Перед падением книга: «Перед падением» Ной Хоули: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-094332-6

Содержание

Перед падением

«This is one of the year’s best suspense novels, a mesmerizing, surprise-jammed mystery that works purely on its own, character-driven terms….Mr. Hawley has made it very, very easy to race through his book in a state of breathless suspense.»―New York Times

«BEFORE THE FALL is a ravishing and riveting beauty of a thriller. It’s also a deep exploration of desire, betrayal, creation, family, fate, mortality, and rebirth. It’s one part Dennis Lehane, one part Dostoevsky. I was spellbound from first page to last; I haven’t fully recovered yet.»―Michael Cunningham, Pulitzer Prize-winning author of The Hours

«Noah Hawley really knows how to keep a reader turning the pages, but there’s more to the novel than suspense. On one hand, BEFORE THE FALL is a complex, compulsively readable thrill ride of a novel. On the other hand, it is an exploration of the human condition, a meditation on the vagaries of human nature, the dark side of celebrity, the nature of art, the power of hope and the danger of an unchecked media.

The combination is a potent, gritty thriller that exposes the high cost of news as entertainment and the randomness of fate.»―New York Times Book Review

«[A] terrific thriller…an irresistible mystery.. a tale that’s both an intriguing puzzle and a painful story of human loss.»―Washington Post

«I started and finished BEFORE THE FALL in one day. That begins to tell you what kind of smart, compellingly dramatic read it is.

So read it.»―James Patterson, #1 New York Times bestselling author of the Alex Cross and Michael Bennett series

«A masterly blend of mystery, suspense, tragedy, and shameful media hype…a gritty tale of a man overwhelmed by unwelcome notoriety, with a stunning, thoroughly satisfying conclusion.»―Publishers Weekly (starred review)

«A pulse-pounding story, grounded in humanity.»―Booklist (starred review)

«BEFORE THE FALL is an astonishing, character-driven tour-de-force. The story is a multi-layered, immersive examination of truth, relationships, and our unquenchable thirst for the media’s immediate explanation of unfathomable tragedy. «―Karin Slaughter, #1 internationally bestselling author

«BEFORE THE FALL kicks ass. A surefire summer read.»
―Justin Cronin, New York Times bestselling author of The Passage and City of Mirrors

«Like the successful screenwriter that he is, Hawley piles on enough intrigues and plot complications to keep you hooked.»―Kirkus Reviews

«This isn’t just a good novel; it’s a great one. I trusted no one in these pages, yet somehow cared about them all. BEFORE THE FALL brings a serrated edge to every character, every insight, and every wicked twist.»―Brad Meltzer, bestselling author of The President’s Shadow

«Savvy and absorbing… cathartic…BEFORE THE FALL is about the gulf that separates perception and truth, and the people who fall into it.»―Wall Street Journal

«Noah Hawley soon veers his highly entertaining novel into an insightful look at families, revenge and media intrusion…Hawley invests the same care with a soupcon of dark humor into BEFORE THE FALL as he does on the TV series ‘Fargo’. ..superb and cleverly constructed.»―Associated Press

«A riveting beach read.»―People, «The Best New Books»

«[A] page-turner.»―Vanity Fair

«A remarkable and memorable accomplishment by any standard…BEFORE THE FALL is brilliantly constructed and wonderfully told…. a tale that will haunt you long after you read the last page, even as you wish the narrative was twice as long, for all the right reasons.»―Book Reporter

«Essential reading this summer for anyone who likes a good story well told…You won’t read a more thoughtful page-turner anytime soon…irresistibly cinematic.»―St. Louis Post-Dispatch

«Remarkably fun to read, filled with suspense, memorable characters and incredibly visual scenes…a compulsive experience.»―Austin American-Statesman

«Compulsively written and involving, BEFORE THE FALL is a stunning inquiry into human drive and desire…A powerful and genuinely surprising work.»―The Saturday Star

«Abundant chills and thrills…Noah Hawley’s novel grabs you by the throat and won’t let go. ..BEFORE THE FALL is storytelling at its best, as Hawley presents a range of diverse characters with rich histories… Seeds of doubt are cast in what is sure to be the summer book you won’t want to miss.»

―The Missourian

«Won [our] hearts and minds…it will be the big talker of the summer.»―New York Post, «Summer’s Hottest Reads»

«A riveting summer read…the author manages to draw out beauty from the heartbreak embodied within the characters. BEFORE THE FALL poses ubiquitous questions about existence, while maintaining a fast-paced, fascinating, and ultimately life-affirming plot.»―Woodbury Magazine

«Hawley serves up a meaty story… and his prose is a joy to read.»―Vegas Seven

«Utterly engrossing…practically made for the big screen.»―Domino Magazine

«[A] tautly compelling summer sizzler.»―Examiner.com

«Hawley works both with and against the conventions of literary thrillers, relying on a keen sense of pacing to sustain a story that withholds its secrets until the end. .. Hawley’s prose is direct and unadorned, with priority given to the story, so it’s no surprise the author is at his best in moments of high action and rising tension.»―A.V. Club

«A thrill ride of a book, a perfect summer beach read…a meaty novel.»―KMUW Wichita

Книга «Перед падением» Хоули Н

Перед падением

Туманной летней ночью в воздух поднялся частный самолет, на борту которого находилось одиннадцать пассажиров — десять богатых и знаменитых VIP-персон и переживающий не лучшие времена художник Скотт Берроуз, затесавшийся в эту компанию по чистой случайности. А через четверть часа произошла трагедия — самолет рухнул в океан. Уцелели только Скотт и спасенный им четырехлетний сынишка могущественного медиамагната. Что же произошло? Несчастный случай? Теракт? Или же эту катастрофу подстроили специально — ради убийства кого-то одного?.. ФБР начинает расследование. Пресса неистовствует, избрав жертвой Скотта. Но некоторые тайны пассажиров, раскрытые в ходе расследования, заставляют посмотреть на эту трагедию под другим углом…

Поделись с друзьями:
Издательство:
АСТ
Год издания:
2017
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
английский
Перевод:
Загорский А.
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×130
Вес:
370 гр.
Страниц:
416
Тираж:
8000 экз.
Код товара:
881283
Артикул:
ASE000000000720173
ISBN:
978-5-17-094332-6
В продаже с:
21. 03.2017
Аннотация к книге «Перед падением» Хоули Н.:
Туманной летней ночью в воздух поднялся частный самолет, на борту которого находилось одиннадцать пассажиров — десять богатых и знаменитых VIP-персон и переживающий не лучшие времена художник Скотт Берроуз, затесавшийся в эту компанию по чистой случайности. А через четверть часа произошла трагедия — самолет рухнул в океан. Уцелели только Скотт и спасенный им четырехлетний сынишка могущественного медиамагната.
Что же произошло? Несчастный случай? Теракт? Или же эту катастрофу подстроили специально — ради убийства кого-то одного?..
ФБР начинает расследование. Пресса неистовствует, избрав жертвой Скотта.
Но некоторые тайны пассажиров, раскрытые в ходе расследования, заставляют посмотреть на эту трагедию под другим углом… Читать дальше…

Все аннотации к книге «Перед падением», 1 книга — Персональная электронная библиотека

  • из всех библиотек

Мультифильтр: off

c 1 по 1 из 1

Туманной летней ночью в воздух поднялся частный самолет, на борту которого находилось одиннадцать пассажиров – десять богатых и знаменитых vip-персон и переживающий не лучшие времена художник Скотт Берроуз, затесавшийся в эту компанию по чистой случайности. А через четверть часа произошла трагедия – самолет рухнул в океан. Уцелели только Скотт и спасенный им четырехлетний сынишка могущественного медиамагната. Что же произошло? Несчастный случай? Теракт? Или же эту катастрофу подстроили специально – ради убийства кого-то одного?.. ФБР начинает расследование. Пресса неистовствует, избрав жертвой Скотта. Но некоторые тайны пассажиров, раскрытые в ходе расследования, заставляют посмотреть на эту трагедию под другим углом……
  • Рейтинг:7
  • Дата:2018
  • Статус:читалa

Рекомендации в жанре «Современный детектив»

Мы все безумцы или, может быть, это мир вокруг нас сошел с ума? Доктор Ганнибал Лектер — блестящий психиатр, но мир может считать себя в безопасности только до тех пор, пока он будет находиться за стальной дверью одиночной камеры в тюрьме строгого режима. Доктор Стиг Ларссон – сенсация мирового…
  • Рейтинг:10
  • Мнение:да
Поздно вечером в своей квартире застрелены журналист и его подруга — люди, изучавшие каналы поставки в Швецию секс-рабынь из Восточной Европы. Среди клиентов малопочтенного бизнеса замечены представители властных структур. Кажется очевидным, каким кругам была выгодна смерть этих двоих. Микаэль…
  • Рейтинг:10
  • Мнение:да

Информация

Все библиотеки

Рекомендуем

Читать 👀 онлайн 📲 Перед падением

Травмы

НОЧЬЮ СКОТТУ СНИТСЯ ГОЛОДНАЯ АКУЛА. Тело у рыбины мускулистое и гладкое, словно торпеда. Когда он просыпается, его мучает жажда. Приборы, которыми напичкана его палата, беспрерывно жужжат и попискивают. За окном из-за горизонта появляются первые лучи солнца. Скотт смотрит на мальчика, который еще спит. Телевизор в палате работает, но звук минимальный. На экране мелькают кадры, снятые в ходе спасательной операции. Похоже, в ней теперь участвуют и военно-морские силы, которые подключили к поискам своих водолазов и предоставили глубоководные аппараты, чтобы попытаться найти затонувшие обломки самолета и тела погибших. Скотт видит, как аквалангисты в черных гидрокостюмах шагают в воду с палубы катера береговой охраны и один за другим исчезают в волнах.

– Эту авиакатастрофу считают несчастным случаем, – вещает с экрана Билл Каннингем, высокий мужчина с пышной шевелюрой, сунув большие пальцы за широкие подтяжки. – Но и вы, и я – мы знаем, что несчастные случаи просто так не происходят. Самолеты ни с того ни с сего в океан не падают.

Взгляд Каннингема затуманен, галстук на груди завязан небрежно и перекошен.

– Дэвид Уайтхед, которого я знал, – мой босс, мой друг – не мог погибнуть из-за технической неисправности самолета или ошибки пилота, – продолжает ведущий. – Он был карающим ангелом. Настоящим американским героем. Я уверен, что речь идет о теракте, который совершили либо иностранные экстремисты, либо отечественные мерзавцы, представляющие интересы либеральных СМИ. Повторяю, дорогие мои, самолеты просто так с неба не падают. Здесь имела место как минимум диверсия. Возможно, самолет сбили со скоростного катера при помощи переносного зенитно-ракетного комплекса с инфракрасной системой наведения. А может, один из членов экипажа был террористом и после взлета подорвал на себе пояс шахида. В любом случае речь идет об убийстве, совершенном врагами свободы. Девять погибших, включая восьмилетнюю девочку. Причем эта девочка успела пережить страшную личную трагедию. Я держал ее на руках вскоре после того, как она появилась на свет. Я менял ей подгузник. Мне кажется, пришло время заправить баки наших истребителей. Пора задействовать спецназ. Погиб великий патриот, один из столпов свободы и демократии. Мы разберемся, в чем тут дело.

Скотт совсем выключает звук. Мальчик, немного поворочавшись в кровати, снова успокаивается, так и не проснувшись. Он еще не знает, что стал сиротой. Пока Джей-Джей спит, его родители и сестра остаются живыми. Они целуют его в щеки и ласково щекочут. Ему снятся события последней недели. Во сне он бежит по песку, держа за панцирь зеленого краба, пьет через соломинку апельсиновую газировку и ест хрустящие кусочки жареной рыбы. Когда мальчик проснется, то еще какое-то время будет воспринимать все это как реальность. Но потом он увидит лицо Скотта или вошедшей в палату медсестры и снова осиротеет – на сей раз уже навсегда.

Скотт приподнимается и смотрит в окно. Их с мальчиком сегодня должны выписать. Это значит, что они покинут больничный мир, в котором их окружают работающие приборы, где им каждые полчаса измеряют кровяное давление и температуру, кормят строго по расписанию. Тетя и дядя Джей-Джея приехали накануне вечером. У них были мрачные лица и красные от недосыпа глаза. Тетю, младшую сестру Мэгги, зовут Элеонора. Она спит в раскладном кресле рядом с кроватью мальчика. Ее муж, приходящийся Джей-Джею дядей, по профессии писатель. Он старательно избегает контакта с кем бы то ни было и похож на одного из тех идиотов, которые каждое лето отращивают бороду. Скотту он не нравится.

С момента авиакатастрофы прошло тридцать два часа. Это время в зависимости от обстоятельств может показаться одной секундой или целой вечностью. Скотту нужно принять душ – его кожа до сих пор покрыта солью от долгого пребывания в морской воде. Его левая рука висит на перевязи. У него нет удостоверения личности и брюк. Но, несмотря на это, он по-прежнему планирует отправиться в город, ведь у него намечена встреча с агентом. Скотт возлагает на нее большие надежды. Он верит, что ему удастся обзавестись новыми полезными связями. Друг Скотта по имени Магнус обещал заехать в Монток и забрать его из больницы. Скотт снова ложится. Он думает, что будет приятно встретиться с Магнусом – по крайней мере, впервые за последнее время увидит знакомое лицо. Они не очень близкие друзья – просто иногда вместе выпивают. Но Магнус принадлежит к тем людям, которые никогда не теряют присутствия духа и практически всегда пребывают в хорошем настроении. По этой причине Скотт накануне вечером позвонил именно ему. Он меньше всего хотел контактировать с кем-нибудь, кто начал бы охать и ахать, да еще и пускать слезу. Скотт был уверен: о том, что с ним случилось, говорить следовало небрежно и не слишком многословно. Когда он рассказал Магнусу, у которого дома не имелось телевизора, о произошедшем, тот отреагировал на это всего одним словом: «Прикольно». А затем предложил выпить пива.

Скотт замечает, что мальчик проснулся и не мигая смотрит на него.

– Привет, дружище, – негромко говорит Скотт ребенку, стараясь не разбудить его тетю. – Ну как, выспался?

Мальчик кивает.

– Хочешь, поставлю мультики?

Еще один кивок. Скотт находит пульт от телевизора и листает каналы до тех пор, пока на экране не появляются какие-то мультперсонажи.

– Это что – «Губка Боб»? – интересуется Скотт.

Мальчик снова кивает. Со вчерашнего дня он не произнес ни слова. В первые несколько часов после того, как они со Скоттом выбрались на берег, Джей-Джей все же что-то говорил, по крайней мере, отвечал на вопросы – как он себя чувствует, не нужно ли ему что-нибудь. А потом замолчал.

Скотт, чувствуя, что ребенок смотрит на него, украдкой вынимает из стоящей на столе коробки резиновую перчатку и встряхивает ее. В воздух поднимается облачко талька.

Скотт притворяется, что ему отчаянно хочется чихнуть. Он кривит лицо, делая вид, что сопротивляется позыву, но затем все же искусственно чихает. Ребенок улыбается.

Тетя мальчика просыпается и потягивается. Это весьма миловидная женщина. Лоб ее закрывает прямая челка. Скотт видит, как Элеонора медленно приходит в себя после сна, понимает, где она и почему, и на ее лице появляется выражение ужаса перед тем грузом, который вот-вот ляжет на ее плечи. Однако при виде мальчика Элеонора выдавливает из себя улыбку.

– Эй, привет, – говорит она, обращаясь к ребенку, и пытается руками привести в порядок волосы. Потом переводит взгляд на экран телевизора, а затем на Скотта.

– Доброе утро, – приветствует он.

Элеонора осторожно оглядывает себя, чтобы понять, все ли в порядке с одеждой.

– Извините, – оправдывается она. – Кажется, я не выдержала и заснула.

Эта реплика не требует ответа, поэтому Скотт просто кивает. Элеонора обводит взглядом палату.

– Вы не видели… Дуга? Это мой муж.

– Кажется, он пошел за кофе, – сообщает Скотт.

– Хорошо, – с облегчением произносит она. – Это хорошо.

– Вы с ним давно женаты? – спрашивает Скотт.

– Нет. Всего… семьдесят один день.

– Но кто же такое считает, – пытается пошутить Скотт.

Элеонора краснеет:

– Он хороший. Просто сейчас слишком взволнован, мне кажется.

Скотт замечает, что мальчик перестал смотреть на экран телевизора и внимательно наблюдает за ним и тетей. Заявление о том, что Дуг взволнован, кажется Скотту немного смешным на фоне того, что пережили он сам и ребенок.

– А у отца мальчика есть какие-нибудь родственники? – интересуется он. – Скажем, деверь у вас имеется?

– Вы хотите знать, есть ли у Дэвида братья? Нет. Его родители умерли, а он был единственным ребенком в семье.

– А ваши родители?

– У меня есть мать. Она живет в Портленде. Кажется, прилетит сегодня.

Скотт кивает.

– Вы с мужем живете в Вудстоке?

– В Кротоне. Это в сорока минутах езды от Вудстока.

Скотт на минуту задумывается, представляя небольшой домик в лесистой долине, легкие плетеные стулья на крыльце. Что ж, скорее всего, мальчику там будет неплохо. А может, и наоборот. Что, если у него возникнет чувство изоляции? А если муж Элеоноры окажется пьяницей, писателем-неудачником вроде персонажа, сыгранного Джеком Николсоном?

– А мальчик когда-нибудь у вас бывал? – спрашивает Скотт.

Губы Элеоноры сердито сжимаются.

– Простите, я не понимаю, почему вы задаете мне все эти вопросы.

– Видите ли, возможно, это выглядит как неуместное любопытство, но мне отчего-то не все равно, что будет дальше с этим ребенком. Все так сложилось, что он мне, можно сказать, не совсем чужой.

Элеонора кивает. Она выглядит напуганной. И боится она не Скотта, а тех осложнений, которые вот-вот возникнут в ее жизни.

– Все будет хорошо, – говорит она и гладит мальчика по голове. – Правда?

Ребенок не отвечает – он неотрывно смотрит на Скотта. Они словно играют в гляделки. Первым не выдерживает и моргает Скотт. Повернувшись, он выглядывает в окно. В это время в палату входит Дуг. На нем расстегнутый кардиган, надетый поверх простой клетчатой рубашки. В руке он держит чашку с кофе. При виде мужа лицо Элеоноры проясняется.

– Это мне? – спрашивает она, указывая на чашку.

На лице Дуга на секунду появляется выражение недоумения, но затем он понимает, что именно имеет в виду жена.

– Да, конечно, – он вручает ей кофе. По тому, как Элеонора держит чашку, Скотт понимает, что она почти пустая, и замечает, как на лицо женщины ложится тень печали. Дуг обходит кровать мальчика и останавливается рядом с супругой. Скотт чувствует, что от него пахнет алкоголем.

– Как пациент? – интересуется Дуг.

– Хорошо, – отвечает Элеонора. – Он поспал.

Глядя на спину Дуга, Скотт размышляет о том, сколько денег может достаться мальчику в наследство. Пять миллионов долларов? Пятьдесят? Его отец руководил телевизионной империей и летал на частных самолетах. Родители ребенка наверняка богаты.

В это время Дуг, засопев, поддергивает штаны, затем лезет в карман и достает оттуда маленькую игрушечную машинку. На ней еще сохранилась наклейка с ценой.

– Вот, держи, боец, – говорит он. – Это тебе.

«В море полно акул», – думает Скотт, глядя, как мальчик протягивает руку и берет игрушку.

В палату входит доктор Глэбман. Его очки подняты на лоб. Из кармана халата торчит ярко-желтый банан.

– Ну что, ты готов отправиться домой? – спрашивает он ребенка.

Скотт и мальчик одеваются. Придерживая одной рукой голубые мешковатые штаны от больничной униформы, Скотт неловко просовывает в них ноги. Медсестра помогает ему продеть левую руку в рукав куртки. В этот момент лицо Скотта искажает гримаса боли. Когда он выходит из ванной, Джей-Джей уже полностью одет и ждет его, сидя в кресле-каталке.

– Я дам вам имя и телефон детского психиатра, – тихо говорит доктор, обращаясь к Элеоноре и стараясь, чтобы ребенок его не услышал. – Он специализируется на случаях, связанных с посттравматическим стрессом.

– Вообще-то мы живем не в этом городе, – уточняет Дуг.

Элеонора бросает на него неприязненный взгляд.

– Разумеется, я позвоню ему сегодня же, – обещает она и берет у врача визитку.

Скотт пересекает комнату, опускается на колени рядом с Джей-Джеем и говорит:

– Все будет хорошо.

Ребенок качает головой, в его глазах появляются слезы.

– Я буду к тебе приезжать, – успокаивает Скотт. – Я оставлю твоей тете свой телефон, так что ты сможешь мне звонить. Ладно?

Мальчик отводит взгляд.

Скотт легонько притрагивается к его крошечной руке, не зная, что делать дальше. У него никогда не было ни детей, ни племянников, ни крестников. Он даже не уверен, что дети говорят на том же языке, что и взрослые. Постояв на коленях еще несколько секунд, Скотт поднимается и вручает Элеоноре листок бумаги с номером своего телефона.

– Серьезно, звоните в любое время, – предлагает он. – Не знаю, правда, чем я могу помочь, но… Если мальчик захочет поговорить или если вы…

Дуг забирает листок у жены, складывает его и сует в задний карман.

– Звучит неплохо, мужик, – отмечает он.

Скотт еще некоторое время стоит неподвижно, переводя взгляд с Элеоноры на ребенка, затем на Дуга. Это один из тех моментов, когда человеку кажется, будто он переходит какой-то рубеж и потому должен сказать или сделать нечто особенное – но не знает, что именно. Нужные слова приходят только потом, когда уже поздно. Скотт, как всегда в таких случаях, ощущает лишь острое чувство неловкости и, чтобы преодолеть его, крепко стискивает зубы.

– Ну ладно, – произносит он наконец и направляется к двери. Он искренне полагает, что уйти, оставив мальчика с родственниками, будет с его стороны самым лучшим и правильным. Однако, когда он шагает через порог, две маленькие руки вцепляются в его ноги. Повернувшись, Скотт смотрит на мальчика, прижавшегося к нему.

В коридоре и холле полно народу – пациентов и посетителей, врачей и медсестер. Скотт сначала кладет ладонь на голову мальчика, а потом поднимает его на руки. Ребенок обвивает руками его шею. Скотт отчаянно моргает, борясь с подступающими слезами.

– Не забывай, – шепчет он мальчику на ухо. – Ты настоящий герой.

Он еще какое-то время держит ребенка на руках, затем возвращается в палату и сажает его в кресло-каталку. Скотт чувствует на себе взгляды Элеоноры и Дуга, но смотрит только на мальчика.

– Никогда не сдавайся, – говорит он.

Затем поворачивается и выходит в коридор.

В молодости его увлечение живописью было настолько сильным, что Скотт не замечал практически ничего вокруг. Часто казалось, что он живет в подводном мире. У него даже часто ломило уши – точно так же, как под водой. Цвета казались ему ярче, свет, словно преломляясь в водяной толще, рябил и рассыпался серебром, как лучи солнца в волнах. Он впервые стал участником групповой выставки, когда ему было двадцать шесть. Его первый индивидуальный показ картин состоялся, когда Скотту исполнилось тридцать. Каждый цент, который ему удавалось заработать, он тратил на холст и краски.

В какой-то момент Скотт перестал заниматься плаванием. Ему предстояло завоевывать симпатии владельцев картинных галерей, чтобы его работы выставлялись. К тому же вокруг находилось много весьма соблазнительных девушек, а Скотт был молодым, высоким, зеленоглазым мужчиной с заразительной улыбкой. Конечно, среди окружающих его особ встречались и те, кто готовы были угостить завтраком или предоставить ему крышу над головой – пусть и на несколько дней. Тогда это в значительной мере компенсировало очевидное – его картины, хотя они и были хороши, увы, нельзя было назвать выдающимися. Глядя на них, специалисты видели, что у автора есть потенциал, некая самобытность. Однако чего-то в работах Скотта все же не хватало.

Годы между тем шли. Больших, заметных индивидуальных выставок не было, как и нашумевших покупок работ Скотта музеями или частными коллекционерами. До участия в биеннале в Германии и грантов для особо одаренных художников дело тоже не доходило. Скотту исполнилось тридцать пять. Однажды на вечеринке, посвященной первой индивидуальной выставке художника, который был на пять лет моложе его, Скотт вдруг осознал, что он так и не стал заметной фигурой в живописи. И, наверное, уже не сможет. Успех обошел его стороной.

Скотт понял, что оказался посредственным, заурядным мастером и останется таким навсегда. Вечеринки были все такими же веселыми и изобильными, женщины вокруг красивыми и соблазнительными, но сам Скотт ощутил совершенно отчетливо, что уже не тот, как раньше. Его связи с женщинами стали короткими и больше не приносили радости. Чтобы хоть немного забыться, Скотт стал пить. Сидя в своей студии, он часами пристально смотрел на чистый холст, надеясь, что в его голове возникнут нужные образы, благодаря которым он сможет преодолеть застой.

Но этого не происходило.

Однажды утром он проснулся сорокалетним мужчиной с изъеденным алкоголем нутром и дряблым, опухшим лицом. К этому времени Скотт успел жениться и развестись, предпринял несколько попыток преодолеть свое пристрастие к выпивке – но всякий раз проигрывал в этой борьбе. В то утро Скотт окончательно пришел к неприятному для себя выводу. Когда-то он был молодым, сильным, подающим надежды, но затем незаметно для него самого жизнь прошла, а ему так и не удалось добиться того, к чему стремился. Не исключено, что он был обречен на подобный исход с самого начала. Скотт тогда попытался представить, что могли бы написать о нем в некрологе по случаю его смерти. «Скотт Бэрроуз, талантливый гуляка-художник, который так и не смог оправдать возлагавшихся на него ожиданий и в итоге превратился из жизнелюба в мрачного затворника». Впрочем, он тут же одернул самого себя. К чему заниматься самообманом? Ясно, что по поводу его смерти никакого некролога не будет. Его кончина ни для кого не станет событием – ее просто не заметят.

В следующий раз нечто подобное случилось с ним после затянувшейся на целую неделю вечеринки, проходившей в доме одного из более удачливых коллег. Скотт пришел в себя, лежа лицом вниз на полу в гостиной. Ему было сорок шесть лет. За окном начинался рассвет. С трудом поднявшись на ноги, Скотт, спотыкаясь, вышел во внутренний двор. Голова болезненно пульсировала, в пересохшем рту стоял отвратительный вкус. Щурясь от лучей восходящего солнца, он прикрыл глаза рукой, словно козырьком. На него снова беспощадно обрушилось ощущение полного жизненного фиаско.

Дождавшись, пока глаза привыкнут к солнцу, Скотт убрал ладонь от лица и увидел бассейн.

Когда хозяин дома через час вышел во двор в обществе своей подружки, Скотт плавал. Мускулы его болели от ставшего непривычным напряжения, легкие молили о пощаде, но он продолжал раз за разом пересекать пространство бассейна от бортика до бортика. Хозяин и его девица принялись громко звать Скотта опрокинуть с ними по стаканчику, но тот даже не отозвался. Он снова почувствовал себя живым. Нырнув в воду, Скотт испытал те же чудесные ощущения, что и в тот день, когда в восемнадцать лет выиграл национальное первенство по плаванию в своей возрастной категории. Подобные чувства возникали и в шестнадцать, когда ему впервые удался идеальный подводный разворот у бортика, а также и в двенадцать, когда, проснувшись еще до восхода солнца, начинал разрезать воду гребками.

Скотт плавал и плавал, пока не почувствовал, что в душе у него снова появилось что-то от того шестилетнего мальчика, который наблюдал, как Джек Лаланн плывет через залив Сан-Франциско, буксируя за собой лодку весом в тысячу фунтов. Скотт почувствовал: он снова уверен в том, во что так верил раньше.

«Нет ничего невозможного. Любой цели можно достичь. Нужно только по-настоящему этого захотеть».

Так, значит, он вовсе не стар. С ним еще не покончено. Скотт просто раньше времени сдался.

Еще через тридцать минут он выбрался из бассейна, надел одежду прямо на мокрое тело и отправился в город. В течение следующих шести месяцев Скотт ежедневно проплывал по три мили. Он бросил пить и полностью оказался от сигарет. Перестал есть красное мясо и сладости. Снова принялся покупать холсты и грунтовать их, готовясь к работе. Он стал похож на боксера, готовящегося к важному бою. Или на виолончелиста перед ответственным концертом. Его инструментом было его собственное тело. Пока оно напоминало потрепанную гитару Джонни Кэша, но Скотт надеялся со временем превратить его в скрипку Страдивари.

Он выжил в страшной катастрофе, которой была его жизнь. Скотт знал, что об этом и будут рассказывать созданные им новые картины. Летом он снял небольшой домик на Мартас-Вайнъярд и поселился там, словно отшельник. Снова главным и единственным для него в жизни стала работа. Но теперь в ней были смысл и цель. «Человек не должен, не может отделять себя от своего дела, – думал Скотт. – Если художник сам подобен выгребной яме, его картины могут быть только дерьмом».

Он завел увечного трехногого пса и готовил для него спагетти и фрикадельки. Дни Скотта протекали по одному и тому же распорядку – сначала заплыв в океане, затем чашка кофе на фермерском рынке, потом несколько часов упорной работы в студии. Когда Скотт закончил свою первую картину, задуманную и написанную на Мартас-Вайнъярд, он понял, что это – настоящее. Душу его наполнила такая радость, что он даже не решился высказать ее вслух. Вместо этого он высоко подпрыгнул. Картина стала его секретом, тайным сокровищем.

Лишь совсем недавно Скотт перестал жить как аскет. Сначала он побывал на нескольких званых обедах. Затем позволил одной из галерей Сохо включить его новую работу в ретроспективную выставку, посвященную художникам девяностых. Картина привлекла большое внимание. Ее приобрел известный коллекционер. Телефон Скотта ожил. Его жизненные цели снова стали ясными и достижимыми. Нужно было только не упустить шанс.

Поэтому он и сел в самолет.

РЯДОМ С БОЛЬНИЦЕЙ теснится добрая дюжина телевизионных фургонов. Люди с камерами полностью готовы к работе и в напряжении ждут, когда все начнется. У входа выставлен кордон полиции – шестеро офицеров в форме, которые следят за соблюдением порядка. Скотт тайком наблюдает за происходящим из окна вестибюля, спрятавшись за большим фикусом в глиняном горшке. Там его и находит Магнус.

– Господи, Скотт! – восклицает он. – Я вижу, ты в своем репертуаре. Стараешься все продумать и сделать по-своему, верно?

Мужчины крепко обнимаются. Магнус – художник-любитель, уделяющий живописи лишь часть своего времени. Главная страсть его жизни – женщины. У него едва заметный ирландский акцент.

– Спасибо, что приехал, – говорит Скотт.

– Не за что, брат. – Магнус окидывает Скотта оценивающим взглядом. – Выглядишь ты дерьмово.

– Я так себя и чувствую.

Магнус показывает Скотту спортивную сумку.

– Я привез тебе несколько футболок, более-менее подходящую по цвету куртку и какие-то штаны. Хочешь переодеться?

Скотт бросает еще один взгляд в окно. Толпа журналистов у больницы растет. Все эти люди пришли и приехали для того, чтобы хоть краем глаза увидеть его, услышать хотя бы одно произнесенное им слово. Для них он был человеком, который умудрился восемь часов продержаться на воде в Атлантике, ночью, в полной темноте, да еще с четырехлетним мальчиком на спине, – и в конце концов доплыть до берега. Закрыв глаза, Скотт представляет, что произойдет, когда он, одевшись, выйдет на крыльцо больницы. Посыпятся вопросы, будут слепить вспышками фотокамер. Его лицо появится на экранах телевизоров. От этих мыслей Скотту становится нестерпимо тошно.

«Несчастных случаев не бывает», – вспоминает он слова телеведущего.

Слева находится длинный коридор. Судя по табличке, ближайшая к нему дверь ведет в раздевалку для персонала больницы.

– У меня есть идея получше, – говорит Скотт. – Но для того, чтобы ее реализовать, тебе придется нарушить закон.

– Только один? – улыбается Магнус.

Десять минут спустя они выходят на улицу через боковую дверь здания. Оба одеты в голубоватые медицинские халаты и такого же цвета просторные штаны – ни дать ни взять два врача, живущие поблизости и отправляющиеся домой после долгой и трудной смены. Скотт подносит к уху сотовый телефон Магнуса и делает вид, будто что-то говорит в трубку. Трюк срабатывает. Они беспрепятственно доходят до машины Магнуса, видавшего виды «сааба» с выцветшим от солнца брезентовым верхом. Забравшись внутрь, Скотт снова пристраивает левую руку на перевязь.

– Знаешь что, – предлагает Магнус, – давай попозже сходим в этом одеянии в бар. Женщины обожают врачей.

Проезжая мимо толкущихся у входа журналистов, Скотт втягивает голову в плечи и частично прикрывает лицо рукой с телефоном. В этот момент он думает об одиноко сидящем в кресле-каталке мальчике, который отныне и навсегда стал сиротой. Скотт не сомневается в том, что тетя – сестра Мэгги – любит ребенка, и уверен, что наследство, оставленное родителями, защитит его от нищеты. Но будет ли этого достаточно для того, чтобы мальчик смог вырасти нормальным человеком, или случившееся сломало его на всю жизнь?

«Мне надо было взять у его тети номер телефона», – думает Скотт. Но что, спрашивается, он стал бы с ним делать? Скотт не чувствует себя вправе вмешиваться в жизнь семьи Элеоноры и ее мужа. А если бы он даже решился это сделать, что может предложить со своей стороны? Мальчику всего четыре года. Скотт – одинокий немолодой мужчина. В прошлом любитель приударить за женщинами, ни разу не сумевший построить стабильные отношения. Вылечившийся алкоголик. Художник, которому до сих пор так и не удалось создать себе имя. Он классический неудачник, человек-никто. И уж точно никакой не герой.

Магнус выруливает на скоростное шоссе, ведущее на Лонг-Айленд. Скотт опускает боковое стекло и с наслаждением подставляет лицо встречному ветру. Щурясь на солнце, он почти убеждает себя, что события последних тридцати шести часов его жизни – всего лишь сон. Не было ничего – частного самолета, авиакатастрофы, его заплыва в ночном океане, томительного пребывания в больнице. Наверное, думает он, можно попробовать в течение какого-то времени полностью стереть все это из памяти при помощи правильной комбинации коктейлей и занятий живописью. Но в глубине души Скотт прекрасно понимает, что это чушь. Пережитое им теперь навсегда отмечено в его ДНК. Он солдат, побывавший в тяжелом бою, и будет помнить это даже на смертном одре.

Магнус живет на Лонг-Айленде, в здании бывшей обувной фабрики, теперь поделенной на лофты. До авиакатастрофы Скотт собирался несколько дней провести у него, наведываясь по делам в город. Однако теперь, сообщает Магнус, планы придется менять.

– У меня насчет тебя жесткие инструкции, – говорит Магнус. – Я должен отвезти тебя в западную часть города. Похоже, твой статус начинает расти.

– Какие еще инструкции? От кого? – удивляется Скотт.

– От одного нового друга, – отвечает Магнус. – Пока это все, что я могу сказать.

– Притормози, – решительно произносит Скотт.

Магнус поднимает брови и загадочно улыбается.

Скотт тянется к ручке, открывающей дверцу автомобиля изнутри.

– Остынь, парень, – говорит Магнус и чуть дергает рулем, объезжая что-то на дороге. – Я смотрю, ты не в лучшем настроении – тайны тебя только раздражают.

– Просто скажи мне, куда мы едем.

– К Лесли.

– К какой еще Лесли?

– Ты что, головой ударился? Я говорю о Лесли Мюллер. Про галерею Мюллер слыхал?

Слова Магнуса приводят Скотта в растерянность.

– А зачем мы едем в галерею Мюллер?

– Да не в галерею, дурья твоя башка. К ней домой. К Лесли Мюллер. Она ведь миллиардерша, верно? Ее папаша – чудак, который в девяностые придумал какую-то хитрую штуку и страшно разбогател. Так вот, когда ты мне позвонил, я всем, кому мог, рассказал, что еду за тобой и что мы собираемся произвести в городе фурор. Пригласим всяких цыпочек и все такое – ты ведь теперь как-никак герой. Похоже, Лесли об этом узнала, потому что сама мне позвонила. Она заявила, что видела репортаж про тебя по телевидению. И говорит – мол, моя дверь открыта. У нее на третьем этаже есть особые гостевые апартаменты, вроде номера люкс в отеле.

– Я не поеду.

– Не будь дураком, приятель. Это же Лесли Мюллер. Ты должен понимать, какой это уровень. Можно продать картину за триста долларов, а можно – за триста тысяч. Или за три миллиона.

– Нет.

– Отлично! Я тебя услышал. Но подумай хотя бы на минутку о моей карьере. Повторяю, речь, черт побери, идет о Лесли Мюллер. Моя последняя выставка проходила в Кливленде, в какой-то жалкой хибаре. Давай хотя бы заедем пообедать. Дай ей возможность обнять героя в обмен на продажу пары-тройки твоих работ. Глядишь, и за меня словечко замолвишь. А потом мы сделаем вид, что нам пора, и откланяемся.

Скотт смотрит вправо и видит, как в машине, едущей рядом с ними в соседнем ряду, ссорится молодая пара. Обоим – меньше тридцати. За рулем сидит мужчина, но на дорогу он не смотрит. Голова его повернута к подруге. Он раздраженно жестикулирует одной рукой. Женщина злобно тычет открытой губной помадой в сторону своего спутника. На ее лице гримаса злобы и отвращения. Наблюдая за неприятной сценой, Скотт вдруг вспоминает одну деталь. Сидя в салоне самолета, пристегнутый ремнем, он видел, как стюардесса – как же ее звали? – ссорится с одним из пилотов. Она стояла к Скотту спиной у открытой двери кабины, и ему было видно лицо летчика над ее плечом. Оно тоже было искажено злобой. Скотт заметил, как пилот схватил женщину за запястье, но она резким движением вырвала руку.

Скотт припоминает также, что в тот момент он сам, отстегиваясь, щелкнул пряжкой ремня. Похоже, собирался встать. Зачем? Чтобы прийти стюардессе на помощь?

Воспоминание мелькает в голове Скотта и исчезает. Вполне возможно, что это всего лишь кадр из забытого фильма, хотя ему картинка показалась вполне реальной. Было ли это на самом деле? Возможно ли, что в кабине самолета произошло нечто вроде драки?

В продолжающей ехать рядом машине водитель окончательно выходит из себя и в сердцах смачно плюет на дорогу. Но боковое стекло поднято, и слюна стекает вниз по его внутренней поверхности. В следующую секунду Магнус прибавляет газу, и автомобиль со ссорящейся парой остается позади.

– Можешь притормозить здесь? – просит Скотт. – Хочу купить жвачку.

Магнус открывает правой рукой перчаточный ящик и роется внутри.

– У меня где-то здесь есть «Джуси фрут».

– Я хочу мятную. Притормози.

Магнус, не включая указатель поворота, резко перестраивается вправо и паркуется у обочины.

– Я быстро, – говорит Скотт, выбираясь из машины.

– Прихвати мне кока-колу.

Скотт вспоминает, что на нем медицинская униформа – балахон и штаны, а на ногах больничные шлепанцы.

– Одолжи мне двадцатку, – просит он Магнуса.

Тот на секунду задумывается, после чего говорит:

– Ладно, но обещай мне, что мы все-таки заедем к Лесли Мюллер. Я готов биться об заклад, что у нее в баре есть виски, который разлили по бутылкам еще до того, как затонул чертов «Титаник».

– Обещаю, – говорит Скотт, глядя приятелю в глаза.

Магнус вынимает из кармана смятую купюру.

– И чипсов каких-нибудь купи, – говорит он.

Скотт захлопывает дверцу.

– Я сейчас, – бросает он Магнусу и направляется к магазину на автозаправке.

Войдя в павильон, он видит за прилавком грузную женщину.

– Где у вас черный ход? – спрашивает Скотт.

Женщина молча указывает пальцем направление.

Скотт пересекает помещение магазина, минует туалеты, с трудом распахивает тяжелую дверь и щурится в лучах солнца. В нескольких футах от себя он видит невысокий забор из проволочной сетки, за которым начинается территория жилого квартала. Скотт сует двадцатку в нагрудный карман и пытается перелезть через забор, действуя одной рукой. Перевязь мешает ему, и он избавляется от нее. Еще через несколько секунд оказывается по другую сторону забора. Скотт проходит через пустырь. Шлепанцы громко хлопают его по пяткам. Стоит конец августа, на улице жарко и влажно. Скотт представляет себе сидящего за рулем и дожидающегося его Магнуса – он наверняка включил какую-нибудь радиостанцию, где часто передают старую музыку. Весьма возможно, что сейчас подпевает группе «Куин».

Район, в котором оказывается Скотт, явно не из богатых. Это видно и по машинам, припаркованным у обочин, и по надувным бассейнам на задних дворах. Он идет по улице под палящими лучами полуденного солнца и тридцать минут спустя натыкается на закусочную, где продают жареных цыплят. Заведение крохотное – печь, стойка, пара стульев перед ней и больше ничего.

– У вас есть телефон? – спрашивает Скотт у паренька, по виду похожего на уроженца Доминиканы.

– Чтобы звонить, вы должны что-нибудь заказать.

Скотт просит подать ему картонное ведерко жареных ножек и стакан имбирного эля. Паренек указывает ему на телефонный аппарат на стене кухни. Скотт вынимает из кармана визитную карточку и, глядя на нее, набирает номер. Трубку снимают уже на втором звонке.

– Национальное управление безопасности перевозок, – отвечает мужской голос.

– Гэса Франклина, пожалуйста.

– Я у телефона.

– Это Скотт Бэрроуз. Мы с вами разговаривали в больнице.

– Как вы, мистер Бэрроуз?

– Послушайте, я хотел бы… участвовать в поисках. Ну, в спасательной операции. В общем, как-то помочь.

На другом конце провода наступает долгая пауза.

– Мне сказали, что из больницы вы выписались, – говорит наконец Гэс Франклин. – Причем, уходя, умудрились избежать встречи с журналистами.

Скотт некоторое время молчит, раздумывая.

– Я переоделся врачом, – произносит он. – И вышел через боковую дверь.

Гэс Франклин смеется:

– Хитро, ничего не скажешь. Послушайте, водолазы занимаются поисками обломков самолета, но работы продвигаются медленно, а дело получило широкий общественный резонанс. Надеюсь, вам еще удастся вспомнить что-нибудь по поводу катастрофы, что могло бы нам помочь?

– Кажется, мои воспоминания восстанавливаются, – говорит Скотт. – Пока, правда, только отдельные фрагменты, но… Не исключено, что, если я окажусь на месте проведения операции, это как-то стимулирует мою память.

Гэс Франклин некоторое время думает.

– Где вы находитесь? – спрашивает он.

– Скажите, – интересуется Скотт, – как вы относитесь к жареным куриным ножкам?

Перед падением возносится сердце человека, а смирение предшествует славе.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Гордыню волнует «Кто» прав. Смирение волнует «Что» правильно.

Эзра Тафт Бенсон (1)

Где разум уже бессилен, там возносится здание веры.

Аврелий Августин (50+)

Слепое преклонение перед чужим авторитетом сводит человека на нет; на свете и так слишком много идолопоклонства.

Бремя страстей человеческих (Уильям Сомерсет Моэм) (50+)

Благодарное сердце наполняет жизнь человека огромной радостью.

Неизвестный автор (1000+)

Если вы страдаете от несправедливости нехорошего человека — простите его, а то будет два нехороших человека.

Аврелий Августин (50+)

Очень трудно забыть человека, которого выбрало сердце…

Неизвестный автор (1000+)

Бывает же , когда сидишь молча, смотришь на этого человека и делаешь вид, что все равно, а сердце бьет изнутри.

Неизвестный автор (1000+)

Как легко обидеть человека!
Взял и бросил фразу злее перца.
А потом порой не хватит века
Чтоб вернуть обиженное сердце.

Эдуард Аркадьевич Асадов (100+)

Цветок любви может распуститься, только когда отсутствует эго, когда никто не пытается доминировать, когда человек проявляет смирение, когда он не пытается быть «кем-то», — напротив, он готов быть никем.

О любви (Ошо) (10+)

Если вы придёте к славе, не понимая, кто вы есть, она определит, кто вы есть.

Опра Уинфри (8)

Что почитать? Ной Хоули, «Перед падением» — триллер, детектив | Что почитать?

Ной Хоули – довольно известный шоураннер <человек, который делает сериалы>, известен сериалами «Фарго» и «Легион», с 2005 по 2008 занимался сериалом «Кости» (а его брат-близнец – сценарист «Последователей». Кстати. Или нет, некстати). Кроме этого, Хоули автор пяти (!) книг, первые четыре прошли незамеченными. На русский, кроме «Перед падением», переведен только роман «Хороший отец» (тоже решила почитать).

Вам же тоже интересно посмотреть на автора?)

Вам же тоже интересно посмотреть на автора?)

Успеха достиг пятый роман – «Перед падением». Кстати, одноименный фильм 2016 года про другое, — фильм по этой книге я бы тоже посмотрела с удовольствием.

Художник-неудачник, алкоголик в завязке, начинает новую жизнь, пишет ряд картин, и внезапно, волею судьбы и случайного знакомства на рынке, оказывается в частном самолете. Экипаж из трех человек везет две очень богатые семьи, двух детей и художника нашего, всего в самолете, таким образом, 11 человек. Но через 16 минут после взлета бизнес-джет падает в океан. В момент падения художник как раз наклонился за упавшим карандашом, стукнулся головой, а так как с детства увлекался плаванием, в воде очнулся и смог добраться до берега.

Но что же случилось с самолетом? Этот вопрос остается открытым до самого конца книги. Автор рассказывает о последних днях жизни всех, кто оказался в самолете, после каждого имени – дата смерти, 15 августа. Версия о том, что кому-то очень хотелось убить богачей – одного или сразу обоих – самая соблазнительная. Ну не художника же хотели убить, и точно не детей! Но спешить с выводами не стоит…

При том, что книга увлекательная и остросюжетная, хотя и переведенная, кмк, так себе, — очень бесит высказывание автора по отношению к подонку: «… отец погиб, когда ему было шесть лет, и он слабо представлял, как себя следует вести». Я, может, чего-то не знаю о жизни, но: около половины детей растут без отцов, и большая их часть, когда вырастает, все-таки обходится без массовых убийств по этому поводу. Так же сомневаюсь, что многие отцы рекомендуют сыновьям не душить молодых красивых и влюбленных в них девушек. Как-то мужчины самостоятельно до этой несложной мысли доходят обычно, да?

Кстати, чем современнее книга, тем больше шансов, что она пройдет тест Бехделя, даже если ее герой – мужчина и автор — мужчина. Конкретно в этой, например, первое, что я вспомнила – это разговор матери и дочери в картинной галерее. Он о мужчинах лишь косвенно, потому что речь идет о предстоящем ужине с родителями жениха. Но уверяю вас, это потрясающий прогресс, если кто-то еще помнит три основных правила теста Бехделя (в других источниках тест Бекдел): 1. В произведении есть хотя бы две женщины, 2. которые говорят друг с другом 3. о чём-либо кроме мужчин.

Прекрасная цитата из финала книги о целях и смыслах современной журналистики:

– Люди имеют право знать правду, – заявляет Билл. – Дэвид Уайтхед был великим человеком. Одним из сильных мира сего. Настоящим гигантом. Общество должно знать истину.
– Может, и так. Но вы осознаете, что ваши действия незаконны? Хотя бы понимаете, что сделали? Не говоря уж о том, что поступили аморально. И вот теперь вы сидите здесь перед камерами и спрашиваете, была ли между мной и некой женщиной физическая близость. При этом не имеете ни малейшего представления о том, как и почему на самом деле произошла авиакатастрофа. <…>
Скотт долго молча пристально смотрит на Билла Каннингема, который, едва ли не впервые в жизни, не в состоянии произнести ни слова.
– Погибли люди. У них есть родственники. Тех, кто был на борту самолета, убили, а вы сидите и расспрашиваете меня про мою сексуальную жизнь. Позор вам. Стыд и позор.

Тест Бекдел пройдет.

Моя оценка 8 из 10.

Перед падением — Журнал «Читаем Вместе. Навигатор в мире книг»

В 1974 году американский пропагандист здорового образа жизни Джек Лаланн проплыл от Алькатраса (острова, на котором в прошлом была тюрьма для особо опасных преступников) до Сан-Франциско. Свидетелем этого события стал отдыхавший в то время с семьей на набережной шестилетний Скотт Бэрроуз. Поступок эпатажного шоумена навсегда изменил жизнь мальчика (а как выяснилось впоследствии, и спас его от неминуемой гибели). Скотт всерьез занялся плаванием и, став не самым популярным художником, не оставил увлечения детства. Но это лишь преамбула к событиям, случившимся сорок лет спустя, когда Берроуз оказался на борту частного самолета вместе с двумя семьями богатых и знаменитых VIP-персон. Через 16 минут после взлета самолет рухнул в океан, выжили двое – Скотт и четырехлетний сынишка медиамагната. Выброшенные из разломившегося пополам лайнера, они оказались посреди бескрайней водной империи. И лишь недюжинные способности Скотта-пловца помогли ему не только самому добраться до берега, но и вывезти на себе Джей-Джея.

И вот тут возникает основной конфликт романа, заключающийся в различном понимании сути подвига. Можно ли считать Скотта героем? Без сомнения да, но… Как он оказался на борту авиалайнера миллионеров? Почему из всех взрослых выжил только он? Откуда на нарисованных им перед полетом картинах изображение катастроф? Как он собирается воспользоваться дружбой с юным наследником папиных миллионов, который в силу возраста еще не может самостоятельно распоряжаться своими деньгами? Почему, собственно, случилась эта авария, и кто стрелял на борту перед падением? И да, если человек вдруг стал всем известным героем, насколько глубоко можно влезать в его частную жизнь?

Сюжет, в начале повествования увлекательно выстроенный Ноем Хоули, постоянно прерывается флэшбэками, отправляющими читателя в прошлое персонажей – погибших и выживших, из-за чего чтение романа постепенно превращается в гонку за ускользающей нитью повествования. Хотите уследить – читайте не отрываясь, хотя все равно не факт, что догоните.

Перед падением Ноя Хоули

«Это один из лучших романсов года, завораживающая, заглушенная неожиданностями тайна, которая работает исключительно на основе собственных терминов, определяемых персонажами … Мистер Хоули очень, очень легко продвинул свою книгу в одно целое. состояние бездыханного ожидания »- Джанет Маслин , New York Times

«Перед падением» — восхитительная и захватывающая красота триллера. Это также глубокое исследование желаний, предательства, творчества, семьи, судьбы, смертности и возрождения.Это одна часть Денниса Лехана, одна часть Достоевского. Я был заворожен от первой до последней страницы; Я еще не полностью выздоровел », — Майкл Каннингем, обладатель Пулитцеровской премии, автор книги« Часы »

«Ной Хоули действительно знает, как заставить читателя перелистывать страницы, но в романе есть нечто большее, чем ожидание. С одной стороны,« ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ »- сложная, навязчиво читаемая захватывающая поездка романа. С другой стороны, это роман исследование условий жизни человека, размышление о капризах человеческой натуры, темной стороне знаменитостей, природе искусства, силе надежды и опасности неконтролируемых СМИ.Комбинация этого мощного, сурового триллера демонстрирует высокую стоимость новостей как развлечения и случайность судьбы »- Кристин Ханна , New York Times Book Review

«Потрясающий триллер … непреодолимая тайна … рассказ, одновременно являющийся интригующей загадкой и болезненной историей человеческих потерь» — Патрик Андерсон , Washington Post

«Представьте, что Агата Кристи устроила тайну закрытого помещения в самолете и включила руководителей Уолл-стрит и представителей индустрии развлечений в список подозреваемых.А теперь представьте, что самолет врезается в Атлантику еще до того, как начнется история… Хоули, опытный телеведущий, очевидно, обладал навыками, чтобы осуществить это »- New York Times,« Лучшие книги 2016 года »

«Я начал и закончил ДО ПАДЕНИЯ за один день. Это начинает рассказывать вам, что это за умное, убедительно драматичное чтение.

Так что прочтите» — Джеймс Паттерсон, автор бестселлеров № 1 в New York Times и победитель Литературная премия Национального книжного фонда 2015 г.

«Мастерское сочетание тайны, неизвестности, трагедии и постыдной шумихи в СМИ…. суровый рассказ о человеке, охваченном нежелательной дурной славой, с потрясающим, полностью удовлетворительным выводом. «- Publishers Weekly (обзор со звездами)

«Поразительная история, основанная на человечности» — Список книг (обзор с пометкой)

«ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ» — это удивительное действо, управляемое персонажами. История представляет собой многослойное захватывающее исследование истины, взаимоотношений и нашей неутолимой жажды немедленного объяснения в СМИ непостижимой трагедии.»- Карин Слотер, автор бестселлеров №1 в мире

«Сообразительный и поглощающий … катарсис … ДО ПАДЕНИЯ рассказывает о пропасти, разделяющей восприятие и истину, и о людях, которые попадают в нее» — Сэм Сакс , Wall Street Journal

«ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ пинает задницу. Верное лето, читай».
Джастин Кронин, автор бестселлеров New York Times «Проход и город зеркал»

«Как и успешный сценарист, Хоули наваливает достаточно интриг и заговоров, чтобы вас зацепить.»- Киркус Отзывы

«Это не просто хороший роман; это великий. Я никому не доверял на этих страницах, но почему-то заботился обо всех.« ДО ПАДЕНИЯ »придает зубчатую грань каждому персонажу, каждому озарению и каждому злому повороту». — Брэд Мельцер, автор бестселлеров «Тень президента»

«Ной Хоули вскоре поворачивает свой увлекательный роман, в котором говорится о семьях, мести и вторжении средств массовой информации… Хоули вкладывает в проект «ДО ПАДЕНИЯ» ту же заботу с супом темного юмора, что и в сериале «Фарго» … великолепно и продуманно ». — Associated Press

«Захватывающий пляж, читай» — Люди, «Лучшие новые книги»

«[A] переворачивает страницы» — Vanity Fair

«Замечательное и запоминающееся достижение по любым стандартам …» ДО ПАДЕНИЯ «великолепно построено и чудесно рассказано…. сказка, которая будет преследовать вас еще долго после того, как вы прочтете последнюю страницу, даже если вы хотите, чтобы повествование было вдвое длиннее, по всем правильным причинам »- Книжный репортер

«Незаменимое чтение этим летом для всех, кто любит хорошо рассказанную историю … В ближайшее время вы не найдете более вдумчивого листочника … непреодолимо кинематографичного» — St. Louis Post-Dispatch

«Удивительно весело читать, он наполнен тревогой, запоминающимися персонажами и невероятно визуальными сценами…. компульсивный опыт «- Austin American-Statesman

«Навязчиво написанный и вовлекающий« ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ »- потрясающее исследование человеческих побуждений и желаний … Мощное и поистине удивительное произведение» — The Saturday Star

«Обильный озноб и острые ощущения … Роман Ноя Хоули захватывает вас за горло и не отпускает … ДО ПАДЕНИЯ — это лучшее повествование, поскольку Хоули представляет ряд разнообразных персонажей с богатой историей… Семена сомнения посеяны в том, что обязательно станет летней книгой, которую вы не захотите пропустить »- The Missourian

«В руках такого писателя, как Ноа Хоули, который знает, как создать напряжение из обыденных моментов, это замечательный триллер, от которого большинству читателей будет трудно отказаться … он движется к захватывающему дух финалу». — Вашингтон Таймс

«Комплексное исследование человеческой природы в эпоху знаменитостей.»- Pittsburgh Post-Gazette

«Покорило [наши] сердца и умы … это будет большой оратор лета». — New York Post, «Самые горячие чтения лета»

«Летний триллер» — The Baltimore Sun

«Катастрофа и воспоминания напоминают Lost и роман Торнтона Уайлдера, получивший Пулитцеровскую награду, Мост через Сан-Луис-Рей , и муки Скотта — удел каждого героя в заговорщическом триллере, восходящем к The 39 Steps .»- Сланец

«ДО ПАДЕНИЯ захватит вас на первой странице и никогда не отпустит, пока вы следите за историей авиакатастрофы и сложным и запутанным расследованием того, почему это произошло» — Vanity Fair, «5 обязательных к прочтению» Книги за последние пять недель лета »

«Стремительный, таинственный … читается как отличный телесериал» — Теннесси

«Захватывающее лето, прочитанное…. автору удается выделить красоту из горя, воплощенного в героях. ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ ставит вездесущие вопросы о существовании, поддерживая динамичный, увлекательный и, в конечном счете, жизнеутверждающий сюжет »- Woodbury Magazine

«Увлекательное исследование человеческой природы» — Адвокат Нового Орлеана

«[] Интеллигентная и величественно развивающаяся история … Хоули подарил своим поклонникам абсолютную иронию: бестселлер, который также является марксистской критикой.»- Dallas Morning News

«Напряженный и умело продуманный роман с напряженным ожиданием. Пятая книга Хоули предлагает множество вариантов: состав хорошо прорисованных персонажей, финты, отвлекающие маневры и упрямые следователи, которые в конечном итоге раскрывают правду … эта книга заставляет читателей гадать до финала, трагическое открытие …. в нервных и острых деталях. «- RealClearBooks,» Лучший триллер этого лета «

«Вдумчивый и убедительный переводчик страниц…. Текст Хоули четкий и четкий, его характеры хорошо развиты … Читатели могут встать и подбодрить »- New York Journal of Books

«Отличная посылка и умный план» — Florida Times-Union

«Литературный роман, в котором присутствует и разум, и сердце,» Перед падением «- это суровое исследование природы истины. Благодаря мастерскому развитию персонажей и хорошо продуманной сюжетной линии, Хоули отправляет нас в захватывающую поездку по истории, одновременно воспитывая жизненно важные вопросы о роли и ответственности СМИ сегодня.»- Пауэллс,» 1 из 10 книг, отправленных избранному президенту Трампу «

«Головоломка, почему, как, и детектив» — GQ

«Этот динамичный роман, созданный создателем Fargo , будет держать вас в напряжении» — People

«Наполненный трехмерными персонажами, ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ ведет читателя вниз по кроличьей норе за кроличьей норой в захватывающей тайне.»- PasteMagazine.com,« Лучшие романы 2016 года »

«Ной Хоули« ДО ПАДЕНИЯ »- не типичная загадка. Возможно, поэтому я не мог оторваться» — TheAtlantic.com

«Тайна, заговор и авиакатастрофа в туманную ночь … сочная» — Parade Magazine

«Книга, которую читают за один день на пляже … Настоящая книга, переворачивающая страницы, ДО ПАДЕНИЯ заставит вас гадать до последних моментов крушения и последних страниц книги.»- Суета

«Чрезвычайно захватывающий сюжет, который вращается между прошлым и настоящим, в конечном итоге усиливая тайну и тревогу, практически создан для большого экрана» — Domino Magazine

«Лучшая тайна, которую я прочитал в этом году … чрезвычайно интенсивный … переворачивание страниц … тщательно продуманное исследование персонажей … [которое] дает гораздо больше, чем сюжетный триллер. Мы получаем представление о работе умов всех персонажей, а также работы разума Ноя Хоули.»- Cyberlibrarian

«Мыльная, пугающая, вырванная из заголовков история … Ответы в конечном итоге душераздирающие». — The Plain Dealer Online

ДО ПАДЕНИЯ | Kirkus Обзоры

к Дэвид Балдаччи ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 20 апреля 2010 г.

В 19-м балдаччи ( True Blue , 2009 г., и т. Д.)), мальчик и девочка-охотники за монстрами встречаются мило.

Эван Уоллер, он же Фадир Кучин, он же «Киевский мясник», он же «украинский психопат», — один из тех закоренелых злодеев, без которых не может обойтись определенная фантастика. Отлично служив в составе КГБ Советского Союза, он радостно и без разбора убил тысячи людей. Теперь, много лет спустя, выдавая себя за успешного бизнесмена, он отдыхает в Провансе, где, без его ведома, люди, не относящиеся к нему благосклонно, проводят две отдельные подпольные операции.Реджи Кэмпион, великолепная 28-летняя, возглавляет первую, специальную группу линчевателей, охотящихся на монстров. Строго говоря, высокий Шоу (имя не указывается) — разыгрывающий для команды-соперника, достаточно призрачный, чтобы оставить вопрос о его происхождении неоднозначным. Пока их команды занимаются разведкой и борются за позицию, упорный мальчик встречает великолепную девушку. Охотники за монстрами известны тем, что у них проблемы с доверием, но очевидно, что они тянутся друг к другу в старинной голливудской моде. Шоу спасает жизнь Реджи. Она отвечает на услугу.Влечение усиливается и нагревается до такой степени, что члены команды с обеих сторон начинают беспокоиться из-за потери фокуса, что особенно неуместно, поскольку, когда монстры уходят, Уоллер поднимается ко второму пришествию Калигулы — обширное свидетельство, представленное на шести страницах, нещадно детализированная сцена пыток. В конце концов, сталкеры бьют, пули летят, крики свертывают кровь, у любви есть свои возможности, а монстр делает то, что должен делать монстр.

Персонажи тонкие, как бумага, сюжетные повороты в основном телеграфируются, но пари здесь заключается в том, что армия Балдаччи снова покажет то, из чего она сделана.

Дата публикации: 20 апреля 2010 г.

ISBN: 978-0-446-56408-3

Количество страниц: 416

Издатель: Avon A / HarperCollins

Обзор Опубликовано онлайн: фев.4, 2011

Обзоры Киркуса Выпуск: 15 апреля 2010 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

«Перед падением» Ноя Хоули: мастерское сочетание интриги и сатиры

Потрясающий триллер Ноя Хоули «Перед падением» начинается августовским вечером, когда частный самолет ожидает пассажиров на взлетно-посадочной полосе в Мартас-Винъярд.Самолет зафрахтовал Дэвид Бейтман, политический деятель-республиканец, основавший чрезвычайно прибыльную — и гордо правую — новостную кабельную сеть. Бейтман путешествует со своей женой Мэгги, двумя маленькими детьми пары, телохранителем израильского происхождения, другом, финансистом, которому предъявлено обвинение в отмывании денег, и довольно успешным художником, которому Мэгги предложила перелет обратно в город.

Непосредственно перед взлетом автор рассказывает нам: «Как и в тысячу случайных моментов каждый день, Мэгги чувствует волну материнской любви, раздувающуюся и отчаянную.Они ее жизнь, эти дети ». После этого прекрасного момента наступает удар: «Никто из них не подозревает, что через шестнадцать минут их самолет упадет в море».

[Обзор: «Пассажир», Лиза Латс]

Крушение, и вскоре читатели и федеральные чиновники пытаются понять, почему. Это непреодолимая загадка, и в качестве глазури на своем вымышленном торте Хоули добавляет сатирический портрет звезды кабельных новостей по имени Билл Каннингем, который порадует одних читателей и возмутит других.

Через несколько мгновений после крушения Скотт, художник, борется в воде среди горящих обломков, боясь акул, и не видит других выживших. В юности он соревновался по плаванию, и, как он надеется, направляется в сторону Martha’s Vineyard, но обнаруживает, что 4-летний сын Бейтменов, Джей Джей, цепляется за подушку сиденья. Чудом, часами плавая в темноте и холода, Скотт уносит мальчика в безопасное место.

«Перед падением» Ноя Хоули (Центральный вокзал)

По мере распространения новостей о катастрофе Скотта называют героем.Национальный совет по безопасности на транспорте с уважением расспрашивает его, но затем враждебный агент ФБР обнюхивает терроризм и предполагает, что Скотт мог каким-то образом вызвать аварию. Он требует, что художник без гроша делал в самолете. Был ли у него роман с миссис Бейтман?

Инсинуации агента транслируются по всей стране Каннингемом, которого Бейтман превратил из обыденного репортера в суперзвезду кабельного телевидения с доходом в 10 миллионов долларов в год. Каннингем, «сердитый белый парень», который утверждает, что говорит от имени Обычного Джо, предупреждает миллионы своих последователей, что авария является «террористическим актом, если не со стороны иностранных граждан, то со стороны определенных элементов либеральных СМИ.Он видит Скотта неудачником, никем, но каким-то образом играет главную роль в заговоре: «Да, я знаю, они говорят, что он спас четырехлетнего мальчика, но кто он и что делал в том самолете? ” Возникает вопрос, сможет ли Скотт, пережив океанских акул, пережить акул кабельного телевидения.

Скотт связан с Джей-Джеем, который редко разговаривает с кем-либо еще. Мальчик уехал жить к сестре своей матери, Элеоноре, хорошей женщине, вышедшей замуж за придурка. Муж безразличен к мальчику, но взволнован перспективой контролировать состояние, унаследованное ребенком.Скотт все больше сосредотачивается и на мальчике, и на Элеоноре, даже несмотря на то, что ФБР угрожает арестовать его.

Должностные лица NTSB начали интенсивный поиск тел пропавших без вести пассажиров, а также самолета, черного ящика и диктофона в кабине, которые, как они надеются, объяснят происшествие. Человек из NTSB признается, что обыски проводятся «тогда, когда президент Соединенных Штатов звонит по телефону», и на самом деле они напоминают обыск в июле 1999 года после того, как пилотировал самолет Джона Ф. Кеннеди-младшего.и, неся жену и невестку, спустился по пути к Мартас-Винъярд. Что стало причиной этой новой трагедии? Самолет Бейтмана вышел из строя? Был ли он нацелен ракетой? Была ли на борту спрятана бомба, возможно, врагами сети или соучастниками схемы отмывания денег? Или мог кто-то в самолете преднамеренно вызвать катастрофу? Читатели могут найти подсказки в главах, посвященных биографии каждого пассажира и экипажа самолета, состоящего из трех человек.

Хоули, автор четырех предыдущих романов и создатель телешоу «Фарго», написал историю, которая одновременно является интригующей головоломкой, вкусной сатирой и болезненной историей человеческих потерь.

Патрик Андерсон рассматривает загадки и триллеры для «Книжного мира».

Ноа Хоули (Лия Мьюза)

Перед падением

Ной Хоули

Гранд Сентрал. 400 с. $ 26

До грехопадения Ной Хоули — Хранитель страниц

Какая блестящая концепция для книги — сколько книг вы прочитали, где падает самолет (или происходит огромная катастрофа), и это подробно описано на нескольких страницах, а история продолжается. Мне нравится идея, что Хоули взял одну такую ​​катастрофу и превратил ее в целую книгу.Не только глядя на саму аварию и ее причину, но и на людей, которые были вовлечены.

Описание книги:

Богатые разные. Но судьба слепа.

Художник Скотт Берроуз, которому не повезло, обычно возвращался на пароме в Нью-Йорк от Martha’s Vineyard, но ему неожиданно предлагали свободное место в частном самолете семьи Бейтменов. Через несколько минут после взлета самолет врезается в океан, и из восьми пассажиров и трех членов экипажа в живых остались только Скотт и маленький сын Бейтманов, Джей Джей.

Необычный характер их выживания в сочетании с тем фактом, что Дэвид Бейтман был генеральным директором популистского новостного телеканала, означает, что Скотт не вернется к анонимности. Вместе с мальчиком-сиротой он охвачен водоворотом домыслов, который вскоре настигает официальное расследование трагедии.

Кто еще был в самолете? Была ли там бомба, ракета? Кто такой Скотт Берроуз?

По мере того, как главы движутся к своему головокружительному завершению, переплетаясь с нарастающим напряжением между шокирующими последствиями крушения и интимной предысторией каждого из пассажиров и членов экипажа, Ной Хоули создает ищущий, захватывающий роман о любви и славе. , богатство, искусство, развлечения и власть.

Мои мысли:

Эта книга — «наблюдение за людьми» во всей красе — некоторые из вас сразу поймут, что я имею в виду под этим, но для тех, кто этого не делает, позвольте мне объяснить … Вы когда-нибудь ходили на ужин или куда-нибудь пообщаться и брали минутку наблюдать за людьми вокруг вас, оживленно беседующими, или той парочкой, которая проходит мимо спорящей, или женщиной, толкающей коляску и удивляющейся … интересно, на что похожа их жизнь, счастливы ли они, успешны, куда они могут пойти или откуда вернуться, жизнь, которую они живут, и т. д. и т. д. — это «наблюдение за людьми».Или вы смотрели новости, когда произошло стихийное бедствие, и начинаете задаваться вопросом о потерянных жизнях, кто были эти люди, кого они оставили, как выжившие справятся и т. Д. — это тоже «наблюдение за людьми». Дело в том, что я всегда обнаруживаю, что делаю это, чтобы прочитать книгу, посвященную этому, замысловатому исследованию жизни тех, кто был в самолете, и последовавших за этим событий, было для меня большим интересом.

«У каждого свой путь. Выбор, который они сделали.Как два человека одновременно оказываются в одном месте — загадка. Вы попадаете в лифт с десятком незнакомцев. Вы едете на автобусе, ждете в очереди в туалет. Это случается каждый день. Бессмысленно пытаться предсказать, куда мы пойдем и с кем встретимся ».

Предсказывать, возможно, бессмысленно, но я люблю удивляться… вместо того, чтобы удивляться, — сказал Хоули, — открыл нам то, о чем мы часто можем только гадать. Хоули замедлил время и позволил нам узнать персонажей, тех, кто умер, и тех, кто выжил, и я благодарю его за это.Должен признаться, было несколько раз, когда я думал, что предыстории персонажей были немного скучными, я могу объяснить это только тем, что сюжет реалистичен, но это вымысел, и мне бы хотелось немного больше развлечений в раз.

Мне нравились персонажи, которые выжили в авиакатастрофе — Скотт и Джей Джей — как события свели их вместе, и они были вынуждены справиться с этим, напряжение, созданное Хоули вокруг этих двух персонажей, заставило меня затаить дыхание, ожидая увидеть, как они справятся после аварии.Мне бы хотелось увидеть больше абзацев, посвященных взаимодействию между этими двумя людьми.

Что касается медийного цирка, окружавшего Скотта, то это было реалистично, но я не был так заинтересован. Мне нравились различные точки зрения, использованные в этой истории, но репортер меня безмерно раздражал, и мне просто жаль, что его персонажа не существовало!

Итак, что насчет тайны самой авиакатастрофы? К сожалению, я вообще не был в этом заинтересован, почему самолет разбился, была ли это человеческая ошибка, преднамеренная, самолет вышел из строя? Все это было для меня второстепенным.Несколько человек сказали мне, что, по их мнению, концовка не удалась, и я должен согласиться. Эффект ряби, который был создан по причине, мне нравился, но, как главная загадка романа, я думал, что он не оправдал себя. Опять же, мне нравится идея показать, как прошлое влияет на будущее — цепь событий, но я обнаружил, что эта тайна слаба в раскрытии, в ней отсутствует какой-либо настоящий шокирующий фактор или острые ощущения. Я был немного разочарован тем, что после наслаждения книгой я потерял связь с историей, я чувствую, что история заслуживает монументального финала или даже такого, который заставил меня задуматься над ним еще долго после того, как я закончил ее читать.

В целом, были некоторые части этой истории, которые мне очень нравились, но в равной степени были некоторые части, которые мне действительно не нравились; Я как бы запутался в этом — я присвоил ему трехзвездочный рейтинг на Goodreads.

Эту книгу можно купить сейчас в Amazon UK / Book Depository

* Благодарю автора (Ноа Хоули) и издателя (Hodder & Stoughton) за предоставление мне доступа к цифровой копии этой книги через Netgalley *

Нравится:

Нравится Загрузка…

Список персонажей до осени

)
Канал ИМЯ ФАМИЛИЯ ОПИСАНИЕ
1 Джеймс Мелодия Британский пилот в частном самолете.
Чарли Буш Пилот — Первый офицер из Одессы, штат Техас.
Эмма Лайтнер Рейс сопровождающий.
Скотт Берроуз Художник, пловец.
Дэвид Бейтман Президент из ALC News. Муж Мэгги. он же: Condor
Маргарет Бейтман Дэвида жена. он же: Мэгги, Сокол.
Рэйчел Бейтман Дэвид и Дочь Мэгги.он же: Робин.
JJ Бейтман Дэвид и Сын Мэгги. он же: Воробей.
Гил Барух Бейтмана внутренняя безопасность.
Миша Бейтмана безопасность перед Гилом.
Бен Киплинг Старший Партнер в крупном финансовом бизнесе. Муж Сары.
Сара Киплинг Ben’s жена.
Тамара Рэйчел друг, который будет отмечать день рождения.
2 июнь Скотта сестра, которая утонула в озере Мичиган.
Джек ЛаЛанн Мужчина посвящены упражнениям.
Элейн Джека жена.
Мистер Филиал Джейка физрук.
4 Мелани Медсестры именная метка.
Элеонора Гринвэй Мэгги младшая сестра.Тетя Джей-Джея. Массажист.
Гусь Франклин Инженер специалист по проектированию самолетов.
Лесли Мюллер Дочь миллиардера. он же: Лейла.
Франк Детектив от OSPRY.
Уолтер О’Брайан Специальный агент ФБР.
Барри шестигранник Представитель OFAC Министерства финансов.
6 Счет Каннингем Дэвида Лучший мужчина.Крестный отец Рэйчел. Работает для ALC.
Дэвид Бейтман Sr. Дэвида отец.
7 Мария Бейтмана предыдущая помощница по хозяйству.
Лидия Кокс Дэвида секретарь.
Продавцы Непопулярный Руководитель бюро Лос-Анджелеса.
Криста Брюэр Билла исполнительный продюсер.
Намор Билла приятель.
Москевиц Конгрессмен
Келлерман спросил продюсер вырезать кусочки из истории.
Дон Либлинг ALC штатный юрист.
Франкен Билла юрист.
Роджер Stauback Дэвида босс.
8 Магнус Скотта друг.
Дуг Вильямсбург Элеонора муж.
Др. Глабман Скотта доктор.
11 Гусь Франклин Побережье Офицер охраны MH-65C.
Белинда Франклин Гаса жена.
12 Дворскин Catcher о бейсбольной команде.
13 Пол Осина Элеонора первый устойчивый.
Дэймон Райт Элеонора друг после Пола.
Хавьер Элеонора самая последняя любовь.
Ларри Page Бейтмана юрист.
Фред Резак Управляет Finsnces Дэвида.
15 Др. Vanderslice Терапевт.
Мишель Will просмотреть представленный список.
Тони Парень, который убил сам себя.
16 Грег Hoover Парень имея дело с бизнесом Киплинга.
Копье Разговаривал с ФБР о бизнесе Киплинга.
Табита Киплинга секретарь. «Смазал» клиентов.
Йорген Парень который рассердился и попытался задушить Грега.
Счет Гиллиам Старший партнер юридической фирмы, которая занимается сделками Киплинга.
Михаил Ben’s управляющий домом.
Дженни Сары дочь.
Мистер Комсток Портли зубной врач.
Госпожа Комсток Стоматология жена.
Джерри Ben’s персональный тренер.
Шейн Дженни невеста.
Дарлин Бен Секретарь Киплинга.
Иордания Бевес Из Управление по контролю за иностранными активами.
Берни Калпеппер Бен Корпоративный юрист Киплинга.
Лерой Авель Секретарь Казначейства.
Берт Шейна отец. он же: Curl.
Базз Старший партийная полиция.
18 Джимми Стюарт (фильм) Сенатор, который отказался уступить или сдаться.
20 Майкл Лайтнер Эммы отец. Пилот.
Серж Владелец костюм, который использовал Скотт.
21 Береза ​​ Буш А сенатор. Дядя Чарли.
Петр Гаскон An идиосинкразический философ — в дальние перелеты.
Колби Поверил что Гас его шафер.
23 Бриджит Гринвэй Элеонора мать.
25 Уэйн Мейси Безумный человек, который похитил Рэйчел.
Mikc Дэниэлс Секунд законник, который похитил Рэйчел вместе с Уэйном.
Франческа Дворецкий Рэйчел няня. он же: Фрэнки.
Дженна Хьюитт Местное женщина.
Др. Моро Владелец Центр болезней животных Plum Island.
Пенелопа Ранний девочка-птица из школы. он же: Маленькая Пенелопа.
Даниил Ранний мальчик-птица из школы.
Элоиза Ранний девочка-птица из школы.
Дитер Мэгги ученик.
Жюстин Мэгги ученик.
Сэди Мэгги ученик.
Изюм Мэгги ученик.
Троя Фрэнки парень.
Джим Пибоди Местное шериф.
Сэм Джима приятель.
Мик Дэниэлс Безопасность консультант крупной частной охранной фирмы.
30 Ванесса переулок (индекс Блондин женщина, держащая микрофон ALC.
Иоанна Диллинджера Частный гражданин, живущий публично.
31 Лев Барух Гила отец.
Моше Даян Вдохновитель Шестидневной войны.
Виши Снайпер кто пустил пулю в бинокль Даяна.
Голда Меир Единственный женщина достаточно крутая, чтобы выковать всю нацию.
Эли Гила Старший брат.
Джей Младший брат Гила погиб на фугасе.
Бен Гила брат, попавший в засаду.
Авраам Бейтмана тело человека.
32 Кронкайт Репортер из детства Скотта.
Майк Уоллес Другой репортер вместе с Кронкайтом.
Вудворд Мужчина с правилами.
Бернштейн Мужчина с железной волей.
33 Марси Приносит новости о пропавшем корабле.
Мэйберри Агент который координирует свои действия с береговой охраной.
Ройс Дайвер, который увидел логотип авиакомпании.
, янв. Из Офис Акрон — работал по видеоконференцсвязи.
Майкл Также из Акрон выключен.Работал с янв.
35 Чарльз Мэнсон Джеймса настоящий отец.
Дарла Джеймса мать.
Джей Бейкер Преподобный кто верил, что мир придет к концу августа.9, 1974.
Gale Хикки Бывший дантист из Охай.
36 Мистер Coselli продано персики, когда Элеонора была ребенком.
37 Майкл А. Лайтнер Эммы отец. Пилот истребителя.
Челси Норквист Эммы второй бортпроводник.
Стэнфорд Смит Франкфурт летчик.
Петр Гастон Первый офицер Франкфуртского рейса.
Фархад Челси Лондонский мальчик.
Резчик Эллис Второй пилот для полета в Чикаго.
39 Коди Тех, кто несет кучу бумаг
43 Билли Мошенник Стива товарищ по команде.
Парша Данауэй Большой Мексиканец с руками размером с ребро-глаз.
Крис Хардвик Чарли приятель.
Логан Береза ​​ А Сенатор. Дядя Чарли.
Стэнхоуп Рейс координатор.
Дженни Другой координатор полета.

До того, как я упаду, Лорен Оливер

прежде чем я упаду

Что, если бы тебе осталось жить всего один день? Что бы вы сделали?
Кого бы вы поцеловали? И как далеко вы зайдете, чтобы спасти свою жизнь?

У Саманты Кингстон есть все: самый привлекательный парень в мире, три потрясающих лучших друга и первый выбор всего в школе Томаса Джефферсона — от лучшего столика в кафетерии до самого лучшего места для парковки.Пятница, 12 февраля, должна стать еще одним днем ​​в ее очаровательной жизни.

Вместо этого он оказывается ее последним.

Тогда у нее появится второй шанс. Фактически, семь шансов. Вспоминая свой последний день в течение одной чудесной недели, она распутает тайну, окружающую ее смерть, и обнаружит истинную ценность всего, что ей грозит потерять.

ОБЗОРЫ

«Эта история движется вперед, поворачиваясь в новом направлении каждые несколько страниц, ее персонажи вращают мои эмоции от привязанности к разочарованию, от гнева к состраданию.У тебя не будет выбора, кроме как пролистать эту книгу! »

~ Джей Ашер,
автор бестселлера New York Times «Тринадцать причин, почему

»

«Дебютный роман Оливера груб, эмоционален и временами прекрасен… Читатели будут любить Саманту… когда она мчится к концу, столь же храброму, сколь и душераздирающему».

~ Publishers Weekly, избранный обзор

«Захватывающий взгляд на жизнь и смерть. Попытки Саманты спасти свою жизнь и исправить причиненные ею ошибки — это именно то, что привлечет читателей к этой сложной истории и заставит их перелистывать страницы, пока Сэм не сможет правильно прожить свой последний день.«

~ VOYA, отмеченный обзор

ПЕРЕД Я ПАДЕНИЕ Лорен Оливер | Продажи за рубежом

Бразилия: Интринсека; Великобритания: Ходдер Стоутон; Болгария: энтузиаст; Каталония: от редакции Cruilla; Китай: Пекин Букки; Чехия: Альбатрос; Дания: Карлсен; Финляндия: WSOY; Франция: Hachette Jeunesse; Германия: Карлсен; Греция: Психогиос; Голландия: Дом книги; Венгрия: издательство Cicero Publisher; Израиль: Киннерет; Италия: Пьемме; Корея: Книжное портфолио; Латвия: Zvaigzne ABC; Литва: АльмаЛиттерера; Мексика: SM Мексика; Норвегия: Гильдендал; Польша: Отварте; Португалия: Пресенка; Румыния: Litera International; Россия: Exmo; Словакия: Enigma; Испания: Ediciones SM; Швеция: Бонниер Карлсен; Тайвань: Sharp Point; Турция: Артемис Яинлари; Вьетнам: Innovative Publishing & Media Corp

БОЛЬШЕ КНИГ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ

После «Фарго» Ной Хоули пишет «Перед падением»: NPR

Дэвид Грин беседует с Ноа Хоули, создателем телесериала Fargo , о своем романе « Перед падением ».Это коренится в том, что Хоули считает вполне реальным человеческим желанием создавать рассказы для объяснения трагедий.

ДЭВИД ГРИН, ВЕДУЩИЙ:

Не уверен, смотрели ли вы сериал «Фарго» или нет, но он известен своими мрачными поворотами. Однако этот момент был особенно пугающим. Серьезный полицейский остановил совершенно не того парня, которого играет Билли Боб Торнтон.

(ЗВУК ТЕЛЕШОУ, «ФАРГО»)

БИЛЛИ БОБ ТОРНТОН: (В роли Лорна Мальво) Позвольте мне рассказать вам, что произойдет, офицер Мрачно.Я открою окно и уеду. И ты пойдешь домой к дочери. И каждые несколько лет вы будете смотреть ей в лицо и знать, что вы живы, потому что вы решили не идти по определенной дороге в определенную ночь, что вы выбрали идти к свету, а не в темноте.

ЗЕЛЕНЫЙ: Ура. Хорошо, с такими напряженными сценами, Ноа Хоули, сценарист и шоураннер «Фарго», сделал себе имя далеко за пределами фильма братьев Коэн, который вдохновил этот сериал.И то же чувство опасности — ну, оно пронизывает новый роман Хоули о авиакатастрофе. Вот Хоули читает оттуда.

НОА ХОУЛИ: (Читает) У каждого свой путь, свой выбор, который они сделали. Как два человека одновременно оказываются в одном месте — загадка. Вы попадаете в лифт с десятком незнакомцев. Вы едете на автобусе, ждете в очереди в туалет. Это случается каждый день. Было бы бессмысленно пытаться предсказать, куда мы пойдем и с кем встретимся.

ГРИН: Итак, книга называется «До грехопадения».«И Ной Хоули использует это художественное произведение, чтобы обратиться к очень реальному человеческому импульсу — желая понять, почему одни люди, а не другие, попадают в ловушку трагедий, таких как 9/11.

ХАУЛИ: Существует случайность, особенно когда происходят эти большие драматические мировые события, в том, кто на самом деле окажется в тот момент в том месте, будь то парень, которого я знал, который должен был вернуть свою арендованную машину в Торговлю. Центр в день нападения и просто по какой-то причине не попал туда.И эта случайность, я думаю, мешает некоторым людям признать, что несчастные случаи действительно случаются.

ГРИН: Ной Хоули начинает свою книгу о Винограднике Марты, туманной ночи. Одиннадцать пассажиров, включая генерального директора круглосуточного новостного канала, садятся в частный самолет. Через несколько минут самолет падает в море. Затем Ной Хоули разбирает воедино, кем были эти люди, как будто он сталкивается с пассажирским манифестом из реальной аварии.

ХАУЛИ: Обычно мы видим список.Мы видим список имен, и, возможно, вы получите рассказ об одном или двух из них. Но другие люди как бы остаются именами. И, рассказывая истории других людей в самолете, я мог разгадать тайну того, почему самолет упал. Я имею в виду, что у всех этих людей есть вполне законная причина потенциально стать целью чего-то, что могло бы сбить самолет. И тем не менее, есть еще тот случайный фактор в том факте, что этот случайный художник был приглашен в последнюю минуту женой генерального директора и оказался одним из двух оставшихся в живых.Так что есть ощущение, будто история создается в такие моменты, и некоторые люди скучают по ним. А некоторые люди просто стремятся появиться.

ГРИН: Парень, о котором вы говорите, появляется Скотт Берроуз, художник, это человек, чья жизнь действительно была определена катастрофой. Еще до крушения он был художником, одержимым изображением катастроф, таких как крушение поездов и торнадо. Я имею в виду, что ты подумал о таком персонаже?

ХАУЛИ: Ну, вы знаете, на многих уровнях он неудачник.В молодости он имел высокомерие думать, что станет великим артистом, и ходил на множество вечеринок в центре города. И, знаете, в какой-то момент он понял, что искусство, которое он делал, на самом деле не замечали, и вечеринки становились все более отчаянными, и он пил немного больше, чем следовало. И он практически достиг дна. И он видел свою жизнь как катастрофу, и поэтому его тянуло рисовать эти катастрофические сцены — крушение поезда или несущийся торнадо — а затем он оказался в нужном месте в нужное время, чтобы сделать что-то искупительное и героическое.

GREENE: Некоторые из строк, которые действительно выделялись для меня в книге — у вас были репортеры, которые искали лица в облаках. Они пытались найти то, чего на самом деле не было. Вы также написали, что в отсутствие фактов мы рассказываем сами себе истории. Вы говорите что-то о 24-часовом цикле спекуляций, как вы его называете, — я имею в виду, комментируя средства массовой информации современного общества?

ХАУЛИ: Ну, я думаю, мы животные, ищущие образцы. И, очевидно, мы хотим, чтобы все это что-то значило.И, вы знаете, если вы вернетесь к убийству Джона Кеннеди и фильму Запрудера, это будет похоже на то, что у нас это есть в фильме, и мы до сих пор не знаем, что произошло. Знаете, все еще есть предположения — двое боевиков или трое вооруженных людей, или выстрелы производились сзади или спереди? Сейчас у нас есть этот цикл, когда к нам постоянно поступает много информации. И я думаю, что аудитория хочет — не просто понять, что это за факты, но понять, что они означают, что, конечно, субъективно. И поэтому теперь трудно понять, какова объективная история, потому что все, что мы получаем, на самом деле, — это отфильтрованная версия деталей.

GREENE: Один из ваших персонажей — ведущий новостного канала, который был очень похож на то, что вы ввели нас в версию кабельных новостей, как вы ее видели. Его зовут Билл Каннингем, и вы писали о моменте, когда он размышлял в эфире о том, что могло вызвать эту аварию. Вы не против читать …

ХАУЛИ: Конечно.

ГРИН: … Что-то из того, что он говорил? Самолеты просто не разбиваются.

ХАУЛИ: Да, он говорит, (читая) самолеты не просто разбиваются, люди; это был саботаж.Это была ракета, выпущенная с плеча с быстроходного катера. Это был джихад в жилете смертника на борту самолета, возможно, один из членов экипажа — убийство, друзья мои, врагами свободы.

Итак, вы знаете, он говорит, что мелочи не случаются с большими людьми. Похоже на несчастный случай. Это не могло быть несчастным случаем, так что теперь история — это то, что это не случайность. И чем больше вы повторяете что-то и чем больше людей начинают принимать этот язык, тем больше искажаются реальные факты.

GREENE: Когда вы пишете о самолете и пишете о том, как спешить в поисках повествования, я имею в виду, я не мог перестать думать о реальных инцидентах — я имею в виду, недавно об Egypt Air и о некоторой спешке, чтобы поразмышлять над этим. терроризм. Я вспоминаю бой Germanwings, когда было много предположений о том, что послужило причиной крушения этого самолета. Это оказался второй пилот, который, знаете ли, страдал каким-то психическим заболеванием.

ХАУЛИ: Ага.

ГРИН: Вы пытались провести эти связи?

ХАУЛИ: Нет, не намеренно.Я имею в виду, что рейс Malaysian Air тоже был большим, когда я писал это. Вы знаете, я думаю, что когда мы начали с того чтения о том, что мы не можем предсказать, где кто-либо из нас закончится, я думаю, что авиакатастрофа — это само определение этого, а это, вы знаете, есть только одно человек, управляющий самолетом, и это пилот самолета. А остальные из нас вкладывают свои жизни в руки этого человека. Я думаю, что эти аварии вызывают восхищение, потому что мы видим самих себя.Мы все совершали эти полеты, и все мы знаем, насколько мы бессильны. И поэтому мы хотим понять, почему это происходит, потому что в следующий четверг мы все летим в Чикаго. Если вы понимаете, о чем я?

ГРИН: Вы боитесь летать?

ХАУЛИ: Нет, я летаю все время. И я написал о нескольких авиакатастрофах в книгах, и я думаю, что это мой способ надеяться, что Вселенная не иронична.

ГРИН: (Смех) Если вы напишете об этом, с вами этого не случится.

ХАУЛИ: Совершенно верно.

ГРИН: Ной, большое спасибо.

ХЭУЛИ: Спасибо.

ГРИН: Это писатель Ноа Хоули. Его новый роман называется «Перед падением». И вы слушаете УТРЕННЕЕ ИЗДАНИЕ от новостей NPR. Я Дэвид Грин.

АЙЛСА ЧАНГ, ХОЗЯИН:

А я Айлса Чанг.

Авторские права © 2016 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.