Парк эрменонвиль – Эрменонвиль (усадьба) — Википедия

Эрменонвиль — Википедия

49°07′36″ с. ш. 2°41′48″ в. д.HGЯOL

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации Перейти к поиску
Коммуна
Эрменонвиль
фр. Ermenonville
Герб
49°07′36″ с. ш. 2°41′48″ в. д.HGЯOL
Страна Франция Франция
Регион О-де-Франс

ru.wikipedia.org

Достопримечательности Франции – Эрменонвиль (усадьба)

Усадьба расположена в 40 километрах от Парижа в небольшом селе Эрменонвиль.

До 80-х годов XX века усадьба имела другое название – Кришнавиль, так как там происходили собрания сообщества сознания Кришны.

Общая информация об Эрменонвиле

Первое упоминание Эрменонвиля происходит еще в средневековье, в IX веке. На месте современного села находилась обитель священника Ирминьона. А в 987 году здесь начало строительство первого замка при правлении Гуго Капета. В XV веке замок в Эрменонвиле стал, связан с именем Жанны д’Арк, а так же тут побывал Людовик XI, но уже в конце XV века.

Генрих IV часто выбирал это место для отдыха, а после, в знак благодарности даровал замок своему другу и соратнику Доминику Вику.

История Эрменонвиля

История усадьбы начинается в 1762 году. Площадь в 850 гектаров получает в наследство маркиз Рене Луи де Жирарден, происходивший из знатного флорентийского рода. Но перед этим Шато де Эроменонвиль выкупил сборщик податей короля Людовика XV, а уже потом местность перешла по наследству Жирардену.

Маркиз Рене Луи, бывший очень неординарной личностью, посетил очень много стран: Германию, Италию, Англию. Видел работы Ланселота Брауна, Хайфри Рептона и Уильяма Шестона.

В 1766 году, следуя моде, Рене Луи пригласил шотландского архитектора, оформлявший ландшафты и около 200 садовников из Англии. Так как на данный момент времени, то есть вторая половина XVIII века, в моде было устройство парков в английском пейзажном стиле, который был изменен во «французский».

Архитекторы Ж.М. Морель вместе с Ю. Робером, по замыслу маркиза, должны были создать Аркадию – страну бесконечного счастья. Работы над парком продолжались до 1776 года. Большое влияние на планировку парка оказали идеи из романа Руссо « Юлия, или Новая Элоиза». Парк казался, как уголок нетронутой природы, со всей ее дикостью.

К сожалению, Руссо не так уж долго провел время в саду своей мечты, спустя шесть недель после приезда Руссо умирает 2 июля 1778 года. Его захоронили на тополином острове, к которому нельзя добраться по суше, так как все окружено водой. Но в дальнейшем могила была перезахоронена.

Тополиный остров только 16 лет выполнял пристанище тела Руссо. А 14 апреля 1794 года по решению Конвента саркофаг с останками Руссо был перенесен в Пантеон и перезахоронен 9 октября 1794 года, даже не принимая во внимание все протесты друга Жана-Жака Руссо Жирардена.

Спустя много лет копия тополиного острова будет создана в одном из озер Люксембургского сада.

Шато де Эрменонвиль в период XVIII — XIX веках перенес большую популярность. В нем гостили многие известные люди того времени: Мерия-Антуанетта, Бенджамин Фраклин, король Швеции Густав III. Во время Французской революции усадьбу посещают такие революционные деятели, как Робеспьер, Мирабо, Дантон, Камиль Демулен.

Революционные годы принесли Шато де Эрменонвиль новое название «Шато де Жан-Жак Руссо». Так же Эрменонвиль в свое время посетил Напалеон Бонопарт.

В 1880 – 1938 годах Эрменонвиль попадает под владение Радзивиллами, в последующем сын Константина Радзивилла становится мэром села Эрменонвиль.

1938 – 1981 года усадьба перешла под владение французского промышленника Этторе Бугатти, который как раз и основал компанию Bugatti. Во время владения Бугатти на территории усадьбы находились несколько машин Бугатти и спроектированный самолет.

В 1930 году Шато де Эрменонвиль был произведен в ранг исторического памятника Франции.

А в 1964 году перешел к новому владельцу – медику Генри Монтарналем.

С 1981 года по 1987 год на протяжении шести лет в усадьбе находилось международное общество сознания Кришны. Его создал тогдашний владелец Эрменонвиля Бхагван Госвами. В последующем сами кришнаите переименовали замок в Кришнавиль, использовав в целях поклонения божеству Чайтаньи и Нитьянанды.

Как только усадьба стала владением крашнаитов, они провели реставрацию в 80 комнатах замка, к счастью, внешний облик здания они не тронули. По правде говоря, по началу, жители села были однозначно против новых хозяев, но после этого возрос интерес властей к деятельности этой организации.

И в 1985-1986 годах общество должно было выплатить огромные штрафы, из-за чего лидер общества вскоре вынужден был уйти с главенствующего поста . В итоге со временем все покинули усадьбу за не состояние уплаты долгов.

В 1987 году усадьба выкупается французской компанией Les Hôtels Particuliers, став при этом элитном отелем современности.

Культурное значение усадьбы Эрменонвиль

На территории парковой зоны есть узкая тропинка, которая проходит вдоль пруда, где находится надгробный камень покойного Георга-Фредерика Майера родом из Старсбурга. Этот человек внес собственный немалый вклад своими акварелями с пейзажами поместья.

Он был хорошим художником, так же в его коллекции есть портрет Жана-Жака Руссо, где тот изображен в момент прогулки. На картине Руссо идет с папкой, где собирает гербарий, и букетом барвинки.

Кроме того из-за ее популярности в гостях побывали многие известные личности, что говорит о том, что каждый восторгался всей красотой этой местности.

Так же большое количество памятников, расположенных в парковой местности, сохранилось до наших времен.

Например, Стол и Скамья матерей, которые были посвящены Ж.Ж Руссо и его любви к матери.

Где-то неподалеку располагается Храм философии, созданный в честь Мишеля Монтеня. Об этом говорит надпись, которая находится внутри храма. Возможно, эта идея возникла на основании существования другого храма, храма Сивиллы Тибуртин, который расположен в Тиволи.

Там же на фронтоне существует надпись из Виргилия: «Познавай причину вещей». Фронтон поддерживает семь колонн тосканского ордера. Каждая колонна посвящена определенному человеку с его трудами, принесшие в жизнь новые открытия. Первую колонну посвятили Декарту-«Nil in rebus inane», что означает « Нет в вещах пустого».

Вторую, посвящена Ньютону- «Lucem», что в переводе означает свет. Третью колона носит имя Пенна – «Humanitatem», надпись переводится, как «Человечество» .Четвертую – Монтескье – «Justitiam» — «Правосудие». Пятую посвятили Вольтеру с надписью «Ridiculim» — «Смешное». Шестую посветили Руссо – «Naturam» в переводе означает «Природа».

На месте седьмой колонны ничего не стоит и существует только надпись: «Quis Hoc perficiet?» в переводе «Кто завершит?». Поистине, удивительная задумка со всей своей уникальностью.

Там же воздвигнут Алтарь мечтаний, рядом с ним когда-то существовала скамья, покрытая мхом, которая пробудила в Руссо восторг и вдохновение.

Среди зарослей когда-то Жан Жак Руссо обнаружил заброшенный домик, этот домик ему служил в минуты покоя, пока он классифицировал, собранные ему растения.

А жил он вместе со своей женой в небольшом шале, который построил Жирарден к их приезду.

Так же на территории села Эрменонвиль снимали фильмы: «Пришельцы», «Пришельцы 2», «Любимая теща».

Текущее состояние усадьбы Эрменонвиль

Внешний интерьер усадьбы сохранен в первозданном виде, как и два века тому назад. Никто так и не смог изменить само строение. Ничто не достраивалось и не убиралось, именно это и составляет великую ценность данного археологического места. Но и парк сохранился в первозданном виде, правда, тополи, стоявшие 250 лет на острове, где находится саркофаг, сменили на молодые относительно недавно.

Но, к сожалению, некоторые постройкам и памятникам не суждено было сохраниться из-за ряда определенных событий войн и революций.

В период второй мировой войны усадьба попала под владение немцев и уже только после войны он попадает в собственность компании «La Table du Poete».

В настоящее время является отелем. Внутренний интерьер перенес значительную реставрацию. Из окон открываются виды на двор и парк.

Недалеко от отеля расположены площадки для гольфа, верховой езды, так же имеется теннисный корт.

Шато де Эрменонвиль необычное место пропитанное красотой, искусством, философией. Парк с необычайно красивой природой и его тайнами. Не зря оно было настолько популярно в XVIII – XIX веках.

На секунду можно представить, как самые великие люди мира сего неспешно прогуливались по той или иной тропинке. Как разгуливал между деревьями великий философ Жан-Жак Руссо, и попутно останавливаясь, и разговаривая со всеми, кого встретит на своем пути.

Более интересным творением так и остается тополиный остров, где стоит саркофаг в память о философе и хорошем друге Жирардена.

Источник

Популярные маршруты:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

turisticheskiy-portal.ru

Отель Château d'Ermenonville (Франция Эрменонвиль)

Выберите язык. Мы говорим на русском и на 42 других языках.

Популярные языки среди пользователей в Германии
  • Deutsch
  • English (UK)
  • English (US)
  • 简体中文
  • Русский
  • Español
Все языки
  • English (UK)
  • English (US)
  • Deutsch
  • Nederlands
  • Français
  • Español
  • Español (AR)
  • Català
  • Italiano
  • Português (PT)
  • Português (BR)
  • Norsk
  • Suomi
  • Svenska
  • Dansk
  • Čeština
  • Magyar
  • Română
  • 日本語
  • 简体中文
  • 繁體中文
  • Polski
  • Ελληνικά
  • Русский
  • Türkçe
  • Български
  • العربية
  • 한국어
  • עברית
  • Latviski
  • Українська
  • Bahasa Indonesia
  • Bahasa Malaysia
  • ภาษาไทย
  • Eesti
  • Hrvatski
  • Lietuvių
  • Slovenčina
  • Srpski
  • Slovenščina
  • Tiếng Việt
  • Filipino
  • Íslenska

www.booking.com

Эрменонвиль (усадьба) - Howling Pixel

Шато д’Эрменонвиль (фр. Château d'Ermenonville) — усадьба в селе Эрменонвиль, в департаменте Уаза на севере Франции, в 40 километрах к северу от Парижа. В 1778 году здесь умер и был захоронен Жан-Жак Руссо. В 1980-е годы Эрменонвиль служил штаб-квартирой Международного общества сознания Кришны (ИСККОН) во Франции.

[2] В этот период кришнаиты дали усадьбе новое название — Кришнавиль (фр. Krishnaville).[3]

История

IX век. Ранние упоминания

Самое раннее упоминание об Эрменонвиле относится к IX веку, тогда на этом месте находилась обитель священника по имени Ирминьон.[2] Первый замок в Эрменонвиле был построен в 987 году в период правления Гуго Капета. В средние века, замок находился во владении феодальных правителей. В начале XV века в Эрменонвиле побывала Жанна д’Арк, а в конце того же века здесь несколько раз останавливался король Людовик XI.[2] В конце XVI века французский король Генрих IV часто посещал Эрменонвиль для отдыха и проводил здесь время со своей фавориткой Габриэль д’Эстре. В знак благодарности, Генрих IV даровал замок своему верному другу и соратнику Доминику Вику.

XVIII век. Современное здание. Руссо.

Существующее в настоящее время здание было построено в XVIII веке. В 1754 году Шато де Эрменонвиль был куплен сборщиком налогов короля Людовика XV и в 1763 году перешёл по наследству его сыну — маркизу Рене Луи де Жирардену, который был близким другом Жан-Жака Руссо. Жирарден создал в окрестностях парк, ставший первым французским пейзажным парком. Жирарден провёл планировку парка в сотрудничестве с Жан-Мари Морелем и Юбером Робером. На их работу оказали большое влияние идеи Руссо. Созданный с вниманием и мастерством, парк выглядел как уголок нетронутой, дикой природы. Руссо провёл в Шато де Эрменонвиль последние шесть недель своей жизни и умер здесь же 2 июля 1778 года во время одной из прогулок. Его прах был захоронен на территории парка, на острове посреди искусственного озера. Позднее, копия этого «острова Руссо» была создана в Парковом королевстве Дессау-Вёрлиц.

XVIII—XIX века. Популярность

В конце XVIII — первой половине XIX века Шато д’Эрменонвиль пользовался большой популярностью среди европейской аристократии. Здесь побывали королева Мария-Антуанетта, король Швеции Густав III и Бенджамин Франклин. В период Французской революции, Шато д’Эрменонвиль на время был переименован в «Шато де Жан-Жак Руссо». Усадьбу посетили такие революционные деятели, как Робеспьер, Мирабо, Дантон, Сен-Жюст и Камиль Демулен. В 1794 году пепел Руссо был вывезен с территории шато и перезахоронен в парижском Пантеоне. В 1800 году в Шато де Эрменонвиль останавливался Наполеон Бонапарт. Он охотился на зайцев в окрестных лесах и в одной из бесед сказал Жирардену, что «было бы лучше для мирного существования французской нации, если бы я и Руссо никогда не родились».[4]

1880—1938 гг. Владение Радзивиллами

В 1880 году замок приобрёл польский князь Константин Радзивилл (1850—1920), впоследствии женившийся на дочери основателя Монте-Карло Франсуа Блан. Сын Константина, Леон Радзивилл (герой Первой мировой войны и друг Марселя Пруста), в 1914 году был избран мэром села Эрменонвиль. В 1927 году Шато д’Эрменонвиль перешёл по наследству его племянникам.

1938—1981 гг. Бугатти и другие владельцы

В 1930 году Шато д’Эрменонвиль и парк Жан-Жака Руссо были объявлены историческим памятником Франции. В 1938 году замок был приобретён французским промышленником Этторе Бугатти — основателем автомобилестроительной компании Bugatti. После его смерти в 1947 году, замок перешёл его наследникам: Лидии Бугатти и графу Франсуа де Бойнь. В этот период на территории Эрменонвиля хранилось несколько машин Bugatti (включая одну из знаменитых Bugatti Royale) и спроектированный Бугатти самолёт. В 1964 году Шато д’Эрменонвиль был приобретён французским медиком Анри Монтарналем, который провёл в нём свои старческие годы.

1981—1987 гг. Кришнаиты в усадьбе

К 1976 году у нового владельца, мадам Бистро (дочки умершего к тому времени Монтарналя), уже не было достаточно средств для поддержания усадьбы.[5] Отопление стоило дорого, из-за чего в зимние месяцы Эрменонвиль практически пустовал, а с 1978 года и вовсе стоял необитаемым.[5] В 1981 году, после долгих колебаний, мадам Бистро арендовала усадьбу Международному обществу сознания Кришны (ИСККОН), что вызвало волну протеста со стороны местных жителей.[6][5] Кришнаиты взяли Эрменонвиль в аренду с подачи тогдашнего лидера ИСККОН во Франции Бхагавана Госвами.[7] Они превратили усадьбу в индуистский храм и ашрам, установили в одном из залов алтарь со статуями божеств Чайтаньи и Нитьянанды, и дали шато новое название — «Кришнавиль».[3]

Как сообщал в 1982 году официальный журнал ИСККОН Back to Godhead, кришнаитские художники и мастера провели работу по реставрации 80 комнат усадьбы.[2] Приняв во внимание историческую ценность здания, администраторы ИСККОН решили сохранить традиционный французский декор.[2] В Эрменонвиле был открыт музей традиционного индийского искусства, вегетарианский ресторан и радиостанция.[2] Для тысяч туристов, посещавших Эрменонвиль по выходным, кришнаиты организовали концерты индуистской музыки, презентации мультимедия и прогулки на лодке по искусственному озеру площадью в 6 гектаров.[2]

Аренда Эрменонвиля кришнаитами вызвала не только протест местных жителей, но и интерес французских властей, начавших расследование коммерческой деятельности организации во Франции.[8] В результате, в 1985—1986 году ИСККОН был присуждён к выплате ряда огромных штрафов.[9] Из-за развязавшегося скандала, Бхагаван был вынужден оставить пост лидера в ИСККОН.[9][6] В феврале 1987 года обозреватель газеты Le Monde Анри Тинк отмечал:

Эрменонвиль был домом для сотни кришнаитов, местом проведения религиозных церемоний и крупных кришнаитских фестивалей. На сегодняшний день, его покинули практически все обитатели. Осталось только пять или шесть человек. Упавшие духом, они нашли прибежище в подсобных помещениях, где присматривают за имуществом. В декабре прошлого года они потерпели очередное поражение: мэр Эрменонвиля подал ещё один иск за нарушение техники безопасности и невыполнение работ по поддержанию усадьбы. Кришнаитов приговорили к выплате четырёх штрафов в размере 2000 франков.[6]

1987-н.в. Элитный отель

Пребывание кришнаитов в усадьбе завершилось пожаром 14 ноября 1987 года, который значительно повредил здание.[5] Мадам Бистро отремонтировала усадьбу и 1 июля 1988 года открыла в ней дом престарелых.[5] Однако, она оказалась не в состоянии погасить взятые для осуществления ремонта банковские кредиты, и в 1989 году Эрменонвиль перешёл в собственность одного из банков.[5] 31 мая 1991 года французская компания Les Hôtels Particuliers приобрела усадьбу и превратила её в элитный отель.[5]

В массовой культуре

В Шато д’Эрменонвиль снимались такие фильмы, как «Елена и мужчины» (1956) Жана Ренуара, «Пришельцы» (1993) и «Пришельцы 2: Коридоры времени» (1998) Жана-Мари Пуаре, «Арлетт» (1997) Клода Зиди и «Любимая тёща» (1999) Габриэля Агийона.

См. также

Примечания

  1. ↑ base Mérimée — ministère de la Culture, 1978.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Historic Chateau Now Krsna Temple (англ.) // Back to Godhead. — 1982. — Vol. 17, iss. 5. — P. 14. Архивировано 8 августа 2014 года.
  3. 1 2 Nori J. Muster. Betrayal of the Spirit: My Life Behind the Headlines of the Hare Krishna Movement. — University of Illinois Press, 1997. — С. 200. — 213 с. — ISBN 0252065662.
  4. Claude-François Méneval. Memoirs illustrating the history of Napoleon I from 1802 to 1815. — D. Appleton and Company, 1894. — Т. 1. — С. 22.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Geneviève Mazel. Ermenonville: l'histoire et la vie du village, le château et les jardins du marquis de Girardin, le souvenir de Jean-Jacques Rousseau // Bulletin spécial n°73-75. — Beauvais: Groupe d’Étude des Monuments et Œuvres d’art de l’Oise et du Beauvaisis (GEMOB), 1996. — ISSN 02240475.
  6. 1 2 3 Henri Tincq. Branle-bas chez les krishna (фр.) // Le Monde. — 7 février 1987.
  7. Nori J. Muster. Betrayal of the Spirit: My Life Behind the Headlines of the Hare Krishna Movement. — University of Illinois Press, 1997. — С. 118. — 213 с. — ISBN 0252065662.
  8. Nori J. Muster. Betrayal of the Spirit: My Life Behind the Headlines of the Hare Krishna Movement. — University of Illinois Press, 1997. — С. 119. — 213 с. — ISBN 0252065662.
  9. 1 2 Nori J. Muster. Betrayal of the Spirit: My Life Behind the Headlines of the Hare Krishna Movement. — University of Illinois Press, 1997. — С. 122. — 213 с. — ISBN 0252065662.

Ссылки

Бхагаван Госвами

Бхагава́н Да́с(а) Госва́ми (Bhagavān Dāsa Gosvāmī IAST, англ. Bhagavan Das Goswami; имя при рождении — Уи́льям Э́рлихман, англ. William Ehrlichman; род. 5 июля 1947, Вашингтон, США) — американский кришнаитский гуру и проповедник; ученик Бхактиведанты Свами Прабхупады (1896—1977), бывший духовный лидер Международного общества сознания Кришны (ИСККОН).Бхагаван был одним из 12 членов изначального состава Руководящего совета ИСККОН (1970—1987), одним из первых 11 гуру ИСККОН (1977—1987) и одним из трёх первых членов правления издательства «Бхактиведанта Бук Траст». В 1970-е—1980-е годы Бхагаван руководил ИСККОН в Великобритании, Франции, странах Бенилюкса, Италии, Испании, Португалии, Израиле, ЮАР и на острове Маврикий.Бхагаван получил известность как кришнаитский «король-солнце». Он организовывал пышные религиозные фестивали, покупал в Европе дворцы и замки, превращая их в кришнаитские храмы и ашрамы, и привлёк в ряды ИСККОН представителей интеллигенции, состоятельных людей и ряд знаменитостей.

Эрменонвиль

Эрменонвиль (фр. Ermenonville) — село на севере Франции, коммуна в департаменте Уаза. Здесь располагается усадьба Эрменонвиль и окружающий её парк. В Эрменонвиле прожил последние дни своей жизни, умер и был захоронен Жан-Жак Руссо.

Эрменонвиль (значения)

Эрменонвиль:

Эрменонвиль — село на севере Франции, коммуна в департаменте Уаза.

Эрменонвиль — усадьба в селе Эрменонвиль, в департаменте Уаза на севере Франции, в 40 километрах к северу от Парижа.

На других языках

This page is based on a Wikipedia article written by authors (here).
Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply.
Images, videos and audio are available under their respective licenses.

howlingpixel.com

Достопримечательности Франции – Эрменонвиль (усадьба)

Усадьба расположена в 40 километрах от Парижа в небольшом селе Эрменонвиль. До 80-х годов XX века усадьба имела другое название – Кришнавиль, так как там происходили собрания сообщества сознания Кришны.

Общая информация об Эрменонвиле.

Первое упоминание Эрменонвиля происходит еще в средневековье, в IX веке. На месте современного села находилась обитель священника Ирминьона. А в 987 году здесь начало строительство первого замка при правлении Гуго Капета. В XV веке замок в Эрменонвиле стал, связан с именем Жанны д’Арк, а так же тут побывал Людовик XI, но уже в конце XV века.

Генрих IV часто выбирал это место для отдыха, а после, в знак благодарности даровал замок своему другу и соратнику Доминику Вику.

История Эрменонвиля.

История усадьбы начинается в 1762 году. Площадь в 850 гектаров получает в наследство маркиз Рене Луи де Жирарден, происходивший из знатного флорентийского рода. Но перед этим Шато де Эроменонвиль выкупил сборщик податей короля Людовика XV, а уже потом местность перешла по наследству Жирардену.

Маркиз Рене Луи, бывший очень неординарной личностью, посетил очень много стран: Германию, Италию, Англию. Видел работы Ланселота Брауна, Хайфри Рептона и Уильяма Шестона.

В 1766 году, следуя моде, Рене Луи пригласил шотландского архитектора, оформлявший ландшафты и около 200 садовников из Англии. Так как на данный момент времени, то есть вторая половина XVIII века, в моде было устройство парков в английском пейзажном стиле, который был изменен во «французский». Архитекторы Ж.М. Морель вместе с Ю. Робером, по замыслу маркиза, должны были создать Аркадию – страну бесконечного счастья. Работы над парком продолжались до 1776 года. Большое влияние на планировку парка оказали идеи из романа Руссо « Юлия, или Новая Элоиза». Парк казался, как уголок нетронутой природы, со всей ее дикостью.

К сожалению, Руссо не так уж долго провел время в саду своей мечты, спустя шесть недель после приезда Руссо умирает 2 июля 1778 года. Его захоронили на тополином острове, к которому нельзя добраться по суше, так как все окружено водой. Но в дальнейшем могила была перезахоронена. Тополиный остров только 16 лет выполнял пристанище тела Руссо. А 14 апреля 1794 года по решению Конвента саркофаг с останками Руссо был перенесен в Пантеон и перезахоронен 9 октября 1794 года, даже не принимая во внимание все протесты друга Жана-Жака Руссо Жирардена.

Спустя много лет копия тополиного острова будет создана в одном из озер Люксембургского сада.

Шато де Эрменонвиль в период XVIII - XIX веках перенес большую популярность. В нем гостили многие известные люди того времени: Мерия-Антуанетта, Бенджамин Фраклин, король Швеции Густав III. Во время Французской революции усадьбу посещают такие революционные деятели, как Робеспьер, Мирабо, Дантон, Камиль Демулен. Революционные годы принесли Шато де Эрменонвиль новое название «Шато де Жан-Жак Руссо». Так же Эрменонвиль в свое время посетил Напалеон Бонопарт.

В 1880 – 1938 годах Эрменонвиль попадает под владение Радзивиллами, в последующем сын Константина Радзивилла становится мэром села Эрменонвиль.

1938 – 1981 года усадьба перешла под владение французского промышленника Этторе Бугатти, который как раз и основал компанию Bugatti. Во время владения Бугатти на территории усадьбы находились несколько машин Бугатти и спроектированный самолет.

В 1930 году Шато де Эрменонвиль был произведен в ранг исторического памятника Франции.

А в 1964 году перешел к новому владельцу – медику Генри Монтарналем.

С 1981 года по 1987 год на протяжении шести лет в усадьбе находилось международное общество сознания Кришны. Его создал тогдашний владелец Эрменонвиля Бхагван Госвами. В последующем сами кришнаите переименовали замок в Кришнавиль, использовав в целях поклонения божеству Чайтаньи и Нитьянанды. Как только усадьба стала владением крашнаитов, они провели реставрацию в 80 комнатах замка, к счастью, внешний облик здания они не тронули. По правде говоря, по началу, жители села были однозначно против новых хозяев, но после этого возрос интерес властей к деятельности этой организации. И в 1985-1986 годах общество должно было выплатить огромные штрафы, из-за чего лидер общества вскоре вынужден был уйти с главенствующего поста . В итоге со временем все покинули усадьбу за не состояние уплаты долгов.

В 1987 году усадьба выкупается французской компанией Les Hôtels Particuliers, став при этом элитном отелем современности.

Культурное значение усадьбы Эрменонвиль.

На территории парковой зоны есть узкая тропинка, которая проходит вдоль пруда, где находится надгробный камень покойного Георга-Фредерика Майера родом из Старсбурга. Этот человек внес собственный немалый вклад своими акварелями с пейзажами поместья. Он был хорошим художником, так же в его коллекции есть портрет Жана-Жака Руссо, где тот изображен в момент прогулки. На картине Руссо идет с папкой, где собирает гербарий, и букетом барвинки.

Кроме того из-за ее популярности в гостях побывали многие известные личности, что говорит о том, что каждый восторгался всей красотой этой местности.

Так же большое количество памятников, расположенных в парковой местности, сохранилось до наших времен.

Например, Стол и Скамья матерей, которые были посвящены Ж.Ж Руссо и его любви к матери.

Где-то неподалеку располагается Храм философии, созданный в честь Мишеля Монтеня. Об этом говорит надпись, которая находится внутри храма. Возможно, эта идея возникла на основании существования другого храма, храма Сивиллы Тибуртин, который расположен в Тиволи.

Там же на фронтоне существует надпись из Виргилия: «Познавай причину вещей». Фронтон поддерживает семь колонн тосканского ордера. Каждая колонна посвящена определенному человеку с его трудами, принесшие в жизнь новые открытия. Первую колонну посвятили Декарту-«Nil in rebus inane», что означает « Нет в вещах пустого». Вторую, посвящена Ньютону- «Lucem», что в переводе означает свет. Третью колона носит имя Пенна – «Humanitatem», надпись переводится, как «Человечество» .Четвертую – Монтескье – «Justitiam» - «Правосудие». Пятую посвятили Вольтеру с надписью «Ridiculim» - «Смешное». Шестую посветили Руссо – «Naturam» в переводе означает «Природа».

На месте седьмой колонны ничего не стоит и существует только надпись: «Quis Hoc perficiet?» в переводе «Кто завершит?». Поистине, удивительная задумка со всей своей уникальностью.

Там же воздвигнут Алтарь мечтаний, рядом с ним когда-то существовала скамья, покрытая мхом, которая пробудила в Руссо восторг и вдохновение.

Среди зарослей когда-то Жан Жак Руссо обнаружил заброшенный домик, этот домик ему служил в минуты покоя, пока он классифицировал, собранные ему растения.

А жил он вместе со своей женой в небольшом шале, который построил Жирарден к их приезду.

Так же на территории села Эрменонвиль снимали фильмы: «Пришельцы», «Пришельцы 2», «Любимая теща».

Текущее состояние усадьбы Эрменонвиль.

Внешний интерьер усадьбы сохранен в первозданном виде, как и два века тому назад. Никто так и не смог изменить само строение. Ничто не достраивалось и не убиралось, именно это и составляет великую ценность данного археологического места. Но и парк сохранился в первозданном виде, правда, тополи, стоявшие 250 лет на острове, где находится саркофаг, сменили на молодые относительно недавно.

Но, к сожалению, некоторые постройкам и памятникам не суждено было сохраниться из-за ряда определенных событий войн и революций.

В период второй мировой войны усадьба попала под владение немцев и уже только после войны он попадает в собственность компании «La Table du Poete».

В настоящее время является отелем. Внутренний интерьер перенес значительную реставрацию. Из окон открываются виды на двор и парк.

Недалеко от отеля расположены площадки для гольфа, верховой езды, так же имеется теннисный корт.

Шато де Эрменонвиль необычное место пропитанное красотой, искусством, философией. Парк с необычайно красивой природой и его тайнами. Не зря оно было настолько популярно в XVIII – XIX веках. На секунду можно представить, как самые великие люди мира сего неспешно прогуливались по той или иной тропинке. Как разгуливал между деревьями великий философ Жан-Жак Руссо, и попутно останавливаясь, и разговаривая со всеми, кого встретит на своем пути. Более интересным творением так и остается тополиный остров, где стоит саркофаг в память о философе и хорошем друге Жирардена.

warps.ru

Эрменонвиль

 

   Эрменонвиль

 

    Одним из первых пейзажных парков Франции был Эрменонвиль, устроенный маркизом Рене Луи де Жирарденом, который в 1760 г. купил виконтство Эрменонвиль и начал устраивать парк вокруг старого замка, построенного еще при Генрихе IV. Размеры парка достаточно велики, чтобы сооружения, которых там немало, не казались нагроможденными, и местность достаточно разнообразна, чтобы пейзажи непрерывно менялись.

  Замок стоит посередине речной долины. Выше замка лежит небольшое неправильной формы озерко, падающее в реку каскадом, а ниже — речка и большое озеро, разделенные довольно широким перешейком. Там есть прекрасная природа, луга, орошаемые рекой, небольшие рощи, густой лес, уединенное озеро, лесистые холмы и песчаные пространства. Многочисленные рисунки Делаборда подробно передают нам этот уголок. Насколько можно судить по ним, в парке было немало поэтичных мест, и хотя Делаборд показывает иногда больше, чем можно видеть, тем не менее и в действительности красивых уголков немало. Пустынька, «La desert», действительно довольно пустынна, особенно там, где мелкий березняк переходит в широкие песчаные пространства.

  Едва ли возможно в парке сохранить тот вид дикого озера, который рисует нам гравюра Делаборда, а особенно если на берегу озера находились колонна и хижинка, где любил бывать Руссо, охотно проживавший в Эрменонвиле, но зато на островке, эффектно усаженном тополями, был действительно похоронен философ, а надгробный саркофаг сделан по рисунку Ю. Робера.

  Башня Габриели, тяжелая и увенчанная машикули и вышкой, поставленной на краю, считалась былым обиталищем прекрасной Габриели, любовницы Генриха IV. Два эти монумента составляли исключительное «богатство» парка, которому завидовали устроители всех пейзажных парков. На холмике был поставлен храмик философии, копия тиволийского, посвященный Монтеню, а каждая из шести колонн его посвящена Ньютону, Декарту, Вольтеру, Руссо и Монтескье, а на самом храме сделана надпись: «Rerum cognoscere causas».

  Жирардену, видимо, было недостаточно подлинной гробницы Руссо, а потому он поместил еще в парке могилу неизвестного самоубийцы и даже уверял, что на могилу приходила плакать та женщина, из-за которой неизвестный покончил с собой. На берегу ручья был, как бы случайно, помещен каменный обелиск, посвященный «певцам деревни»: Феокриту, Вергилию, Гесснеру и Сен-Ламберу.

  Эрменонвиль, по словам Кармонтеля, был единственным в своем роде садом Франции. Его посетили Мария Антуанетта, император Иосиф II, Густав III и даже сам Наполеон. В действительности парк, конечно, не так красив и поэтичен, как его изображают гравюры Делаборда, но каждый, обладающий художественным воображением, легко найдет там темы для картин в духе Рейсдала и даже Жозефа Верне. В действительности имеются и ручьи под сенью густых рощ, и памятники, раскинутые среди зелени. Построек и монументов там много, но далеко не столько, как, например, в Монсо.

  Судя по гравюрам, красивейшей постройкой была пивоварня (в ней размещался бильярд), отлично помещенная на берегу ручья и красиво спланированная наподобие итальянских домиков с эффектным входом в виде полуразрушенных террас и удачно поставленной статуей. Гравюры разных авторов довольно согласно передают прелесть этого местечка, и можно поверить, что в свое время Жирарден, следя за своим парком, умел придавать посадкам формы, нужные для задуманных эффектов. Поможем с сертификатом специалиста, купить медицинский сертификат и удостоверение о повышении квалификации тут!

prirodaroda.ru

Глава VI Пейзажные парки — Мегаобучалка

Европы XVIII века

Под названием пейзажных парков мы понимаем такие, в которых вся композиция основана на принципе подражания естественной природе. В Англии в XVIII веке впервые заговорили о пейзажных парках, однако, волна увлечения новыми принципами композиции парков прокатилась по всей Европе, получила широчайшее распространение во Франции и, нако­нец, дошла до самых отдаленных частей Европы. Причины, вызвавшие такой переворот в садовом искусстве, лежат, прежде всего, в изменении социальных условий в европейских странах. Это период социального рос­та буржуазии, которая постепенно стала вытеснять аристократию с ее по­зиций. У нового класса буржуазии были другие идеалы, отличные от уста­новок аристократии XVII века. Они стремились к большой простоте и ес­тественности. Их утомлял строгий этикет аристократии и их чопорные регулярные парки, где все было приглажено, и зелень была подстрижена в правильные геометрические формы.

Во Франции также резко чувствуется переход к новой эпохе. Лю­довик XIV умер в 1715 году. Дворянство, утопавшее в роскоши и праздно­сти, освободилось, наконец, от последних сдерживающих условий этике­та. С этой минуты оно еще быстрее стало идти к своему полному разло­жению и падению, завершившемуся в эпоху Французской Революции. Нарождающийся класс буржуазии требовал большой простоты и естест­венности, которая свелась в садово-парковом искусстве к восхвалению естественной природы в ее бесхитростной простоте. Таким образом, и во Франции те же изменения социальных условий, что и в Англии, толкнули садово-парковое искусство на новый путь. Неудивительно, однако, что новые влияния начались, прежде всего, в Англии. В этой стране никогда полностью не затухала любовь к естественной природе. Принесенные из­вне принципы композиции регулярного сада всегда были чужды англича­нам. Поэтому новые идеалы нарождающейся буржуазии, как нельзя луч­ше, совпали с характерной для Англии любовью к естественной природе и вызвали в этой стране первую волну увлечения пейзажными парками. На развитие пейзажных парков оказали влияние многие факторы, из которых наиболее значительны следующие:



1. Влияние Дальнего Востока. В XVIII веке начинают, наконец, поступать более точные сведения о японском и китайском искусстве. С удивлением говорят о нем в Англии, поражаясь непривычными для Европы принципами пейзажной композиции садов. Это были новые идеи, о которых Европа не имела понятия. Волна увлече­ния китайщиной прокатилась по всем странам. В это время в Европе были получены прекрасные лакированные изделия и фарфор из Китая. Эти но­винки вызвали большой интерес к искусству Дальнего Востока. В садах стали появляться китайские павильоны с изогнутыми крышами, горбатые мостики и др. детали китайского сада. Однако сведения об этих садах бы­ли еще очень смутны, до тех пор, пока не появилась в Англии книга Чемберса «О восточном садоводстве». В этой книге Чемберс изложил основ­ные принципы композиции пейзажного сада, и появление этой книги дало значительный толчок новому направлению, открыло глаза на совершенно новые принципы планировок и сильно повлияло на садовое искусство Ев­ропы XVIII в.

2. Влияние живописи. Большое влияние на развитие пей­зажных парков имела живопись XVJII века. Ватто во Франции показал в своих картинах, как может быть хороша свободная растительность, а Фра­гонар рисовал замечательные пейзажи, на фоне которых выделялись руи­ны итальянских вилл. В этих работах красота вилл и поэзия пейзажа сли­вались в одно целое, давая образцы нового понимания красоты и свиде­тельствуя о нарождающейся новой эпохе в искусстве.

Таковы работы Фрагонара, относящиеся к вилле д'Эсте причем в своем увлечении итальянским пейзажем он часто отступал от реальности, создавая вымышленные композиции удивительно живописные и декора­тивные, в которых он воспевал роскошь свободно растущих деревьев, растительность изображал пышнее и гуще, чем в действительности и своим увлечением заражал зрителей любовью к естественной природе. Он нау­чил любить поэзию простой природы, дикие заросли, романтичные руины. Гравюры Персье и Фонтена, которые зарисовали и обмерили почти все виллы Италии, оказали также свое влияние на дальнейшее развитие пей­зажного стиля. Еще большее значение имели картины Тюбера Робера, ко­торый в своих работах изображал романтические пейзажи с грандиозными архитектурными сооружениями, руинами и роскошно разросшимися веко­выми деревьями. Увлечение этими картинами вызвало естественное жела­ние создать у себя подобные парки в действительности.

В Англии наибольшее значение имели картины Клода Лоррена. Из мотивов естественной природы, Лоррен создавал новый бесконечно прекрасный мир, отражение волшебной сказки, пейзажи в которых живо­писная растительность изображалась в соединении с руинами, заросшими плющем и старыми мостиками. Эти картины пробудили любовь к приро­де, они также указали на возможность создания подобных пейзажей путем изменения местности и превращения ее в художественную композицию.

3. Влияние литературы. Влияние литературы на развитие пейзаж­ных парков также очень велико. Целый ряд поэтов и писателей принимал
участие в деле восхваления естественной природы простого бесхитростно­
го пейзажа, свободного от подстрижки растений и геометризации плана.
Важным моментом в развитии пейзажного сада англичане считают появ­ление книги Мильтона «Потерянный Рай». В ней дается описание красот
естественной природы, и автор восстает против искусственности сущест­вующих парков. Эту же идею проводит в своих произведениях поэт Поуп
и Томсон. Во Франции мы встречаем те же влияния. В 1759 году вышла в
свет книга Руссо «Новая Элоиза». Идеи, изложенные в ней, зародились
под влиянием живописи Ватто и Буше. Они говорили о стремлении к про­стой сельской жизни среди неприкрашенной природы.

4. Влияние археологии. Изучение старины привело к желанию
воспроизвести в парках постройки прежних времен, поэтому одновремен­но с возникновением пейзажных парков в них появляется большое количество разностильных построек: готических развалин, римских храмов, китайских павильонов и проч. Эти постройки часто вносили элемент безвкусицы и обычно нагромождались в большом количестве в небольших
садах, выполненных второстепенными мастерами.

Под влиянием всех указанных условий возникает в XVIII веке, сначала в Англии, а затем и во Франции и других странах новый стиль в садово-парковом искусстве - стиль ландшафтного дизайна. Эти парки XVIII века назывались раньше сентиментальными. Сентиментализм XVIII века мы рассматриваем как своего рода протест против рассудочности предшествующей эпохи, как реакцию против ложно-классических устано­вок, господствовавших в XVII веке. Сентиментализм придавал громадное значение субъективным ощущениям, психологическому анализу и стре­мился пробудить в людях любовь к природе и гуманное отношение ко всем слабым и угнетенным. Он сопровождался повышенной чувствитель­ностью, любовью к мечтаниям и умиленным слезам, которые в наш трез­вый век нам кажутся невероятно преувеличенными и ненужными. Но все это было выражением чувств новой эпохи, нового класса буржуазии, по­степенно вступающего в силу и принесшего с собой новые идеалы. И в садовом искусстве XVIII века мы видим отражение этих новых чувств. Романтический характер естественного пейзажа, живописные руины рас­полагали посетителя к мечтам и грусти, этим чувствам столь характерным для сентиментализма.

Парки Англии

Планы пейзажных садов дают нам обычно очень плохое пред­ставление обо всем ансамбле, поэтому судить о них нам сейчас очень трудно. Англичане считают Бриджмена первым строителем пейзажных парков, но сведения о его работах очень скудны. Главными из них явля­ются сады поэта Поупа в Твикенхеме, Королевский парк в Ричмонде и начало работ по устройству парка Стоу. Парк в Ричмонде очень велик. Он занимает сейчас площадь в 904 га и очень часто переделывался, поэтому сейчас очень трудно судить о его первоначальном виде.

Сады Твикенхема были очень невелики и на такой небольшой территории трудно было создать значительный живописный ансамбль. Во всяком случае, здесь уже не было стриженых деревьев и симметрии в композиции. Гордостью сада были плакучие ивы по краям дома и боль­шой газон, спускающийся от дома к реке, в виде живописной лужайки. Особенно славились эти сады за совершенство отдельных картин и рас­пределение света и тени. Посадки соединялись в живописные группы. Первоначальный план садов Стоу (до последующих переделок) известен. Сад имел форму неправильной трапеции, а дворец располагался в глубине сада. Бриджмен решил сделать двор перед входом во дворец в форме пра­вильного прямоугольника. Сад решен в пейзажном стиле. Окружающая его стена в некоторых местах прерывалась для раскрытия далеких пер­спектив по приему, примененному еще Ленотром и назвавшемуся «Ах-Ах». Этот прием давал возможность соединить композицию сада с окру­жающим ландшафтом. Перед домом был расположен большой зеленый луг, края которого были окаймлены живописными рощами. Этот луг кон­чался у речки, образующей два уширения в форме озера. Вся композиция была ассиметрична, и дорожки свободно извивались между группами де­ревьев.

Лорд Берлингтон, известный любитель искусств, объехавший всю Италию, восторженный поклонник Палладио, устроил в своей вилле Чизвик, расположенный на Темзе, сады согласно новой моде в пейзажном стиле. Однако на этом примере мы видим всю неуверенность и шатания первого периода пейзажных парков. В плане, правда, нет никакой регу­лярности, однако, благодаря неумению компоновать пейзажные парки, все новшество сводилось к змеевидным дорожкам, создающим беспокойный рисунок и не дающим никаких преимуществ по сравнению с прямыми аллеями.

Сам дворец решен в форме палладиевой Ротонды, перед которой расположен зеленый луг, окаймленный рядами деревьев. Основная аллея делится на три радиально идущих луча. Здесь мы видим следы еще силь­ного влияния прежней эпохи. Между прямыми аллеями вьются змеевид­ные дорожки, не создающие интересных перспектив. В основных чертах этот сад сохраняет принципы планировки после ленотровской школы и только некоторая свобода разбивки дорожек говорит о наступлении новой эпохи.

Основателем пейзажного стиля считается Виллиам Кент. Он ро­дился в 1685 г. в Йоркшире и карьера его началась со скромной работы по расписыванию карет. Побывав в Италии, Кент выделился там как живопи­сец и вернулся на родину, составив себе уже некоторое имя. Лорд Бер­лингтон пригласил его к себе на работу в качестве архитектора. Он не был крупным живописцем, однако, в устройстве садов достиг необычайного совершенства. Его основные принципы сводились к созданию интересных и живописных перспектив и к прекрасному распределению света и тени. Растительность он располагал свободно, то группами, то отдельно стоя­щими экземплярами, то дикими зарослями, стремясь дать непрерывную смену картин, смену характера отдельных пейзажей. Здесь мы видим влияние китайского и японского искусства.

В. Кент не признавал прямых аллей, считая, что в природе их не бывает. Он извивал дорожки сада причудливо вокруг холмов, вдоль речки или живописного ручья, оставленного в его естественном виде, так что весь ансамбль производил впечатление очень красивого естественного пейзажа.

Кент обратил внимание на красоту кроны отдельно стоящего де­рева. В это время в Англии акклиматизировали Ливанский Кедр и он да­вал замечательный эффект своими мощными, горизонтально-стелющимися ветвями. Идея продолжения композиции сада за пределы ограды, слияние его с окружающей местностью приписывается также Кенту. Он продол­жил аллеи за пределы сада, и под его влиянием впоследствии вся Англия постепенно превратилась в один роскошный парк.

Планы садов, выполненных Кентом, не дают нам возможности судить о характере его творчества, т.к. по ним трудно восстановить исчез­нувшие образцы. Но ему, во всяком случае, приписывают выполнение садов Карлтонгауз, Ричмонд, Кенсингтон и окончание садов Стоу. Сад Карлстон-гауз спроектирован еще совсем в архитектурном характере.

Ричмонд много раз переделывался и о нем поэтому судить трудно. Сады Кенситгтона имеют сейчас чрезвычайно живописный вид: на зеленых лу­жайках расположены вековые деревья, создающие всю красоту этого пар­ка.

Сады Стоу считаются лучшей работой В. Кента, хотя он только закончил эту композицию, начатую до него Бриджменом. Это один из наиболее удавшихся пейзажных парков того времени. Правда, красота природы и разнообразие рельефа во многом содействовали удачному впе­чатлению, но творчество Кента придало этой природе недостающий эф­фект - прекрасные перспективы и игру света и тени. Кент подчеркнул не­которые части пейзажа: округлил форму рощ, усилил скаты, уничтожил прямые аллеи. Он раскрыл перспективу от самого дома до пруда, то там то тут, разрывая массивы зелени для показа небольшого паркового павильо­на. К недостаткам этого сада следует отнести очень большое количество построек. На небольшом участке были сооружены: храм Вакха, храм Ве­неры, храм дружбы, пустынька св. Августина, пещера Дидона и пр. Здесь же был построен знаменитый Палладиев мост, послуживший примером для многочисленных подражаний. В работе по переустройству сада Стоу Кенту помогал Броун. Он раньше был огородником, а потом начал рабо­тать по устройству пейзажных парков. Он был очень известен в свое вре­мя, и ему была поручена переделка большого числа парков Англии. К со­жалению, он был виновником уничтожения целого ряда прекрасных регу­лярных парков. Принято считать, что Броун довел приемы Кента до аб­сурда. Это наследие Кента было тяжело. Броуну никогда не хватало тон­кости, ни культуры своего учителя. Он не стеснялся переделывать пре­красные старинные парки и был участником той волны вандализма, кото­рая в это время уничтожила целый ряд ценнейших композиций. В своих работах Броун вернулся к понятию замкнутого сада и не стремился к рас­крытию горизонта, а, наоборот, окаймлял сады густой стеной раститель­ности. Ему приписывают бездарное изобретение древесных групп, распо­ложенных в плане по кругу (clumbs). Такая форма в плане, да к тому же повторяемая много раз, создавала монотонные, однотипные зеленые ост­ровки, посреди газона. Этим приемом постоянно злоупотребляли в XIX веке, доводя композицию сада до монотонной безвкусицы, благодаря не­умелым мастерам, не обладавшим достаточным художественным чутьем. Заслуга Броуна состояла в умелом использовании воды в парке и в уст­ройстве очень живописных речек и озер. Броун умер в 1783 г.

Чемберс, принимавший участие в строительстве пейзажных пар­ков Англии, ознакомил английскую публику с приемами композиции пар­ков Дальнего Востока. Его книга, вышедшая в 1757 г. «О Восточном садо­водстве» имела сильное влияние на развитие пейзажных парков. Главная работа Чемберса - это устройство садов Кью около Лондона. Они сейчас несколько изменены, благодаря сооружению громадных оранжерей и разбивке цветочных клумб, но в некоторых частях чувствуется его творчест­во и парк остался неизменным. Природные условия участка были благо­приятны и местность однообразна. Чемберс сумел придать этому парку живописность умелым размещением древесных групп и построек. Лучшие участки расположены у Китайской Пагоды и по берегу озера. Характерно отметить, что аллеи этого парка были покрыты газоном. Этот прием анг­личане очень любили и постоянно в современных садах мы встречаем га­зонные дорожки. Задуманные Чемберсом пейзажи исчезли благодаря раз­росшейся растительности и красоте садов. Сейчас во многом зависят от хорошего ухода. План парка очень прост. Центр композиции занят про­долговатым озером, которое служит лучшим украшением во всей компо­зиции. В парке имеется дикая заросль (Wildernes) - обязательный элемент пейзажного парка и целый ряд построек, руины, китайские пагоды и проч. Несмотря на хорошее знакомство Чемберса с восточным садоводством, влияние его на сады Кью очень поверхностное. В настоящее время в этом парке расположен Ботанический сад, один из наибольших в Европе и сла­вящийся своими изумительными растениями.

Парки Франции

Поворот к пейзажным паркам произошел во Франции почти одно­временно с Англией. Книга Чемберса о Китае вышла в 1757 г. только на два года раньше появления Новой Элоизы Руссо (1759) оказавшей гро­мадное влияние на развитие пейзажных парков во Франции. Но развитие шло несколько по другому пути, чем в Англии. В Англии стремились к созданию наилучших условий для отдыха и прогулок, что, по их мнению, несомненно достигалось лучше в условиях пейзажного парка. Новой эпохе бесспорно более соответствовали свободные луга, поля и леса. Они более отвечали идеям здоровья и новой морали, чем кружевные партеры регу­лярных парков Ленотра.

Франция была в исключительно благоприятных условиях для восприятия нового стиля. После смерти Людовика XIV французская знать очнулась от 60 лет тяжелого этикета, дисциплины и порядка. Реакция бы­ла быстрой. Началось стремление к максимальной простоте и естествен­ности. Но замена регулярных парков композициями, навеянными пейза­жами Клода Лоррена на самом деле не явилась упрощением. Просто пря­молинейная стилизация была заменена новой стилизацией, мотивы кото­рой были заимствованы у естественной природы. Новые композиции были такими же условными, как регулярные парки Ленотра.

Когда французские аристократы создавали свои пейзажные сады, они не имели понятия о том, что они совершали уступку новым буржуаз­ным идеям, вступающим в силу. Развитие нового движения во Франции было подготовлено, главным образом, творчеством Руссо и работами це­лого ряда ученых и философов. В этих работах особенно четко подчеркивалось неравенство классов, которое к этому времени стало тяготить ино­гда даже тех, кто пользовался этим неравенством. Французская знать, подчиняясь общему течению, думала, что она приближается к народу, мечтая у порога скромной хижины, устроенной в живописном парке. Кра­сота природы в умах сентиментальных посетителей парка вызывала стра­стное поклонение и романтические переживания. Это был своего рода экстаз. На каждом шагу эти люди находили тысячи поводов для востор­гов, вздохов и умиленных слез. Тематика парков была пропитана нраво­учениями. Каждый павильон напоминал о чем-то нежном. Каждое дерево имело сентиментальную надпись. Правда, не всегда настроение гуляющей публики совпадало с содержанием той или другой парковой детали. Так веселая молодежь часто смеялась в роще с гробницами, ссорилась в па­вильоне дружбы и играла в азартные игры под сводами сельской хижины, но устроители сентиментальных парков рассчитывали, главным образом, на то, чтобы их романтические пейзажи вызывали в посетителях серьез­ные чувства сосредоточенности, философского размышления и высших добродетелей. Во Франции первые пейзажные парки называли англо-­китайскими. Этим определением особенно четко выявлялось влияние Дальнего Востока, сказавшееся главным образом в наводнении парков громадным количеством павильонов в китайском стиле. Но главные линии садов во Франции всегда оставались строгими и в этом вопросе французы продолжали выполнять заветы, утвержденные школой Ленотра.

Из французских теоретиков этой эпохи мы можем назвать маркиза Жирардена, владельца знаменитого парка Эрменонвиль. Он написал книгу о пейзажных парках, в которой он излагал свои взгляды на садовое искус­ство. Он говорил, что над парками надо работать так, как работал В. Кент - как художник и поэт. Необходимо создание разнообразия пейзажей и смены контрастов. При создании парков следует отказаться от легкомыс­ленных идей. Сад - это место для серьезных размышлений. Жирарден, также как и другие теоретики его времени, требовал устройства в парке большого количества павильонов и архитектурных деталей. Храмы с ме­ланхолическими аксессуарами, урны с пеплом верных влюбленных, мав­золеи с плакучими ивами, разбитые колонны - все эти детали должны бы­ли напоминать о смерти и вызывать грустные мысли.

В своих теоретических установках Жирарден требовал возврата к нравам наших добродетельных предков. Это требование нашло свое отра­жение в устройстве ферм, молочен, пивоварен, мельниц - это знаменитые хижины, которые стали устраиваться во всех парках эпохи сентимента­лизма.

Парк Эрменонвиль

Парк Эрменонвиль, который считался лучшим французским пей­зажным парком, был начат в 1750 году, когда Жирарден купил поместье Эрменонвиль со старинным замком (построенном при Генрихе IV). Этот парк занимал большую площадь, украшенную большим озером, речкой, дикими зарослями и даже небольшой пустыней. Гравюра арх. Деляборда дает нам достаточное представление об этом парке. В нем, очевидно, было много живописных уголков и поэтических пейзажей. Руссо очень часто гостил и работал в Эрменонвиле, где и умер в 1778 г. На небольшом ост­ровке, на озере, в тени прекрасных тополей был похоронен Руссо и ему был поставлен мавзолей работы Г. Роберта. Эта могила Руссо стала образ­цом для бесчисленных подражаний в других парках. Присутствие могилы в парке стало обязательным, согласно требованиям сентиментального ро­мантизма. Один неизвестный покончил жизнь самоубийством недалеко от гробницы Руссо и парк Эрменонвиль обогатился второй подлинной моги­лой. Удаче Жирардена завидовали все знатные владельцы соседних пар­ков. В Эрменонвиле была также башня прекрасной Габриели, возлюблен­ной Генриха IV, которая по преданию действительно здесь жила. Эти под­линные сооружения Эрменонвиля, вызывавшие в посетителях чувства грусти и сентиментальной нежности составляли славу парка. Так как тер­ритория парка была велика, мы не встречаем в Эрменонвиле обычного для французского парка нагромождения павильонов.

 

 

Парк Меревиль

Парк Меревиль был устроен арх. Делябордом в 1784 году. Есть основания думать, что этот парк был даже красивее Эрменонвиля. Во вся­ком случае об этом говорят нам прекрасные гравюры Деляборда. В этом парке есть каскад на реке, молочня с гротом и храм Сивиллы. Но особенно знаменита могила в честь капитана Кука и ростральная колонна в память экспедиции Лаперуза и сыновей Деляборда, погибших в этой экспедиции. Мы видим в этой колонне редкий пример украшения парка элементами, имеющими связь с действительными печальными событиями, поэтому это украшение нам кажется более серьезным, чем другие и не вычурным.

Парк Монсо

Парк Монсо, расположенный сейчас в центре Парижа, был устро­ен в 1774 году Кармонтелем. В своих работах Кармонтель стремился осу­ществить требование постоянной смены декораций, считая, что разнооб­разие картин, умножение впечатлений является главной задачей парко-строителя. И действительно, на небольшой территории парка Монсо было нагромождено колоссальное количество сооружений. Мы видим здесь и «Наумахию», прекрасную парковую декорацию в виде колоннады, окру­жающей небольшой пруд (эта деталь сохранилась до настоящего време­ни). Здесь же находилась и могила молодой девушки, ферма, мельница, минарет, турецкие палатки, готические руины, храм Марса и пр. Ведь установка Карминтеля состояла в создании настоящей страны иллюзий. На самом деле красота парка была невелика.

Малый Трианон

Дворец Малого Трианона расположен за большим Трианоном в Северной части Версальского парка. Согласно новой моде Мария Антуа­нетта пожелала устроить парк в английском стиле. Парк этот очень поэти­чен и красив, отчасти потому, что в нем нет нагромождения архитектур­ных элементов. В нем находится знаменитый павильон Амура, располо­женный на острове среди богатой живописной растительности. По образ­цу храма Амура было построено много павильонов в пейзажных парках всех стран Европы. В 1782 году были построены знаменитые хижины Ма­лого Трианона. Маленькие постройки расположены по кругу, вокруг озе­ра. Их было всего 10 павильонов, из которых двух уже нет. Около речки, впадающей в озеро, располагались мельница, вольер, молочня и др. по­стройки, выполненные Ричардом Миком и Тюбер Робером. Это наиболее изящный из всех известных нам образцов хижин. В этой композиции все основано на обмане зрения. Это все сплошная декорация, за скромной внешностью которой скрывались роскошные помещения, предназначен­ные для пышных праздников знати. Эта новая форма украшения парков дала на протяжении второй половины XVIII века в Англии и Франции несколько образцовых решений, достойных стоять на одном уровне с классическими деталями регулярных парков.

Заканчивая обзор строительства пейзажных парков Европы XVIII века, следует отметить те основные черты, которые характеризуют новый пейзажный стиль в парковом строительстве.

1. Пейзажный парк требует больших пространств. Правда, мы знаем ряд парков, расположенных на очень небольших участках, но они никогда не давали таких совершенных образцов, как большие парки, по­добные Эрменонвилю.

2. Для пейзажного парка желательнее всего спокойный мягкий
рельеф с небольшими пологими склонами холмов.

3. В основе композиции лежит подражание естественной приро­де.

4. Вода в пейзажном парке решается как озеро, или река со свободным очертанием берегов с островками и заливами, образующими ин­тересный фон для отдельных пейзажей.

5. Новый стиль не признает прямых аллей. Дорожки свободно
извиваются вдоль реки или огибают холмы и неровности участка, создавая
неправильный рисунок в плане, лишенный всякой симметрии.

6. Необходимо создание максимального количества далеких
перспектив, уводящих взор далеко, даже за пределы самого парка.

Важное значение имеет распределение света и тени.

7. В пейзажном парке особое значение придается композиции
растительных групп, выделенных отдельных живописных деревьев и
смешанных пейзажей, согласно закону контрастов японского искусства.

8. Цветы в пейзажных парках XVIII века не встречаются. Парте­ры совершенно изгнаны из композиции парка, цветущие растения могли
быть только живописно размещены среди лужаек и рощ, да и то этот при­ем появился в пейзажных парках в более позднее время в XIX веке.

9. Пейзажный парк XVIII века - это сентиментальный парк, в
основе композиции которого лежит желание создать определенное на­
строение, соответствующее вкусам той эпохи и характеризующееся сосредоточенностью, печальными мыслями и нежными чувствами. Все эти чув­ства находили свое отражение в характере архитектурных деталей, которых в пейзажных парках было очень много.

10. В архитектуре павильонов господствует эклектика, разностильность, соединение стилей всех времен и эпох, что часто вело к безвкусице. Несмотря на некоторые признаки дешевых эффектов, пейзажные
парки Европы XVIII века стоят еще на уровне высокого искусства, давая
нам примеры иногда непревзойденного совершенства. Однако, с началом
XIX века, начинается постепенный упадок садово-паркового искусства,
приведший к полному забвению великих традиций прежних эпох, с их
удивительным пониманием красоты, с их изяществом, чувством меры во
всем и прекрасными пропорциями. Только сейчас снова начинается, нако­нец, возрождение садово-паркового искусства, но результаты работы по­следних лет еще трудно учесть и трудно определить то новое течение в
садовом искусстве, первые признаки которого мы сейчас наблюдаем в
строительстве современных парков.

Г.Г. Гримм

megaobuchalka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о