Нуриев фото ричарда аведона: Нуреев через призму фотокамеры  – La Personne

Содержание

Нуреев через призму фотокамеры  – La Personne

Есть много способов рассказать о Рудольфе Нурееве: через интервью с людьми, которые знали и работали с танцовщиком, с помощью кино и телевизионных балетов, в которых танцевал Нуреев свои партии, с помощью грандиозного спектакля, поставленного в Большом театре Серебренниковым… Но как ничто иное о Нурееве рассказывают его фотографии, сделанные великими мастерами балетной фотографии. Сегодня мы покажем вам самые запоминающиеся фотоработы, запечатлевшие Рудольфа Нуреева не только как гениального танцовщика, но страстного мужчину и ценителя прекрасного.

 

Ричард Аведон 

Знаменитая черно-белая фотосессия, где Рудольф Нуреев предстает перед зрителями полностью обнаженным, сделана 25 июля 1961 года в Париже. Всего лишь месяцем ранее Нуреев совершил решительный шаг (читайте «прыжок») из СССР на запад. Воспевая свободу и с решимостью встречая свою ожидающую его судьбу, он позирует перед камерой Ричарда Аведона.

 

Сесиль Битон 

Став партнершей Рудольфа Нуреева, Марго Фонтейн стала легендарной балериной и имела возможность прокормить семью, так как ее муж, бывший панамский дипломат, был прикован к инвалидному креслу. Фотографу Сесилу Битону выпала честь фотографировать дуэт Фонтейн-Нуреев — один из самых ярких и вдохновляющих в истории балета.

 

Марта Своуп

В 1975 Рудольф Нуреев самостоятельно поставил «Раймонду» в American Ballet Theatre. Нуреев играл рыцаря де Бриена, а его близкий друг Эрик Брун — Абдерахмана. Танцовщица Синтия Грегори играла, собственно, Раймонду. Фотограф Марта Своуп была своеобразным репортером постановки — фотографировала репетиции, спектакль, и, конечно же, Рудольфа Нуреева.

 

Дерри Мур 

Ценитель красоты и роскоши, Нуреев собирал предметы искусства. Его квартира в Париже наполнена картинами и различными диковинными вещицами, которые он привозил из разных уголков света из гастролей.

На снимках камеры Дерри Мур танцовщика можно увидеть в его шикарной парижской квартире, которая была не просто домом для Нуреева, но и своеобразной сокровищницей.

 

Фредерика Дэвис 

Еще один фотограф, снимавший совместную работу Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн. Смотря на ее снимки можно подумать, что пара была страстными любовниками. Возможно, в работе так и было, иначе их дуэт не был бы так успешен. Запечатлевая своей камерой историю, Дэвис сумела поймать в объектив то, за чем так охотились все, кто любили Нуреева: страсть, силу и безграничную любовь к танцу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дэвид Бейли 

Дэвид Бейли — мастер черно-белой фотографии, который умеет показать своих героев с незнакомой ранее стороны. В Рудольфе Нуреева он раскрыл не просто танцовщика, умеющего танцевать, но артиста, который умеет играть и перевоплощаться. И делает это легко, смешно и непринужденно.

 

Юрген Фольмер 

Его снимки Рудольфа Нуреева одни из самых узнаваемых, потому, как именно, Юрген Фольмер задокументировал совместную работу Нуреева и Ролана Пети — балет «Юноша и смерть», который многие в карьере танцовщика считают знаковым: постановка стала кинобалетом.

Ричард Аведон: американская легенда | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 18 июля 2019


Ранние годы

Richard Avedon родился в 1923 году в Нью-Йорке в еврейской семье. Его предки были эмигрантами из России, они уехали в Штаты в конце 19-го века. Отец Аведона владел универмагом на Пятой авеню, а мать происходила из семьи собственников швейной фабрики.

Родители старались воспитывать Ричарда в строгости и спрашивали о каждом израсходованном центе из выданных карманных денег. В школе мальчик увлекался литературой, и сам экспериментировал со стихами, причем однажды даже стал лауреатом поэтического конкурса, проводившегося среди нью-йоркских средних школ. Кроме этого, он исполнял обязанности помощника редактора в школьном журнале «The Magpie».

В семье Аведонов был фотоаппарат Kodak, и Ричард в свободное от школьных занятий время занимался его изучением. В 10 лет он сделал свою первую фотографию. На ней оказался композитор Сергей Рахманинов – он тогда жил на Манхэттене, в том же доме, что и дедушка Аведона.

Увлечение стихами оказалось настолько серьезным, что Ричард даже поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать поэзию и философию. Однако через год он бросил учебу. Страсть к фотографии проиграла университетским дисциплинам – снимки позволяли очень быстро воплощать бурлящие эмоции.

В 1942-1944 годах Аведон служит в морской пехоте США. Перед уходом на службу Ричард получил от отца в подарок камеру Rolleiflex. С ней он попал в Управление американским торговым флотом на должность помощника фотографа. Аведон снимал пехотинцев, которым делали удостоверения личности. По словам самого Ричарда, эта работа стала для него «настоящей школой портретной фотографии». Он сам занимался изучением мимики и строения лица, а также познавал основные съемочные приемы.

Магия снимков

Ричард Аведон, искусно владевший черно-белой графикой, передавал всю глубину человеческих чувств, и каждое его произведение – это диалог не только со своей моделью, но и зрителем. Его портреты на светлом фоне кажутся простыми и незатейливыми, однако на публику они оказывают почти гипнотическое воздействие. Конечно, одной лишь техникой такого потрясающего эффекта добиться невозможно. Обладающий кипучей энергией, Richard Avedon искренне интересовался своими героями, внушая им чувство собственной значимости. Каждый, кто находился перед объективом, раскрывался, и именно так рождалась уникальная магия портретов, ставших выдающимися снимками мирового фотоискусства.

Карьера фотографа

После службы в армии Ричард немного поработал, делая рекламные съемки для универмага Bonwit Teller. Вскоре он понял, что хочет заниматься фотографией профессионально, поэтому собрал портфолио и пошел к Алексею Бродовичу – известному художнику и дизайнеру, эмигрировавшему из России в 1918 году. Бродович тогда работал арт-директором журнала Harper’s Bazaar.

1940-е годы были временем расцвета Vogue и Harper’s Bazaar, именно тогда происходило становление жанра фэшн-фотографии, а также появлялись новые формы и стили. Отзывы на портфолио Аведона оказались неоднозначными. На его снимках модели бегали по пляжу и играли в чехарду. В Harper’s Bazaar отказались печатать такие фото – модное издание посчитало неподходящими для себя изображения босых девушек. Однако арт-директор журнала отозвался о работах Ричарда как о «свежих и правдивых».

В 1945 году начала работать собственная фотостудия Аведона. Фотограф стал сотрудничать с разными журналами, в том числе, Life, Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Theater Arts. Очень скоро усилиями Ричарда Аведона оформился новый жанр, основанный на переплетении фэшн-съемки и реальной жизни. У него было несколько главных принципов творчества:

  • минимальное количество деталей;
  • правдивость;
  • естественность;
  • взаимное уважение и взаимопонимание между фотографом и человеком в кадре.

Если еще совсем недавно моделей снимали только в павильонах в статичных позах, то Аведон делал свою работу где угодно: на улицах, в зоопарке и цирке, рядом с пирамидами в Египте и на космических площадках NASA.

Легендарный прорыв

Фотографии Довимы ван Клифф со слонами стали первыми широко известными работами мастера. Снимки самой известной модели того времени в шикарном наряде от Dior, с настоящими слонами на арене цирка выглядят неожиданно и в то же время эстетически безупречно.

Вот еще несколько интересных работ, которые сделал в тот период Ричард Аведон:

  • Фото актрисы Мэрилин Монро является уникальным в своем роде. Ричард вспоминал, как весенним вечером 1957 года дива приехала к нему в студию и на протяжении нескольких часов позировала, танцевала, флиртовала. Но когда работа была окончена, на мгновение актриса «вышла» из образа. Фотографу удалось запечатлеть этот редкий миг, когда она была сама собой, беззащитная и открытая.

  • Еще одно интересное фото, сделанное тогда же, – это портрет Мэрилин Монро и ее мужа, красавца-сценариста Артура Миллера. Здесь актриса светится счастьем рядом с любимым человеком, с которым вместе уже 2 года. Спустя несколько лет они расстанутся, но наполненный радостью и оптимизмом миг навсегда остался с нами благодаря мастерству фотографа.

  • Этот портрет Элизабет Тейлор с причудливой прической из перьев был сделан 1 июля 1964 года. Идеальный баланс, резкая контрастность — минималистический стиль, которым был знаменит Ричард Аведон, как нельзя лучше отобразил эстетику 60-х. Элизабет была на тот момент самой высокооплачиваемой актрисой Голливуда, и фотограф не побоялся придать ее портрету нотку вызова и величественности.

Работы Ричарда Аведона

У Аведона вышло несколько десятков фотоальбомов, причем часть из них были напечатаны после его смерти. Он снимал и знаменитостей, и простых работяг. В 1955 году Ричард сделал снимок популярной тогда модели, известной как Довима. На девушке было вечернее платье от Dior, и она позировала с африканскими слонами.

В 1960-е годы Ричард Аведон фотографировал участников Антивоенного движения и Движения за гражданские права. Параллельно он снимал Биттлз, Энди Уорхола, Фрэнка Заппу, Дженис Джоплин, Твигги, Михаила Барышникова и Майю Плисецкую.

В 1976 году у Аведона вышел альбом «Семья», на страницах которого оказались портреты представителей правительства и деловой элиты. Среди них были Джордж Буш, Рональд Рейган, Генри Киссинджер, Дональд Рамсфельд, члены семей Рокфеллеров и Кеннеди.

В 1979-1984 годах Аведон работал над серией фотографий под названием «Американский Запад». Он объездил почти 200 городов в 17 штатах и сделал портреты сотен простых американцев – шахтеров, работников нефтяных вышек и безработных.

Для портретов Аведон обычно использовал простой белый фон, поэтому зритель не отвлекался на попадавшие в кадр посторонние предметы и полностью концентрировал внимание на модели.

Автобиография с изображениями Рудольфа Нуриева

стр.35. Моя первая встреча с балетом, которая с тех пор должна была заполнить всю мою жизнь, была неортодоксальной. Это была любовь с первого взгляда, но только через вторжение в дом. Маме удалось купить в тот вечер только один билет в Оперу для всей семьи, но она была полна решимости как-нибудь нас всех заполучить. Итак, мы приехали. Мои три сестры, моя мама и я. У театра мы обнаружили огромную нетерпеливую толпу. Это было как раз в конце войны. Естественная любовь, присущая каждому русскому к музыке и балету, за эти годы еще более усилилась благодаря тому, что человек был готов отдать все в обмен на маленькую мечту, моментальный побег от кошмара повседневной жизни.Безграничные духовные ресурсы россиян, глубина их внутренней жизни — явная способность, которую они имеют, отрезать себя от грязи своей повседневной борьбы, — для меня, пожалуй, самое сильное объяснение огромного успеха, которым может обладать почти любое проявление искусства. в Советском Союзе. Толпа становилась все больше и больше с каждой минутой. Он так сильно толкался в большие двери [Уфимской] Оперы, что они внезапно рухнули, вход был настежь, и нас всех буквально толкнуло внутрь.Под прикрытием всеобщего хаоса оказались пятеро Нуреевых по одному билету.

с.57 — Школа и компания, основанная, когда Санкт-Петербургу было всего тридцать шесть лет — в 1738 году, ровно за два столетия до моего рождения.
25 августа 1955 года, в возрасте семнадцати лет, я вошел в желанный храм танцев — Ленинградское хореографическое училище.

с.63 — [Учитель танцев Александр Пушкин] был человеком, способным глубоко вникнуть в характер каждого ученика, придумать для каждого индивидуально интересные комбинации шагов, рассчитанные на стимулирование их интереса и стремления к работе.Он всегда пытался использовать достоинства каждого из нас — не концентрируясь на наших недостатках, не пытаясь изменить нашу личность, а, напротив, уважая их, чтобы каждый мог привнести в свой танец какой-то индивидуальный оттенок. , отражение его собственной внутренней жизни. В конце концов, именно личность танцора придает классическому балету жизнь и величие.

с.76 — Пришло время выбирать: Большой или Киров. Мне показалось, что Большой слишком ограничивает своих артистов, чтобы выразить себя в полной мере — всегда, за исключением, конечно, Улановой, которая продолжает свой уникальный, чудесный путь, живя своим искусством.Только она, первая балерина мира, может вести свой неуклонный путь, всегда скромна, всегда скромно одета, полностью поглощена своим танцем и совершенно неуязвима для всех театральных интриг. Ее внутренняя сила, ее собственные человеческие качества — вот причины, по которым она всегда остается непорочной. Для более мелких художников политика Большого театра часто может оказаться катастрофической, превращая их в простых спортсменов, рекордсменов с изумительными стальными мускулами, но без сердца и без глубокой чуткой любви к искусству, которому они служат.Ведь Большой театр превратился в национальную выставочную площадку, и одна из его основных функций — посещать императрицу иностранцев, а также толпы туристов, которые ежедневно прибывают в столицу с самых отдаленных форпостов Советского Союза. Поэтому само собой разумеется, что работа Большого театра должна строго отражать политику правительства и строго соответствовать всем правилам; в репертуар всегда должны входить балеты, продвигающие официальные точки зрения на уровне, понятном массам.Ленинград в другом положении. Как бы то ни было, он находится на значительном расстоянии от правительственного центра, поэтому его не так жестко контролируют или художественно не заставляют идти в ногу со временем. Беспристрастные наблюдатели часто замечали здесь некую изощренность, которой нет в Большом. Знаменательный факт, что некоторые из наших лучших советских балетов со времен революции (например, «Ромео и Джульетта» или «Лаврентия») были созданы Кировым и только спустя долгое время были приняты в Большом театре.По всем этим причинам, плюс очарование его великим прошлым, его прямая связь со знаменитым Мариинским и моя собственная связь с Ленинградским хореографическим училищем — я выбрал Кировский.

Ли Радзивилл, великая дама общества и сестра Жаклин Кеннеди Онассис, умерла по адресу 85

Ли Радзивилл, которая использовала свой статус младшей сестры бывшей первой леди Жаклин Кеннеди Онассис в разнообразной карьере законодателя моды и декоратора интерьеров. , актриса, принцесса и великая дама общества кафе на двух континентах, скончалась в феврале.15 в Нью-Йорке. Ей было 85 лет.

Смерть подтвердила близкая подруга Корнелия Гест. Других подробностей не было.

Выросшая среди богатых семей Бувье и Окинклос, Радзивилл вместе с сестрой росла в особняках на Восточном побережье.

Несмотря на то, что она, как известно, барахталась как актриса, ее авантюрный дух, утонченная внешность, хриплый голос и гламурная связь с Белым домом Кеннеди заставили ее сниматься на обложках журналов и по телевидению, открывая двери в королевские дворцы, гала-вечера, жаркие романы и пробные события в мире. 1960-е и 1970-е годы.

Она получила титул принцессы после обмена клятвами с изгнанным польским дворянином, ее вторым из трех мужей, но ее самое сильное влияние было как королевы стиля. Еще до того, как ее сестра, вышедшая замуж за Джона Кеннеди, стала первой леди в 1961 году, модная пресса обратила внимание на шикарный образ Радзивилла, который часто отличался чистыми линиями, большими солнцезащитными очками и распущенными волосами. Журнал Vogue отметил, что она помогла моде США перейти от скучной элегантности 1950-х годов к более расслабленному и уверенному стилю.

Она работала помощницей давнего редактора Harper’s Bazaar Дайаны Вриланд, руководила павильоном американской моды на Всемирной выставке 1958 года и вдохновляла таких дизайнеров, как Ив Сен-Лоран и Марк Джейкобс.

Писательница Трумэн Капоте сказала, что она затмила свою более знаменитую сестру. «Она — все, за что люди приписывают Джеки», — сказал он журналу People в 1976 году. «Вся внешность, стиль, вкус — у Джеки их никогда не было, и все же именно Ли жил в тени».

Обозреватели сплетен и книги, в том числе несанкционированная биография Дайаны ДюБуа 1995 года «В тени ее сестры: интимная биография Ли Радзивилла», настаивали на том, что она всегда ревновала к своему всемирно уважаемому брату.

Жаклин Кеннеди Онассис с Ли Радзивиллом на конной ферме в Великобритании в ноябре 1968 года.

(Evening Standard / Getty Images)

Дюбуа даже сказал, что греческий судоходный магнат Аристотель Онассис, женившийся на Жаклин после убийства президента Кеннеди, изначально был завоеванием Радзивиллов до того дня, когда в 1963 году она пригласила свою сестру плыть на его яхте.

Онассис «был динамичным, иррациональным — жестоким, я полагаю, но захватывающим», — сказала она New York Times в 2013 году.«У него также была прекрасная кожа, и он замечательно пах. Естественно, я имею в виду. Очаровательно … как обнаружила моя сестра! » Радзивилл всегда отрицал соперничество.

Во время правления администрации Кеннеди две сестры были доверенными лицами и попутчиками. Они пообедали в Букингемском дворце и совершили поездку по Индии, катаясь на слонах и болтая с премьер-министром Джавахарлалом Неру. Радзивилл провел большую часть кубинского ракетного кризиса, скрывшись в Белом доме с Жаклин и наблюдая, как президент напряженно обменивается телефонными звонками с помощниками.

«Не могу отрицать, что те несколько лет были гламурными: я был на президентской яхте на гонках Кубка Америки, вечеринках в Белом доме en fête. Это было так восхитительно », — сказала она Times.

Ко времени убийства Кеннеди в ноябре 1963 года она сама была светской львицей в списке лучших и ее часто называли принцессой Радзивиллой благодаря ее браку в 1959 году с принцем Станисласом Альбертом Радзивиллом, который бежал из Польши после мировой войны. II, чтобы стать девелопером в Лондоне.

Она танцевала на легендарном Черно-белом балу-маскараде Капоте в 1966 году, который иногда называют «вечеринкой века», и присоединилась к другим знаменитостям во время печально известного турне Rolling Stones 1972 года по США. Ведущий гитарист Кейт Ричардс, которого это не впечатлило, окрестил ее «Принцессой Редькой».

Всегда беспокойный, Радзивилл, как писал журнал People, пробовал «сделать карьеру, как многие Холстоны».

Вместе с Капоте, который дает советы по актерскому мастерству, а с Сен-Лораном — вешалкой с платьями, Радзивилл дебютировал в чикагской постановке 1967 года «Филадельфийская история.Она сыграла высокомерную светскую львицу Трейси Лорд, роль которой прославила Кэтрин Хепберн, но критики назвали ее выступление неестественным. «Звездой не рождается», — заметил один рецензент.

Ничто из этого не омрачало привлекательности Радзивилла в высшем обществе. Ее тонкое, как карандаш, телосложение, длинная шея и удлиненный рот украшали обложки журналов и фотографии Ричарда Аведона. Другой друг, Энди Уорхол, запечатлел ее элегантность на оранжевом портрете на шелкографии. Ее ближайшим другом был суперзвезда русского балета Рудольф Нуриев, и ее связывали романтические отношения с другими яркими людьми той эпохи, включая архитектора Ричарда Мейера и фотографа и художника Питера Бирда.

В 1976 году она открыла бизнес по декорированию интерьеров в Нью-Йорке, заключив контракт на проектирование люксов для отелей Americana. Она также работала организатором мероприятий и консультантом по стилю у Джорджио Армани и была постоянным участником коктейльных вечеринок и модных показов в Лондоне, Париже и Нью-Йорке. Даже в свои 80 Радзивилл составляла списки самых одетых, в то время как ее дорогие апартаменты появлялись в журналах по архитектуре и дизайну.

«Более полувека она была центральной фигурой в приходах и уходах высшего общества», — написал журнал Vogue в посвящении 2014 года.«Рассказ о легкомыслии ХХ века обязательно должен посвящать Ли Радзивиллу хотя бы одну целую главу и множество разрозненных упоминаний».

Радзивилл родилась Кэролайн Ли Бувье в Нью-Йорке 3 марта 1933 года. Ее отец, Джон «Блэк Джек» Бувье III, был богатым биржевым маклером, известным распутством и пьянством. Ее мать, Джанет Нортон Ли, происходила из известной южной семьи.

Ли Радзивилл Росс и сводный брат Джейми Очинклосс в Нью-Йорке в мае 1994 года.

(Росарио Эспозито / Ассошиэйтед Пресс)

После развода ее мать снова вышла замуж в 1942 году за вашингтонского бизнесмена и наследника Standard Oil Хью Очинклосса-младшего, отчима писателя Гора Видала.

Сестры Бувье, воспитанные в основном гувернантками, посещали частную школу мисс Портер в Фармингтоне, штат Коннектикут. Несчастная после развода родителей будущая принцесса сказала, что ей стало так одиноко, что в 11 лет она попыталась усыновить сироту.

Она сказала, что ее родители обожали Жаклин, которая была на четыре года старше, книжный червь и лучшая наездница, в то время как Ли, которую однажды сбросили с лошади и затоптали, боялась животных.«Моя мать бесконечно говорила мне, что я слишком толстая, что я не шибко запятнала свою сестру», — сказала она Times.

Но, как и ее сестра, Ли считалась классической красавицей и была названа «дебютанткой года» газетной сетью Hearst. Она поступила в колледж Сары Лоуренс к северу от Нью-Йорка после того, как в 1950 году окончила школу мисс Портер, но, исповедуя сильную неприязнь к ученым, уехала после второго курса, чтобы изучать искусство в Италии.

Ее первый брак с Майклом Кэнфилдом, сыном руководителя книгоиздания Касса Кэнфилда, распался отчасти из-за того, что он, по сообщениям, много пил, и из-за ее растущих отношений с будущим мужем принцем Радзивиллом.В 1974 году Радзивиллы разводятся.

В 1988 году она вышла замуж за кинорежиссера и хореографа Герберта Росса, позже рассказав New York Times: «Он определенно отличался от всех, с кем я был связан, и мир кино казался захватывающим. Ну, это было не так ». Она также сказала, что он был одержим дизайнерскими вкусами своей покойной жены, балерины Норы Кэй. Радзивилл и Росс развелись в 2001 году, незадолго до его смерти.

У нее было двое детей от князя Радзивилла. Их сын, удостоенный премии «Эмми» продюсер телевизионных новостей Энтони Радзивилл, умер от редкой формы рака в 1999 году, всего через несколько недель после того, как ее племянник Джон Ф.Кеннеди-младший, с которым она была близка, погиб в авиакатастрофе. Среди выживших — дочь Анна Кристина «Тина» Радзивилл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.