Стиль одежды майи плисецкой: Моль, коммуналка и чувство стиля: как одевалась Майя Плисецкая

Содержание

Стиль несравненной легенды российского балета Майи Плисецкой

Отечественная икона стиля, красивая женщина и талантливая балерина — Майя Плисецкая даже во времена застоя и всеобщего дефицита находила желание и возможности одеваться так, будто сама лично присутствовала на модных показах в Париже и Милане. Ее грация, элегантность и отличный вкус выражались буквально во всем, чем она занималась! Мудрая женщина, кажется, понимала и принимала жизнь такой, какая она есть, и как бы сложно не было, никогда не забывала о том, что одежда — это не только необходимость, но и способ самовыражения.

Майя Михайловна была уверена, что «характер — это судьба», а «одежда диктует поведение» — такой мы ее и запомнили: сильной, но женственной, изящной и потрясающе стильной!

Сложные времена

В период всеобщего товарного дефицита в СССР позволить себе хорошо одеваться могли только те, кто имел возможность выезжать за границу и привозить оттуда «импортные» вещи. У Майи Михайловны такой возможности не было, иными словами она достаточно долгое время была «невыездной» и была вынуждена не покидать пределы Родины. Таких, как она, в те времена называли «штрафным батальоном Большого театра». Однако, что для молодой и красивой женщины значит отсутствие возможности одеваться стильно? Катастрофа! Поэтому Майе приходилось искать различные доступные варианты. Таким вариантом в то время были фарцовщики, перепродававшие товары из-за границы вдвое дороже их стоимости. Одна из таких «торгашек», женщина по имени Клара, вошла в историю благодаря тому, что долгое время одевала лучшую советскую балерину! Причем, принципиальная Клара не делала звездной клиентке никаких скидок. Майя мирилась с этой ситуацией, потому что у фарцовщицы были едва ли не самые лучшие импортные вещи: белье, платья, пальто и другое. Особенно дорого стоили красивое белье, сумки и шубы, которые балерина обожала! Ради того, чтобы одеваться красиво, Плисецкая не гнушалась даже выступать в провинциальных клубах, чье состояние нередко приближалось к аварийному.

 Майя умела носить одежду так, чтобы окружающие с восторгом бежали заказывать себе нечто подобное!

Когда Плисецкая наконец смогла отправиться на зарубежные гастроли, перед ней будто открылся новый мир. Советская балерина познакомилась со многими представителями западной модной элиты и заграничными деятелями культуры. Одним из самых значимых в мире моды знакомых стал Пьер Карден, несмотря на то, что талантом и фигурой Плисецкой восхищались многие дизайнеры, и многие из них очень хотели увидеть на ней свою одежду.

Муза Пьера Кардена

«Для меня в мире моды все начинается и заканчивается Пьером Карденом. Это эталон вкуса, фантазии, красоты… Он никогда не устаревает». 

Знакомство с именитым дизайнером произошло на фестивале в Авиньоне. Майя танцевала партию из балета «Умирающий лебедь на открытой площадке, когда внезапно начался сильный дождь. Балерина не прервала танец, и зрители, чтобы поддержать ее тоже сложили свои зонты. После выступления к Майе подошла ее знакомая франко-российская художница Надя Леже, которая и познакомила Плисецкую и Кардена. Спустя какое-то время модельер начал создавать для выступлений Майи костюмы. Увы, в советской действительности нельзя было афишировать то, что для ведущей балерины «Большого театра» костюмы шьет зарубежный кутюрье, поэтому данный факт стал известен гораздо позже.

Майя и Пьер Карден 

Модельер и балерина дружили до конца жизни, а в 1998 году они представили в Кремле совместное шоу «Мода и танец».

Майя и Пьер Карден 

Майя и Коко Шанель

Майя Плисецкая была знакома со многими легендарными дизайнерами, включая Ив Сен-Лорана и Габриэль Шанель, последняя, кстати, специально для нее устроила демонстрацию своей новой коллекции у себя дома. Когда кто-то из моделей вывел Коко из себя своей неуклюжестью, она попросила балерину показать девушкам, как должна ходить настоящая женщина. Плисецкая грациозно скопировала модельную походку, и так понравилась Шанель, что дизайнер захотела подарить балерине наряд! Смущенная такой щедростью, Майя попыталась отшутиться, но Коко настояла на своем и самостоятельно выбрала подарок: это был облегающий белый сарафан и жакет, украшенный темно-синими аксельбантами и золотыми пуговками. Подаренный Шанель комплект балерина надевала только в особых случаях.

Подарок Плисецкой от Шанель

Серж Лифарь, Майя Плисецкая и Габриэль Шанель

Катрин Денев, Ив Сен-Лоран и Майя Плисецкая 

Образы легендарной балерины

Многие образы Майи Плисецкой были уникальны. Балерина обожала эпатировать публику на сцене и в жизни. В своей автобиографии Плисецкая вспоминала, какой эффект произвел ее выход в белом парчовом платье в пол с абсолютно открытым балетным лифом. Балерина накинула сверху лишь широкий турмалиновый шарф. «Это было представление, — писала Плисецкая, — все взоры на мне».

Майя сыграла одну из ролей в экранизации Александра Зархи «Анны Карениной» (1967 года). Балерине досталась роль Бетси Тверской. Музыку к фильму сочинил ее супруг Родион Щедрин, а костюмы с легкой подачи Майи создал Пьер Карден.

Майя Плисецкая в роли княгини Бетси Тверской (к/ф «Анна Каренина)

Майя Плисецкая в роли княгини Бетси Тверской (к/ф «Анна Каренина)

Майя Плисецкая в роли княгини Бетси Тверской (к/ф «Анна Каренина)

До конца жизни артистка балета оставалась тоненькой как тростинка и потрясающе стильной.

 Широкое пальто с высокими сапогами, элегантная блузка и узкие классические брюки, подведенные глаза и яркая губная помада – узнаваемый фирменный стиль Майи, которому массово подражали все модницы Союза. Кстати, считается, что именно Плисецкая стала одной из первых женщин СССР, которая надела манто из белой норки – элемент, который был совершенно недопустим для советской женщины! Эта женщина умела привлекать внимание…

Майя Плисецкая в съемке Pierre Cardin

Майя Плисецкая в съемке Pierre Cardin

Легенда балета

Майя Плисецкая — легендарная балерина, красивая женщина и любимица знаменитых кутюрье. Это единственная женщина, которая, не выезжая на протяжении долгого времени за пределы Советского Союза из-за пострадавших от репрессий родителей, умудрялась одеваться так, будто покупала все наряды в Париже. Она заслуженно считается иконой стиля тех времен.

Редакция «Так Просто!» восхищается талантом и стилем великой Майи Плисецкой.

Она уделяла огромное внимание своему внешнему виду и всегда выглядела безупречно, даже когда денег практически не было. У этой женщины есть чему поучиться.

Легенда балета

«Внешняя оболочка лепит образ. Только она. По ней мы строим свое восприятие личности. На ней основывается наше суждение о человеческой особи», — говорила Майя. Она точно знала, что встречают по одежке, поэтому всегда требовательно относилась к своему гардеробу. Поскольку купить импортные вещи было невозможно, она заказывала их у фарцовщицы Клары, которая в итоге вошла в историю.

Естественно, одежда, белье и сумки стоили у Клары бешеных денег. Поэтому Плисецкая без стеснения выступала в холодных провинциальных клубах, чтобы было на что покупать наряды. Верхнюю одежду, зачастую шубы, она шила у театрального костюмера. Однажды любимая серая каракулевая шубка балерины износилась и некоторые ее части заменили шинельным сукном. Из того же материала пошили шляпу. В итоге такой наряд желали все модницы того времени.

В 60-х великая балерина, играя Кармен, появилась на сцене Большого театра в слишком коротком наряде. На что Екатерина Фурцева, министр культуры тех времен, заявила: «Сплошная эротика… Это чуждый нам путь! Юбку наденьте, Майя!» А как-то Майя проходила по улице в длинной каракулевой шубе, и прохожая бросила балерине вслед: «О Господи, греховница-то…» Во все времена женщины не могли простить другой красоту.

Когда Майя Плисецкая получила долгожданное разрешение на зарубежные гастроли, она познакомилась со многими мировыми дизайнерами. Самым тесным и плодотворным оказалось ее сотрудничество с Пьером Карденом, с которым она встретилась в 1971 году. Он назвал ее своей музой, и общались творческие личности целых 35 лет. Пьер создавал балерине наряды для выступлений и повседневной жизни.

Кстати, в СССР зрители даже не подозревали, кто шьет для балерины платья, ведь министр культуры запрещала укзывать имя иностранного дизайнера на афишах.

Уже после того, как рухнул железный занавес, балерина нашла способ отблагодарить великого кутюрье: в 1998 году она организовала в Кремле совместное шоу «Мода и танец».

Талантом и стилем балерины восхищались также Ив Сен-Лоран, Рой Хальстон и Жан-Поль Готье. Плисецкая позировала многим модным фотографам и одной из первых советских артисток снялась для журнала Vogue.

Во время зарубежных гастролей Майя Плисецкая познакомилась и с Коко Шанель, которой на тот момент было уже за 80. Специально для балерины дизайнер устроила модный показ, предложив Майе самой продемонстрировать манекенщицам, как нужно ходить по подиуму и носить одежду от Шанель.

Даже покинув сцену, Майя оставалась законодательницей мод. Она всегда умела выглядеть элегантно и женственно. Так было все ее 89 лет жизни.

Майя Плисецкая — настоящий пример того, что женщина может выглядеть потрясающе в любой ситуации, независимо от финансового положения и политического режима. Поделись интересной информацией со своими друзьями в соцсетях!

Стиль Майи Плисецкой

2019 год в России был объявлен годом культуры – годом театра! Мы не могли пройти мимо этого события. В первую очередь Россия всегда у всех ассоциируется с балетом. Поэтому Cetre' решил начать этот год с разбора стиля выдающейся русской балерины – Майи Плисецкой.

Мода

15.01.2019


Легенда русского балета была одной из самых красивых советских женщин. Поистине, можно сказать, что у Майи был роман с модой. Балерина смогла создать свой неповторимый стиль, который отличался изяществом и элегантностью.


   Если посмотреть старые фотографии Майи, то может сложиться мнение, что она не любила модничать, её образ состоит из лаконичных нарядов чёрного цвета, который мог подчеркнуть её точёную фигуру. В действительности Плисецкая очень любила красивую одежду, не жалела на неё денег. Майя считала, что внешняя оболочка не менее важна для образа, чем талант.

Майю можно было назвать настоящей законодательницей моды. Она первой начинала носить вещи, которые позже носили почти все советские женщины. В то время, когда в магазинах нельзя было купить импортные вещи, она одевалась у фарцовщиков. У них пальто, платья, сумочки, нижнее бельё и туфли продавались по завышенным ценам, но Плисецкая никогда не жалела на это денег.


Когда балерина получила долгожданное разрешение на зарубежные гастроли, она имела возможность познакомиться с известными дизайнерами. Самым плодотворным стало её сотрудничество с Пьером Карденом. Впоследствии он называл Майю своей музой.

Также Плисецкой восхищался дизайнер Ив Сен-Лоран. Именно он создал полупрозрачный розовый хитон для балета «Гибель розы», который поставил для Плисецкой французский хореограф Ролан Пети. Кроме того, для советской балерины создавали наряды такие дизайнеры, как Рой Хальстон и Жан-Поль Готье. Плисецкая стала одной из первых советских артисток, которые снялись для журнала Vogue.


Майя Плисецкая обожала меха и, что немаловажно, умела их носить. Балерина превосходно смотрелась в длинных манто из лисицы, куницы и песца. Считается, что именно Майя была первой советской женщиной, которая начала носить белое норковое манто. Модницы всегда ей подражали. Известные образы, широкое пальто с высокими сапогами или удлинённая блуза с узкими брюками, придумала именно Майя Плисецкая.


 Выдающаяся балерина умела блистать не только на сцене, но и в жизни. Майя Плисецкая всегда выглядела превосходно, даже в лаконичной одежде. Именно эту значительную фигуру русского балета можно назвать иконой стиля XX века.


Автор: Светлана Логойда

   

Стиль Майи Плисецкой | The Blueprint

В истории русского балета личность Майи Плисецкой — каноническая. Если перечислять все, что сделала великая танцовщица для культуры вообще, — слов не хватит. А вот о том, что значила фигура Плисецкой в контексте моды, стоит поговорить.

Трудно представить, как человек с такой непростой судьбой смог подняться на самый пик и стать фактически олицетворением русского балета. Хотя трудности ведь закаляют характер. Плисецкая росла практически без родителей — когда ей было 13, отца расстреляли как предателя родины, а мать сослали в лагерь в Казахстан. Воспитанием занималась тетя — Суламифь Мессерер, солистка Большого театра. С ее же подачи сразу после окончания Московского хореографического училища Майя попала в труппу главной сцены страны. Вот она, ирония судьбы — если бы не трагические события, кто знает, получил бы мир одну из гениальнейших балерин.

В 1960 году Майя стала прима-балериной Большого, а в 1961-м впервые приехала в Париж по приглашению «Гран-Опера», чтобы исполнить свою легендарную партию в «Лебедином озере» постановки Владимира Бурмейстера. Именно этот город познакомит ее с миром высокой моды, а ему подарит новую музу — русскую балерину с нечеловеческой статью и космической способностью проживать на сцене целую жизнь. Одна из самых интересных историй — знакомство Плисецкой с Габриэль Шанель. Дело было тогда же, в 60-х. Инициатором встречи стал танцор-эмигрант Серж Лифарь — порыв души, вызванный талантом балерины. В бутике на улице Камбон, 31 их ждала сама мадемуазель — уже старушка, «прямая, изнуренно-худая, строгая хозяйка, окруженная долговязыми красотками-манекенщицами», как описала ее Плисецкая. 

В бутике устроили показ осенне-зимней коллекции Chanel лишь для двух зрителей — Майи и Лифаря. Это было первое близкое во всех смыслах знакомство балерины с французской модой. Шанель, как обычно, ворчала на манекенщиц за то, что те неправильно демонстрируют вещи, а затем надела на Плисецкую один из фирменных своих костюмов и попросила пройтись. Балерина так и ушла в том костюме из бутика, это был подарок Шанель: «Плотный простроченный белый шелк. Темно-синие узкие прямые аксельбанты, вшитые в жатку пиджачка. Золотые полувоенные пуговицы, которые, как боевые медальки или знаки полковых отличий, украшают белизну одеяния. Под пиджак надевается прямой сарафан, складно облегающий фигуру». 

Одним из ее поклонников был Ив Сен-Лоран. Они познакомились, когда тот уже закрепил за собой имя одного из главных современных французских кутюрье. И когда в 1973 году хореограф Роман Пети решил поставить свою программу Roland Petit Ballet (эдакий прогрессивный балет с хореографией, вдохновленной поэзией Маяковского, и музыкой с включением песен Pink Floyd) и в ее части под названием «Гибель розы» отдал главную роль Плисецкой, Сен-Лоран захотел, чтобы балерина исполнила свою партию именно в костюме его авторства. В откровенной накидке из шифона нежно-розового цвета Плисецкая появилась в третьем акте — и не одна, а в компании сразу с шестью партнерами.

Но самая большая взаимная любовь у Майи Плисецкой случилось с другим кутюрье — Пьером Карденом. С момента их встречи в 1971 году на театральном фестивале в Авиньоне все последующие 30 лет прима-балерина, по ее собственным словам, одевалась только у Кардена (и ее муж Родион Щедрин — тоже). Наверняка это преувеличение, но платьев его дизайна в гардеробе Плисецкой было действительно множество. Например, то, в котором балерина в 1991 году получала медаль «За заслуги в области изящных искусств» от испанского короля Хуана Карлоса, — короткой длины, из набивного шелка, с воланами. Или черное с длинным шлейфом, хранившееся для особых случаев. Плисецкая считала кутюрье гением: «Карден фантастически чувствует стиль. При этом сам может ходить в чем попало. Конечно, в своих вещах, но пальто, например, будет с завернутым внутрь воротником, а пуговица на животе расстегнута, потому что он вечно спешит». 

Карден нередко сопровождал ее и на сцене — он стал автором костюмов для нескольких постановок с солирующей Плисецкой: «Чайка», «Дама с собачкой», но самые эффектные — для «Анны Карениной». Создать из малоподвижных исторических платьев XIX века то, в чем можно спокойно делать па-де-де, было мечтой Плисецкой. Карден воплотил ее в десяти вариациях — для каждой сцены балета свой костюм. Для встречи Анны и Вронского — шубка и муфта. Для сцены на ипподроме — желтое клетчатое платье. Для финальной сцены — черно-серое, похожее на саван. Но Карден был не единственным — помимо него для выступлений Майю Плисецкую одевали еще и Рой Хальстон и Жан-Поль Готье.

Те, кто вспоминает балерину, в унисон говорят: она всегда выглядела не как все. Не как советские артистки и тем более обычные женщины. Плисецкая любила красивую одежду, тратила на нее последние деньги и считала, что «внешняя оболочка лепит образ». Это потом ей будут дарить платья известные дизайнеры, а в начале карьеры балерина довольствовалась тем же, чем другие советские модницы, — фарцовщиками. Зимой Плисецкая мерзла в старом каракулевом пальто, которое ей подарила ее тетя, а затем перешил мастер из театральной костюмерной, добавив клинья из шинельного сукна. Она носила туфли из лаковой кожи на низком каблуке, объемные вещи, не подчеркивающие фигуру, а любимым сочетанием было широкое пальто и высокие сапоги — вскоре так стали одеваться все женщины в СССР. 

Говорят, у нее первой в стране появилось белое норковое манто — подарок писательницы Эльзы Триоле. Майя любила геометричные, футуристичные формы, все необычное, порой даже странное. Все, что на любой другой женщине могло бы выглядеть нелепо, на ней смотрелось органично — как продолжение ее натуры. Как, например, черная каракулевая шуба в пол с кожаными аппликациями, подаренная художницей Надей Леже. Или платье из шифона с радужным градиентом — конечно, Cardin. Или белое парчовое платье с лифом наподобие бюстье — неслыханная пошлость для советской пуританской формации. Плисецкую редко можно было увидеть без выразительной подводки для глаз и яркой помады — и это стало фирменным образом балерины, который отпечатается в памяти поколений. 


Майя Плисецкая не раз появлялась в объективах ключевых модных фотографов XX века, от Ричарда Аведона до Сесила Битона и Ирвина Пена. Она была первой (и одной из немногих) советской артисткой, которую пригласил для съемок Vogue. И это не удивительно. Космополитичная, открытая миру и готовая делиться с ним своей красотой — жизнь и каждый шаг таких людей хочется документировать.

Читайте больше материалов на theblueprint.ru

Майя Плисецкая - икона стиля ХХ века — Российская газета

Ее чувство вкуса сформировали Лиля Брик и русские эмигранты. Она была музой Пьера Кардена и стала иконой стиля ХХ века. Майя Плисецкая не только носила моду, она умела танцевать о моде, когда говорить о ней было запрещено.


"Чуждая" чернобурка

Майя Михайловна любила меха. И умела их носить. Ей безумно шли аккуратные каракульчовые шубки в стиле "мини" с шалевым воротником. Она превосходно смотрелась в длинных манто из лисицы, куницы, песца. В них она выглядела, по словам Ричарда Аведона, "настоящей русской цариной".

Этот известнейший фотограф разглядел в Плисецкой талант позировать в мехах. В 1959 году он сделал для журнала Harper's Bazaar серию фотографий, на которых прима предстала в драгоценных шубах от известного дома Emeric Partos. В таких балерина могла лишь позировать для рекламы - ее советского гонорара едва хватало на скромные костюмы.

В 1950-е - начале 1960-х годов в гардеробе балерины было много "шитых-перешитых" вещей, которым регулярно продлевали жизнь. К примеру, Майя Михайловна не раз вспоминала о "старом облезлом каракулевом манто". Его она носила целых семь лет и периодически отдавала на починку знакомому театральному скорняку Миркину. И каждый раз их диалог напоминал лучшие строки из гоголевской "Шинели". Плисецкая показывала прорехи, жаловалась, что опять протерся мех и что "надо бы того...поправить". Миркин вздыхал, качал головой, ворчал и говорил, что "никак это невозможно". И, закусив губу, терпеливо перебирал истлевший мех и вшивал клинья... Майя Михайловна не только продлевала жизнь вещам. Иногда ее истертые советские шубы помогали выжить близким друзьям.

Эту историю я знаю от моей бабушки Ольги Николаевны Пуниной, которая была знакома с Василием Васильевичем Катаняном, известным советским режиссером-документалистом. Он близко знал Майю Плисецкую и однажды поведал историю о том, как она спасала его и маму, Галину Дмитриевну, от голода.

Это было в начале пятидесятых годов. Тогда балерина носила элегантную шубу из чернобурки, за которую несколько раз получала мягкий выговор от руководства Большого театра за "некомсомольский" вид. Когда Катанян обратился к ней со стеснительной просьбой одолжить немного денег, Плисецкая тут же вытащила из шкафа свою чернобурку: "Вот, можете с мамой заложить ее". Василий сделал, как велели - отнес вещь в ломбард, получил необходимую сумму. Через месяц у Катанянов появились деньги, они выкупили шубу и вернули ее владелице. Вскоре семейство снова столкнулось с финансовыми трудностями, и Плисецкая опять вытащила шубу, и ее опять отнесли в ломбард. Эта операция повторялась, по словам Катаняна, несколько лет кряду.

А когда чернобурка совсем истлела, Майя Михайловна отдала ее своей маме, и та сшила себе из нее воротник на пальто.


Сарафан от Коко Шанель

Осенью 1961 года Майя Михайловна впервые приехала в Париж и остановилась у Эльзы Триоле, знаменитой писательницы, по ее личной просьбе. Тогда она жила вместе со своим супругом Луи Арагоном в апартаментах на улице Варенн, дом N 56. Эльза Триоле опекала балерину, надарила ей красивых вещиц и выдавала "напрокат" кое-какие ценные наряды, в том числе белую меховую накидку, весьма царственную. Через Триоле Майя Плисецкая познакомилась со многими представителями русской эмиграции, в том числе с Сержем Лифарем. А тот, в свою очередь, свел ее с Коко Шанель.

Подхватив Плисецкую на выходе из "Гранд-Опера", Лифарь повез ее на свидание с Коко Шанель на улицу Камбон, 31, где по сей день находится ее дом моды. Мадемуазель встретила приму-балерину сдержанно - она вообще не любила сантименты и отличалась крутым характером. Познакомились, поговорили. Потом был импровизированный показ осенне-зимней коллекции - под бойкие словечки Шанель манекенщицы послушно семенили в строгих геометрических костюмах, которые дом Chanel начал создавать еще в 1954 году. "Тысяча чертей! Эти девочки не могут носить мои вещи!" - очень театрально возмутилась Коко. Встала, надела костюм и продефилировала в нем перед Плисецкой. Затем скомандовала балерине выбрать комплект для себя - Майе Михайловне приглянулся белый шелковый мундирчик с сарафаном. В нем она прошлась перед строгой мадемуазель, повторяя движения манекенщиц. Суровая Коко держалась до последнего, но в конце концов не выдержала - заулыбалась, осыпала балерину комплиментами и даже позволила себе приобнять русскую приму во время фотосессии...

А та через несколько дней побывала в магазине "Тати" на бульваре Рошешуар. Его открыл в 1948 году предприниматель Жюль Уаки, чтобы насытить потребителей недорогой одеждой: в ней многие нуждались после войны. "Самые низкие цены" - лозунг "Тати". Здесь и покупала обновки будущая звезда - для себя, супруга и знакомых.


Туфли от "красной Нади"

Майя Михайловна часто получала подарки от парижских друзей. Помимо Эльзы Триоле баловала ее красивыми вещами Надя Леже, русская эмигрантка, супруга Фернана Леже, талантливого художника-коммуниста, за что и получила имя "rouge Nadija", "красная Надя". В 1966 году Леже подарила балерине черную каракулевую шубу, эффектную, длинную, с какими-то баснословными прошивками из кожи. Такие в Москве еще никто не носил, и Майя Михайловна говорила, что выглядела в ней "настоящим Христофором Колумбом". Именно она стала первооткрывателем стиля "макси", который лишь начинал зарождаться в Париже, но о котором еще не слышали в СССР.

Другим замечательным подарком от "красной" Нади стала пара чудных серебристых туфелек с перепонками в джазовом вкусе и аккуратными каблучками. Подобные носили Анна Павлова, Ольга Спесивцева, Грета Гарбо... Плисецкая берегла их и обувала лишь на вечера и важные выступления. А я недавно провела небольшое исследование: отправила в знаменитую английскую компанию Rayne запрос: почему среди знаменитых клиенток этой фирмы, в ччисле которых и Гертруда Лоуренс, и Марлен Дитрих, и Вивьен Ли, и Элизабет Тейлор (их имена изящно выписаны в глянцевых каталогах) нет Майи Плисецкой. В тот же день пришел ответ от сэра Николаса Рейна, главы компании, представителя славного семейства обувщиков. Забыв о британской чопорности, он выразил крайнюю степень своего восторга: оказалось, ни его дед, ни отец, ни он сам ничего не знали о божественной потребительнице их продукции... Именно "красная Надя" способствовала судьбоносному для мировой моды знакомству балерины с Пьером Карденом, случившемуся в 1971 году.


"Чайка" от Кардена

О сотрудничестве Плисецкой и Кардена написано немало. Хорошо известны и несколько раз выставлялись его костюмы к "Анне Карениной", "Чайке" и "Даме с собачкой". Майя Михайловна много говорила о том, как происходил процесс работы над ними, почему модельер делал выбор в пользу того или иного материала или цвета. Прекрасно известно, что прима любила Кардена и часто носила его вещи: платья, костюмы, пальто А меня в этом сотрудничестве всегда привлекал тот эзопов язык дизайна, который придумали модельер и балерина, чтобы информировать советское общество о тенденциях современной "буржуазной" моды.

Ведь что такое костюмы к "Анне Карениной", как не реклама ярких, смелых, живых карденовских цветов и главная тенденция моды первой половины 1970х годов - "идеологически чуждая" психоделика? Нежные и одновременно строгие геометрические выходы для "Чайки", конечно же, сигнализируют об "опасном" неоклассицизме начала 1980х и сродни лаконичным ансамблям Аззадина Алайи, Армани, модного дома Chanel. Буффонированные рукава и акцент на линию плеча в платье для "Дамы с собачкой" - легкая метафора так называемой "силовой одежды", тяжеловатого и агрессивного стиля, время которого в чопорной советской моде еще не пришло... Уже в 1995 году Майя Плисецкая вспомнила этот язык, когда вдохновенно танцевала с Патриком Дюпоном в постановке Бежара "Курозука". В этом своеобразном балете прима перевоплощалась из мужчины, одетого во фрачную тройку, в сказочное существо - не то женщину, не то паука. В моде как раз была была андрогинность, и лучшие западные кутюрье - Армани, Лагерфельд, Дольче и Габбана, Маккуин и Галльяно - создавали образы мальчиков-девушек. Особенно часто цитировался знаменитый костюм Марлен Дитрих из кинофильма "Марокко" 1930 года. Собственно, Бежар и хотел, чтобы Плисецкая была похожа на Дитрих. Помог ее сценическому перевоплощению известный художник по костюмам и хореограф Валид Ауни, создавший фрачную тройку, а также много дивных нарядов в китайском стиле для "Курозуки".

В творчестве Майи Плисецкой это был единственный травестийный опыт. В свои семьдесят она продолжала экспериментировать...

Как создать культовый образ: Майя Плисецкая

Если о заслугах Майи Михайловны Плисецкой на балетном поприще говорить лишний раз нет необходимости — настолько они масштабны, то о ее тесной связи с миром моды знают немногие. По фотографиям балерины из обычной жизни может сложиться впечатление, что модничать она не любила, предпочитая сдержанные лаконичные наряды преимущественно черного цвета, подчеркивающего ее точеную фигуру. На самом же деле современники часто вспоминали, что Плисецкая очень любила красивую одежду, не жалела денег на то, чтобы выглядеть не как все, и считала, что внешняя оболочка не менее важна для образа, чем талант.

Каракулевое пальто, подаренное тетей, лаковые туфли на низком каблуке, объемные вещи, купленные у фарцовщиков, — Майя Михайловна часто одной из первых включала в свой гардероб то, в чем потом ходили почти все советские женщины. Позже, уже став известной на весь мир балериной, она могла позволить себе демонстрировать любовь к необычной одежде по полной — например, одной из любимых ее вещей стало шифоновое платье с радужным градиентом, подаренное Пьером Карденом. С ним у балерины вообще сложились близкие отношения: дизайнер одевал свою музу не только в жизни, но и на сцене — для постановок «Чайка», «Дама с собачкой» и «Анна Каренина». Они встретились в 1971 году на театральном фестивале в Авиньоне, и со временем большую часть гардероба Плисецкой (а заодно и ее мужа Родиона Щедрина) стали занимать наряды авторства Кардена. Про своего друга Майя Михайловна говорила, что он «фантастически чувствует стиль» — очевидно, прежде всего ее собственный.

Карден был не единственным известным дизайнером, кто пополнял сценический и повседневный гардероб балерины. Так, в 1960-х с подачи Сержа Лифаря Плисецкая познакомилась с Габриэль Шанель. По случаю встречи мадемуазель устроила для гостьи персональный показ своей осенне-зимней коллекции, а затем предложила Плисецкой примерить один из своих знаменитых костюмов. В своей автобиографии Майя Михайловна описывала его так: «Плотный простроченный белый шелк. Темно-синие узкие прямые аксельбанты, вшитые в жатку пиджачка. Золотые полувоенные пуговицы, которые, как боевые медальки или знаки полковых отличий, украшают белизну одеяния. Под пиджак надевается прямой сарафан, складно облегающий фигуру». Костюм стал подарком Шанель и занял почетное место в гардеробе балерины.

И если в жизни Плисецкая носила преимущественно вещи, созданные Карденом, то на сцене его место разделяли и другие дизайнеры первого эшелона: Ив Сен-Лоран, который был большим поклонником таланта Майи Михайловны, Рой Хальстон и Жан-Поль Готье. У балерины всегда было четкое представление о том, что ей идет и как она хочет выглядеть: достаточно посмотреть на ее ранние фотографии, чтобы понять — ее стиль не был данью моде, но служил отражением ее личности, переведенным на визуальный язык. Большой дар, который заслуживает уважения не меньше, чем талант Майи Плисецкой к балету.

 

 

Майя Плисецкая: секреты стиля | Журнал Esquire.ru

Работа с Пьером Карденом

В 1971 году на театральном фестивале в Авиньоне Майя Плисецкая познакомилась с Пьером Карденом. Встреча переросла в крепкую дружбу — в течение следующих трех десятилетий балерина одевалась практически только у Кардена, а еще кутюрье создавал наряды для нескольких постановок с Плисецкой в роли прима-балерины — среди них «Чайка», «Дама с собачкой» и «Анна Каренина». Последняя работа была особенно масштабной и эффектной: Карден создал десять платьев, сохранив исторические силуэты XIX века, но приспособив их так, чтобы они не сковывали движений в танце.

Jack Mitchell/Getty Images

Майя Плисецкая и Пьер Карден, 1971

Французская мода в Кремле

Все совместные работы Кардена и Плисецкой были не только безвозмездными для дизайнера, но еще и долго оставались безымянными: Министерство культуры СССР запретило указывать на афишах имя художника-иностранца. Зато в 1998 году, когда железный занавес уже пал, Майя Михайловна нашла способ отблагодарить Кардена и устроила в Кремле постановку «Мода и танец» — их совместное представление на стыке балета и модного показа. Для постсоветской России это был модный опыт совершенно нового уровня.

Yuri Kochetkov/EPA/Vostock Photo

Постановка «Мода и танец», 1998

Муза Ива Сен-Лорана и не только

Пьер Карден был не единственным именитым дизайнером, который восхищался Майей Плисецкой. Ее одевали и Рой Холстон, и Жан-Поль Готье, и Ив Сен-Лоран (он, например, участвовал в создании театральных костюмов для балерины и придумал полупрозрачное асимметричное розовое платье для балета «Гибель розы»). А в шестидесятых Плисецкой довелось познакомиться с Габриэль Шанель: благодаря танцору Сержу Лифарю Плисецкая попала в мастерскую Шанель на Rue Cambon, где мадемуазель Коко — уже преклонных лет женщина — устроила для них камерный показ. Как вспоминала потом Плисецкая, Шанель была недовольна манекенщицами и поэтому попросила балерину примерить один из нарядов и пройтись. Майя Михайловна так и ушла из бутика в костюме — подарке Габриэль Шанель, это было ее первое знакомство с французской модой.

Alain Dejean/Sygma via Getty Images

Майя Плисецкая и Ив Сен-Лоран

Съемки у ведущих фотографов

Неудивительно, что великая балерина не раз оказывалась в объективах ведущих модных фотографов XX века. Она стала первой (и одной из немногих) советской артисткой, которая снималась для Vogue, притом не единожды, и позировала Ричарду Аведону, Сесилу Битону и Ирвину Пенну. «Ее руки — руки, в которые нельзя было поверить, — были подобны сочлененным жезлам, а длинные ноги сужались к паре обутых в шелк ступней, которые, казалось, парили на небольшом расстоянии над реальностью», — писал о Плисецкой Трумен Капоте в своем эссе для журнала, сопровождавшем одну из съемок.

Jack Mitchell/Getty Images

Новаторский стиль

Неудивительно, что поездки в Париж, общение с дизайнерами и фотографами, богатая культурная жизнь дали Майе Плисецкой модный кругозор, которого не было у большинства советских женщин, — и балерина делилась через свой незаурядный стиль. Она носила геометричные и футуристичные формы, сочетала мех с кожей, пробовала яркий макияж — вещи для СССР неслыханные и «неприличные», но ей удалось расширить границы советской моды. Вслед за Плисецкой модницы стали носить туфли на низком каблучке, высокие сапоги вместе с широкими пальто, удлиненные блузы в паре с узкими брюками, цветной шелк — может, и не модная революция, но новаторства ей было не занимать.

JF Moreno/EPA/Vostock Photo

Майя Плисецкая | Еврейский женский архив

Майя Плисецкая, одна из легендарных балерин своего поколения, родилась в Москве в 1925 году. Обе стороны ее семьи были евреями. Ее отец Михаил, инженер и коммунист-идеалист, был из Белоруссии; ее мать, Рахиль (1902–1993), была киноактрисой, принадлежавшей к известному русско-еврейскому театральному клану «Мессереры», в который входили актеры, а также участники знаменитого балета Большого театра. Дядя Плисецкой, Асаф Мессерер (1903–1992), был блестящим представителем новой мужской виртуозной техники, а ее тетя Суламиф Мессерер была в первом поколении советских балерин.Оба стали выдающимися учителями и должны были сыграть важную роль в карьере своей племянницы.

В 1934 году Плисецкая поступила в хореографическое училище Большого театра. Ее дары были очевидны. Она была высокой, стройной и музыкальной, с аппетитом к движениям и естественным прыжкам. Ее поместили в класс Елизаветы Гердт, бывшей балерины Марьинского театра, танцы которой излучали гармонию и академическую виртуозность старой петербургской школы. Плисецкая усердно училась и в течение двух лет исполняла важные партии в школьном репертуаре.Слишком скоро она попала в водоворот исторических событий. В 1937 году ее отец был арестован и казнен; в 1938 году ее мать была арестована и отправлена ​​в лагерь в Казахстане. Суламиф приняла Плисецкую; Асаф приютил своего старшего брата Азари (который также стал танцором и частым партнером Алисии Алонсо в 1960-х годах).

Суламиф, неутомимая, вооруженная медалями, перевела сестру из трудового лагеря в захудалый казахский городок, где Плисецкая навестила ее в 1939 году.Именно здесь, под попурри Чайковского в исполнении другого изгнанника, будущая балерина исполнила версию «Умирающий лебедь» , одно из своих самых знаменитых соло. В 1941 году ее мать была освобождена, но через несколько месяцев, когда страна находилась в состоянии войны с Германией, семья снова была перемещена, на этот раз в Свердловск. После года вынужденного безделья Плисецкая нелегально вернулась в Москву, чтобы возобновить учебу. В 1943 году перешла в Большой театр.

Ее взлет был быстрым. В первом сезоне она исполнила более двадцати важных ролей, репетировав некоторые из них, в том числе Мазурку в Шопениана и Фею Сирени в Спящая красавица с легендарным педагогом Агриппиной Вагановой.В последующие годы ей попались сливовые роли - Мирта в «Жизель » (1944), главная роль в «Раймонда » (1945), двойная роль Одетты-Одиллии в «Лебединое озеро » (1947), Китри в . Дон Кихот (1950), Вакханка в сцене Вальпургиевой ночи из Фауст (1950) и заглавная роль в Лауренсия (1956). В «Бахчисарийский фонтан » она была в паре со старшей балериной Большого театра Галиной Улановой, которая, по словам критика Вадима Гаевского, «разыграла трагедию чистоты.... а Плисецкая разыграла трагедию страсти ... естественного человеческого инстинкта, внезапно запрещенного и изгнанного из жизни ». Она была перфекционисткой, которая могла потратить годы на переосмысление роли (например, звездная героиня «Ромео и Джульетта» ), и прогрессивной, желающей исследовать новые стили. Она танцевала в произведениях Касиана Голейзовского и Леонида Якобсона, в том числе в подвергнутой критике «современной» версии Spartacus (1962). Она также появилась в ранних балетах «Каменный цветок » (1959) и «Легенда о любви» (1965) ее будущего врага Юрия Григоровича, который в 1964 году стал художественным руководителем Большого театра.

Немногие из этих ролей были созданы для Плисецкой, но она придала им силу своей незаурядной личности. «У нее необычайная способность заставлять свое тело действовать как послушный инструмент для передачи того пластического стиля и образа, который она изображает», - писал критик в 1960-х годах. «Ее музыкальность и манера речи необычайны». Она любила широкие, размашистые движения и динамичные, захватывающие пространство прыжки. Ее растяжки были высокими, линия длинной, и в фильмах того периода она выглядит необычно современной.Она была очень драматичной. Она верила в рассказывание историй и танцевала их со страстью. «Ее руки, - писал русский критик, - могут изгибаться, как змеи, и биться, как ленты на ветру. ... [I] во втором акте «Лебединого озера» ... ... волнистые движения рук на прямом, неподвижном теле ... создают образ парящего лебедя, гордой птицы, плывущей по гладкой воде ».

В 1959 году Плисецкая танцевала с Большим театром во время его первого гастрольного тура по США. Ранее ей запретили выезжать за границу из-за ее семейной истории, но теперь она стала международной звездой.Она совершила несколько гастролей с Большим театром в 1960-х и 1970-х годах и, в отличие от других советских танцовщиц того периода, работала за границей, появляясь в балетах, поставленных для нее Роланом Пети и Морисом Бежаром. В 1967 году она поставила Кармен-сюита, ​​ - первое из нескольких совместных проектов с ее мужем, композитором Родионом Щедриным, за которого она вышла замуж в 1958 году. За балетом, который бросил вызов авторитету Григоровича как художественного руководителя, последовал балет Анна Каренина ( 1972 г.). Чайка (1980) и Дама с собакой (1985), постановки самой Плисецкой, основаны на ее магнетическом сценическом присутствии и драматической силе.

К концу 1970-х между ней и Григоровичем возник открытый разрыв, и она больше не гастролировала с основной труппой Большого, а во главе небольшого ансамбля танцоров Большого. Все чаще она проводила время за границей. В 1983–1984 годах была художественным руководителем балета Римской оперы. С 1987 по 1990 год она занимала аналогичную должность в Ballet del Teatro Lírico Nacional в Мадриде.Она заслужила звание Героя Социалистического Труда и лауреата премии журнала Dance 1965 года. Ее откровенные мемуары « I, Майя Плисецкая, » были опубликованы в России в 1994 году и в США в 2001 году. С 1990-х годов она живет в Мюнхене.

Официальный интернет-магазин пуантов и танцевальной одежды из России в США


Говорят, талант притягивает талант, так родилась теплая дружба Тамары с Николаем Гришко и Майи с Родионом Щедриным (выдающийся композитор, автор музыки к «Кармен-сюите» и «Анне Карениной»).

Николай Гришко гордится своей многолетней дружбой с Майей Плисецкой и трепетно ​​хранит память об этой удивительной танцовщице, чей вклад в мировой балет неоценим. В кабинете Николая есть несколько фотографий за подписью Майи Плисецкой, на которых написано «с восхищением» и «с самыми добрыми пожеланиями».

Эти надписи становятся еще более ценными, когда знаешь, насколько импульсивным и жестким был характер Майи Плисецкой - получить от нее хвалебные и теплые слова было очень сложно.К слову, Майя Плисецкая в последние годы карьеры выступала в пуантах Гришко, о которых мы поговорим подробнее в следующих постах.

В 1993 году Майя Плисецкая отметила свое 50-летие на сцене гала-концертом, который прошел в Большом театре. Николай Гришко выступил одним из главных спонсоров мероприятия. Майя Плисецкая была невероятной, она танцевала на пуантах, исполняла свои бессмертные роли и представила публике один из новых балетов «Безумный из Шайо».За год до завершения карьеры Майя инициировала балет, идею которого предложил друг балерины, великий французский модельер Пьер Карден, а музыку написал Родион Щедрин. Балет вызвал восхищение зрителей, еще раз подтвердив, что Майя Плисецкая - легенда балета.

В 1994 году, в тяжелый финансовый и культурный период для русского балета, Майя организовала Международный конкурс артистов балета «Майя», чтобы возродить интерес к балету на постсоветском пространстве.Хореографы международного значения вошли в состав жюри конкурса «Майя».


Считая своим долгом поддержать балет, Николай Гришко участвует в организации двух конкурсов «Майя» и является соорганизатором Гала-концерта лауреатов 2-го конкурса «Майя», который проходил в Париже в театре Пьера Кардена (г. L'ESPACE PIERRE CARDIN) в сентябре 1997 года. За вклад в развитие балета и организацию конкурса балетов «Майя» Николай Гришко получил Почетные грамоты мэра Санкт-Петербурга.Петербург А. Собчак в 1994 г. и губернатор Санкт-Петербурга В. Яковлев в 1997 г.

Майя Плисецкая имела изящную и крепкую ногу. Любимой моделью Майи была всем известная Фуэте Гришко, но в честь великой балерины была создана еще одна модель - «Майя I и Майя II».

Кстати, еще один товар в линейке Grishko / Nikolay появился благодаря великому танцору - один из бестселлеров - силиконовый бустер для арки. Высота арки - далеко не свидетельство профессионализма танцора.Но в мире принято считать, что у балерины должна быть высокая и гибкая арка. Именно Майя Плисецкая предположила, что арочный бустер может стать незаменимым помощником на сцене для танцоров с нижним сводом.

Мы невероятно гордимся историей этой удивительной дружбы между основателем компании Николаем Гришко и легендой мирового балета Майей Плисецкой.


Чтобы узнать больше об истории Николая Гришко, включите уведомления и подпишитесь на #nikolaygrishkostory

Некролог Майи Плисецкой | Балет

Майя Плисецкая, скончавшаяся в возрасте 89 лет, была одной из самых выдающихся балерин советской эпохи, а после ухода на пенсию Галины Улановой стала ведущей балериной Большого балета.Стройная, с длинными ногами и ярко-рыжими волосами, она обладала ослепительной техникой, огромным, почти мужским прыжком и удивительно гибкой спиной и руками. Она утверждала, что унаследовала свою яркую и выразительную внешность от отца, которого она описывает как «жилистого, стройного телосложения». Среди современников она выделялась, и даже сегодня фильмы о ее танцах выглядят удивительно современно.

Западная публика впервые увидела ее в основном в драматических ролях, таких как двойная героиня в «Лебедином озере» или в главной роли в «Кармен-сюите», балете, созданном вокруг ее личности и особых дарований, но она также могла быть восхитительно забавной и женственной в роли царя Дева в «Конёк-Горбунке» или, что особенно важно, в роли Китри в «Дон Кихоте»; Рудольф Нуриев сказал, что ее выступление было «как шампанское».Но, несмотря на ее несомненные дары, жизнь ее не была гладкой. Она ждала 16 лет, прежде чем ей разрешили совершить поездку по западу, который КГБ назвал «политически незрелым». А потом в ее долгой карьере произошел открытый разрыв между Плисецкой и всесильным директором Большого театра Юрием Григоровичем.

Она родилась в Москве, была первым ребенком и единственной дочерью родителей. Ее отец, Михаил Плисецкий, был инженером и убежденным коммунистом, который занимал руководящую должность в угольной промышленности страны.Ее мать, Рахиль Мессерер, была киноактером и членом большой семьи, в которую входили актеры, танцоры, ученые и инженеры. Оба родителя были евреями, что должно было стать проблемой в якобы эгалитарном Советском Союзе. Кроме того, в США были близкие родственники.

В 1934 году Плисецкая поступила в балетную школу Большого театра, где сразу привлекла к себе внимание. Ее первый год был прерван, потому что семье пришлось вернуться на Шпицберген, где ее отец был генеральным консулом . Но через несколько месяцев, из-за того, что она пропустила танцы, было решено, что она должна вернуться в Москву, где ее отдали в класс Елизаветы Герты.

Через год Михаила отозвали в Москву. В 1937 году он был арестован, а затем казнен. В следующем году Рахиль вместе со своим младшим ребенком отправили в трудовой лагерь как жену «врага народа». Майю приняла ее тетя Суламифь, балерина из Большого театра, а ее дядя Асаф, ведущий танцор того времени, ухаживал за ее братом Александром.

В 1941 году Рахиль был освобожден, и семья воссоединилась, но по мере того, как шла Вторая мировая война, семья переехала в Свердловск, полагая, что Большой будет эвакуирован в этот город. Слух оказался ложным, и Майя пропустила целый год в балетной школе. В конце концов она пошла на опасный шаг, совершив пятидневную поездку в Москву без соответствующих документов. В 1943 году она закончила учебу с отличием.

Она пришла в Большой театр на младшем уровне, но в первый сезон исполнила несколько главных ролей.Среди них была мазурка из «Шопенианы», которую она репетировала с великим педагогом Агриппиной Вагановой, которая, по ее словам, «позолочила» ее интерпретацию. С тех пор Плисецкая сожалела о том, что ее время с Вагановой было таким коротким.

В 1945 году Плисецкая была назначена балериной и исполняла ведущие партии в репертуаре труппы, в том числе «Лебединое озеро», которое она продолжала исполнять до 50 лет. Создавала партии в «Каменном цветке» Леонида Лавровского и в «Спартаке» Игоря Моисеева. Но какой бы ни была роль, она сделала ее уникальной благодаря своему драматическому таланту и яркой личности.Тем не менее, она продолжала скандалить с властями. Когда в 1951 году она получила звание Заслуженной артистки СССР, были протесты комсомола. И ее исключили из турне 1956 года в Лондон, когда труппа Большого театра впервые появилась на западе. Только когда в 1959 году Большой театр переехал в Нью-Йорк, через год после того, как Плисецкая вышла замуж за композитора Родиона Щедрина, ей суждено было появиться на западной сцене и завоевать международное признание. Но, несмотря на это и последующие триумфальные гастроли, проблемы у нее все же были.«Кармен-сюита», поставленная для нее кубинцем Альберто Алонсо, изначально была официально признана «эротической» и «формалистической». Но она настояла на своем, и это стало одной из ее фирменных ролей.

Была аналогичная критика, якобы артистическая, но, возможно, больше связанная с политикой компании, с ее первой хореографией, «Анна Каренина» (1972), и двумя другими балетами, в которых она играла, «Чайка» (1980) и Дама с собачкой (1985). У всех троих была музыка Щедрина и костюмы Пьера Кардена.К этому времени у Плисецкой уже был опыт работы с западными хореографами Морисом Бежаром и Роланом Пети, оба из которых создавали для нее произведения. Она отметила свое 50-летие исполнением требовательного Болеро Бежара. А ее 50-летие на сцене было отмечено балетом «Сумасшедшая из Шайо», созданным для нее румыном Джиджи Качуляну.

К концу 1970-х она и несколько других высокопоставленных звезд Большого театра открыто дрались с Григоровичем. Однако Плисецкая по-прежнему пользовалась большим спросом и продолжала гастролировать с группой танцоров, которые выступали в основном в ее собственных программах.

В 1983 году Плисецкая проработала год в качестве художественного руководителя балета Римской оперы и с 1987 по 1990 год занимала аналогичную должность в Национальном балете Испании. Она продолжала танцевать на пуантах до 60 лет, особенным событием которой стал Умирающий лебедь. соло, первоначально ставшее известным благодаря Анне Павловой, и она все еще появлялась на сцене в соло, созданном для нее Бежаром, Ave Maya, в ее 80-х годах.

Плисецкая награждена наградами, в том числе тремя Ленинскими премиями, а также орденами Франции, Японии, Литвы и Испании.В 2000 году Владимир Путин наградил ее медалью «За заслуги перед государством». К счастью, многие из ее выступлений были записаны, в том числе появление в качестве актера в советских фильмах «Анна Каренина» (1976) и «Фантазия» (1976, по мотивам «Весенних потоков» Тургенева). Она изображена художником Марком Шагалом на фреске Метрополитен-оперы в Нью-Йорке. Ее автобиография «Я Майя Плисецкая» была опубликована в 2001 году.

После распада Советского Союза Плисецкая и Щедрин поселились в Мюнхене.

Он переживает ее, как и ее брат Азарий Плисецкий, бывший танцор и учитель балета.

Плисецкая Майя Михайловна, балерина, родилась 20 ноября 1925 г .; умерла 2 мая 2015 г.

Майя Плисецкая

Майя Михайловна Плисецкая - русская балерина, которую часто называют величайшей балериной современности.

Майя Плисецкая родилась в Москве в известной семье еврейских художников.Она пошла в школу на Шпицбергене, где ее отец работал инженером. В 1938 году он был казнен во время сталинских чисток, а ее мать, актриса немого кино, была депортирована в Казахстан.

После этого Майю удочерила ее тетя по материнской линии, балерина Суламифь Мессерер (1908-2004), которая позже основала Токийский балет (1960), перешла на запад (1980) и получила высшие гражданские награды Великобритании и Японии. .

Майя училась у великой балерины императорской школы Елизаветы Гердт. Впервые она выступила в Большом театре, когда ей исполнилось 11 лет. В 1943 году окончила хореографическое училище и поступила в труппу Большого театра, где выступала до 1990 года.

Самые известные роли Майи включали Одетту-Одилию в Лебединое озеро (1947) и Аврору в Спящая красавица (1961). В 1958 году она была удостоена звания Народной артистки СССР и вышла замуж за молодого композитора Родиона Щедрина, с которым и разделила впоследствии известность.

После ухода со сцены Галины Улановой в 1960 году Майя Плисецкая была провозглашена прима-балериной ассолюта Большого театра. В советской экранизации Анны Карениной она сыграла княжну Тверскую. В 1971 году ее муж написал балет на эту же тему, где она сыграла главную роль.«Анна Каренина» тоже была ее первой хореографической попыткой. Среди других хореографов, создававших для нее балеты, - Юрий Григорович, Ролан Пети, Альберто Алонсо и Морис Бежар.

В 80-е годы Плисецкая и Щедрин много времени проводили за границей, где она работала художественным руководителем балета Римской оперы и Национального балета Испании в Мадриде.В возрасте 65 лет она окончательно ушла из Большого театра как солистка. С 1994 года она председательствует на ежегодных международных балетных конкурсах Maya .


Источники: Википедия. Эта статья доступна на условиях лицензии GNU Free Documentation License

В настроении Жюльена Фурнье: «Для меня Майя Плисецкая представляет собой вечное женское начало»

Relaxnews: Какой известный человек, исторический или современный, мог бы лучше всего представить эту коллекцию?
Жюльен Фурнье: Майя Плисецкая, звезда балета.Даже сегодня для меня она олицетворяет вечную женственность. И в этом суть моды в Париже: вечная женственность в современном выражении.

R: Где вы были, когда нашли вдохновение для этой коллекции? Что за момент с лампочкой?
JF: Я готовился к торжественному мероприятию в Парижской Опере. Я думал об этих молодых девушках, которые, как они говорят, «дебютируют в обществе», и о подготовке к вечеринке, где возможны все способы соблазнения.Поэтому я и назвал сборник «Премьер Фриссон» [First Thrill]. Пудровыми тонами, в стиле Жана Оноре Фрагонара, я поместил этих молодых женщин в странный мир, немного похожий на Марка Райдена.

R: Если бы вам нужно было суммировать вашу коллекцию всего одним кусочком, что бы вы выбрали?
JF: Ножны с глубоким V-образным вырезом, которые удлиняют тело, просто покрывая его полупрозрачными пайетками на легкой креповой ткани телесного цвета. Сама сущность чувственности и элегантности призвана проявиться в нежных тонах, напоминающих фарфоровый цвет лица молодых девушек.

R: Может ли Рианна, настоящая икона моды, представлять ваш лейбл? С каким взглядом вы бы ее подобрали?
JF: Я уже одел Бейонсе. Не знаю, согласится ли Рианна пойти по ее стопам. Но я мог видеть ее в образе, который откроет шоу: топ, полностью сделанный из различных полудрагоценных драгоценных камней (аметисты, нефрит, горный хрусталь), надетый на плиссированные жаккардовые брюки, в которых чередуются те же цвета драгоценных камней на спине и спереди, подчеркнув их уникальным серебряным узором.

R: Вдохновлял ли вас конкретный кутюрье в прошлом или настоящем?
JF: Некоторые из них были моими учителями. Среди них я мог бы назвать Клода Монтану за пошив одежды, Чарльза Джеймса за корсеты, встроенные в архитектуру платьев, и Джанфранко Ферре за его оригинальные рукава.

R: Что вам не нравится в мире моды?
JF: Местные фракции, нетерпимость, расизм ... Я ненавижу эти вещи везде, где они появляются, в том числе в мире моды.

Майя Плисецкая | Русская балерина

Майя Плисецкая , полностью Майя Михайловна Плисецкая , (родилась 20 ноября 1925 года, Москва, Россия, СССР - умерла 2 мая 2015 года, Мюнхен, Германия), русская прима-балерина Большого балета Москвы , восхищалась ее технической виртуозностью, выразительным использованием рук и умением сочетать актерское мастерство с танцем.

Британника исследует

100 женщин-первопроходцев

Познакомьтесь с выдающимися женщинами, которые осмелились выдвинуть на первый план вопросы гендерного равенства и другие вопросы.Этим историческим женщинам есть что рассказать - от преодоления угнетения до нарушения правил, переосмысления мира или восстания.

Плисецкая, племянница танцоров Асафа и Суламифь Мессерер, училась с дочерью Павла (или Пола) Гердта Елизаветой и Агриппиной Яковлевной Вагановой и окончила Большую школу в 1943 году. Плисецкая была известна своим уникальным индивидуалистическим изображением как в советском, так и в русском языках. классические балеты. В ее репертуаре: Зарема Бахчисарайский фонтан ; главная роль в Laurencia ; Хозяйка Медной горы в Каменный цветок ; Китри в Дон Кихот ; Мирта, королева виллисов, in Giselle ; Аврора в "Спящая красавица" ; и двойного персонажа Одетты-Одиллии в «Лебединое озеро », которую часто считают ее величайшей ролью.

Плисецкая выступала в ряде стран и была приглашенной артисткой Парижской оперы в 1961 и 1964 годах. Ее выступления были записаны в фильмах Звезды русского балета (1953), Лебединое озеро (1957), Плисецкая танцует (1964), Анна Каренина (1975) и Кармен-сюита (1978) - в последних двух главных ролях играет ее протеже Александр Годунов. В 1964 году она получила Ленинскую премию за выдающиеся художественные работы. Она появлялась в балетах таких несоветских хореографов, как Ролан Пети, Морис Бежар, Альберто Алонсо.С 1975 года она также выступала с Брюссельским балетом XX века и была художественным руководителем балета Римской оперы (1983–84) и Национальной танцевальной труппы Испании (1987–90). Первой ее хореографией стала «Анна Каренина » (1972).

Майя Плисецкая в Лебединое озеро, 1961.

Paris Match / Pictorial Parade

В своей автобиографии 1994 года (англ. Пер. последующее пребывание в изгнании и ее собственная борьба за свободу творчества.Она и ее муж, композитор Родион Щедрин, в конце концов обосновались в Германии. В 2005 году Плисецкая была удостоена премии принца Астурийского в Испании в области искусства, а в следующем году она была удостоена премии Praemium Imperiale Японской ассоциации художников в области театра и кино.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

#TBT: Майя Плисецкая в «Спящей красавице» (1963)

Чисако Ога - танцор в движении - во многих отношениях.От детского обучения в Техасе, Калифорнии и Японии до ученичества в балете Сан-Франциско до своей первой профессиональной должности в балете Цинциннати, где она быстро выросла до солистки, она редко стояла на месте надолго.

Но теперь 24-летняя балерина именно там, где она хочет быть, как одна из самых многообещающих солисток Boston Ballet. В 2019 году Ога вышла из основного контракта и присоединилась к труппе в качестве второй солистки, а в следующем году стала солисткой. «Я знала, что мне придется сделать шаг вниз, чтобы присоединиться к труппе другого калибра, а Boston Ballet - одна из лучших трупп в стране», - говорит она.«Репертуар - Килиан, Форист, все полнометражные балеты - мне так нравится».

И компания с самого начала предлагала ей большие возможности. Она танцевала главную партию в балете Giselle в своих самых первых выступлениях с Boston Ballet, превращая игривую невинность в женщину, преследуемую предательством, с драматической убежденностью и техническим апломбом. Но она также оставляет свой след в современной работе. Последним балетом, который она исполняла на сцене перед пандемией, был требовательный балет Уильяма Форсайта Посередине, несколько приподнятый балет , исполнить который, по ее словам, было мечтой.«Стиль действительно отличался, он казался мне действительно удобным. Билл извлекал из меня что-то новое на каждой репетиции. Каким бы сложным это ни было, это было так весело».

«Чисако очень естественная движущая сила, податливая и сильная», - говорит художественный руководитель Микко Ниссинен. «Танцы, кажется, даются ей очень легко. Не многие обладают этим качеством. Она как бриллиант - мне любопытно посмотреть, насколько мы можем отточить этот талант».

Джейми Торнтон для Pointe

Возможность изменить жизнь

Ога начала танцевать в возрасте 3 лет.Она родилась в Далласе, и ее семья переехала, чтобы следить за работой своего отца в сфере информационных технологий. Прежде чем обосноваться в Карловых Варах, Калифорния, они на несколько лет приехали в Японию, где Ога начал серьезно относиться к балету. «Мне нравится простота балета, структура и ясный словарный запас», - говорит она. «Танцы, которые изображают историю или несут послание, действительно привлекали меня. Одна из моих любимых частей в сюжетном балете - погрузиться в роль и стать персонажем, помещая это в мою точку зрения».

В Калифорнии Ога учился у Виктора и Татьяны Касатских и Максима Чернычевых.Учителя поощряли ее участвовать в соревнованиях, которые, по ее словам, расширили ее кругозор и подпитали ее любовь к выступлениям перед публикой. Несмотря на высокую мотивацию, она говорит, что поняла, что медали - это еще не все. «Честно говоря, я чувствую, что времена, когда я сближался и не находил места, дали мне перспективу, заставили меня осознать, что быть танцором не определяет тебя, и помогли мне стать человеком и танцором, которым я являюсь сегодня».

В 15 лет Ога стал полуфиналистом на конкурсе Prix de Lausanne, в результате чего ему была предоставлена ​​стипендия для балетной школы Сан-Франциско, которая изменила его жизнь.Там она тренировалась с двумя своими самыми влиятельными учителями, Тиной ЛеБлан и Патриком Арманом. «Она сразу же пришла с хорошими основами, - вспоминает Арман, - и работая с ней в течение двух лет, я понял, насколько она умна. Она супер-умная, вдумчивая, целеустремленная, всегда работает».

Она стала ученицей компании в 2016 году. Затем пришла неутешительная новость - через несколько месяцев ее уволили. Ей сказали, что при росте 5 футов 2 дюйма она была просто слишком маленькой для нужд компании. «Это было очень, очень тяжело», - говорит Ога.«Я чувствовал, что нахожусь на хорошей трассе, поэтому то, что меня отпустили, было очень шокирующим, особенно потому, что мой рост не был чем-то, что я мог бы улучшить или изменить».

Двигаясь дальше и вверх

По иронии судьбы, рост Оги оказался преимуществом при прослушивании в балет Цинциннати, который искал талантливого партнера для некоторых из своих более низких мужчин. Она присоединилась к труппе в 2016 году, быстро стала солисткой и стала ведущей танцовщицей в сезоне 2017–18, сыграв такие главные роли, как Сванильда и Джульетта, за три года работы в труппе.«Были времена, когда я чувствовал себя незначительным и неуверенным, как будто я этого не заслуживаю», - говорит Ога об этих ранних возможностях. «Но больше всего я был взволнован тем, что меня поставили на это место».

Она также преуспевала в современной работе, например, в балетмейстере Дженнифер Арчибальд MYOHO . Арчибальд цитирует ее теплоту, игривость и чувствительность, добавляя: «В ней также есть мощное присутствие, и я был поражен тем, как быстро она подбирала хореографию, способная быстро находить переходы.У нее определенно особый талант. Бостонский балет предоставит ей больше внимания на национальном уровне ».

Джейми Торнтон для Pointe

Это был план Оги. Она знала, что попасть в Цинциннати - это скорее ступенька, чем конечный пункт назначения. Она нацелена на более крупную труппу с более широким репертуаром, и Бостонский балет казался идеальным.

Продолжая расправлять крылья в компании, Ога наладила, казалось бы, легкое артистическое партнерство с одним из самых динамичных мужчин-руководителей Бостонского балета, Дереком Данном, которого Ога называет «добросердечным, открытым человеком, который всегда меня поддерживает, когда я Я был строг к себе.Он научил меня верить в себя и верить в то, что я способен делать все, что нужно для хореографии ». У них сложилась легкая связь в студии, которую она сравнивает с« хорошим разговором, взад и вперед ».

Данн соглашается. «Я знал, что в первый раз, когда мы танцевали вместе, у нас была особая связь, - говорит он. - Она действительно берет на себя артистическую сторону роли, что делает связь действительно сильной, когда мы танцуем на сцене. Это похоже на пребывание в другом мире ».

Он добавляет:« Она пришла в компанию, и ей было брошено много чего, что могло быть пугающим.Она справилась с этим с такой грацией и уверенностью ».

Ога с Дереком Данном в фильме Хелен Пикетт Petal

Лиза Волл, любезно предоставлено Boston Ballet

Перспектива в условиях пандемии

Пара направлялась в напряженный весенний сезон Boston Ballet, когда разразилась пандемия. «Это был настоящий облом», - говорит Ога. «Я действительно с нетерпением ждал « Лебединое озеро », Bella Figura , некоторых новых мировых премьер. Когда мы узнали, что весь сезон был отменен, это было тяжелой новостью для восприятия.«

Но она быстро решила максимально использовать свое время вне студии и физически отдыхать.» Все выступления имеют значение. Конечно, я занималась растяжкой и упражнениями, но мы никогда не даем себе достаточно времени для отдыха в качестве танцоров ».

Она также возобновила курсы в колледже, чтобы начать вторую карьеру. Ога - одна из многих танцоров Бостонского балета, пользующихся преимуществами особого партнерства с Northeastern. Университет, чтобы помочь им получить степень бакалавра. Сосредоточившись на финансах и бухгалтерском учете, Ога расширила свои классы экономики, алгебры, бизнеса и маркетинга.Она также присоединилась к программе наставничества Boston Ballet «Раскрасьте наше будущее», чтобы повысить осведомленность и поддержать разнообразие, равенство и вовлеченность. «Я пытаюсь, чтобы мой голос вдохновлял следующее поколение», - говорит она.

Одна пандемическая серебряная подкладка проводила больше времени со своим мужем, танцором балета Гранд-Рапидс Джеймсом Каннингемом. Они познакомились в балете Цинциннати, танцуя вместе в балете Адама Хугланда « Cut to the Chase » сразу после прибытия Оги, и поженились незадолго до ее переезда в Бостон.Каннингем занял позицию в Гранд-Рапидсе, так что с тех пор они предпочитают брак на расстоянии. Они тратят много времени на переписку и FaceTime, общаясь лично во время увольнений. «Это действительно сложно», - признает Ога, но добавляет: «Мы оба очень увлечены этой формой искусства, поэтому легко поддерживать цели друг друга».

Лучший совет Оги для молодых танцоров? «Не воспринимайте момент как должное», - без колебаний говорит она. «Неважно, в каком ты звании, просто делай все как можно больше - люди увидят твой тяжелый труд.Не соглашайтесь ни на что меньшее. Также очень важно знать [себя], а не придерживаться чужих стандартов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *