Сколько мечетей в москве на 2019 год: Мечети в Москве — Сколько в столице мечетей

Содержание

Мечети в Москве - Сколько в столице мечетей

Так исторически сложилось, что Россия – многонациональная страна. И, конечно, в Москве ее культурное разнообразие представлено наиболее масштабно.  Это выражается и в большом количестве православных храмов, католических соборов, синагог и, конечно же, мечетей.

Всего в Москве 4 крупных мечети: Московская историческая мечеть, комплекс мечетей Инам и Ярдям в Отрадном, Мемориальная мечеть, Московская соборная мечеть.

  1. Московская историческая мечеть

Московская историческая мечеть была основана в 1823 году в историческом центре замоскворецкой татарской общины и является старейшей мечетью в Москве.

Свою непростую историю эта мечеть ведет еще с рубежа XVIII-XIX веков, когда на этом месте был двор переводчика Иностранной коллегии князя Суламита-мурзы , а во дворе стояла мечеть. Пожаром 1812 года мечеть наряду с другими московскими постройками была уничтожена. Разрешение на создание на этом месте молитвенного дома татарская община смогла получить только в конце 1823 года – при условии, что сооружение не будет иметь никаких внешних признаков мечети и не будет отличаться от рядовых домов.

Только в 1880 году было получено разрешение на перестройку мечети с устройством купола и минарета. В 30-е годы мечеть была закрыта, в советские годы она использовалась как военкомат или мастерская. Возобновление деятельности этой мечети в Москве состоялось лишь в 1993 году.

Сейчас мечеть имеет свой сайт, канал на Youtube и странички в других социальных сетях и дочерний проект – электронное медресе, где все желающие могут познавать основы ислама.

Адрес: Москва, ул. Большая Татарская, 28, стр. 1,2

  1. Комплекс мечетей Инам и Ярдям в Отрадном

На небольшой площади в московском районе Отрадное расположился комплекс традиционных религий. Его еще называют Малым Иерусалимом или Новым Иерусалимом.

Комплекс включает в себя часовню святого великомученика Пантелеимона-целителя, православный храм святого Николая Мирликийского, закладной камень буддийской ступпы, синагогу «Даркей Шалом» («Пути мира»), учебно-административный комплекс и две мечети под одной крышей – татарскую Ярдем и азербайджанскую Инам.

Московская шиитская мечеть Инам была открыта в 1999 году по инициативе первого президента Азербайджана Аяза Ниязи оглы Муталибова, а ее название в переводе с азербайджанского означает «вера». Мечеть Инам составляет важную часть духовного наследия мусульман.

Суннитская мечеть Ярдям был открыта в 1997 году. Ее название переводится с татарского как «помощь». При мечети находится учебно-административный корпус, где студенты знакомятся с основами исламской веры и ее историей, изучают татарский и арабский языки. Также при мечети работает Благотворительный фонд «Хиляль», просветительский центр, магазин халяльной продукции, оказываются ритуальные услуги. Для проведения мусульманских мероприятий при мечети работает конференц-зал и мусульманское кафе.

Обе московские мечети – Инам и Ярдям - способны вместить в общей сложности около 3000 человек для посещения пятничных проповедей и других богослужений и совершения намаза.

Адрес: Москва, ул. Хачатуряна, 8

  1. Мемориальная мечеть

Эта мечеть возведена в одном из наиболее памятных мест Москвы – на Поклонной горе – и посвящена памяти мусульман, погибших в Великой Отечественной войне. В своем оригинальном внешнем виде мечеть соединила татарскую, узбекскую и кавказскую архитектурные традиции.

В 1997 году мечеть была торжественно открыта. На церемонии присутствовали мэр Москвы, а также главы Казахстана, Башкортостана, Татарстана и многочисленные гости из СНГ. Прихожанами этой мечети в Москве являются татары, вайнахи, дагестанцы и турки. Службы проходят как на арабском, так и на русском языке.

Адрес: Москва, ул. Минская, 2б

  1. Московская соборная мечет

    ь

Эта наиболее известная и крупная московская мечеть находится в самом центре столицы. Она была открыта в 1904 году и с тех пор не закрывалась – даже в советские годы. На протяжении всей своей истории Московская соборная мечеть оставалась местом совершения молитв и связующим звеном для мусульман всей страны.

На данный момент эта московская мечеть является крупнейшей в столице (6 этажей, общая площадь -18 900 м2) и вмещает в себя порядка 10 000 человек.

Адрес:

Москва, Выползов переулок, д. 7

По имеющимся данным сейчас в Москве проживает около 1,5 млн мусульман. Специально для них помимо мечетей в Москве существуют исламские культурные центры. Здесь мусульмане могут помолиться и пообщаться с другими представителями исламской конфессии.

Муфтият Москвы предложил строить больше мечетей для уменьшения количества радикалов. Власти города заявили, что связи здесь нет

Заместитель главного муфтия Москвы Марат Алимов сказал о том, что в столице не хватает мечетей, отметив, увеличение их числа поможет бороться с радикалами. Об этом он сообщил в эфире радиостанции «Говорит Москва». Власти Москвы на это заявили, что количество мечетей и радикалов никак не связаны, сообщает РИА Новости.

Алимов отметил, что мусульманское духовенство сейчас снимает за свой счет помещения для ведения проповедей. «Государство, например, в Москве, не дает нам земли под мечети, где мы могли бы говорить: «Братья, надо вести себя хорошо, надо вести себя правильно»», — рассказал он.

Он заявил, что власти не могут не учитывать «три миллиона мусульман в Москве», которые «не вмещаются в эти маленькие мечети, которые есть».

При этом руководитель департамента национальной политики и межрегиональных связей столицы Виталий Сучков заявил РИА Новости, что не видит связи между количеством мечетей в городе и числом террористических актов.

«Я не вижу связи между количеством мечетей и числом террористических актов, этой связи практически не существует. За последние годы в крупных городах Европы произошли террористические акты. Возьмем последний: в Ницце, по открытым данным, действует 15 мусульманских мечетей и молельных домов. И что это изменило? Мне кажется неправильным связывать количество мечетей и количество террористов» — сказал Сучков.

Он добавил, что власти Москвы постоянно поддерживают связь с руководством мусульманских организаций по вопросам, в том числе, предоставления помещений.

Накануне в Ницце мужчина, выкрикивавший исламистские лозунги, напал на прихожан базилики Нотр-Дам, трое человек погибли. Одновременно с этим во французском Авиньоне мужчина с криком «Аллах Акбар» напал на полицейских, его застрелили.

16 октября в городе Конфлан-Сент-Онорин, расположенного недалеко от Парижа, был убит преподаватель истории и географии Самюэль Пати. Предполагаемого убийцу застрелили при попытке сбежать. Им оказался 18-летний Абдуллах Анзоров, чеченец родом из Москвы, имевший во Франции статус беженца.

Затем в Монпелье и Тулузе на некоторых правительственных зданиях демонстрировались карикатуры на пророка Мухаммеда. Таким образом активисты почтили память Пати. 27 октября глава Чечни Рамзан Кадыров обвинил президента Франции в провоцировании мусульман на преступления из-за этих акций.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

СМР: число мечетей в РФ превысило 7 тысяч - это беспрецедентный рост

https://ria.ru/20141117/1033687343.html

СМР: число мечетей в РФ превысило 7 тысяч - это беспрецедентный рост

СМР: число мечетей в РФ превысило 7 тысяч - это беспрецедентный рост

"В росте численности мечетей наиболее явно отразился процесс исламского возрождения в России. Если к середине 1980-х годов на территории РСФСР действовало менее 100 мечетей, то теперь их численность превысила 7 тысяч", - заявил председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в ходе своего визита в Архангельск.

2014-11-17T12:38

2014-11-17T12:38

2021-03-15T13:30

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/sharing/article/1033687343.jpg?10227252951615804254

россия

северо-западный фо

европа

весь мир

центральный фо

архангельская область

ссср

рсфср

южный фо

сибирский фо

азербайджан

москва

архангельск

московская область (подмосковье)

азия

ленинградская область

санкт-петербург

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2014

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

религия, россия, совет муфтиев россии, равиль гайнутдин, ссср, рсфср, южный фо, сибирский фо, азербайджан, москва, архангельск, московская область (подмосковье), азия, ленинградская область, санкт-петербург

12:38 17.11.2014 (обновлено: 13:30 15.03.2021)

"В росте численности мечетей наиболее явно отразился процесс исламского возрождения в России. Если к середине 1980-х годов на территории РСФСР действовало менее 100 мечетей, то теперь их численность превысила 7 тысяч", - заявил председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в ходе своего визита в Архангельск.

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

https://ria.ru/20200930/mecheti-1577969911.html

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

"Мусульмане не договорились". Как будут решать проблему с мечетями

Последователям ислама в России негде молиться — по крайней мере, так считают муфтии. В стране с многомиллионным и продолжающем расти мусульманским населением,... РИА Новости, 30.09.2020

2020-09-30T08:00

2020-09-30T08:00

2020-09-30T14:42

религия и мировоззрение

дамир мухетдинов

альбир крганов

аналитика - религия и мировоззрение

москва

общество

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/07/1f/1575203830_0:331:3042:2042_1920x0_80_0_0_01ce627cbf16be3541740412c02049df.jpg

МОСКВА, 30 сен — РИА Новости, Олег Налисник. Последователям ислама в России негде молиться — по крайней мере, так считают муфтии. В стране с многомиллионным и продолжающем расти мусульманским населением, по их словам, не хватает мечетей: строят их очень медленно. В чем причина и как решить проблему — разбирался корреспондент РИА Новости.Пять тысяч на одну мечетьДуховное управление мусульман России (ДУМ) — одна из трех централизованных исламских организаций федерального значения — обозначило главную цель: возводить мечети."Приоритетной задачей перед нами стоит строительство мечетей в городах-миллионниках или крупных городских центрах, в которых нехватка мусульманской инфраструктуры ощущается особенно остро. К таковым относятся Владивосток, Волгоград, Воронеж, Екатеринбург, Калининград, Липецк, Сочи, Ростов-на-Дону", — заявил на днях на заседании ДУМ его первый зампред муфтий Дамир Мухетдинов.Проблема актуальна и для Москвы. Ранее в ДУМ неоднократно жаловались, что четырех мечетей "не хватает для двух миллионов столичных мусульман". Особенно это заметно в дни больших праздников — на Ураза-байрам и Курбан-байрам.

Молельни не вмещают желающих, поэтому на утренний намаз многие приходят еще в полночь. Окрестные улицы заняты толпами верующих. Власти перекрывают движение автотранспорта, а некоторые станции метро (например, "Проспект Мира" возле Соборной мечети Москвы) работают только на выход. Это раздражает горожан.В целом в России, по данным ДУМ, порядка семи тысяч мечетей — официально зарегистрированных. Кроме них, есть молельные помещения, о которых верующие не сообщают в Минюст.Такого количества не было даже в Российской империи. О советском периоде речи не идет — на всю страну тогда действовало всего несколько десятков молелен, в основном в Средней Азии.После распада СССР в девяностые годы в традиционных мусульманских регионах России вопрос довольно быстро решили — начали строить мечети. Сейчас их больше всего в Дагестане (почти три тысячи) и Татарстане (свыше полутора тысяч). В других регионах в основном восстанавливали дореволюционные здания."Все исторические мечети России вне кавказского ареала, или татарские мечети, как их называли вплоть до начала ХХ века, находящиеся в распоряжении Духовного управления мусульман, уже отреставрированы или в процессе реконструкции. Это Нижегородская, Новосибирская, Пермская, Тверская, Читинская, Ярославская соборные мечети, Новая мечеть Касимова, две московские и другие", — перечисляет муфтий Дамир Мухетдинов.Тем не менее, по словам мусульманского духовенства, молелен недостаточно. Дело в том, что сегодня в России очень много последователей ислама. По оценкам муфтиятов — свыше 25 миллионов (порядка семнадцати процентов населения). Данные переписи населения 2002 года иные — около 15 миллионов (примерно десять процентов).И это только российские граждане. А ведь есть еще трудовые мигранты из стран Средней Азии: по разным оценкам, восемь-десять миллионов человек. По прогнозам специалистов, их численность, с учетом естественной убыли коренного населения России, будет расти и дальше.Зависимость от чиновникаКак отмечают в российской общине мусульман, сложности с мечетями начинаются еще до их возведения.
Часто процесс заканчивается на подготовительном этапе, потому что верующие не могут согласовать с властями нужный участок. Это приводит к конфликтам.Один уже несколько дней не утихает в Саратове. Городская дума запретила строить мечеть на историческом месте — в центре, как до революции. Сейчас там автостоянка.Поводом для такого решения стало недовольство местных жителей. "Они не против ислама в целом, но считают, что проведение культовых мероприятий вызовет неудобства", — сообщил на заседании гордумы депутат Дмитрий Сорокин.На месте парковки власти хотят создать "рекреационную зону" — парк с озеленением. А мусульманской общине предложили другой участок.Однако в Саратовском муфтияте заявили, что решение оказалось для них неожиданным. Хотя, по словам его представителей, переговоры о строительстве новой мечети и без того шли медленно.Это лишь один из случаев. Как отмечает глава Духовного собрания мусульман России, член Общественной палаты России муфтий Альбир Крганов, такие ситуации характерны для многих регионов страны."В прошлом году в докладе о соблюдении прав российских мусульман мы предложили установить единые нормы выделения земли для религиозных организаций. Сейчас этот вопрос регулируют на региональном уровне — получается, что от настроения конкретного чиновника зависит судьба верующих, которые многие годы добиваются своего", — говорит он.И приводит пример: возглавляемая им структура никак не может построить мечеть в столичной Коммунарке. Причем речь не просто о молельном здании, а о социально-просветительском межрелигиозном центре. То есть, помимо мечети, возвести планируют православный и буддийский храмы, а также синагогу."До сих пор ждем документы на земельный участок. Все-таки дело благое: центр создаем совместно с другими традиционными конфессиями. Прошло восемь лет, а власти не вынесли решения", — сетует муфтий.По его словам, это приводит к двум серьезным проблемам. Во-первых, из-за нехватки мечетей верующие совершают массовые намазы в частных домах, что запрещено законом. Во-вторых, далеко не все самоорганизованные молельни — в поле зрения официальных муфтиятов. Традиционное исламское духовенство попросту не знает, чему там учат верующих."Непонятно, что проповедует руководитель такой группы. Нас это сильно беспокоит", — подчеркивает Крганов.Духовные центры как частичное решениеПодобная ситуация характерна для немусульманских регионов страны, поясняет религиовед Роман Лункин. И дело не только в нежелании чиновников вникать в нужды местных общин."Еще одна причина — возмущение простых горожан, обусловленное стереотипами в отношении ислама. Местные власти порой именно этим объясняют задержки с одобрением того или иного участка. Хотя строительство новых зданий, причем не только культовых, почти всегда вызывает недовольство у местных жителей", — поясняет эксперт.Однако, отмечает он, выход есть."В Москве, например, создали исламские духовные центры. Они не называются мечетями, хотя верующие там молятся. Это пример разумного разрешения проблемы. Без конструктивного сотрудничества с властями возмущение рядовых мусульман растет", — говорит он.Строить проще не в центреВпрочем, сложности связаны не только с постановлениями чиновников, исламофобскими настроениями или нежеланием жителей мириться с новыми зданиями для массовых мероприятий. Нехватка мечетей в стране обусловлена еще и внутренними причинами в мусульманской общине, отмечает исламовед Раис Сулейманов."Нередко верующие хотят возвести молельню в центре города, а на обжитой исторической территории всегда очень сложно строить. Отсюда и недопонимание. Если бы мусульмане предлагали не такие населенные места, необязательно за чертой города, то мечети строились бы быстрее. Кроме того, на общественных слушаниях эти вопросы решались бы проще. Ведь зачастую власти не против, а местные жители — наоборот", — объясняет он.По его мнению, сложности отчасти связаны "с замкнутостью самих общин" и слишком ревностным соблюдением традиций. Например, еще десять лет назад некоторые верующие приносили в жертву баранов на Курбан-байрам прямо в московских дворах. Это вызывало бурю возмущения. Сейчас для обряда есть специально отведенные места за пределами города. И конфликтов не возникает."То же и с коллективными намазами, — продолжает Сулейманов. — Можно совершать их в специально арендованных помещениях. Некоторые духовные управления в Москве снимают большую закрытую площадку в Сокольниках, мусульмане в состоянии это делать. Толпы молящихся на улицах смущают горожан, особенно в столице и в Санкт-Петербурге".С кем вести диалогКроме того, подчеркивает он, сейчас у российских мусульман нет единой структуры. Власти попросту не знают, с какой организацией вести диалог."Может, для чиновников нет принципиальной разницы, с кем из муфтиятов общаться, но беда в том, что мусульмане не договорились между собой. Яркий пример — возведение главной мечети Вооруженных сил России. Предлагали разные варианты, где именно ее строить, но к общему мнению не пришли. В итоге вопрос завис", — рассказывает религиовед.Сейчас в России действуют три организации общефедерального значения и свыше 80 местных муфтиятов. Причем дробление продолжается. Это, по словам Сулейманова, тормозит решение проблемы с мечетями в стране.

https://ria.ru/20200503/1570836624.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/07/1f/1575203830_311:0:3042:2048_1920x0_80_0_0_519d7e4a0fa625354957b58305e5ae82.jpg

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

дамир мухетдинов, альбир крганов, аналитика - религия и мировоззрение, москва, общество

МОСКВА, 30 сен — РИА Новости, Олег Налисник. Последователям ислама в России негде молиться — по крайней мере, так считают муфтии. В стране с многомиллионным и продолжающем расти мусульманским населением, по их словам, не хватает мечетей: строят их очень медленно. В чем причина и как решить проблему — разбирался корреспондент РИА Новости.

Пять тысяч на одну мечеть

Духовное управление мусульман России (ДУМ) — одна из трех централизованных исламских организаций федерального значения — обозначило главную цель: возводить мечети.

"Приоритетной задачей перед нами стоит строительство мечетей в городах-миллионниках или крупных городских центрах, в которых нехватка мусульманской инфраструктуры ощущается особенно остро. К таковым относятся Владивосток, Волгоград, Воронеж, Екатеринбург, Калининград, Липецк, Сочи, Ростов-на-Дону", — заявил на днях на заседании ДУМ его первый зампред муфтий Дамир Мухетдинов.

Проблема актуальна и для Москвы. Ранее в ДУМ неоднократно жаловались, что четырех мечетей "не хватает для двух миллионов столичных мусульман". Особенно это заметно в дни больших праздников — на Ураза-байрам и Курбан-байрам. Молельни не вмещают желающих, поэтому на утренний намаз многие приходят еще в полночь. Окрестные улицы заняты толпами верующих. Власти перекрывают движение автотранспорта, а некоторые станции метро (например, "Проспект Мира" возле Соборной мечети Москвы) работают только на выход. Это раздражает горожан.

В целом в России, по данным ДУМ, порядка семи тысяч мечетей — официально зарегистрированных. Кроме них, есть молельные помещения, о которых верующие не сообщают в Минюст.

Такого количества не было даже в Российской империи. О советском периоде речи не идет — на всю страну тогда действовало всего несколько десятков молелен, в основном в Средней Азии.

После распада СССР в девяностые годы в традиционных мусульманских регионах России вопрос довольно быстро решили — начали строить мечети. Сейчас их больше всего в Дагестане (почти три тысячи) и Татарстане (свыше полутора тысяч). В других регионах в основном восстанавливали дореволюционные здания.

"Все исторические мечети России вне кавказского ареала, или татарские мечети, как их называли вплоть до начала ХХ века, находящиеся в распоряжении Духовного управления мусульман, уже отреставрированы или в процессе реконструкции. Это Нижегородская, Новосибирская, Пермская, Тверская, Читинская, Ярославская соборные мечети, Новая мечеть Касимова, две московские и другие", — перечисляет муфтий Дамир Мухетдинов.

Тем не менее, по словам мусульманского духовенства, молелен недостаточно. Дело в том, что сегодня в России очень много последователей ислама. По оценкам муфтиятов — свыше 25 миллионов (порядка семнадцати процентов населения). Данные переписи населения 2002 года иные — около 15 миллионов (примерно десять процентов).

И это только российские граждане. А ведь есть еще трудовые мигранты из стран Средней Азии: по разным оценкам, восемь-десять миллионов человек. По прогнозам специалистов, их численность, с учетом естественной убыли коренного населения России, будет расти и дальше.

Зависимость от чиновника

Как отмечают в российской общине мусульман, сложности с мечетями начинаются еще до их возведения. Часто процесс заканчивается на подготовительном этапе, потому что верующие не могут согласовать с властями нужный участок. Это приводит к конфликтам.

Один уже несколько дней не утихает в Саратове. Городская дума запретила строить мечеть на историческом месте — в центре, как до революции. Сейчас там автостоянка.

Поводом для такого решения стало недовольство местных жителей. "Они не против ислама в целом, но считают, что проведение культовых мероприятий вызовет неудобства", — сообщил на заседании гордумы депутат Дмитрий Сорокин.

На месте парковки власти хотят создать "рекреационную зону" — парк с озеленением. А мусульманской общине предложили другой участок.

Однако в Саратовском муфтияте заявили, что решение оказалось для них неожиданным. Хотя, по словам его представителей, переговоры о строительстве новой мечети и без того шли медленно.

Это лишь один из случаев. Как отмечает глава Духовного собрания мусульман России, член Общественной палаты России муфтий Альбир Крганов, такие ситуации характерны для многих регионов страны.

"В прошлом году в докладе о соблюдении прав российских мусульман мы предложили установить единые нормы выделения земли для религиозных организаций. Сейчас этот вопрос регулируют на региональном уровне — получается, что от настроения конкретного чиновника зависит судьба верующих, которые многие годы добиваются своего", — говорит он.

И приводит пример: возглавляемая им структура никак не может построить мечеть в столичной Коммунарке. Причем речь не просто о молельном здании, а о социально-просветительском межрелигиозном центре. То есть, помимо мечети, возвести планируют православный и буддийский храмы, а также синагогу.

"До сих пор ждем документы на земельный участок. Все-таки дело благое: центр создаем совместно с другими традиционными конфессиями. Прошло восемь лет, а власти не вынесли решения", — сетует муфтий.

По его словам, это приводит к двум серьезным проблемам. Во-первых, из-за нехватки мечетей верующие совершают массовые намазы в частных домах, что запрещено законом.

Во-вторых, далеко не все самоорганизованные молельни — в поле зрения официальных муфтиятов. Традиционное исламское духовенство попросту не знает, чему там учат верующих.

"Непонятно, что проповедует руководитель такой группы. Нас это сильно беспокоит", — подчеркивает Крганов.

Духовные центры как частичное решение

Подобная ситуация характерна для немусульманских регионов страны, поясняет религиовед Роман Лункин. И дело не только в нежелании чиновников вникать в нужды местных общин.

"Еще одна причина — возмущение простых горожан, обусловленное стереотипами в отношении ислама. Местные власти порой именно этим объясняют задержки с одобрением того или иного участка. Хотя строительство новых зданий, причем не только культовых, почти всегда вызывает недовольство у местных жителей", — поясняет эксперт.

Однако, отмечает он, выход есть.

"В Москве, например, создали исламские духовные центры. Они не называются мечетями, хотя верующие там молятся. Это пример разумного разрешения проблемы. Без конструктивного сотрудничества с властями возмущение рядовых мусульман растет", — говорит он.

Строить проще не в центре

Впрочем, сложности связаны не только с постановлениями чиновников, исламофобскими настроениями или нежеланием жителей мириться с новыми зданиями для массовых мероприятий. Нехватка мечетей в стране обусловлена еще и внутренними причинами в мусульманской общине, отмечает исламовед Раис Сулейманов.

"Нередко верующие хотят возвести молельню в центре города, а на обжитой исторической территории всегда очень сложно строить. Отсюда и недопонимание. Если бы мусульмане предлагали не такие населенные места, необязательно за чертой города, то мечети строились бы быстрее. Кроме того, на общественных слушаниях эти вопросы решались бы проще. Ведь зачастую власти не против, а местные жители — наоборот", — объясняет он.

По его мнению, сложности отчасти связаны "с замкнутостью самих общин" и слишком ревностным соблюдением традиций. Например, еще десять лет назад некоторые верующие приносили в жертву баранов на Курбан-байрам прямо в московских дворах. Это вызывало бурю возмущения. Сейчас для обряда есть специально отведенные места за пределами города. И конфликтов не возникает.

"То же и с коллективными намазами, — продолжает Сулейманов. — Можно совершать их в специально арендованных помещениях. Некоторые духовные управления в Москве снимают большую закрытую площадку в Сокольниках, мусульмане в состоянии это делать. Толпы молящихся на улицах смущают горожан, особенно в столице и в Санкт-Петербурге".

С кем вести диалог

Кроме того, подчеркивает он, сейчас у российских мусульман нет единой структуры. Власти попросту не знают, с какой организацией вести диалог.

"Может, для чиновников нет принципиальной разницы, с кем из муфтиятов общаться, но беда в том, что мусульмане не договорились между собой. Яркий пример — возведение главной мечети Вооруженных сил России. Предлагали разные варианты, где именно ее строить, но к общему мнению не пришли. В итоге вопрос завис", — рассказывает религиовед.

Сейчас в России действуют три организации общефедерального значения и свыше 80 местных муфтиятов. Причем дробление продолжается. Это, по словам Сулейманова, тормозит решение проблемы с мечетями в стране.

3 мая 2020, 08:00Религия и мировоззрение"Две проблемы". Мусульмане в Рамадан заговорили о наболевшем

К собору просят пристроить мечеть / Тенденции / Независимая газета

Почему даже массовое возведение домов молитвы не разрешит всех проблем мусульман

Фото агентства городских новостей "Москва"

Во время недавних протестных акций против строительства православного храма в Екатеринбурге Духовное управление мусульман Свердловской области от Совета муфтиев России (СМР) выступило с просьбой-предложением создать в городе межрелигиозный комплекс «Площадь мира и согласия», который бы объединил верующих трех основных религий региона – христианства, ислама и иудаизма, а собор Святой Екатерины стал бы частью этого ансамбля наряду с мечетью и синагогой. Сейчас в столице Урала всего две небольшие мечети, а число приверженцев ислама, по разным данным, составляет от 3 до 400 тыс. человек. Городские власти почти 20 лет отказывают общине в постройке еще одной мечети, утверждая, что свободных участков нет.

То, что по всей России наблюдается острая нехватка мечетей, представители российского ислама утверждают не один год. Глава Совета муфтиев России и председатель Духовного управления мусульман РФ (ДУМ РФ) Равиль Гайнутдин, выступая 4 марта с.г. в Госдуме РФ, поднял проблему «искусственных препон» для отечественных мусульман. Как пояснил «НГР» первый заместитель Гайнутдина по ДУМ РФ Дамир Мухетдинов, «вслух называются такие благовидные предлоги, как то, что «возрастет угроза терроризма и коренным москвичам-мусульманам имеющихся мечетей достаточно, а трудовые мигранты рано или поздно уедут». Однако, по мнению Мухетдинова, есть и «неафишируемая и прямо не называемая причина». «Это опасение в некоей «исламизации», в том, что наличие исправно действующей мусульманской инфраструктуры станет толчком к усилению религиозности мусульман, а это рассматривается в некоторых кругах априори как негативный сценарий. Антиисламское лобби оказывает сильнейшее давление и на лиц, принимающих решения, и на общественное мнение», – заключил он.

По мнению Равиля Гайнутдина, к 2035 году около трети российских граждан будут исповедовать ислам. В России уже сейчас официально проживает не менее 24 млн мусульман. Именно такую цифру назвала «НГР» пресс-служба Совета муфтиев со ссылкой на данные Саудовской Аравии (подробнее в «НГР» от 06.03.19). Число мечетей в России сегодня составляет примерно 8 тыс. Определить, сколько необходимо построить еще мечетей, чтобы полностью удовлетворить потребности исламского сообщества страны, практически невозможно, считает Дамир Мухетдинов. «Вот буквально на днях Русская православная церковь заявила о епархиях, где вопрос с обеспечением культовыми сооружениями стоит острее всего – по одной церкви на 15–25 тыс. верующих. Думаю, до таких показателей в отношении мечетей далеко даже Чечне, Дагестану, Татарстану», – заметил зампред ДУМ РФ.

При этом региональные власти зачастую делают все возможное, чтобы не только не построить новых мечетей, но и сократить количество старых, заявил «НГР» председатель Духовного управления мусульман Москвы Ильдар Аляутдинов. «Например, на позапрошлой неделе в Калининграде был снесен молельный дом, который посещали десятки верующих. Нельзя не вспомнить и ситуацию в Екатеринбурге, где уже на протяжении нескольких лет не дают разрешение на строительство мечети. Недальновидность чиновничьего аппарата, недобросовестность, безответственность отдельных лиц, а иногда просто незнание или же несоблюдение законов может привести к печальным последствиям. И речь здесь не столько и не сколько о разрушенных или так нужных, но все еще не построенных храмах, а в том, что каждая такая ситуация становится причиной дисбаланса и нарастания недовольства», – заметил муфтий.

Самая острая ситуация в «епархии» самого Аляутдинова, которую он в условиях конкуренции делит с главой Духовного собрания мусульман России  Альбиром Кргановым. 4 июня с.г. мусульмане России отметили Ураза-байрам, праздник разговения после поста месяца Рамадан. Вот уже два года подряд количество верующих, посещающих торжественное богослужение в московских мечетях в этот день, превышает 250 тыс. человек. При этом в столице сейчас действует всего четыре общедоступные мечети, самая большая из которых – Соборная – рассчитана не более чем на 10 тыс. человек. В ноябре 2018 года мэр Москвы Сергей Собянин подтвердил возможность строительства еще одной, пятой по счету мечети – на территории новой Москвы. Ранее также сообщалось, что земли в Троицком административном округе Новой Москвы под межконфессиональный комплекс, где на единой территории будут соседствовать православие, ислам, иудаизм и буддизм, могут быть переданы городу в 2019 году. Если такой центр будет построен, он станет третьим по счету в столице вместе с комплексами на Поклонной горе и в районе Отрадное.

Ильдар Аляутдинов в разговоре с «НГР» пояснил, что «численность мусульман в Москве сейчас очень высокая». «Называются разные цифры: два, три миллиона и более. Мы понимаем, что есть коренное население, исповедующее ислам, а также те, кто прибыл в столицу для заработка или же обосновался здесь недавно. Однако каждый ее житель независимо от того, приезжий он или коренной, имеет право исповедовать свою религию», – подчеркнул московский муфтий.

Еще в сентябре 2018 года представители исламского сообщества обратились к министру обороны Сергею Шойгу и патриарху Кириллу с просьбой построить мечеть рядом с главным храмом Вооруженных сил РФ в парке «Патриот» в Кубинке. «Мы очень надеемся, что будет принято решение и о строительстве мечети рядом с будущим православным храмом, потому что велика роль людей, исповедовавших другие религии, в Великой Отечественной войне, и сегодня в Сирии служат мусульмане и представители других религий», – отметил тогда Альбир Крганов. Если в Министерстве обороны сообщили о готовности рассмотреть инициативу мусульман, то в Московском патриархате к этому предложению отнеслись более чем осторожно. «Если просьба будет исходить от множества людей, военнослужащих, наверное, ее стоит рассмотреть. Но тут может быть другая история, связанная с нашим героическим прошлым в связи с особой ролью православия», – заявил пресс-секретарь патриарха Кирилла священник Александр Волков.

Однако Дамир Мухетдинов предупреждает, что даже активное строительство мечетей не сможет разрешить тех проблем, которые возникают у правоверных в дни крупных религиозных торжеств. «Мы призываем корректно и трезво относиться к самой ситуации с праздничными молитвами. Ислам предписывает совершать ее в Джума мечети, то есть в Соборной мечети. Такая, например, построена в Москве на проспекте Мира. И поэтому, даже если завтра в столице появится еще пять мечетей на 3–5 тыс. человек, размер той тучи верующих, которую мы наблюдаем сейчас вокруг московской Соборной мечети, уменьшится, конечно, но не кратно, не в той степени, чтобы сама картинка кардинально поменялась», – отмечает Мухетдинов. 

Сколько мечетей в Москве в сравнении со столицами других западных стран

Москва – аутсайдер по числу мечетей на количество мусульман среди всех мегаполисов мира! По разным оценкам, в российской столице живет около двух миллионов мусульман. При этом в Москве лишь четыре мечети и несколько молельных домов.

Для сравнения. В Лондоне мусульман меньше — около полутора миллионов. В столице Великобритании работают 452 мечети и мусАлли (молельных дома). Большая их часть сосредоточены в центре города, неподалеку от Гайд-парка, собора святого Петра и Вестминстерского аббатства.

Число мусульман в Париже оценивают в один миллион триста тысяч человек. Во французской столице сегодня открыты 64 мечети и мусалли. Причем, 20 из них крупные. Например, Гран-моск де Пари — третья по размерам в Европе, она была построена в 1926 году в честь воинов-мусульман, сражавшихся за Францию в Первой мировой.

Всего около 300 тысяч мусульман живет в Берлине. Но даже там более 80 мечетей и молельных дома. Некоторые из них построены в нетрадиционном для мусульманской архитектуры стиле. К примеру, вот эта выполнена мастерами знаменитой школы «Баухаус».

Чуть более 200 тысяч мусульман живет в Брюсселе. В столице Бельгии – 10 мечетей. Самая знаменитая — Большая брюссельская мечеть. Она была построена в 1880 году.

До 800 тысяч жителей Нью-Йорка исповедуют ислам — согласно соцопросам. Для них в городе построено почти 200 мечетей и молельных домов. Около 20 из них — совсем недавно.

15% взрослого населения Сингапура — мусульмане, то есть около 840 тысяч человек. В основном, это малазийцы и выходцы из Индии. В этом азиатском городе-государстве работают 70 мечетей. Одна из самых известных — Масджит Султан. Она была построена еще в 1824 году.

Не так много мусульман живет в Мельбурне — около 130 тысяч. Но в этом австралийском городе — 97 мечетей и мусалли.

Всего четыре мечети работают в Токио — столько же, сколько в Москве. Но при этом мусульман в японской столице — лишь около ста тысяч, в 20 раз меньше.

Ислам является исторически укорененной и официально традиционной религией России, государства наблюдателя в Организации исламского сотрудничества. Мусульмане – коренные жители страны, в отличие от большинства единоверцев, проживающий в других мегаполисах мира.

Москва мусульманская – Власть – Коммерсантъ

На прошлой неделе в Москве открылась крупнейшая в Европе соборная мечеть. Открытие, в котором приняли участие президенты России и Турции, было приурочено к мусульманскому празднику Курбан-байрам. Это событие подтвердило фактический статус Москвы как крупнейшего мусульманского города России.

Фарид Асадуллин — исламовед, ведущий научный сотрудник Института Востоковедения РАН

Глобальные миграционные процессы — характерная черта XXI века. Москва и Берлин, Париж и Лондон с трудом проходят тест на гостеприимность в отношении все прибывающих новых резидентов из стран Ближнего Востока и Африки. Последняя захлестнувшая Европу миграционная волна — яркий и показательный тому пример. Все больше ученых, как на Западе, так и в России, ломают голову над тем, как вывести формулу определения оптимальных пропорций соотношения в городском пространстве автохтонного населения и все увеличивающегося потока "новых горожан", привносящих с собой свои культурные и религиозные ценности. Мигранты привычным для них (и непривычным для других) образом жизни корректируют историко-цивилизационные характеристики принимающего социума: по мнению одних экспертов, делая его более притягательно-открытым и космополитичным, по мнению других — закладывая мину неминуемой деструкции в сложившуюся за века традиционную структуру общества.

Интенсивное развитие Москвы привело в начале XXI века к образованию Московской городской агломерации — крупнейшей не только в России, но и в Европе с численностью постоянного населения около 15 млн человек. Будучи самым густонаселенным мегаполисом Европы, Москва испытывает острые вызовы процесса урбанизации из-за значительно возросшего в последние годы притока населения за счет миграции из других регионов России и сопредельных стран. Около 35% общего миграционного потока в РФ приходится на Москву и Московскую область.

Сегодня именно на приезжих узбеках, киргизах и таджиках в Москве и области в основном держится система ЖКХ, новостройки, мелкая и розничная торговля, точки общепита, общественный транспорт, а также сфера услуг (ремонт и уборка дорог, жилых помещений, парикмахерские и т.  д.). В последнее время в медицинских учреждениях и различных бизнес- и государственных структурах столицы также наблюдается приток специалистов с дипломами узбекских, таджикских или киргизских высших учебных заведений.

В Москве уже существуют районы, где некоренное население составляет свыше 25% от общего. Национальный состав населения Южного и Северного Бутово — показательный пример: из 200 тыс. жителей этих районов почти треть, по неофициальным данным, являются этническими мусульманами из южных регионов России и Центральной Азии.

В Москве уже существуют районы, где некоренное население составляет свыше 25% от общего

Порядка 10% совокупного московского населения составляют представители народов, для которых ислам и его обрядовая практика являются главным этнокультурным маркером их идентичности. Это население, гетерогенное в плане социального положения и экономических возможностей, в разной степени инкорпорировано в реалии современной московской жизни. Если для большинства коренных московских мусульман такой проблемы не существует, то для мигрантов из Центральной Азии и Северного Кавказа проблема социальной и культурной адаптации является одной из главных. Для многих из них, впервые оказавшихся в многонациональном мегаполисе, остро стоит вопрос как безболезненного вживания в новую общественную среду, так и сохранения в новых непривычных условиях национальной и религиозной идентичности. Как показывает опыт, представители этих народов, часто выходцы из сельских районов, стремятся сохранить тесные земляческие связи, вступая в экзогамные браки только в исключительных случаях. Это, прежде всего, касается мигрантов из центральноазиатских государств.

Безусловной проблемой компактного проживания мусульманских этносов столицы является естественная для большого города конкуренция ее граждан за место под солнцем и сложная диалектика взаимоотношений между "новыми" и "старыми" мусульманскими этносами, азиатами и кавказцами, светскими и практикующими мусульманами и, наконец, наиболее актуальная, коренным русским населением. Эти нередко возникающие конфликты имеют разную природу — историческую, религиозно-догматическую, национально-бытовую или экономическую. Нередко они обусловлены местом рождения и исхода того или иного этноса, сложной историей взаимоотношений региональных соседей. Городская криминальная хроника может дать немало примеров участившихся межнациональных стычек (нередко с использованием оружия). Среди нелегальных трудовых мигрантов, количество которых в 4-8 раз превышает количество официально зарегистрированных, характерна высокая безработица и социальная неустроенность, что нередко ведет к их люмпенизации и криминализации.

Мигрантофобия в значительной степени подпитывается укоренившейся ранее в обществе исламофобией, что в принципе является острой социальной проблемой всех больших городов, испытывающих приток избыточного пришлого населения. Москва, как и европейские города-миллионники представляет собой открытое полиэтничное и поликонфессиональное общество, переживающее бурный экономический и демографический рост. В этом городском пространстве соседствуют и часто пересекаются интересы представителей разных культур и религиозных традиций.

Попытки искусственного ограничения проявлений религиозности мусульман со стороны власти при явном дефиците мусульманских храмов еще несколько лет назад приводили к обратному результату — открытию "альтернативных" мечетей, так называемых неофициальных этномусалля (земляческих молелен) и демонстрации религиозного энтузиазма среди мусульманской молодежи. Это было особенно заметно в дни пятничных и праздничных богослужений. Наблюдающийся сегодня бурный рост проявлений исламской религиозной идентичности (особенно в дни праздников Курбан-байрам и Ураза-байрам) заставляет городские власти принимать адекватные меры по упорядочению и организации массовых религиозных мероприятий. Для этого помимо четырех мечетей религиозные церемонии проводят в специально отведенных местах в Сокольниках, Южном административном округе и в Чертаново, а также в близлежащих подмосковных городах.

Открытие 23 сентября после реконструкции комплекса Московской соборной мечети, площадь которой и, соответственно, ее вместимость была многократно увеличена,— еще один важный, хотя и не единственный шаг в этом направлении.

Лучший способ интегрировать ислам в привычный общественный ландшафт города и одновременно лучшая профилактика экстремизма на религиозной почве и молодежного радикализма — это визуализация ислама в городской среде через создание необходимой исламской инфраструктуры. Многие европейские столицы, легализуя деятельность медресе и мактабов (учебные заведения) и открывая мечети и исламские культурно-просветительские центры, выбрали этот путь. Принято считать, что происходящая в городах исламизация мигрантских сообществ — это, прежде всего, констатация невозможности полной интеграции мусульман в европейский социум. Но этот тезис можно принять с оговорками, за скобками остается вопрос, все ли готовы поступиться своими культурными и религиозными ценностными приоритетами ради интеграции. Москва, имеющая многовековую историю тесного исламо-христианского (если быть точным, русско-татарского) взаимодействия, имеет для этого свой исторический прецедент.

Московские татары тест на культурную совместимость с русским этносом прошли достаточно сложным эволюционным путем, но в итоге сохранили свой язык, веру и обычаи

Говоря о проблемах, связанных с процессами социализации мигрантов, важно отметить опыт татарской общины, который может быть во многом показательным для новых мусульманских этносов, обживающих Москву и Подмосковье. Процесс поиска равновесия между собственно традиционной культурой и верой, с одной стороны, и новой окружающей действительностью, с другой, долог и тернист, но его альтернативой может быть только постоянно продуцируемая с обеих сторон взаимная настороженность и рецидивы нетерпимости. Московские татары, демонстрируя свои заложенные предыдущим ходом истории интеграционные возможности, тест на эту культурную совместимость с русским этносом прошли достаточно сложным эволюционным путем, но в итоге сохранили свой язык, веру и обычаи. В этом большая заслуга касимовских и нижегородских татар, которые в массе оказались главными хранителями татарского языка и культуры, сформировав основной контингент как городского мусульманского населения, так и прихожан московских мечетей вплоть до последнего десятилетия XX века. Возможно ли актуализировать этот опыт? Скорее да, но только при заинтересованном отношении городских и федеральных властей. Вместе с этим надо заметить, что реально существующая сегодня угроза возникновения "параллельного общества" из поколения детей мусульман-мигрантов, оказавшихся из-за социальных барьеров и бытовых предубеждений, как и их отцы, в роли обслуживающего класса, волнует многих экспертов, анализирующих типологически сходные процессы на Западе.

Современная Москва — впервые в своей новейшей истории — столкнулась с феноменом функционирования мигрантских сетей, о чем свидетельствуют действующие в столице формальные и неформальные объединения узбеков, таджиков, киргизов, уйгуров и т. д. С 2005 года в столице выходит газета "Голос таджикистанцев" — орган общероссийского общественного движения "Таджикские трудовые мигранты", с перерывами издается российская газета для мигрантов "Узбегим". На страницах "Голоса таджикистанцев" можно найти много материалов о том, с какими трудностями и лишениями приходится сталкиваться мигрантам в столице. Выступая на рабочем заседании координационного совета движения "Таджикские трудовые мигранты", его председатель Каромат Шарипов остро критикует нечистоплотность руководства ряда клиринговых компаний, которые паразитируют на посреднической деятельности, продавая по коммерческим ценам фальшивые миграционные документы. Вскрываются также многочисленные факты вымогательства у мигрантов денег со стороны полицейских, наделенных неограниченными правами при проверке документов. Газета много места уделяет проблеме "параллельных браков", которые заключают 50% женатых таджиков России, что дает возможность получить разрешительные документы для жизни и работы в Москве. Чтобы заключить реальный либо фиктивный брак с россиянкой, мигранты на родине уговаривают своих жен дать им развод, обещая через некоторое время забрать их к себе.

В 2013 году стало выходить информационно-аналитическое издание "Российские кыргызы" — орган общероссийской общественной организации "Кыргызский Конгресс". По инициативе этого "Конгресса" формируются пилотные проекты, направленные на социальную поддержку, образовательные и бизнес-программы для киргизской диаспоры в России. Поскольку с конца 2012 года тестирование по русскому языку для трудовых мигрантов, желающих работать в сфере ЖКХ, розничной торговли или бытового обслуживания, стало обязательным, межрегиональное общественное движение трудовых мигрантов Кыргызстана и центр межрегионального и международного сотрудничества "Диалог культур" с мая 2013 года на базе одной из московских библиотек открыли бесплатные курсы русского языка для приезжих из ближнего зарубежья.

Интерес к исламу и его традициям среди простых москвичей и столичной интеллигенции, сталкивающихся с выходцами из мусульманского Востока (как людьми рабочих профессий, так и дипломированными специалистами) каждый день в разных жизненных ситуациях, имеет все более осмысленный и дифференцированный характер. Он часто продиктован желанием получить собственное представление о религии и ее последователях, которые в последние годы, находясь под пристальным вниманием СМИ, становятся (пусть даже не прямо, а косвенно) объектом телевизионных репортажей об этнической преступности или "аналитических программ" о будущем западной цивилизации и "эндогенном радикализме", присущем якобы исламу и представителям мусульманских народов. Среди московской интеллигенции немало этнических русских или украинцев, чей путь к пониманию ислама или принятия его в качестве веры продиктован эволюцией их материалистического или религиозного (монотеистического) мировоззрения, богоискательством в духе учения Александра Меня, развитием экуменических идей II Ватиканского собора и т.  д. Слова Велимира Хлебникова из поэмы "Хаджи-Тархан" — "Ах, мусульмане те же русские. И русским может быть ислам" — дают ключ к пониманию и частично проясняют корни этого явления. Так, издатель Юрий Михайлов, пытаясь соединить ислам и русское культурное и историческое наследие, полагает, что настала "пора понимать ислам", и в своем манифесте признается: "Ислам — религия интеллектуального выбора".

Сегодня можно констатировать, что "московский" ислам представляет собой значительный и динамично развивающийся сегмент общественно-религиозной и культурной жизни не только московского региона, но всей России. История мусульманской общины Москвы, в которой отражена история российского ислама в целом, показывает его сложную и порой трагическую судьбу. Религия, которой была уготована почетная, фактически официальная роль в начале XIV века в эпоху Золотой Орды, стала после покорения Казани Иваном Грозным гонимой; позднее, начиная с правления Екатерины II, терпимой и, наконец, уже в наше время вновь обрела статус традиционной религии как неотъемлемой части исторического наследия народов России. Сосредоточением исламской жизни столицы сегодня является имеющий большой опыт институционального взаимодействия с государством Московский муфтият (действующий на базе обновленной соборной мечети), который за короткий исторический срок фактически стал авторитетным духовным органом, объединяющим мусульманские общины Российской Федерации. Сегодня эту деятельность обеспечивают руководимые муфтием Равилем Гайнутдином две официальные религиозные структуры — Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Российской Федерации.

Мусульманская составляющая Москвы, по прогнозам ученых, в условиях глобализации будет изменяться в сторону ее количественного роста, а также ее значения в социально-экономических процессах, культурной трансформации городского пространства. Уже сегодня российская столица с учетом быстро развивающихся национальных диаспор из Азербайджана, республик Северного Кавказа, центральноазиатских и других исламских государств (Египет, Сирия, Ливан, Пакистан, Турция) является самым крупным мусульманским городом России, насчитывающим более 3 млн человек, этнически и духовно связанных с исламом. Характеризуя современное мусульманское сообщество, можно сказать, что в нем сегодня представлен практически весь этноконфессиональный спектр ислама как мировой религии — от исмаилизма и других шиитских деноминаций до традиционных для России ханафизма и шафиизма, а также многообразие полулегально действующих суфийских тарикатов, включая магрибинские или другие его экзотические ответвления. Плюрализм исламского вероучения дает возможность проявить свои индивидуальные предпочтения многим неофитам, которые, стремясь найти свое место в религии, позиционируют себя то адептами совершенно нетипичных для мусульманского сообщества России правовых школ маликизма или ханбализма, то мюридами ордена Тиджания или мусульманской эзотерики в духе Рене Генона. По прогнозам ученых, роль мусульман в общественном пространстве столицы, несмотря на вспышки исламофобии, а также возникающие (например, в связи с планами строительства новых мечетей) административные барьеры, будет динамично меняться.

Интерес к исламу и его традициям среди простых москвичей и столичной интеллигенции имеет все более осмысленный и дифференцированный характер

По мнению авторов опубликованного в июле 2014 года доклада Института национальной стратегии "Социальные риски иммиграции", Россия должна готовиться к резкому увеличению миграции из Средней Азии. И Москва как динамично растущий многонациональный город в этом смысле не исключение; аналогичные процессы с разной степенью интенсивности и остроты происходят во всех крупных мировых центрах. На улицах этих мегаполисов иммигрантов сегодня можно встретить не меньше, чем коренных жителей. 37% населения Нью-Йорка являются иммигрантами. Современный Берлин, по оценкам некоторых экспертов,— третий по численности "турецкий" город после Стамбула и Анкары. В миллионном Брюсселе каждый четвертый житель — этнический мусульманин. Пригород Парижа Монтрей, являющийся фактически социально и культурно изолированной территорией, сегодня практически полностью заселен живущими по законам ислама выходцами из Мали и Западной Сахары.

Для того чтобы Москва стала, как пишут ученые-урбанисты, "городом удобным для жизни" (livable city), необходимо наряду с обычными для больших городов хозяйственно-экономическими и социальными вопросами отрегулировать проблему нелегальной миграции и, как следствие, избыточного населения, что позволит привести уровень межнациональных и межконфессиональных отношений в соответствие с интересами жителей мегаполиса и общей стратегией развития столицы на ближайшие годы. Вместе с тем важно не закрывать глаза на возросшее значение исламского фактора в стране и мире, а на деле через федеральные и городские социальные и культурные программы расширять представления россиян об исламе как неотъемлемой части исторического наследия народов российского государства.

мусульман в Москве говорят, что им не хватает места для пятничной молитвы: NPR

В столице России Москве есть четыре мечети, но растущее мусульманское население изо всех сил пытается найти место для молитвы. Некоторые мусульмане жалуются, что вопрос о новых мечетях политизирован.

NOEL KING, ВЕДУЩИЙ:

Религия в России обычно ассоциируется с Русской Православной Церковью, но мусульмане также жили в России сотни лет, и их доля в населении быстро растет.Как сообщает Люциан Ким из NPR, мусульмане в Москве говорят, что им не хватает мест для молитвы.

ЛУСИАН КИМ, НАЛИЧИЕ: Каждую пятницу утром территория вокруг главной мечети Москвы заполнена верующими, направляющимися на еженедельные молитвы.

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №1: (говорит на иностранном языке).

КИМ: Нищие выстраивают свой маршрут от станции метро до мечети, гигантского сооружения с высокими минаретами, золотым куполом и достаточно места для более чем 10 000 человек.

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО № 2: (говорит на иностранном языке).

КИМ: Молодые люди раздают религиозные газеты. А перед мечетью полицейские и металлоискатели.

НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО № 3: (говорит на иностранном языке).

КИМ: Внутри мечети волонтер призывает прихожан продолжать двигаться и подниматься по лестнице на верхние уровни. Я поднимаюсь по лестнице в толпе мужчин в галерею четвертого этажа, откуда открывается вид на огромный молитвенный зал внизу с высоты птичьего полета. Сегодняшняя проповедь о том, как бороться с гневом.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ИМАМ: (разговорный иностранный язык).

КИМ: Имам переключается с русского на арабский, а затем обратно на русский, призывая свою паству проявлять доброту и уважение к другим.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ИМАМ: (Поет на иностранном языке).

КИМ: Теперь начинаются молитвы, и каким-то образом тысячам прихожан удается простираться ниц, несмотря на тесные условия. Отсутствие места для пятничной молитвы - самая острая проблема для мусульман в Москве, где всего четыре мечети.Муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов говорит, что в городе вполне может быть еще двое.

ИЛЬДАР АЛЯУТДИНОВ: (На иностранном языке).

КИМ: «Вероятно, общество не совсем готово. Они по-прежнему рассматривают мечети и мусульман как причину страха и беспокойства. И, к сожалению, городские власти прислушиваются к мнению жителей, которые не хотят видеть мечети возле своих домов».

Освещение в российских новостях ислама в основном сосредоточено на террористической деятельности в регионе Северного Кавказа, где проживает большинство мусульман.Государственное телевидение показывает драматические кадры того, что оно называет войной России против исламских экстремистов в Сирии. Но ислам был неотъемлемой частью российского общества с 16 века, когда Россия начала расширять и осваивать территории, населенные мусульманами. Сегодня более 16 миллионов граждан России - примерно девятая часть населения - исповедуют ислам, и их число увеличилось в последние годы с прибытием рабочих-мигрантов из Средней Азии.

Я встречаюсь с антропологом Дмитрием Опариным в среднеазиатском кафе в центре Москвы.

ДМИТРИЙ ОПАРИН: (На иностранном языке).

КИМ: Он говорит, что исламская жизнь в городе процветает, со специальными магазинами, халяльными продуктовыми магазинами и дюжиной молельных залов. Но он согласен с муфтием, что Москве нужно больше мечетей.

ОПАРИН: (На иностранном языке).

КИМ: Он говорит, что городские власти играют на страхах людей и уводят мусульман из поля зрения общественности. Вернувшись в мечеть, я сталкиваюсь с Ахмадом Захратуллаевым, студентом из Дагестана, который носит папаху, традиционную лохматую овчинную шапку.

АХМАД ЗАХРАТУЛЛАЕВ: (На иностранном языке).

КИМ: Он говорит, что вопрос о новых мечетях был политизирован, и надеется, что он скоро будет решен. Он говорит, что сосредоточен на позитиве - мусульмане теперь могут свободно исповедовать свою религию после 70 лет коммунизма. Люсьен Ким, Новости NPR, Москва.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

Авторские права © 2019 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Сибирская мусульманская община в 2019 году - RIDDLE Россия

Антрополог, к.м.н.Старший преподаватель исторического факультета кафедры этнологии МГУ; Научный сотрудник Института социальной политики НИУ ВШЭ.

Дмитрий Опарин изучает социальную динамику мусульманских общин по всей Сибири. В этой статье он опирается на свои недавние полевые исследования в Томске, Иркутске и других местах, чтобы очертить контуры сибирской мусульманской жизни в 2019 году.

В постсоветский период Сибирь пережила значительные демографические изменения. По большей части это произошло за счет миграции. На Дальнем Востоке иммиграция резко сократилась и продолжает сокращаться. Но в нефтегазовых регионах Западной Сибири (Тюменская область, включая Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа) все было иначе. Вместо этого в регионах здесь наблюдается рост числа новичков, соблазненных соблазном трудоустройства и безопасности.

Однако присутствие сибирских мусульман само по себе совсем не новость.До основания западно-сибирского города Томска в 1604 году здесь в основном проживали татары. И вплоть до 1990-х годов татары составляли большинство мусульманского населения Томска. Демографическое преобладание татар среди мусульманских меньшинств, проживающих в сибирских и европейских городах России, типично для позднего имперского и советского периодов. Однако в 1990-е и 2000-е годы мусульманские пространства радикально изменились. Усилились миграционные потоки из бывших советских республик Центральной Азии и внутренне из республик Северного Кавказа.Имамы в большинстве мечетей по-прежнему являются татарами, и эта группа в целом занимает доминирующее положение в мусульманской элите России. Однако теперь богослужения посещают в основном выходцы из Центральной Азии и выходцы с Северного Кавказа.

В 1990-е годы в Томске сложилась уникальная на тот момент ситуация для России. Имамы двух дореволюционных мечетей - гражданин Таджикистана и эмигрант из Кыргызстана. Ситуация в этом исламском сообществе еще более любопытна, учитывая многочисленность местного татарского населения.

Насколько велика эта популяция? Невозможно предоставить актуальную и достоверную современную этническую статистику по Томску или хотя бы по Томской области. Сам Томск - относительно крупный город на юге Западной Сибири, согласно официальной статистике, общая численность населения в 2019 году составляла 575 000 человек. Дальнейшая разбивка этих цифр труднее. Последняя перепись была проведена в 2010 году - она ​​давно устарела, учитывая активные демографические изменения в Сибири с тех пор. Более того, эти данные не учитывают мигрантов без документов.Они не делают различий между трудовыми мигрантами и иностранными студентами. И они не отражают сложности миграционной мобильности. Мигрант может, например, иммигрировать в Томск, но затем вернуться домой через несколько месяцев, а затем вернуться в Россию, но в другой город, а затем снова вернуться в Томск, чтобы какое-то время работать. Ничего из этого не принимается во внимание. Тем не менее, некоторые оценки есть. В настоящее время крупнейшими этническими группами в Томске являются узбеки (около 6 000 человек, включая студентов), киргизы (примерно столько же) и таджики (около 3 000 человек, включая студентов).Среди кавказских народов Томской области - азербайджанцы (4 тысячи, далее данные за 2010 год), чеченцы (547), аварцы (315, большинство из которых - выходцы из сельских районов северного Азербайджана, а не Дагестана) и ингуши (224). .

Помимо капризов численности, особенность миграции в Сибирь - в маленькие, богатые города; в поселках нефтегазового полярного круга, а также в относительно густонаселенном городе Томске - это то, что он саморегулируемый. В послевоенный период в Томск мигрировали в основном студенты из Средней Азии и Кавказа.Некоторые остались в городе и теперь представляют свою национальную диаспору как старейшины. Некоторые приехали в Томскую область на строительные, лесохозяйственные и сельскохозяйственные работы. Чаще всего это была сезонная работа, поэтому они возвращались домой осенью. Остальные служили в армии в Томской области. Миграция в Томск на сезонную работу, учебу и военную службу в советской и ранней постсоветской армии заложила основу для последующей эскалации миграции в конце 1990-х и особенно в 2000-х.

В отличие, например, от Москвы, Сибирь, даже в богатых нефтью и газом регионах, не является очевидным местом назначения для экономических мигрантов. Вот почему семейные узы и знакомства часто становятся решающим стимулом для иммиграции в Томск. Существенное влияние на миграционные процессы оказывают мигрантские элиты - главы диаспор, директора лесопилок, строительных компаний, ресторанов национальной кухни, имамы мечетей. Бывшие соседи, родственники и знакомые часто обращаются за работой к местной элите.

У некоторых томских мигрантов есть опыт работы в Москве. Остальные чередуются между Томском и Москвой - например, летом можно работать на стройке в Томске, а когда заканчивается строительный сезон на зиму, он уезжает в Москву на ремонт частных квартир. Почти каждый опрошенный мною мигрант сказал, что не собирался снова мигрировать и вместо этого пытался устроиться на работу на родине. Но у многих там был негативный профессиональный опыт, и с тех пор они вернулись к миграционному образу жизни.

Миграция, как показали мои исследования, редко, если вообще когда-либо, является индивидуальным проектом. Выбор региона для трудовой миграции определяется связями человека - семьей и друзьями. Степень их успеха зависит от их социального капитала; их часто побуждают уйти из дома, чтобы быть ближе к пропавшим без вести родственникам. Мигранты уезжают, возвращаются, снова уезжают или перемещаются в пределах России. Они функционируют в миграционной системе не как индивидуумы, а как звено в социальной сети, сформированной еще до миграции и усложняющейся во время миграции.Продолжительность пребывания мигранта в том или ином месте в процессе миграции зависит не столько от его заработной платы, сколько от скорости и легкости создания социального капитала - связей. А в Томске, небольшом и социально комфортном городе, налаживание связей происходит быстро и легко.

Краеугольным камнем для налаживания связей в мусульманском сообществе, новом и старом, конечно же, является мечеть. По словам Марлен Ларуэль и Софи Оманн, в российской Арктике насчитывается 59 официально зарегистрированных мечетей и молитвенных домов, 35 из которых расположены в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. В Томске люди посещают службы в обеих главных мечетях; активные верующие поддерживают отношения с обоими имамами. Однако есть люди, которые предпочитают одну мечеть другой. Некоторые киргизы и таджики объясняют свой выбор национальностью имама. Для других групп мусульман выбор мечети связан с прошлыми связями. Например, почти вся аварская община посещает Белую мечеть (эти мечети обозначены цветом зданий), где имамом является киргиз. Аварцы из Дагестана и Северного Азербайджана начали посещать Белую мечеть еще в 1990-х годах, когда Красная мечеть была в руинах, а молитвы совершались в соседнем здании медресе.

Северокавказские религиозные общины имеют самые прочные связи. Так обстоит дело в любом другом городе России, поэтому у чеченцев и ингушей в Томске есть отдельная суфийская община зикристов кадирийского тарикского вирда. Они собираются в доме, построенном специально для проведения зикра на окраине города. Зикр-и-джахри - это поминание и прославление Аллаха посредством произнесения определенных фраз или его имени. Между тем у аварцев из Азербайджана и Дагестана есть своя молельная комната (худжра) на втором этаже мебельной мастерской, принадлежащей одному из их соотечественников.У обеих кавказских групп есть свои имамы. Тем не менее, и аварцы, и вайнахи собираются в одной из официальных городских мечетей на Джума-намаз (общинная пятничная молитва).

За мечетью

Ни в одном российском городе мусульманские общины не ограничиваются мечетями. Отдельные мусульмане (а не учреждения или имамы, действующие от имени муфтиев) создали новые мусульманские пространства. Они в основном созданы и используются относительно недавними мигрантами из Центральной Азии и Кавказа.Мусульманская инфраструктура, видимая и открытая для всех (например, халяльные продуктовые магазины и кафе, магазины, торгующие религиозными благовониями и одеждой), создается наряду с менее заметной инфраструктурой. Последнее можно обнаружить, только будучи включенным в определенное местное сообщество. К ним относятся неофициальные молитвенные комнаты, разбросанные по всему городу; Кавказские суфийские молельные дома; подсобное помещение в аптеке, где для соверующих регулярно доступны бесплатные медицинские консультации; молельня в общежитии для строителей, построенном для узбеков генеральным директором строительной компании из Бухары и т. д.Мусульманские пространства в городе состоят не только из физических локаций. Вещи могут быть более странствующими. Можно молиться вне мечетей (хотя предпочтительнее молиться в мечетях). Но также, например, возможность обратиться к знающему земляку за религиозным советом или провести дуа (чтение молитвы для себя или другого человека) или никах (церемонию бракосочетания).

Диверсификация городских мусульманских пространств в значительной степени является результатом религиозных лидеров с миграционным прошлым, которые различными способами преобразуют местный мусульманский ландшафт или воссоздают мусульманскую микросреду вокруг себя.В той или иной степени они считаются лидерами местных микросообществ. И они пользуются уважением местных верующих. Их религиозный авторитет связан с их профессиональным, финансовым, миграционным, социальным или медицинским авторитетом.

Общие черты мусульманских общин в крупных городах Сибири

Я проводил полевые исследования в другом крупном сибирском городе, Иркутске (население 623 000 человек) в августе-сентябре 2019 года. Каждый регион имеет свои особенности, но это недавнее полевое исследование позволило мне увидеть процессы и явления, общие для мусульманских общин и миграционного опыта. в городских центрах Сибири более четко.Мозаичные черты мусульманских пространств как в Томске, так и в Иркутске очевидны. Представители различных этнических и религиозных групп города собираются в одной мечети на традиционную пятничную мусульманскую молитву. Некоторые из этих групп консолидированы и чаще всего знают друг друга лично. В первую очередь это касается чеченских и ингушских зикристов. То же самое и с выходцами из Дагестана и аварцами из северного Азербайджана. Консолидация и относительная удаленность от остальной городской мусульманской жизни - характерные черты кавказских суфийских джамаатов за пределами Чечни, Дагестана и Ингушетии.Вайнахская и аварская общины имеют своих имамов (в случае чеченцев и ингушей лидеров местной группы мюридов называют турками и тамадами) и свои сложные иерархические отношения. Несмотря на то, что мюриды добросовестно посещают официальную мечеть на пятничную молитву, их ежедневные религиозные обряды сосредоточены вокруг собственных мусульманских лидеров в различных молитвенных залах на периферии.

Если говорить о таджиках в сибирских мечетях, то эта группа составляет большинство прихожан, намного больше, чем число практикующих киргизов и узбеков.Часто таджики (как иммигранты из самого Таджикистана, так и таджикоязычные иммигранты из определенных регионов Узбекистана) помогают имамам во время молитвы, чтения проповедей на арабском языке и выполнения молитв. Другие мусульмане обращаются к ним за помощью - религиозным советом, чтением Корана, если они чувствуют себя несчастными, нездоровыми или зацикленными на одержимости, или по счастливому случаю, когда помощники встречаются в квартирах или домах, чтобы почитать Коран. отпраздновать роды, выздоровление от болезни или другое радостное событие. Граждане Кыргызстана, а также памирцы, узбеки (хотя и реже) и азербайджанцы-шииты также имеют своих религиозных лидеров.

В сибирских городах сложился сложный баланс между официальными имамами и этническими религиозными властями. Последние играют ключевую роль в формировании и поддержании разнородного мусульманского сообщества, созданного за последние два-три десятилетия в результате массовой миграции с Северного Кавказа и из бывших советских республик. В предстоящие годы баланс сил между устоявшимися верующими и новичками, стремящимися оставить свой след, будет лежать в основе отношений между мусульманами Сибири.

Фото: Scanpix

Путин открывает новую мечеть в Москве в условиях сохраняющейся нетерпимости

СЦЕНАРИЙ Резеда Сулейман Люди писали мне с вопросом: можно ли зайти к вам в магазин, если я не мусульманин? Одежда, закрывающая тело, - стандарт для любой женщины, не только для мусульманки. НАТАЛЬЯ НАРМИН ИЧАЕВА, дизайнер мусульманской моды Wandi Сцена с селфи-палкой - всем, кто не занят, присоединяйтесь к нам! МЫ ДЕЛАЕМ МУСУЛЬМАН ТЕНДЕНДЕТЕРАМИ Ильдар Хазрат Аляутдинов, Имам, Московская Соборная мечеть ТЫ больше не боишься СКАЗАТЬ, Я МУСУЛЬМАН.Было время, когда людям было стыдно СКАЗАТЬ ЭТО TITLE - Мусульманские имиджмейкеры, Сделано в Москве Сцена в мечети ТИТУЛЬНАЯ КАРТА: По оценкам, 16 процентов населения Москвы исповедуют ислам. NATPOP Сегодня благословенный день, сегодня пятница. Ильдар Хазрат Аляутдинов, Имам, Московская Соборная мечеть В Москве проживает около 2 миллионов мусульман. Они говорят, что через несколько десятилетий мусульмане составят UP 25 процентов населения России, потому что рождаемость мусульман высока. Текстовая карточка: В последние десятилетия ислам в России часто ассоциировался с террористическими актами и мятежами на Северном Кавказе.Ильдар Хазрат Аляутдинов, Имам, Московская Соборная мечеть Вы можете ясно почувствовать, что антиисламские настроения отошли на второй план; Украина может быть возможной Резеда молится Людям всегда нужно представить себе врага. «Раньше это были мусульмане. Теперь ситуация на Украине создала нового врага. Я заметил, что мусульмане ушли из поля зрения. МЫ МОЖЕМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ [на этот раз], ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ НАШУ ЖИЗНЬ В МОСКВЕ ЛУЧШЕ. Сцена - «Я выбрала [эту ткань, потому что она непрозрачная]. Дмитрий Опарин, антрополог, доцент, МГУ им. Пришло время мусульманам пересмотреть свой имидж, установить новые отношения с обществом.ЗАКРЫТЬ ГЛАЗА ДВИЖЕНИЕМ НАТАЛЬЯ НАРМИН ИЧАЕВА, wandi muslim fashion PR "Давай выложим снимок красоты" Мне 29 лет, и я три года пропагандирую мусульманский образ жизни в России. ТИТУЛЬНАЯ КАРТА Компания г-жи Ичаевой продвигает в России 40 мусульманских модных и стильных брендов. НАТАЛЬЯ НАРМИН ИЧАЕВА, wandi muslim fashion PR Мы предлагаем нестандартный МАРКЕТИНГ, ведь мусульманским брендам нужен особый подход. ТИТУЛЬНАЯ КАРТА Сулейман наняла компанию, чтобы повысить привлекательность своего бренда. В ее рекламе предлагалось убрать хиджаб одной модели.Музыкальный перерыв ТИТУЛЬНАЯ КАРТА Резеда Сулейман, Это было трудное решение. Теоретически запрещено показывать женщин без платка или с непокрытой шеей. НАТ - фото с женщинами на первой фотосессии без хиджаба НАТАЛЬЯ НАРМИН ИЧАЕВА, wandi muslim fashion pr Мы говорили сейчас, что [этот бренд] предназначен не только для покрытых женщин. Резеда Сулейман Этим изменением я хотел призвать немусульман заботиться о своем теле, держать его подальше от посторонних глаз и одеваться скромно. Звук NAT NAT - продавец славянскому покупателю «Он так хорошо сидит на ваших плечах!» Резеда Сулейман МЫ ПРИГЛАШАЕМ СЕКУЛЯРНЫХ светских персон и знаменитостей на наши мероприятия, потому что они являются образцом для подражания для определенной аудитории.Они помогают нам ломать стереотипы и создавать позитивный имидж мусульманских женщин. Нина Курпякова, актриса Мне предложили на красную дорожку надеть очень красивое платье. Конечно, надену. И НЕ ВАЖНО, КАКАЯ религия дизайнер. Это бизнес. Наталья Нармин Ичаева Часто ДЕВУШКА сначала КУПИТ НЕСКОЛЬКО ПЛАТЬЕВ НА НАШИХ мероприятиях, а потом СПРОСИТ, ЧТО ЕЙ СЛЕДУЕТ прочитать перевод КОРАН Поразительно, что ПРИЧИНОЙ ДЛЯ ЭТОГО БЫЛО ПЛАТЬЕ. Нэт - прощаюсь с актрисой - - Я выхожу. - Спасибо, хорошего вечера! Держи связь.- Пока! - До свидания, дорогая! Ичаева Конечно, сложно совместить мусульманский образ жизни с привычным для людей образом жизни. Карточка титула Несмотря на попытки пересмотреть роль ислама, некоторые признают, что его интеграция в основное русло все еще сталкивается с множеством проблем. Мухаммад Адли (Андрей Котиков), новообращенный мусульманин, этнический русский: Никто в метро со мной не дрался. Я могу молиться. Но в Москве не хватает МЕЧЕТ. На руке больше пальцев, чем в москве. Они говорят, что нет земли [для строительства больше], НО ОНИ НАХОДЯТ ЗЕМЛИ ДЛЯ ТОРГОВЫХ ЦЕНТРОВ.Ильдар Хазрат Аляутдинов, Имам, Московская Соборная мечеть К сожалению, одна из причин, по которой мечети не строят, - это общественное мнение. Когда мы получаем землю, активисты выделяются и протестуют против строительства любой мечети. NAT - щелчки затвора камеры - фото с акции 2013 года в Москве Россия [официально] - светское государство, но большинство людей здесь [христианские] православные. Как муфтий Москвы я часто призываю [мусульман] быть активными, и я обвиняю их в отсутствии активности в обществе. Сцена с церковью / воскресным рынком: Здравствуйте! Чем могу помочь? Могу я тоже получить? Мединат Халухаева, менеджер по туризму в Чеченской республике: МЫ УЧАСТВУЕМ В HALAL EXPO, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ ТУРИЗМ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. Мы становимся более общительными.ТИТУЛЬНАЯ КАРТА После войн в Чечне чеченцы стали одними из самых стигматизируемых мусульман. Некоторые говорят, что религиозная дискриминация в России не так сильна, как этническая ксенофобия. Мединат Халухаева, менеджер по туризму в Чеченской республике: НЕКОТОРЫЕ ТУРИСТЫ БУДУТ ОПАСНЫМ НАХОДИТЬСЯ В НАШЕЙ РЕСПУБЛИКЕ. Натпоп - работник Чеченской республики раздает брошюры - Речь идет о религиозных местах, которые стоит посетить. - Конечно. Спасибо. - Мы туристическая компания. Мединат Халухаева, менеджер по туризму в Чеченской республике: В то время как мусульмане не находятся в центре внимания средств массовой информации, мы должны продолжать создавать положительный имидж, чтобы к ним относились с достоинством, как к людям, которые этого заслуживают.Зульфия Раупова NAT - МУЗЫКА КАК ТАТАРЫ, МЫ определенно в лучшем положении, [по сравнению с другими этническими группами] ТИТУЛЬНАЯ КАРТА: Татары - крупнейшая мусульманская группа России и вторая по численности этническая группа. НАТ - Зульфия в детском саду Как ваши дела? Чем занимались в детском саду? Все хорошо? Зульфия Раупова NAT - попрощайтесь с одноклассниками. Зульфия Раупова Татары веками живут в России, поэтому они вписываются в [местную] культуру. NAT - папа получает самый большой кусок Рустем Кудояров Ислам, который мы, татары, исповедуем очень умеренный NAT- Музыка Раупова делает традиционную музыку мейнстримом.NAT- Музыка Зульфия Раупова Моя аудитория растет Любая [музыка с] этническим влиянием вызывает интерес. Раньше я видел в своей концертной аудитории в основном татар, но теперь я вижу разные национальности. NAT А теперь вы услышите музыку начинающего композитора из [столицы Татарстана] Зульфии Рауповой. Я чувствую огромную ответственность за то, чтобы сломать стереотипы о мусульманах своей музыкой и своим отношением. Наша религия больше, чем люди думают. Понять это можно, только нырнув. НАТПОП - аплодисменты РЕЗЕДА Резеда Сулейман, модельер Натпоп - Резеда и начальник швейного цеха: - Хочешь, чтобы я какое-то время о ней позаботился? - Да спасибо.знак равно Я начала носить платки в 19 лет. В наше время проще выйти прикрытым. Потому что, когда происходили теракты, я ходил в метро, ​​и некоторые в страхе бросались в другую машину. Теперь этого не происходит. Все довольно спокойно. Наталья Ичаева Карта TITLE Выросшая христианкой из Беларуси, Ичаева приняла ислам два года назад. Я этнический славянин, и это помогает мне наводить мосты в моей работе и для себя. НАТПОП - Наталья разговаривает с актрисой в платье Вау, он тебе подходит.Этот воротник-резинка очень хорошо смотрится на вас. Наталья Ичаева Люди более открыты ко мне [как славянину], когда я предлагаю другой взгляд на мусульман. -Имам общество сформировало ОЧЕНЬ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ОБРАЗ ИСЛАМА, и, возможно, нужно пройти больше времени, чтобы это отношение улетучилось » Нат в машине - Наталья - До скорого. Мир вам Дмитрий Опарин, антрополог, МГУ Это не религиозный вопрос; это социальная проблема. Россия - многонациональная страна. Мы всегда вместе жили, Большинство проблем могут спровоцировать только администрация, власть и СМИ. Файза Джа, оргкомитет, Moscow Halal Expo Мы не отличаемся, если носим хиджаб и молимся 5 раз в день. .. и какой бы ни была пропаганда, люди видят собственными глазами Мы живем одинаковой жизнью. Наталья Ичаева Было бы странно отрицать, что НАИБОЛЕЕ ВАЖНАЯ цель для меня как мусульманина и моих деловых партнеров - заставить кого-либо понять и принять ислам. Мы не навязываем; МЫ ОСТАВЛЯЕМ ВЫБОР ЗА КАЖДОМУ. ” Музыка - Instagram стенд с абайей

Москва - крупнейший мусульманский город в Европе, но верное лицо Дискриминация со стороны общественности и властей

Когда в среду московские мусульмане собрались в главной мечети города, чтобы отметить Курбан-байрам, конец священного месяца В Рамадан десятки тысяч верующих были вынуждены вынести молитвенные коврики на улицу.Очереди полицейских стояли среди прихожан, которым также пришлось пройти проверку безопасности, прежде чем они могли молиться.

Как символ, это яркая иллюстрация двух вещей: во-первых, растущей силы мусульманской общины Москвы; но во-вторых, официальная незащищенность и отчасти враждебность к нему.

Ислам всегда был второй по величине религией в России, но никогда не был так заметен в Москве, как сейчас. В Москве проживает самое большое количество мусульманского населения в Европе, по оценкам, от 1.5 и 2 миллиона жителей столицы России исповедуют веру. Несмотря на это, в Москве всего шесть мечетей, поэтому верующим необходимо собираться на улице.

Эта проблема тоже не нова. В 2012 году Гасан Фахритдинов, имам того, что известно как Историческая мечеть города, сказал Би-би-си, что существующих помещений просто недостаточно. «Мы просим власти разрешить нам строить новые мечети, но они игнорируют наши требования», - говорит он. «Теперь люди должны молиться на улице под дождем или снегом.

Мэр Москвы Сергей Собянин, частый критик мусульманских иммигрантов, в прошлом сказал, что «чрезмерное» количество мусульман, прибывших в Москву, «вредно» и что разрешения на строительство новых мечетей выдаются не будут.

Министерство внутренних дел Члены стоят на страже, пока мусульмане присутствуют на утренней молитве в праздник Курбан-байрам, знаменующий окончание священного месяца Рамадан, в Москве, Россия, 17 июля 2015 года. Фото: Reuters / Sergei Karpukhin

Российские мусульмане состоят из этнические татары, третья по величине этническая группа в России; азербайджанцы, поселившиеся там после спасения от армяно-азербайджанской войны; выходцы с российского Кавказа; а в последние годы десятки тысяч экономических мигрантов из Центральной Азии и Ближнего Востока.

Но недоверие между мусульманским сообществом и этническими русскими остается высоким, частично вызванное войной в Чечне и последующими террористическими атаками, осуществленными мусульманскими экстремистами.

Опрос, проведенный в 2013 году государственным социологическим агентством ВЦИОМ, показал, что почти каждый седьмой россиянин не хочет соседей-мусульман, четверть не хотят жить рядом с уроженцем Кавказа, а 28 процентов не хотят, чтобы в следующий раз выходцы из Центральной Азии. дверь. Согласно данным опроса, около 45 процентов россиян поддерживают националистический лозунг «Россия для этнических русских».

Эта антипатия также привела к насилию против мусульманской общины Москвы и подавлению властями. В 2013 году в ходе антииммигрантского бунта, спровоцированного ранением славянского мужчины, славянские бунтовщики были освобождены полицией, но власти задержали тысячи рабочих-мигрантов, ставших жертвами насилия. Кроме того, политики призвали запретить продажу квартир иностранцам и ввести визовые ограничения для мигрантов из южных мусульманских стран, которые всего лишь поколение назад были частью Советского Союза, сообщает «Голос Америки».

В последние месяцы, с международными санкциями в отношении Украины и падением цен на нефть, которое привело к увеличению экономических трудностей для России, неприязнь ко всему иностранному (хотя и сосредоточенному в основном на Западе) снова проникла в политическое сознание страны.

В связи с растущим отчуждением России от Запада некоторые эксперты считают, что президент Владимир Путин мог бы использовать мусульманских граждан своей страны в качестве актива для оказания помощи в формировании союзов с консервативными странами Ближнего Востока, которые разделяют обеспокоенность России предполагаемым посягательством на либеральные западные ценности. .Если это является частью дипломатической стратегии России, то, похоже, до сих пор она принесла мало плодов.

Аль Фозан

История


Московская Центральная мечеть, также известная как (Московская Соборная мечеть), сегодня поражает своим великолепием. Его история начинается с 1904 года. Именно тогда был проведен первый Соборная мечеть построена в Москве.Московский архитектор Николай Жуков разработал проект, и знаменитый татарский купец Салих Эрзин стал покровитель. Во времена Советского Союза это была единственная мечеть в городе, который не был закрыт и проводил богослужения. Однако в 2005 г. было решено отремонтировать, и в 2011 году началось строительство новой мечети, по проекту архитекторов Илиаса Тажиева и Алексея Колентеева.

Описание


В архитектурном ансамбле новой Соборной мечети в г. В Москве вы заметите несколько исторических и культурных возвратов.Таким образом, для Например, два основных минарета выше 70 м (230 футов) и очень похожи друг на друга. по форме к знаменитой падающей башне Казанского кремля (Сююмбике) и к Спасская башня Московского Кремля.

Эта идея - символ единства и дружбы России и России. Татарские народы. Огромная 46-метровая мечеть с золотым куполом, на крышке которой вместе с на минареты ушло около 12 тонн сусального золота, что перекликается с образом православных "Златоверхая Москва". Не забудьте отдать должное архитекторам. и первоначальный вид мечетей: заново собраны старые стены, они удачно вписываются в новый интерьер, сохраняя при этом старый вид, и на вершине одного из минаретов был установлен полумесяц, украшавший старинный строительство.

Новая мечеть имеет черты византийского стиля, это 6-этажное здание. Венчает здание несколько минаретов, куполов и башен разного размера. По сравнению с первоначальным зданием, площадь новой мечети составляет почти 20 квадратных метров. раз больше площади и составила 18900 кв. Молельные комнаты для мужчин и женщин сейчас вмещают около 10 000 человек.

Кроме того, в мечети есть помещения, где проводится ритуал омовение, большой зал для имамов, традиционные обряды: пять раз в день, Пятничные и праздничные молитвы, никах, джаназа (поминальная молитва) и наименование дети.

Многочисленные узоры и элементы декора соответствуют традиции мусульманской архитектуры, цвета, использованные в классическом дизайне для ислама такие как изумрудный, зеленый, синий и белый. На внутренней стороне купола стены и потолок мечети - картины, изображающие священные стихи из Коран, выполненный турецкими мастерами.

Более 320 светильников на стенах и потолке используются для освещают мечети. Большинство из них повторяют форму главного купола храма. мечеть другого масштаба.Центральная люстра в главном зале - гигантская фонарь высотой 8 м и весит 1,5 тонны. Над его созданием трудились пятьдесят турецких мастеров. более трех месяцев.

Список литературы


https://en.wikipedia.org/wiki/Moscow_Cat Cathedral_Mosque

https://voschod.ru/recreations/moscow-cat Cathedral-mosque

мусульман Татарстана осуждают планы установить камеры наблюдения в мечетях

КАЗАНЬ, Россия. Абдуррауф Забиров, имам мечети Миргазиян в Казани, столице Татарстана, где проживает большинство мусульман, говорит, что его проповеди помогли прихожанам развить «невосприимчивость к радикальной сектантской пропаганде всех типов.

С момента вступления в должность два года назад он регулярно публиковал видеообращения к верующим на канале на YouTube мечети , поддерживая диалог с широким кругом мусульман России и активно обсуждая догматы ислама.

Но в прошлом месяце, через два дня после окончания Рамадана, Забиров получил телефонный звонок, который заставил его опасаться, что его деятельность находится под угрозой. С другой стороны, по его словам, был представитель государственного регионального телекоммуникационного гиганта Таттелеком, который сказал ему, что скоро прибудут технические инженеры и установят три камеры в мечети, чтобы наблюдать за прихожанами.

После кражи ящика для подаяний в 2016 году Миргазиян использовал свои собственные камеры - восемь из них - и многие другие мечети в Казани сделали то же самое. Забиров сказал представителю компании, что больше ему не нужно.

«Он сказал мне:« Это камеры ФСБ », - вспоминает Забиров, сказав, что это человек, ссылаясь на могущественную Федеральную службу безопасности России. «Я ответил:« Послушайте, я не подчиняюсь приказам вашего ФСБ »».

Знал он об этом или нет, но Забиров был не единственным имамом, которому звонили из Таттелекома.21 мая компания направила письмо муфтию Камилю Самигуллину, религиозному лидеру мусульман Татарстана, с просьбой предоставить доступ ко всем мечетям в Казани в рамках подготовки к запуску системы видеонаблюдения по приказу Министерства цифрового развития и коммуникаций республики. .

Самигуллин должен «в кратчайшие сроки предоставить контактные данные представителей каждой мечети», - зачитал письмо, копия которого была получена Радио Свобода и подписана Айратом Нурутдиновым, бывшим высокопоставленным чиновником в Правительство Татарстана, которое в начале мая возглавило Таттелеком.

Радио Свобода не удалось подтвердить участие ФСБ в кампании по наблюдению, а также определить, со сколькими мечетями был установлен контакт или сколько камер установлено. Но сообщения поступают в то время, когда члены мусульманской общины России опасаются, что их выберут для проверки на фоне более широких репрессий в отношении некоторых религиозных групп.

Интимный вопрос

По разным оценкам, мусульмане составляют от 10 до 14 процентов населения России. Ислам закреплен в законе 1997 года как одна из четырех «традиционных» религий России, наряду с буддизмом, иудаизмом и православием.Но закон предполагает, что последняя имеет особый статус, а тесные связи президента Владимира Путина с Русской православной церковью, возродившиеся после распада Советского Союза в 1991 году, усилили озабоченность по поводу дискриминации в отношении представителей других конфессий, а также атеисты и агностики.

Многие в России уже давно считают Татарстан примером относительно мирного сосуществования мусульман и православных христиан. Но исламистское восстание, которое последовало за двумя сепаратистскими войнами в Чечне, регионе, расположенном далеко от Татарстана на преимущественно мусульманском Северном Кавказе, разжигало религиозную напряженность и предвзятое отношение к российским мусульманам, по словам правозащитников.А решение некоторых российских мусульман поехать в Сирию или Ирак, чтобы сражаться бок о бок с экстремистской группировкой «Исламское государство» (ИГ), привело к подавлению со стороны правоохранительных органов и к заявлениям о дискриминации религиозного сообщества в целом.

Внутри мечети Миргазиян в Казани

Поток российских боевиков на Ближний Восток в значительной степени уменьшился с отступлением ИГ, но некоторая напряженность в России сохраняется. В апреле появились сообщения о том, что МВД Татарстана обращалось к директорам школ по всей Казани с требованиями предоставить списки детей из семей, исповедующих ислам и носящих хиджаб, - последний из серии споров по поводу использования исламского головного убора в России. .

Школьные психологи должны опросить учащихся «с целью установить, какого течения ислама они придерживаются» и определить, когда именно их семьи исповедуют строгие исламские верования, прочтите копию письма, размещенного в Интернете Русланом Нагиевым, a Татарский адвокат, представлявший истцов в различных делах, касающихся прав мусульман в России.

Министерство объявило о расследовании претензий и заявило, что письма были инициативой отдельного сотрудника.

В мае произошли столкновения в пригороде Казани из-за планов строительства мечети. Члены мусульманской общины спорили с местными немусульманскими жителями, которые, по их мнению, опасались, что этот район будет захламлен машинами и шумом во время богослужений. Аналогичное противостояние вспыхнуло в прошлом году, когда местные мусульманские лидеры настаивали на увеличении количества мечетей в столице Татарстана.

В мае «Таттелеком» разослал письмо с просьбой предоставить доступ ко всем мечетям Казани.

По словам Нагиева, религиозная напряженность в Татарстане снизилась после того, как он назвал пиком кампании Москвы по обузданию исламского радикализма и недопущению присоединения российских мусульман-экстремистов к ИГ или другим группировкам боевиков за рубежом.Он сказал, что камеры широко используются в 1 500 мечетях, которые, по оценкам, действуют по всему Татарстану, но они контролируются внутри страны. Планируемая установка камер, которые, как утверждают имамы, будут передавать видео напрямую российским службам безопасности, значительно повышает ставки.

«Это касается частной сферы», - сказал Нагиев RFE / RL по телефону. «Некоторые люди не хотят, чтобы чиновники знали, что они посещают церковь. Это очень личный вопрос ".

Нагиев подозревает, что данная инициатива направлена ​​на облегчение нагрузки на правоохранительные органы, уже находящиеся под давлением с целью подачи отчетов о наличии радикальных элементов в мусульманской общине.Он утверждал, что вместо того, чтобы полагаться на тайные посещения, они будут контролировать молитвенные дома удаленно.

«Я думаю, правоохранительные органы облегчают себе работу», - сказал он. «Не секрет, что они ходят в мечети, чтобы послушать и понаблюдать. Теперь они сделают это с помощью фотоаппаратов - увидят и услышат, что происходит в мечети ».

12 июля корреспондент татаро-башкирской службы RFE / RL посетил Миргазиян , чтобы поговорить с прихожанами о планах властей установить камеры в мечети.

«Нашим прихожанам не нужны камеры наблюдения, - сказал ему член общины Ильшат Галимов. - У нас здесь женщины и дети. Чтобы [власти] видели их спереди, сзади, некрасиво шпионить, пока человек кланяется Всевышнему ».

«Может быть, в их работе принято лежать в Куршевеле с поднятыми лапами, греясь на солнышке и проверяя, кто входит в мечеть Миргазиян», - сказал Рауф Ибрагимов, видный член мусульманской общины, основавший мечеть несколько лет назад. тому назад.«Но это наше общество. Мы граждане России. И вы должны доверять своим гражданам ».

Несколько лет назад Рауф Ибрагимов основал мечеть Миргазиян. «Мы граждане России. И вы должны доверять своим гражданам», - говорит он.


«Круглосуточное прямое наблюдение»

В ответ на запрос РСЕ / РС о комментариях представитель Таттелеком сказал, что установка камер видеонаблюдения в мечетях Казани осуществляется в интересах прихожан в рамках нового проекта по усилению безопасности на территории религиозных учреждений.Ее поддерживает Духовное управление мусульман Татарстана, которое предоставило список контактов имамов города, говорится в сообщении компании.

Духовное управление мусульман подтвердило свое сотрудничество в комментариях для RFE / RL.

«Когда они узнают, что их записывают, люди просто перестанут ходить в мечеть», - сказал Фарит Закиев, председатель Общетатарского общественного центра, правозащитной группы мусульман.

«Таттелеком» не уточнил, чем такие камеры будут отличаться от тех, что уже установлены в мечетях города, и будут ли они передавать данные в ФСБ или другие правоохранительные органы.Также не уточняется, будут ли такие камеры установлены в молитвенных домах других конфессий, в том числе русского православия - второй по величине веры в Татарстане и преобладающей религии в России в целом.

В свою очередь, министерство цифрового развития и связи республики, которое упоминалось в письме Таттелекома, заявило, что не имеет ни малейшего представления о планируемой слежке.

«Мы не подписывали никаких официальных контрактов на использование фотоаппаратов в мечетях», - сообщила RFE / RL пресс-секретарь министерства Анна Яковлева.«Нам неизвестна рассматриваемая ситуация».

В ФСБ не сразу ответили на запрос о комментарии.

Тем временем была подана онлайн-петиция против планов слежки, в которой говорится о «незаконном вмешательстве правоохранительных органов в деятельность религиозных организаций и частную жизнь мусульман».

Но Забиров и некоторые другие имамы планируют пойти дальше. 30 июня в своем последнем видеообращении на канале YouTube, который он ведет для прихожан, он выступил против планов установить камеры в Миргазияне и поклялся, что не поддастся давлению.

«Что это за круглосуточное прямое наблюдение за входящими в дом Божий?» он сказал. "Как мы должны это воспринимать?"

Далее он сравнил эту инициативу с наблюдением Китая за уйгурскими мусульманами.

Нагиев, адвокат, сейчас помогает Забирову и другим имамам в Казани, которые хотят обжаловать действия Таттелекома слежки за мечетями. В начале июля он написал в прокуратуру с просьбой дать юридическое обоснование своей инициативы, но сказал, что все еще ждет ответа.

Кампанию по оспариванию инициативы в судах поддерживают многие прихожане Забирова.

«Когда они узнают, что их записывают, люди просто перестанут ходить в мечеть», - сказал татаро-башкирской службе Радио Свобода Фарит Закиев, председатель Общетатарского общественного центра, правозащитной группы мусульман. «Те, кто не хочет устанавливать [камеры], имеют право обратиться в Конституционный суд. И я думаю, что они выиграют».

Написано и передано Мэтью Люксмуром в Москве с дополнительным сообщением корреспондентов Татаро-Башкирской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода Рамазана Алпаута в Праге и Андрея Григорьева в Казани

Россия продвигает политически пацифистский ислам

Прочтите: добровольный палач Путина

В октябре 2017 года, во время встречи с Владимиром Путиным в Москве, король Саудовской Аравии Салман бин Абдель Азиз, как сообщается, обсуждал исламскую прозелитизацию в России. Официальные лица Саудовской Аравии и России сказали Теодору Карасику, эксперту по России из Вашингтона, что король согласился прекратить финансирование мечетей и прозелитизацию. (В феврале прошлого года Эр-Рияд сделал аналогичный шаг, отказавшись от контроля над крупнейшей мечетью Бельгии, печально известной как рассадник экстремизма.)

Летом Кадырова приветствовали как королевскую семью в Саудовской Аравии. Власти Саудовской Аравии впустили его в комнату пророка Мухаммеда, которая закрыта для всех, кроме особых гостей. И хотя Кадыров является последователем суфизма, который саудовские салафиты считают девиантной религиозной сектой, ему было разрешено проводить и записывать суфийские ритуалы в комнате.Этот эпизод показывает, что, хотя теологические разногласия между взглядами Кадырова и его саудовских хозяев остаются значительными, российско-саудовские отношения крепки. Кадыров стал личным другом многих арабских лидеров, в том числе близких американских союзников наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана и наследного принца Абу-Даби Мохаммеда бин Заида.

Распространение ислама в России обусловлено несколькими факторами, в первую очередь внутренними заботами. Мусульмане составляют почти 15 процентов населения России, и Москва боролась с двумя религиозными и националистическими восстаниями в регионе Северного Кавказа, где большинство населения составляют мусульмане.Возвышение Исламского государства и Аль-Каиды в Сирии усилило озабоченность Москвы экстремистской угрозой, особенно с учетом значительной роли джихадистов с Северного Кавказа внутри этих двух группировок.

Прочтите: Путин ведет опасную игру в Сирии

Через три недели после первого вмешательства русских в Сирию, в сентябре 2015 года, Путин призвал российских исламских лидеров выступить против экстремизма. «Их идеология построена на лжи, на открытом извращении ислама», - сказал он. «Они пытаются завербовать последователей и в нашей стране.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *