Суприм история бренда: История Supreme: Как бренд уличной одежды стал суперсилой за два миллиарда долларов – DTF MAGAZINE

Содержание

История бренда Supreme | BRENDOV.NET

Supreme: (высший) название говорит само за себя. Это компания, которая превратилась из небольшого магазина для скейтеров в центре города Манхэттена, в огромный модный бренд с многочисленными поклонниками. Раньше люди на модной сцене отвергали Supreme как простой бренд для скейтеров, но в настоящее время он является одним из самых крутых и востребованных в мире. Сегодня бренд сотрудничает с различными компаниями и практически их каждое сотрудничество невероятно популярно.

Основатель Supreme Джейсон Джеббиа

Что такое Supreme?

Supreme – это нечто вроде подпольного модного бренда, позволяющий людям, которые «заработали» свое право делать покупки. Это место, где подлинность и уважение имеют первостепенное значение. Для многих это их секретный клуб, их тайное общество и их модная библия. Сам товар даже трудно получить, как хакер, ищет самые скрытые из всех секретов в deepweb.

Магазин Supreme в Париже

История бренда Supreme началась на Лафайет-стрит в центре Манхэттена в 1994 году, когда Джеймс Джеббиа открыл первый магазин . Оказывается, именно здесь скейтеры любили кататься и демонстрировать свои впечатляющие физические навыки. Основной дизайн магазина был нацелен на катающих, поскольку они раскладывали одежду по периметру магазина с большим центральным пространством, что позволяло скейтерам с рюкзаками просто кататься на скейтах в магазине. Покупателям было разрешено смотреть, но, видимо, трогать было запрещено.

Первый магазин Supreme в Манхэттане

Бренд не для всех

В это время большинство брендов одежды для скейтеров использовали яркие и красочные дизайны, но Supreme использовал простой белый логотип на красном фоне, который сейчас называется boxlogo. В магазине были белые стены, высокий потолок, стеклянный шкафчик со скейтами, одежда из других марок скейтов и стеллажи из фанеры, на которых аккуратно разложены собственные футболки и толстовки. Для многих из обычных постояльцев это было идеальное место, где можно было посмотреть видео, открыто болтать о скейтах и отдыхать, пока решаешь что прикупить.

Футболка Supreme с принтом Boxlogo

Расширение магазинов и коллаборации

В 2004 году Supreme расширился, открыв свой второй магазин на North Fairfax Avenue в Лос-Анджелесе, штат Калифорния. Новый магазин был почти в два раза больше размера оригинала в Нью-Йорке, и в нем расположена скейт рампа. После этого они расширились на международном уровне в Токио, Париже, Лондоне, Фукуоке, Осаке и Нагое, причем каждое место имитирует оригинальный дизайн улиц и эстетику в магазине. Фактически, флагман Lafayette на протяжении многих лет сотрудничал с другими модными и розничными брендами, такими как Vans, Nike, Clark, Dickies, Spitfire, Comme des Garsons, Girl Distribution Company, Thrasher и совсем недавно с Louis Vuitton.

Магазин Supreme в Лос Анджелесе

В течение многих лет, Supreme создал много ограниченных коллекций, а также и высокий спрос. Самым знаковым из них является простая белая футболка с красным прямоугольником, где внутри название бренда, выполненное в белом шрифте Futura Heavy Oblique. То, что считается простым с точки зрения дизайна и контрастирует с тем, что обычно использует стиль улицы, оказалось одной из основных философий, которые привели к успеху бренда. Из-за высокого ажиотажа такие вещи могут позволить купить только счастливчики – истинные фанаты Supreme.

Коллаборация Supreme и Louis Vuitton

Стратегия самоограничения

Основная причина этого заключается в том, что Supreme выпускает только некоторое количество своей одежды, обычно оно варьируется от пяти до пятнадцати. Это происходит как онлайн, так и офлайн один раз в неделю по четвергам. Эта блестящая стратегия позволила сохранить ауру востребованности, которую создает бренд. Созданная стратегия самоограничения и эксклюзивности настолько хорошо работала для бренда, что у фанатов Supreme действительно нет выбора, кроме как ждать в длинных очередях каждый раз новую коллекцию.

Редкие вещи от Supreme

Даже если покупатель не сможет приобрести определенную вещь, ввиду своей занятности или иной причины, у бренда всегда найдутся покупатели – моментальное приобретение всех вещей в интернет-магазине и огромные очереди в офлайн магазинах. Из-за этого бренд можно отнести к дорогой уличной одежде. Вместо того, чтобы открывать более тысячи магазинов, он любит поддерживать «друзей и семью». Supreme – действительно компания, которая имеет свою индивидуальность, остается верной этому и своим людям до конца. У них есть своя эстетика, которая отличает их от всех остальных и создает свою уникальную атмосферу.

Официальный сайт Supreme – www.supremenewyork.com

История Supreme словами основателя Джеймса Джеббии

Еще за квартал начинаешь чувствовать ароматы индийских благовоний, словно какой-то дымовой сигнал со вкусом сандалового дерева. По мере приближения все отчетливее слышишь музыку, разносящуюся по каньону Манхэттена, а затем видишь стоящую снаружи толпу, численность которой порой достигает 40-50 человек, переходящих с тротуара на Лафайетт-стрит. Эпицентром всего этого является то, что снаружи выглядит, как магазин — хотя когда он только открылся в 1994 году, розничная сторона вопроса казалась лишь побочной целью бренда Supreme, который появился как безумное место встречи для растущего скейт-сообщества центрального Нью-Йорка.

В те дни Лафайетт-стрит еще не была торговой улицей, поэтому молодежь с окраин города, Нью-Джерси, Лонг-Айленда и Верхнего Нью-Йорка могла спокойно там собираться, не боясь проблем с полицией или вторжения на территорию люксовых предприятий, которые занимают эти окрестности сейчас. В те времена там еще не было ни металлических баррикад, ни охранников, хотя знаменитые очереди покупателей, которые в конечном счете обусловят необходимость таких вещей, появятся уже скоро. Вдали от любопытных глаз, в офисе или подсобном помещении можно было найти человека, который воплотил всё это в жизнь — основателя Supreme, Джеймса Джеббию — обзванивающего людей и упрашивающего своих поставщиков согласиться на еще один дроп футболок, толстовок и кепок. Он твердо намеревался заполнить свои вечно пустующие полки, неумолимо веря в то, что здесь происходит зарождение чего-то великого.

Одним из тех, кто часто приходил в магазин, был кинорежиссер Хармони Корин, который за несколько месяцев до открытия Supreme переехал в свою первую отдельную квартиру в нескольких кварталах отсюда. «В самом начале я совсем не воспринимал это как бизнес», — говорит он мне. — «Это было скорее чем-то вроде места для тусовки. Ну знаешь, место сбора для определенной группы людей». Основание Supreme совпало со съемками первого фильма Корина под названием «Детки» с режиссером Ларри Кларком, в котором изображался стиль и похождения той самой группы людей. «Всё было таким неотфильтрованным и настоящим», — говорит он об энергии, которая стояла в магазине. — «В нем чувствовалось особое отношение, и, наверное, его философия по-прежнему сохранилась и сейчас, но тогда это был по-настоящему нью-йоркский вид стрит-скейтинга».

Supreme на Лафайетт-стрит, 1995.

Supreme мгновенно стал популярным. В 1994 году Джен Брилл, тогда еще обучавшаяся в старших классах школы Верхнего Ист-Сайда (сейчас она является известным нью-йоркским креативным директором и поддерживает тесные связи с брендом), решила заглянуть на Лафайетт-стрит, чтобы посмотреть, кто работает в новом скейтшопе. «Там были невероятно симпатичные парни с отличным стилем и дрянным настроем», — говорит она. — «В магазине стояла безумная атмосфера. Он совсем не был похож на магазин. Потому что они явно не хотели ничего тебе продавать. Возможно, они даже не хотели, чтобы ты торчал в их магазине».

Брилл была не единственной, кого поразило происходящее в центре города. Скейтбординг с давних пор пользовался в Нью-Йорке дурной славой, но внезапно то, что когда-то находилось на периферии культуры, оказалось в массах. В 1995 году помимо «Деток» в прокат вышел еще и фильм «Бестолковые» с Алисией Сильверстоун, который запечатлел принципиально другой, но столь же стилизованный тип скейтерской команды. В том же году американский канал ESPN провел первые Всемирные экстремальные игры («X-Games») — массовое зрелище, которое добавило скейтбординг к унизительному списку других видов «экстремального спорта» вроде роликовых саней и скайсерфинга.

Supreme x Comme des Garçons x Nike SS17

Купить

25 лет спустя, когда такие быстротечные тренды, как шоу с роликовыми санями, ушли в прошлое, Supreme по-прежнему остается скейт-брендом, поставляя всевозможные товары, необходимые для этого спорта. Но в то же время это кое-что гораздо большее. С самого основания Supreme в 1994 году бренд медленно прокладывал себе путь к самому центру культуры и моды. Или, точнее, культура и мода перестроилась в соответствии с развитием Supreme. Одежда и аксессуары Supreme распродаются мгновенно. Бренд зарекомендовал себя как партнер для модных коллабораций высшего калибра: сейчас он работает над проектами как с высокими (Comme des Garçons, Undercover), так и более доступными брендами (Hanes, Champion). И хотя подробности деятельности частной компании не раскрываются, инвестиции в размере 500 миллионов долларов, которые вложила в нее многонациональная частная акционерная компания Carlyle Group в 2017 году за 50-процентную долю акций, повысили оценочную стоимость Supreme до 1 миллиарда долларов.

«Я всегда смотрел на это так: почему бы нам не делать хорошие вещи?»

Но это вовсе не значит, что вы тут же поймете это, зайдя в магазин Supreme сегодня: музыка по-прежнему громкая, а в воздухе всё так же стоит густой аромат китайских благовоний (помимо локаций в Нью-Йорке теперь у них появились точки в Лос-Анджелесе, Париже, Лондоне и еще шесть в Японии). Вам может быть сложно в полной мере оценить уровень влияния Supreme, просто почитав модные журналы или блоги, в которых крайне редко можно встретить рекламу Supreme или интервью с его основателем. И вы явно ничего не узнаете о влиянии бренда, пройдясь по торговым центрам и универмагам — у Supreme нет контрактов с оптовыми поставщиками, поэтому вы не найдете там их продукцию. Несмотря на громкость и яркость своей одежды — красные шубы, леопардовые брюки, джинсы, украшенные словом «FUCK» — сам бренд редко нарушает молчание, предоставляя одежде и людям, которые ее носят, говорить за себя.

Джеймс Джеббиа, который руководит практически всеми аспектами основанной им компании, отказался от личного интервью для этой статьи, но согласился ответить на письменные вопросы через штатного сотрудника, выступавшего посредником — и предоставил, пожалуй, самое глубокое и проницательное определение своего видения и философии дизайна, которые когда-либо появлялись в печати. По большей части для тех, кто не входит в ближайшее окружение Джеббии, его жизнь и бизнес остаются загадкой. Ясно лишь то, что он действует на своих собственных условиях и отказывается идти на уступки, основанные на том, что хотят или делают другие.

«Причина, по которой мы делаем всё именно так, заключается в том, что мы уважаем своего покупателя», — говорит он. Для Джеббии это не просто маркетинговая банальность, а скорее руководящий, почти священный принцип. Он с самого начала изучал то, что происходило на улицах, и намечал творческий путь бренда, основываясь на том, что он видит, а не на своих представлениях или представлениях какого-то другого дизайнера.

Первоначальная команда Supreme (слева направо): Ким Кардона, Chappy, Кинан Милтон, Джино Ианнуччи, Харольд Хантер, Кит Хуфнагель и Джон Бушеми в 1996 году.

«На нас влияли те люди, которые были в магазине — скейтеры», — говорит Джеббиа. — «Они носили классные вещи; они не носили одежду для скейтеров. Там были Polo, ремни Gucci, Champion. Мы делали то, что нам очень нравилось. И всё это происходило как-то постепенно. От нескольких футболок к нескольким свитшотам, штанам-карго, рюкзаку. Но на нас определенно влияли молодые скейтеры Нью-Йорка. А еще путешествия в Японию и их крутой стиль. Поездки в Лондон. Всё это складывалось вместе. Я никогда не воспринимал это как “вот что должен выпускать скейт-бренд”».

Supreme известен своим бокс-лого — красным прямоугольником с белым текстом, вдохновленным работами художницы Барбары Крюгер — которое каждый сезон появляется на футболках, худи и кепках. Но уже долгие годы Supreme также выпускает оксфордские рубашки, чиносы, джинсы из селвидж-денима, куртки M65, футболки с нагрудным карманом и многие другие вещи, которые придутся по нраву другим группам населения центрального Нью-Йорка: художникам, архитекторам, графическим дизайнерам — любому, кто в противном случае пойдет в A.P.C. или Agnès B. ради простой, повседневной одежды, которая хорошо сидит и долго служит. Фланелевым рубашкам и кашемировым свитерам Supreme в модных блогах посвящают гораздо меньше постов, однако эти разумные вещи для бренда так же важны, как и само бокс-лого.

Supreme x UNDERCOVER x Public Enemy SS18

Купить

«Я всегда смотрел на это так: почему бы нам не делать хорошие вещи?» — говорит Джеббиа о превышении ожиданий, возлагаемых на скейт-бренд. Магазины Supreme, как известно, выглядят просто безупречно — футболки, сложенные с острыми как бритва краями, аккуратно собраны в стопки; точно так же расположена одежда на стойках.

Мастерство Джеббии в розничной торговле пришло к нему из опыта работы в Parachute в 1980-е. Ныне несуществующий бренд одежды в футуристичном стиле — которую носили такие известные иконы стиля той эпохи, как Мадонна, Майкл Джексон, Дэвид Боуи и Рип, мерзкий наркоторговец из романа Брета Истона Эллиса «Меньше, чем ноль» — когда-то имел торговые точки в Чикаго, Лос-Анджелесе, Торонто и Бэл-Харборе (штат Флорида). Магазин находился на Вустер-стрит, напротив первого бутика Comme des Garçons, который открылся в 1983 году — в год, когда 19-летний Джеббиа приехал в Штаты из Суссекса (Англия).

«Небольшие коллекции и строго ограниченное количество, благодаря чему люди испытывают радость, когда им удается заполучить какую-то вещь»

Шесть лет спустя, в 1989 году, Джеббиа открыл фундаментальный стритвир-бутик Union на Спринг-стрит, что и привело его к встрече с Шоном Стасси. Вскоре Джеббиа уже открывал первый нью-йоркский магазин Stüssy, тоже располагавшийся на Вустер-стрит. Union и Stüssy, а также Triple 5 Soul и XLarge зародили новый вид ритейла в Сохо: в их основе лежал не дизайнер, а на субкультуре. Не хватало лишь одного: скейтшопа. «Тогда я об этом не думал», — говорит Джеббиа. — «Это было просто инстинктом — что-то было просто необходимо».

Формула успеха — ответственная за развитие бренда, который существует вот уже 25 лет — звучит довольно просто: создавай высококачественный продукт, который прослужит долгое время, продавай его по приемлемой цене и заставь людей отчаянно хотеть его приобрести. Но привести этот план в действие гораздо сложнее. И в попытках разобраться, как благополучно развиваться, строго придерживаясь своих собственных, весьма специфичных принципов, Supreme — будь то намеренно или случайно — изменил положение всей модной индустрии.

«Они лидеры моды», — говорит Аластер Макким, давний поклонник Supreme, который часто выступал стилистом съемок бренда, а недавно был назначен главным редактором журнала i-D. — «Причина, по которой они так успешны, и причина, по которой они обладают таким влиянием, заключается в том, что, медленно развиваясь, они с самого начала обладали хорошей структурой управления». Он говорит, что Supreme возглавил переход к новому виду потребительства: «небольшие коллекции и строго ограниченное количество, благодаря чему люди испытывают радость, когда им удается заполучить какую-то вещь».

Ограниченное количество стало фирменной чертой Supreme и одним из самых важных его нововведений. Отчасти именно этим объясняется столь большое количество преданных поклонников бренда — и то, почему столько оптимистичных покупателей остались разочарованными и озлобленными. Но эта стратегия развивалась естественным образом с самого начала работы бренда, когда магазин был практически пуст. Производство маленьких тиражей было обусловлено необходимостью, потому что у Джеббии не было ресурсов на то, чтобы поддерживать наличие стабильного ассортимента товаров. «Мы могли сделать какие-нибудь футболки, свитшоты; и если их не покупали, то мы так и сидели с ними», — говорит он. Решением стало уменьшение объема производства. И если что-то продавалось хорошо, то вместо того, чтобы производить эту вещь в больших количествах, он часто брался за что-нибудь другое. «Это не базовый магазин, в котором каждый месяц можно купить ту же самую продукцию. То, что выпускали мы, должно было вызывать какое-то волнение».

Естественно, оценить, что может оказаться успешным, в эпоху до появления таких вещей, как инстаграм, было гораздо сложнее. Джеббиа никогда не был уверен в том, что будет продаваться хорошо. Конечно, как и во всем, что он делал: «Иногда у нас бывали сезоны, когда летние товары заканчивались в начале марта. И весь апрель, май, июнь, июль нам нечего было продавать. Люди приходили и говорили: “Какой-то дерьмовый магазин. И почему люди о нем говорят?” И что нам на это отвечать? “Надо было приходить две недели назад, он очень хорошо выглядел”»?

Решение проблемы с запасами у Джеббии было простое, но радикальное: он нашел способ пополнять свои запасы еженедельно. Если многие покупатели ждут сезонных скидок, то Supreme смог создать у своей аудитории ощущение срочной необходимости покупки, которое превратило каждый четверг (на языке фанатов Supreme — «день дропа») — в по-настоящему важное событие.

Более того, в последнее время эта концепция получила широкое распространение. Благодаря Supreme «дроп» превратился в модное словечко — так же, как это случилось с терминами «стритвир» и «коллаборация». Недавно в новостях заговорили о том, что креативный директор Celine Эди Слиман планирует внести кардинальные изменения в деятельности крупного бизнеса для организации «быстрого цикла поставок». Другими словами, нас ждут дропы. Balenciaga, Burberry, Moncler и другие бренды тоже прибегли к использованию этой модели в надежде увеличить ажиотаж вокруг своих коллабораций и ограниченных коллекций. Часто случаются и быстро продаются и громкие дропы Gucci, в том числе капсульные коллекции в стиле Supreme, созданные в коллаборации с «Нью-Йорк Янкиз» и испанской художницей Коко Капитан. Эта тактика расценивается как один из способов, с помощью которых крупные исторические бренды могут найти общий язык с молодыми покупателями. А также это обходной путь для конкуренции в розничной системе, перевернутой Supreme.

По мере роста и расширения бренда — в 1996 году открылась его первая торговая точка в Японии — Джеббиа начал думать о чем-то за пределами худи, футболок и кепок. Но это не значит, что он перестал думать о худи, футболках и кепках. Примерно в это же время с Supreme начал работать Крейг Аткинсон, генеральный директор CYC Designs — материнской компании таких брендов, как Wings & Horns и Reigning Champ. Джеббиа наткнулся на несколько свитшотов, выпущенных этой компаний, и они его сильно впечатлили. Совсем скоро CYC уже производили почти все свитшоты, которые Supreme поставлял на рынок. Аткинсона поразила личная одержимость Джеббии свитшотами. «Он подходил к их качеству с маниакальной страстью, будь то цвет, посадка или материалы, которые мы для них разрабатывали», — говорит Аткинсон. Он вспоминает, что иногда их общение накалялось. Не редкостью были споры по поводу определенных характеристик какого-нибудь оттенка синего. «У Джеймса просто были очень высокие ожидания», — говорит Аткинсон. — «И я бы сказал, что у него очень высокий уровень вкуса».

Supreme x Louis Vuitton FW17

Купить

У таких брендов, как A Bathing Ape и Neighborhood — новые соседи Джеббии в Харадзюку — тогда уже появились большие фан-базы. Он черпал вдохновение в них. Но японские бренды и их покупатели были не единственными вещами, на которые Джеббиа положил глаз в конце 90-х и начале нулевых. «Мимо нас не прошел и Helmut Lang. Не прошел FUBU», — говорит Джеббиа. — «Будучи в Нью-Йорке, мы видели многое из того, что происходило в мире. Но тогда модных брендов было не так много. Их просто не было. Но я должен сказать: лично для меня Helmut Lang тогда играл очень важную роль».

Аткинсон вспоминает, что Helmut Lang был единственным брендом, на который Джеббиа ссылался во время их совместной работы. «Он носил футболки только от Helmut Lang», — говорит он. — «Он очень щепетильно подходил к тому, как сидел ворот. Он использовал их в качестве ориентира».

Основатель Noah Брендон Бабензиен выразился предельно ясно: «Я считаю, что Supreme создал мир, в котором живет вся современная [модная] индустрия».

Джеббиа говорит, что построил свои стандарты качества, исходя из того, что уже производилось. «В те времена у многих скейт-брендов было плохое качество, дешевые ткани», — говорит Джеббиа. — «Так что нам нужно было сделать нашу продукцию настолько хорошей, как у тех брендов, которые носила нью-йоркская молодежь: Polo, Nautica, Carhartt, Levi’s». Отказавшись от оптовой торговли, он смог удержать цены на относительно низком уровне. «Наша задача», — говорит Джеббиа, — «Заключалась в том, чтобы попробовать сделать вещи настолько хорошими, как у самых лучших брендов — и чтобы качество было таким, чтобы люди могли носить эти вещи очень-очень долго».

По мере роста амбиций принципы работы становились всё более изощренными. Люк Мейер, который в 2002 году был назначен ответственным за дизайн Supreme, руководил растущим штатом, который расширил возможности бренда. Мейер вспоминает, что оперативность, с которой разработанная им одежда попадала в магазин, пошла на благо Supreme. «Если подумать о магазине портного или каком-нибудь месте, где они производят продукцию, то ее можно продавать где-нибудь за квартал оттуда», — говорит он. — «Ты чувствуешь очень тесную связь с тем, кто ее покупает, кто ее носит, и почему это круто. А не так, что ты сидишь в какой-то студии на другом конце света».

В 2002 году Мейер ушел со своей постоянной должности в Supreme, позже основав марку OAMC. В 2017 году он и его жена Люси Мейер были назначены креативными директорами Jil Sander. «Как ни странно», — говорит он о переходе от Supreme к люксовому бренду мира высокой моды, — «Разница не такая уж и большая».

В 2006 году Анджело Бак, который основал бренд Awake NY, начал работать в Supreme — по его словам, тогда компания была еще «мелким семейным» бизнесом. В течение последующих нескольких лет бренд быстро расширялся, вводя в продажу всё новые предметы гардероба, например, те же оксфордские рубашки и кардиганы. «Двенадцать лет спустя уже все начали их делать», — говорит он. — «Но то, что Supreme выпускал кардиганы в 2007 году — для бренда это было настоящей революцией».

Большую часть этого периода расширения за дизайн в Supreme отвечал Брендон Бабензиен (после он основал свой собственный бренд Noah). «Было очень интересно», — говорит Бабензиен, — «Иметь возможность побаловать молодую часть покупателей — ту часть, с которой вырос я — и в то же время удовлетворить некоторые потребности аудитории, которая была с брендом с самого начала». Другими словами, делать свитера, которые были не менее востребованы, чем футболки Supreme. «Я очень надеялся, что Supreme сможет одновременно выпускать очень прогрессивную и по-настоящему классическую одежду», — говорит он. — «И я думаю, у нас получилось».

Supreme x Swarovski SS19

Купить

Джеббиа говорит, что проведение такого расширения требовало особого внимания к покупателям Supreme. «Мы стараемся развиваться», — говорит он. — «Двадцать лет назад, если бы мы выставили в магазине шубу, скейтеры оттуда пулей бы вылетели. Нам разбили бы окна. Нынешняя молодежь гораздо более открытая и непредубежденная. Мы пытаемся делать вещи для современной молодежи. Мы не ограничиваемся никакими рамками».

Ощутимым результатом этого роста последних лет стало то, что Supreme стал невероятно популярным. Велика вероятность, что, если вы сами не увлекаетесь продукцией Supreme, ею увлекаются ваши младшие братья, сестры или племянники. А еще есть те, кто был с брендом с самого начала — как Леонард Макгурр, художник, более известный как Futura, который до сих пор носит камуфляжные штаны-карго, которые он купил в магазине Supreme на Лафайетт-стрит в 1995 году. Туда приходили ребята, которые никогда не чувствовали, что они переплачивают, отдавая $42 за кепку или $110 за оксфордскую рубашку. Поэтому они возвращались туда снова и снова.

Одним из этих людей был Эндрю Рит, 44-летний геофизик и отец пяти детей, который проживает неподалеку от Хьюстона. Он познакомился с Supreme в 2001 году, листая журнал для скейтеров. В нем он заметил скейтбордиста в кепке Supreme, заинтересовался брендом и позвонил в магазин. Там Риту вежливо ответили, что они не принимают заказов по телефону, поэтому он отправился туда, где в те времена обитали многие желающие приобрести Supreme: на eBay. «Это было еще до нынешнего хайпа по Supreme», — говорит он. И тем не менее, кепки, которые в розницу продавались за $28, там стоили $75. Позже в том же году, во время поездки в Нью-Йорк он впервые посетил магазин бренда. «То, что я увидел, перейдя порог, меня просто поразило», — говорит он. — «Я ожидал, что это будет обычный скейтшоп с обычными скейт-брендами. Но вместо этого у них была целая линейка собственной одежды — супертолстые худи, джинсы из американского селвидж-денима, нейлоновые куртки M-65 с застежкой-молнией — это вещи, которые надеешься найти в каком-нибудь магазине военторга. Во всем чувствовалось что-то очень настоящее и аутентичное. И в то же время я бы и подумать не мог о том, чтобы заплатить $150 за джинсы или худи, или $300 за куртку».

Тогда Рит ушел оттуда лишь с камуфляжной кепкой в тигровую полоску, но в последующие годы, еще до того, как у Supreme появился онлайн-магазин, он продолжил расширять свою коллекцию. «Попытки заполучить что-то от Supreme были своего рода миссией». Время от времени он ездил в Нью-Йорк, находил какие-то вещи на eBay и обменивался с друзьями, с которыми он познакомился на онлайн-форумах. Его всегда впечатляло качество и дизайн одежды. «Фишка Supreme в том, что, даже сейчас у них есть это классное сочетание милитари, спортивного, рабочего и винтажного стилей, из которых можно выбирать в соответствии со своим вкусом. За эти годы коллекции Supreme становились всё больше и ярче, но я по-прежнему могу найти вещи, которые выглядят сдержанно, стильно, уникально и качественно».

В магазине Supreme Brooklyn, открывшемся в районе Вильямсбург в октябре 2017 года.

С 2013 года Supreme выпускает полноценные коллекции дважды в год: Fall/Winter и Spring/Summer. В эти коллекции входит всё, начиная от костюмов и пальто и заканчивая баскетбольными футболками, кожаными куртками и шелковыми рубашками. А также в рамках этих коллекций можно приобрести случайные функциональные аксессуары и спортивное снаряжение (в прошлом сезоне Spring/Summer были представлены ударная установка Pearl, водяной пистолет Soaker и пластыри Band-Aid с логотипами Supreme). Весь ассортимент новых коллекций представляют заранее, а затем разделяют его на дропы, которые проходят каждый четверг в течение нескольких месяцев. Если нет утечек (а они случаются часто), то ты не знаешь, какой товар выйдет в какую неделю.

Эта система позволяет фанатам Supreme испытать дополнительное волнение и удовольствие. Самые желанные товары выбираются задолго до релиза. Для некоторых — для многих — эти вещи становятся неотъемлемой частью нарядов этого сезона. Например, если в коллекции есть футболка, которую вы просто обязаны заполучить, вам придется проверять дропы каждый четверг, пока она не появится в продаже — а это может произойти и через несколько недель после начала сезона — а затем надеяться, что вы успеете ее купить, пока она еще есть в продаже.

А раскупаются они быстро. Эта боль знакома каждому преданному фанату Supreme. Но она только добавляет азарта. «Все чувствуют себя частью какого-то андеграундного сообщества, понимаешь?» — говорит Макким. Присутствует ощутимое осознание того, что ты не единственный человек в погоне за этой вещью.

Supreme x Jean Paul Gaultier SS19

 

Купить

В основу дизайна многих товаров Supreme заложены отсылки — это переделанные версии существующих вещей из прошлого. По-настоящему помешанные фанаты любят покопаться в старых архивах для того, чтобы добраться до оригинала, будь то обложка неизвестного альбома, которую Supreme превратил в логотип, или винтажная парка в стиле милитари, которую сложно найти. Но часто понять отсылки бывает не сложно, особенно тем, кто знаком со скейт- и хип-хоп-стилем 90-х. «Мне кажется, это было золотой эрой для одежды, музыки, искусства и многих других вещей», — говорит Джеббиа.

Желание выразить индивидуальный стиль не является чем-то специфичным для 1994 или 2019 года. Это принципиально для самого периода взросления. И именно поэтому молодежь снова и снова возвращается к Supreme уже на протяжении трех поколений. «Будь вы модным редактором, креативным директором, стилистом, кем угодно, вы всегда смотрите на то, что происходит с молодым поколением», — говорит Макким. — «И Supreme всегда оказывается там».

После ухода Бабензиена в 2015 году Supreme не назначал на его место других дизайнеров и не раскрывал информацию о структуре своей креативной команды. Однако в 2018 году на церемонии награждения Совета модных дизайнеров Америки CFDA 2018 приз за победу в мужской категории принял сам Джеббиа.

«Многим сторонникам традиций показалось, что это необычный бренд для участия в категории мужской одежды», — говорит президент CFDA Стивен Колб. — «Я считаю, что это была настоящая, честная номинация и победа. И она определенно сказала многое о нашей индустрии и направлении развития моды. И о креативности».

Джеббиа вышел на вручение награды в сером костюме и белой рубашке без галстука. В своей краткой речи он сказал: «Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя — дизайнером, но я ценю признание того, что мы делаем».

Неважно, являются ли они модной компанией, но благодаря этому событию Джеббиа оказался в одном помещении с Ральфом Лореном и Рафом Симонсом и начал задаваться этим вопросом. Я спросил Бабензиена о его взгляде на отношения Supreme с модой, и он выразился предельно ясно: «Я считаю, что Supreme создал мир, в котором живет вся современная индустрия».

Несмотря на могущественный уровень влияния, который Supreme обрел, будучи законодателем моды, компания по-прежнему строго придерживается своего оригинального подхода. Supreme запустил свой сайт только в 2006 году. Бренд также намеренно оттягивал свое появление в инстаграме. Помимо японских модных журналов и постеров с рекламными кампаниями, расклеенных по Нью-Йорку, единственные реальные маркетинговые усилия, которые предпринимает Supreme, относятся к миру скейтбординга. Так удачно сложилось, что реклама, направленная на скейтеров, является для Supreme, пожалуй, лучшей возможностью разрекламировать себя миру моды. Другими словами, тот факт, что Supreme не потакает модной индустрии, делает его только привлекательнее.

Основатель Supreme Джеймс Джеббиа на вручении премии за победу в категории мужской одежды на CFDA Awards 2018.

С точки зрения маркетинга, у Supreme есть одна суперсила, позволяющая бренду выходить на более широкую аудиторию — одна вещь, которую он всегда исполняет мастерски. Это коллаборация «бренд х бренд», теперь уже применяемая всеми, начиная от Target и Vineyard Vines и заканчивая Rick Owens и Birkenstock. Supreme не был изобретателем самого понятия «коллаборация», но в 2002 году релиз первых совместных кроссовок Nike x Supreme доказал, что сотрудничество крупных брендов может быть взрывным — в самом хорошем смысле этого слова. С тех пор многочисленные коллаборации Supreme — в число последних вошли Comme des Garçons, Louis Vuitton и Jean Paul Gaultier — позволили расширить ассортимент продукции бренда и поиграться с более высоким сегментом моды.

Читайте также: Почему Birkenctock отказался от коллаборации с Supreme

У того, как и когда случаются эти коллаборации, нет никакого научного обоснования. «Если бы мы могли сделать что-то с Louis Vuitton 25 лет назад, мы бы это сделали», — говорит Джеббиа. — «Или с Chanel. Если мы что-то делаем, то мы считаем, это что-то такое, чего еще нет в мире молодежи. Или это что-то для них недоступное. Мы можем сделать что-то такое, что поможет людям увидеть то, чего они еще не знали или о чем еще не думали. Например, как когда мы работали с Лу Ридом. Это было просто круто. Что хорошо, то хорошо. В этом и есть весь критерий отбора. А если такое уже кто-то делал, то мы за это не беремся. Вот и всё».

Эти коллаборации служат двум целям: они помогают выполнить миссию Джеббии по предоставлению молодежи возможности получить продукцию редких и дорогих брендов по более низкой цене, а еще они позволяют известным дизайнерам на себе испытать уникальное умение Supreme продавать одежду.

«Приятно видеть, что молодые поколения считают мою одежду актуальной», — говорит Готье. — «И вдохновляет то, что коллекцию раскупили за считанные минуты».

Кроме того, все вплетаемые в этос бренда частицы культуры и искусства тщательно курируются — в том числе маркетинговые кампании с участием неожиданно крупных звезд вроде Леди Гаги, Diddy и Лягушонка Кермита, а также специальные выпуски дек для скейта с работами знаменитых художников, например, Джеффа Кунса, Мэрилин Минтер и Дэмьена Херста. 20 лет назад такие культурные коллаборации совсем не были нормой. Теперь же модные бренды редко выпускают коллекции без звездных кампаний и коллабораций с известными художниками.

Люди часто ставят в заслугу (или в насмешку, в зависимости от того, кого вы спросите) Supreme то, что бренд вывел стритвир на авангард модной индустрии, первым начал организовывать коллаборации с другими брендами и печатать работы художников первой величины на футболках с бокс-лого. Но они часто упускают из виду одну простую вещь: всё это работает лишь в том случае, если хороша сама одежда.

В настоящее время магазин Supreme на Лафайетт-стрит закрыт на ремонт. Временный магазин расположен неподалеку, на углу Бауэри и Спринг-стрит. Толпы людей снаружи значительно отличаются от тех, какими они были 25 лет назад. Те, кто стоит в очереди сейчас, приехал сюда со всех концов света. Они терпеливо выстраиваются за металлическими баррикадами в ожидании, когда охранники по одному пропустят их внутрь. Не все они катаются на скейте, а некоторые стоят в очереди вместе с родителями.

Конечно, для всех хороших вещей в популярности кроется угроза. Но пока Supreme был надежно защищен от риска «продаться» и изменить себе. Отчасти, это обусловлено удачным временем.

«В начале и середине 90-х во всём чувствовалась культура “продажности”», — говорит Хармони Корин. — «А потом оно внезапно исчезло. И культура стала доступна всем желающим. Казалось, как будто бомба взорвалась. Больше не было никаких правил. Нужно было просто создавать что-то, видеть что-то по-новому. Именно тогда наступила максимальная свобода. Тогда уже можно было устраивать коллаборации с White Castle». Supreme успел поработать со всеми, начиная от музыканта-аутсайдера Дэниела Джонстона и заканчивая пивом Budweiser, и ни разу коллаборация не вредила его репутации. Еще ни у одного бренда не получалось быть таким крутым и популярным одновременно.

Supreme x Buju Banton SS19

Купить

«Истина заключается в том, что в мире больше не будет другого Supreme», — говорит Бак. — «Поэтому он всем так интересен, и именно поэтому все компании пытаются в нем разобраться, но у них ничего не выходит». Бак говорит, что Джеббиа — «это Фил Джексон в мире стритвира»: «Он знает, как собирать команды. В конечном счете, у него есть особое видение, и дело тут не в деньгах, не в таланте и не в одном человеке, а в том, чтобы иметь подходящую команду людей и уметь находить гармонию».

И всё же Макким задается вопросом, каковы пределы возможностей Supreme. «Я думаю, что сейчас он уже почти находится в той точке, когда его размеры настолько велики, что не знаешь, что может быть дальше», — говорит он. — «Нужно превратить его во что-то еще более андеграундное и эксклюзивное или позволить ему расти и сделать его более доступным для людей?»

Это настоящий вопрос на миллион — даже на миллиард — поэтому я задал его Джеббии. «Мы можем просто делать то, что делали всегда», — говорит он. — «То есть, пытаться быть открытыми, пытаться разбираться, что происходит вокруг, пытаться делать всё возможное для нынешнего поколения и в то же время не изменять себе. У меня нет магического шара предсказаний. Но я думаю, даже если мы уже не будем такими популярными, мы должны придерживаться намеченного курса. Мы делали бы абсолютно то же самое. Мы в бизнесе, в котором такое может произойти — такова жизнь. Многим брендам пришлось через это пройти; некоторые выжили, некоторые — нет. Мы будем оставаться теми, кто мы есть. Мы не станем меняться».

Источник: GQ.com

 

Торговец фруктами из Лондона @dinneranddance рассказывает о своей любви к Supreme

Supreme: История бренда

«Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя — дизайнером, но я очень ценю признание того, что мы делаем» - Джеймс Джеббиа

В этом году всеми известному бренду Supreme исполняется 25 лет! Это отличный повод вспомнить историю восхождения бренда на модный олимп и рассказать, как его основателю Джеймсу Джеббиа удалось предугадать массовое увлечение Street Wear еще 25 лет назад. Сотрудничество с Louis Vuitton, Levi’s, Swarovski и многими другими брендами для Джеймса Джеббиа когда-то было пределом мечтаний. Хотя путь дизайнера был и не легок, он однозначно оправдал себя. А началось все с увлечения скейтерской культурой. Ею Джеймс Джеббиа заинтересовался еще в конце восьмидесятых, когда переехал из родной Англии в Нью-Йорк. Сам он не катался, но любил атрибутику, связанную с этой субкультурой. Джеббиа устроился работать в скейтерский магазин Parachute, затем в 1989 году открыл первый собственный магазин Union NYC, специализировавшийся на уличной одежде. На тот момент понятия Street Wear не существовало. Магазин успешно работал в течение двух десятилетий и закрылся только в 2009-м. Марку Supreme Джеймс Джеббиа основал в 1994 году, когда понял, что вокруг совсем нет скейт-шопов.

Первый магазин был спроектирован таким образом, что товары располагались вдоль стен, а в центре было свободное пространство: оно было отведено специально для скейтеров, которые могли заезжать в магазин прямо на досках. «Когда люди говорят о скейтерах, они часто представляют себе 13-летних подростков. Но в Нью-Йорке начала девяностых это были молодые люди 18−24 лет, у которых не было «своих» мест, и поэтому мы заняли эту нишу», — так Джеббиа объясняет успех Supreme на первом этапе. Изначально, Supreme был именно магазином скейтов и сопутствующих товаров. Но появление бренда Джеббиа особо не планировал. Несмотря на это дизайнер придумал логотип – простая белая надпись Supreme в красном прямоугольнике. Сейчас многие премиальные бренды проводят ребрендинг, склоняясь к более минималистичному фирменному стилю, Supreme же были такими с самого момента основания.

Но дело не только в логотипе. Коллаборации, которые сейчас стали общим местом и без которых не обходится ни один популярный уличный бренд, Supreme начали делать с момента основания — именно с них началась история бренда в моде. «Выстрелила» коллаборация с фильмом «Таксист» Мартина Скорсезе и его правообладателями — базовые футболки с портретом Роберта Де Ниро, который исполнил главную роль. Теперь в летописи бренда помимо совместных вещей со Street Wear-брендами вроде BAPE и Vans есть, например, сотрудничество с Comme des Garçons, которое началось в 2012-м и стало чуть ли не ежегодным. В совместных коллекциях выходили футболки с перевернутым или «разрезанным» логотипом Supreme, кобрендированные плащи, кроссовки в сотрудничестве с Nike, худи и рубашки в сумасшедший горошек. С тех пор Джеббиа удалось поместить логотип Supreme и на вещи десятков других брендов — от Levi’s до Swarovski, и на велосипеды Brooklyn Machine Works, и даже на проездные билеты нью-йоркского метро. 

А в 2017 году он получил предложение о сотрудничестве от Кима Джонса, тогда — креативного директора мужской линии Louis Vuitton. Для Louis Vuitton это был шанс заполучить молодую аудиторию, и успех коллаборации превзошел ожидания: вещи раскупали практически моментально, а цены перепродажи на eBay почти в ста процентах случаев превышали $10 000. Плюшевый медведь с логотипами Louis Vuitton и Supreme был выставлен на аукцион и затем продан за £80 300.


Главная идея, которой руководствуется Джеббиа при создании коллекций для Supreme, — продукт должен говорить сам за себя. Дизайнер делает ставку на визуальную презентацию своей продукции и стремится к минимализму в оформлении магазинов. Их у бренда 11 по всеми миру. У Supreme создан дефицит продукции. Все это сделано не просто так. Небольшие тиражи объясняет Джеббиа следующим образом: «Мы не ориентируемся на баланс спроса и предложения. Если мы можем продать 600 единиц товара, я выпущу только 400. Каждый сезон мы прилагаем усилия, чтобы сделать выдающийся продукт, качество важнее количества». В 2018 году заслуги Джеббиа были наконец признаны модным сообществом официально — Джеймс получил награду Американского совета модельеров как лучший дизайнер мужской одежды. До этого награды CFDA Awards удостаивались Раф Симонс, Том Браун, Том Форд и другие не менее именитые дизайнеры. Получая свою статуэтку, Джеббиа сказал: «Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя — дизайнером, но я очень ценю признание того, что мы делаем».

Несколько фактов о Supreme - www.be-in.ru

Один из символов уличной культуры, прочно занявший свою нишу и сохраняющий статус производителя редкой стритстайл-одежды.

Лукбук Supreme весна-лето 2014

Молодые и дерзкие

Марка Supreme была основана в Нью-Йорке в 1994 году: для бренда одежды двадцатилетняя история – это история короткая, а в случае с Supreme еще и весьма успешная. Создатель Supreme, Джеймс Джеббиа, сам не катался, но всегда любил атмосферу, связанную со скейтбордингом. Некоторое время он работал с Шоном Стасси (Stussy), а после того, как тот свернул деятельность, открыл свой собственный магазин, в котором попытался отразить дух скейтеров с Нижнего Манхеттена.

Джеймс Джеббиа

Tumblr - cliftoncastro

Первый магазин марки открылся (и продолжает работать сегодня) на 274 Lafayette в Нью-Йорке. Деятельность Supreme развивалась по схожему с нынешними стритстайл-проектами сценарию: сами открыли, сами покупаем, однако об успехе нью-йоркских скейтеров молодые дизайнеры могут только мечтать. На сегодняшний день Supreme – один из символов уличной культуры, прочно занявший свою нишу и сохраняющий статус производителя редкой, даже уникальной одежды. Попробуйте отыскать пять монобрендовых магазинов Supreme в одном городе: не найдете никогда, ведь их 9 на весь мир. Два работают в США (в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе), один в Лондоне и 10 в Японии.

Supreme x Comme des Garcons

Логотип

Может показаться, что логотип марки Supreme так прост и безыдеен, что его может повторить каждый школьник. Простые буквы, простой фон. Но представители уличной, скейтерской культуры – такие же замороченные на именах и уместности вещи модники, как и те, кого модниками называют иронично-снисходительным тоном. И, конечно, логотип марки не мог быть выдуман на ровном месте: создатели Supreme вдохновлялись творчеством американской художницы Барбары Крюгер. Начавшая свой путь еще в 1960-х как художник в модном журнале, Крюгер позже переключилась на темы феминизма, поп-культуры и политики: характерное написание ее лозунгов и стало вдохновением для Supreme.

Работы Барбары Крюгер

Логотип Supreme

Маленькие тиражи

Когда модники выстраиваются в очереди к H&M, чтобы успеть купить одну из вещей, вошедших в совместную с известными дизайнерами линейку – это для многих удивительно. А ведь тираж таких коллекций, если подумать, огромен. Как же тяжко приходится почитателям марки Supreme: коллаборации, в которых участвуют они, всегда насчитывают буквально сотни, а то и единицы товаров. Каждый раз создающие ажиотаж вокруг своих коллекций, Supreme собирают у дверей магазинов километровые очереди. А те, кто успел приобрести вещь из лимитированной серии, делятся фотографиями – нам нравится лента по тегу #supreme в Tumblr.

Как, к примеру, распределить среди всех желающих всего 8 дек, вручную разрисованных Дэмиэном Херстом? Или деловые костюмы для скейтеров, созданные вместе с Adam Kimmel? Совсем недавно вышли совместные коллекции с Comme des Garcons и Nike. На Ebay еще что-то осталось.

Вещи из "обычных" коллекций Supreme также шьются в небольшом количестве: часть продается через монобренды, часть – через официальный онлайн-магазин, а некоторые вещи можно найти в парижском Colette.

Утро перед презентацией коллаборации Supreme/Nike

Дека, вручную расписанная Дэмиэном Херстом

Купить Supreme

Онлайн-магазин марки предлагает и основные линии, и те, что произведены совместно с дизайнерами и другими брендами. Несмотря на статус редкого, бренд соблюдает доступную ценовую политику. Доставка в Россию есть, ее стоимость – 30 фунтов.

Замшевая куртка - 488 фунтов, футболка - 35 фунтов, кепка New Era 5950 - 44 фунта, шапка - 26 фунтов, кожаная кепка - 60 фунтов, пятипанелька Nepal - 36 фунтов

Читайте также:

- Совместная коллекция Supreme и Nike

- Для новой футболки Zara позаимствовала логотип у Supreme

Как Джеймс Джеббиа, основатель Supreme, создал бренд — феномен современной моды

Как появился Supreme

Все началось с увлечения скейтерской культурой. Ею Джеймс Джеббиа заинтересовался еще в конце восьмидесятых, когда переехал из родной Англии в Нью-Йорк. Сам он не катался, но любил атрибутику, связанную с этой субкультурой: Джеббиа устроился работать в скейтерский магазине Parachute, а в 1989 году открыл первый собственный магазинчик Union NYC, специализировавшийся на уличной одежде — хотя тогда street wear как понятия не существовало. Магазин успешно работал в течение двух десятилетий и закрылся только в 2009-м. Тогда же, в конце восьмидесятых — начале девяностых, Джеббиа помог дизайнеру Шону Стусси развивать его уличный бренд Stüssy: у Джеймса уже был опыт в ретейле и он знал, как устроен рынок.

Daniel Marchand / Wikipedia

Джеймс Джеббиа

Supreme Джеббиа основал в 1994 году. Это был период экономического спада, и Джеббиа понял, что Стусси собирается закрывать бизнес (хотя оба они к тому моменту заработали изрядные суммы), поэтому решил искать альтернативу: «Многие ребята, которые на нас тогда работали, были скейтерами, но мне казалось, что вокруг нет скейт-шопов. И я подумал: окей, круто, я сам открою скейт-шоп».

Запуск первого магазина на улице Лафайет в центре Манхэттена обошелся в $12 000. Его спроектировали таким образом, что товары располагались вдоль стен, а в центре было свободное пространство: оно было отведено специально для скейтеров, которые могли заезжать в магазин прямо на досках. «Когда люди говорят о скейтерах, они часто представляют себе 13-летних подростков. Но в Нью-Йорке начала девяностых это были молодые люди 18−24 лет, у которых не было «своих» мест, и поэтому мы заняли эту нишу», — так Джеббиа объясняет успех Supreme на первом этапе.

Марка, построенная на коллаборациях

С самого начала Supreme был именно магазином скейтов и сопутствующих товаров. Бренда как такового тогда и не существовало (более того, Джеббиа не планировал его появления). Зато имелся логотип — простая белая надпись Supreme в красном прямоугольнике, который в народе стал известен как box logo. Своим появлением он обязан работам американской художницы-концептуалистки Барбары Крюгер: она создавала черно-белые коллажи, поверх которых размещала белые надписи на красном фоне. Сейчас многие премиальные бренды проводят ребрендинг, склоняясь к более минималистичному фирменному стилю, Supreme же были такими с самого момента основания 25 лет назад.

Jurg Carstensen/dpa/Legion-Media

Работа Local Histories Барбары Крюгер в Берлинском музее современного искусства

Но дело не только в логотипе — Джеббиа вообще во многом предвосхитил нынешнюю моду. Коллаборации, которые сейчас стали общим местом и без которых не обходится ни один популярный уличный бренд, Supreme начали делать с момента основания — именно с них началась история бренда в моде. Пробой пера была коллаборация с фильмом «Таксист» Мартина Скорсезе и его правообладателями — базовые футболки с портретом Роберта Де Ниро, исполнившего главную роль. Теперь в летописи бренда кроме совместных вещей со стритвир-брендами вроде BAPE и Vans есть, например, сотрудничество с Comme des Garçons, которое началось в 2012-м и стало чуть ли не ежегодным: в совместных коллекциях выходили футболки с перевернутым или «разрезанным» логотипом Supreme, кобрендированные плащи, кроссовки в сотрудничестве с Nike, худи и рубашки в сумасшедший горошек.

Коллаборация Supreme и Comme des Garçons

С тех пор Джеббиа умудрился поставить логотип Supreme и на вещи десятков других брендов — от Levi's до Swarovski, и на велосипеды Brooklyn Machine Works, и даже на проездные билеты нью-йоркского метро. А в 2017 году он получил предложение о сотрудничестве от Кима Джонса, тогда — креативного директора мужской линии Louis Vuitton. «Нельзя говорить о мужской моде Нью-Йорка и не упоминать Supreme, ведь это глобальный феномен», — прокомментировал сотрудничество Джонс, который полюбил уличный бренд чуть ли не с момента его основания. Для Louis Vuitton это был шанс заполучить молодую аудиторию, и успех коллаборации превзошел ожидания: вещи раскупали практически моментально, а цены перепродажи на eBay почти в ста процентах случаев превышали $10 000. Плюшевый медведь с логотипами Louis Vuitton и Supreme и вовсе был выставлен на аукцион и продан за £80 300.

Chesnot/Getty Images

Коллаборация Supreme и Louis Vuitton

Дефицит как бизнес-модель

Главная идея, которой руководствуется Джеббиа при создании коллекций для Supreme, — продукт должен говорить сам за себя. Отчасти поэтому он сам редко рассказывает о себе и своей работе, оставляя аудитории возможность составить собственное мнение о Supreme: «Мне нравится Мартин Маржела, но я никогда не читал интервью с ним. Да это и не нужно — если я прочитаю что-то о дизайнере, это не изменит моего мнения о коллекции, которую я увижу своими глазами». Поэтому дизайнер делает ставку на визуальную презентацию своей продукции и стремится к минимализму в оформлении магазинов (их у бренда всего 11 в разных странах). «Чем меньше, тем эстетичнее», — считает Джеббиа.

Это правило касается и продукции: Джеббиа построил Supreme не только на коллаборациях, но и на искусственно созданном дефиците. Он объясняет небольшие тиражи тем, что не хочет, чтобы его вещи залеживались на полках, как никому не нужные. «Мы не ориентируемся на баланс спроса и предложения. Если мы можем продать 600 единиц товара, я выпущу только 400. Каждый сезон мы прилагаем усилия, чтобы сделать выдающийся продукт, качество важнее», — говорит дизайнер. Стратегия дала свои плоды: в 2012 году состояние Джеббиа оценили в $400 миллионов.

Supreme

Коллаборация Supreme и Swarovski

У славы есть и обратная сторона. Искусственный дефицит порождает рост цены на вещи Supreme на вторичном рынке: у ресейлеров цены на обычные футболки с логотипом, изначально стоящие и впрямь как обычные футболки, доходят до нескольких тысяч долларов. А где коллекционная ценность, там и подделки. Историю с Supreme Italia — официально зарегистрированной в Европе маркой, полностью подражающей оригинальному Supreme, — бренд расхлебывает до сих пор. Джеббиа дал на эту тему всего одно интервью изданию Business of Fashion, и то спустя полгода после громкой истории с несостоявшейся коллаборацией «фейкового Supreme» и Samsung. «Идея «легальных подделок» — полнейший фарс. Грустно, если молодое поколение считает это законным», — сказал дизайнер.

Дизайнер, инфлюенсер или бизнесмен?

В 2018 году заслуги Джеббиа были наконец признаны модным сообществом официально — Джеймс получил награду Американского совета модельеров как лучший дизайнер мужской одежды. До этого награды CFDA Awards удостаивались Раф Симонс, Том Браун, Том Форд и другие не менее именитые дизайнеры. Получая свою статуэтку, Джеббиа сказал: «Я никогда не считал Supreme модной компанией, а себя — дизайнером, но я очень ценю признание того, что мы делаем».

К немаргинальному сегменту моды Supreme действительно пришел не сразу, но Джеббиа не скрывает гордости за то, что бренд стал пионером своей ниши: «Мы были одними из первых, кто сказал: «Давайте сделаем классные рубашки для скейтеров, и сделаем их хорошо». Мы не идем на поводу новых веяний, но сами пытаемся делать что-то новое».

Джеббиа — трудоголик. Для него Supreme в первую очередь бизнес, а не творческий проект, и свою нелюбовь к публичности он объясняет просто: «Я не диджей и не тусовщик. Я слишком занят, чтобы дурачиться, ведь мы постоянно работаем над тем, чтобы все аспекты бизнеса функционировали правильно».

«В идеальном мире мы смогли бы оставаться маленьким, но крепким бизнесом, который потихонечку растет естественным образом», — рассуждает Джеббиа о перспективах. Хотя идеал в принципе недостижим, на будущее бренда он смотрит оптимистично: «Я работаю так же, как и 20 лет назад. Наша задача — делать отличный продукт, который, как мы надеемся, нравится людям и хорошо продается. И тут единственное, чем мы можем руководствоваться, — это инстинкт».

История воровства логотипа Supreme — FURFUR

О том, как уличные марки решили сыграть по правилам большого бизнеса

  • 21 мая 2013 в 14:04
  • 34710

На протяжении всей своей истории Supreme очень последовательно выстраивали вокруг своего бренда культ: лимитированные коллекции, небольшие тиражи, коллаборации с ведущими марками одежды и художниками, подход к рекламе и брендингу — все это дает фанатам марки ощущение причастности к чему-то особенному. Красно-белый логотип, как главный проводник этого ощущения, давно уже превратился в нечто сакральное и зажил собственной жизнью. Не зря одним из самых ходовых товаров являются именно простые белые футболки и кепки c лого, а не сложносочиненные куртки или рубашки. Не так давно логотип Supreme оказался еще и в центре судебного разбирательства. Мы решили провести собственное расследование и ввести читателей в курс дела.

 

1. Фирменная футболка с надписью «Supreme» на арабском языке. 2. Коллекция Марка МакНейри для Heather Grey Wall. 3. Кепка с перевернутым лого из совместной коллекции Supreme и Сomme des Garcons. 4. Raekwon со своим телохранителем. 5. Кермит в фирменной футболке. 6. Лого Supreme, выложенное из лого Supreme.

Для тех, кто не в курсе, вкратце опишем суть дела. Поводом для судебного разбирательства стала футболка, а точнее принт уличного бренда Married to the Mob с пародийной надписью «Supreme Bitch». Такие футболки (а теперь еще бейсболки, чашки и полотенца) MOB выпускает с 2004 года, и они, по сути, являются главным хитом бренда (во всяком случае именно такую носит Рианна).

 

В январе этого года MOB решили превратить шутку в коммерческий проект, подав заявление на регистрацию товарного знака «Supreme Bitch». Через два месяца владелица марки Ли МакСвини получила иск от Supreme на десять миллионов долларов и требования изъять всю продукцию с принтом из продажи. По мнению основателя Supreme Джеймса Джеббиа, футболки MOB — это не просто пародийное заигрывание с названием и дизайном, МакСвини пытается построить на этой основе узнаваемый стиль бренда: «Раньше я думал, что это разовая акция, но теперь появились кепки, футболки, полотенца, кружки, коврики для мыши». А вот как комментирует ситуацию владелица бренда Ли МакСвини:

 

Ли МакСвини

основательница бренда Married to the Mob

 

«Supreme вчинили мне иск на десять миллионов долларов за то, что я использую принт “Supreme Bitch”. Меж тем эта надпись появилась в коллекциях MOB еще в 2004 году. Более того, эти футболки даже продавались в магазине Union, который курировал Джеймс Джеббиа, так что в каком-то смысле этот дизайн он одобрил. А сейчас он же сам заявляет, что футболки с таким принтом нарушают права его марки.

В отличие от других компаний, которые нагло крадут чужие логотипы и дизайн, мы в MOB всегда развивали собственный уникальный стиль и шли своим путем. Supreme Bitch — это насмешка над в каком-то смысле женоненавистническим духом, который царит в Supreme и который разделяют люди, которые носили их вещи. Это ироничный комментарий к тому, что уличная мода всегда была во власти мужчин. Мне кажется, что наезд Supreme проистекает из враждебности к MOB, как к одному из первых женских уличных брендов. И поэтому лозунг “Supreme Bitch” так важен для нас. Я не ищу драки, но отвечаю на удар. Потому что сейчас это дело уже не только о футболке».

 

Заявку на регистрацию своего логотипа в качестве торговой марки сами Supreme подали только в этом году — пару месяцев назад. Меж тем сам бренд существует уже почти 19 лет. Относительно такой неспешности недавно высказался создатель марки Джеймс Джеббиа — по его словам, у создателей бренда не было на него особых надежд, да и обосновать слово «supreme» в качестве торговой марки — дело непростое.

 

Как и положено, такой скандал не мог обойтись без дополнительных комментариев и внимания. По поводу иска Supreme высказались уже более-менее все профильные блоги и блогеры, а кто-то свою позицию преподнес тоже в формате принта на футболке. Так, редакция интернет-журнала AnimalNewYork выпустила пародию на классическую белую футболку Supreme с модифицированным логотипом, из которого выпадают три буквы, оставляя лишь «Su me», что намекает на фразу «Sue me» («Засуди меня»). Футболки распространяются бесплатно, более того — сайт предлагает всем, кто недолюбливает Supreme, самостоятельно распечатать такую же с помощью образцов, размещенных у них же.

Схожим образом прореагировал и уличный художник Kidult (в свое время разрисовавший магазин Supreme), выпустив футболку с «Suepreme» (смысл тот же).

Самое забавное, что заимствование — это один из ключевых приемов, на который Supreme опираются в своем визуальном стиле, да и не только они одни. О том, как воруют, пародируют и издеваются над люксовыми брендами уличные марки, напоминать не стоит — сейчас этот прием получил какой-то совсем уж эпический масштаб. И если бы за каждую футболку требовали денежную компенсацию и вызывали бы в суд, вся уличная мода захлебнулась бы в повестках и обанкротилась.

И если смотреть на ситуацию с этой стороны, получается, что Supreme каком-то смысле нарушают общее негласное правило. Но нарушают все же лишь отчасти: одно дело выпускать пародийные футболки тиражом 200 штук, совсем другое — не утруждая себя, штамповать девять лет подряд вещи с незамысловатым принтом и на волне успеха бесцеремонно регистрировать торговый знак.

 

 

В качестве примера — пару лет назад Supreme поместили на свои худи маскота журнала The New Yorker — денди Юстаса Тилли — и название марки, выведенное их фирменным шрифтом.

Более того, Supreme и сами оказывались в подобной ситуации, когда представители лос-анджелесской хоккейной команды L.A. Kings заставили их заплатить денежную компенсацию за использование их фирменной стилистики. 

Calvin Klein так и вообще подали на Supreme в суд за то, что те использовали их фотографию из рекламной компании с Кейт Мосс (естественно, с логотипом поверх) в качестве принта. А три года назад Supreme купили за 20 тысяч долларов компанию Shortypop, пародирующую их стилистику.

 

 

В конце концов, логотип Supreme, идея которого была позаимствована в творчестве американской художницы Барбары Крюгер, практически полностью повторяет визуальный стиль ее картин. Сама художница довольно бескомпромиссно высказалась о судебных разбирательствах между Supreme и MOB.

Барбара Крюгер

 

«Что за нелепые разборки абсолютно тупых шутников. Это какой-то глупый фарс. Я все жду, когда иск за нарушение авторских прав наконец предъявят мне самой».

Шрифт, используемый в логотипе Supreme, очень похож на шрифт Futura Bold Italic (Futura Heavy Oblique), во всяком случае именно такой использовала в своих работах Барбара Крюгер. 

 

еще 8 примеров заимствований со стороны Supreme

 Louis Vuitton

 

 «Клан Сопрано»

 

 Титры фильма Goodfellas

 

 Coca-Cola

Коллаборация с Нейтом Лоуманом

 

Gucci 

 

Patagonia

 

Дизайнер Andre Courreges 

 

Supreme одежда: краткая история иконоборческого бренда

Supreme одежда — это один из  самых влиятельных брендов 21-го века, он прошел путь от скейт-сцены Нью-Йорка до преодоления разрыва между уличной одеждой и высокой модой. Как все это произошло? Джеймс Джеббия, основатель Supreme и современный идол, сказал бы вам, что ни одна из бизнес-стратегий, которые он использовал, не была целенаправленной.  Все дело в том, чтобы оказаться в нужном месте в нужное время. Однако, когда вы немного углубляетесь в рассматриваемый вопрос, вы понимаете, что это было чем-то вроде неизбежности.

Supreme одежда — начало

Работая на фабрике Duracell в Кроули, стуча по радио о таких, как Ти-Рекс и Боуи, Джеббия копил свои деньги, чтобы купить билет на поезд в Лондон, надеясь найти последние гармы в Неуловимых магазинах, о которых люди не слышали. Однако в возрасте 19 лет он вернулся в Америку, где родился, и влюбился в сцену, которую предлагал Нью-Йорк. Когда он углубился в глубины нью-йоркской моды, он обнаружил, что привык к одежде, которую выпускал бренд Стусси. Он начал работать на эту компанию, что вдохновили его на основать Supreme, как мы знаем его сегодня. Он оставался верен Стусси до тех пор, пока основатель (Шон Стусси) не продал бренд. “Что, мне теперь делать?”- возмутился он в интервью “Вог”.

Нью-Йоркская Лейфрет-стрит имела растущую городскую художественную сцену и располагалась в центре многих старых независимых предприятий, включая ряд антикварных магазинов. Джеббия решил основать тут первое место Supreme всего за 12 000 долларов и нанял кучу непредубежденных скейтеров, многие из которых были статистами в спорном фильме Ларри Кларка “дети”, что Supreme и печатал на предметах на протяжении многих лет. Магазины были специально спроектированы так, чтобы было удобно кататься на доске; если вы были в магазине, вы должны знать, что Supreme одежда находится по всей внешней стороне пространства, а не посередине. Сначала это было больше похоже на тусовку для студентов колледжа и молодых людей, бросивших учебу, чтобы расслабиться и посмотреть видео за пределами магазина.

Выпуская одежду, они давали художникам, таким как Марк Гонсалес, возможность получить свою художественную экспозицию, помещая рисунки в свои журналы, которые отражали моду и враждебность Нью-Йорка в 90-е годы. Когда их одежда начала набирать популярность, ее, возможно, выдвинул на передний план моды не кто иной, как Тайлер, создатель и основатель печально известного рэп — коллектива Odd Future. Несколько лет назад он написал в Твиттере: “Когда, Supreme выпишет мне гребаный чек. Ты Знаешь, Сколько Детей Покупает Это Дерьмо Сейчас Из-За Меня? Джеббия, прекрати играть”, хотя этого никогда не было и было бы против философии Supreme. 

Supreme одежда и сотрудничество

Supreme представляет так много в современном мире, поэтому неудивительно, что они сотрудничают с таким количеством музыкантов, фильмов, моделей и компаний. 

Одна из лучших философий Supreme заключается в том, что независимо от того, насколько велик художник, они будут с ним сотрудничать, если он является поклонником своей работы. Они продолжают использовать гравюры Марка Гонсалеса, а в последнее время и художника Санчито.

Их частые коллаборации в спортивной одежде всегда приводили мир моды в замешательство. Безумие, особенно с Nike, Fila и Champion. Их линии с Lacoste также часто являются одой для сцены casuals, подчеркивая связь Джеббии с Великобританией. 

Недавний выпуск комбинезонов Nike показал, насколько они готовы вывести бренд из своей зоны комфорта и взять с собой новое направление.

Возможно, самой влиятельной из всех их коллабораций является Comme Des Garcons

Которая началось в 2012 году. Это был решающий момент, который поставил Supreme на карту в мире Высокой моды, более законно, чем когда Luis Vuitton приказал воздержаться от бренда за использование их печати. 

Однако все мы знаем, что отношения между этими двумя брендами значительно изменились. Адриан Йоффе, президент CDG и Рей Кавакубо, открыто говорил о талантах Джеббии, говоря

 “Я никогда не встречал человека с таким сильным, целеустремленным видением, который всегда оставался близок к своему чувству ценностей”. 

Это очень похоже на то, что основатель Supreme думает о своем собственном лейбле и о создании одежды в целом. 

“Моя задумка всегда заключалась в том, что одежда, которую мы делаем, похожа на музыку”. Всегда есть критики, которые не понимают, что молодые люди могут быть в Бобе Дилане, но также и в клане Ву-Тан, Колтрейне и социальном искажении. Молодые люди очень, очень открыты”. 

— говорит Джеббия

У каждого есть свое мнение о Supreme одежда, их влияние на современную культуру абсолютно бесспорно; верность своим корням — это то, что мы находим самым замечательным в этом бренде. Связь, которую вы понимаете между их одеждой и обществом, очень сильна.

История Supreme: от маленького магазина до легендарного культового статуса

Недавно мир моды начал осознавать Supreme. За последнее десятилетие компания открыла магазины в Токио, Лондоне и Париже, в то время как страстная преданность их клиентов привела к разговору как с подростками в скейт-парках, так и с первыми рядами высокой моды, особенно с Парижем. над сотрудничеством Supreme с Louis Vuitton этой осенью. Джеббиа любил работать с Кимом Джонсом, дизайнером мужской одежды Vuitton, над созданием плавок и рюкзаков для скейтбордов, бандан и перчаток, рубашек и курток.Ощущение было взаимным.

«Когда вы видите реплики для Supreme в Нью-Йорке или Лондоне, - говорит Джонс, - вы видите столько разных типов людей, и это люди, с которыми вы можете общаться - они понимают все, что угодно, они умны, они умные и юмористические. Они знают, чего хотят, и очень лояльны, а лояльный клиент - настоящее стремление для любого, у кого есть бренд ».

Сотрудничество с Vuitton было также для многих в моде первым взглядом на секретный мир Supreme, который стал своего рода сокращением аутентичности, оперативности, скорости и ловкости в ведении бизнеса.Это больше, чем просто продажа свитеров, футболок и шляп, бренд выпускает новую коллекцию два раза в год, как и любая модная компания - как правило, онлайн-лукбук, за которым каждый четверг доставляется несколько экземпляров, каждый из которых доступен как в Интернете, так и в Интернете. в магазинах. Падение Supreme для тех, кто его не испытал, - это событие. «У нас может быть кожаная куртка за 1500 долларов, и если она будет хорошей, молодые люди это поймут», - говорит Джеббиа. «Но мы также хотим иметь ощущение, что этого не будет через месяц.Когда я вырос, думаю, все так чувствовали. Это похоже на то, что если мне это нравится, его может и не быть, поэтому я должен его купить ».

Если Джеббиа очень хотел привлечь внимание прессы, когда начинал, то теперь он беспокоится о передержке. Supreme сводит рекламу к минимуму и работает с такими людьми, как Sage Elsesser, профессиональный фигурист, который моделирует для его лукбука. Эльзессер - это тот человек, которого маркетологи считают влиятельным аутсайдером, а покупатели считают его просто крутым фигуристом. «Supreme ориентирован на семью, и это для меня очень важно», - говорит Эльсессер.Верховные руководители понимают нюансы маркетинговой ерунды; их нос, как для корпораций, притворяющихся людьми, так и для брендов, пытающихся наброситься на потенциальных клиентов, очень утонченный, поэтому Supreme использует социальные сети в первую очередь как выставочную площадку. «Мы не пытаемся чрезмерно подключиться друг к другу», - говорит Джеббиа. «Мы просто пытаемся показать людям то, чем занимаемся - ничем не отличается от того, что делал журнал 20 лет назад». (Они опубликовали шесть номеров собственного журнала, прежде чем создать свой веб-сайт примерно в 2006 году.)

Как Supreme превратился из небольшого магазина скейтбордов в Нью-Йорке в глобальное явление

Supreme - редкий бренд, способный вызвать такой же уровень преданности у миллиардеров и поклонников уличной моды.

Известно, что 26-летний бренд одежды и скейтбординга очень стесняется публичности, и у него всего 12 магазинов по всему миру. Но это не мешает толпам фанатов и «хайпбистов» (термин для одержимых уличной одеждой) часами выстраиваться в очередь за простым намеком на возможность купить последние вещи, чтобы иметь красно-белый «Supreme». на них висел логотип коробки.

Это потому, что бренду удалось привлечь растущее число поклонников, даже несмотря на то, что он стал символом непревзойденного стиля андеграунд.

Именно такая бешеная лояльность подтолкнула Carlyle Group к заявленным инвестициям в 500 миллионов долларов (примерно 50% акций), которые оценили компанию в 1 миллиард долларов в 2017 году (Supreme является частной компанией и не сообщает о доходах. , но прогнозировалось, что годовой доход компании достигнет 100 миллионов долларов в 2017 году, в год инвестиций Carlyle, сообщала в то время Women's Wear Daily.Supreme отклонил запросы на интервью для этой статьи.)

Инвестиции Carlyle заставили некоторых задуматься о том, как робкий в маркетинге скейтборд-магазин с культой вписывается в портфель гиганта прямых инвестиций, который ранее инвестировал в гиганта по аренде автомобилей Hertz, консультируя его. фирма Booz Allen Hamilton и оператор сети быстрого питания Dunkin 'Donuts Dunkin' Brands.

Теперь компания по производству одежды VF Corp из Денвера объявила о покупке Supreme за 2,1 миллиарда долларов - сделка, в соответствии с которой модный бренд уличной одежды будет находиться под зонтиком компании, которая также владеет такими основными брендами одежды, как Vans, Timberland и Северный фасад.

Начиная с малого

Supreme был запущен в 1994 году, когда дизайнер Джеймс Джеббиа открыл скромный магазин одежды для скейтбордов на Лафайет-стрит в Сохо, сердце модной сцены Нью-Йорка. Джеббиа, который ранее работал со скейтбордистом и дизайнером Шоном Стасси, сказал, что его привлекал резкий и непринужденный крутой стиль молодых фигуристов, которых он знал в городе.

Бренд Supreme даже спонсирует команду профессиональных фигуристов, в которую изначально входили скейтбордисты и актеры Джастин Пирс и Гарольд Хантер, которые оба снялись в культовом классическом фильме 1995 года «Дети» - неоднозначном фильме, который опирался на культуру катания на коньках и моду на коньках. середина 90-х, при этом сама влияя на оба.По данным Vogue, когда открылся первый магазин Supreme, первыми сотрудниками были статисты из фильма «Дети».

За последние 26 лет бренд расширился черепашьими темпами, не желая отказываться от статуса Supreme как символа андерграундной, известной сцены уличной моды. Прошло десять лет, прежде чем Supreme открыл вторую точку в Лос-Анджелесе, и сегодня у бренда есть два магазина в Нью-Йорке, шесть в Японии и аванпосты в Париже и Лондоне, а в 2019 году открылся филиал в Сан-Франциско.

Попутно авторитет Supreme в мире уличной моды укрепился благодаря высококлассному сотрудничеству с такими брендами, как роскошный дом моды Louis Vuitton, а также с такими знаковыми мировыми брендами, как Nike, Vans и Levi's.

«На протяжении многих лет они работали с самыми разными артистами, разными брендами, и это часть того, что делает бренд таким крутым», - сказал CNBC Make It Джастин Гейдж, специалист по данным и аналитик уличной моды. . Гейдж добавляет, что сотрудничество Supreme с такими элитными брендами класса люкс, как Louis Vuitton и Gucci, «действительно раздвигает границы» того, как потребители относятся к культуре скейтбординга.

И независимо от того, выпускает ли Supreme новую линию собственной одежды и аксессуаров, или если компания Джеббиа отказывается от новых вещей из своей последней крупной коллаборации, для фанатов Supreme, получивших прозвище «Высшие головы», стало обычным делом выстроиться в очередь. часами вне магазина для мероприятий по выпуску продуктов, которые иногда распродаются за считанные минуты. Покупатели Supreme на этих мероприятиях будут платить от 30 до 100 долларов за рубашку или шляпу и от 150 до более 450 долларов за куртку.

Джо Мигрэйн (псевдоним, из соображений конфиденциальности) - супер-фанат Supreme, который также постоянно работает в отделе уличной одежды на веб-сайте StockX, онлайн-торговой площадке для перепродажи модных товаров высокого класса. Migraine собирает одежду и другие предметы, сделанные Supreme примерно с 2011 года. Недавно он рассказал CNBC Make It о строгом процессе, который ему пришлось пройти, чтобы занять место в очереди на недавнем мероприятии по продаже продуктов Supreme в Нью-Йорке.

"Если вы хотите присутствовать на выпуске в магазине... Вы должны зарегистрироваться онлайн для того, чтобы получить релиз в магазине, - говорит Мигрень. - Эти реестры закрываются очень, очень быстро. Очень и очень сложно зарегистрироваться для участия в дропе, как правило, потому что так много людей пытаются пойти на это, и они закроют страницу, как только она заполнится ».

Если вам удастся зарегистрироваться для участия в мероприятии , Мигрень продолжается, вы, скорее всего, получите текстовое сообщение с подтверждением, а затем Supreme сообщит вам, во сколько приходить в магазин и ждать очереди ». В это время вы приходите с кредитной картой и фотографией I.D. который вы использовали для регистрации. А затем вы можете простоять в очереди от трех до четырех часов, чтобы просто попасть внутрь », - говорит Мигрень.

В этом случае Мигрень приехал в Нью-Йорк из своего дома в Детройте, чтобы простоять в очереди около шести часов. жарким августовским днем. В итоге он потратил около 3000 долларов, как он рассказывает CNBC Make It, на различные предметы, в том числе около восьми футболок, шесть сумок, семь колод для скейтборда, несколько цепочек для ключей и булавок и один пирекс марки Supreme. мерный стакан.

Объявив себя «коллекционером №1 Supreme в мире» в аккаунте Instagram, где он может похвастаться почти 140 000 подписчиков, Migraine теперь владеет огромной коллекцией продуктов Supreme.

Верховный коллекционер Джо Мигрэйн демонстрирует некоторые из вещей, которые он купил у этой марки за несколько лет.

Источник: Джо Мигрэйн Instagram @joemigraine

Культовые последователи, вдохновляющие подделки

Поклонники Supreme прыгают через обруч, чтобы получить возможность заплатить до 100 долларов за футболку Supreme, почти 340 долларов за шерстяную университетскую куртку или даже почти 200 долларов за комплект для настольного тенниса Supreme.Но что делать Supreme-Head, если они не могут обеспечить себе место в очереди, чтобы получить эти предметы до того, как они будут распроданы? Именно здесь чрезвычайно активный рынок перепродажи Supreme нагревается, когда такие сайты, как StockX и другие реселлеры, перечисляют распроданные товары для перепродажи с астрономической наценкой, например футболку с простым красным логотипом Supreme, которая продается по средней цене более чем на 900 долларов. прошедший год на StockX. Рубашка ранее продавалась через Supreme по цене чуть более 30 долларов.

Что касается Migraine, то причина, по которой он зациклен на сборе предметов Supreme по сравнению с предметами, выпущенными другими модными брендами, отчасти связана с его уважением к предыстории Supreme, которая за десятилетия выросла из небольшого магазина скейтбордов до глобального бренда.Он также восхищен широким разнообразием отсылок к поп-культуре, рекламируемым во многих продуктах Supreme, в которых недавно были представлены рубашки, отдававшие дань уважения культовым арт-хаус-рокерам The Velvet Underground, в то время как прошлые линейки продуктов включали отсылки к культурным иконам, начиная от Майлза Дэвиса и заканчивая куклами. художник Жан-Мишель Баския.

«Я действительно думаю, что отличным аспектом того, что они делают, является то, что они обучают людей. Вы знаете, у них более молодая аудитория, и они обучают людей искусству, музыке и моде», - говорит он CNBC. Сделай это.«Они обучают [сегодняшнюю] молодежь тому, что круто, что актуально и что им нужно знать».

Фактически, бренд Supreme пользуется таким спросом, что компания также сталкивается с проблемой нарушения авторских прав, частично связанной с тем фактом, что Supreme не мог зарегистрировать свой товарный знак до 2012 года из-за его сходства со многими другими. товары и бренды, в названии которых есть слово «Supreme». («Supreme не задумывался как бренд ... Это хорошее имя, но его сложно зарегистрировать», - сказал Джеббиа журналу Interview в 2009 году.)

Supreme также выиграл иск в итальянском суде в 2018 году против компании под названием «Supreme Italia», которая продавала то, что юристы по товарным знакам назвали «законными фальшивыми» продуктами, которые очень напоминают продукцию Supreme, вплоть до логотипов на красной коробке со словом "Верховный." Supreme Italia была вынуждена уйти с итальянского рынка, однако, по данным The Wall Street Journal, она по-прежнему продает подделки Supreme в других странах, включая Испанию и Китай.

Компания SEMrush, занимающаяся маркетинговыми исследованиями, обнаружила, что Supreme возглавляет список брендов по наибольшему количеству онлайн-запросов на поддельные и реплики товаров в 2017 и 2018 годах.

Управление шумихой

Одно из объяснений популярности Supreme среди молодых потребителей - достаточно, чтобы выстраивать очередь в очереди часами - связано с идеей о том, что продукция бренда является «символом бунтарской молодежной культуры». Гейдж.

«Я бы назвал это брендом, который в значительной степени интегрирован с искусством и культурой, который имеет тенденцию стимулировать спрос за счет потребительского желания и страсти потребителей, а не через явный маркетинг».

На самом деле Supreme практически не продает себя.«Как это ни парадоксально, Supreme добились успеха в маркетинге своего бренда, не продвигая свой бренд», - сказал Гейдж CNBC Make It. «Они вообще не инвестируют в платный маркетинг в той же степени, что и большинство компаний по производству одежды или средств массовой информации. По-настоящему успешными их делает сообщество, частью которого они являются и которое они создали».

Тем не менее, Supreme по-своему нашла способ использовать собственную загадочность бренда для создания шумихи, которая помогла подпольному бренду завоевать поклонников во всем мире.

«Волшебство заключается в их способности воспринимать маркетинг из уст в уста и превращать запуск своих продуктов в своего рода микроэкспериментальные события», - говорит Клифф Слоан, эксперт по брендингу и основатель маркетингового агентства Phil & Co. CNBC делает это о Верховном. «А это означает, что люди должны ходить в места, покупать билеты, попадать в списки, в конечном итоге выстраиваться в очередь возле магазинов. Это в конечном итоге вызывает много шума и вызывает у публики много любопытства».

Supreme также вызывает ажиотаж благодаря нескончаемой линейке фирменных диковинок - вещей, которые никто обычно не ожидал увидеть в продаже у скейтбордов или уличных брендов, но когда на них наносится безошибочный красно-белый логотип Supreme, они мгновенно становятся предметами, которые нельзя не иметь. для самых ярых фанатов Supreme.Компания продала все, от молотков, нунчаков и байдарок марки Supreme до кирпича Supreme (буквально красного глиняного кирпича с оттиском логотипа Supreme).

Многие из этих необычных предметов все еще можно купить в Интернете, где кирпич Supreme можно продать за 130 долларов на StockX.

«В какой-то момент они понимают, что их спрос настолько велик, что они могут производить буквально все, и люди все равно будут покупать это, потому что бренд настолько силен», - говорит Гейдж.

Благодаря партнерству с Honda и Fox Racing в 2019 году бренд даже дразнил мотоцикл для бездорожья Supreme.

Чем более случайным может показаться предмет Supreme, тем более востребованным он будет среди самых больших поклонников Supreme. «Некоторые предметы достать легче, чем другие, но действительно забавны те, в которых они действительно выходят из строя, будь то каяк, мотоцикл или полноразмерный горный велосипед», - рассказывает Мигрень CNBC Make It о Самые удивительные продукты Supreme. «Знаете, это самые забавные».

Влияние частного капитала?

Какими бы ни были доводы, упрямый партизанский маркетинг Supreme, похоже, дал желаемый эффект.Исследование розничных привычек подростков, проведенное инвестиционным банком Piper Jaffray, показало, что в последние годы уличные стили, возглавляемые такими брендами, как Supreme и Vans, стимулировали рост расходов среди потребителей-подростков. Исследование Piper Jaffray, проведенное весной 2019 года, показало, что Supreme был 10-м любимым брендом поколения Z, хотя аналитики банка отметили, что популярность бренда, возможно, наконец начинает снижаться с возрастом.

Возможно ли, что ассоциация с таким гигантом прямых инвестиций, как Carlyle Group, откусила от прохладной, резкой ауры Supreme? Некоторые задавались вопросом, сможет ли бренд сохранить свою раздуваемую ажиотажем мистику и уличное доверие с гигантским частным капиталом в качестве его 50% собственника.

Еще до продажи VF Corp Supreme уже подвергался критике со стороны критиков, таких как комик Хасан Минхадж, чье шоу Netflix «Patriot Act» подчеркнуло партнерство бренда с Carlyle Group, создав футболки с логотипами в красных коробках, аналогичные логотипам Supreme. собственный логотип, но слова "Private Equity" заменены на имя Supreme. (Подобно продукции Supreme, Минхадж произвел небольшой тираж из 100 рубашек, продал их по низкой цене, а затем наблюдал, как из-за законов спроса и предложения на рынке перепродажи они продаются в гораздо большем количестве.)

Например, как отмечает эксперт по брендингу Клифф Слоан, были опасения, что Carlyle Group захочет получить больше доходов от Supreme и подтолкнет бренд отказаться от своей стратегии ограниченных выпусков, которые повышают спрос на новые продукты в России. в пользу более массового подхода. «Компании вкладывают средства, чтобы увеличить эти вложения», - говорит Слоан об инвестициях Карлайла в Supreme.

Однако еще неизвестно, как наиболее ярые фанаты Supreme отнесутся к такому шагу.

«Есть мнение, что если бренд действительно станет массовым, это, как вы знаете, противоречит тому способу, которым он создавал свою модель с выпусками ограниченного выпуска. И это потенциально может поставить под угрозу его репутацию на улице, поставить под угрозу его чувство собственного достоинства. круто со своей основной аудиторией, - говорит Слоан.

Что касается Мигрени, то инвестиция Carlyle Group оставила его «поначалу немного обеспокоенным».

«Вы задаетесь вопросом:« Что-то изменится или они перестанут быть такими, какие есть? »», - говорит Мигрень.Но он добавляет, что за последние два года, прошедшие с момента объявления о сделке, не произошло никаких потенциально серьезных изменений в бизнес-модели Supreme, о которых могли беспокоиться такие стойкие фанаты, как он.

«Свидетельства показывают, что они не перестали быть теми, кем являются», - сказал он тогда.

Конечно, теперь и фанатам, и скептикам придется задаться вопросом, что ждет в будущем Supreme как портфельного бренда, принадлежащего денверскому конгломерату одежды VF Corp.

Владельцы прямых инвестиций Supreme продают свои доли в компании в рамках сделки, сообщил CNBC в понедельник. VF Corp считает, что сильное присутствие Supreme в сфере электронной коммерции будет способствовать развитию онлайн-бизнеса материнской компании в то время, когда пандемия коронавируса оттолкнула многих онлайн-покупателей от обычных магазинов. VF Corp заявила, что ожидает, что приобретение Supreme добавит 500 миллионов долларов годового дохода к балансу компании к 2022 году.

VF Corp также объявила, что высшее руководство бренда, основателя Supreme, Джеббиа, останется в компании после завершения продажи.

Между тем, в пресс-релизе Джеббиа сказал следующее: «Мы гордимся тем, что присоединились к VF, компании мирового уровня, в которой представлены великие бренды, с которыми мы работали в течение многих лет, включая The North Face, Vans и Timberland. Это партнерство сохранит нашу уникальную культуру и независимость, позволяя нам расти по тому же пути, по которому мы шли с 1994 года ».

Дополнительная отчетность Эллисон Лау.

Обновление: эта история была первоначально опубликована в октябре 2019 года и обновлена ​​9 ноября 2020 года, чтобы включить новости о том, что VF Corp покупает Supreme за 2 доллара.1000000000.

Исправление: эта история была исправлена, чтобы отразить тот факт, что Supreme выиграл судебный процесс против Supreme Italia в 2018 году.

Не пропустите:

Как S'well превратил бутылки с водой в модный аксессуар и построил империю

Как Allbirds прошла путь от модного бренда Кремниевой долины до стартапа, производящего кроссовки стоимостью 1,4 миллиарда долларов

Нравится эта история? Подпишитесь на CNBC Сделайте это на YouTube!

Почему Supreme такой дорогой

  • Когда-то Supreme был небольшим магазином скейтбординга в Нью-Йорке.Теперь это компания с оборотом в миллиард долларов, хорошо известная своим присутствием в индустрии моды.
  • Розничная стоимость одежды Supreme не так уж и высока, но после того, как предметы распродаются, они начинают расти в цене.
  • Supreme не соответствует спросу, создавая огромный рынок перепродажи и эксклюзивность, связанную с брендом.

Ниже приводится расшифровка видеозаписи.

Shopper 1: Supreme, baby!

Shopper 2: Я только что купил куртку из искусственного меха за 1000 долларов, так что.

Shopper 3: Люди хотят знать: «Эй, посмотри, этот парень носит Supreme». Но люди тоже этим зарабатывают, так что.

Рассказчик: Эти две куртки почти идентичны, обе сделаны The North Face и обе сделаны по технологии Gore-Tex. Та, что слева, стоит 300 долларов. Тот, что справа, сейчас продается почти за 1300 долларов. Так в чем разница?

Это просто результат сотрудничества North Face с Supreme. Так зачем кому-то платить почти на тысячу долларов больше за практически такую ​​же куртку? И что делает Supreme настолько дорогим?

За последние 20 лет Supreme превратился из небольшого магазина скейтбординга в Нью-Йорк в компанию уличной одежды с оборотом 1 миллиард долларов.Но для поклонников Supreme - это больше, чем просто бренд. Часто это навязчивая идея и целая субкультура.

С момента своего основания Supreme сохраняет имидж аутентичности. Основанный Джеймсом Джеббиа в 1994 году, Supreme начинал как магазин скейтбординга в районе Сохо на Манхэттене. Магазин начинал с продажи толстовок и свитшотов, ориентированных на растущую скейт-сцену Нью-Йорка.

На протяжении 90-х и начала 2000-х годов Supreme функционировал как бренд коньков, обслуживающий как фигуристов, так и тех, кто интересуется развивающимся стилем уличной одежды.Но ограниченные релизы и отношение Supreme подтолкнули их далеко за пределы их начинаний.

Самым культовым дизайном Supreme является их коробочный логотип, изначально простой белый курсивный шрифт на простом красном фоне. Этот дизайн настолько перекликается с работами концептуального художника Барбары Крюгер, что трудно не рассматривать его как прямую копию, а кража авторских прав - это то, что заложено в ДНК Supreme.

Использование изображений Supreme - один из ключей к его популярности. Поп-культурные образы и логотипы копируются и адаптируются таким образом, чтобы дизайн больше напоминал современное искусство или граффити, чем крупный модный бренд.Первой фирменной футболкой Supreme была просто фотография Роберта Де Ниро из фильма «Таксист» вместе с культовым красно-белым логотипом. А использование компанией часто нелицензионных изображений привело к тому, что Supreme получил письма о прекращении противоправных действий от Louis Vuitton, НХЛ и NCAA.

Димитриос Циврикос: Чем больше мы знакомимся с брендом, тем больше вероятность, что мы будем развивать ассоциацию, близость, почти чувство связи с ним. В Supreme нет элемента статуса, и они полностью подошли к тому, чем должен быть логотип: выделяться, быть узнаваемым.

Рассказчик: Узнаваемость - ключ к силе Supreme как бренда. Но эти предметы также намеренно сложно достать, и их продукция пользуется большим спросом благодаря очень ограниченным выпускам.

Chris Magnaye: Во вторник в 11:00 вы переходите на сайт Supreme, вводите основную информацию: ваше имя, адрес электронной почты, номер телефона и номер кредитной карты. Затем в тот же день они отправят вам текстовое сообщение, чтобы вы знали, выбрали ли вы стоять в очереди.Затем в среду они пришлют вам текстовое сообщение с указанием времени и места, куда нужно отчитаться. А в четверг вы идете в магазин в то время, которое вам дают.

В Supreme есть правило «один лимит для каждого стиля», это означает, что если рубашка выходит в черном, красном и сером цветах, вы можете получить ее только серым. Так что, если я хочу, чтобы он был черно-красным, мне нужно, чтобы два других человека сделали это для меня, поэтому им нужно встать в очередь за меня. Многие люди, стоящие в очереди, стоят в очереди за кого-то другого.

Рассказчик: Supreme продает свои товары только в 11 обычных магазинах по всему миру, а также в их интернет-магазинах. Примерно в середине-конце 2000-х Supreme действительно начал набирать обороты. Частично этот успех был достигнут благодаря так называемому «эффекту Канье».

В 2006 году Supreme выпустили свой Supreme Blazer SB в сотрудничестве с Nike. Обувь продавалась в розницу по цене около 150 долларов, при перепродаже от 300 до 400 долларов. В июле 2007 года Уэст была запечатлена в этих туфлях на вечеринке «Звездная ночь» Фонда Грэмми.После того, как фотографии были опубликованы, цена при перепродаже обуви увеличилась вдвое и составила 800 долларов.

Точно так же свитшот с бирюзовой коробкой с логотипом, который носил Тайлер, создатель его музыкального видео "She", первоначально оцененный примерно в 150 долларов, был продан за 3 500 долларов. Но не все из Supreme окажется ценным. Такие продавцы, как Крис, должны решить, что будет популярным и какие товары принесут им наибольшую прибыль.

Крис: Итак, то, как я решаю, что я буду перепродавать, зависит в основном от того, что я буду носить.Вы также можете зайти в эти учетные записи Instagram, и там будут опросы в Instagram, опросы в Twitter, разговоры о том, о, как будто вы можете проголосовать за это, вы можете проголосовать за это, и это этот инструмент краудсорсинга, чтобы лучше понять рынок и узнайте, о, этот будет перепродан, или этот действительно популярен. Больше всего денег, которые я заработал на одном предмете Supreme, - это сотрудничество осень / зима 2017 года с The North Face, и это была горная парка. Я купил его за 398 долларов, а продал за 950 долларов.

Рассказчик: Этот невероятно ограниченный выпуск означает, что настоящие деньги заключаются в покупке и перепродаже предметов Supreme.Когда вы посмотрите на цены на товары Supreme в магазине, они не так уж и диковинны, как вы могли бы ожидать. Они продают в розницу от 38 долларов за футболку до 138 долларов за толстовку. Но как только эти продукты будут распроданы, они могут вырасти в 30 раз до их первоначальной цены.

Многие другие крупные бренды теперь применяют этот метод очень ограниченного выпуска, чтобы вызвать ажиотаж вокруг своей продукции, от кроссовок до других брендов уличной одежды. Эти релизы заставляют людей чувствовать себя частью чего-то эксклюзивного.

Димитриос: Чем больше мы заставляем потребителя работать над его конкретным доступом к продукту, тем более привлекательными становятся эти услуги и продукты. Поэтому я думаю, что Supreme очень хорошо знают, как сделать что-то невероятно доступным и сексуальным, позволяя нам преодолевать как можно больше препятствий, чтобы сделать это актуальным для них.

Рассказчик: Но в Supreme есть кое-что особенное. Может ли какая-то другая компания уйти от продажи кирпича или фирменного лома? Что делает Supreme такими преданными последователями?

Shopper 1: Я думаю, это ажиотаж.Они выпускают действительно классные вещи. Я лично чувствую, что они делают. Это именной бренд, а именные бренды в конце концов привлекают всех.

Shopper 3: В Нью-Йорке особенно много уличной одежды. Итак, люди хотят иметь эти эксклюзивные предметы. Так что я чувствую, что Supreme, они держат свои количества очень низкими из-за высокого спроса. Люди будут платить эту цену, если им это нравится.

Shopper 2: Supreme, я думаю, что то, что действительно заставляет людей тратить деньги и стоять в очереди, - это своего рода "ит-фактор", верно? Они проделали потрясающую работу по ограничению количества и недостаточному производству для удовлетворения спроса.Таким образом, их рынок людей, которые хотели бы купить продукт, - это не только люди, которые заинтересованы в продукте, но также люди, которые заинтересованы в зарабатывании денег, и эта демографическая группа намного больше, чем люди, которые просто интересуется уличной одеждой. Итак, когда есть возможность заработать, вокруг квартала будет огромная очередь людей, независимо от того, хотят они носить продукт или нет.

Рассказчик: Supreme удалось каким-то образом сохранить свой крутой, альтернативный и эксклюзивный имидж, несмотря на расширение, и по-прежнему сохранять свои навыки скейтера, несмотря на продажу 50% акций бренда частной инвестиционной компании.Сейчас, когда все больше и больше людей хотят их продукты, кажется, что Supreme никуда не денется.

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: это видео было первоначально опубликовано в мае 2019 года.

Guerrilla Fashion: The Story of Supreme

Подтекст был ясен: нужно было заработать право делать покупки там.

«Я вошла туда и, даже будучи девочкой, все еще чувствовала страх: это были настоящие скейтеры», - сказала Вашти Кола, музыкальный видеорежиссер и организатор вечеринок в центре города, вспоминая свои визиты в 90-е.Как и мир скейтбординга в целом, магазин, добавила она, был «местом, где аутентичность чрезвычайно важна».

«Люди могут уловить ваш запах», - продолжила она. «Это трудный мир, чтобы заслужить уважение».

Тогда, как и сейчас, товар был полностью закодирован. Supreme направляет различные течения андеграундного стиля: панковистость скейт-одежды эпохи Dogtown, мачо-утилитаризм военной экипировки, дерзкие цвета хип-хопа 80-х - и объединяет их в единую эстетику.

Цены вряд ли астрономические (джинсы - около 130 долларов, худи - 170 долларов), но Supreme культивирует то же алчное безумие, которое может встретить новую сумку Hermès Birkin за 9000 долларов.

Ограниченные тиражи помогают стимулировать спрос. Вельветовый пиджак, созданный в сотрудничестве с North Face по цене 298 долларов, недавно был распродан за одну минуту в Интернете и почти одновременно появился на eBay за 700 долларов, по словам Питера Панагакоса из Strictly Supreme, веб-сайта только для членов, на котором фанатики Supreme распространяют слухи. и мерч. (Приглашения на сайт сами по себе очень желанные.)

Сотрудничество с современными художниками, работающими в двух направлениях, еще больше усиливает эзотерическую атмосферу Supreme. В нынешней осенне-зимней коллекции, например, есть куртка M-51 в армейском стиле с работами скейтбордиста и художника Марка Гонсалеса за 298 долларов.Коллаборации со скейт-деками с такими артистами, как Дэмиен Херст и Ричард Принс, могут стоить меньше 100 долларов, но «собираются как произведения искусства», - сказал г-н О’Брайен.

Художник Нейт Лоуман вспоминает, как видел сконструированную им деку для коньков - мотив пулевого отверстия - висящую в галерее Гагосяна на Мэдисон-авеню, рядом с изданиями Кристофера Вула и Джеффа Кунса. «Они висят на стене за тысячи долларов», - сказал он, все еще смеясь над этой идеей. Он позвонил мистеру Джеббиа, который хочет оставить доски в руках детей, и сказал, что мистер ДжеббиаДжеббиа выругался в трубку, сказав: «Я скажу им, чтобы они прекратили».

Краткая история становления Supreme как модной суперсилы

С момента основания Supreme в 1994 году основатель Джеймс Джеббиа не думает о бренде так, как большинство модных людей, поскольку он зародился в небольшом магазине на Лафайет-стрит и с тех пор превратился в глобальный значок. Подчеркивая это, Vogue нанимает легендарного фотографа Антона Корбайна для съемки нового полнометражного интервью с основателем бренда. Корбайн был креативным директором, создавшим визуальные эффекты для Depeche Mode и U2.

Думая о Supreme больше как о пространстве, Джеббиа, который подростком 80-х вырос в Кроули, Западный Сассекс, Англия, работал на фабрике Duracell и тратил свои свободные деньги на поездки в Лондон, чтобы купить одежду в неуловимой своего рода магазин, который в конечном итоге стал образцом для Supreme. «Классный, классный магазин», - говорит Джеббиа. «Магазин, в котором продаются классные вещи, которые носят все - никаких крупных брендов или чего-то подобного».

К девятнадцати годам Джеббиа покинул Англию и работал продавцом в магазине SoHo под названием Parachute, чтобы в конечном итоге основать магазин Union, ранее на Спринг-стрит, но теперь в Лос-Анджелесе, а затем помогал управлять магазином со Стюсси до тех пор, пока Стюсси решил уйти в отставку.

После открытия флагмана Supreme Lafayette его расположение было относительно тихим, с полосой антикварных магазинов, пожарной частью и машинистом, а также магазином Кита Харинга, где связь между центром города и арт-сценой была ключевой. Джеббиа построил свободное место, которое вскоре стало торговой маркой Supreme, затем начал продавать хорошие скейтборды, постоянно проигрывал музыку и видео, чтобы привлечь внимание зрителей.

Признавая, что он всегда обожал мир скейтбординга: «Он был менее коммерческим - в нем было больше остроты и больше черт возьми» - дети, которых нанял Джеббиа, часто сами были скейтбордистами, крутыми и самоуверенными, и очень Первые сотрудники были статистами в фильме Ларри Кларка « Дети » по сценарию Хармони Корин.

Первоначально Supreme производил всего несколько футболок, затем их клиенты прибыли в костюмах Carhartt и Vuitton, Gucci и Levi’s. Вскоре Supreme создал хлопковую толстовку с капюшоном, понимая, что, если она будет сделана немного лучше, чем то, что было там, фигуристы были бы готовы заплатить за нее немного больше.

По словам Джеббиа, такое мышление не является уникальным для скейт-культуры. «Gucci говорит:« Эй, только то, что вы молоды, не значит, что вам не понравится этот свитер за 800 долларов », - говорит он.Джеббиа выражает гениальность креативного директора Gucci Алессандро Микеле, показывая молодых людей, которые на подиуме носят одежду, которую они будут носить в повседневной жизни. «Он создает потрясающие продукты прямо сейчас - сегодня», - говорит Джеббиа.

Вслед за успехом толстовок, а затем и кепок, началось сотрудничество с художниками, в том числе изготовление деки для скейтборда, а также футболок и другой одежды. Художник Люсьен Смит признает близость Supreme.«Многие люди не понимают, что это очень небольшая группа людей, которые просто работают над этой оригинальной идеей - что это скейт-шоп», - говорит он.

За последние два десятилетия Supreme работал с целым рядом художников, включая Кристофера Вула, Джеффа Кунса, Марка Флуда, Нейта Лоумена, Джона Балдессари, Дэмиена Херста и многих других, но больше всего выделялось сотрудничество с Comme des Гарсон, в 2012 году. «Я думаю, это открыло много дверей, много глаз», - говорит Джеббиа.

«Я никогда не встречал человека с таким сильным, целеустремленным видением, который всегда оставался близким к своим ценностям», - говорит Адриан Иоффе, президент Comme des Garçons и муж Рей Кавакубо.«Вот почему наше сотрудничество было таким значимым - и почему рост Supreme в некотором роде стал отражением нашего собственного».

С появлением Supreme в мире моды бренд за последнее десятилетие открыл магазины в Токио, Лондоне и Париже, хотя в настоящее время горячей темой является его недавнее сотрудничество с Louis Vuitton. Джеббиа любил работать с дизайнером мужской одежды LV Кимом Джонсом, который создавал плавки и рюкзаки для скейтбордов, банданы и перчатки, рубашки, куртки и многое другое.

«Когда вы видите реплики для Supreme в Нью-Йорке или Лондоне, - говорит Джонс, - вы видите столько разных типов людей, и это люди, с которыми вы можете общаться - они понимают все, что угодно, они умны, они умные и юмористические.Они знают, чего хотят, и очень лояльны, а лояльный клиент - настоящее стремление для любого, у кого есть бренд ».

Сотрудничество с Louis Vuitton было также для многих в моде первым взглядом в таинственный мир Supreme, который определяется их подлинностью, непосредственностью, скоростью и ловкостью в ведении бизнеса.

В то время как Джеббиа беспокоится о передержке, Supreme сводит рекламу к минимуму и использует социальные сети в первую очередь как платформу для выставок.«Мы не пытаемся чрезмерно подключиться друг к другу», - говорит Джеббиа. «Мы просто пытаемся показать людям то, чем занимаемся - ничем не отличается от того, что делал журнал 20 лет назад». (Они опубликовали шесть выпусков собственного журнала, прежде чем создать свой веб-сайт примерно в 2006 году.)

«Я всегда считал, что одежда, которую мы делаем, похожа на музыку», - говорит Джеббиа. «Всегда есть критики, которые не понимают, что молодые люди могут быть в восторге от Боба Дилана, но также могут быть связаны с кланом Wu-Tang, Колтрейном и Social Distortion.Молодые люди - и фигуристы - очень, очень открыты. . . к музыке, искусству, многим вещам, и это позволило нам создавать вещи непредвзято ».

Чтобы узнать больше об истории Supreme, перейдите на страницу Vogue , чтобы получить все подробности.

Далее, вот как ненавистники на самом деле укрепляют бренд Supreme.

Это взгляд на логотип Supreme и историю его бизнеса.

Удовлетворяя андеграундную культуру скейтбординга, хип-хопа и рока, бренд одежды и скейтбординга Supreme занял очень успешную нишу для своей продукции. Сегодня Supreme зарекомендовал себя как один из самых популярных брендов и логотипов уличной одежды в мире, он может похвастаться крупным сотрудничеством с такими компаниями, как Nike, North Face, Playboy и многими другими, а также рекордными сроками распродажи своих недавно выпущенных продуктов. .

Принимая во внимание огромный успех, достигнутый брендом и логотипом только за последние несколько лет, неудивительно, что логотип Supreme теперь является одним из самых узнаваемых логотипов в индустрии уличной одежды.История о том, как Supreme установила этот уровень успеха, а также о том, как появился их культовый логотип, содержит как высшие точки поразительного успеха, так и примеры значительных разногласий.

История Supreme

Самый первый магазин Supreme был открыт Джеймсом Джеббиа в центре Манхэттена в 1994 году. Этот самый первый магазин имел уникальную планировку, которая была разработана с учетом потребностей скейтеров. Товары в магазине были размещены по его периметру, оставляя много свободного места в магазине, чтобы фигуристы могли кататься по магазину, просматривая его товары.

В течение десяти лет бренд Supreme состоял из одного этого магазина, но в 2004 году Джеббиа открыл второй магазин Supreme в Лос-Анджелесе. Магазин в Лос-Анджелесе был почти вдвое больше, чем магазин в Нью-Йорке, и даже в нем была крытая чаша для скейтбординга. Постепенно Джеббиа начал открывать другие магазины Supreme по всему миру, включая магазины в нескольких городах Японии, магазин в Париже и многое другое. Все эти магазины были построены по той же планировке, удобной для скейтбордистов, что и первый магазин Supreme.

Что касается товаров, которые Jebbia предлагала в этих магазинах, бренд Supreme имел собственную линию одежды и принадлежностей для катания на коньках, а также одежду от ряда других брендов, таких как Nike, Van, Spitfire, Thrasher, SB и многих других. .

По мере роста популярности бренда Supreme, Supreme начал фактически сотрудничать со многими из этих брендов, а не просто продавать их продукцию. Сегодня Supreme часто сотрудничает с рядом популярных брендов, включая Nike, North Face, Hanes, Levi's и другими, для создания продуктов, которые отражают как бренд, так и стиль Supreme, а также бренд и стиль компании, с которой они сотрудничают. .

В 2017 году Supreme стал брендом на миллиард долларов, и Джеймс Джеббиа объявил, что компания продала половину своих акций (на сумму около 500 миллионов долларов) частной инвестиционной компании Carlyle Group. С тех пор популярность и культ бренда Supreme продолжали расти. Сегодня новые линейки продуктов Supreme известны тем, что распродаются в рекордные сроки, а стоимость при перепродаже некоторых из наиболее популярных продуктов бренда часто достигает значительных цифр в тысячу долларов и более.Тот факт, что Supreme выпускает только небольшие тиражи новых продуктов, сыграл большую роль в рекордных сроках продаж и высокой стоимости при перепродаже.

Конечно, культовый логотип Supreme, безусловно, может быть во многом связан с успехом, которым добилась компания.

История логотипа Supreme

Когда Джеймс Джеббиа открыл первый магазин Supreme на Манхэттене, его главной целью была продажа товаров других брендов, пользующихся популярностью среди любителей скейтбординга.Однако Джеббиа хотел отметить открытие магазина продажей трех футболок, оригинальных для бренда.

Все три футболки были очень просты по своему дизайну: на одной спереди было изображение популярного фигуриста, на другой - изображение популярного музыканта, а на третьей - довольно упрощенный логотип Supreme, который был у друга Джеббии. был разработан для него, когда он открыл магазин.

Однако вскоре футболка с логотипом Supreme начала продавать больше, чем все другие товары в магазине, и Джеббиа понял, что с этим логотипом у него что-то особенное.Затем Джеббиа начал разрабатывать широкий спектр других товаров для одежды с логотипом Supreme в различных цветах. Вскоре логотип Supreme стал символом статуса в уличной культуре Нью-Йорка, и была заложена основа, которая проложила путь к тому, чтобы логотип стал всемирно популярным в скейтбординге, хип-хопе и рок-кругах по всему миру. .

Однако по поводу дизайна логотипа возникли разногласия. После того, как друг Джеббиа разработал оригинальный логотип Supreme, Джеббиа почувствовал, что логотип выглядит немного плоским.Чтобы придать дизайну больше глубины, Джеббиа одолжил своему другу книгу нью-йоркского концептуального художника Барбары Крюгер для вдохновения. В конце концов, получился логотип Supreme, очень похожий на фирменный стиль художественных работ Крюгера, который состоял из жирных белых букв, окруженных красным шрифтом, чтобы изобразить мятежное антикапиталистическое послание.

Крюгер не владела копирайтами на самом логотипе, и против Supreme не могло быть возбуждено никаких судебных исков, но это не помешало художнице комментировать, как она была очень недовольна компанией, так что она явно использовала свой фирменный стиль. .

Несмотря на это противоречие, нельзя отрицать тот факт, что логотип Supreme оказался очень прибыльным для бренда. Послание, которое Крюгер сумела передать своим художественным стилем, идеально подошло целевой аудитории Supreme, и популярность продуктов с логотипом Supreme резко выросла сначала в Нью-Йорке, а затем во всем мире.

Ищете дизайнера логотипов?

Более 30 000 предприятий доверили LogoMyWay разработку своих логотипов.У нас есть тысячи дизайнеров логотипов, готовых работать над вашим новым логотипом.

Элементы дизайна логотипа Supreme

На логотипе Supreme жирным, футурным косым шрифтом выделено название компании, окруженное ярко-красной рамкой. Это простой дизайн, но агрессивное сочетание шрифта и цветовой схемы - это то, что транслирует послание бунта и анти-авторитета, которое находит отклик у клиентов Supreme.

Это, конечно, должно стать небольшим сюрпризом, поскольку художественный стиль, вокруг которого построен логотип, был тщательно разработан художником, который намеревался передать это точное сообщение, независимо от того, планировал ли она, чтобы ее стиль в конечном итоге стал основным. лицо популярного бренда одежды или нет.

К сожалению, работа Барбары Крюгер использовалась таким образом, который она не одобряла, но следует также отметить, что присвоение стилей других художников и брендов довольно распространено на рынке одежды для катания на коньках, и Supreme не единственный бренд в этой отрасли, чтобы разработать свой логотип таким образом. Это не означает оправдание присвоения стиля Крюгера, но означает, что Supreme определенно не действовал сверх нормы, когда они разработали логотип, используя элементы дизайна, которые не были полностью их собственными.

Если оставить в стороне все противоречия, смелый, привлекающий внимание дизайн логотипа Supreme, несомненно, хорошо послужил бренду, позволяя им тонко говорить об интересах своей целевой аудитории, при этом создавая простой и чистый логотип.

Популярность логотипа Supreme

За прошедшие годы логотип Supreme получил огромное количество представлений в поп-культуре. Знаменитости, в том числе ресивер НФЛ Оделл Бекхэм-младший.до Джастина Бибера были замечены в одежде с логотипом Supreme, и Supreme объединился с не менее широким кругом знаменитостей для создания фотосессий с их логотипом, включая Майкла Джордана, Леди Гагу, Майка Тайсона, Нила Янга и многих других.

Всегда ища возможности еще больше повысить узнаваемость и популярность своего логотипа, Supreme участвовал в ряде трюков и творческих начинаний, в которых их логотип был центральным элементом, включая сотрудничество с британским художником, который создает круги на полях для создания массивных круги на полях с логотипом Supreme в секретном месте в Калифорнии.Затем круги на полях были показаны в снятом компанией короткометражном фильме под названием «Круги на полях» .

Недавно логотип Supreme снова стал появляться в новостях, вызывая споры таким образом, что на данный момент почти кажется подходящим для бренда. Однако на этот раз полемика касается игрока НБА Дж. Р. Смита, которому НБА сказали, что ему придется скрывать свою татуировку с логотипом Supreme во время игр или ему грозит штраф от лиги за продвижение стороннего бренда во время игры. игры.Смит, однако, указал, что он не намерен скрывать татуировку, и Supreme, несомненно, взволнован как дополнительной рекламой, так и бунтарской позицией, которая идеально сочетается с их общим посланием.

В то время как продукты Supreme играют важную роль в успехе компании, некоторые бренды почти полностью основаны на популярности и узнаваемости их логотипа. Так обстоит дело с Supreme, и хотя происхождение логотипа, сделавшего их всемирным брендом, может быть несколько спорным, Supreme - один из редких брендов, которые усиливают споры, а не наносят им ущерб.

In Pictures: История и культура Supreme

Нет никаких сомнений в том, что Supreme - бренд одежды для скейтбординга, основанный Джеймсом Джеббиа в центре Нью-Йорка в 1994 году - навсегда изменил облик моды. Отвечающий не только за доминирование уличной одежды в последнее десятилетие, ставший культовым брендом Jebbia также положил начало эре сотрудничества - длинный список его собственных сотрудников включает бренды Comme des Garçons, Nike и стратосферно популярное соединение с Louis Vuitton. в то время как Ким Джонс все еще был у руля, а также многочисленные художники и фотографы - и нарушили традиционный календарь, отказавшись от постоянных сезонов для «выпадения» недели за неделей.Тем самым Supreme проложил путь к тому, что сейчас можно было бы назвать «модной шумихой», и к эпохе обязательных и ограниченных выпусков, когда преданные выстраиваются в очередь вокруг квартала, чтобы заполучить то, чего нет ни у кого.

Новая книга, опубликованная Phaidon и выпущенная сегодня, представляет собой визуальный дневник истории бренда, начиная с его скромного начала на Лафайет-стрит в Нью-Йорке, первоначально размещавшегося в старом офисном здании и обслуживающего городскую молодежь, занимающуюся скейтбордингом, до становления. мегалитическая глобальная компания с 11 магазинами по всему миру, от Лос-Анджелеса до Лондона, от Парижа до Японии.Те, кто вносит свой вклад в создание более 800 изображений книги, являются свидетельством статуса бренда, с фотографиями Ларри Кларка, Сэнди Кима и Дэвида Симса, запечатлевшими все, от закулисных снимков зарождающегося бренда до некоторых из многих моментов времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *