Нечто огромное не может двигаться вокруг очень маленького кто сказал: Таинственный лес – КиноПоиск

Содержание

Рассказы финалистов второго сезона конкурса


Дудко Мария. Ключи

Так... Тик... Так…

Голос старых напольных часов из прихожей уже встречал меня, а я никак не мог открыть дверь. Ну где же эти ключи?... Неужели, потерялись? Только этого не хватало, и так день не задался!.. А, нет, вот же…

Часы пробили восемь, когда я ступил на скрипучий паркет прихожей. Как я соскучился по тишине своей квартирки! Хотелось просто развалиться на потёртом диванчике, да так и пролежать до утра... Но вместо этого я поплёлся к компьютеру. Пока старенький агрегат, доставшийся по наследству от динозавров, включался, я заварил себе кофе. Сегодня понадобится не одна кружка. Статья за ночь, а вдохновения с гулькин нос. Еще и на работе сокращениями грозят. Нельзя затягивать, а то увольнения не избежать. И ещё блог не плохо бы обновить, а то скоро последние подписчики разбегутся. Эх…

Работал я в редакции одного журнальчика, что в нашем районе, да и в городе в общем, был вполне востребован. Редактор - Федот Степанович - всегда только лучшее в печать пускал.

Лучшее. Да. Это значит не меня. Почему-то в последнее время моя писанина совсем не впечатляла. Даже меня самого. Честно, не удивлён. Похоже, я потерял искру, как будто писать нечего было. Смешно как-то: живу в мегаполисе, где каждый день что-то случается, а гляжу как в пустоту. Чужие проблемы переставали волновать, каждый здесь - капля в море. Вот и новости у меня серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому.

О чём я писал? Как я тогда ещё думал, о важном. О вечном, в какой-то степени. Я заметил, что люди кругом так закрылись, что словно перестали видеть друг друга, не то, что чувствовать и понимать. Каждый в какой-то миг уходит в себя и теряет ключ от двери, в которую вошёл. Запирает сердце. Надевает маску. Безразличную. И молча идёт по серым камням мостовой…

Просто хотелось, чтобы услышали... Думал, стану ключиком к миру по эту сторону маски. Помогу нуждающимся своим словом, научу людей слушать и слышать, мир спасу. .. Но, кажется, что-то пошло не так. И теперь... Теперь не знаю даже, как себя то спасти. Вот и в ответ получаю плач рвущейся бумаги и знаменитое последние предупреждение из уст Федота Степаныча. Последний шанс. Завтра не приду с сенсацией — всё. Что ж… Похоже, пришла пора забыть на время о своих рассуждениях и погрузиться в мир человеческих интриг. Написать то, что будут читать. То, чего от меня ждут. Нет, не так. Что ждут от статьи в нашем журнале.

О чём шумят нынче каменные джунгли? Что несёт ветер перемен по их заасфальтированным тропам? Самой обсуждаемой темой стала череда странных смертей, впрочем, как это и бывает обычно. Вот уже долгое время один за другим погибают взятые под стражу преступники. Самые разные: от простых карманщиков до почти убийц, взрослые и совсем ещё подростки четырнадцати лет. Большинству из них ещё даже не вынесли приговор. И диагноз у всех один — отравление. А чем — пока загадка. Это происходило с некоторой периодичностью в разных районах города, но чаще всего именно в нашем отделении полиции. И, по чистой случайности, как раз там работал никто иной, как мой старший брат — офицер Юрий Дискарин.

Как пригодилась бы мне его помощь сейчас… Но нет. С братом мы не ладим. И никогда не ладили. Так повелось… Наверное, мы просто слишком разные. Юрик скрытный, недоверчивый. Он никогда и ничего не рассказывал мне, предпочитал всё делать сам, и я чувствовал, что совсем ему не нужен. Я же, должно быть, слегка завидовал брату. Он успешен, просто гордость семьи, а я хватаюсь за последний шанс остаться на работе.

...Хватаюсь за последний шанс остаться на работе. Хотя... Можно попробовать разузнать о громком деле из первых уст, так сказать. Подобное, наверняка, заинтересовало бы Федота Степаныча, но придется обратиться за помощью к брату. Ага... И в очередной раз стать неудачником в глазах целого рода. Черта с два! Даже ради работы я не стану просить о помощи этого человека!

Ну, ничего. Я подготовился, собрал материалы, теперь напишу и спасён! Справлюсь сам. Успеть бы до утра…

ТРЯМ!!!

Звук застал меня врасплох. То был сигнал, что кончился завод, от старых часиков в коридоре. Дело поправимое. Я встал, подошёл к часам, открыл крышку и привычным жестом потянулся к ключу. Только вот ключа то как раз и не было. Что за странное дело? В своём доме я ценил порядок, а такие вот казусы просто выбивали из колеи... Что мне теперь, искать этот потерявшийся ключик? Придётся, похоже…

Кинув грустный взгляд на компьютер, я стал припоминать, куда мог сунуть эту старую железку. Вот я уже облазил несколько полок, заглянул в ящики и…

Это что такое? В комоде лежал конверт. И, если ключ от заводящего механизма я готов был увидеть среди носков, с моей то рассеянностью, то вот странного послания уж никак. Хотя, может я слишком наивен? Ой, что-то не нравится мне это всё…

Конверт, я, естественно, распечатал и сразу узнал почерк Юрика.

«Не уверен, что за мной не следили. Загляни в почту. Я никогда не забывал про твой день рождения!
Ю.»

Что за шутки? Так и знал, что надо было отобрать у него ключи, когда он переехал! Постойте, что-то на обороте…

«KeyHole4u. ..»

Я ещё раз пробежался глазами по торопливо написанным строчкам. Текст казался лишенным смысла и ни о чём мне не говорил.

Чего это он? Для белены, вроде, не сезон… На всякий случай я сверился с календарём и убедился, что день рождения у меня не сегодня и даже не в ближайшие дни. Вразумительно выглядела лишь просьба проверить почту.

На что только я время трачу? Прежде, чем моя рука успела закрыть текстовый редактор, выплывшее окошко осведомилось, точно ли я хочу это сделать. Вот, даже оно издевается…

На почту мне и правда прилетело одно письмецо. Ну и спрашивается, зачем Юрику это: вторгаться в мой дом со странной запиской и одновременно чирикать в интернете? В конце концов, не проще ли позвонить? Конечно, я бы не прыгал от восторга, когда бы что-то заставило нашу звездочку снизойти до простых смертных, но зачем изобретать велосипед?

Так думал я, попивая уже остывший кофе в ожидании загрузки текста. Наконец, перед моими глазами замаячили такие строки:

«Здравствуй, Егор.

Знаю, ты будешь удивлён моему письму, но я не стал бы тебя беспокоить, не будь всё действительно серьёзно. Я хотел позвонить, но на моём новом телефоне не оказалось твоего номера. Мой же номер остался неизменным, если тебя это интересует…

Перехожу к делу. Нам надо поговорить. Но разговор должен пройти с глазу на глаз. Приезжай сегодня в девять на перекрёсток Псковской и Мясной, там, во дворе дома 26, я буду тебя ждать.

Речь пойдёт о серии смертей заключённых. Поправка, о серии убийств… Я подумал, это может тебя заинтересовать, объясню всё при встрече, если, конечно, ты явишься...

Егор, брат, я знаю, мы потеряли связь, и в том я вижу и свою вину. Но прошу тебя один единственный раз мне поверить. Ты — мой последний ключ к надежде. Я рассчитываю, что ты прочтёшь это письмо и придёшь.

Твой брат Юрий Дискарин»

Мда…

Всё чудесатее и чудесатее, как говорила героиня одной известной сказки…

Я перечитал сообщение несколько раз, чтобы убедиться, что действительно перестал что-либо понимать. Кроме, пожалуй, того, что во всём этом деле кроется какая-то тайна, а Юрка для меня сейчас - ключ ко всем ответам. К тому же, раз уж он сам вызывает меня на разговор, то я не премину случаем взять интервью у ведущего следствие… Если это, конечно, не дурацкая попытка пошутить... Но вряд ли он стал бы писать мне ради забавы.

И что, теперь снова под дождь, да?.. Только ведь домой пришел! Ладно, быстренько разберусь, и ещё часиков шесть на статью у меня будет… Я бросил взгляд на часы, запоздало вспомнив, что это бессмысленно. На телефон приходит очередное рекламное сообщение, услужливо подсказывая, что нужно выходить, если хочу успеть на встречу. Погасив только-только проснувшийся монитор и резко схватив еще не просохший после дневной прогулки плащ, я выскочил в подъезд.

Только у машины я самую малость помедлил. А не слишком ли легко я в это вписываюсь? Ещё пару минут назад я был уверен, что ради брата не пошевелю и бровью, а ради самого себя не стану связываться с ним. Что сделало со мной это сообщение?

Оно наполнило меня чувством собственной важности. Наконец от меня что-то зависело, от одного меня! Вероятно, мной двигало желание доказать, что я чего-то стою… Только вот признавать такие мотивы не хотелось. От этого в голове засела непонятная досада, но её я упорно объяснял только потраченным временем, отнятым у написания статьи.

Остановившись в условленном месте, я посмотрел на часы. Еще целых пять минут... Можно было позднее выйти, хотя... как будто это мне бы что-то дало. Кругом никого похожего на Юрия.

На улице царил неприятный, мерзкий туман. Я прятался от него в машине.

Солнце давно село за тучами, и город зажёг свои огни. Фонари, не звёзды. Я иногда думал о том, как не хватало этому шумному миру звёзд. Каждая из них уникальна, хоть их и миллиарды в темноте неба. Так и с людьми, разве нет? Но мы почти нарочно забываем о том, потому прячемся от осуждающих горящих взглядов из глубины необъятного.

И только сейчас мелькнула в голове мысль: как часто я сам думаю о других? Казалось бы, постоянно…

От философских размышлений я отвлёкся, чтобы глянуть на время. Пять минут. В поле зрения никого даже человекообразного, двор пустовал.

Десять... Проверяю телефон, почту. Ни строчки об опоздании.

Двадцать! Не, ну это уже не серьёзно! Не стоило мне приезжать… Нервно набираю номер, готовлю уничтожительную речь. В ответ доносятся лишь долгие гудки. Ладно... Подождем... Мало ли что. У него тоже работа... Попытка успокоиться, кажется, работает, пока не вспоминаю об этой треклятой вообще не начатой статье! Где этого дурня черти носят?!

«Жду еще пятнадцать минут и уезжаю» - злобно набираю сообщение и яростно нажимаю «Отправить».

Время уходит, а сообщение даже не прочитано! Двадцать пять минут... тридцать... Все еще тишина. Дольше ждать нет смысла.

Для очистки совести снова звоню. Из трубки доносится мелодичный женский голос:

- Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети... - произносит дама, неспешно повторяя фразу на английском.

- Чтоб тебя!.. - раздражённо шипя, бросаю телефон на соседнее сиденье. - Так... Ладно... Я предупреждал, я ждал... ждал дольше, чем обещал. Теперь с чистой совестью можно и домой.

Глядя на дорогу, я с удивлением обнаружил, что не столько злюсь, сколько нервничаю. Это бесило еще сильнее…

***

Времени на работу оставалось все меньше, а я продолжал мерить шагами квартиру. Обычно такой спокойный скрип половиц сейчас всеми силами измывался над моим бедным слухом. Отнюдь не статья занимала мои мысли, несмотря на то что мне не простят, если запорю такой материал...

Медленно текли минуты. Я их ощущал даже без привычного тиканья часов. Ладно. Буду откровенен с собой, ибо сил моих больше нет, а потом за работу! Всё это странно! Что именно? То, что я не смог дозвониться. Юра телефон не выключает и старательно следит за его зарядом, он всегда должен быть на связи, не мне ли, как брату, об этом знать. Ещё и эта строчка из той записки, не случайно же она самая первая…

Так... без паники. Какого лешего этот болван вообще так по-хозяйски обосновался в моей голове?! Всякое бывает. Всё! Статья. Только статья.

Усилием воли мне удалось сесть перед монитором и даже написать пару строк, прежде чем вновь погрузился в раздумья. И всё-таки... что могло случиться?..

***

Дни мчались как часы, но не мои. Ключ я так и не нашел, да и не пытался, по правде с того вечера. Они так и застыли, показывая половину девятого, будто тот день еще не прошел. На работу я на следующее утро так и не вышел. Сам не верю... как я мог поставить на алтарь все ради человека, которому смертельно завидовал, об исчезновении которого мечтал… того, кого знал всю жизнь и с кем всё же был связан незримо?!..

А квартира! Ох... видел бы прежний я, во что превратился мой храм уюта... впрочем, он бы сразу застрелился, оставив после себя лишь мрачную эстетику разбитого творца... Все столы были заставлены грязными кружками и упаковками от фастфуда. Весь пол в следах обуви. Тут и там лежали педантично составленные мной списки тех, с кем мог общаться мой брат, куда он мог пойти, кто мог желать ему зла. ..

Только всё это было уже не важно…

« - Егор Дискарин? - послышался из моего телефона этим утром спокойный мужской голос.

- Да. - нервно ответил я.

- Вас из полиции беспокоят, - моё сердце грозило сломать грудную клетку. Должно быть, от стресса и недосыпа… А в голове тем временем: «Хоть бы нашли...».

- Ваш брат найден сегодня в полдень, - небольшая пауза, будто для осознания сказанного, - Он мёртв. Обстоятельства смерти выясняются. - так же спокойно, как ни в чем не бывало продолжает человек на другом конце провода. - Приносим свои соболезнования. Сегодня вам следует явиться в отделение...»

Дальше шли инструкции и редкие вопросы, на которые я отвечал что-то вроде «да», «нет» и «понятно». Бойся своих желаний. Нашли…

Следующие полдня я провёл в том самом отделении. Какие-то бумаги, какие-то формальности, похороны… И разговор.

Из той беседы я узнал нечто, что меня поразило. Юру подозревали. Говорили, мол, это он убивал заключённых, подсовывая им яд в еду или что-то вроде того. Доказательств было не много, поэтому его только планировали арестовать, но теперь основная версия смерти моего брата — самоубийство во время попытки побега от правосудия. Какая ересь… Но в тот миг я не мог ничего возразить. Ровно как и поверить хоть единому слову.

И вот теперь я вновь вернулся в своё жилище. Опустошённый, с одной лишь мыслью в голове: «его больше нет»…

Что есть слова? Набор букв, набор звуков, ничего более... Но некоторые становятся ключами. Этот ключ с тремя тяжелыми зубцами откроет одну из самых страшных дверей: дверь отчаяния и боли. Может стоило сформулировать как-то мягче? А как? Что это изменило бы? Ключ один, как его не приукрась, и дверь одна, а ты стоишь на пороге. Назад нельзя. И замок поддался. Началось...

Отрешенно окидываю взглядом квартиру, медленно впадая в ярость.

- Черт! - вырывается из груди. Как давно я не произносил это слово, - Черт! - повторяю громче, резко всплеснув руками. Вся моя армия кружек летит вниз под звон стекла. Сверху их накрывает одеяло исчирканных листов.

- Балбес! Паршивец! Урод! - кричу, себя не помня.

- Посмотри... Взгляни, что ты натворил, мерзавец! Из-за тебя я лишился всего! Вдохновения! Работы! Мечты! Как мне теперь счета оплачивать прикажешь?! Я столько времени на тебя угробил, черт возьми, даже ключ от часов… - молчание резало слух, так что я продолжал кидать пустые фразы, пытаясь выплеснуть всё то, что скопилось внутри меня. Голос срывался, рычал и хрипел, переходил в истерический смех, а я даже не понимал, почему так зол… На себя?

Да… Я завидовал брату по-чёрному! Гордость семьи, большое будущее, офисный авторитет, высокие цели, работа мечты — всё, что хотел слышать о себе, я слышал в адрес Юраши! Я же оставался его младшим братом, всегда вторым, всегда недооценённым. Аксиомой было, что всё даётся ему легко. Но почему-то не приходило в голову, что мы вообще-то братья. Условия у нас были одни и те же. И я как будто слеп, не видел, через что приходилось проходить ему. И что же я сделал, когда надоело быть тенью? Именно. Воздвиг ту самую стену, стену равнодушия. Мне стало плевать. А в океане стало одной каплей больше. Не Юра закрылся от меня, а я от него. И к чему это привело? «Его больше нет», а я даже не могу с уверенностью сказать, что я не брат убийцы! А всё потому, что не знаю! Не знаю, чем жил он все эти годы, не знаю, что творилось в его душе, не знаю, звал ли он меня, чтоб пресечь слухи на корню, или же покаяться в содеянном последнему хоть каплю родному ему существу, пусть и такому мерзкому, как я… И не узнаю, видимо, уже никогда, мой ключ к этой тайне навсегда потерян... Какой же я болван… Чего стоят теперь все мои рассуждения о чувствах, о словах, о звёздах, да всё о тех же ключах! Как мог бы я изменить мир, когда сам в себе не умел отыскать тех пороков, в которых упрекал человечество?! Вот, почему мои статьи не читались. Меняя мир, начни с себя, а ни то всё — пустые слова. Серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому… Такие слова не станут ключами… Ключи… Я раз за разом к ним возвращаюсь. О, этот мир и правда на них помешался! У нас есть ключи от всего, они даже там, где мы и не думаем их найти, ведь они так глубоко вошли в нашу жизнь, что всё теперь держится на них одних, а мы и не замечаем. Да и жизнь сама по себе как постоянный взлом замков! Но важно даже не это. Важно то, что нет ключа, ведущего Оттуда. Именно это придаёт значение всем остальным ключам. Сколько бы ни пытался, я не заведу снова ход времени Юрика, как в старых часах. Но кто знает, от каких дверей, я бы его увёл, если б только был рядом... Жаль, я понял это слишком поздно…

- Никогда больше не сяду писать… - говорил я себе почти в бреду, едва узнавая собственный охрипший голос. После этого я провалился в сон и уже ни о чём не думал.

***

Весь следующий день я провёл почти не вставая. Только к вечеру я кое-как попытался устранить последствия моего вчерашнего помешательства… Но попытка была пресечена на корню, как только на глаза мне попалась та самая записка, что я нашёл среди носков… Удивительно, но всё то время, пока был занят поисками брата, я о ней почти не вспоминал, как о вещи совершенно не несущей в себе смысла. Но зато с ней было связано столько вопросов! Я перечитал её. Как и ожидалось, ничего нового не появилось… И всё-так… Зачем она была нужна?

Я погрузился в воспоминания о том дне, когда потерял ключ от столь молчаливых в последнюю неделю часиков… Похоже, с того времени я и не включал компьютер… Как он там, мой старичок?

Наследие предков ожидаемо разворчалось и разгуделось на моё длительное отсутствие, но в конце концов смилостивилось и открыло мне страничку моей электронной почты. Письмо Юрика никуда не исчезло. Его я перечитывать не стал. Одно дело записка с неясным текстом, а другое приглашение на встречу, которой не суждено было состояться…

«Загляни в почту...» - эхом раздалось в моих ушах. От внезапной догадки я аж подпрыгнул. Что, если… Этот странный текст на обороте — ничто иное, как логин?..

Какая ерунда… Я снова гонюсь незнамо за чем… Глупое предположение! Но мои руки уже не остановить…

Торопливо выйдя из аккаунта, я вбил символы в соответствующее окошко. Но нужен пароль… Пароль…Ещё одна глупая мысль… «Я никогда не забывал про твой день рождения!». Ввожу.

На мониторе переменилась всего одна цифра, но я ей не поверил. Не могла эта вечность длиться какую-то жалкую минуту.

- Получилось… - произнёс я, в исступлении глядя в этот светящийся ящик. Другой аккаунт. И только одно письмо.

Вся квартира погрузилась в абсолютное молчание, пока я читал написанное здесь.

«Егор, я знал, что ты разгадаешь моё послание! Выручай, брат! Ты нужен мне, нужен всем нам!

Вот уже несколько месяцев я занят делом о смерти нескольких взятых под стражу преступников. Это не просто смерти, Егор, это убийства. Я уверен, что подобрался очень близко к разгадке. У меня двое главных подозреваемых. Но есть проблема. Оба они — мои коллеги по работе. И я не знаю, действовал ли кто-то из них в одиночку или же сообща. Другими словами, не знаю, кому из полиции могу доверять касаемо этого дела.

И ещё, я замечаю, что за мной наблюдают. Видимо, злоумышленник чувствует, что я подобрался слишком близко, и вскоре попытается меня устранить. Что ж, это я использую, чтобы точно указать на преступника. Как? О нашей грядущей встрече я рассказал одному. Если я угадал, и он не преступник, то тебе не придётся это читать, я всё расскажу тебе сам. Но, если же я ошибся, и ты всё-таки это читаешь, то, скорее всего, я уже мёртв…

Брат, теперь только тебе под силу раскрыть это дело. И только тебе я могу доверить его. К этому письму я прикреплю документы, в которых собраны мои доказательства, там ты найдёшь подробности плана, все имена, все улики. Опубликуй их в своём журнале, пусть все узнают, и тогда злодеям уже будет некуда деться! Я надеюсь на тебя. Знаю, ты не подведёшь...»

Отчего-то сердце пропустило удар. Брат… Я не подведу!

***

Никогда не говори никогда. Следующие несколько дней я не выпускал из рук клавиатуру. Знаю, обещал ведь себе, за писанину ни-ни, но последний-распоследний разочек! Ради Юрика! Это будет моя самая лучшая статья…

И она правда стала лучшей. С чего я взял? Просто моего блога не хватило бы для столь важной миссии. Вот и пришлось навестить Федота Степановича. Я едва ли не на коленях просил его прочесть мою работу. Но он всё же прочёл. Прочёл и поместил на первой странице!

Ещё через несколько дней мне снова пришлось прийти в наш отдел полиции. Там, конечно, снова формальности, благодарности, извинения… Но не они меня интересовали. Его арестовали. Я хотел поговорить с ним. С убийцей. Хотел посмотреть ему в глаза. За помощь в раскрытии дела мне даже позволили это.

Меня провели в специальную комнату. Он сидел напротив меня и морозил своим холодным взглядом. Но в глазах не было ничего… Он был… Пуст. Однако заговорил первый.

- Потому что видел, как умирали души, - ответил он на мой вопрос до того, как я успел его задать, - Каждый преступник, которого приводили сюда, не от хорошей жизни ступал на этот путь. Мир обошёлся с ними жестоко. Дико, но для кого-то преступления — всё ещё способ выжить. Не для всех… Но я и говорил не со всеми. Знаешь, всё почему? Потому что их не слышат, понимаешь? И когда я беседовал с ними в этой самой комнате, им просто хотелось, чтобы их услышали… А я их слушал, наблюдая, как гаснут глаза напротив, и как безнадёжность проникает в самое сердце. Приговор им не вынесли ещё, но они уже не верили, что что-то можно изменить. Изгои человечества. Им оставалось только прятаться в себе и ждать конца. Тогда я давал им ключик к свободе. Ампулу с ядом, как конец всех мучений. Вы не поймёте, должно быть…

- А сейчас, оказавшись на их месте, ты хотел бы того же? - спросил я тихо. Мой собеседник молчал. А я продолжил, - Знаешь, почему? Потому что Оттуда ключика нет. А пока ты жив, всё ещё можно исправить…

Мы говорили с ним ещё не долго, а потом я вышел на улицу. Уже сгущались сумерки и загорались фонари. Ливень бросал осколки звёзд прямо мне под ноги, и они вспыхивали на миг земным человеческим светом, разбиваясь о мокрый асфальт. Я молча шёл по серым камням мостовой, скинув, наконец, безразличную маску. Капли дождя на моих щеках от чего-то становились солёными. Перед глазами стоял образ Его. Равнодушия. Таким, каким я видел его однажды на Болотной площади - не видящим, не слышащим, неприступным. Источником людских пороков. Мне хотелось от него бежать, и я даже побежал, словно это могло бы помочь. Боже! Кто бы знал, что открывать сердце миру так больно! В мыслях всё ещё звучал диалог с убийцей, а в душе эхом доносился голос брата. Но, если уж прятался от всего этого за стеной безразличия, то только пройдя через эту боль можно вернуться обратно, вновь познать истину. Обиды, убийства, войны… Сколько жизней ещё прольётся, прежде чем каждый из нас победит в себе это зло? Сердца людей закрыты, и ключ потерян. Но что могу поделать я?..

Я думал об этом уже в подъезде, не спеша поднимаясь по лестнице. Быть может… Нет, но я же обещал себе… И всё-таки…

Ключи. Я мог бы превращать слова в ключи. Я мог бы снова писать. Открывать сердца людей и помогать справляться с болью. Нет, в редакцию я больше не вернусь. Никаких статей. Я напишу книгу. Нельзя мне сейчас замолкать. «Решено!» - подумал я, открывая дверь. Но сначала…

Медленно-медленно поднял я с пола ключик. Отворил стеклянную дверцу. Вставил в скважину. И повернул. Голос старых напольных часов в прихожей снова меня встречал. Говорил же, поправимо…

Тик… Так… Тик...

Малефисента. История истинной любви

Посвящается Линде Вулвертон

 

Это история феи Малефисенты. История, которую вы не знаете. Имейте в виду, это не одна из тех сказок, которые начинаются с проклятия и заканчиваются битвой с драконом. Нет. Это рассказ о том, что произошло на самом деле. И хотя в этой истории встречаются и проклятие, и дракон, в ней есть нечто гораздо большее. Потому что это повесть о несчастной любви, обретенной дружбе и о силе единственного поцелуя...

 

ПРОЛОГ

ШОТЛАНДСКОЕ НАГОРЬЕ

Лучи предзакатного солнца просачивались сквозь густую траву, золотя зеленые травинки. По небу медленно плыли облака, похожие на неторопливо бродивших под ними по лугу белых пушистых овечек. За своей отарой наблюдали сидевший неподалеку возле каменной стены пастух и его четырехлетний сын. У их ног примостились две колли – закрыв глаза, они устроили себе короткую передышку, отдыхая от своих собачьих обязанностей.

Сегодня маленький мальчик впервые вышел на пастбище со своим отцом. Этого дня он ждал целую вечность – в то время как старшие братья пасли овец все дальше и дальше от дома, его всегда оставляли одного. Но сегодня пришел его черед. Он всю дорогу бежал позади отца, стараясь не распугать овец, которых они гнали к одному из самых дальних лугов. Подражая своему отцу, мальчик принялся покрикивать на овец, чтобы заставить их двигаться дальше.

От новых впечатлений, беготни и выкриков у мальчика разыгрался аппетит. Быстро проглотив ужин, он с наслаждением принялся за большой кусок сладкого пирога, роняя крошки на колени. Заметив, что отец положил свой кусок на землю, мальчик с удивлением спросил:

– Ты что, не хочешь сладкого пирога, папа?

– Я оставляю его здесь для волшебного народца, – ответил пастух, и его обветренное лицо стало серьезным.

Отказаться от сладкого пирога? Мальчик и представить себе не мог ничего подобного.

– Зачем? – спросил он.

Пастух улыбнулся.

– Чтобы поблагодарить их за то, что они делают траву выше и гуще и помогают распускаться цветам. Чтобы показать, что мы не собираемся причинить им зло.

Но такого ответа любознательному мальчику было недостаточно. У него оставалось еще много вопросов.

– А почему они это делают? И какой вред мы можем им причинить? – спросил он своим тоненьким, полным недоумения голоском.

Прежде чем что-либо ответить, пастух потертым ботинком разровнял землю перед собой. Подошвы его ботинок были коричневыми от луговой почвы, а носки их совсем облупились. Времена настали тяжелые – король Генрих с каждым годом требовал все больше и больше зерна и овец. Теперь фермерам приходилось крепко цепляться за землю и беречь старые ботинки, надеясь на лучшее.

– Они часть природы. Они заботятся о растениях, о животных, даже о самом воздухе. – Пастух подхватил пригоршню рыхлой почвы и медленно насыпал ее вокруг угощения. – Но не все люди их ценят. Некоторые нападают на их землю, желая извлечь выгоду из всех природных богатств. Ах, сколько бессмысленных войн было между ними и людьми! И не важно, сколько раз и те и другие стремились заключить мир, – все равно мы, кажется, постоянно находимся на пороге новой войны.

С этими словами пастух печально посмотрел вдаль.

Мальчик ничего не понимал. Его отец нес какую-то несусветную чушь. А ведь когда он сам говорит глупости, мать дает ему подзатыльник и посылает в сарай чистить стойла!

Дать подзатыльник собственному отцу мальчик, разумеется, не мог и потому лишь спросил:

– Зачем ты так насыпал землю?

– В знак уважения, – спокойно, как о чем-то само собой разумеющемся, ответил отец. – Чтобы показать феям, что они могут без опаски полакомиться этим пирогом, и чтобы они не думали, будто мы собираемся их отравить. Знаешь, если их рассердить, они могут сильно разозлиться.

Пастух поднялся, свистнул собак и двинулся к дому.

Оставшийся позади него мальчик сел на калитку загона для овец, его мысли неслись вскачь. Раньше он никогда не слышал о злых феях. Испуганно оглянувшись, он осмотрелся. Не уверенный в том, что за ним не наблюдают эти самые злые феи, он спрыгнул вниз, негромко вскрикнув, и припустил вслед за отцом. Только поравнявшись с ним и почувствовав себя в безопасности, мальчик облегченно вздохнул и начал оглядываться по сторонам – ему ужасно хотелось увидеть хотя бы одну фею.

Спускаясь по склону холма и гоня овец к дому, который отсюда казался маленьким пятнышком, мальчик взглянул на небо, затем вновь перевел взгляд вниз, на землю.

Заметив что-то зеленое на цветке, он остановился и окликнул отца.

– Скажи, это фея? – с надеждой спросил он.

– Нет, – ответил пастух, покачав головой. – Это просто кузнечик.

– А это? – спросил мальчик, указывая на другой цветок.

– Нет, это стрекоза, – снова покачал головой отец и, поняв, что, пока он не расскажет обо всем подробнее, у его сына будет появляться все больше новых вопросов, добавил: – Не все феи обязательно маленькие. Некоторые из них такого же роста, как мы. У одних фей есть крылышки, у других нет. Но у всех фей без исключения заостренные уши.

Мальчик немедленно пощупал свои уши и округлил глаза:

– Папа, мне кажется, я один их них!

Едва удержавшись, чтобы не прыснуть со смеху, пастух остановился и повернулся к сыну.

– Дай-ка я посмотрю на твои уши, – сказал он, осторожно поглаживая сынишку по голове. – Нет, не заостренные, – затем он повернул мальчика спиной и добавил: – И крылышек тоже нет. Ты обыкновенный мальчик.

Сынишка успокоился и улыбнулся. Ему, конечно, очень хотелось увидеть фей, но совершенно не хотелось оказаться одним из них.

Подняв руку, пастух указал пальцем на землю, окружавшую их семейное пастбище.

– Если бы ты был феей, – сказал он, – ты жил бы там. На этих вересковых пустошах они и обитают. Именно из-за них весь этот сыр-бор.

Мальчик посмотрел в ту сторону, куда указывал отец, и округлил глаза. До сих пор он еще никогда не видел вересковых топей, они были слишком далеко от их фермы. Правда, он слышал от своих братьев истории об отбившихся от стада овцах, которые никогда оттуда не возвращались. Даже сейчас, в теплом сиянии вечернего солнца, топи были погружены в туман, скрывавший все – и всех, кто находился внутри. Вересковые топи простирались в обе стороны, по краю их окружали высокие, узловатые деревья, они тянулись своими ветками к небу и заслоняли раскинувшуюся за ними землю. У основания стволов в пятнах солнечного света виднелись высокие камыши – они наклонялись вперед, словно с любопытством рассматривая принадлежащую людям землю. Мальчик поежился.

Вновь обратив свое внимание на овец, пастух продолжал спускаться с холма. Оставшийся у него за спиной мальчик задержался, не сводя глаз с вересковых топей. Отсюда он мог рассмотреть разложенную на земле пищу, тотемы и талисманы, развешанные на ветках деревьев, окружавших землю фей. Прищурив глаза, он пытался разглядеть что-нибудь в накрывшем пустоши мареве, но не сумел это сделать и, сгорая от любопытства, медленно направился к утонувшей в тумане низине.

В один миг он оказался на краю топей. Туман вокруг слегка рассеялся, и теперь мальчику стали видны камни и мелкие кусты, покрывавшие землю. Опустившись на колени, он вытащил из кармана недоеденный кусок пирога и осторожно положил его на камень. Нетерпеливо схватив горсть земли, насыпал ее вокруг. Затем отступил на шаг назад и принялся ждать.

Ничего не произошло.

Мальчик подвинул пирог ближе к центру камня.

Опять ничего.

Разочарованный в своих ожиданиях, мальчик повернулся, собираясь уйти. Солнце уже садилось, и ему пора было возвращаться вместе с отцом домой.

Неожиданно мальчик услышал за своей спиной легкий дрожащий звук и остановился. Медленно повернувшись, он широко раскрыл глаза, заметив поднявшуюся над краем камня пару маленьких, как у насекомого, усиков.

Мальчик поспешно спрятался за ближайшим камнем, судорожно глотая воздух и слыша, как колотится его сердечко. Усики пошевелились, словно принюхиваясь. Еще секунда – и показалась пара крошечных голубых крылышек, а затем на камень взобралась ярко-синяя фея. Ее кожа радужно переливалась, словно капелька росы, за спиной трепетали прозрачные крылышки. Еще никогда мальчик не видел такого красивого, прелестного существа.

Не подозревая о том, что за ней наблюдают, крошечная фея приблизилась к сладкому пирогу.

Сидя за валуном, мальчик вдруг почувствовал, что у него защекотало в носу. Потер его, пытаясь предотвратить неизбежное, но, увы, безуспешно. И он чихнул.

Резко обернувшись, фея встретилась взглядом с глазами мальчика. На мгновение они оба застыли, с благоговейным страхом глядя друг на друга. Но вдруг раздался громкий лай – это одна из колли вспомнила о своих обязанностях.

И прежде чем мальчик успел сказать хоть слово, фея улетела прочь, оставив пирог нетронутым.

Мальчик вздохнул, поднялся на ноги и пошел прочь от пустоши. Его голова готова была лопнуть от переполнявших ее мыслей и вопросов. Кто эта фея? Молодая она или старая? Добрая или злая? Много ли фей таких же, как она? А самое главное – куда она отправилась?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Похожая на голубую росинку, фея стремглав летела прочь от мальчика и его страшного лохматого чудища. Пока она все дальше и дальше улетала в глубь покрытых вереском топей, солнце все ниже склонялось к горизонту, окрашивая все вокруг своими лучами в яркие розовые, пурпурные и синие тона. Небо темнело, а звуки природы становились громче. Слышалось гуканье сов, карканье ворон и гудение перелетавших с цветка на цветок жуков. За спиной феи уходили вдаль деревья, охранявшие границу мира, в котором жил волшебный народец, но впереди уже показались новые, еще более старые и большие. Стволы этих деревьев были разными по цвету, от темно-коричневого до светло-серого, и поднимались высоко в небо, а их кроны, словно крыша, накрывали собой раскинувшиеся под ними вересковые топи. В кронах перекликались птицы, а с ветки на ветку, ничуть не страшась высоты, перепрыгивали белки.

Фея продолжала мчаться вперед. Она миновала большой пруд, в котором плескался кто-то из волшебного народа – высоко в воздух взлетали сверкающие брызги. Свернув в сторону, фея-росинка пролетела над холмом и отправилась дальше, вдоль небольшой лощины. Затем она повернула направо, к большому расщепленному надвое дереву, и оказалась над заросшим яркими красными цветами лугом, который протянулся в длину на расстояние почти в десять древесных стволов. За лугом находился еще один пруд, довольно мрачный по сравнению с первым. На одном его берегу темнела пещера, служившая домом для семьи маджонов. Фея отвернулась, чтобы не встретиться с маджонами взглядом. Эти маленькие существа с большими ушами и вечно наморщенными лбами – казалось, их все время что-то беспокоит – были милыми, но слишком уж безалаберно, по мнению феи, вели свое домашнее хозяйство. Фея-росинка все быстрее и быстрее махала своими крылышками.

Наконец она оказалась в красивой рощице. Это был Холм феи. Расположенный в самом центре топей, Холм был особенным местом для всех, кто здесь жил. Холм феи буквально пульсировал от переполнявшей его магической энергии, которую он получал от обитавших на нем существ и растений. Округлый по форме, Холм состоял из больших торфяных болот и нескольких маленьких ручейков, а центральную его часть занимало возвышавшееся надо всем огромное дерево. Опустившись на маленький камешек на краю болота, фея-росинка огляделась по сторонам и улыбнулась, радуясь тому, что вернулась домой и снова видит вокруг себя знакомые лица.

Слышалось ворчание уоллербога, погружавшего свое неуклюжее тело в мутную воду, чтобы присоединиться к своим собратьям. У всех уоллербогов по краям головы расположены отвислые длинные уши с острыми кончиками и толстые усики-антенны с розовой бахромой. Уоллербоги сидят рядком и роняют в болото свои слюни, образуя такой важный для жизни болот ил.

Дальше от края болота суетились пурпурные, похожие на рыбок существа с огромными глазами и большими ртами. Они цедили грязную воду, пропуская ее сквозь свои напоминающие сети плавники, и вода вновь становилась чистой и свежей. Неподалеку от них была видна группа мисти-каменщиков – серых безволосых мистических существ, очень похожих на камни, над которыми они трудились, расставляя их так, чтобы расчистить путь потоку чистой воды. Куда ни взгляни, обитавшие в рощице существа дружно работали, помогая природе сохранять равновесие и гармонию.

А в самом центре Холма возвышалось Рябиновое дерево. От огромного, величавого ствола тянулись вверх толстые длинные ветви, а у его подножия расползался лабиринт вьющихся, покрытых мхом корней. Ветки были усеяны блестящими листьями – когда лунный свет падал на них под определенным углом, листья загорались зеленым светом, освещая всю рощицу. Возле могучего ствола сидела прекрасная, ростом с человека, фея и качала на руке ребенка. Черные, цвета воронова крыла, волосы феи блестели в лунном свете, а своими широкими крыльями она, словно одеялом, укрывала себя и своего ребенка. Напевая колыбельную, фея подняла свободную руку вверх, и на нависших над ее головой ветвях неожиданно раскрылись ночные цветы. Затем она заставила листья и цветки танцевать, покачиваясь в такт ее песенке, а маленькая дочка феи затихла, засыпая.

– Гермия, – раздался ласковый голос за спиной матери, и тут же рядом с ней появился высокий красивый мужчина. Это был ее муж, Лисандр. Он тоже был из волшебного народа. Его зеленые глаза ярко горели, словно звезды в раскинувшемся над ними ночном небе.

– Т-с-с, – нежно предупредила мужа Гермия. – Она спит.

– А, вот где она, – Лисандр улыбнулся, наслаждаясь видом своей маленькой спящей красавицы. Затем он наклонился, чтобы поцеловать дочку в лоб, и обнял жену.

– Как все прошло? – спросила Гермия, когда муж уселся рядом с ней, прислонившись спиной к стволу Рябинового дерева.

Лисандр вздохнул и ответил, нахмурив брови:

– Никак. Люди не явились. Я ждал их на границе до самого заката, а потом вернулся назад.

Гермия огорчилась. Потерян еще один день в их попытках сохранить мир. Хотя волшебный народец в большинстве своем не верил людям, помня об их бесконечных нападениях, Лисандр и Гермия считали, что нельзя судить обо всех по действиям лишь некоторых. Они верили в то, что мир между двумя народами возможен. На протяжении многих лет они пытались завязать дружеские отношения с местными фермерами и пастухами. Это были люди, которые действительно дорожили природой. Собственно говоря, семена, из которых выросло ставшее их домом Рябиновое дерево, были подарком от одной фермерской семьи, решившей таким образом отблагодарить фей за то, что те помогли им сохранить урожай во время засухи. С помощью нескольких магических заклинаний эти семена удалось превратить в роскошное обиталище, в шедевр природы, который глубоко чтили все без исключения окрестные жители.

Однако установившееся хрупкое согласие между волшебным народом и людьми готово было вот-вот переломиться, словно прутик. Часовые, похожие на пятиметровые деревья существа, охранявшие границу, предупредили о том, что у края топей собираются вооруженные люди, и эта новость сильно встревожила всех обитателей Холма. Они считали это верным признаком того, что люди вновь готовы вторгнуться в их владения, чтобы осушить болота и приспособить топи для своих нужд. Разразится новая война. Надеясь положить конец бесконечной эпохе насилия и жестокости, Лисандр решил отправиться на границу, чтобы начать мирные переговоры.

– Что думает об этом Бальтазар? – спросила Гермия, имея в виду одного из древоподобных охранников границы.

– Он очень озабочен. В течение недели люди в одно и то же время приходили к большому водопаду. Очень странно, что они внезапно прекратили свои визиты.

Гермия ничего не ответила.

Они молчали, прекрасно зная, о чем сейчас думает каждый из них. Наивно надеялись на то, что люди просто хотят исследовать топи или, если у них действительно дурные намерения, их можно убедить отказаться от них. Страшно оттого, что они упустили возможность изменить ход истории и сделать безопасным мир, в котором предстоит расти их дочери. Напряжение в воздухе росло с каждой минутой.

– Завтра, – сказал Лисандр, прерывая затянувшееся молчание. – Я вернусь туда завтра.

– Я пойду с тобой, – добавила Гермия. – Я должна быть там. За Малефисентой найдется кому присмотреть.

В ветвях шумел легкий ветерок. Гермия положила голову на плечо Лисандру, он прижался к ней щекой. Так, несмотря на давившую их сердце тяжесть, они вслед за дочерью тихо уснули под шелест листьев Рябинового дерева.

Вначале они услышали птичий щебет. Затем крики.

– Война! Началась война! – кричал мисти-каменщик.

– Люди напали! – пронзительно вопил водяной.

Гермия и Лисандр вскочили, инстинктивно развернув свои крылья. Ночь еще не кончилась, небо было черным и беззвездным. Вокруг по усыпанной листьями земле, по бурлящим протокам и в воздухе сновали феи и животные. Гермия посмотрела на драгоценный сверток в своих руках. Удивительно, но даже этот шум не разбудил Малефисенту.

Мимо них второпях пролетали три взъерошенные пикси.

– Что случилось? – спросила Гермия, загораживая им дорогу.

– Здесь люди! На границе! Целая армия людей! – истерично крикнула одна из пикси по имени Нотграсс.

– С оружием! – сказала пикси в голубом, по имени Флиттл.

– И в уродливом снаряжении! – добавила самая маленькая из них, Фислвит.

– Может быть, еще есть время, – ответил Лисандр на молчаливый вопрос жены. – Если мы сможем договориться с ними…

– Да, – поспешно согласилась Гермия. – Нам необходимо как можно скорее попасть на границу.

Она крепче прижала к себе спящую дочь, и они полетели вниз, к покрытой пышной зеленью лужайке, что раскинулась прямо под Рябиновым деревом. Осматривая заросший мхом берег болота, они принялись звать своих друзей:

– Аделла! Зяблик! Душистый Горошек!

– Робин! – воскликнула Гермия, увидев маленького бойкого эльфа, спешившего им навстречу. Робин много лет был другом их семьи. По-детски непосредственный и неугомонный, он всегда сыпал шуточками, готовый включиться в игру, был лучиком света, таким необходимым в мрачные времена, слишком часто, увы, настававшие на вересковых топях. Но сейчас выражение его лица было мрачным. Таким серьезным Робина еще никогда не видели.

– Вот где ваша троица! А мы уже вас обыскались, – сказал Робин, приблизившись к ним. – Вон та нора – хорошее укрытие для тех, кто не может сражаться. Пойдемте туда, прошу вас.

И он двинулся было в том направлении, откуда прилетел.

– Нет, – остановила его Гермия. – Послушай, мы хотим, чтобы ты взял с собой в укрытие Малефисенту, но сами туда не пойдем.

– Мы отправляемся к людям, – пояснил Лисандр.

Робин внимательно посмотрел на них и кивнул. Он знал об их давних попытках установить мир и о том, как это важно для них. Спорить с ними было бы пустой тратой времени.

– Хорошо, – ответил Робин. – Но дойдите со мной до укрытия. Не думаю, что смогу сам удержать Малефисенту.

Феи молча плечом к плечу летели сквозь царивший вокруг шум и хаос. Заговорили они только после того, как родители поцеловали Малефисенту, осторожно разместив ее внутри уютной норы, где девочку немедленно окружили заботливые разноцветные существа.

– Благодарю тебя, – на прощание сказал Лисандр Робину. – Мы постараемся вернуться как можно скорее.

Затем Лисандр и Гермия вспорхнули в черное ночное небо и направились навстречу доносившимся со стороны границы громким крикам и вспышкам огней. Вскоре они стали похожи на стремительно летящих по небу маленьких птиц.

Когда его друзья скрылись из виду, Робин обернулся, чтобы взглянуть на спящего ребенка. Губы Малефисенты приоткрылись, ее животик вздымался в такт сонному дыханию. Она не знала, что ее родители только что улетели навстречу опасности, чтобы попробовать в очередной раз спасти пустошь.

– Спи, радость моя, – прошептал Робин. – Мы позаботимся о тебе.

 

Ответы астрономов на вопросы | Большой новосибирский планетарий

Вопрос: Добрый день, мне интересно знать допускает ли ученое общество возможность того, что открыты не все соединения и элементы и что звезды и планеты в других галактиках могут состоять из абсолютно неизвестных нам элементов. А так же что скорость и направление удаления звезд друг от друга не хаотичны, а определяются силой гравитации, как например солнце вокруг солнца, затем галактики вокруг галактик с большей массой и так до уровня вселенных? Извините за глупый вопрос, но действительно интересно узнать.

Ответ: Ксения, с ответом на Ваш вопрос нам помог доктор физико-математических наук, заведующий отделом физики и эволюции звезд Института астрономии РАН Дмитрий Зигфридович Вибе: 1. Допускает ли ученое общество возможность того, что открыты не все соединения и элементы и что звезды и планеты в других галактиках могут состоять из абсолютно неизвестных нам элементов. "Давайте разделим вопрос на два. Сначала об элементах. Как известно, химические элементы отличаются друг от друга количеством протонов в ядре (оно ещё называется атомным номером). Поскольку количество протонов не может быть слишком большим, число элементов ограничено. Сейчас нам известны элементы с количеством протонов в ядре до 118; новые, пока не известные нам элементы могут иметь лишь большее количество протонов. Далее, нужно учитывать, что у элементов тяжелее урана нет долгоживущих изотопов. Это означает, что существование каких-либо объектов из (пока) неизвестных науке элементов невозможно. Даже если ядра таких элементов и возникают в результате каких-то процессов (например, в земных лабораториях), они распадаются быстрее, чем из них может сформироваться какое-либо тело. Теперь о соединениях. Соединения элементов, то есть различные химические вещества нам, безусловно, известны не все. Ежегодно астрономы открывают в космосе по несколько новых молекул. Чаще это вещества, известные нам по земной химии, но иногда встречаются и молекулы, которые на Земле не синтезировались. Однако они всегда состоят из известных нам химических элементов. Могут ли звёзды и планеты в других галактиках состоять не из химических элементов, не из протонов и нейтронов, а вообще из какого-то совершенно нам не известного вида вещества? Вряд ли. Наши наблюдения проникли сейчас на колоссальные расстояния от Земли, и везде в звёздах и планетах мы видим признаки наличия только тех веществ и химических элементов, которые известны нам по нашей планете и её ближайшим космическим окрестностям. " 2. А так же что скорость и направление удаления звезд друг от друга не хаотичны, а определяются силой гравитации, как например солнце вокруг солнца, затем галактики вокруг галактик с большей массой и так до уровня вселенных? "В Солнечной системе нам привычно видеть именно систематическое вращение тел друг вокруг друга под действием силы гравитации. Однако эта сила способна приводить и к более хаотическому движению. Так движутся, например, звёзды в звёздных скоплениях. Да и Солнечная система не свободна от хаоса, что выражается, например, во временами очень быстрой эволюции орбит астероидов и комет. Поэтому ничего удивительного в хаотическом движении нет. В любом случае, если бы во Вселенной присутствовала описанная в вопросе иерархия вращения, мы бы её, конечно, увидели."

Историк моды Валери Стил: «Дизайнер, подобный Кристиану Диору, больше не появится никогда»

Директор музея Института технологии моды рассказывает о самых важных дизайнерах, постсоветской эстетике и плохом вкусе семьи Кардашьян

Валери Стил  директор музея Института технологии моды /Наталья Шарапова / Ведомости

Валери Стил, американский историк моды и куратор музея Института технологии моды в Нью-Йорке, часто рассказывает в интервью, что в начале карьеры ее решение заниматься модой как серьезной гуманитарной дисциплиной не поддерживал почти никто. Тогда, в начале 1980-х, моду рассматривали только в двух контекстах: либо как красивые фотографии в женских журналах, либо как историю костюма. Но Стил решила пойти своим путем и создала собственное направление: изучение моды в широком контексте как символического языка в таких неожиданных ракурсах, как телесность, визуальное восприятие, массовая культура, политика, экономика. Такой подход был абсолютно новым и непривычным. «Когда я запустила первое в мире издание, которое специализировалось исключительно на моде как индустрии, Fashion Theory: The Journal of Dress Body & Culture, то не могла найти авторов. За эти годы мы фактически сформировали то, что сейчас называем теорией моды, воспитали специалистов, которые стали очень востребованы», – вспоминает Стил.

Параллельно с изданием журнала и преподавательской работой Стил стала развиваться как куратор выставок о моде. В этой сфере ее тоже интересовал междисциплинарный взгляд. Почему формируются те или иные модные тенденции? О чем говорят цвета, крой и стилистика одежды? За 20 лет работы в музее Института технологии моды Стил создала больше 25 выставок, многие из которых становились основой ее книг (их в библиографии Стил свыше 20).

С российскими реалиями Стил знакома не понаслышке. Впервые она приехала в Россию в 2001 г., затем поддержала выпуск российской версии своего журнала, который с 2006 г. выходит в издательстве «Новое литературное обозрение» под названием «Теория моды: одежда, тело, культура». За последние 15 лет Стил была в России несколько раз и, как многие иностранцы, в первую очередь говорит об изменениях, которые бросаются в глаза.

– Вы знакомы с модной индустрией в России довольно давно. Как можете оценить ее уровень: какой путь мы прошли, где мы сейчас, куда движемся?

1985

преподаватель истории моды в Институте технологии моды

1997

главный куратор музея Института технологии моды

1997

основала журнал Fashion Theory: The Journal of Dress Body & Culture

2000

управляющий директор музея Института технологии моды

2003

директор музея Института технологии моды

– Конечно, по многим аспектам Россия сделала очень большой шаг вперед. Начиная от того, как сейчас одеты люди, и заканчивая тем, как много стало дизайнеров, людей, которые проводят выставки и лекции о моде, занимаются профильным образованием или пишут о моде. Профессионалов, талантливых, креативных, созвучных мировому контексту, стало намного больше. Но работать дизайнерам теперь заметно сложнее: места на рынке для небольших независимых авторов стало значительно меньше. Но это не российская специфика, это мировая тенденция – слишком большую часть рынка сейчас занимают либо люксовые корпорации, как LVMH или Kering, либо масс-маркет гиганты, как Zara или H&M. Их финансовые, а значит, производственные и маркетинговые возможности несравнимы с тем, что могут делать небольшие авторские компании, которые не выдерживают конкуренции за покупателей. Одно время казалось, что спасением для дизайнеров может стать интернет, но и там крупные компании вытесняют всех остальных.

Модная Россия

– Кто из российских дизайнеров реально стал частью мировой моды?

– Несколько лет назад я была на неделе моды в Санкт-Петербурге, и многое из того, что я там увидела, было очень достойным. Мой самый любимый русский дизайнер - Valentina, она была очень известна в Нью-Йорке в 1930-е. Также я очень люблю работы Варвары Каринской, она художница по костюмам и автор костюмов для кино и балета. В музее у меня есть по одному наряду Slava Zaitsev, Homo Consommatus и Pirosmani. И, конечно, мне очень нравятся работы Демны Гвасалии для Vetements и Balenciaga. Но если говорить о широкой мировой известности [в настоящее время], то это Гоша Рубчинский и Демна Гвасалия.

– Успех Рубчинского и Гвасалии невозможно игнорировать, но для многих внутри страны очень сложно понять и принять их стиль, совершенно отличный от того, что в широком смысле понимается под красотой, модой, стилем. Это действительно мода, вы можете объяснить этот феномен?

– Да, это мода, они оба – большое явление современной моды. У них свой взгляд, во многом сформированный уличной модой, а это одно из самых главных, если не самое главное направление движения современной моды. И они стали одними из первых, кто сформулировал этот стиль и стал с ним работать. И их уникальное преимущество перед остальными дизайнерами в том, что они много взяли от советского и постсоветского стиля, чего до них в моде не делал никто. Для глобальной моды это стало очень интересным, абсолютно новым словом, поэтому они оба так выстрелили.

– В России много говорят, что, для того чтобы мода вышла на должный уровень, нужна государственная поддержка. Как в Италии, когда после войны поддержка моды стала частью государственной стратегии. На ваш взгляд, актуален ли такой подход сейчас и какой может быть форма господдержки, чтобы от нее был толк?

– Есть разные точки зрения. В Италии и во Франции такая поддержка практикуется, есть госпрограммы по обучению и продвижению моды и дизайнеров в разных формах. В США и Англии ничего подобного не существует. Я допускаю, что господдержка может иметь смысл при условии, что ею будут заниматься те, кто на самом деле разбирается в индустрии и понимает, как она работает. Например, очевидно, что сейчас сильнее всего уличная и молодежная мода в самом гипертрофированном варианте – ugly fashion. Можете себе представить, чтобы обычный чиновник выделил на это деньги или ресурсы? Поэтому, если поддержка моды становится частью бюрократической машины, вряд ли из этого получится что-то стоящее. Так случилось, например, в Японии. Токио – город невероятно интересной уличной моды, японские дизайнеры в 1990-е стали мировой сенсацией, но Токийская неделя моды, которую проводят люди в серых костюмах, исключительно локальное мероприятие.

Что точно имеет смысл делать – это создавать профессиональное сообщество, которое бы объединяло представителей модной индустрии, от дизайнеров, фотографов, моделей, стилистов до закупщиков, маркетологов и т. д. Здесь, может быть, нужен масштабный взгляд – нужна именно глобальная структура, которая бы объединила людей разных профессий, вкуса, возможностей, а не мелкие кружки по интересам.

– Мир моды восхищается русской культурой и национальным костюмом, но попытки российских дизайнеров работать в национальной стилистике к глобальным успехам не привели. Даже наоборот, как мы видим, успеха добились Рубчинский и Гвасалия. Чего на самом деле в мире ждут от русских дизайнеров, насколько в современном мире необходимо то, что называют национальной идентичностью?

Мрачный гламур и туфелька Золушки

Музей появился в Институте технологии моды в 1969 г., с того времени там провели более 200 выставок. Стил называет самыми успешными «Корсет» (2000), первое объемное исследование одного из самых неоднозначных предметов одежды в истории моды, «Готика: мрачный гламур» (2008) о различных интерпретациях готики в работах разных дизайнеров и «Сказочная мода» (2016), отражение в моде таких символичных предметов, как хрустальная туфелька Золушки или одежда Красной Шапочки. Текущая выставка Pink: The History of a Punk, Pretty, Powerful Color посвящена розовому и рассказывает о многогранной и часто противоречивой символике цвета, который обычно ассоциируется с маленькими девочками, балеринами, куклами Барби и «милыми» вещами. 

– Я не думаю, что в современном мире, который становится все более глобальным, необходим специальный акцент на национальную идентичность. Как правило, люди сейчас выбирают одежду, ориентируясь на привычки, удобство, настроение, а национальная идентичность не самый частый запрос в этом списке. Большинство дизайнеров и компаний скажут вам, что они выпускают одни и те же коллекции для всего мира.

И потом, что в широком смысле означает национальная идентичность применимо к одежде? Зачастую речь идет о том, что воспринимается как стереотипы и клише – очень ограниченное представление о том, что на самом деле представляет собой культура другой страны. Что большинство людей знают о русском стиле или как они его себе представляют? Меховые шапки? Красный цвет? Блондинки? Это не больше чем набор стереотипов, конечно, невозможно и не нужно, чтобы целая индустрия строила свою работу, ориентируясь на набор заблуждений неясного происхождения. Поэтому мне кажется, что не стоит ориентироваться на «чего ждут». Чего в таком случае ждут от американской моды? Ковбоев и гангстеров? Но американские дизайнеры не строят работу на этих ожиданиях.

– Ральф Лорен как раз очень активно работает с этой американской мифологией. И очень успешно.

– Ральф Лорен, конечно, использовал многие узнаваемые элементы, которые маркируют как американские, но он все равно создал свой собственный стиль. И это не только голубые джинсы, еще и Голливуд, и цитаты английского стиля, и элементы восточной эстетики. Безусловно, национальное наследие – моды, литературы, живописи – может стать бесконечным и надежным источником вдохновения. Но я уверена, что дизайнерам не нужно как-то специально педалировать происхождение и думать, как показать его через клишированные имиджи. Если человек растет в определенной культуре и она ему близка, то она в любом случае проявится в том, что он создает.

– Насколько для продвижения индустрии нужен музей моды? В Москве он существует, но не играет хоть сколько-нибудь заметной роли. Каким он должен быть, чтобы стать яркой и влиятельной институцией?

– Коллекции исторического костюма есть во многих российских музеях. Очень сильная коллекция костюма в Эрмитаже, в Москве есть музей декоративно-прикладного искусства, в котором также много исторических артефактов. На их базе мог бы появиться достойный музей. Я думаю, что в первую очередь все упирается в деньги: содержать такой музей очень дорого, поддерживать и сохранять коллекцию одежды, не говоря о ее приобретении, – это огромные деньги.

Самым простым первым шагом для Москвы мог бы стать не столько музей, сколько площадка для гастролей самых важных мировых выставок моды. Это наиболее простой путь, хотя и менее важный и интересный с культурной точки зрения. Другой шаг – собирать выставки на основе экспонатов других музеев, частных коллекций и фондов. Если было бы возможно делать такую серьезную и профессиональную выставку хотя бы раз, это уже большое достижение. С практической точки зрения лучше для начала узнать, у кого в России есть подходящие коллекции, с которыми можно работать. Потому что создавать полноценный музей моды с нуля может обойтись очень дорого. Необходимо построить или арендовать здание, где можно было бы поддерживать правильную температуру и световые условия, нанять специалистов и собрать коллекцию. Я трачу где-то $100 000 в год на приобретение модных изделий для коллекции, но у меня уже есть десятки тысяч экземпляров, это просто дополнительные приобретения. Покупка одного изделия высокой моды, даже с музейной скидкой, – это где-то $50 000, а одно историческое проведение обойдется в $25 000.

Главные дизайнеры

– Индустрия моды сейчас очень развита – тысячи компаний и дизайнеров. Но насколько вероятно, чтобы появился настолько крупный и неординарный дизайнер, который способен создать принципиально новый образ и стать дизайнером номер один для всех?

– Я думаю, что фигура, подобная Кристиану Диору, – дизайнер, способный полностью трансформировать мир моды, – больше не появится никогда. В современном мире сложно представить, чтобы один дизайнер создал образ, силуэт, который бы стал правилом для женщин по всему миру. Последний раз что-то похожее случалось в начале 70-х. Сейчас же слишком сильно изменилась даже не столько мода (хотя она с прошлого века изменилась сильно, сейчас одновременно существует множество модных тенденций, многие из которых даже противоречат друг другу), сколько общество. Раньше прямыми потребителями моды была примерно одна категория людей, равных по доходам, возрасту, образу жизни и т. д. Сейчас же потребителей очень много и они очень разные – по возрасту, доходам, образу жизни, культурному багажу, поэтому у них не может быть авторитетом один и тот же человек. Это даже не вопрос таланта дизайнера, это вопрос того, что аудиторий, для которых работает дизайнер, стало очень много. Поэтому есть и будут крупные дизайнеры, которые задают направление, влияют на индустрию, привлекают большое количество покупателей, но маловероятно появление одного-единственного императора.

– Какие дизайнеры определяют современную моду?

– Миучча Прада. У нее был непростой период несколько лет, возможно кризис, но последняя пара коллекций снова были сильными. Клэр Уэйт Келлер, нынешний дизайнер Givenchy. Ее первая коллекция pret-a-porter не стала сенсацией, но следом она показала haute couture, и это был уже совсем другой уровень. Ей еще много предстоит сделать, утвердить свой статус, но у нее есть свой почерк, и она развивается. Сильнейшим дизайнером был Александр Маккуин, он создал один из последних самобытных брендов. После его смерти место главного дизайнера заняла Сара Бертон, она очень одаренная и грамотно работает с его наследием. Безусловно, Alexander McQueen не оказывает сейчас глобального влияния на массовый рынок, но это яркая марка, качественная и интересная. Пьерпаоло Пиччоли, креативный директор Valentino, настоящий большой художник высокой моды и дизайнер, создающий массовые тренды. И конечно, Алессандро Микеле, креативный директор Gucci.

– Микеле? Он же вообще не дизайнер, а просто стилист.

– С одной стороны, да: он не дизайнер в том смысле, какими были Кристиан Диор и Кристобаль Баленсиага, он не создал собственную форму, не создал узнаваемый силуэт. Но он один из немногих, кто создал новый образ. Фактически он заново перепридумал эстетику максимализма. Если мы посмотрим на развитие моды, то увидим, что долгое время моду определяла Фиби Файло и ее минималистская эстетика со строгим силуэтом. Микеле предложил нечто принципиально новое: кружева, оборки, яркие цвета, змеи, драконы. Как показывают их успехи, люди соскучились по этому. Но мало того, что он сказал, что можно смешивать все со всем, он пошел еще дальше. В его коллекциях нет деления на мужское и женское, высокое и низкое, серьезное и ироническое.

Куда движется мода

– Мы начали говорить с вами об «уродливой моде». Чем-то, кроме ее новизны, можно еще объяснить этот феномен: абсолютно простая и незатейливая одежда – по факту обычные футболки и спортивные штаны – стала модой?

– Первый аспект – это расширение аудитории потребителей моды, среди которых стало очень много молодых людей. Это автоматически потребовало от моды стать более доступной – по цене, стилистике, способам ношения. Затем очень большое влияние оказали социальные сети: чтобы быть модным, надо выделяться. Но как выделяться, если все уже было? Так возникла необходимость быть странным – что для многих значит быть «уродливым». Плюс не забывайте, что многие потребители моды в какой-то момент стали ее законодателями – но благодаря популярности в соцсетях, а не знаниям, навыкам или авторитету. Так мы получили много тех, кто влияет на вкусы и предпочтения широкой публики, не только не будучи компетентным, но даже не обладая хорошим вкусом. С этой точки зрения популярность, например, семьи Кардашьян или певицы Карди Б – это печальный факт. Многие люди, причем не только молодые, глядя на них, делают неправильный вывод: раз они популярны и богаты, у них много лайков и просмотров – значит, они знают как надо, значит, нужно ориентироваться на них. Но это дутые фигуры, за ними ничего не стоит.

– Вы как ученый, который занимается изучением моды, предвидели такой резкий рост популярности уличной моды? У вас есть прогнозы, когда этот период закончится?

– Это сложно предсказать точно – как именно это будет, в какой форме, как будет выглядеть. Но, как любое явление, «уродливая мода» не будет длиться вечно.

– А что насчет влияния движения #MeToo? Сейчас много разговоров, что из-за него мода разворачивается в сторону скромности и сдержанности, но многое из того, что делают дома моды на эту тему, например футболки Dior с надписью We should all be feminist, выглядит маркетинговым ходом.

– Это действительно выглядит больше маркетинговым ходом, чем искренним высказываем, хотя я вполне допускаю, что [креативный директор Dior] Мария Грация Кьюри на самом деле поддерживает женское движение и искренна в своих убеждениях. Но когда такие вещи делает крупный модный дом, это неизбежно выглядит коммерческим решением. Я не просто верю, что одежда может быть политическим высказыванием, по сути, вся моя работа выстроена вокруг того, что так и есть. Но, как правило, для того чтобы одежда стала политическим манифестом, нужна другая работа.

– Сейчас много говорят о том, что недели моды в том виде, к какому мы привыкли, перестанут существовать.

– Локальные недели моды вряд ли исчезнут, они нужны как место презентации для молодых талантов и дизайнеров местного значения. Это мероприятия, которые, как правило, все-таки двигают индустрию вперед, может, не так быстро и качественно, как хотелось бы. Но реально заявить о себе помогают только показы в основных столицах моды, надо быть реалистами. Что касается самой формы, то я верю, что в скором времени все может перейти в онлайн. Марафон основных недель моды длится месяц и проходит дважды в год плюс еще показы haute couture. Целый месяц тысячи людей ездят по всему миру – это абсурд.

Зачем моде музей

– В этом году будет 15 лет, как вы стали директором. Как вы оцените это время?

– Миссия и задача музея, которую я ставила себе и которую реализовывала все это время, – образовывать и вдохновлять самые разные аудитории. В первую очередь выставками нового формата, которые бы продвигали моду как серьезную дисциплину. Это, безусловно, удалось – когда я начинала, моду не воспринимали как отдельную серьезную дисциплину, изучали только историю моды как часть истории искусств. Когда я запустила первое в мире издание, которое специализировалось исключительно на моде как индустрии, Fashion Theory, то не могла найти авторов. За эти годы мы фактически сформировали то, что сейчас называем теорией моды, воспитали специалистов, которые стали очень востребованы. Как показало время, рынок созрел и стал нуждаться в специалистах, рассматривавших моду как серьезный процесс, изучение которого помогает в том числе прогнозировать глобальные тенденции.

Другая задача – сформировать команду внутри музея. Когда я начала работу в музее, куратором в 1997 г., все выставки я делала самостоятельно. За 15 лет в музее выросло много сильных кураторов, которые сейчас делают наши выставки, а также работают в других институциях. Это дает мне возможность заниматься глобальными вещами и освобождает силы и время от микроменеджмента.

Фотогалерея / 

10 фото

– Как формируется ваша коллекция?

– Сейчас у нас больше 50 000 единиц одежды и аксессуаров, с XIX в. до современных. Мы фокусируемся на предметах, которые имеют историческое значение для моды, отражают ее знаковые изменения. Если говорить о современных дизайнерах, то это не обязательно суперуспешные в финансовом плане. Гораздо важнее, если дизайнер имеет свой голос и задает направление, которым затем идут другие дизайнеры, влияет больше на индустрию, а не на широкую аудиторию. Например, как Рик Оуэнс. Мы постоянно в поиске новых экспонатов – музеи вообще в этом смысле можно сравнить с акулами: нужно все время быть в движении, иначе умрешь. Поэтому мне необходимо быть глубоко погруженной в современный модный контекст, в том числе посещать недели моды и показы – чтобы быть в курсе того, что волнует современную моду, понимать, куда она движется, и вовремя купить то, что впоследствии станет свидетельством истории моды.

– Вы получаете что-то в дар от домов моды?

– Конечно. Причем мы сотрудничаем не только с крупными компаниями, но и с начинающими дизайнерами.

– Вы не конкуренты с крупными домами, которые сейчас сами проводят много выставок?

– Сейчас это на самом деле очень сложно, рынок все время расширяется. Во-первых, появляется больше покупателей – модных компаний, частных коллекционеров, других музеев, с которыми приходится конкурировать за появляющиеся интересные экспонаты на аукционах и на свободном рынке. Во-вторых, становится больше выставок, что усложняет нам работу. Мы можем быть в хороших отношениях с другими музеями, но, если музей в Париже делает выставку на яркую, запоминающуюся тему, я не могу в следующем году провести что-то даже примерно похожее. К сожалению, это невозможно спланировать на 100%. Любой музей планирует свое расписание на несколько лет вперед, и мы можем обсудить с другими крупными институциями их планы и более-менее их согласовать, но накладки все равно случаются, поэтому повторяющиеся выставки сейчас не редкость, хотя это не идет на пользу никому.

– В чем в таком случае отличие ваших выставок от множества других?

– Мы делаем четыре выставки в год, две большие программные и две поменьше, которые делают начинающие кураторы. Главное отличие: у нас есть экспертиза института, которая позволяет нам сохранять независимый взгляд. У нас нет задачи обязательно сделать выставку-блокбастер. Плюс у нас свободный вход, поэтому мы не зависим от того, сколько посетителей придет, 100 000 или 200 000. Это не говорит о том, что для нас не имеет значения, интересна выставка для публики или нет. Но, создавая новую экспозицию, мы концентрируемся только на теме и на том, чтобы раскрыть ее максимально полно и точно, а не на том, насколько это массовый продукт, или понятный, или приятный. От выставки о моде часто ждут некой усредненной череды «красивых платьев», но нам интересны другие ракурсы, которые вполне могут идти вразрез с «красивостью». И мы не боимся их, в этом наше большое преимущество.

– Как формируется ваш бюджет?

– $3 млн в год дает институт, но почти все уходит на зарплаты. Обычно остается около $300 000, и это цена максимум одной выставки, причем не самой большой. А как я говорила, мы проводим четыре выставки, поэтому минимум миллион мне нужно зарабатывать и привлекать деньги спонсоров. Раньше значительную часть выделяли корпорации, сейчас их поддержка сокращается. Одна из причин – деньги выделяются не из соображений чистой филантропии, это обычно рекламные бюджеты, от которых хотят видеть отдачу. Мы же не можем быть платформой для рекламного продвижения. Еще средства нам выделяет New York Council for the Arts, на выставку в следующем году они выделили $30 000. Мы получаем частные пожертвования, в среднем от $1000 до $15 000 в год, иногда до $25 000. Большинство из этих пожертвований - это билеты или столы на нашу ежегодную церемонию награждения Couture Council Awards. Так мы зарабатываем до $800 000 в год.

– А свой эндаумент-фонд у вас есть?

– Есть, но очень маленький, около $5 млн, поэтому он не дает больше $15 000 в год.

– Мы говорили о смещении критериев в моде. С музейным миром происходит нечто похожее. Как оцените тенденцию к демократизации и «инстаграмизации» музеев? Об этом в основном говорят как о положительной тенденции, но в последнее время стали появляться мнения, что из музейной жизни уходит вдумчивость, теряется глубина восприятия искусства.

– Вопрос «толпы и Моны Лизы»: с одной стороны, музеи страдали из-за малого числа посетителей и думали, как привлечь их, сейчас [самые популярные] думают, как регулировать потоки. Музею моды в этом смысле проще – как правило, люди не боятся моды, они думают, что знают ее и разбираются в ней, поэтому того барьера сакральности, который приходится преодолевать музеям классического искусства, у нас нет. Конечно, всегда хочется, чтобы отзывы на выставку выходили за рамки «я такое никогда не надену» или «мне понравились цвета», но это не происходит моментально. Когда-то, в исторической перспективе не так давно, большая часть общества даже в самых передовых странах не умела читать или писать, а сейчас мы обсуждаем, достаточно ли посетители музеев погружаются в то, что видят на выставках. Это в любом случае прогресс.

17 фантастических фильмов, которые отпускают не сразу - Что посмотреть

На ivi вышел замечательный триллер «Тихое место» с Эмили Блант в главной роли, так что мы собрали еще несколько фантастических фильмов, которые оставляют мощнейшее послевкусие.

Тихое место

A Quiet Place, 2018

На Земле конец света: она наводнена жуткими тварями, которые ищут своих жертв по звуку. Жителям американской глубинки приходится существовать в полной тишине — общаться жестами, красться, затаив дыхание, отказаться от столовых приборов во время еды. Но осечка рано или поздно неизбежна, и тогда начинается настоящий ад.

Если смотреть ночью, то потом хочется молчать и ходить на цыпочках.

2001 год: Космическая одиссея

2001: A Space Odyssey, 1968

Космический корабль с двумя членами экипажа, одним компьютером и спящими пассажирами летит к Юпитеру. У компьютера есть секрет, который он, пожалуй, слишком ревностно охраняет.

Стэнли Кубрик снимал этот фильм на максимуме визуальных деталей и на минимуме диалогов. Он не пытался объяснить смысл происходящего, до всего придется доходить своим умом.

Интерстеллар

Interstellar, 2014

Земля потихоньку гибнет в бесконечных природных катастрофах, людям все тяжелее чувствовать себя на ней как дома, и все силы брошены на выживание. Под торжественную органную музыку Ханса Циммера в далекий космос отправляются несколько человек, которые должны найти новую пригодную для жизни планету.

Безумно красивый фильм, в котором смешались любовь к близким, чувство долга, космические просторы и физика черных дыр.

Сталкер

1979

Сталкер, Писатель и Профессор оправляются в самое загадочное место на планете — Зону, образовавшуюся после падения метеорита. Здесь все не то, чем кажется, и опасность подстерегает на каждом шагу. Тем не менее, люди стремятся сюда, потому что в самом сердце Зоны есть некая Комната, которая исполняет заветные желания.

Если вы не соскучились на первых же минутах и досмотрели фильм до конца, то, скорее всего, он погрузил вас в гипнотическое состояние, какое случается, если долго смотреть на костер.

Чужой

Alien, 1979

Команда космического корабля «Ностромо» сталкивается на чужедальней планете с тварью невероятной живучести и великих паразитических навыков. Избавиться от чудовища тем сложнее, что не все члены экипажа поддерживают эту благую цель.

Несмотря на то, что фильм очень древний и спецэффекты там сделаны вручную на коленке, даже сегодня смотрится это с таким напряжением и тревогой, словно не знаешь, чем все закончится.

Луна 2112

Moon, 2009

Сэм три года сидит в гордом одиночестве на Луне, приглядывает за роботами, которые ведут добычу полезных ископаемых. Скоро он должен лететь на Землю к семье, но четко отлаженная система пересменки дежурных на лунной станции дает сбой. В ожидании подмоги Сэму придется провести несколько очень странных дней.

Легкие клаустрофобичные ощущения будут преследовать вас и после того, как фильм закончится.

Марсианин

The Martian, 2015

Марсианская экспедиция Ares 3 во время эвакуации с Марса теряет на планете инженера Марка Уотни. Вернуться за ним сложно, так что первому марсианину приходится применить все свои научные познания и изобретательность, чтобы выжить и прокормиться. И вот первое правило выживания на Марсе — в кармане всегда должен быть рулон скотча.

Как думаете, сколько времени вы бы продержались на Марсе? У нас, кстати, есть тест на эту тему.

Вечное сияние чистого разума

Eternal Sunshine of the Spotless Mind, 2004

История о вечной любви, которая прорастает снова и снова, даже если попытаешься ее удалить навсегда самыми радикальными методами.

Это фильм из разряда тех, которые предлагают вам новую пищу для размышлений о жизни и о природе человеческих отношений.

Гравитация

Gravity, 2013

Несколько человек ведут монтажные работы на космической станции, когда случается страшная катастрофа. Вернуться на Землю очень непросто — вокруг обломки, все вертится, сбивая с толку, и даже самая маленькая ошибка ведет к смерти.

С визуальной точки зрения — это фильм о том, как прекрасна наша планета. С психологической — это рассказ о том, сколько тараканов надо укокошить в собственной голове, чтобы найти силы и двигаться дальше даже тогда, когда кажется, что спасение уже невозможно.

Безумный Макс: Дорога ярости

Mad Max: Fury Road, 2015

Несколько решительно настроенных женщин и один не дружащий с головой Макс мчатся по барханам на огромной фуре. За ними гонятся жуткие типы. Вид у них нездоровый, но природная убогость не мешает им зверствовать и раззадоривать себя для боя.

Ритм и драйв картины действует на зрителя, как мощный энергетик. Так что лучше не принимать его перед сном.

Прибытие

Arrival, 2016

На Землю прилетают пришельцы, и люди должны научиться с ними общаться, чтобы узнать ответ на главный вопрос: каковы намерения инопланетян. Для этого к одному из мест высадки приезжает лучший лингвист Америки — Луиза Бэнкс.

Сложнейшее интеллектуальное и эмоциональное повествование, после которого еще какое-то время захочется поразмышлять в тишине.

Собачье сердце

1988

Страшно умный профессор Преображенский проводит прогрессивную операцию — пересаживает собаке гипофиз человека. С псиной происходит удивительная трансформация — он становится человеком. Однако оказывается, что те душевные качества, которые прокатывали в песьем виде, человека превращают в отвратительнейшую шавку, опасную для общества.

Сатира в полный рост с типичными побочными эффектами в виде стойкой мизантропии.

Район №9

District 9, 2009

Когда над Землей завис инопланетный корабль, люди, понятно, перетрусили. Но потом оказалось, что прилетели к нам не завоеватели, а беженцы — истощенные и бездомные насекомоподобные существа. Со временем привыкли худо-бедно жить на одной планете, правда, проблем прибавилось, да и нетерпимость к чужакам никуда не делась.

Благодаря псевдодокументальной съемке кажется, что все так и было на самом деле.

Кин-дза-дза!

1986

Земляне дядя Вова и Скрипач нечаянно оказываются на чужой планете в отдаленной Галактике, а, чтобы вернуться домой, надо пообщаться с местными жителями, которые могут подсказать дорогу и обеспечить транспортом. Жизнь у инопланетян нелегкая, так что и нравы довольно своеобразные.

Оно, вроде, и смешно, но почему-то грустно. После такого хочется помолчать, укоризненно глядя на звезды.

Бразилия

Brazil, 1985

Сэм Лаури живет в обществе тотальной бюрократии, и в целом его все устраивает. Но однажды он встречает девушку из своих снов. К сожалению, Джил обречена, так как имела неосторожность написать письмо об ошибке, допущенной бюрократической системой. А система предпочитает исправлять ошибки, убирая людей.

Странная, парадоксальная реальность, после которой придется собирать свои представления о жизни заново.

Логан

Logan, 2017

В мутантском сообществе серьезный кризис — герои состарились, обзавелись болячками и склонностью к релаксу. Логан тихонько сидит в богом забытой глуши и надеется, что его оставят в покое. Но тут появляется девочка с адамантиевым скелетом, и расслабленной жизни приходит конец — надо спасать ребенка.

Трудно расставаться с харизматичным супергероем, а особенно, если комикс превращается в серьезную драму.

Бегущий по лезвию 2049

Blade Runner 2049, 2017

На дворе светлое будущее. Мир населен людьми и репликантами. Одни — хозяева жизни, вторые — слуги для самой тяжелой и неприятной работы. Офицер полиции Кей, который специализируется на поддержании порядка среди репликантов, узнает однажды важную и опасную информацию. Чтобы во всем разобраться, ему нужно разыскать Рика Декарда.

Весь фильм держится на потрясающем визуальном ряде и на игре Райана Гослинга, герою которого искренне сопереживаешь.

Доктор Стрэндж

Doctor Strange, 2016

Успешный нейрохирург Стивен, попав в автомобильную аварию, лишается того, чем дорожил больше всего на свете — любимой работы. Потеряв смысл жизни, герой отправляется в невероятное путешествие с целью все исправить. В итоге он открывает в себе удивительные способности и становится доктором Стрэнджем — величайшим магом на Земле. Теперь целью его жизни становится защита человечества от зла в любом его обличии.

Психоделичность происходящего с доктором настолько завораживает, что наш повседневный мир кажется ошибкой мироздания.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

Владимир Жаворонков рассказал, каков прогноз развития эпидемии коронавируса, где и как проводят тесты и что делать, если появились симптомы

«У вирусологов есть мнение, что по мере перехода от одного зараженного к другому агрессивность вируса ослабевает, степень воздействия его на человека снижается», — говорит замминистра здравоохранения РТ, начальник управления здравоохранения Казани Владимир Жаворонков. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о решениях республиканского штаба по борьбе с COVID-19 и готовности врачей отразить угрозу.

Владимир Жаворонков: «Это обычное инфекционное заболевание, просто пока с недоказанными по своей эффективности методиками лечения, так как оно выявлено недавно» Фото: Василий Иванов

«ПО МЕРЕ ПЕРЕХОДА ОТ ОДНОГО ЗАРАЖЕННОГО К ДРУГОМУ АГРЕССИВНОСТЬ ВИРУСА ОСЛАБЕВАЕТ»

— Владимир Владимирович, сейчас в зарубежных СМИ со ссылкой на авторитетные источники муссируется информация о том, что в результате пандемии COVID-19 может переболеть заболеванием около 80 процентов населения мира. Вы верите в такие цифры?

— Я не вижу к этому предпосылок. Вот смотрите, какая динамика была в Китае: в пике доходило до десятка тысяч новых заболеваний в день, а сейчас, через три месяца, их количество сократилось до нескольких десятков и продолжает снижаться. И это в плотно заселенном Китае с полуторамиллиардным населением. У вирусологов есть мнение, что по мере перехода от одного зараженного к другому агрессивность вируса ослабевает, степень воздействия его на человека снижается. Он становится менее агрессивным.

Я считаю, что на самом деле весь ажиотаж вокруг нового коронавируса объективно несколько преувеличен. Это обычное инфекционное заболевание, просто пока с недоказанными по своей эффективности методиками лечения, так как оно выявлено недавно. Более того, существующая сейчас статистика по смертности COVID-19 (около 4 процентов) хотя и примерно в 4 раза выше, чем у сезонного гриппа и его последствий, но не является какой-то необычной, из ряда вон выходящей. Подавляющее большинство случаев заболевания (около 80–85 процентов) проходит в легкой форме обычной простуды. А иногда люди даже не замечают, что они чем-то больны. И только небольшой процент заболевания проходит в тяжелой форме с присоединением каких-то осложнений.

По данным ВОЗ, сегодня в мире легкие формы новой коронавирусной инфекции зарегистрированы у 80 процентов пациентов, средние — у 15 процентов, тяжелые — у 5 процентов. Вероятность летального исхода для пациентов младше 40 лет составляет около 0,2 процента, для пациентов старше 60 лет — около 3,6 процента.

«76 процентов всех осложнений от COVID-19 — это пневмония, которая в большинстве случаев может быть вылечена» Фото: © Виталий Белоусов, РИА «Новости»

«КОРОНАВИРУС БЬЕТ ТАМ, ГДЕ ТОНКО»

— Говорят, что у 10 процентов заразившихся заболевание перерастает в пневмонию, а у 5 процентов проходит в еще более тяжелой форме…

— Цифры разнятся от страны к стране. Если я правильно помню, 76 процентов всех осложнений от COVID-19 — это пневмония, которая в большинстве случаев может быть вылечена. 3,4 процента — так называемый острый респираторный дистресс-синдром (крайне тяжелое проявление дыхательной недостаточности — прим. ред.), только у 1 процента осложнение протекает в виде септического шока. Это действительно серьезное состояние, требующее самых интенсивных мер лечения.

— А лечение как происходит? Вакцины нет до сих пор…

— Лечение больше симптоматическое. Специфических только для COVID-19 способов лечения не существует. Все методы лечения и профилактики тождественны методам лечения и профилактики вирусов.

И потом, чтобы назначить тот или иной вид лечения, мы должны понимать, что оно должно иметь доказательную основу. То есть должно пройти довольно серьезное время для того, чтобы лекарство, которое выходит на рынок, оказалось опробовано на когорте пациентов и была бы доказана его безопасность и эффект. То есть, говоря о том, что то или иное лекарство эффективно в отношении вируса COVID-19, мы бы покривили душой. Это факт.

— То есть средства от гриппа не помогут?

— Мы не можем этого сказать, вероятно, они помогают. Вполне возможно, через год мы получим информацию, что средство от гриппа — самое то, но у нас банально нет доказательной базы для этого, потому что вирус — вот он, здравствуйте, только появился.

«Если у зараженного человека болеют легкие, он ударит по легким. Есть хронические заболевания кишечника — бьет по кишечнику. Тяжело с почками — побьет почки» Фото: Zuma\TASS

— Вы сказали про пневмонию. Она развивается в обычной или атипичной форме?

— Проходит атипично с развитием тяжело поддающегося лечению респираторного синдрома. По данным наших иностранных коллег, на каком-то этапе пациенты с тяжелым течением болезни в течение трех-четырех дней нуждаются в поддержке аппарата искусственной вентиляции легких. У нас их достаточно, есть резерв. Кроме того, плечо доставки по Татарстану небольшое, и в случае необходимости аппараты в течение суток будут переброшены из других районов республики.

— Судя по иностранной статистике, в группе риска пожилые люди в возрасте от 65 лет и больные хроническими заболеваниями. Больные СПИДом тоже входят в группу риска?

— Коронавирус бьет там, где тонко. Если у зараженного человека болеют легкие, он ударит по легким. Есть хронические заболевания кишечника — бьет по кишечнику. Тяжело с почками — побьет почки. У сильного организма заражение может протекать бессимптомно. В принципе, вы рассуждаете абсолютно логично: у больных СПИДом подавлен иммунитет. Они и так сами по себе группа риска. Но мы исходим из принципов доказательной медицины. Пока нет научных исследований о том, что среди заболевших коронавирусной инфекцией большое количество с ВИЧ-инфекцией.

«Нужны комплексные меры, начиная от повсеместной термометрии граждан, дезинфекции на предприятиях, в общественном транспорте» Фото: © Александр Гальперин, РИА «Новости»

«ЖЕСТКИЙ КАРАНТИН — ДА, БЕЗУСЛОВНО, ЭТО ХОРОШАЯ МЕРА.

НО НЕЛЬЗЯ ОГРАНИЧИВАТЬСЯ ТОЛЬКО ИМ»

— В Китае и других странах в первый месяц от выявления первого случая больного коронавирусом COVOD-19 количество зараженных в среднем увеличивалось каждый день на 33 процента. Плюс-минус.

— Да, это правда.

— Стоит ли ожидать в Татарстане такой динамики? Готовы ли мы что-то противопоставить этой тенденции? Есть несколько стран, которые выбились из данной траектории: Сингапур, Япония. Сейчас Корея тоже резко снижает траекторию. Вы как-то анализировали их опыт?

— Мы, конечно, анализировали иностранный опыт. Заметили, что те страны, где сохранилась сильная государственная система здравоохранения, где власти знают, что и как делать, справляются с волной заболеваний гораздо успешнее. Смотрите, например, Китай государственными мерами сумел остановить взрывной рост заболеваний, не побоялся организовать жесточайший карантин в многомиллионных городах. Точно так же действуют в других странах, где справились с экспоненциальным ростом заболевания.

— Только жесткие карантинные меры? Других вариантов нет?

— Жесткий карантин — да, безусловно, это хорошая мера, но нельзя ограничиваться только им. Нужны комплексные меры, начиная от повсеместной термометрии граждан, дезинфекции на предприятиях, в общественном транспорте и заканчивая своевременным введением ограничения на посещения учебных заведений и различных массовых мероприятий.

«Мы знаем количество врачей-инфекционистов, работающих в республике, осведомлены, откуда можно оперативно привлечь дополнительное количество докторов» Фото: Василий Иванов

— Те меры, которые сейчас принимаются в Татарстане (закрытие на карантин всего и вся), по вашему мнению, своевременны? Мы не опоздали с этим?

— Однозначно не опоздали. Вот если бы мы ввели на пике заболеваемости, тогда было бы поздно. Важно отметить, что власти республики делают все, чтобы во всеоружии встретить эпидемию. С первых дней, как Китай объявил об эпидемии, был усилен медицинский контроль. В Казани мы встречали все авиарейсы из Поднебесной, у каждого прибывшего брали анализы, мерили температуру, брали под медицинское наблюдение.

В кабинете министров РТ создана санитарно-противоэпидемическая комиссия, которую возглавляет Лейла Фазлеева. Комиссия четко отработала на уровне межведомственного взаимодействия. Одновременно министр здравоохранения РТ Марат Наилевич Садыков создал штаб по противодействию коронавирусной инфекции. Штаб осуществляет оперативную работу в ситуационном центре, расположенном в РКБ. Отсюда идет работа на уровне каждой поликлиники, каждой больницы республики.

Мы знаем количество врачей-инфекционистов, работающих в республике, осведомлены, откуда можно оперативно привлечь дополнительное количество докторов, определили, какие стационары должны быть развернуты, в курсе, куда из этих стационаров будем переводить «обычных» пациентов. Все подсчитано, запланировано. Расписаны алгоритмы действий на каждый случай. Это позволяет в нашем ситуационном центре принимать оперативные и просчитанные меры реагирования на любое изменение внешней и внутренней обстановки.

— Расскажите, какие решения были приняты штабом.

— Перераспределить коечный фонд на базе городской клинической больницы №2. Таким образом, количество коек для инфекционных больных увеличится сразу на 163. С учетом 277 коек инфекционной больницы мы считаем, что этого достаточно. Но в случае необходимости минздравом РТ предусмотрено четырехэтапное расширение мощностей. У нас уже выделено еще три стационара, которые готовы в случае необходимости оперативно перераспределить свои койки.

Сейчас мы рассчитываем математическую модель для Казани, за основу которой взята информация о скорости выявления новых случаев заражения, по демографии и количеству осложнений в Испании, Италии и других странах. С помощью этой модели мы пытаемся понять, сколько у нас может быть заболевших на 10-й день, на 30-й и так далее. Сколько потенциально у нас может быть зараженных в той или иной возрастной группе и сколько потенциальных может быть осложнений. Это очень важно с точки зрения планирования наших дальнейших действий, планирования ресурсов и так далее. Но это лишь математическая модель — на нее влияет огромное количество факторов. Мы ведь не ждем сложа руки. Динамика развития заболеваний будет зависеть от предпринятых нами шагов.

«С точки зрения системы здравоохранения это самый обычный вирус, который не стоит того ажиотажа, который вокруг него создан» Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

«COVID-19 ВСТАНЕТ В ОДИН РЯД С «ОБЫЧНЫМИ» ВИРУСАМИ, ВОЗБУДИТЕЛЯМИ ОРВИ»

— Ваш прогноз: COVID-19 — это навсегда, он станет таким же обычным, как сезонный грипп? Или уже через полгода о нем все забудут?

— Я подозреваю, что вирус останется, но абсолютно очевидно, что в ближайшее время от него будет разработана вакцина и COVID-19 встанет в один ряд с «обычными» вирусами, возбудителями ОРВИ. В целом прогноз — вещь неблагодарная. К примеру, если вспомнить SARS, эпидемию в 2002–2003 годах, то вирус вспыхнул, исчез и вот уже 20 лет не появляется. Упомянем вспышку MERS — так называемый верблюжий грипп. Он в свою очередь, наоборот, не исчезает. Крупных вспышек нет, но локальные случаи в мире продолжаются.

— В этой истории все равно есть какая-то недосказанность. От гриппа ежегодно в мире умирают 650 тысяч человек — и никто не паникует, не закрывает границы стран, не готов вводить жестокие меры карантина, которые провоцируют мировой кризис. А тут какой-то не очень страшный вирус... Почему же вокруг него паника во всем мире?

— Мне сложно ответить на ваш вопрос, но он абсолютно логичный, правильный. С точки зрения системы здравоохранения это самый обычный вирус, который не стоит того ажиотажа, который вокруг него создан. В любом случае система здравоохранения России к нему готовится и показывает, что это не является для нас такой катастрофой.

— Появилась информация, которая насторожила врачей, что некоторые выздоровевшие вскоре повторно заразились коронавирусом. То есть от него иммунитета нет?

— Мы слышали эту информацию. Есть версия наших зарубежных коллег, что в первый раз заболевшему поставили неверный диагноз, а потом правильный. Патогенез, то есть механизм зарождения болезни и ее развития, новой коронавирусной инфекции до конца не изучен. Данные о длительности и выраженности иммунитета в настоящий момент отсутствуют.

«Если человек прилетел из стран, входящих в список Роспотребнадзора, и у него есть симптомы ОРВИ, то он подлежит немедленной госпитализации в РКИБ» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО НИКТО НЕ УШЕЛ ИЗ ПОД НАШЕЙ ОПЕКИ, УТЕЧКИ НЕТ»

— Расскажите, пожалуйста, какой алгоритм действий для рядового татарстанца? Предположим, у него сухой кашель. Сам он никуда не ездил, но его знакомая недавно вернулась из Франции. Куда человек должен обратиться?

— Во-первых, такой гражданин вряд ли сможет в опасный период встретиться с вернувшимся из Франции. Если кто-то прилетел из стран, входящих в список Роспотребнадзора (на сегодня в него включено 11 стран: Китай, Южная Корея, Иран, Франция, Германия, Италия, Испания, Швейцария, Великобритания, Норвегия и США), и у него есть симптомы ОРВИ, он подлежит немедленной госпитализации в РКИБ. Если у человека симптомов нет, он отправляется на 14 дней на домашний карантин под медицинское наблюдение с выпиской больничного листа. У него также берут анализ на коронавирус. Повторный тест проводится на 10-й день после пересечения границы.

По всем таким пациентам мы отрабатываем их контакты — с кем они встречались. Таких мы тоже берем под медицинское наблюдение.


— А если человек прибывает в Казань из других стран, не входящих в список Роспотребнадзора, но у него есть симптомы ОРВИ?

— Его все равно на всякий случай переправляют в лечебные учреждения для проведения анализов и оценки состояния здоровья. Если у пациента нет симптомов заболевания, то ему предлагают самоизолироваться на 14 дней.

— Хорошо, предположим, что у человека просто симптомы ОРВИ. Что ему делать?

— Тогда он просто вызывает врача из своей поликлиники. Медработник определит степень тяжести ОРВИ. Если это легкая степень тяжести, то пациент остается дома, а если у врача возникнут сомнения, то он обязательно назначит обследование на коронавирус.

— Как проводится тестирование?

— Тестирование на наличие коронавируса происходит по назначению врача путем забора образца из зева (ротоглотка) или носа. Затем полученный образец помещают в специальную среду и запаковывают в пробирку, которую отправляют в центр гигиены и эпидемиологии в РТ. В самом начале всей этой мировой истории анализы тестов проводились только в Новосибирске, потому результаты были известны лишь спустя несколько дней. Сейчас же каждый регион получил возможность проводить анализы тестов у себя, что сократило время до нескольких часов.

«Все прекрасно понимаем сложность ситуации. Нет такого: «Я до пяти поработал, все — мое время закончилось, я ушел». Все всё понимают, все работают» Фото: Василий Иванов

— А хватит ли врачей? Ведь сейчас же наверняка идет всплеск вызовов?

— Действительно, сейчас население ведет себя осторожно и обращается к врачу с большей интенсивностью, но, в принципе, это нормальная история. И нас бы больше смущало, если бы социум не обращался к медикам, если честно.

Что касается количества врачей, то пока их достаточно, справляемся. С поликлиниками мы каждый день по этому поводу ведем диалог. Все прекрасно понимаем сложность ситуации. Нет такого: «Я до пяти поработал, все — мое время закончилось, я ушел». Все всё понимают, все работают. Пользуясь случаем, я хотел бы выразить глубокую признательность всем медицинским работникам, которые ведут деятельность в медучреждениях в условиях серьезных перегрузок.

Надо отдать должное и ректорам медицинского университета и медицинской академии — они быстро собрали штабы в своих вузах и готовы по просьбе минздрава РТ направить ординаторов и кафедральных сотрудников на усиление в больницы и поликлиники.

— Что вы посоветуете нашим читателям? Что им делать, чтобы свести к минимуму вероятность заражения?

— Нужно сохранять спокойствие и выполнять все правила. Соблюдайте личную гигиену, мойте руки с использованием антисептиков, не трогайте свое лицо руками, дома занимайтесь влажной уборкой, дезинфицируйте собственное рабочее место. Держите дистанцию не менее 1 метра от другого человека, особенно если тот кашляет. Старайтесь избегать мест массового скопления людей. Если сами чихаете, делайте это в кулак или локоть.

Отзывы | Морозовская ДГКБ ДЗМ

Хочу описать свою историю и сказать слова благодарности всей Морозовке и конкретно зав. отделением Таракальной хирургии Топилину Олегу Григорьевичу.

Но обо всем порядку.
В ноябре 2019 года мой сын забелел простудой: сильно забелел и болел долго, — мы уж не знали что делать. На всякий случай, чтобы проверить нет ли пневмонии, в районной поликлинике сделали рентген и выявили в заднем средостении (на позвоночнике в районе груди) опухоль размером с яйцо!
Я был просто в шоке. Ну какая нафиг онкология у человека 10 лет от роду? Всякую дрянь типа чипсов или сладостей он не ест, спортсмен. Ну как так!

Все эти 3 месяца мы с женой жили на нервах, много читали статей по этой теме, смотрели видео, ездили к разным врачам-хирургам, читали форумы и отзывы.
С одной стороны, сразу стало понятно, что без операции никак не обойтись иначе опухоль по меньшей мере вырастит и вытаскивать ее будет гораздо тяжелей и опаснее, а по большей мере может перерасти в злокачественную.
С другой стороны, операция непростая. Находится эта дрянь в таком месте, где рядом и позвоночник, и нервы, и кровяные сосуды и внутренние органы. Дрогнет рука хирурга и ребёнок останется инвалидом, дрогнет сильнее… — вообще не хотелось об этом думать…

И все это усугублялось ещё тем, что точный диагноз о том, что там за опухоль, можно поставить только на основе исследования самой ткани опухоли. Если она доброкачественная шваннома, то по второму разу она вырасти не должна, а если злокачественная, то с вероятностью 50% может через какое-то время снова будет расти.

И вот сразу после новогодних праздников нам сделали операцию. Делали в Морозовке. Операцию делали таракоскопически, то есть через проколы. Прошло все успешно: нервов не задели, кровопотери минимальны, сутки в реанимации и ещё 5 дней в обычной палате. На 4-й день от операции уже как ни в чем не бывало бегает и прыгает. Результат гистологии — подтвердилась доброкачественность опухоли, это было шваннома. Через 2 недели пошел в школу, через месяц вернулся к тренировкам.

Теперь, когда все позади, решил описать то, как работает наша система здравоохранения и Морозовка в частности.

Часть 1. Районная поликлиника.
В последний раз я обращался в свою районную поликлинику 8 лет назад и с тех пор полностью разочаровался в бесплатной медицине.
И вот мне жена присылает страшный диагноз. Как узнал, я сразу поехал в поликлинику, успел уже к закрытию в 8 часов вечера. Встретил в коридоре какого-то врача, она знала об этой ситуации и, не смотря на окончание своего рабочего дня, завела к себе в кабинет и набрала со своего мобильника зав.отделением педиатрии. Та оказалась в курсе всего и сказала, что на завтра уже назначили консилиум по этой теме. Я предложил своими силами за ночь сделать МРТ, она посоветовала где. С утра сделали анализ крови, через 3 часа уже были готовы результаты. Далее она сразу поехала в головную поликлинику посоветоваться с врачом-онкологом. Та предварительно определила новообразование как невриному. И, как выяснилось в самом конце истории, она не ошиблась.
И вот зав.отделением педиатрии районной поликлиники пересылает мне по Вотсапу фото результатов анализов и телефон зав.отделения онкологии в Морозовской больнице с комментарием, что договорилась и нас там ждут.

Часть 2. Морозовская больница.
Приезжаем в Морозовку.
Первое впечатление как будто попал в какой-то дорогой платный центр. Новое здание имеет прекрасный ремонт и больше похож на 4-звездный отель. Все сверкает, бесплатные бахилы, любезные охранники, улыбающийся персонал. Поначалу забрёл куда-то не в ту сторону и зашёл в ординаторскую другого отделения, где люди занимались своими делами. И вместо того, чтобы отмахнуться от меня, человек вышел вместе со мной и проводил до поворота куда мне надо было пройти.

Зав.отделением онкологии принял нас без всяких очередей, направлений, бумажек, печатей, регистрации, — просто по человечески. Внимательно посмотрел снимки МРТ, другие анализы и послушал ребёнка. Предварительный диагноз тот же — шванома = невринома. Минут 15 рассказывал что это такое. Объяснил, что без операции тут никак и пригласил зав.отделением таракальной хирургии (это кто оперирует все, что в груди).
Он тоже все изучил и со своей стороны рассказал как и что тут надо делать.
В любом случае любая операция не делается при простуде и нам сказали приходить через месяц после полного выздоровления.

Но сам подход меня поразил — 2 заведующих отделениями, весьма занятые люди, без всяких справок, направлений и без денег потратили на совершенно незнакомых людей (на нас) почти полчаса времени!
Зав. отделением таракальной хирургии Олег Григорьевич Топилин дал свой мобильный телефон и сказал, чтобы я позвонил как выздоровеем от простуды.

Часть 3. Выбор врача.
Через месяц после выздоровления мы стали определяться куда-кому доверить жизнь своего ребёнка. Хотя изначально мне в Морозовке понравилось абсолютно все, но хотелось все же удостовериться, что никакого лучшего варианта не упустили. Тем более что отзывов о Топилине ни в интернете, ни среди знакомых особо не нашлось. Вообще в век интернета про большинство хирургов очень много написано, да и знакомые рекомендовали. Не буду писать про других врачей к кому ездили и почему не выбрал, наверняка они тоже хорошие люди. Неэтично.
Скажу только, что сомнений довериться Топилину у меня не осталось.

И вот в декабре, я написал ему на Вотсап, и он ответил. Ещё раз отправил ему фото анализов и снимка МРТ. Он предложил завтра к нему приехать после 15 часов. Опять же все просто — по Вотсап, без бумажек и очередей!
И мы снова приехали.
В отличии от других, он не стал ходить вокруг да около. Четко сказал, как будет делать операцию, сколько времени на реабилитацию, какие риски могут быть, когда надо ложиться и т.д.
На мой вопрос: «деньги у нас есть, а может нам в Германию или Израиль поехать оперироваться?» он с некоторой даже обидой и негодованием ответил: «мы тут и по опыту и по оборудованию, лет на 5 вперёд ушли от них, с нами разве что штатовские клиники наравне. У нас куча пациентов из этих платных израильских и европейских больниц приезжают долечиваться и перелечиваться. Там накосячат, а нам исправляй».

В конце распечатал список анализов, которые нужно сделать до госпитализации и назначил дату госпитализации. Все очень лаконично, без лишних слов и в то же время развёрнуто, не вынуждая задавать дополнительные наводящие вопросы. Чувствовалась в нем уверенность и «основа государства».
И видно было, что человек он занятой, но как-то без суеты он с нами поговорил и в конце опять же сказал, что если будут вопросы или сложности при госпитализации, то звонить ему на мобильный .

Часть 4. Операция.
12 января мы приехали в больницу, отдали в отделение госпитализации собранные анализы, направление из районной поликлиники. И уже через час нас направили в отделение таракальной хирургии, которое больше напоминало санаторий: отличный ремонт, улыбающиеся медсестры, санитарки, чистота, кожаные диваны, кулеры с водой и палаты на 2-3 человека с отдельным санузлом.
Я по привычке сразу пошёл договариваться вась-вась с медсестрой, чтобы нас поселили в палату получше.
А мне говорят: «Так вы и так будете с одним соседом лежать».
А я такой все не угомонюсь: «Ну а может как-то можно договорится, чтобы совсем без соседей?»
Отвечает: «Можно и без соседей. Идите на первый этаж и оплатите в кассу 6500р/сутки. Все официально, по чеку».
Пока ходил, мои уже заселились и им уже чаю и ужин принесли. Попробовал — нормальная вкусная еда. В больнице и вкусная еда, Карл!

В палате wi-fi, 2 кровати, телевизор с интернетТВ, холодильник, туалет и душ — реально как отель, да ещё в центре Москвы (м. Октябрьская).
В воскресенье заселились, в понедельник сдали ещё какие-то анализы и уже во вторник с утра Руслана положили на каталку и повезли в операционную.

Там анестезиолог, молодая девушка, тоже очень дружелюбно, но со всей серьезностью, рассказала что и как будет делать, где нам ожидать и какие дальнейшие действия. Опять же все четко и по делу.
И тут настал момент ожидания. Не буду его описывать, а только через 3 часа зашёл Топилин и сообщил: операция прошла успешно, кровопотери почти не было, визуально ничего не задели. Сказал и быстро ушёл.
Только потом мы узнали, что опухоль очень неудобно обвивалась вокруг позвоночника и совсем не просто было ее оттуда выкорчивать, чтобы ничего не осталось и не пришлось по второму разу туда лезть. И уж тем более не задеть нерв, от которого человек может стать инвалидом на всю жизнь.

А Руслан уже был в реанимации. По новым правилам родителей туда пускают. Я пришел туда и пока он ещё не очнулся меня отправили в комнату ожидания.
Там было ещё несколько человек: кого-то привезли экстренно с опухолью мозга. Жил себе ребёнок и жил. А тут резкая головная боль, тошнота, скорая помощь, Морозовка, рентген и такой страшный диагноз. И вот сидят родители и вообще говорить не могут, ком в горле.

Были ещё муж и жена чеченцы — у их ребёнка тоже опухоль мозга, уже 1,5 года по больницам лежат. Последнее пристанище — Морозовка. Жалеют, им бы сразу сюда. Ребёнок месяц как в коме. Они дежурят в реанимации, не уходят. Глаза красные. Чеченец говорит мне: «Не молчи, давай говорить, а то так с ума можно сойти». А я отвечаю: «По сравнению с твоей ситуацией мне сказать нечего, у меня все вроде как тфу-тфу-тфу. Буду рассказывать, а тебе только больнее будет». Стали с ним говорить о Чечне, что и как там. Вроде развеялись немного.

И тут меня позвали к Руслану. Зашёл, а он уже глаза открыл, разговаривает. Так всю ночь с ним рядом и просидел. Изредка то попить принести, то повернуть, то почесать. Хотя по хорошему там и без меня всегда кто-то из медсестёр и врачей рядом был. Отношение более чем внимательное.

Часть 5. Послеоперационный быт
Уже с утра Руслана перевели из реанимации обратно в уже родную нам палату.
Каждые 2 часа приходила медсестра, смотрела за капельницей.
4 раза в день привозили еду, при том не только ребёнку, но и родителям. Все бесплатно.
Как минимум 2 раза в день приходил врач: либо сам Топилин, либо наш лечащий – Айрапетян Максим Игоревич. Он тоже грамотный и внимательный, очень понравился.
Каждое утро — уборщица.
Меня с утра сменяла жена, я принимал душ и ехал на работу, а вечером возвращался в больницу и сменял ее. Переодевался. Включали Айпад и смотрели кино или читали книги.
В общем никогда бы не подумал, что лежать в государственной больнице будет сравнимо с поездкой на курорт.

Резюме: Уж не знаю что кто думает про наше прогнившее государство с разваленной напрочь медициной, а я описал то, что увидел своими глазами. Повторюсь: никаких взяток, блата, квот, очередей, невежества, хамства, никаких коек с больными в коридорах, нехватки лекарств.
Если уж куда-то и обращаться, то только в Морозовку. Жаль взрослым туда нельзя ))

И в завершении: огромное спасибо Олегу Григорьевичу Топилины, а также Айрапетяну Максиму Игоревичу и всему персоналу Отделения Таракальной хирургии.

«Не могу сдвинуть»; Прорыв водопровода в Детройте замораживает машину жителя на улице

ДЕТРОЙТ - Транспортные средства могут быть размером с внедорожники, и на этой неделе им все равно будет трудно проехать по Детройтской улице Бернетт.

Прорыв водопровода в районе Детройта замерзает над улицей

Прорыв водопровода в районе Детройта, в результате которого пролилась вода, замерзла вся дорога, создав опасные условия для водителей и даже заморозив некоторые машины на тротуаре.

Прорыв водопровода на дороге заморозил большинство жителей в своих домах и остановил работу соседних предприятий.

Путешествовать по жилой улице было непросто даже для больших автомобилей, которым приходилось преодолевать лед толщиной в несколько дюймов.

А еще есть Делорес Льюис, чья машина была покрыта льдом и замерзла до дороги.

«Моя машина застряла в кучке льда. Я не могу ее сдвинуть», - сказал 66-летний Льюис. «Я не могу выбраться, период. Я застрял».

Лед покрыл большую часть пассажирской стороны автомобиля, а шины полностью замерзли.Под бампером виднелись задрапированные сосульки. Хотя неподвижность - одно из препятствий, которые нужно преодолеть во время холода в Мичигане, Льюис также попросили переместить ее машину, что она буквально не может сделать.

«Я понимаю, что погода холодная - та и та - но это несправедливо по отношению к нам, когда мы не можем сойти с улицы, когда нам нужно сойти с улицы», - сказала она.

Автомобиль Делорес Льюис, примерзший к тротуару после прорыва водопровода на улице Бернетт

«Один из полицейских сказал ей, что ей пришлось убрать его с улицы», - сказал Майкл Мимс из Mims Automotive.«Как она собирается его сдвинуть? Улица замерзла!»

Бизнес Мимса находится в конце улицы. Известный по соседству как «мистер Майк», он долгое время был ангелом-хранителем для водителей, застрявших зимой. По его словам, за последние три дня он отбуксировал около 10 человек.

Он говорит, что следит за водителями с фотоаппаратами в своем магазине.

«Если я вижу, что кто-то застрял, и я смотрю, я говорю:« О! Вот и все », - сказал он.

Другой владелец бизнеса, Делвон Джонс, говорит, что застрял, когда накануне ночью выходил из дома дяди.

«Я веду свой бизнес - небольшую компанию по ремонту двигателей, и у меня было шесть клиентов, с которыми я даже не мог связаться из-за этой проблемы», - сказал Делвон Джонс, чья машина также застряла.

Департамент водоснабжения и канализации Детройта сообщил, что около трех недель назад на улице прорвало водопровод. Изначально DWSD отреагировал на проблему, посыпав солью и очистив улицу.

Строительные бригады ремонтируют разрыв водопровода в Детройте. Управление канализации города заявило, что завершило ремонт к вечеру вторника.

Однако вода продолжала литься, создавая беспорядок для жителей.

Экипажи вышли до восхода солнца во вторник и работали до захода солнца. В заявлении, отправленном FOX 2 во вторник вечером, DWSD сообщил, что водопровод отремонтирован, и они начнут убирать лед с улицы.

Тем не менее, по их словам, в будущем ожидается больше разрывов водопроводов, поскольку температура продолжает колебаться. Если жители замечают затопленные улицы или бурлящую воду, их просят немедленно уведомить их.

Начните с малого, подумайте масштабно: 4 способа роста предпринимателей

Как владелец малого бизнеса вы можете мечтать о том, чтобы ваша компания стала следующей Amazon или Apple, или вы можете быть довольны, производя фурор в вашем местном сообществе. В любом случае, вы можете задаться вопросом, как вы можете противостоять крупным компаниям, у которых, кажется, есть люди и ресурсы, чтобы делать то, что вы не можете сделать.

То, что у вас небольшой бизнес, не означает, что вы не можете мыслить масштабно. Ниже приведены четыре способа развития малого бизнеса без большого бюджета.

Найдите свою нишу

Крупные предприятия, как правило, обращаются к широкой, общей клиентской базе. В результате клиенты с более конкретными потребностями остаются в стороне, потому что у большой компании недостаточно потенциала для получения прибыли, чтобы удовлетворить потребности этих клиентов. Однако небольшая, но активная клиентская база может быть идеальным вариантом для малого бизнеса.

«Шаг № 1 - признать, что более крупный бизнес не обязательно является вашим конкурентом. Спросите себя, чем вы отличаетесь», - сказала Джоан Чанг, владелица и шеф-повар Flour Bakery + Café и Myers + Chang в Бостоне. Wall Street Journal.

Выявление своей ниши и сосредоточение на ней внимания также позволяет использовать свои сильные стороны и развивать рыночный опыт и лояльность.

«Многие боятся исключить часть потенциального рынка», - написал Джеймс Клир, основатель Passive Panda, в блоге American Express Open Forum. «Это может показаться пугающим, но вам нужно сосредоточиться на своем основном клиенте, если вы хотите иметь четкий путь к росту».

Даниэль Макфэйл, основатель eSpec Books, сказала, что она видела это в мире небольших издательств.

«Когда вы слишком много диверсифицируете, будучи маленьким, вы не можете поддерживать свой рынок», - сказала она. «Я работал со множеством небольших печатных машин, и когда я вижу, что они самоуничтожаются, это происходит тогда, когда они начинают создавать отпечатки для выхода на разные рынки, и у них нет структуры поддержки, чтобы охватить эту другую демографию».

Приложите усилия к инновациям

Один из способов внедрить инновации в отрасли - найти проблему, которую игнорирует большинство предприятий.

«Не бойтесь решать сложные проблемы, которых избегают все остальные», - написал Клир.«Когда ты первый, кто что-то исправляешь, можно заработать много денег».

«Поскольку у вас есть страсть и вы можете задействовать гибкость, у вас есть идеальное сочетание для более эффективных инноваций», - написала в блоге Пэм Мур, основательница Marketing Nutz. «Не требуется интенсивного заседания совета директоров, чтобы выдвинуть идею для дальнейшего исследования. Вы можете просто спланировать это и реализовать».

При внедрении инноваций обязательно помните о своем рынке и клиентской базе. Макфэйл призвал владельцев малого бизнеса диверсифицироваться в рамках существующих продуктов или услуг, но предостерег от разветвления в совершенно иную демографическую группу.

План роста

Если вы думаете масштабно, вам следует ожидать расширения. Это может означать наличие некоторых общих планов по увеличению количества сотрудников, составлению контрольных списков и процедур для обеспечения контроля качества, а также инвестированию в продукты и оборудование, которые будут расти вместе с вами.

Особенно важно приобретать оборудование и программное обеспечение, которое будет расти вместе с вами. «Постоянное обновление будет стоить вам денег в долгосрочной перспективе. Внедряйте оборудование для роста сейчас, и это сэкономит вам время, деньги и избавит от головной боли в будущем», - сказал Мур.

Клир отметил, что рост не всегда означает создание большего количества продуктов или найм большего количества людей.

«Приобретения могут стать огромным источником прибыли и средством роста, если вы сделаете несколько ключевых шагов», - сказал он.

Clear рекомендует вести список компаний, которые соответствуют вашей нише и обладают характеристиками, которые вы ищете, чтобы любой приобретенный бизнес усилил вашу направленность и миссию.

Не делайте все самостоятельно

Чтобы начать свой бизнес, нужны независимость и подход «сделай сам», но это не значит, что вы должны делать все самостоятельно.Например, партнерство с бизнесом, который выполняет конкретную задачу и делится прибылью, позволяет вам сосредоточиться на том, что у вас получается лучше всего, при выполнении большого проекта.

Clear использует пример теннисных мячей: если у вас есть теннисный мяч высокого класса, вместо того, чтобы пытаться сделать себя по образу Wilson, который имеет собственное производство и сбыт, вам следует найти существующего производителя мячей и предложить его делиться прибылью. По его словам, это освобождает ваше время и деньги, поэтому вы можете сосредоточиться на продаже мячей на вашем конкретном рынке.

Благодаря современным технологиям вы даже можете использовать силу толпы для финансирования своего бизнеса или конкретных продуктов.

«То, что сделало возможным [создание моей издательской компании], - это краудфандинг. Поскольку я очень хорошо разбираюсь в маркетинге, мы можем финансировать проект и быть в плюсе с самого начала. После этого это чистая прибыль», - сказал Макфейл.

Возможно, ваш бизнес начинался с малого, но это не обязательно так. Планируйте рост и ищите помощи и партнерских отношений. Затем вы можете успешно и на ваших условиях расширить свою деятельность до чего-то большего.

Загляните в раздел «Поиск решения» журнала Business News Daily, чтобы найти бизнес-продукты и услуги, которые могут расти вместе с вашей компанией.

Правый фланг Ducks Трой Терри заново открывает свою «подвижную» игру - Orange County Register

Трой Терри сказал, что на днях разговаривал с товарищем по команде Ducks Райаном Миллером. Другие в списке могут знать позицию Терри на правом фланге более подробно, чем Миллер, вратарь, но немногие обладают таким же общим богатством знаний об игре.

В конце концов, Миллер сыграл 783 игры за 18 сезонов в НХЛ с «Дакс», «Ванкувер Кэнакс», «Сент-Луис Блюз» и «Баффало Сэйбрз». У него больше побед, чем у всех, кроме 14 вратарей в истории лиги. Ни у одного вратаря американского происхождения не осталось более 388 побед.

Итак, когда Миллер недавно дал несколько советов Терри, 23-летнему парню, сыгравшему во вторник 92 игры, пришло время прислушаться. Терри тяжело катался на коньках перед началом сезона, но особо никуда не собирался.Он был нулевым по счету и дважды получал царапины в четырех играх.

«Жидкость» - это слово, которым Миллер описал, как должен играть Терри.

«Я поговорил с Райаном Миллером, и он сказал мне одно слово о моей игре, которое действительно запомнилось мне», - сказал Терри. «Он сказал:« Когда вы играете в свою игру и делаете то, на что способны, вы выглядите подвижно. Не похоже, что вы слишком стараетесь или давите. Просто похоже, что вы играете в хоккей и позволяете всему приходить к вам.Вы доверяете своим инстинктам ».

Терри вернулся в состав после проигрыша «Дакс» 4: 1 31 января «Сент-Луис Блюз» и был более занят. Он выглядел скорее как активный участник, чем сторонний наблюдатель, и хотя «Утки» проиграли третью игру подряд, они повысили уровень своей игры.

Двумя днями позже Терри и Дакс завершили занос со счетом 3: 1 над Кингз. Уверенность Терри была очевидна как с шайбой, так и без нее.Он сделал три лучших в сезоне броска по воротам и второй матч подряд был плеймейкером.

Затем произошел прорыв.

Ну, их было двое.

Они случались по ночам подряд, когда Терри забивал один гол с трех бросков и ассистировал другому, набирая первые очки в сезоне в проигрыше по серии пенальти 5: 4 в пятницу против Сан-Хосе, и когда он создавал пару голевых моментов, которые не позволили в субботней победе по серии пенальти 2: 1 над «Шаркс».

Терри вернулся к творческой стороне своей игры, о чем свидетельствует овертайм, который он сделал с левого фланга на полосу Рикарда Ракелла справа.Однако Ракелл не смог чисто контролировать шайбу, и шанс выиграть игру в дополнительное время упал.

Однако это был еще один обнадеживающий знак для Терри и Утки.

Позже он реализовал игру в серии буллитов, победив Девана Дубника из Сан-Хосе ответным ударом.

«Перед годом я говорил о том, чтобы все проанализировать и переосмыслить свою игру», - сказал Терри. «Как только очки не пришли сразу, я слишком много думал и пытался делать все правильно, и я терял некоторые из моих творческих ходов, которые я мог сделать, и эту сторону моей игры.

«Приступая к игре в Лос-Анджелесе, я чувствовал себя намного лучше, и я чувствовал, особенно в игре в Лос-Анджелесе, что вернулся к тому, чтобы делать вещи, которые могут помочь этой команде, и эта команда действительно нуждается, и это просто попытка творческие игры и делать то, что в первую очередь привело меня сюда, на эту должность ».

UC Irvine, UC Riverside столкнулись в решающей мужской баскетбольной серии - Orange County Register

Мужской баскетбольный тренер UC Riverside Майк Магпайо был по понятным причинам подавлен, когда игры его команды Big West Conference, намеченные на эту пятницу и субботу в Cal State Fullerton, были отменены из-за проблема COVID-19 с Титанами.

Но здесь не о чем останавливаться, - сказал Магпайо, горцы которого в эту пятницу и субботу встретятся с самой большой серией из двух игр в сезоне, когда они проведут у себя двукратного действующего чемпиона конференции Калифорнийский университет Ирвин.

«Мы просто стараемся оставаться стойкими, придерживаться курса», - сказал Магпайо. «Мы выбрали такой подход. И будь благодарен за каждый день тренировки и каждую игру ».

  • Центровой Калифорнийского университета в Риверсайде Джок Перри, рост которого составляет 7 футов 1, может создать проблемы для Калифорнийского университета в Ирвине, когда в эту пятницу и субботу команды сойдутся в UCR. (Фото любезно предоставлено UC Riverside Athletics)

  • Коллин Уэлп из Калифорнийского Университета Ирвина делает упор, а Эван Мобли из Университета Южной Калифорнии защищает во время игры без конференции 8 декабря в Гален-центре. Велп лидирует среди муравьедов со средним баллом 12,9. (Фото Ханса Гуткнехта, Los Angeles Daily News / SCNG)

Friday’s, игра начинается в 16:00. подсказка. Субботняя игра начнется в 21:00. и будет транслироваться на ESPNU.

В сезон отмены турниров, связанных с пандемией, «горцы» провели в общей сложности 10 матчей, шесть из них - конференции.

Сейчас в центре внимания грядущее, и Магпайо знает, что поставлено на карту. Эта серия с Калифорнийским университетом в Ирвине расскажет «Горцам» (8-4 в целом, 4-2 Большой Запад), насколько они хороши. Это также важно, поскольку касается постсезонного конференционного турнира, который в этом сезоне будет проводиться 9-13 марта в пузыре в Мандалай-Бэй в Лас-Вегасе.

«Калифорнийский университет в Ирвине был стандартом, и мы создали эту команду, чтобы пытаться соревноваться с чемпионами, и поэтому, да, эти игры, очевидно, имеют для ребят немного большее значение, чем остальные, конечно, потому что вы» мы играем за первую команду », - сказал Магпайо.

Калифорнийский университет в Ирвине (10-6 в целом) и Калифорнийский университет в Санта-Барбаре занимают лидирующие позиции в турнирной таблице со счетом 6-2, Кал Стейт Бейкерсфилд - 8-4, за ним следует UCR.

«Для нас последние шесть игр конференции действительно важны, потому что вы хотите финишировать как можно выше, потому что посев в турнире конференции имеет значение», - сказал Магпайо.

Магпайо упомянул нападающего UC Irvine ростом 6 футов 9 дюймов Коллина Велпа (12,9 очка, 6,5 подбора) и старшего центрового Брэда Грина (10,9 очка, 7.7 подборов, 22 блок-шота), кто 6-11, как два смотреть. Он также рассказал о путях к победе.

«Можете ли вы сопоставить их физическое состояние? Сможете ли вы отыграться с ними? " - сказал Магпайо. «Это всегда две верхние клавиши, они соответствуют их интенсивности и физичности, потому что они играют с гранью. А потом отбивать мяч, и это легче сказать, чем сделать ».

Муравьеды являются лучшей командой по подборам в конференции с показателем 39,1 за игру и вторыми по подбору в атаке (11.7). UCR занимает третье место со средним показателем подбора 38,5 и первое место по подбору в защите (29,1).

В их состав входят старший центральный Джок Перри ростом 7 футов 1 и старший силовой форвард Аринзе Чидом, вес 6-9 фунтов и 240 фунтов. У них в среднем 4,9 и 5,3 подбора соответственно. Интересно, что два их защитника - Зион Пуллин (6 футов 4 дюйма) и Флинн Кэмерон (6 футов 5 дюймов) - возглавляют команду по подбору со средними показателями 6,2 и 5,8 соответственно.

Тренер UCI Расс Тернер очень хвалит «Горцев».

«Я действительно думаю, что« Риверсайд »сейчас очень гордится своей игрой, - сказал он. «У них есть команда, которая кажется действительно сплоченной и хорошо сочетающейся друг с другом, а это означает, что их тренеры проделали огромную работу по созданию команды и тренируют их очень хорошо, поэтому я отдаю им должное.

«Мы знаем, что у нас много дел».

Отвечая на вопрос, какая задача будет самой сложной для достижения успешной серии, Тернер частично упомянул, что его команда не играет стабильно.

«Самое сложное - это то, что мы играем с хорошей командой на выезде, и это вызов для любой команды, особенно молодой», - сказал Тернер, чья тыловая ротация состоит из двух первокурсников и двух второкурсников. «И мы должны показать, что можем стабильно хорошо работать в этом сценарии, и до сих пор мы не соответствовали этому».

Пять из шести проигрышей UCI пришлось на Bren Events Center.

ЭТО И ЭТО

Женщины штата Лонг-Бич увеличили свой рекорд конференции до 10-0 с победами над Калифорнийским университетом в Санта-Барбаре в пятницу и субботу со счетом 61-49 и 70-55 соответственно.Младший защитник / нападающий Жасмин Харди оба вечера провела важные игры, и понедельник был назван Лучшим игроком недели с Запада. У нее было 19 очков, 14 подборов, три перехвата и блокированный бросок в пятницу и 15 очков, 10 подборов и один блок в субботу. Лонг Бич (11-1, 10-0) примет Калифорнийский университет Дэвиса (5-1, 4-0) в эту пятницу и субботу. …

Женщины Калифорнийского университета в Ирвине (9-6, 6-1) потерпели первое поражение в сезоне в пятницу, потеряв 73-65 очков в Кал Стэйт Бейкерсфилд. Муравьеды быстро отомстили за это поражение, победив Roadrunners со счетом 63:42 в субботу.UC Irvine примет UC Riverside (7-7, 4-4) в эту пятницу и субботу. …

Мужчины из штата Лонг-Бич (3-5, 2-2) после двухнедельной паузы, связанной с COVID-19, находятся в Калифорнийском университете в Дэвисе (4-6, 1-3) в пятницу и субботу. …

Мужчинам из Калифорнийского штата Фуллертон не пришлось приостанавливать свою программу после того, как они отказались от участия в UC Riverside на прошлой неделе, потому что игрок, у которого был положительный результат теста, был травмирован, а не в команде. Титаны (5-6, 4-6) сыграют в пятницу и субботу на Cal Poly (3-13, 1-9).

Ведущее изменение: почему попытки трансформации терпят неудачу

Вкратце об идее

Почему так много усилий по трансформации дают лишь средние результаты? Одна из основных причин заключается в том, что лидеры обычно не осознают, что крупномасштабные изменения могут занять годы. Более того, успешный процесс изменений проходит через восемь отдельных этапов. Эти этапы следует прорабатывать последовательно. Пропуск шагов с целью ускорить процесс неизменно вызывает проблемы.А поскольку успех данного этапа зависит от работы, проделанной на предыдущих этапах, критическая ошибка на любом из этапов может иметь разрушительные последствия.

Восемь ступеней:

1. Формирование чувства срочности

2. Формирование мощной руководящей коалиции

3. Создание видения

4. Передача видения

5. Расширение прав и возможностей других действовать в соответствии с видением

6. Планирование и создание краткосрочных побед

7. Объединение улучшений и внесение дополнительных изменений

8. Институционализация новых подходов

Идея на практике

Для каждого этапа процесса изменений есть своя ловушка.

1. Недостаточное чувство срочности. Половина всех попыток изменения терпит неудачу в начале. Когда уровень срочности достаточно высок? Когда 75% менеджмента искренне убеждены в том, что статус-кво, по словам генерального директора европейской компании, «опаснее, чем бросаться в неизвестность.”

2. Отсутствие достаточно мощной руководящей коалиции. При успешных усилиях по преобразованию председатель, президент или генеральный менеджер подразделения плюс еще от пяти до 50 человек, включая многих, но не всех наиболее влиятельных людей в подразделении, формируют общую приверженность обновлению.

3. Отсутствие зрения. Без последовательного и разумного видения усилия по изменению растворяются в списке запутанных и несовместимых проектов.Если вы не можете передать свое видение за пять минут или меньше и получить реакцию, которая указывает на понимание и интерес, ваша работа на этом этапе не завершена.

4. Недопонимание видения в десять раз. Используйте все существующие средства связи, чтобы добиться видения. Включите видение в повседневные обсуждения деловых проблем.

5. Не устранение препятствий на пути к новому видению. Обновление требует устранения препятствий - системных или человеческих - на пути к видению.Трансформация одной компании остановилась, потому что руководитель крупнейшего подразделения не изменил своего поведения, не вознаградил нетрадиционные идеи, предусмотренные в видении, и оставил системы управления персоналом нетронутыми, даже если они были несовместимы с новые идеалы.

6. Несистематическое планирование и создание краткосрочных побед. Ясно узнаваемые победы в течение первого или двух лет усилий по изменениям помогают убедить сомневающихся в том, что усилия по изменениям окупятся.

7. Слишком раннее объявление победы. На данном этапе нормально праздновать краткосрочную победу, но катастрофически объявить войну оконченной.

8. Не закреплять изменения в корпоративной культуре. Если они хотят остаться, новое поведение должно основываться на социальных нормах и общих ценностях корпорации. Для этого сделайте сознательную попытку показать людям, что новые модели поведения и подходы улучшили производительность. Также убедитесь, что следующее поколение топ-менеджмента воплощает новый подход.

За последнее десятилетие я наблюдал, как более 100 компаний пытались превратить себя в значительно лучших конкурентов. В их число входят крупные организации (Ford) и небольшие (Landmark Communications), компании, базирующиеся в Соединенных Штатах (General Motors) и в других местах (British Airways), корпорации, которые стояли на коленях (Eastern Airlines), и компании, которые хорошо зарабатывали деньги (Bristol-Myers Squibb). Эти усилия прошли под разными знаменами: полное управление качеством, реинжиниринг, правильный подбор размеров, реструктуризация, культурные изменения и реорганизация.Но почти во всех случаях основная цель была одна и та же: внести фундаментальные изменения в методы ведения бизнеса, чтобы помочь справиться с новой, более сложной рыночной средой.

Некоторые из этих попыток корпоративных изменений были очень успешными. Некоторые из них закончились полным провалом. Большинство из них находятся где-то посередине, с явным наклоном к нижнему краю шкалы. Уроки, которые можно извлечь, интересны и, вероятно, будут актуальны для еще большего числа организаций в условиях все более конкурентной деловой среды в ближайшее десятилетие.

Самый общий урок, который можно извлечь из более успешных примеров, заключается в том, что процесс изменений проходит через серию этапов, которые в целом обычно требуют значительного времени. Пропуск шагов создает только иллюзию скорости и никогда не дает удовлетворительного результата. Второй очень общий урок состоит в том, что критические ошибки на любой из фаз могут иметь разрушительные последствия, замедляя темп и сводя на нет с трудом достигнутые успехи. Возможно, из-за того, что у нас относительно небольшой опыт обновления организаций, даже очень способные люди часто допускают хотя бы одну большую ошибку.

Ошибка № 1: Отсутствие достаточного чувства срочности

Наиболее успешные попытки изменений начинаются, когда некоторые люди или группы начинают внимательно следить за конкурентной ситуацией компании, ее положением на рынке, технологическими тенденциями и финансовыми показателями. Они сосредотачиваются на потенциальном падении доходов по истечении срока действия важного патента, пятилетней тенденции к снижению маржи в основном бизнесе или развивающемся рынке, который, похоже, все игнорируют. Затем они находят способы широко и драматично передавать эту информацию, особенно в отношении кризисов, потенциальных кризисов или больших возможностей, которые очень своевременны.Этот первый шаг очень важен, потому что только запуск программы трансформации требует активного сотрудничества многих людей. Без мотивации люди не помогут, и усилия никуда не денутся.

По сравнению с другими этапами процесса изменения, первый этап может показаться простым. Это не так. Более 50% компаний, которые я наблюдал, терпят неудачу на этом первом этапе. Каковы причины этой неудачи? Иногда руководители недооценивают, насколько сложно вывести людей из зоны комфорта.Иногда они сильно переоценивают свои успехи в срочном порядке. Иногда им не хватает терпения: «Довольно подготовительных мероприятий; давай займемся этим. Во многих случаях руководители становятся парализованными из-за обратных возможностей. Они обеспокоены тем, что сотрудники с большим стажем станут защищаться, что моральный дух упадет, что события выйдут из-под контроля, что краткосрочные результаты бизнеса будут поставлены под угрозу, что акции упадут и что их обвинят в создании кризиса.

Парализованное высшее руководство часто возникает из-за слишком большого количества менеджеров и недостатка лидеров. Задача руководства заключается в минимизации рисков и поддержании работоспособности существующей системы. Изменения по определению требуют создания новой системы, которая, в свою очередь, всегда требует лидерства. Первый этап процесса обновления обычно заканчивается в никуда, пока достаточное количество настоящих лидеров не будет продвинуто или назначено на руководящие должности.

Преобразования часто начинаются и начинаются хорошо, когда в организации появляется новый руководитель, который является хорошим лидером и видит необходимость в серьезных изменениях.Если целью обновления является вся компания, главный исполнительный директор является ключевым. Если в подразделении необходимы изменения, ключевую роль играет генеральный менеджер подразделения. Когда эти люди не являются новыми лидерами, великими лидерами или сменой чемпионов, первая фаза может стать огромной проблемой.

Плохие бизнес-результаты - это одновременно и благословение, и проклятие на первом этапе. С другой стороны, потеря денег привлекает внимание людей. Но это также дает меньше места для маневрирования. При хороших бизнес-результатах все наоборот: убедить людей в необходимости перемен намного сложнее, но у вас есть больше ресурсов, чтобы помочь внести изменения.

Но независимо от того, является ли отправной точкой хорошие результаты или плохие, в более успешных случаях, свидетелем которых я был, отдельный человек или группа всегда способствует откровенному обсуждению потенциально неприятных фактов: о новой конкуренции, сокращении прибыли, уменьшении доли рынка, неизменной прибыли, отсутствие роста доходов или другие соответствующие показатели снижения конкурентоспособности. Поскольку кажется, что существует почти универсальная человеческая тенденция стрелять в носителя плохих новостей, особенно если глава организации не является сторонником изменений, руководители в этих компаниях часто полагаются на посторонних, чтобы донести нежелательную информацию.В этом отношении могут быть полезны аналитики, клиенты и консультанты с Уолл-стрит. Цель всей этой деятельности, по словам одного бывшего генерального директора крупной европейской компании, состоит в том, чтобы «сделать статус-кво более опасным, чем выход в неизвестность».

В некоторых наиболее успешных случаях группа создала кризис. Один генеральный директор намеренно спровоцировал крупнейшую бухгалтерскую потерю в истории компании, создав при этом огромное давление со стороны Уолл-Стрит. Президент одного из подразделений заказал первое в истории исследование степени удовлетворенности клиентов, прекрасно зная, что результаты будут ужасными.Затем он обнародовал эти результаты. На первый взгляд такие действия могут показаться чрезмерно рискованными. Но есть также риск сыграть слишком осторожно: когда уровень срочности недостаточно повышен, процесс трансформации не может быть успешным и долгосрочное будущее организации оказывается под угрозой.

Один главный исполнительный директор намеренно спровоцировал крупнейшую бухгалтерскую потерю в истории компании.

Когда уровень срочности достаточно высок? Исходя из того, что я видел, ответ заключается в том, что около 75% руководства компании искренне убеждены в том, что обычное ведение дел совершенно неприемлемо.Что-либо меньшее может вызвать очень серьезные проблемы позже в этом процессе.

Ошибка № 2: недостаточно мощная руководящая коалиция.

Крупные программы обновления часто начинаются всего с одного или двух человек. В случае успешной трансформации коалиция лидеров растет и со временем разрастается. Но всякий раз, когда некоторая минимальная масса не достигается на начальном этапе, ничего стоящего не происходит.

Часто говорят, что серьезные изменения невозможны, если глава организации не является активным сторонником. То, о чем я говорю, выходит далеко за рамки этого. В случае успешных преобразований председатель или президент или генеральный менеджер подразделения, а также еще 5, 15 или 50 человек собираются вместе и формируют общую приверженность отличной работе через обновление. По моему опыту, в эту группу никогда не входят все высшие руководители компании, потому что некоторые люди просто не соглашаются, по крайней мере, сначала. Но в наиболее успешных случаях коалиция всегда довольно сильна - с точки зрения титулов, информации и опыта, репутации и отношений.

И в малых, и в крупных организациях успешная руководящая группа может состоять всего из трех-пяти человек в течение первого года работы по обновлению. Но в крупных компаниях коалиция должна вырасти до диапазона от 20 до 50, прежде чем можно будет добиться значительного прогресса на третьем этапе и далее. Старшие менеджеры всегда составляют ядро ​​группы. Но иногда можно встретить членов совета директоров, представителя ключевого клиента или даже влиятельного профсоюзного лидера.

Поскольку руководящая коалиция включает членов, не входящих в состав высшего руководства, она по определению имеет тенденцию действовать вне обычной иерархии.Это может быть неудобно, но очевидно, что это необходимо. Если бы существующая иерархия работала хорошо, не было бы необходимости в серьезной трансформации. Но поскольку нынешняя система не работает, реформа обычно требует действий, выходящих за рамки формальных границ, ожиданий и протоколов.

Чувство безотлагательности в управленческих рядах чрезвычайно помогает в создании руководящей коалиции. Но обычно требуется больше. Кому-то нужно собрать этих людей вместе, помочь им выработать общую оценку проблем и возможностей своей компании и создать минимальный уровень доверия и общения.Выездные ретриты на два или три дня - одно из популярных средств выполнения этой задачи. Я видел, как многие группы от 5 до 35 руководителей посещали серию таких ретритов в течение нескольких месяцев.

Компании, потерпевшие неудачу на втором этапе, обычно недооценивают трудности проведения изменений и, следовательно, важность сильной руководящей коалиции. Иногда у них нет опыта совместной работы наверху, и поэтому они недооценивают важность такого типа коалиции. Иногда они ожидают, что команду возглавит руководитель отдела кадров, отдела качества или стратегического планирования, а не ключевой линейный менеджер.Независимо от того, насколько способным или целеустремленным руководитель персонала, группы без сильного линейного руководства никогда не добьются необходимой власти.

Усилия, которые не имеют достаточно мощной руководящей коалиции, могут на какое-то время привести к очевидному прогрессу. Но рано или поздно оппозиция объединяется и останавливает перемены.

Ошибка № 3: Отсутствие зрения

В каждой успешной трансформации, которую я видел, руководящая коалиция создает картину будущего, которую относительно легко передать и которая нравится клиентам, акционерам и сотрудникам.Видение всегда выходит за рамки цифр, которые обычно встречаются в пятилетних планах. Видение говорит то, что помогает прояснить направление, в котором должна двигаться организация. Иногда первый набросок приходит в основном от одного человека. Обычно это немного размыто, по крайней мере, изначально. Но после того, как коалиция проработает над этим 3, 5 или даже 12 месяцев, благодаря их жесткому аналитическому мышлению и небольшому мечтанию появляется что-то гораздо лучшее. В конце концов, стратегия для достижения этого видения также разрабатывается.

Видение говорит то, что проясняет направление, в котором должна двигаться организация.

В одной европейской компании среднего размера первый этап видения содержал две трети основных идей, которые были в конечном продукте. Концепция глобального охвата была в первоначальной версии с самого начала. Так была идея стать выдающимся в определенных сферах бизнеса. Но одна центральная идея в окончательной версии - отказ от деятельности с низкой добавленной стоимостью - возникла только после серии обсуждений в течение нескольких месяцев.

Без разумного видения усилия по трансформации могут легко раствориться в списке запутанных и несовместимых проектов, которые могут привести организацию в неверном направлении или вообще в никуда. Без продуманного видения проект реинжиниринга в бухгалтерском отделе, новая комплексная оценка эффективности со стороны отдела кадров, заводская программа качества, проект изменения культуры в отделе продаж не принесут значимого результата.

В неудачных трансформациях часто встречается множество планов, директив и программ, но нет видения.В одном случае компания раздала ноутбуки толщиной в четыре дюйма с описанием своих усилий по внесению изменений. С умопомрачительными деталями в книгах прописаны процедуры, цели, методы и сроки. Но нигде не было четкого и убедительного заявления о том, к чему все это привело. Неудивительно, что большинство сотрудников, с которыми я разговаривал, были либо сбиты с толку, либо отчуждены. Большие толстые книги не объединяли их и не вдохновляли на перемены. Фактически, они, вероятно, оказали прямо противоположный эффект.

В нескольких менее успешных случаях, которые я видел, у руководства было чувство направления, но оно было слишком сложным или расплывчатым, чтобы быть полезным. Недавно я попросил одного из руководителей компании среднего размера описать его видение и получил взамен трудную для понимания 30-минутную лекцию. В его ответе были похоронены основные элементы звукового видения. Но они были похоронены - глубоко.

Полезное эмпирическое правило: если вы не можете передать кому-то свое видение за пять минут или меньше и получить реакцию, означающую как понимание, так и интерес, значит, вы еще не закончили этот этап процесса трансформации.

Ошибка №4: Недопонимание видения в десять раз

Я видел три модели общения, все очень распространенные.В первом случае группа действительно развивает довольно хорошее видение трансформации, а затем переходит к его передаче, проводя одно собрание или рассылая одно сообщение. Используя около 0,0001% ежегодного внутрикорпоративного общения, группа удивлена ​​тем, что мало кто понимает новый подход. Во втором случае глава организации тратит значительное количество времени на выступления перед группами сотрудников, но большинство людей все еще не понимают этого (что неудивительно, поскольку видение захватывает только. 0005% от общего годового обмена). В третьем варианте гораздо больше усилий уходит на информационные бюллетени и выступления, но некоторые очень заметные руководители высшего звена по-прежнему ведут себя не так, как это видение. В результате цинизм среди солдат растет, а вера в общение падает.

Преобразование невозможно, если сотни или тысячи людей не захотят помочь, часто вплоть до краткосрочных жертв. Сотрудники не будут приносить жертвы, даже если они недовольны статус-кво, если только они не верят, что полезные изменения возможны.Без надежной связи, а ее много, сердца и умы солдат никогда не будут захвачены.

Этот четвертый этап является особенно сложным, если краткосрочные жертвы включают потерю рабочих мест. Когда сокращение является частью видения, добиться понимания и поддержки непросто. По этой причине успешное видение обычно включает новые возможности роста и обязательство справедливо относиться к любому уволенному.

Руководители, которые хорошо общаются, включают сообщения в свою почасовую деятельность. В рутинном обсуждении бизнес-проблемы они говорят о том, как предлагаемые решения подходят (или не вписываются) в общую картину. При регулярной служебной аттестации они говорят о том, как поведение сотрудника помогает или подрывает видение. При анализе квартальных результатов деятельности подразделения они говорят не только о цифрах, но и о том, как руководители подразделения вносят свой вклад в преобразование. В рутинных вопросах и ответах с сотрудниками на предприятии они связывают свои ответы с целями обновления.

В более успешных усилиях по трансформации руководители используют все существующие каналы связи для распространения своего видения. Они превращают скучные и непрочитанные информационные бюллетени компании в живые статьи о видении. Они проводят ритуальные и утомительные ежеквартальные собрания руководства и превращают их в увлекательные обсуждения трансформации. Они отбрасывают большую часть общего управленческого образования компании и заменяют его курсами, посвященными бизнес-проблемам и новому видению. Руководящий принцип прост: используйте все возможные каналы, особенно те, которые тратятся на несущественную информацию.

Возможно, даже более важно то, что большинство руководителей, которых я знал в успешных случаях серьезных изменений, учатся «вести разговор». Они сознательно пытаются стать живым символом новой корпоративной культуры. Часто это бывает непросто. 60-летний руководитель завода, который более 40 лет уделял мало времени размышлениям о клиентах, не станет внезапно вести себя ориентированным на клиента образом. Но я был свидетелем того, как изменился именно такой человек, и очень сильно изменился. В этом случае помогала высокая степень срочности.Помогло и то, что этот человек был частью руководящей коалиции и команды по созданию видения. То же самое и со всем общением, которое постоянно напоминало ему о желаемом поведении, и со всеми отзывами его сверстников и подчиненных, которые помогали ему видеть, когда он не участвует в таком поведении.

Общение приходит как на словах, так и на деле, и последние часто являются наиболее мощной формой. Ничто не подрывает изменения больше, чем поведение важных людей, противоречащее их словам.

Ошибка № 5: Не устранять препятствия на пути к новому видению

Успешные преобразования начинают вовлекать большое количество людей по мере продвижения процесса. У сотрудников появляется смелость пробовать новые подходы, разрабатывать новые идеи и обеспечивать лидерство. Единственное ограничение заключается в том, что действия соответствуют широким параметрам общего видения. Чем больше людей привлечено, тем лучше результат.

В некоторой степени руководящая коалиция дает возможность другим действовать, просто успешно сообщая о новом направлении.Но одного общения никогда не бывает достаточно. Обновление также требует устранения препятствий. Слишком часто сотрудник понимает новое видение и хочет помочь в его реализации. Но похоже, что слон преграждает путь. В некоторых случаях слон находится в голове человека, и задача состоит в том, чтобы убедить человека в отсутствии внешних препятствий. Но в большинстве случаев блокираторы вполне реальны.

Иногда препятствием является организационная структура: узкие категории должностей могут серьезно подорвать усилия по повышению производительности или даже затруднить мысли о клиентах.Иногда системы компенсации или служебной аттестации заставляют людей выбирать между новым видением и собственными интересами. Возможно, хуже всего - руководители, которые отказываются меняться и предъявляют требования, несовместимые с общими усилиями.

Хуже всего - руководители, которые отказываются меняться и предъявляют требования, несовместимые с общими усилиями.

Одна компания начала процесс трансформации с широкой огласки и фактически добилась значительных успехов на четвертом этапе.Затем усилия по внесению изменений были остановлены, потому что руководителю крупнейшего подразделения компании было разрешено подорвать большинство новых инициатив. Он на словах поддержал процесс, но не изменил своего поведения и не побудил своих менеджеров к изменениям. Он не поощрял нетрадиционные идеи, к которым призывала его видение. Он позволил системам управления персоналом остаться нетронутыми, даже если они явно не соответствовали новым идеалам. Я думаю, что мотивы офицера были сложными. В некоторой степени он не верил, что компания нуждается в серьезных изменениях.В какой-то степени все перемены лично ему угрожали. В какой-то степени он боялся, что не сможет произвести ни изменения, ни ожидаемую операционную прибыль. Но, несмотря на то, что они поддержали усилия по обновлению, другие офицеры практически ничего не сделали, чтобы остановить одного блокирующего. И снова причины были комплексными. Компания никогда не сталкивалась с подобными проблемами. Некоторые боялись офицера. Генеральный директор был обеспокоен тем, что может потерять талантливого руководителя. Чистый результат был плачевным.Менеджеры более низкого уровня пришли к выводу, что высшее руководство солгало им об их стремлении к обновлению, цинизм вырос, и все усилия провалились.

В первой половине трансформации ни у одной организации нет импульса, силы или времени, чтобы избавиться от всех препятствий. Но с большими надо бороться и устранять. Если блокирующим является человек, важно, чтобы с ним или с ней обращались справедливо и в соответствии с новым видением. Но действия необходимы как для расширения прав и возможностей других, так и для поддержания доверия к усилиям по изменению в целом.

Ошибка № 6: Несистематическое планирование и создание краткосрочных побед

Настоящая трансформация требует времени, и усилия по обновлению рискуют потерять импульс, если нет краткосрочных целей, которые нужно достичь и отпраздновать. Большинство людей не пойдут в долгий путь, если в течение 12–24 месяцев не увидят убедительных доказательств того, что этот путь дает ожидаемые результаты. Без краткосрочных побед слишком много людей сдаются или активно присоединяются к тем людям, которые сопротивлялись переменам.

Через 1-2 года после успешной трансформации вы обнаруживаете, что качество начинает повышаться по определенным индексам или прекращается снижение чистой прибыли. Вы обнаружите несколько успешных выводов на рынок новых продуктов или увеличение доли рынка. Вы обнаружите впечатляющее повышение производительности или статистически более высокий рейтинг удовлетворенности клиентов. Но в любом случае выигрыш однозначен. Результат - не просто суждение, которое могут не принимать во внимание те, кто выступает против изменений.

Создание краткосрочных побед отличается от надежды на краткосрочные победы.Последний пассивен, первый активен. При успешной трансформации менеджеры активно ищут способы добиться явного улучшения производительности, установить цели в системе годового планирования, достичь целей и вознаградить вовлеченных людей признанием, продвижением по службе и даже деньгами. Например, руководящая коалиция в американской производственной компании произвела заметный и успешный выпуск нового продукта примерно через 20 месяцев после начала усилий по обновлению. Новый продукт был выбран примерно через полгода, потому что он отвечал нескольким критериям: его можно было спроектировать и запустить в относительно короткий период; с этим могла справиться небольшая группа людей, преданных новому видению; у него был потенциал роста; а новая группа по разработке продуктов могла без практических проблем работать за пределами установленной структурой подразделения.Мало что было оставлено на волю случая, и эта победа повысила доверие к процессу продления.

Менеджеры часто жалуются на то, что их заставляют добиваться краткосрочных побед, но я обнаружил, что давление может быть полезным элементом в усилиях по изменениям. Когда людям становится ясно, что серьезные изменения потребуют много времени, уровень срочности может снизиться. Обязательства по достижению краткосрочных результатов помогают поддерживать уровень срочности и заставляют детальное аналитическое мышление, которое может прояснить или пересмотреть видения.

Ошибка № 7: объявление победы слишком скоро

После нескольких лет напряженной работы, менеджеры могут возникнуть соблазн объявить победу с первым явным улучшением производительности.Празднование победы - это нормально, но объявление выигранной войны может иметь катастрофические последствия. До тех пор, пока изменения не глубоко войдут в культуру компании, а это может занять от пяти до десяти лет, новые подходы хрупки и подвержены регрессу.

В недавнем прошлом я наблюдал, как дюжина попыток внесения изменений работала в рамках темы реинжиниринга. Во всех случаях, кроме двух, была объявлена ​​победа, и дорогостоящие консультанты были оплачены и благодарили, когда первый крупный проект был завершен через два-три года.Еще через два года внесенные полезные изменения постепенно исчезли. В двух из десяти случаев сегодня сложно найти какие-либо следы реинжиниринга.

За последние 20 лет я видел, как то же самое происходило с крупными качественными проектами, усилиями по организационному развитию и многим другим. Как правило, проблемы начинаются на раннем этапе процесса: уровень срочности недостаточно высок, руководящая коалиция недостаточно сильна, а видение недостаточно ясное. Но это преждевременное празднование победы убивает импульс.И тогда на смену приходят могущественные силы, связанные с традициями.

По иронии судьбы, зачастую преждевременное празднование победы порождает комбинация инициаторов изменений и резисторов изменений. В своем энтузиазме по поводу явного прогресса инициаторы переусердствовали. Затем к ним присоединяются резисторы, которые быстро обнаруживают любую возможность остановить изменение. После окончания празднования сопротивляющиеся указывают на победу как на знак того, что война выиграна и войска должны быть отправлены домой.Усталые войска позволяют убедиться, что они победили. Вернувшись домой, пехотинцы не хотят снова подниматься на корабли. Вскоре после этого изменения прекращаются, и традиции возвращаются.

Эта статья также встречается в:

Вместо того, чтобы провозглашать победу, лидеры успешных усилий используют доверие, предоставляемое краткосрочными победами, для решения еще более серьезных проблем. Они стремятся к системам и структурам, которые не согласуются с видением трансформации и с которыми ранее не сталкивались.Они уделяют большое внимание тому, кого продвигают, кого нанимают и как развивают людей. Они включают в себя новые проекты реинжиниринга, которые даже больше, чем первоначальные. Они понимают, что на обновление уходят не месяцы, а годы. Фактически, в ходе одной из самых успешных трансформаций, которые я когда-либо видел, мы подсчитали количество изменений, происходящих каждый год в течение семилетнего периода. По шкале от одного (низкий) до десяти (высокий) первый год получил два, второй год - четыре, третий год - три, четвертый год - семь, пятый год - восемь, шестой год - четыре, а седьмой год - два. .Пик пришелся на пятый год, спустя 36 месяцев после первой серии видимых побед.

Ошибка № 8: не закрепление изменений в корпоративной культуре

В конечном счете, изменения застывают, когда они становятся «нашими привычками», когда они проникают в кровоток корпоративного тела. До тех пор, пока новое поведение не будет основано на социальных нормах и общих ценностях, оно подвергнется деградации, как только исчезнет необходимость перемен.

Два фактора особенно важны для институционализации изменений в корпоративной культуре.Первый - это сознательная попытка показать людям, как новые подходы, модели поведения и отношения помогли повысить производительность. Когда люди оставляют людей наедине с собой, они иногда создают очень неточные ссылки. Например, поскольку результаты улучшились, пока харизматичный Гарри был начальником, войска связывают его в основном идиосинкразический стиль с этими результатами вместо того, чтобы видеть, как их собственное улучшение обслуживания клиентов и продуктивность сыграли важную роль. Чтобы помочь людям увидеть правильные связи, необходимо общение.Действительно, одна компания была безжалостной, и это очень хорошо окупалось. На каждом крупном собрании руководства время тратилось на обсуждение причин роста производительности. В корпоративной газете появлялась статья за статьей, показывающая, как изменения увеличили прибыль.

Второй фактор - достаточно времени, чтобы убедиться, что следующее поколение топ-менеджмента действительно олицетворяет новый подход. Если требования к продвижению не меняются, продление длится редко. Одно неверное решение преемственности в верхней части организации может подорвать десятилетие напряженной работы.Неудачные решения о преемственности возможны, когда советы директоров не являются неотъемлемой частью усилий по обновлению. По крайней мере в трех случаях, которые я видел, поборником перемен был уходящий на пенсию руководитель, и хотя его преемник не был противником, он не был сторонником перемен. Поскольку правление не понимало в деталях преобразований, они не могли видеть, что их выбор не подходит. В одном случае уходящий на пенсию руководитель безуспешно пытался уговорить свой совет директоров сделать менее опытного кандидата, который лучше олицетворял бы преобразование.В двух других случаях генеральные директора не сопротивлялись выбору совета директоров, поскольку считали, что преобразование не может быть отменено их преемниками. Они были не правы. В течение двух лет в обеих компаниях начали исчезать признаки обновления. • • •

Люди делают еще больше ошибок, но эти восемь - самые большие. Я понимаю, что в короткой статье все звучит слишком упрощенно. В действительности, даже успешные усилия по изменению беспорядочные и полны сюрпризов.Но так же, как требуется относительно простое видение, чтобы вести людей через серьезные изменения, так и видение процесса изменений может снизить частоту ошибок. А меньшее количество ошибок может означать разницу между успехом и неудачей.

Что на самом деле означают ваши сны: Символы сновидений, толкование и причины

Оказывается, сон, в котором вы падаете с неба и просыпаетесь, довольно обычен.

Getty Images

У всех нас есть сны, помните вы их или нет. Сны могут быть приятными, счастливыми, пугающими, разочаровывающими, успокаивающими, скучными, причудливыми или совершенно неловкими. (Кому-нибудь еще снилось, что вы стоите обнаженным перед толпой?)

Каждую ночь вы можете видеть от одного до пяти или шести снов, в зависимости от того, как долго вы спите и сколько циклов быстрого движения глаз (REM) вы переживаете - но вы можете вспомнить только самые яркие сны или сны, которые повторяются неоднократно.

Подробнее: 8 продуктов от храпа

Если вы когда-либо просыпались от особенно тревожного или диковинного сна, вы можете задаться вопросом, почему вам снятся вещи, которые вам снятся. К сожалению - но не удивительно - ученые не могут придать каждому сну особое значение. Сновидец должен определить, что означают его сонные подсознательные мини-фильмы, и вы можете начать анализировать свой с помощью трех экспертов по сну из этого руководства по сновидениям.

Сейчас играет: Смотри: Сделайте эти 8 вещей, чтобы лучше спать сегодня вечером

2:38

Какие именно сны?

Проще говоря, «Сны - это мысли, образы, ощущения, а иногда и звуки, которые возникают во время сна», - сказал CNET Алан Курас, LCSW в Westmed Medical Group.

Нет окончательных доказательств того, из чего состоят сновидения, но общепринято, что сны представляют собой совокупность мыслей, борьбы, эмоций, событий, людей, мест и символов, которые имеют какое-то отношение к сновидцу.

Самые яркие сны обычно происходят во время быстрого сна, хотя вы можете видеть сны и во время других стадий сна.

Почему мы мечтаем?

Сны могут служить нескольким целям, включая формирование памяти.

Getty Images

По словам Кураса, существует множество теорий о функции сновидений.«Похоже, они помогают в формировании памяти, интеграции, решении проблем и консолидации идей как о нас самих, так и о мире», - добавив, что нейробиологи обнаружили, что сны также помогают в обработке информации и регулировании настроения.

Хотя ученые многое знают о том, что происходит с физиологической точки зрения, когда люди видят сны, еще многое предстоит изучить о том, что происходит психологически. Например, исследователи знают, что людям с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) часто снятся кошмары.Но людям без посттравматического стрессового расстройства тоже снятся кошмары, поэтому нельзя сказать, что кошмары всегда сопровождают психологические состояния.

Одна из общепринятых концепций заключается в том, что сновидения - это высокоэмоциональный процесс, потому что миндалевидное тело - эмоциональный центр в вашем мозгу - является одной из областей вашего мозга, наиболее активных во время сна, согласно исследованиям нейровизуализации.

Почему некоторые люди забывают свои мечты?

Если вы один из тех людей, которые «не мечтают», вы, вероятно, просто их забываете.

Getty Images

Отчасти это биологическое явление, говорит Курас, поскольку нейротрансмиттеры, формирующие память, менее активны во время сна, а забывчивость во сне также, по-видимому, связана с уровнем электрической активности мозга во время сна.

Вдобавок, это может иметь какое-то отношение к содержанию ваших снов, говорит Курас: Ранняя психоаналитическая теория предполагала, что сложная или травмирующая информация в сновидениях подавляется, и сновидец с меньшей вероятностью будет извлекать или анализировать ее.

Доктор Меир Крайгер, доктор медицины сна в Йельской медицине, говорит CNET, что большинство людей вспоминают свои сны, когда они просыпаются посреди сна или в первые несколько мгновений после того, как сон закончился. Но загвоздка в том, что воспоминание длится недолго - если вы не записываете его или не повторяете в голове снова и снова, велика вероятность, что вы забудете сон. По словам доктора Крайгера, на самом деле скорее всего сны забывают, чем запоминают.

Когда просыпаешься, тоже имеет значение. Исследования показали, что люди, которые просыпаются во время быстрого сна, сообщают о более ярких и подробных сновидениях, тогда как люди, которые просыпаются во время медленного сна, сообщают о меньшем количестве сновидений, без сновидений или сновидений, не имеющих большого значения.

Что означают сны?

Значения снов - в основном предположения, но важно то, как ваши сны связаны с вашей собственной жизнью.

Getty Images

На протяжении всей истории разные культуры приписывали сновидениям значение и важность, хотя существует мало научных доказательств того, что сновидения имеют определенное значение, говорит Курас: «Никто еще не определил с точностью, что означают сны или образы во сне.То, что сны являются важными индикаторами подсознания человека, является основным предположением в различных культурах, но по-разному ».

Доктор Крайгер говорит, что сны« в основном являются спекуляциями с точки зрения конкретных значений ». Среди ученых, продолжает он: Есть два основных направления мысли: во-первых, каждая часть сновидения имеет определенное значение, а во-вторых, что сны совершенно спонтанные и ничего не значат.

Первый ход мыслей можно приписать Зигмунду Фрейду, который признан первым человеком, придавшим сновидениям окончательное значение - например, сон о короле и королеве на самом деле означает, что вы мечтаете о своих матери и отце, доктор.Крайгер говорит.

Хотя психоанализ сновидений, возможно, начался только в прошлом веке или двух, люди изучали сновидения гораздо дольше: по словам доктора Крайгера, Аристотель писал о сновидениях еще в 325 году до нашей эры.

Лаури Куинн Лёвенберг, профессиональный аналитик сновидений, говорит, что проблема получения доказательств по всем направлениям «в том, что сны и их значения очень личные, потому что они основаны на личном жизненном опыте человека».

Кроме того, нейробиология, как правило, фокусируется на функции сновидения (например, сохранении памяти), а не на «сравнительном анализе между образами во сне и содержанием предыдущего дня, как я подхожу к анализу сновидений», - говорит Лёвенберг.

Тем не менее, некоторые сны действительно имеют значение, связанное с ними, хотя бы по той причине, что они имеют значение для многих людей. Ниже д-р Крайгер, Курас и Лёвенберг обсуждают значения общих снов и символов в сновидениях.

Что значит видеть во сне вода, ветер и огонь?

Сны о воде, ветре или огне могут дать некоторое представление о ваших эмоциях.

Getty Images

Хотя нет достоверных доказательств того, что элементы имеют определенное значение - это в основном предположения, доктор.Крайгер говорит - есть некоторые ассоциации, которые кажутся обычными.

Считается, что вода символизирует эмоции, говорит Лёвенберг, а разные типы воды могут имитировать разные эмоции. Например, мутная вода может символизировать печаль, приливные волны - подавление, а чистая вода - эмоциональную ясность.

Пожар, по словам Левенберга, чаще всего приравнивается к гневу или огорчению, в то время как ветер может означать неизбежные изменения или изменения, которые вы переживаете в настоящее время.

«Что касается этих общепринятых значений, все, что действительно важно, - это то, что подходит мечтателю», - говорит Лёвенберг.Она объясняет, что хотя многие символы имеют общее значение, подходящее для большинства людей и обычных ситуаций, вы должны учитывать свои личные ассоциации с символами.

Эти приспособления для сна намного страннее, чем считать овец

Посмотреть все фото

Что значит видеть во сне смерть?

Др.Крайгер говорит, что очень часто снятся сны о смерти, особенно о смерти эмоционально близкого вам человека. Такие сны также принято интерпретировать как общение с мертвыми, что на самом деле неудивительно: «смерть оказывает такое сильное влияние на живых, что часто включается в содержание сновидений», - говорит он.

Лёвенберг говорит, что сон о смерти может означать конец чего-то в реальной жизни, и это не обязательно означает конец жизни.

«Видеть во сне собственную смерть - не предчувствие, а скорее отражение того, как вы приходите к пониманию того, что жизнь, как вы теперь знаете, подходит к концу», - говорит она, добавляя, что мечтать о ней нет ничего необычного. смерть во время переезда, отказа от курения или смены карьеры.

По словам Кураса, «все зависит от того, что эти образы значат для сновидца в контексте его жизни и проблем. Работа во сне - это во многом исследование чувств и смысла для сновидца и каким-то образом связано с« работой » управления жизнью и ее проблемами ".

Что означает, когда сны происходят в ночное время по сравнению с днем?

Сны в темноте, подобные этому, могут указывать на грусть или одиночество.

Getty Images

Как и элементы, нет никаких научных доказательств того, что тьма и свет имеют определенные значения, но многие мечтатели связывают каждое из них с определенным чувством, говорит Лёвенберг.Например, сны, происходящие в темноте, могут представлять неопределенность в реальной жизни - например, если вы «в неведении» о том, что происходит, и вам нужна дополнительная информация для принятия решения. Тьма также ассоциируется с грустью или одиночеством.

Сны, которые происходят днем, с другой стороны, могут ничего не значить для большинства людей. Но если вы обычно видите сны в темноте и внезапно видите дневные сны, это может означать, что проблема решена или вы вышли из периода печали.

Опять же, толкование снов - это почти полностью домыслы, и важно то, как вы соотносите свои сны со своей собственной жизнью.

Почему некоторые сны бывают обычными

Сны о полете - довольно распространенное явление.

Getty Images

Вам когда-нибудь снилось, что вы падаете и просыпаетесь? Если вы когда-либо обсуждали сказанный сон с другими людьми, есть большая вероятность, что кто-то еще вмешался, сказав: «Мне тоже приснился этот сон!».По словам Лёвнберга, сны о падении кажутся довольно обычным явлением, и это называется архетипом.

Архетип, по определению, - это «очень типичный пример определенного человека или предмета» (Оксфорд) - в применении к сновидениям архетип - это что-то, что означает «паттерны психики».

Другие распространенные сны, которые могут быть или не быть архетипами в зависимости от того, что происходит в вашей жизни в то время, когда вам снится сон, включают:

  • Опоздание на что-то важное.
  • Кто-то или что-то преследует вас.
  • Летающий.
  • Сны о сексуальных отношениях, которых не должно происходить в реальной жизни (например, когда вы или ваш партнер вступаете в отношения с кем-то другим).
  • Встреча с умершим.
  • Заблудиться.
  • Парализован или не может говорить.
  • Быть обнаженным или смущенным перед толпой.

Лёвенберг говорит, что эти сны настолько распространены, потому что они связаны с обычным поведением, действиями, мыслями и страхами.Например, многие - если не большинство - людей беспокоятся о том, чтобы опоздать на что-то важное, например, на рабочую презентацию или полет на самолете. Точно так же многие люди могут беспокоиться о том, что у их партнера роман, что может проявляться во сне.

Сны, в которых вы предстаете обнаженным или смущенным перед толпой, часто связаны с социальной тревогой, говорит Лёвенберг, или с беспокойством о том, как вас воспринимают другие.

Как толковать сны

Некоторые сны откровенно странные, и вам решать, как их толковать.

Getty Images

Поскольку, как упоминалось ранее, не существует твердых доказательств значения снов, вы должны интерпретировать свои сны так, чтобы они имели для вас смысл.

«Определение того, что передают сны, зависит от человека и текущей ситуации, - говорит Курас, - поэтому то, что человек переживает, с какими проблемами он сталкивается и какие психологические изменения происходят, будет определять значение в каждом случае.«

Сновидения - это мыслительный процесс, - повторяет Лёвнберг.« Наши сны, те странные маленькие истории, которые мы переживаем каждую ночь, пока спим, на самом деле являются нашими подсознательными мыслями », - говорит она.« Они являются продолжением нашего потока сознания из день ».

Но во время сна, вместо того, чтобы говорить с собой словами, вы говорите с самим собой с помощью символов, метафор и эмоций, говорит Лёвенберг. Изменение языка происходит потому, что ваш мозг во время быстрого сна работает иначе: в частности, префронтальная кора головного мозга или центр принятия решений вашего мозга менее активна или неактивна, в то время как миндалина, эмоциональный центр вашего мозга, очень активна.

Вот почему сны могут быть такими пугающими или разочаровывающими и включать в себя события, которые не должны или не должны происходить в реальной жизни.

«Короче говоря, - говорит Лёвенберг, - сны - это разговор с самим собой о себе, но на гораздо более глубоком, подсознательном уровне».

Информация, содержащаяся в этой статье, предназначена только для образовательных и информационных целей и не предназначена для здоровья или медицинского совета.Всегда консультируйтесь с врачом или другим квалифицированным поставщиком медицинских услуг по любым вопросам, которые могут у вас возникнуть относительно состояния здоровья или целей здоровья.

At Home готовится к открытию нового магазина на севере Сан-Хосе

SAN JOSE - Розничный продавец предметов домашнего обихода At Home открывает новый магазин на севере Сан-Хосе на месте закрытой ставнями участка по ремонту дома Lowe’s.

Новый магазин - первый в районе залива для торговца - планируется открыть в конце этого месяца, сообщает At Home.

At Home заявляет, что возобновляет расширение после перерыва в 2020 году из-за экономической неопределенности, вызванной коронавирусом.

Магазин домашнего декора At Home открывается в бывшем хозяйственном магазине Lowes на 750 Newhall Drive на севере Сан-Хосе. Джордж Авалос / Bay Area News Group

Незадолго до открытия нового магазина домашнего декора в Сан-Хосе, At Home недавно открыла магазины в штатах Нью-Йорк, Нью-Джерси и Колорадо.

«Мы очень рады продолжить реализацию нашего долгосрочного потенциала по эксплуатации более 600 магазинов в США.S. », - сказал Ли Берд, главный исполнительный директор At Home.

Новый магазин

At Home в Сан-Хосе находится по адресу 750 Newhall Drive в торговом центре Coleman Landings, недалеко от аэропорта города и футбольного стадиона Earthquakes.

Компания At Home, расположенная в Техасе, сдала магазин в субаренду компании Lowes Home Improvement, свидетельствуют документы на собственность округа Санта-Клара.

Согласно официальным документам, площадь магазина составляет 139 400 квадратных футов. Срок субаренды сразу не разглашается.

At Home планировал открыть магазин в Сан-Хосе в течение некоторого времени, но не сделал этого, пока бушевал коронавирус.В январе 2020 года компания At Home получила разрешение города Сан-Хосе на широкомасштабные работы по улучшению и реконструкции внутри здания магазина.

Работы по внутреннему строительству видны в здании, где At Home открывает магазин домашнего декора по адресу 750 Newhall Drive в Сан-Хосе, январь 2020 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *