Piero fornasetti: Fornasetti Online Store | Home

Содержание

Пьеро Форназетти: влюбленный иллюзионист • Интерьер+Дизайн

Итальянский декоратор и художник Пьеро Форназетти (1913-1988) стал любимым героем экстравагантного и фантазийного интерьера. Он как никто другой научил быть верным виртуального миру — миру собственных иллюзий и незбыточной мечты.

По теме: Фабио Новембре (Fabio Novemre) — сюрреалист и провокатор

Знаменитого итальянца прославил образ прекрасной дамы. В начале 1950-х на страницах старого журнала он увидел портрет оперной дивы начала века и, как завороженный, начал изображать ее на своих изделиях. Дело художника продолжает его сын Барнаба, стоящий во главе предприятия Fornasetti, выпускающего лимитированные изделия по эскизам Пьеро.

Виртуальный «роман» Пьеро Форназетти и его музы, Лины Кавальери, длился всю жизнь — Пьеро создал более 500 вариаций лица певицы. Портреты Лины украшали посуду, мебель и аксессуары, которые придумывал Форназетти, на протяжении почти полувека.

Певица была действительно хороша, ее считали первой красавицей, но именно Форназетти сделал из нее подлинную знаменитость. «Лина воплощает для меня Женщину, — говорил Форназетти. — Не конкретного человека, но архетип, божество. Это эталон женской красоты».

По теме: Comme des Garçons: костюм от Fornasetti

Пьеро родился в 1913 году в небольшом городке под Миланом. Но в большом доме — его родители купались в деньгах. Этот дом стал для впечатлительного мальчика источником многих страхов и радостей: сложная архитектура постройки напоминала лабиринт, множество лестниц усиливало это впечатление. Мальчик мог часами бродить в этих сказочных чертогах.

Обеденный стол Architettura, Piero Fornasetti. Кофейный стол Chiavi e Pistole, Piero Fornasetti, 1961. Magazine Rack, Piero Fornasetti.

Первый опыт декоратора он получил в 10 лет, собственноручно расписав стены детской. В 17 выиграл грант на обучение в Академии изящных искусств Брера, но… оказался нерадивым студентом.

Спустя два года тунеядства (Пьеро впоследствии признавался, что ему сразу стало скучно) его отчислили. Юношу это нисколько не расстроило — уже тогда он вращался в среде богемной молодежи, ни во что не ставившей академическую науку.

Пьеро поступил подмастерьем к Джо Понти и довольно быстро стал полноправным соавтором мэтра. Работа с Понти научила его чувствовать объем, воспринимать предмет целостно. Но только для того, чтобы эту целостность разрушить. Пьеро считал, что декор первичен.

Пьеро Форназетти вместе с Джо Понти. © Atelier Fornasetti Milan

«Стул не перестанет быть стулом, если он похож на арапа, — разъяснял он концепцию одной из своих знаковых работ, стула «Мавр». — Но вы можете обмануться. Столешница перекрывает сиденье, и вы видите только иноземца. Необычный собеседник за ужином, не правда ли?»

По теме: Рене Магритт: загадочный и непредсказумый

Обеденная группа Madrepore, Gio Ponti & Piero Fornasetti, 1950-1952 Фрагмент обеденной группы Madrepore, Gio Ponti & Piero Fornasetti, 1950-1952 Фрагмент стола Madrepore, Gio Ponti & Piero Fornasetti, 1950-1952 Стул Moro, Piero Fornasetti

Форназетти был сильным графиком, и предметы собственного дизайна сначала декорировал в техники литографии. Производство пришлось начинать с нуля и самому: никто не хотел браться за производство тарелок с изображением мятых газет и подмигивающих голов. Дизайнер открыл небольшую мастерскую и ателье в каморке рядом со своим домом в Милане. Мастерская — даже громко сказано: собственно, Пьеро купил печь для обжига керамики.

Пьеро Форназетти (Piero Fornasetti)

Помимо многочисленных вариаций (более 11000 эскизов, из которых до сих пор отработаны еще не все!) собственных произведений он обращался к творчеству друзей, еще тех, со студенческих лет, сюрреалиста Джорджо Де Кирико, например. Его критиковали, осуждали, а между тем лимитированные коллекции посуды, шкатулок и мебели расходились подчистую. Вскоре работы Форназетти стали предметом культа, попавшим на аукционы еще при жизни мастера.

Он, однако, чурался славы. Кажется, всю жизнь он прожил в том своем доме-лабиринте из своего детства, не покидая чертогов разума. Не меняя дома, жены, машины, если бы позволяли материалы, кажется, и одежды. Был столь же постоянен и в своем творчестве. Раз и навсегда избранные мотивы: лицо Лины, мириады бабочек, рыбы, как будто перерисованные из старинных атласов, вырезки из старых газет, античная архитектура он пронес через все свое творчество.

Дизайнер соединил свою любовь к графике, античной стройности и ренессансному искусству обманок, создав причудливые, фантасмагорические вещи в духе театрального реквизита. Он сам называл себя апологетом сюрреализма и верил, что изображает скрытую сущность предметов. Иногда, правда, сам же и сбивал пафос, заявляя во всеуслышание, что он не более чем фокусник от дизайна, которому полвека удавалось всех проводить.

Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти | Знаменитые архитекторы и дизайнеры

Пьеро Форназетти (Piero Fornasetti, 1913-1988) считал, что любой предмет может быть декорирован на 100% и при этом не потеряет своего назначения.
В совершенстве овладев искусством trompe l’oeil (изображений-обманок, построенных на оптических эффектах искажения перспективы), превращал мебель в архитектурные объекты, заставлял газеты принимать форму пепельниц, заселял поверхности комодов разноцветными бабочками и наносил изображения Адама и Евы на шезлонги.

 

Его произведения всегда узнаваемы — это тот редкий тип дизайнеров, обладающих собственным неповторимым стилем. Работы Пьеро Форназетти — это смесь иллюзионизма и архитектурных перспектив. Его излюбленные темы — солнце, игральные карты, рыбы, бабочки, книги, архитектура и лицо девушки по имени Лина Кавальери.

 

Пьеро Форназетти был настоящим фантазёром: дизайнером и в то же время художником, иллюстратором, графическим дизайнером, ремесленником, фабрикантом и бизнесменом, чья продукция продавалась в магазинах и универмагах во всём западном мире.

 

Огромное внимание Форназетти уделял декорированию поверхностей. В своём творчестве он бросал вызов формальностям: ни форма, ни декор не должны предопределяться функциональностью, а оформление не должно следовать за объёмом.

Он остро чувствовал, как двухмерная графика должна ложиться на трёхмерные формы. На него сильно повлияло искусство эпохи Возрождения (Джотто, Пьеро Делла Франческа), а также его друзья, итальянские художники (Sironi, Savinio, de Chirico) и писатели (Leo Longanesi). Большая часть его мебели была разработана Джо Понти (Gio Ponti, 1891-1979 гг.) и украшена им самим.

 

Пьеро Форназетти начал рисовать в возрасте 10 лет, в 17 выиграл грант на обучение в школе искусств Brera. В 20 он выставлял свои первые полотна в университете Милана. Будучи талантливым рисовальщиком, Форназетти становится известным благодаря своеобразно украшенным предметам повседневной обстановки, где пытается передать «радость от ощущения жизни», и попадает в поле зрения Джо Понти, который создавал мебель для промышленного производства. В конце 40-х, начале 50-х годов Понти приглашает Форназетти участвовать в некоторых миланских триеннале. Пьеро Форназетти обращается к фабрике «Черамике ди Лавено», заказывает образцы тарелок, которые затем экспонирует.

Сразу после этого Форназетти начинает получать заказы от клиентов, прежде всего зарубежных.

 

Затем он вновь обращается к той же фабрике с просьбой начать серийный выпуск, но получает отказ, потому что его декор вызвал скандал cвоей эксцентричностью: на тарелках воспроизводились куски газетных страниц, лица, рыбы или другие странности.

 

В результате Форназетти приобретает печь и начинает собственное производство, но ограничивается декорированием и отделкой, которая проводится полностью вручную несколькими опытными ремесленными мастерами. Поэтому каждый предмет мебели и каждое изысканное фарфоровое изделие производились лимитированными тиражами.

 

Форназетти не придавал значения маленькой черной точке или легкому несовершенству на обратной стороне изделия, он находил, что качество заключено в общем имидже продукции, в идее.

 

Пьеро Форназетти жил и работал в Милане до самой смерти в 1988 году. За свою долгую карьеру он участвовал во всевозможных выставках, занимался иллюстрацией литературы и сотрудничал со многими выдающимися личностями своего времени.

 

Он заработал устойчивую репутацию как дизайнер, обладающий собственным неповторимым стилем — стилем, основанным на иллюзионизме, архитектурных перспективах и нескольких авторских лейтмотивах, таких как солнце, игральные карты, рыбы и цветы, которые он подвергал, казалось бы, бесконечным видоизменениям.

 

Особой популярностью и по сей день пользуется один из его излюбленных рисунков — лицо девушки по имени Лина Кавальери (Lina Cavalieri), чей портрет он нашёл в журнале XIX века. Он не мог остановиться, придумывая различные вариации на тему этого рисунка, и в результате создал более 500 различных изображений, сделав средиземноморское лицо с большими тёмными глазами своим фирменным знаком.

 

Форназетти прикладывал свой дизайнерский талант к удивительному множеству объектов — «модных вещей», как он их называл, «которые никогда не выходят из моды». Шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили, океанские лайнеры — всё было преобразовано появлением неожиданных рисунков. Коринфская колонна служит спинкой для стула; программка театра La Scala украшает шарф; женское нижнее бельё служит декором для тарелок. «Он заставляет объекты говорить», — сказал Джо Понти, его друг и давний соратник.

 

Переоценка дизайна с точки зрения постмодернизма вознесла Форназетти на невиданные вершины популярности. Сегодня дизайнеры и коллекционеры воспевают его тонкие аллюзии, приковывающие взгляд графические изображения и поразительную способность комбинировать, казалось бы, несовместимые вещи, помогавшую мастеру в создании уникальных, причудливых предметов. Шедевры Форназетти шокируют, восхищают, дарят наслаждение и вдохновляют.

 

Люди, далёкие от современного искусства, испытывают настоящий шок, сталкиваясь с творениями Пьеро Форназетти. Плодовитый художник создал невероятное множество причудливых узоров, украсивших всё — от мебели и пепельниц до галстуков и тарелок. Яркой иллюстрацией таланта Форназетти является его плодотворное сотрудничество с Джио Понти, в результате которого мебель Понти, лаконичная и сдержанная, покрылась изображениями нотного стана, газетными страницами, буквами и другими, казалось бы, бессмысленными рисунками.

 

В то время как его американские современники эксплуатировали массовое производство, Форназетти трудился в маленькой мастерской, пристроенной к его собственному дому в Via Bazzini в Милане. Черпая вдохновение во всём, что попадалось ему на глаза, он создал тысячи различных дизайнерских вещей.

 

«Мой секрет в силе воображения» — любил повторять дизайнер, хотя наиболее тщательно охраняемой тайной была его техника печати. Барнаба Форназетти, сын великого художника, рассказывает, что его отец начал экспериментировать с различными техниками нанесения рисунка в 1940-х, когда делал литографии для современных итальянских художников. От нанесения рисунка на камень он постепенно перешёл к цинковой посуде и начал оттачивать технику перенесения рисунка с использованием специальной бумаги, на которой он печатал свои рисунки, а потом наносил их на лакированную поверхность мебели и других объектов. В этом и состоит всемирно известный и покрытый налётом мистики «секрет Форназетти». Ему удавалось наносить рисунок на самые неожиданные поверхности.

 

Несмотря на то, что Форназетти покорил сердца многих, его творения никогда не коллекционировались с такой пылкой страстью, как работы многих его современников. Возможно, это связано с особенностями его характера. «Всё, что я сделал в прошлом и делаю сейчас, оригинально. Я жив и полагаю, что мебель, сделанная только что, технически более совершенна и менее повреждена физически, чем та, что была сделана ранее», — говорил дизайнер.

 

На рынке, где уникальность и дата создания вещей значат всё, безразличие мастера к подписям, нумерации и датированию своих работ оттолкнуло многих потенциальных клиентов. Тем не менее, в 1998 году Барнаба совместно с аукционным домом CHISTIE’S организовал продажу, посвящённую Форназетти, которая развеяла массу мифов и предубеждений, касающихся истории производства.

 

После смерти отца Барнаба унаследовал целую дизайнерскую империю и продолжает выпускать мебель и предметы интерьера, декорированные оригинальными рисунками Пьеро Форназетти.

 

Он с трепетом относится ко всему, что связано с именем его отца. Дом, где жил и творил дизайнер, в настоящее время является музеем, оставаясь при этом жилищем его семьи.

 

«Отец оставил после себя огромный архив: несметное количество рисунков и эскизов, большинство из которых не были использованы. Ежегодно производство отдельных копий приостанавливается, а новые предметы занимают их место. Какие-то серии намеренно лимитируются. Например, серию тарелок-календарей, которая ежегодно выпускалась отцом с 1968 года вплоть до его смерти, я ограничил до 700 копий в год. Как и много лет назад, все предметы расписываются вручную, на всех образцах выставляется порядковый номер, общее количество копий, произведенных в течение года, и, соответственно, дата выпуска.

 

Мой отец мог позволить себе экспериментировать с абсолютно разными поверхностями.

 

Для его творчества не было границ: это могли быть шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили — все эти предметы изменялись неожиданными рисунками, технику нанесения которых он тщательно скрывал от посторонних.

 

В самом начале он научился наносить рисунок на каменную поверхность, потом в области его экспериментов оказалась цинковая посуда, затем он начал оттачивать технику перенесения рисунка с использованием специальной бумаги, с помощью которой наносил изображение на лакированную поверхность мебели и других объектов.

 

Впоследствии он работал буквально со всем, что попадалось ему на глаза: он говорил, что весь секрет в силе воображения. Что касается меня, то я не могу позволить себе такой широты выбора поверхностей и работаю в уже заданных рамках. Я сам рисую, некоторые вещи сделаны мной абсолютно самостоятельно, но я стараюсь сохранять стиль и традиции, переданные мне отцом»

 

Барнаба Форназетти

 

Биография  Piero Fornasetti

 

1913 — родился в Милане

1930 — поступил в Академию

1932 — обучался в Школе искусств

1933 — участвует в выставке в Милане (Triennale), на которой представляет коллекцию шелковых платков, декорированных методом печати

1935 — экспонирует на YI Triennale декоративный керамический фриз

1940–1942 — создает дизайн «лунный» по заказу Джо Понти

1941 — работает над фресками в Палаццо Бо в Падуе

1943–1946 — находит убежище в Швейцарии, где работает для журналов и театраль-ных постановок

1947 — представляет на триеннале в Милане серию декоративных мотивов для керамики

1950 — выполняет интерьер Казино в Сан-Ремо и кондитерской Dulciora 

1951 — первый опыт полной обстановки интерьера для «дома Лукано». Экспонирует мебель серии «Архитектура» на IX триеннале в Милане

1952 — участвует в декорировании интерьеров трансатлантического лайнера «Андреа Дориа»

1955–1958 — создание «Метафизической комнаты»

1980 — открытие в Лондоне магазина «Тема и вариации»

1988 — умер в Милане

с 1989 — его сын Барнаба Форназетти продолжает традиции, начинает переиздание наиболее значительных изделий отца. 

 

 

Пьеро Форназетти. Piero Fornasetti | Архитектура и Проектирование

Пьеро Форназетти (Piero Fornasetti) считал, что любой предмет может быть декорирован на 100% и при этом не потеряет своего назначения. Пьеро Форназетти, в совершенстве овладев искусством trompe l’oeil (изображений-обманок, построенных на оптических эффектах искажения перспективы), превращал мебель в архитектурные объекты, заставлял газеты принимать форму пепельниц, заселял поверхности комодов разноцветными бабочками и наносил изображения Адама и Евы на шезлонги.

Его произведения всегда узнаваемы — это тот редкий тип дизайнеров, обладающих собственным неповторимым стилем. Работы Пьеро Форназетти — это смесь иллюзионизма и архитектурных перспектив. Его излюбленные темы — солнце, игральные карты, рыбы, бабочки, книги и архитектура.

Пьеро Форназетти был настоящим фантазёром: дизайнером и в то же время художником, иллюстратором, графическим дизайнером, ремесленником, фабрикантом и бизнесменом, чья продукция продавалась в магазинах и универмагах во всём западном мире.

Огромное внимание Форназетти уделял декорированию поверхностей. В своём творчестве он бросал вызов формальностям: ни форма, ни декор не должны предопределяться функциональностью, а оформление не должно следовать за объёмом. Он остро чувствовал, как двухмерная графика должна ложиться на трёхмерные формы. На него сильно повлияло искусство эпохи Возрождения (Джотто, Пьеро Делла Франческа), а также его друзья, итальянские художники (Sironi, Savinio, de Chirico) и писатели (Leo Longanesi). Большая часть его мебели была разработана Джо Понти (Gio Ponti, 1891-1979 гг.) и украшена им самим.

Пьеро Форназетти начал рисовать в возрасте 10 лет, в 17 выиграл грант на обучение в школе искусств Brera. В 20 он выставлял свои первые полотна в университете Милана. Будучи талантливым рисовальщиком, Форназетти становится известным благодаря своеобразно украшенным предметам повседневной обстановки, где пытается передать «радость от ощущения жизни», и попадает в поле зрения Джо Понти, который создавал мебель для промышленного производства. В конце 40-х, начале 50-х годов Понти приглашает Форназетти участвовать в некоторых миланских триеннале. Пьеро Форназетти обращается к фабрике «Черамике ди Лавено», заказывает образцы тарелок, которые затем экспонирует. Сразу после этого Форназетти начинает получать заказы от клиентов, прежде всего зарубежных.

Затем он вновь обращается к той же фабрике с просьбой начать серийный выпуск, но получает отказ, потому что его декор вызвал скандал cвоей эксцентричностью: на тарелках воспроизводились куски газетных страниц, лица, рыбы или другие странности.

В результате Форназетти приобретает печь и начинает собственное производство, но ограничивается декорированием и отделкой, которая проводится полностью вручную несколькими опытными ремесленными мастерами. Поэтому каждый предмет мебели и каждое изысканное фарфоровое изделие производились лимитированными тиражами.

Форназетти не придавал значения маленькой черной точке или легкому несовершенству на обратной стороне изделия, он находил, что качество заключено в общем имидже продукции, в идее.

Пьеро Форназетти жил и работал в Милане до самой смерти в 1988 году. За свою долгую карьеру он участвовал во всевозможных выставках, занимался иллюстрацией литературы и сотрудничал со многими выдающимися личностями своего времени.

Он заработал устойчивую репутацию как дизайнер, обладающий собственным неповторимым стилем — стилем, основанным на иллюзионизме, архитектурных перспективах и нескольких авторских лейтмотивах, таких как солнце, игральные карты, рыбы и цветы, которые он подвергал, казалось бы, бесконечным видоизменениям.

Особой популярностью и по сей день пользуется один из его излюбленных рисунков — лицо девушки по имени Лина Кавальери (Lina Cavalieri), чей портрет он нашёл в журнале XIX века. Он не мог остановиться, придумывая различные вариации на тему этого рисунка, и в результате создал более 500 различных изображений, сделав средиземноморское лицо с большими тёмными глазами своим фирменным знаком.

Форназетти прикладывал свой дизайнерский талант к удивительному множеству объектов — «модных вещей», как он их называл, «которые никогда не выходят из моды». Шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили, океанские лайнеры — всё было преобразовано появлением неожиданных рисунков. Коринфская колонна служит спинкой для стула; программка театра La Scala украшает шарф; женское нижнее бельё служит декором для тарелок. «Он заставляет объекты говорить», — сказал Джо Понти, его друг и давний соратник.

Переоценка дизайна с точки зрения постмодернизма вознесла Форназетти на невиданные вершины популярности. Сегодня дизайнеры и коллекционеры воспевают его тонкие аллюзии, приковывающие взгляд графические изображения и поразительную способность комбинировать, казалось бы, несовместимые вещи, помогавшую мастеру в создании уникальных, причудливых предметов. Шедевры Форназетти шокируют, восхищают, дарят наслаждение и вдохновляют.

Люди, далёкие от современного искусства, испытывают настоящий шок, сталкиваясь с творениями Пьеро Форназетти. Плодовитый художник создал невероятное множество причудливых узоров, украсивших всё — от мебели и пепельниц до галстуков и тарелок. Яркой иллюстрацией таланта Форназетти является его плодотворное сотрудничество с Джио Понти, в результате которого мебель Понти, лаконичная и сдержанная, покрылась изображениями нотного стана, газетными страницами, буквами и другими, казалось бы, бессмысленными рисунками.

В то время как его американские современники эксплуатировали массовое производство, Форназетти трудился в маленькой мастерской, пристроенной к его собственному дому в Via Bazzini в Милане. Черпая вдохновение во всём, что попадалось ему на глаза, он создал тысячи различных дизайнерских вещей.

«Мой секрет в силе воображения» — любил повторять дизайнер, хотя наиболее тщательно охраняемой тайной была его техника печати. Барнаба Форназетти, сын великого художника, рассказывает, что его отец начал экспериментировать с различными техниками нанесения рисунка в 1940-х, когда делал литографии для современных итальянских художников. От нанесения рисунка на камень он постепенно перешёл к цинковой посуде и начал оттачивать технику перенесения рисунка с использованием специальной бумаги, на которой он печатал свои рисунки, а потом наносил их на лакированную поверхность мебели и других объектов. В этом и состоит всемирно известный и покрытый налётом мистики «секрет Форназетти». Ему удавалось наносить рисунок на самые неожиданные поверхности.

Несмотря на то, что Форназетти покорил сердца многих, его творения никогда не коллекционировались с такой пылкой страстью, как работы многих его современников. Возможно, это связано с особенностями его характера. «Всё, что я сделал в прошлом и делаю сейчас, оригинально. Я жив и полагаю, что мебель, сделанная только что, технически более совершенна и менее повреждена физически, чем та, что была сделана ранее», — говорил дизайнер.

На рынке, где уникальность и дата создания вещей значат всё, безразличие мастера к подписям, нумерации и датированию своих работ оттолкнуло многих потенциальных клиентов. Тем не менее, в 1998 году Барнаба совместно с аукционным домом CHISTIE’S организовал продажу, посвящённую Форназетти, которая развеяла массу мифов и предубеждений, касающихся истории производства.

После смерти отца Барнаба унаследовал целую дизайнерскую империю и продолжает выпускать мебель и предметы интерьера, декорированные оригинальными рисунками Пьеро Форназетти.

Он с трепетом относится ко всему, что связано с именем его отца. Дом, где жил и творил дизайнер, в настоящее время является музеем, оставаясь при этом жилищем его семьи.

«Отец оставил после себя огромный архив: несметное количество рисунков и эскизов, большинство из которых не были использованы. Ежегодно производство отдельных копий приостанавливается, а новые предметы занимают их место. Какие-то серии намеренно лимитируются. Например, серию тарелок-календарей, которая ежегодно выпускалась отцом с 1968 года вплоть до его смерти, я ограничил до 700 копий в год. Как и много лет назад, все предметы расписываются вручную, на всех образцах выставляется порядковый номер, общее количество копий, произведенных в течение года, и, соответственно, дата выпуска.

Мой отец мог позволить себе экспериментировать с абсолютно разными поверхностями.

Для его творчества не было границ: это могли быть шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили — все эти предметы изменялись неожиданными рисунками, технику нанесения которых он тщательно скрывал от посторонних.

В самом начале он научился наносить рисунок на каменную поверхность, потом в области его экспериментов оказалась цинковая посуда, затем он начал оттачивать технику перенесения рисунка с использованием специальной бумаги, с помощью которой наносил изображение на лакированную поверхность мебели и других объектов.

Впоследствии он работал буквально со всем, что попадалось ему на глаза: он говорил, что весь секрет в силе воображения. Что касается меня, то я не могу позволить себе такой широты выбора поверхностей и работаю в уже заданных рамках. Я сам рисую, некоторые вещи сделаны мной абсолютно самостоятельно, но я стараюсь сохранять стиль и традиции, переданные мне отцом»

Барнаба Форназетти

Биография  Piero Fornasetti

1913 — родился в Милане
1930 — поступил в Академию
1932 — обучался в Школе искусств
1933 — участвует в выставке в Милане (Triennale), на которой представляет коллекцию шелковых платков, декорированных методом печати
1935 — экспонирует на YI Triennale декоративный керамический фриз
1940–1942 — создает дизайн «лунный» по заказу Джо Понти
1941 — работает над фресками в Палаццо Бо в Падуе
1943–1946 — находит убежище в Швейцарии, где работает для журналов и театраль-ных постановок
1947 — представляет на триеннале в Милане серию декоративных мотивов для керамики
1950 — выполняет интерьер Казино в Сан-Ремо и кондитерской Dulciora 
1951 — первый опыт полной обстановки интерьера для «дома Лукано». Экспонирует мебель серии «Архитектура» на IX триеннале в Милане
1952 — участвует в декорировании интерьеров трансатлантического лайнера «Андреа Дориа»
1955–1958 — создание «Метафизической комнаты»
1980 — открытие в Лондоне магазина «Тема и вариации»
1988 — умер в Милане
с 1989 — его сын Барнаба Форназетти продолжает традиции, начинает переиздание наиболее значительных изделий отца.

Официальный сайт Piero Fornasetti  http://www.fornasetti.com/

Пьеро Форназетти-Piero Fornasetti(1913-1988) Ширмы. — Интерьер как он есть — ЖЖ


Пьеро Форназетти в совершенстве овладел искусством trompe l’oeil (изображений-обманок, построенных на оптических эффектах).

Работы Пьеро Форназетти — это смесь иллюзионизма и архитектурных перспектив. Его излюбленные темы — солнце, игральные карты, рыбы, бабочки, книги и архитектура.
Он считал, что любой предмет может быть декорирован на 100% и при этом не потеряет своего назначения.

——————-Fornasetti———————
====================================================

———————Pompeiana———-—————-

Rare Piero Fornasetti Pompeiana Screen
Italy
1990’s
4 panel ‘Pompeiana’ screen by Piero Fornasetti. This exquisite colorful play on life in Pompeii has motifs of ancient Greece that are hand transferred colored and lacquered in vibrant hues.

——————«Библиотеки»———-


Rare and early Screen ‘Strumenti Musicali e Libri’ by Fornasetti
Italy
circa 1950.
A small rare Screen by Piero Fornasetti. ‘Strumenti Musicali’ e ‘Libri’.

Еще один вариант обратной стороны:

Piero Fornasetti Libreria Screen, Italy

Iconic Fornasetti, a heavy four panel «Libreria» design screen, the front showing a lithographically transferred library bookshelf scene depicting books, boots and bowls, the reverse decorated in grisaille with four neoclassical allegorical trophies.

————————————

Early Rare Fornasetti Double Sided Screen
Italy
1948
Double Sided Piero Fornasetti Screen.

—————————


Piero Fornasetti Screen
Italy
Original Design 1950s
Four Panel Fornasetti Library Screen on Wheels.

————————графика———


Four Panel «Library» Trompe L’Oeil Folding Screen by Fornasetti
Italy


Four-panel trompe l’oeil transfer printed folding screen on rolling casters, titled «Library», designed by Piero Fornasetti- circa 1955.


Fornasetti Style Three Panel Screen

——————-МУЗЫКА—————


Piero Fornasetti Musical Themed Four-Panel Screen on Casters
Italy

Original Design 1950s, Four Panel Fornasetti Musical Screen on casters (rolls beautifully) — backside is black (SIGNED).
————————


Piero Fornasetti Musical Themed Four-Panel Screen on Casters
Italy
1980’s
Original Design 1950s, Four Panel Fornasetti Musical Screen on casters (rolls beautifully) — backside is black (SIGNED)

———————————

—————————

Fornasetti,Piero
Screen in four panels decorated with musical instruments (guitar, lute, violin). 1920.
———————————


Fornasetti Screen
Italy
1953
Rare, signed Fornasetti, 1953
————————————


Rare «Nicchie» Piero Fornasetti screen edited between the 50’s ant the 70’s.


In this period only 20 of these screen have been created some in black and white and subsequently only 6 have been re-edited.

————————Разное——————
————————карты————


Italy
c. 1950
Rare and important screen by Piero Fornasetti. An example dating from the early 50’s, one of the first screens made by Fornasetti.

One side features the hand colored lithograph in the popular City of Cards motif; the other in the rare Bosco
—————————————-


Птицы


————————————

Fornasetti Armadio Screen
Italy
2008


Four Panel «Scaletta» Folding Screen by Fornasetti
Italy
1950’s
An amazing four-panel trompe l’oeil transfer print folding screen on eight rolling casters. This screen was designed circa 1956 by Piero Fornasetti and produced by the Fornasetti Studios in Milan, Italy in the 1960’s

——————————

FORNASETTI Piero, 1913-1988 (Italy)
Title : «FORNASETTIANA» PANEL SCREEN, (4)
Date : ca 1950/1960

———————————-

ACROBATS SCREEN

ACROBATS SCREEN IN COLOR ON BLACK BY PIERO FORNASETT

—————————————-——-


A Piero Fornasetti four-panel screen decorated with hot air balloons, on casters, marked ‘Fornasetti Milano, Made in Italy’. Each panel: 79in (200.5cm) high

———————————

Soli e Luni Screen by Piero and Barnaba Fornasetti
Italy
2000
———————————


http://enseignedegersaint.typepad.fr/provence/2009/03/marseilles-exhibition-artisans-13.html

———————Архитектура————


Four panel transfer-decorated and red lacquered screen, decorated with Italian canal scene, on castors, by Fornasetti, Italian, 1940’s.


—————————————-———-

Large 1940s Italian Lithographed Wallpaper Screen
Italy
1940s

This large 1940s Italian Screen is made from large sheets of lithographed wallpaper. It is over 8 feet tall. Similar in style to pieces by Piero Fornasetti.
—————————


Large Chamber screen by Piero Fornasetti
Italy
Circa 1950
A very rare large Screen by Piero Fornasetti, Lacquer on wood

Lithographically printed and coloured.
Jerusalem by Night- to one side
Skyscrappers- to other side.

————————

————————-

Fornasetti screen, 1945, edition of 6 representing a mirrored city.

The same screen on the other side depicts a corner of a dressing room. A chandelier by Jacopo Foggini on the background.

—————————————-

Piero Fornasetti (1913-1988).
He was an artist, printer, graphic designer, craftsman, manufacturer and businessman. His distinct decorative style and often humoristic approach was immensely successful; his work is still sold throughout the world. The company Piero founded in 1940 is now being led by his son, Barnaba Fornasetti. This piece, which is the result of a «collaboration» between Barnaba and designs created by his father in 1951, is entirely handmade and is produced in the Fornasetti atelier in a yearly limited edition
САЙТ
http://www.fornasetti.com/
———————-
http://www.google.ru/search?hl=ru&pq=fornasetti&xhr=t&q=Fornasetti+screen&cp=17&newwindow=1&client=firefox&rls=org.mozilla:ru:official&um=1&ie=UTF-8&tbm=isch&source=og&sa=N&tab=wi&biw=1575&bih=862
http://www.1stdibs.com/furniture_search.php?subSearchKey=Fornasetti+screen&maincat=-1&periodselect=-1&solds=1&m=F&st=0&type=2
http://dailybeauties. blogspot.com/2008_10_01_archive.html
http://brillanteinteriors.blogspot.com/2010/04/la-triennale-milan.html
http://www.antiquesplus.com.au/index.cfm/item/45754-piero-fornasetti-libreria-screen-italy/

Интернет-магазин Fornasetti | Home

Интернет-магазин Fornasetti | Дом

В вашем браузере отключена функция Javascript. Пожалуйста, включите его, чтобы вы могли в полной мере использовать возможности этого сайта.

Ваш браузер в настоящее время не настроен на прием файлов cookie. Включите его или проверьте, настроена ли у вас другая программа для блокировки файлов cookie.

Войти

Если вы зарегистрированный пользователь, введите свой адрес электронной почты и пароль.

Зарегистрируйтесь сейчас

  • Сохраните данные кредитной карты для более быстрых покупок
  • Управляйте историей заказов
  • Получите доступ к вашему списку желаний

Fornasetti

Louis Vuitton X Fornasetti

THEATRUM MUNDI
ВЫСТАВКА В ПАРМЕ

Где воображение встречается с дизайном

FORNASETTI ATELIER

В этом месте, где искусство встречается с дизайном, оживают неподвластные времени творения, вдохновляющие воображение. Драгоценный фарфор, изысканная мебель и аксессуары для дома иллюстрируют творчество Ателье. Украшения играют с формами и превращают повседневные предметы в произведения искусства. Мир Fornasetti парит между воображением и реальностью, обогащенный культурными отсылками и художественными аллюзиями. Вот почему объект Fornasetti — это не просто то, чем можно обладать, это то, чем можно жить и чем вдохновляться.

Fornasetti su Misura — это пространство, в котором свободно течет воображение и обретают форму новые идеи.Место, посвященное прослушиванию, которое рождает новые индивидуальные мечты.

«Форназетти как будто перекрашивает весь существующий мир».

«Я считаю, что однажды, когда он был молод, Форназетти, должно быть, увидел поистине потрясающее видение. Я не знаю, было ли это днем ​​или ночью, но внезапно он, должно быть, увидел, как весь мир взорвался в воздухе, весь мир и вся история и все скопления ее фигур, воспоминаний (…) полетели в воздух и закончился бесконечным непрозрачным облаком, полным мусора ».

Этторе Соттсасс

Louis Vuitton X Fornasetti

Уникальное путешествие: дальновидное изображение мира Форназетти представляет собой эффективное сочетание дальновидного творчества и мастерства Louis Vuitton.
Откройте для себя сотрудничество

Файлы cookie

Этот сайт использует файлы cookie, в том числе сторонние файлы cookie, для отправки вам рекламы и услуг в соответствии с вашими предпочтениями. Чтобы узнать больше или отказаться от вашего согласия на использование некоторых или всех файлов cookie , нажмите здесь , чтобы ознакомиться с нашей Политикой использования файлов cookie.
Закрыв этот баннер или щелкнув любую часть этой страницы, вы соглашаетесь на использование файлов cookie.

ты в россии

Правильный язык? Правильная страна?

Сохранить | Изменять

Взлет, падение и подъем Пьеро Форназетти — Истории Памоно

Магазин истории

Пьеро Форназетти был настоящим оригиналом в дизайне середины 20 века. В отличие от многих своих современников-модернистов, он сосредоточился на обогащении поверхностей, а не на форме, покрывая поверхности мебели, посуды и текстиля — даже целые комнаты — своими остроумными и сюрреалистическими изображениями, раскрашенными вручную.Поскольку его работы носят декоративный характер, его имя часто отсутствует или упоминается в качестве второстепенного примечания в исследованиях классического итальянского дизайна. Тем не менее, необычайный ассортимент изделий, произведенных им в его ателье, насчитывающий более 11 000 штук, свидетельствует как о его популярности, так и о его безграничном воображении.

С самого начала своей карьеры художника Форназетти шел против течения. Он был исключен за неподчинение из Academia di Belle Arti di Brera в 1932 году, через два года после поступления.Неустрашимый, в следующем году он участвовал в студенческой выставке в Миланском университете, а затем показал серию печатных шарфов на пятой Триеннале в Милане. Вначале он экспериментировал с архитектурным декором, таким как фрески в общественных местах и ​​декоративный бронзовый и керамический фриз, созданный для шестой Триеннале в 1936 году.

Fornasetti, возможно, не стал бы популярным без помощи дизайнера Джио Понти. В 1940 году они начали сотрудничество, в результате которого были созданы одни из самых любимых произведений Форназетти.Понти привлекали неоклассические мотивы Форназетти и отсылки к итальянскому визуальному наследию. В свою очередь, Понти предложил Fornasetti обширные поверхности на мебели с элегантными пропорциями, прочную основу, на которой можно было опробовать всевозможные графические узоры и пространственные иллюзии. Секретари были украшены иллюзионистскими книжными полками; двери, обложенные вымышленными приглашениями; радиограмма в нотах.

Серия Architettura , пожалуй, самая успешная совместная работа этого дуэта.Эта коллекция, дебютировавшая на Триеннале 1951 года, является примером полного выражения стиля Форназетти. Основанные на старинных архитектурных гравюрах, изображения состоят в основном из фасадов и интерьеров зданий в неоклассическом стиле, которые окружают мебель Понти и играют с восприятием объема и поверхности. Проиллюстрированные архитектурные элементы расположены в диалоге с предметами мебели: trompe l’oeil лестницы ведут к реальным поверхностям и реальным внутренним пространствам, в то время как реальный интерьер шкафа трансформируется с помощью внутренней архитектуры trompe l’oeil .

Групповая фотография Пьеро Форназетти и Джио Понти © Ателье Форназетти Милан
Это взаимодействие двух и трех измерений стало неотъемлемой частью дизайна Fornasetti. Он использовал огромное количество печатных источников, включая карты, рекламные объявления, типографику и иллюстрации, датируемые с 17 по 20 века. Он отмечал историческую природу этих изображений, часто кропотливо воспроизводя гравюры. Серия Tema e Variazioni , основанная на журнальной иллюстрации 19 века к оперной певице Лине Кавальери, состоит из сотен изображений лица этой женщины.Хотя лицо было взорвано, перемещено и бесконечно переработано с фирменным ироничным юмором Форназетти, штриховки гравера остаются неотъемлемой частью изображения, прочно связывая его с истоками как исторического изображения.

По мере того, как его сотрудничество с Понти постепенно сокращалось, объем и объем производства Форназетти рос, производя множество новых продуктов, включая подносы, плакаты, жилеты, лампы, велосипеды, ширмы, тарелки, пепельницы, зонтики и лампы, а также большие- масштабные проекты, такие как декорации для Ла Скала, интерьеры казино в Сан-Ремо и элементы интерьера океанского лайнера Андреа Дориа.Он часто пересматривал изображения в бесконечных вариациях: помимо архитектурных элементов и лица Лины Кавальери, он экспериментировал с солнцами, бабочками, рыбами, игральными картами, воздушными шарами и многими другими мотивами. Иногда украшения плавают по поверхности совершенно автономно, иногда они игриво пронизывают материальные формы.

К концу 1960-х годов популярность работ Форназетти стала снижаться, уступив место более авангардным и концептуальным дизайнерским работам, олицетворением которых стала знаковая выставка Музея современного искусства 1972 года « Италия: новый внутренний пейзаж ». Видимо, в этом новом футуристическом пейзаже было разрешено лишь несколько мрачных полосок или клеток. Состояние Форназетти пошло на убыль, и его мастерская в Милане постепенно сократилась с 30 человек на пике своего развития в 1950-х годах до всего 3 человек.

Однако в 1980-х годах появление постмодернизма привело к возобновлению интереса к художественному оформлению поверхностей, и ко времени смерти Форназетти в 1988 году его работы снова привлекли внимание. В 1991 году в лондонском музее Виктории и Альберта прошла масштабная ретроспектива, и с тех пор цены на предметы Fornasetti на первичном и вторичном рынках неуклонно растут.Сын Форназетти, Барнаба, который начал восстанавливать компанию в 1980-х годах по просьбе своего отца, переиздал многие из старых дизайнов и представил новые линии в соответствии с видением своего отца.

В конце концов, интерес Форназетти к прошлому указывал на будущее. Его интерес к художественно оформленным поверхностям и остроумным историческим цитатам предвещал постмодернизм. Его работы сохранились как уникальные и самобытные, и он обеспечил свое наследие, оставаясь верным своему видению, даже перед лицом модернистской строгости и капризов моды.Он резюмировал свою философию в интервью в 1987 году, незадолго до своей смерти: «Художник, который хочет добиться успеха, больше не художник. Если он будет соответствовать моде, он опоздает, потому что к настоящему времени все уже соответствовали. Поэтому, возможно, идея состоит не в том, чтобы соответствовать, а в том, чтобы быть оригинальным ».

  • Текст

    • Дженнифер Сканлан

      Дженнифер — независимый куратор, писатель и преподаватель, специализирующаяся на современном искусстве и дизайне.Она любит еду, путешествия и свой родной город Нью-Йорк. Вы также можете подписаться на нее в Twitter @JenScanNYC

Piero Fornasetti — 277 На продажу на 1stdibs

Итальянский художник и иллюстратор Пьеро Форназетти был одним из самых остроумных и творческих дизайнеров 20 века. Он создал неповторимый декоративный стиль из личного словаря изображений, который включал птиц, бабочек, воздушные шары, архитектуру и — чаще всего, и примерно в 500 вариациях — загадочное женское лицо, основанное на лице оперной певицы 19 века Лины. Cavalieri.Форназетти использовал трансферные оттиски этих изображений, выполненные в стиле гравюры, для украшения бесконечного разнообразия предметов мебели и предметов домашнего обихода, от стульев, столов и письменных столов до обеденных тарелок, ламп и подставок для зонтов. Его работы остроумны, часто сюрреалистичны и всегда забавны.

Форназетти родился в Милане, в семье бухгалтера, всю свою жизнь прожил в городе. Он проявил художественный талант в детстве и в 1930 году поступил в миланскую Академию изящных искусств Брера, но был отчислен через два года за то, что систематически не выполнял приказы своих профессоров.Группа его раскрашенных вручную шелковых шарфов, выставленных на Триеннале в Милане в 1933 году, привлекла внимание архитектора и дизайнера Джио Понти, который в 1940-х годах стал соратником и покровителем Форназетти. Начиная с начала 1950-х годов, они создали поразительную серию столов, бюро и секретарей, в которых фирменные угловатые формы Понти сочетаются с декоративными мотивами Форназетти — беззаботными композициями цветов и птиц на одних предметах и ​​строгими архитектурными образами на других. Они вместе работали над многочисленными заказами интерьеров, хотя их самый большой проект был утерян: первоклассные залы и рестораны роскошного океанского лайнера Andrea Doria , затонувшего в 1956 году.

Мебель Fornasetti занимает необычную и неотразимую нишу в декоративном искусстве: она необычна, но имеет серьезный эффект. По сути, они действуют как функциональная скульптура. Большой предмет Fornasetti, такой как шкаф или письменный стол, может изменить характер всей комнаты; его небольшие работы обладают эстетической силой вазы с цветами, обеспечивая яркую и манящую декоративную нотку. Химерический характер работ Форназетти, характерный для птиц и птиц, может быть его величайшей силой. Он стоит сам по себе.Заглядывая в будущее Fornasetti, является Барнаба Форназетти, который взял бразды правления компанией после смерти своего отца.

Человек, запустивший 1000 тарелок

ЛОНДОН — На одном она замаскирована. Плаксивый по другому. Подмигивая третьему. Спит на четвертом. Она также изображена с усами, высунутым языком, с накладным носом и с лицом, разбитым на осколки, превращенным в камень, застрявшим внутри телевизора, отращивающим крылья бабочки и украшенным гирляндами из листьев.

Это лишь некоторые из 350 интерпретаций лица одной и той же женщины с одинаковым выражением лица на керамических тарелках, созданных итальянским дизайнером 20 века Пьеро Форназетти. Он назвал ее «Лина Кавальери» в честь знаменитого итальянского сопрано начала 1900-х годов, хотя лицо не было основано на реальной Лине, а было основано на лице, которое он нашел на старой гравюре по дереву.

Серия «Тема и вариации», как назывались эти тарелки, была лишь крохотной частью керамических работ Форназетти. Начав как художник, декоратор и гравер, он не занимался керамикой до 33 лет, когда он сделал набор из 30 тарелок для выставки 1947 года, организованной в Милане его другом и коллегой-дизайнером Джио Понти. Когда производитель за производителем отклоняли его разработки, Форназетти решил создавать их сам.

Он взялся за проект с присущей ему энергией. Изучив отрасль, посетив фабрики, студии и архивы, он купил необходимое оборудование для установки в своей миланской студии и нанял специалистов по керамическому производству, печати и декору.К началу 1960-х, когда он открыл выставочный зал на Виа Монтенаполеоне в Милане, Форназетти разработал тысячи керамических изделий в своем фирменном стиле сложных, игривых, сюрреалистических, часто меланхоличных иллюстраций, и он продолжал создавать их до своей смерти в 1988 году.

Сотни образцов его керамики показаны вместе с столь же плодотворными работами Форназетти в интерьерах, мебели, стекле, хрусте, шелке, одежде, декорациях, печати, живописи, поэзии и рисовании в «Fornasetti: The Complete Universe». громадная книга, отредактированная его сыном Барнабой.Под «громадой» я имею в виду не просто большую книгу, а очень большую, которая настолько тяжелая, что я не могу держать ее открытой дольше нескольких секунд. (Примечание для Риццоли, издателя: это слишком тяжело. Почему бы не напечатать ее в двух более удобных для читателя томах?)

Больные запястьями врозь, это увлекательная книга. Форназетти был одним из представителей позолоченного поколения итальянских дизайнеров, которые сделали свою страну мировым центром дизайна середины 20 века. Как и его сверстники, он переосмыслил традиционные элементы итальянской культуры в своих объектах: его особой навязчивой идеей были офорты Пиранези, архитектура Палладио и пьесы Пиранделло.

Что делало Форназетти необычным, так это его ориентация на использование отличительных иллюстраций, а не на создание новых форм и типологий, как это делали другие дизайнеры, в том числе братья Кастильони, Карло Моллино и Джо Коломбо. Неоднократно создавая одни и те же предметы одних и тех же форм и размеров, он превратил их в чистые холсты для своих иллюстраций.

Как показано в книге, эта формула оказалась чрезвычайно эффективной, позволив ему создавать бесчисленные версии одних и тех же объектов и рассматривать дизайн как форму самовыражения — «моя личная биография», как он это называл.Это также сделало его чудаком в дизайне середины 20-го века, в котором доминировали модернистские пуристы, которые с глубоким подозрением относились ко всему «декоративному» или «самовыражающему». Понти разделял любовь Форназетти к театральности и историческому символизму, но многие их современники отвергали его как причудливого чудака.

Форназетти начал с изучения живописи и скульптуры в своем родном Милане, но затем был исключен из художественной школы. Поработав юнгой на корабле, направляющемся в Африку, он вернулся в Милан и поступил в другую художественную школу.Затем он работал в студии, построенной для него в доме его родителей, и делал гравюры для Лучо Фонтана, Джорджо де Кирико и других художников. В 1939 году его собственная работа была представлена ​​в Domus, журнале по искусству и дизайну, редактируемом Понти.

Во время Второй мировой войны он сбежал в Швейцарию, чтобы избежать военной службы, затем вернулся в свой семейный дом, где жил и работал до конца своей жизни. (Сейчас там живет Барнаба Форназетти.) Понти поручил ему спроектировать фризы и мебель для интерьеров своих архитектурных проектов, а Форназетти начал производить сотни шелковых шарфов с яркими принтами, свои «графические сонеты».”

К концу 1940-х Форназетти не только определил свой фирменный стиль остроумных образных иллюстраций, но и выбранный им способ работы, исследуя каждый новый проект с той же энергией, с какой он применял, подходя к керамике.

Технически он мог быть гениальным. Когда Форназетти решил разработать подносы, он придумал, как запрессовать лист металла в деревянную форму и обрамить каждый из них тонкой железной проволокой. Затем он создал около 430 дизайнов, от астрологических символов и воздушных шаров до морских существ, венецианских уличных сцен и оперного театра Ла Скала.Подобно Понти и Моллино, он наладил тесные отношения с мастерами, производившими его изделия. Многие из них были посвящены ему настолько, что производитель мебели Джанкарло Пароди работал бесплатно, когда у Форназетти были финансовые проблемы в 1970-х годах.

Это был его надир. Богато украшенный стиль Форназетти казался радикальному движению против дизайна 1970-х даже более легкомысленным, чем модернистам 1950-х и 1960-х годов. Но к концу того десятилетия его «заново открыли» постмодернисты, восхищавшиеся его яркостью и любовью к орнаменту.К 1983 году его работы стали настолько модными, что Sotheby’s продал одно из его произведений за 15 000 долларов, что на тот момент стало рекордом для работ живого дизайнера.

Форназетти с тех пор славится теми же идиосинкразиями, которые презирали модернисты, но не в большей степени, чем сейчас. Вы можете увидеть следы его сюрреалистической графики в работах современных дизайнеров, таких как Studio Job и Scholten & Baijings, но его истинное наследие — это его любовь к самовыражению, которая сейчас считается важной для молодых дизайнеров во всем мире.

Художники по направлению: Китч

Художественное движение

Китч (/ ˈkɪtʃ /; заимствованное из немецкого), также называемый дрянью или липкостью, — это искусство или другие предметы, которые апеллируют к популярному или некультурному вкусу, потому что они кричащие или излишне сентиментальные, что означает, что эти предметы другие люди считают уродливыми. , без стиля, фальшивки или безвкусицы, но наслаждающиеся или ценимые другими людьми в иронической или знающей манере или потому что это забавно.Это слово впервые было применено к произведениям искусства, которые были ответом на определенные разделы искусства 19-го века с эстетикой, которая отдавала предпочтение тому, что более поздние художественные критики сочли преувеличенной сентиментальностью и мелодрамой. Следовательно, «китч-искусство» тесно связано с «сентиментальным искусством». Китч также связан с концепцией лагеря из-за его юмористического и ироничного характера.

Клеймо изобразительного искусства как «китч», как правило, уничижительно, поскольку подразумевает, что рассматриваемое произведение является ярким или что оно служит исключительно декоративным и декоративным целям, а не является произведением истинного художественного достоинства.Художник по коробкам для шоколада Томас Кинкейд (1958–2012), чьи идиллические пейзажи часто высмеивались критиками как «сентиментальные» и «сентиментальные», считается ведущим примером современного китча.

Этот термин также иногда применяется к музыке или литературе.

В качестве описательного термина китч возник на арт-рынках Мюнхена в 1860-х и 1870-х годах, описывая дешевые, популярные и продаваемые картины и эскизы. В «Das Buch vom Kitsch» («Книга китча») Ганс Рейманн определяет это как профессиональное выражение «рожденное в мастерской художника».

Изучение китча проводилось почти исключительно на немецком языке до 1970-х годов, при этом Вальтер Бенджамин был важным ученым в этой области.

Писатель-модернист Герман Брох утверждает, что сущность китча — это имитация: китч подражает своему непосредственному предшественнику, не обращая внимания на этику — он стремится копировать прекрасное, а не хорошее. Согласно Вальтеру Бенджамину, китч, в отличие от искусства, является утилитарным объектом, в котором отсутствует всякое критическое расстояние между объектом и наблюдателем; он «предлагает мгновенное эмоциональное удовлетворение без интеллектуальных усилий, без требования дистанции, без сублимации».

Китч — это не столько наблюдаемое, сколько наблюдатель. По словам Роджера Скратона, «Китч — это фальшивое искусство, выражающее фальшивые эмоции, цель которого — обмануть потребителя, заставив его думать, что он чувствует что-то глубокое и серьезное».

Томаш Кулька в книге «Китч и искусство» исходит из двух основных фактов, что китч «имеет неоспоримую массовую привлекательность» и «считается (художественно образованной элитой) плохим», а затем предлагает три основных условия:

Китч-движение — это международное движение художников-классиков, основанное в 1998 году на основе философии, предложенной Оддом Нердрамом и позже разъясненной в его книге «О китче» в сотрудничестве с Ян-Ове Тувом и другими, объединяя техники старых мастеров с повествованием. , романтизм и эмоционально заряженные образы.

Некоторые жанры сочиненной музыки, например, эпическая музыка, считаются китчем из-за их чрезмерно романтичного или напряженного стиля.

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →

Википедия: https: // ru.wikipedia.org/wiki/Kitsch

10 вещей, которые нужно знать о Пьеро Форназетти

1. Форназетти отверг проложенный ему путь

Пьеро Форназетти родился в богатой миланской семье среднего класса. сын. Однако к десяти годам Пьеро уже проявлял большие надежды как художник, создавая сложные художественные произведения: пейзажи, портреты, архитектурные элементы и даже дизайн некоторых воздушных шаров.

PIERO FORNASETTI (ИТАЛЬЯНСКИЙ 1913-1988)
БОКОВОЙ СТОЛ «МАЛАХИТОВЫЙ КУБ», 1950-е годы
Продан за 4 000 фунтов стерлингов, включая премию | СОВРЕМЕННОЕ | Октябрь 2020 г.

2. Академия не для него

Несмотря на неутолимую жажду знаний, Форназетти обнаружил, что ему трудно следовать правилам и предписаниям любой школы из-за его бунтарского характера. В 1932 году он поступил в Академию Брера, но через два года был исключен за неподчинение.Позже он поступил в Высшую школу искусств, прикладных для промышленности в Кастелло Сфорцеско.

3. Он никогда не ограничивался своей средой и работал плодотворно.

Форназетти является одним из крупнейших изливов произведений двадцатого века, выпустив более 13 000 работ. Его интересы были разнообразны, и он создавал множество различных предметов: от столов до картин, от ламп до жилетов, от подставок для зонтов до керамических тарелок.

PIERO FORNASETTI (1913-1988)
ТРЕХСЛОЖНЫЙ ЛАКОВЫЙ ЭКРАН «STRUMENTI MUSICALE», CIRCA 1955
Продан за 5000 фунтов стерлингов с премией | Декоративное искусство | Апрель 2014 г.

4.Его высокое мастерство обеспечило ему клиентов высокого уровня с самого начала.

Форназетти начал изучать гравировку и технику печати с начала 1930-х годов и основал магазин Fornasetti Art Printshop. Некоторые из величайших художников того времени отметили его мастерство, и он начал печатать книги и литографии художников для таких клиентов, как Джорджо де Кирико, Карло Бо, Фабрицио Клеричи и Лучио Фонтана.

5. Он был хорошими друзьями и коллегами с дизайнером Джио Понти

Форназетти и Понти познакомились в 1940 году, когда Форназетти публиковал свои работы в журнале Domus, который редактировал Понти.Это привело к тому, что Понти поручил Форназетти выпускать серию альманахов до 1942 года, а затем, после Второй мировой войны, пара продолжила создавать важные проекты дизайна интерьера для различных мест, таких как дома, каюты кораблей и кинотеатры.

PIERO FORNASETTI (ИТАЛЬЯНСКИЙ 1913-1988)
НАСТОЛЬНЫЙ ЛАМПА, 1950-е годы
Продан за 875 фунтов стерлингов, включая премиум | СОВРЕМЕННОЕ | Ноябрь 2019 г.

6. Визуальная история Италии оказала большое влияние

Форназетти нашел большое влияние на культуру и визуальную историю своей страны.Неоклассические темы присутствуют во многих его работах, особенно с многочисленными архитектурными особенностями. Художники Джотто и Пьеро делла Франческа, наряду с фресками эпохи Возрождения и картинами из Помпеи, также влияют на большую часть его работ.

7. Его работа над театральными декорациями имела длительный эффект.

Форназетти не только создает огромное количество произведений на продажу, но и создает декорации для пьесы Альбера Камю «Калигула» в постановке Джорджо Стрелера в 1945 году.Этот опыт оставался видимым в большей части работ Форназетти, с явным чувством театральности и прихоти во многих его работах.

PIERO FORNASETTI (ИТАЛЬЯНСКИЙ 1913-1988)
СТОЛ «КОЛЬЦО ЦВЕТОВ», 1950-е годы
Продано за 1250 фунтов стерлингов, включая премию | СОВРЕМЕННОЕ | Ноябрь 2019 г.

8. Оперная певица Лина Кавальери была его музой

Одна из его самых знаковых серий, серия The Tema e Variazioni, была основана на журнальной иллюстрации оперной певицы Лины Кавальери.Кавальери была известной классической красавицей, и Форназетти создал сотни изображений ее лица на протяжении всей своей карьеры. Только из этой серии насчитывается от 400 до 500 штук.

9. Galleria dei Bibliofili

На протяжении 1970-х годов Форназетти руководил галереей в 1970-х, где он развил свою живопись и художественные аспекты, чтобы адаптироваться и идти в ногу со временем, выставляя свои собственные новые творения наряду с творениями некоторых из них. его современники.

ПЬЕРО ФОРНАЗЕТТИ (1913-1988)
ТОРГОВАЯ ХОЗЯИНКА «ИЕРУСАЛИМ», 1950-е годы
Продано за 938 фунтов стерлингов, включая премиум | Декоративное искусство | Апрель 2017 г.

10.Его наследие продолжается через его сына

После смерти Пьеро Форназетти в 1988 году его сын Барнаба Форназетти продолжает его наследие, выступая в качестве креативного директора ателье, созданного в 1950-х годах. Барнаба продолжает представлять идеалы и стиль своего отца, помогая рассказывать клиентам о его работе.


Предстоящий аукцион

СОВРЕМЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО:

Современное британское и послевоенное искусство, дизайн и студийная керамика

Пятница, 30 апреля 2021 г. 11:00

Торговые центры | Лондон

Узнайте больше о MODERN MADE ⇒


Департамент современного дизайна

Lyon & Turnbull — ведущий аукционный дом современного, послевоенного и современного дизайна, проводящий специализированные аукционы дизайна в реальном времени и онлайн в Лондон и Эдинбург, известные своим международным присутствием и высокими результатами.

20th Century Design — это динамичная и захватывающая область рынка. Обладая богатым опытом, наша команда современного дизайна предлагает экспертные знания в различных областях, включая керамику, мебель, скульптуру, освещение и текстиль, проводя аукционы, предлагая исключительный и важный дизайн за последние 100 лет.

Подробнее об отделе ⇒

Погрузитесь в завораживающий мир искусства и дизайна Пьеро Форназетти

Итальянского художника и дизайнера Пьеро Форназетти навсегда запомнят за его обширную коллекцию произведений искусства, в которых безупречно сочетаются функциональность и талант.

Шкаф Trumeau Fun Fan

, Италия, безусловно, произвел более чем справедливую долю известных художников и дизайнеров, но Пьеро Форназетти, несомненно, выделяется как один из самых плодовитых в этой группе. За свою жизнь он создал более 11000 арт-объектов, каждый из которых несет на себе отпечаток его отличительного, в высшей степени оригинального стиля — современного сочетания фантазии, поэтического юмора и вневременной красоты.

Пьеро родился в Милане в 1913 году. Он был старшим сыном в богатой семье среднего достатка.К 10 годам его интерес и способности к искусству были очевидны, и он проводил большую часть своего свободного времени, рисуя пейзажи и портреты, а также зарисовывая причудливые архитектурные проекты. Когда он начал рисовать, его вдохновляли мастера эпохи Возрождения, такие как Пьеро делла Франческа и Джотто, а также классические фрески античности, в первую очередь те, что были найдены в древних руинах Помпеи.

Настенные тарелки из серии Tema e Variazioni

Он продолжал учиться в Академии Брера и Высшей школе прикладных искусств в Кастелло Сфорцеско — оба в Милане, — но его бунтарский характер и беспокойный дух не позволили ему придерживаться строгой догмы. эти школы навязали.В начале 1930-х годов он обратил свое внимание и огромное техническое мастерство на гравировку и печать, и вскоре его недавно созданная художественная типография Fornasetti Art Printshop выпускала художественные книги и литографии для некоторых из величайших художников того времени; такие имена, как Джорджо де Кирико, Альберто Савинио и Фабрицио Клеричи.

В течение этого десятилетия он также постоянно экспериментировал с различными методами печати и в конце концов наткнулся на уникальный способ создания графических эффектов на шелковых шарфах.Это новое открытие привлекло внимание Джио Понти — известного архитектора, промышленного дизайнера, дизайнера мебели, писателя и издателя — заложив основу для того, что вскоре стало очень тесным творческим партнерством между двумя мужчинами.

Декоративные вазы

Пара работала над несколькими проектами в начале 1940-х годов, прежде чем эскалация Второй мировой войны вынудила Пьеро бежать в Швейцарию в 1943 году. По возвращении в Милан он и Джио приступили к реализации серии проектов, связанных с дизайном и мебелью для интерьеров. , который охватывает все, от домов и квартир до кают на океанских лайнерах и кинотеатров.

В 1950-х годах Пьеро основал Fornasetti, ателье дизайна и декоративно-прикладного искусства в Милане, носящее его имя. В этот же период он начал работу над своей самой культовой серией — Tema e Variazioni («Темы и вариации»). Его отправной точкой для этой серии был портрет женщины, а в качестве своей музы он выбрал лицо Лины Кавальери, оперной певицы, которая на рубеже 20-го века считалась самой красивой женщиной в мире. . По сей день ее запоминающееся лицо можно увидеть на тарелках, шкафах, спинках кресел, вазах, подушках и множестве других предметов искусства, созданных Atelier Fornasetti.

Декоративный чайный сервиз

. Хотя в 1970-х годах популярность рисунков Форназетти несколько снизилась, в 1980-х в Лондоне открылась новая художественная галерея, которую возглавили Лилиан Фосетт и Джулиана Медда, посвященная темам и вариациям художника. Это немедленно возродило интерес к его творчеству, и в 1987 году художник сотрудничал с Патриком Мориесом над первой всеобъемлющей монографией по его творчеству, которая, к сожалению, будет опубликована посмертно после его смерти в октябре 1988 года.

Подушки High Fidelity и Civette

Пьеро Форназетти без преувеличения можно назвать настоящим человеком эпохи Возрождения. Он был не только превосходным художником и иллюстратором, он также был изобретательным дизайнером — всегда подчеркивал творчество в гармонии с полезностью объекта — и он также оказал значительное влияние на моду. Избранные компании по всему миру, такие как Praguekabinet в Чешской Республике, продолжают выпускать его мебель и аксессуары по лицензии; относится к историческим архивам и работает под руководством сына Пьеро, Барнабы, художественного руководителя Atelier Fornasetti.

Изогнутый шкаф Ortensia

Будь то впечатляющий деревянный сундук с восемью слоями краски или изысканная фарфоровая банка, все эти изделия ручной работы и ручной росписи являются результатом тщательного и кропотливого производства. Каждый предмет мебели подписан, а редкие предметы пронумерованы и датированы. При таком значении аутентичности и мастерства неудивительно, что эти знаковые и новаторские образцы современного итальянского дизайна пользуются желанием серьезных коллекционеров произведений искусства по всему миру.

Если задуматься о множестве декоративных элементов, к которым Форназетти применил свой безошибочный стиль, это просто поразительно. От шляп и пальто до пианино и обоев — итерации бесконечны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.