О. Котельников) указывает на потребность в подлинности и ставит этическую границу собственной азартной игре[12].

Эта специфика неоакадемизма не раз отмечалась искусствоведами. К примеру, Александр Боровский пишет о Тимуре Новикове:

Тимур был современным художником, причастным к практике и идеологии постмодернизма, но осознавал необходимость определенных табу, так как без них его миссия отводить искусство от края становилась невыполнимой. <…> Да, Тимур играл, иногда — и заигрывался. Но постмодернистский страх перед окончательностью высказывания, перед моральным стейтментом как таковым ему не был свойствен [Боровский 2011:78—79].

Екатерина Андреева подчеркивает важность творчества наиболее последовательного неоакадемиста Георгия Гурьянова как искусства прямого высказывания:

Роль Гурьянова представляется особенно значительной, потому что он первым приближается к табуированной тоталитарной иконографии и делает это серьезно, глаза в глаза, без защитной маски соц-артовской концептуальной иронии [Андреева 2011: 53].

Творчество многих неоакадемистов (в особенности «новых серьезных» — Гурьянова, Егельского, Жерновской, Беляева-Гинтовта, Розанова, Макарова) — это поиск нового большого рассказа, образа будущего, хотя бы и путем микширования прошлого. К примеру, у Гурьянова романтическая ностальгия по утраченной красоте неотделима от футуризма:

Важны красота и футуризм. Мечта о прекрасном будущем. Хотя романтизм утопичен, и поэтому в нем есть элементы декаданса. Я по-прежнему постоянно слушаю футуристическую музыку. <…> Основная мотивация футуризма — прогресс хотя бы в чем-то одном, даже если вокруг все разваливается [Андреева 2007: 163].


Г. Гурьянов. Автопортрет (2002). Источник: Собрание Н. Жерновской

Отличие своих проектов («Новых художников» и «Новой академии») от постмодернистского искусства Новиков сформулировал в лекции, прочитанной в институте ПРО АРТЕ в феврале 2002 года, за несколько месяцев до смерти:

Надо сказать, что «Новые художники» были типичным явлением постмодернистской эпохи, с одной стороны, но внутри себя они содержали и следующую фазу — фазу игры в бисер… С одной стороны, «Новые художники» ощущали себя вполне фельетонистами, юмористами, которые могли шутить, издеваться над всеми ценностями предыдущей культуры… но, с другой стороны, они одновременно ощущали себя обязанными прийти к более глубокому изучению науки, культуры, языков, и впоследствии, в конце 1990-х годов, это движение было сформулировано как «Новая серьезность», а у Германа Гессе эта «Новая серьезность» названа кастальской эпохой [Новиков 2003: 92—93].


Но если неоакадемизм не постмодернизм, тогда что это?

При изучении неоакадемизма, а также феномена нового консерватизма в политике и культуре, как в России, так и в глобальном контексте, представляется продуктивным, помимо постиронии, обратиться к концепции метамодернизма. Термин был предложен в 2010 году голландскими философами Тимотеусом Вермюленом и Робином ван ден Аккером в эссе «Заметки о метамодернизме» и в ряде статей на их сайте Notes on Metamodernism[13]. В статье «Что такое метамодернизм» они указывают на формирование новой культурной доминанты, или, точнее, чувствительности:

Тем временем архитекторы и художники все чаще отказываются от эстетических заповедей деконструкции, паратаксиса и пастиша ради эстетических идей реконструкции, мифа и метаксиса. Эти художественные проявления выходят за рамки изношенных чувств и пустотных практик постмодернизма, не отбрасывая радикально его методы и техники, но интегрируя их и направляя в иные русла. <…>

Метамодернистская структура восприятия вызывает раскачивание между модернистским стремлением к смыслу и постмодернистским сомнением касательно смысла всего этого, между модернистской искренностью и постмодернистской иронией, между надеждой и меланхолией, между эмпатией и апатией, между единством и множественностью, между чистотой и коррупцией, между наивностью и искушенностью, между авторским контролем и общедоступностью, между мастерством и концептуализмом, между прагматизмом и утопизмом. Итак, метамодернизм — это раскачивание. Он выражает себя в динамике [Вермюлен, ван ден Аккер 2014].

Марк Липовецкий в статье «Псевдоморфоза: реакционный постмодернизм как проблема» [Липовецкий 2017] выделяет три главные характеристики постмодернизма: недоверие к метанарративам, деконструкция бинарных оппозиций и антиэссенциализм. В метамодернизме сохраняются две последние, но отрицается первая, постулируется необходимость реконструкции мифа и преодоление фрагментации:

…метамодернист не соглашается с тем, что нужно расслабиться и оставить вопрос о метанарративах в стороне. <…> Создавать новые разграничения, замечать различия, контрасты и противоречия недостаточно. Мы должны собрать фрагменты нашего мозаичного мира и построить новое повествование, не откатываясь назад и делая то, что было сделано до деконструкции [Freinacht 2015].

Метамодернизм можно рассматривать как псевдоморфозу постмодернизма, поскольку, являясь почти тем же самым, он расходится с ним в главном — постулируется необходимость движения вперед. Мантра метамодернизма — «за деконструкцией идет реконструкция». Однако окончательная реконструкция («второй», или «новый», модерн), по мысли теоретиков метамодернизма, недостижима:

…если модернизм предполагает временное упорядочение, а постмодерн подразумевает пространственный беспорядок, тогда метамодерн должен пониматься как пространство-время, которое одновременно ни в порядке, ни в беспорядке. Метамодернизм заменяет границы настоящего на пределы бесперспективного будущего; и он заменяет границы знакомых мест на пределы беспредельного. На самом деле, это и есть «судьба» человека метамодерна: преследовать бесконечно отступающие горизонты [Вермюлен, ван ден Аккер 2015].

В 2015 году английский художник Люк Тёрнер пишет свой «Манифест метамодерниста», где также указывает на необходимость движения к неуловимым горизонтам:

Таким образом, метамодернизм следует определить как переменчивое состояние между и за пределами иронии и искренности, наивности и осведомленности, релятивизма и истины, оптимизма и сомнения, в поисках множественности несоизмеримых и неуловимых горизонтов. Мы должны двигаться вперед и колебаться! [Тёрнер 2015]

Наиболее ясное выражение, по мнению Вермюлена и ван ден Аккера, метамодернизм находит в неоромантической чувствительности. Характеристика, данная ими западным метамодернистам, приложима и к художникам круга Новикова:

Если эти художники и обращаются к прошлому, к Романтизму, это не потому, что они просто хотели над ним посмеяться (пародия), и не потому, что они хотели его оплакать (ностальгия). Они оглядываются назад для того, чтобы заново увидеть будущее, которое уже скрылось из виду [Вермюлен, ван ден Аккер 2015].

То, что Вермюлен и ван ден Аккер называют возвращением «реконструкции, мифа и метаксиса», «раскачиванием между энтузиазмом модернизма и постмодернистской насмешкой», а Тёрнер — «переменчивым состоянием между и за пределами иронии и искренности», Новиков обозначил терминами «новый романтизм» и «новая серьезность».

Схожую с теоретиками метамодернизма терминологию и постулирование необходимости реконструкции большого повествования в сочетании с сомнением в возможности новой утопии мы найдем у художников постсоветского консервативного авангарда 2000-х, прежде всего у Алексея Беляева-Гинтовта. Беляев-Гинтовт (р. 1965) участвовал во всех основных постсоветских метамодернистских художественно-политических проектах — Новой академии, Национал-большевистской партии, в неоевразийстве. В его работах эклектичность не отрицает иерархичности, а ироничная игра с исторической визуальностью сочетается с поиском мифологии будущего («Миру миф!»)[14]. «Созидательная меланхолия» и некая отчужденность от собственного «большого проекта» и тоталитарной эстетики характерны практически для всех работ и высказываний Беляева-Гинтовта. Ностальгия по новому повествованию сопровождается нарочито буквальным прочтением воспроизводимого идеологического высказывания или другими приемами, подтачивающими утверждаемый пафос. К примеру, устрашающая зрителя милитаризованность столицы новой Гипербореи (проект «Новоновосибирск», 1999—2000) мнима, ракетное оружие за спиной Аполлона-Пантократора, по словам художника, нацелено не на врага, а на регуляцию природы, это «климатическое оружие»:

Ракеты, запускаемые из «колчана» греческого бога, имеют сугубо мирное назначение — это градобойные снаряды и геодезические шары, с помощью которых жители смогут регулировать метеорологические условия в своем мегаполисе. Вообще, способность влиять на климат и окружающую среду в целом является основой процветания аграрно-космической державы, столицей которой и должен стать Новоновосибирск [Беляев-Гинтовт, цит. по: Облачева 2001].

Приемом реализации метафоры, порождающим эффект гротеска, художник широко пользуется не только при создании своих картин, но и в художественных манифестах и выступлениях в средствах массовой информации. В качестве примера можно привести цитату из интервью по поводу выставки «Парад Победы 2937» (2010):

Мне видится коммунизм с нечеловеческим лицом. Вот почему люди, звери, птицы и ангелы стоят на параде в одном строю, символизируя всеобщность, вселенскость большого Евразийского Парада Победы. Парада победы над хаосом, победы центростремительных процессов над центробежными [Беляев-Гинтовт 2010].

Неоакадемизм 1990-х, как и наследующий ему консервативный авангард 2000-х, стремится «заново увидеть будущее», но, за неимением стратегий движения к этому будущему, обращается к образам вневременного прошлого. Это касается и неоакадемического решения «гендерного вопроса». Неоакадемизм был авангардом сексуальной революции 1990-х, первым и наиболее заметным в постсоветской России художественным сообществом, создавшим признанные шедевры гей-арта. Однако Новикова, Мамышева-Монро, Гурьянова, Матвееву интересуют не вопросы идентичности сексуальных меньшинств и не прогрессивная борьба против их угнетения, а жизнетворчество и совершенная телесность (Гурьянов: «Мое произведение искусства — я сам»). Неоакадемическая перекомпозиция соцреализма и неоакадемический кэмп ориентируются исключительно на консервативную европейскую традицию дендизма и аристократического героизма (прерафаэлитов, Оскара Уайльда, Людвига Баварского, Эрнста Юнгера) и становятся приемами, позволяющими перевести разговор из области актуального политического на территорию мифа.

В уже упоминавшейся лекции 2002 года Тимур Новиков, цитируя Гессе, предрекает скорый конец «фельетонной эпохи» и начало «кастальской эры»[15]. Он пророчески говорит о «бесконечно отступающих горизонтах» и характеризует политику Путина как образец новой серьезности, не упуская шанса отметить прозорливость неоакадемизма и «отсталость» московских арт-критиков:

Дело в том, что со смертью Сергея Курехина наступила и смерть постмодернизма. Борис Николаевич Ельцин ушел на пенсию и больше не танцует танцы вместе с Богданом Титомиром на сценах предвыборных кампаний. О чем это говорит? Это говорит о том, что пришедший на их смену Владимир Владимирович Путин не шутит…

Надо сказать, что эта серьезность в политике, надвигающаяся серьезность, ощущалась давно, и многие деятели культуры стремились к этому, но только сейчас, когда произошли перемены в политике, многие деятели культуры почувствовали это. Например, Новая Академия Изящных Искусств уже в течение всех 1990-х годов говорила о том, что нужно вернуться к изобразительности, к визуальному искусству… но только в этом году, только к своему сороковому номеру в «Художественном журнале» вдруг поняли, что пора вернуться к визуальности. Почитайте номер 40, там целый ряд статей о том, как сменилась парадигма... только это подвижки, как говорил Горбачев в свое время, а еще не реальный мощный сдвиг… [Новиков 2003: 96]

Теперь мы знаем, что «реальный мощный сдвиг» произойдет десять лет спустя. Новиковский проект неоакадемической реконструкции, авангардный для 1990-х, сегодня полностью совпадает с политической реальностью и культурной логикой времени перемен и конца глобальной стабильности. Метамодернизм — это доминирующая чувствительность нашей современности, эпохи кризиса политики идентичности и нового запроса на универсализм, возвращения интереса к реализму[16], подъема правых движений и консервативных поворотов. Однако, как отметил в недавнем интервью ван ден Аккер, не стоит забывать, что в эту новую эпоху, «как только вы примете определенное решение, определенную позицию, эта позиция будет подорвана или преодолена» [Сюндюков 2017].


Библиография/References

[Андреева 2007] — Андреева Е. Тимур. «Врать только правду!». СПб.: Амфора, 2007.

(Andreeva E. Timur. «Vrat’ tol’ko pravdu!». Saint Petersburg, 2007.)

[Андреева 2011] — Андреева Е. Ленинградский неоакадемизм и петербургский эллинизм // Новая академия. Санкт-Петербург: Каталог выставки / Под ред. А. Ипполитова и А. Харитоновой. М.: Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА», 2011. C. 49—73.

(Andreeva E. Leningradskij neoakademizm i peterburgskij jellinizm // Novaja akademija. Sankt-Peterburg: Katalog vystavki / Ed. by A. Ippolitov and A. Haritonova. Moscow, 2011. P. 49—73.)

[Андреева, Подгорская 2012] — Андреева Е., Подгорская Н. Новые художники: Каталог выставки. М.: Мaier, 2012.

(Andreeva E., Podgorskaja N. Novye hudozhniki. Katalog vystavki. Moscow, 2012.)

[Беляев-Гинтовт 2010] — Беляев-Гинтовт А. «Мне видится коммунизм с нечеловеческим лицом» // Россия 3. 2010. 4 июня (http://www.rossia3.ru/smi/nechelovechesko (дата обращения: 10.09.2017)).

(Beliaev-Gintovt A. «Mne viditsja communism s nechelovecheskim licom» // Rossia 3. 2010. June 4 (http://www.rossia3.ru/smi/nechelovechesko (accessed: 10.09.2017)).)

[Боровский 2011] — Боровский А. Неакадемические заметки о Новой академии // Новая академия. Санкт-Петербург: Каталог выставки / Под ред. А. Ипполитова и А. Харитоновой. М.: Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА», 2011. C. 75—87.

(Borovskij A. Neakademicheskie zametki o Novoj akademii // Novaja akademija. Sankt-Peterburg: Katalog vystavki / Ed. by A. Ippolitov and A. Haritonova. Moscow, 2011. P. 75—87.)

[Вермюлен, ван ден Аккер 2014] — Вермюлен Т., ван ден Аккер Р. Что такое метамодернизм? / Пер. с англ. Н. Зингера // Двоеточие. 2014. 19 июня (https://dvoetochie.wordpress.com/2014/06/19/metamodernism/ (дата обращения: 10.09.2017)).

(Vermeulen T., van den Akker R. What is Metamodernism? // Dvoetochie. 2014. June 19. — In Russ.)

[Вермюлен, ван ден Аккер 2015] — Вермюлен Т., ван ден Аккер Р. Заметки о метамодернизме / Пер. с англ. А. Есипенко // Metamodern: Журнал о метамодернизме. 2015. 2 декабря (http://metamodernizm.ru/notes-on-metamodernism/ (дата обращения: 10.09.2017)).

(Vermeulen T., van den Akker R. Notes on metamodernism // Metamodern: Zhurnal o metamodernizme. 2015. December 2. — In Russ.)

[Голынко-Вольфсон 2008] — Голынко-Вольфсон Д. Стратегия и политика всего нового. Как сегодня писать концептуальную биографию Тимура Новикова и петербургского искусства 90-х // Художественный журнал. 2008. № 70 (http://xz.gif.ru/numbers/70/golynko-timur/ (дата обращения: 10.09.2017)).

(Golynko-Vol’fson D. Strategija i politika vsego novogo. Kak segodnja pisat’ konceptual’nuju biografiju Timura Novikova i peterburgskogoiskusstva 90-h // Hudozhestvennyj zhurnal. 2008. № 70 (http://xz.gif.ru/numbers/70/golynko-timur/ (accessed: 10.09.2017)).)

[Липовецкий 2017] — Липовецкий М. Псевдоморфоза: реакционный постмодернизм как проблема // НЛО. 2018. № 151.

(Lipoveckij M. Psevdomorfoza: reaktsionnyi postmodernizm kak problema // NLO. 2018. № 151.)

[Мамышев 1993] — Мамышев (Монро) В. Инсинуционизм // Художественный журнал. 1993. № 3 (http://xz.gif.ru/numbers/3/insinutsionizm/ (дата обращения: 10.09.2017)).

(Mamyshev (Monro) V. Insinutsionizm // Hudozhestvennyj zhurnal. 1993. № 3 (http://xz.gif.ru/numbers/3/insinutsionizm/ (accessed: 10.09.2017)).)

[Мартынов 2015] — Мартынов К. Что такое постирония? // The Question. 2015. 7 июля (https://thequestion.ru/questions/19960/chto-takoe-postironiya (дата обращения: 10.09.2017)).

(Martynov K. Chto takoe postironija? // The Question. 2015. July 7 (https://thequestion.ru/questions/19960/chto-takoe-postironiya (accessed: 10.09.2017)).)

[Матвеева 2014] — Матвеева А. Андрей Хлобыстин: «Перестроить немодное насилие в модное соблазнение» // Артгид. 2014. 15 мая (http://artguide.com/posts/592-andriei-khlobystin-pieriestroit-niemodnoie-nasiliie-v-modnoie-soblazni... (дата обращения: 10.09.2017)).

(Matveeva A. Andrej Hlobystin: «Perestroit’ nemodnoe nasilie v modnoe soblaznenie» // Artgid. 2014. May 15 (http://artguide.com/posts/592-andriei-khlobystin-pieriestroit-niemodnoie-nasiliie-v-modnoie-soblazni... (accessed: 10.09.2017)).)

[Новиков 1996] — Новиков Т. Теория перекомпозиции // Кабинет. 1996. № 11. C. 85—101.

(Novikov T. Teoria perekompozicii // Kabinet. 1996. № 11. P. 85—101.)

[Новиков 1998] — Новиков Т. Новый русский классицизм. СПб.: Palace Editions, 1998.

(Novikov T. Novyj russkij klassicizm. Saint Petersburg,1998.)

[Новиков 2003] — Новиков Т. Лекции. СПб.: Санкт-Петербургская Новая академия изящных искусств; Галерея Д-137, 2003.

(Novikov T. Lekcii. Saint Petersburg, 2003.)

[Облачева 2001] — Облачева М. Новоновосибирск // Сайт Государственного музея архитектуры. 2001 (http://old.muar.ru/exibitions/exibit68.htm (дата обращения: 10.09.2017)).

(Oblacheva M. Novonovosibirsk // Sait Gosudarstvennogo muzeja arhitektury. 2001 (http://old.muar.ru/exibitions/exibit68.htm (accessed: 10.09.2017)).)

[Сюндюков 2017] — Сюндюков Н. Интервью с Робином ван ден Аккером // Metamodern: Журнал о метамодернизме. 2017. 1 марта (http://metamodernizm.ru/robin-van-den-akker/ (дата обращения: 10.09.2017)).

(Sjundjukov N. Interv’ju s Robinom van den Akkerom // Metamodern: Zhurnal o metamodernizme. 2017. March 1 (http://metamodernizm.ru/robin-van-den-akker/ (accessed: 10.09.2017)).)

[Тёрнер 2015] — Тёрнер Л. Манифест метамодернизма // Эрос и Космос. 2015. 26 августа (http://eroskosmos.org/metamodernist-manifesto/ (дата обращения 10.09.2017)).

(Turner L. Metamodernist Manifesto. — In Russ.)

[Хлобыстин 1994] — Хлобыстин А. Интервью с Тимуром Новиковым // Художественная воля. 1994. № 6 (http://www.timurnovikov.ru/docs/articles/1994_interview_hlobistina.pdf (дата обращения: 10.09.2017)).

(Hlobystin A. Interv’ju s Timurom Novikovym // Hudozhestvennaja volja. 1994. № 6 (http://www.timurnovikov.ru/docs/articles/1994_interview_hlobistina.pdf (accessed: 10.09.2017)).)

[Хлобыстин 1996] — Хлобыстин А. Искусство не (для) искусства. Сокровенное искусство Петербурга // Комментарии. 1996. № 9 (http://kassandrion.narod.ru/commentary/09/7hlob.htm (дата обращения: 10.09.2017)).

(Hlobystin A. Iskusstvo ne (dlja) iskusstva. Sokrovennoe iskusstvo Peterburga // Kommentarii. 1996. № 9 (http://kassandrion.narod.ru/commentary/09/7hlob.htm (accessed: 10.09.2017)). )

[Engström 2014] — Engström M. Contemporary Russian Messianism and New Russian Foreign Policy // Contemporary Security Policy. 2014. № 35 (3). P. 356—379.

[Engström 2016] — Engström M. Neo-cosmism, Empire, and Contemporary Russian Art: Aleksei Belyaev-Gintovt // Russian Aviation, Space Flight and Visual Culture / Ed. by V. Strukov and H. Goscilo. London: Routledge, 2016. P. 135—165.

[Freinacht 2015] — Freinacht H. You are not metamodern before you understand this. Part 2. Proto-Synthesis // Metamoderna. 2015. March 15 (http://metamoderna.org/youre-not-metamodern-before-you-understand-this-part-2-proto-synthesis-2?lang...) (accessed: 10.09.
2017)).

[Habermas 1989] — Habermas J. The New Conservatism: Cultural Criticism and the Historians’ Debate. Cambridge: Polity Press ,1989.

[Laruelle 2016] — Laruelle M. Russia as an anti-liberal European civilization // The New Russian Nationalism: Between Imperial and Ethnic / Ed. by P. Kolstø and H. Blakkisrud. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2016. P. 275—297.

[Lahtela, Eskelinen 1991] — Lahtela P., Eskelinen K. Nykytaidetta Leningradista: Neljä elementtiä = Nutidskonst fraån Leningrad = De fyra elementen = Contemporary Art from Leningrad: Four Elements. Exhibition catalogue. Vantaa: Vantaan kaupungin kulttuuritoimi. Helsingin juhlaviikot, 7—31 August 1991.




[1] О движении «Новых художников» см.: [Андреева, Подгорская 2012].

[2] О связи постмодернизма и консерватизма см.: [Habermas 1989].

[3] Новиков был заочно знаком с Уорхолом через Джоанну Стингрей. В 1986 году Уор­хол прислал Новикову, Курехину, Гребенщикову, Цою, Крисанову, Бугаеву-Африке, Гурьянову и Котельникову банки томатного супа с автографами, шелкографии с порт­ретами Мэрилин Монро и несколько экземпляров «Философии Энди Уорхола от А до Б и обратно», подробнее см.: [Новиков 2003:22].

[4] Андрей Хлобыстин в статье «Искусство не (для) искусства. Сокровенное искусство Петербурга» (1996) пишет: «…мы остаемся в пространстве, где идеальным все-таки остается тип романтического художника, практически не имеющего надежды быть понятым. В этом пространстве остается большое число креативных личностей, часто даже не думающих о названии и назначении своей деятельности. Глубоко личное искусство “для себя” обычно располагается совсем не там и не в тех формах, которые официально обозначают “художники”. Это незаинтересованное искусство. После цинизма 1980-х, в 90-е годы “искусство” стало интересно не как зона комфорта, а как сфера индивидуальной авантюры, ответственности, ментального и телесного риска. Стало интересно не ускользать, прятаться и маскироваться (как бы избегая тоталитарности акта “называния”), а, наоборот, “влипать” и “отвечать на вызов”» [Хлобыстин 1996].

[5] Выставка «Роберт Мэпплторп и классическая традиция. Искусство фотографии и гравюры маньеризма» прошла в 2004—2005 годах в Берлине в Дойче Гуггенхайм, в Эрмитаже и в Московском доме фотографии (ММАМ), кураторы А. Ипполитов и Д. Челант.

[6] О перекомпозиции см.: [Новиков 1996].

[7] Метафора «Ренессанса» отсылает к Оскару Уайльду и его лекции (эссе) «Ренессанс английского искусства» («The English Renaissance of Art»), прочитанной в Америке в 1882 году. Егор Остров и Игорь Вишняков в 1999 году пишут в Нью-Йорке манифест «Новых серьезных», взяв название для этого самого консервативного крыла неоакадемизма из пьесы Уайльда «Как важно быть серьезным» [Андреева 2007: 281].

[8] В фильме «Красный квадрат, или Золотое сечение» (1999, «Пиратское телевидение», режиссер Игорь Безруков) Учитель (Новиков) объясняет нерадивому Ученику (Мамышеву-Монро) принципы классического искусства и золотого сечения при помощи розог. Фильм снимался в Михайловском замке, где Новая академия получила несколько залов, месте хлыстовских радений Е. Татариновой.

[9] О неоконсервативной концепции «Россия — катехон» см.: [Engström 2014].

[10] Об идеологической конструкции «Россия — антилиберальная Европа» см.: [Laruelle 2016].

[11] Д. Голынко-Вольфсон пишет: «Запад к середине 90-х преодолел кризис постмодернистских воззрений тем, что повернулся к исследованию своего институционального порядка, к разоблачению глобалистских и неоимперских трендов, к изучению новых структур социального мышления и новых форм капиталистической эксплуатации. Питерское искусство в 90-е продолжило упражняться в балагурной травестии, отстаивая программу художественной жизни как безостановочного праздника и беззаботного времяпрепровождения» [Голынко-Вольфсон 2008].

[12] В контексте изучения феномена «постправды» следует обратить внимание на нео­академическую концепцию «инсинуационизма», см.: [Мамышев 1993].

[14] О творчестве А. Беляева-Гинтовта см.: [Engström 2016].

[15] Интересно, что русские теоретики метамодернизма также обращаются к образу «игры в бисер» для иллюстрации метамодернистских понятий «колебание» и «синкретизм», см.: http://metamodernizm.ru/syncretism/.

[16] Выставочные проекты последних лет наглядно демонстрируют интерес со стороны государства к реалистической визуальности, ср. выставки «Романтический реализм. Советская живопись 1925—1945» (Центральный манеж, 2015), «Россия. Реализм. XXI век» (Русский музей, 2015—2016), «Картина после живописи» (Музей Российской академии художеств, 2015—2016), «Романтический реализм. Советская живопись 1925—1945» (Центральный манеж, 2015).


Новиков Тимур Петрович - биография, фото места захоронения

    • Художник-авангардист, деятель художественного движения, педагог.
    • Увлекался рисованием с детства. С 1977 года входил в художественную группу «Летопись», участвовал в квартирных выставках. В 1980 году создал у себя в коммунальной квартире галерею «АССА», в 1982 году - художественную группу «Новые художники». Группа ставила перформансы, занималась «параллельным кино», литературой, музыкой, «новой критикой». В 1983 году был одним из организаторов авангардистской музыкальной группы «Новые композиторы» и начал сотрудничество с «Популярной механикой» Сергея Курехина. Был оформителем концертов группы «Кино». 
    • Организатор (1985) и руководитель Академии Всяческих Искусств (с 1989 – Новая Академия Изящных искусств), «Свободного университета» (1988), преподавал в нем. Читал лекции в Петербургском университете и в других вузах.
    • Был одним из учредителей журнала «Кабинет» (1990). Занимался книгоиздательской деятельностью.
    • Как художник и актёр участвовал в фильме «Асса», снимался также в фильмах «Рок» (1988), «Два капитана-2» (1992). Был режиссером-постановщиком фильмов «Золотое сечение» (1999), «Кошмар модернизма» (1999).
    • В 1997 году тяжело заболел, ослеп, но и после этого продолжал творческую и организаторскую деятельность.
    • Участник многочисленных выставок (всего участвовал в более шестидесяти выставках; в том числе персональные в Музее этнографии, Русском музее, Государственном Эрмитаже, в зарубежных музеях и галереях). Создал метод «перекомпозициии». Автор живописных и графических произведений (минимализм), многочисленных коллажей и др. произведений. Произведения хранятся в собраниях Государственного Русского музея, Государственного Эрмитажа, Государственной Третьяковской галереи, других музеев и частных собраний.
    • Умер 23 мая 2002 года. Похоронен на Смоленском православном кладбище. Новое надгробие установлено в 2012 году.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Тимур Новиков. Фонтанка. 1980. ГРМ. (Фото с сайта www.timurnovikov.ru)

     

     

     

     

     

    Тимур Новиков. Лоэнгрин. Серия «Гобелены». 1992. Собрание семьи художника.

    (Фото с сайта www.timurnovikov.ru)

Вы можете поделиться информацией:

Please enable JavaScript to view the comments powered by Disqus.

«Тимур Новиков. Теория красоты»

Стремление к красоте несмотря на практически

полное отсутствие критерия «красота»

в современном искусствознании свойственно человеку

и является важнейшим фактором при формировании

окружающей среды цивилизованных людей."

Тимур Новиков "Несколько слов о моем методе работы"

Тимур Петрович Новиков (24.09.1958, Ленинград – 23.05.2002, Петербург) - выдающийся художник, художественный деятель, публицист, педагог во многом определивший развитие русского искусства и культуры конца ХХ в. Новиков был не только лидером своего поколения, он стал частью мирового художественного процесса, а его произведения выставлялись в ведущих мировых музеях.

Тимур Новиков стоял у истоков двух направлений в искусстве. В 1982 году он основал группу «Новых художников», продолжателей авангардных традиций. В 1988 году Тимур Новиков создал новое движение — неоакадемизм. Основанная им в 1990 году Новая Академия Изящных искусств провозгласила своей задачей возрождение классических традиций, которые, согласно ее основателю, были утрачены не только художниками-авангардистами, но и официальной Академией художеств. Он придумал теорию двух параллельно существующих историй искусства, их непримиримой борьбы.

На выставке будут представлены работы, иллюстрирующие оба этих направления и дающие представление о развитии творческого пути художника, а также передающие особый дух питерского искусства конца ХХ – начала ХХI века.

Проект проводится в рамках празднования столетия Республики Коми.

Ждем Вас по адресу: ул. Кирова, 44

Национальная галерея Республики Коми работает:

ежедневно с 1000 до 1800, каждый четверг с 1000 до 2000, понедельник – выходной.

Дополнительная информация по тел. 24-05-07, 24-10-51.

Сайт в интернете: http://www.ngrkomi.ru/

Официальная группа ВКонтакте: http://vk.com/ngrkomi

Воображариум Новой Академии | Colta.ru

Первое правило Новой Академии — почаще говорить о Новой Академии. Что бы вы ни подразумевали под этим брендом. Второе правило — не пытайтесь выяснить, кто и что называет Новой Академией. Велик риск рассориться с друзьями и нажить новых (или первых в жизни) врагов. По большому счету, это дела петербургской арт-тусовки, ряда галерей, нескольких зарубежных и российских коллекционеров. Широкой публике в России неоакадемизм неизвестен, а если вы вдруг им интересуетесь, то попадаете в террариум. Это вам не прерафаэлиты — участники событий живы и зачастую обижены (и лучше не спрашивайте, на что или кого). Отношения художников друг с другом и с окружающим миром настолько сложные и контрастные, что чужак априори попадает в опалу, пытаясь хотя бы линейно выяснить, кто с кем не дружит и кто чем занят. Мы по возможности проследили судьбу и перспективы наследия двух очевидных звезд — Тимура Новикова и Георгия Гурьянова. Они очень разные, но схожи в том, что рынок зафиксировал ценником их элитный статус посмертно.

Ценник на Тимура Новикова упал из-за неоднозначных отношений правообладателей с владельцами работ, а после смерти в 2013 году Георгия Гурьянова мы так и не увидели обещанной посмертной выставки. Недавно объявил о возрождении деятельности Клуб друзей Маяковского — организация из далекого прошлого арт-подполья. Клуб грозился пролить свет на некие скелеты в шкафу. «Новая Академия — это чисто тимуровская вещь. Она существовала, пока был жив Тимур (Новиков. — А.С.), и умерла вместе с ним, — рассказывает один из основателей Новой Академии и ближайший друг Георгия Гурьянова Денис Егельский. — Что там сейчас происходит и почему мои работы выставляют без моего ведома, я, честно говоря, не в курсе. Речь о вещах, которые были в коллекциях Новикова и Гурьянова. К слову, Тимур ведь никак не зафиксировал права на бренд “Новая Академия”. Его зарегистрировала Ольга Тобрелутс. Даже на буклете, который вышел к посмертной выставке Гурьянова, стояло сразу два логотипа. Один — тимуровский, другой — Ольги Тобрелутс. Самое смешное, что они одинаковые». Медиахудожник Ольга Тобрелутс — главный, если угодно, идеологический соперник Егельского. До перехода на личности дело не доходит, но у каждого из героев явно какая-то своя «Новая Академия». Смотри пункт первый.

— Тимур ведь никак не зафиксировал права на бренд «Новая Академия». Его зарегистрировала Ольга Тобрелутс.

Но вернемся пока что к Гурьянову. Нереализованная посмертная выставка этого художника — тема болезненная. Обычно перед тем, как работы ушедшего мастера подорожают, организуется масштабный вернисаж — этакая фиксация художника в истории искусства. Ретроспектива Гурьянова (не где-нибудь, а в Эрмитаже) сорвалась в последний момент. В итоге роль поминальной выставки сыграла непрезентабельная карликовая экспозиция из одной незаконченной работы и ряда набросков в Музее Новой Академии. Так называемый музей — комнатка в лабиринтах «Пушкинской, 10», которую сложно найти, непросто открыть и хочется забыть. Пыльная штукатурка, кривые стены и отсутствие контроля на входе-выходе — кроме бородатого обитателя арт-центра, который милостиво открыл мне музей, удивившись, что туда вообще кто-то пришел. При желании работы самого дорогого современного русского художника можно было просто вынести.

«Это был тот самый случай: выставить нечего, а выставить хочется, — продолжает Егельский. — На момент смерти Гурьянова его работы находились в коллекциях в Москве и за границей. Люди, у которых были произведения Георгия, договорились с Пиотровским, должна была быть большая выставка в Эрмитаже. Если бы это произошло, цены на Гурьянова еще бы подскочили. А они и при его жизни были немаленькие. Последняя работа, которую он продал, насколько я помню, “ушла” за 80 тысяч евро. Потом выставка могла бы поехать в Москву». При этом у сестер Гурьянова не было его живописи, а в основном ценные артефакты. То бишь коллекция галстуков, ботинок, зеркал (что в некотором объеме присутствовало и на бедной выставке в катакомбах «Пушкинской, 10»). В итоге, по словам Егельского, «кто-то» вдруг отговорил сестер Гурьянова делать выставку. Работы быстро разошлись по коллекционерам, которые едва ли предоставят их для гипотетической монографической выставки. «Георгий очень любил фотографию и фотографироваться, после него остались гигантские архивы. Там много еще не проявленной пленки. Ценные снимки, там не только группа “Кино”. Что немаловажно, сейчас гурьяновский архив еще можно поднять — герои его снимков живы, многое можно атрибутировать. Правда, к сестрам художника “не подобраться”, а сами они заниматься архивом якобы не собираются».

Оноре Домье. Визитеры в мастерской художника

Почему получилось так, что у наследников и правообладателей нет работ Гурьянова, мне удалось узнать у художника Олега Маслова. Мы общаемся в мастерской опять же на Пушкинской, 10. «Гурьянов сейчас продается за сотни тысяч евро, и он свой взлет еще застал, — говорит Маслов, — но под конец жизни он был уже слаб, мало работал, в итоге его картин на рынке в принципе было мало. Отчасти из-за этого они так высоко ценились. Кроме того, работы Гурьянова часто продавались, еще не будучи написанными. После смерти художника в его собственной коллекции не осталось ничего (из собственных работ. — А.С.), кроме нескольких незаконченных картин. Работал он долго, тщательно, почти мучительно. Бывали случаи, что приходили работники музея, чтобы отвезти картину на выставку, а он по пути пытался ее дописать. Коллекционеры, уже заплатив деньги, буквально вымаливали у него картины. А он все не мог закончить. Он очень строго к себе относился: писал, потом счищал, переписывал, становилось только хуже. Приходит, например, коллекционер и говорит: сделай мне, Гурьянов, хорошего Гурьянова. Платит аванс, а возможно, и всю сумму. Что делает Гурьянов? Веселится, радуется, начинает картину. Она у него не идет. И так из года в год: коллекционер пишет, приезжает, приносит дорогое вино, закуски, сидит с Гурьяновым, обсуждает работу. Коллекционер, довольный (или недовольный), уезжает, проходит еще год…»

Оглядываясь даже на ближайшее прошлое, понимаешь, что петербургские художники при всей целостности и живости направления оказались крайне неорганизованными. Это сейчас они немного завистливо говорят, что-де московские концептуалисты «сели за стол переговоров» и «договорились». С какими галереями, искусствоведами работать, как сохранить творческую продуктивность, не скатываясь в склоки. С Новой Академией, увы, такого не произошло, хотя, наслушавшись рассказов о тучных 1990-х годах, нельзя не заметить, что «счастье было так возможно».

— Коллекционеры, уже заплатив деньги, буквально вымаливали у него картины. А он все не мог закончить.

— Думаю, до начала 2000-х Новая Академия была не просто самым крутым, а вообще единственным направлением, в котором было большое содружество художников, — продолжает Маслов. — Даже, я бы сказал, единственным оформившимся направлением. Первые выставки случились в 1990-е, за границей. У нас тогда и галерей-то не было — может, в Москве пара, а в Петербурге несколько мест, которые торговали сувенирами, — ну, вы понимаете, на каком все было уровне. Продажи тоже были за границей — ценник начинался от пяти тысяч долларов. Евро тогда еще не было, в каждой стране были свои гульдены, пфенниги и т.д. В те времена это были огромные деньги, можно было купить себе квартиру в центре Питера.

— Вот так запросто, продал одну картину — купил квартиру?

— Да, вот так. Но некоторые не купили себе квартиру, думая, что дальше будет лучше. Нами интересовались, издания вроде Guardian выпускали статьи, изображавшие нас этакими «фашистами-гомосексуалистами». Представляете такое сочетание? Это создавало мощный интерес к Новой Академии. Но времена менялись, как и отношение к нашей стране в Европе. Нашим художникам там были рады только поначалу.

Оноре Домье. Любители фотографии

Российские коллекционеры обратились к неоакадемизму в нулевые годы, причем уже как к «историческому» явлению, раскрученному в Европе. Скупали работы неоакадемистов во множестве появившиеся банки — по примеру европейских коллег. Впрочем, в отличие от европейских банков, новорожденные российские часто исчезали через год-два, причем вместе с собраниями искусства.

В случае с Тимуром Новиковым, по словам Дениса Егельского, коллекция художника имеет большее значение. «Новиков был гораздо общительнее, — продолжает Егельский. — Его архив больше, чем у Гурьянова. Остались кипы рисунков, документов и прочих вещей, не приведенных в порядок. Вдова Тимура, Ксения, много внимания уделяла оцифровке видео. Новиков ведь женился за пять лет до смерти, в итоге его наследие “приватизировано” — все, что свыше “официально признанного”, считается фальшивкой». Признать подлинного Новикова по установившемуся порядку может только Комитет Тимура Новикова. Между тем о щедрости и альтруизме Тимура не упоминает только ленивый. Как он дарил свои работы друзьям и друзьям друзей, много путешествовал и в поездках тоже раздавал шедевры. «Новиков мог прийти в гости, сделать пару картин и тут же оставить их хозяевам, — рассказывает Егельский. — Количество оставшихся после него текстильных работ учету не поддается». После смерти Новикова авторские права автоматически перешли к его вдове Ксении, а затем — к ее (не Тимура) дочери Маше. Система подтверждения авторства работ в России не отрегулирована: по мнению Егельского, люди, у которых есть «неофициальные» работы Новикова, могут добиться признания через суд. Прецедентов что-то не видно, да и как делать экспертную оценку? Через Комитет Тимура Новикова, тот самый, который многие неоакадемисты ныне считают врагом?

— В случае с Новиковым и Гурьяновым главное, что нужно знать, — есть наследники. Как они скажут, так и будет.

— В случае с Новиковым и Гурьяновым главное, что нужно знать, — есть наследники, — говорит художник Сергей Шутов, член Комитета Тимура Новикова. — Как они скажут, так и будет. А Клуб друзей Маяковского — это давно отжившая, реликтовая организация. Ну представьте, что мне сейчас бы начал писать Бетховен с претензиями, что я как-то неправильно его воспринимаю или трактую. Клуб друзей появился, когда возникла необходимость взаимодействия между художниками и чиновниками. У рок-музыкантов был рок-клуб, а у художников — Клуб друзей. Потом он рассосался, появилась Новая Академия. Анонимные претензии этой организации сейчас — все равно что претензии 1980-х годов к 1990-м и 2000-м. Ее время уже прошло, как и Новой Академии, изучением этих вещей должны заниматься историки искусства. Правда, таких специалистов пока нет, но тем не менее. А все эти разборки и возня — по-моему, чисто питерская фишка. Комитет Тимура Новикова появился, когда была жива Ксения Новикова. Она обратилась к нам, друзьям Тимура, знавшим его лично, за помощью.

— А как быть с возможными фальсификациями Новикова? И с историями о полотнах, лично подаренных Тимуром друзьям, но не признанных его авторскими?

— О каких фальсификациях идет речь? Неужели можно всерьез думать, что кому-то из комитета — мне или Екатерине Андреевой, например, — нужно подделывать работы Новикова, что мы этим занимаемся? Любая фальсификация — это разовая акция. Легализовать фальсифицированную работу значит сбить цену на рынке. Нам это зачем? Комитет существует для того, чтобы к нему обращались галеристы, коллекционеры. В него входят компетентные люди, они могут подтвердить подлинность работ. А что касается «друзей», которым Тимур дарил свои работы, — знаете, их может много обнаружиться по всему миру. У нас механизм утверждения так устроен, что у каждого члена комитета есть голос, но не решающий. Оцениваются система строчки, характерная для Ксении Новиковой, манера наложения краски, характерная для Тимура, трафареты. Я сам лично учил Новикова делать трафареты, мы их вместе вырезали. Таким образом, у комитета есть знания, существующие не только в памяти людей, но и буквально в наших руках.

Оноре Домье. Из серии «Эскизы мимики». 1838

— Хорошо, а если говорить о выставочных проблемах. Где сейчас находится коллекция самого Тимура Новикова?

— Странный вопрос. У наследников, где же еще. Я, по-вашему, должен спрашивать: «Маша, а где у тебя хранятся работы из коллекции Тимура?» В надежном месте, наверное. Моя коллекция — у меня дома. Наследники Тимура Новикова уже не имеют отношения к Академии, это другая история. А что, все художники думали, что им перепадет немножко славы Тимура Новикова? Нет, не перепадет. Никто не запрещает использовать работы из коллекции Новикова на выставках. Пусть придет человек к наследникам, скажет: у меня есть желание, время, деньги, я хочу организовать выставку. Я напечатаю каталог, договорюсь с Эрмитажем (или Русским музеем), давайте сделаем выставку. Но никто не приходит! Та же ситуация с Гурьяновым — его так называемые поклонники и близкие друзья говорят: как же так, работы великого художника оказались не в тех руках! Хочется спросить: а где вы все раньше были? Вам самим, «поклонникам» великого художника Гурьянова, не стыдно так говорить? Я очень хорошо помню, как издавался первый основательный каталог Новикова, помню, как это сложно было для Ксении. Это огромное количество сил, труда, слез. Это всегда унижения, попрошайничество. Да, это сложно, сложнее, чем ругать всех вокруг. Большинство самых достойных работ Тимур при жизни заблаговременно подарил музеям. Так что возможность организовывать выставки есть.

— Картины Гурьянова, в принципе, тоже может подделать любой выпускник «Мухи».

Вопрос о фальсификациях мы обсуждали и с Олегом Масловым: «Сразу после смерти Тимура его работы очень подорожали, он на какое-то время стал номером один среди российских художников. Потом, в связи с нахлынувшими на рынок подделками, ценник упал. Во времена неоакадемизма Тимур делал что-то наподобие хоругвей — плюшевых или бархатных, велюровых, вельветовых. Это были такие красивые вещи с иконкой, обшитой бисером. В качестве образа появлялся, например, Оскар Уайльд. Это был выработанный стиль — одновременно и ассамбляж, и реди-мейд, и хоругви. Он сам не мог строчить на машинке: поначалу ему помогал модельер Костя Гончаров, потом будущая жена, Ксения. Поскольку она уже врубалась, как делать, ему оставалось только умозрительно (он был уже слепой) придумывать сюжеты и образы. Потом он мог пощупать работу руками и поставить свою подпись — в виде трафарета или вышивки. Ксения Новикова, кроме того, обладала искусством бисерного шитья — она и обшивала эти хоругви». Подделать хоругви, по мнению художника, легко — достаточно найти похожий плюш в комиссионке, найти и обшить бисером картинку. «Думаю, были еще интриги между разными продавцами, каждый норовил обвинить другого в том, что у него подделка, — продолжает Маслов. — У Гурьянова цены пока держатся, но я уже вижу, что начинается эта мышиная возня. Картины Гурьянова, в принципе, тоже может подделать любой выпускник “Мухи”. Отличить фальшивку сможет только специалист либо человек вроде меня, который был рядом, видел и знает все ошибки, промахи, недостатки. Определенный набор “косяков”, которые есть у каждого, даже большого, художника и по которым можно отличить его подлинник. А подделать можно любого, даже Рембрандта».

Ну и финальный аккорд: я все-таки спросила Ольгу Тобрелутс, как обстоят дела с выставкой Гурьянова (которую, по моим источникам, убили в зародыше). Тобрелутс полагает, что черт не так страшен. Начали беседу мы все же с того, что зарегистрировать «Новую Академию» Ольга решила после обращения к ней самих художников и сделала это «с большими трудами». «Попечителями стали Александр Давидович Боровский и Михаил Борисович Пиотровский, — рассказывает Тобрелутс. — Но дальше дело не продвинулось. Городской комитет по культуре бойкотировал все наши письма и не ответил ни на одно из них. Стало ясно, что город не только не хочет такого выставочного пространства (музея Новой Академии. — А.С.), но даже не хочет обсуждать эти инициативы. Я не чиновник. Я художник. Ходить по инстанциям и доказывать очевидные вещи мне противно. Тем более что выяснилось, что друзья не могут по разным причинам этим заниматься». Тут вроде напрашивается все тот же вопрос — где были друзья Тимура Новикова?

Оноре Домье. Из серии «Эскизы мимики». 1838

«Что касается выставки Георгия, — продолжает Ольга. — Я не знаю, что сорвалось и каким образом. Ко мне обратились его сестры с просьбой помочь в организации выставки и издании каталога. Я нашла мецената, который пожертвовал деньги на каталог и подготовительные работы. Андрей Хлобыстин собирал материал, списывался с коллекционерами и собрал всю информацию, которую и передал Аркадию Ипполитову. Георгий мне говорил несколько раз, что хотел бы, чтобы его каталог делал именно Аркадий, и мне стоило немалых усилий уговорить Ипполитова его сделать. Макет делает Павел Гершензон, и, насколько я знаю, он почти готов. Я принимала незначительное участие в процессе сбора каталога. Пожалуй, только скоординировала фотографа с коллекционерами для съемки картин. Но и в семье осталось много графики и есть живопись, которую всю удалось сфотографировать для издания. Все ждут, когда каталог будет закончен. Это кропотливая работа, и я не могу говорить за Аркадия, когда это случится». Теперь, по словам Тобрелутс, предполагается выпуск скорее не каталога, а некоего более масштабного труда Ипполитова о Гурьянове. Историю с комитетом и наследием Тимура Новикова Ольга прокомментировала обтекаемо. Конечно, трения и споры заметны со стороны, но она была Тимуру другом, а не искусствоведом. В итоге мы ожидаемо пришли к тому, что есть некий конгломерат друзей (возможно, бывших), творческая жизнь которых протекает в мутной воде. Кто ловит в ней рыбу да и водится ли она еще — неясно.

Вопрос денег для художников — один из ключевых. В Петербурге их (денег, а не художников) ощутимо меньше, чем в столице, и вопрос, кто заплатит за издание каталога и прочее материальное обеспечение, тут — предмет насущный. Новая Академия с ее маргинальным юмором и лобовым гротеском интуитивно прочнее связывает местных художников с Европой, чем надуманные искусствоведческие сентенции. И многим неоакадемистам вдвойне тяжело существовать в системе арт-рынка — не потому, что они бессребреники, а потому, что значительная часть творческой жизни прошла в условиях либо отсутствующего, либо стихийного, долларового, жадного до модного продукта рынка. «Вся эта ностальгия меня раздражает и мучает», — замечает Олег Маслов. И добавляет: «Я пишу цветы. Эмигрировал, так сказать, в них». На мольберте и правда живопись с красочным цветком.

В сухом остатке мы имеем крайне важное для самосознания и идентификации художника явление, замурованное в локальные склоки. Одни герои этой некогда яркой тусовки нашептывают гадости про соратников, не называя, впрочем, имен — не хотят «активных военных действий». Другие грустно констатируют, что все это слишком грязно даже для частного обсуждения. Третьи пружинистой походкой входят в новое время, собирая с него дань за свое славное прошлое. Деньги в этой схеме — субстанция неочевидная, ускользающая. Как, собственно, и искусство.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Ссылки по теме

Новиков, Тимур Петрович - это... Что такое Новиков, Тимур Петрович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Новиков.
Тимур Новиков
Имя при рождении:

Тимур Петрович Новиков

Дата рождения:

24 сентября 1958(1958-09-24)

Место рождения:

Ленинград

Дата смерти:

23 мая 2002(2002-05-23) (43 года)

Место смерти:

Санкт-Петербург

Гражданство:

 СССР  Россия

Жанр:

живопись, аппликация, инсталляция

Стиль:

постмодернизм, неоакадемизм,
лайв-арт (англ.)

Известные работы:

«Восход», «Пингвины», «Аполлон, попирающий красный квадрат»

Влияние:

Борис Кошелохов,
Мария Спендиарова,
Энди Уорхол,
Вильгельм фон Глёден

Влияние на:

Алексей Беляев-Гинтовт,
Сергей Бугаев (Африка),
Георгий Гурьянов,
Владислав Мамышев-Монро,
Айдан Салахова,
Ольга Тобрелутс

Сайт:

www.timurnovikov.ru

Тимур Петрович Новиков (24 сентября 1958, Ленинград — 23 мая 2002, Санкт-Петербург) — российский художник, основатель петербургской Новой Академии Изящных Искусств.

Биография

  • В 1965 году пошёл в школу. Начал посещать кружок рисования в Дома пионеров Дзержинского района г. Ленинграда.
  • В 1976 году поступает в Клуб юных любителей искусства в Эрмитаже. Пишет свои первые картины. Вместе с другом Котельниковым создает ансамбль «Монстерз».
  • В 1977 году художник вступает в художественную группу «Летопись». В составе группы участвует в своей первой квартирной выставке.
  • В 1978 году Новиков осуществляет свой первый кураторский проект. Он арендует помещения в бывшей церкви им. Кирилла и Мефодия, где организует творческие мастерские.
  • 2 июня 1978 года открытие квартирной выставки в мастерских. Эту выставку разогнала милиция, и она превратилась в уличную.
  • В 1980 году Новиков открывает галерею «АССА» у себя в коммунальной квартире. В галерее проходит «I биеннале портретов Тимура Новикова». Галерея прекратила своё существование в 1987 году.
  • В 1982 году Тимур Новиков создает группу «Новые художники». Первыми участниками группы становятся Георгий Гурьянов, Евгений Козлов, Олег Котельников, Иван Сотников и Кирилл Хазанович.
  • В 1983 году организовал музыкальную авангардистскую группу «Новые композиторы», с того же года стал сотрудничать с оркестром «Популярная механика» Сергея Курёхина, а также работать с группой «Кино» в качестве художника-оформителя концертов.
  • В 1985 году создает Академию Всяческих Искусств (с 1989 года — Новая Академия Изящных Искусств).
  • 1997 году Тимур тяжело заболевает во время поездки в Нью-Йорк. В результате болезни Новиков ослеп. Но несмотря на это, после выхода из больницы продолжает руководить Новой академией. Читает лекции в СПбГУ и других институтах города.
  • 1998 году издаёт газету «Художественная воля».

Персональные выставки

  • 2002 — «Горизонты». Государственная картинная галерея, Калининград.
  • 2002 — «Евро-Китай». «Айдан-галерея», Москва.
  • 2002 — «Палладианский полет». Музей Архитектуры, Москва.
  • 2001 — «Горизонты». «Айдан-галерея», Москва.
  • 2001 — «Горизонты». Музей Изобразительных Искусств Республики Карелия.
  • 2001 — «Ретроспектива». Тульский художественный музей, Тула.
  • 2001 — «Открытая студия». Музей Новой Академии Изящных Искусств, Петербург.
  • 2001 — «Евро-Китай». Музей Новой Академии Изящных Искусств, Петербург
  • 2000 — «Утраченные идеалы счастливого детства». «Айдан-галерея», Москва.
  • 2000 — «Утраченные идеалы счастливого детства», Музей Новой Академии Изящных Искусств, Петербург.
  • 2000 — «Страстотерпцы». Музей Новой Академии изящных искусств, Петербург
  • 2000 — «Ретроспектива». Тверская областная картинная галерея, Тверь.
  • 2000 — «Ретроспектива». Государственный областной художественный музей им. И. П. Пожалостина, Рязань.
  • 2000 — «Закат немецкого романтизма». Галерея Терпсихора, Петербург.
  • 2000 — «Горизонты». Naviculas Artis, Петербург
  • 1999 — «Царица неба». Айдан-галерея, Москва.
  • 1999 — «Царица неба». Музей Новой Академии Изящных Искусств, Петербург.
  • 1999 — «Балет глазами художников». Санкт-Петербургский Союз Художников, Петербург.
  • 1998 — «Людвиг 2 и Лебединое озеро». Выставочный зал Navicula Artis, Петербург.
  • 1998 — «Российские императоры». Айдан Галерея, Москва.
  • 1998 — «Маленькие тайны истории». Фотографии. Центр искусства фотографии. Петербург.
  • 1998 — «Загадки истории». Хироголограммы. Государственный центр современного искусства. Петербург.
  • 1998 — «Ретроспектива». 1978—1998. Государственный Русский музей. Мраморный дворец (Санкт-Петербург).
  • 1998 — «Russians Saints». 1-20 Gallery, Нью-Йорк.
  • 1998 — «Timur Novikov, Andrej Barow. Abend mit Oscar Wild». Lichtblick Gallerie, Кёльн.
  • 1997 — World Financial Center, Нью-Йорк.
  • 1997 — Gallery Art Kiosk, Брюсель.
  • 1996 — «Людвиг 2 Баварский и „Лебединое озеро“ П. И. Чайковского». Галерея XL, Москва.
  • 1996 — «Тимур Новиков. Шелкографии». Центр Современного искусства Дж. Сороса, Петербург.
  • 1995 — «Тимур Новиков. Архитектура в немецкой империи». Музей Новой Академии Изящных искусств, Петербург.
  • 1995 — «Лебединая песня немецкого романтизма». «Айдан-галерея», Москва.
  • 1994 — «Гобелены». Музей Новой Академии Изящных искусств, Петербург.
  • 1994 — «В стране литературных героев». Всесоюзный музей А. С. Пушкина, Мемориальный музей-квартира Н. А. Некрасова, Петербург.
  • 1994 — «Тимур Новиков. Персональная выставка в редакции журнала „Декоративное искусство“». Москва.
  • 1994 — «Лебединая песня немецкого романтизма». Kunstlerhaus Bethanien, Берлин.
  • 1993 — «Лебединое озеро». Музей городской скульптуры, Петербург.
  • 1993 — «Западно-Восточный диван. Убранство Арабской гостиной». Николаевский дворец, галерея Navicula Artis. Санкт-Петербург
  • 1993 — «Timur Novikov». Stedelijk museum, Амстердам.
  • 1993 — «Russian Resurgence: Recent Works by Timur Novikov». Frederic R. Weisman Museum of Art, Pepperdine University, Malibu, Калифорния, США.
  • 1993 — «Oscar Wilde’s Adventures». Paul Judelson Arts, Нью-Йорк.
  • 1993 — «Timur Novikov». Espace Montjoie, Париж.
  • 1993 — «Timur Novikov». Kunsthalle, Дюссельдорф.
  • 1993 — «Timur Novikov». Griffelkunst, Гамбург.
  • 1992 — «Тимур Новиков. Апология красоты». Галерея 1.0, Москва.
  • 1992 — «Дуэты». Московский Архитектурный институт, Москва.
  • 1992 — «Тимур Новиков». Музей Этнографии, Петербург.
  • 1992 — «Russian Resurgence: Recent Works by Timur Novikov». Center for the Fine Arts, Miami. Florida.
  • 1991 — «Тимур Новиков. Gagarin Party». Павильон «Космос», ВДНХ, Москва.
  • 1991 — «Timur Novikov. Interferenzen». Musee D’Art Moderne Vienne, Palais Lieshtenstein.
  • 1991 — «Timur Novikov». Raab Gallery, Берлин.
  • 1991 — «Timur Novikov». Phyllis Kind Gallery, Нью-Йорк.
  • 1989 — «Timur Novikov and Africa». Tate Gallery, Liverpool. Raab Gallery, Лондон.
  • 1989 — «Timur Novikov». Turun Linna ja Historiallienen Museo. Turku.
  • 1986 — Персональная выставка в галерее «АССА», Ленинград.
  • 1985 — Персональная выставка. Театр Клуба 81, Ленинград.
  • 1983 — Персональная выставка в Библиотеке Академии наук СССР, Ленинград.

Работы находятся в собраниях

  • MUMOK (англ.), Вена.
  • Музей Стеделик, Амстердам.
  • Музей Людвига, Будапешт.
  • Русский музей, Санкт-Петербург.
  • Музей Новой Академии Изящных Искусств, Санкт-Петербург.
  • Новый музей, Санкт-Петербург.
  • ММСИ, Москва.
  • Музей Art4.ru, Москва.
  • Aboa Vetus & Ars Nova, Турку.
  • Paul Judelson Arts, Нью-Йорк.
  • Фонд Art ex East.
  • Фонд «Новый», Москва.
  • Арт-Киоск, Брюссель.
  • Галерея Forsblom, Хельсинки.
  • Галерея Рааб, Берлин.
  • Частное собрание Екатерины Андреевой, Санкт-Петербург.
  • Частное собрание Ринада Ахметчина.
  • Частное собрание Катрин Беккер (англ.), Берлин.
  • Частное собрание Пьера-Кристиана Броше.
  • Частное собрание Сергея Бугаева-Африки.
  • Частное собрание Александра Дашевского.
  • Частное собрание А. Дмитриева, Санкт-Петербург.
  • Частное собрание Владимира Добровольского, Москва.
  • Частное собрание Julie Cabot.
  • Частная коллекция «2×3 м» Евгения Козлова.
  • Частное собрание Ирены Куксенайте, Санкт-Петербург.
  • Частное собрание Алексея Митина.
  • Частное собрание Ю. Новикова, Санкт-Петербург.
  • Частное собрание Регины и Владимира Овчаренко, Москва.
  • Частное собрание Татьяны Панченковой, Москва.
  • Частное собрание Николы Саворетти.
  • Частное собрание Инала Савченко, Санкт-Петербург.
  • Частное собрание Елены Селиной, Москва.
  • Частное собрание Екатерины и Владимира Семинихиных, Москва.
  • Частное собрание Сергея Шутова, Москва.
  • Частное собрание Пакиты Эскофе-Миро.
  • Частное собрание Арендта Эткера, Кёльн.

Снимался в фильмах

Источники

  • Olesya Turkina, Victor Mazin, Timur Novikov. Timur. Moscow: Avant Garde, 1993.
  • Сидлин М. Вирус авангарда. Тимур Новиков умер. Выставка продолжается // Независимая газета. — 2002. — 29 мая.
  • Виктор Мазин, Олеся Туркина, «Тимур» // Художественный журнал, № 45, 2002. — С. 24-28.
  • Боровский А. Тимур Петрович (Т. Новиков) // Боровский А. Силуэты современных художников. СПб., 2003. — С. 165—170.
  • Тимур. «Врать только правду!» / Автор-составитель Андреева Е. — СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2007. — 527 с. — (Серия «Артефакт»).
  • Turkina O. «The Last Hero» // Art Exis. Collector Book. Paris, 2007. — P. 10-11.
  • Imanse, Geurt «On Timur = On Beauty» // Art Exis. Collector Book. Paris, 2007. — P. 42-43.
  • Котломанов А. Тимур Новиков и «нулевые». Петербургское современное искусство в поисках идентичности // Вестник СПбГУ. Сер. 15. 2012. Вып. 2. C. 173—183.

Примечания

Ссылки

Сыктывкарцам представили «Теорию красоты» художника группы «Кино» « БНК

В Национальной галерее республики 10 декабря открылась выставка «Тимур Новиков. Теория красоты». В Сыктывкар привезли коллажи на ткани плакаты, созданные отцом питерского андеграунда.

Фото Виктора Бобыря из архива БНК

Тимур Новиков стоял у истоков группы «Новые Художники», создал метод «перекомпозиции», являлся художником группы «Кино». Мастер сотрудничал с режиссером Сергеем Соловьевым во время съемок фильма «Асса», получив первую в истории советского кинематографа премию за художественное оформление.

Во время съемок он познакомился с актрисой и художницей Иреной Куксенайте.

— Он принял меня в «Клуб друзей Маяковского» (группу художников, собранную Тимуром Новиковым). Я с детства любила творчество этого поэта. Однажды в нашем разговоре прозвучало: «Ирен, вы знаете, что настоящей любовью Маяковского была не Лиля Брик, а Татьяна Яковлева?». Спустя семь лет Тимур Петрович познакомил меня именно с Татьяной Яковлевой. У него было какое-то бесконечное количество знакомств, связей, нитей, — поделилась воспоминаниями Ирена Куксенайте.

Актриса рассказала, что питерский художник собирал вокруг себя много творческих людей, чьи заслуги и произведения он при удобном случае продвигал и превозносил. Но не только это стало заслугой в достижении звания художественного деятеля, определившем развитие русского искусства в ХХ веке. Так, Тимур Новиков изобрел метод «перекомпозиции». Воплощение художественной теории сыктывкарцы смогут увидеть в зале «Горизонт».

Экспозиция в этом зале собрала коллажи на ткани и плакаты с умышленно минималистичными образами: «Восход на море», «Рыба», «Аральское море» и другие работы. Северные пейзажи, которые легко сложить и убрать в чемодан, воплощают принципы перекомпозиции: создание старого искусства из нового при вторичном использовании материалов и компактность искусства. Отличительная черта работ — наличие горизонта: на тканевых коллажах он отмечен швом.

В другом зале можно увидеть произведения, воплощенных в духе неоакадемизма — направления, созданного Тимуром Новиковым в 1990 году. Задачей неакадемизма стало возрождение классических традиций. Среди произведений в духе неоакадемизма «горизонты» также есть. Правда, ткани в них были более дорогими, и появились «вкрапления» с репродукциями картин и портретами.

В этом же зале висит портрет Оскара Уайльда — любимого героя культурного деятеля из Санкт-Петербурга.

Немалая часть экспозиции — серия «Утраченные идеалы счастливого детства». Серия состоит из изображений пионеров, сочетающий исторический коммунистический идеализм и традиции классической античной скульптуры.

Для полного погружения в творчество художника переход между залами разбавили фотографиями и фильмом о жизни Тимура Новикова. Среди снимков есть и изображения с Виктором Цоем.

Открывшаяся выставка — одно из мероприятий проекта «Современное искусство», приуроченное к грядущему столетию республики.

По словам министра культуры Коми, председателя Координационного Совета по культуре СЗФО Сергея Емельянова, в преддверии векового юбилея в республике проходят масштабные выставочные проекты, которые знакомят жителей региона с творчеством именитых деятелей искусства. Так, в начале осени в Национальной галерее состоялась выставка «Василий Кандинский и Россия» из фондов Русского музея.

— Эта первая в серии выставка, которая у нас будет. Следующая откроется 24 декабря. Мы снова покажем творчество художников из Санкт-Петербурга. И это снова будет современное искусство. А в марте приедет очень крупная выставка, где будет показано российское искусство последних 20 лет, — анонсировал президент Национальной галереи Коми Пьер Броше.

Погрузиться в «Теорию красоты» Тимура Новикова в Сыктывкаре можно до 21 января 2021 года включительно.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Творческий десант для создания арт-кластера в Сыктывкаре прибудет в 2021 году

Молодежный театр Коми повезет «СКТВКР» в Москву

Тимур Новиков Иосиф Бродский Horizons

Горизонты: Тимур Новиков и Иосиф Бродский

White Space Gallery представит персональную выставку работ Тимура Новикова, ведущего деятеля анархистского андеграундного искусства в Санкт-Петербурге в последние десятилетия 20 -го -го века, в диалоге через изображение и текст с Иосифом Бродским, выдающийся русский поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе.

Оба художника родились в Санкт-Петербурге (тогда Ленинграде), и для обоих город оставался важным источником ссылок и вдохновения.Новиков провел большую часть своей жизни в городе на Неве, будучи основателем и культовым авангардом радикальных нонконформистских движений «Новые художники» и «Новая академия». Бродский был вынужден покинуть Советский Союз в 1972 году, поселившись в США, и больше никогда не возвращаться в Россию. Он много путешествовал со своими лекциями и вскоре стал известен как «гений в изгнании». Он, как известно, принял Венецию как новый дом и провел много зим в месте, которое напомнило ему Санкт-Петербург.

Отправной точкой этой выставки является знаменательная встреча Новикова и Бродского, произошедшая в 1993 году в Амстердаме (по случаю ретроспективной выставки Новикова в Стеделийк-музее).Их встреча привела к увлекательному и эрудированному обмену мнениями, отражающим взаимную сеть культурных и автобиографических ссылок на Санкт-Петербург как на город «на краю» - на пересечении западных и восточных культурных традиций.

Задуманные как продолжение исторического разговора между двумя выдающимися деятелями русской культуры, представленные на выставке работы создают дальнейший - если воображать - своего рода кросс-темпоральный диалог, в котором переплетаются визуальное и литературное.На выставке представлены избранные панно из культовой серии Новикова Horizons , созданные в период с 1987 по 1991 год. В серию входят несколько шелкографий, а также фирменные текстильные изделия Новикова, такие как Белая ночь (1989), изображающий Санкт-Петербург. горизонт во время полуночного солнца. Здесь художник делит поверхность на две плоские плоскости, создавая эстетическую интерпретацию или проявление двойственности, которую он воспринимал в природе и человеческом мышлении. Он достиг этого, сшивая два разных (и текстурно контрастирующих) куска ткани или тканей (включая кожу).Шов в работе явно обозначает линию (горизонт) и создает различие, которое также действует как минималистский жест, усиливая фокус работы на парящем горизонте и подчеркивая пространственно-временные аспекты изображения. В « Белая ночь» в качестве еще одной точки фокусировки два корабля или танкера проводят противоположные диагональные линии к двум открытым разводным мостам на реке Неве, обеспечивая временный проход судам, идущим в Балтийское море и обратно - казалось бы, безграничное пространство.

В других работах (шелкографии) Новиков пересматривает русские народные мотивы в стиле своих текстильных изделий, помещая небольшие знаковые символы (намеренно обобщенные, уменьшенные и упрощенные изображения) на больших плоских, часто ярких, цветных площадях.Его метод перекомпоновки, изменения и предложения нового семантического представления, использования симметрии и горизонтального (реже диагонального) разделения пространства стал новым художественным языком, адаптируя трехмерный мир к плоской поверхности таким образом. перекликающиеся с современной компьютерной графикой или древними иероглифами. Серия Horizons , созданная в период перестройки , годов, отражает юношеский и оптимистичный дух времени, демонстрируя склонность художника к открытым перспективам - новым возможностям воображения и видения, расширенному горизонту, большей надежде.

Произведения сопровождаются тщательно подобранными фрагментами стихов Бродского, в которых пейзаж, память и язык раскрывают обостренное самосознание через поэтику пространства и времени. Подборка фотографий Санкт-Петербурга и Венеции таких художников, как Ольга Тобрелутс, Стас Макаров и Михаил Розанов (все ученики Тимура Новикова), проводит параллели между двумя городами земли и воды и горизонтальной линией.

Полностью иллюстрированное издание «ГОРИЗОНТЫ» с избранными стихами Иосифа Бродского будет сопровождать выставку.Он также будет включать - впервые в английском переводе - полную стенограмму разговора между Новиковым и Бродским в 1993 году.

Биографии художников:

Тимур Новиков

Родился в 1958 году в Ленинграде, умер в 2002 году в Санкт-Петербурге. Художник, теоретик искусства, писатель и музыкант. В 1982 году стал основателем и теоретиком движения «Новые художники». Выступал с оркестром «Популярная механика» Сергея Курёхина и рок-группой «Кино».В 1986 году он стал соучредителем Клуба друзей В. В. Маяковского, а в 1989 году основал Новую академию изящных искусств, которую он руководил как часть института альтернативного образования, который он назвал Ленинградским свободным университетом. В 1990 г. поступил в Институт пластических искусств в Париже у Понта Хюлтена. Лекции Новикова по истории современного искусства были переписаны и опубликованы в 2003 году. Его работы находятся в собраниях Центра Помпиду в Париже; МУМОК, Вена; Музей Людвига, Будапешт; Тейт, Лондон; Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург; и Stedelijk Museum, Амстердам.Его работы в настоящее время выставлены в Центре Помпиду на выставке Коллекция!

Иосиф Бродский

Родившийся в 1940 году в Ленинграде в русско-еврейской семье, выдающийся русский поэт и публицист бросил школу в пятнадцать лет и начал писать стихи три года спустя. В 1964 году он был отправлен в трудовой лагерь в Архангельской области на севере России после того, как власти объявили его «социальным паразитом». В июне 1972 года он был вынужден покинуть Советский Союз и поселился в США.Он получил Нобелевскую премию по литературе в 1987 году и был лауреатом поэтессы Соединенных Штатов в 1991 и 1992 годах. Он умер в Нью-Йорке в 1996 году и был похоронен в Венеции на острове Сан-Микеле.

Отрывок из беседы Иосифа Бродского и Тимура Новикова, 17 сентября 1993 г., Музей Стеделийк, Амстердам.

Иосиф Бродский: Я только что посмотрел вашу выставку
и мне очень интересны изменения, которые произошли в вашем искусстве.До конца 80-х вы работали в традициях, близких к Малевичу и русским конструктивистам, но с начала
90-х стиль вашей работы изменился. Вместо знаков, символов и геометрических фигур приходят фотографии, изображения; Ваши работы превращаются из живописи в орнаментальные панно, богато украшенные красивыми, замысловатыми виньетками, которые представляют собой привлекающий к себе пристальное внимание образ классического искусства - образ героя.

Где вы жили в Ленинграде?

Тимур Новиков: на Литейном проспекте.Там я начал создавать изображения с горизонтальной линией. Финляндский вокзал находился прямо напротив моего дома. Это была одна из причин, по которой я обратился к именно этому способу репрезентации. Прямые линии горизонта города по другую сторону

Нева, которая видна со двора арки моего дома, повлияла на формирование этого вида искусства, основанного на принципе смысловой перспективы.

JB: Человек - это то, что он видит. На самом деле линия набережной реки, в вашем случае - линия горизонта по ту сторону Невы, [довольно] близка.А горизонт в ваших работах еще дальше. Это почти недостижимо. Знаете, иногда бывает сложно войти в пейзаж. Но из ваших пейзажей сложно выйти. Эта линия горизонта притягивает и удерживает мое внимание, как магнит. Ваша линия горизонта напоминает мне [Франческо] Гварди больше, чем кого-либо другого, возможно, потому что я видел так много из

.

его работ. Нельзя научить старую собаку новым трюкам, но хозяин в конце концов начинает напоминать свою собаку. Однако ваш кругозор чем-то напоминает мне Гварди.[Линия] немного наклонена, она менее геометрическая.

TN: Это то, что [наш] [Александр] Лабас делал в 30-е годы.

JB: И до Лабаса, и до [Рауля] Дюфи это делал Гварди и так далее.

TN: А также Тернер.

JB: И до Тернера. Возникает ощущение конца света. Иногда бывает такое чувство. Вы должны понимать, о чем я.

TN: Насколько я знаю, вам посчастливилось прожить
в Венеции какое-то время.К сожалению, у меня
еще не посетил; Я видела только лучшие работы Гварди в репродукциях. Я много видел Тернера в Лондоне и много Лабаса в Москве. Но, конечно, Петербург - это город «на

».

край ». Васильевский остров - край земли для петербуржца.

JB: Да, процитирую Андрея Белого: за Петербургом ничего нет - есть пустота, линия, на которой кончается мир.

TN: Поэтому венецианская школа [живописи] близка петербуржцам.И Петербург, и Венеция находятся рядом с морем и выходят на воду. Восприятие живописи и пространства похоже у петербуржцев и венецианцев.

JB: Вы абсолютно правы. Венеция и Ленинград очень близки, и эта близость не в каналах, как многие думают, а на открытом воздухе,

широкая вода. То же произошло и в Александрии. Здесь была основана первая в истории академия, Мусейум,
. Петербург расположен на той же долготе, что и Александрия.Петербург - это не
, а северная Венеция - это северная Александрия, Гиперборея, если хотите. Великие воды Нила и Невы, протекающие через эти города, одинаково сильны. Египет - Средиземное море - Европейский Юг - с его водами; [Озеро] Ладога - Балтийское море, Европейский Север. Вид на город со стороны Финского залива имеет линию горизонта, заполненную супрематическими символами. Это напоминает мне памятник Ленину на

.

Набережная Невы, о которой вы говорили, единственная известная мне скульптура вождя в машине.

Это символ приближающегося техногенного западного мира.

TN: Согласен. Именно это осознание заставило меня оставить семантическую перспективу, проблемы которой я затрагивал в этих работах, и вернуться к классической эстетике.

JB: Я уверен, что это было неизбежно. Ваш город, расположенный у кромки воды, подобен Нарциссу, сосредоточенному на самосозерцании.

Вы, внимательно глядя на город,
не могли не заметить все те прекрасные архитектурные формы, которые возвышаются над горизонтом.Все крупные творцы, жившие в этом городе, от [Михаила] Ломоносова до [Евгения] Баратынского, от Мандельштама до Ахматовой, неизбежно обращаются к классицизму. Сам город заставляет заботиться о форме. И даже уроженцу нашего Литейного проспекта всегда хватало творений [Джакомо] Кваренги или [Харальда Юлиуса] фон Боссе. Но формы, которые я вижу в ваших работах, напоминают мне другое здание на нашей улице - дом

.

№4, Литейный, здание в стиле позднего конструктивизма 30-х годов.

TN: Ваше наблюдение удивительно верно. Я родился в доме № 60 по Литейному проспекту, где я снова живу сейчас
. Рядом с моим домом есть два здания Кваренги. Рядом с вашим домом на углу Литейного и улицы Пестеля находится Преображенский собор - шедевр русского классицизма. Но с начала 70-х до 1987 года я жил на углу Литейного и Воинова, прямо напротив дома под номером 4. Все эти годы я был модернистом.В этом же доме жил известный поэт Леонид Аронсон. Я до сих пор помню его похороны.

JB: Я помню этот двор и то большое здание в конструктивистском стиле, нависшее над ним, как
колоссальный айсберг. Казалось, он собирался сдвинуться со всей своей массой и проглотить этот маленький дворик, украшенный вазами, гуринами и цветочными гирляндами.

TN: Да, именно так, это мой двор, я жил там до 87-го, и почти вся авангардная художественная жизнь Ленинграда 80-х вращалась вокруг него.Как только я вышел из этого дома и вернулся в дом, где раньше жили [Михаил] Салтыков-Щедрин и [Константин] Победоносцев, я как будто проснулся: во мне возродились любовь к классике и уважение к традициям. Я вернулся в дом, расположенный рядом с Мариинской больницей у Джакомо Кваренги.

JB: Дом Салтыкова-Щедрина? Я знаю этот дом напротив букинистического [книжного магазина]. Но в этом доме, насколько я помню, Ленин принял решение издавать газету «Искра»?

TN: Да, это произошло в той же части дома, где я живу сейчас.

JB: Вы уже начали издавать газеты?

TN: Мы издаем журнал «Кабинет», но газета - это хорошая идея. Пожалуйста, возьмите копию [«Кабинета»]; это номер 4, посвященный неоакадемизму.

JB: А! Я вижу ваш диалог "Тайный культ по-русски". Очень хороший. Я читал это по-английски в вашей книге, изданной мистером Фуксом. Он дал его мне вчера, когда приглашал [меня] на ваш частный просмотр.Я читал эту прекрасную маленькую пьесу перед сном.

Это напомнило мне больше диалогов Уайльда, чем Платона, может быть, потому, что я читал их на английском. Я сейчас прочитаю по-русски.

Кстати, вы там про фотографию говорите. Я разделяю ваше мнение о том, что фотография становится местом, где художник может сохранить свою преданность изображению и пространству в разгар модернистской бури.

TN: В своих последних работах я «цитирую» многих фотографов, которые обращаются к [идее] прекрасного в 20 веке.Адольф де Мейер, Фред Холланд Дэй, Вильгельм фон Глоден, Моисей Гершман, Герберт Лист, Джордж Платт Лайнс - мои любимые фотографы.

JB: Знаете, это замечательно; Я очень хорошо знаю работы Герберта Листа. Одно время я часто виделась с его племянницей.

То же ощущение идеального мира, которое я вижу в «Олимпии» Лени Рифеншталь, в этом редком примере сочетания модернистской эстетики с классицизмом - ну, вы понимаете, о чем я.

Иосиф Бродский. Избранные стихотворения

К Урании

И.К.

У всего есть предел, в том числе и у печали.
Оконное стекло останавливает взгляд. Гриль не оставляет листьев. Можно греметь клавишами, булькать ласточку. Одиночество превращает человека в кубик наугад.
Верблюд недовольно обнюхивает перила;
перспектива прорезает пустоту глубоко и ровно.
А что такое пространство, как не отсутствие тела
в каждой данной точке
? Вот почему Урания старше сестры Клио!
При дневном свете или с помощью богатого копотью фонаря,
вы видите поверхность земного шара без какой-либо биологии,
вы видите, что она ничего не скрывает, в отличие от последнего.
Вот они, заросшие черникой леса,
рек, где люди голыми руками ловят осетровых, или города, в мокрых телефонных справочниках которых
вы больше не играете; дальше на восток поднимаются бурые горные хребты; дикие кобылы, гуляющие
на высокой осоке; скулы желтеют
по мере того, как становятся многочисленными. А еще дальше на восток паровые дредноуты или крейсеры, и простор синеет, как кружевное белье.

1981

Перевод автора

Милый, ты думаешь, это любовь, это просто полуночное путешествие.
Лучше всего насильно удаляются долины и реки,
- из соседнего отсека дросселируется «Ой, хватит, Берни», но ритм этих пароксизмов точно твой.
Крючок к мясу! Щетка для зубных протезов из красного кирпича,
сигар, бездымная, как забитый гвоздь!
Здесь работает меньше гаечных ключей,
и телефоны ныть, затмеваясь безрезультатно.
Барк радостно встретил Клэнси, Фицгиббона, Миллера.
Собаки и печатные буквы заботятся о том, как заклинания несчастья.
Тем не менее, вы можете сказать себе в туалете по выплеванному зеркалу, хлопнув дверью и появившись с чистыми лацканами.
Только жидкая мебель убаюкивает убывающую фигуру.
Мужчина не должен увеличиваться в размерах после того, как его изображают.
Смотрите: то, что осталось позади, примерно такое же скудное
, как и то, что осталось впереди. Отсюда лезвие горизонта.

1983

Написано на английском языке

В холодное время года, в местности, привыкшей больше к жаре, чем к холоду, к горизонтальности больше, чем к горе,
в пещере родился ребенок, чтобы спасти мир;
дул, как только зимой в пустынях дует, перпендикулярно.

Ему все казалось огромным: грудь его матери, пар из бычьих ноздрей, Каспар, Бальтазар, Мельхиор - команда
волхвов, их подарки, груды груды, приоткрытые.
Он был всего лишь точкой, а точка была звездой.

Остро, не мигая, сквозь бледные блуждающие облака
на ребенка в яслях издалека -
из глубины вселенной, с противоположного ее конца - звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

декабрь 1987

Перевод автора

Лагуна

XIII

Ночь в Санкт-Петербурге.Площадь Марка. Лицо, сморщенное
, когда палец освободился от оковы кольца,
грыз гвоздь, его взгляд высоко
в это никуда, чистой мысли, где зрение
сбивает с толку повязки ночи,
безмятежно, за пределами невооруженного глаза ,

XIV

, где, минуя все границы и все предикаты, на ум приходит
черное, белое или бесцветное, неопределенное, изменчивое состояние,
что-то, какой-то объект.
Возможно кузов. В наши тусклые и немногие дни
скорость света равна быстротечному виду,
даже когда затемнение ослепляет нас.

1973

Перевод Энтони Хехта

Стихи (или их фрагменты) были написаны на английском языке или переведены с русского оригинала автором или совместно с автором. Первоначально опубликовано в: «Иосиф Бродский, Сборник стихов на английском языке» под редакцией Анн Челлберг (Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру, 2000)

Художник недели: Тимур Новиков

Идеи и творчество Новикова актуальны и по сей день.Регулярно в крупных музеях страны и крупнейших галереях мира проходят свои выставки. Один из самых крупных и представительных открыт в эти дни в ММСИ.

Тимур Новиков Сам. 1979
Источник: mmoma.ru

Современное искусство часто (мягко говоря) имеет тенденцию к затемнению. Сформировав образ «непонятого гения», публика долгое время не задает артистам никаких вопросов, спасаясь от полного непонимания единственным выходом - умным лицом.

Тимур Новиков

В эти дни в ММСИ на Гоголевском бульваре стартовала крупнейшая ретроспектива известного петербургского художника последней трети XX - начала XXI века, одного из самых ярких представителей андеграундного искусства, теоретика искусства, арт-активиста и др. педагог, лидер «Новых художников» Тимур Новиков (1958-2002).

Тимур Новиков родился в Ленинграде, 24 сентября 1958 года.

искусством он увлекся рано, с шести лет в кружке рисования. Пионер Дзержинского р-на.

В 1969 году Четвертый Тимур и его мать переехали на Новую Землю, факт его биографии позже позволил многим исследователям и интерпретаторам искусства Новикова утверждать, что именно очень открытый горизонт полярной тундры привел его к построению горизонтальной перспективы.

В 1972 году Тимур вернулся в Ленинград. Через год окончил 8-й класс, поступил на Ленинградский технохимический факультет лакокрасочных материалов (« Я легко поступил сюда и стал учиться на инженера-технолога по производству лакокрасочных материалов, что мне показалось близким к искусству. ») и стал посещать клуб« Молодое искусство »при Русском музее.На технику Тимур проучился два года, потом работал киномехаником, в ГРМ котелопера.


Персональная выставка О. Котельникова. Галерея "АССА". Ленинград. 1983
Архив О. Котельников
Источник: timurnovikov.ru

В 1977 году он познакомился с представителями «Хроники» (по определению Новикова, «Хроника» была группой художников-нонконформистов, авангардистов, независимых. Группа ориентировалась на крайний экспрессионизм: западный, немецкий и особенно экспрессионизм и примитивизм в кругу Ларионова) и примкнул к ней.В рамках группы в 1978 году Новиков организовал им первый в России арт-сквот. Кирилл и Мефодий: « Мне удалось снять большой дом, бывшую церковь, которая сейчас принадлежит Грузинскому Патриархату, арендовать его целиком за 40 рублей в месяц. Туда и подошла правая группа «Хроника» ».

В 1980 году Новиков организовал галерею «Асса» - прямо в их коммуналке, галерея, просуществовавшая до 1987 года, стала своеобразным местом встреч и центром, вокруг которого скопилось передовое творческое и художественное сообщество 1980-х годов.

Картины Новикова того времени тоже похожи по стилю неоэкспрессионизму. В основном это пейзажи, где среди ярких цветных пятен просматривайте журналы вырезанные аппликации - архитектурная красота. При этом он активно экспериментировал с пространством картины: создает так называемые ландшафтные планы, где виды Ленинграда изображены выше, с пренебрежением законами перспективы.

Его важнейшая концепция - теория повторной композиции, разработанная Новиковым к середине 1980-х.« Реструктуризация - не отказ от старого, а использование любого опыта в новом контексте. Перекомпоновке могут подвергаться все. Это увлекательная работа. Возможность проверить полную информацию. В музеи идут новые ряды - работать с искусством, несвежим искусством. Кто не новенький - старый. Он - материал для перекомпоновки ... »


Тимур Новиков Портрет Виктора Цоя. 1986
Оргалит, темпера. 90 x 60
Источник: timurnovikov.ru

В 1984 году он создал свою арт-группу - группу «Новые художники», участники которой часто происходят из «Хроники», входившей в новообращенные адепты искусства и философии Новикова.Изначально в группу входили Иван Сотников, Олег Котельников, Кирилл Хазанович, Евгений Козлов, Георгий Гурьянов, затем к ним присоединились Вадим Овчинников, Валерий Черкасов, Владислав Гуцевич, Андрей Медведев и другие художники - до конца 1980-х в группе очень неоднородно по составу. и творческих устремлений, по разным оценкам, более 70 участников.

В дальнейшем влияние группы вышло за рамки изобразительного искусства - в нем появились композиторы Игорь Веричев и Валерий Алахов, Георгий Гурьянов возглавил Виктор Цой (пока как художник).Позже к составу группы присоединились «Кино» и «Поп-механика» Сергея Курёхина. В 1983 году музыкальная часть «Новых художников» получила название «Новые композиторы». Среди заявленных направлений коллектива - «новая музыка» и «новый театр».

Первая выставка «Новые художники» с участием Новикова, Сотниковой и Хазановича была организована в Институте текстильной и легкой промышленности. Группа Новикова устраивает свои выставки, презентации и выступления на многих площадках, в том числе в галерее «Асса».В «новых» играют рок-музыку, ставят спектакли и пишут литературные произведения, снимают кино и видео.

считая главной целью художественного преобразования мира, «Нового», переписывающего реальность средствами искусства, опираясь на эстетический лозунг «Всеобщего» русского авангарда Михаила Федоровича Ларионова и Кирилла Зданевича, были готовы «охудожествовать» самые разнообразные, а иногда и неожиданные вещи, работающие практически в готовом виде.

Позже, когда «Новые художники» и искусство Тимура Новикова приобрели известность и популярность на Западе, стало очевидно, что ленинградский андеграунд в целом - наша собственная версия западных движений неоэкспрессионизма и «новой волны», а не заимствованная. , причем довольно независимый.

В творчестве Новикова в этот период преобладала идея работы над зрительскими небольшими образами. Появились его «Горизонты» - коллажи и трафареты на ткани с предельно обобщенными и минималистичными изображениями. Принцип повторной композиции, изобретенный для себя Новиковым, создавая новое искусство из старых предполагаемых повторных использований материалов, а его текстильные коллажи означают приобретение всех качеств ткани, включая ее фактуру и структуру. Совпадение тканей и еще один важный для художника принцип - компактность художественного коллажа легко снимается со стены, складывается и легко перемещается в другое место.

Основной жанр «горизонтов» - пейзаж. « Моя работа проста - они не загружены информацией, отдых - вот что я стараюсь дать зрителю. На самом деле человек отдыхает в созерцании пейзажа ... Каждый раз, когда я работаю, сверяю его [пейзаж] с пространством над кроватью - может вы будете видеть его каждый день? Не портите ей настроение? .. Восприятие комфорта - одна из важнейших задач, которые я ставил перед собой, разрабатывая изобразительную систему », применяемую к« Горизонтам ».

ткань

была основным материалом художника. Тимур сшил две разные детали - шов в его работе означал горизонт. Такое разделение картины давало художнику возможность минимальными средствами создавать динамичные сюжеты: лес с бегущим оленем, подводная лодка, городская набережная, египетские пирамиды, лебединое озеро, переход через пустыню верблюд, восходящее солнце. На основе своего «кругозора» Тимур Новиков и вывел теорию знаков и перспективу, которая, по мнению его последователей, была языком нового искусства, и современного компьютера рядом с эстетикой и древней иероглифой, архаическим искусством, разнообразными социально-эстетическими явлениями. (татуировки, детское творчество и др.).

В 1989 году Тимур Новиков путешествовал по Европе, выставлялся в галерее Тейт и Историко-художественном музее в Турку. Заинтересовавшись видеоартом, Б. Мамышев и Г. Гурьянов вместе с Дж. Форестером создали «Пиратское телевидение» (ПТВ) - проект, саркастически отвоевавший чиновничество и пафос официального телевидения. Он даже сыграл с Владиславом Мамышевым одну из главных ролей в безвизовой программе «Снова метки».

В начале 1990-х в творчестве и мировоззрении Новикова и «Новых художников», неотделимых от него в философском и творческом смысле, появился новый этап. : « В 1990 году я почувствовал очарование классики, а в 1988 году мы начали организовывать нашу новую академию.Потом была первая волна консерватизма. В 1989 году мы сформировали на базе старых времен «Новые художники» - каждую Новую академию художеств - Новую академию изящных искусств.

Новая Академия Искусств была авангардом любой альтернативной академии: мы взяли туда наших друзей, Энди Уорхола, Роберта Раушенберга, Джона Кейджа, Брайана Ино, Эндрю Логана, вручили им наши дипломы и сертификаты. Новая художественная академия входила в состав каждого Ленинградского свободного университета, открылась в 1988 году в основной лектории общества «Знание», где я заведовал кафедрой живописи.

Надо сказать, что в 1990-е годы изменился не только стиль искусства, но и образ жизни. Бывшие «Новые художники» много внимания уделяли раритетам, посещали Мариинский театр, изучали работы старых мастеров в музеях. Изменилась мода: в повседневную жизнь входят трости, лорнет, фраки, цилиндры, корсеты и бархатное платье сложного покроя или пальто от «Строгого мальчика» Константина Гончарова. На вечеринках классическая музыка сменила техно, на вернисаж неоакадемистов пригласили камерные оркестры ».

Изменились и работы художника - у них появились новые сюжеты и новый стиль исполнения. Исчезли также вышитые «Горизонты» - и на полотне дороги (шелк, бархат, парча - общественное сознание связывает их с историчностью, миром классического искусства) появилось что-то вроде медальонов с репродукциями прошлого, изображениями классических скульптур, античными камеи, портреты и вышивка. Любимые персонажи Новикова - Оскар Уайльд, автор теории чистого искусства, и Людвиг II Баварский, «король-лебедь».

В 1993 году Новиков организовал музей в знаменитом Санкт-Петербургском художественном сквоте Новая Академия на Пушкинской, 10, ученики которого пытались постичь эстетику классического искусства и найти вдохновение в идеальном образе прошлого. Заявление о политике неоакадемизма можно считать манифестом, написанным Новиковым в 1993 году: « Мы должны научиться писать красивые картины, мы должны научиться лепить красивые скульптуры, мы должны научиться строить красивые дворцы, мы должны научиться составлять красивые стихи, надо научиться сочинять красивую музыку ».


Портрет Тимура. 1998 год
Фото Натальи Жерновской
Источник: mmoma.ru

В 1997 году Тимур Новиков потерял зрение из-за болезни. Это событие во многом стало поводом для смены имиджа и риторики художника. В 40 лет неполный образ современного (даже слегка американизированного - в джинсах и футболке) вечно молодого и жизнерадостного юноши он заменил потусторонний облик старика с бородой и посохом. Со сменой имиджа изменились и декларации: в движении к публике, основанном на общепризнанной красоте классической традиции материалов, рассказов и деталей, Новиков стал противником иного рода модернизма.Все это не могло повлиять на его последователей, тем более что он сохранял ту же интенсивность, что и раньше, учить, работать над теорией искусства, творить.

Хлобыстин Вместе с Андреем Новиков в 1998 году издает газету «Художественная воля». Затем по инициативе Новикова и Хлобыстина «артистическое завещание» устроило «горящие палки» в Кронштадтском форте, посвященное 500-летию расстрела Джироламо Савонарола: Новиков огромной толпой людей сожгли одно из его произведений, повторив одно. из «костра тщеславия», инициированного проповедником Флоренции XV века, был казнен.

В Мраморном дворце открылась ретроспектива Новикова 1978–1998 годов в Государственном Русском музее, к открытию издана его биография и книга «Новый русский классицизм».

В конце 1990-х Новиков много сделал как теоретик искусства. В 1999 году вместе с Александром Медведевым написал и издал книги «Похищение Европы» и «Похищение ума», художественное движение «Новый серьез», в котором участвовали художники Денис Егельский, Остров Егора, Георгий Гурьянов, Станислав. Макаров, Андрей Медведев и другие.и открылась выставка движения «Новые позитивные события» в залах Государственного Русского музея в Михайловском замке. В 2001 году участвовал в Пунинских чтениях (СПбГУ) на тему «Две истории современного искусства».

23 мая 2002 года Тимур Новиков неполной 44 года скончался от пневмонии. 26 мая после отпевания в церкви. Лик в районе Конюшни, похоронен на Смоленском православном кладбище

Новиков Идеи и творчество актуальны и по сей день.Регулярно в крупных музеях страны и крупнейших галереях мира проходят свои выставки. Одно из самых крупных и представительных мест в Московском музее современного искусства на Гоголевском бульваре. Выставка организована к 55-летию художника и наилучшим образом представляет его творчество и историю его жизни. Работы для выставки предоставлены крупнейшими российскими музеями и 15 частными собраниями России и Европы. На выставке представлено более 125 работ, около 100 из которых демонстрируются впервые в Москве, а большая часть из них - первые выставки в России.Разделы выставки посвящены основному этапу творчества Новикова: выразительная живопись и графика 1978-1980-х гг., Серия панно «Горизонты» 1987-1991 гг .; неоакадемизм 1990-е, "новая серьезность" 1990-2000-х гг.


Тимур Новиков Баскетбол. 1989
ткань, акрил. 200 x 186
Sothebys. 12.03.2008
Эстимейт: 20 000–30 000 фунтов
Результат: 36 500 фунтов
Источник: artinvestment.ru

Теперь о деньгах.На сегодняшний день в базе ARTinvestment.RU оговаривается, что его работы выставлялись на аукционах почти пятьдесят раз (т.е. сам рынок небольшой). Они включают в свои каталоги крупнейшие дома - Christie's, Sotheby's, Phillips. Аукционная «география» Новикова обширна, купить его можно и в континентальной Европе, и в Великобритании и США, реже в России (аукционный дом «Совком», 2008 г.). Но покупные работы в основном отправляются в Англию - 16 из 24 проданных лотов попали в нужное место.

Оптовые продажи произведений Новикова приходятся на 2007-2008 гг.12 марта 2008-го на Sotheby's вышла максимальная на сегодняшний день для художника аукционная цена - акрил на ткани «Баскетбол» ушел с аукциона за 60 000 долларов. Второе и третье места в ценовом рейтинге работ художника занимают «Белая ночь» (1990 г.), которая была продана в феврале 2007 г. на Sotheby's за 36 000 фунтов стерлингов, и «Тень» (1978 г.), за которую в июне того же года. в 2007 году покупатель MacDougall's пожалел 27 170 фунтов стерлингов.


Тимур Новиков Белая ночь.1990
ткань, акрил. 163 х 150
Sotheby's. 15.02.2007
Эстимейт: 15 000-20 000 фунтов
Цена: 36 000 GBP
Источник: artinvestment.ru

Тимур Новиков Тень. 1978
доска, масло. 45 x 35
MacDougall's. 15.6.2007
Эстимейт: 3 000–5 000 фунтов
Результат: 27 170 фунтов
Источник: artinvestment.ru

Мария Кузнецова, AI

Источники : mmoma.ru, newacademy.spb.ru, timurnovikov.ru, Гуревич . Ленинградские андеграундные художники: Биографический словарь. Санкт-Петербург, 2007, artinvestment.ru



Внимание! Все материалы сайта и база данных результатов аукционов ARTinvestment.RU, в том числе иллюстрированная справочная информация о произведениях, проданных на аукционах, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, образовательных и культурных целях в соответствии со ст.1274 Гражданского кодекса. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, не допускается. ARTinvestment.RU не несет ответственности за содержание материалов, предоставленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании заявления уполномоченного органа.

Тимур Новиков получает самолет, названный его именем

Art Away Day

Поклонники искусства направляются на север, на ретроспективу Тимура Новикова

Кевин О'Флинн, Макс Седдон

Дата публикации: 3 октября 2008 г.

Тимур Новиков был авангардом художник и духовный лидер петербургской церкви.Петербургская арт-сцена до его смерти в 2002 году. Сейчас он является туристической достопримечательностью.

Авиакомпания S7 и коллекционер Пьер Броше в конце прошлого месяца запустили программу «арт-туризма» с поездки в родной город Новикова.

«Люди сейчас ищут новых эмоций, новых причин для путешествия, новых контактов, новых друзей», - сказал Броше, гражданин Франции, живущий в Москве, который начал коллекционировать русское искусство почти 20 лет назад. «Идея состоит в том, чтобы приблизить людей к арт-сцене».

Встречи с художниками, коллекционерами и другими представителями полумонда «определенно лучше, чем просто отель, пляж и бар», - сказал Броше.

Дальнейший арт-туризм планируется по всей России и Европе, сказал он, не вдаваясь в подробности.

S7 назвал самолет Airbus в честь Новикова, выбив на фюзеляже характерное изображение восходящего солнца, которое занимает видное место в большинстве его работ. Группа журналистов вылетела в Санкт-Петербург, когда ему исполнилось бы 50 лет, чтобы посетить серию ретроспектив в его честь.

Ретроспективы экспонируются в Эрмитаже, Мраморном дворце и Государственном музее городской скульптуры до января.11, 2009.

Новиков был выбран для первой воздушной туристической поездки из-за огромного влияния, которое он оказал на российское искусство на протяжении 1980-х и 1990-х годов.

«Тимур не просто занимался своей работой. Он институционализировал андеграунд», - сказал Сергей Бугаев, также известный как Африка, художник и друг Новикова.

Новиков сотрудничал с поп-группой «Кино» и режиссером Сергеем Соловьевым в 80-е годы, снявшись во влиятельном фильме «Асса». Он основал в Русском музее Отдел новых движений, который занимался новым искусством и играл важную роль в молодежной культуре сквотов, которая доминировала в Санкт-Петербурге.Петербург.

Он был центральной фигурой в группе художников, которых захватили великие мотивы Древней Греции и Рима. Этот так называемый неоакадемизм был не темным отступлением в прошлое, а передовым вкладом в русское искусство ....

Тимур Новиков - AbeBooks

Евгений Орлов, Сергей Ковальский, Джозеф К. Тронкейл, Вячеслав Афоничев, Виктор Андреев, Александр Арефьев, Леонид Болмат, Леонид Борисов, Сергей Добротворский, Генрик Элинсон, Елена Фигурина, Валентин Герасименко, Игорь Гиндпер, Евгений Гиндпер, Владимир Иванов, Ростислав Иванов, Борис Кошелохов, Кирилл Лильбок, Александр Лоцман, Александр Манусов, Анатолий Маслов, Юрий Медведев, Владимир Михайлов, Евгений Михнов, Кирилл Миллер, Борис Митавский, Ленина Никитина, Тимур Новиков, Владимир Овчинченков, Юрий Петрроченков Валентин Самарин, Сергей Сергеев, Дмитрий Шагрин, Владимир Шагрин, Сергей Шефф, Шолом Шварц, Сергей Сигей, Владислав Сухоруков, Виктор Трофимов, Геннадий Устюгов, Валерий Валран, Рихард Васми, Вик (Вячеслав Забелин), Вадим Воинов

, Наталья Ж.

Опубликовано Университет музеев Ричмонда Ричмонд, штат Вирджиния, 2006 г.

ISBN 10: 0976504731ISBN 13: 9780976504733

24.4 х 21,5 см; клеевой переплет; черно-белые и цветные; размер издания неизвестен; беззнаковые и ненумерованные; офсетная печать; Каталог выставки опубликован в связи с выставкой, проходившей в Художественном музее Джоэла и Лилы Харнетт, Университет Ричмонда, Вирджиния, с 12 сентября по 3 декабря 2006 г. Поездка в галерею Фолконер, Колледж Гриннелл, Айова, 9 марта - 22 апреля 2007 г. и Художественная галерея Самек, Бакнеллский университет, Льюисбург, Пенсильвания, 24 октября - 9 декабря 2008 г. Тексты Евгения Орлова, Сергея Ковальского, Джозефа К.Troncale. Художники: Вячеслав Афоничев, Виктор Андреев, Александр Арефьев, Леонид Болмат, Леонид Борисов, Сергей Добротворский, Хенрик Элинсон, Елена Фигурина, Валентин Герасименко, Евгений Гиндпер, Владимир Громов, Александр Гуревич, Игорь Иванов, Ростислав Иванович, Ростислав Иванович Александр Лоцман, Александр Манусов, Анатолий Маслов, Юрий Медведев, Владимир Михайлов, Евгений Михнов, Кирилл Миллер, Борис Митавский, Ленина Никитина, Тимур Новиков, Владимир Овчинников, Юрий Петроченков, Юлий Рыбаков, Валентин Самарин, Сергей Сергеев, Владимир Шагрин, Дмитрий Шагрин , Сергей Шейфф, Шолом Шварц, Сергей Сигей, Владислав Сухоруков, Виктор Трофимов, Геннадий Устюгов, Валерий Вальран, Рихард Васми, Вик (Вячеслав Забелин), Вадим Воинов и Наталья Жилина.Включает карту квартирных выставок Ленинграда, биографии художников и контрольный список выставки. Очень хороший. Легкое истирание чехлов и износ при работе. Дискретный небольшой резиновый штамп с логотипом на странице 108, в остальном содержимое чистое и без маркировки.

Видный российский художник Тимур Новиков представляет первую лондонскую выставку

Первая британская групповая выставка двух андеграундных художественных движений, начатая дальновидным художником Тимуром Новиковым, представлена ​​на новой выставке по адресу Calvert 22 в Лондоне.Эти произведения искусства появились в последнее десятилетие существования Советского Союза и когда-то были фоном для андерграундных рок-концертов, теперь переместились в музеи и изменили облик современного искусства в России.

В начале 1980-х, в последнее десятилетие советского режима, была основана Группа новых художников, которая начала создавать свои дикие картины под влиянием немецкого экспрессионизма, поп-арта и примитивизма. Сначала они работали в коммунальной, а затем и в старой квартире, они провели серию влиятельных выставок, концертов, показов и вечеринок.Работая сообща и без границ, они объединили изобразительное искусство с молодежной культурой, музыкой, кино, модой и перформансом. Такие художники, как Сергей «Арфика» Бугаев, стали культовой фигурой за роль в арт-хаусном фильме «Асса», в то время как такие художники, как Олег Котельников, создавали свободные картины с сильными мазками кисти.

В 1989 году, в критический период политических, идеологических и экономических преобразований в Советской России, Новиков основал второе влиятельное движение, Новую Академию, движение, которое стремилось поощрять возврат к классическим идеалам Древней Греции.Одетые как модники, в сюртуки и бархатные платья, художники искали классическую музыку и редкие ручьи, организовывая в 1990-е годы выставки, воспевающие классические идеалы красоты и физического совершенства.

Новые работы Академии заигрывают с сексуальной двусмысленностью и гомоэротизмом. Хотя Георгий Гурьянов настороженно относился к своей сексуальной ориентации, он создавал потрясающе красивые, эротизированные рисунки и картины спортсменов, моряков и солдат. А яркий перформанс Влад Мамышев Монро использовал себя в качестве холста, наряжая и изображая исторических персонажей, включая Мэрилин Монро.

Клуб друзей демонстрирует работу и жизнь выдающегося поколения деятелей, чьи эксперименты в искусстве, коллективной творческой практике и сексуальном представлении остаются новаторскими по сей день.

Представленные работы включают текстиль, кино, живопись, графику, костюмы и музыку, от необычных видео-работ, таких как китчевый фильм Венцловой «Мирей» (1995), до тканевых полотен Тимура Новикова, напоминающих флаг.

Переходя от одного вида искусства к другому, многие артисты участвовали в легендарной экспериментальной рок-сцене вместе с Pop Mechanica и, в частности, с группой Kino, дизайнером которой был Новиков.На выставке представлены плакаты, автографы, фотографии, листовки клубов и обложки альбомов, на которых изображены их отношения с международными артистами, такими как Брайан Ино, Энди Уорхол и Джон Кейдж.

Приезжая в Великобританию впервые, эта выставка отображает нерассказанную историю России в 1980-х и 1990-х годах, демонстрируя два важных движения, которые изменили лицо современного искусства в современной России.

Выставка организована совместно с Московским музеем современного искусства.

Выставка является частью официальной программы Года культуры Великобритании и России, крупнейшего из когда-либо проводившихся культурных проектов. В течение года в обеих странах запланировано более 250 мероприятий в области культуры, науки, образования и спорта.

Calvert 22 Gallery - единственная в Великобритании некоммерческая организация, занимающаяся презентацией современного искусства из России и Восточной Европы. Он представляет собой динамичную программу выставок, бесед и междисциплинарных мероприятий с участием как начинающих, так и признанных художников.

Основанная в 2009 году Нонной Матерковой, экономистом из России, лондонским экономистом, Calvert 22 Gallery стремится быть значимым голосом на международном культурном ландшафте, собирая самые активные голоса из региона для исследования текущих направлений в художественной практике и теории, связанной с на «бывший Восток».

Галерея - проект Calvert 22 Foundation, организации, посвященной современному искусству и культуре России и Восточной Европы. Фонд работает в четырех основных областях: искусство, культура, исследования и обучение, каждая из которых имеет свой собственный проект.Стратегическим партнером Calvert 22 Foundation является ВТБ Капитал.

Клуб друзей Новые художники Тимура Новикова и Новая Академия 2 апреля - 25 мая 2014 г. Калверт 22 Лондон


Похожие сообщения

Тимур Новиков - Итоги аукциона по Artsy

В 1982 году Тимур Новиков основал «Новые Художники» (Группа новых художников), которая в 1989 году была переименована в «Новая Академия» - арт-группу нонконформистов, которая возродила интерес к классическому искусству.Часто говорят, что Новиков был для Петербурга тем же, чем Илья Кабаков для Москвы. Оба художника кардинально и полностью изменили ландшафт местных художественных сцен, последствия которого ощущались за пределами СССР. В своей статье под псевдонимом Игорь Потапов в журнале критического искусства «Новость» Новиков объяснил, что на его работы оказал непосредственное влияние Борис Раушенбах, советский специалист по космическим кораблям, который много писал о культурном построении перспективы. Новиков подхватил теорию пейзажной перспективы Раушенбаха, соединил ее с феноменом популярной культуры видеоигр 1980-х годов и соединил все это с тенденциями народного искусства Михаила Ларионова, чтобы создать мерцающие флаги ярких оттенков, которые кажутся безвкусными в их образах, но на самом деле обладают эффектом своей теоретические корни и идеологически пацифистские цели.Неоклассическая система Новикова доведена до совершенства в представленных лотах, которые либо разделены горизонтом, относящиеся к академическому жанру пейзажной живописи, либо имеют плоский однородный фон, напоминающий православные иконы. Этот визуальный намек на прошлое затем передается с помощью цифровых изображений, представляющих безграничные возможности компьютерной графики. Сшивание ткани напоминает о встрече классического прошлого с популярной культурой настоящего, а также о разрушающихся границах между Востоком и Западом во время перестройки.Более известный широкой публике как барабанщик российской рок-группы «Кино» Георгий Гурьянов также был ведущим участником группы «Новая Академия». Его изображение обнаженного тела было прямым комментарием к изменениям, внесенным в классическую фигуру социалистической пропагандой. Обнаженная натура Гурьянова, представленная в предлагаемых лотах, является радикальным отходом от визуального языка конформистского искусства. Хотя обнаженные тела изображались в советском искусстве, они были общими героями, лишенными индивидуальности. Все его герои имеют разные личности, что видно на портретах его друзей из группы «Кино»: Виктор Цой в роли помощника палубы (лот 106) и Юрий Каспарян в роли капитана корабля (лот 107).Его люди обучены и выпуклые, часто щеголяя своей мужественностью, и прямо противоположны мраморной плоскости фигур, изображаемых социалистическим реализмом. Более того, если мужчины социалистического реализма были явно гетеросексуальными, то у Гурьянова есть оттенок гомосексуального эротизма. Его портреты - непочтительная интерпретация соцреализма в соответствии с нонконформистской идеологией.

В Русском музее открылись выставки Тимура Новикова и Андрея Кирсанова

СТ.САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. Выставка в Русском музее ознаменовала Тимура Новикова, основоположника живописи «неоклассицизм», открытием выставки его работ. Экспозиция, открывшаяся в зале Мраморного дворца 24 сентября, посвящена 60-летию со дня рождения основателя Новой Академии, который покинул нас слишком рано.

Сотрудники музея отобрали для выставки всего семь работ, хранящихся в фонде отдела последних тенденций. Каждый из них хорошо известен поклонникам артиста.Созданные им картины посещали залы известных выставочных залов мира. Дважды показ работ Тимура Новикова проходил в стенах Русского музея. Последний из них, посвященный юбилею мастера, прошел в 2008 году.

Новиков был одним из основоположников двух направлений изобразительного искусства. Созданная в 1982 году группа «Новые художники» объединила художников-авангардистов, а позже он стал основоположником нового направления в живописи - неоакадемизма. В этом направлении Новиков работал в последнее десятилетие своей жизни.

В это же время в Русском музее открылась выставка Андрея Кирсанова, еще одного участника конкурса «Новые художники». Поклонники Кирсанова, покинувшего наш мир в августе 2018 года, знают его не только как артиста, но и как музыканта. Он был басистом группы «Кино», а Кирсанов создал обложку для альбома «Blood Group». Позже работал в оркестре с Сергеем Курёхиным.

Художник, работающий в особом стиле, сочетающем граффити и комикс, неоднократно участвовал в выставках, проводимых в выставочных залах Санкт-Петербурга.Петербург. На выставке, посвященной творчеству Андрея Кирсанова, представлены работы из фондов музея, Санкт-Петербургского центра искусств им.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *