Стефано габбана и доменико дольче: Доменико Дольче и Стефано Габбана: «В мире моды показ на подиуме – воплощение мечты, и этому нет альтернативы»

Содержание

5 фактов, которые вы не знали о Доменико Дольче и Стефано Габбана


Мы продолжаем делиться с вами малоизвестными фактами об инсайдерах модной индустрии, и на очереди сицилийский дуэт дизайнеров – Доменико Дольче и Стефано Габбана, сооснователи бренда Dolce & Gabbana. Итальянцы основали модный Дом в 1985 году. Модельеры познакомились, когда Доменико пришел работать в ателье Стефано. Вместе они открыли общую мастерскую, и первое время каждый работал под собственным именем, но вскоре кутюрье объединили усилия и открыли знаменитый Dolce & Gabbana. Вот еще несколько  интересных фактов о дуэте.

Они спонсоры

Дизайнеры являются официальными спонсорами сборной Италии по футболу начиная с 2006 года. Они обеспечивают участников команды одеждой для красных дорожек, спортивной одеждой и аксессуарами.

У них особые отношения с Мадонной

Дольче и Габбана создавали все костюмы для тура певицы Madonna’s Girlie Show, который состоялся в 1993 году.

Затем они попросили Мадонну принять участие в рекламной кампании 2010 года, и она согласилась.

Дольче начал интересоваться модой в шесть лет

В столь неосознанном возрасте Дольче пошил свою первую вещь. Это была пара брюк. Отец Дольче был известным портным, поэтому его постоянно окружали швейные машины и одежда.

Они снимают и режиссируют все рекламные кампании бренда

В прошлом они работали со многими известными фотографами, но сегодня знаменитые кутюрье взяли инициативу этого аспекта работы над брендом на себя. Дизайнеры занимаются созданием  идей, подбором моделей, локаций и стиля.

[su_youtube url=»https://www.youtube.com/watch?v=35vPvbC-NkI»] [/su_youtube]

У них есть общая песня

В 1996 году Дольче и Габбана выпустили сингл, в котором была использована фраза D & G is love, повторяющаяся в бите техно. Кажется,  этому дуэту все под силу.

[su_youtube url=»https://www.

youtube.com/watch?v=-1IBm7QvW1w»] [/su_youtube]


Читайте также:

Бренд Dolce & Gabbana представил коллекцию в Дубае

Моника Беллуччи, Карла Бруни и Ева Герцигова на показе Dolce & Gabbana SS’19

Кому достанется империя Dolce & Gabbana?

Доменико Дольче и Стефано Габбана рассказали в интервью Corriere della Sera, кого они видят у руля компании после своего ухода

Несмотря на прошлогодний скандал в Китае и последовавший за ним спад продаж, итальянский модный дом Dolce & Gabbana остается одним из ключевых игроков мирового рынка роскоши. При этом он является одной из немногих модных компаний, сумевших сохранить свою независимость от роскошных конгломератов. О том, почему в Dolce & Gabbana не может быть иностранных дизайнеров и кто должен управлять бизнесом в будущем, основатели модного дома Доменико Дольче и Стефано Габбана рассказали в интервью итальянскому изданию Corriere della Sera.

Семейная лодка

«Наша идея заключается в том, чтобы оставить место для тех, кто работает с нами, для сотрудников и семьи», — признался Стефано Габбана. По словам дизайнеров, идеальные модели бизнеса для них — это семейные предприятия, такие как Hermès или Ferrero, которыми управляют потомки основателей. Такой же путь Дольче и Габбана видят и для своей компании. «Мы оставим ДНК нашей рабочей группе, то есть нашим внутренним дизайнерам, которые являются сердцем компании и которым мы полностью доверяем. Затем есть семья, брат Доменико — Альфонсо — и их сестра Доротея», — говорит Габбана. В группе уже работают дети Доротеи, Кристиан и Джузеппина, — им около 40 лет. Кристиан отвечает за аксессуары, а Джузеппина возглавляет Alta Moda.

По словам Доменико Дольче, основателям модного дома не хотелось бы передать его иностранному дизайнеру, который изменит компанию. Для них важно сохранить преемственность. «Хотим оставить семье кодекс, который она сможет интерпретировать, — говорит Дольче. — Но в то же время мы хотели бы оставить место для молодых людей, которые уже работают здесь, чтобы Dolce & Gabbana не стал мертвым брендом. После нас они должны будут рассказывать новые истории клиентам, рассказывать о себе со своим почерком, в своей манере, но в рамках нашего кодекса. С дисциплиной и строгостью».

Сохранить корни

Другим столпом Dolce & Gabbana остаются традиции и мастерство. Вся продукция модного дома производится сегодня в Италии — компания располагает в стране четырьмя производственными центрами: в Леньяно работает 745 человек, в Инчиза-Валь-д’Арно — 380, в Лонате-Поццоло — 300 и в Сармеола-ди-Рубано — 178. «Это сердце нашей деятельности — творческой, ремесленной и человеческой, — в которую мы инвестируем с 1984 года, когда родился Dolce & Gabbana, — объясняет Доменико Дольче. — Мы всегда говорим нашим менеджерам, что они могут резать где угодно, но не там, потому что это производство отражает дух компании, культуру, историю и мечту, которую мы хотим воплотить как предприятие и как семью. У менеджеров краткосрочное видение, они не ведут собственный бизнес, они указывают на результаты деятельности и на свои доходы. Но они не предприниматели. Руководство нашей группой поручено моему брату Альфонсо Дольче, семейному управляющему».


В независимости от роскошных конгломератов, по словам Габбаны, состоит уникальность Dolce & Gabbana. Именно независимость позволила основателям компании сократить в 2010 году линию D & G и отказаться от 3 млн предметов одежды в сезон, несмотря на возвражения маркетологов и консультантов. Благодаря такому решению Dolce & Gabbana повысил восприятие уровня бренда, утвердился в сфере высокой моды, восстановил через несколько лет продажи и сохранил рабочие места. «В большой группе у нас бы не получилось сделать это, потому что менеджеры всегда хотят одежду, которая больше всего продавалась в предыдущем сезоне», — говорит Стефано Габбана.

Ценность мастерства

Сегодня в группе работает 200 компаний.

Некоторые предприятия Дольче и Габбана приобрели, чтобы спасти их от разорения и не потерять компетенции. «Недавно такое произошло в Венето, в Сармеола-ди-Рубано, с фабрикой, которая производит нашу сарториальную одежду и made to measure», — говорит Стефано Габбана. Его партер добавляет: «Но есть и новый тренд — возвращение внимания к мастерству, это видно по интересу молодежи к этой профессии, многие из них итальянцы. 5–6 лет назад таких было трудно найти. Затем мы в группе создали Botteghe di Mestiere, где учим шить, вышивать, гладить и моделировать. Около 70–75% молодых людей в возрасте от 20 до 25 лет остаются в компании. У нас есть свои мастера, и мы поддерживаем традиции и ремесло».


В спасении итальянских производств Дольче и Габбана видят одну из своих миссий. «Глобализация уничтожила небольшие компании, которые производили и работали в Италии, целые районы между Прато и Комо оказались в кризисе, в Биелле остались только четыре производителя тканей, — поясняет Дольче. — Мы должны спасти компании, если мы хотим спасти наши города, создать рабочие места и сохранить достоинство. Если мы сегодня потребляем продукты, произведенные в странах с низкой стоимостью рабочей силы, мы лишаем наших детей возможности устроиться на работу завтра».

Сегодня оборот Dolce & Gabbana составляет 1,394 млрд евро, при этом 80% продаж осуществляется за пределами Италии. Розничная сеть Dolce & Gabbana включает в себя 220 собственных монобрендовых магазинов, 80 франчайзинговых, а также 300 мультибрендовых площадок. На долю электронной торговли приходится 6% оборота, этот показатель планируется увеличить до 15%.

Азиатско-Тихоокеанский рынок в минувшем финансовом году потерял долю в бизнесе Dolce & Gabbana — на него в общем обороте пришлось 22% по сравнению с 25% годом ранее. Наблюдается падение и в Большом Китае. Комментируя этот факт, Стефано Габбана отметил, что замедление на некоторых рынках компенсируется ростом на других. В частности хорошие показатели компания фиксирует в Бразилии и Мексике.


Под покроем ночи – Газета Коммерсантъ № 205 (3289) от 31.10.2005

визит

На прошлой неделе Москву впервые за двадцать лет существования посетил дизайнерский дуэт Доменико Дольче и Стефано Габбана. На протяжении многих лет брэнд Dolce & Gabbana воспринимается в России как символ принадлежности к высшему свету. Впрочем, столкнуться лицом к лицу со своими российскими почитателями итальянским модельерам пришлось впервые. В клубе Billionaire, где прошла историческая встреча, спешно сменили декор и даже изготовили кубики льда достойного дизайнеров размера.

За неделю до своего приезда дизайнеры Доменико Дольче и Стефано Габбана прислали в Москву директора по имиджу компании D&G Бари Левита. Первым делом господин Левит стал приводить клуб Billionaire в соответствие со стилистическими запросами дизайнеров. Владелец клуба Александр Оганезов поначалу воспринимал в штыки любую перестановку мебели: "Буду я еще ради них стулья двигать", но в конце концов сдался, послушно исполнив все распоряжения господина Левита.

Впрочем, мебелью господа Дольче и Габбана не ограничились. Они очистили от символики клуба униформу официантов и поменяли лампочки над барной стойкой. "Нужны желтые и круглые лампочки,— безапелляционно объявил господин Левит.— Не такие, как у вас! Красные и в виде свечек",— поморщился имиджмейкер. Его диалог с электриками длился шесть часов. Столько же времени ушло на согласование размера кубиков льда для напитков бара, их края вымерялись лично господином Левитом до миллиметра.

Дальше дело пошло быстрее: о шампанском Dom Perignon "для всех" и кроваво-красных розах "в каждом углу" стороны договорились буквально за полчаса. После всех этих мытарств организаторы с ужасом ждали приезда дизайнеров. Однако при ближайшем рассмотрении господа Дольче и Габбана оказались слегка застенчивыми, но довольно компанейскими людьми. Дизайнеры приехали в сопровождении собственных пиарщиков-итальянцев, которые не отходили от них ни на минуту. Пиар-отдел можно было отличить по униформе D&G: синие джинсы, белая рубашка и черный бархатный пиджак. Охраняли группу два строгих итальянца в темных костюмах.

Небольшой конфуз приключился, когда дизайнеры потребовали от менеджмента отеля Ararat Park Hyatt два номера категории suite, поставив руководство отеля в тупик: оказалось, что в отеле только один такой номер. В первый момент служащие решили, что знаменитая пара собирается проживать в одном номере, но, осознав неловкость ситуации, моментально нашли второй, куда въехал Стефано Габбана вместе со своим бойфрендом Алессандро. Поскольку дизайнеры прилетели на собственном самолете из Милана около часа ночи, поселившись, они отправились отдыхать.

Следующий день господа Дольче и Габбана начали с пресс-конференции в Барвихе Luxury Village, после чего совладельцы Mercury Леонид Струнин и Леонид Фридлянд отвезли их пообедать в ресторане "Причал". Около шести вечера они уже были за кулисами балета "Предзнаменования" в Большом театре. Здесь их ждал дизайнер Игорь Чапурин, который продемонстрировал гостям костюмы и декорации, специально созданные им для этого балета. Попробовав ткани на ощупь, господин Габбана с чувством похвалил господина Чапурина. А господин Дольче в знак согласия кивнул. Однако смотреть балет итальянцы отказались. Перед собственной вечеринкой они решили отдохнуть в отеле.

В клубе Billionaire гостей ждали к одиннадцати. Однако небольшой танцпол оставался полупустым до часа ночи. Вопреки ожиданиям организаторов, светская публика продемонстрировала, что Дольче и Габбана ей намного желаннее в виде этикетки, а не лично. Подождав, пока зал наполнится хотя бы до половины, господа Фридлянд и Струнин, главный редактор журнала Vogue Алена Долецкая и главный редактор журнала GQ Николай Усков привезли виновников торжества. У входа господ Дольче и Габбану встречала толпа почитателей, облаченных в одежду из последних коллекций Dolce & Gabbana, во главе с вице-президентом Mercury Аллой Вербер. Председатель правления Росбанка Александр Попов, голландский дизайнер Эрик ван Эгераат, как и другие гости мужского пола, выбрали черный бархатный пиджак, синие джинсы и белую сорочку. Туалеты дам были чуть разнообразнее.

Хотя никакого дресс-кода в приглашении указано не было, гости клуба устроили между собой негласное соревнование, на ком больше Dolce & Gabbana надето. Победителя выбрал господин Габбана, который похвалил продюсера Алексея Бокова. "Он сказал, что я — воплощение стиля 'Дольче--Габбана'!" — делился господин Боков с остальными участниками. "У меня только ботинки Prada,— объяснял он наиболее дотошным собеседникам,— а пиджак, джинсы и рубашка — последняя коллекция".

Дизайнеры поднялись на центральный VIP-балкон клуба, где тут же принялись неуемно веселиться и поглощать вперемешку энергетические напитки, яблочный сок, французское шампанское и виски. На все это веселье с соседнего столика косился глава Отечественного футбольного фонда Алимжан Тохтахунов. Как только зазвучал хит популярного французского диджея Дэвида Гетта, Стефано Габбана ринулся на танцпол и пустился в пляс. За ним неспешно, с достоинством двинулся его друг Алессандро. Вокруг этой компании тут же завертелись девушки, которые не забывали демонстрировать вечерние наряды из последней коллекции итальянских дизайнеров и последние достижения пластической хирургии. Господин Габбана почему-то плясал отдельно от Алессандро. Вскоре на танцпол вышел и Доменико Дольче, который стал водить хороводы с Николаем Усковым и Аленой Долецкой. Танцы, впрочем, периодически прерывались: итальянцы с удовольствием фотографировались со всеми желающими, а на снимках с семейными парами один из дизайнеров неизменно вставал посередине. Гости также не оставались в долгу и всячески демонстрировали именитым итальянцам свою любовь. Один из почитателей даже изловчился и чмокнул невысокого господина Дольче прямо в гладкую безволосую макушку. Итальянец, слегка поежившись, увернулся от дальнейших нежностей, но нашел в себе силы не убежать обратно на балкон. Чтобы обезопасить себя в дальнейшем, он попытался уговорить своего личного охранника участвовать в массовых фотосъемках, но тот остался стоять на прежнем месте.

В это время сквозь толпу наконец продрались владелец компании "Русский стандарт" Рустам Тарико и гендиректор той же компании Игорь Косарев. Демонстративно отвернувшись от дизайнеров, господин Тарико прошел к своему столу в VIP-ложе, одернув за руку господина Косарева, замешкавшегося около знаменитостей. Впрочем, ни господин Дольче, ни господин Габбана ничего не заметили.

Когда итальянцы решили передохнуть, одна из подвыпивших дам решила пообщаться с господином Дольче поближе, для чего с силой притянула его за руку к себе. Почувствовав решительное сопротивление, она попробовала уговорить итальянского дизайнера, используя самые убедительные русские выражения. Во время этой небольшой борьбы со стола упал бокал с шампанским, что отрезвило не в меру разбушевавшуюся даму. На место происшествия немедленно прибежала уборщица. К ней подскочил не менее разбушевавшийся господин Габбана и, вырвав у нее из рук швабру, начал так умело ею орудовать, что присутствующие только развели руками. А уборщица прослезилась: "Господи, худенький-то какой!" На танцпол дизайнеры вернулись уже без пиджаков и в рубашках с засученными рукавами. Собрав остаток гостей, они попытались напоследок изобразить элементы танца сиртаки. Однако стройного кружка не вышло: помахав вразнобой ногами, танцоры разошлись. Внимание господина Габбаны привлек молодой человек в форме генерала царской армии и красно-золотой маске на лице (часть участников одной из костюмированных вечеринок Хэллоуина приехали в Billionaire). Дизайнер попросил померить маску, потанцевал в ней и отдал ее господину Дольче. Тот недолго думая пристроил ее у себя на гладко выбритой голове. Танцы продолжались до четырех утра, когда неугомонные модельеры решили переместиться в гей-клуб "Три обезьяны". А к утру итальянцы решили остаться в России до понедельника.

АННА Ъ-СУББОТИНА

Доменико Дольче и Стефано Габбана рассказали, что ждет индустрию моды в будущем, и как они помогают Италии бороться с коронавирусом

Сицилийский дуэт Доменико Дольче и Стефано Габбана — один из флагманов итальянской моды, которая немыслима без бережно хранимых ремесленных традиций, семейных ценностей и безграничной любви к родной земле. Именно они позволяют дизайнерам, из чьих имен и сложилось в далеком 1985 году название знаменитого Модного дома, даже в кризисные времена твердо стоять на ногах.

Яркие кадры весенне-летней кампании Dolce & Gabbana, сделанные Браниславом Симончиком на переполненной туристами Пьяцца-дель-Дуомо, выглядят сегодня утопически. Словно памятные открытки из прошлой жизни, которая закончилась в Милане в последних числах февраля вместе с Неделей моды — именно в эти дни началась вспышка эпидемии коронавируса в Италии. Впрочем, пестрые картинки не только дразнят, но и вселяют надежду на то, что совсем скоро мы точно так же, как героини рекламных постеров Dolce & Gabbana, облачимся в свои самые красивые платья, выйдем на улицы и встретимся с дорогими друзьями, чтобы вместе праздновать жизнь!


Сегодня долг каждого — приложить все усилия, чтобы помочь человечеству справиться с постигшей его бедой. Каков ваш вклад в общее дело? 

Доменико Дольче: Бренд Dolce & Gabbana финансирует проект международного университета Humanitas в Милане по исследованию реакции иммунной системы человека на новый коронавирус в поддержку разработок в области его диагностики и лечения. Опускать руки нельзя. На фоне человеческой трагедии таких масштабов даже маленький жест может иметь огромное значение. Помощь научному сообществу в поисках метода лечения мы считаем своим моральным долгом и надеемся, наш вклад может быть полезным.

Жизнеутверждающе! Наверное, оптимизм вообще можно назвать частью ДНК бренда Dolce & Gabbana? 

Стефано Габбана: Действительно, мы всегда смотрим в будущее с оптимизмом, нами движут жажда открывать, изобретать, творить и решимость в один миг разобрать на части все созданное и пересобрать по-новому. Это не только наше модное кредо, но и образ жизни. Мы принимаем активное участие в различных проектах, направленных на освоение ремесленных традиций и развитие инноваций, сохранение культурного и исторического наследия и поддержку научных исследований. Поэтому для нас большая честь — принять участие в проекте Humanitas. Мы всего лишь дизайнеры, но если у нас есть возможность помочь общему делу, мы это делаем.

Ваш взгляд на выход индустрии моды из нового кризиса тоже оптимистичен? 

Стефано Габбана: В последнее десятилетие индустрия моды продемонстрировала большую гибкость, способность динамично меняться и приспосабливаться к новой реальности. Как быстро она осуществила выход в онлайн, обосновалась в инстаграме, перешла к электронной коммерции! Индустрия продолжит меняться, в частности благодаря интернету, который уже превратил ее из элитарной закрытой системы, какой она была раньше, в гораздо более демократичную, доступную каждому. У этого процесса есть свои плюсы и минусы. И преодоление кризиса будет поиском баланса между ними, в основе которого, с одной стороны, развитие технологий, а с другой — сохранение ценности всего того, что составляет понятие живого человеческого опыта: ручной труд, радость от похода в магазин и примерки нового платья...

Кризис стимулировал активное развитие тех процессов в индустрии моды, которые уже дали о себе знать в последние годы, — например, осознанного потребления. Как вы понимаете осознанную моду? 

Доменико Дольче: Это прежде всего отказ от гонки за сезонными трендами, которой мы всегда сторонились. Дизайнеры должны прислушиваться к своему чутью, доверять художественным инстинктам и писать собственную историю, не оглядываясь на других. Например, новую коллекцию в стиле сафари «Сицилийские джунгли» мы раскрасили в яркие тропические краски, но по традиции также включили в нее фирменные платья-футляры из черного кружева, соблазнительные корсеты на шнуровке и элегантные брючные костюмы.


Среди примет времени — обращение модной индустрии к новому поколению потребителей. Вы одними из первых сделали шаг ему навстречу. Каким вы его видите?

Доменико Дольче: Да, мы давно разместили тик-токеров в первом ряду. И не пожалели! Молодежь — это наше будущее, важно выстраивать с ней диалог, прислушиваться к ее потребностям и одновременно прививать ей любовь и уважение к истории и традициям итальянской моды. 

Стефано Габбана: Я согласен с Доменико, мы стараемся донести до молодого поколения ценности итальянской моды, а они через экраны айфонов транслируют их всему миру. Вот что такое связь времен! 

Доменико Дольче: Если же говорить об их предпочтениях, наши самые юные клиенты обожают меняться, пробовать себя в самых разных стилях, смешивая и сочетая их. И это нормально — они ищут себя! Согласитесь, мы все начинали свой путь в моде именно с таких поисков. Это единственный способ развить свою личность с точки зрения стиля.

Помните, как этот поиск проходил у вас?

Доменико Дольче: Мы много экспериментировали, искали собственный почерк и пытались сформулировать, что именно хотим донести до аудитории. И обрели силу в своих корнях. Традиционные итальянские ремесла, техники кроя, внимание к деталям по сей день для нас — основа основ.

Могут ли они стать опорой для молодых дизайнеров?

Доменико Дольче: Безусловно. Это одна из причин, по которой в 2012 году мы запустили Botteghe di Mestiere — образовательный проект в области дизайна одежды для желающих освоить традиционное ремесло портного. Для нас это способ передать
молодому поколению наше мастерство. 

Стефано Габбана: Нам нравится наблюдать за молодыми дизайнерами, за тем, с какими трудолюбием и жаждой знаний они вступают на профессиональный путь. Они напоминают нас самих в то время, когда мы начинали!

Стиль Dolce & Gabbana всегда в моде и давно стал понятием нарицательным. В чем секрет вашего успеха? 

Доменико Дольче: Для меня здесь нет никакого секрета. Мы полагаемся на самую важную вещь — любовь. Это любовь к моде, к работе, к Италии. Любовь — движущая сила всего.

А что в этом стиле от Dolce и что от Gabbana? 

Доменико Дольче: Я обычно выступаю за простой крой, чистые линии и черный цвет, в то время как Стефано обожает яркие оттенки, пестрые принты и вычурные барочные орнаменты. На стыке двух этих стихий и рождаются наши коллекции. Бывает, мы долго спорим! Да-да, это по сей день случается! Но неизменно находим решение, которое устроит обоих.

Что помогает все эти годы сохранять вдохновение? 

Доменико Дольче: Для нас самое большое вдохновение — повседневная жизнь: любимые книги, старые фильмы, детские воспоминания, люди, которых мы встречаем каждое утро по дороге на работу, и, конечно, наши прекрасные музы — Марпесса Хеннинг, Софи Лорен, Бьянка Балти.  

Стефано Габбана: Вдохновение повсюду! Главное — всегда держать открытыми сердце, разум и глаза. Мне кажется, сегодня люди теряют способность видеть красоту мелочей жизни. А ведь именно в этом — наша сила.

Доменико Дольче и Стефано Габбана Единство противоположностей

Доменико Дольче и Стефано Габбана

Единство противоположностей

Их очень хочется назвать «сладкой парочкой» – и не только потому, что фамилия Дольче переводится как «сладкий». Скорее, никто, в том числе и они сами, просто не может их себе представить друг без друга. Недаром, даже прекратив связывавшие их больше двадцати лет романтические отношения, они остались самыми близкими друзьями и деловыми партнерами. Они ввели моду на художественно изорванные джинсы, одели женщину в мужской костюм поверх кружевного нижнего белья и в элегантное платье-бюстье. У них заказывают одежду Мадонна, Виктория Бекхэм и Изабелла Росселини. Они владеют сетью бутиков по всему миру и продают под своей маркой не только одежду и обувь, но и парфюмерию, предметы интерьера, аксессуары и даже эксклюзивные модели автомобилей. Они очень разные – и внешне, и по характеру, и по происхождению, но есть у них и много общего, и не в последнюю очередь – чувство юмора. Так, например, вместо того чтобы раздражаться, что их все время путают, они просто стали носить ремни с именными пряжками – на одной указаны инициалы DD, а на другой – SG: Domenico Dolce и Stefano Gabbana.

Родились они с разницей в четыре года в одной стране, но, можно сказать, в совершенно разных мирах, потому что Северная и Южная Италия – это две разные цивилизации, объединенные лишь языком. Старший, Доменико Дольче, появился на свет 13 августа 1958 года в маленьком городке Полицци Дженероза, располагающемся на Сицилии неподалеку от Палермо. Сицилия, как известно, место, где до сих пор рьяно чтут традиции, патриархат и кровные узы, а детям предназначено идти по стопам родителей, наследуя семейный бизнес. В случае с Доменико все получилось не совсем так. С одной стороны, он уже с раннего возраста начал перенимать отцовское портновское искусство: отец был владельцем небольшого швейного производства. В семь лет Доменико мог самостоятельно сшить пиджак – и, казалось, его будущность как продолжателя семейного дела предопределена. Он всегда говорил, что именно отцовская профессия была основной причиной того, что он выбрал создание одежды как способ выразить себя. Но по мере взросления он понимал, что место на фабрике по пошиву готовой одежды – отнюдь не предел его мечтаний. Его влекло творчество.

Проучившись всего год в университете, он оставил его ради художественной школы, где изучал моду и дизайн, а после ее окончания, к разочарованию родителей, не вернулся в родной городок, а уехал в центр итальянской моды – Милан. Там Доменико устроился работать ассистентом в местной дизайн-студии по созданию одежды. Он мгновенно почувствовал: это то, что ему нужно. В одном из интервью он позже делился: «Дизайн оказался способом делать то, о чем я мечтал. Это похоже на работу психолога. Будучи дизайнером, я ухватываю то, что люди чувствуют, перевожу это на язык моды и даже обеспечиваю исполнение их желаний – до того, как они сами поймут, чего хотят».

Именно в этой дизайн-студии в 1980 году он встретил совсем еще юного Стефано Габбану, который решил параллельно с учебой в университете по специальности графический дизайн попробовать себя на поприще моды. Детство Стефано прошло в совсем другой обстановке. Он родился 14 ноября 1962 года в Венеции, но в совсем юном возрасте перебрался с семьей в Милан. В детстве он даже не думал о том, что когда-либо свяжет жизнь с созданием одежды. Мода интересовала его только как потребителя: будучи подростком, он стал страстным поклонником модного дома Fiorucci, выпускающего яркую и стильную одежду для молодежи, и по возможности покупал все их новинки. Мама Стефано до сих пор хранит коллекцию фирменных пакетов Fiorucci, которую в свое время собрал ее сын, а сам Стефано регулярно приглашает Элио Фиоруччи, своего кумира детства, на модные показы Dolce&Gabbana. На его восприятие моды повлияла и мать – Стефано до сих пор вспоминает, как она, несмотря на скромную должность в прачечной, любила «навести марафет», приодеться в красный костюм, состоящий из короткого жакета и расклешенных брюк, и отправиться с сыном по магазинам. Но все же главной его страстью в детстве было рисование, а о карьере модельера он даже не думал. Все изменила встреча с Доменико.

«Мне повезло, потому что дизайнер взял меня под свое крылышко и помог мне понять мир моды. Именно Доменико научил меня практически всему, что касается моды. И чем больше я узнавал, тем больше я влюблялся – в дизайн, в создание одежды, в одевание людей», – вспоминал потом Стефано.

С первого ли взгляда они поняли, что созданы друг для друга? Вряд ли. Вот как оба описывают первые впечатления от знакомства. «Мне он показался чудовищем. Серьезно, он выглядел так нелепо – словно священник, весь в черном, бледный, с обритой головой. Не слишком-то это впечатляло», – вспоминает Стефано. А вот что сохранилось в памяти у Доменико: «Стефано был таким до мозга костей миланцем, со своими длинными волосами и в футболке Lacoste». Но первоначальная взаимная неприязнь очень быстро переросла в симпатию, а впоследствии и в нечто большее. Молодые люди, узнав друг друга получше, поняли, что, несмотря на очевидную разницу во внешнем виде, характере и воспитании, у них есть много общего. Как оказалось, оба они любят эпоху барокко и итальянский неореализм – фильмы Росселини, Де Сика, Висконти; обожают классических кинодив – Софи Лорен, Джину Лоллобриджиду, Анну Маньяни. Кроме того, выяснилось, что, хоть Стефано и вырос в Милане, с культурой Сицилии он тоже был знаком не понаслышке, проводя многие месяцы каникул на этом острове; и искренне ею восхищался. Именно в сицилийской эстетике, с ее черными платьями вдов и шалями, гангстерскими костюмами в полоску и шляпами-федорами, начали они черпать свое вдохновение. Кстати, один из самых знаменитых их нарядов – надетый на женщину мужской костюм поверх кружевного нижнего белья – появился из детских впечатлений Доменико: именно так ходила его мама по дому, когда занималась домашними делами: брала папин старый костюм, который было не жалко, ведь спортивный трикотаж для сицилийской женщины носить было неприемлемо.

Но до успеха поначалу было далеко. Пер вые несколько лет будущие модельеры-мультимиллионеры хватались за любые фрилансовые предложения, чтобы прокормиться: зачастую денег не хватало настолько, что приходилось сидеть на молоке и пасте. Начинали они в 1982 году с крошечной студии в центре Милана, где придумывали свои первые модели. «Помню наш самый первый показ, – воспоминает Дольче. – Мы провели его в маленькой миланской квартире. Организовали сами, вдвоем со Стефано, безо всякого пиара, без всего. Гостей встречали у дверей мои брат с сестрой».

Моделями у Доменико и Стефано соглашались поработать их друзья, показы проходили где попало, один даже состоялся в забегаловке – кафе быстрого питания – где посетители сами выглядели как гамбургеры. Однако даже такое скромное начало привлекло внимание общественности. О юных модельерах начали говорить, и уже в 1984 году они приняли участие в миланской неделе моды, а в 1985-м состоялся их настоящий громкий дебют в показе Milano Collezzioni, после чего, в марте 1986-го, вышла первая женская коллекция – уже тогда они понимали, что для достижения успеха основной акцент нужно делать на женской одежде, и продемонстрировали одежду для настоящей женщины – «стильной, красивой, но не идеальной».

«Женщина Dolce&Gabbana – сильная личность: она нравится самой себе и знает, что нравится другим. Она космополитична и ездит по всему миру, но помнит о своих корнях», – так утверждают модельеры. И еще добавляют: «Женщина не может быть сексуальной только потому, что носит ту или иную одежду. Сексуальность – это нечто большее: ее отношение к жизни, ее индивидуальная манера поведения. А одежда может лишь усилить эту черту. Иногда женщина даже не догадывается, насколько она сексуальна, до тех пор, пока не наденет наши модели. И тогда, встав перед зеркалом в примерочной, она вдруг понимает – у меня же красивое тело!»

В чем же уникальность их моделей и секрет успеха? Отчасти на этот вопрос ответила Изабелла Росселини, которая одевается у Dolce&Gabbana практически с самого их появления в мире моды: «Впервые я увидела их давным-давно на неделе моды в Милане. Запомнила, что одного звали Дольче, второго как-то еще. Зато их коллекция поразила меня – поразило то, как они умудрились объединить в одном пространстве две абсолютно несовместимые вещи – Сицилию и новаторство. Я итальянка и прекрасно знаю, что такое Сицилия. Это старый мир, где до сих пор свято чтут древние традиции: девственницы, вендетта, вдовы, хранящие верность своим умершим мужьям. А мода немыслима без соблазнения, ярких красок, ярмарки тщеславия – всего, что старые сицилианские правила осуждают. Но эти двое все же нашли возможность соединить два мира. Первой моделью, которую я у них купила, стала белая блузка. Очень целомудренная, с ручной вышивкой по воротничку. Но эта блузка, скроенная особым образом, так увеличивала грудь, что казалось, будто она сейчас взорвется. У мужчин эта блузка, вернее я в ней, пользовалась бешеным успехом. Много позже мы познакомились лично – у меня было такое чувство, будто мы – старые друзья».

А вот и еще один секрет – помимо объединения миров традиции и новаторства, модельерам удалось объединить в своей одежде женское и мужское начала, не прибегая при этом к унылой унисексовой уравниловке: в их женских коллекциях изящное платье может сочетаться с армейскими сапогами, а в мужских – строгий костюм с легкомысленным розовым шарфиком. Сами они утверждают, что это не имеет никакого отношения к сексуальной ориентации, просто во всех женщинах есть частичка маскулинности, а в мужчинах – феминности, и модельеры считают, что это очень здорово – заглянуть в себя поглубже и обнаружить эту частичку. В конце концов, в XVII веке мужчины носили высокие каблуки и пользовались макияжем – и при этом во многом были гораздо более мужественны, чем современные представители сильного пола.

Уникальное «сочетание несочетаемости» их моделей объясняется весьма просто: «У нас разные вкусы, а это значит, что мы нащупываем комбинацию разных устремлений. Иногда мы можем создать что-то больше в духе Габбаны, в другой раз – в духе Дольче. Но все, что мы делаем, – это результат достижения определенного компромисса».

После шумного успеха самой первой коллекции творческий союз Dolce&Gabbana принялся покорять все новые вершины. В 1989-м они открыли свой первый бутик – в Японии, а вскоре и в Милане; в 1990-м выпустили первую мужскую коллекцию; в 1994-м появился новый бренд D&G, с более доступными ценами. Охватили партнеры и молодежную, и детскую аудиторию; не останавливаясь на этом, заключили множество лицензионных соглашений на производство самых разных модных товаров, включая очки, парфюмерию, товары для дома, даже две модели автомобилей Citroёn, салоны которых украшены бриллиантами от Swarovski. Всего за десять лет никому не известное маленькое ателье превратилось в международную модную империю, и сейчас фирменные магазины Dolce&Gabbana и D&G открыты уже более чем в восьмидесяти странах мира.

Разумеется, творения итальянского дуэта не обошли вниманием и знаменитости. Стинг, Брэд Питт, Брюс Уиллис, Брайан Ферри, Деми Мур, Бейонсе, Анджелина Джоли, Сельма Хайек, Кэтрин Зета-Джонс, Виктория Бекхэм – вот лишь несколько имен, все их перечислить просто невозможно. Но самым любимым клиентом пары, а также источником их вдохновения всегда была Мадонна. Оба они, ее преданные поклонники, долго не могли поверить своему счастью, когда в 1993 году она сама предложила им сотрудничество. Им нужно было в самые короткие сроки сшить 1500 костюмов для нее самой и сопровождающей ее в мировом турне группы The Girlie Show. Модельеры работали не покладая рук, и поп-дива осталась более чем довольна результатом. Правда, денег за работу им не заплатила, потому что они забыли оговорить в контракте сумму. Впрочем, Доменико и Стефано совершенно не остались на нее в обиде – кроме того, что им все-таки перепали двадцать четыре тысячи долларов за ее бюстгальтер, проданный через несколько лет на аукционе, главное, чего они добились благодаря этому звездному сотрудничеству, – это грандиозный всплеск популярности. Теперь их узнали те, кто раньше даже никогда не слышал о Dolce&Gabbana. Сотрудничество продолжилось и в дальнейшем, и прекращаться не собирается, ведь обе стороны пребывают в полном восторге друг от друга. В одном из многочисленных интервью у модельеров спросили: если бы они стали гетеросексуалами на одну ночь, с кем из женщин они захотели бы ее провести, и оба не сговариваясь выпалили: «С Мадонной!», после чего вместе расхохотались. «На свете существует много красивых женщин, но она самая-самая», – уточнил Стефано.

Сейчас уже сложно сказать, что было прежде, – их влюбленность друг в друга или начало совместного творчества. Скорее всего, это происходило одновременно, и личные отношения пары тесно вплетались в творческие. Недаром и выход их первой коллекции совпал по времени с клятвами, которые принесли друг другу Стефано и Доменико, обязуясь беречь и любить друг друга, – это было в 1986 году. Пусть эти клятвы и не сопровождались никакой формальной церемонией – да это и не было возможно в то время – на протяжении дальнейших девятнадцати лет они считали себя состоящими в браке. Разница в характерах им совершенно не мешала. «Мы обожаем проводить время вместе, но при этом ценим и уважаем свободу каждого. Никакого домостроя! – утверждал Доменико. – Я, например, свободное время предпочитаю проводить дома, готовя всякие деликатесы, а Стефано Габбана любит вечеринки, ночные клубы, шумные компании. И мы не пытаемся навязывать друг другу свой стиль жизни – мы просто умеем ценить все ее стороны».

Пара жила на Villa Volpe – в шикарном дворце XIX века в самом центре Милана, с красными диванами, анималистическими узорами на стенах и огромным количеством церковных свечей – обстановка дома зримо демонстрировала разницу во вкусах его хозяев.

Единственное, чего, казалось, им не хватало для счастья, – это дети. Причем оба их очень хотели, правда, расходились во мнениях по поводу возможных путей их обрести. Так, Доменико очень хотел бы усыновить, причем не одного ребенка: он сам вырос с братом и сестрой и всегда считал, что нормальная семья – это семья многодетная, с шумом, возней и стуком ложек по столу. А вот Стефано считает, что ребенок не должен расти без матери, поэтому он предпочел бы, чтобы малыша родила ему женщина, которой он доверяет, через искусственное оплодотворение, и потом принимала участие в его воспитании.

Впрочем, все эти планы все равно не осуществились – помешали и законы страны, и расставание пары, которое произошло в 2005 году. Из-за чего это случилось, они не говорят, зато охотно рассказывают о том, как пережили этот сложный период и к каким отношениям в итоге пришли.

«Когда мы с Доменико расстались, я очень тяжело это переживал. Я люблю деньги и роскошь, но, когда я находился в своем прекрасном доме в Портофино, его красота не помогла мне справиться с печалью. Не изменили настроение и роскошная яхта, и частный самолет. Я ведь человек, а не только дизайнер модной одежды», – так вспоминал Стефано о том нелегком периоде в жизни.

«На профессиональном уровне мы по-прежнему партнеры, и мы любим друг друга настоящей любовью. Доменико – часть моей жизни, но теперь и у него, и у меня есть новый бойфренд», – так Габбана объясняет сложившуюся ситуацию. «В самом начале было много проблем, – добавляет Дольче, – но мы хотели показать людям пример, что можно и после разрыва сохранить хорошие отношения. У смертного одра мы хотели бы видеть друг друга».

Иногда они задумываются о том, что их ждет в будущем. «Если посмотреть на художников и дизайнеров прошлого – у каждого из них был период подъема творчества, но также важно понять, когда пора уходить», – отвечает Доменико на вопрос о возможном уходе на покой.

«Но для нас будет практически невозможно остановиться, – перебивает его Габбана. – Мы создали наш бренд с нуля, он – наше детище. Думаю, я умру, если перестану этим заниматься. Да, точно умру».

Дольче и Габбана: дуэт длиною в жизнь

Горячие красавцы-итальянцы, знаменитые модельеры с многомиллиардным состоянием, настоящие светские львы. Конечно, вы уже поняли, о ком идет речь — о Доменико Дольче и Стефано Габбана, основателях одного из самых дорогих брендов одежды в мире. Об истории их скандально известных отношений расскажет сегодня Diletant.media.

Первые шаги

Все началось в далекие 80-е годы. Восемнадцатилетний Доменико Дольче, уроженец Сицилии, сын хозяина большого ателье, приехал в Милан попытать счастья. Дольче рассказывал, как впервые увидел Миланский собор и начал молиться, чтобы Дева Мария помогла ему стать настоящим дизайнером. Он с самого детства увлекался модой, с 6 лет начал помогать отцу, а в свободной время шил кукольные костюмчики. Близкие в шутку называли юного гения Моцартом.

Дольче с детства увлекался модой, а близкие называли юного гения Моцартом


Мечты Дольче начали сбываться, когда он попал на службу в ателье Стефано Габбана. Правда, миланцу на некоторое время пришлось прервать свою работу — он отправился отдавать свой военный долг родине. В 1982 Стефано вернулся в Милан. Недолго думая, два молодых человека решили начать общее дело и открыли салон, занимающийся консультациями в области моды. Но в это время они были все-таки по-отдельности, каждый работал под своим именем.


Дольче и Габбана в молодости

От работы до любви один шаг

Лишь к 1985 году молодые люди объединились и объявили о создании модного дома Dolce & Gabbana. Но, как выяснилось позже, связывали их уже далеко не только профессиональные отношения. В 1985 году Дольче и Габанна стали жить вместе. В то время у пары едва хватало денег даже на еду, ведь все свои силы и финансы они вкладывали в общее дело.

К 1985 году молодые люди объявили о создании модного дома Dolce & Gabbana


По вечерам они с отвращением ели рисовую кашу и мечтали о временах, когда они станут богатыми и знаменитыми. Начало совместной жизни совпало с выпуском первой коллекции, которая, вопреки ожиданиям, не принесла желаемого успеха.


История любви

Долгое время пара скрывала свои нетрадиционные отношения. Только в 2000 году Дольче и Габбана официально признались, что вот уже почти 15 лет являются любовниками. Их отношения были настоящей идиллией. Доменико Дольче, спокойный домосед, рассказывал: «Жизнь прекрасна, и в этом ее смысл. Итальянский стиль жизни — это карнавал сменяющих друг друга радостных и печальных событий, комедии и трагедии, черного и белого.

В 2000 г. Дольче и Габбана признались, что 15 лет являются любовниками

Главное — найти человека, вместе с которым тебе было бы приятно наблюдать за этим карнавалом». К нему присоединялся Стефано Габбана, заядлый тусовщик: «Вы можете прийти в бар, увидеть человека, обменяться парой взглядов и провести ночь, затем прожить вместе какое-то время, только для того, чтобы расстаться. Это рутина, это секс ради удовольствия, на нем не построить жизнь. Быть парой — значит испытывать что-то более глубокое. Это тоже эротика, но она окрашена взаимным доверием и нежностью».


Неожиданный разрыв

Но долгие и крепкие отношения все-таки распались. В 2004 году пара рассталась, заявив, что они оба продолжают любить и уважать друг друга и остаются близкими людьми. Дольче и Габбана все еще живут в одном доме, но теперь на разных этажах.

Дольче и Габбана уверены, что по-отдельности их марки ничего бы не стоили


Как им удалось разделить личное и профессиональное, поделился Дольче: «В профессиональном отношении мы все еще вместе. Мы замечательно работаем вместе и хорошо понимаем друг друга. То, что произошло в прошлом, все еще существует, оно продолжается, и будет продолжаться всегда. Мы все еще очень сильно любим друг друга». Модельеры уверены, что по-отдельности их марки ничего бы не стоили, и только вместе им суждено было добиться успеха.


Скандальная ссора

Но красивая история любви была подпорчена некрасивым поведением. В марте 2015 года разразился скандал из-за высказывания Дольче и Габбана по поводу гей-браков и искусственного оплодотворения. В интервью журналу «Panorama» они заявили: «Семья должна быть традиционной. Также мы отрицаем искусственное оплодотворение, которое противоречит замыслу природы, и возможность однополым парам усыновлять детей».

Дольче и Габбана: «Семья должна быть традиционной»

Дольче отметил, что он против семей, в которых дети выбираются по каталогу, и «матка сдается напрокат». Все это принял на свой счет знаменитый Элтон Джон, который с 2005 года живет в официальном браке с Дэвидом Фернишем. Пара воспитывает двоих сыновей, рожденных суррогатной матерью. Певец развернул масштабную компанию на просторах интернета, разразившись настоящей тирадой: «Как смеете вы называть моих дивных мальчиков «синтетическими»? Стыдитесь! Ваше архаическое мышление так же отстало от времени, как и мода, которую вы делаете. Больше я никогда не буду носить Dolce & Gabbana».


Тысячи людей принялись выкладывать фотографии своих детей, зачатых искусственным путем. Неосторожное высказывание бумерангом вернулось модельерам, ведь Элтона Джона поддержали многие знаменитые личности, в том числе Виктория Бэкхем и Мадонна. Через некоторое время Доменико Дольче в интервью журналу Voqueпризнал, что был неправ и извинился перед певцом.

Автор: Екатерина Астафьева

Филипп Киркоров похвастался, что дизайнеры Доменико Дольче и Стефано Габбана лично поздравили его с днем рождения

02:27, 13.05.2020

Деятели моды прислали артисту видеооткрытку.

Поделиться | Понравилось

Поп-король отечественной эстрады Филипп Киркоров до сих пор продолжает получать поздравления с днем рождения. Напомним, певец отметил праздничную дату в последний день апреля, 30 числа, ему исполнилось 53 года. В этом году из-за пандемии коронавирусной инфекции праздновать торжество пришлось дома, без юбилейного концерта, банкета и огромного количества гостей. Впрочем, этот факт не изменил отличного настроения поп-короля, ведь он провел день рождения в компании своих детей — 8-летней Аллы-Виктории и 7-летнего Мартина. Дети сами приготовили для звездного отца торт и вместе с ним задули свечи. Также Алла-Виктория и Мартин прочитали стихи в подарок папе по случаю торжества.

Филипп Киркоров с детьми

Отметим также, что, несмотря на режим самоизоляции, на день рождения Филиппа собрались все близкие ему люди. К примеру, к имениннику приехал его отец Бедрос Киркоров, который трогательно поздравил певца. «А что я могу пожелать? Чтобы всегда был королем и королем остался до конца. Концерты, в которых ты участвуешь… такого артиста я, как папа говорю, как профессионал… в мире нет. Никто не поет так долго, так темпераментно, так разнообразно, и никто не тратит такие деньги за костюмы, за декорации», — сказал Бедрос Филиппович.

И отец поп-короля отечественной эстрады прав. Филипп, неравнодушный к роскошным нарядам не только на сцене, но и в обычной жизни, известен как большой любитель дорогой одежды и шикарных сценических костюмов, поэтому с удовольствием общается с самыми знаменитыми представителями фэшн-индустрии. Накануне вечером Киркоров признался, что даже спустя две недели после дня рождения он все еще продолжает принимать теплые поздравления от звездных коллег и не только. Так, в своем микроблоге в Instagram артист опубликовал видеопоздравление, адресованное ему лично двумя великими дизайнерами — Доменико Дольче и Стефано Габбана.

«Спустя недели все продолжаю получать поздравления с днём рождения. Пересматриваю, перечитываю и радуюсь всем добрым словам от друзей… Так уже хочется со всеми встретиться! Особенно в этой ситуации разрывает «закрытая» Италия с приветом от Domenico Dolce & Stefano Gabbana Thanks a lot @dolcegabbana», — поделился Филипп Киркоров опубликовав видеооткрытку от двух именитых дизайнеров в своем микроблоге (орфография и пунктуация автора здесь и далее даны без изменений. — Прим. ред.).

Дольче и Габбана лично поздравили Киркорова с днем рождения

Отметим, что артист давно сотрудничает с модным домом. Так, например, для съёмок клипа «Романы» актёров одели в костюмы коллекции Alta Sartoria модного дома Dolce & Gabbana, которая была представлена летом прошлого года. Костюмы были сшиты по лекалам великих дизайнеров. В середине апреля в своем микроблоге в Instagram певец сообщил, что музыкальный клип был номинирован на приз в категории «Лучшее музыкальное видео» ежегодного международного кинофестиваля The International New York Film Festival.

К слову, 30 апреля звездные коллеги просто засыпали артиста поздравлениями. Не осталась в стороне и одна из самых популярных певиц отечественного шоу-бизнеса Ольга Бузова. Она посвятила Филиппу трогательное поздравление в своем микроблоге и опубликовала фото со звездой. «Мой друг, мой Король, мой Филипп! Я счастлива, что могу иметь возможность лично всегда тебе говорить, как я тебя люблю, ценю и уважаю. Ты феномен, ты легенда, ты тот на кого нужно равняться. Обожаю эти наши часовые разговоры по телефону и голосовые в ВотСап. Спасибо тебе за всю ту поддержку и любовь, которую ты даришь! И спасибо за вторую часть альбома «Романы». Я уже слушаю и танцую! Люблю», — написала Ольга Бузова.

Филипп Киркоров обожает брендовые вещи

Также друзья артиста вспомнили и забавные моменты из жизни поп-короля. Одним из первых Киркорова поздравил с днем рождения композитор Игорь Крутой. Как подчеркнул в поздравлении музыкант, стать звездой во всем Филиппу Бедросовичу было предназначено еще с детства. «Прежде всего, ты — талантливейший трудоголик, постоянно держащий нос по ветру… Начало начал — твоя «золотая» медаль по окончании общеобразовательной школы, позволившая тебе серьезно относиться к любому делу, за которое ты берешься, грамотно, со всеми знаками препинания писать смс и комментарии разного содержания и добиваться побед во всех направлениях, в финале самых ярких премьерных шоу уже начинать придумывать следующее, более незабываемое шоу...», — с юмором отметил Игорь Яковлевич.

Читайте также:

Филипп Киркоров обнародовал результат теста на коронавирус

53-летний Филипп Киркоров рассказал, что похудел на 30 килограммов на самоизоляции

Максим Галкин показал в юмористическом видео, как Филипп Киркоров был готов к пандемии еще три года назад

Стефано Габбана и Доменико Дольче разделяют любовь к Италии

Не секрет, что дизайнеры Dolce & Gabbana Стефано Габбана и Доменико Дольче испытывают сильную страсть к Италии. Эта любовь к своей родной стране была и продолжает присутствовать на протяжении всего сезона их коллекций. Будь то вдохновение из определенной эпохи итальянской истории или принты и узоры, отражающие местный пейзаж, элементы Италии можно увидеть во всех дизайнах D&G.Коллекция весна / лето 2020 Dolce & Gabbana вдохновлена ​​любовью дуэта к Сицилии. Остров, который они тоже регулярно путешествуют и говорят о своей любви.

В то время как Италия переживает кризис, само собой разумеется, что Доменико и Стефано хотели внести свой вклад в то, чтобы помочь Италии пережить это ужасное время. Но дизайнеры хотели сделать что-то уникальное, что, по их мнению, действительно поможет в будущем. Поэтому они решили сотрудничать с университетом Humanitas, одним из ведущих университетов Милана, чтобы помочь профинансировать исследование, направленное на выяснение реакции иммунной системы на коронавирус SARS-CoV-2, вызывающий COVID-19.Здесь дизайнеры рассказывают об этом подробнее, а также рассказывают о коллекции весна / лето 2020 и, конечно же, о своей любви к Италии.

Что для вас обоих значит Италия?

DD&SG : Для нас Италия - это то место, где все началось и где все всегда возвращается. У каждого региона есть своя история, фольклорные произведения, раскрывающие душу региона и людей, которые там живут, жемчужины редкой красоты, которые необходимо знать, и сокровища бесценного мастерства.

Расскажите нам подробнее о важности концепции «Сделано в Италии» и почему, по вашему мнению, эта концепция вызывает такое восхищение во всем мире?

SG: Сделано в Италии - это ценность. Нам повезло, что мы живем в стране с невероятным художественным и культурным наследием, и мы гордимся тем, что в своей работе можем пролить свет на ремесленное мастерство, которое даже сегодня является олицетворением совершенства.

DD: В Италии мы погружены в абсолютную красоту.Мы, итальянцы, не осознаем этого, но наша еда, а также наша земля, искусство и культура постоянно дарят нам красоту. Наши друзья из других стран часто напоминают нам, что простая прогулка позволяет полюбоваться дворцами прекрасной архитектуры, будь то барокко или ренессанс.

Насколько важно для вас сохранить традиционные ремесла и технику ручной работы?

SG : С нашими коллекциями мы пытаемся передать и передать новым поколениям ценности «Сделано в Италии» и искусство мастерства.Вот почему мы создали Botteghe di Mestiere, курс профессионального обучения, который обучает молодых людей основам и навыкам портного и в то же время предлагает им возможности трудоустройства. Это проект, который нам с Доменико очень нравится, потому что он отражает и передает все фундаментальные для нас ценности: важность человеческого прикосновения, пошива одежды, «творчества» со страстью, самопожертвования, техники, времени и терпения. Это все наши ценности. Суть нашей моды - это не что иное, как «ноу-хау», для достижения которого требуются преданность делу и желание учиться.

DD : Портняжное дело - древняя профессия, требующая специалистов, которые могут обучать и передавать методы и некоторые из самых сложных работ. Наш «метод» основан на трех пунктах: крой, вышивка, глажка. Все остальное - действительно все, по крайней мере для нас - вторично. Это также часть курса, чтобы научиться смотреть, трогать и слушать, чтобы украсть секреты или те маленькие уловки, которые действительно имеют значение.

Как, по вашему мнению, ценности и культура Италии видны в Dolce & Gabbana?

DD : Каждое платье для нас - это повествование об Италии, традициях, корнях, о том, что нам больше всего нравится, о цветах, цветах, кружевах и пошиве одежды.То, что привело нас туда, где мы находимся сейчас, - это любовь к своему делу, страсть к моде и желание рассказать историю и предложить мечту и воспоминания.

SG : Слишком часто мода имеет тенденцию подчеркивать только то, что считается крутым, модным или «модным», но не говорит о многом. Нас это не интересует. Мы хотим рассказать хорошую историю, подчеркнуть красоту итальянских традиций и ценностей и создать особую одежду и аксессуары для женщин и мужчин, которые решили их носить.Мы считаем, что это секрет, добавленная стоимость, которая позволяет нашим творениям оставаться вне времени.

Как вы думаете, насколько актуальны наследие и история бренда сегодня?

SG : Мы считаем, что без прошлого и прочных корней не может быть будущего. ДНК Dolce & Gabbana - это объединение множества элементов: гармония противоположностей, костюмы, чувственное платье-футляр, черный цвет и использование цвета, священное и непристойное, самый эксцентричный принт, простота, кружево; мы все это.Внимание к деталям, формам и пропорциям - все это аспекты нашей эстетики, и они являются сюжетом истории, которой еще предстоит продолжить.

DD : ДНК Dolce & Gabbana характеризуется множеством различных элементов, которые никогда не изменятся. Контраст женственности и мужественности, чувственности и строгости, драгоценных тканей и простых; это сочетание множества разных вещей: прежде всего, итальянских традиций в сочетании с нашим творчеством и идеями.

Как вы решили противостоять ситуации с коронавирусом?

SG : Мы чувствовали, что должны что-то делать, чтобы бороться с этим разрушительным вирусом, который угрожает всему человечеству. В этих случаях важно сделать правильный выбор. Вот почему мы подумали, что университет Humanitas будет идеальным партнером для работы, поскольку его превосходство и человечность делают его особенным. Наши отношения с университетом Humanitas не начинаются с этого исследовательского проекта.Мы уже начали активное сотрудничество с университетом, финансируя стипендии для студентов школы MedTec, инновационной программы получения степени в области медицины.

Хотим немного поговорить о весенне-летней коллекции - что вы можете о ней рассказать?

DD : Для нас эта коллекция - послание радости и легкости, в первую очередь с нашей любовью к Сицилии. Мы объединили яркие цвета и тропические узоры с типичной островной техникой и специальными материалами, такими как рафия и плетение, черпая вдохновение в классических корзинах ручной работы.Также есть часть коллекции, посвященная черному цвету, чувственной одежде и в обтяжку.

SG : Это история красок и жизненных сил, наших сицилийских джунглей. Мы Сицилия, наш мир; джунгли - это все, что приходит извне, вдохновение, движение, постоянные изменения… то, что влияет на нас и влияет на нас в нашей жизни. Это коллекция, полная любви и позитива, потому что это то, что мы хотим выразить сегодня.

Какое ваше первое воспоминание об Италии в детстве?

DD&SG : Нам повезло, потому что у нас много хороших воспоминаний об Италии, Сицилии и Милане.Нам слишком сложно назвать хотя бы одно!

Какая ваша любимая итальянская эпоха?

SG : Неореализм точно! Классическое итальянское кино, старые фильмы неореализма были и остаются для нас источниками огромного вдохновения. В наших коллекциях всегда есть часть, посвященная Неро Сицилии, а также черно-белое кино, прекрасным женщинам, таким как Анна Маньяни и Софи Лорен, которые всегда будут нас вдохновлять.

DD : Барокко - это тоже период, который мы любим и постоянно черпаем вдохновение. С его богатством деталей и вневременной роскошью мы часто оглядываемся на эту художественную фазу. Вдохновения не умирают, они всегда здесь, в ящике нашего воображения; время от времени они выпрыгивают и высказывают новые идеи.

Как бы вы описали Италию одним предложением?

DD&SG: Страстно красиво!

ПОДРОБНЕЕ:

Альберта Ферретти рассказывает о красоте итальянского дизайна и о том, как традиции оказали на нее большое влияние

Пьерпаоло Пиччоли, креативный директор Valentino делится своей любовью к Италии и страстью к дизайну

Донателла Версаче Главный креативный директор Versace рассказывает, как Италия находится в сердце и душе Дома моды

Доменико Дольче из Dolce & Gabbana о жизни в условиях изоляции от коронавируса: «Изоляция объединяет нас»

Именно в этот момент кризиса с коронавирусом нам в Милане повезло.Потому что сегодня прекрасная погода. Так что мы можем открыть окна или выйти на балкон, чтобы увидеть небо и почувствовать солнце. Когда это происходит в изоляции, можно улучшить настроение. Это поднимает настроение.

Я соблюдаю правила и большую часть времени провожу в квартире. Я с Гильерме, моим парнем. Конечно, каждый день я со своей семьей, Стефано и всеми людьми, которых люблю, но это FaceTime. Это продолжение нашей культуры, и хотя мы не можем встретиться лично, встречи, которые у нас есть, теперь почему-то стали сильнее.Мои родители передали мне ритуал воскресного обеда, чтобы я сидел со всеми за обедом, а затем все вместе мыли посуду и обсуждали наши проблемы и наши надежды, и это то, что мы делаем сегодня, но по-другому.

Даже если я сейчас большую часть времени провожу дома, я работаю и не прекращаю свой распорядок дня. Я всегда встаю к 7 утра. Потому что, если вы измените свой распорядок, ciao . Вчера я очень хорошо вымыла всю кухню, хотя - и это очень неловко - я не могу работать на стиральной машине! Мне всегда нужно связаться с моей племянницей Джузи по FaceTime за технической информацией! Я просыпаюсь, пью кофе, убеждаюсь, что все в порядке, складываю одеяла на диване, чистю ковер: это об уважении.

Если мне нужно идти на работу, я беру сертификат и осторожно ухожу. Когда я пересекаю Виале Пьяве [где находится штаб-квартира Dolce & Gabbana] и вижу людей на улице, теперь мы держимся на расстоянии - социальное дистанцирование полностью изменило мозг, когда дело доходит до поцелуев, ciao, ciao - но это не так. разочарование или враждебность. Две недели назад люди не так много улыбались на улице, но теперь, когда я вижу людей, они улыбаются.

Я очень волнуюсь, иногда чувствую панику, и это нормально.Я человек. Мы стараемся быть позитивными и помогать всем, чем можем. Еще в феврале, накануне недели моды, мы со Стефано решили, что Dolce & Gabbana профинансирует исследовательский проект по коронавирусу в Университете Humanitas здесь, в Милане. Мы надеемся, что он прогрессирует. Эпидемиологи будут говорить об этом только тогда, когда они добьются прогресса, потому что они не хотят создавать иллюзию или болтать напрасно. Я был бы рад, если завтра будет лучше. Но сегодня это похоже на большую войну. Нам нужно в первую очередь заботиться о человечестве, жизнях и достоинстве.

Дольче и Габбана: Биография

Доменико Дольче (родился 13 августа 1958 года в Палермо) и Стефано Габбана (родился 14 ноября 1962 года в Милане) познакомились, когда работали на одного модельера в Милане. Они провели свой первый сольный показ женской одежды в 1986 году, но только когда Мадонна одобрила одну из своих рубашек в подарок от своего тогдашнего кавалера Уоррена Битти в ее фильме Правда или действие: В постели с Мадонной, , они стали известны всем. более широкая аудитория.

Пара отмечает женственность, как никакой другой дизайнер, но, учитывая их итальянское происхождение, возможно, это не так уж удивительно.«Мы не думаем, что только мужчины могут быть сильными и сильными», - сказал Стефано в интервью 1999 года. «За головами мафии, лидеров культуры, всегда стоят очень сильные женщины. Европейская культура - это матриархат, особенно на юге. Женщины обладают большой властью». Неудивительно, что среди их муз - королева поп-музыки Виктория Бекхэм и итальянская актриса Софи Лорен.

Действительно, именно визит на Сицилию в конце восьмидесятых годов сыграл важную роль в их прославлении пышных женских форм.До этой поездки их одежда представляла собой плавные силуэты из мягкой эластичной ткани, но плакат с красивой брюнеткой остановил их. В этот момент они поняли, что женщина, снявшаяся обнаженной, за исключением черной шали, на залитой солнцем террасе в Палермо, была тем, для кого они должны были быть созданы.

Помимо своей многомиллионной женской линии, они также продают джинсы Dolce & Gabbana, выпущенные в 1996 году, и разрабатывают мужскую одежду, нижнее белье, обувь и купальники, а также ряд ароматов для мужчин и женщин.К их нынешней диффузной линии D&G в 2001 году присоединилась диффузная коллекция унисекс, названная просто «&».

Пара работает на мини-вилле 19 века в Милане, а также отремонтировала дом на Французской Ривьере. Хотя на протяжении многих лет они были отмечены не только своим творческим сотрудничеством, но и давним романом, в начале 2005 года они решили расстаться. «На профессиональном уровне мы все еще вместе», - объяснил Доменико. "У нас очень сильная любовь."

Почему основатели Dolce & Gabbana смеются над своими ненавистниками

Показ подиума Dolce & Gabbana на Неделе моды в Милане уже давно стал популярным. В конце концов, бренд известен тем, что одевает самых сексуальных женщин мира: Мадонну, Дженнифер Лопес, Скарлетт Йоханссон, Бейонсе. Просто не ожидайте увидеть Селену Гомес на воскресном мероприятии.

В июне блог Catwalk Italia разместил в своем аккаунте в Instagram коллаж с изображением Гомеса в пяти красных платьях, включая платье Dolce & Gabbana 2011 года, побудив дизайнера Стефано Габбана написать в комментариях: «È proprio brutta !!!» Перевод? «Она действительно уродливая.”

Среди тех, кто бросился на защиту Гомеса, была Майли Сайрус, написавшая, что комментарий Габбаны был «чушь», в то время как тысячи других потребовали от дизайнера извинений.

Вместо этого 55-летний Габбана разместил в своем аккаунте (который не позволяет подписчикам комментировать) плач-смеющийся смайлик и «МОЕ ИМЯ - СЕЛЕНА !!! #saysorrytome »и« Omfg #pleasesaysorrytoselena ».

В эпоху, когда многие знаменитости отказываются от своих слов после того, как Интернет кричит оскорбительно, Доменико Дольче и Стефано Габбана не заботятся о том, что думают ненавистники.

Они (особенно Габбана) называют их так, как видят, беззастенчиво пренебрегая такими модными женщинами, как Кейт Мосс и Виктория Бекхэм. Дуэт также придерживается своего религиозного, политического и культурного оружия - выступает против усыновления геев и радостно поддерживает Меланию Трамп - что вызвало бесчисленные бойкоты бренда.

Но вся эта негативная огласка может пойти на пользу Дольче и Габбане.

«Они могут позволить себе быть плохими парнями», - сказал The Post бывший руководитель бренда.«Они любят веселиться и путешествовать, а грубые плохие парни работают на имидж бренда».

Что-то определенно работает: Bloomberg оценивает стоимость бренда более чем в 5 миллиардов долларов.

«Они любят веселиться и путешествовать, а грубые плохие парни работают на имидж бренда»

Дизайнеры познакомились в 1970-х годах, когда работали в одной миланской дизайн-студии. Ранее они рассказывали, как более яркий Габбана помог вытащить Дольче из его раковины. Они начали встречаться и сформировали свой лейбл в 1985 году.

Еще в 1997 году Дольче сказал The Independent: «Стефано инстинктивен и импульсивен. Я всегда говорю ему: «Прежде чем говорить, посчитай один, два, три». Стефано не думает, просто вылетает из его рта ».

По словам бывшего руководителя Dolce, «Стефано устраивает провокацию, набрасывается, затем спокойный, добрый Доменико убирает беспорядок».

Бренд стал мощной силой поп-культуры в 1990-х, когда Мадонна - тогда известная как самая провокационная женщина в мире - надела Dolce & Gabbana на премьеру своего фильма 1991 года «Правда или действие» и поручила дуэту дизайн костюмы для ее мирового турне Girlie Show 1993 года.Внезапно они стали олицетворением сексуальной власти в стиле 90-х.

С тех пор Dolce & Gabbana стала синонимом роскошной красоты: пышные, раздутые цветочные мотивы, богатая вышивка и парча, ультра-женственные силуэты (в том числе, зачастую, корсеты) и черное кружево, напоминающее их католические корни.

Это провокационная - но никогда не вульгарная - одежда, которую можно себе представить на итальянской экранной сирене, такой как Софи Лорен в период ее голливудского расцвета. Модный критик Vogue Сьюзи Менкес назвала дуэт «мастерами искусства сочетать исключительную одежду с большим весельем».”

В 1999 году Дольче и Габбана публично объявились как пара, но они долго сопротивлялись лейблам. (Они расстались в 2005 году.) В прошлом году Габбана сказал итальянской газете: «Я не хочу, чтобы меня называли геем… Слово« гей »придумали те, кому нужно навешивать ярлыки на людей».

Он также разозлил группы ЛГБТК, которые он назвал «защитой», добавив: «Я не хочу, чтобы меня никто защищал».

Getty Images

Такие группы точно не предлагали защищать его или Дольче в 2015 году, когда дизайнеры давали интервью итальянскому журналу Panorama.В нем Дольче, набожный католик, сказал, что он никогда не станет родителем, потому что «ты рожден от матери и отца - или, по крайней мере, так должно быть». Он пошел вдвое, прямо заявив, что он против усыновления геями и что дети, рожденные в результате экстракорпорального оплодотворения, являются «синтетическими».

Приятель дуэта Элтон Джон, у которого от мужа Дэвида Ферниша двое сыновей, инициировал в Твиттере кампанию против бренда. «Как вы смеете называть моих прекрасных детей синтетическими», - написал он в Твиттере. «Я никогда больше не буду носить Dolce and Gabbana.#BoycottDolceGabbana ».

Через несколько дней продюсер Райан Мерфи («Американская история ужасов», «Американская история преступлений»), отец двоих детей с мужем Дэвидом Миллером, также пообещал бросить дизайнеров.

Говоря о женщинах, которых он знал, которые использовали ЭКО, Мерфи сказал Hollywood Reporter: «Я не думаю, что они в ближайшее время отправятся в магазин Dolce & Gabbana, чтобы купить одежду».

Более 10 000 человек подписали онлайн-петицию, призывающую Macy’s и Debenhams прекратить продажу бренда.«После этого я не навязывал Дольче никому из моих клиентов после этого как минимум год», - сказал The Post один из лучших голливудских стилистов. «Это стало полным запретом для красной ковровой дорожки».

Все изменилось через несколько месяцев, когда Дольче и Габбана извинились. «Я провел поиски души… Я понял, что мои слова были неуместными, и прошу прощения», - сказал Дольче Vogue.

Примечательно, что это единственный случай, когда они отказались от спорных заявлений.

В последнее время Габбана нашел новое средство для выражения своего мнения: социальные сети.

В апреле, когда Vogue Brasil опубликовал твит с днем ​​рождения Виктории Бекхэм, Габбана ответила тремя смайликами с изображением большого пальца вниз. Хотя Бекхэм когда-то был другом дизайнеров, отношения, похоже, испортились после беглого комментария Габбаны в 2014 году о том, что «она дизайнер, но ... . . это другое. Джон Гальяно - дизайнер. . . Александр Маккуин."

Похоже, дуэт тоже расстался с Кейт Мосс, которая снялась в рекламе Dolce & Gabbana. В июне Catwalk Italia разместила в Instagram фотографию модели из Сен-Лорана, спросив своих подписчиков, был ли этот образ хитом или неудачей.Мнение Габбаны: простое «нет».

А в начале этого месяца он разместил слово «дешево» на фотографии блоггера Blonde Salad Кьяры Ферраньи в свадебном платье от Dior.

«Здесь много враждебности по отношению к женщинам», - сказал покупатель крупного ритейлера, который продавал этот бренд в течение многих лет.

Но это не просто женщины - они имеют огромное количество подписчиков в социальных сетях. Имея 143 миллиона подписчиков, Гомес входит в десятку самых популярных пользователей Instagram. У Бекхэма 22,7 миллиона подписчиков; Ферраньи 15 миллионов.

«Он хочет примерить мантию провокатора из Instagram», - сказал один хорошо осведомленный инсайдер, назвавший Габбана «полным ужасным ребенком».

Продолжая эту серию, Габбана не боится защищать проигравшего, хотя и входит в число самых известных женщин в мире.

Хотя многие модельеры, включая Тома Форда и Марка Джейкобса, публично отказались одевать Меланию Трамп, Габбана обняла первую леди.

За последние два года она носила этот бренд несколько раз, в том числе для своего официального портрета и на саммите G-7 2017 года, когда надела куртку Dolce & Gabbana за 51000 долларов.На февральский губернаторский бал она также надела изготовленное на заказ кружевное платье, которое дизайнеры окрестили «Меланией».

Габбана регулярно публикует сообщения с благодарностью под своими фотографиями в аккаунтах Instagram, таких как @ Trumpadmin.daily.updates и @ melaniatrump.style, а также множество сердечных смайликов.
Это тоже вызвало крики #BoycottDolceGabbana.

Этим летом, однако, дизайнеры смеялись последними, создав футболку за 249 долларов с надписью «#Boycott Dolce & Gabbana» и сняв рекламу, в которой великолепные молодые люди «протестуют» против бренда.

Но, после всего шума и ярости, неужели этот любящий леопард дизайнер наконец-то изменил свои взгляды? Сообщение от 10 сентября на странице Габбаны в Instagram гласит: «Временная детоксикация из Instagram».

Три дня спустя он просто написал: «ЗАКРЫТО».

Инсайдеры подозревают, что Габбана просто взял перерыв до окончания воскресного шоу в Милане, и что он не сможет устоять перед тем, что дьяволу пощекотало его плечо.

Как сказал бывший руководитель: «Он всегда был паршивцем.”

Шоу Dolce & Gabbana в Китае отменено из-за обвинений в расизме

Dolce & Gabbana снова под обстрелом.

Дизайнеры итальянского модного бренда Доменико Дольче и Стефано Габбана не привыкли к спорам, регулярно вызывая протесты в Интернете из-за того, что называют Селену Гомес «такой уродливой» и называют свадебное платье Кьяры Ферраньи «дешевым». Но их последнее поведение не только вызвало возмущение, но и привело к отмене их грандиозного шоу.

В понедельник бренд разместил видео на Weibo, ведущей китайской платформе социальных сетей, и в Instagram перед презентацией подиумной подиумной выставки #DGTheGreatShow, которая состоится в среду в Шанхае.

В короткометражном фильме китайская модель пытается есть различные итальянские блюда палочками для еды, в то время как закадровый китайский закадровый текст делает сексуальные намеки на то, что еда слишком велика для нее. Видео было удалено менее чем через 24 часа после того, как комментаторы обвинили лейбл в расизме.

Аккаунт в Instagram Diet Prada разместил серию скриншотов прямых сообщений между Габбаной и другим пользователем, в которых дизайнер назвал видео «данью уважения», назвав обвинения в расизме «фейковыми новостями». Он продолжал называть народ Китая «невежественной мафией с грязным запахом», которая ест собак.

Габбана с тех пор заявил через свои истории в Instagram, что его учетная запись была взломана, и он не писал ни одного из этих сообщений, впоследствии полностью удалив свою учетную запись.Официальный аккаунт бренда поддержал рассказ Габбаны, в котором говорится: «Наш аккаунт в Instagram был взломан. Так же обстоит дело со Стефано Габбана. Наша юридическая служба проводит срочное расследование. Приносим извинения за любые неудобства, вызванные этими неавторизованными публикациями, комментариями и прямыми сообщениями. У нас нет ничего, кроме уважения к Китаю и народу Китая ».

Несмотря на это, шоу на подиуме было официально отменено Бюро по делам культуры Шанхая.

В четверг Dolce & Gabbana опубликовали заявление по этому поводу, в котором написали: «Нашей мечтой было провести в Шанхае мероприятие, посвященное Китаю, которое расскажет о нашей истории и видении.Это был не просто показ мод, а то, что мы создали с особой любовью и страстью к Китаю и всем людям во всем мире, которые любят Dolce & Gabbana. То, что произошло сегодня, было очень неудачным не только для нас, но и для всех людей, которые работали день и ночь, чтобы воплотить это событие в жизнь. От всей души хотим выразить признательность нашим друзьям и гостям ».

За этим последовало видео, размещенное на Weibo, в котором они прямо извиняются перед народом Китая, говоря: «Мы хотим принести свои извинения всем китайцам в мире, потому что их так много, и мы принимаем наши извинения, и это сообщение очень серьезно.Мы всегда были без ума от Китая, много ездили в вашу страну. Мы были во многих городах. Мы любим вашу культуру ».

Интервью с Доменико Дольче и Стефано Габбана

Ранее в этом году, когда Италия сильно пострадала от пандемии, один из самых важных творческих и производственных центров моды был вынужден закрыть. По мере того как студии, ателье и фабрики останавливались, будущее итальянской моды было омрачено неопределенностью. Когда в июле начался новый сезон мужской одежды, цифровые технологии казались продвижением вперед. Dolce & Gabbana была единственным исключением среди гигантских брендов в своей приверженности традициям и фантазии физического показа мод.

Статья по теме: Неделя мужской моды: Dolce & Gabbana Весна / Лето 2021

Стефано Габбана (слева) и Доменико Дольче (Фото: Dolce & Gabbana)

Пока другие бренды экспериментировали с цифровыми презентациями, бренд вышел на подиум, чтобы продемонстрировать свою мужскую одежду.Это не значит, что это было обычным делом. Вместо типичного закрытого помещения в Театре Метрополь шоу было перенесено на улицу на территорию Humanitas University , где Доменико Дольче и Стефано Габбана годами финансировали стипендии и где они жертвовали Covid-19. исследование лечения в начале этого года. После июльского показа мужской одежды бренд стал более плодовитым, чем большинство других, - вслед за ним в конце сентября была представлена ​​женская одежда prêt-à-porter, а не одна, не две, а четыре промежуточные коллекции от кутюр.

Статьи по теме: Обзор шоу Dolce & Gabbana Alta Moda 2020

Образ песочных часов, вылепленный из замысловатого кружева. (Фото: Dolce & Gabbana)

Первые два, для мужчин и женщин, были представлены клиентам в цифровом виде через веб-сайт, предназначенный только для участников, в июле. Когда ограничения были ослаблены, Dolce & Gabbana сплотились и представили свои ежегодные феерии Alta Moda и Alta Sartoria с совершенно новыми коллекциями под названием «Возрождение» и «Возрождение» соответственно, которые были показаны во Флоренции в сентябре.По словам самих дизайнеров, показ должен продолжаться. «Это новое начало для города и послание итальянской моде. Показы мод - это основа. Они представляют собой реальный опыт - они дают мечту тем, кто участвует, и чувства, которые экран не может передать », - говорит Габбана. «Волнение незаменимо», - добавляет Дольче.

Статья по теме: Обзор Dolce & Gabbana Alta Sartoria 2020 Show

Размышления о трудных временах, которые мы сейчас переживаем, заставили дуэт взглянуть на один из самых темных периодов в цивилизации, и последовала эра красоты и обновления.«Название нашей коллекции Alta Sartoria происходит от флорентийского Возрождения. Искусство, культура и знания в тот период достигли таких высот, что по сей день их продолжают воспринимать как образец совершенства. Если мы посмотрим на работы Леонардо (да Винчи), Микеланджело , (Сандро) Боттичелли или Пьеро делла Франческа , мы не можем не быть очарованы их красотой, даже если прошло более пяти столетий », - говорит Габбана. «В этот деликатный момент мы почувствовали [необходимость] нового начала, возрождения - отсюда и название коллекции Alta Moda», - продолжает Дольче.Взяв за отправную точку Возрождение, дизайнеры также смогли воздать должное совершенно уникальным ремеслам флорентийских мастеров. «Мы хотели использовать нашу работу, чтобы раскрыть их выдающиеся таланты, потому что мы твердо верим, что их знания и ноу-хау никогда не должны быть забыты», - говорит Дольче. Габбана добавляет: «Мы несколько раз ездили во Флоренцию, чтобы исследовать все формы мастерства». Это был кропотливый процесс. «Мы хотели увидеть, как живут ремесленники, почувствовать атмосферу их мастерских.Мы встречались с ними по одному и вовлекали в творческий процесс. Мы хотели вдохнуть итальянское мастерство во всех его аспектах », - говорит Дольче. «Мы выбрали не только мастеров, которые работают с кожей или тканью, но и краснодеревщиков, мастеров скальолы (штукатурки), переплетчиков, перьев, серебряных дел мастеров. Все это древние профессии, основанные на итальянских традициях », - поясняет Габбана.

Статья по теме: Обзор женской одежды Dolce & Gabbana весна-лето 2021

Многие бренды отреагировали на эти неспокойные времена, вернувшись назад, но не Dolce & Gabbana.Дизайнеры искренне верят в то, что мода может поднять нас. Говоря о коллекциях Alta Moda, Дольче делится: «Все они о творчестве и изобретении: уникальные изделия, богатые драгоценными деталями и пропитанные ремесленными ноу-хау. В отличие от прет-а-порте, за созданием Alta Moda стоит не необходимость одеваться, а желание дать личное удовлетворение. Это мечта, которую нужно носить, истинное переживание красоты ». Что характерно, их клиенты до сих пор скупают эти уникальные сокровища.«Мы знаем, что возможностей выйти и продемонстрировать вечерние платья меньше, - говорит Габбана, - но люди по-прежнему хотят быть элегантными; искать, может быть, даже больше, чем раньше, подходящее платье - как объятия, чтобы побаловать себя ».

Фото: Dolce & Gabbana

Их вера в возвышенное и необычное побудила их отправиться в неизведанные воды в 2014 году: в мир высокого ювелирного искусства, где они конкурируют не только с модными домами, но и с традиционными ювелирами. «Мы вошли на цыпочках, зная, что это будет нелегко.Но мы хотели, чтобы высокое ювелирное искусство стало частью нашего мира. Это увлекательный мир - он рассказывает историю, основанную на традициях, людях и ценностях, и позволяет нам выражать свои творческие способности через драгоценные предметы, которые что-то говорят о нас и нашей истории. Детально прорабатывается каждое произведение; ничего не оставлено на волю случая - от [самой мелкой] обработки до выбора драгоценных камней », - говорит Дольче о коллекции бренда Alta Gioielleria. Габбана добавляет: «Они созданы для того, чтобы их можно было носить или хранить, любить и передавать будущим поколениям - вместе с историей, эмоциями и воспоминаниями тех, кто носил их раньше.

Какими бы щедрыми ни были их творения, именно эта эмоциональная глубина, лежащая в основе их работ, является причиной того, что они так сильно резонируют. Творчество - ничто, если оно не сопровождается любовью, а у дуэта ее в изобилии - для красоты, для индустрии, для Италии, для традиций, ремесел и сообщества. И это больше.

Проблемная история Dolce & Gabbana - PERSPEX

Эти сообщения были опубликованы в учетной записи Instagram @dietprada, которая затем разместила их в своей учетной записи, и будет справедливо сказать, что D&G была отменена.Затем Стефано Габбана зашел в свой аккаунт и заявил, что его аккаунт был взломан, как и официальный аккаунт D&G, утверждая то же самое, заявив: «У нас нет ничего, кроме уважения к Китаю и народу Китая». в то время как D&G отправила @dietprada письмо о прекращении и воздержании в фоновом режиме.

Как только эти сообщения были распространены, начался бойкот. Многие китайские знаменитости и влиятельные лица призвали бойкотировать свои социальные сети, а также вообще не посещать показ мод. Китайские интернет-магазины вытеснили моду и парфюмерию D&G со своих платформ.Многие модели, которые были наняты для участия в шоу, ушли из шоу. В течение дня после вспышки эпидемии в социальных сетях Департамент культуры и туризма Китая (Шанхайское бюро по делам культуры) вынудил D&G отменить шоу всего за несколько часов до его запланированного проведения.

По оценкам, прибыль D&G в 2018 году составила 1,3 миллиарда евро, из которых около 30% приходится на Китай. Однако этот спор мог стоить им 400 миллионов евро, даже не считая убытков от самого неудавшегося показа мод и потери продаж в результате.Трудно сказать лучше, чем китаянка - французская модель Эстель Чен: «Вы не любите Китай, вы любите деньги. Да, Китай богат, но Китай богат своими ценностями, своей культурой и своими людьми, и они не потратят ни цента на бренд, который этого не уважает ».

Я просто думаю, что Стефано Габбана нужно отобрать у него социальные сети, а журналам нужно перестать предоставлять D&G платформу для их идеологий. Каждый владелец бренда, будь то предмет роскоши или нет, должен осознавать свое влияние на наше общество, и если у него есть откровенно расистские или грубые мнения и идеологии, им не нужно использовать свой бренд как платформу для проповедования своей ненависти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *