Нуриев фото ричарда аведона: Нуреев через призму фотокамеры  – La Personne

Содержание

Нуреев через призму фотокамеры  – La Personne

Есть много способов рассказать о Рудольфе Нурееве: через интервью с людьми, которые знали и работали с танцовщиком, с помощью кино и телевизионных балетов, в которых танцевал Нуреев свои партии, с помощью грандиозного спектакля, поставленного в Большом театре Серебренниковым… Но как ничто иное о Нурееве рассказывают его фотографии, сделанные великими мастерами балетной фотографии. Сегодня мы покажем вам самые запоминающиеся фотоработы, запечатлевшие Рудольфа Нуреева не только как гениального танцовщика, но страстного мужчину и ценителя прекрасного.

 

Ричард Аведон 

Знаменитая черно-белая фотосессия, где Рудольф Нуреев предстает перед зрителями полностью обнаженным, сделана 25 июля 1961 года в Париже. Всего лишь месяцем ранее Нуреев совершил решительный шаг (читайте «прыжок») из СССР на запад. Воспевая свободу и с решимостью встречая свою ожидающую его судьбу, он позирует перед камерой Ричарда Аведона.

 

Сесиль Битон 

Став партнершей Рудольфа Нуреева, Марго Фонтейн стала легендарной балериной и имела возможность прокормить семью, так как ее муж, бывший панамский дипломат, был прикован к инвалидному креслу. Фотографу Сесилу Битону выпала честь фотографировать дуэт Фонтейн-Нуреев — один из самых ярких и вдохновляющих в истории балета.

 

Марта Своуп

В 1975 Рудольф Нуреев самостоятельно поставил «Раймонду» в American Ballet Theatre. Нуреев играл рыцаря де Бриена, а его близкий друг Эрик Брун — Абдерахмана. Танцовщица Синтия Грегори играла, собственно, Раймонду. Фотограф Марта Своуп была своеобразным репортером постановки — фотографировала репетиции, спектакль, и, конечно же, Рудольфа Нуреева.

 

Дерри Мур 

Ценитель красоты и роскоши, Нуреев собирал предметы искусства. Его квартира в Париже наполнена картинами и различными диковинными вещицами, которые он привозил из разных уголков света из гастролей. На снимках камеры Дерри Мур танцовщика можно увидеть в его шикарной парижской квартире, которая была не просто домом для Нуреева, но и своеобразной сокровищницей.

 

Фредерика Дэвис 

Еще один фотограф, снимавший совместную работу Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн. Смотря на ее снимки можно подумать, что пара была страстными любовниками. Возможно, в работе так и было, иначе их дуэт не был бы так успешен. Запечатлевая своей камерой историю, Дэвис сумела поймать в объектив то, за чем так охотились все, кто любили Нуреева: страсть, силу и безграничную любовь к танцу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дэвид Бейли 

Дэвид Бейли — мастер черно-белой фотографии, который умеет показать своих героев с незнакомой ранее стороны. В Рудольфе Нуреева он раскрыл не просто танцовщика, умеющего танцевать, но артиста, который умеет играть и перевоплощаться. И делает это легко, смешно и непринужденно.

 

Юрген Фольмер 

Его снимки Рудольфа Нуреева одни из самых узнаваемых, потому, как именно, Юрген Фольмер задокументировал совместную работу Нуреева и Ролана Пети — балет «Юноша и смерть», который многие в карьере танцовщика считают знаковым: постановка стала кинобалетом.

Ричард Аведон: американская легенда | Блогер elena_dokuchaewa на сайте SPLETNIK.RU 18 июля 2019


Ранние годы

Richard Avedon родился в 1923 году в Нью-Йорке в еврейской семье. Его предки были эмигрантами из России, они уехали в Штаты в конце 19-го века. Отец Аведона владел универмагом на Пятой авеню, а мать происходила из семьи собственников швейной фабрики.

Родители старались воспитывать Ричарда в строгости и спрашивали о каждом израсходованном центе из выданных карманных денег. В школе мальчик увлекался литературой, и сам экспериментировал со стихами, причем однажды даже стал лауреатом поэтического конкурса, проводившегося среди нью-йоркских средних школ. Кроме этого, он исполнял обязанности помощника редактора в школьном журнале «The Magpie».

В семье Аведонов был фотоаппарат Kodak, и Ричард в свободное от школьных занятий время занимался его изучением. В 10 лет он сделал свою первую фотографию. На ней оказался композитор Сергей Рахманинов – он тогда жил на Манхэттене, в том же доме, что и дедушка Аведона.

Увлечение стихами оказалось настолько серьезным, что Ричард даже поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать поэзию и философию. Однако через год он бросил учебу. Страсть к фотографии проиграла университетским дисциплинам – снимки позволяли очень быстро воплощать бурлящие эмоции.

В 1942-1944 годах Аведон служит в морской пехоте США. Перед уходом на службу Ричард получил от отца в подарок камеру Rolleiflex. С ней он попал в Управление американским торговым флотом на должность помощника фотографа. Аведон снимал пехотинцев, которым делали удостоверения личности. По словам самого Ричарда, эта работа стала для него «настоящей школой портретной фотографии». Он сам занимался изучением мимики и строения лица, а также познавал основные съемочные приемы.

Магия снимков

Ричард Аведон, искусно владевший черно-белой графикой, передавал всю глубину человеческих чувств, и каждое его произведение – это диалог не только со своей моделью, но и зрителем. Его портреты на светлом фоне кажутся простыми и незатейливыми, однако на публику они оказывают почти гипнотическое воздействие. Конечно, одной лишь техникой такого потрясающего эффекта добиться невозможно. Обладающий кипучей энергией, Richard Avedon искренне интересовался своими героями, внушая им чувство собственной значимости. Каждый, кто находился перед объективом, раскрывался, и именно так рождалась уникальная магия портретов, ставших выдающимися снимками мирового фотоискусства.

Карьера фотографа

После службы в армии Ричард немного поработал, делая рекламные съемки для универмага Bonwit Teller. Вскоре он понял, что хочет заниматься фотографией профессионально, поэтому собрал портфолио и пошел к Алексею Бродовичу – известному художнику и дизайнеру, эмигрировавшему из России в 1918 году. Бродович тогда работал арт-директором журнала Harper’s Bazaar.

1940-е годы были временем расцвета Vogue и Harper’s Bazaar, именно тогда происходило становление жанра фэшн-фотографии, а также появлялись новые формы и стили. Отзывы на портфолио Аведона оказались неоднозначными. На его снимках модели бегали по пляжу и играли в чехарду. В Harper’s Bazaar отказались печатать такие фото – модное издание посчитало неподходящими для себя изображения босых девушек. Однако арт-директор журнала отозвался о работах Ричарда как о «свежих и правдивых».

В 1945 году начала работать собственная фотостудия Аведона. Фотограф стал сотрудничать с разными журналами, в том числе, Life, Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Theater Arts. Очень скоро усилиями Ричарда Аведона оформился новый жанр, основанный на переплетении фэшн-съемки и реальной жизни. У него было несколько главных принципов творчества:

  • минимальное количество деталей;
  • правдивость;
  • естественность;
  • взаимное уважение и взаимопонимание между фотографом и человеком в кадре.

Если еще совсем недавно моделей снимали только в павильонах в статичных позах, то Аведон делал свою работу где угодно: на улицах, в зоопарке и цирке, рядом с пирамидами в Египте и на космических площадках NASA.

Легендарный прорыв

Фотографии Довимы ван Клифф со слонами стали первыми широко известными работами мастера. Снимки самой известной модели того времени в шикарном наряде от Dior, с настоящими слонами на арене цирка выглядят неожиданно и в то же время эстетически безупречно.

Вот еще несколько интересных работ, которые сделал в тот период Ричард Аведон:

  • Фото актрисы Мэрилин Монро является уникальным в своем роде. Ричард вспоминал, как весенним вечером 1957 года дива приехала к нему в студию и на протяжении нескольких часов позировала, танцевала, флиртовала. Но когда работа была окончена, на мгновение актриса «вышла» из образа. Фотографу удалось запечатлеть этот редкий миг, когда она была сама собой, беззащитная и открытая.

  • Еще одно интересное фото, сделанное тогда же, – это портрет Мэрилин Монро и ее мужа, красавца-сценариста Артура Миллера. Здесь актриса светится счастьем рядом с любимым человеком, с которым вместе уже 2 года. Спустя несколько лет они расстанутся, но наполненный радостью и оптимизмом миг навсегда остался с нами благодаря мастерству фотографа.

  • Этот портрет Элизабет Тейлор с причудливой прической из перьев был сделан 1 июля 1964 года. Идеальный баланс, резкая контрастность — минималистический стиль, которым был знаменит Ричард Аведон, как нельзя лучше отобразил эстетику 60-х. Элизабет была на тот момент самой высокооплачиваемой актрисой Голливуда, и фотограф не побоялся придать ее портрету нотку вызова и величественности.

Работы Ричарда Аведона

У Аведона вышло несколько десятков фотоальбомов, причем часть из них были напечатаны после его смерти. Он снимал и знаменитостей, и простых работяг. В 1955 году Ричард сделал снимок популярной тогда модели, известной как Довима. На девушке было вечернее платье от Dior, и она позировала с африканскими слонами.

В 1960-е годы Ричард Аведон фотографировал участников Антивоенного движения и Движения за гражданские права. Параллельно он снимал Биттлз, Энди Уорхола, Фрэнка Заппу, Дженис Джоплин, Твигги, Михаила Барышникова и Майю Плисецкую.

В 1976 году у Аведона вышел альбом «Семья», на страницах которого оказались портреты представителей правительства и деловой элиты. Среди них были Джордж Буш, Рональд Рейган, Генри Киссинджер, Дональд Рамсфельд, члены семей Рокфеллеров и Кеннеди.

В 1979-1984 годах Аведон работал над серией фотографий под названием «Американский Запад». Он объездил почти 200 городов в 17 штатах и сделал портреты сотен простых американцев – шахтеров, работников нефтяных вышек и безработных.

Для портретов Аведон обычно использовал простой белый фон, поэтому зритель не отвлекался на попадавшие в кадр посторонние предметы и полностью концентрировал внимание на модели.

Работа вне индустрии красоты

Но уже признанный мастер не ограничивался снимками знаменитостей и икон стиля. В его портфолио есть и портреты политиков (президента США Д.Д.Эйзенхауэра, доктора Мартина Лютера Кинга и других), солдат, воевавших во Вьетнамской войне, и ее жертв.

Позже, в 1979 году, Ричард Аведон приступил к работе над масштабным проектом под названием In the American West, который длился 6 лет. В его рамках он делал фотографии простых американцев: шахтеров, водителей, ковбоев, безработных, подростков — всех, кто привлек его внимание.

Проект был встречен критикой, его обвиняли в том, что он выставляет граждан США не в лучшем свете. Но со временем фотокнига стала бестселлером и одной из важных вех в искусстве портретной фотографии ХХ века.

Последние годы

Около двух десятков лет Ричард Аведон проработал в Harper’s Bazaar, еще примерно столько же в Vogue (его он покинул в 1989 году). В 1992 году Ричард устроился в американский еженедельник The New Yorker и стал первым в истории этого издания штатным фотографом. Его работы использовались в качестве иллюстраций к критическим статьям и эссе.

В 1997 году Аведон снимал календарь Pirelli, а в 1999 году выпустил альбом «Шестидесятые», в котором собрал работы, лучше всего отражавшие культуру 1960-х годов. Кроме звезд той эпохи на страницах оказались и безымянные солдаты, снятые во время поездки фотографа во Вьетнам.

Ричард Аведон не прекращал работать до самой смерти. Он умер в 2004 году от мозгового кровоизлияния в техасской больнице. В клинику он приехал для съемок альбома «За демократию».

Переход к конкурентам

В 1966 году Аведон после 2-х летнего творческого кризиса стал работать на главного соперника Harper’s Bazaar – журнал Vogue. Здесь ему тоже была предоставлена полная свобода творчества. Их сотрудничество продлилось до 1990 года и ознаменовалось не менее интересными работами. Провокационные, сюрреалистические снимки подтверждали, что Ричард Аведон – настоящий новатор, который произвел революцию в искусстве модной фотографии.

Нуреев через призму фотокамеры

Есть много способов рассказать о Рудольфе Нурееве: через интервью с людьми, которые знали и работали с танцовщиком, с помощью кино и телевизионных балетов, в которых танцевал Нуреев свои партии, с помощью грандиозного спектакля, поставленного в Большом театре Серебренниковым… Но как ничто иное о Нурееве рассказывают его фотографии, сделанные великими мастерами балетной фотографии. Сегодня мы покажем вам самые запоминающиеся фотоработы, запечатлевшие Рудольфа Нуреева не только как гениального танцовщика, но страстного мужчину и ценителя прекрасного.

Ричард Аведон

Знаменитая черно-белая фотосессия, где Рудольф Нуреев предстает перед зрителями полностью обнаженным, сделана 25 июля 1961 года в Париже. Всего лишь месяцем ранее Нуреев совершил решительный шаг (читайте «прыжок») из СССР на запад. Воспевая свободу и с решимостью встречая свою ожидающую его судьбу, он позирует перед камерой Ричарда Аведона.

Сесиль Битон

Став партнершей Рудольфа Нуреева, Марго Фонтейн стала легендарной балериной и имела возможность прокормить семью, так как ее муж, бывший панамский дипломат, был прикован к инвалидному креслу. Фотографу Сесилу Битону выпала честь фотографировать дуэт Фонтейн-Нуреев — один из самых ярких и вдохновляющих в истории балета.

Марта Своуп

В 1975 Рудольф Нуреев самостоятельно поставил «Раймонду» в American Ballet Theatre. Нуреев играл рыцаря де Бриена, а его близкий друг Эрик Брун — Абдерахмана. Танцовщица Синтия Грегори играла, собственно, Раймонду. Фотограф Марта Своуп была своеобразным репортером постановки — фотографировала репетиции, спектакль, и, конечно же, Рудольфа Нуреева.

Дерри Мур

Ценитель красоты и роскоши, Нуреев собирал предметы искусства. Его квартира в Париже наполнена картинами и различными диковинными вещицами, которые он привозил из разных уголков света из гастролей. На снимках камеры Дерри Мур танцовщика можно увидеть в его шикарной парижской квартире, которая была не просто домом для Нуреева, но и своеобразной сокровищницей.

Фредерика Дэвис

Еще один фотограф, снимавший совместную работу Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн. Смотря на ее снимки можно подумать, что пара была страстными любовниками. Возможно, в работе так и было, иначе их дуэт не был бы так успешен. Запечатлевая своей камерой историю, Дэвис сумела поймать в объектив то, за чем так охотились все, кто любили Нуреева: страсть, силу и безграничную любовь к танцу.

Дэвид Бейли

Дэвид Бейли — мастер черно-белой фотографии, который умеет показать своих героев с незнакомой ранее стороны. В Рудольфе Нуреева он раскрыл не просто танцовщика, умеющего танцевать, но артиста, который умеет играть и перевоплощаться. И делает это легко, смешно и непринужденно.

Юрген Фольмер

Его снимки Рудольфа Нуреева одни из самых узнаваемых, потому, как именно, Юрген Фольмер задокументировал совместную работу Нуреева и Ролана Пети — балет «Юноша и смерть», который многие в карьере танцовщика считают знаковым: постановка стала кинобалетом.

Тэги:

Рудольф Нуреев

Известные работы гения

С расцветом рок-музыки и зарождением течения хиппи приходят новые веяния в моде, которые сказались на fashion-съемках. На страницах глянцевых изданий появляются снимки худенькой Твигги, полудетскую внешность которой запечатлел в журнале Vogue фотограф Ричард Аведон. Работы мастера всегда приковывали внимание зрителей, и юная модель с огромными глазами тут же становится идеалом красоты.

Гений создал немало черно-белых шедевров. В 1981 году он провел фотосессию с начинающей актрисой Настасьей Кински. Более двух часов Аведон работал с юной красавицей, которую обвивал огромный питон, и никак не мог поймать нужное положение. Обнаженная прелестница, лежавшая неподвижно на бетонном полу, даже не шелохнулась, когда язык змеи коснулся ее прекрасного лица, и в этот момент щелкнул затвор камеры. Так появился один из самых великих снимков в истории мирового фотоискусства.

Детство и юность

Будущая звезда родился 19 июня 1986 года в деревне Элдерсли, что в Шотландии. Отец Ричарда работал в местном пожарном подразделении, мать преподавала в школе. В интервью Мэдден признается, что рос скромным и застенчивым ребенком. Это даже мешало мальчику знакомиться со сверстниками. Тогда кто-то посоветовал родителям Ричарда отдать сына в театральную студию, чтобы помочь ему преодолеть стеснительность. Так Мэдден впервые попал на театральные подмостки.


Ричард Мэдден в юности

Вскоре мальчик действительно перестал стесняться, а еще некоторое время спустя, когда Ричарду удалось расслабиться на сцене, выяснилось, что он наделен актерским талантом. И зрители местного театра, и преподаватели актерского мастерства отмечали легкость, с которой Мэддену удавалось вживаться в своих героев. Неудивительно, что вскоре на мальчика обратили внимание серьезные продюсеры.

Ричард Мэдден: фильмы и сериалы лучшие

В фильмографии Мэддена не так много ролей в кино и на телевидении. Он начинал карьеру на театральных подмостках.

Вот лучшие фильмы и сериалы с его участием:

«Золушка» (2015)

После успеха фильма Тима Бёртона «Алиса в Стране чудес» сделала ставку на экранизацию собственной классики. Работа над картиной шла с 2011 года. В 2013-м стало известно, что главные роли исполнят Лили Джеймс и Ричард Мэдден.

Особое внимание создатели картины уделили костюмам. Так, для сцены на балу были разработаны костюмы, напоминающие наряды всех диснеевских красавиц: Беллы, Авроры, Белоснежки, Ариэль и других. Костюмы Мэддену подбирались так, чтобы подчеркнуть естественную голубизну его глаз. А вот со штанами у актера были проблемы. Ричард должен был надевать узкие штаны, которые с трудом на него налезали. При этом костюмеры старались сделать так, чтобы в узких панталонах не было видно гениталий актера, так как фильм создавался для семейного просмотра.

Проблемы возникли у Мэддена и из-за наряда принцессы. Платье Лили Джеймс было украшено 10 тыс. кристаллов Сваровски и весило немало килограммов. Ричард едва мог поднять актрису, когда это требовалось по сценарию.

Все трудности съемочного процесса окупились с лихвой. Картина собрала в прокате более $543 млн, что в 5,7 раза больше затрат на ее производство. По данным IMDb, фильм получил восемь призов и был номинирован на «Оскар» и BAFTA. Его рейтинг на ресурсе — 6,9.


Кадр из фильма «Золушка»

«Медичи: Повелители Флоренции» (2016–2017)

Исторический сериал итало-британского производства о членах могущественной семьи Медичи. Состоит из двух сезонов и 16 эпизодов. Трансляция на итальянском канале Rai 1 привлекла к экранам рекордные 7,6 млн зрителей. Сервис «Нетфликс» приобрел права на показ шоу в Северной и Южной Америке.

Ричард Мэдден в сериале сыграл роль главы семейства — Козимо Медичи. Его партнерами по съемочной площадке стали Шон Бин и Дэвид Брэдли, с которыми актер встречался во время работы над «Игрой престолов».

Два сезона рассказывают о жизни членов семейства Медичи в 1420–1470-х годах и их роли в зарождении Ренессанса.

«Электрические сны Филиппа К. Дика» (2017–2018)

После того как права на трансляцию «Черного зеркала» приобрел сервис «Нетфликс», британский Channel 4 решил найти замену и создать новое фантастическое шоу. Так появились «Электрические сны Филиппа К. Дика». Это антология из 10 самостоятельных эпизодов, основанных на произведениях Филиппа К. Дика.

Права на трансляцию сериала в США приобрел Amazon Video. По информации IMDb, сериал дважды был номинирован на прайм-таймовую «Эмми». Его рейтинг на сайте — 7,3.

Ричард Мэдден сыграл агента Росса в первом эпизоде. Он рассказывает о борьбе меньшинства с телепатическими способностями против авторитарного режима. Агент полиции Росс вместе с телепатом Хонором расследует дела таинственного человека по прозвищу Капюшонщик, призывающего телепатов к восстанию.

«Телохранитель» (2018 – настоящее время)

Сериал из шести эпизодов привлек к экранам 10,4 млн зрителей телеканала ВВС One, что стало наивысшим показателем для драм, показанных на канале с 2008 года. Права на трансляцию за пределами Британии приобрел сервис «Нетфликс».

По информации IMDb, шоу получило восемь призов, среди которых BAFTA и «Золотой глобус». Рейтинг сериала на сайте — 8,2.

Сюжет рассказывает о ветеране армии Дэвиде Бадде. Он страдает от посттравматического стрессового расстройства и не доверяет политикам. По иронии судьбы Дэвида, работающего офицером охраны, назначают телохранителем министра, чью политику он презирает.


Кадр из фильма «Телохранитель»

Смелые работы, сделавшие Аведона знаменитым

Не очень интересующийся модой Ричард Аведон хотел показать зрителю взрыв радости и энергии юных девушек, и его фотографии, на которых царило веселье, разительно отличались от «замороженных» изображений, публиковавшихся в журналах. Он не стал работать в студии, а вытащил юных моделей на пляж, где они весело играли в чехарду, проваливаясь в рыхлый песок. Такой подход не всем нравился, но равнодушными его снимки никого не оставляли.

Талантливого юношу замечают, и он 20 лет сотрудничает с Harper’s Bazaar и Vogue. Это были годы становления так называемой фэшн-фотографии, и молодой человек работал с самыми знаменитыми людьми модной индустрии.

Сороковые годы прошлого века ознаменованы тем, что на смену сдержанности военного времени приходят роскошь и шик. Новое видение моды отчасти сформировал Ричард Аведон, фотографии которого часто становились революционными. Он показал миру студийные снимки, отличающиеся при кажущейся простоте уникальной пластикой движений.

Личная жизнь

Личную жизнь Ричард Мэдден, в отличие от карьерных успехов, старается держать в тайне. Известно, что в 2011 году мужчина начал встречаться с актрисой Дженной Коулман, известной по сериалу «Доктор Кто».


Ричард Мэдден и Дженна Коулман

В прессе появлялись совместные фото возлюбленных и сообщения о скорой свадьбе. Однако до свадьбы не дошло: в 2016-м актеры расстались. Возможно, сердце Ричарда Мэддена до сих пор свободно — мужчина пока не комментирует эту часть своей жизни.

Отрывок, характеризующий Аведон, Ричард

– Нет, ты посмотри, что за луна!… Ах, какая прелесть! Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки, – туже, как можно туже – натужиться надо. Вот так! – Полно, ты упадешь. Послышалась борьба и недовольный голос Сони: «Ведь второй час». – Ах, ты только всё портишь мне. Ну, иди, иди. Опять всё замолкло, но князь Андрей знал, что она всё еще сидит тут, он слышал иногда тихое шевеленье, иногда вздохи. – Ах… Боже мой! Боже мой! что ж это такое! – вдруг вскрикнула она. – Спать так спать! – и захлопнула окно. «И дела нет до моего существования!» подумал князь Андрей в то время, как он прислушивался к ее говору, почему то ожидая и боясь, что она скажет что нибудь про него. – «И опять она! И как нарочно!» думал он. В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул. На другой день простившись только с одним графом, не дождавшись выхода дам, князь Андрей поехал домой. Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем полтора месяца тому назад; всё было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами. Целый день был жаркий, где то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая мокрая, глянцовитая блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Всё было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко. «Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны», подумал князь Андрей. «Да где он», подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. «Да, это тот самый дуб», подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное, весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна, – и всё это вдруг вспомнилось ему. «Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю всё то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!» Возвратившись из своей поездки, князь Андрей решился осенью ехать в Петербург и придумал разные причины этого решенья. Целый ряд разумных, логических доводов, почему ему необходимо ехать в Петербург и даже служить, ежеминутно был готов к его услугам. Он даже теперь не понимал, как мог он когда нибудь сомневаться в необходимости принять деятельное участие в жизни, точно так же как месяц тому назад он не понимал, как могла бы ему притти мысль уехать из деревни. Ему казалось ясно, что все его опыты жизни должны были пропасть даром и быть бессмыслицей, ежели бы он не приложил их к делу и не принял опять деятельного участия в жизни. Он даже не понимал того, как на основании таких же бедных разумных доводов прежде очевидно было, что он бы унизился, ежели бы теперь после своих уроков жизни опять бы поверил в возможность приносить пользу и в возможность счастия и любви. Теперь разум подсказывал совсем другое. После этой поездки князь Андрей стал скучать в деревне, прежние занятия не интересовали его, и часто, сидя один в своем кабинете, он вставал, подходил к зеркалу и долго смотрел на свое лицо. Потом он отворачивался и смотрел на портрет покойницы Лизы, которая с взбитыми a la grecque [по гречески] буклями нежно и весело смотрела на него из золотой рамки. Она уже не говорила мужу прежних страшных слов, она просто и весело с любопытством смотрела на него. И князь Андрей, заложив назад руки, долго ходил по комнате, то хмурясь, то улыбаясь, передумывая те неразумные, невыразимые словом, тайные как преступление мысли, связанные с Пьером, с славой, с девушкой на окне, с дубом, с женской красотой и любовью, которые изменили всю его жизнь. И в эти то минуты, когда кто входил к нему, он бывал особенно сух, строго решителен и в особенности неприятно логичен.

Известные фотоработы

  • Элиза Даниелс и уличные актеры. Париж, Марэ, 1947.
  • Чарли Чаплин. Нью-Йорк, 1952.
  • Модель Довима ван Клиф и слоны, 1955.
  • Мэрилин Монро, 1957.
  • Робин Таттерсейл и Сюзи Паркер, 1957
  • Прыгающая девушка с зонтиком. Творческий диалог с фотографом Мартином Мункачи (Martin Munkacsi), 1957
  • Хореограф Killer Joe Piro. Нью-Йорк, 1962
  • Дуайт Эйзенхауэр, 1964.
  • Битлз, 1967.
  • Верушка. Нью-Йорк, 1967.
  • Твигги, 1968.
  • Настасья Кински, 1981.
  • Пасечник Рональд Фишер. Калифорния, Davis, 1981.
  • Кутюрье Джон Гальяно. Нью-Йорк, 1999.

Удивительные портреты

Аведон, считавший фотографию своим призванием, стоял у истоков нового жанра, который предполагал смешение реальной жизни с фэшн-съемкой, и последнюю он называл глубоким трудом. Но наибольшее удовольствие человек-легенда получает от создания портретов. Все знаменитые и не очень персонажи раскрывают свою душу перед объективом, а ведь сделать это дано не каждому. Даже фотографии обычных людей в старой одежде не теряют своего очарования, и многие последователи легендарного американца учились уникальному умению читать человеческие лица по его шедеврам.

Расцвет творчества гениального автора, признанного величайшим фотографом мира, приходится на 50-е годы. Ричард Аведон снимает не только в студии с использованием специального оборудования, но и выходит на улицы, и в его копилке есть кадры из повседневной жизни американцев. Итогом его творчества становится выход эпохального альбома Observations, оформленного дизайнером Бродовичем и писателем Капоте. Наполненные драматизмом произведения отображают внутренний мир человека.

Звездный путь Ричарда Мэддена, фильмография и карьера в театре

Еще в период учебы в академии Ричард Мэдден начал активно сотрудничать с театральной . Результатом подобного сотрудничества стала роль простачка Тома в популярной постановке Франца Ксавье Кротца «Дурак», которая шла несколько раз в неделю в шотландском «Citizens’ Theatre». Данный спектакль оказался очень успешен, и уже спустя несколько месяцев вся театральная труппа отправилась с гастролями в другие регионы Британии. Так, во время одного из лондонских концертов, Ричарда Мэддена заметили представители легендарного столичного театра «Глобус». Ему предложили несколько ярких ролей, которые, однако, достались нашему сегодняшнему герою с отсрочкой, в связи с его учебой в театральной академии.
Вернувшись в Глазго, Ричард Мэдден вновь взялся за учебу, но уже несколько недель спустя, покончив со всеми делами и получив желанный диплом, вновь отправился в британскую столицу. В лондонском театре «Глобус» он начал играть Ромео в знаменитой шекспировской постановке. Спектакль пользовался огромным успехом и уже некоторое время спустя актер в составе театральной труппы вновь засобирался на гастроли. Весьма примечательно, что тот тур 2007-го года стал первым выступлением актеров театра «Глобус» вне своих привычных стен.

В течение следующих двух лет наш сегодняшний герой отметился в нескольких новых театральных постановках, каждая из которых также стала довольно удачной. В 2009-м году Ричард Мэдден предпринял новую попытку пробиться в мир кинематографа, снявшись в сериале . После этого последовала второстепенная роль в картине «Чат», а также новые роли на сцене театра «Глобус».

Интервью с Ричардом Мэдденом До появления на экранах сериала «Игра престолов» наш сегодняшний герой успел отметиться еще в двух полнометражных фильмах. Таковыми стали малоизвестные британские картины «Сирены» и «Переживая за Боя».

Ричард Аведон — мастер черно-белого фото. Часть 1-ая. / фото 2021

Познакомилась я с творчеством Аведона благодаря админу))) Спасибо большое за это, потому что начав искать его снимки, я настолько увлеклась, что даже не знаю какие снимки выставить первыми, настолько они мне все нравятся. Фотографии просто поражают профессионализмом, на его снимках присутствуют все эмоции: смех, печаль, радость, тревога…


В девять лет маленький Ричард впервые взял в руки семейную фотокамеру Кодак и начал тыкать во все кнопки подряд, ему просто было интересно, что получится. Кто бы мог подумать, что это первые шаги одного из самых знаменитых фотографов «знаменитостей» и моды, но больше всего он любил снимать портреты людей.

«Фотография не может быть неточной. Каждая фотография предельно точна. И при этом ни в одной из них нет правды».

Начну, пожалуй, с моей самой любимой, мне от нее так весело и радостно на душе.
Ричард Аведон и Твигги в парижской студии 1967.

Барбара Стрейзанд, 1965

Рене, 1947 из коллекции Диора

Человек в шляпе, Италия 1948

Элиза Даниелс, 1948

Мэрлин Монро. Нью-Йорк 6 мая 1957


Момент работы.


Модель Кармен. Париж, 1957. Была одной из муз Сальвадора Дали.

Марлон Брандо, 19 апреля 1951.

Модель Довима ван Клиф и слоны, 1955

Сьюзи Паркер и Робин Тэттерсолл. Париж, площадь Согласия 1956

Таким я ещё не видела Чарли Чаплина. Нью-Йорк 13 сен 1952

Одри Хепберн, 18 декабря 1953.

Рудольф Нуриев,1962. Он великий балерун. Он даже на фото парит.

Верушка и Ричард Аведон, 1967.

Она же Верушка, 1967. Как куколка.

Сюзи Паркер, 1962. «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели – это не просто вешалки для одежды».

Боб Дилан. Нью-Йорк, Гарлем 4 ноя 1963

Боб Дилан. Нью-Йорк 10 фев 1965. Снимали после дождя, и мне так нравиться свечение на заднем плане. Как будто что-то сверхъестественное.

Катрин Денев. 22 сентября 1968

София Лорен, 2 октября 1972. Одна красивая женщина за другой.

Элизабет Тэйлор, 1 июля 1964.

Энди Уорхол, 1969. В 1968 феминистка Валери Соланас три раза выстрелили в живот Энди, он остался жив, но шрамы всегда напоминали ему об этом.


Он всегда боялся, что следующий снимок может быть хуже предыдущего, это чувство преследовало его всю жизнь. Заканчивая одну фотографию он уже думал о следующей, выстраивая сюжет.

«Это как проклятие, — говорит он. — У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это слоган моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию»».

Лорен Хаттон, 1968.

Джин Шримптон, 1965

Твигги, 1968

Майя Плисецкая, 1966

Шер, 1974

Чина Мачадо, 1965

Джин Шримптон, 1970

Верушка, 1972

Настасья Кински, 1981. Для этого снимка Настя пролежала 2 часа на холодном цементном полу, так же ей надо было зажать хвост удава косточками щиколоток. Она лежала не двигаясь, даже не шелохнулась когда змеиный язык коснулся мочки уха. На фото это прекрасно видно.

Германия, Берлин, Бранденбургские ворота; Канун Нового 1989 года. Год падения Берлинской стены. Можно только гадать, что конкретно празднует этот человек.

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться».
Милла Йовович, 1998

Стефани Сеймур, 1992

Она же в 1995

Маглозия Бела и Жизель Бундхен, 2000

Кутюрье Джон Гальяно. Нью-Йорк 9 дек 1999

Бьорк. Нью-Йорк 2 июня 2004

Ирвин Лазар, Элизабет Тэйлор и Джек Николсон, 29 марта 1993.

Ричард Аведон и Одри Хепберн

Просто Одри

Автопортрет. Нью-Йорк 23 июля 1969

Как-то один американский критик заметил, что назвать Аведона просто фотографом, это как назвать Дали просто живописцем.

Искусство фотографии. Ричард Аведон (часть 2): arktal — LiveJournal

Игра на обоих полях

В негласном противостоянии жанров рекламная и журнальная съёмка часто считается жанром легковесным и «несерьёзным» - хотя бы потому, что фотограф, выполняя коммерческий заказ, должен соответствовать определённым шаблонам и ожиданиям заказчика, а значит – ограничен в своём творчестве. Да и сама работа в этой сфере сродни работе рекламного агента, которому в первую очередь надо удивить, впечатлить потенциального покупателя и выгодно продать тот или иной товар. Журнальная фотография по природе своей более развлекательна, сиюминутна, - и какого, спрашивается, творчества, какой глубины, психологизма и т. д. можно ждать от ремесленника, прямо работающего на индустрию рекламы и общество потребления?

Примерно по этим причинам во все времена «истинные художники» свысока поглядывали на тех, кто занимался рекламной съёмкой для журналов. А коммерческие фотографы, в свою очередь, ощущали некоторый комплекс неполноценности перед «творцами», и всячески старались доказать, что и в рамках журнала фотография может быть исполнена творчески и художественно. Ричард Аведон стал одним из тех, кто вывел рекламную фотографию на новый уровень, из прикладного и «низкого» жанра журнальная фотография постепенно превратилась в отдельную творческую область.


автопортрет во время съёмок с участием Софи Лорен, 1966

Конечно, спор «коммерсантов» и адептов чистого искусства всё равно остаётся вечен и неразрешим. В обоих лагерях были и есть свои мастера, которых бесполезно (да и не совсем ясно, по каким критериям) сравнивать. Но вот, что интересно и очень важно: во все времена, за всю историю фотографии одинаково успешно заниматься коммерцией и авторским творчеством не удавалось почти никому.  

Аведону же на протяжении своей карьеры удалось успешно сыграть на обоих полях: его журнальные работы сделали его одним из самых престижных и знаменитых фотографов в мире моды, а его некоммерческие съёмки, портретные и социальные серии принесли ему славу мастера психологического портрета. И в портретной фотографии он тоже произвёл своего рода революцию.


Одри Хёпберн, 1959


Майя Плисецкая, 1966


актриса Людмила Савельева, 1968


The Beatles, 1967


     По количеству отснятых звёзд Аведон точно окажется рекордсменом среди фотографов.   И если попытаться составить список этих знаменитостей, то список этот можно озаглавить «Кто есть кто в западной культуре второй половины 20-го века», и количество имён будет исчисляться сотнями.
Уже в 50-х, работая на “Harper's Bazaar”, Аведон стал одним из самых востребованных фотографов в мире моды и шоу-бизнеса. Само слово «супермодель» ещё не вошло в обиход, но лучшие манекенщицы тех лет позировали Аведону. В конце шестидесятых стандарты женской красоты изменились – на смену утончённой и элегантной женственности пятидесятых годов пришёл новый молодёжный образ, и лицами модных журналов стали девушки-подростки – худощавые, ломкие, галлюциногенно-загадочные. Аведон успешно снимал и эту новую эстетику, возводя этих девушек в статус звёзд, и других знаковых личностей эпохи – например, Энди Уорхола, Боба Дилана и Дженис Джоплин. Главных же героев молодёжной культурной революции, группу «Битлз», он снимал неоднократно и в 1967-м году сделал известную серию портретов легендарной четвёрки. 

Само собой, почти все топ-модели 20-го века «отметились» у Аведона. В отдельную категорию можно выделить музыкантов – от «Битлз» до Бьорк. Звёзды балета - Барышников, Нуреев, Марта Грэм и Плисецкая. Звёзды кино – от Мэрилин Монро и Одри Хепбёрн до Кейт Бланшетт и Тильды Свиндон. И очень часто именно портреты Аведона становились знаковыми, узнаваемыми изображениями, тесно связанными в массовом сознании с именем знаменитости.


Боб Дилан, 1965


Пол Саймон и Арт Гарфанкел, 1967


Рудольф Нуреев, 1961


Ноги Энди Уорхола, 1969


Ещё одной отдельной «грядкой» в огороде Аведона можно выделить портреты политиков. В 1961-м Аведон снимал президента Кеннеди с женой и детьми – эта съёмка была сделана сразу после выборов, и, по сути дела, представила нации и миру нового президента Америки как открытого и дружелюбного семьянина, которому не чуждо ничто человеческое. В 1964-м Аведон сделал портрет на тот момент уже бывшего президента Эйзенхауэра – и в этом портрете тоже нет никаких намёков на общественный статус человека, это можно назвать просто портретом старика. И далее, на протяжении своей карьеры, Аведон снимал почти всех современных ему президентов США – Форда, Картера, Рейгана, Буша-старшего, - а уже в 2004-м, а в своём последнем, незавершённом проекте об американских политиках сделал портрет Барака Обамы, который тогда ещё был просто сенатором от штата Иллинойс.


Дочь президента Кэролайн Кеннеди с отцом, 1961


Дуайт Эйзенхауэр, 1964

«Нехудожественные» портреты

Очень долго считалось, что студийный портрет должен быть максимально "художественным". И в 50-х годах, когда Аведон начинал свою карьеру, по неписаным законам жанра всякому портретисту полагалось добиваться этой искомой художественности – фотографы тщательно выставляли студийный свет и не менее тщательно подбирали позиции для своих моделей, пытаясь найти нужный ракурс или поворот головы. По традиции, унаследованной ещё от портретной живописи, фотопортрет был также призван отражать род занятий и социальный статус человека – государственный или учёный муж должен был важно сидеть в кресле, музыканту полагалось позировать со своим инструментом, художник или поэт должен был принять одухотворённый вид – человеку, по сути дела, полагалось сыграть свою публичную роль перед камерой.

И в этом смысле портреты Аведона просто-таки антихудожественны – по форме, по стилю исполнения они напоминают скорее протокольную съёмку на документы и даже фотографии преступников в полицейской картотеке. Как правило, человек снят на простом белом фоне, в кадре нет ничего другого, человек существует на пустом пространстве холста. Нет никаких декораций, никаких особенных изысков с освещением и ракурсами – человек просто стоит перед камерой и почти всегда смотрит в объектив – на фотографа, на зрителя. В кадре нет никаких намёков на социальный статус или род занятий человека – и безработных бродяг, и президентов Аведон снимал с одинаковой документальной беспристрастностью. Как характерную особенность можно отметить зачастую чуть нелогичные, «неправильные» композиции и плотное кадрирование - чуть плотнее, чем это обычно принято в портретной фотографии. 

Сам Аведон говорил об этом так: «Я выработал для себя ряд запретов. Я запретил себе использовать изощрённый свет, запретил очевидные композиции, сказал «нет» демонстративным и «говорящим» позам».



Скульптор Джун Лиф, 1975


Патти Смит, 1998


Дао Дуа, «кокосовый монах», 1971


Бастер Китон, 1952


Бьорк, 2004

Такая смелая и «нехудожественная» простота как раз наделяла эти портреты силой воздействия на зрителя. Этот стиль нарушал традиционные представления о хорошем портрете, но именно в таких лаконичных, даже вроде бы примитивных портретах личность человека проступала сильнее, чем в продуманных «высокохудожественных» снимках других фотографов. Когда смотришь на портреты Аведона, часто возникает эффект присутствия - кажется, что эти люди с отпечатков смотрят прямо на тебя, приглашают к диалогу через время и пространство.

Характерный стиль Аведона в наше время уже стал легендарной классикой и примером для подражания, и Аведона по праву считают человеком, изменившим американскую (да и мировую) портретную фотографию. Но поначалу этот стиль нравился далеко не всем. Критики и даже коллеги по цеху недоумевали и продолжали считать Аведона глянцевым фотографом, который зачем-то решил заняться таким вот малохудожественным авангардом. Да и сами герои его портретов порой были недовольны результатами съёмок, и в их воспоминаниях часто сквозит недоумение - мол, может быть Ричард Аведон и хороший фотограф, но меня он снял неудачно. Например, политик Карл Роув (Karl Rove) о своём портрете отозвался так: «Портрет получился глупый, дурацкий, оскорбительный. Я выгляжу на нём полным идиотом».


Карл Роув, 2004

В 1959-м вышел в свет первый фотоальбом Аведона “Observations” («Наблюдения») – и в нём уже виден лаконичный стиль Аведона – никаких лишних деталей, белый фон, крупные планы. Портреты сняты на нейтральном фоне, и лицо человека часто занимает почти всё пространство кадра. А в 1964-м был издан фотоальбом “Nothing Personal” («Ничего личного»), в котором он впервые обращается к нетипичным для глянцевого фотографа темам. Проблема расовой дискриминации была ещё очень сильна – и на страницах альбома портреты чернокожих студентов соседствуют с портретами лидеров нацистского движения. В книге представлена целая портретная галерея знаковых людей своего времени - звёзд шоу-бизнеса, учёных, политиков, поэтов и писателей, но есть и серия портретов, сделанных Аведоном в психиатрической лечебнице. Каждый человек интересен, каждый заслуживает внимания – вот, пожалуй, главный подтекст этих портретов.



Вильям Кэсби, рождённый в рабстве. 1963


Клод Эверли - пилот, участвоваший в бомбардировке Хиросимы, 1963


Но Аведону ещё долго пришлось бороться со своей репутацией «глянцевого» фотографа. Он считался мастером рекламной фотографии, и отчасти поэтому его более серьёзные работы оставались в тени. В интервью 1974-го года он говорил: «Я считаю себя андеграундным фотографом – никто не видел те портреты, которые я снимаю последние десять лет».

Другая работа Аведона стала уже более “personal”, более личной. Отец фотографа, Якоб Аведон, был неизлечимо болен раком, и на протяжении последних лет его жизни, между 1969-м и 1973-м, Аведон регулярно фотографировал своего отца – и с этих снимков, сделанных в том же лаконичном стиле, на зрителя смотрит действительно старый и больной, уже угасающий человек. Когда сам отец увидел первые снимки этой серии – он был не просто разочарован, он был обижен на сына, который снял его в таком неприглядном, как ему казалось, виде.
Сохранилось письмо Аведона собственному отцу, в котором он пытается объяснить, почему он сделал такие портреты. И это письмо хорошо выражает отношение Аведона к портретной съёмке в целом. Здесь я приведу сокращённый перевод письма: 

- "Ты помнишь тот снимок, который стоял у нас на фортепьяно? Ты ходил сниматься в местную студию, снимок был сильно отретуширован, и мы всей семьёй подшучивали над этим снимком – потому что на фотографии получился совершенно незнакомый человек, которого никто из нас не видел.
…Я же хочу делать другие снимки. Когда ты позируешь для фотографии, ты прячешься за чужой, деланной улыбкой. Но на самом-то деле ты голоден и сердит, ты живёшь – и именно эту жажду жизни я и хочу показать. Я хочу делать портреты такими же насыщенными, как и сами люди. Я хочу, чтобы твои эмоции передались мне, прошли через объектив камеры и стали видны на снимке.

…Помнишь, когда мне было девять лет, ты учил меня кататься на велосипеде? Ты тогда почему-то был в деловом костюме и в нём упал с велосипеда – я до сих пор помню выражение твоего лица, когда ты упал. И я сразу сделал снимок своей детской камерой «Брауни». Когда ты чем-то раздражён, что-то переживаешь – в тебе видна жизнь".


Якоб Аведон, 1971


Когда Аведон говорит о своих портретах, он часто употребляет слово “intensity” – что можно перевести как «интенсивность», «насыщенность эмоций» - однако вряд ли это поддаётся точному переводу на русский язык. Но можно точно сказать, что «интенсивность» портретов Аведона практически всегда интровертна. Он не провоцировал людей на какие-либо явные проявления эмоций, яркую мимику или жесты перед камерой – он просто позволял людям позировать перед камерой так, как они захотят – и в номинально «спокойном» портрете проступала насыщенность внутреннего мира человека, его характер и всё то человеческое, что ни одному человеку не чуждо.
Теннесси Уильямс, 1969

    Конечно, люди перед фотокамерой Аведона «изображали себя» - как это неизбежно происходит во всяком фотопортрете (за исключением, разве что, съёмок скрытой камерой). И Аведон прекрасно это понимал.

«Все мы что-то из себя изображаем, играем роли. Мы постоянно играем - осознанно или бессознательно. Это наш способ рассказать что-то о себе в надежде, что другие люди увидят нас такими, какими мы хотим казаться. И я доверяю такому притворству. Даже если вы попытаетесь убрать эти маски при съёмке – совершенно не обязательно, что это поможет вам приблизиться к сущности этого человека. То, как человек изображает себя перед камерой и то, как фотограф реагирует на это притворство – и есть фотопортрет». 

Этот тезис - что портрет представляет не только взгляд фотографа на человека, но и неизбежную реакцию человека на камеру и на фотографа, часто повторяется в интервью Авендона. Казалось бы – простая и даже очевидная мысль, но если другие портретисты часто давали людям прямые инструкции при съёмке - куда смотреть, что делать, то Аведон управлял своими моделями гораздо тоньше, номинально оставляя им свободу самовыражения и ничего вроде бы от них не требуя. Ассистенты Аведона вспоминают, что на съёмках он всячески старался «установить контакт», вызвать у людей ответную реакцию на себя и на свою камеру, словами или мимикой, и даже перенимал повадки и жесты снимаемого человека, «отзеркаливал» его поведение. Когда контакт был установлен и у человека возникала какая-либо живая и непосредственная реакция на фотографа, Аведон нажимал на кнопку затвора. 

Критики восторгались тонким психологизмом и выразительностью портретов Аведона. Но сам фотограф признавался : «Я не думаю, что мне когда-либо удавалось передать чью-то сущность – в людях я фотографирую те свои собственные чувства, которые узнаю в ком-то другом».

«Фотографу-портретисту для снимка всегда необходим другой человек, но в каком-то смысле предмет моей съёмки – я сам».

Всякий фотограф снимает сам себя - вот ещё одна ключевая и действительно важная мысль, которая часто встречается в интервью Аведона. Личность фотографа, его пристрастия и характер вольно и невольно отпечатываются в его снимках; что бы человек не фотографировал, в каком-то смысле камера неизбежно снимает самого фотографа. И фотограф-портретист, который, казалось бы, ставит себе задачу как-то показать или выразить фотографией тот самый пресловутый «внутренний мир другого человека», одновременно с этим и выражает в портрете и самого себя.  

Показательно, что когда в 1993-м году, уже на склоне лет, Аведон издал книгу под названием «Автобиография», в ней почти не оказалось текста и не было ни одного автопортрета – всю свою автобиографию Аведон рассказал, а точнее говоря, показал через сделанные за свою жизнь портреты других людей. Скорее всего, для него это было не просто красивым жестом, а действительно самой естественной и логичной формой автопортрета.

Социальные съёмки

Ещё в самом начале карьеры, в 1946 и 1947-м годах, Аведон снимает полноценный уличный репортаж о послевоенной Италии, и на этих абсолютно репортёрских кадрах – обычные горожане, дети, бедняки, уличные артисты – живая жизнь, далёкая от журнального глянца. И уже по этим ранним снимкам можно судить, что в каждом человеке Аведона прежде всего интересовала его личность, характер, независимо от социального статуса.


Италия, Палермо, 1947

И в дальнейшем, несмотря на свою репутацию «глянцевого» фотографа, Аведон время от времени обращался к социальной тематике – например, в 1963-м снимал движение за права темнокожего населения в южных штатах, а в 1969-м – протесты против войны во Вьетнаме.

А в 1979-м, будучи уже признанным мастером, Аведон начал работать над масштабным фотопроектом “American West”, «Американский Запад». На протяжении шести лет он выезжал в западные штаты Америки, взяв с собой раскладную ширму для своего «фирменного» белого фона. И в точно таком же стиле, в каком он снимал президентов и звёзд, он отснял целую портретную галерею обычных людей из американской провинции - рабочих, шахтёров, фермеров и просто бродяг. Получилась действительно эпичная панорама общества, снятая честно и без прикрас – Аведон, опять-таки, просто позволял своим героям быть собой. Когда серия была выставлена, её встретили с долей критики – многим зрителям казалось, что Аведон очерняет, показывает людей неприглядно. Но в целом серия окончательно утвердила Аведона в статусе главного фотографа Америки, которому за свою карьеру удалось сделать портрет целой нации – от первых лиц государства до бедняков на другом краю социальной лестницы.


Из серии «Американский запад», 1979


Из серии «Американский запад», 1979

Впоследствии портретный стиль Аведона станет образцом и примером для подражания, и по сей день во многих фотошколах существует домашнее задание – снять портрет в стилистике Аведона. А не так давно в России был сделан совместный проект Валерия Нистратова и Джейсона Ашкенази под названием «Титульная нация» - фотографы путешествовали по городам российской глубинки и снимали самых обычных граждан в той самой стилистике. Интересно, что реакция нашего общества на такое фотографическое зеркало тоже была негативной: интернет пестрит комментариями вроде: «где они нашли таких уродов» или «они хотят очернить русский народ». 

В Америке же Аведон ещё при жизни был возведён в статус главного фотографа страны. Но на лаврах почивать не стал, и активно продолжал работать даже в преклонном возрасте. Ему было 68, когда он снял масштабную костюмированную серию "In Memory of the Late Mr. and Mrs. Comfort", в которой ещё раз доказал, что «глянцевая» фотография может быть развлекательной и одновременно нести серьёзный подтекст. Смелый и фантастический сюжет, роскошные декорации, смоделированная фотографом реальность – всё это в большой степени предвосхитило путь, по которому рекламная фотография развивается в наши дни.


Из серии "In Memory of the Late Mr. & Mrs. Comfort", 1995
В 2004-м он начал работать над серией о президентских выборах - "Демократия", в которой делал портреты общественых деятелей и активистов различных партий - замыслом Аведона было сделать ещё один "портрет общества" - со всем его разнообразием и противоречиями. Но этот проект остался неоконченным - в возрасте 81-го года великий фотограф скончался.

P.S. Первая часть статьи - здесь
Текст написан для образовательного проекта fujifilmru

Пляски вокруг «Нуреева» – Газета Коммерсантъ № 122 (6116) от 10.07.2017

Сегодня в полдень на брифинге в Большом театре его генеральный директор Владимир Урин объяснит, почему за три дня до выпуска отменилась мировая премьера балета «Нуреев».

Двухактный балет о жизни Рудольфа Нуреева был самой ожидаемой премьерой не только российского, но и мирового сезона. Балет создавала та же команда, что и успешного «Героя нашего времени»: музыку написал Илья Демуцкий, либретто, сценографию и режиссуру взял на себя Кирилл Серебренников, хореографию создавал Юрий Посохов. Правда, на сей раз предмет их творческих усилий был более рискованным. Во-первых, Нуреев был открытым гомосексуалом, и обойти это невозможно: его романы (скажем, с датским премьером Эриком Бруном) оказались неразрывно связаны с артистической биографией танцовщика. Во-вторых, беспутный гений славился эксцентричностью в словах и поступках. Тем не менее театр не убоялся провокационной темы: работа над балетом шла с февраля этого года.

Работу не прервали и следственные события конца мая, связанные с Кириллом Серебренниковым, «Гоголь-центром» и «Седьмой студией». Гендиректор Урин обратился в тот момент к Владимиру Путину с письмом, в котором высказывался в поддержку Серебренникова. Напомним, несколькими сезонами ранее в разгар скандала вокруг новосибирского «Тангейзера» гендиректор Урин не отменил запланированную с опальным Тимофеем Кулябиным постановку оперы «Дон Паскуале».

В случае с «Нуреевым» руководство Большого сделало все, чтобы избежать предпремьерных осложнений. В отличие от фильма «Матильда» против готовящейся премьеры не возражали ни думцы, ни граждане с «оскорбленными чувствами». Меж тем не было секретом, что театр выкупил у Фонда Ричарда Аведона права на фотографию голого Нуреева — она должна была стать основным фрагментом сценического задника. Не составляло тайны и то, что в одном из эпизодов будут танцевать «трансвеститы» — артисты кордебалета в платьях, и то, что исполнитель главной роли в некоторых эпизодах будет фигурировать в одном бандаже, и то, что среди персонажей балета значится «Эрик» и дуэт двух мужчин неизбежен. Похоже, «Нурееву» было предназначено развеять миф о гомофобских настроениях в России.

Грянувшая утром 8 июля весть об отмене «Нуреева» стала абсолютной неожиданностью. Само сообщение выглядело демонстративно буднично: на сайте театра появилось объявление о замене четырех премьерных представлений на четыре «Дон Кихота». От комментариев по горячим следам руководители театра отказались. Но прогон «Нуреева», назначенный на вечер 8 июля, отменен не был, только закрыт для любой сторонней публики (среди не сторонней были замечены Михаил Швыдкой и Роман Абрамович). Прогон засняли на видео. Как утверждают источники, близкие к руководству Большого, съемку сделали для того, чтобы задокументировать постановку (ведь, по словам Владимира Урина, премьера «Нуреева» лишь перенесена на сезон-2018/19), а после первого прогона 7 июля руководители театра яростно спорили — что делать с сырым спектаклем, и глубокой ночью решились взять ответственность за его отмену.

Версия о «неготовности» и будет оглашена на брифинге в понедельник. Возможно, с подробностями — вроде гастролей балетной труппы в Японии, из-за которых прервались репетиции «Нуреева». И эта версия вызывает недоверие: в марте недостаток времени не помешал Большому выпустить (и показать на мировых экранах) московскую премьеру чудовищно сырых «Этюдов» Харальда Ландера. В ситуации крайнего цейтнота (тогда труппа отбыла в Южную Америку) готовилась и премьера «Героя нашего времени». Однако еще ни разу (даже после катастрофической генеральной репетиции «Дочери фараона» в 2000 году) премьеры не отменялись. Русские артисты умеют собраться и совершить невозможное: им, совсем по Жванецкому, «большая беда нужна». Недоверие к версии о «неготовности» подкрепляют и появившиеся в сети реплики артистов Большого о том, что танцовщики вполне готовы к премьере.

В субботу к вечеру сенсационную новость вовсю комментировали отечественные СМИ, в воскресенье за «Нуреева» взялась западная пресса: The Guardian, в частности, ссылалась на Agence France-Presse, AFP — на “Ъ”. Версии выдвигались в основном политические: гонения на Серебренникова. Эти предположения не кажутся однозначно убедительными — если бы руководство театра само надумало от греха подальше отменить «Нуреева», то разумнее было это сделать раньше, не доводя дело до премьеры.

Еще два слуха витают в околотеатральных кругах. По одному из них, отмене поспособствовал донос из самого театра, вызвавший строгий начальственный окрик. По другой версии, доноса не было, а был звонок из высоких инстанций. Звонивший порекомендовал не дразнить гусей: спектакль-де может спровоцировать скандал (возможно, заранее подготовленный), в результате чего гендиректор Владимир Урин потеряет свой пост.

Не секрет, что на эту должность давно претендует Николай Цискаридзе. Роль балетного худрука Большого, по слухам, не прочь примерить экс-худрук музтеатра Станиславского, ныне арт-директор Баварского балета Игорь Зеленский. У обоих есть чрезвычайно влиятельные покровители.

Слухи о досрочной отставке 70-летнего Урина, контракт которого истекал летом 2018 года, особенно активно циркулировали этой зимой. Однако в феврале этого года Владимир Путин, демонстративно вызвав к себе в резиденцию Владимира Мединского и Владимира Урина, продлил контракт гендиректора еще на пять лет. Согласно такой — конспирологической — версии, Урин отменил премьеру, дабы не обмануть доверия первого лица, ждущего от балета красоты и покоя, а не художественных провокаций. Авангардный «Нуреев», смешавший балет, оперу и драму, а также все жанры от классики до кабаре, вывесивший на заднике фотографию голого, хотя и прекрасного мужского тела, исполненный замечательной труппой Большого во главе с его отборными премьерами и примами (Владиславом Лантратовым, Марией Александровой, Денисом Савиным, Екатериной Шипулиной, Вячеславом Лопатиным),— такой спектакль на сцене Большого театра и впрямь мог бы стать мировой сенсацией. Слишком уж кричащей иллюстрацией толерантности в России и к тому же отличной мишенью для отечественных ревнителей морали и нравственности.

Татьяна Кузнецова


Рудольф Нуреев уже болел, но продолжал танцевать до тех пор, пока не узнал, что в кассе потребовали вернуть деньги за билет | гламурный ежик

https://biletmaxy.com/images/10/nureev.jpg. Фотограф Ричард Аведон

https://biletmaxy.com/images/10/nureev.jpg. Фотограф Ричард Аведон

Этот эпизод мог бы показаться незначительным по сравнению со всей его жизнью. Но именно он нанес Нурееву самый болезненный удар, заставив принять решение на которое никак не мог решиться - окончательно уйти со сцены.

https://rb7.ru/system/images/image_links/347001/Rudolf-Nuriev2.jpg

https://rb7.ru/system/images/image_links/347001/Rudolf-Nuriev2.jpg

Нуреев гастролировал во Флоренции. Шел балетный спектакль "Шинель", в котором принимали участие молодые итальянские артисты балета и Рудольф Нуреев в сольной партии. К тому времени (диагноз Нурееву поставили в 1983) болезнь уже давала о себе знать. Но он не сдавался и раз за разом выходил на сцену, преодолевая физическую немощь и скованность. Каждый прыжок давался с трудом. Несмотря на усилия, его состояние заметили многие.

https://ic.pics.livejournal.com/shakko.ru/2710882/2168004/2168004_original.jpg "Нога Рудольфа Нуреева". Фотограф Ричард Аведон, 1967

https://ic.pics.livejournal.com/shakko.ru/2710882/2168004/2168004_original.jpg "Нога Рудольфа Нуреева". Фотограф Ричард Аведон, 1967

Незадолго до этого, в 1989 году, Рудольф Нуреев приезжал в СССР, где танцевал на сцене своего родного Кировского театра. Это была "Сильфида".

http://lh5.ggpht.com/-EvcnXn2vbf0/UaJFGM29eUI/AAAAAAAB4mU/oJWcHNAs6MM/clip_image013%25255B5%25255D.jpg?imgmax=800

http://lh5.ggpht.com/-EvcnXn2vbf0/UaJFGM29eUI/AAAAAAAB4mU/oJWcHNAs6MM/clip_image013%25255B5%25255D.jpg?imgmax=800

Тех, кто знал Нуреева до бегства из страны, поразил его внешний вид, настолько он изменился. Вместо пышной шевелюры - несколько тонких прядей, лучше бы постригся совсем. В гримерной ему предложили несколько отличных париков, на которые он молча посмотрел и отвернулся, не сказав ни слова. Нуреев смотрелся в зеркало дольше обычного, потом стал гримироваться. Парики унесли.

ttps://ic.pics.livejournal.com/andrey_che/9616855/2911100/2911100_original.jpg

ttps://ic.pics.livejournal.com/andrey_che/9616855/2911100/2911100_original.jpg

- Где костюм?

Все были уверены, что Нуреев привезет с собой свой. Беспокойство появилось, когда при таможенном досмотре багажа в Пулково, никаких костюмов не заметили - только одежда и подарки. Подготовили костюмы, которые были в театре. Понятное дело - они не шли ни в какое сравнение с теми, что видели на Нурееве за границей. Но других не было.

Он оделся и снова посмотрел на себя в зеркало.

"Колет (короткая приталенная куртка без рукавов) был в обтяжку, юбка – выше колен. Колени несколько раз прооперированные, их совсем не надо было показывать..."

- Ну как? Молчите. Вам придется все это пережить.

Об этих словах и о том, как Нуреев выглядел, вспоминала его поклонница и близкий друг Тамара Закржевская. Ни тогда, а позже она поняла, почему он так поступил - будто нарочно хотел подчеркнуть свое нынешнее состояние и показать, что он не тот, кем был в далеком 61-м, он - другой. Но все тот же - Рудольф Нуреев. И еще. Он приехал, чтобы проститься. Привозные костюмы, парики, чтобы скрыть грустную реальность - это фальшь, которая превратила бы все в пошлый фарс.

https://img-fotki.yandex.ru/get/28001/121447594.879/0_18de4d_f49cd38_XL.jpg

https://img-fotki.yandex.ru/get/28001/121447594.879/0_18de4d_f49cd38_XL.jpg

Ему надо было снова почувствовать себя танцовщиком Кировского театра. Хотел выйти на сцену не как гастролер, а "как человек, который вернулся на свою сцену, вернулся в свою труппу и танцует в костюмах своего театра. У него всю жизнь была тоска по Ленинграду – я знаю: он очень-очень любил этот город. Здесь он получил путёвку в жизнь, профессию, здесь имел первый успех, здесь имел настоящих поклонников, которые понимали в балете, и настоящую критику. Он всегда позиционировал себя как русский танцовщик".

После первой репетиции его спросили:

- Вам не здоровится?

-Я здоров!

-А что с вашими ногами..

-И с ногами все в порядке. Я буду танцевать!

https://sun9-9.userapi.com/GDkWJcVMOaDTRvPjWl6NvtPC1Uw0Ms8dHVeQfQ/jDHT3CLXRcg.jpg

https://sun9-9.userapi.com/GDkWJcVMOaDTRvPjWl6NvtPC1Uw0Ms8dHVeQfQ/jDHT3CLXRcg.jpg

То, что он будет танцевать, никто не сомневался, но вот как...Все видели, что Нуреев болен, причем тяжело. Не хватало дыхания. Особенно сильным контрастом были его туры, которые раньше он легко крутил, вставая на высокие пальцы. Теперь это было три пируэта и те давались ему с трудом.

https://www.lapersonne.com/app/uploads/2017/12/21hh0002thcq.jpg кадр из фильма "На виду" 1983, Рудольф Нуреев с Настасьей Кински

https://www.lapersonne.com/app/uploads/2017/12/21hh0002thcq.jpg кадр из фильма "На виду" 1983, Рудольф Нуреев с Настасьей Кински

И вот теперь Флоренция. В театре был аншлаг, как всегда, когда на афише было его имя. Для Нуреева это был очередной выход на сцену, который отличался от прежних тем, что сейчас ему все приходилось делать через силу.

Спектакль смотрелся ужасно. Молодые танцовщики демонстрировали полную беспомощность, они не знали что делать и как восполнить то, что зрители ожидали увидеть на сцене, прочитав имя "Нуреев".

https://i.pinimg.com/736x/fe/ba/b4/febab4a19675138fcd5b234236acf1f0.jpg Нуреев и Марго Фонтейн

https://i.pinimg.com/736x/fe/ba/b4/febab4a19675138fcd5b234236acf1f0.jpg Нуреев и Марго Фонтейн

Обещание

Настал момент финального прыжка, когда Нуреев выбегал на сцену и взлетал под взрыв аплодисментов и криков "браво". Прыжок. Он сделал все, что смог, но этого было слишком мало. Прозвучали вялые аплодисменты. А он улыбался - для него это была еще одна выигранная у болезни партия. Он уходил со сцены победителем, не думая о том, хватит ли сил на новую.

В этот раз после спектакля за кулисами было тихо. Полицейские не сдерживали толпу, прорвавшиеся поклонники не штурмовали двери его гримерки, груды цветов не заваливали проходы. НЕ БЫЛО НИКОГО!

Режиссер театра Роман Виктюк вспоминал, как после спектакля спокойно прошел за кулисы, нашел гримерку с именем Нуреева, постучал.

-Входи! - раздался радостный голос.

Нуреев сидел в халате возле гримерного столика, измотанный физически, но довольный. Его душевное состояние выдавали глаза - печальные, в них уже не было огня, лишь искры внутреннего пламени, которое давало силы, отнимая при этом последнее, что в нем еще оставалось.

- «Вы — не просто человек, вы — планета! Я обещаю, что поставлю о вас спектакль».

Идя на эту встречу, Виктюк общался с разными людьми, знавшими Нуреева.

- Как думаешь, что он мне ответит?

- Да что он может ответить, наорет скорее всего! Может и матом, если будет плохое настроение.

Виктюк приготовился к любым вариантам. Но только не к молчанию. "Может он не понял, о чем я ему тут.." Виктюк встретился глазами с Нуреевым в зеркале. Боже мой, какая в них была надежда!

https://i.pinimg.com/originals/a7/d0/31/a7d03194fccc8875c1dc29122850f4ff.jpg

https://i.pinimg.com/originals/a7/d0/31/a7d03194fccc8875c1dc29122850f4ff.jpg

Это был последний спектакль Рудольфа Нуреева.

Он отменил все запланированные гастроли и записался на курсы дирижеров. Никто особо ничему не удивлялся. Разве что - зачем сдались ему эти курсы? Но через два года вопрос отпал - Нуреев выступил с симфоническим оркестром в Нью-Йорке и записал компакт-диск. В 1992 году с большим успехом в Европе прошли гастроли венского Резиденц-оркестра, которым дирижировал Рудольф Нуреев.

Весной 92-о Нуреев в последний раз приехал на родину. Приглашение поступило от Татарского оперного театра в Казани: Нуреев дирижировал балетами «Ромео и Джульетта» и «Щелкунчик», сольные партии танцевала Надежда Павлова.

Вот так он нашел способ прожить в балете всю свою жизнь.

Неприятная история о том, что именно предшествовало решению Нуреева, всплыла позже. После спектакля во Флоренции несколько зрителей заявились в билетную кассу и потребовали вернуть им деньги за билеты:

- Это обман! Мы не увидели Нуреева! На сцене был другой артист!

С ними побеседовали, убедили, что никакого обмана не было - ошиблись они - на сцене был именно Нуреев.

о, если вы настаиваете, мы вернем вам деньги за билеты..

Все отказались. Но попросили в "качестве компенсации" автограф Рудольфа Нуреева. Возможно это была уловка, чтобы вывести администратора на чистую воду. Нурееву принесли билеты для автографа. Он пошутил:

-Это мои первые автографы за сегодня.

А потом какой-то доброхот рассказал о том, что это были за билеты...

Трижды о нем, но без него

Рудольф Нуреев (а не Нуриев!) умер 6 января 1993 года.

https://www.sovsekretno.ru/public/userfiles/images/nureev-38.jpg На репетиции спектакля «Песни странствующего подмастерья». 1971

https://www.sovsekretno.ru/public/userfiles/images/nureev-38.jpg На репетиции спектакля «Песни странствующего подмастерья». 1971

В Театре Романа Виктюка в 2004 году состоялась премьера спектакля «Нездешний сад. Рудольф Нуреев». Режиссёр пообещал Нурееву поставить о нём спектакль и сдержал слово.

https://www.sovsekretno.ru/public/userfiles/images/nureev-36.jpg Нуреев и Марго Фонтейн

https://www.sovsekretno.ru/public/userfiles/images/nureev-36.jpg Нуреев и Марго Фонтейн

Руководитель балетной труппы «Гранд-опера» Патрик Дюпон, когда у него спросили, как знаменитому театру живется в "эпоху после" Нуреева, сказал: «Нуреев был первой величиной. И хотим мы того или не хотим, его звёздная колыбель останется пустой. Надолго ли? Может, надолго. Может, навсегда. Гении рождаются пару раз за несколько столетий».

https://starsity.ru/wp-content/uploads/2020/01/134569.jpg

https://starsity.ru/wp-content/uploads/2020/01/134569.jpg

Однажды в молодости одна поклонница прочитала Рудольфу Нурееву стихи:

"Ты хочешь быть бессмертным, мировым?

Промчись, как гром, с пожаром и дождями…»

-Кто автор?

-Бальмонт.

- Он это написал про меня!

http://m.kino-teatr.ru/news/12624/121721.jpg

http://m.kino-teatr.ru/news/12624/121721.jpg

Из открытых источников: http://sobytiya.net.ua/archive,date-2008_03_17,article-roman_viktyuk_nyriev_bul_yjasayusch/article.html; https://www.sovsekretno.ru/articles/nikogda-nureev-ne-byl-nurievym-/; http://www.chuchotezvous.ru/gallery/rudoltf-nuriev-gallery/rudolf-nureyev7-3772.html; https://ru.wikipedia.org/wiki/Фонтейн,_Марго; https://aif.ru/culture/person/nelyubimaya_istoriya_zhizni_baleriny_margo_fonteyn

Другие статьи автора на канале:

Наталья Гундарева: последнее преображение

Сколько зарабатывали Лев Толстой, Тургенев и Достоевский.

Актриса Елена Соловей эмигрировала из СССР в 1991-ом. Стоит ли возвращаться в Россию сейчас? Наверное, нет.

Вертинский от своих стихов, посвященных Сталину, не отрекся

Ричард Аведон — фото, биография, личная жизнь, причина смерти, фотограф

Биография

Ричард Аведон считался фотографом, определившим модный образ Америки, а также мастером портретной съемки, раскрывавшим тайные грани людей. За десятилетия творческой карьеры он сделал тысячи снимков, которые вызывают восхищение вплоть до сегодняшних дней.

Детство и юность

Биография фотографа Ричарда Аведона началась 15 мая 1923 года в семье еврейской национальности, поселившейся в США. Родители, выходцы из России, владели розничным магазином и закрепились в нью-йоркском обществе как торговцы и мастера.

Мать Анна, унаследовавшая бизнес по производству верхней одежды, наполняла прилавки модными платьями и воспитывала двоих детей. Отец Джейкоб, бывший чернорабочим, освоил бухучет и финансы и в силу характера знал бизнес вплоть до последних мелочей.

Embed from Getty ImagesФотограф Ричард Аведон

Окружение Аведонов состояло из людей творческих профессий, которые привлекали внимание мальчика начиная со школьных лет. Он фотографировал друзей родителей на любительскую камеру «Кодак», и в 30-х годах его снимки стали появляться на свет.

Одной из первых работ Ричарда считался портрет Сергея Рахманинова, который часто приходил в гости и наведывался в магазин. Потом появились изображения аксессуаров и моделей одежды, которые мать и отец использовали для декорирования витрин.

Кроме этого, мальчик делал фото для семейного архива, оттачивая мастерство в еврейской ассоциации, организовавшей общество Camera Club. С помощью младшей сестры Луизы, с удовольствием позировавшей перед камерой, Аведон усвоил такие понятия, как композиция и масштаб.

Постепенно творческие идеи захватили помыслы юного Ричарда, и он скрылся в мире искусства от проблем, возникших в семье. Мать поддерживала его увлечения, а отец был противником, поскольку считал, что талантливые художники не нужны прогрессивной стране.

На какое-то время Аведон уступил воле властного и строгого родителя и, окончив школу в Нижнем Манхэттене, поступил в государственный университет. Правда, он изучал философию и поэзию вместо бизнеса и экономики и получил премию в области искусства за работы для местных газет.

В начале 40-х годов он бросил начатое образование и устроился штатным фотографом в американский торговый флот. Делая снимки для личных дел членов экипажей и морских пехотинцев, юноша произвел в своей жизни профессиональный переворот.

Личная жизнь

В личной жизни Ричарда Аведона присутствовали романтические отношения, и в начале 1944 года он впервые вступил в брак. В качестве жены он выбрал кассиршу, которая стала актрисой и моделью, но, распознав бисексуальность мужа, поняла, что с ним что-то не так.

Embed from Getty ImagesРичард Аведон и его жена Ивлин

Пара рассталась в начале 50-х, и фотограф страдал от одиночества до тех пор, пока не нашел женщину, пожелавшую иметь детей. С Ивлин Франклин и сыном Джоном, несмотря на слухи и толки, Ричард прожил в полном согласии много счастливых лет.

Карьера

В 1944 году Ричард познакомился с Алексеем Бродовичем, который был фотографом и дизайнером, редактировавшим модный журнал. С его помощью он начал сотрудничать с рядом передовых нью-йоркских изданий, и часть снимков, сделанных в молодости, появилась в Harper's Bazaar.

Художественный дебют стал успешным, и Аведон смог открыть студию, а также попасть в штат работников Theatre Arts Magazine, Life и Vogue. Нестандартные методы, включавшие съемку эмоциональных моделей на открытом воздухе, открыли перед начинающим автором сотни престижных дверей.

В конце 1950-х годов Ричард делал обложки журналов, а также серии рекламных плакатов для ведущих дизайнерских фирм. В тот же период появилось фото Мэрилин Монро, где она предстала перед публикой как опустошенная Норма Джин.

Этот снимок, резко отличавшийся от других изображений голливудской дивы, надоумил мастера создать коллекцию фотопортретов простых людей. Так появились альбомы Аведона с лицами душевнобольных пациентов, борцов за права американских граждан, протестантов и учителей.

Такой подход вывел художника далеко за рамки фешен-индустрии, но не умалил достоинства профессионального сотрудничества со звездами музыки и кино. Восторг вызвала серия фотографий ливерпульской четверки The Beatles, Софи Лорен, Одри Хепберн, Рудольфа Нуреева и Брижит Бардо.

Richard Avedon & Marilyn Monroe, c.1954

Опубликовано RetroCo Пятница, 20 ноября 2015 г.
Ричард Аведон и Мэрилин Монро

Помимо этого, Ричард стал первооткрывателем модели Твигги, которая в средине 1960-х стала иконой стиля и красоты. Снимая на нейтральном фоне преимущественно в черно-белой технике, американский фотограф намеренно акцентировал мелкие детали и черты.

Это привлекло внимание модельеров Ив Сен-Лорана и Джанни Версаче, которые неоднократно привлекали Аведона для иллюстрации своих работ. Фотоальбомы показали на выставках, которые проходили в Америке и Европе, и критики отмечали, что мужчина произвел в искусстве переворот.

Наиболее известными стали коллекции Observations и Nothing Personal, показанные и изданные как книги в середине 60-х годов. Они стали плодом сотрудничества со знаменитым мастером Алексеем Бродовичем, а романист и драматург Трумен Капоте стал автором текстов и вводных слов.

В 1970-х годах появилась серия The Family, включавшая снимки американских политиков и членов их семей. Тогда же создавались автопортреты в технике реального фото, сохранившие изображения автора.

Публика и критики боготворили Аведона, одобряя талантливые работы, до тех пор, пока свет не увидел фотоальбом In the American West. Идеи представить лица жителей 189 городов Америки только спустя десятилетия вызвали живой отклик и интерес.

Смерть

Последние годы жизни Аведон провел, сотрудничая с издательством The New Yorker, для которого выполнил ряд проектов и сделал десятки фоторабот. Смерть по причине мозгового кровоизлияния настигла мастера в 2004-м, и это стало невосполнимой утратой для мира искусства, кино и моды.

Фотоальбомы

  • 1959 — Observations
  • 1964 — Nothing Personal
  • 1973 — Alice in Wonderland
  • 1976 — Portraits
  • 1978 — Portraits 1947–1977
  • 1985 — In the American West
  • 1993 — An Autobiography
  • 1994 — Evidence
  • 1999 — The Sixties
  • 2001 — Made in France
  • 2002 — Richard Avedon Portraits
  • 2005 — Woman in the Mirror
  • 2008 — Performance

Ошибка

Что-то случилось получение ny010413

Чтобы просмотреть все наши предстоящие аукционы, щелкните здесь.

Страница, которую вы ищете, не существует или больше не доступна.
Если вы считаете, что попали на эту страницу по ошибке, свяжитесь с [электронная почта защищена].

Вернуться на домашнюю страницу Показать ошибку
Журнал базы данных может содержать дополнительные сведения

HttpException

 Система.Web.HttpException (0x00000064): что-то произошло при получении ny010413
   в PublicWebMvC.Controllers.LotsController.  d__5.MoveNext () в c: \ Jenkins \ Pipeline Prod-WEB02 \ workspace \ PhillipsPublic.Web \ Controllers \ LotsController.cs: строка 170
--- Конец трассировки стека из предыдущего места, где было создано исключение ---
   в System.Runtime.ExceptionServices.ExceptionDispatchInfo.Throw ()
   в System.Runtime.CompilerServices.TaskAwaiter.HandleNonSuccessAndDebuggerNotification (задача задачи)
   в System.Web.Mvc.Async.TaskAsyncActionDescriptor.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass8_0.  b__1 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethod (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters.  b__11_0 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> C__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.AsyncInvocationWithFilters. <> c__DisplayClass11_1.  b__2 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeActionMethodWithFilters (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_6.  b__3 ()
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker. <> c__DisplayClass3_1.  b__5 (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncControllerActionInvoker.EndInvokeAction (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.<> c.  b__152_1 (IAsyncResult asyncResult, ExecuteCoreState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecuteCore (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.Controller.EndExecute (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.<> c.  b__20_1 (IAsyncResult asyncResult, ProcessRequestState innerState)
   в System.Web.Mvc.Async.AsyncResultWrapper.WrappedAsyncVoid`1.CallEndDelegate (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.Mvc.MvcHandler.EndProcessRequest (IAsyncResult asyncResult)
   в System.Web.HttpApplication.CallHandlerExecutionStep.System.Web.HttpApplication.IExecutionStep.Execute ()
   в System.Web.HttpApplication.ExecuteStepImpl (шаг IExecutionStep)
   в System.Web.HttpApplication.ExecuteStep (шаг IExecutionStep, логическое значение и завершено синхронно)
                  Исключение:  Что-то произошло при получении ny010413 

Натюрморт танцора: захват Рудольфа Нуреева

Джеймс Уайет, художник, чьи работы составляют основу новой блестящей выставки Кеннеди-центра, посвященной изображениям Рудольфа Нуреева, однажды познакомил русского танцора с Арнольдом Шварценеггером еще в конце 1970-х годов. когда Шварценеггер был лишь скромно известным австрийским болваном.Шварценеггер нервничал и глупо спрашивал, как часто Нуриев, считавшийся предателем на родине, возвращается в Россию. Нуреев только фыркнул: «Каждый день».

Акции знаменитостей торгуются на стольких разных рынках - рынок Голливуда, рынок искусства, рынок политики - что невозможно сказать, кто через 50 лет станет более известным из двух. Конечно, имя Шварценеггера больше нарицательное, но продолжающееся влияние Нуриева на танец кажется более ощутимым, чем влияние Шварценеггера на кино (что звучит немного абсурдно).

Выставка Центра Кеннеди, красиво оформленная в галерее на Террасе, приурочена к открытию Кировского балета, которое начинается во вторник. До своего бегства во Францию ​​в 1961 году Нуриев был восходящей звездой Кирова; после его бегства он стал мировой звездой, сфотографированной Ричардом Аведоном и бесчисленным множеством других.

Эта выставка, по сути, о знаменитостях, о Нурееве как узнаваемой и неизменно интересной фигуре. Изображения - набор исследований, выполненных Уайетом в 1977 году, несколько крупных изображений в смешанной технике, которые он завершил совсем недавно, и черно-белые фотографии, сделанные разными людьми на протяжении всей карьеры танцора, - все они похожи на Нуреева.Они позволяют одному сказать: «А, вот и Рудольф Нуриев, такой, каким я его помню», или для более молодых зрителей: «Вот так он, должно быть, выглядел». Есть также некоторые окаменевшие пометы знаменитостей - памятные вещи в виде костюмов, танцевальных туфель и тому подобное - чтобы придать фотографиям немного талисманной силы.

Художественные учреждения жаждут силы знаменитостей, чтобы привлечь аудиторию, особенно людей, которые не являются постоянными покупателями билетов. Но за этой выставкой скрывается мрачная, тревожная правда о знаменитостях-исполнителях: когда они умирают, если они не являются кинозвездами или записывающимися артистами, их искусство умирает вместе с ними.

Когда Уайет начал снимать Нуриева, танцор был на пике своих возможностей. Ранние изображения, сделанные при внимательном наблюдении и длительных сеансах с танцором, являются самыми сильными в шоу. На них изображен высокомерный и отстраненный мужчина с глубоким шрамом (возникшим в результате ссоры с собакой в ​​детстве) на губе. Лучшие из них - не только портреты, но и отражают проблему создания портретов, необходимость скорости, а также метод проб и ошибок на странице по мере обработки изображения.В них есть настоящая поспешность.

На одном из них, двойном изображении головы танцора на темном фоне (так называемое «Исследование № 21»), есть любопытные чернильные пятна, образующие дугу в правом нижнем углу. Это предполагает экспериментальную попытку Василия Кандинского запечатлеть танец как чистую абстракцию в его книге «Точка и линия в плоскости». Точки представляют собой волшебную точку, где земля и танцор расходятся. Но это настолько близко, насколько Уайет подходит к заигрыванию с абстракцией.

Джейми Уайет - обаятельный мужчина лет пятидесяти с небольшим, его темные кудрявые волосы испещрены седыми крапинками, как штрихи гуаши.Вчера, когда выставка была завершена перед открытием для публики сегодня, он был одет в облегающий шерстяной жилет, в равной степени щеголеватый и грубый; Обнадеживающее скопление краски по краям его ногтей.

«Я не большой любитель балета, но я видел, как он танцевал», - говорит он о Нурееве. «Я был очарован им как человек, кем он был - этим существом, мужчиной или женщиной? - и как даже за сценой он всегда был Нуреевым. Барышников - великий танцор и замечательный человек, но за сценой он любит говорить о рыбалке.Нуреев всегда был Нуреевым ».

Что именно означает? Это заставляет его звучать как людоед (он часто был), но он также обладал загадочностью, высочайшим качеством, необходимым для очень тонкого художника, чтобы совершить прыжок в небесное царство. царство художника, которого не бывает раз в столетие. Картины Уайета похожи на Нуриева, но похожи ли они на этого Нуреева? Захватывают ли они то, что зрители чувствовали, когда они танцевали?

Первоначально Уайет не собирался изображать Нуреев-художник - динамичный Нуриев, которого в бессмысленном слогане всегда называли «диким» в исполнении - вот почему рисунки 1977 года работают лучше, чем более крупные цветные изображения, созданные Уайетом в последние годы.Любопытно, что когда Нуриев был жив, Уайет не приводил его в движение; фотография молодого художника, измеряющего танцора штангенциркулем, свидетельствует об увлечении художника (Уайет называл это «одержимостью») Нуреевым как объектом, мускулатурой, костями и сухожилиями. Но после смерти Нуреева (в 1993 году от СПИДа) художник начал оживлять образ танцора, изображая его танцующим в «Лебедином озере» и «Дон Кихоте». Это сентиментальные изображения с оттенком лагеря (можно даже сказать, что это поп-арт), и кажется, что движение присутствует больше на заднем плане, чем в форме танцора.

В этих более амбициозных и более проблемных работах Уайет столкнулся с дилеммой, которая преследует любого, кто создает образы танца: как запечатлеть (1) движение и (2) артистизм. Большинство фотографий Нуреева в полете выглядят так, как будто кто-то сделал их с помощью Photoshop, вставив его тело под странными углами и на невероятной высоте над полом. Это немного похоже на просмотр фокусников по телевизору: вы думаете, что они обманывают.

Что касается артистизма Нуриева, то стандартная мантра состоит в том, что его нельзя запечатлеть ни на каком носителе: пленке, фотографии или живописи.Критик Клайв Барнс, написавший вступление к каталогу, так описывает проблему съемок Нуриева и его блестящей партнерши Марго Фонтейн: «Они вышли на сцену и впитали ее в свои личности - и эту театральную магию никогда не сможет найти ни один экран. захватывать."

Возможно, это невозможно запечатлеть, потому что его там не было, кроме как в воображении публики. То же самое всегда говорили о Марии Каллас, великой сопрано, у которой был менеджер с Нуреевым: «Записи никогда не оправдали ее.«Они, конечно, не могли; было слишком много массовой истерии. То, что магические метеоры Нуриева и Каллас проносились по небу примерно в одно и то же время, предполагает потребность определенного поколения в знаменитых богах искусства.

Визуальные художники на протяжении веков создавали изображения артистов-исполнителей и в большинстве своем терпели неудачи. Если бы кто-то сказал фотографу: «Мне нужна не фотография церкви или людей, молящихся, а картина переживания Бога. , "он, вероятно, откажется от задания.Тем не менее, художники упорно пытаются запечатлеть неуловимый опыт искусства, что в равной степени невозможно.

Между ранними изображениями Уайета и более поздними находится картина маслом 1979 года, изображающая игрушку-автомат, своего рода злобно ухмыляющуюся фигуру Пьеро. Уайет говорит, что написал картину, потому что найденная им игрушка напомнила ему Нуреева, который танцевал Пьеро.

Но это намекает на осознание Уайетом тщетности запечатления танца танцора: Нуреев выглядит как механическая кукла, сильно накрашенная и нелепая.

Выставка, которая продлится до 10 марта, впечатляет визуально и манит.

Но также отсутствует рисунок из каталога, рисунок Нуриева обнаженным, который, по словам вице-президента по художественному планированию Романа Терлецкого, был опущен, потому что Кеннеди-центр не хотел споров. Можно посмеяться над таким ханжеством и сравнить это, скажем, с маскировкой статуи с обнаженной грудью в Министерстве юстиции за этими нелепыми занавесками.Больше пуританской глупости?

Но это гораздо серьезнее. Это самоцензура, патерналистская, антидемократическая, трусливая, и она ставит под сомнение то, что Центр Кеннеди пытается продемонстрировать этим шоу: то, что он может организовать профессиональную и серьезную выставку. Нуриев был эксгибиционистом, он продемонстрировал свое тело миллионам людей, одетый в облегающие леггинсы для балета, раздетый до стрингов для Марты Грэм и полностью обнаженный в гей-банях Нью-Йорка. Что смущает Центр Кеннеди?

Среди портретов Джеймса Уайета на выставке Рудольфа Нуриева в Кеннеди-центре есть изображение Нуреева в поклонении.В «Кабинете № 9» (1977) тело танцора Нуреева прикрыто шубой знаменитости.

Нуреев - Райдер

«Все события

21 июня 2019 - 23 июня 2019

В этом документальном фильме режиссеров, номинированных на премию BAFTA, Джеки и Дэвида Морриса прослеживается необычная жизнь Рудольфа Нуреева. От его рождения в вагоне 5-го класса транссибирского поезда до его драматического прыжка к свободе на Западе в разгар холодной войны и беспрецедентной лести как самого известного танцора в мире.В фильме рассказывается о маловероятном, но легендарном партнерстве Нуриева с Марго Фонтейн и намечено его стремительное восхождение к статусу глобального культурного феномена.

Нуриев сам обеспечивает большую часть комментариев к фильму, начиная от длинных отрывков из его дневников, прочитанных валлийской актрисой Сиан Филлипс, и отрывков из телеинтервью, включая беседы с явно благоговейным Диком Каветтом. Ричард Аведон, сделав серию чрезвычайно чувственных черно-белых фотографий танцора, заметил: «Все его тело реагировало на своего рода чудо, вызванное самим собой.Какая-то нарциссическая оргия… оргия из одного ». Надо ли говорить больше.

Жизнь Нуриева разворачивается, как развернутый сюжет классического русского романа. Его история - это история России. (109 мин)

Пятница, 21 июня
Встреча с Горбачевым - 7:15 IU Fine Arts Theater
Nureyev - 20:00 IU Global & International Theater

Суббота день, 22 июня
Встреча с Горбачевым - 6:15 - Театр изящных искусств IU
Нехудожественная литература - 7:15 Международный и международный театр
Нуреев - 20:00 Театр изящных искусств IU

Воскресенье, 23 июня, в Bear’s Place
Научная литература 5:30 - Последний шанс!
Нуриев - 20.00- Последний шанс!

Автобиография с изображениями Рудольфа Нуриева

стр.35. Моя первая встреча с балетом, которая с тех пор должна была заполнить всю мою жизнь, была неортодоксальной. Это была любовь с первого взгляда, но только через вторжение в дом. Маме удалось купить в тот вечер только один билет в Оперу для всей семьи, но она была полна решимости как-нибудь нас всех заполучить. Итак, мы приехали. Мои три сестры, моя мама и я. У театра мы обнаружили огромную нетерпеливую толпу. Это было как раз в конце войны. Естественная любовь, присущая каждому русскому к музыке и балету, за эти годы еще более усилилась благодаря тому, что человек был готов отдать все в обмен на маленькую мечту, моментальный побег от кошмара повседневной жизни.Безграничные духовные ресурсы россиян, глубина их внутренней жизни - явная способность, которую они имеют, отрезать себя от грязи своей повседневной борьбы, - для меня, пожалуй, самое сильное объяснение огромного успеха, которым может обладать почти любое проявление искусства. в Советском Союзе. Толпа становилась все больше и больше с каждой минутой. Он так сильно толкался в большие двери [Уфимской] Оперы, что они внезапно рухнули, вход был настежь, и нас всех буквально толкнуло внутрь.Под прикрытием всеобщего хаоса оказались пятеро Нуреевых по одному билету.

с.57 - Школа и компания, основанная, когда Санкт-Петербургу было всего тридцать шесть лет - в 1738 году, ровно за два столетия до моего рождения.
25 августа 1955 года, в возрасте семнадцати лет, я вошел в желанный храм танцев - Ленинградское хореографическое училище.

с.63 - [Учитель танцев Александр Пушкин] был человеком, способным глубоко вникнуть в характер каждого ученика, придумать для каждого индивидуально интересные комбинации шагов, рассчитанные на стимулирование их интереса и стремления к работе.Он всегда пытался использовать достоинства каждого из нас - не концентрируясь на наших недостатках, не пытаясь изменить нашу личность, а, напротив, уважая их, чтобы каждый мог привнести в свой танец какой-то индивидуальный оттенок. , отражение его собственной внутренней жизни. В конце концов, именно личность танцора придает классическому балету жизнь и величие.

с.76 - Пришло время выбирать: Большой или Киров. Мне показалось, что Большой слишком ограничивает своих артистов, чтобы выразить себя в полной мере - всегда, за исключением, конечно, Улановой, которая продолжает свой уникальный, чудесный путь, живя своим искусством.Только она, первая балерина мира, может вести свой неуклонный путь, всегда скромна, всегда скромно одета, полностью поглощена своим танцем и совершенно неуязвима для всех театральных интриг. Ее внутренняя сила, ее собственные человеческие качества - вот причины, по которым она всегда остается непорочной. Для более мелких художников политика Большого театра часто может оказаться катастрофической, превращая их в простых спортсменов, рекордсменов с изумительными стальными мускулами, но без сердца и без глубокой чуткой любви к искусству, которому они служат.Ведь Большой театр превратился в национальную выставочную площадку, и одна из его основных функций - посещать императрицу иностранцев, а также толпы туристов, которые ежедневно прибывают в столицу с самых отдаленных форпостов Советского Союза. Поэтому само собой разумеется, что работа Большого театра должна строго отражать политику правительства и строго соответствовать всем правилам; в репертуар всегда должны входить балеты, продвигающие официальные точки зрения на уровне, понятном массам.Ленинград в другом положении. Как бы то ни было, он находится на значительном расстоянии от правительственного центра, поэтому его не так жестко контролируют или художественно не заставляют идти в ногу со временем. Беспристрастные наблюдатели часто замечали здесь некую изощренность, которой нет в Большом. Знаменательный факт, что некоторые из наших лучших советских балетов со времен революции (например, «Ромео и Джульетта» или «Лаврентия») были созданы Кировым и только спустя долгое время были приняты в Большом театре.По всем этим причинам, плюс очарование его великим прошлым, его прямая связь со знаменитым Мариинским и моя собственная связь с Ленинградским хореографическим училищем - я выбрал Кировский.

Ли Радзивилл, великая дама общества и сестра Жаклин Кеннеди Онассис, умерла по адресу 85

Ли Радзивилл, которая использовала свой статус младшей сестры бывшей первой леди Жаклин Кеннеди Онассис в разнообразной карьере законодателя моды и декоратора интерьеров. , актриса, принцесса и великая дама общества кафе на двух континентах, скончалась в феврале.15 в Нью-Йорке. Ей было 85 лет.

Смерть подтвердила близкая подруга Корнелия Гест. Других подробностей не было.

Выросшая среди богатых семей Бувье и Окинклос, Радзивилл вместе с сестрой росла в особняках на Восточном побережье.

Несмотря на то, что она, как известно, барахталась как актриса, ее авантюрный дух, утонченная внешность, хриплый голос и гламурная связь с Белым домом Кеннеди заставили ее сниматься на обложках журналов и по телевидению, открывая двери в королевские дворцы, гала-вечера, жаркие романы и пробные события в мире. 1960-е и 1970-е годы.

Она получила титул принцессы после обмена клятвами с изгнанным польским дворянином, ее вторым из трех мужей, но ее самое сильное влияние было как королевы стиля. Еще до того, как ее сестра, вышедшая замуж за Джона Кеннеди, стала первой леди в 1961 году, модная пресса обратила внимание на шикарный образ Радзивилла, который часто отличался чистыми линиями, большими солнцезащитными очками и распущенными волосами. Журнал Vogue отметил, что она помогла моде США перейти от скучной элегантности 1950-х годов к более расслабленному и уверенному стилю.

Она работала помощницей давнего редактора Harper’s Bazaar Дайаны Вриланд, руководила павильоном американской моды на Всемирной выставке 1958 года и вдохновляла таких дизайнеров, как Ив Сен-Лоран и Марк Джейкобс.

Писательница Трумэн Капоте сказала, что она затмила свою более знаменитую сестру. «Она - все, за что люди приписывают Джеки», - сказал он журналу People в 1976 году. «Вся внешность, стиль, вкус - у Джеки их никогда не было, и все же именно Ли жил в тени».

Обозреватели сплетен и книги, в том числе несанкционированная биография Дайаны ДюБуа 1995 года «В тени ее сестры: интимная биография Ли Радзивилла», настаивали на том, что она всегда ревновала к своему всемирно уважаемому брату.

Жаклин Кеннеди Онассис с Ли Радзивиллом на конной ферме в Великобритании в ноябре 1968 года.

(Evening Standard / Getty Images)

Дюбуа даже сказал, что греческий судоходный магнат Аристотель Онассис, женившийся на Жаклин после убийства президента Кеннеди, изначально был завоеванием Радзивиллов до того дня, когда в 1963 году она пригласила свою сестру плыть на его яхте.

Онассис «был динамичным, иррациональным - жестоким, я полагаю, но захватывающим», - сказала она New York Times в 2013 году.«У него также была прекрасная кожа, и он замечательно пах. Естественно, я имею в виду. Очаровательно ... как обнаружила моя сестра! » Радзивилл всегда отрицал соперничество.

Во время правления администрации Кеннеди две сестры были доверенными лицами и попутчиками. Они пообедали в Букингемском дворце и совершили поездку по Индии, катаясь на слонах и болтая с премьер-министром Джавахарлалом Неру. Радзивилл провел большую часть кубинского ракетного кризиса, скрывшись в Белом доме с Жаклин и наблюдая, как президент напряженно обменивается телефонными звонками с помощниками.

«Не могу отрицать, что те несколько лет были гламурными: я был на президентской яхте на гонках Кубка Америки, вечеринках в Белом доме en fête. Это было так восхитительно », - сказала она Times.

Ко времени убийства Кеннеди в ноябре 1963 года она сама была светской львицей в списке лучших и ее часто называли принцессой Радзивиллой благодаря ее браку в 1959 году с принцем Станисласом Альбертом Радзивиллом, который бежал из Польши после мировой войны. II, чтобы стать девелопером в Лондоне.

Она танцевала на легендарном Черно-белом балу-маскараде Капоте в 1966 году, который иногда называют «вечеринкой века», и присоединилась к другим знаменитостям во время печально известного турне Rolling Stones 1972 года по США. Ведущий гитарист Кейт Ричардс, которого это не впечатлило, окрестил ее «Принцессой Редькой».

Всегда беспокойный, Радзивилл, как писал журнал People, пробовал «сделать карьеру, как многие Холстоны».

Вместе с Капоте, который дает советы по актерскому мастерству, а с Сен-Лораном - вешалкой с платьями, Радзивилл дебютировал в чикагской постановке 1967 года «Филадельфийская история.Она сыграла высокомерную светскую львицу Трейси Лорд, роль которой прославила Кэтрин Хепберн, но критики назвали ее выступление неестественным. «Звездой не рождается», - заметил один рецензент.

Ничто из этого не омрачало привлекательности Радзивилла в высшем обществе. Ее тонкое, как карандаш, телосложение, длинная шея и удлиненный рот украшали обложки журналов и фотографии Ричарда Аведона. Другой друг, Энди Уорхол, запечатлел ее элегантность на оранжевом портрете на шелкографии. Ее ближайшим другом был суперзвезда русского балета Рудольф Нуриев, и ее связывали романтические отношения с другими яркими людьми той эпохи, включая архитектора Ричарда Мейера и фотографа и художника Питера Бирда.

В 1976 году она открыла бизнес по декорированию интерьеров в Нью-Йорке, заключив контракт на проектирование люксов для отелей Americana. Она также работала организатором мероприятий и консультантом по стилю у Джорджио Армани и была постоянным участником коктейльных вечеринок и модных показов в Лондоне, Париже и Нью-Йорке. Даже в свои 80 Радзивилл составляла списки самых одетых, в то время как ее дорогие апартаменты появлялись в журналах по архитектуре и дизайну.

«Более полувека она была центральной фигурой в приходах и уходах высшего общества», - написал журнал Vogue в посвящении 2014 года.«Рассказ о легкомыслии ХХ века обязательно должен посвящать Ли Радзивиллу хотя бы одну целую главу и множество разрозненных упоминаний».

Радзивилл родилась Кэролайн Ли Бувье в Нью-Йорке 3 марта 1933 года. Ее отец, Джон «Блэк Джек» Бувье III, был богатым биржевым маклером, известным распутством и пьянством. Ее мать, Джанет Нортон Ли, происходила из известной южной семьи.

Ли Радзивилл Росс и сводный брат Джейми Очинклосс в Нью-Йорке в мае 1994 года.

(Росарио Эспозито / Ассошиэйтед Пресс)

После развода ее мать снова вышла замуж в 1942 году за вашингтонского бизнесмена и наследника Standard Oil Хью Очинклосса-младшего, отчима писателя Гора Видала.

Сестры Бувье, воспитанные в основном гувернантками, посещали частную школу мисс Портер в Фармингтоне, штат Коннектикут. Несчастная после развода родителей будущая принцесса сказала, что ей стало так одиноко, что в 11 лет она попыталась усыновить сироту.

Она сказала, что ее родители обожали Жаклин, которая была на четыре года старше, книжный червь и лучшая наездница, в то время как Ли, которую однажды сбросили с лошади и затоптали, боялась животных.«Моя мать бесконечно говорила мне, что я слишком толстая, что я не шибко запятнала свою сестру», - сказала она Times.

Но, как и ее сестра, Ли считалась классической красавицей и была названа «дебютанткой года» газетной сетью Hearst. Она поступила в колледж Сары Лоуренс к северу от Нью-Йорка после того, как в 1950 году окончила школу мисс Портер, но, исповедуя сильную неприязнь к ученым, уехала после второго курса, чтобы изучать искусство в Италии.

Ее первый брак с Майклом Кэнфилдом, сыном руководителя книгоиздания Касса Кэнфилда, распался отчасти из-за того, что он, по сообщениям, много пил, и из-за ее растущих отношений с будущим мужем принцем Радзивиллом.В 1974 году Радзивиллы разводятся.

В 1988 году она вышла замуж за кинорежиссера и хореографа Герберта Росса, позже рассказав New York Times: «Он определенно отличался от всех, с кем я был связан, и мир кино казался захватывающим. Ну, это было не так ». Она также сказала, что он был одержим дизайнерскими вкусами своей покойной жены, балерины Норы Кэй. Радзивилл и Росс развелись в 2001 году, незадолго до его смерти.

У нее было двое детей от князя Радзивилла. Их сын, удостоенный премии "Эмми" продюсер телевизионных новостей Энтони Радзивилл, умер от редкой формы рака в 1999 году, всего через несколько недель после того, как ее племянник Джон Ф.Кеннеди-младший, с которым она была близка, погиб в авиакатастрофе. Среди выживших - дочь Анна Кристина «Тина» Радзивилл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *